Demilich's

Странствие проклятого короля

В одночасье величественный замок Тродайн обратился в руины, пав пред волшбою злобного Доулмагуса, придворного шута, оказавшегося весьма сведущим в магии. Заполучив древний скипетр, на протяжении многих поколений хранившийся в королевской сокровищнице, Доулмагус повелел терну объять твердыню, а на короля Трода и юную принцессу Медею, накануне обручившуюся с принцем Аргонии, наложил страшное проклятие. Так, монарх Тродайна оказался обращен в тролля, принцесса Медея же - в пегую лошадь.

Жители Тродайна бежали в ужасе... все, за исключением одного-единственного замкового стража, не оставившего своего заколдованного сюзерена в беде. Сей герой вывел Трода и Медею из города, когда на мосту, переброшенном через пропасть, путь им преградил суровый разбойник, Янгус. Грозно взмахнув секирой, он устремился к путникам, когда неожиданно доска под его ногой хрустнула... Герой едва успел вытащить его из пропасти, и Янгус убедил его в своей вечной и безоговорочной преданности. Так, пред путниками встал вопрос - где же искать предательского Доулмагуса?..

Трод предложил навестить восточный городок Фарбури, где проживает чародей Райлус, выступавший некогда наставником Доулмагуса. И Медея, ныне впряженная в повозку, угрюмо устремилась прочь от Тродайна; Трод восседал на козлах, предаваясь размышлениям о своей незавидной судьбе. Герой же и Янгус шагали по обе стороны от повозки, пребывая настороже: ведь теперь следует опасаться не только вездесущих монстров, но и людей, кои вполне могут атаковать зачарованного короля исключительно в силу инстинктивной ненависти к троллям и прочей нечисти.

...Однако стоило повозке, управляемой троллем, появиться в городских вратах Фарбури, как жители селения немедленно бросились навстречу, дабы побить монстра камнями. Пришлось герою и Янгусу выводить повозку за город, после чего возвращаться, надеясь, что в соседней рощице ни с королем, ни с дочерью его ничего не случится.

В городе только и говорили, что о недавнем пожаре, погиб в котором мастер Райлус. Вспоминали и о навестившем чародея накануне шуте. Между двумя разгорелся яростный спор, Райлус кричал, что сыт по горло выходками своего ученика!.. А затем случился пожар...

К герою за помощью обратилась девушка по имени Валентина, дочь провидца Калдераши. Дар предвидения передался и ей, и зрела она в видении, что Фарбури посетят два воина, сопровождающие маленького зеленого тролля. Валентина поведала, что некогда отец ее был великим провидцем, но что-то произошло с его хрустальным шаром... посему ныне Калдераши проводил все время в городском кабаке, пытаясь забыться в спиртном и не жалеть об утраченном даре.

Однако до Валентины дошел слух, что в пещере под водопадами недалече от города сокрыт истинный, магический шар, которым Калдераши вполне может воспользоваться для возобновления провидческой деятельности. Герои согласились помочь девушке; к тому же, как резонно заметил Трод, именно ясновидение может указать им на то, где следует искать нечестивца Доулмагуса.

Посему герой и Янгус немедленно выступили в направлении помянутой пещеры, и, спустившись в глубины ее, действительно лицезрели хрустальный шар, зависший в воздухе. Однако, как оказалось, артефакт хранил злобный тритон по имени Гейзер, затаивший обиду на Калдераши, ибо десять лет назад провидец швырнул шар в водопад... разбив им голову тритону.

Но герой и Янгус сумели выстоять в противостоянии с тритоном, посему тот велел им забирать хрустальный шар да убираться восвояси, что те не преминули сделать. Калдераши признался вернувшимся наемникам, что сам выбросил хрустальный шар, несмотря на то, что прорицание - его душа, его жизнь. Но грядущее, являющееся ему в видениях, не всегда приносит радость - часто зрел он смерть, страдания близких. И гибель настоящих родителей Валентины он тоже предсказал... посему и взял десять лет назад малышку к себе, ибо чувствовал ответственность за нее. Именно тогда и решил он покончить с предсказаниями...

Но сейчас, вновь обретя хрустальный шар, впервые за десятилетие Калдераши ощутил себя цельным. И отчетливо узрел он посредством артефакта, как Доулмагус убивает Райлуса... а после бежит на юг, минуя заставу... Неужто шут пытается устранить всех тех, кто знал его прежде? Или убийство наставника совершил он по иной причине?..

Покинув город, герой и Янгус поведали о словах прорицателя Троду, после чего немедленно устремились на юг, к деревушке Александрии. Застава Фарбури оказалась разрушена, врата сорваны с петель: похоже, Доулмагус куда-то сильно спешил и особо не церемонился с возникающими на пути препятствиями.

...Атмосфера страха, царящего в Александрии, ощущалась почти физически. Селяне с подозрением смотрели на приближающихся солдата и наемника, стараясь держаться подальше. На вопросы отвечали кратко, неохотно... Нет, шута здесь не видали, но события последних дней откровенно выбили мирян из колеи.

На протяжении многих лет Александрией правили добрые справедливые лорды, принадлежащие к роду Альберт. Но недавно в священной восточной башне был обнаружил труп Алистера Альберта, сына овдовевшей леди Розалинды. И теперь сестра покойного, Джессика, заперлась в своей комнате в семейном особняке, откуда не выходит уже несколько дней, несмотря на призывы к тому прибывшего в город Лорензо, именующего себя женихом Джессики, сыном канцлера богатого процветающего королевства.

Не ведая, повинен ли в случившемся Доулмагус, герой предложил Янгусу посетить особняк и побеседовать о произошедшем с помянутой Джессикой лично. Однако последняя тайно покинула селение, устремившись к восточной башне, дабы найти способ отомстить за брата неведомому убийце.

Поднявшись на вершину Башни Александры, герои заметили статую, в глазах которой сверкали алые рубины. Они осторожно приблизились... и были атакованы чародейкой, Джессикой, рассудившей, что убийцы ее брата вернулись за сокровищами. Но неожиданно под сводами башни разнесся голос Алистера, часть души которого осталась заключена в статуе. Дух юноши явил сестре, ровно как и герою с Янгусом видение, в котором, поднявшись на вершину башни, он узрел чужака в шутовских одеяниях, представившегося Доулмагусом. Обездвижив молодого воина заклинанием, чародей неспешно приблизился... после чего резко пронзил грудь Алистера скипетром. Смертельно раненый, юноша пал у подножья статуи Александры, а Доулмагус, обещав, что "смерть воина не будет напрасной", ликующе расхохотался...

Джессика извинилась перед героями за свое агрессию, а по возвращении в селение заявила матери, что отправляется по следу убийцы брата. Матрона неодобрительно поджала губы: неужто непутевая дочь ее хочет презреть семейные традиции и избрать для себя стезю ветреной искательницы приключений?.. Что ж, пусть будет так... но отныне Джессика - не дочь ей!..

Молодая чародейка лишь саркастически усмехнулась, после чего, провожаемая взглядами разъяренной матери и несостоявшегося жениха, устремилась к выходу из поместья; герой и Янгус следовали за нею.

Однако когда за частоколом Александрии они поспешили к Троду, дабы передать заколдованному королю последние новости, Джессика не стала дожидаться возвращения героев, а просто устремилась прочь, в направлении портового града с говорящим самим за себя названием "Перспектива". Оный также принадлежал семье Альберт, и именно сюда устремилась Джессика по следам Доулмагуса.

Когда Трод, Медея и их немногочисленная свита прибыли в порт, моряки только и судачили, что о человеке, шагавшем прямо по морю, и о глубинном чудовище, призванном им, дабы атаковать проплывающее мимо судно...

Герой, Янгус и Джессика убедили портового мастера, что выйдут в море и сразятся с монстром. Последним оказался гигантский спрут, разум коего подчинил зловредный шут, заставив атаковать все без исключения корабли, следующие к южному континенту.

К счастью, героям удалось сразить чудовище, и то, вновь обретя трезвость рассудка, извинилось за свое поведение, вновь вернулось в потаенные морские глубины. Капитан судна в благодарность за содеянное обещал доставить воинов в порт южного континента; вернувшись в Перспективу, дабы забрать Трода и Медею, герои вернулись на борт корабля, немедленно отчалившего от причала и взявшего курс на юг, к пристани Перегрин.

Во время плавания Трод колдовал над своим алхимическим Котелком - сокровенной реликвией, захваченной из разоренного королевства.

Прибыв на южный континент, герои покинули Перегрин, устремившись к южному аббатству Маелла, принадлежащему к трем священным обителям сего мира, в числе которых - священный остров Неос и Собор Савеллы. Здесь герои надеясь обратиться за помощью к мудрому аббату Франциско. Однако храмовники, стоящие на страже у врат аббатства, не пожелали пропустить странников внутрь, а капитан Марчелло, именующий себя "правой рукой аббата", велел им отправляться своей дорогой, благо у сей святой обители хватает и своих внутренних проблем.

Героям ничего не оставалось, как покинуть аббатство, продолжив путь на юг. Вскоре достигли они небольшого городка Простак; миряне поведали странникам, что десять лет назад лорд сих земель скончался, а его незаконнорожденный сын, Анжело, был отправлен на обучение в аббатство Маелла. Молодой храмовник частенько возвращался в родной град, предаваясь обильным возлияниям в таверне да перекидываясь в картишки с завсегдатаями.

Вот и сейчас Анжело сорвал приличный куш, но противник обвинил его в шулерстве... Очертя голову, Янгус бросился в бой, поверг мужчину наземь; в благодарность храмовник галантно расшаркался, не отрывая пронзительного взгляда от декольте Джессики, после чего протянул девушке перстень, пригласив навестить его в аббатстве.

...На следующее утро герои приняли решение вернуться в Маеллу, дабы вновь встретиться с Анжело. Последний, однако, подвергся наказанию за очередной дебош в Простаке; капитан Марчелло, старший брат Анжело, строго-настрого запретил непутевому храмовнику покидать аббатство, и объяснил, что наказанием за неповиновение станет исключение из ордена.

Анжело, однако, испытывал большое беспокойство за судьбу аббата Франциско, которого никто не видел уже несколько недель. Храмовники денно и нощно несли стражу у внутреннего святилища аббатства, в котором предположительно пребывал Франциско, никого не пропуская внутрь. Посему Анжело просил героев проследовать в сокровенное святилище через заброшенные тоннели, ведущие из руин старого аббатства, находящихся недалече, в холмах, всех обитателей которого убила чума. К тому же, он слышал о том, что в Маеллу проник таинственный шут, посему нужны быть готовым к любому повороту событий, даже самому непредвиденному...

Встревоженные, герои поспешили к руинам аббатства, единственными обитателями которого являлись ныне неупокоенные. Миновав подземные тоннели, герои обнаружили себя на островке, где высилось внутреннее святилище Маеллы.

Здесь герои у ужасу своему обнаружили израненных храмовников, должных охранять святейшего аббата. Последние поведали, что содеял сие безумный шут, устремившийся в покои Франциско. Вбежав в комнату последнего, герой, Янгус и Джессика лицезрели аббата, мирно почивающего в своей постели... и Доулмагуса, парящего в воздухе над нею. Безумно осклабившись, шут исчез... а в следующее мгновение в покои ворвались храмовники, ведомые капитаном Марчелло. Последний вознамерился немедленно арестовать несостоявшихся убийц аббата, но Франциско заверял его, что ночные визитеры его чисты сердцем.

Хмыкнув, Марчелло приказал стражам доставить тройку чужаков к нему в кабинет, для допроса. Капитан подозревал, что те оказались в святая святых аббатства благодаря легкомысленности Анжело, но тот отрицал всякую причастность к нынешним событиям.

Тем временем храмовники обнаружили заколдованного Трода неподалеку от Маеллы и, схватив маленького тролля, бесцеремонно препроводили его пред очи своего капитана. Марчелло пришел к выводу, что троица действовала заодно с сим монстром, вознамерившись убить аббата; посему повелел стражам бросить всех без исключения пленников в темницу, намекнув, что с утра их ждет пыточная.

Ночью, однако, пленников посетил Анжело. Загодя подсыпав стражником сонного зелья в пищу, он с легкостью умыкнул ключи от камеры, и, отворив оную, велел четверке следовать за ним. Молодой храмовник провел зачарованного короля и его разношерстную свиту через тайный подземный тоннель, проходящий под аббатством. Выбравшись наружу, Трод первым делом поспешил к лагерю, где оставалась впряженная в повозку Медея; Анжело же, простившись с героями, вознамерился вернуться в аббатство, но замер в ужас, заметив вознесшееся над Маеллой алое марево пожара. Неужто зловещий шут вернулся вновь?..

Анжело бросился к аббатству, надеясь успеть спасти Франциско, которому, вне всяких сомнений, угрожает опасность; герой, Янгус и Джессика следовали за ним по пятам. Во внутреннем святилище лицезрели они капитана Марчелло, закрывающего телом своим аббата Франциско... и зависшего в воздухе пред ними Доулмагуса. Похоже, шут вернулся, дабы закончить задуманное!..

Анжело метнулся вперед, но Доулмагус заклинанием отбросил в сторону и его, и Марчелло, после чего пронзил скипетром тело аббата. Тот замертво рухнул наземь, а скипетр объяло колдовское сияние, будто заряжался он магической силой. Одобрительно хмыкнув, шут заявил, что его дела здесь закончены и, издевательски поклонившись требующему расколдовать его Троду, вылетел через разбитое окно под куполом святилища.

Наутро состоялись похороны аббата Франциско, и, казалось, само небо оплакивало праведного служителя богини, ибо проливной дождь лил до самого рассвета следующего дня. Призвав к себе героев, Марчелло - новый аббат Маеллы - извинился перед ними за прежние подозрения, после чего постановил, что необходимо как можно скорее изловить дьявольского шута и положить конец его злодеяниям. Посему в сопровождение короля Трода и остальных он отряжал молодого Анжело.

...И герои выступили в далекие восточные земли, распростерлось на которых королевство Асканта. По пути Анжело то и дело возвращался мыслями к покойному аббату, заменившему ему отца. Когда его родители-аристократы скончались, мальчуган обнаружил, что остался без семьи и без денег. Посему ему не оставалось ничего иного, как следовать в аббатство Маелла. Здесь он впервые повстречал Марчелло, молодого послушника, приходящегося ему сводным братом от отцу, имевшему интрижку с горничной. И теперь Марчелло не обрадовался, когда в стенах священной обители появился его братец. Но аббат Франчиско постановил, что Анжело останется в Маелле, и Марчелло не оставалось ничего иного, как смириться с сим решением. К сводному брату, однако, он продолжал питать неприязнь: ведь сразу же после рождения Анжело их с матерью выгнали из особняка без гроша в кармане, а вскоре женщина скончалась, и Марчелло не оставалось ничего иного, как следовать в аббатство. Но в отношении отца и сводного брата он затаил ненависть... Быть может, и сейчас он велел Анжело отправляться в путь наряду с иными преследователями Доулмагуса лишь затем, чтобы избавиться от него?.. Впрочем, Анжело собирался свершить возмездие ради аббата Франциско, а на мнение и мотивы старшего брата ему было откровенно наплевать...

Жители Асканты оказались мрачны и угрюмы. Вот уже два года, как облачались они исключительно в черное - свидетельство траура по случаю смерти королевы Саши и тяжелого недуга, приковавшего короля Павана к постели. По крайней мере, так считали миряне, ибо короля все это время никто не видел. Министр, управляющий делами королевства, говорил, что король покидает свои покои лишь по ночам; все остальное время он проводит, предаваясь безутешной скорби.

Эмма, горничная короля, поведала героям, что король все на свете отдал бы, чтобы еще хоть раз увидеть свою любимую супругу. Девушка припомнила старую народную сказку о холме, на котором в полнолуние открываются врата в мир иной и исполняются желания. Зная, сколь часто сказки зиждутся на реальных фактах, герои устремились на поиски помянутого холма в дикоземье Асканты.

На вершине оного обнаружили они лишь остов давно разрушенного здания... но в полнолуние на одной из стен неожиданно возник призрачный оконный проем. Шагнув в оный, герои оказались в неком ирреальном измерении, где пенистые водопады низвергались с игл-скал, вершины коих терялись в густых тенях.

Здесь их приветствовал эльф Ишмари, хранитель Земли Лунной Тени, поведавший о том, что лунное сияние может даровать многие грезы и желания страждущим. Пусть мертвых воскресить оно не в силах, Ишмари полагал, что может помочь несчастному королю Асканты.

...Наряду с героями эльф проследовал во дворец пребывающей в трауре державы, где тронул струны колдовской арфы... и возник в тронном зале образ королевы Саши. Лунный свет воскресил сцены прошлого, напомнив королю о долго перед подданными, перед державой... а также о том, что возлюбленная навечно останется в его сердце. Очнувшись от кошмара, жил в котором долгих два года, Паван рыдал...

...а наутро приказал убрать с замковых стен траурные флаги, наполняющие печалью сердца жителей королевства. Герои покинули Асканту, продолжив поиски Доулмагуса. Янгус предложил отправиться в его родной город Пихам; быть может, жители оного ведают, куда направился коварный шут?.. Помимо прочего, наемник помянул об одном из мудрых горожан, которого остальные называли не иначе как "Мозгом", убеждая спутников, что индивид сей наверняка им поможет.

И герои, оставив торные тракты, устремились в южные пределы континента, где в дикоземье ютился захолустный городок Пихам - прибежище бедняков, головорезов и отщепенцев. Как и обещал Янгус, на зачарованного короля здесь никто и внимания не обратил, посему маленький тролль на радостях предался обильным возлияниям в местном кабаке.

Мозга дома не оказалось, но когда герои вернулись к Троду, занятому выпивкой, то обнаружили, что некие воры похитили Медею и повозку, которую легкомысленный король оставил у входа в кабак. Мгновенно протрезвев, Трод устремился на поиски... Герои выяснили, что местные заправили черного рынка уже успели продать зачарованную принцессу и повозку с драгоценным алхимическим котелком Ред - знаменитой воровке, проживающей за городом.

Последняя, выслушав рассказ героев, постановила, что готова расстаться с приобретенной лошадью лишь при одном условии - Янгус и его спутники разыщут драгоценность под названием Слеза Венеры в пещере, находящейся к северу от Пихама. Янгуса прошиб холодный пот: он уже бывал в этой пещере - Лабиринте Мечника, и остались у него не самые лучшие воспоминания...

Тем не менее, Ред оставалась непреклонна, и героям не оставалась ничего иного, кроме как спуститься в недра дьявольского лабиринта, в извилистых коридорах которого пребывало немало нежити. В сердце казематов они отыскали Звезду Венеры - алмаз, который Ред просила Янгуса принести ей много лет назад.

Наконец, наемник преподнес артефакт воровке, и та, верная данному обещанию, вернула героям лошадь и повозку. Янгус предложил спутникам вновь наведаться в Пихам да проверить, не вернулся ли Мозг в свое жилище. Трод тяжело вздохнул, мысленно зарекшись впредь посещать кабаки.

...Действительно, ученый муж вернулся в хижину; на вопрос Янгуса о Доулмагусе он отвечал, что некоторые из его осведомителей действительно видели шута, идущего по водной глади в направлении западного континента. Однако в последнее время нападения морских монстров участились, посему корабли континентов восточных не выходят более из портов. Мозг сообщил Янгусу, что среди утесов к западу от порта Перспективы сокрыт покинутый корабль... возможно, магический. И если Янгус и спутники его сумеют вновь спустить его на воду, то смогут отправиться куда угодно!..

Заклинание Джессики перенесло героев на северный континент, и, разыскав горное ущелье неподалеку от Перспективы, они устремились на поиски помянутого мистического судна. Вскоре они воистину лицезрели сие: древний корабль, пребывающий в бесплотной пустоши... Быть может, в прошлые века здесь плескались морские воды, но теперь судно являло собою реликт давно позабытой эпохи.

Трод предложил вернуться в разрушенный замок Тродайна да поискать в обширной королевской библиотеке сведения об обнаруженном судне. За неимением иной возможности преследования Доулмагуса, герои на предложение согласились, посему, пройдя подземными пещерами под горной грядою, оказались в северных землях, откуда до Тродайна - рукой подать.

Впервые за долгие недели заколдованный король узрел свою объятую тернием вотчину. Лишь сейчас Трод поведал Джессике, Янгусу и Анжело о страшных событиях той ночи, когда королевство его оказалось проклято злобным шутом, похитившим сокровенную реликвию Тродайна - скипетр, который, если верить легендам, может сделать своего обладателя самым могущественным чародеем в мире. Трод и Медея вбежали в запечатанный чертог, где хранилась реликвия, но Доулмагус уже успел завладеть ею... и теперь обратился короля и принцессу в тролля и лошадь соответственно. После чего терновые корни объяли замок, покончив практически со всеми его обитателями, ибо тела несчастных обращались в терн!.. Торна и Медею от верной гибели спас защитный магический круг, находящийся в запечатанном чертоге... Но как сумел выжить наш герой, замковый страж?.. Этого не ведал и он сам...

Проникнув в замковую библиотеку, герои занялись планомерным ее осмотром, и довольно скоро обнаружили книгу, значилось в которой, что область, где ныне пребывает корабль, когда была дном океана. Но не было в фолианте ответа на то, каким образом вновь вернуть судно в воды морские...

Неожиданно разошлись тучи, и яркий лунный свет озарил библиотеку... С изумлением узрел герой очертания лунной тени в форме окна... до боли знакомые. Отворив оное, он вновь очутился в Земле Лунной Тени, где его приветствовал Ишмари. Последний был удивлен не меньше героя: окно может открыть лишь однажды в течение жизни человека, и то, что встретились они во второй раз, просто невероятно!..

Герой поведал Ишмари о корабле в пустоши, и эльф заметил, что очень хорошо помнит сие судно, странствовавшее по океанам, направляемое призрачным светом луны. Ишмари пожал плечами: вернуть корабль в воды морские - простая задача. Нужно лишь возродить воспоминания об океане, пребывавшем там, где ныне лишь пустошь... но память о водах пребывает в сих землях. Ишмари полагал, что музыка арфы возродит сии воспоминания, но обнаружил, что могущества инструмента его недостаточно для сего деяния.

Обратившись к герою, эльф поведал, что где-то в мире смертных сокрыта Арфа Лунной Тени - артефакт, исполненный поистине невероятной силы. Но как же установить ее местонахождение?.. Ишмари намекнул герою, что помочь ему может друг, остающийся в долгу...

...посему по возвращении в мир смертный юноша обратился к товарищам с предложением немедленно посетить Асканту, дабы встретиться с королем Паваном. Остальные идею поддержали - действительно, здравая...

Паван радостно приветствовал вернувшихся героев, и, выслушав их рассказ, подтвердил, что Арфа Звездного Света хранится в замке его с древних времен. Король повел за собою гостей в сокровищницу... лишь затем, чтобы обнаружить - оная ограблена, а в стене чертога зияет огромный пролом. Паван устремился прочь, дабы призвать замковых стражей; герои же, не теряя времени, начали преследование таинственных воров...

В роли последних выступила община кротов, проживающих в пещере к северу от Асканты; предводитель оных, Дон Крот, давно жаждал получить магическую арфу, и вот желание его наконец исполнилось. Герои, однако, придерживались иного мнения, посему, одержав верх над противником, завладели вожделенной реликвией. Кроты унесли тело своего пребывающего без сознания предводителя, не забыв шепотом поблагодарить героев за содеянное: жуткие звуки, кои Дон Крот умудрялся извлекать из арфы, вызывали у них исключительно дрожь.

...Ишмари с благоговением принял в руки Арфу Лунной Тени, когда герой в третий раз ступил в пределы его призрачного измерения. Наконец-то давно утраченная реликвия вернулась к нему...

Герои обнаружили себя на пустоши южного континента, подле занесенного песками остова корабля. Ишмари приблизился к судну, коснулся его ладонью. "Этот корабль, Арфа Лунной Тени и я - одинаковы", - молвил он. - "Все мы принадлежим старому миру".

Магия арфы возродила память о древнем океане, и корабль закачался на призрачных водах. Светящиеся ступени соткались из лунного света, и герои поднялись на борт судна, вернувшегося к жизни в сию эпоху.

Так началось их плавание по водам воспоминаний, которые исчезли с рассветом... но к тому времени корабль уже достиг океана реального, посему продолжил свой вояж.

...Высадившись на восточном побережье западного континента, герои поспешили к церквушке, одиноко возвышающейся на равнине. Монахи оной поведали, что действительно лицезрели шута, пришедшего по мою, и тот продолжил путь на запад, в направлении города роскоши Баккарата, пребывает в котором самое огромное казино в мире.

Однако теперь оно было закрыто... и случилось это на следующий же день после появления в городе престранного шута. С тех пор владелец казино, господин Голдинг, и дети его - юноша по имени Кэш и девчушка, Кэрри, - и носа не показывают из семейного особняка, в то время как горожане пребывают в неведении... Поговаривают, что особняк ограбили, но доподлинно никому не ведомо, что именно приключилось...

Герои, однако, выяснили, что под покровом ночи в особняк ворвался Доулмагус... и, похоже, прикончил господина Голдинга, дерзнувшего оказать магу сопротивление. После чего покинул особняк, ничего не забрав с собою. Судя по всему, стремился он расправиться с Голдингом, и не более того... Но теперь Кэш и Кэрри отправили наемников по следу убийцы, предположительно устремившегося на остров к северу от Баккарата.

Предчувствуя недоброе, герои вернулись на борт корабля, после чего немедленно взяли курс в означенном направлении. Высадившись на северном острове, они заметили древние руины, пребывающие под поверхностью, осторожно спустились в земные глубины. Из потаенных недр сочилась тьма - злая, предвечная... И лицезрели герои фигуру Доулмагуса, сжимающего скипетр в руке, бесстрашно ступившего в средоточие темной энергии...

Сами они, однако, сие содеять не сумели, ибо колдовская тьма лишала их всякого чувства ориентации в пространстве. Признавая свое поражение, герои устремились к выходу из руин... где дожидались их наемники, отряженные чадами покойного Голдинга. Выслушав рассказ героев, один из наемников вспомнил о магическом зеркале Аргонии - артефакте, способном развеивать колдовскую тьму.

Окрыленные обретенной надеждой, герои вернулись на западный континент и, миновав Баккарат, проследовали по торному тракту на юго-восток, к землям королевства Аргонии. Наконец, они ступили в величественный замок, возведенный у озера Аргон.

Трод напомнил героям, что дочь его обручена с принцем Аргонии Чармлесом, сыном короля Клавиуса, посему просил их ни словом не упоминать о проклятье, наложенном Доулмагусом. Дело в том, что помолвлены они были задолго до рождения. Однажды дед принца Чармлеса тайно пустился в странствие по миру, и, ступив в королевство Тродайн, полюбил принцессу, наследницу сей державы. Но в то время отношения между Аргонией и Тродайном были весьма натянуты, посему союзу их воспротивились обе стороны. Влюбленным не оставалось ничего иного, как расстаться, пообещав друг другу, что однажды браком сочетаются их наследники. Однако у обоих родились мальчики, посему умерли они, так и не воплотив в жизнь данного обещания. Но король Клавиус стремился воплотить в жизнь желание своего отца, посему обратился с сим предложением к королю Троду. Тот ответил согласием, и таким образом отцы решили будущее своих чад, принца Чармлеса и принцессы Медеи.

Внимательно выслушав рассказ и последующую просьбу героев, король Клавиус постановил, что передаст им магическое зеркало, если те исполнят его поручение. Дело в том, что с давних времен принцы Аргонии проходят особую церемонию, коя знаменует их право наследовать трон. Однако принц Чармлес, мягко сказать, трусоват, и отказывается делать это. Посему король просил героев сопровождать юношу; таким образом не придется привлекать к сему начинанию королевских стражей и репутация принца не пострадает.

Не слушая возражений спесивого толстяка Чармлеса, король постановил, что тот немедленно отправляется в охотничьи угодья, где сразится с гигантскими ящерицами, и сие ознаменует право его на наследие престола. Посему, укрыв нерадивого принца в повозке, герои устремились у восточные пределы королевства, ступили в охотничьи угодья, где приступили к искоренению встреченных ящериц.

Наконец, они уничтожили довольно крупное животное, и, забрав его сердце в качестве трофея, выступили в обратный путь к Аргонии. Герои не могли дождаться, когда наконец избавятся от Чармлеса - более наглого, чванливого и трусливого субъекта им еще встречать не приходилось.

По прибытии в город они обнаружили, что в Аргонии началась ежегодная ярмарка. Легкомысленный принц тут же приобрел у одного из ловких торгашей огромную сферу, которую тот выдавал за сердце ящерицы, которую не замедлил представить королю и двору. Скрипнув зубами, король Клавиус сдержался, признав достижение сына, но про себя решил, что тот еще не готов ни к наследованию трона, ни к женитьбе.

Однако, верный данному слову, он разрешил героям забрать волшебное зеркало из замковой сокровищницы. Но обнаружили те, что магия оставила артефакт - похоже, и здесь не обошлось без Доулмагуса, успевшего загодя посетить замок. И теперь зеркало - не более, чем красивая безделушка...

Впрочем, один из аргонских мудрецов призвал героев не терять надежды, а посетить западный лес, где в уединении живет бывший придворный маг. Быть может, он сумеет вновь напитать артефакт магией?..

Мага - слепого провидца - герои обнаружили неподалеку от его лесной хижины, у мистического источника. Провидец предложил зачарованным королю и принцессе испить сих вод, ибо снимают они проклятия... Сделав несколько глотков, пегая лошадь - Медея - действительно обратилась в прекрасную девушку... но несколько мгновений спустя магия проклятия подавила действие чудесных вод. Вздохнув, провидец заявил, что единственный выход развеять злые чары - прикончить того, кто наложил их, Доулмагуса. В те несколько мгновений, дарованных ей, Медея обратилась к герою, прося того время от времени возвращаться сюда, чтобы провести вместе несколько драгоценных секунд и сказать друг другу слова - важные или бессмысленные, не имеет никакого значения...

Что касается волшебного зеркала - реликвии правящей династии Аргонии, то открыл провидец, что именуется то "зеркалом Ра" или "солнечным зеркалом". Давным-давно заклятием ослепительного света сие зеркало было зачаровано, получив таким образом свое название. Быть может, вновь сотворив то же заклинание, удастся вернуть артефакту магические свойства?

Провидец поведал, что в северных водах обитает могущественный морской дракон, обладающий способностью творить ослепляющие заклятия. Быть может, энергии оных вернут магию зеркалу Ра?..

...Простившись со старцем, герои вернулись на корабль, отправившись на поиски морского дракона... Тот не замедлил явить себя, атаковав противников ослепляющими заклятиями... но искатели приключений сумели отразить потоки магической энергии волшебным зеркалом. То воссияло, и знаменовало сие возвращение магии в древний артефакт!..

Немедленно, герои устремились к руинам на северном острове. Ослепительное сияние зеркало изгнало ауру тьмы, и герои спустились в подземный комплекс, надеясь отыскать в оном Доулмагуса и выяснить, к чему все-таки стремится коварный шут. Под сводами сей погребенной твердыни пребывало немало призраков усопших, кои поведали дерзнувшим нарушить покой их чужакам, что руины эти - святилище темного лорда Рапторна.

Повсюду в подземелье высились статуи демонов, а в центре главного зала пребывал исполинский монумент, изображающий крылатого демона. Неужто это и есть помянутый Рапторн?.. Фрески на стене изображали нашествие ведомых сим демоном монстров, а также пламенеющие замки и веси. Давным-давно он сотворил Мир Тьмы, использовав для основы его тела тех, кто выказал ему неповиновение, но натиск Рапторна удалось сдержать, ибо волшебная птица Эмпирия сплотила мирян, и удалось тем оттеснить монстров.

Наконец, герои ступили во внутреннее святилище, где лицезрели Доулмагуса, заключенного в магическую сферу. Похоже, шут проводил некий колдовской ритуал, впитывая в себя невообразимую мощь темной энергии.

Герои атаковали противника, но темная энергия немедленно исцеляла раны того. Из скипетра в руке Доулмагуса вырвался терн, устремился к героям, но тех, похоже, хранили неведомые силы, ибо заклятие, поразившее жителей Тродайна, не причиняло им никакого вреда. В ярости Доулмагус принял свое истинное обличье - крылатого демона, после чего открыл портал в Мир Тьмы. Внутреннее святилище руин обратилось в подобие сего ирреального измерения, и ослабевшие герои вынуждены были противостоять демону, усиленному многократно.

Но сумели они сразить демона, и Доулмагус обратился в камень... а в следующее мгновенные рассыпался прахом. Однако с гибелью демона проклятие не развеялось, и не обрели король и принцесса Тродайна свой истинный облик. Джессика взяла в руки скипетр, излучающий злую энергию...

Подавленные, герои вернулись в Аргонию, сняли комнаты на постоялом дворе. Ни у кого из них не было ответа на вопрос, как следует действовать теперь...

А ночью Джессика втайне ото всех покинула гостиницу... забрав с собою колдовской скипетр. Миряне видели, как она покинула Аргонию, устремившись по тракту на север, к землям королевства Аркадии. Озадаченные, герои устремились следом, миновали горное ущелье и заставу на границе...

Наконец, они ступили в Аркадию, город-государство искусных каменщиков и зодчих. Миряне только и говори, что о чародейке, ворвавшейся в город, ранившей немало людей и исчезнувшей после. Однако неожиданно прозвучал истошный крик, доносящийся из особняка чародея Доминико.

Ворвавшись в особняк, герои лицезрели Джессику, направившую посох на хозяина. Внешность девушки поразила их: кожа приобрела мертвенно-серый оттенок, глаза зажглись алым... точь в точь как у Доулмагуса!.. Криво ухмыльнувшись, Джессика взмахнула скипетров, развеяв защитные заклятия Доминико, и на лице того впервые отразилась растерянность.

От верной гибели мага спасло лишь своевременное появление в чертоге героя в сопровождении Янгуса и Анжело. Заметив их, Джессика пообещала непременно вернуться, дабы расправиться с чародеем, после чего просто растворилась в воздухе. Доминико обратился к героям, прося тех навестить семью проживающих в городе каменщиков, Кранбартлов. Во владении тех находятся два драгоценных камня, крайне необходимые чародею, ведь без сих артефактов он не сможет усилить защитные заклятия на случай вероятного возвращения Джессики. Кранбартлы отказываются вести всякие дела с Доминико, посему тот просил героям попытаться убедить каменщиков расстаться с каменьями... любыми способами.

Глава семейства Кранбатлов, Ридон, в настоящее время был занят строительством башни к северу от города; туда-то и устремились наши герои. Башня пребывала в глухом дикоземье к северу от Аркадии и являла собою весьма и весьма впечатляющий образец зодчества.

Выслушав просьбу героев, Ридон безразлично передернул плечами: помянутых камней у него давно нет; одна из его предков использовала их при создании статуи прекрасной девы. Александра - так, кажется, ее звали...

...Героям предстоял долгий путь обратно на северный континент. Наконец, достигли они Башни Александры, поднялись на верхний ее этаж. Каменная дева ментально обратилась к героям, сказав, что именно она создала статую - подобие самой себя. "Позвольте поведать вам историю", - молвила Александра, дух которой все эти годы оставался заключен в камне. - "Забытое мгновение в океане истории. История о наследниках мудрецов... Я была рождена в роду Кранбатлов, и являюсь потомком одного из легендарных семи мудрецов. Но когда я вышла замуж, наследие мудрецов перешло к семье Альберт, ведь я была избранной наследницей. С тех пор кровь мудрецов текла в отпрысках семьи Альберт. Но сей род пресекся, когда темная и злая сила расправилась с последним избранным наследником, Алистером. Тем не менее, я остаюсь предком семьи Альберт, посему сделаю все, что в моих силах, дабы род сей продолжился. Теперь Джессика - единственная, которая может продолжить род, посему мою вас, помогите ей".

Алые алмазы выпали из глас статуи; Александра предлагала героям забрать каменья, если помогут те справиться со злыми силами, овладевшими Джессикой. Покинув башню, герои вновь устремились в Аркадию, сообщили магистру Доминику об успешном исполнении возложенного на них поручения. Даже не задумав поблагодарить героев, маг приказал им отправляться в его потайную библиотеку да принести оттуда книгу о магических барьерах.

Не переча магу, герои ступили в библиотеку, но, помимо помянутого фолианта, разыскали в оной и манускрипты, содержащие историю рода Дьяконос, принадлежал к которому Доминико. Оную записал Клетус Дьякунос, ученик великого чародея Купаса. Однажды последний произнес: "Рано или поздно зло вернется в мир. И когда это произойдет, магические способности одного из моих потомков явят их как наследников великого мудреца. Посему окажутся они в огромной опасности". Страшась за безопасность своих потомков, магистр Купас решил сотворить заклинание, кое передаст магические силы его родичам, дабы сокрыть правду от мира. Проведя ритуал, Купас лишился магических сил, и больше его никто не видел. Силы сии перешли Клетусу, а тот сотворил иное заклятие, связавшие род его и род Купаса. Неважно, сколько лет или столетий минует, судьбы этих двух семей окажутся связаны, а в назначенный час наследники их соберутся вместе, дабы противостоять злу".

...Не успел Доминико приступить к проведению колдовского ритуала по сотворению защитного барьера, как Джессика, пребывающая под властью темной магии скипетра, вернулась в особняк. Но атаковала она не Доминико, а его невзрачного слугу Давида... как оказалось, потомка магистра Купаса! "Я разыскиваю избранных потомков семи великих мудрецов, заточивших Темного Властелина Рапторна", - пояснила Джессика. - "И это ты, Давид".

Все встало на свои места, и очевидно, что Джессика ныне продолжает начинание Доулмагуса, избавляясь от избранных потомков семи мудрецов сей эпохи. Четверо из них уже были мертвы, в живых оставалось лишь трое...

Прикончить Давида чародейке помешали наши герои; они успешно сдерживали натиск противницы, когда наконец Доминико закончил сотворение магического барьера. Джессика выронила скипетр... и без чувств рухнула наземь.

Герои кратко поведали Доминико о своем начинании, и тот безразлично отмахнулся: забирайте чародейку, богини ради... Бесчувственную Джессику герои перенесли в городскую гостиницу; похоже, девушка пребывала во власти грез, от которых не могла освободиться.

Во сне Джессика вспоминала историю, которую рассказывала ей прабабушка. Последняя говорила, что ее собственная пробабка была знаменитой мудрицей, прибывшей с западного континента, дабы сочетаться браком со своим суженым. Возможно, именно он нее Алистеру и Джессике перешел дар магии и искусство в обращении с мечом. И теперь, когда брат ее мертв, она, Джессика, - избранный потомок одного из семи великих мудрецов!

Пробудившись, Джессика поведала товарищам, что она, как и несчастный шут Доулмагус прежде, попала под воздействие разрушительной силы Темного Властелина Рапторна. Последний через скипетр приказал Джессике покончить с избранными наследниками семи великих мудрецов, дабы печать, сдерживающая его, оказалась сломлена. Ведь именно семь мудрецов в давние времена сумели пленить в скипетре бессмертный дух демона и создать печать своей мистической кровью!.. Уничтожить сию сущность окончательно у них не хватило сил... Но теперь проклятье Рапторна разыскивает наследников мудрецов. Магистр Райлус, Алистер, аббат Франциско и господин Голдинг из Баккарата уже мертвы... В живых остаются лишь трое наследников, один из которых - Давид. Если они расстанутся с жизнями, дух Рапторна вырвется из скипетра, вновь воплотившись в мире смертном.

Лишь сейчас герои вспомнили о скипетре, который не видели со вчерашнего дня, когда состоялось их противостояние с Джессикой. Действительно, куда подевалась сия реликвия?.. Джессика ужаснулась: стало быть, Давид в опасности, ведь любой, кто коснется скипетра, немедленно окажется под контролем Темного Властелина!..

Встревожившись, герои поспешили к особняку Доминико, но опоздали: Леопольд, огромный черный пес чародея, сжимая скипетр в зубах, возвышался над поверженным Давидом. Магия нечестивой реликвии убила несчастного слугу, и в разумах героев отчетливо прозвучал зловещий голос: "Осталось лишь двое... Вы не сможете помешать мне..." И пес бросился прочь, унося скипетр с собою...

Лишь сейчас осознал Доминико, что не сумел защитить несчастного Давида, наследника великого мудреца Купаса. И именно за слугой, а не за чародеем, охотились марионетки Темного Властелина... добившиеся наконец своего. И сейчас Леопольд выбежал из города через северные ворота...

Немедленно, герои последовали за ним, миновали Часовню Осени и, проследовав через подземные каверны под горной грядою, оказались на заснеженной равнине. Сгибаясь под порывами пронизывающего ледяного ветра, они шагали вперед... когда снежная лавина сошла с горы, укрыв под собою и повозку, и сопровождающих оную героев.

От верной гибели их спас пес Борис, принадлежащий старушке-травнице Марте, проживавшей неподалеку. Он-то наряду с Тродом и выкопал несчастных, полуживых искателей приключений из-под снега, после чего заколдованный король перетащил их к хижине.

Марта поведала героям, что после давнего сражения с Темным Властелином, один из семи мудрецов, Кадан, вернулся в сии земли. Стало быть, велика вероятность, что пребывает здесь один из избранных наследников, расправиться с которым жаждет Рапторн.

Дождавшись, когда снежная буря утихла, герои простились с гостеприимной хозяйкой, продолжив путь по равнине и вскоре достигнув города Оркутска. Марта просила их передать мешочек с травами городскому травнику Мареку, но оного дома не оказалось - горожане поведали, что помянутый индивид скорее всего находится в своем саду, где выращивает разнообразнейшие травы.

Проследовав в означенном направлении, герои достигли пещеры неподалеку от города, в которой и находился садик трав Марека. Последнего они обнаружили в глубине пещеры, весьма испуганного и еле держащегося на ногах от переохлаждения. Травник поведал, что преследовали его лютые волки с горящими алыми глазами. Последний факт напомнил героям о преображенном Леопольде...

Покинув пещеру, герои и Марек остановились как вкопанные, ибо волки окружали их со всех сторон. Неужто они дожидались травника?!. Звери бросились в атаку, и героям пришлось немало потрудиться, сдерживая их яростный натиск...

Волков оказалось слишком много, и выжить у Марека шансов практически не было, когда неожиданно в разумах героев прозвучал знакомый холодный голос: "Это не он. Я чувствую в нем кровь мудреца, но он - не избранный наследник". Как один, волки устремились прочь.

Пораженный травник поведал героям, что Марта - его мать. В священную задачу его семьи входит надзор за некими древними руинами, пребывающими за хижиной. Однако Марек не желал вести отшельнический образ жизни, посему и осел в Оркутске, надеясь помогать людям, врачевать их... Слова силы, стоящей за волками, испугали его, ибо знал Марек, что принадлежит к роду одного из великих мудрецов, заточивших Темного Властелина. И если "избранный наследник" - не он, стало быть, матери его угрожает опасность... Посему Марек молил героев как можно скорее возвращаться к старушке...

Теперь не оставалось сомнений, что волчью стаю направляет Леопольд... Множество волков рыскали как снаружи хижины травницы, так и внутри... К счастью, Марта и ее пес успели укрыться в руинах, защищенных магическим барьерам, непроницаемым для сил зла. Здесь по сей день пребывали обелиски, испещренные письменами одного из семи мудрецов. Оные повествовали о божьей птице Эмпирии, странствующей между мирами, дабы предупредить смертных об угрозе со стороны Темного Властелина. Услышав слова птицы, семь мудрецов последовали ее совету и создали волшебный скипетр, дабы пленить душу Темного Властелина. Начинание их увенчалось успехом, однако минули столетия, и Рапторн вновь стремится вернуться в мир.

Неожиданно в разумах присутствующих зазвучал глас Рапторна. Темный Властелин обращался к избранной наследнице мудреца, приказывая той покинуть пещеру... в противном случае она обретет на смерть собственного сына. В отчаянии Марта, сопровождаемая героями, устремилась к выходу из руин.

Хижина ее пылала, а рядом пребывала волчья стая, ведомая Леопольдом. Последний, ни на миг не выпускающий из пасти скипетр, попирал лапами израненного Марека. Марта бесстрашно приблизилась к черному псу... швырнула ему в морду мешочек с измельченными травами, тут же принявшимися есть твари глаза. Та отступила, заревев от боли; Борис метнулся вперед, схватил Марека за ворот, поволок к руинам.

Но Леопольд уже пришел в себя и, бросившись к старушке, пронзил тело ее скипетром. Та пала замертво, а Рапторн ликовал: из избранных наследников ныне в живых остается лишь один... Черный пес разительно преобразился, за спиной его распахнулись черные крылья, и Леопольд взмыл в ночные небеса, в то время как волки набросились на героев.

Но стоило демоническому псу удалиться на приличное расстояние, как пламя в очах волков потухло; освобожденные от влияния Темного Властелина, звери ринулись в лес, потеряв всякий интерес к сражению.

Леопольд устремился на восток... в направлении священного острова, пребывает на котором обитель Первосвященника - Собор Савеллы. Марек советовал героям разыскать божью птицу Эмпирию, дабы заручиться ее поддержкой. Если верить легендам, пребывает та на уединенном островке, окруженном отвесными скалами, но где он может находиться, травник не ведал...

...В последующие недели герои немало странствовали по миру, ища малейшие свидетельства того, где может пребывать остров Эмпирии... но безуспешно. Но однажды судьба вновь свела их с Ред, отправившейся на поиски сокровищ легендарного пирата Кроу. В логове последнего герои сразились с призраком капитана, и среди сокровищ его нашли морскую карту, указывающую путь к острову божьей птицы!

Так, несколько дней спустя корабль наших героев бросил якорь у мистического острова в южных морях, в центре которого высился горный пик, попирающий небеса. У подножья оного герои обнаружили селение Эмпичу, что на наречии местных жителей означало - "те, кто почитает божью птицу Эмпирию".

Вождь островитян поведал героям, что некогда Эмпирия могла свободно перемещаться между двумя мирами - Миром Света, в котором они пребывают ныне, и Миром Тьмы. Но однажды злобный властелин Мира Тьмы воздвиг огромные врата, связав таким образом оба пласта реальности. Он положил глаз на Мир Света, желая подчинить его своей воле. Дабы предотвратить неминуемую катастрофу, Эмпирия устремилась в Мир Тьмы и использовала свое могущество, дабы затворить врата. Старания ее увенчались успехом, врата оказались закрыты. Однако сил для того, чтобы вернуться в Мир Света, у нее не осталось, посему по сей день пребывает здесь лишь ее тень. Иногда тень сия сотворяет портал в Мир Тьмы - Темное Око.

В последнее время миряне наблюдают тень Эмпирии все чаще и чаще; как следствие, монстры принялись все чаще и чаще нападать на селение... Следуя наставлениям вождя, герои отыскали тень птицы, кружащую над островом, и, оказавшись сокрыты ею, перенеслись в Мир Тьмы - пласт реальности, сотворенный Темным Властелином, и фактически являвший собою блеклое отражение Мира Света.

Здесь герои ступили в селение под названием Темное Эмпичу, жители которого оказались весьма злы на Эмпирию. Долгие годы та защищала их, но недавно начала атаковать! Вождь просил героев выяснить, почему происходит подобное, и те, покинув селение, выступили в направлении Пика Эмпирии.

Лишь ступили они на равнину, как Эмпирия атаковала героев, но те успешно сдержали натиск божьей птицы... Последняя призналась, что противостояние их было лишь испытанием, ибо она отчаянно нуждается в помощи. После того, как с ее помощью был заточен Рапторн, миньоны оного выступили против нее. Один из них, могущественный демон Гемон, обнаружил гнездо Эмпирии, в котором оставалось яйцо ее нерожденного птенца. И сейчас Гемон приказал отчаявшейся птице атаковать селение Эмпичу, если хочет она спасти свое дитя. Эмпирии не оставалось ничего иного, как подчиниться воле демона...

Герои согласились помочь птице, и та, пригласив их забраться в повозку, перенесла ту в когтях своих к подножью Пика Эмпирии. Сама она не осмелилась приблизиться к вершине оного, дабы не заметил ее злобный Гемон. Посему герои, наказав Троду и Медеи оставаться подле Эмпирии, через серию пещер устремились к вершине горного пика, где схватились с Гемоном.

Демон потерпел поражение, но с последним вздохом уничтожил и яйцо Эмпирии. Гемон оказался развоплощен, но бессмертный дух его пребывает в Мире Тьмы... хоть и безвреден ныне. Уничтожено было и физическое воплощение птенца Эмпирии, однако дух его предстал героям. Обладая огромным могуществом, он изъявил желание странствовать вместе с ними, даруя спутникам способность изменять свою физическую форму и перемещаться по воздуху!.. Подобное возможно, однако, лишь в Мире Света.

Эмпирия не могла покинуть Мир Тьмы, посему на спине своей перенесла героев к порталу - Темному Оку, пожелав удачи в их начинании. Вернувшись в Мир Света, герои с помощью камня души божьей птицы (а именно эту форму принял дух птенца Эмпирии), обратились в птиц, устремившись на восток... к селению Овраг Триана, пребывающему на западном побережье юго-восточного континента. В селении сем проживали как люди, так и эльфы... а также монстры.

Несколько столетий назад великий мудрец Купас обнаружил на дороге раненых эльфийку и великаншу. Он исцелил раны обеих, и те, пораженные жестом человека, присягнули ему на верность. С того дня трое стали неразлучны. Однако жизни людей, эльфов и монстров весьма различаются по продолжительности. Годы спустя Купас отошел в мир иной, а великанша и эльфийка, дабы почтить своего дорогого друга, основали селение Овраг Триана, где мирно сосуществует представители различных рас, чтя великого Купаса и ни на мгновение не забывая об ужасах, принесенных некогда Рапторном в мир.

И великанша, и эльфийка - Рая, основатели селения, все еще пребывали среди живых, и приветствовали героев в их начинании. Рая ощутила гибель Давида, некогда проживавшего в Овраге Триана, и понимала, что возрождение Рапторна близко. Рая просила героев предотвратить сие, передала им листок Темного Древа, произрастающего в Мире Тьмы. По преданиям, оный немедленно явит, где в мире пребывает великое зло.

Поблагодарив деву за помощь, герои покинули селение, и с помощью листка Темного Древа попытались определить местонахождение Леопольда... А содеяв сие, немедленно поспешили к северному острову, возвышался на котором величественный Собор Савеллы.

Здесь герои лицезрели капитана Марчелло, в обязанности которого входило командование личной стражей Первосвященника. Герои, однако, поспешили прямиком в особняк Первосвященника, и ворвались в покои последнего как раз в тот момент, когда Леопольд уже подступал к намеченной жертве. Герои атаковали демонического пса, сразили его... но Первосвященник лишился чувств, осел на пал.

В покои вбежали Верховный жрец Роло, а также Марчелло, следовали за которым храмовники. Оценив ситуацию, капитан обвинил Роло в сговоре с наемниками с целью убийства Первосвященника. Храмовники окружили опешивших героев, и Марчелло постановил, что наряду с Роло они должны быть сосланы на Остров-Чистилище.

Героев вывели из помещения, а Марчелло ухмыльнулся: похоже, шанс возвыситься в церковной иерархии ему представится раньше, нежели он предполагал... Внимание капитана привлек скипетр, лежащий на полу подле трупа демонического пса...

Марчелло поднял реликвию, размышляя над тем, как все удачно складывается. Первосвященник умирает от сердечного приступа, Верховный жрец сослан на Остров-Чистилище, и теперь ничто не мешает ему... Терновые ветки, хлестнувшие из скипетра, опутали руку Марчелло, мешая ему отбросить реликвию, а в разуме зазвучал глас Рапторна, жаждущий подчинить новую марионетку своей воле. Однако сломить волю честолюбивого капитана оказалось не так-то просто: он был готов отсечь собственную руку, нежели склониться пред неведомой сущностью, пребывающей в скипетре. И Рапторн отступил, выжидая, что предпримет сей весьма и весьма неординарный индивид...


Храмовники доставили пленников на Остров-Чистилище и, втолкнув их в клеть, опустили оную в глубокую шахту. Роло признался, что давно метил на место Первосвященника, и использовал Марчелло, дабы устранить на своем пути все препятствие. Но, похоже, амбициозный храмовник оказался не так просто, как полагал Верховный жрец.

Четверо героев, оказавшихся в столь критической ситуации, гадали, какая участь ожидает несчастных Трода и Медею, оставшихся в рощице недалече от особняка Первосвященника. Навряд ли Марчелло пощадит их, если сумеет обнаружить...

Клеть достигла дна шахты, и охранники втолкнули героев в камеру, где предстоит им провести остаток дней своих. Пребывало здесь немало иных пленников - священнослужителей, приговоренных Марчелло на его пути к власти.

...Потянулись долгие, томительные дни заключения на дне шахты Острова-Чистилища. Впервые в жизни ощутили герои, что оказались полностью беспомощны что-либо изменить в сложившейся ситуации.

Но когда по прошествии месяца они узнали от стражей о смерти Первосвященника, Роло постановил, что злодеяниям Марчелло необходимо положить конец. Познавший смирение Верховный жрец изложил сокамерникам замысел, вынашивал который последние недели. План был просто и эффективен - Роло прикинулся умирающим, а когда стражи ступили в камеру, герои вышибли из них дух...

Верховный жрец вызвался остаться в шахте, дабы нажать на рычаг, управляющий подъемником. Его жизнь так или иначе окончена, а у четверки героев куда больше шансов противостоять Марчелло, нежели у него самого. Необходимо, чтобы миряне узнали правду о гибели Первосвященника и о роли, которую в сем сыграл предательский капитан храмовников.

...К вящему удивлению героев, у берега Острова-Чистилища пребывал их корабль, с борта которого приветственно махал рукой Трод. Лист Темного Древа указал героям, что средоточие зла - ныне на священном острове Неос, посему решено было немедленно брать курс на юг и уповать на то, что Темный Властелин Рапторн все еще остается заточенным в скипетре.

В величественном соборе, возведенном на острове, собрался весь цвет мирского дворянства и духовенства, дабы присутствовать на церемонии назначения нового Первосвященника, Марчелло. Стоя на трибуне, возведенной у подножья исполинской статуи богини, Марчелло обратился к присутствующим с проникновенной речью, суть которой сводилась к одной-единственной фразе: "Следуйте за мной - или умрите!"

Заметив ступивших в собор героев, Марчелло приказал храмовникам немедленно расправиться с ними... но на глазах изумленной публики четверка путников, воззвав к духу птенца Эмпирии, обратилась в призрачную золотую птицу, вознеслась на трибуну. Приняв истинный облик, герои окружили опешившего Марчелло, сжимающего в руке древко скипетра. Тот, однако, быстро взял себя в руки, и, вознамерившись устранить последнее препятствие, стоящее пред его судьбою, атаковал.

Но потерпел поражение... и только этого момента ждал Темный Властелин. Воспользовавшись слабостью Марчелло, Рапторн подчинил себе его тело, возвестив миру, что пробил час его возрождения. Священный собор на острове Неос был возведен над средоточием его прошлого могущества - Черной Цитаделью, дабы подавить ее нечестивую силу. Но ныне Рапторн, пребывающий в теле Марчелло, расколол скипетром статую богини, и Черная Цитадель впервые за долгие столетия вырвалась из недр земных, воспарив в небеса. Темный Властелин, оставив ненужное ему тело смертного, возродился во плоти, вновь воссев на троне своем...

Марчелло пребывал в отчаянии: все замыслы его пошли крахом, и не осталось ничего, к чему стремиться ныне! Он готов был проститься с жизнью, бросившись в бездонную пропасть, оставленную вознесшейся в небеса твердыней, но от гибели его спас Анжело. "Помни о том, что над тобой сжалился брат, которого ты всю жизнь презирал", - произнес он, на что Марчелло прошипел: "Ты пожалеешь о том, что только что сделал".

Тяжело раненый, он устремился прочь, и никто из героев, чудом выживших в разрушившем Неос катаклизме, не препятствовал ему. На прощание Марчелло бросил брату кольцо, знаменовавшее принадлежность его к ордену храмовников.

...Вновь воззвав к духу птенца Эмпирии, герои вознеслись на летающий остров, высилась на котором зловещая Черная Цитадель. Необходимо остановить Рапторна, пока не осуществил он задуманного да не распахнул врата, связующие Мир Света с Миром Тьмы!..

В сердце Черной Цитадели герои лицезрели демона, представившегося Рапторном и постановившего, что отныне Мир Света и Мир Тьмы будут едины... Впрочем, герои на корню пресекли замыслы Рапторна, уничтожив его возрожденное воплощение.

Черная Цитадель содрогнулась; похоже, твердыня вот-вот падет... Герои опрометью бросились прочь из тронного зала, стремясь добраться до открытого пространства, где смогут они воззвать к духу птенца Эмпирии и покинуть обреченный замок... Сделать это, однако, оказалось совсем непросто - могущественные монстры атаковали героев, а на замковой площади дожидался их гигантский каменный голем!..

Наконец, с монстрами было покончено, и герои, обратившись в призрачных птиц, воспарили в небеса... с ужасом наблюдая, как Черная Цитадель разительно преображается... обращаясь в исполинское, раздувшееся тело Темного Властелина. Рапторн хохотал, воплощаясь в небесах смертного мира. Взмахнув скипетров, он распахнул врата в Мир Тьмы, и оттуда в Мир Света устремились темные грифоны, немедленно атаковавшие зачарованных героев. Заклятие развеялось, и те, вновь приняв человеческий облик, камнем рухнули вниз...

Но из распахнутого межпространственного портала вырвалась Эмпирия, и, подхватив обреченных героев, понесла их прочь. Попутно божья птица пояснила, что Рапторн добился своего, и миры смертный и сотворенный Темным Властелином ныне неразрывно связаны. Сам Рапторн восстановил свою физическую форму, поэтому заточить его вновь в скипетре не удастся. Единственный способ сразить его - в честном бою.

Героев Эпмирия перенесла на остров Эмпичу, где, как оказалось, дожидаются их Трод и Медея. После чего поведала, что Рапторн оградил себя магическим щитом, став тем самым фактически неуязвим. Миньоны его, пришедшие из Мира Тьмы, вот-вот приступят к искоренению всего живого в Мире Света...

Положение складывалось критическое, но Эмпирия, передав герою Флейту Эха, поведала, что для уничтожения щита Темного Властелина им понадобится помощь семерых великих мудрецов... тех самых, которые сумели заточить Рапторна столетия назад. Души их вернулись в смертный мир, приняв обличье магических сфер. И именно волшебная флейта поможет разыскать их.

...И герои приступили к поискам, ибо благодаря духу птенца Эмпирии весь мир распростерся пред ними. Флейта Эха безошибочно указывала на области, воплотились в которых души семерых мудрецов - Купаса, Голдинга, Александра, Кадана, Гозо, Регнара и Игуса... Каждая из сфер пребывала на мести гибели одного из избранных наследников, посему собрать их не составило большого труда.

В процессе странствий герои набрели на странную святыню, венчало которую каменное изваяние дракона. Под оным обнаружился подземный ход, пройдя которым, герои обнаружили себя в горных ущельях, где означилось небольшое селение, проживали в котором драковиане - раса, способная принимать как человеческое, так и драконье обличье.

Старейшина Чен Муй поведал героям, что люди в последний раз ступали в Святилище драковиан много столетий назад. Однако ныне драковиане медленно теряли жизненные силы, влача безрадостное существование, с каждым днем слабея все больше. Как оказалось, виной тому ритуал, проведенный Лордом Драковиан, который желал, чтобы народ его обладал исключительно драконьим обличьем, не человеческим. Он поднялся на Небесную Гору, дабы в первую очередь провести ритуал на самом себе... Лорд действительно обратился в дракона, но он не учел одного: поддержание сего облика требует колоссальных затрат энергии... и оная истекала из иных драковиан. Обратить ритуал вспять Лорд Драковиан не мог, ибо магия воздействовала и на разум его, фактически обратив в дикого монстра.

Поскольку сами драковиане не могли приблизиться к своему обезумевшему властителю, герои вызвались положить конец его тирании. Поднявшись на Небесную Гору, они схватились с Лордом Драковиан... сумев сразить его. Исполинский дракон вновь принял человеческий облик, искренне поблагодарил их за свое избавление.

Но когда Лорд Драковиан узрел героя, глаза его расширились от изумления. Поскольку сам юноша не помнил ровным счетом ничего о своем происхождении, Лорд Драковиан поведал ему, что отцом его был человек, а мать принадлежала к роду драковиан.

На Небесную Гору поднялся Чен Муй, приходящийся герою дедом. Он передал герою кольцо, которое некогда отец юноши, наследный принц Аргонии и старший брат короля Клавиуса, даровал его матери, Ксие. 20 лет назад последняя, испытывающая тягу к приключениям, приняла решение ступить в мир людей, где и повстречала молодого принца Элтрио. Союзу их воспротивился Чен Муй, приказав девушке вернуться в Святилище драковиан... Но, вопреки всему, Элтрио устремился на поиски возлюбленной, однако погиб в горных ущельях, так и не сумев достигнуть врат Святилища. Ксия горевала о смерти своего принца... но осознала, что ждет от него ребенка. Несмотря на протесты всего племени, она твердо решила выносить его. Ксия родила здорового мальчика, но, будучи к тому времени чрезвычайно ослабленной, вскоре скончалась. Совет Старейшин племени несколько лет не мог принять окончательного решения касательно судьбы ее сына, однако в итоге было решено, что воспоминания мальчика окажутся запечатаны, а сам он будет изгнан из Святилища. К тому времени Чен Муй изменил свое первоначальное мнение и всеми силами противился жестокому и недальновидному решению Совета... Но безуспешно. Лорд Драковиан претворил принятое решение в жизнь... Заклинание, запечатавшее воспоминания героя, было своего родом проклятием... сделавшим юношу неподвластным действию проклятий иных. Именно поэтому и сумел он выжить при разрушении Тродайна; в тот и последующий разы злая волшба Темного Властелина не оказывала на него ни малейшего влияния.

Так, потрясенный до глубины герой обрел давно утраченную семью в лице деда... однако душой он принадлежал к миру людей, посему, бережно опустив кольцо матери в карман жилета, простился с драковианами, покинув потаенные ущелья.

Наконец, герои вернулись к Эмпирии, дожидавшейся их на холме неподалеку от Эмпичу, сообщили об обнаружении всех без исключения сфер. Божья птица передала им скипетр, коий ей все же удалось обнаружить. Воплотившись, Рапторн отбросил реликвию за ненадобностью... тем самым, возможно, совершив роковую ошибку. "Его создали семеро мудрецов по моему совету", - молвила Эмпирия. - "И они назвали его Скипетром Божьей Птицы".

Пришло время последнего противостояния. На спине Эмпирии четверо героев устремились к магическому щиту, коим оградил себя Темный Властелин. Вознесли они истовые молитвы богине, и души семи мудрецов, заключенные в скипетре, пробудились, высвобождая магию сфер. Пробудившихся магических энергией оказалось достаточно, чтобы развеять двеомер щита Рапторна, после чего герои схватились со своей немезидой высоко в небесах над смертным миром.

Наконец, Темный Властелин пал, развоплощенный окончательно и бесповоротно. Эмпирия же понесла четверку героев на север, к Тродайну, где героев с нетерпением дожидались Трод и Медея. Проклятие Рапторна слабело, и вскорости король и принцесса должны были вновь обрести человеческий облик.

Сама же Эмпирия покидала сей мир, ибо ждали ее другие, страдающие от ига зла. "Мое настоящее имя - не Эмпирия", - призналась божья птица. - "Так назвали меня люди. В моем родном мире я звалась Ламией". И птица воспарила в небеса мира смертного...

Вскоре Трод и Медея действительно обратились в людей, и счастье их невозможно было выразить словами. Все следы волшбы Темного Властелина исчезали, и замок Тродайн чудесным образом возродился... ровно как и его обитатели, обращенные прежде в терн. Немедленно, король Трод велел закатить пиршество, и продолжалось оное несколько дней, ибо люд ликовал, наслаждаясь одержанной великой победой.

...А несколько месяцев спустя наш герой - ныне капитан замковый стражи - наряду с Янгусом, Джесской и Анжело сопровождали принцессу Медею к Собору Савеллы, где девушка должна была сочетаться браком с принцем Чармлесом, и союз их должен скрепить связь между двумя великими мирскими державами.

Но когда принцесса Медея и эскорт ее прибыли к Собору Савеллы, выступивший навстречу Чармлес в свойственной ему чванливой манере запретил присутствие на завтрашнем бракосочетании простолюдинов, каковыми являются наши герои.

Вечер и ночь четверка героев провела в таверне, и к утру, после обильных возлияний Анжело сумел убедить капитана стражи, что должность его предполагает в том числе и заботу о счастье принцессы. Посему поутру, разметав стоящих на страже у священного собора храмовников, герои ворвались внутрь... лишь затем, чтобы обнаружить, что принцесса Медея так и не явилась на собственную свадьбу. Девушка бесследно исчезла!

Принц Чармлес не замедлил обвинить в похищении невесты героев, и пока Янгус, Анжело и Джессика сдерживали натиск храмовников, капитан стражи устремился на поиски Трода и Медеи. Те бежали к пристани, ибо король Тродайна передумал выдавать свою прекрасную дочь за ничтожество, кое являл собою наследный принц Аргонии. Солдаты сей державы преследовали их, но Трод, заметив подоспевшего героя, обратился к нему, заявив, что честь его державы - ничто в сравнении со счастьем дочери.

И герой, приняв руку принцессы, прочел во взгляде ее те же чувства, которые питал сам... но не осмеливался открыть. Но отныне судьбы их - едины... к тому же, если верить рассказу драковиан, он - наследный принц Аргонии, стало быть - истинный суженый прекрасной Медеи...

Стражи звездных небес

Бесчисленные эоны надзирают за мирянами незримые небожители, обитающие в величественном небесном дворце, на вершине которого пребывает прекрасное Мировое Древо.

История наша пойдет о юном небожителе, назначенным старейшиной Апусом ангелом-хранителем деревушки под символичным названием Ангельские Водопады. Акила, наставник нашего героя, был весьма горд своим учеником, ведь царил в деревушке мир и покой, а с монстрами, время от времени пытавшимися посягнуть на жизни селян, ангел-хранитель расправлялся немедленно и стремительно.

Познав благоденствие, смертные возносили молитвы, обращенные к ангелам-хранителям, и помысли сии, материализуясь, обращались в волшебные кристаллы, которыми небожители питали Иггдрасиль, Мировое Древо. Вот и сейчас: защитить Ангельские Водопады от снующих в округе монстров, наш герой удостоился благодарной молитвы селян, и, обретя кристалл, вознесся на небеса, дабы даровать оный Иггдрасилю.

Замок в небесах именовался небожителями Обсерваторией, а смертный мир - Протекторатом. Гласили легенды, что людей Всемогущий сотворил первыми, а уж затем - небожителей, стражей и хранителей. Вверив под опеку последних Иггдрасиль, Всемогущий удалился в царствие, отрезанное от сего мира, но ведают небожители: пройдут века, и однажды подношений Мировому Древу окажется достаточно, и зацветет оно, и откроется путь в Царствие Божие...

Денно и нощно трудились ангелы-хранители, обретая кристаллы благодарности, преподнося их Мировому Древу. И однажды свершилось то, чего ждали они долгие столетия: на ветвях Иггдрасиля появились плоды, с небес спустился Звездный Экспресс, дабы доставить небожителей в Царствие Божие...

С благоговением поднялись те на вершину Обсерватории... и в это мгновение чудовищные подземные толчки сотрясли смертный мир, а ввысь взметнулись столпы темной, нечестивой энергии. Одна из таковых ударила в золотой Звездный Экспресс, уничтожив его на глазах потрясенных небожителей. Почернели небеса, а удары злой магии все продолжались, сокрушая Обсерваторию... Герой наш не удержался на ногах, и, оглушенный, камнем устремился вниз...


Придя в себя, обнаружил он, что обратился в смертного, и пребывает ныне в сели Ангельские Водопады, которое совсем недавно оберегал. Девушка Эринн, обнаружившая пребывающего без сознанию юношу, поведала ему, что после недавнего страшного землетрясения в окрестном дикоземье возникло множество монстров, и теперь покидать деревушку небезопасно. Хоть и снедали юношу множество вопросов о том, что, в сущности, произошло, понимал он, что ответы на них придется искать ему самому.

Землетрясение привело к тому, что единственный горный перевал, соединяющий Ангельские Водопады с внешним миром оказался завален тоннами камня, и потребуется немало времени, чтобы его вновь расчистить. Впрочем, солдаты Сторнвея - державы, на землях которой и ютилась деревушка - по приказу короля Скотта занимались именно этим.

Юноша же исследовал окрестные земли, сражаясь с вконец распустившимися монстрами... другими словами, исполнял свой долг как ангела-хранителя, пусть ныне оным и не являлся... хотелось, однако, верить, что временно. В лесу неподалеку от селения небожитель обнаружил один из вагонов Звездного Эспресса, вот только внутрь попасть не сумел; забавно, но миряне проходили мимо божественного творения, вовсе не замечая его.

Однако нашего героя заметила фея Стелла, стюард Звездного Экспресса. Волшебное создание весьма удивил сей странный человек, зрящий и чудесный экспресс, и души мертвых?.. Быть может он - действительно небожитель, но куда подевались его крылья и нимб?..

Продолжая наблюдать за заинтересовавшим ее субъектом, который в одиночку отправился в подземелье Гексагон, дабы спасти попавшую в беду трактирщицу Люиду из Сторнвея, фея отметила, что юноша не способен замечать кристаллы благодарности, коими одаривают его миряне. Ну какой же он после этого небожитель?..

Тем не менее, Стелла решила придти на помощь герою, доставить его в Обсерваторию на Звездном Экспрессе, а уж там пускай разбираются, что к чему... Вот только к удивлению феи, божественная машина оставалась прикована к земле, не желая возноситься в небеса. Молчал и Всемогущий, не отвечая на обращенные к нему помыслы Стеллы. Чем может божество быть так занято?..

Герою фея предложила отправиться в королевство Стронвей, благо горное ущелье оказалось расчищено от завала. В столь большом городе обращенный в смертного небожитель наверняка сумеет совершить немало добрых деяний, собрать кристаллы благодарности... и тогда Всемогущий обязательно обратит на него внимание и исправит то плачевное положение, в котором оказался наш герой.

За неимением иной перспективы, тот согласился на предложение феи, тем более, что в Сторнвей выступили и Люида с Эринн, собираясь сделать тамошнюю гостиницу лучшей в королевстве.

Жители королевства ныне пребывали в постоянной тревоге, ибо в округе объявился таинственный Черный Рыцарь, пытавшийся по словам стражи, похитить из замка прекрасную Симону, дочь короля Скотта. Нападение рыцаря удалось отразить, но никто не сомневался, что вернется он, и в весьма скором времени.

Заручившись поддержкой иных искателей приключений, заглянувших в гостиницу Люиды, герой предложил королю свои услуги по устранению угрозы, несомой Черным Рыцарем, на что монарх с радостью согласился. Он поведал юноше, что рыцарь велел передать ему принцессу Симону у северного озера Строн; немедленно, герои выступили в означенном направлении.

...Одержав верх над Черным Рыцарем - нежитью, они потребовали ответа, почему тот преследует принцессу Сторнвея. Как оказалось, от вечного сна рыцаря пробудили подземные толчки, сотрясшие мир, и оказался он в незнакомых землях, практически утратив память. Единственное, что помнил он, это свою возлюбленную - принцессу Мону из древнего королевства Бригадум. Попросив героев принести извинения от его имени монарху Сторнвея за причиненные беспокойства, Черный Рыцарь выступил на поиски утраченной любви...

К рассказу героев король Скотт отнесся весьма скептически; он почитал Черного Рыцаря за воплощение зла, и не собирался мириться с тем, что искатели приключений позволили нежити уйти. Но сердобольная принцесса Симона переживала за Черного Рыцаря, лишенного покоя посмертия, посему попросила героев отыскать королевство Бригадум, о котором прежде слышала лишь в древних сказаниях.

Покинув земли Скорнвея, четверка героев выступила на север, в заполоненные монстрами, исполненные скверны земли, пребывали в которых бренные руины королевства Бригадум. В разрушенном тронном зале дворца восседала на каменном троне ведьма-демонесса Мораг, а пред нею с обнаженным клинком в руке замер Черный Рыцарь. Лишь узрел он Мораг, как память вернулась к нему, и вспомнил он, как несколько столетий назад отправился на поиски ведьмы, дабы раз и навсегда положить конец ее злодеяниям. Увы, в противостоянии с Мораг Черный Рыцарь сложил голову, и долгие века пребывал под действием чар ведьмы в подземной усыпальнице, пока землетрясение не принесло ему свободу.

Впрочем, Мораг по этому поводу не очень переживала, зная, что в любой момент вновь может наложить проклятие на свою игрушку. Однако у героев наших на сей счет были иные мысли, посему низвергли они злую ведьму. Но не принесла душевного покоя Черному Рыцарю гибель немезиды, ибо родное королевство его пребывало в руинах, а возлюбленная наверняка мертва уже ни одно столетие.

Двери тронного зала распахнулись, и внутрь шагнула принцесса Симона, сопровождаемая стражами Скорнвея. Улыбнувшись рыцарю, пришедшему из легенд, она протянула ему руку, и самозабвенно танцевали они в тронном зале Бригадумана... чемпион королевства и девушка, унаследовавшая воспоминания принцессы Моны.

Наконец, Черный Рыцарь обрел покой; измученная душа его возносилась на небеса, но обратил он к герою искренние слова благодарности. Жители Скорнвея чествовали своего героя-избавителя, и фея Стелла отметила, что кристаллы благодарности возвращают ему часть могущества, коим обладал юноша в бытность небожителем. И когда восстановится оно, вновь воспарит в небеса Звездный Экспресс, устремившись к далекой Обсерватории. Стало быть, надо продолжать вершить добрые дела в смертном мире...

Теперь, когда угрозы со стороны Черного Рыцаря не существовало боле, король Скотт распорядился обеспечить героям беспрепятственный проход через восточную заставу, пребывал в землях за которой торговый град Коффинвелл. В оном свирепствовала чума, подобная той, что посетила город столетие назад. Как значилось в древних манускриптах, зараза - вернее, проклятие! - начала распространяться после того, как горожане отыскали некие древние руины к западу от Коффинвелла. Тогда распространение чумы удалось избежать, ибо горожане запечатали вход в руины, но недавнее землетрясение, верно, вновь открыло проход в потаенные глубины.

Спустившись в подземелье, усыпальницу древнего короля, герои отыскали воплощенное проклятье, заточили его в сосуд, из которого то и вырвалось. Исполненные благодарности жители Коффенвелла даровали нашему герою достаточно кристаллов, чтобы Звездный Экспресс признал его за небожителя. Посему, оставив спутников в гостинице Сторнвелла, оный наряду с феей устремился к западному лесу.

...Управляя сей чудесной машиной, Стелла доставила юношу в Обсерваторию, где бушевали яростные грозы. Увы, после случившейся катастрофы небожителей в небесном замке осталось совсем немного. Старейшина Апус несказанно поразился утрате героем крыльев и нимба, поведал о том, что и иные небожители низринулись в царствие смертных в поисках плодов Иггдрасиля и до сих пор не вернулись. Герой же сообщил старейшине о странных деяниях, вершащихся в Протекторате, и о том, что смертный мир сотрясли те же столпы нечестивой энергии, что и Обсерваторию. Неужто... и Царствие Божие?..

Вскоре после трагедии Акила отправился в Протекторат в поисках нашего героя... и до сих пор не вернулся. Надо отметить, что несколько столетий назад в смертном мире бесследно сгинул его наставник, Корвус, и Акила поклялся не допустить повторения случившегося.

По совету старейшины Апуса герой поднялся на вершину Обсерватории, обратился с молитвой к Иггдрасилю, моля Мировое Древо вернуть ему облик небожителя. Но снизошло на него видение...

"Смертные недостойны пребывать в царствие моем", - грохотнул божественный глас. - "Грехи жадности, лжи и бесчестия несут они с собою. Из праха явились они... и в прах я обращу их". С небес вниз низринулась колонна разрушительной энергии, но иная сила отвратила удар от смертного мира. Иной, тихий голос взывал к отцу, моля того повременить с карой, дать смертным шанс. Но Всемогущий оставался неумолим в своем решении. И тогда чадо его обратилось в Мировое Древо, дабы оберегать смертный мир и людей, в нем живущих...

Пробудившись, герой с разочарованием констатировал, что ни нимб, ни крылья к нему так не вернулись. Но в разуме его прозвучал глас Мирового Древа, кое велело небожителю вновь возвращаться в смертный мир и разыскать в нем семь утраченных плодов... ради спасения человечества.

Так, вернувшись на Звездный Экспресс, герой поведал о миссии своей фее, и та направила столь причудливое средство передвижения к миру смертному... к центральному островку, высился на котором храм Дармы. Сия священная обитель пребывала в мире с незапамятных времен, и пребывало в стенах ее множество искателей приключений. Однако недавно настоятель Дармы сгинул бесследно, и поиски его результата не принесли...

В поисках настоятеля небожитель и присоединившиеся к нему в храме искатели приключений обыскали каждый уголок острова, и вскоре обнаружили его на вершине высокой башни. Настоятель взывал ко Всемогущему, требуя наделить его еще большими силами, дабы направлял он свою паству. И молитвы его не остались без ответа... Столп темной энергии поглотил настоятеля, обратив его в монстра - Повелителя Ну'ун.

Одержав верх над последним, герои способствовали очищению настоятеля от темной энергии. Старей поведал, что, съев сияющий плод, упавший с небес, почувствовал, как вливаются в него новые силы, туманящие разум... О том, что случилось после, у него не сохранилось никаких воспоминаний.

К изумлению небожителя, подле настоятеля материализовался плод Мирового Древа, и герой, не тратя время на долгие раздумья, спрятал драгоценную реликвию в заплечный мешок. После чего наряду с товарищами продолжил исследование острова...

Наконец, герои достигли портового града Ллаффан на южной оконечности острова. Появившийся после землетрясения в прибрежных водах кит, названный крестьянами Левиафаном, исправно снабжал селение рыбой, посему рыбакам боле не приходилось выходить на промысел. Как оказалось, отвечал Морской Лорд на мольбы девочки Джоны, отец которой, Дилан, в час землетрясения не вернулся из плавания. Но, видя растущую леность горожан, Джона сообщила старейшине, что больше не будет молить Левиафана о благодати; придя в ярость, тот повел ее на высокий утес недалече от Ллаффана.

Встревожившись, небожитель и новые спутники его устремились вслед за старейшиной, поднялись на утес. Старейшина пытался настоятельно убедить Джону призывать Левиафана лишь по его просьбе, дабы Морской Лорд приносил им со дна затонувшие сокровища и жемчуг. В разгар спора из пучины поднялся разъяренный Левиафан, атаковал героев...

Лишь вмешательство Джоны уберегло небожителя и спутников его от верной гибели. "Разве они не прихвостни старейшины?" - пророкотал Морской Лорд, и глаза Джоны расширились от изумления, ибо узнала она голос своего отца. Призрак Дилана возник над морским чудищем, произнес: "В ту ночь, когда разразился страшный шторм, меня волной выбросило из лодки, а затем в воду рядом со мною упал золотой плод. Я ухватился за него руками, а мыслями обратился к тебе, Джона... Затем я скончался... но обнаружил после, что душа моя пребывает в теле этого огромного кита!"

Хоть и призывал Дилан дочурку отправиться с ним в пучины морские, та приняла решение остаться в селении, ведь теперь, с гибелью кита, прозванного жителями Левиафаном, им вновь придется усердно трудиться, дабы прокормить семьи. Герою же дух рыбака прежде, чем устремиться в мир иной, передал волшебный плод Мирового Древа.

...Рыбаки Ллаффана, выходя на очередной промысел, доставили искателей приключений в небольшой портовый град на восточном континенте, рекомый Глиняным Городком, благо располагался он на Глиняном же Побережье. Покинув порт, герои устремились к восточному селению у переправы через бурную реку; именовалось то воистину колоритно - Мост Безнадеги. От жителей города герои узнали, что старик-отшельник по имени Мейсон, проживающий в предгорьях скал Зир, не так давно где-то раздобыл сияющий плод.

Однако старый каменщик отправился высоко в горы, дабы упокоиться с миром, благо прожил он долгую, полную горестей и лишений жизнь. Поднявшись вслед за Мейсоном на вершину плато, герои замерли в изумлении, ибо узрели величайшее творение старика - вытесанное из камня подобие его родной деревни, Зир: дома, людей, деревья, животных... Наверняка память о доме была отшельнику невероятно дорога...

Неожиданно героев атаковала гигантская каменная горгулья - хранительница селения, сотворенная Мейсоном. Уничтожив конструкта, небожитель лицезрел дух почившего отшельника. "Извини", - произнес тот. - "Похоже, сей страж объявился, когда я съел тот странный плод и пожелал, чтобы творение мое пребывало в неприкосновенности". Дух исчез, вознесшись на небеса, а в руках у нашего героя возник сияющий плод Мирового Древа...

Спустившись с гор, герои устремились в южные пределы восточного континента, вскоре достигнув города цветов, Блумингдейла. Жители града только и говорили о том, что дочь почивших правителей, Марион Блум, с детства отличавшаяся хилым здоровьем, неожиданно набралась сил... и это после того, как съела некий волшебный плод. Вот только характер девушки ухудшился: она то и дело испытывала приступы ярости, настроение ее менялось...

Проследовав в особняк, герои прознали, что хозяйку оного недавно похитили разбойники и удерживают в северной пещере, требуя выкуп. Более того, небожителю явился дух Марион Блум; девушка сообщила, что умерла несколько недель назад, а та, кто выдает себя за нее - одушевленная магией плода кукла, Марионетка. Пораженные, герои, тем не менее, приняли решение спасти обретшее жизнь создание из рук разбойников, посему устремились к пещере, где те скрывались.

Однако одушевленная кукла бежала от незадачливых похитителей вглубь пещеры... где столкнулась с гигантским пауком. К счастью, подоспевшие герои сумели спасти Марионетку, но осознала та, что, в сущности, ничем не отличается от рядовых монстров. Посему кукла приняла решение по возвращению к Блумингдейл отринуть подобие жизни... однако, в последний раз выдав себя за Марион, приказала набольшему над городской пристанью передать в ведение героям семейный корабль, "Гордость Блумингдейла". После чего Марионетка отправилась на задний двор особняка, где у могилы истинной Марион вновь обратилась к куклу... А в ладонях небожителя возник четвертый плод Мирового Древа.


...Корабль причалил к землям северного континента; сойдя на берег, герои ступили на земли королевства Глима, пересекли пустыню Джуст, достигнув наконец Дворца-Миража, вотчины королевы Волуптуа, дочери короля Аквеса, семнадцатого правителя Глибы. Дабы улучшить бытие подданных, последний распорядился проложить под городом водные каналы; дочь же его проводила дни в праздности и безделье, что ни в коей мере не способствовало дальнейшему расцвету королевства.

Более того, Волуптуа приказала создать в центре дворца бассейн, что потребовало огромного расхода запаса воды из подземного канала; ныне землям королевства угрожала засуха, но ветреной королеве не было дело до нужд подданных. Получив в дар от заезжего торговца сияющий плод, она приказала служанкам разрезать его на части и бросить в бассейн, и те не замедлили исполнить приказ. Однако легенда о том, что плоды Мирового Древа исполняют желания вкусившего их, оказалась верна; одну из долек попробовала на зубок любимая ящерка королевы, тут же обратившаяся в огромного монстра. Схватив изумленную Волуптуа, она скрылась в лабиринтах подземных тоннелей.

Настигнув монстра, герои атаковали его, обратив вспять действие заклятия плода Мирового Древа; чудовище вновь обратилось в безобидную ящерку. Плод же, вновь обретя законченную форму, опустился в ладони небожителя, и теперь Волуптуа не возражала, чтобы спасители забрали чудесный фрукт с собою.


...Поиски оставшихся плодов Мирового Древа привели небожителя и спутников его на заснеженный северный континент, где в землях, рекомых Снеберией, пребывала Академия Свайндимпла, основанная в минувшие столетия сиром Стернивусом Свайндимплом. Наставники сего учебного заведения сообщили искателям приключениям о таинственных исчезновениях учащихся, случившихся в последнее время. А одна из учениц шепотом сообщила героям, что поместила случайно найденный светящийся плод на могилу сира Стернивуса... после чего и начались все исчезновения.

Как оказалось, за похищениями нерадивых учащихся стоял пробудившийся дух основателя Академии. Спустившись в подземные склепы, хозяйничала в которых нежить, герои отыскали обездвиженных ребят, которым призрак читал лекции, одну за одной. Заметив незнакомцев, дух обратился в демона, атаковал, но был повержен небожителем и его спутниками. Пред героем в воздухе возник плод Мирового Древа, а дух сира Стервинуса, пришедший, наконец, в себя, признался, что хотел лишь привить сознательности учащимся академии.

...Покинув Снеберию, герои устремились в западные земли континента, достигнув вскоре равнин Илуугазар, пребывало на которых селение кочевников Батсурег. Жители оного только и судачили, что о странных магических силах, обрела которые женщина по имени Сарантсатстраль, получив тем самым власть над вождем Батхааном и сыном его Батзоригом. Доставлял селению хлопот и монстр, то и дело пытавшийся прорваться к вождю, но отступавший за пределы Батсурега, когда достичь желаемого ему не удавалось. Батхаан пытался заставить сына отправиться по следу монстра и прикончить его наконец, но юноша наотрез отказывался... а затем покинул селение, отправившись на север.

Проследив за юношей, герои достигли могилы его матери, где Батзориг пребывал наряду с монстрам. Небожителю сын вождя поведал, что сей монстр предан ему, а в селение от приходит, дабы атаковать Сарантсатстраль, злую ведьму, фактически подчинившую себе вождя. Но он, Батзориг, еще заставит сельчан увидеть, кем является она на самом деле!

Небожителю предстал дух матери Батзорига, попросивший искателей приключений отыскать руины разоренной монстрами деревни Герзуун в восточных землях, где растет чудесная трава, что весьма пригодится юноше в противостоянии с Сарантсатстраль. Герои поспешили исполнить просьбу призрака супруги вождя; поднявшись на гору Улзуун, они отыскали руины селения... и чудесную траву.

С помощью настоя сей травы Батзориг явил сельчанам истинный, чудовищный облик демонессы Сарантсатстраль, коим обладала она до того, как вкусила плод Мирового Древа... Одержав верх над оной, герои обрели последний, седьмой плод; Батхаан же, осознав свою чудовищную ошибку, нарек следующим вождем Батсурега своего сына.


Распрощавшись со спутниками и вернувшись на Звездный Экспресс, небожитель и Стелла устремились в Обсерваторию, когда в кабине состава неожиданно возник Акила, потребовав немедленно передать ему плоды Мирового Древа. Герой колебался, не зная, как ему следует поступить... и Акила атаковал, с легкостью одержав верх над бывшим подопечным.

После чего, забрав плоды, покинул Звездный Экспресс, подлетев к черному дракону, парящему подле состава. На спине твари восседал Готтингем-Гор, верный служитель властителя Империи Гитта. "Собрав плоды, ты доказал свою приверженность нашему делу", - высокомерно обратился он к Акиле. - "И скоро мы атакуем Аповер, где пребывает Грейгранл, герой небес. Варварус тоже отправится туда, жаждет отомстить за свое унижение".

Готтингем-Гор приказал черному дракону атаковать Звездный Экспресс, и рептилия выдохнула поток пламени, объявшего состав. Пребывающий без сознания герой и Стелла выпали через сорванную Акилой дверь, устремившись к далекой земле...

При падении небожитель получил тяжелые раны; его обнаружили жители изолированной в землях западного континента деревушки Вормвуд, относившиеся к чужакам с недоверием и неприязнью. Тем не менее, один из жителей селения - юноша по имени Воллас - выходил героя, и вскоре тот вновь поднялся на ноги.

Герой принял решение немедленно выступить в Аповер, дабы предупредить героя небес и его соратников о скорой атаке сил Империи Гитта. По пути он повстречал мятущийся призрак девушки, Серены, которая поведала, что много лет назад обнаружила на окраине Вормвуда тяжело раненого Корвуса, хранителя селения. Позже последний спас ее от явившихся в деревню имперцев... и теперь даже в посмертии она не прекращает поиски доброго ангела... Ведь затем имперцы вернулись, и число их было поистине огромно... Старейшина Вормвуда - отец Серены - принял решение передать им хранителя в обмен на обещание сохранить жизни жителям селения... Так, Корвус оказался предан людьми, защите которых посвятил всего себя... Но и Серену, и отца ее имперцы убили в тот день...

Миновав дикоземье континента, небожитель поднялся на склоны вулкана Магмару, где и высился град Аповер, населяли который потомки освобожденных Грейгнарлом 300 лет назад из-под гнета Империи Гитта людей. Сам Грейгнарл оказался древним драконом, обладающим весьма скверным характером надо сказать.

Посчитав, что герой наш - лазутчик ненавистной Империи, Грейснарл приказал ему убираться прочь... и в этот момент впервые за три столетия солдаты династии Гитт, ведомые Готтингем-Гором, атаковали Аповер. К счастью, натиск удалось отразить, и Готтингем-Гор бежал, обещав вскорости вернуться, дабы раз и навсегда покончить с Грейснарлом и жителями Аповера.

А в небесах появился Варварус, и сам Грейснарл поразился до глубины души, ощутив нечестивое могущество, переполнявшее черного дракона. В последовавшем сражении герой небес пал, а имперцы разорили Аповер, уведя выживших в собою на земли Империи Гитта и бросив их в темницу Гортресс. Среди последних пребывал и наш герой.

Взглянуть на последнего возжелал сам один из Триумгората, Горехам-Гог, смотритель Гортресса. Смерив героя презрительным взглядом и не обнаружив в нем ни малейшего сходства с небожителями, смотритель повелел швырнуть пленника в одну из камер наряду с иными смертными. Потянулись дни, в течение которых заключенные трудились, не покладая рук, под бдительным взором надсмотрщиков...

Но, наконец, терпение несчастных лопнуло, и подняли они мятеж... Герои ворвались в помещение для стражи, повергли Горехама-Гога, и тот исчез в сполохе темной энергии... Как оказалось, содержались в тюрьме и пленные небожители!.. Они поведали герою о том, что император Годвин из династии Гитт питает Варваруса магическими силами небожителей, сдерживая черного дракона в узде... Более того, имперские солдаты - в отличие от прочих смертных - могут видеть небожителей, и как только те упали с небес после атаки на Обсерваторию, немедленно заточили их в подземельях Гортресса и дворца Гиттингем.

В небесах над захваченной заключенными крепостью возник Варварус, вознамерившийся испепелить дерзких... но ударил черного дракона стремительно несущийся по небу Звездный Экспресс, и рептилия сошла за благо ретироваться.

...Фея Стелла доставила нашего героя и спасенных им из заточения небожителей в Обсерваторию. Юноша немедленно поспешил к старейшине Апусу, поведав ему о возрождении лежавшей прежде в руинах Империи Гитта и дракона Варваруса... а также о предательстве Акилы, заполучившем плоды Мирового Древа.

Последнее старейшину несказанно удивило, ибо совсем недавно Акила вернулся в Обсерваторию, передав плоды Апусу и сказав, что поисками их они занимались с героем совместно. Воистину, странно... Но, как бы то ни было, старейшина собрался вновь попытаться ступить в Царствие Божие... Ведь неведомо, остается ли вотчина Всемогущего в безопасности теперь, когда столпы темной энергии ударили в Обсерваторию, а в Протекторате возродилась империя зла.

Герой и старейшина Апус ступили в кабину Звездного Экспресса, и состав устремился ввысь, к далеким звездам... прибыв вскоре в Царствие Божие. С благоговением небожители проследовали к величественному храму лишь затем, чтобы обнаружить его в руинах. Столпы таинственной энергии, ударившие в Обсерваторию, сокрушили и святая святых сей вселенной!..

Тем не менее, герой возложил на алтарь во внутреннем святилище храма семь плодов Мирового Древа, и исчезли они в ярчайшем сиянии. А самих небожителей неведомая сила переместила их храма к подножью Мирового Древа, омытого золотым сиянием. "Исполнив пророчества, вы пробудили меня ото сна", - прозвучал в разумах их чистый голос, и узрели небожители светлый образ прекрасной богини. - "Я - единственная дочь Всемогущего, Великого Зодчего Зенуса, Богиня Целестрия... Милые мои небожители... Долгие тысячелетия вы надзирали за Протекторатом и преподносили мне кристаллы благодарности, собирали которые в смертном мире. И, наконец, я вновь обрела сознание, за что бесконечно вам благодарна... А в Иггдрасиль я обратилась, чтобы защитить смертных и их мир, ибо отец мой полагал, что чада его погрязли во грехе и стремился уничтожить их. И тогда я обратилась в Мировое Древо, дабы доказать отцу, что в душах смертных не погасла искра добра... Те кристаллы благодарности, что вы собрали, и есть доказательство... Зенус сотворил Обсерваторию и вас, небожителей, дабы надзирать за смертными, собирать их благодарности и подносить мне... Дабы однажды зацвели плоды и настал день моего пробуждения..."

"Но Всемогущий?.." - выдохнул пораженный Апус. - "Жив ли он?.." "Не тревожься, если бы с отцом что-нибудь случилась, погибла бы и я, а этот мир прекратил бы свое существование", - отвечала Богиня. - "Нет, он все еще пребывает с нами, хоть и нет его в Царствие Божьем... Но я должна открыть вам... Свет, ударивший в Царствие Божие... Сущность, сотворившая сей столп... Она стремится уничтожить мир... Именно он вернул Империю из забвения и находится ныне во дворце в сердце сей нечестивой державы..."

Так, вернувшись на Звездный Экспресс, наш герой устремился к землям Империи Гитт, дабы раз и навсегда выжечь источник зла, угрожающий миру смертному и Царствию Божию. Сразив Готтингем-Гора у врат дворца Гиттингем, он ступил в чертоги зловещей цитадели, где отыскал и прикончил последнего из Триумгората - Горесбай-Пуррвиса, стража тронного зала. Проследовав в оный, небожитель лицезрел правителя Империи Гитта, императора Годвина... атакуемого Акилой!

Последний принес во дворец ложные подобия плодов Мирового Древа лишь затем, чтобы подобраться к императору, но недооценил свои силы: Годвин с легкостью поверг наставника нашего героя, и честь одержать верх над императором выпала хранителю Ангельских Водопадов...

Наконец, властитель-нежить пал, и герой устремился в подземелья дворца, дабы отыскать и освободить плененных имперцами небожителей. Именно здесь 300 лет назад Годвином проводились эксперименты по изъятию жизненной силы небожителей и направлению оной в тела солдат Империи... а также могучего Варваруса. И сейчас, когда неведомая сила подъяла Империю Гитта из небытия, дьявольские эксперименты продолжились...

Выпустив пленных сородичей из камер, герой спустился в потаенные глубины подземелья, где обнаружил скованного цепями Корвуса - обезумевшего небожителя, обращенного в демона. Именно он возродил Империю, дабы с помощью Годвина и миньонов его уничтожить сущее - как смертный мир, так и Обсерваторию, и Царствие Божие. Освобожденный, Корвус немедленно атаковал героя, видел в котором лишь очередного грешника. "Никто не знает, какую жгучую ненависть я пестовал эти 300 лет", - шипел он, нанося удары противнику. - "Никто не знает, какую боль испытывал. Но именно ненависть и боль придали мне новых сил: я стал сильнее даже Всемогущего! Ты же видел столпы темной энергии, сотворенные мной? Я уничтожил его! Я уничтожил самого Зенуса! И тем самым стал Всемогущим сам. Пришло время занять мой трон".

Оставив поверженного героя, Корвус воспарил ввысь, прочь из дворца Гиттингем, и, призвав Варваруса, приказал черному дракону устремиться в Царствие Божие... а уж после они займутся уничтожением смертного мира.

...По возвращении в Обсерваторию Богиня Целестрия призвала героя, и когда приблизился тот к Мировому Древу, сообщила, что ни один младший небожитель не может причинить вред старшему, а, стало быть, одержать верх над Корвусом может лишь смертный. Богиня предложила герою нелегкий выбор, но тот принял его, и, приняв упавший к нему в руки с ветвей Мирового Древа плод, пожелал отринуть свою чудесную сущность, обратившись в смертного. На удивление, покамест он сохранял способность зреть иных небожителей, ровно как и Звездный Экспресс, но как долго это продится?..

Посему герой, не мешкая, велел Стелле направить состав к Царствию Божьему, до неузнаваемости измененному нечестивой волшбою падшего Корвуса. Последний ожидал его, удобно расположившись на троне во внутреннем святилище оскверненного храма, и несказанно удивился тому факту, что герой с легкостью может атаковать его. Осознав, что тот отринул свою сущность небожителя, обратившись в столь ненавистного смертного, Корвус содеял то же самое, всецело приняв демонический облик, после чего, призвав Варваруса, приказал черному дракону атаковать героя.

И когда отринувший бессмертие небожитель поверг могучую бестию, ему противостоял Корвус, переродившийся в демона окончательно. Оный вознамерился было высвободить всю накопленную за столетия темную энергию, дабы подобной жертвой уничтожить мироздание... но предстал ему дух Серены, стремящийся спасти Корвуса от тьмы, горечи и отчаяния... и вспомнил он себя прошлого... настоящего, устыдился... Так, в мир иной Корвус уходил небожителем, освободившимся от демонической порчи...

С гибелью Корвуса древнее пророчество исполнилось, и богиня Целестрия вновь обрела свой истинный облик. Небожители возносились в Царствие Божие, очистившееся от зла, а Обсерватория исчезала. Ныне наш герой станет защитником и хранителем мира смертного, ибо такова воля богини...

Хроники Слизнии

Давным-давно существовал в мире смертном маленький островок, Слизния. Некогда сотворил его чародей, жаждущий изучать повадки слизней и их социум, и теперь, столетия спустя, оный продолжал развиваться и эволюционировать наряду с иными цивилизациями сего мира... Но если королевства людей созидались и исчезали, то вотчина слизней продолжала существовать, и никто из обитателей иных смертных держав не обращал на нее ни малейшего внимания, ибо хватало у них и иных забот...

В столице Слизнии - городке Прыгбурге - проживал молодой слизень по имени Рокет. Однажды поутру его разбудила младшая сестра Бо, рассказав о том, что их общий друг, целительный слизень Хули, с кем-то дерется в дворцовом саду.

Действительно, как оказалось, Хули стащил волшебную Флейту Воина из сокровищницы Его Прыгучести, что не укрылось от иного слизня, крылатого - Свотси, всегда следующего букве закона. Свотси вознамерился было отобрать Флейту у Хули, но, заметив подоспевшего Рокета, передумал, поспешив ретироваться.

Хули передал Флейту своему другу, и тот попробовал сыграть на ней: когда поблизости раздался голос его отца, дворцового стража. В отчаянии Хули засунул украденный артефакт в пасть Рокета, и когда отец последнего - дворцовый страж - действительно появился в саду и поинтересовался, не видали ли детишки Флейту, изобразил святую невинность.

Внимание его привлек шум, донесшийся с городской площади; поспешив в означенном направлении, страж и следующие за ним слизни-ребятишки заметили целую армию уткообразных монстров, ступивших в Прыгбург и потребовавших немедленно передать им Флейту Воина. Конечно, страж возмутился подобному предложению, но затем монстры - платиосы, именующие себя "Плобами" продемонстрировали ему гигантский танк, стрелявший по городу тяжелыми каменными ядрами.

Сознавая собственное бессилие, страж позволил им взять себя в плен... наряду со всеми остальными слизнями, жителями Прыгбурга. Лишь Рокета, в аморфном теле которого находилась Флейта, твари посчитали за червя, посему оставили в лесу, в нескольких милях от города. Флейта выпала изо рта слизня, сломавшись при этом. Вздохнув, Рокет устремился в чащобу... где неожиданно для себя отыскал Свотси. Последний, заметив напавших на город монстров, бежал прочь и спрятался в сундуке, где его и обнаружил Рокет.

Свотси направился обратно в город, Рокет же продолжил странствие по лесу. Вскоре заметил он двух платиосы, из последних сил тянущих телегу, громоздились на которой сундуки с пленными слизнями. Рокет осторожно последовал следом, сумев вызволить из сундуков двух сородичей - каменного Валуна и Матушку Глупериор, смотрительницу городской церквушки. После всего все трое вернулись на автоматической платформе тянущейся через лес трансслизнийской магистрали в Прыгбург.

На следующий день четверо слизней собрались на главной площади разрушенного города, приступив к расчистке его от железных ядер, выпущенных танком платиосов. После чего Рокет вновь отправился в лес, надеясь вырвать из лап похитителей как можно больше сородичей.

Так, разыскал он плененных барона Блуббу и Его Величество короля Прыгбурга, удерживаемого злым древом. Но когда Рокет приготовился было сопроводить монарха в город, в лесу появился один из гигантских танков платиосов, и слизням пришлось улепетывать изо всех сил, чтобы не попасть под обстрел.

К счастью, они успели добраться до Прыгбурга, но сознавал король, что не выстоять городу против столь ужасающего оружия, обладают которым Плобы. Посему велел он Рокету отправляться в песчаный град на восточной оконечности Слизнии, пребывает в котором гробница Флейтошлеймана, легендарного героя. Быть может, сумеют юный слизень отыскать там какое-нибудь оружие, что поможет сдержать натиск коварных платиосов.

Внутри пустынного комплекса Рокет повстречал платиоса-механика, доктора Сида, тщетно пытающегося выбраться из песчаной дюны, в которую угодил. Слизень помог Плобу вновь обрести свободу, и в благодарность тот починил Флейту Воина. На радостях Рокет сыграл на сей реликвии его народа... и на глазах пораженных слизня и платиоса гробница преобразилась, обратившись в гигантский танк Шлеймана. Вот оно - древнее и сокровенное оружие слизней!..

Доктору Сиду, в изумлении смотревшему на сие чудо инженерной мысли, некая пичужка доставила письмо от Папаши Плоба, Дона Когтеоне - предводителя их организации. Сей индивид был весьма недоволен тем фактом, что его механику понадобилась помощь презренного слизня, посему официально исключал Сида из рядов Плобов... Что ж, механик недолго горевал, и предложил Рокету помощь в управлении танком, которую слизень с благодарностью принял.

Король Слизнии несказанно обрадовался, узнав о находке юного Рокета - теперь у его державы появился шанс выстоять против агрессии Плобов!.. Но последние не дремали, и на следующее же утро их гигантский танк - "Платипанзер" - достиг Прыгбурга, дабы вновь разрушить город, только-только начавший восстанавливаться после предыдущей атаки.

Но Рокет и Сид, работая слаженно - слизень подносил ядра к пушкам, в то время как платиос вел прицельный огонь на противнику - сумели уничтожить "Платипанзер", одержав тем самым первую победу над врагом... в том числе и моральную. С той поры Рокета и сородичи, и платиосы стали именовать не иначе, как Воином Флейты, уважая молодого слизня и страшась.

Рокет же вернулся в гробницу Флейтошлеймана, где продолжил поиски пропавших родичей. Немало слизней обнаружились в сундуках, доставленных в сии пределы платиосами, а некоторые пребывали и в гигантских танках, "Платипанзерах", которые Плобы бросили против нахального слизня.

В решающем противостоянии против танка платиосов и высокомерного злобного слизня Сливаля "Платипанзер" последних оказался уничтожен, а томящейся в плену у сих индивидов слизень Хули освобожден. Рокет вернулся в город, наряду с Сидом занявшись усовершенствованием танка Шлеймана.

Несколько дней спустя король вновь призвал Рокета, просив того отправиться к священной горе Кракатроде, где замечено присутствие Плобов. Именно там герой нашего рассказа вновь столкнулся со Сливалем, но сумел одержать верх в танковом сражении. Танк Шварзмана - оружие Сливаля оказался критически поврежден... После чего Рокет проследовал в святилище, пребывающее в сердце горы. Пол и стены каверн покрывали фрески с изображением эпизодов древней легенды о заколдованных короле Троде и принцессе Медее...

В сокровенном святилище хранился реликт тех времен - мудрый Котелок, владеющий тайным знанием алхимии, но сейчас заполучил его один из трех лидеров Плобов - монстр по имени Горшочное Брюхо. Впрочем, особым интеллектом последний не отличался, и Рокет с легкостью одолел его в поединке. После чего с превеликой осторожностью доставил Котелок в Прыгбург.

...Несколько дней спустя Рокет получил письмо от сестры Бо, молившей спасти ее из заточения у Плобов в рощице неподалеку от города. Устремившись в означенном направлении, доблестный слизень угодил в расставленную Плобами ловушку, ибо ожидали его в лесу сразу четыре танка... в том числе и восстановленный танк Шварзмана жаждущего поквитаться Сливаля.

Впрочем, слизни, управляющие танком Шлеймана сумели одержать победу над противником, и малышка Бо была спасена... ровно как и тройка слизней, гордо именующих себя Гунинами, знатоками боевых искусств. В благодарность за помощь они обещали Рокету выяснить, где Плобы прячут иных похищенных из Прыгбурга слизней... в том числе родителей нашего героя...

Как оказалось, содержат пленников на утесе Колмай, где, если верить легендам, пребывают врата в смежный мир. Рокет немедленно устремился к сей отвесной горе и, действительно, обнаружил заключенных Плобами в сундуках своих родителей.

Поскольку противостоять платиосам и их союзникам юному слизню приходилось все чаще, Гунины взялись обучать Рокета боевым искусствам. Несколько недель спустя последний вновь направился к утесу Колмай, где принялся вызволять из заточения сородичей. Здесь он сразился со вторым из лидеров Плобов - демоном, Мастером Косы, и, одержав верх над сим могущественным противником, вызволил из заточения аббата Фланциско, смиренного служителя богини.

...Следующие несколько недель слизни неустанно трудились, восстанавливая разрушенный Прыгбург, но по завершении начинания своего узнали от лазутчиков-Гунинов, что платиосы заняты какими-то раскопками в некрополе Флюцифера, неподалеку от горы Кракатроды. Аббат всполошился, предположив, что Плобы вознамерились вернуть в мир Темного, а, стало быть, королевство их пребывает в смертельной опасности!

В некрополе Рокету пришлось сразиться со множеством Плобов, в том числе со Сливелем. Потерпев поражение в третий раз, последний бежал, а юный слизень вызволил из заточения в сундуке королеву Слизнии.

Наконец, ему предстал гигантский Плотоядный Цветок - третий из лидеров Плобов; в противостоянии ему Рокет применил хитрую тактику, забросив в раззявленную пасть монстра колючих кактуаров. Цветок отступив, не преминув заметить, что им удалось извлечь то, что удерживало Темного в заточении. Поистине, тревожная весть...


А в оплоте Плобов, легендарной Летающей Когтести в плену у платиоса Дона Когтеоне оставалась принцесса Глютонелла. Впрочем, подобное положение последнюю ничуть не угнетало; она стремительно поглощала все без исключения припасы своих похитителей, все больше ввергая их в депрессию.

Наконец, терпение Дона Когтеона лопнуло, и он приказал подчиненным немедленно вернуть своенравную принцессу родителям, правителям Слизнии!.. Летающая Когтесть опустилась в лесах к северу от Прыгбурга, но сие чудо инженерной мысли не укрылось от Рокета. Воин Флейты проник внутрь оплота Плобов, где принялся громить механизмы, не забывая при этом улепетывать от приближающихся разъяренных противников, а том числе от гибельных машин, вооруженных острейшими мечами.

Несколько раз ему пришлось с помощью волшебной Флейты призвать свой танк, дабы дать отпор боевым машинам стражей Когтести. Здесь же свершилось последнее противостояние Рокета и Сливаля, ибо танк Шварзмана пребывал у дверей, ведущих в покои Папаши Плоба. Последний атаковал Рокета, с помощью волшебного жезла обратившись в гигантскую огнедышащую гусеницу... но был повержен.

И тогда в зал ступила принцесса Глютонелла; последняя успела прикончить все съестные запасы Плобов, и сейчас разыскала на складе Когтести некую флейту, в которую без задней мысли дунула... Дон Когтеоне пришел в ужас, ибо принцесса совершила ужасное: с помощью Флейты Флюцифера она только что освободила Темного из заточения!..

Дух последнего вселился в Папашу Плоба, призвав гигантский танк, с помощью которого Флюцифер намеревался уничтожить мир. К Рокету подоспел Сливаль, предложив объединить усилия против этой новой, страшной угрозы... Слизень согласился, и танки Шлеймана и Шварзмана выступили против адской машины Флюцифера...

Увы, даже их совокупной мощи оказалось недостаточно, и танк Темного поверг боевые машины противников, отбросив их в жерло горы Кракатроде. Жители Слизнии, издали наблюдавшие за происходившем на вершине Летающей Когтести противостоянием, в ужасе затаили дыхание... но подоспевший мудрый Котелок заявил, что еще не все потеряно, и мир спасти может лишь алхимия.

По его заверениям, гора Кракатрода - гигантский алхимический котел, а угодившие в нее танки - весьма подходящие ингредиенты... Действительно, ослепительное сияние озарило гору, и наблюдали пораженные слизни, как ввысь воспарил великолепный танк - Готт Шлейман. Сойдясь в поединке с танком Люцифера, машина, находящаяся под совместным управлением Рокета и Сливаля, повергла противника, и дух Темного оставил Папашу Плоба.

Как оказалось, последний хотел изловить Рокета лишь потому, что таков был каприз его возлюбленной платиоски... но сейчас та не нуждалась больше в Воине Флейты, выказав желание обрести модные труселя Доулмагуса. Посему Дон Когтеоне немедленно умчался на поиски сего редчайшего объекта туалета...

Рокета же чествовали в Прыгбурге как спасителя королевства. Искренне хотелось уповать на то, что о коварных Плобах слизни не услышат больше...

Таинственный Сливаль на празднества не явился, ибо сознавал, что в Слизнии ему нет места. Нет, слизень сей следовал собственной стезей, и не собирался отступать от намеченных целей...

Королева в Маске и Башня Зеркал

...В одну из далеких эпох существовал в сем мире остров, и пребывало на нем королевство Авалония.

Пять лет минуло с тех пор, как была одержана великая победа над Зифосом, Несущим Гибель, и в королевстве проводились празднества по столь знаменательному случаю.

На следующий день сыну воителя Клеймора – одного из героев, повергших Зифоса, - должно было исполниться шестнадцать, и, согласно традициям, бытующим в державе, должен он был пройти Испытание Взросления. В противостоянии с Несущим Гибель Клеймор потерял руку, и искусству обращения с мечом юношу обучал мастер Дао, один из мудрейших и искуснейших мечников королевства.

За тренировочным боем юноши внимательно наблюдали как Клеймор, так и наследник трона Авалонии, принц Кинжал. «Ваше Высочество, прошу прощения, но где же королева Куртана?» - почтительно обратился к принцу Клеймор. – «Я ее весь день не видел». «Мне сказали, в последнее время она чувствует себя неважно», - опустил голову Кинжал. – «Она заперлась в своих покоях и отказывается видеть кого бы то ни было. В том числе и меня». Клеймор задумчиво кивнул: он надеялся переброситься парой слов с Ее Величеством, но, раз такое дело... в другой раз...

По завершении тренировочного поедника с мастером Дао Клеймор велел сыну отправляться домой да хорошенько передохнуть пред предстоящим Испытанием Взросления. Юноша кивнул, устремился к выходу из замка; проходя мимо покоев королевы, заметил у дверей полковника Мачете, заявившего, что к венценосной особе посетители не допускаются.

...На следующий день отец разбудил нашего героя на рассвете, напомнив, что надлежит им предстать перед королевой: именно она, согласно традиции, направит юнца на Испытание Взросления, пройдя которое, тот будет признан совершеннолетним. Посему надлежит привести себя в порядок да поспешить в замок – негоже опаздывать на церемонию, в честь тебя же и проводящуюся.

Но, увы, как и прежде, королева отказывалась принимать гостей, о чем герою напомнил полковник Мачете. Принц, мерявший шагами дворцовый холл, признался юноше, что тревожится за мать, ведь она даже его не желает видеть.

Министр Мисерикорд вознамерился временно принять на себя роль королевы, и, обратившись к герою, возвестил, что надлежит тому исполнить древнюю традицию Авалонии, пройти Испытание Взросления. «За северными равнинами находится пещера Калибурн», - говорил престарелый придворный. – «Испытание требует, чтобы ты посетил ее глубинную каверну, именуемую «Достойнейшей из Достойных».

Не теряя времени, герой покинул дворец, и, выступив за городские стены, устремился к означенной пещере. В подземных коридорах разил он обитавших в каверне монстров... а после достиг неких руин, где предстал ему пустой доспех с привязанной к оному духой рыцаря древности, сира Дирка Вортингтона. Поединок с последним и стал для юноши испытанием, знаменовавшим его взросление и становление воителем, истинным мужем!

Потерпев поражение, сир Дирк признал, что противник его действительно искусен в обращении с мечом, а Испытание Взросления можно считать успешно завершенным.

...Министр Мисерикорд нарек вернувшегося героя одним из рыцарей Авалонии, защитником королевства, после чего поведал о том, что по неведомой причине королева покинула дворец, приказав никому – в том числе и принцу Кинжалу – не сопровождать ее. Принц воспринял сие известие довольно негативно, а после и вовсе исчез. Дворцовая стража под началом полковника Мачете с ног сбилась, разыскивая наследника престола.

К вящему своему удивлению, герой обнаружил принца в своем собственном доме: тот пришел просить Клеймора о помощи, ведь мать его вела себя в последнее время донельзя странно, а сейчас и вовсе устремилась к Галантинским Просторам, никому ничего не объяснив!.. Кинжал собирался последовать за матерью, и просил Клеймора сопровождать его. Воин, однако, отказал, полагая, что у королевы есть свои причины путешествовать инкогнито, и навряд ли она обрадуется, узнав, что кто-то – пусть даже родной сын! – следует за ней.

Понурившись, принц покинул хижину, а Клеймор, поразмыслив, признал, что, быть может, тревоги Кинжала и не беспочвенны. Обратившись к сыну, воин предложил тому сопроводить принца к Галантинским Просторам, ведь в одиночку выступать в те пределы действительно опасно.

Покинув город, двое устремились к означенной чащобе, в сердце которой находился целительный горячий источник. Множество монстров означилось в сем лесу, и герою наряду с Кинжалом пришлось нелегко, ведь зомби, орки, летучие мыши и прочие твари были отнюдь не прочь полакомиться по недомыслию забредшей во владения их человечинкой.

Впереди заметили они поляну... когда путь им преградил каменный голем, Брикет, велев убираться из его владений... Сразив конструкта, двое проследовали на поляну, обнаружив на ней хижину. Неожиданно дверь оной распахнулась, и наружу выступила королева, лицо которой скрывала некая маска. Кинжал и опомниться не успел, а мать его уже скрылась в чащобе. «Маску она стала носить в последнее время», - поведал принц герою. – «Не говорит, почему. Даже я не знаю... Но что забыла мама в этой лачуге?»

«Вы кто такие?» - послышался окрик, и на пороге хижины возникла светловолосая девушка, облаченная в алое платье покроя несколько вызывающего. Принц заверил незнакомку, что они не причиняет ей вреда, после чего поинтересовался, с какой целью навещала ее недавняя гостья. «Не ваше дело», - отрезала та, и Кинжал счел необходимым представиться – быть может, это сделает девчонку более сговорчикой и менее подозрительной?

Та подошла к принцу вплотную, окинула его цепким взглядом, назвала свое имя: «Флёретта, чародейка... Мой брат... был одним из героев, повергших Зифоса. С тех самых пор он страдал от недуга. Я пыталась помочь ему, но магия моя была бесполезна. Он... оставил меня. Не знаю, куда он делся».

«Прости, миледи, но я спрашивал тебя о своей матери, а не о твоем брате», - осторожно напомнил девушке принц. – «...Но ты говоришь, что твой брат сражался с Несущим Гибель? Стало быть, ты... сестра Аруваля?» Обернувшись к герою, Кинжал пояснил, что Аруваль – один из героев, наряду с прежним королем Авалонии – отцом принца – сражавшихся с Зифосом. «Наверное, я могу рассказать вам все», - приняла решение Флёретта. – «Ее Величество хотела встретиться с моим братом. Она направлялась к целительному горячему источнику. Но когда я сказала, что брата моего здесь нет, это ее нисколько не удивило».

Услышав о том, что королева следовала к целительному источнику, принц сделал вывод, что мать его определено занедужила, посему следует ему незамедлительно вернутья в замок, дабы позаботиться о ней. Простившись с героем и чародейкой, он устремился прочь...

Флёретта вспомнила, наконец, откуда знакома ей маска, скрывавшая лицо королевы. «Я однажды видела ее, когда заблудилась в горах», - поведала девушка герою. – «На Высотах Арондиг. Помню, маска показалась мне весьма пугающей. И почему королева носит ее?.. И наверняка это как-то связано с тем, что она ничуть не удивилась, узнав об исчезновении моего брата. Она знает что-то, я уверена. Я должна снова встретиться с ней. Я отправлюсь в замок и потребую у нее сказать мне правду!»

...Наряду с героем Флёретта вернулась в Авалонию, проследовала во дворец. Однако в аудиенции у королевы ей было отказано, и девушка вынуждена была покинуть дворец, после чего навестила городскую церквушку. Пять лет назад она проживала здесь, готовясь принять священный сан, но затем брат ее занедужил... и Флёретта вынуждена была принять для себя жизнь отшельницы.

Поскольку королева отказалась принять ее, девушка вознамерилась сама узнать истину и понять, что именно представляет собой престранная маска. Поскольку она была уверена в том, что именно эту маску видела на Высотах Арондиг, будучи ребенком, Флёретта просила героя сопровождать ее в сии горные пределы, дабы выяснить, какой темный секрет таит в себе сия зловеща маска. Юношу чародейка отказывалась называть по имени, и обращалась к нему исключительно «Клинок».

...Проследовав по заполоненным монстрами пределам Высот Арондит, Клинок и Флёретта поднялись на вершину самой высокой горы региона, возвышались на которой каменные столпы. Где-то здесь чародейка прежде и видела маску... С небес спустился крылатый монстр, походящий на здоровенную трехглазую горгулью. С гордостью назвав себя «Посланником Зифоса», тварь атаковала...

После того, как наряду с Клинком сразили они монстра, Флёретта задумчиво огляделась по сторонам, устремила взор на соседнюю горную вершину. На каменном склоне отчетливо виднелся выбитый огромный рисунок, на котором некие три воителя противостояли индивиду; лицо последнего скрывала маска – в точности такая же, обладала которой ныне королева Куртана. «Теперь я понимаю: здесь изображение сражение с Несущим Гибель», - догадалась чародейка. – «Похоже, давным-давно Зифос атаковал людей, а те, повергнув его, вырезали на горном склоне это изображение».

Неужто королева Авалонии неким непостижимым образом обрела колдовскую маску Зифоса?.. И эти объясняются столь разительные перемены в ее поведении?.. «Но зачем она надела маску прежде, чем встретиться с моим братом?» - недоумевала Флёретта. – «Тем самым воителем, который поверг Зифоса?.. Быть может, некая сила подчинила себе королеву, заставляя ее действовать против воли?..»

...Двое поспешили вернуться в Авалонию, дабы поведать обитателям дворца о королеве и зловещей маске. Флёретта без утайки рассказала обо всем принцу Кинжалу и министру Мисерикорду... когда вбежавший во дворец солдат обратился к полковнику Мачете, сообщив об ужасающем монстре, замеченном в море к востоку от острова. Полковник вознамерился было отправить в означенном направлении отряд солдат, однако ступивший во дворец Клеймор постановил: монстром займутся они с сыном, вдвоем.

Покинув город, Клеймор и Кинжал выступили к бухте Секейс, где ступили в пещеру – логовище морского монстра. Оный отдаленно походил на человека, что не укрылось от Клеймора... Но, тем не менее, воин был исполнен решимости покончить с тварью... когда путь ему преградила подоспевшая Флёретта; за девушкой следовал принц Кинжал, который, похоже, тоже был сбит с толку происходящим.

Флёретта призналась, что монстр – ее брат Аруваль. Признавшись, что тело и разум его контролирует Зифос, тот бежал прочь, скрывшись в морской пучине, а чародейка, отвечая на вопрос Клеймора о случившемся с его товарищем по оружию, поведала: «Это произошло около года назад. Неожиданно мой брат серьезно заболел. Тело его начало покрываться чешуей. Я пыталась исцелить его с помощью магии, но... безуспешно. Вместе с братом мы покинули Авалонию, поселились в лесу – там, где его никто не увидит. Но я не утратила надежды! Я была уверена, что найдется способ исцелить его недуг. Но однажды утром я проснулась, а его не было».

«А Аруваль не упоминал о Зифосе?» - поинтересовался Клеймор. – «Ибо сейчас он походит внешне на Несущего Гибель. Неужто мы не покончили с тем пять лет назад? Кто-нибудь вообще может объяснить, что происходит?» Принц Кинжал предложил сподвижникам немедленно вернуться во дворец и убедить королеву избавиться от маски. Ведь наверняка за происходящим стоит Зифос, коему каким-то чудом удалось уцелеть. И замыслы Несущего Гибель наверняка не сулят ничего хорошего Авалонии.

...Но, вернувшись во дворец, лицезрели герои пустующий тронный зал; министр Мисерикорд сокрушенно признался, что королева еще недавно было здесь, но сейчас покинула город, направившись к Башне Зеркал. «В башню?..» - изумился Кинжал. – «Но мама всегда запрещала мне к ней приближаться!» «Все верно, Ваше Высочество», - подтвердил министр. – «И я запрещал. Говорят, внутри башни пребывает множество монстров».

«А что это за башня такая?» - поинтересовалась Флёретта. – «Когда ее построили?» «Понятия не имею», - развел руками Мисерикорд. – «Лишь правители нашей державы обладают сведениями о ней». Башня Зеркал возведена была прямиком над замком Авалонии, попирала небеса, и являла собой одну из загадок державы.

В тронном зале означился тайный ход, коий министр не преминул показать героям, и герои, проследовав в оный, обнаружили себя во внутренних помещениях Башни Зеркал, приступили к восхождению...

В сердце башни лицезрели они королеву, лицо которой продолжала скрывать маска; замерев пред огромным зеркалом, венценосная особа творила волшбу. Зеркало воссияло, образовав портал в некую реальность. «Она же не собирается ступить в Зеркальный Мир?» - изумился Клеймор.

Понимая, что, похоже, Несущий Гибель управляет действиями королевы посредством колдовской маски, Клинок выступил вперед, рассек маску надвое ударом меча... В зеркале возникли очертания зловещей фигуры с ярко горящими алым глазами. «Долго я ждал, пока кто-то уничтожит маску», - пророкотала сущность. – «Я – Зифос, которого вы именуете «Несущим Гибель». Надеюсь, вы сполна насладились недолгой эпохой мира и покоя?»

«Но мы же сразили Зифоса!» - выдавил изумленный Клеймор, и сущность хохотнула: «Сразили меня? Весьма неразумное предположение. Я просто набирался сил, укрывшись в твоих спутниках». «Ты говоришь о королеве Куртане и Арувале?» - уточнил Клеймор, и Зифос подтвердил: «Я был весьма недоволен, когда она сумела удержать меня в своем теле с помощью Маски Отражения. Признаться, я на это не рассчитывал! Но пять лет – достаточный срок, чтобы восстановить силы. И теперь я свободен!» Образ Зифоса исчез...

Придя в себя, королева призналась, что на протяжении последних пяти лет дух Зифоса оставался заключен в ее теле. «Когда я осознала это, начала искать способ избавить себя от его влияния», - говорила Кордана. – «И нашла маску. Маску Отражения, созданную с одной-единственной целью – подавление сущности Несущего Гибель». «То есть, эта маска не принадлежит самому Зифосу?» - изумилась Флёретта. – «Она создана, чтобы противостоять ему?.. Стало быть, на той скале... это не Зифос носит маску, это герои помещает оную ему на лицо!»

Неожиданно в чертоге возник огромный демон, постановив, что, согласно приказу Зифоса, он должен доставить королеву к Несущему Гибель. Кинжал и спутники его атаковали демона, сразили его, после чего, приведя королеву в чувство, вознамерились спуститься к основанию Башни Зеркал, дабы вернуться во дворец.

А близ Авалонии разверзлась земля, исторгая потоки лавы, и из подземных глубин поднялся зловещий замок – обитель Зифоса...

Вернувшись в тронный зал, герои держали совет. Очевидно, что на данный момент возродившийся Зифос, окруживший свою твердыню озером лавы неуязвим. К тому же, дабы сдержать зло Несущего Гибель, надлежит первым делом восстановить рассеченную надвое Маску Отражения... В зал проследовал мастер-мечник Дао, и, обратившись к королеве, молвил: «Маска Отражения была создана давным-давно вашими предками, когда Зифос впервые явил угрозу королевству. Она – воплощение знаний их о Зеркальном Мире, и единственное оружие в сем мире, способное обуздать Несущего Гибель. Говорят, что для создания маски солнечный свет на протяжении столетий накапливался в Башне Зеркал». «Я была столь юна, когда узнала о Башне Зеркал, что позабыла о том, насколько она важна, до тех пор... пока все это не началось», - призналась Куртана.

Клеймор предложил собравшимся обратить помыслы свои к Зеркальному Миру: быть может, кто-то из обитателей оного ведает, как восстановить маску?.. Что ж, ход в Зеркальный Мир королева уже открыла, а сейчас передала Клинку рассеченную маску. Юноша потупился: ведь это на нем лежит вина за то, что Зифос вновь бесчинствует в сем мире!

Вернувшись в Башню Зеркал, герои ступили в портал, ведущий в Зеркальный Мир. В сем хаотическом, лишенном всяческих красок и форм пространстве, обитатали лишь монстры... А вскоре достигли герой некой платформы – сердца Зеркального Мира, высилась на котором лишь одинокая статуя. «Я – Драуг, Страж Зеркального Мира», - неожиданно изрекла она.

Узрев расколотую маску, которую считал священной, Драуг атаковал Клинка, который признался в том, что повинен в содеянном. К удивлению стража, молодой воин и спутники его показали себя весьма достойными противниками, что Драуг вынужден был признать. «Что ж, я помогу вам», - молвил он, выслушав просьбу «гостей из-за стекла». – «Маска Отражения наделена силой Башни Зеркал, и создана с одной лишь целью: пленение Зифоса! А вы ее взяли и разрубили!.. Но мой священный долг в том, чтобы восстановить маску!» Магия Драуга восстановила Маску Отражения, а Драуг передал Клинку в дар Разрубатель, Меч Отражения – артефакт, поистине легендарный.

Простившись со стражем, четверо покинули Зеркальный Мир, вернувшись в тронный зал дворца Авалонии, где поведали обо всем королеве Куртане. Кинжал разыскал мастера Дао, дабы поупражняться во владении новым мечом, открыть его магический потенциал; остальные же устремились в город, ведь миньоны Зифоса могли атаковать Авалонию в любую секунду!

...А вскоре герои покинули город, выступив через Галантинские Просторы в направлении лавового озера, возвышался над которым замок Несущего Гибель. Остановившись на берегу, юноша взмахнул Мечом Отражения, высвобождая магические энергии меча, рассекая лаву... Глазам потрясенных спутников его предстал проход, ведущий прямиком к замку Зифоса; магия удерживала лаву по обе стороны от него, но наверняка это не продлится долго, и вскоре новосотворенный ход попросту исчезнет.

Посему герои, не мешкая, устремились вперед, стремясь как можно скорее добраться до стен зловещей твердыни. Путь им преграждали пламенные стихийные духи и прочие монстры, выступающие из врат замка Несущего Гибель... Приблизившись к оным, герои покончили со стражем врат, огром Голоком, после чего проследовали во внутренние пределы цитадели, ведь каменные врата ее распахнулись пред ними. Похоже, Зифос гостей ожидает и появлением их ничуть не встревожен.

Клинок, Кинжал, Клеймор и Флёретта шагали по мрачным коридорам и залам, разя монстров, преступавших им путь. Чародейка полагала, что где-то здесь находится ее брат, и была исполнена решимости спасти его, очистить от скверны Зифоса!.. Как оказалось, изнутри замок представлял собой пещеру, в центре которой высилась гигантская каменная статуя циклопа – внутренние пределы цитадели.

Достигнув тронного зала, лицезрели герои тело обращенного монстра Аруваля у подножья трона, витала над котором черная тень – дух Зифоса. «Через считанные мгновения я верну свое тело», - посулил он гостям. – «Видите ли, пять лет назад я оказался несколько самонадеян. Но я повелеваю над жизнью и смертью! Предчувствуя собственную гибель, я отделил дух свой от тела, и сокрыл как одно, так и другое в своих врагах, дабы восстановить силы. Мой план был практически совершенен. Да, я не мог предусмотреть, что королева попытается сдержать мою сущность с помощью Маски Отражения, но и к этой ситуации я приспособился».

Зифос направил дух свой в тело Аруваля, и предстал героям, вновь обретя прежнее воплощение. Фигура его продолжала изменяться, за спиной возникли крылья... и Несущий Гибель предстал четверке смертных в своем истинном, демоническом обличье. Сейчас он куда сильнее, нежели пять лет назад, и факт сей намеревался продемонстрировать дерзким незамедлительно.

...Но Зифон оказался повержен, и Клинок не преминул надеть на лицо демону Маску Отражения. Магия артефакта обратила тело демона в камень, и герой, приблизившись к Несущему Гибель вплотную, рассек его ударом дарованного Драугом меча... Зифос обратился в прах, и на том месте, где оставался он, означилось лишь тело Аруваля – живого, но донельзя ослабленного!

Замок содрогнулся; похоже, гибель темного лорда вот-вот ознаменует и сокрушение сей твердыни! Подхватив Аруваля, Клеймор наряду со сподвижниками опрометью бросился к выходу из замка...


Недолгая тирания Зифоса завершилась, и Авалония праздновала начало новой эпохи покоя. Королева благодарила Кинжала за помощь в низвержении темного лорда, просила его и впредь оставаться доблестным защитником королевства. Аруваль выступал в странствие, надеясь искупить грехи, невольно свершенные в то время, когда выступал он воплощением тела Зифоса; Флёретта приняла решение вернуться в лоно церкви.

Все возвращалось на круги своя...

Легендарные герои

1. Бедствие, постигшее Мировое Древо

Давным-давно, в одном затерянном во Вселенной мирке люди и монстры жили в мире и согласии.

В королевстве Арба, пребывающем в центре сего мира, под сенью крон величественного Мирового Древа, начиналось празднество, проводимое раз в году. Люди и монстры высыпали на городские улицы, и, казалось, ничто не может нарушить царящую здесь атмосферу счастья и веселья...

Но неожиданно небеса затянули черные тучи, скрыв солнце, а монстры, разом обезумев, набросились на людей. На площадях Арбы воцарилась паника, и лишь два молодых капитана королевской гвардии – Люсеус и Аврора – сохраняли головы на плечах. Двое дружили с детства, и прекрасно дополняли друг друга. Спокойная уверенность и стратегический склад ума Люсеума и бесстрашие, граничащее порой с безрассудством Авроры. Лишь один-единственный монстр – слизень-целитель, на макушке которого красовался золотой венец, избежал сумасшествия, и выступил на стороне капитанов стражи против собратьев.

Тревожась за судьбу короля Дорика, двое бросились к замку, разя обезумевших монстров. Миновав замковые подвалы, они достигли тронного зала, где король, вооруженный тяжелой булавой, в одиночку держал оборону против превосходящих сил монстров.

Нападение удалось отбить, и, очистив замок от монстров, король и верные его телохранители наряду со стражей поспешили в город, где продолжалось противостояние, больше походящее на резню. Огромный зеленый дракон бесчинствовал на площади, и героям пришлось приложить немало усилий, чтобы сразить рептилию.

Но гибель дракона ознаменовала возникновение на площади порталов, излились из которых монстры. Подле рифтов приплясывал веселый бесенок, наверняка наслаждавшийся светопреставлением...

С гибелью монстров сражение завершилось, однако прагматичный Люсеус предположил, что то – лишь одна из множества битв, им предстоящих. Ведь наверняка монстры, остающиеся за пределами Арбы, рано или поздно нападут на город. К тому же, глупо предполагать, что эффект престранного феномена, коий свел монстров с ума, затронул тех лишь в Арбе... Быть может, в опасности весь мир!

Юноша предложил Авроре устремиться через лес, простирающийся к западу от Арбы, к городу Калибургу, проживают в котором чародеи, ученые да изобретатели. Король Дорик воодушевился: вне всяких сомнений, он станет сопровождать капитанов гвардии, и непременно отыщут они зацепки к происходящему!

Трое покинули столицу, и, миновав лес, достигли равнин, возведен на которых был Калибург. Худшие опасения подтверждались: монстры в окрестностях города были донельзя агрессивны, атаковав воинов, лишь завидев их приближение. Подоспевшие бесы творили порталы, изливались через которые новые твари, и герои стремились покончить со злокозненными тварями как можно скорее, дабы пресечь приток подкреплений к противнику.

Покончив с монстрами на равнинах, Дорик, Люсеум и Аврора проследовали в городские врата... где повстречали противостоящую монстрам чародейку. Та представилась – Исла, руководительница Института Изобретений... В последующие часы четверо героев методично очищали Калибург от взбесившихся монстров – квартал за кварталом. Для истребления тварей Исла использовала различные устройства, установленные в городе, и разящие противника потоками гибельной магии.

Чародейка поведала новым знакомым, что в течение последних несколько лет команда ее была занята созданием нового корабля, и незадолго до охватившего монстров безумия из столицы в город был доставлен генератор, необходимый для приведения судна в движение. И сейчас монстры заняли квартал, ведущий к Институту, посему переместить генератор в оный возможным не представляется.

Четверка героев расчищала путь городской страже, толкавшей платформу с огромным генератором в направлении врат Института Изобретений. Бесы продолжали открывать порталы на улицах Калибурга – эдакие пространственно-временные аномалии, изливались из которых все новые монстры, но капитаны стражи Арбы, король и чародейка успевали разить их и сохранять бесценный генератор в неприкосновенности. Исла воодушевилась: как только команда ее сумеет установить устройство и воздушный корабль поднимется в воздух, ведь мир будет у них в распоряжении!

К вратам Калибурга приблизился огромный циклоп; разрушая окрестные дома дубиной, он медленно приближался к Институту Изобретений, где держали оборону герои. Те атаковали монстра; неожиданно присоединились к ним двое невесть откуда взявшихся воителей – царевна Алена и верный спутник ее, священник Кирилл. Объединив усилия, удалось им повергнуть циклопа...

После, когда собрались герои в лаборатории Ислы, поведали двое, что родом они из королевства Замосква. «Но такого не существует», - озадачилась чародейка. – «По крайней мере, в нашем мире...» «Неужто мы каким-то образом переместились из одного мира в другой?..» - изумился Кирилл, но постановила Алёна: «Вор, которого мы преследуем, здесь, и посему именно здесь нам надлежит покамест остаться».

Аврора поведала новым знакомым о монстрах, повсеместно обезумевших, после чего царевна возжелала присоединиться к четверке героев, дабы разделить их начинание. Ведь, странствуя по миру, они наверняка отыщут вора, коего преследуют.

...Наконец, генератор был установлен, и сотрудника Института Изобретений подняли оный в небеса! Пораженным спутникам Исла подтвердила, что воздушный корабль, прежде ею упомянутый, является ничем иным, как зданием Института. Донельзя удобно странствовать, находясь в родной лаборатории! Отныне нарекает она воздушный корабль сей «Каменным Облаком»!

Герои собрались на совет, дабы обсудить то, что им известно на данный момент и выработать план дальнейших действий. Люсеус заметил, что действия монстров не бездумны: например, в Калибурге целью их был именно генератор. Стало быть, кто-то направляет действия их...

Решено было направить судно к Колизее – городу в южной пустыне. В центре его пребывает арена, и некогда Дорик лично сражался на ней, и даже одерживал победы в великих турнирах...

Как оказалось, прибыли герои как раз вовремя: орда монстров приближалась к городским вратам. Выступив против тварей наряду с городскими стражами, герои сумели сдержать натиск... Однако в пределах города проникшие внутрь бесы принялись открывать порталы, и новые волны монстров излились на улицы Колизеи. Старейшина города пытался организовать оборону, и был несказанно благодарен, когда присоединились к нему Дорик и остальные.

Очистив от монстров западный квартал, герои поспешили в восточный... где лицезрели пробивший землю побег Мирового Древа, Игграсиля! «Как несвоевременно!» - помрачнел Дорик. – «Корни Мирового Древа даруют жизненные силы городам, под которыми пролегают. И если побег сей будет уничтожен, Колизея непременно погибнет».

Как и ожидалось, монстры в восточном квартале были исполнены решимости уничтожить побег, однако героям удалось сохранить его, покончив с атакующими тварями. Король обещал спутникам пояснить природу корней Иггдрасиля позже, а пока герои поспешили на арену... где обнаружили мечника, атакующего некоего чародея в черных одеяниях. Последний, похоже, забавлялся, с легкостью отражая удары посохом, а заметив ступивших на арену Люсеуса и Аврору, вознамерился испепелить их заклинанием.

Вот только оное не достигло цели, и оказалось рассеяно возникшим над капитанами стражи магическим щитом. На какое-то мгновение чародей растерялся, но затем, осознав происходящее, усмехнулся. «Вот мы и встретились, Чада Света», - хмыкнул он. – «И теперь, когда я обнаружил вас, знайте: дни ваши сочтены. Если хотите спасти этот жалкий мирок, вы должны будете сами отыскать меня».

Чародей исчез, а на арене возникли трое механических солдат, атаковавших героев. Противостояние с ними оказалось весьма непростым, но все же конструкты были повержены... и мечник, обернувшись к героям, постановил, что не стоило им вмешиваться. Но все же, отвечая на настойчивые вопросы, признался, что зовут его Терри. «Я ищу кое-кого, кто ищет кое-что», - уклончиво молвил он. – «И этот кое-кто как-то оказался в вашем мире, пытаясь это кое-что отыскать». Дорик нахмурился: вновь пришелец из иного мира?.. Навряд ли это просто совпадение!

Король обратился к Терри, предложив тому присоединиться к ним в начинании освобождения городов и селений от монстров, и тот, поразмыслив, согласился. Ведь рано или поздно случится противостояние с чародеем, встреченным на арене, и уж тогда Терри наверняка покончит с зарвавшимся магом.

...Когда вернулись герои на борт «Каменного Облака», инженеры, обеспечивающие функционирование систем воздушного корабля, поведали о том, что орда монстров приближается к Сильвеи, городу эльфов, возведенному в восточных лесах; горожане – искусные маги - укрылись в особняке старейшины, дабы держать оборону.

Во время полета к восточным пределам король Дорик, как и обещал прежде, поведал спутникам о корне Мировом Древе. «Иггдрасиль – символ и защитник нашего славного королевства!» - высокопарно возвестил монарх. – «Его корни простираются через все земли сего мира. И там, где они оказываются достаточно массивны, могут появиться на поверхности - что мы, собственно, и наблюдали в Колизее. Когда это происходят, окрестные земли становятся донельзя плодородны, и тепло жизни приходит в отдаленные, пустынные места. Именно поэтому все города и веси нашего мира находятся в тех местах, где пробивают землю корни Иггдрасиля». «Стало быть, если корни отсечь, земля зачахнет, а с нею - находящиеся рядом города?» - уточнил Люсеус, и король подтвердил опасения юноши: «Именно! Мы должны сделать все возможное, чтобы монстрам на удалось уничтожить их!»

Исла же, обратившись к героям, поинтересовалась, что означают речи чародея в черном касательно Чад Света. Ни Люсеус, ни Аврора сего не разумели, однако поведала им волшебница древнюю легенду о том, как давным-давно могущественные божества Света и Тьмы удерживали сей мир в состоянии равновесия и гармонии. После каждое из божеств наделило своей силой определенных мирян, именуемых ныне Чадами Света и Чадами Ночи. И после, согласно легенде, равновесие в мир поддерживали уже они.

Сильвею осаждали орды монстров, и герои схлестнулись с ними близ городских стен. В сражении присоединились к героям двое – чародейка Джессика и разбойник Янгус. «Мы явились из иного мира», - пояснила Джессика Чадам Света и союзникам их. – «Мы узнали, что монстры в вашем мире обезумели. Наш... «друг» попросил выяснить причину этого». «Интересно», - шепнул Люсеус Авроре и Дорику. – «В отличие от Терри и Алены, эти выходцы из иного мира явились сюда по доброй воле и прекрасно осведомлены о происходящем».

Объединив силы, герои отразили натиск монстров, атакующих эльфийские хижины, а после поспешили к особняку Старейшины, укрылись в котором жители Сильвеи. Покончив с верховодящим монстрами троллем, герои удостоились благодарности Старейшины, кому поведали недобрые вести о творящемся в мире. Несмотря на надежды Джессики, эльфы не знали ровным счетом ничего о причинах подобного поведения монстров.

«Давным-давно были выкованы две драгоценности, дабы сдержать силы Света и Тьмы», - задумчиво произнес Старейшина. – «Одна из них известна как Венец Света. И если бы мы сумели отыскать его, то, быть может, поняли бы, как пресечь безумие, снедающее монстров». Джессика и Янгус постановили, что продолжат странствие наряду с героями, дабы отыскать причину происходящего. Старейшина же воззрился на венец, красовавшийся на макушке слизня-целителя, на протяжении странствия сопровождавшего Люсеуса и Аврору. Может ли оказаться, что сей самый что ни на есть обыкновенный монстр владеет мистическим Венцом Света?.. Но нет, Старейшина не ощутил в венце никакой магии – стало быть, просто реплика, не более.

По возвращении на воздушный корабль Исла предположила, что если Люсеус и Аврора – действительно Чада Света, то рано или поздно судьба непременно приведет их к Венцу Света. А сейчас надлежит направить «Каменное Облако» на север, к последнему городу сего мира, покамест от монстров не освобожденному – Граннету, вотчине гномов.

Здесь, как и в Колизее, означился корень Мирового Древа, коий монстры всячески стремились уничтожить. Герои методично прочесывали пещеры Граннета, искореняя тварей... когда повстречали двух девушек, Бьянку и Неру. Двое так же прибыли из иного мира, но надеялись вскоре вернуться, ведь ждет обеих скорое бракосочетания... ну или, по крайне мере, одну из них. Девушки спасли от монстров юную гному – Берил, дочь правителя Граннета, ищущая своих отца и жениха. А ведь действительно: куда подевались все без исключения гномы, обитатели сих пределов?..

Дорик просветил девушек о ситуации, царящей в мире, а те в ответ поведали, что весьма неожиданно оказались исторгнуты неведомой силой из родного мира, оказавшись в этом. Но, как бы то ни было, надлежало продолжить поиски правителя Граннета, и герои устремились в глубины подземного царствия.

Во внутреннем святилище повергли они каменного колосса, обнаружив как правителя гномов, так и нареченного Берил. Дорик обратился к правителю с вопросом: быть может, тот знает что-то, что могло помочь бы им в нынешнем начинании? «У моего народа есть легенда», - отвечал правитель. – «В ней говорится о спящем черном драконе, заточенном в некоем темном месте, в сердце мира. Ночь, несомая им, поглощает свет, наполняет некогда чистые сердца ненавистью и гневом. Наше существование зависит лишь от его сна, ибо пробуждение ознаменует нашу погибель». Люсеус высказал предположение: может ли безумие монстров оказаться связано с черным драконом?.. Король Дорик кивнул, соглашаясь: подобное вполне возможно.

Простившись с гномами, герои – ныне в сопровождении Бьянки и Неры – вернулись на воздушный корабль. Граннет был последним из поселений сего мира, спасенным от монстров, и Дорик предложил сосредоточиться на выяснении источника постигших их бед. Ведь помянутый правителем Граннета черный дракон – никто иной, как божество ночи, темный антипод богини Света. Неведомо, где заточен он, посему король предлагал сподвижникам вернуться в Арбу, дабы поразмыслить над следующим шагом.

Узнав о том, кто корабль направляется к городу, построенному у подножья Иггдрасиля, царевна Алена заметила, что в ее родном мире также пребывает Мировое Древо с сим именем... Да и Джессика говорила о таинственном древе в ее мире...

Но, по мере приближения к Мировому Древу, лицезрели герои сонм монстров, стремящихся к Иггдрасилю!.. «Наверняка они стремятся пробиться к священному алтарю на вершине Мирового Древа!» - с неподдельной тревогой воскликнула Исла. – «Это источник могущества Игграсиля, его сердце! Но, насколько я знаю, алтарь ограждает сила, которая не позволит монстрам приблизиться».

Почему же тогда монстры заполонили ветви Мирового Древа?.. «Каменное Облако» завис над Иггдрасилем, и герои спрыгнули с борта корабля на крону гигантского древа, атаковав не ожидавших подобного поворота монстров. Повергнув гигантского голема на вершине дерева, герои проследовали в помещение, находился в котором алтарь... лицезрев близ оного уже знакомого мага в черных одеяниях.

Последний был расположен к беседе, вознамерившись просветить Чад Света и их сподвижников о том, как в действительности обстоит положение дел в сем мире. «Я – Веласко», - представился маг, - «последний и величайший из королей Чад Ночи. На протяжении столетий мои сородичи страдали от притеснений со стороны ваших предков. Давным-давно те, направляемые богиней, вознамерились напасть на прародителя Чад Ночи: великого черного дракона. Последний был лишен сил и заточен с помощью могущества Иггдрасиля. После этого весь мир был исполнен Света, и только Света. И монстры начали забывать о своей вековой вражде с людьми, став их жалкими прихвостнями. Но Чада Света изменили природу не только монстров... Сама ткань мироздания оказалась искажена их неправедными деяниями! Я стремлюсь лишь к одному: восстановлению предвечного равновесия! Чтобы Тьма могла занять принадлежащее ей по праву место в этом мире!»

Валеско принялся творить заклинание... Аврора и Люсеус метнулись к нему... угодив прямиком в расставленную ловушку. Потоки Тьмы захватили двоих воителей, а иные герои не могли придти к ним на выручку, ибо лишь Чада Света и Ночи могли приблизиться к священному алтарю. И сейчас Валеско намеревался исполнить свой замысел, наполнив обездвиженных героев эссенцией Тьмы, ибо единственный способ ввергнуть в оную Иггдрасиль – обратить к Тьме Чад Света, разорвав тем самым связь их с Мировым Древом! И тогда потоки Тьмы устремятся к корням Иггдрасиля, где уничтожат печать, позволив черному дракону освободиться из заточения и вернуться в мир.

Чувствуя, как разумы их и тела поглощает Тьма, Аврора все свои силы бросила на то, чтобы позволить Люсеусу выбраться из ловушки, в после, обессиленная, приняла уготованную ей злую участь... В следующее мгновение Валеско и Аврора исчезли, а эссенция Тьмы наполнила помещение, оставался в котором священный алтарь.

Сознавая свое полное бессилие, герои, преследуемые монстрами, бежали прочь, едва успели забраться на борт воздушного корабля и тем самым сохранить собственные жизни. Люсеус пребывал в отчаянии: Аврора потеряна, и неведомо, жива ли она, а Валеско добился своего, и вот-вот осуществить задуманное!

«Если кто здесь и виноват в случившемся, то только я», - неожиданно произнес Дорик, и удивленные взоры героев обратились на короля. – «В нашем мире существуют благородные воины, священный долг которых - защита Чад Света. Они именуются Стражами... и я, ваш король, принадлежу к их числу. Потому мой долг состоит в том, чтобы защищать вас двоих». «Правитель... должен защищать нас, простых солдат?» - опешил Люсеус, и Дорик утвердительно кивнул: «Именно так. Все короли в моем роду исполняли сей долг. Но я... не исполнил его как следует, и одна из тех, кого я должен был оберегать, пострадала».

Дорик не знал, какая участь постигла Аврору, но сдаваться отказывался. Почему предложил Люсеусу посетить священную башню, именуемую «Вершиной Света», на вершине которой пребывает Оракул; с его помощью Чада Света могут обратиться напрямую к богине за помощью и советом. Люсеус с готовностью ухватился за эту соломинку надежды, и Исла приказала команде немедленно направить «Каменное Облако» в направлении башни, кое указал король Дорик.

Во время полета Янгус сообщил Люсеусу, что слизень-целитель, сопровождавший их на всем протяжении пути, как в воду канул. Дорик же поведал юноше, что родом он и Аврора из деревушки Оплот Света – древней обители Чад Света. Ее предали огню неведомые злодеи, и когда он, Страж, добрался до полыхающего селения, то обнаружил, что в живых осталось лишь двое – Люсеус и Аврора. Сознавая, что они – последние из Чад Света в сем мире, Дорик забрал их с собою в Арбу, и с тех пор приглядывал за обоими и ограждал от всяческих опасностей.

...Ступив в Вершину Света, герои обнаружили, что монстры выследили их и наводняют чертоги священной башни, дабы уничтожить Оракула. Разя монстров, Люсеус и спутники его достигли вершины, где покончили с шестилапым львом, после чего проследовали в святая святых сей башни – чертог, пребывал в котором Оракул: устройство, посредством которого обращалась к смертным богиня Света.

Последняя поблагодарила Люсеуса и спутников его за уничтожение монстров, проникших в святилище, а юноша, в свою очередь, обратился к богине с вопросом: возможно ли вернуть к Свету его подругу, поглощенную Тьмой? «Да, есть способ сделать это», - прошелестел бесплотный голос, - «ровно как и очистить от Тьмы Мировое Древо. Но пока ты не в силах свершить подобное деяние... Тебе необходима великая сила – могущество Света... Чадо Света, к северо-востоку от этого места под волнами морскими пребывает Святыня Весов. Ты должен отправиться туда и пройти испытание. Если сердце твое чисто, а воля несгибаема, ты преуспеешь в нем, и обретешь могущество Чад Света...» «Могущество?» - выдавил Люсеус, и отвечала богиня: «Силу привнести Свет в мир и изгнать Тьму».

Дорик постановил, что надлежит им немедленно выступать к Святыне Весов, однако Люсуес не готов был покинуть баншю, и обратился к богине с вопросом: «Веласко, принадлежащий к Чадам Ночи, утверждает, что заточение черного дракона привело к нарушению равновесия в нашем мире. Именно поэтому он погрузил Иггдрасиль во тьму – и намеревается освободить дракона из заточения. Это действительно так?» «Давным-давно было заключено соглашение», - прозвучали слова богини. – «Я и Шадрот должны были поддерживать равновесие Света и Тьмы в нашем мире. Но шли века, число людей и монстров все увеличивалась, и Тьма начала превосходить Свет. Шадрот воспользовался обретенным преимуществом и продолжал насаждать эпоху Тьмы, намереваясь распространить власть свою надо всем миром. Мы с Чадами Света противостояли ему, и после тяжелейшего противостояния черный дракон был, наконец, заточен. Чтобы случившееся не повторилось, я создала Мировое Древо, Иггдрасиль, которое поглощала Тьму в нашем мире, и в корнях его оная обращалась в Свет».

Осознали герои, что если Веласко преуспеет в задуманном, то принесет в мир не равновесие, а эпоху воцарения Тьмы – ни больше, ни меньше. Богиня, утратившая физическое воплощение в противостоянии с Шадротом, называла Люсеуса последней надеждой сего мира, и должен он во что бы ни ни стало предотвратить пробуждение черного дракона и очистить Иггдрасиль от поглотившей Мировое Древо Тьмы. «Венец Света, в котором заключены мои силы, поможет тебе», - заверила Люсеуса богиня. – «Он также находится в святыне под волнами морскими».

Люсеус клятвенно заверил богиню в том, что непременно исполнит свое предназначение, после чего наряду со спутниками поспешил вернуться на борт «Каменного Облака». Едва успели они сделать это, как лицезрели гигантского, предвечного монстра, Бьорна, на плече которого находился Валеско, и, похоже, управлял действиями чудовища. То приблизилось к башне... и несколькими ударами сокрушило ее!.. Очевидно, что Веласко стремится покончить с последним из Чад Света... и наверняка ныне обратит взор свой на Святыню Весов и находящейся в ней Венец Света!

Местонахождение оной Люсеус неким непостижимым образом ощутил, и указал навигатору воздушного корабля, в каком направлении следует двигаться. Пока продолжался полет, Янгус отчаянно пытался разыскать на борту исчезнувшего слизня-целителя... но безуспешно.

Король Дорик же, обратившись к Люсеусу, поведал, что после встречи с Веласко на вершине Иггдрасиля отправил посланника к старейшине Сильвеи, дабы последний попытался отыскать в эльфийских анналах сведения о роде, принадлежал к которому их противник. Как оказалось, два столетия назад Веласко был весьма знаменитым чародеем, но однажды ночью по неведомой причине предал огню свою родную деревню – и бесследно исчез. Эльфы знали об интересе, который проявлял Веласко к Тьме, и предположили, что деяние его может быть продиктовано безумием... или же желанием попробовать свои силы в запретной магии, чтобы однажды распространить власть свою на весь мир – так же, как некогда сделал Шадрот. И сейчас, два века спустя замыслы Веласко как никогда близки к претворению в жизнь!

Посадив корабль на побережье к северо-западу от Граннета, герои обнаружили наведенные мостки, ведущие в монументальное строение, виднеющееся под водой. Но монстры последовали за ними, и врата, ведущие во внутренние пределы Святыни Весов, захлопнулись, они лишь порождения Света могли ступить в сии чертоги. Посему герои прежде озаботились тем, чтобы сразить всех без исключения монстров, а уж после проследовать в святыню.

Здесь постречали они танцовщицу Майю, прекрасно знакомую Алене. Как оказалось, родом они из одного мира, и Майя тоже не ведала, каким непостижимым образом оказалась здесь, переместившись через время и пространство. Царевна убедила танцовщницу – как оказалось, весьма способную чародейку, - присоединиться к их отряду, после чего продолжили герои исследование Святыни Весов и противостояние монстрам, в нее изливающимся из открывающихся порталов.

Во внутренние пределы святилища Люсеус ступил в одиночку, ибо предвечные магические барьеры пропускали лишь Чад Света. Здесь атаковал его Змей Весов – сущность, выступающая стражем святилища, испытывающая Чад Света и дарующая истинное могущество сего первоначала тем, кого посчитает достойным.

Люсеус поверг воплощение Змея Весов, и тот наделил его силой Света... когда в зал ступила Аврора. Тело несчастной девушки полнила Тьма, а всеми действиями ее управлял Веласко, сущностью которого Аврора была одержима. Именно так он намеревался проникнуть в Зал Весов – святилище Чад Света, дабы отыскать здесь Венец Света. Веласко не предполагал, что Люсеус сумеет обрести могущество Света так скоро, но раз уж это случилось, он покончит с дерзким капитаном стражи руками его же подруги.

Безвольная, ведомая волею Веласко, Аврора атаковала Люсеуса, но тот исторг из тела ее Тьму, вновь наполнив Светом. Девушка пришла в себя, благодарила друга за спасение... Тот же, обращаясь к Змею Весов, поинтересовался, где именно в святилище сем пребывает Венец Света. К несчастью, сущность не могла ответить на сей вопрос: она испытывала Чад Света, в том состояла ее предначертание, и ни о чем ином не ведала она. «Но теперь ты обладаешь истинной силой своих сородичей», - напомнил Змей Весов Люсеусу. – «И то, что ты желаешь... непременно обретешь».

Двое покинули Зал Весов, вернувшись к с нетерпением дожидающимся снаружи товарищам. Как оказалось, в пределах Святыни Весов Янгусу удалось обнаружить исчезнувшего слизня-целителя! Маленький монстр признался, что когда узнал от эльфийского старейшины о совершенной заурядности своего венца, сильно расстроился, и бежал в сию подводную святыню, ведь в прежние времена они с отцом частенько скрывались здесь. И сейчас слизень слезно просил Люсеуса позволить ему вновь странствовать наряду с героями, ведь здесь ему так одиноко!

Чада Света и спутники их покинули подводную крепость, проследовав на борт «Каменного Облака». Что ж, можно отметить, что сие начинание оказалось успешным: Люсеус успешно завершил испытание, а Аврора оказалась вырвана из Тьмы. Да, Венец Света отыскать не удалось, и, поскольку Вершина Света оказалась сокрушена, уточнить у богини местонахождение реликвии уже невозможно... Но надлежит заняться насущными делами: понять, как возможно очистить от Тьмы Иггдрасиль...

Отозвав Люсеуса и Аврору в сторонку, Исла просила двоих немного отклониться от курса и навестить ее родную деревушку. «Если мы хотим исцелить Иггдрасиль, нам понадобится нечто, обрести кое можно лишь в Оплоте Рассвета», - уверенно заявила чародейка. – «А именно – росу священного Древа Жизни. Но чтобы роса выступила на листве оного, древо необходимо пробудить молитвами Чад Света, обретших истинное могщуество сего первоначала».

Люсеус просил Ислу поведать им подробности об Оплоте Рассвета, и молвила чародейка: «Мало кто из мирян ведает о существовании сего места. Оно сокрыто в лесной чащобе, куда обычно не ступает нога человека. Причина тому – поселенцам строго-настрого запрещается покидать пределы селения». Исла смущенно призналась, что нарушила вековой запрет и бежала, не думая, что когда-либо вернется в родное селение... но, похоже, роса Древа Жизни – единственный способ исцелить Иггдрасиль. «Если верить легендам, вся растительная жизнь в нашем мире произошла от Древа Жизни», - рассказывала Исла. – «Потому священная роса, выступающая на его листве, способна вернуть любое проявление растительной жизни к его истинной природе».

Оплот Рассвета означился в лесных пределах к югу от Сильвеи... но множество монстров атаковало деревушку. Исла вела героев тайными тропами, и, достигнув селения, те встали на его защиту. Жители Оплота Рассвета спешили укрыться от подступающих чудовищ в холмах за пределами деревни, а герои, рассредоточились, разили монстров, уничтожали открываемые теми порталы...

И когда, наконец, поток тварей иссяк, Исла сочла необходимым пояснить Люсеусу и остальным, что представляет собой Оплот Рассвета. «Мы, жители сего селения, происходим из древнего рода и исполняем священный долг», - говорила она. – «Нам называют Посредниками, и миссия наша – поддерживать равновесие между Светом и Тьмой в этом мире. Мы должны наблюдать за тем, что Мировое Древо поглощает корнями Тьму и преобразует ее в Свет, тем самым поддерживая равновесие первоначал. Именно поэтому строгие правила запрещают нам любые контакты с внешним миром, чтобы не смогли мы поколебать весы и сместить равновесие в ту или иную сторону. И если уж Посреднику приходится покидать Оплот Рассвета, он ни под каким предлогом не должен открывать свою истинную личность чужеземцу, ровно как и выдавать местонахождение селения».

Все эти правила Исла презрела, и сейчас не ведала, как отнесутся к сему ее односельчане... а впрочем, чародейку это и не заботило. Ее долг – спасти Игграсиль и мир, и если при этом правила окажутся нарушены – что ж, да будет так.

Герои покончили с демонами у Древа Жизни, и предстала им старейшина селения – бабушка Ислы, поистине могущественная чародейка. Выслушав доводы внучки, старейшина согласилась с тем, что правилами и обычаями возможно поступиться, если речь идет о спасении мира. Она позволила Чадам Света приблизиться к Древу Жизни, вознести молитвы... Роса чудесного дерева действительно выступила на листве, и герои не преминули набрать несколько капель во флакон.

После чего, простившись со старейшиной, вернулись на борт «Каменного Облака». Корабль взял курс на север, к Иггдрасилю. Тьма, исходящая от Мирового Древа последние дни, лишь усиливалась, притягивая разнообразнейших монстров. Исла встревожилась: есть Тьма поглотит Иггдрасиль всецело, всей священной росы в мире не хватит, чтобы спасти древо, и печать, удерживающая Шадрота, будет уничтожена!

Спустившись на крону Мирового Древа, герои, разя бесчисленных монстров, поспешили к алтарю... близ которого замер Валеско. Последний призвал могучего демона, барбатоса, но герои повергли монстра. Люсеус метнулся к Валеско, но тот с легкостью парировал выпад меча того посохом с навершием в форме змеиной головы. Воспользовавшись моментом, Аврора проскользнула мимо короля Чад Ночи, окропила росой Древа Жизни алтарь... и Тьма оставила Иггдрасиль.

«Поздравляю, о могучие герои!» - издевательски хохотнул Валеско, отступив от Люсеуса. – «Но возрождение вашего Мирового Древа ничего не изменит. Печать, сдерживавшая моего господина – Шадрота, Повелителя Ноги, - сломана! Вы почему-то предположили, что это случится лишь тогда, когда Тьма полностью поглотит энергии Иггдрасиля. Но мне необходимо было лишь ослабить сие древо, только и всего, и я добился желаемого! Еще несколько дней – и Шадрот окажется явлен миру. Я же отправлюсь на Остров Вины для проведения последнего ритуала. И когда он будет завершен... Шадрот восстанет!»

Валеско пригласил героев присоединиться к нему на острове, после чего исчез. Очевидно, что это – ловушка, но иного выбора у Чад Света и союзников их попросту не было. Надлежит последовать за Валеско на Остров Вины и покончить с ним раз и навсегда.

...Остров находится неподалеку от побережья Арбы, и пребывал на нем действующий вулкан. В последние часы активность еще возросла – наверняка следствие ритуала, проводимого королем Чад Ночи. Атаковать следовало немедленно... и все же героев продолжали терзать сомнения, ведь они так и не сумели отыскать Венец Света. Смогут ли они покончить с Валеско, владеющего Венцом Ночи?!. Впрочем, выбирать не приходилось...

Ступив на выжженную землю острова, герои устремились вверх по склону вулкана. Множество монстров противостояло им – наверняка Валеско не собирался отпускать Чад Света и союзников их живыми.

На вершине вулкана Валеско творил колдовской ритуал, и парила в воздухе пред ним гигантская сфера тьмы, все увеличивающаяся в размерах. «Это – великая Тьма, питаемая энергией иных миров», - с готовностью просветил он ужаснувшихся героев. – «Вскоре весь этот мир будет сокрыт покровом вечной ночи». Джессика и Терри переглянулись: о каких мирах идет речь? Неужто из тех, откуда они родом? Видя их замешательство, Валеско хохотнул: «Я должен был догадаться. Вы родом из сопредельных пространств. Но могущество сферы Тьмы все возрастает, и вскоре все живое в ваших родных мирах погибнет!»

Чада Света и сподвижники их атаковали Валеско, и, несмотря на то, что обладал противник их Венцом Света – предвечным артефактом Тьмы, повергли его; сфера Тьмы исчезла. «Пришло время», - прохрипел Веласко, отступая, - «положить конец вечному противостоянию Света и Тьмы, продолжавшемуся все эти столетия – покончив с вами, глупцы, и вернув к жизни моего господина! Ибо черный дракон пробудился, и сейчас, будучи под землею, стремится достичь Мирового Древа, которое так ненавидит! Уже через несколько дней ступит он на поверхность! И когда это случится, погибнет и Иггдрасиль, и ваш драгоценный мир! Но вы не сможете противостоять ему... Ибо моя гибель ознаменует разрушение этого острова».

С этими словами Веласко рухнул в жерло вулкана... Земля под ногами героев сотряслась – до извержения оставались лишь считанные минуты! Опрометью, не обращая внимания на монстров, бросились они к подножию гору – туда, где оставался воздушный корабль, их единственный шанс на спасение.

Но путь героям преградили гигантская гидра, и пока противостояли ей воители, твердь земная раскололась, сделав возвращение к подножию невозможным. Неужто действительно суждено им погибнуть здесь, на сем острове?..

Но возникла в небесах гигантская птица, в которой пораженная Джессика узнала Эмпирию. Оная перенесла героев на борт «Каменного Облака», после чего молвила, обращаясь к спасенным: «Я не могла допустить, чтобы с вами что-то произошло, ведь вы – последняя надежда этого мира. Я – странница, путешествую между мирами. Пространственные нарушения в сем царствии оказали воздействия на сопредельные миры. Чтобы исправить сие, я и устремилась сюда. Но, покончив с Веласко и закрыв разрыв в реальности, который создал он, вы предотвратили бедствие и без моей помощи». «Но все же черный дракон пробудился», - заметил Люсеус. – «А Венец Света мы так и не нашли. Боюсь, до победы еще далеко».

Эмпирия с утверждением сим согласилась, однако указала Чадам Света на то, что на стороне их выступают сильнейшие герои иных пространств и времен, а, стало быть, надежда жива! Воспарив в небеса, чудесная птица скрылась из виду... Лишь сейчас догадался Люсеус, что именно Эмпирия переместила Джессику и Янгуса в сей мир, дабы присоединились те к Чадам Света в противостоянии силам Тьмы. Возможно, и остальных героев тоже, ведь обладало сие чудесное создание властью над временем и пространством...

...Ввиду скорого появления черного дракона близ Мирового Древа герои приняли решение вернуться в осажденную монстрами Арбу, дабы сопроводить горожан под защиту замковых стен. Монстры заполонили городские кварталы, и герои, сдерживая натиск, уводили мирян прочь из павшей столицы.

Из вод морских воспрял исполинский черный дракон – Шадрот, Повелитель Ночи. Темное божество устремилось к замку, возвышался за которым столь ненавистный ему Иггдрасиль. Объятый Тьмой, дракон был неуязвим для атак героев, и в сердца тех закрылось отчаяние... Неожиданно на пути гигантской бестии означился маленький слизень-целитель; впервые за свою жизнь преисполнился он храбрости, решимости защитить друзей. Шадрот с откровенным безразличием отмахнулся, отбросив слизня далеко в сторону... и венец на макушке маленького монстра ярко воссиял!

Лишь сейчас припомнил слизень, как в детстве отец передал ему сей артефакт, передававшийся в их роду из поколения в поколение, назвав оный «Венцом Света». По словам родителя, могущество реликвии пробудится лишь тогда, когда обладатель ее проявит доблесть и способность к самопожертвованию...

И сейчас энергии Света сорвали покров Тьмы с черного дракона, наделили клинки Люсеуса и Авроры предвечными энергиями. «Каменное Облако», парящее над замковой площадью, вело огонь из пушек по дракону, не позволяя тому подняться в воздух, а герои, остающиеся на земле, прилагали все усилия, чтобы повергнуть тварь.

Последний удар Повелителю Ночи нанесли Чада Света, и с гибелью Шадрота потоки Тьмы, все еще витавшие в воздухе близ Иггдрасиля, обрастились в чистейший Свет, омывший сопредельные земли! Безумие оставило монстров, и прекратили те повсеместно нападать на людей.

Король Дорик распорядился продолжить празднество, столь неподобающим образом прерванное махинациями Валеско, и шум, и веселье вновь вернулись на улицы Арбы. Вот только... с выходцами из иных пространств и времен приходилось прощаться, ибо витала над Мировым Древом Эмпирия, дабы унести на своей спине легендарных героев в те реальности, к которым они принадлежат.

Впрочем, они были уверены, что однажды непременно встретятся, ведь во Вселенной так много миров, свершился в которых приход к власти темных властелинов!..

Сей же мир оставался ныне в ведении Чад Света...

2. Короли-близнецы и Свершение пророчества

Давным-давно в мире сем разразилась страшная война, а когда завершилась она, миряне поклялись никогда боле не обращать оружие друг против друга. Мир был разделен на Семь Королевств, и на тысячелетие воцарились покой и благоденствие...

История эта – о двух кузенах, Лазареле и Терезе. Оба жаждали стать рыцарями, обучались воинскому искусству.

В тот день Тереза прибыла на торговом судне из Дунисии, чтобы навестить кузена, вот уже год обучавшегося в Академии Харбы. Лазарель не преминул показать девушке город, и в первую очередь – древний собор, высящийся на центральной площади. Украшал здание витраж, и значилось на нем древнее пророчество: «И если возобновится гибельная война, поглотит солнце дракон, родичи родятся в мире вновь, как и прежде. Но пока не оросится земля кровью, венценосные близнецы не должны надеяться править в мире». Источник пророчества затерялся в веках, и смысла словам сим миряне придавали немного.

Неожиданно у городских ворот возникла суматоха, послышались крики «Дунисийцы атакуют!» Донельзя встревоженные, Лазарель и Тереза поспешили к вратам, присоединились к солдатам Харбы, отражавшим нападение монстров, действительно следующих наряду с воителями Дунисии под стягами сопредельной державы.

«Но война – под запретом в Семи Королевствах», - изумилась Тереза, наблюдая за началом кровопролитного сражения. – «Нам не дозволено сражаться! К тому же, Харба и Дусиния – союзные державы!»

Солдаты Харбы сдерживали натиск, дабы миряне успели укрыться за городскими стенами. В сражении присоединилась к кузенам рыжеволосая воительница, мастерски владеющая огромной секирой...

Натиск удалось отразить, но изумленный Лазарель разглядел предводителя армии вторжения – Цезарь, принц Дунисии! Если он верховодит атакой, значит, произошло нечто из ряда вон выходящее... Лазарель и Тереза с Цезарем были хорошо знакомы, ибо прежде трое обучались в Академии и были неразлучны.

Стражи препроводили Лазареля, Терезу и рыжеволосую в тронный зал замка, где король Харбы обсуждал произошедшее со своими советниками. Один из оных предлагал монарху ответить ударом на удар, не прощать дунисийцев за столь наглое и вопиющее нарушение перемирия. «Ваше Величество!» - возражал иной советник, мыслящий куда более здраво. – «Если мы сделаем это, то нарушим тысячелетнее перемирие, что вполне может привести к исполнению пророчества».

Но когда услышали дворяне, что спасители их державы родом из Дунисии, воззрились на них с нескрываемым подозрением. Советник, прежде предлагавший королю немедленно начать войну, немедленно назвал Лазареля и Терезу вражескими лазутчиками, благодаря которым атака монстров и стала возможна.

«Подумайте: почему шпионы Дунисии станут сражаться против своей же армии?» - выступила вперед рыжеволосая. – «Они – не лазутчики, они – герои. Я – Дездемона, посланница Верховного короля Аккордии, - ручаюсь за них». Пораженный сим откровением, монарх Харбы таращился на гостью, а та продолжала: «Как только мы заметили, что силы Дунисии переходят границу, мой король велел мне спешить в Харбу. Мне приказано оказать вам всяческую поддержку, не допустить войны на сих благодатных землях». «Мы, харбане, не желаем войны с Дунисией», - постановил монарх. – «Мы надеемся на переговоры с нашими бывшими союзниками, дабы найти способ восстановить мир. Посему в вопросе этом взываем к помощи Верховного короля, и смиренно просим, чтобы выступил он посредником в переговорах между нами и дунисийцами».

Дездемона обещала, что немедленно выступит к землям Аккордии, дабы передать Верховному королю послание правителя Харбы. Лазарель и Тереза вызвались сопровождать воительницу, и король даровал им на то свое дозволение.

Покинув Харбу, оставила земли которой вражеская армия, трое выступили на север, пересекли Зеленые Равнины. Здесь повстречали они странствующего торговца, преследовали которого разбойники. Герои пришли на помощь путнику, лиходеев перебили, и благодарный торговец представился: «Торнеко Талун, скромный торговец оружием из Эндора».

Кузены удивленно переглянулись: о помянутом городе они никогда не слыхали. Торнеко пригорюнился: он уже начал подозревать, что в своих поисках легендарного оружия каким-то непостижимым образом переместился в иной мир. «Почему бы тебе не отправиться вместе с нами в Аккордию, к Верховному королю?» - предложила Дездемона. – «Он – мудрейший из ныне живущих. Кто знает – быть может, он сможет помочь тебе вернуться в родной мир. В тому же, именно в Аккордии продаются и покупаются редчайшие товары сего мира. Возможно, именно там ты сможешь отыскать свое легендарное оружие».

Торнеко с готовностью примкнул к небольшому отряду, коий продолжил путь на север, к Аккордии. Дездемона провела Лазареля и Терезу в Шпиль Мира, где представила Верховному королю, далекому потомку великого мудреца, выступавшего советником сюзеренов древности; род его был ответственен за поддержание мира по завершении войны, случившейся тысячелетие назад. «Как жаль, что дунисийцы не желают отступить от пути войны», - скорбно склонил голову тот, и Дездемона подтвердила: «С помощью моих спутников я сумела задержать их наступление у внутренних врат, но, похоже, дунисийцы так просто не отступятся. Думаю, через некоторое время они атакуют вновь. Король Харбы, озабоченный сей угрозой, желает договориться с ними о перемирии, и смиренно просит вас, Верховного Правителя Семи Королевств, вмешаться, дабы предотвратить дальнейшее кровопролитие».

Обратившись к кузенам, Верховный король поинтересовался, желают ли перемирия они, или же надеются свершить отмщение. «Мы хотим мира!» - воскликнула Тереза. – «Война с Дунисией должна завершиться!» «И мы – не уроженцы Харбы», - добавил Лазарель. – «Мы родились и выросли в Дунисии. Но жители Харбы были так добры к нам... Мы не хотим, чтобы они страдали. Ни харбане, ни дунисийцы – никто! Посему мы желаем прекращения этой войны, и сделаем все, что в наших силах, чтобы остановить ее!»

Верховный король усмехнулся, видя подобное рвение, и, обратившись к ожидающей его решения троице, изрек: «События последних дней подвели нас к опасной черте – возможности нарушения мирского равновесия. Но я, будучи Верховным Правителем Семи Королевств, клянусь, что сделаю все, что в моих силах, дабы не допустить претворения в жизнь страшного пророчества... Но прежде, чем мы положим конец войне, следует понять, что стало ей причиной».

Дездемона постановила, что незамедлительно отправится в Дунисию, где выяснить мотивы, заставившие принца Цезаря повести за собою рать к вратам Харбы. Тереза и Лазарель, конечно же, заявили, что сопроводят посланницу Верховного короля в свой родной город-государство, ведь если принц к кому и прислушается, то лишь к ним.

Покинув Шпиль Мира, трое вернулись на городской рынок, где их с нетерпением дожидался Торнеко. Выслушав рассказ своих новых знакомых, дородный торговец высказал желание отправиться с ними; если мир, в котором он оказался в беде, надлежит примкнуть к желающим спасти его, а возвращение домой может и подождать.

Так, четверо покинули Аккордию, выступив к пустыне Дунисии, обитало в которой немало кровожадных монстров. По пути повстречали они странствующего торговца, спешащего в Аккордию и поведавшего о том, что стража на границе земель Дунисии пропускает нынче в сей город-государство исключительно по пропускам. К счастью, во владении торговца таковой означился, а поскольку в ближайшее время возвращаться в Дунисию он не мобирался, то охотно поделился пропуском с героями.

Предъявив пропуск стражам и проследовав во внешние пределы Дунисии, лицезрели герои армию монстров под стягами сего государства, вновь выступившую в направлении земель Харбы. Внимание их привлекли двое – девушка, сжимающая в руке бумеранг, и мальчуган верхом на волке, улепетывающие от чудовищ.

Дездемона предположила, что наблюдают они лишь авангард воинства Дунисии, и надлежит спасти жизни двоих незадачливых юнцов, пока не подоспели остальные подразделения. Герои атаковали монстров и солдат-дунисийцев, составлявших авангард, обратили противника в бегство...

А со стороны земель Харбы показалась армия сей державы, ведомая самим королем! «Ваше Величество, что вы здесь делаете?» - с тревогой обратилась к монарху Дездемона. – «Вы привели на земли Дунисии воинство!» «К несчастью, я был вынужден это сделать», - отозвался король. – «Мы получили донесение о том, что противник готовится напасть снова. Будучи королем Харбы, я не мог допустить, чтобы земли мои и подданные были атакованы. Потому я и все мои солдаты перешли границу, дабы обратить в бегство это отрепье до того, как она достигнет наших стен. Если они жаждут заполучить мою голову, что ж, пусть попробуют. Но случится это на поле брани, а не на моей вотчине!» «Когда же это закончится?» - всплеснула руками Тереза. – «Противостояние Дунисии и Харбы...»

Девушка, спасенная героями от дунисийцев, потребовала объяснений: где, собственно, они оказались, и что происходит?! «Я – Марибель!» - представилась она, после чего, пренебрежительно указав на спутника, бросила: «А этот блохастый – Габо!» Тереза попыталась было объяснить ей о вспыхнувшем конфликте между двумя сопредельными державами, но, как оказалась, Марибель понятия не имела, что такое Дунисия и где находится эта страна. «Я вообще думаю, что мы оказались в ином мире», - заметил Габо. – «Здесь... пахнет иначе...» Торнеко встрепенулся: неужто он обрел товарищей по несчастью?.. Торговец поведал о том, что и сам не ведает, как сюда попал и как вернуться в родной мир, посему предложил встреченной парочке присоединиться к кузенам в их миссии, а там – как знать? – быть может, и удастся изыскать способ покинуть сию реальность.

Беседа их оказалась прервана; от стен Дунисии к горстке героев спешило воинство, ведомое принцем Цезарем. Король Харбы выступил было вперед, надеясь на переговоры, однако лучники-дунисийцы ответили градом стрел, и лишь Дездемона, заслонившая монарха своим телом и стремительно отбившая стрелы древком секиры, спасла правителю жизнь.

Не подпуская монстров и солдат к королю, герои разили противников, следуя к подножию холма, на вершине которого замер Цезарь, внимательно созерцающий поле брани. Марибель и Габо присоединились к спасителям, хоть и не радовала их мысль о том, что вмешиваются они в чужой конфликт, не имеющий к ним самим никакого отношения.

На поле брани выступил здоровенный тролль – полководец Донк, коему принц Цезарь приказал захватить короля Харбы живым. Впрочем, героям удалось обратить монстра в бегство, и тот исчез, скрывшись в пирамиде на вершине утеса, дабы зализать раны.

Наступление авангарда армии Дунисии было остановлено, и теперь герои ступили в пирамиду, где миньоны Донка приготовили им немало засад и ловушек. Сразив тролля, Лазарель и Тереза вознамерились отыскать принца Цезаря и попытаться вразумить того; королю Харбы кузены велели держаться поодаль, ведь один вид монарха, похоже, наполняет Цезаря лютой яростью.

Принца Дунисии Лазарель и Тереза разыскали неподалеку от пирамиды, вопросили – по какой причине тот атаковал Харбу. Цезарь к разговорам расположен не был, и придя к выводу о том, что товарищи его наверняка переметнулись в стан противника, вознамерился свершить правосудие и покарать предателей Дунисии.

Лазарель, Тереза, Дездемона и трое их новых союзников – пришельцев из иных миров – повергли Цезаря, бывшего, похоже, не в себе, после чего сопроводили пленника в Аккорию, дабы предстал тот пред Верховным королем, объяснив, наконец, что происходит и какими мотивами руководствуется он, нападая на мирных харбан.

Герои проследовали в тронный зал как раз в тот момент, когда принц Дунисии объяснял объявление войны сопредельной державе. «Король Харбы прикончил моего отца ударом в спину!» - возвестил он, указывая на помянутого правителя, замершего по правую руку Верховного короля. «Правильно ли я понимаю», - начал последний, - «что нападение на Харбу – твой ответ на убийство отца, достопочтенного короля Дунисии?»

«Все именно так», - подтвердил Цезарь. – «И я не приношу извинений. Харбане должны заплатить за свои злодеяния. Этот человек, король, хладнокровно убил моего отца! Десять дней назад и видел тебя, выскользнувшего из опочивальни короля Дунисии... А у тела его мы нашли перо – в точности такое же, какие носишь ты в своей короне!»

С этими словами Цезарь продемонстрировал присутствующим зеленое перо, а король Харбы машинально коснулся короны, не в силах поверить в происходящее. «Клянусь, я не убивал твоего отца!» - воскликнул он, и Верховный король изрек, обращаясь к Цезарю: «Я правильно понимаю, с момента гибели короля Дунисии прошло ровно десять дней?.. В таком случае я подтверждаю, что король Харбы не мог совершить это злодеяние, ибо в тот вечер он пригласил меня на пиршество по случаю праздника – основания Харбы. Всю ночь он оставался подле меня. Не думаю, что даже самый хитроумный из убийц сумел бы отлучиться, добраться до Дунисии, свершить преступление и вернуться обратно. Стало быть... преступника, коему надлежит отомстить, не стоит искать в Харбе. Думаю, кто-то очень хотел, чтобы ты возложил вину именно на короля Харбы».

Осознал принц Цезарь, что неведомый злодей с легкостью обвел его вокруг пальца, а сам он успел наломать дров, развязав войну. Возвестив, что готов нести ответственность за свои деяния, принц опустился на колени. Лазарель и Тереза бросились к своему товарищу, умоляя того не отбрасывать свою жизнь с такой легкостью. «Пойдем с нами!» - упрашивали кузены правителя Дунисии. – «Мы вместе отыщем настоящего убийцу!» За принца вступился и король Харбы, постановив, что стоит сохранить Цезарю жизнь, дабы отыскал тот и покарал убийцу своего отца.

Не заметили присутствующие в тронном зале химеру, порхающую за окном. Увидев все, что хотела, та взмахнула крыльями, устремившись прочь, дабы обо всем доложить своему господину...

Цезарь извинился перед Лазарелем и Терезой, ведь он назвал их «предателями», не удосужившись даже выслушать! Король Харбы же, обратившись к героям, изрек: «Корона, которую я нашу, была преподнесена мне несколько лет назад королевой Ингении – державы, что в восточных лесах. Перья, ее украшающие, можно найти лишь там, и то – они весьма и весьма редки». «К тому же, королева – одна из самых могущественных волшебниц нашего мира», - добавила Дездемона. – «И ведомо ей множество заклятий... даже то, что способно менять обличье».

Лазарель незамедлительно предположил, что, вероятно, королева Ингении приняла обличье короля Харбы и покончила с правителем Дунисии. Так это или нет – неведомо, но иных зацепок у героев попросту не было. Потому было принято решение немедленно выступать к землям Ингении, дабы пролить свет на происходящее. Наряду с Лазарелем, Терезой, Дездемоной и троицей пришельцев из иных миров в путь выступил и принц Цезарь, настоявший на том, что должен он своими глазами узреть убийцу отца.

Но перед тем, как покинули герои Аккордию, король Харбы обратился к кузенам, поинтересовавшись, что ведомо им о древнем пророчестве. «Оно говорит о том, чтобы никогда мы не развязывали войну и не повторяли грехов наших предков», - изрек монарх. – «Видите ли, тысячелетие назад миром правили два великих короля. Они были братья, близнецы. Но затем началась Война Королей. Оба брата погибли, и мир был разделен на Семь Королевств, существуют которые и по сей день. Пророчество – послание от наших предков. Оно предупреждает нас о возможности повторения ошибок тех темных времен. Также это напоминание о двух великих правителях, которые ввергли мир в войну...» «Но... может ли быть, чтобы это пророчество явилось предсказанием будущего?» - встревожился Лазарель. – «Может... это предостережение?» «Не совсем», - отозвался король. – «История имеет свойство повторяться. Если нынешний уровень напряженности в мире продолжит расти...» «Начнется иная война», - резюмировала Тереза, - «и пророчество свершится». «Верно», - подтвердил король. – «Посему мы должны сделать все возможное, чтобы предотвратить конфликт. Вот почему миссия ваша чрезвычайно важна».

...Миновав лесные угодья, достигли герои врат Ингении, однако были те наглухо заперты. Страж, означившийся за вратами, крикнул путникам, что закрыты те по приказу Ее Величества королевы, велевшей не пропускать чужаков в пределы державы – всех без исключений!

Припомнила Дездемона, суть в земли Ингении существует и иной путь, но проходит он через обширный погост и глубинные пределы Диколесья. Посему герои устремились в означенном направлении, миновали кишащий нежитью погост, и вскоре достигли призрачного моста, должного вести в Диколесье, но ныне отсутствующего. Призрак, представившийся «стражем моста», поведал героям, что в его обязанности входит являть мост странникам, а после – заставлять его исчезать снова... Вот только напарник призрака исчез, а сам он не может заставить мост проявиться.

Как оказалось, означенное привидение бежало в Харбу – просто, чтобы развлечься, пугая горожан. Наряду с хранителем моста герои вернулись в город, разыскали привидение, потребовав, чтобы вернулось оно на погост – к своим непосредственным обязанностям.

Мост был восстановлен, и герои, перейдя его, проследовали через Диколесье... где были атакованы здоровенным рептилоидом, сжимающим секиру в руках. На помощь к монстру поспешили явиться двое людей – здоровяк, предпочитающий вести бой с помощью одних лишь кулаков, и мечник. Именно последний, по его собственному признанию, сумел приручить рептилоида и иных монстров, населяющих Диколесье – по неведомой причине с созданиями сими он всегда ладил.

Поняв, что захожие герои угрозы для местных обитателей не представляют, двое представились: здоровяк назвался Карвером, мечник же – Терри. По сих словам, монстры в последнее время начали бесследно исчезать, и никто не знает, что приключилось с ними. Кроме того, принадлежат Карвер и Терри иному миру, и решили они примкнуть к героям, дабы понять, что происходит и куда подевались монстры. Так, двое присоединились к отряду, продолжившему путь к Игнегии.

Вскоре герои достигли цели, ступили в город, знаменитый на весь мир своими магическими изобретениями. Шагая по городским улицам, они завороженно глазели по сторонам, а Дездемона рассказывала спутникам о правящей семье Ингении, члены которой на протяжении многих поколений выступали могущественными волшебниками. Слава сего рода была столь велика, что со всего мира в город мало-помалу пребывали маги, и так Ингения стала оплотом волшебства.

«Если убийца моего отца здесь, я от этого города камня на камне не оставлю», - зло процедил Цезарь... а в следующее мгновение небольшой отряд окружили городские стражи, сжимающие в руках обнаженные мечи и копья. Особо не церемонясь с чужеземцами, солдаты препроводили их в здание темницы, заперли в камере.

Герои недоумевали: неужто в заключении они всего лишь из-за одной-единственной неосторожной фразы, брошенной принцем Дунисии? Торнеко в сем весьма сомневался, да и остальные тоже. Но тогда в чем же состоит причина их заключения? «У королевы – все ответы», - молвила Дездемона. – «Она сможет пролить свет на происходящее».

Послышались шаги, и к двери камеры приблизилась миловидная девушка, в которой Торнеко с изумлением узнал старую знакомую – предсказательницу судьбы, Мину, наряду с которой пережил немало приключений в своем родном мире. «Скажи, ты не видел мою сестру?» - деловито осведомилась девушка. – «Если верить картам, она тоже где-то здесь, в городе». «Увы, мы не видели прекрасной Майи», - пригорюнился Торнеко. – «Мы вообще мало что успели увидеть прежде чем нас заперли в этой камере».

Мина вздохнула: она-то полагала, что старшая сестра тоже может оказаться в заточении, потому успела стащить у тюремных стражей ключи от камер. Лазарель просил предсказательницу отомкнуть дверь, после чего они разыщут королеву и непременно узнают у нее местонахождение Майи – кому еще может быть известно, где находится танцовщица, если не правительнице Ингении? «Сомневаюсь, что королеве это известно», - вздохнула Мина. – «Но карты сказали, что я найду здесь новых друзей... и должна помочь им, чтобы после они помогли мне».

Мина отомкнула дверь камеры, и герои, крадучись, ступили в коридор. Тюремные стражи являли собою механические конструкты, вооруженные внушительного размера саблями, потому герои попадаться им на глаза не желали. Скрываясь в тенях, проследовали они в помещение, где в сундуках оставалось конфискованное прежде солдатами оружие и доспехи, и, обретя оное, устремились к выходу из темницы.

Здесь Дездемона оставила товарищей, заявив, что хочет осмотреться в городе – ведь если в Ингении творится что-то неладное, вполне возможно, королеве и неведомо об этом. Цезарь, однако, в сем сомневался: убийство его отца, а теперь и пленение их сразу по прибытии в город – для молодого принца было очевидно, что именно королева виновна в произошедшем, и никто иной.

Оказавшись в пределах дворца, герои устремились к тронному залу; Цезарь, уже бывавший здесь прежде, вел товарищей за собой через дворцовые сады...

Ступив в тронный зал, лицезрели герои парящую в воздухе королеву, которая немедленно швырнула в сторону незваных гостей огненным шаром, от которого те едва успели увернуться. «Я надеялась, что вы какое-то время останетесь под замком», - зло прошипела правительница. – «Думали, я не раскушу ваш жалкий замысел? Вы, двуличные дунисийцы... спелись со своими дружками-харбанами... Образовали союз, дабы обратить королевство мое в руины! Но не думайте, что я позволю вам покончить со мной!»

Герои, обескураженные подобной речью, и слова сказать не успели, как были атакованы двумя рептилоидами – стражами королевы... Впрочем, довольно скоро те оказались повержены, и королева, хмыкнув с досады, приказала атаковать чужеземцев своей новой наемнице – танцовщице Майе! Последняя, соблазнившись щедрыми посулами правительницы, выступала на ее стороне... однако, заметив среди противников сестрицу, отказалась от дальнейшего противостояния.

Королева Ингении вознамерилась испепелить колдовским пламенем всех до единого «заговорщиков»... когда в зал ступила Дездемона, зычно возвестив: «Прекратите, именем Верховного короля!» Опустившись на колено пред подозрительно взирающей на нее королевой, Дездемона поведала, что явилась наряду с товарищами в Ингению по приказу правителя Аккордии.

«Не собираемся мы ни вторгаться в вашу вотчину, ни расправляться с вами лично», - молвила Дездемона. – «Король Дунисии был убит. Некто пытается ввернуть Семь Королевств в войну, и мы пытаемся понять, кто именно». «Король Дунисии... убит?» - поразилась королева. – «Что ж... это все меняет. Я правильно понимаю, вы подозревали, что за происходящим стою я?»

«Не пытайся отрицать это, миледи», - хмыкнул Цезарь, ни на секунду не поверив в искренность королевы. – «Ты сама доказала свою вину, приказав заключить нас в темницу». «Хотите знать, почему я так поступила?» - молвила правительница. – «Вы должны знать, что втрожение Дунисии в Харбу не стало для меня неожиданностью. За несколько дней до случившегося из Звериных Земель прибыл некто, облаченный в черную ризу, и капюшон скрывал его лицо. ‘Через несколько дней Дунисия без предупреждения атакует Харбу’, - изрек он, ступив в мой тронный зал. – ‘Но вскоре после этого обе стороны заключат мир’. Сперва я не придала никакого значения его словам... Но затем начали поступать донесения о происходящем в соседних державах. Претворялось в жизнь то, о чем он и предупреждал. А уходя, предсказал он, что, объединившись, Дунисия и Харба попытаются низвергнуть Ингению!»

«Теперь я поняла...» - осознала Тереза. – «И когда вы узнали о том, что в городе замечен принц Дунисии в сопровождении отряда воинов... Вы решили, что он здесь, чтобы покончить с вами, так? Именно поэтому и приказали заключить нас под стражу!» Поняла королева, что ее, похоже, ввел в заблуждение таинственный гость, личность которого так и осталась неведома. Цезарь, однако, не готов был принять слова королевы за чистую монету, и та постановила, что незамедлительно отправится в Аккордию, дабы рассудил их Верховный король. И если и она, и принц говорят правду, поистине, темные времена настали для Семи Королевств...

Верховный Король Аккордии внимательно выслушал королеву Ингении, после чего признался, что слухи о пророке-черноризце, замеченном в различных землях Семи Королевств, до него уже доходили, а, стало быть, слова правительницы искренни.

«Но как этот человек знал, что Дунисия и Харба начнут войну?» - озадачился Лазарель, и Тереза продолжила мысль кузена: «Что, если он не предвидел ее, а исподволь развязал сам?» Верховный король признал, что версия эта – наиболее вероятная. Но какими мотивами руководствуется загадочный черноризец?..

Обратившись к героям, Верховный король велел им посетить все три королевства Звериных Земель – Аль-Хазам, Кадаву и Клор, дабы встретиться и переговорить с их правителями – быть может, им что-то известно о провидце.

В тронный зал вбежал страж, и, обратившись к Верховному королю, доложил, что, согласно полученным только что вестям, армии Аль-Хазама вторглись в Кадаву и Клор, распространив, таким образом, власть своей державы на всю территорию Звериных Земель.

Герои надеялись как можно скорее добраться до северных пределов континента – Звериных Земель, обиталища монстров. Перед тем, как покинуть Аккордию, Лазарель и Тереза обратились к королю Харбы, прося того поведать подробности о войне, случившейся тысячелетие назад. «Два короля-близнеца, Фрактос и Унос, правили миром много лет», - рассказывал монарх. – «Однако Фрактос начал изучать темную магию и вознамерился распространить властью свою на весь мир. Он проклял Кубок Королей, из которого прежде истекал свет гармонии, и ныне в нем пузырилась лишь тьма. Таким образом, темные силы короля породили ненависть и недоверие между мирянами, и вскоре война поглотила все земли нашего мира. Унос пожертвовал жизнью, чтобы заточить Фрактоса и несомый тем мор. Правление над миром перешло к семи мудрецам, которые и основали Семь Королевств. И теперь будущему семи держав вновь угрожает война... как и тысячелетие назад...»

Он королевств людей Звериные Земли отделяла стена, а между ними лежали пустынные, занятые монстрами области, рекомые Ничейными Землями. Цезарь предложил спутникам первым делом навестить королевство Аль-Хазим и выяснить, что сподвигло правителя оного развезать войну и атаковать иные державы монстров.

Оставив Аккордию позади, герои углубились в Ничейные Земли... когда настиг их посланник от Верховного короля. Обратившись к Дездемоне, солдат настаивал на немедленном возвращении воительницы в Аккордию, ибо пришла весть о том, что армия Аль-Хазама, примкнули к которой силы Кадавы и Клора, начала марш на земли Ингении. Как следствие, Верховный король повелел войскам Ингении и Харбы выступать на север, к Великому Разлому – границе между Ингенией и Звериными Землями, надеясь там дать бой монстрам и пресечь их дальнейшее продвижение в южные пределы.

Поистине, мир стремительно погружался в хаос... Герои вернулись в Аккорию, а после устремились к Великому Разлому; принц Цезарь послал весть сородичам, приказывая армии Дунисии присоединиться к силам Ингении и Харбы как можно скорее.

Путь героев лежал через Красное Ущелье, где ныне проходили стычки между отрядами монстров и харбан. Разя солдат воинства Звериных Земель, герои наряду с харбанами спешили достичь Великого Разлома, где уже находились Верховный король и воинство людских королевств.

Две армии – людей и монстров – замерли друг против друга. Выступив вперед, Верховный король обратился к монарху Аль-Хазама, джинну: «Почему ты развязал войну с нами? Зачем нарушать мир, длящийся тысячелетие и приближать свершение страшнейшего из пророчеств? Будучи Верховным Правителем Семи Королевств, я приказываю тебе: незамедлительно отведи свои силы и возвращайся в пределы родной державы!»

В ответ король Аль-Хазима попытался сразить Верховного короля заклинанием, однако тот вовремя оградил себя магическим щитом, после чего, устало вздохнув, вернулся в стан к союзникам, признавая, что сражения не избежать. Королева Ингении понимала, что если противник прорвет их оборону и пройдет через Великий Разлом, держава ее падет первой. Стало быть, надлежит стоять до последнего, ибо сейчас они – на последнем рубеже, и отступать попросту некуда.

...Сражение началось. Верховный король отдавал приказы, наблюдая за расстановкой сил на поле брани. Так, королева Ингении, возглавив воинство своей державы, противостояла врагу на западном фланге, принц Цезарь наряду с дунисийцами – на восточном; королю Хабры же и его солдатам пришлось защищать центральное ущелье. Герои зорко следили за постоянно меняющейся обстановкой на поле брани, приходя на помощь тем отрядам и подразделениям, которым приходилось особенно туго.

Попытка монстров прорваться в земли Ингении захлебнулась, и армия Звериных Земель была обращена в бегство. Герои ринулись следом... когда путь им преградили двое – короли Клора и Кадавы, мертвяк и грифон. «Что они делают здесь?» - поразилась Дездемона. – «Аль-Хазам захватил их державы, а они взяли да приняли сторону завоевателя?! Преклонили колено пред ним?!»

Двое монархов атаковали героев, не переставая восхвалять Аль-Хазама. Но, будучи повержены, поспешили ретироваться... Лазарель предположил, что, возможно, некая злая сила овладела разумами королей Звериных Земель и направляет их действия.

А вскоре предстал героям правитель Аль-Хазама, только, в отличие от иных монархов, джинн ввязываться в бой не спешил. Произнеся заклятие, сотворил он портал, выступил из которого рептилоид поистине исполинских размеров - дракулард. Ужаснувшись, герои бежали в стан союзной армии, а тварь медленно шагала за ними следом. Доблестные солдаты Харбы, Дунисии и Ингении пытались было остановить монстра, однако оружие их не оставляло ни малейших следов на толстой шкуре твари. Воины гибли десятками, а дракулард продолжал продвигаться к южной оконечности Великого Разлома – к землям Ингении!..

И тогда король Харбы обратился к Лазарелю и Терезе, молвив: «Надежда все еще остается. Я прошу вас незамедлительно выступать к горе Неверест. На вершине этого священного пика сокрыто легендарное оружие – то самое, которое некогда сыграло ключевую роль в Войне Королей. Оно достаточно могущественно, чтобы остановить создание даже такое гигантское, как это».

С этими словами король устремился в направлении приближающегося дракуларда. Воины союзной армии с ужасом наблюдали за монархом, не ведая, что задумал тот. Лишь Цезарь окликнул короля, и тот, обернувшись, изрек: «Со временем ты поймешь, что долг короля – в защите подданных. И именно его я собираюсь сейчас исполнить. Вы же спешите к горе Неверест и вернитесь с оружием! Будущее наших народов, держав – а, быть может, и всего мира сейчас в ваших руках».

Монарх вытащил из-под плаща сияющую сферу, высвободил заключенные в ней магические энергии... обрушив ограждающие ущелье скалы как на дракуларда, так и на себя. Изумленные, осознали герои, что доблестный король пожертвовал жизнью, дабы даровать им необходимое время. Рептилоид наверняка выжил, однако выбраться из-под тонн горной породы сможет нескоро. «Сфера, которую вы видели – артефакт правящего рода Харбы», - заметил Верховный король, обращаясь к героям. – «Она дарует своему владельцу могущество Света, но цена за это – его жизнь. Наш друг пожертвовал ею ради нас... так же, как сделал Унос тысячелетие назад... Он тоже отдал жизнь за свой мир...» Верховный король поторопил Дездемону и спутников ее, веля тем выступать к горе Неверест и разыскать легендарное оружие.

Покинув Великий Разлом, отряд устремился в северо-западном направлении, через испещренные руинами Заснеженные Холмы к горе Неверест. Проследовали они через подгорные пещеры, и, наконец, ступили на горный склон, где лицезрели двоих незнакомцев – чародейку и лучника, - противостоящих монстрам.

Как оказалось, те – Джессика и Анжело – оказались выходцами из иного мира, как и иные спутники, встреченные героями прежде. Лазарель предложил растерянным путникам присоединиться к их отряду, на что двое с радостью согласились.

Герои продолжили восхождение к вершине горы; волшба Джессики оказалась как нельзя кстати, ибо чародейка наводила ледяные мосты через пропасти. По пути Тереза поведала Джессике и Анжело о войне, разразившейся в их мире, и о поисках легендарного оружия, необходимого, чтобы покончить с гигантским монстром.

На вершине горы означилось каменное строение, пребывал в котором причудливый монстр, назвавшийся Грагворгом – хранителем испытаний. Ворчливое создание постановило, что передаст легендарное оружие гостям лишь в том случае, если пройдут те его испытание. «Первым делом вы должны принести меня Камень Триединства», - постановил Грагворг, - «и находится он где-то в пирамидах Дунисии».

Ощущая некоторую абсурдность ситуации, герои, тем не менее, вынуждены были подчиниться воле сего загадочного древнего существа, потому устремились в Дунисию, где Цезарь указал спутникам на пирамиды, в каждой из которых были погребены его предки.

...В глубинах старейшей пирамиды на алтаре означился Камень Триединства, вот только восставший нежитью изначальный правитель Дунисии, Дунис I, расставаться с артефактом не пожелал, и, призвав орду мертвяков, приказал тем расправиться с нарушителями его покоя. Покончив с противниками и забрав с собою Камень Триединства, герои вернулись на вершину горы Неверест, где передали реликвию Грагворгу.

Последний переместил героев в карманное измерение, где предстояло тем пройти испытание – сразиться со множеством монстров, доказав тем самым, что достойны они владеть легендарным оружием. Как оказалось, в Камне Триединства были заключены сущности демонов, одержав верх над которыми, герои завершили испытание.

Грагворг передал Лазарелю ларец, заверив, что это и есть то самое легендарное оружие, за которым герои явились. «Но высвободить силу его возможно лишь один раз», - сообщило создание, - «потому хорошенько подумайте, когда и где ее следует применить». Пришло время вернуться к Великому Разлому и покончить со вступившим в сей мир дракулардом раз и навсегда.

Когда подоспели герои к лагерю союзных армий, тварь, призванная в мир королем Аль-Хазама, как раз успела освободиться из каменного плена. Не мешкая, Лазарель и Тереза открыли ларец, высвободив содержащуюся в нем жизненную энергию исполинского монстра – циклопа. Двое титанов замерли друг напротив друга... а затем сошлись в противостоянии.

Циклоп поверг дракуларда, а после исчез сам; жизненные энергии его иссякли. Но лицезрели герои и солдаты трех держав возвращающуюся армию Звериных Земель. Восстановив силы, монстры подступали во множестве, и войскам Харбы, Дунисии и Ингении не оставалось ничего иного, как дать противнику честный бой на поле брани, коим стали земли Великого Разлома.

В сем противостоянии сторону героев приняли невесть откуда взявшиеся двое незнакомцев – священник Кирилл и царевна Алена. Однако сих двоих сразу же узнали и Торнеко, и Майя, уже встречавшаяся с этой парочкой – правда, в ином, далеком мире.

Противостояние шло сразу на трех фронтах: силы Дунисии сдерживали натиск на восточном направлении, Ингении – на западном; армии Харбы выпала честь принять бой в центральном каньоне. Герои сражались, не щадя себя, и сумели повергнуть королей Кадавы и Клора, после чего силы означенных держав спешно отступили.

Воссоединившись, три армии людских держав обрушились на войско Аль-Хазама, и, обратив оное в бегство, сошлись в противостоянии с королем сей державы. Могучий джинн оказался поистине грозным противником, но когда герои раскололи объятый тьмою клинок, который сжимал монарх в руке, тот неожиданно озадачился, завертел головой по сторонам. «Где это я?» - выдавил он. – «И что я... делаю?»

Верховный король выступил вперед, и, приблизившись к совершенно растерянному монарху Аль-Хазама, изрек: «Достопочтенный король Аль-Хазама, добро пожаловать назад. Мы и не чаяли уже, что ты вернешься к нам. Ты завоевал Клор и Кадаву, вынудив обитателей сих земель подчиниться тебе. А после, сплотив армии Звериных Земель, выступил к Великому Разлому, дабы атаковать Ингению. Ты развязал вторую Войну Королей, угрожавшую разорвать на части сей мир».

Правитель Аль-Хазама с ужасом и недоверием слушал речи Верховного короля, а тот продолжал вещать: «Много крови было пролито во славу тебя. И многие погибли... в том числе и король Харбы. А теперь ты должен сказать мне правду: что сподвигло тебя на подобное безумие?» «Меч...» - прошептал джинн. – «Стоило мне взять его в руку... и сердце мое наполнилось ненавистью, и жажда разрушения объяла разум. В себя я пришел лишь здесь и сейчас...»

Торнеко приблизился к обломку меча, лежащему на земле; торговцу артефактами были ведомы многие реликвии, как принадлежащие его родному миру, так и иным. «У меня нет никаких сомнений», - изрек, наконец, он, обращаясь к сподвижникам. – «Это – Меч Раздора, проклятый клинок! Он дарует тебе силы, но, согласно легендам, заставляет грезить лишь о смерти да погибели. И, похоже, легенды не врут...»

«Меч был подарком!» - воскликнул король Аль-Хазама. – «В мой дворец ступил провидец, преподнес мне в дар этот меч...» Не требовалось иметь семи пядей во лбу, что понять, о ком сейчас говорит монарх: наверняка о том самом госте, который предупредил королеву Ингении о неизбежности войны...

Сознавая, что совершил ужасные злодеяния, король Аль-Хазама выхватил из-за пояса кинжал, дабы вонзить его себе в сердце, но оружие из рук джинна выбил Цезарь. «Думаешь, взял, умер и все?» - бросил принц Дунисии. – «Нет, так легко ты не отделаешься. Ты продолжишь жить с полным осознанием ответственности за содеянное. Так же, когда и я... когда меня пощадили...» «Ваше Величество», - поддержал принца Верховный король, - «с этого дня ты всецело посвятишь себя поддержанию мира в Семи Королевствах. Это станет твоим долгом... и твоим воздаянием».

Обратившись как к героям, так и солдатам союзных армий, Верховный король постановил, что война завершается здесь и сейчас, и разделенные державы воссоединятся в грядущей эпохе, где познает мир покой! После чего пригласил как людей, так и монстров проследовать в Аккорию, где будет подписан мирный договор, а также состоится празднество, знаменующее прекращение кровопролитного конфликта. Конечно, они так и не узнали, кем был таинственный провидец, передавший Меч Раздора королю Аль-Хазама, но сейчас этот вопрос неважен, ибо правители семи держав сего мира пришли, наконец, к взаимопониманию...

...Герои вернулись в Аккордию, где, гуляя по городу, дожидались вечерных праздничных гуляний. Несмотря на завершение войны, на душе у проницательной Терезы было неспокойно: если этот конфликт был действительно тем, говорилось о котором в пророчестве, то где же «венценосные близнецы», в нем помянутые?.. Поистине, многое оставалось сокрыто, и неведомо, узнают ли они когда-либо ответы на вопросы свои...

Впрочем, Дездемона призналась героям, что король Аккордии велел ей разыскать злокозненного провидца; Лазарель и Тереза повеселели – стало быть, у них еще есть шанс довести начатое до конца и узнать подоплеку творящегося в мире. Что до Цезаря, то осознание того, что ныне он – не принц, но король Дунисии – тревожило юношу, ведь это – бремя ответственности, которое ему – хочешь не хочешь, а придется принять... ради блага народа. Как следствие, Цезарь не мог позволить себе продолжить странствия в компании друзей, и оставалось лишь уповать на то, что сумеют те отыскать убийцу отца его сами.

...Празднество в Аккордии продолжалось весь вечер и ночь... но в предрассветный час Тереза разбудила кузена, указав на собравшихся на городской площади Цезаря и трех королей Звериных Земель; все выглядели донельзя встревоженными. «Все без исключения монстры исчезли в одночастье», - сообщил Цезарь подоспевших Лазарелю и Терезе. – «Они были здесь, когда начались празднества, но...»

К героям приблизилась Дездемона, сообщив, что, согласно донесениям, монстры исчезли повсеместно в Семи Королевствах!.. Тревога полнила сердца... Добром это явно не кончится... А затем в городские врата проследовали еле держащиеся на ногах солдаты Дунисии и Харбы, поведавшие о том, что огромная армия монстров сокрушила стены столиц держав и ныне заполонила их. Подоспевшая королева Ингении сообщила Цезарю, что вотчину ее постигла та же участь.

Ситуация накалялась с каждой минутой, и прибывший некоторое время спустя гонец обратился к собравшимся на площади шести правителям, сообщив, что монстры восстали в Звериных Землях, и ныне столицы Клора, Кадавы и Аль-Хазама находятся под властью мятежных чудовищ. Но как сумели монстры в одночасье распостранить власть свою на весь мир?..

«Пришло время... вновь сделать этот раздробленный мир целым», - прозвучал знакомый голос, и собравшиеся на площади воззрились на появившегося на дворцовом балконе короля Аккордии, сжимавшего в правой руке золотой кубок. Подле короля возникла фигура, донельзя походящая на правителя, и возвестил тот: «Мы, близнецы, о появлении которых говорилось в пророчестве, будем править этим миром!»

Слишком поздно осознали герои, что сонм монстров окружил Аккорию, и кольцо тварей неумолимо сжимается. Стало быть, празднество было затеяно с одной лишь целью: собрать правителей мирских держав и перебить их разом!..

Не теряя времени, Дездемона устремилась к городским вратам, и герои наряду с правителями, вокруг которых выстроились солдаты, последовали за нею. Верховный король, с усмешкой наблюдая за обреченными, наклонил золотой кубок, и потоки тьмы потекли из него, обволакивая монстров. Ныне ни клинки, ни магия не причиняли вреда тварям, посему не оставалось героям ничего иного, кроме как опрометью бежать прочь из Аккордии, спасая собственные жизни...

Каким-то чудом им удалось выбраться из города; правители, сопровождаемые воинами, устремились каждый в свою вотчину, надеясь изгнать монстров из столиц. Лишь Цезарь остался с героями, препоручив миссию по освобождению Дунисии полководцу Донку; к тому же, он желал узнать, по какой причине Верховный король решил предать их, и каковы конечные цели монарха и его брата-близнеца... невесть откуда взявшегося.

В дикоземье поблизости от Аккордии герои обнаружили заброшенный лагерь торговцев, который и сделали своим временным оплотом. Передохнув и собравшись с силами, собрались они на совет, где порешили попытаться выбить монстров из Аккордии, а после достичь Шпиля Мира, где пребывают ныне короли-близнецы – причем один из них взялся невесть откуда. Но... как быть с завесой тьмы, хранящей монстров?..

«Она истекает из Кубка Королей», - поведала Дездемона товарищам. – «Это – священный сосуд, находящийся во владении правителей Аккордии с древнейших времен». «Тот самый кубок, который Фрактос проклял и использовал, чтобы начать войну тысячелетие назад?» - уточнила Тереза, и Дездемона утвердительно кивнула: «Верно. И, похоже, реликвия вполне может оказаться проклята вновь. Согласно легендам, проклятый кубок черпает энергии гнева, ненависти и горя, дабы обратить оные в ужасающие темные силы. Возможно, именно поэтому монстры обратились против нас... и стали столь сильны...»

Лишь один-единственный монстр во всем мире остался неподвержен влиянию завесы тьмы: слизень-целитель, ныне сопровождающие кузенов. Возможно, он всецело привержен Свету и реликвия Тьмы не сумела затуманить его разум...

«Возможно, реликвию проклял сам Верховный король», - неуверенно предположила Дездемона. – «Быть может, его искусила сила тьмы – так же, как и Фрактоса давным-давно. А, быть может...» Воительница осеклась, так и не закончив мысль, которая, судя по всему, ей не давала покоя. Вместо этого она поведала героям историю, которую слышала от матери, будучи ребенком. «Она рассказывала мне о драгоценности, с помощью которой Унос развеял тьму, призванную Фрактосом», - говорила Дездемона. – «И назывался артефакт Сердцем Сияния». Цезарь припомнил о том, что, согласно преданиям Дунисии, артефакт сей пребывает в Гробнице Солнца, сокрытой в древних руинах, в пустыне Дунисии. Ибо последние свои дни Унос провел в Дунисии, где и скончался от ран, полученных в ходе Войны Королей; на смертном одре просил он короля Дуниса I поместить реликвию в Гробницу Солнца.

Герои покинули лагерь, выступив к землям пустынной державы, где ныне шли сражений между армией дунисийцев, возглавляемой Донком, и ордой обезумевших монстров. По пути Лазарель озвучил товарищам вопрос, его донельзя тревожащий: «Если выступим мы против королей, означает ли это, мы тем самым попытаемся предотвратить свершение пророчества?» «И я думаю о том же», - поддержала кузена Тереза. – «Ведь венценосным близнецам предначертано править, разве не так? И если мы продолжим сражаться с ними, значит, мы будем противостоять предопределенному изревле исходу?» «Да, мы хотим остановить войну и спасти Аккордию», - растерянно говорил Лазарель. – «Но, быть может, мы не должны этого делать?» «Я уверен лишь в одном», - пожал плечами Цезарь. – «Если мы будем бездействовать, жители Аккордии погибнут, а мы никогда не узнаем, что замыслили Верховный король и его брат-близнец». «Я согласно», - поддержала правителя Дунисии Дездемона. – «Мы не знаем, правильно ли поступаем, но если есть шанс спасти невинных мирян, мы не имеем права не воспользоваться им».

...В Великих Дюнах герои отыскали Гробницу Солнца, и, повергнув монстров-стражей, обрели Сердце Сияния, после чего, вернувшись в лагерь, высвободили могущества артефакта, и завеса тьмы оставила Аккордию. Заполонившие город монстры стали вновь уязвимы, и герои наряду с солдатами Аккордии, командование над которыми приняла Дездемона, атаковали тварей, зачищая от них городские кварталы и площади.

И когда с монстрами и верховодящими теми демонами было покончено, горожане высыпали на улицы Аккордии, чествуя своих избавителей. Наблюдая за счастливыми лицами мирян, Лазарель и Тереза боле не терзались сомнениями о том, справедливо ли поступают они, идя вопреки означенному пророчеству.

Герои ступили в Шпиль Мира, продолжало вихриться над которым облако тьмы; ныне исполинская башня была занята монстрами, и герои, расправляясь с сими тварями, устремились к вершине, надеясь достичь тронного зала. Вот только путь к оному преграждал магический барьер, и не ведали герои, как возможно снять оный.

Потому, признавая поражение, покинули они Шпиль Света, направившись к землям Ингении, где присоединились к войскам державы, противостоящим заполонившим королевство монстрам. Атакой на королевский дворец Ингении верховодил демон Дюран; герои покончили с миньонами его, и Дюран, пообещав, что сражение их еще не закончено, предпочел ретироваться.

Королева, благодарная героям на освобождение ее вотчины, поведала о заклинании, с помощью которого возможно снять магический барьер... вот только сотворить его может лишь монстр, ибо людям подобный двеомер недоступен. Сопровождавший кузенов слизень-целитель, преисполнившись энтузиазма, вызвался применить заклинание, заключенное в переданной королевой героям драгоценности, и отряд, покинув Ингению, вернулся в пределы Аккордии.

Вновь совершив восхождение к вершине Шпиля Мира, герои позволили слизню-целителю сотворить двеомер развеивающего чары заклятия; времени это заняло изрядно, и герои сдерживали натиск монстров, даруя слизню те часы, кои были необходимы ему.

Наконец, барьер оказался снят, и герои проследовали в тронный зал, где лицезрели королей-близнецов; Кубок Королей оставался на постаменте близ трона. «Дражайшая мой Дездемона», - обратился Верховный король к своему рыцарю. – «Так отрадно видеть тебя! Вообще-то и ты, и спутники твои должны были быть давным-давно мертвы. Ох, как я не люблю незаконченные дела...»

«Вы – Верховный Правитель Семи Королевств!» - воскликнула Тереза, удивленная столь холодными и безжалостными речами. – «Ваш долг – поддерживать мир в наших державах! Так почему же вы так поступаете?!» «Почему?» - усмехнулся Верховный король. – «Именно для того, чтобы поддержать мир, дорогуша». «Вторгнувшись в Дунисию?!» - выкрикнул в ярости Цезарь. – «Ты отправил монстров, чтобы те убивали моих подданных, и называешь это ‘поддержанием мира’?»

«Позволь нам объяснить», - тихо произнес Верховный король, в то время как близнец его безмолвствовал, внимательно созерцая противников. – «Дабы избавить мир от конфликта, надлежит покончить с источником оного. Другими словами, с людьми!» «Люди не являются таковым!» - возмутилась Тереза. – «С самого завершения Войны Королей мы следовали букве пророчества и поддерживали мир на протяжении тысячи лет! Как можете вы обвинять нас?!»

Верховный король взял в руку Кубок Королей, продолжала пузыриться в котором тьма, изрек: «Этот кубок переполняет человеческая ненависть друг к другу, подозрительность... да, все негативные эмоции! Некогда священный сосуд ныне полностью осквернен тьмой... и изливаются из него лишь ненависть и отчаяние – доказательство того, что человечество неисправимо. Вас же предупреждали! Но вы презрели пророчество и развязали войну... и тем самым обозначили истинную свою природу... показав, что изменить вас невозможно. Именно этому мы, избранные близнецы, о которых гласит пророчество, и пришли к решению покончить с человечеством и создать новый мир, свободный от всяческих конфликтов и войн».

На глазах героев Кубок Королей воспарил ввысь, продолжая источать тьму, а Верховный король продолжал вещать: «Все случилось так, как и было предначертано в пророчестве. Кровь оросила землю, и мы приняли свой долг, объявив себя истинными правителями сего мира. Правление наше было предопределено издревле, и все покорится нашей воле! И постановляем мы: человечество должно быть уничтожено!»

...В последовавшем сражении герои повергли Верховного короля, оказавшегося весьма искусным магом, и тот возопил о помощи, обращаясь к близнецу. Но последний, холодно усмехнувшись, прикончил Верховного короля заклинанием. «Как посмел ты убить его?» - изумились герои, и близнец павшего правителя Аккордии хохотнул: «Мой единственный брат погиб давным-давно... более тысячи лет назад».

«Быть не может!» - с ужасом выдохнула Дездемона, осознав, что худшие подозрения ее оправдались. Очертания существа, выдававшего себя за близнеца Верховного короля, изменились, и предстал он героям в демоническом обличье! «Мое имя – Фрактос!» - постановил демон. – «И с этой дня я – Верховный Правитель этого мира».

«Что происходит?!» - окончательно растерялись кузены. – «Почему ты выдавал себя за брата Верховного короля?!» «Что ж, так и быть, удовлетворю ваше любопытство», - снисходительно вымолвил Фрактос. – «Я принял обличье этого старого дурака лишь затем, чтобы осквернить назначение вашего драгоценного пророчества. Называя себя близнецом этого жалкого монарха, я получил доступ к правлению Семью Королевствами! После чего наполнил тьмой Кубок Королей и убедил Верховного короля обратиться против людей! И все это я проделал с легкостью. Ваш Верховный король в глубине души действительно сомневался в природе человечества, и мне лишь оставалось поддержать его подозрения, вынудить к действиям. Эта марионетка с готовностью приняла мою игру... и выполнила свое назначение. Семеро Королевств были ввергнуты в хаос, а Кубок Королей наполнился тьмой человеческих душ... Так же, как и тысячелетие назад! Мне нужно лишь воспользоваться энергиями Кубка Королей, чтобы вернуть свое былое могущество, и я стану сильнее самих богов!»

Дездемона стремительно метнулось к упивающемуся победой Фрактому, рубанула демона секирой... но тот ладонью остановил острое лезвие, снисходительно усмехнулся, заметив родовую метку на предплечье девушки – в точности такая же была и на его груди. «Знакомо», - хмыкнул Фрактос. – «Похоже, мы с тобой родственники, дорогая. Я надеялся, ты выкажешь больше потчения... своему предку!» «А с чего это?» - огрызнулась Дездемона, силясь вырвать секиру из хватки демона. – «Ты – позор моего рода, пятно, которое я хочу смыть! Все эти годы я, обучаясь воинскому мастерству, стремилась лишь к этому! И сейчас ты умрешь!» «Да как же так?» - снисходительность на лице Фрактоса сменила гримаса лютого гнева. – «Неужто за минувшее тысячелетие мой род выродился в жалких моралистов?!» С этими словами он отшвырнул Дездемону к дальней стене, и девушка, ударившись о камень, осталась лежать без движения...

Фрактоса атаковал Цезарь, но и он не сумел даже коснуться демона, ибо окружил того магический щит. «Позволь мне сознаться», - ощепился Фрактос, наслаждаясь бессильной яростью, плещущейся к очах противника. – «Это я передал Меч Раздора королю Аль-Хазама. Это я рассказал о том, что произойдет королеве Ингении. И это я пробрался в опочивальню твоего отца и вонзил нож ему в спину!..»

Обратившсь к героям, Фрактос призвал тех признать очевидное: они бессильны каким бы то ни было образом остановить его. «Что ж, поболтали – и хватит», - вздохнул демон. – «Пришло время для вас принять уготованную судьбу. Отныне ожидает вас лишь тьма и отчаяние!» Темные энергии вырвались из оскверненного Кубка Королей, окутали героев...

Лазарель обнаружил себя в просторном каменном зале... где атаковали его товарищи. Все они как один заявляли, что именно он несет ответственность за войну и за разрушение, которому подвергся мир... Не ведая, что происходит, Лазарель разил дорогих друзей, а те продолжали подступать и проклинать его...

Но неожиданно подле означилась Тереза, и двое встали плечом к плечу... Вернулись позабытые воспоминания, и осознали Лазарель и Тереза, что они – вовсе не кузены, но близнецы! Дабы силы зла не проведали об их рождении и о судьбе, недвусмысленно указывает на которую пророчество, родители приняли нелегкое для себя решение: разделить своих детей, дабы выросли те по отдельности, считая, что нет между ними кровного родства.

Сияние Света окутало Лазареля и Терезу, изгоняя морок и монстров, предстающих в обличье товарищей их. «Услышьте меня, наследники Уноса!» - прозвучал глас. – «Ваше время пришло. Обретите же свою истинную силу!» И Лазарель, и Тереза ощутили могущество, наполняющее тела их... и, высвободив оное, разрушили иллюзорную реальность, в которой оказались пленены...

...В себя Лазарель и Тереза пришли на площади Аккории; склонились над ними встревоженные товарищи. Помнили они лишь об атаке Фракторса, а после... обнаружили себя здесь... а Шпиль Света оказался разрушен до самого основания.

Но кто же заставил Лазареля и Тереза вспомнить о том, кем на самом деле являются они друг для друга?.. Об этом молодые люди не ведали, но в ладони своей Тереза обнаружила пурпурное птичье перо, изумленно на него воззрилась, не понимая, откуда взялось то.

«Но кое-что мы все-таки помним», - постановил Цезарь, обращаясь к близнецам. – «Пребывая без сознания, мы все видели один и тот же сон. О вас... Во сне нам открылось, что вы – близнецы, потомки самого Верховного короля Уноса!»

Неожиданно черные тучи заволокли небеса, поднялся сильный ветер... и возник над Аккордией зловещий замок. «Черный Особняк», - прошептала Дездемона. – «Я думала, что был уничтожен тысячу лет назад... но, похоже, ошибалась... Если Фрактос обрел силы, достаточные для перемещения Черного Особняка сюда... стало быть, он сможет снова разрушить мир...» «Что значит – снова?» - озадачилась Тереза. – «Ведь в прошлый раз он не сумел этого сделать, верно? Да и как замок может уничтожить целый мир?» «Да, этот мир он разрушить не сумел», - согласилась Дездемона, - «но уничтожил иной – мир-близнец нашего, его отражение... И сделал он это, произведя один-единственный выстрел из орудия Черного Особняка – Ужасающего Разряда!»

«Да, отец говорил мне об этом», - припомнил Цезарь, - «о мире-близнеце, который в час Войны Королей был погружен во тьму и навсегда утрачен для нас». Лазарель и Тереза были весьма изумлены сим откровением: почему прежде они никогда не слышали о существовании некоего мира-близнеца? Да и как оружие может быть столь могущественным?.. «Ужасающий Разряд собирает всю ненависть и тьму мирскую, преобразует ее в луч, выжигающий мир», - пояснила товарищам Дездемона. – «И чтобы наш мир не повторил судьбу мира-близнеца, нам следует покончить с Фрактосом, пока Черный Особняк не успел обрести достаточно энергии».

Обратившись к Дездемоне, поинтересовались герои, действительно ли та – потомок Фрактоса, и воительница утвердительно кивнула. «Все его потомки носят эту метку», - призналась она. – «Это – наше наказание за то, что предался он тьме... Он обрек весь свой род. Даже зная, что уготованы нам страдания, он не остановился и продолжил нисхождение во тьму. Это – больше, чем метка... Это – проклятие. Многие из моих предков преждевременно скончались из-за нее... а те, кто избежал смерти, оказались изгоями, которых чурались миряне. Я – последняя выжившая из нашего рода... На протяжении всех этих лет я преследовала одну-единственную цель: избавить свою семью от позора и страданий, на которые он нас обрек...»

Кроме того, предположила Дездемона, что именно Лазарель и Тереза могут оказаться теми самыми близнецами, о которых говорится в пророчестве. Но, как бы то ни было, надлежит им всецело сосредоточиться на низвержении Фрактоса, а об остальном раздумывать после...

...Означившийся в небесах Черный Особняк не укрылся от королевы Ингении, и, призвав героев в свою вотчину, чародейка поведала им о том, как возможно проникнуть в пределы оплота Фрактоса. «Это возможно сделать через иной мир», - говорила правительница. – «Тот, который был опустошен тысячелетие назад. Во дворце Уноса был портал. Когда два брата правили каждый своим миром, они перемещались между ними с помощью подобных магических устройств». «Стало быть, если мы переместимся в иной мир и отыщем телепорт во дворце Уноса, но окажется прямиком в Черном Особняке?» - уточнила Джессика, но возразила Дездемона: «Все не так просто. Когда Ужасающий Разряд разрушил его мир, Унос отрезал оный от мира нашего, надеясь таким образом пленить в нем Фрактоса и Черный Особняк. Потому надлежит хорошенько подумать над тем, как возможно переместиться в мир-близнец».

К счастью, королеве Ингении было ведомо о тайном портале, который Унос сотворил незадолго до смерти в Дунисии – в Гробнице Солнца. И герои, поблагодарив правительницу за помощь, вернулись в руины, коими усеяны были Великие Дюны, вновь спустились в Гробницу Солнца. Скрупулезно обыскав сей склеп, обнаружили они потайной чертог, в котором действительно пребывал действующий портал.

Ступив оный, герои обнаружили себя в мире, весьма походящем на тот, из которого прибыли... вот только от человеческой цивилизации здесь не осталось и следа; лишь кровожадные монстры рыскали во тьме, да витали неупокоенные духи умерших. Последние поведали героям о том, что прежде были они подданными Уноса, но Ужасающий Разряд не позволил им обрести покой посмертия, обрек на нынешнее жалкое существование.

«Фрактос вернулся», - сообщила Дездемона духам. – «Он осквернил Кубок Королей и собирается уничтожить наш мир. Для этого он переместил Черный Особняк из сего пространства в мир-близнец, из которого мы родом». «Мы хотим отыскать портал, ведущий в Черный Особняк», - добавил Цезарь. – «И, насколько мы знаем, находится он во дворце Уноса». «Вот только дворец был низвержен с небес тысячелетие назад», - стенали духи. – «И ныне остались от него лишь руины».

Конечно, разрушение дворца не означает исчезновение портала, посему герои устремились к руинам, а души были столь любезны, что указали им направление. Оставив позади пустыню, пересекли герои Темный Лес, ступили в Черное Ущелье, а после достигли Земель Мертвеца – зеркального отражения Звериных Земель их родного мира.

Сразив демона – крылатого саблезубого тигра, - рыщущего близ руин дворца Уноса, герои отыскали действующий портал, ступив в который, переместились в Черный Особняк!..

В течение последующих часов исследовали они пределы зловещей твердыни, расправляясь со множеством монстров, означившихся здесь. Пал от руки героев и полководец Фрактоса – Дюран, самонадеянно выступив против потомков Уноса и их сподвижников.

Путь во внутренние пределы Черного Особняка преграждал магический барьер, и слизень-целитель попытался развеять его заклинанием – так, как проделал он прежде, в Шпиле Мира. Вот только двеомер барьера оказался куда сильнее, нежели прежде, и незадачливый монстр не сумел превозмочь его в одиночку.

К счастью, на помощь к героям прибыли и иные монстры – полководец Донк, рептилоиды – стражи королевы Ингении, а также король Аль-Хазама. Все они присоединились к слизню-целителю в направлении магических энергий... и барьер исчез, открывая героям путь. Монстры простились с потомками Уноса: их ожидали свои сражения, ведь далеко не все земли Семи Королевств были освобождены от миньонов Фрактоса, и противостояние им продолжалось.

Поблагодарив союзников за помощь, герои проследовали в тронный зал Черного Особняка... где приветствовал их Фрактос, продолжающий сжимать в руке Кубок Королей. «Признаюсь, когда с помощью Ужасающего Разряда я разрушил ту башню, то надеялся, что вижу вас в последний раз», - с нескрываемым сожалением вздохнул демон.

Герои атаковали Фрактоса, повергли его, однако демон был далек от поражения. Он попытался было сразить противников потоками гибельной магии, однако близнецы сумели сотворить магический щит, и осознал Фрактос, что противостоят ему потомки Уноса – лишь они способны создать подобное заклинание!

Он вдавил в тело свое Кубок Королей, и энергии тьмы, полнящие оскверненную чашу, даровали Фрактосу новые силы, преображая обличье его. Но близнецы и союзники их сразили и это порождение, очищая от скверны Кубок Королей, и чистейшие энергии Света испепелили демоническое воплощение Фрактоса. В то же мгновение с предплечье Дездемоны исчезла и метка, принесшая столько бед ее роду!

В небесах над Черным Особняком возникла огромная птица, в которой некоторые выходцы из иных миров, присоединившиеся к уроженцам Семи Королевств, узнали Эмпирию! Та поблагодарила потомков Уноса за содеянное, ведь ныне свершилось то, к чему так стремился их прародитель тысячелетие назад. Осознали Лазарель и Тереза, что именно сия птица обращалась к ним в том сне – том пугающем видении, когда открылись им позабытые воспоминания. И ныне Эмпирия предлагала близнецам, явление которых предначертано самой судьбой, принять Кубок Королей и вернуть мир в Семь Королевств.

Герои покинули разрушающийся Черный Особняк, вернувшись в Аккордию.

В последующие недели с последними миньонами Фрактоса в землях Семи Королевств было покончено, и правители держав собрались в Аккордии, дабы возложить венцы Великих королей на чела потомков Уноса – Лазареля и Терезу. Древнее пророчество свершилось, и ныне двое принимали власть над сопредельными державами, дабы даровать им покой и процветание.

Сподвижники близнецов – уроженцы иных миров – возвращались в свои пространства и времена, покидая Семь Королевств на спине Эмпирии – птицы, открыты для которой все без исключения реальности сей вселенной.

Джокер

1. Джокер

Минули эоны...

Десять дней он провел в одиночной камере, куда был брошен по приказу отца - Козырного Туза, лидера тайной организации "Клеть", занимающейся исследованием монстров. Сии экземпляры, захваченные агентами организации, отправлялись прямиком в подземные лаборатории, где исследователи определяли свойства особей с целью последующего выведения новых, более могущественных видов.

Но когда в этом тихом уголке мира - на Зеленых Островах - раз в несколько лет проводились знаменитые Состязания Укротителей Монстров, люди со всех континентов стекались, дабы поглазеть на подобное зрелище... а, быть может, и принять участие в качестве укротителей. Джокер - герой нашего рассказа - вознамерился было тайно покинуть оплот "Клети", дабы отправиться на соседний остров Домус, на котором должно было состояться грандиозное открытие Состязания. Увы, стражники успели сцапать его, а дорогой папаша приказал бросить в темницу... в назидание, так сказать.

Но сейчас, десять дней спустя, Джокер был выпущен на свободу и препровожден в комнаты лидера организации. Папаша сообщил, что изменил свое решение и позволит непутевому сынишке отправиться на Домус и - более того! - принять участие в Состязании Монстров. Однако основной задачей Джокера будет шпионаж: он обязан сообщать Козырному Тузу обо всем происходящем на соседних островах, и сведения эти послужат во благо организации.

Рассудив, что подобная перспектива куда лучше возвращения в опостылевшую камеру, Джокер прихватил с собою неказистого монстрика из питомника "Клети", после чего на водном скутере отправился на соседний остров Домус.

Состязание проводилось в седьмой раз, и множество укротителей уже собрались на Домусе, дабы принять участие в грядущем действе. От них Джокер узнал, что укротители пред началом состязаний частенько тренируют своих монстров на соседнем острове Инфант, где поднимаются на Гору Укротителей и приносят клятву - уж таков обычай.

Поскольку начало церемонии открытия почему-то задерживалось, Джокер решил последовать традиции и наряду с верным монстром отправился на остров Инфант. Здесь он провел несколько дней, обучая питомца боевым навыкам, благо противников - слизней - на острове обитало множество. Обитал здесь и злобный гигант, но его Джокер предпочел обойти стороной. Наконец, когда монстр его поднаторел в искусстве боя, Джокер устремился к вершине горы, пребывало на которой древнее святилище.

Здесь он повстречал иную укротительницу, девушку по имени Солитер, уже принесшую клятву, а также монстра, подобного на волчонка и владеющего человеческой речью. Последний бежал прочь, несмотря на все попытки девушки его приручить.

Вслед за Солитер Джокер проследовал к монументу, начертаны на котором были слова: "В честь того, кто защищает семь островов, на горе мы устанавливаем сей монумент. С древних времен... Благодарение ему... Множество монстров..." За прошедшие годы письмена поистерлись, и смысл надписи ныне разобрать было невозможно.

Принеся клятву проявить себя в Состязании Укротителей Монстров, Джокер поспешил вернуться на остров Домус, где как раз начиналась церемония открытия ожидаемого мероприятия. Профессор Снап, организатор Состязания, произнес приветственную речь, объявив о том, что в этом году победитель получит легендарный Символ Укротителя.

Джокер поспешил к башне, пребывал в которой оплот проводящей Состязание организации (ОУМ - Организации Укротителей Монстров), дабы официально зарегистрироваться в качестве участника. Клерк рассказала юноше о правилах Состязания: "Твоя первая задача - собрать десять кристаллов даркониума; они встречаются редко и формой напоминают звезду. А когда сделаешь это, сможешь проследовать к цели. Первые пять укротителей, что сумеют достигнуть ее, примут участие в следующем этапе Состязания".

Что касательно помянутой "цели", то состоит она в том, что собравшие десять кристаллов укротители допускаются в Колокольню Бадена, высящуюся над сим зданием.

...Покинув Домус, Джокер устремился на поиски кристаллов. Побывал он на пустынном острове Ксерофе, находилась на котором знаменитая арена. Однако, угодив в зыбучие пески, Джокер и монстры его оказались в подземных пещерах... где вновь лицезрели причудливого говорящего монстра, впервые встреченного на острове Инфант. Но сейчас волкоподобную зверушку теснил здоровенный орк; повергнув тварь, Джокер бережно поднял пребывающего без сознания монстра на руки, донес его до ставки ОУМ (подобные небольшие зданьица находились на каждом острове архипелага).

Узнав о том, что на Ксерофе обнаружен прежде неизвестный вид монстра, остров посетил сам профессор Снап. Будучи весьма искусным врачевателем монстров, он быстро вылечил израненную зверушку, после чего поинтересовался, не ведает ли та, где можно отыскать могучего Инкарнуса - легендарного монстра, приручить которого практически невозможно?.. Монстры, однако, отрицательно покачал головой, и профессор Снап, разочарованно вздохнув, поспешил вернуться на Домус.

Джокера монстр просил доставить его в подземную пещеру под островом, ибо находится там святилище, куда ему необходимо попасть. Что ж... вполне допустимо, что и у этого причудливого существа могут быть свои секреты. Джокер, не мудрствуя лукаво, прозвал нового питомца "Гав-гав".

Миновав сеть пещер, Джокер и монстры его достигли дальней оконечности остров Ксероф, ступили в загадочное святилище. Здесь юноша отыскал первый кристалл даркониума, чего несказанно обрадовался - начало положено!.. Путь во внутреннее святилище подземной обители Джокеру преградил каменный голем, но подручные монстры сумели справиться с сим стражем.

Ступив в Чертог Нексуса, Гав-гав возвестил: "Во имя древнего соглашения, да свершится великая трансформа! Дай же мне силы, чтобы предотвратить Великую Катастрофу!" На глазах пораженного Джокера ему питомец преобразился, и теперь скорее походил на птицу, нежели на волка. Юноше он поведал, что обрел большее могущество и теперь пути их расходятся. Джокер, успевший привязаться к Гав-гаву, просил его остаться, и монстр вздохнул: "Все-таки ты глупец! Ладно... ты стремишься выиграть в Состязании, поэтому я останусь с тобою, если ты пообещаешь отдать мне главный приз. Мне нужен Символ, чтобы завершить собственную миссию. Для тебя же он совершенно бесполезен".

Джокер кивнул, соглашаясь, и монстр сообщил, что на Зеленых Островах находятся еще три святилища, которые он должен посетить, дабы обрести могущество...


Покинув Ксероф, где подле арены сумел обнаружить второй кристалл даркониума, Джокер и монстры его на водном скутере прибыли на благодатный остров Палаиш, владела которым мадам Ронда Румми. Остров она обратила в один огромный прекрасный сад, проводила в котором игровое состязание для прибывающих в поисках даркониума укротителей.

Ступив в величественный дворец, возведенный в сердце острова, Джокер удостоился аудиенции у мадам Румми, которое позволила юноше ступить в свои сады. Надо сказать, те представляли собою настоящий лабиринт, и цель испытаний заключалась в том, чтобы участник мог посетить все без исключения его уголки. Вот только время на исследование было ограничено, и если укротитель монстров не успевал отыскать выход, он считался проигравшим.

Исследуя кишащие разнообразнейшими монстрами сады, Джокер преуспел во всех без исключения испытаниях, организованных мадам Румми, и отыскал следующий кристалл даркониума.

Более того, на северной оконечности Палаиша Джокер обнаружил святыню, а внутри - очередной кристалл даркониума! Воспользовавшись сложной системой элеваторов, юноша и монстры его добрались до Чертога Нексуса... где лицезрели могучего демона.

И когда пал тот, престранный говорящий монстр проследовал в центр чертога, вновь преобразившись. Теперь он походил на облаченную в доспех обезьяну, и с удовлетворением заметил, что становится сильнее и сильнее. Обратившись к Джокеру, он признался: "Я - Инкарнус, ступивший в сей мир, дабы исполнить священную миссию. Память об Инкарнусе ныне лишь в древних легендах, но если мир узнает о моем пришествии, острова охватит паника".

Откровение спутника весьма впечатлило Джокера; сам-то он никогда не слышал ни о каком "Инкарнусе", но, похоже, знаменитого профессора Снапа особь сия весьма интересовала.


Следующим островом, который посетил Джокер, стал Инферн, именуемый также "Островом бедствия". Если верить преданиям, когда-то здесь произошла страшная катастрофа, обратившая благодатную землю в выжженную пустошь. Ставки ОУМ здесь не было и, казалось, остров ничем не может заинтересовать укротителей монстров.

Но и в сей пустоши, где кишела нежить, Джокер сумел отыскать кристалл даркониума, после чего отправился на иной остров архипелага - Селесте, возвышались на котором древние таинственные руины, увенчанные парой башен, бывшими некогда Храмом Солнца и Храмом Луны. Не один день провел молодой укротитель в сих пределах, исследуя как подземные казематы руин, так и лабиринты башен. Как следствие, два очередных кристаллов даркониума оказались у него в суме.

Наконец, на открытой площадке, соединяющий храмы, заметил он огромное волшебное зрелище. "Спутник Инкарнуса", - обратилось то к Джокеру. - "300 лет не видел я этого священного зверя. Знай, что мой долг - перенести вас в святилище, но я не могу сделать этого. Лишенная благословения солнца и луны, моя некогда сияющая поверхность затуманилась. Верни мне свет, и я отправлю тебя к цели".

И вновь Джокер устремился в потаенные чертоги храмовых руин... где разыскал его один из подручных отца, Блэкджек. Последний передал юноше письмо от лидера "Клети", в котором тот приказывал сыну вызвать профессора Снапа на дуэль между монстрами. Инкарнус недоуменно нахмурился: похоже, этот юноша - не просто рядовой укротитель... Но Джокер покамест не готов был поведать сему монстру о существовании "Клети"...

Означилась на Селесте и Солитер. Девушка похвасталась тем, что отыскала уже девять кристаллов даркониума, и близка к финишу Состязания.

Вскорости Джокер завершил исследование обоих храмов, обнаружив третью святыню и стража ее - великого дракона. Сразив оного, монстры Джокера отступили, а Инкарнус проследовал в центр Чертога Нексуса... обратившись в священного алмазного дракона. "Теперь мы можем сосредоточиться на твоей миссии и заняться поисками даркониума", - произнес Инкарнус, обращаясь к Джокеру. - "Но я все равно не понимаю, зачем вам велели собирать эти кристаллы. Они знаменательны тем, что накапливают в себе большое количество темной материи, являющейся основной составляющей монстров... Она - источник их силы, самой их сущности. Но для людей она бесполезно. Зачем же собирать ее?"


Лишь вернувшись на Домус, Джокер последовал в оплот ОУМ и бросил открытый вызов профессору Снапу. Сотрудники организации убедили своего начальника принять его... уж больно чудной монстр станет сражаться за юного укротителя. Говорящий!

Так, Джокер наряду с профессором Снапом отправились на боевую арену, что на острове Ксероф, где монстры их сошлись в четырех поединках. С превеликим трудом питомцы Джокера одержали победу над противниками, и профессор Снап добродушно усмехнулся: много лет просто с тех пор, как он оставил ряды укротителей... и вот теперь - вспомнил молодость!

Джокеру профессор поведал, что монстры исходят из иного измерения, рекомого Миром Тьмы. Больше всего на свете Снап хотел бы побывать там...

Наконец, Снап и Джокер вернулись на Домус. У причала их встретил сотрудник организации, сообщив, что за время отсутствия профессора в офис его проникли неизвестные. Ужаснувшись, доктор поспешил вернуться в оплот; растерянный Джокер последовал за ним, не ведая, что и думать. Неужто к преступлению причастны агенты "Клети"?.. Судя по всему, так и есть, ибо лазутчики сей организации подбросили в карман юноше записку: "Твое задание выполнено".

Осмотрев офис, доктор Снап облегченно вздохнул. Исчезли лишь его заметки о проводимых исследованиях и дневник, но это ничего - всю необходимую информацию он держит в памяти. Что до Символа Укротителя, то он остается в надежно закрытом сундуке...


Ныне путь Джокера лежал на последний из Зеленых Островов - Ферт. Здесь, в непроходимых девственных джунглях, обитали поистине могущественные монстры. Исследуя остров, Джокер отыскал еще два кристалла даркониума, а также обнаружил вход в последнюю, четвертую святыню, где в Чертоге Нексуса его монстров атаковал многорукий демон.

И когда оный оказался повержен, Инкарнус преобразился в последний раз, и ныне походил на величественного волка. Теперь для исполнения его миссии в сем мире осталось лишь обрести древний Символ. "Суть моей миссии состоит в предотвращении Великой Катастрофы", - поведал Инкарнус Джокеру. - "Она происходит раз в 300 лет, когда открываются врата между миром людей и Миром Тьмы. И начинается катастрофа... Я должен закрыть врата до того, как разрушение постигнет этот мир, ибо защищаю жизни всех обитателей сего пространства. Сущность более великая, нежели я, велела мне исполнять сей священный долг, и я должен исполнить сие соглашение! Если ты хочешь помочь мне, то должен выиграть Состязание и передать мне Символ, ибо неведомо, сколько людей может погибнуть. Как это случилось в прошлом..."

Мрачная перспектива, нечего сказать... В сравнении с оной бледнеют все тайны устремления Козырного Туза, агентом которого он, Джокер, предположительно выступает.

Но во владении юноши находились десять кристаллов, посему он поспешил вернуться на Домус, проследовать в оплот ОУМ и, ступив в Колокольню Бадена, позвонил в колокол, знаменуя одержанную победу на данном этапе Состязания. Джокер стал последним, пятым укротителем, допущенным к финалу, должному состояться на арене. Как оказалась, первой десять кристаллов собрала Джинни Румми, принцесса Зеленых Островов... известная Джокеру как Солитер.

До финальных поединков еще оставалось немного времени... когда Джокера вновь разыскал Блэкджек, вручив юноше письмо с приказом от отца: "Твоя миссия по внедрению в Состязание Укротителей Монстров завершена". Означает ли это, что Джокеру необходимо возвращаться в оплот "Клети"?.. Но нет, теперь ничто не могло отвратить его от участия в финале Состязания...

Наконец, час оных настал, и пятеро финалистов наряду со своими монстрами ступили на арену. Питомцы Джокера одержали верх над монстрами трех иных претендентов, и на арену ступила Солитер. И тут случилось непредвиденное: Инкарнус обратился к девушке, назвав ее "Джинни Румми" - именем, ей ненавистным. Потеряв контроль над собой, Солитер ударила монстра...

...и профессор Снап объявил о ее дисквалификации и о присуждении звания победителя седьмого Состязания Укротителей Монстров Джокеру. Велев победителю заглянуть к нему в офис за Символом Укротителя, Снап объявил о завершении Состязания.

Джокер и Инкарнус проследовали в офис профессора, и тот открыл сундук, явив им вожделенный Символ. Инкарнус приблизился... но в ладонях Снапа появилась сфера из даркониума, могуществом которого он вознамерился наделить чудесного монстра. "Эта сфера создана из кристаллов, собранных укротителями", - пояснил профессор. - "Сможешь ли ты воспротивиться ее мощи?.."

Потоки темной энергии объяли Инкарнуса, и тот преобразился; глаза его полыхнули алым. "Моя миссия... открыть врата в Мир Тьмы!" - гулко прорычал он. - "Передай мне Символ, человек". Лицо Снапа отражало ликование: наконец-то мечта всей его жизни исполнится и он увидит измерение монстров! А что станет с миром людей, его нисколько не заботит...

Однако, заглянув в сундук, Инкарнус заявил, что Символ, находящийся в нем, не настоящий. Снап был изумлен до глубины души: наверняка неведомые грабители умыкнули-таки истинный Символ Укротителя, заменив его подделкой! Но темный Инкарнус ощущал, где находится реликвия, и профессор Снап убедил монстра, что вместе они исполнят миссию, открыв врата между мирами.

Джокер попытался было преградить путь Инкарнусу, но тот просто отбросил его в сторону, после чего наряду с профессором покинул помещение... Придя в себя, Джокер устремился следом, благо Снапа наряду с монстром видели многие обитатели островов и могли поведать юноше о том, куда отправился профессор.

Преследование привело Джокера на остров Ферт, где он к удивлению своему повстречал Блэкджека. Последний поведал, что все монстры, долгие годы пребывавшие в исследовательских лабораториях "Клети", вырвались на свободу и в оплоте организации нынче царит хаос.

Похоже, темный Инкарнус все-таки разыскал похитителей Символа. Джокер поспешил немедленно вернуться в подземный оплот "Клети", пребывающий на пустынном, ничем не примечательном островке; как и говорил Блэкджек, здание пребывало в плачевном состоянии. Ныне здесь бесчинствовали монстры, уничтожая оборудование, расправляясь с персоналом. Почему же прирученные, казалось, особи внезапно стали столь неистовы?..

Поспешив в офис отца, Джокер лицезрел гигантского демона, теснящего охранников. Монстры молодого укротителя справились с сим порождением Мира Тьмы, после чего Джокер склонился у тела раненого отца. Козырной Туз открыл сыну, что возложенная на него миссия была всего лишь диверсией, необходимой для выманивания Снапа из офиса и последующего похищения Символа. Козырной Туз полагал, что с помощью Символа он сможет заманить Инкарнуса в оплот "Клети", но никак не ожидал, что визит ему нанесет сам профессор Снап в компании темного монстра, исполненного невероятного могущества.

Джокер поведал отцу о случившемся в оплоте ОУМ, и Козырной Туз понимающего кивнул: "Завладев Символом, профессор Снап направил потоки темной материи на исследуемых нами монстров, и они обезумели. А теперь он использует сферу темной материи, чтобы контролировать Инкарнуса и достичь собственные цели".

Козырной Туз передал Джокеру сферу из бариона, созданную им на основе похищенных исследовательских данных профессора Снапа. Этот артефакт - единственный, которому по силам нейтрализовать действие сферы из даркониума. Понимая, что - быть может - умирает, Козырный Туз попросил прощения у сына за то, что так холодно относился к нему, не преминул заметить, что монстры - злобные твари, которые не могут сосуществовать с людьми. "Я никогда не говорил тебе этого..." - выдавил он. - "Но твою мать убил именно монстр..." Он лишился чувств...

Лишь сейчас служащие "Клети" поведали Джокеру, что цель их организации - отыскать и уничтожить как можно больше темной материи, пребывающей в мире. Ведь если оной не будет, и монстры прекратят свое существование. Дабы достичь этой цели, Козырный Туз надеялся воспользоваться Символом и могуществом Инкарнуса...

Оставив отца на попечение выживших сотрудников "Клети", Джокер и монстры его устремились к причалу скутеров. Заметив странное, зловещее сияние в небесах над островом Инферн, юноша направил скутер в сем направлении...

Ныне пустошь, лишенная жизни 300 лет назад, буквально кишела монстрами, низвергающимися в смертный мир из гигантского зева, открывшегося небесах аккурат над дремавшим прежде вулканом. Означает ли это, что Великая Катастрофа все-таки свершилась?..

Путь Джокеру преградил темный Инкарнус, ныне именующийся Пиковым Тузом. Оный атаковал питомцев Джокера, но последний высвободил энергии сферы из бариона, избавившей существо от наполнявшей его темной материи.

Существо вновь обратилось в Инкарнуса, ужаснувшись тому, что содеяло под влиянием темной материи - по собственной воле открыло врата в Мир Тьмы!.. И теперь темная материя изливается в мир людей. "Мы должны прекратить это, пока тьма не поглотила мир!" - в тревоге воскликнул Инкарнус. Для этого могучему монстру требовался Символ, но его забрал с собою Снап, устремившись в недра вулкана. Какое зло еще замыслил этот старик?..

Инкарнус, Джокер и сопровождающие укротителя монстры спустились в лавовое нутро пробудившегося вулкана, сумели подняться на его вершину, где настигли, наконец, Снапа. Последний пояснил, что цель его - преобразить мир людей, сделав его раем для монстров.

С помощью сферы из даркониума профессор попытался было вновь обратить Инкарнуса в Пикового Туза, но потоки темной матери, устремившейся к монстру, поглотила сфера из бариона в руке Джокера. Покачав головой, Снап усилил источаемый поток... и сфера из бариона не выдержала, раскололась. Профессор довольно ухмыльнулся: "А ведь я воспользовался лишь малой толикой силы, мне доступной".

Он попытался было вновь преобразить Инкарнуса... но обнаружил, что темной материи в сфере его осталось маловато. Впрочем, Снапа это не смутило: врата в Мир Тьмы зияют в небесах, и изливается из них неиссякаемый поток темной материи. Восполнить оную в сфере - вопрос лишь нескольких минут. Посему, призвав парочку могучих демонов, Снап велел им задержать питомцев Джокера, пока он будет заниматься восстановлением могущества артефакта. Он воздел сферу к небесам... и потоки темной энергии устремились внутрь.

Но потоки поглотили и его самого, преобразив профессора Снапа в гигантское чудовище. Он возликовал: стало быть, темная материя может влиять и на людей, и человечество может эволюционировать во что-то, куда более великое!..

Монстры Джокера, ведомые Инкарнусом, устремились в атаку... Они сумели повергнуть преображенного Снапа, но возвестил тот, что Символ, необходимый для закрытия врат, вернуть невозможно, ибо пребывает тот внутри него... стало быть, окончательной трансформы мира людей не избежать!

Расхохотавшись, он испустил дух... а пред Джокером возник священный Символ Укротителя. Инкарнус объяснил, что артефакт сей нельзя уничтожить так просто, и Снап обманывал себя, полагая, что преображение мира неизбежно.

Инкарнус завершил свою священную миссию и запечатал врата в Мир Тьмы. Несколько дней прождал Джокер на вершине вулкана, но великий монстр так и не вернулся...

Наконец, кликнув остальных питомцев, юноша выступил в обратный путь, добрался до Домуса... На причале его встретили служащие ОУМ, сообщили, что новый лидер организации хотел бы встретиться с чемпионом седьмого Состязания. Вконец сбитый с толку, Джокер ступил в оплот ОУМ, где лицезрел помянутого лидера... Джинни Румми! Изумленному юноше Солитер пояснила, что мать ее - одна из основных спонсоров ОУМ, посему и должности, в которой девушка выступает ныне, удивляться не следует. И сейчас она намеревалась внести в порядок проведения Состязаний кардинальные перемены...

А пока... почему бы Джокеру вновь не посетить Гору Укротителей да не повторить клятву у монумента? Ведь по возвращении ему, как чемпиону предыдущего, предстоит участие в следующем Состязании, составлением правил которого она сейчас занята...

Что ж, Джокер вернулся на остров Инфант, проследовал к монументу. Теперь смысл слов, начертанных на камне, стал ему понятен, ведь возведен он во славу священного Инкарнуса. Закрыв глаза, Джокер собрался было произнести клятву...

"А, вот ты где", - буднично произнес знакомый голос и, обернувшись, юноша лицезрел Инкарнуса. - "Я уж с лап сбился, тебя разыскивая. Я думал, ты дождешься меня на том острове, но ты покинул его... Если готов, то пошли. Похоже, новое Состязание вот-вот начнется". От удивления Джокер потерял дар речи, и только и мог, что таращиться на могучего монстра. "Что, удивлен?" - понимающе резюмировал тот. - "А зря. Я ведь не прощался. У нас впереди множество битв друг... и ты всегда будешь моим укротителем!"

И двое покинули остров Инфант, дабы принять участие в Состязании Солитер, подобного которому не видывали еще Зеленые Острова.

2. Остров

Состязания Укротителей Монстров нисколько не утратили своей популярности среди обитателей Зеленых Островов. Со всего мира укротители на воздушных кораблях устремлялись к месту проведения Состязания - на остров Домус, дабы представить своих питомцев.

Но находились и жаждущие победы юноши, пребывающие в полнейшей безвестности, и желающие изменить этот факт. Герой нашего рассказа спрятался в ящике в трюме воздушного корабля "Альбатрос", надеясь незамеченным достичь острова, где будет проходить Состязание, и принять в нем участие. Правда, ручных монстров у него покамест не было... но сей вопрос он собирался решить после прибытия на Домус.

Вот только довольно скоро безбилетника обнаружили пассажиры корабля, и капитан Рекс Мэйдэй постановил, что на протяжении полета юноша зачислен в штат команды "Альбатроса". Благодарно кивнув, герой принялся исследовать судно... и вскорости обнаружил пребывающую в одном из обширных отсеков ферму монстров!

Помимо самого капитана и его помощника, механика Рори Беллоуса, на борту присутствовало четверо пассажиров - высокомерная укротительница леди Гилдер со своей ручной зверушкой - сангвини Графиней, а также Мелони, Евгений Пул и Арчи Логг - зрители, стремящиеся на Состязание.

...Но, угодив в тропический шторм, "Альбатрос" потерпел крушение над неким островом, сплошь укрытом девственными джунглями да заснеженными горными пиками. Придя в себя, юноша обнаружил на судне лишь механика Рори - остальные пассажиры и капитан пребывали невесть где. Ровно как и монстры: ныне на ферме оставался один-единственный призрак.

За неимением иного выхода, Рори нарек юношу "начинающим укротителем", и, выдав ему призрака, отправил в джунгли на поиски остальных; сам же механик собирался немедленно приступить к восстановлению потерпевшего крушение воздушного корабля.

Герой с удовольствием принялся обучать призрака навыкам боя, благо противников в виде безобидных слизней в окрестностях водилось предостаточно... Однако неожиданно монстры бросились врассыпную... а очам пораженного юноши предстал исполинский червь, ползущий через джунгли. Герой успел схорониться в кустах, и тварь исчезла в зарослях, не заметив потенциальной добычи. Похоже, сей таинственный остров таит в себе куда больше опасностей, чем можно было предположить...

В джунглях юноша заприметил Арчи Логга, с неприкрытым восхищением взирающего на гигантского червя. Последний, однако, оказался весьма голодным, и устремился было к незадачливому исследователю... Подоспевший Рори с силой оттолкнул Арчи в сторону... а в следующее мгновение исчез в пасти червя. Последний уполз в подземные каверны, простирающиеся под поверхностью острова, где погрузился в сон.

Уповая на то, что отважный механик "Альбатроса" каким-то чудом остался жив, юный укротитель и Арчи Логг подобрались к червю в его логове. Герой ступил в пасть гиганта, отыскал пребывающего без сознания Рори, потащил наружу... Но проснувшийся червь попросту выплюнул обоих людей... а также древнюю печать, неведомо как оказавшуюся у него во чреве. После чего уполз из пещеры...

Лишь увидев печать, Арчи пришел в неописуемое возбуждение! Стало быть, древние легенды правдивы... "Давным-давно жил могущественный укротитель монстров", - поведал он герою и Рори. - "Говорили, что он обладал способностью подчинять даже самых могущественных особей. И на этой печати - его символ! Стало быть, некогда он проживал на этом острове!"

Арчи и Рори вернулись на "Альбатрос"; юный укротитель наряду с подручными монстрами (число которых росло) продолжил исследование острова. Вскорости непроходимые джунгли остались позади, и герой ступил на равнины:

И сразу же заметил парящего в небесах огромного демона, жадно высматривающего добычу. Немедленно, герой нырнул в ближайшую пещеру - от греха подальше... В сих подземных казематах предстал ему призрачный образ капитана "Альбатроса". "Ты не сможешь покинуть этот остров", - изрек фантом Мэйдэя. - "Ты здесь не случайно, ибо именно сюда ты и стремился попасть. Этот остров - родина Состязания Укротителей Монстров. Арена грез... Ты должен побеждать... и снова побеждать... Это единственный способ остаться в живых..." Образ исчез, а юный укротитель еще долго размышлял над прозвучавшими словами...

Исследуя равнины, юноша набрел на пещеру, проживали в которой гигантские кроты, и именно сюда забрел старик Евгений Пул. Отбив последнего у местных обитателей, юноша удостоился встречи с предводителем общины, Доном Кротом. Заметив у гостя сияющую печать, Дон Крот постановил, что прибытие молодого укротителя было предсказано, и ныне его собратья займутся организацией на острове Состязания Укротителей Монстров.

Действительно, трудолюбивые кроты немедленно приступили к возведению арены в подземных кавернах. Дон Крот познакомил героя с доктором Лампом, долгие годы изучавшим процессы выведения новых особей монстров. Юноша сопроводил доктора Лампа и Евгения Пула на "Альбатрос", после чего вернулся в пещеры кротов, которые закончили создание арены, и Дон Крот поспешил объявить о начале состязания.

Герой направил подручных монстров в сражение против иных, диких особей, и по мере одержанных побед Дон Крот рассказывал юноше о том, как добраться до иных регионов сего острова.

Следуя указаниям Дона Крота, юный укротитель и питомцы его добрались до северного, заснеженного горного предела острова, где повстречали леди Гилдер. Последняя заявила, что без исчезнувшей Графини на "Альбатрос" она не вернется и приказала юноше немедленно отыскать зверушку.

Устремившись на поиски, тот довольно быстро понял, что и в сем регионе обитает исполинский демон, детеныш-бьорн, благо повсюду в снегу отпечатались следы его копыт... Видя, как монстры ее спутника лихо расправляются с противниками, леди Гилдер невольно прониклась уважением к юному укротителю, и призналась, что некогда ее называли Лили, Королевой Укротителей. И сейчас женщина воспылала желанием вернуться к профессии укротительницы и вновь принять участие в Состязании, проводимом на Домусе.

Наконец, герою удалось разыскать сангвини, но детеныш-бьорн загнал его в угол в ледяном ущелье. На глазах изумленной леди Гилдер монстры укротителя атаковали бьорна и, сумев вышибить из гиганта дух, бросились прочь...

Женщина, обретя ручную зверушку, устремилась к "Альбатросу"; герой же ступил в обширные горные ущелья. Здесь он заметил вдалеке Мелони и капитана Мэйдэя, улепетывающих от одного из монстров. Юноша вздохнул с облегчением: хвала пресвятой богине, капитан все-таки жив!..

Здесь, в недрах одного из горных пиков, лицезрел он гигантского монстра, заключенного в ледяную глыбу, а рядом - два вмерзших в лед меча. Не ведал юноша, что принадлежат они бессмертному Императору нижнего мира Эстарку, коего и зрит он пред собою.

Продолжив исследование ледника, герой настиг чудовище, преследовавшее капитана, и оказалось то никем иным, как древним Джамирусом, именуемом в прошлом Лордом Демонов! Монстры укротителя повергли сие порождение, и то поспешило ретироваться; капитан Мэйдэй поведал, что, преследуемые Джамирусом, они с Мелони разделились в сих ущельях, и не ведает он, где укрылась девушка... Герой в свою очередь поведал капитану обо всем, что произошло с ним на этом странном острове: о гигантских монстрах, о Состязании, проводимом кротами... и о том, что - по словам Дона Крота - на вершине одной из сих гор пребывает гигантская птица, на спине которой они могут надеяться покинуть остров.

Смущаясь, юноша добавил, что воочию зрел и призрак капитана, но Мэйдэй, отмахнувшись, постановил, что им надлежит оставить россказни о призраках и сосредоточиться на поисках Мелони. Последнюю, однако, на глазах героя и капитана захватили Джамирус и его отец, Гемон. Неужто последний и есть та "гигантская птица", о которой упоминал Дон Крот?..

Юный укротитель приказал питомцам атаковать Гемона, в то время как капитан Мэйдэй схватился с Джамирусом... Пернатые демоны пали, после чего отступили, признавая свое поражение... А вскорости, заметив приближающуюся к вершине горы гигантскую птицу, и вовсе поспешили ретироваться.

Опустившись на вершину подле взирающих на нее в благоговении людей, птица произнесла: "Я - Эмпирия, властительница небес. Что вам нужно от меня, люди?" Юноша пояснил, что на спине величественной птицы они хотели бы покинуть этот остров... "Увы, не могу исполнить это желание, ибо служу лишь одному господину..." - начала было Эмпирия, но, заметив в руках юного укротителя древнюю печать, осеклась. "Это меняет все", - молвила она. - "Наверняка вас направил ко мне Дон Крот. Он весьма озабочен будущим этого острова - нет, всех нас. Более верного союзника невозможно найти. Верьте в судьбу, люди! И тогда вы отыщите Великого и исполните свое предназначение..."

С этими словами Эмпирия - в древние времена известная также как Ламия, посланница богов - вознеслась в небеса и вскоре исчезла из виду... Капитан Мэйдэй, получивший тяжелые раны в сражении с Джамирусом, осел наземь, и герой приказал подручным монстрам немедленно перенести его на борт воздушного корабля.

Искра жизни теплилась в теле капитана, и последний велел герою отправляться на побережье. Ведь если не стоит уповать на то, что покинут они остров на спине Эмпирии, стало быть, следует возложить надежду на море...

Лишь ступив на побережье, юноша узрел Графиню. Неужто та вновь сбежала от леди Гилдер?.. Однако сангвини, захлопав кожистыми крылышками, устремилась прочь, и герой наряду с верными монстрами бросился следом... но замер, пораженный. В прибрежных водах извивались гигантские щупальца, обладатель которых покамест оставался невидим. Может, оно и к лучшему...

Стараясь обходить хлестающие приближающуюся добычу щупальца стороной, юноша следовал за Графиней, целенаправленно летящей к одному из прибрежных гротов. В недрах оного героя атаковал гигантский спрут...

Монстры укротителя повергли сие порождение глубин, и юноша, поймав наконец Графиню, устремился к "Альбатросу", дабы передать питомца лично в руки леди Гилдер. Но пути путь явился ему призрак - на этот раз не капитана, но Рори Беллоуса. Призрак заклинал героя одержать верх в Состязании Укротителей Монстров, проводимых кротами... Что за чертовщина происходит на этом острове?!.

Следующие несколько дней юноша продолжил обучение питомцев, после чего принял участие в новых этапах Состязания. И когда монстры нашего героя повергли могущественного черного дракона, Дон Крот поздравил укротителя с одержанными победами, передав ему ключ от сокровенного мавзолея. "Отыщи в нем Символ Становления, и лишь тогда сможешь принять участие в последнем этапе Состязания", - заявил он.

Пребывали древние руины на западной оконечности острова. Интересно, кто же воздвиг их?.. Внутри герой лицезрел гигантский, полуистлевший гобелен, изображавший монстра, вооруженного двумя мечами... Ступив во внутренние пределы мавзолея, юноша замер, как вкопанный, ибо предстал ему исполинский механический кентавр, преграждающий путь во внутреннее святилище.

Монстры повергли его, и герой проследовал в следующий чертог, где ожидали его уже знакомые призраки. Те, что представили ему в образе знакомых личностей, оказались душами давно умерших людей, жителей сего острова. И привели сюда юного укротителя они затем, чтобы тот воплотил в жизнь их самое сокровенное желание, заключавшееся в возрождении Божественного Воина и искуплении грехов прошлого. Ведь когда герой обретет Символ Становления и одержит верх в последнем сражении Состязания, ему откроется священный путь к Великому.

Духи исчезли, и юноша, забрав с пьедестала Символ Становления, покинул мавзолей, вернувшись в каверны кротов. Дон Крот принял артефакт из рук героя... а в следующее мгновение подле него возник призрак, принявший обличье Евгения Пула. Однако, принадлежал он Старейшине Миносу, столетия назад вверившего Дону Кроту великую миссию, и ныне исполнена оная. "Изначально Состязание Укротителей Монстров проводилось на этом острове с одной лишь целью", - обратился призрак к юному укротителю, - "дабы могли мы приблизиться к Божественному Воину и в конечном итоге сойтись с ним в противостоянии. Но некоторых из нас поглотила алчность. Они жаждали силы, превосходящей могущество Божественного Воина. И сотворили они могущественное оружие, извратившее сущность Великого. Добро, кое олицетворял собою Божественный Воин, обратилось в чистейшее зло. У нас не было иного выбора, кроме как заточить сие злое создание и ждать, пока не появится достойный Символа Становления. Тот, кто сможет уничтожить зло, снедающее Великого".

Отвечая на вопрос героя, Минос сообщил, что гигантские монстры, населяющие сей остров, поклялись в верности Божественному Воину, и если пробудится он и даст свое на то дозволение, Эмпирия наверняка поможет потерпевшим крушение покинуть сей клочок земли. Некогда легендарный укротитель монстров получил подобное дозволение... и наш герой тоже может попытаться!.. Если, конечно, сможет противостоять сущности, обладающей поистине божественным могуществом...

Призрак велел герою возвращаться к гобелену в мавзолее, и, встретив его там, поведал, что имя Великого, Божественного Воина - Леоникс. Некогда защищал он сей остров, но после обратился ко злу, и миряне были вынуждены заточить его под сим мавзолеем. Заклинание Миноса открыло тайную дверь, означившуюся за гобеленом, и укротитель монстров наряду со своими питомцами проследовал внутрь.

В сем подземелье - Некрополе, заполоненном могущественными монстрами, герой лицезрел темного Леоникса - гигантского прямоходящего льва, вооруженного двумя мечами. Но в чертог вслед за укротителем влетела Графиня; малютка бесстрашно устремилась к монстру, но тот лишь пренебрежительно отмахнулся, и сангвини, закувыркавшись в воздухе, ударилась о каменную стену.

Герой приказал своим монстрам атаковать... и когда повергли те темную сущность Леоникса, к последнему вновь устремилась Графиня... и ярчайший свет озарил подземный чертог... Когда исчезло сияние, лицезрел пораженный герой преобразившегося Леоникса, искренне поблагодарившего его за помощь в обретении своей истинной сущности. Приветствовал возрожденного Великого и призрак Миноса, и поведал Леоникс, что малышка-сангвини была воплощением его души, которую он сумел спасти до того, как овладело им зло.

"Душа моя пробудилась в тщедушном тельце в далеких землях", - вещал Леоникс, - "не ведая о том, что прежде принадлежала мне. Я не знаю, как долго пребывала она в обличье сангвини, сколько укротителей владели ею, но все это время душа подсознательно стремилась к своему телу. И однажды над этим островом появился ваш воздушный корабль. Мое злое тело и истинная душа взывали друг к другу. Именно поэтому судно и потерпело крушение, за что я смиренно прошу прощения. На этом корабле ты стремился попасть на проводимое людьми Состязание Укротителей Монстров. И я хочу помочь тебе в этом стремлении. Возвращайся к воздушному кораблю..."

С этими словами возрожденный Божественный Воин исчез, а юный укротитель поспешил покинуть Некрополь, дабы как можно скорее достичь "Альбатроса". Стало быть, именно этот остров является родиной Состязания, а покинувшие его люди принесли сию традицию в мир...

Исполняя повеление Лионикса, Эмпирия в когтях своих перенесла "Альбатрос" на Домус, где приготовления к Состязанию Укротителей Монстров были в самом разгаре. После испытаний, с которыми нашему герою пришлось столкнуться на острове, отборочные бои сего мероприятия показались ему детскими играми.

Наконец, в финале герою противостояла действующая чемпион Состязания и - по совместительству - его организатор и лидер ОУМ, Солитер. В сражении с монстрами ее питомцы юноши одержали безоговорочную победу, а сам он был назван победителем Состязания. После чего капитан Мэйдэй во всеуслышание поведал о возрождении Истинного Состязания на безымянном острове, пригласив всех желающих принять участие в оном.

...В последующие недели множество укротителей прибыло на остров, и Истинное Состязание началось. Верх в нем одержал наш герой, выиграв финальный бой у Солитер, представившей в качестве своей команды созданные в лабораториях ОУМ клоны преображенного профессора Снапа и Пикового Туза.

Леоникс обратился к нему, победителю Истинного Состязания, с просьбой: найти и уничтожить Ригор Мортекс - то, что столетия назад напитало его темной материей, обратив в воплощение зла. "Ригор Мортекс был оружием, которое создали люди, стремившиеся превзойти меня", - поведал Леоникс. - "Но они не сумели контролировать свое творение, и многие расстались с жизнями. Ригор Мортекс создал свое собственное магическое измерение - Мир Тьмы, где и пребывает ныне, зализывая раны после нашего с ним противостояния. Но однажды он наверняка вернется в мир".

Дабы сего не случилось, Леоникс сотворил портал в иное измерение, и герой наряду с верными монстрами проследовал внутрь. Здесь, в ирреальности, ему вновь явились духи мирян, населявших сей остров прежде. Поведали они о своем старейшине Зехламе, который и сподвиг одно из племен, населяющих остров, на создание в глубинах мавзолея Ригор Мортекс. Он запечатал дверь в самом центре Мира Тьмы четырьмя алмазами, дабы оружие сие принадлежало лишь ему одному. И теперь герою, ступившему в сие пространство, граничащее с Миром Тьмы, надлежало уничтожить четыре алмаза, дабы получить возможность атаковать Ригор Мортекс.

В эпическом противостоянии оружие, созданное старейшиной Зехламом и вобравшее в себя его душу, было уничтожено монстрами героя нашего рассказа, и призраки представителей давно позабытого племени поблагодарили его за содеянное... А колдовские миазмы, хранящие измерение, рекомое Миром Тьмы, исчезли, и оказались сотворены в нем порталы в Мир Света - девственное царствие монстров, истинный рай для укротителей. Именно туда, покидая мир смертный, и устремился наш герой...

  1  2  3  4  5  6  7  
Web-mastering & art by Bard, idea & materials by Demilich Demilich