Demilich's

Предания Астолтии

1. Сора в небе голубом

Шторм возник неожиданно, и ныне форменное светопреставление снедало море. Утлую рыбацкую лодчонку бросало с волны на волну, и с ужасом лицезрели рыбаки, как остров трехмачтового торгового судна, проплывавшего неподалеку, раскололся надвое.

Переглянувшись, родители Соры прыгнули в воду, намереваясь плыть к терпящему бедствие кораблю. Принадлежали они к расе ведди, были способны дышать под водой, ведь была оная для них родной стихией.

Вскоре они вернулись, таща первого из матросов, и мать Соры, Мана, обратилась к сыну, веля тому делать несчастному искусственное дыхание, ведь наглотался тот немало воды. «Вы ведь назад не поплывете?» - с надеждой спрашивал отчаявшийся мальчуган, но отец его отрицательно покачал головой, и воскликнул Сора: «Но этот шторм очень странный! В итоге и мы пойдем ко дну!»

«Но ведь там еще остаются люди», - напомнила сыну Мана, на что тот выкрикнул: «Ну и что? Это же торговое судно из Велинарда. Какое отношение оно имеет к нам, рыбакам?» «Сора», - промолвил отец, глядя ему прямо в глаза. – «Никто не сможет выжить в подобном шторме без помощи. Они – моряки, как и мы. Мы не можем просто взять да бросить их». Склонившись к сыну, Мана с улыбкой напомнила, что он – мужчина, и должен защищать товарищей... да и девчонку, к которой питает чувства. Со значением указала она на означенную особу, притихшую на корме лодки, и Сора покраснел, не нашелся, что ответить.

Они вновь поплыли к кораблю... Но высокая волна обрушилась на лодку, сбив Сору с ног, и оказался паренек в бушующем море. Барахтаясь, выплыл он на поверхность... и в изумлении воззрился на двух огромных драконов – черного и белого – сошедшихся в противостоянии под черными, озаряемыми сполохами молний тучами. Рептилии без устали творили заклинания, изрыгали пламя... и Сора взирал на сие буйство предвечных стихий.

Одна из молний поразила черного дракона, а после ударила в воду рядом с мальчуганом, и тот, оглушенный скрылся под водою. Сознание меркло... Неужто суждено ему умереть?..

Ощутив тепло, Сора приоткрыл глаза, зрев рядом с собою огромный глаз дракона. Синий глаз, подобный безоблачному голубому небу, бывает которое после того, как завершается шторм...


Прошло несколько лет.

В сем мире, обитало в коем множество волшебных созданий и монстров, вели сражения боги и демоны, странствовало множество искателей приключений, сердца которых рвались к новым свершениям.

Одним из таковых стал ведди Сора, объединившись с менестрелем-пуклипо Урипой и вором-гномом Гибом. И сейчас незадачливая троица отчаянно улепетывала прочь по горному ущелью, преследуемая разъяренным саблезубым тигром. По пути Урипо умудрялась отчитывать Сору, ведь, как оказалось, и здесь монстры куда более сильны, нежели те, совладать с которыми им по силам. «Да?!» - отозвался Сора, не сбавляя темп. – «А что с теми несметными сокровищами, которые, по твоим заверениям, мы должны были здесь обнаружить?!»

Гиб на ходу вытащил записную книжку-бестиарий, полистал ее, и, отыскав нужную запись, прочел спутникам: «Монстр, нас преследующий называется также ‘темной пантерой’. Проживают таковые на плато Дематоад, что в западном Веринарде, и, здесь, в каньоне Бекон. Помимо мощных атак лапами, они способны творить заклинания иллюзий».

Трое прибавили в скорости, уж слишком мрачно звучал прогноз. «Наша цель – драконье яйцо – находится к западу!» - восклицала Урипа. – «Зачем нам делать столь опасные забеги, чтобы сократить путь?» «Я ведь рассказывал вам, как отряд Джей-Би повстречал здесь действительно сильного дракона прежде, да?» - уточнил у друзей неунывающий Сора. – «Я хотел просто посмотреть на него! Ты ведь прикрываешь мне спину, верно, Гиб?» «Да, согласен», - вздохнул гном. – «К тому же, окрест можно отыскать немало интересных ингредиентов. Но сейчас куда сильнее занимает меня иной вопрос – сможем ли мы выбраться отсюда живыми!»

Понимая, что от саблезубого тигра им не убежать, трое решились на прием, который при удачном стечении обстоятельств сможет подарить им немного времени. Обернувшись к монстру, Урипа исполнила короткий танец, обычно действующий на тварей гипнотически... но тигра он привел в еще большую ярость!

За паническим бегством отряды Солы через ущелье с вершины нависающего над ней утеса наблюдало множество искателей приключений. Одна из них, маг-ведди Мальтина, сотворила ледяное заклинание, заморозившее нос тигру, и монстр замер в изумлении. «Быстрее, сюда!» - крикнула девушка, обращаясь к троице незадачливых юнцов, и те, вскарабкавшись на утес, без сил рухнули наземь.

«Противостоять темной пантере – вы что, идиоты?!» - напустилась на них Мальтина. Гиб поблагодарил чародейку за столь своевременное спасение, а Сора полюбопытствовал: «А как вы оказались в долине Бекон? Неужто тоже собираетесь отыскать драконье яйцо?» «Вообще-то я явилась сюда за алхимическими реагентами, и решила осмотреться!» - отчеканила Мальтина, скрестив руки на груди. – «И вот вы здесь, на волоске от гибели!»

Гиб продолжал восхвалять Мальтину, ведь уже не в первый раз та спасает их от верной смерти. А прежде еще и целительные травы подарила – по доброте душевной. «Лесть вам не поможет!» - рявкнула ведди. – «Вы не могли не заметить знаки, указывающие на то, что восточные пределы долины Бекон донельзя опасны!» «Ну, мы вообще-то слышали, что в сердце долины обитает могущественный дракон», - улыбнулся опешившей девушке Сора. – «И решили поглядеть на него по пути к цели».

И Мальтина, и иные искатели приключений поразились прозвучавшему откровению. «И ради этого вы сунулись в долину, где кишат темные пантеры и мессаласы?» - недоверчиво осведомился огр, и Сора воодушевленно закивал: «Конечно! Ведь драконы – самые сильные, огромные и умные монстры! Короли монстров! В древних легендах герои сражались с ними, они даровали сокровища мудрецам и позволяли путникам странствовать над миром у них на спинах! Каждый искатель приключений мечтает встретиться с драконами!»

«А, точно», - припомнил эльф, - «прежде, когда мы были в одном отряде, Сора рассказывал, что видел дракона бурь в детстве, и именно по этой причине решил стать искателем приключений». «Дракона бурь?» - обернулся к нему огр, и эльф кивнул: «Однажды он отправился с родителями на рыбалку, и начался сильный шторм. Он не удержался в лодке, упал в море и чуть было не умер, но его спас дракон».

Искатели приключений воззрились на Сору. Судя по всему, юноша до сих пор одержим драконами, но в компании столь жалких пуклипо и гнома навряд ли можно всерьез рассчитывать на встречу с одним из сих монстров и выжить. «Ты что, забыл, что драконы – самые сильные монстры?» - убеждали Сору авантюристы. – «Да вы не сможете даже зачистить подземелье, в котором обитает один из них!» «Думаю, сможем», - настаивал Сора, и, указав остальным на своих неказистых спутников, привел неоспоримые аргументы: «Да, Гиб сильным не выглядит, но он ни на что не жалуется. К тому же он не теряется на местности и погоду чувствует, да и готовит отменно! А Урипо всегда обращает мои ошибки в шутку, и веселит нас. А когда нам скучно, знает, как нас рассмешить. А такими прекрасными спутниками я могу пуститься на поиски приключений куда угодно и когда угодно. И кто знает? Может, они даже смогут расположить к нам одного из драконов».

Судя по лицам Мальтины и иных искателей приключений, то была самая абсурдная речь из тех, которые они когда-либо слышали! Достойная того, что быть включенной в «Знаменитые последние слова искателей приключений» - труд, поистине нетленный.

А затем авантюристы расхохотались. «Вы серьезно?» - спрашивали они, смеясь. – «Да, если дракон встретит ваш отряд клоунов, то, возможно, даже сокровищами поделится, чтобы заплатить за такое представление!» Пожелав удачи в поисках дракона, искатели приключений двинулись было прочь.

«Они не то, чтобы неправы», - обратилась Мальтина к приунывшему Соре. – «Есть много иных причин отправляться на поиски приключений, и дело не только в сокровищах! Не слушай ты их! Я думаю... мечты – это хорошо и достойно...» Она осеклась, и, пожелав удачи Соре и его спутникам, устремилась прочь, сопровождаемая тремя своими сподвижниками – огром, эльфов и гномом.

Лишь сейчас до Соры дошло, что иные авантюристы потешались над ним, и юноша принялся истошно орать им вслед о том, что его отряд непременно первым выполнит задание и отыщет драконье яйцо. Но искатели приключений даже не обернулись, не желая тратить время свое на истерики сего зеленого новичка.

Гиб осторожно напомнил спутникам о цели их странствия – выполнить задание, вверенное самим королем огров Багдо, и отыскать драконье яйцо! Около месяца назад в архивах замка Глен была обнаружена древняя книга, написанная более тысячелетия назад. Именно в ней содержались сведения о руинах в долине Бекон, сокрыто в которых оставалось драконье яйцо. А в последнее время во владениях огров возросло число монстров, и король, предположив, что виной тому каким-то образом может оказаться яйцо, призвал множество искателей приключений, посулив тем 4000 золотых монет за успешное выполнение задания, а также драгоценные каменья и руду.

Множество авантюристов, прибывших со всех уголков Астолтии, прочесывали долину, но покамест никому из них не улыбнулась удача в поисках руин.

Трое незадачливых искателей приключений устремились вслед за остальными в долину, и гадал Сора, возможно ли, что из яйца вылупится маленький дракончик. И не заметили они троих индивидов, возникших на скольком утесе за их спинами. «Жалкое зрелище», - процедил один из них, огр-маг, наблюдая за многочисленными фигурками авантюристов вдалеке. – «Они даже не осознают истинной ценности сокровища, которое надеются отыскать». Приняв решение покончить с докучливыми чужеземцами, трое произнесли заклинание, и разверзлась земля; из разлома появилось множество монстров, атаковавших авантюристов.

...Отряды Соры и Мальтины взобрались на один из утесов, следуя за проводником-Гибом. Последний заверял спутников, что вход в искомую пещеру должен быть где-то поблизости... Заметив меж камней древний сундук, авантюристы метнулись к нему, предвкушая несметные сокровища, которые вот-вот обретут! Гиб все же велел остальным держаться поодаль – сперва он убедится в том, что сундук – не мимик.

Но в землю перед гномом ударил огненный шар; Сора и Мальтина обернулась, заметив спешащих к ним собратьев по цеху – тех самых, что еще недавно насмехались над Сорой на скальном утесе. Согласно уставу гильдии искателей приключений, тот, кто первым достигнет сундука, обладает правом на все его содержимое, и эти ребята, похоже, сокровищами были не намерены делиться.

Бесцеремонно оттеснив Сору и остальных в сторону, четверо нечистых на руку искателей приключений – двое огров, эльф и гном – принялись рыться в сундуке. Внутри означилось немало вещиц, которые можно выгодно продать на рынке!

Обернувшись к Соре, Гибу и Урипе, с укоризной взирающих на них, один из огров усмехнулся, молвив: «Пока вы тут друзей заводили, мы обошли вас! Запомните: искатели приключений не должны быть размазнями!» Забрав из сундука все до последнего предмета, четверо бросились прочь... но в сердце долины лицезрели невесть откуда появившуюся армию монстров! Среди тех пребывали даже гигантские костяные драконы!

Мальтина велела спутникам бежать прочь – с таким числом могущественных монстров им не справиться!.. Но Сора бесстрашно метнулся вперед, подставил клинок под удар лапы костяного дракона, вознамерившегося покончить с искателями приключений – теми самыми, кто еще совсем недавно самозабвенно выгребал сокровища из сундука. «Почему ты спас нас?» - опешили те, и Сола, обернувшись к подступающей орде монстров, отозвался: «Когда я странствую с Гибом и Урипо, то не перестаю улыбаться. Даже когда нас атакуют монстры... Или когда мы все ночь напролет в походе на пустой желудок... Имея таких друзей, я знаю, что смогу уцелеть в любом подземелье! Именно поэтому я хочу завести еще больше друзей! Потому что чем больше у меня будет друзей, тем больше странствий нам предстоят!»

Костяной дракон дохнул холодом, и Сора подставил клинок под поток льда. Урипо и Гиб присоединились к товарищу; гном поведал о том, что остальные искатели приключений успели отступить. «Ты знаешь, они правы, когда говорят, что ты бросаешься в бой, очертя голову», - молвил гном, обращаясь к Соре. – «Но именно это придает нам смелости!»

Укрывшись поодаль, пораженные искатели приключений наблюдали, как Сора, Гиб и Урипо бесстрашно бросились к костяному дракону. Ведди нанес удар твари мечом по черепу, и пока та трясла головой, оглушенная, бросился прочь наряду с товарищами... Но монстр быстро пришел в себя, с силой ударил по земле лапой... Твердь раскололась, и Сола наряду с Гибом и Урипо рухнули вниз, во тьму.

В себя трое пришли в неких подземных руинах; за спинами их под камнями были погребены костяные драконы. Но сейчас взор Соры был прикован к огромному яйцу, возлежащему на постаменте. Неужто это и есть предмет их поисков?!.

Но воспряли к жизни костяные драконы, и авантюристы в ужасе бросились врассыпную. От удара крыла одного из монстров яйцо слетело с постамента... упало на пол и разбилось. Внутри оказалась девочка, похожая на человека, но голова ее была увенчана внушительными рогами. Отметил Сола, что у новорожденной прекрасные голубые глаза. Девочка зевнула, сладко потянулась...

Сзади раздался оглушительный рев, и искатели приключений обернулись к костяным драконам, напомнившим о себе. Девочка вскинула руки, сотворила некие жесты... В небесах возникла черная воронка, и низринулись вниз пламенеющие болиды. Камни ударяли в костяных драконов, сокрушая их остовы; Урипа во все глаза смотрела на магический двеомер – прежде полагала менестрель, что существует подобное заклинание лишь в легендах!

Костяные драконы обратились в пыль, а девочка, с тревогой повертев головой по сторонам, сотворила заклинание сна, направив его на себя, и, осела на пол пещеры, тихонько засопела.

«Что ж, похоже, она вернулась в мир», - произнес вкрадчивый голос, и на остове одного из костяных драконов возникло трио, один вид которого вселял трепет в сердца авантюристов. – «Надо мне было купить ее, пока она еще пребывала в яйце. Уберите руки от драконицы, вы, жалкие твари! Вы пачкаете ее кровь!»

Сора, Гиб и Урипа уставились на незнакомцев: на представителей пяти рас Астолтии они не походили. Неужто – демоны?!. Трое потребовали искателей приключений оставить спящую девочку и бежать прочь. «Зачем она им?» - пробормотал Сора, и отвечала проницательная Урипа: «Думаю, им нужна не она, а ее кровь».

Слова ее убедили Сору в правильности принятого им решения. Драконья принцесса, рожденная в древнем храме, и демоны, жаждущие заполучить ее. Что ж, прекрасное начало для легенды!

Сора и спутники его бесстрашно выступили против троицы демонов, закрывая своими телами мирно спящую драконицу в облике девочки...

«Похоже, эти детишки не хотят отдавать нам драконицу», - издевательски произнес высокий чернобородый демон. «Да ладно тебе!» - хмыкнула его сподвижница, демонесса. – «У них нет никаких прав на нее».

«Что вам, демонам, от нее нужно?!» - запальчиво выкрикнул Сора, но демонесса не удостоила его ответов, предложив взглянуть себе под ноги. Один из осколков камней, обрушенных юной драконицей на головы костяным драконам, задел ее, и ныне тонкая струйка крови стекала по щеке остающейся в беспамятстве девочки на пол пещеры.

А возникали там монстры из грязи и камня. Трое искателей приключений ужаснулись отступили, прижались к стене пещеры, а демонесса возликовала: «Поняли теперь? Ее кровь обладает волшебными свойствами и способна обращать в монстров даже грязь! А что до того, зачем она нам понадобилась... проигравшим объяснения не нужны».

Чернобородый же сотворил заклинания и кости костяных драконов поднялись в воздух, закружились в безумном танце, образовав поистине гигантского костяного дракона о трех головах – точнее, черепах... Урипа вскрикнула в ужасе, а Гиб нахмурился: демон применил некромантию, славилась которой древняя цивилизация Улбея. Предполагалось, что подобные заклятия утрачены, однако, похоже, демонам ведомы они.

«Лишь я, Зофин, мог создать подобное создание!» - возвестил чернобородый, наслаждаясь результатами своей волшбы. – «Оно в пять раз сильнее обычного костяного дракона! Судьба ваша предрешена!»

Сора лишь усмехнулся, кивнув Урипо, постановив, что сейчас – самое время для их «особенного приема». Встревоженные, демоны воззрились на ведди и пуклипо, которые напустили на себя важный вид, принявшись отплясывать, и совершенно упустили из виду гнома, который швырнул в противников взрывчатую сферу.

Вспышка взрыва ослепила демонов... и искатели приключений бросились наутек – прочь из чертога, в неведомые пределы подземного комплекса; юную драконицу, так и не пришедшую в себя, Сора довольно бесцеремонно перебросил через плечо.

Разъяренный Зофин приказал было костяной гидре преследовать троицу, на что демонесса справедлива заметила, что гигантская тварь не протиснется в проем, скрылись в котором ведди и его спутники. И действительно: дракон переусердствовал, и, пытаясь пролезть в проход, добился лишь того, что обвалил его. Ныне демоны лишены были возможности последовать за троицей авантюристов, унесших с собой вылупившуюся из яйца драконицу. Следует отдать им должное: эти искатели приключений весьма изобретательны...

...Отбежав на значительное расстояние по подземным тоннелям и убедившись в том, что погони нет, авантюристы пробудили девочку-драконицу, и Сора поинтересовался у нее – что здесь, в сущности, происходит?

Малышка недоуменно хлопала глазами, зевала и явно желала вновь вернуться ко сну, и поскорее. Гиб представился сам, после чего назвал имена своих спутников. «Мы – искатели приключений, и странствуем по землям Астолтии», - рассказывал он. – «Так мы и встретили тебя». Но, похоже, драконица не разумела общего языка, и продолжала пялиться на авантюристов.

Гиб вытащил из заплечного песка зеркало, передал его драконице. Та восхитилась, принялась играть с зеркалом – действительно, поведением своим походила она на новорожденную. Странно, конечно, что, только родившись, она сумела применить весьма могущественное заклинание... Мудрый Гиб просветил остальных о том, что монстры могут обладать врожденными знаниями и применять свои способности интуитивно – похоже, чему-то подобному они и стали свидетелями.

Глядя в огромные голубые глаза юной драконицы, вертящей зеркальце в руках, вспоминал Сора о произошедшем в детстве – об ужасающей буре, о драконе в морской пучине... О том, как сумел всплыть в поверхность... и выжить...

О чем думают драконы – родители этой девочки? Оставили яйцо под землей, в руинах. Какая судьба ожидает ее, если она даже имени своего не знает?..

Внезапное озарение снизошло на Сору, и постановил он, обращаясь к девочке: «Тебе следует стать искательницей приключений! Присоединяйся к нам, будем странствовать по землям Астолтии! Думаю, ты станешь великой волшебницей! В этом мире полным-полно приключений, у каждого – своя цель! Кто-то становится авантюристом ради славы и денег, другие – ради родной страны и семьи! А кто-то – знания ради... или для того, чтобы весело провести время! Думаю, ты сможешь обрести себя, став искательницей приключений! Странствуя, сражаясь с монстрами, разбивая лагерь на ночь, а поутру продолжая путь... В одиночку сложно, но ведь нет ничего лучше друзей!» Неведомо, понимала ли драконица восторженные речи ведди, но слушала его весьма внимательно.

Урипо и Гиб встревоженно переглянулись, а затем рассудительный гном изрек: «Сола, если мы примем ее в наш отряд, то рискуем вновь встретиться с теми демонами – и в следующий раз можем оказаться не столь удачливы». Сора кивнул – понимаю, мол, - но от идею включить в отряд самую настоящую драконицу не отказался. Пуклипо и гном понимали, что переубедить своего лидера не сумеют... «Что ж, по крайней мере, пополню свои знания о драконах», - вздохнул гном.

Но прежде всего следовало каким-то образом научить драконицу общему языку. А еще – дать ей имя. Трое начали спорить о том, как лучше назвать их новую спутницу.

Неожиданно ближайшая стена каверны рухнула, и в проеме возникло весьма недовольных демонов, за спинами которых маячил трехглавый костяной дракон. «Мы сюда не играть с вами пришли!» - зло прошипела демонесса. – «С нас хватит, вы, низшие создания! Вы все сейчас умрете!»

Авантюристы затравленно переглянулись: на этот раз бежать некуда! «Малышка, можешь снова сотворить свое заклинание?» - с отчаянной надеждой обратилась к драконице Пуклипо. Та послушно простерла руку... и молния ударила с небес; проломив свод пещеры, поразила она костяного дракона. Тот, однако, остался жив, хоть случившееся и поразило демонов. Как посмела эта жалкая троица настроить их добычу против них?!

Разъяренный, костяной дракон – к вящему ужасу демонов! – метнулся к своей обидчице, новорожденной драконице, занося созданную из острых костей палицу для удара. Сора закрыл девушку своим телом, спас ее от гибели... но несколько костяных шипов пронзили тело ведди насквозь.

Сора пал; сознание оставляло его, и думал он лишь об одном: неужто его приключения вот-вот закончатся? Но ведь они только начались! И он нашел ту, которая снова может свести его с тем драконом бурь... Глядя в голубые глаза юной драконицы, над ним склонившейся, Сора прошептал: «Лазурия... Так тебя будут звать!»

Превозмогая боль, он вытащил из сумы камень, протянул его девочке, пояснив: «Это – лазурит. Он такого же цвета, как и твои глаза. Моя мама передала его мне, чтобы оберегал он меня в странствиях». Неожиданно драконица низко склонилась над опешившим юношей, произнесла: «Я – Азурия. Ты – Сора».

Демоны возмутились: нет, драконица не должна познать себя, не должна иметь имени! Зофин постановил: им надлежит покончить с мальчишкой-ведди, за считанные минуты сумевшим причинить им массу проблем… Повинуясь воле демонов, костяной дракон с силой ударил палицей по тому месту, где оставались Сора и Азурия...

И зрели пораженные присутствующие в каверне – и демоны, и искатели приключений, - как Сора, вскочив на ноги, одной рукой сдержал чудовищный натиск дракона. Ведди преобразился; тело его, закрылись на котором раны, покрывали сияющие символы...

И более того! Сора коснулся рукою валуна, и символы перетекли и на скальную породу, преобразуя камень в монстра – камень-взрычатку!.. Ведди метнул оный в костяного дракона, и последовавший взрыв уничтожил того!..

Легендарные герои

1. Бедствие, постигшее Мировое Древо

Давным-давно, в одном затерянном во Вселенной мирке люди и монстры жили в мире и согласии.

В королевстве Арба, пребывающем в центре сего мира, под сенью крон величественного Мирового Древа, начиналось празднество, проводимое раз в году. Люди и монстры высыпали на городские улицы, и, казалось, ничто не может нарушить царящую здесь атмосферу счастья и веселья...

Но неожиданно небеса затянули черные тучи, скрыв солнце, а монстры, разом обезумев, набросились на людей. На площадях Арбы воцарилась паника, и лишь два молодых капитана королевской гвардии – Люсеус и Аврора – сохраняли головы на плечах. Двое дружили с детства, и прекрасно дополняли друг друга. Спокойная уверенность и стратегический склад ума Люсеума и бесстрашие, граничащее порой с безрассудством Авроры. Лишь один-единственный монстр – слизень-целитель, на макушке которого красовался золотой венец, избежал сумасшествия, и выступил на стороне капитанов стражи против собратьев.

Тревожась за судьбу короля Дорика, двое бросились к замку, разя обезумевших монстров. Миновав замковые подвалы, они достигли тронного зала, где король, вооруженный тяжелой булавой, в одиночку держал оборону против превосходящих сил монстров.

Нападение удалось отбить, и, очистив замок от монстров, король и верные его телохранители наряду со стражей поспешили в город, где продолжалось противостояние, больше походящее на резню. Огромный зеленый дракон бесчинствовал на площади, и героям пришлось приложить немало усилий, чтобы сразить рептилию.

Но гибель дракона ознаменовала возникновение на площади порталов, излились из которых монстры. Подле рифтов приплясывал веселый бесенок, наверняка наслаждавшийся светопреставлением...

С гибелью монстров сражение завершилось, однако прагматичный Люсеус предположил, что то – лишь одна из множества битв, им предстоящих. Ведь наверняка монстры, остающиеся за пределами Арбы, рано или поздно нападут на город. К тому же, глупо предполагать, что эффект престранного феномена, коий свел монстров с ума, затронул тех лишь в Арбе... Быть может, в опасности весь мир!

Юноша предложил Авроре устремиться через лес, простирающийся к западу от Арбы, к городу Калибургу, проживают в котором чародеи, ученые да изобретатели. Король Дорик воодушевился: вне всяких сомнений, он станет сопровождать капитанов гвардии, и непременно отыщут они зацепки к происходящему!

Трое покинули столицу, и, миновав лес, достигли равнин, возведен на которых был Калибург. Худшие опасения подтверждались: монстры в окрестностях города были донельзя агрессивны, атаковав воинов, лишь завидев их приближение. Подоспевшие бесы творили порталы, изливались через которые новые твари, и герои стремились покончить со злокозненными тварями как можно скорее, дабы пресечь приток подкреплений к противнику.

Покончив с монстрами на равнинах, Дорик, Люсеум и Аврора проследовали в городские врата... где повстречали противостоящую монстрам чародейку. Та представилась – Исла, руководительница Института Изобретений... В последующие часы четверо героев методично очищали Калибург от взбесившихся монстров – квартал за кварталом. Для истребления тварей Исла использовала различные устройства, установленные в городе, и разящие противника потоками гибельной магии.

Чародейка поведала новым знакомым, что в течение последних несколько лет команда ее была занята созданием нового корабля, и незадолго до охватившего монстров безумия из столицы в город был доставлен генератор, необходимый для приведения судна в движение. И сейчас монстры заняли квартал, ведущий к Институту, посему переместить генератор в оный возможным не представляется.

Четверка героев расчищала путь городской страже, толкавшей платформу с огромным генератором в направлении врат Института Изобретений. Бесы продолжали открывать порталы на улицах Калибурга – эдакие пространственно-временные аномалии, изливались из которых все новые монстры, но капитаны стражи Арбы, король и чародейка успевали разить их и сохранять бесценный генератор в неприкосновенности. Исла воодушевилась: как только команда ее сумеет установить устройство и воздушный корабль поднимется в воздух, ведь мир будет у них в распоряжении!

К вратам Калибурга приблизился огромный циклоп; разрушая окрестные дома дубиной, он медленно приближался к Институту Изобретений, где держали оборону герои. Те атаковали монстра; неожиданно присоединились к ним двое невесть откуда взявшихся воителей – царевна Алена и верный спутник ее, священник Кирилл. Объединив усилия, удалось им повергнуть циклопа...

После, когда собрались герои в лаборатории Ислы, поведали двое, что родом они из королевства Замосква. «Но такого не существует», - озадачилась чародейка. – «По крайней мере, в нашем мире...» «Неужто мы каким-то образом переместились из одного мира в другой?..» - изумился Кирилл, но постановила Алёна: «Вор, которого мы преследуем, здесь, и посему именно здесь нам надлежит покамест остаться».

Аврора поведала новым знакомым о монстрах, повсеместно обезумевших, после чего царевна возжелала присоединиться к четверке героев, дабы разделить их начинание. Ведь, странствуя по миру, они наверняка отыщут вора, коего преследуют.

...Наконец, генератор был установлен, и сотрудника Института Изобретений подняли оный в небеса! Пораженным спутникам Исла подтвердила, что воздушный корабль, прежде ею упомянутый, является ничем иным, как зданием Института. Донельзя удобно странствовать, находясь в родной лаборатории! Отныне нарекает она воздушный корабль сей «Каменным Облаком»!

Герои собрались на совет, дабы обсудить то, что им известно на данный момент и выработать план дальнейших действий. Люсеус заметил, что действия монстров не бездумны: например, в Калибурге целью их был именно генератор. Стало быть, кто-то направляет действия их...

Решено было направить судно к Колизее – городу в южной пустыне. В центре его пребывает арена, и некогда Дорик лично сражался на ней, и даже одерживал победы в великих турнирах...

Как оказалось, прибыли герои как раз вовремя: орда монстров приближалась к городским вратам. Выступив против тварей наряду с городскими стражами, герои сумели сдержать натиск... Однако в пределах города проникшие внутрь бесы принялись открывать порталы, и новые волны монстров излились на улицы Колизеи. Старейшина города пытался организовать оборону, и был несказанно благодарен, когда присоединились к нему Дорик и остальные.

Очистив от монстров западный квартал, герои поспешили в восточный... где лицезрели пробивший землю побег Мирового Древа, Игграсиля! «Как несвоевременно!» - помрачнел Дорик. – «Корни Мирового Древа даруют жизненные силы городам, под которыми пролегают. И если побег сей будет уничтожен, Колизея непременно погибнет».

Как и ожидалось, монстры в восточном квартале были исполнены решимости уничтожить побег, однако героям удалось сохранить его, покончив с атакующими тварями. Король обещал спутникам пояснить природу корней Иггдрасиля позже, а пока герои поспешили на арену... где обнаружили мечника, атакующего некоего чародея в черных одеяниях. Последний, похоже, забавлялся, с легкостью отражая удары посохом, а заметив ступивших на арену Люсеуса и Аврору, вознамерился испепелить их заклинанием.

Вот только оное не достигло цели, и оказалось рассеяно возникшим над капитанами стражи магическим щитом. На какое-то мгновение чародей растерялся, но затем, осознав происходящее, усмехнулся. «Вот мы и встретились, Чада Света», - хмыкнул он. – «И теперь, когда я обнаружил вас, знайте: дни ваши сочтены. Если хотите спасти этот жалкий мирок, вы должны будете сами отыскать меня».

Чародей исчез, а на арене возникли трое механических солдат, атаковавших героев. Противостояние с ними оказалось весьма непростым, но все же конструкты были повержены... и мечник, обернувшись к героям, постановил, что не стоило им вмешиваться. Но все же, отвечая на настойчивые вопросы, признался, что зовут его Терри. «Я ищу кое-кого, кто ищет кое-что», - уклончиво молвил он. – «И этот кое-кто как-то оказался в вашем мире, пытаясь это кое-что отыскать». Дорик нахмурился: вновь пришелец из иного мира?.. Навряд ли это просто совпадение!

Король обратился к Терри, предложив тому присоединиться к ним в начинании освобождения городов и селений от монстров, и тот, поразмыслив, согласился. Ведь рано или поздно случится противостояние с чародеем, встреченным на арене, и уж тогда Терри наверняка покончит с зарвавшимся магом.

...Когда вернулись герои на борт «Каменного Облака», инженеры, обеспечивающие функционирование систем воздушного корабля, поведали о том, что орда монстров приближается к Сильвеи, городу эльфов, возведенному в восточных лесах; горожане – искусные маги - укрылись в особняке старейшины, дабы держать оборону.

Во время полета к восточным пределам король Дорик, как и обещал прежде, поведал спутникам о корне Мировом Древе. «Иггдрасиль – символ и защитник нашего славного королевства!» - высокопарно возвестил монарх. – «Его корни простираются через все земли сего мира. И там, где они оказываются достаточно массивны, могут появиться на поверхности - что мы, собственно, и наблюдали в Колизее. Когда это происходят, окрестные земли становятся донельзя плодородны, и тепло жизни приходит в отдаленные, пустынные места. Именно поэтому все города и веси нашего мира находятся в тех местах, где пробивают землю корни Иггдрасиля». «Стало быть, если корни отсечь, земля зачахнет, а с нею - находящиеся рядом города?» - уточнил Люсеус, и король подтвердил опасения юноши: «Именно! Мы должны сделать все возможное, чтобы монстрам на удалось уничтожить их!»

Исла же, обратившись к героям, поинтересовалась, что означают речи чародея в черном касательно Чад Света. Ни Люсеус, ни Аврора сего не разумели, однако поведала им волшебница древнюю легенду о том, как давным-давно могущественные божества Света и Тьмы удерживали сей мир в состоянии равновесия и гармонии. После каждое из божеств наделило своей силой определенных мирян, именуемых ныне Чадами Света и Чадами Ночи. И после, согласно легенде, равновесие в мир поддерживали уже они.

Сильвею осаждали орды монстров, и герои схлестнулись с ними близ городских стен. В сражении присоединились к героям двое – чародейка Джессика и разбойник Янгус. «Мы явились из иного мира», - пояснила Джессика Чадам Света и союзникам их. – «Мы узнали, что монстры в вашем мире обезумели. Наш... «друг» попросил выяснить причину этого». «Интересно», - шепнул Люсеус Авроре и Дорику. – «В отличие от Терри и Алены, эти выходцы из иного мира явились сюда по доброй воле и прекрасно осведомлены о происходящем».

Объединив силы, герои отразили натиск монстров, атакующих эльфийские хижины, а после поспешили к особняку Старейшины, укрылись в котором жители Сильвеи. Покончив с верховодящим монстрами троллем, герои удостоились благодарности Старейшины, кому поведали недобрые вести о творящемся в мире. Несмотря на надежды Джессики, эльфы не знали ровным счетом ничего о причинах подобного поведения монстров.

«Давным-давно были выкованы две драгоценности, дабы сдержать силы Света и Тьмы», - задумчиво произнес Старейшина. – «Одна из них известна как Венец Света. И если бы мы сумели отыскать его, то, быть может, поняли бы, как пресечь безумие, снедающее монстров». Джессика и Янгус постановили, что продолжат странствие наряду с героями, дабы отыскать причину происходящего. Старейшина же воззрился на венец, красовавшийся на макушке слизня-целителя, на протяжении странствия сопровождавшего Люсеуса и Аврору. Может ли оказаться, что сей самый что ни на есть обыкновенный монстр владеет мистическим Венцом Света?.. Но нет, Старейшина не ощутил в венце никакой магии – стало быть, просто реплика, не более.

По возвращении на воздушный корабль Исла предположила, что если Люсеус и Аврора – действительно Чада Света, то рано или поздно судьба непременно приведет их к Венцу Света. А сейчас надлежит направить «Каменное Облако» на север, к последнему городу сего мира, покамест от монстров не освобожденному – Граннету, вотчине гномов.

Здесь, как и в Колизее, означился корень Мирового Древа, коий монстры всячески стремились уничтожить. Герои методично прочесывали пещеры Граннета, искореняя тварей... когда повстречали двух девушек, Бьянку и Неру. Двое так же прибыли из иного мира, но надеялись вскоре вернуться, ведь ждет обеих скорое бракосочетания... ну или, по крайне мере, одну из них. Девушки спасли от монстров юную гному – Берил, дочь правителя Граннета, ищущая своих отца и жениха. А ведь действительно: куда подевались все без исключения гномы, обитатели сих пределов?..

Дорик просветил девушек о ситуации, царящей в мире, а те в ответ поведали, что весьма неожиданно оказались исторгнуты неведомой силой из родного мира, оказавшись в этом. Но, как бы то ни было, надлежало продолжить поиски правителя Граннета, и герои устремились в глубины подземного царствия.

Во внутреннем святилище повергли они каменного колосса, обнаружив как правителя гномов, так и нареченного Берил. Дорик обратился к правителю с вопросом: быть может, тот знает что-то, что могло помочь бы им в нынешнем начинании? «У моего народа есть легенда», - отвечал правитель. – «В ней говорится о спящем черном драконе, заточенном в некоем темном месте, в сердце мира. Ночь, несомая им, поглощает свет, наполняет некогда чистые сердца ненавистью и гневом. Наше существование зависит лишь от его сна, ибо пробуждение ознаменует нашу погибель». Люсеус высказал предположение: может ли безумие монстров оказаться связано с черным драконом?.. Король Дорик кивнул, соглашаясь: подобное вполне возможно.

Простившись с гномами, герои – ныне в сопровождении Бьянки и Неры – вернулись на воздушный корабль. Граннет был последним из поселений сего мира, спасенным от монстров, и Дорик предложил сосредоточиться на выяснении источника постигших их бед. Ведь помянутый правителем Граннета черный дракон – никто иной, как божество ночи, темный антипод богини Света. Неведомо, где заточен он, посему король предлагал сподвижникам вернуться в Арбу, дабы поразмыслить над следующим шагом.

Узнав о том, кто корабль направляется к городу, построенному у подножья Иггдрасиля, царевна Алена заметила, что в ее родном мире также пребывает Мировое Древо с сим именем... Да и Джессика говорила о таинственном древе в ее мире...

Но, по мере приближения к Мировому Древу, лицезрели герои сонм монстров, стремящихся к Иггдрасилю!.. «Наверняка они стремятся пробиться к священному алтарю на вершине Мирового Древа!» - с неподдельной тревогой воскликнула Исла. – «Это источник могущества Игграсиля, его сердце! Но, насколько я знаю, алтарь ограждает сила, которая не позволит монстрам приблизиться».

Почему же тогда монстры заполонили ветви Мирового Древа?.. «Каменное Облако» завис над Иггдрасилем, и герои спрыгнули с борта корабля на крону гигантского древа, атаковав не ожидавших подобного поворота монстров. Повергнув гигантского голема на вершине дерева, герои проследовали в помещение, находился в котором алтарь... лицезрев близ оного уже знакомого мага в черных одеяниях.

Последний был расположен к беседе, вознамерившись просветить Чад Света и их сподвижников о том, как в действительности обстоит положение дел в сем мире. «Я – Веласко», - представился маг, - «последний и величайший из королей Чад Ночи. На протяжении столетий мои сородичи страдали от притеснений со стороны ваших предков. Давным-давно те, направляемые богиней, вознамерились напасть на прародителя Чад Ночи: великого черного дракона. Последний был лишен сил и заточен с помощью могущества Иггдрасиля. После этого весь мир был исполнен Света, и только Света. И монстры начали забывать о своей вековой вражде с людьми, став их жалкими прихвостнями. Но Чада Света изменили природу не только монстров... Сама ткань мироздания оказалась искажена их неправедными деяниями! Я стремлюсь лишь к одному: восстановлению предвечного равновесия! Чтобы Тьма могла занять принадлежащее ей по праву место в этом мире!»

Валеско принялся творить заклинание... Аврора и Люсеус метнулись к нему... угодив прямиком в расставленную ловушку. Потоки Тьмы захватили двоих воителей, а иные герои не могли придти к ним на выручку, ибо лишь Чада Света и Ночи могли приблизиться к священному алтарю. И сейчас Валеско намеревался исполнить свой замысел, наполнив обездвиженных героев эссенцией Тьмы, ибо единственный способ ввергнуть в оную Иггдрасиль – обратить к Тьме Чад Света, разорвав тем самым связь их с Мировым Древом! И тогда потоки Тьмы устремятся к корням Иггдрасиля, где уничтожат печать, позволив черному дракону освободиться из заточения и вернуться в мир.

Чувствуя, как разумы их и тела поглощает Тьма, Аврора все свои силы бросила на то, чтобы позволить Люсеусу выбраться из ловушки, в после, обессиленная, приняла уготованную ей злую участь... В следующее мгновение Валеско и Аврора исчезли, а эссенция Тьмы наполнила помещение, оставался в котором священный алтарь.

Сознавая свое полное бессилие, герои, преследуемые монстрами, бежали прочь, едва успели забраться на борт воздушного корабля и тем самым сохранить собственные жизни. Люсеус пребывал в отчаянии: Аврора потеряна, и неведомо, жива ли она, а Валеско добился своего, и вот-вот осуществить задуманное!

«Если кто здесь и виноват в случившемся, то только я», - неожиданно произнес Дорик, и удивленные взоры героев обратились на короля. – «В нашем мире существуют благородные воины, священный долг которых - защита Чад Света. Они именуются Стражами... и я, ваш король, принадлежу к их числу. Потому мой долг состоит в том, чтобы защищать вас двоих». «Правитель... должен защищать нас, простых солдат?» - опешил Люсеус, и Дорик утвердительно кивнул: «Именно так. Все короли в моем роду исполняли сей долг. Но я... не исполнил его как следует, и одна из тех, кого я должен был оберегать, пострадала».

Дорик не знал, какая участь постигла Аврору, но сдаваться отказывался. Почему предложил Люсеусу посетить священную башню, именуемую «Вершиной Света», на вершине которой пребывает Оракул; с его помощью Чада Света могут обратиться напрямую к богине за помощью и советом. Люсеус с готовностью ухватился за эту соломинку надежды, и Исла приказала команде немедленно направить «Каменное Облако» в направлении башни, кое указал король Дорик.

Во время полета Янгус сообщил Люсеусу, что слизень-целитель, сопровождавший их на всем протяжении пути, как в воду канул. Дорик же поведал юноше, что родом он и Аврора из деревушки Оплот Света – древней обители Чад Света. Ее предали огню неведомые злодеи, и когда он, Страж, добрался до полыхающего селения, то обнаружил, что в живых осталось лишь двое – Люсеус и Аврора. Сознавая, что они – последние из Чад Света в сем мире, Дорик забрал их с собою в Арбу, и с тех пор приглядывал за обоими и ограждал от всяческих опасностей.

...Ступив в Вершину Света, герои обнаружили, что монстры выследили их и наводняют чертоги священной башни, дабы уничтожить Оракула. Разя монстров, Люсеус и спутники его достигли вершины, где покончили с шестилапым львом, после чего проследовали в святая святых сей башни – чертог, пребывал в котором Оракул: устройство, посредством которого обращалась к смертным богиня Света.

Последняя поблагодарила Люсеуса и спутников его за уничтожение монстров, проникших в святилище, а юноша, в свою очередь, обратился к богине с вопросом: возможно ли вернуть к Свету его подругу, поглощенную Тьмой? «Да, есть способ сделать это», - прошелестел бесплотный голос, - «ровно как и очистить от Тьмы Мировое Древо. Но пока ты не в силах свершить подобное деяние... Тебе необходима великая сила – могущество Света... Чадо Света, к северо-востоку от этого места под волнами морскими пребывает Святыня Весов. Ты должен отправиться туда и пройти испытание. Если сердце твое чисто, а воля несгибаема, ты преуспеешь в нем, и обретешь могущество Чад Света...» «Могущество?» - выдавил Люсеус, и отвечала богиня: «Силу привнести Свет в мир и изгнать Тьму».

Дорик постановил, что надлежит им немедленно выступать к Святыне Весов, однако Люсуес не готов был покинуть баншю, и обратился к богине с вопросом: «Веласко, принадлежащий к Чадам Ночи, утверждает, что заточение черного дракона привело к нарушению равновесия в нашем мире. Именно поэтому он погрузил Иггдрасиль во тьму – и намеревается освободить дракона из заточения. Это действительно так?» «Давным-давно было заключено соглашение», - прозвучали слова богини. – «Я и Шадрот должны были поддерживать равновесие Света и Тьмы в нашем мире. Но шли века, число людей и монстров все увеличивалась, и Тьма начала превосходить Свет. Шадрот воспользовался обретенным преимуществом и продолжал насаждать эпоху Тьмы, намереваясь распространить власть свою надо всем миром. Мы с Чадами Света противостояли ему, и после тяжелейшего противостояния черный дракон был, наконец, заточен. Чтобы случившееся не повторилось, я создала Мировое Древо, Иггдрасиль, которое поглощала Тьму в нашем мире, и в корнях его оная обращалась в Свет».

Осознали герои, что если Веласко преуспеет в задуманном, то принесет в мир не равновесие, а эпоху воцарения Тьмы – ни больше, ни меньше. Богиня, утратившая физическое воплощение в противостоянии с Шадротом, называла Люсеуса последней надеждой сего мира, и должен он во что бы ни ни стало предотвратить пробуждение черного дракона и очистить Иггдрасиль от поглотившей Мировое Древо Тьмы. «Венец Света, в котором заключены мои силы, поможет тебе», - заверила Люсеуса богиня. – «Он также находится в святыне под волнами морскими».

Люсеус клятвенно заверил богиню в том, что непременно исполнит свое предназначение, после чего наряду со спутниками поспешил вернуться на борт «Каменного Облака». Едва успели они сделать это, как лицезрели гигантского, предвечного монстра, Бьорна, на плече которого находился Валеско, и, похоже, управлял действиями чудовища. То приблизилось к башне... и несколькими ударами сокрушило ее!.. Очевидно, что Веласко стремится покончить с последним из Чад Света... и наверняка ныне обратит взор свой на Святыню Весов и находящейся в ней Венец Света!

Местонахождение оной Люсеус неким непостижимым образом ощутил, и указал навигатору воздушного корабля, в каком направлении следует двигаться. Пока продолжался полет, Янгус отчаянно пытался разыскать на борту исчезнувшего слизня-целителя... но безуспешно.

Король Дорик же, обратившись к Люсеусу, поведал, что после встречи с Веласко на вершине Иггдрасиля отправил посланника к старейшине Сильвеи, дабы последний попытался отыскать в эльфийских анналах сведения о роде, принадлежал к которому их противник. Как оказалось, два столетия назад Веласко был весьма знаменитым чародеем, но однажды ночью по неведомой причине предал огню свою родную деревню – и бесследно исчез. Эльфы знали об интересе, который проявлял Веласко к Тьме, и предположили, что деяние его может быть продиктовано безумием... или же желанием попробовать свои силы в запретной магии, чтобы однажды распространить власть свою на весь мир – так же, как некогда сделал Шадрот. И сейчас, два века спустя замыслы Веласко как никогда близки к претворению в жизнь!

Посадив корабль на побережье к северо-западу от Граннета, герои обнаружили наведенные мостки, ведущие в монументальное строение, виднеющееся под водой. Но монстры последовали за ними, и врата, ведущие во внутренние пределы Святыни Весов, захлопнулись, они лишь порождения Света могли ступить в сии чертоги. Посему герои прежде озаботились тем, чтобы сразить всех без исключения монстров, а уж после проследовать в святыню.

Здесь постречали они танцовщицу Майю, прекрасно знакомую Алене. Как оказалось, родом они из одного мира, и Майя тоже не ведала, каким непостижимым образом оказалась здесь, переместившись через время и пространство. Царевна убедила танцовщницу – как оказалось, весьма способную чародейку, - присоединиться к их отряду, после чего продолжили герои исследование Святыни Весов и противостояние монстрам, в нее изливающимся из открывающихся порталов.

Во внутренние пределы святилища Люсеус ступил в одиночку, ибо предвечные магические барьеры пропускали лишь Чад Света. Здесь атаковал его Змей Весов – сущность, выступающая стражем святилища, испытывающая Чад Света и дарующая истинное могущество сего первоначала тем, кого посчитает достойным.

Люсеус поверг воплощение Змея Весов, и тот наделил его силой Света... когда в зал ступила Аврора. Тело несчастной девушки полнила Тьма, а всеми действиями ее управлял Веласко, сущностью которого Аврора была одержима. Именно так он намеревался проникнуть в Зал Весов – святилище Чад Света, дабы отыскать здесь Венец Света. Веласко не предполагал, что Люсеус сумеет обрести могущество Света так скоро, но раз уж это случилось, он покончит с дерзким капитаном стражи руками его же подруги.

Безвольная, ведомая волею Веласко, Аврора атаковала Люсеуса, но тот исторг из тела ее Тьму, вновь наполнив Светом. Девушка пришла в себя, благодарила друга за спасение... Тот же, обращаясь к Змею Весов, поинтересовался, где именно в святилище сем пребывает Венец Света. К несчастью, сущность не могла ответить на сей вопрос: она испытывала Чад Света, в том состояла ее предначертание, и ни о чем ином не ведала она. «Но теперь ты обладаешь истинной силой своих сородичей», - напомнил Змей Весов Люсеусу. – «И то, что ты желаешь... непременно обретешь».

Двое покинули Зал Весов, вернувшись к с нетерпением дожидающимся снаружи товарищам. Как оказалось, в пределах Святыни Весов Янгусу удалось обнаружить исчезнувшего слизня-целителя! Маленький монстр признался, что когда узнал от эльфийского старейшины о совершенной заурядности своего венца, сильно расстроился, и бежал в сию подводную святыню, ведь в прежние времена они с отцом частенько скрывались здесь. И сейчас слизень слезно просил Люсеуса позволить ему вновь странствовать наряду с героями, ведь здесь ему так одиноко!

Чада Света и спутники их покинули подводную крепость, проследовав на борт «Каменного Облака». Что ж, можно отметить, что сие начинание оказалось успешным: Люсеус успешно завершил испытание, а Аврора оказалась вырвана из Тьмы. Да, Венец Света отыскать не удалось, и, поскольку Вершина Света оказалась сокрушена, уточнить у богини местонахождение реликвии уже невозможно... Но надлежит заняться насущными делами: понять, как возможно очистить от Тьмы Иггдрасиль...

Отозвав Люсеуса и Аврору в сторонку, Исла просила двоих немного отклониться от курса и навестить ее родную деревушку. «Если мы хотим исцелить Иггдрасиль, нам понадобится нечто, обрести кое можно лишь в Оплоте Рассвета», - уверенно заявила чародейка. – «А именно – росу священного Древа Жизни. Но чтобы роса выступила на листве оного, древо необходимо пробудить молитвами Чад Света, обретших истинное могщуество сего первоначала».

Люсеус просил Ислу поведать им подробности об Оплоте Рассвета, и молвила чародейка: «Мало кто из мирян ведает о существовании сего места. Оно сокрыто в лесной чащобе, куда обычно не ступает нога человека. Причина тому – поселенцам строго-настрого запрещается покидать пределы селения». Исла смущенно призналась, что нарушила вековой запрет и бежала, не думая, что когда-либо вернется в родное селение... но, похоже, роса Древа Жизни – единственный способ исцелить Иггдрасиль. «Если верить легендам, вся растительная жизнь в нашем мире произошла от Древа Жизни», - рассказывала Исла. – «Потому священная роса, выступающая на его листве, способна вернуть любое проявление растительной жизни к его истинной природе».

Оплот Рассвета означился в лесных пределах к югу от Сильвеи... но множество монстров атаковало деревушку. Исла вела героев тайными тропами, и, достигнув селения, те встали на его защиту. Жители Оплота Рассвета спешили укрыться от подступающих чудовищ в холмах за пределами деревни, а герои, рассредоточились, разили монстров, уничтожали открываемые теми порталы...

И когда, наконец, поток тварей иссяк, Исла сочла необходимым пояснить Люсеусу и остальным, что представляет собой Оплот Рассвета. «Мы, жители сего селения, происходим из древнего рода и исполняем священный долг», - говорила она. – «Нам называют Посредниками, и миссия наша – поддерживать равновесие между Светом и Тьмой в этом мире. Мы должны наблюдать за тем, что Мировое Древо поглощает корнями Тьму и преобразует ее в Свет, тем самым поддерживая равновесие первоначал. Именно поэтому строгие правила запрещают нам любые контакты с внешним миром, чтобы не смогли мы поколебать весы и сместить равновесие в ту или иную сторону. И если уж Посреднику приходится покидать Оплот Рассвета, он ни под каким предлогом не должен открывать свою истинную личность чужеземцу, ровно как и выдавать местонахождение селения».

Все эти правила Исла презрела, и сейчас не ведала, как отнесутся к сему ее односельчане... а впрочем, чародейку это и не заботило. Ее долг – спасти Игграсиль и мир, и если при этом правила окажутся нарушены – что ж, да будет так.

Герои покончили с демонами у Древа Жизни, и предстала им старейшина селения – бабушка Ислы, поистине могущественная чародейка. Выслушав доводы внучки, старейшина согласилась с тем, что правилами и обычаями возможно поступиться, если речь идет о спасении мира. Она позволила Чадам Света приблизиться к Древу Жизни, вознести молитвы... Роса чудесного дерева действительно выступила на листве, и герои не преминули набрать несколько капель во флакон.

После чего, простившись со старейшиной, вернулись на борт «Каменного Облака». Корабль взял курс на север, к Иггдрасилю. Тьма, исходящая от Мирового Древа последние дни, лишь усиливалась, притягивая разнообразнейших монстров. Исла встревожилась: есть Тьма поглотит Иггдрасиль всецело, всей священной росы в мире не хватит, чтобы спасти древо, и печать, удерживающая Шадрота, будет уничтожена!

Спустившись на крону Мирового Древа, герои, разя бесчисленных монстров, поспешили к алтарю... близ которого замер Валеско. Последний призвал могучего демона, барбатоса, но герои повергли монстра. Люсеус метнулся к Валеско, но тот с легкостью парировал выпад меча того посохом с навершием в форме змеиной головы. Воспользовавшись моментом, Аврора проскользнула мимо короля Чад Ночи, окропила росой Древа Жизни алтарь... и Тьма оставила Иггдрасиль.

«Поздравляю, о могучие герои!» - издевательски хохотнул Валеско, отступив от Люсеуса. – «Но возрождение вашего Мирового Древа ничего не изменит. Печать, сдерживавшая моего господина – Шадрота, Повелителя Ноги, - сломана! Вы почему-то предположили, что это случится лишь тогда, когда Тьма полностью поглотит энергии Иггдрасиля. Но мне необходимо было лишь ослабить сие древо, только и всего, и я добился желаемого! Еще несколько дней – и Шадрот окажется явлен миру. Я же отправлюсь на Остров Вины для проведения последнего ритуала. И когда он будет завершен... Шадрот восстанет!»

Валеско пригласил героев присоединиться к нему на острове, после чего исчез. Очевидно, что это – ловушка, но иного выбора у Чад Света и союзников их попросту не было. Надлежит последовать за Валеско на Остров Вины и покончить с ним раз и навсегда.

...Остров находится неподалеку от побережья Арбы, и пребывал на нем действующий вулкан. В последние часы активность еще возросла – наверняка следствие ритуала, проводимого королем Чад Ночи. Атаковать следовало немедленно... и все же героев продолжали терзать сомнения, ведь они так и не сумели отыскать Венец Света. Смогут ли они покончить с Валеско, владеющего Венцом Ночи?!. Впрочем, выбирать не приходилось...

Ступив на выжженную землю острова, герои устремились вверх по склону вулкана. Множество монстров противостояло им – наверняка Валеско не собирался отпускать Чад Света и союзников их живыми.

На вершине вулкана Валеско творил колдовской ритуал, и парила в воздухе пред ним гигантская сфера тьмы, все увеличивающаяся в размерах. «Это – великая Тьма, питаемая энергией иных миров», - с готовностью просветил он ужаснувшихся героев. – «Вскоре весь этот мир будет сокрыт покровом вечной ночи». Джессика и Терри переглянулись: о каких мирах идет речь? Неужто из тех, откуда они родом? Видя их замешательство, Валеско хохотнул: «Я должен был догадаться. Вы родом из сопредельных пространств. Но могущество сферы Тьмы все возрастает, и вскоре все живое в ваших родных мирах погибнет!»

Чада Света и сподвижники их атаковали Валеско, и, несмотря на то, что обладал противник их Венцом Света – предвечным артефактом Тьмы, повергли его; сфера Тьмы исчезла. «Пришло время», - прохрипел Веласко, отступая, - «положить конец вечному противостоянию Света и Тьмы, продолжавшемуся все эти столетия – покончив с вами, глупцы, и вернув к жизни моего господина! Ибо черный дракон пробудился, и сейчас, будучи под землею, стремится достичь Мирового Древа, которое так ненавидит! Уже через несколько дней ступит он на поверхность! И когда это случится, погибнет и Иггдрасиль, и ваш драгоценный мир! Но вы не сможете противостоять ему... Ибо моя гибель ознаменует разрушение этого острова».

С этими словами Веласко рухнул в жерло вулкана... Земля под ногами героев сотряслась – до извержения оставались лишь считанные минуты! Опрометью, не обращая внимания на монстров, бросились они к подножию гору – туда, где оставался воздушный корабль, их единственный шанс на спасение.

Но путь героям преградили гигантская гидра, и пока противостояли ей воители, твердь земная раскололась, сделав возвращение к подножию невозможным. Неужто действительно суждено им погибнуть здесь, на сем острове?..

Но возникла в небесах гигантская птица, в которой пораженная Джессика узнала Эмпирию. Оная перенесла героев на борт «Каменного Облака», после чего молвила, обращаясь к спасенным: «Я не могла допустить, чтобы с вами что-то произошло, ведь вы – последняя надежда этого мира. Я – странница, путешествую между мирами. Пространственные нарушения в сем царствии оказали воздействия на сопредельные миры. Чтобы исправить сие, я и устремилась сюда. Но, покончив с Веласко и закрыв разрыв в реальности, который создал он, вы предотвратили бедствие и без моей помощи». «Но все же черный дракон пробудился», - заметил Люсеус. – «А Венец Света мы так и не нашли. Боюсь, до победы еще далеко».

Эмпирия с утверждением сим согласилась, однако указала Чадам Света на то, что на стороне их выступают сильнейшие герои иных пространств и времен, а, стало быть, надежда жива! Воспарив в небеса, чудесная птица скрылась из виду... Лишь сейчас догадался Люсеус, что именно Эмпирия переместила Джессику и Янгуса в сей мир, дабы присоединились те к Чадам Света в противостоянии силам Тьмы. Возможно, и остальных героев тоже, ведь обладало сие чудесное создание властью над временем и пространством...

...Ввиду скорого появления черного дракона близ Мирового Древа герои приняли решение вернуться в осажденную монстрами Арбу, дабы сопроводить горожан под защиту замковых стен. Монстры заполонили городские кварталы, и герои, сдерживая натиск, уводили мирян прочь из павшей столицы.

Из вод морских воспрял исполинский черный дракон – Шадрот, Повелитель Ночи. Темное божество устремилось к замку, возвышался за которым столь ненавистный ему Иггдрасиль. Объятый Тьмой, дракон был неуязвим для атак героев, и в сердца тех закрылось отчаяние... Неожиданно на пути гигантской бестии означился маленький слизень-целитель; впервые за свою жизнь преисполнился он храбрости, решимости защитить друзей. Шадрот с откровенным безразличием отмахнулся, отбросив слизня далеко в сторону... и венец на макушке маленького монстра ярко воссиял!

Лишь сейчас припомнил слизень, как в детстве отец передал ему сей артефакт, передававшийся в их роду из поколения в поколение, назвав оный «Венцом Света». По словам родителя, могущество реликвии пробудится лишь тогда, когда обладатель ее проявит доблесть и способность к самопожертвованию...

И сейчас энергии Света сорвали покров Тьмы с черного дракона, наделили клинки Люсеуса и Авроры предвечными энергиями. «Каменное Облако», парящее над замковой площадью, вело огонь из пушек по дракону, не позволяя тому подняться в воздух, а герои, остающиеся на земле, прилагали все усилия, чтобы повергнуть тварь.

Последний удар Повелителю Ночи нанесли Чада Света, и с гибелью Шадрота потоки Тьмы, все еще витавшие в воздухе близ Иггдрасиля, обрастились в чистейший Свет, омывший сопредельные земли! Безумие оставило монстров, и прекратили те повсеместно нападать на людей.

Король Дорик распорядился продолжить празднество, столь неподобающим образом прерванное махинациями Валеско, и шум, и веселье вновь вернулись на улицы Арбы. Вот только... с выходцами из иных пространств и времен приходилось прощаться, ибо витала над Мировым Древом Эмпирия, дабы унести на своей спине легендарных героев в те реальности, к которым они принадлежат.

Впрочем, они были уверены, что однажды непременно встретятся, ведь во Вселенной так много миров, свершился в которых приход к власти темных властелинов!..

Сей же мир оставался ныне в ведении Чад Света...

2. Короли-близнецы и Свершение пророчества

Давным-давно в мире сем разразилась страшная война, а когда завершилась она, миряне поклялись никогда боле не обращать оружие друг против друга. Мир был разделен на Семь Королевств, и на тысячелетие воцарились покой и благоденствие...

История эта – о двух кузенах, Лазареле и Терезе. Оба жаждали стать рыцарями, обучались воинскому искусству.

В тот день Тереза прибыла на торговом судне из Дунисии, чтобы навестить кузена, вот уже год обучавшегося в Академии Харбы. Лазарель не преминул показать девушке город, и в первую очередь – древний собор, высящийся на центральной площади. Украшал здание витраж, и значилось на нем древнее пророчество: «И если возобновится гибельная война, поглотит солнце дракон, родичи родятся в мире вновь, как и прежде. Но пока не оросится земля кровью, венценосные близнецы не должны надеяться править в мире». Источник пророчества затерялся в веках, и смысла словам сим миряне придавали немного.

Неожиданно у городских ворот возникла суматоха, послышались крики «Дунисийцы атакуют!» Донельзя встревоженные, Лазарель и Тереза поспешили к вратам, присоединились к солдатам Харбы, отражавшим нападение монстров, действительно следующих наряду с воителями Дунисии под стягами сопредельной державы.

«Но война – под запретом в Семи Королевствах», - изумилась Тереза, наблюдая за началом кровопролитного сражения. – «Нам не дозволено сражаться! К тому же, Харба и Дусиния – союзные державы!»

Солдаты Харбы сдерживали натиск, дабы миряне успели укрыться за городскими стенами. В сражении присоединилась к кузенам рыжеволосая воительница, мастерски владеющая огромной секирой...

Натиск удалось отразить, но изумленный Лазарель разглядел предводителя армии вторжения – Цезарь, принц Дунисии! Если он верховодит атакой, значит, произошло нечто из ряда вон выходящее... Лазарель и Тереза с Цезарем были хорошо знакомы, ибо прежде трое обучались в Академии и были неразлучны.

Стражи препроводили Лазареля, Терезу и рыжеволосую в тронный зал замка, где король Харбы обсуждал произошедшее со своими советниками. Один из оных предлагал монарху ответить ударом на удар, не прощать дунисийцев за столь наглое и вопиющее нарушение перемирия. «Ваше Величество!» - возражал иной советник, мыслящий куда более здраво. – «Если мы сделаем это, то нарушим тысячелетнее перемирие, что вполне может привести к исполнению пророчества».

Но когда услышали дворяне, что спасители их державы родом из Дунисии, воззрились на них с нескрываемым подозрением. Советник, прежде предлагавший королю немедленно начать войну, немедленно назвал Лазареля и Терезу вражескими лазутчиками, благодаря которым атака монстров и стала возможна.

«Подумайте: почему шпионы Дунисии станут сражаться против своей же армии?» - выступила вперед рыжеволосая. – «Они – не лазутчики, они – герои. Я – Дездемона, посланница Верховного короля Аккордии, - ручаюсь за них». Пораженный сим откровением, монарх Харбы таращился на гостью, а та продолжала: «Как только мы заметили, что силы Дунисии переходят границу, мой король велел мне спешить в Харбу. Мне приказано оказать вам всяческую поддержку, не допустить войны на сих благодатных землях». «Мы, харбане, не желаем войны с Дунисией», - постановил монарх. – «Мы надеемся на переговоры с нашими бывшими союзниками, дабы найти способ восстановить мир. Посему в вопросе этом взываем к помощи Верховного короля, и смиренно просим, чтобы выступил он посредником в переговорах между нами и дунисийцами».

Дездемона обещала, что немедленно выступит к землям Аккордии, дабы передать Верховному королю послание правителя Харбы. Лазарель и Тереза вызвались сопровождать воительницу, и король даровал им на то свое дозволение.

Покинув Харбу, оставила земли которой вражеская армия, трое выступили на север, пересекли Зеленые Равнины. Здесь повстречали они странствующего торговца, преследовали которого разбойники. Герои пришли на помощь путнику, лиходеев перебили, и благодарный торговец представился: «Торнеко Талун, скромный торговец оружием из Эндора».

Кузены удивленно переглянулись: о помянутом городе они никогда не слыхали. Торнеко пригорюнился: он уже начал подозревать, что в своих поисках легендарного оружия каким-то непостижимым образом переместился в иной мир. «Почему бы тебе не отправиться вместе с нами в Аккордию, к Верховному королю?» - предложила Дездемона. – «Он – мудрейший из ныне живущих. Кто знает – быть может, он сможет помочь тебе вернуться в родной мир. В тому же, именно в Аккордии продаются и покупаются редчайшие товары сего мира. Возможно, именно там ты сможешь отыскать свое легендарное оружие».

Торнеко с готовностью примкнул к небольшому отряду, коий продолжил путь на север, к Аккордии. Дездемона провела Лазареля и Терезу в Шпиль Мира, где представила Верховному королю, далекому потомку великого мудреца, выступавшего советником сюзеренов древности; род его был ответственен за поддержание мира по завершении войны, случившейся тысячелетие назад. «Как жаль, что дунисийцы не желают отступить от пути войны», - скорбно склонил голову тот, и Дездемона подтвердила: «С помощью моих спутников я сумела задержать их наступление у внутренних врат, но, похоже, дунисийцы так просто не отступятся. Думаю, через некоторое время они атакуют вновь. Король Харбы, озабоченный сей угрозой, желает договориться с ними о перемирии, и смиренно просит вас, Верховного Правителя Семи Королевств, вмешаться, дабы предотвратить дальнейшее кровопролитие».

Обратившись к кузенам, Верховный король поинтересовался, желают ли перемирия они, или же надеются свершить отмщение. «Мы хотим мира!» - воскликнула Тереза. – «Война с Дунисией должна завершиться!» «И мы – не уроженцы Харбы», - добавил Лазарель. – «Мы родились и выросли в Дунисии. Но жители Харбы были так добры к нам... Мы не хотим, чтобы они страдали. Ни харбане, ни дунисийцы – никто! Посему мы желаем прекращения этой войны, и сделаем все, что в наших силах, чтобы остановить ее!»

Верховный король усмехнулся, видя подобное рвение, и, обратившись к ожидающей его решения троице, изрек: «События последних дней подвели нас к опасной черте – возможности нарушения мирского равновесия. Но я, будучи Верховным Правителем Семи Королевств, клянусь, что сделаю все, что в моих силах, дабы не допустить претворения в жизнь страшного пророчества... Но прежде, чем мы положим конец войне, следует понять, что стало ей причиной».

Дездемона постановила, что незамедлительно отправится в Дунисию, где выяснить мотивы, заставившие принца Цезаря повести за собою рать к вратам Харбы. Тереза и Лазарель, конечно же, заявили, что сопроводят посланницу Верховного короля в свой родной город-государство, ведь если принц к кому и прислушается, то лишь к ним.

Покинув Шпиль Мира, трое вернулись на городской рынок, где их с нетерпением дожидался Торнеко. Выслушав рассказ своих новых знакомых, дородный торговец высказал желание отправиться с ними; если мир, в котором он оказался в беде, надлежит примкнуть к желающим спасти его, а возвращение домой может и подождать.

Так, четверо покинули Аккордию, выступив к пустыне Дунисии, обитало в которой немало кровожадных монстров. По пути повстречали они странствующего торговца, спешащего в Аккордию и поведавшего о том, что стража на границе земель Дунисии пропускает нынче в сей город-государство исключительно по пропускам. К счастью, во владении торговца таковой означился, а поскольку в ближайшее время возвращаться в Дунисию он не мобирался, то охотно поделился пропуском с героями.

Предъявив пропуск стражам и проследовав во внешние пределы Дунисии, лицезрели герои армию монстров под стягами сего государства, вновь выступившую в направлении земель Харбы. Внимание их привлекли двое – девушка, сжимающая в руке бумеранг, и мальчуган верхом на волке, улепетывающие от чудовищ.

Дездемона предположила, что наблюдают они лишь авангард воинства Дунисии, и надлежит спасти жизни двоих незадачливых юнцов, пока не подоспели остальные подразделения. Герои атаковали монстров и солдат-дунисийцев, составлявших авангард, обратили противника в бегство...

А со стороны земель Харбы показалась армия сей державы, ведомая самим королем! «Ваше Величество, что вы здесь делаете?» - с тревогой обратилась к монарху Дездемона. – «Вы привели на земли Дунисии воинство!» «К несчастью, я был вынужден это сделать», - отозвался король. – «Мы получили донесение о том, что противник готовится напасть снова. Будучи королем Харбы, я не мог допустить, чтобы земли мои и подданные были атакованы. Потому я и все мои солдаты перешли границу, дабы обратить в бегство это отрепье до того, как она достигнет наших стен. Если они жаждут заполучить мою голову, что ж, пусть попробуют. Но случится это на поле брани, а не на моей вотчине!» «Когда же это закончится?» - всплеснула руками Тереза. – «Противостояние Дунисии и Харбы...»

Девушка, спасенная героями от дунисийцев, потребовала объяснений: где, собственно, они оказались, и что происходит?! «Я – Марибель!» - представилась она, после чего, пренебрежительно указав на спутника, бросила: «А этот блохастый – Габо!» Тереза попыталась было объяснить ей о вспыхнувшем конфликте между двумя сопредельными державами, но, как оказалась, Марибель понятия не имела, что такое Дунисия и где находится эта страна. «Я вообще думаю, что мы оказались в ином мире», - заметил Габо. – «Здесь... пахнет иначе...» Торнеко встрепенулся: неужто он обрел товарищей по несчастью?.. Торговец поведал о том, что и сам не ведает, как сюда попал и как вернуться в родной мир, посему предложил встреченной парочке присоединиться к кузенам в их миссии, а там – как знать? – быть может, и удастся изыскать способ покинуть сию реальность.

Беседа их оказалась прервана; от стен Дунисии к горстке героев спешило воинство, ведомое принцем Цезарем. Король Харбы выступил было вперед, надеясь на переговоры, однако лучники-дунисийцы ответили градом стрел, и лишь Дездемона, заслонившая монарха своим телом и стремительно отбившая стрелы древком секиры, спасла правителю жизнь.

Не подпуская монстров и солдат к королю, герои разили противников, следуя к подножию холма, на вершине которого замер Цезарь, внимательно созерцающий поле брани. Марибель и Габо присоединились к спасителям, хоть и не радовала их мысль о том, что вмешиваются они в чужой конфликт, не имеющий к ним самим никакого отношения.

На поле брани выступил здоровенный тролль – полководец Донк, коему принц Цезарь приказал захватить короля Харбы живым. Впрочем, героям удалось обратить монстра в бегство, и тот исчез, скрывшись в пирамиде на вершине утеса, дабы зализать раны.

Наступление авангарда армии Дунисии было остановлено, и теперь герои ступили в пирамиду, где миньоны Донка приготовили им немало засад и ловушек. Сразив тролля, Лазарель и Тереза вознамерились отыскать принца Цезаря и попытаться вразумить того; королю Харбы кузены велели держаться поодаль, ведь один вид монарха, похоже, наполняет Цезаря лютой яростью.

Принца Дунисии Лазарель и Тереза разыскали неподалеку от пирамиды, вопросили – по какой причине тот атаковал Харбу. Цезарь к разговорам расположен не был, и придя к выводу о том, что товарищи его наверняка переметнулись в стан противника, вознамерился свершить правосудие и покарать предателей Дунисии.

Лазарель, Тереза, Дездемона и трое их новых союзников – пришельцев из иных миров – повергли Цезаря, бывшего, похоже, не в себе, после чего сопроводили пленника в Аккорию, дабы предстал тот пред Верховным королем, объяснив, наконец, что происходит и какими мотивами руководствуется он, нападая на мирных харбан.

Герои проследовали в тронный зал как раз в тот момент, когда принц Дунисии объяснял объявление войны сопредельной державе. «Король Харбы прикончил моего отца ударом в спину!» - возвестил он, указывая на помянутого правителя, замершего по правую руку Верховного короля. «Правильно ли я понимаю», - начал последний, - «что нападение на Харбу – твой ответ на убийство отца, достопочтенного короля Дунисии?»

«Все именно так», - подтвердил Цезарь. – «И я не приношу извинений. Харбане должны заплатить за свои злодеяния. Этот человек, король, хладнокровно убил моего отца! Десять дней назад и видел тебя, выскользнувшего из опочивальни короля Дунисии... А у тела его мы нашли перо – в точности такое же, какие носишь ты в своей короне!»

С этими словами Цезарь продемонстрировал присутствующим зеленое перо, а король Харбы машинально коснулся короны, не в силах поверить в происходящее. «Клянусь, я не убивал твоего отца!» - воскликнул он, и Верховный король изрек, обращаясь к Цезарю: «Я правильно понимаю, с момента гибели короля Дунисии прошло ровно десять дней?.. В таком случае я подтверждаю, что король Харбы не мог совершить это злодеяние, ибо в тот вечер он пригласил меня на пиршество по случаю праздника – основания Харбы. Всю ночь он оставался подле меня. Не думаю, что даже самый хитроумный из убийц сумел бы отлучиться, добраться до Дунисии, свершить преступление и вернуться обратно. Стало быть... преступника, коему надлежит отомстить, не стоит искать в Харбе. Думаю, кто-то очень хотел, чтобы ты возложил вину именно на короля Харбы».

Осознал принц Цезарь, что неведомый злодей с легкостью обвел его вокруг пальца, а сам он успел наломать дров, развязав войну. Возвестив, что готов нести ответственность за свои деяния, принц опустился на колени. Лазарель и Тереза бросились к своему товарищу, умоляя того не отбрасывать свою жизнь с такой легкостью. «Пойдем с нами!» - упрашивали кузены правителя Дунисии. – «Мы вместе отыщем настоящего убийцу!» За принца вступился и король Харбы, постановив, что стоит сохранить Цезарю жизнь, дабы отыскал тот и покарал убийцу своего отца.

Не заметили присутствующие в тронном зале химеру, порхающую за окном. Увидев все, что хотела, та взмахнула крыльями, устремившись прочь, дабы обо всем доложить своему господину...

Цезарь извинился перед Лазарелем и Терезой, ведь он назвал их «предателями», не удосужившись даже выслушать! Король Харбы же, обратившись к героям, изрек: «Корона, которую я нашу, была преподнесена мне несколько лет назад королевой Ингении – державы, что в восточных лесах. Перья, ее украшающие, можно найти лишь там, и то – они весьма и весьма редки». «К тому же, королева – одна из самых могущественных волшебниц нашего мира», - добавила Дездемона. – «И ведомо ей множество заклятий... даже то, что способно менять обличье».

Лазарель незамедлительно предположил, что, вероятно, королева Ингении приняла обличье короля Харбы и покончила с правителем Дунисии. Так это или нет – неведомо, но иных зацепок у героев попросту не было. Потому было принято решение немедленно выступать к землям Ингении, дабы пролить свет на происходящее. Наряду с Лазарелем, Терезой, Дездемоной и троицей пришельцев из иных миров в путь выступил и принц Цезарь, настоявший на том, что должен он своими глазами узреть убийцу отца.

Но перед тем, как покинули герои Аккордию, король Харбы обратился к кузенам, поинтересовавшись, что ведомо им о древнем пророчестве. «Оно говорит о том, чтобы никогда мы не развязывали войну и не повторяли грехов наших предков», - изрек монарх. – «Видите ли, тысячелетие назад миром правили два великих короля. Они были братья, близнецы. Но затем началась Война Королей. Оба брата погибли, и мир был разделен на Семь Королевств, существуют которые и по сей день. Пророчество – послание от наших предков. Оно предупреждает нас о возможности повторения ошибок тех темных времен. Также это напоминание о двух великих правителях, которые ввергли мир в войну...» «Но... может ли быть, чтобы это пророчество явилось предсказанием будущего?» - встревожился Лазарель. – «Может... это предостережение?» «Не совсем», - отозвался король. – «История имеет свойство повторяться. Если нынешний уровень напряженности в мире продолжит расти...» «Начнется иная война», - резюмировала Тереза, - «и пророчество свершится». «Верно», - подтвердил король. – «Посему мы должны сделать все возможное, чтобы предотвратить конфликт. Вот почему миссия ваша чрезвычайно важна».

...Миновав лесные угодья, достигли герои врат Ингении, однако были те наглухо заперты. Страж, означившийся за вратами, крикнул путникам, что закрыты те по приказу Ее Величества королевы, велевшей не пропускать чужаков в пределы державы – всех без исключений!

Припомнила Дездемона, суть в земли Ингении существует и иной путь, но проходит он через обширный погост и глубинные пределы Диколесья. Посему герои устремились в означенном направлении, миновали кишащий нежитью погост, и вскоре достигли призрачного моста, должного вести в Диколесье, но ныне отсутствующего. Призрак, представившийся «стражем моста», поведал героям, что в его обязанности входит являть мост странникам, а после – заставлять его исчезать снова... Вот только напарник призрака исчез, а сам он не может заставить мост проявиться.

Как оказалось, означенное привидение бежало в Харбу – просто, чтобы развлечься, пугая горожан. Наряду с хранителем моста герои вернулись в город, разыскали привидение, потребовав, чтобы вернулось оно на погост – к своим непосредственным обязанностям.

Мост был восстановлен, и герои, перейдя его, проследовали через Диколесье... где были атакованы здоровенным рептилоидом, сжимающим секиру в руках. На помощь к монстру поспешили явиться двое людей – здоровяк, предпочитающий вести бой с помощью одних лишь кулаков, и мечник. Именно последний, по его собственному признанию, сумел приручить рептилоида и иных монстров, населяющих Диколесье – по неведомой причине с созданиями сими он всегда ладил.

Поняв, что захожие герои угрозы для местных обитателей не представляют, двое представились: здоровяк назвался Карвером, мечник же – Терри. По сих словам, монстры в последнее время начали бесследно исчезать, и никто не знает, что приключилось с ними. Кроме того, принадлежат Карвер и Терри иному миру, и решили они примкнуть к героям, дабы понять, что происходит и куда подевались монстры. Так, двое присоединились к отряду, продолжившему путь к Игнегии.

Вскоре герои достигли цели, ступили в город, знаменитый на весь мир своими магическими изобретениями. Шагая по городским улицам, они завороженно глазели по сторонам, а Дездемона рассказывала спутникам о правящей семье Ингении, члены которой на протяжении многих поколений выступали могущественными волшебниками. Слава сего рода была столь велика, что со всего мира в город мало-помалу пребывали маги, и так Ингения стала оплотом волшебства.

«Если убийца моего отца здесь, я от этого города камня на камне не оставлю», - зло процедил Цезарь... а в следующее мгновение небольшой отряд окружили городские стражи, сжимающие в руках обнаженные мечи и копья. Особо не церемонясь с чужеземцами, солдаты препроводили их в здание темницы, заперли в камере.

Герои недоумевали: неужто в заключении они всего лишь из-за одной-единственной неосторожной фразы, брошенной принцем Дунисии? Торнеко в сем весьма сомневался, да и остальные тоже. Но тогда в чем же состоит причина их заключения? «У королевы – все ответы», - молвила Дездемона. – «Она сможет пролить свет на происходящее».

Послышались шаги, и к двери камеры приблизилась миловидная девушка, в которой Торнеко с изумлением узнал старую знакомую – предсказательницу судьбы, Мину, наряду с которой пережил немало приключений в своем родном мире. «Скажи, ты не видел мою сестру?» - деловито осведомилась девушка. – «Если верить картам, она тоже где-то здесь, в городе». «Увы, мы не видели прекрасной Майи», - пригорюнился Торнеко. – «Мы вообще мало что успели увидеть прежде чем нас заперли в этой камере».

Мина вздохнула: она-то полагала, что старшая сестра тоже может оказаться в заточении, потому успела стащить у тюремных стражей ключи от камер. Лазарель просил предсказательницу отомкнуть дверь, после чего они разыщут королеву и непременно узнают у нее местонахождение Майи – кому еще может быть известно, где находится танцовщица, если не правительнице Ингении? «Сомневаюсь, что королеве это известно», - вздохнула Мина. – «Но карты сказали, что я найду здесь новых друзей... и должна помочь им, чтобы после они помогли мне».

Мина отомкнула дверь камеры, и герои, крадучись, ступили в коридор. Тюремные стражи являли собою механические конструкты, вооруженные внушительного размера саблями, потому герои попадаться им на глаза не желали. Скрываясь в тенях, проследовали они в помещение, где в сундуках оставалось конфискованное прежде солдатами оружие и доспехи, и, обретя оное, устремились к выходу из темницы.

Здесь Дездемона оставила товарищей, заявив, что хочет осмотреться в городе – ведь если в Ингении творится что-то неладное, вполне возможно, королеве и неведомо об этом. Цезарь, однако, в сем сомневался: убийство его отца, а теперь и пленение их сразу по прибытии в город – для молодого принца было очевидно, что именно королева виновна в произошедшем, и никто иной.

Оказавшись в пределах дворца, герои устремились к тронному залу; Цезарь, уже бывавший здесь прежде, вел товарищей за собой через дворцовые сады...

Ступив в тронный зал, лицезрели герои парящую в воздухе королеву, которая немедленно швырнула в сторону незваных гостей огненным шаром, от которого те едва успели увернуться. «Я надеялась, что вы какое-то время останетесь под замком», - зло прошипела правительница. – «Думали, я не раскушу ваш жалкий замысел? Вы, двуличные дунисийцы... спелись со своими дружками-харбанами... Образовали союз, дабы обратить королевство мое в руины! Но не думайте, что я позволю вам покончить со мной!»

Герои, обескураженные подобной речью, и слова сказать не успели, как были атакованы двумя рептилоидами – стражами королевы... Впрочем, довольно скоро те оказались повержены, и королева, хмыкнув с досады, приказала атаковать чужеземцев своей новой наемнице – танцовщице Майе! Последняя, соблазнившись щедрыми посулами правительницы, выступала на ее стороне... однако, заметив среди противников сестрицу, отказалась от дальнейшего противостояния.

Королева Ингении вознамерилась испепелить колдовским пламенем всех до единого «заговорщиков»... когда в зал ступила Дездемона, зычно возвестив: «Прекратите, именем Верховного короля!» Опустившись на колено пред подозрительно взирающей на нее королевой, Дездемона поведала, что явилась наряду с товарищами в Ингению по приказу правителя Аккордии.

«Не собираемся мы ни вторгаться в вашу вотчину, ни расправляться с вами лично», - молвила Дездемона. – «Король Дунисии был убит. Некто пытается ввернуть Семь Королевств в войну, и мы пытаемся понять, кто именно». «Король Дунисии... убит?» - поразилась королева. – «Что ж... это все меняет. Я правильно понимаю, вы подозревали, что за происходящим стою я?»

«Не пытайся отрицать это, миледи», - хмыкнул Цезарь, ни на секунду не поверив в искренность королевы. – «Ты сама доказала свою вину, приказав заключить нас в темницу». «Хотите знать, почему я так поступила?» - молвила правительница. – «Вы должны знать, что втрожение Дунисии в Харбу не стало для меня неожиданностью. За несколько дней до случившегося из Звериных Земель прибыл некто, облаченный в черную ризу, и капюшон скрывал его лицо. ‘Через несколько дней Дунисия без предупреждения атакует Харбу’, - изрек он, ступив в мой тронный зал. – ‘Но вскоре после этого обе стороны заключат мир’. Сперва я не придала никакого значения его словам... Но затем начали поступать донесения о происходящем в соседних державах. Претворялось в жизнь то, о чем он и предупреждал. А уходя, предсказал он, что, объединившись, Дунисия и Харба попытаются низвергнуть Ингению!»

«Теперь я поняла...» - осознала Тереза. – «И когда вы узнали о том, что в городе замечен принц Дунисии в сопровождении отряда воинов... Вы решили, что он здесь, чтобы покончить с вами, так? Именно поэтому и приказали заключить нас под стражу!» Поняла королева, что ее, похоже, ввел в заблуждение таинственный гость, личность которого так и осталась неведома. Цезарь, однако, не готов был принять слова королевы за чистую монету, и та постановила, что незамедлительно отправится в Аккордию, дабы рассудил их Верховный король. И если и она, и принц говорят правду, поистине, темные времена настали для Семи Королевств...

Верховный Король Аккордии внимательно выслушал королеву Ингении, после чего признался, что слухи о пророке-черноризце, замеченном в различных землях Семи Королевств, до него уже доходили, а, стало быть, слова правительницы искренни.

«Но как этот человек знал, что Дунисия и Харба начнут войну?» - озадачился Лазарель, и Тереза продолжила мысль кузена: «Что, если он не предвидел ее, а исподволь развязал сам?» Верховный король признал, что версия эта – наиболее вероятная. Но какими мотивами руководствуется загадочный черноризец?..

Обратившись к героям, Верховный король велел им посетить все три королевства Звериных Земель – Аль-Хазам, Кадаву и Клор, дабы встретиться и переговорить с их правителями – быть может, им что-то известно о провидце.

В тронный зал вбежал страж, и, обратившись к Верховному королю, доложил, что, согласно полученным только что вестям, армии Аль-Хазама вторглись в Кадаву и Клор, распространив, таким образом, власть своей державы на всю территорию Звериных Земель.

Герои надеялись как можно скорее добраться до северных пределов континента – Звериных Земель, обиталища монстров. Перед тем, как покинуть Аккордию, Лазарель и Тереза обратились к королю Харбы, прося того поведать подробности о войне, случившейся тысячелетие назад. «Два короля-близнеца, Фрактос и Унос, правили миром много лет», - рассказывал монарх. – «Однако Фрактос начал изучать темную магию и вознамерился распространить властью свою на весь мир. Он проклял Кубок Королей, из которого прежде истекал свет гармонии, и ныне в нем пузырилась лишь тьма. Таким образом, темные силы короля породили ненависть и недоверие между мирянами, и вскоре война поглотила все земли нашего мира. Унос пожертвовал жизнью, чтобы заточить Фрактоса и несомый тем мор. Правление над миром перешло к семи мудрецам, которые и основали Семь Королевств. И теперь будущему семи держав вновь угрожает война... как и тысячелетие назад...»

Он королевств людей Звериные Земли отделяла стена, а между ними лежали пустынные, занятые монстрами области, рекомые Ничейными Землями. Цезарь предложил спутникам первым делом навестить королевство Аль-Хазим и выяснить, что сподвигло правителя оного развезать войну и атаковать иные державы монстров.

Оставив Аккордию позади, герои углубились в Ничейные Земли... когда настиг их посланник от Верховного короля. Обратившись к Дездемоне, солдат настаивал на немедленном возвращении воительницы в Аккордию, ибо пришла весть о том, что армия Аль-Хазама, примкнули к которой силы Кадавы и Клора, начала марш на земли Ингении. Как следствие, Верховный король повелел войскам Ингении и Харбы выступать на север, к Великому Разлому – границе между Ингенией и Звериными Землями, надеясь там дать бой монстрам и пресечь их дальнейшее продвижение в южные пределы.

Поистине, мир стремительно погружался в хаос... Герои вернулись в Аккорию, а после устремились к Великому Разлому; принц Цезарь послал весть сородичам, приказывая армии Дунисии присоединиться к силам Ингении и Харбы как можно скорее.

Путь героев лежал через Красное Ущелье, где ныне проходили стычки между отрядами монстров и харбан. Разя солдат воинства Звериных Земель, герои наряду с харбанами спешили достичь Великого Разлома, где уже находились Верховный король и воинство людских королевств.

Две армии – людей и монстров – замерли друг против друга. Выступив вперед, Верховный король обратился к монарху Аль-Хазама, джинну: «Почему ты развязал войну с нами? Зачем нарушать мир, длящийся тысячелетие и приближать свершение страшнейшего из пророчеств? Будучи Верховным Правителем Семи Королевств, я приказываю тебе: незамедлительно отведи свои силы и возвращайся в пределы родной державы!»

В ответ король Аль-Хазима попытался сразить Верховного короля заклинанием, однако тот вовремя оградил себя магическим щитом, после чего, устало вздохнув, вернулся в стан к союзникам, признавая, что сражения не избежать. Королева Ингении понимала, что если противник прорвет их оборону и пройдет через Великий Разлом, держава ее падет первой. Стало быть, надлежит стоять до последнего, ибо сейчас они – на последнем рубеже, и отступать попросту некуда.

...Сражение началось. Верховный король отдавал приказы, наблюдая за расстановкой сил на поле брани. Так, королева Ингении, возглавив воинство своей державы, противостояла врагу на западном фланге, принц Цезарь наряду с дунисийцами – на восточном; королю Хабры же и его солдатам пришлось защищать центральное ущелье. Герои зорко следили за постоянно меняющейся обстановкой на поле брани, приходя на помощь тем отрядам и подразделениям, которым приходилось особенно туго.

Попытка монстров прорваться в земли Ингении захлебнулась, и армия Звериных Земель была обращена в бегство. Герои ринулись следом... когда путь им преградили двое – короли Клора и Кадавы, мертвяк и грифон. «Что они делают здесь?» - поразилась Дездемона. – «Аль-Хазам захватил их державы, а они взяли да приняли сторону завоевателя?! Преклонили колено пред ним?!»

Двое монархов атаковали героев, не переставая восхвалять Аль-Хазама. Но, будучи повержены, поспешили ретироваться... Лазарель предположил, что, возможно, некая злая сила овладела разумами королей Звериных Земель и направляет их действия.

А вскоре предстал героям правитель Аль-Хазама, только, в отличие от иных монархов, джинн ввязываться в бой не спешил. Произнеся заклятие, сотворил он портал, выступил из которого рептилоид поистине исполинских размеров - дракулард. Ужаснувшись, герои бежали в стан союзной армии, а тварь медленно шагала за ними следом. Доблестные солдаты Харбы, Дунисии и Ингении пытались было остановить монстра, однако оружие их не оставляло ни малейших следов на толстой шкуре твари. Воины гибли десятками, а дракулард продолжал продвигаться к южной оконечности Великого Разлома – к землям Ингении!..

И тогда король Харбы обратился к Лазарелю и Терезе, молвив: «Надежда все еще остается. Я прошу вас незамедлительно выступать к горе Неверест. На вершине этого священного пика сокрыто легендарное оружие – то самое, которое некогда сыграло ключевую роль в Войне Королей. Оно достаточно могущественно, чтобы остановить создание даже такое гигантское, как это».

С этими словами король устремился в направлении приближающегося дракуларда. Воины союзной армии с ужасом наблюдали за монархом, не ведая, что задумал тот. Лишь Цезарь окликнул короля, и тот, обернувшись, изрек: «Со временем ты поймешь, что долг короля – в защите подданных. И именно его я собираюсь сейчас исполнить. Вы же спешите к горе Неверест и вернитесь с оружием! Будущее наших народов, держав – а, быть может, и всего мира сейчас в ваших руках».

Монарх вытащил из-под плаща сияющую сферу, высвободил заключенные в ней магические энергии... обрушив ограждающие ущелье скалы как на дракуларда, так и на себя. Изумленные, осознали герои, что доблестный король пожертвовал жизнью, дабы даровать им необходимое время. Рептилоид наверняка выжил, однако выбраться из-под тонн горной породы сможет нескоро. «Сфера, которую вы видели – артефакт правящего рода Харбы», - заметил Верховный король, обращаясь к героям. – «Она дарует своему владельцу могущество Света, но цена за это – его жизнь. Наш друг пожертвовал ею ради нас... так же, как сделал Унос тысячелетие назад... Он тоже отдал жизнь за свой мир...» Верховный король поторопил Дездемону и спутников ее, веля тем выступать к горе Неверест и разыскать легендарное оружие.

Покинув Великий Разлом, отряд устремился в северо-западном направлении, через испещренные руинами Заснеженные Холмы к горе Неверест. Проследовали они через подгорные пещеры, и, наконец, ступили на горный склон, где лицезрели двоих незнакомцев – чародейку и лучника, - противостоящих монстрам.

Как оказалось, те – Джессика и Анжело – оказались выходцами из иного мира, как и иные спутники, встреченные героями прежде. Лазарель предложил растерянным путникам присоединиться к их отряду, на что двое с радостью согласились.

Герои продолжили восхождение к вершине горы; волшба Джессики оказалась как нельзя кстати, ибо чародейка наводила ледяные мосты через пропасти. По пути Тереза поведала Джессике и Анжело о войне, разразившейся в их мире, и о поисках легендарного оружия, необходимого, чтобы покончить с гигантским монстром.

На вершине горы означилось каменное строение, пребывал в котором причудливый монстр, назвавшийся Грагворгом – хранителем испытаний. Ворчливое создание постановило, что передаст легендарное оружие гостям лишь в том случае, если пройдут те его испытание. «Первым делом вы должны принести меня Камень Триединства», - постановил Грагворг, - «и находится он где-то в пирамидах Дунисии».

Ощущая некоторую абсурдность ситуации, герои, тем не менее, вынуждены были подчиниться воле сего загадочного древнего существа, потому устремились в Дунисию, где Цезарь указал спутникам на пирамиды, в каждой из которых были погребены его предки.

...В глубинах старейшей пирамиды на алтаре означился Камень Триединства, вот только восставший нежитью изначальный правитель Дунисии, Дунис I, расставаться с артефактом не пожелал, и, призвав орду мертвяков, приказал тем расправиться с нарушителями его покоя. Покончив с противниками и забрав с собою Камень Триединства, герои вернулись на вершину горы Неверест, где передали реликвию Грагворгу.

Последний переместил героев в карманное измерение, где предстояло тем пройти испытание – сразиться со множеством монстров, доказав тем самым, что достойны они владеть легендарным оружием. Как оказалось, в Камне Триединства были заключены сущности демонов, одержав верх над которыми, герои завершили испытание.

Грагворг передал Лазарелю ларец, заверив, что это и есть то самое легендарное оружие, за которым герои явились. «Но высвободить силу его возможно лишь один раз», - сообщило создание, - «потому хорошенько подумайте, когда и где ее следует применить». Пришло время вернуться к Великому Разлому и покончить со вступившим в сей мир дракулардом раз и навсегда.

Когда подоспели герои к лагерю союзных армий, тварь, призванная в мир королем Аль-Хазама, как раз успела освободиться из каменного плена. Не мешкая, Лазарель и Тереза открыли ларец, высвободив содержащуюся в нем жизненную энергию исполинского монстра – циклопа. Двое титанов замерли друг напротив друга... а затем сошлись в противостоянии.

Циклоп поверг дракуларда, а после исчез сам; жизненные энергии его иссякли. Но лицезрели герои и солдаты трех держав возвращающуюся армию Звериных Земель. Восстановив силы, монстры подступали во множестве, и войскам Харбы, Дунисии и Ингении не оставалось ничего иного, как дать противнику честный бой на поле брани, коим стали земли Великого Разлома.

В сем противостоянии сторону героев приняли невесть откуда взявшиеся двое незнакомцев – священник Кирилл и царевна Алена. Однако сих двоих сразу же узнали и Торнеко, и Майя, уже встречавшаяся с этой парочкой – правда, в ином, далеком мире.

Противостояние шло сразу на трех фронтах: силы Дунисии сдерживали натиск на восточном направлении, Ингении – на западном; армии Харбы выпала честь принять бой в центральном каньоне. Герои сражались, не щадя себя, и сумели повергнуть королей Кадавы и Клора, после чего силы означенных держав спешно отступили.

Воссоединившись, три армии людских держав обрушились на войско Аль-Хазама, и, обратив оное в бегство, сошлись в противостоянии с королем сей державы. Могучий джинн оказался поистине грозным противником, но когда герои раскололи объятый тьмою клинок, который сжимал монарх в руке, тот неожиданно озадачился, завертел головой по сторонам. «Где это я?» - выдавил он. – «И что я... делаю?»

Верховный король выступил вперед, и, приблизившись к совершенно растерянному монарху Аль-Хазама, изрек: «Достопочтенный король Аль-Хазама, добро пожаловать назад. Мы и не чаяли уже, что ты вернешься к нам. Ты завоевал Клор и Кадаву, вынудив обитателей сих земель подчиниться тебе. А после, сплотив армии Звериных Земель, выступил к Великому Разлому, дабы атаковать Ингению. Ты развязал вторую Войну Королей, угрожавшую разорвать на части сей мир».

Правитель Аль-Хазама с ужасом и недоверием слушал речи Верховного короля, а тот продолжал вещать: «Много крови было пролито во славу тебя. И многие погибли... в том числе и король Харбы. А теперь ты должен сказать мне правду: что сподвигло тебя на подобное безумие?» «Меч...» - прошептал джинн. – «Стоило мне взять его в руку... и сердце мое наполнилось ненавистью, и жажда разрушения объяла разум. В себя я пришел лишь здесь и сейчас...»

Торнеко приблизился к обломку меча, лежащему на земле; торговцу артефактами были ведомы многие реликвии, как принадлежащие его родному миру, так и иным. «У меня нет никаких сомнений», - изрек, наконец, он, обращаясь к сподвижникам. – «Это – Меч Раздора, проклятый клинок! Он дарует тебе силы, но, согласно легендам, заставляет грезить лишь о смерти да погибели. И, похоже, легенды не врут...»

«Меч был подарком!» - воскликнул король Аль-Хазама. – «В мой дворец ступил провидец, преподнес мне в дар этот меч...» Не требовалось иметь семи пядей во лбу, что понять, о ком сейчас говорит монарх: наверняка о том самом госте, который предупредил королеву Ингении о неизбежности войны...

Сознавая, что совершил ужасные злодеяния, король Аль-Хазама выхватил из-за пояса кинжал, дабы вонзить его себе в сердце, но оружие из рук джинна выбил Цезарь. «Думаешь, взял, умер и все?» - бросил принц Дунисии. – «Нет, так легко ты не отделаешься. Ты продолжишь жить с полным осознанием ответственности за содеянное. Так же, когда и я... когда меня пощадили...» «Ваше Величество», - поддержал принца Верховный король, - «с этого дня ты всецело посвятишь себя поддержанию мира в Семи Королевствах. Это станет твоим долгом... и твоим воздаянием».

Обратившись как к героям, так и солдатам союзных армий, Верховный король постановил, что война завершается здесь и сейчас, и разделенные державы воссоединятся в грядущей эпохе, где познает мир покой! После чего пригласил как людей, так и монстров проследовать в Аккорию, где будет подписан мирный договор, а также состоится празднество, знаменующее прекращение кровопролитного конфликта. Конечно, они так и не узнали, кем был таинственный провидец, передавший Меч Раздора королю Аль-Хазама, но сейчас этот вопрос неважен, ибо правители семи держав сего мира пришли, наконец, к взаимопониманию...

...Герои вернулись в Аккордию, где, гуляя по городу, дожидались вечерных праздничных гуляний. Несмотря на завершение войны, на душе у проницательной Терезы было неспокойно: если этот конфликт был действительно тем, говорилось о котором в пророчестве, то где же «венценосные близнецы», в нем помянутые?.. Поистине, многое оставалось сокрыто, и неведомо, узнают ли они когда-либо ответы на вопросы свои...

Впрочем, Дездемона призналась героям, что король Аккордии велел ей разыскать злокозненного провидца; Лазарель и Тереза повеселели – стало быть, у них еще есть шанс довести начатое до конца и узнать подоплеку творящегося в мире. Что до Цезаря, то осознание того, что ныне он – не принц, но король Дунисии – тревожило юношу, ведь это – бремя ответственности, которое ему – хочешь не хочешь, а придется принять... ради блага народа. Как следствие, Цезарь не мог позволить себе продолжить странствия в компании друзей, и оставалось лишь уповать на то, что сумеют те отыскать убийцу отца его сами.

...Празднество в Аккордии продолжалось весь вечер и ночь... но в предрассветный час Тереза разбудила кузена, указав на собравшихся на городской площади Цезаря и трех королей Звериных Земель; все выглядели донельзя встревоженными. «Все без исключения монстры исчезли в одночастье», - сообщил Цезарь подоспевших Лазарелю и Терезе. – «Они были здесь, когда начались празднества, но...»

К героям приблизилась Дездемона, сообщив, что, согласно донесениям, монстры исчезли повсеместно в Семи Королевствах!.. Тревога полнила сердца... Добром это явно не кончится... А затем в городские врата проследовали еле держащиеся на ногах солдаты Дунисии и Харбы, поведавшие о том, что огромная армия монстров сокрушила стены столиц держав и ныне заполонила их. Подоспевшая королева Ингении сообщила Цезарю, что вотчину ее постигла та же участь.

Ситуация накалялась с каждой минутой, и прибывший некоторое время спустя гонец обратился к собравшимся на площади шести правителям, сообщив, что монстры восстали в Звериных Землях, и ныне столицы Клора, Кадавы и Аль-Хазама находятся под властью мятежных чудовищ. Но как сумели монстры в одночасье распостранить власть свою на весь мир?..

«Пришло время... вновь сделать этот раздробленный мир целым», - прозвучал знакомый голос, и собравшиеся на площади воззрились на появившегося на дворцовом балконе короля Аккордии, сжимавшего в правой руке золотой кубок. Подле короля возникла фигура, донельзя походящая на правителя, и возвестил тот: «Мы, близнецы, о появлении которых говорилось в пророчестве, будем править этим миром!»

Слишком поздно осознали герои, что сонм монстров окружил Аккорию, и кольцо тварей неумолимо сжимается. Стало быть, празднество было затеяно с одной лишь целью: собрать правителей мирских держав и перебить их разом!..

Не теряя времени, Дездемона устремилась к городским вратам, и герои наряду с правителями, вокруг которых выстроились солдаты, последовали за нею. Верховный король, с усмешкой наблюдая за обреченными, наклонил золотой кубок, и потоки тьмы потекли из него, обволакивая монстров. Ныне ни клинки, ни магия не причиняли вреда тварям, посему не оставалось героям ничего иного, кроме как опрометью бежать прочь из Аккордии, спасая собственные жизни...

Каким-то чудом им удалось выбраться из города; правители, сопровождаемые воинами, устремились каждый в свою вотчину, надеясь изгнать монстров из столиц. Лишь Цезарь остался с героями, препоручив миссию по освобождению Дунисии полководцу Донку; к тому же, он желал узнать, по какой причине Верховный король решил предать их, и каковы конечные цели монарха и его брата-близнеца... невесть откуда взявшегося.

В дикоземье поблизости от Аккордии герои обнаружили заброшенный лагерь торговцев, который и сделали своим временным оплотом. Передохнув и собравшись с силами, собрались они на совет, где порешили попытаться выбить монстров из Аккордии, а после достичь Шпиля Мира, где пребывают ныне короли-близнецы – причем один из них взялся невесть откуда. Но... как быть с завесой тьмы, хранящей монстров?..

«Она истекает из Кубка Королей», - поведала Дездемона товарищам. – «Это – священный сосуд, находящийся во владении правителей Аккордии с древнейших времен». «Тот самый кубок, который Фрактос проклял и использовал, чтобы начать войну тысячелетие назад?» - уточнила Тереза, и Дездемона утвердительно кивнула: «Верно. И, похоже, реликвия вполне может оказаться проклята вновь. Согласно легендам, проклятый кубок черпает энергии гнева, ненависти и горя, дабы обратить оные в ужасающие темные силы. Возможно, именно поэтому монстры обратились против нас... и стали столь сильны...»

Лишь один-единственный монстр во всем мире остался неподвержен влиянию завесы тьмы: слизень-целитель, ныне сопровождающие кузенов. Возможно, он всецело привержен Свету и реликвия Тьмы не сумела затуманить его разум...

«Возможно, реликвию проклял сам Верховный король», - неуверенно предположила Дездемона. – «Быть может, его искусила сила тьмы – так же, как и Фрактоса давным-давно. А, быть может...» Воительница осеклась, так и не закончив мысль, которая, судя по всему, ей не давала покоя. Вместо этого она поведала героям историю, которую слышала от матери, будучи ребенком. «Она рассказывала мне о драгоценности, с помощью которой Унос развеял тьму, призванную Фрактосом», - говорила Дездемона. – «И назывался артефакт Сердцем Сияния». Цезарь припомнил о том, что, согласно преданиям Дунисии, артефакт сей пребывает в Гробнице Солнца, сокрытой в древних руинах, в пустыне Дунисии. Ибо последние свои дни Унос провел в Дунисии, где и скончался от ран, полученных в ходе Войны Королей; на смертном одре просил он короля Дуниса I поместить реликвию в Гробницу Солнца.

Герои покинули лагерь, выступив к землям пустынной державы, где ныне шли сражений между армией дунисийцев, возглавляемой Донком, и ордой обезумевших монстров. По пути Лазарель озвучил товарищам вопрос, его донельзя тревожащий: «Если выступим мы против королей, означает ли это, мы тем самым попытаемся предотвратить свершение пророчества?» «И я думаю о том же», - поддержала кузена Тереза. – «Ведь венценосным близнецам предначертано править, разве не так? И если мы продолжим сражаться с ними, значит, мы будем противостоять предопределенному изревле исходу?» «Да, мы хотим остановить войну и спасти Аккордию», - растерянно говорил Лазарель. – «Но, быть может, мы не должны этого делать?» «Я уверен лишь в одном», - пожал плечами Цезарь. – «Если мы будем бездействовать, жители Аккордии погибнут, а мы никогда не узнаем, что замыслили Верховный король и его брат-близнец». «Я согласно», - поддержала правителя Дунисии Дездемона. – «Мы не знаем, правильно ли поступаем, но если есть шанс спасти невинных мирян, мы не имеем права не воспользоваться им».

...В Великих Дюнах герои отыскали Гробницу Солнца, и, повергнув монстров-стражей, обрели Сердце Сияния, после чего, вернувшись в лагерь, высвободили могущества артефакта, и завеса тьмы оставила Аккордию. Заполонившие город монстры стали вновь уязвимы, и герои наряду с солдатами Аккордии, командование над которыми приняла Дездемона, атаковали тварей, зачищая от них городские кварталы и площади.

И когда с монстрами и верховодящими теми демонами было покончено, горожане высыпали на улицы Аккордии, чествуя своих избавителей. Наблюдая за счастливыми лицами мирян, Лазарель и Тереза боле не терзались сомнениями о том, справедливо ли поступают они, идя вопреки означенному пророчеству.

Герои ступили в Шпиль Мира, продолжало вихриться над которым облако тьмы; ныне исполинская башня была занята монстрами, и герои, расправляясь с сими тварями, устремились к вершине, надеясь достичь тронного зала. Вот только путь к оному преграждал магический барьер, и не ведали герои, как возможно снять оный.

Потому, признавая поражение, покинули они Шпиль Света, направившись к землям Ингении, где присоединились к войскам державы, противостоящим заполонившим королевство монстрам. Атакой на королевский дворец Ингении верховодил демон Дюран; герои покончили с миньонами его, и Дюран, пообещав, что сражение их еще не закончено, предпочел ретироваться.

Королева, благодарная героям на освобождение ее вотчины, поведала о заклинании, с помощью которого возможно снять магический барьер... вот только сотворить его может лишь монстр, ибо людям подобный двеомер недоступен. Сопровождавший кузенов слизень-целитель, преисполнившись энтузиазма, вызвался применить заклинание, заключенное в переданной королевой героям драгоценности, и отряд, покинув Ингению, вернулся в пределы Аккордии.

Вновь совершив восхождение к вершине Шпиля Мира, герои позволили слизню-целителю сотворить двеомер развеивающего чары заклятия; времени это заняло изрядно, и герои сдерживали натиск монстров, даруя слизню те часы, кои были необходимы ему.

Наконец, барьер оказался снят, и герои проследовали в тронный зал, где лицезрели королей-близнецов; Кубок Королей оставался на постаменте близ трона. «Дражайшая мой Дездемона», - обратился Верховный король к своему рыцарю. – «Так отрадно видеть тебя! Вообще-то и ты, и спутники твои должны были быть давным-давно мертвы. Ох, как я не люблю незаконченные дела...»

«Вы – Верховный Правитель Семи Королевств!» - воскликнула Тереза, удивленная столь холодными и безжалостными речами. – «Ваш долг – поддерживать мир в наших державах! Так почему же вы так поступаете?!» «Почему?» - усмехнулся Верховный король. – «Именно для того, чтобы поддержать мир, дорогуша». «Вторгнувшись в Дунисию?!» - выкрикнул в ярости Цезарь. – «Ты отправил монстров, чтобы те убивали моих подданных, и называешь это ‘поддержанием мира’?»

«Позволь нам объяснить», - тихо произнес Верховный король, в то время как близнец его безмолвствовал, внимательно созерцая противников. – «Дабы избавить мир от конфликта, надлежит покончить с источником оного. Другими словами, с людьми!» «Люди не являются таковым!» - возмутилась Тереза. – «С самого завершения Войны Королей мы следовали букве пророчества и поддерживали мир на протяжении тысячи лет! Как можете вы обвинять нас?!»

Верховный король взял в руку Кубок Королей, продолжала пузыриться в котором тьма, изрек: «Этот кубок переполняет человеческая ненависть друг к другу, подозрительность... да, все негативные эмоции! Некогда священный сосуд ныне полностью осквернен тьмой... и изливаются из него лишь ненависть и отчаяние – доказательство того, что человечество неисправимо. Вас же предупреждали! Но вы презрели пророчество и развязали войну... и тем самым обозначили истинную свою природу... показав, что изменить вас невозможно. Именно этому мы, избранные близнецы, о которых гласит пророчество, и пришли к решению покончить с человечеством и создать новый мир, свободный от всяческих конфликтов и войн».

На глазах героев Кубок Королей воспарил ввысь, продолжая источать тьму, а Верховный король продолжал вещать: «Все случилось так, как и было предначертано в пророчестве. Кровь оросила землю, и мы приняли свой долг, объявив себя истинными правителями сего мира. Правление наше было предопределено издревле, и все покорится нашей воле! И постановляем мы: человечество должно быть уничтожено!»

...В последовавшем сражении герои повергли Верховного короля, оказавшегося весьма искусным магом, и тот возопил о помощи, обращаясь к близнецу. Но последний, холодно усмехнувшись, прикончил Верховного короля заклинанием. «Как посмел ты убить его?» - изумились герои, и близнец павшего правителя Аккордии хохотнул: «Мой единственный брат погиб давным-давно... более тысячи лет назад».

«Быть не может!» - с ужасом выдохнула Дездемона, осознав, что худшие подозрения ее оправдались. Очертания существа, выдававшего себя за близнеца Верховного короля, изменились, и предстал он героям в демоническом обличье! «Мое имя – Фрактос!» - постановил демон. – «И с этой дня я – Верховный Правитель этого мира».

«Что происходит?!» - окончательно растерялись кузены. – «Почему ты выдавал себя за брата Верховного короля?!» «Что ж, так и быть, удовлетворю ваше любопытство», - снисходительно вымолвил Фрактос. – «Я принял обличье этого старого дурака лишь затем, чтобы осквернить назначение вашего драгоценного пророчества. Называя себя близнецом этого жалкого монарха, я получил доступ к правлению Семью Королевствами! После чего наполнил тьмой Кубок Королей и убедил Верховного короля обратиться против людей! И все это я проделал с легкостью. Ваш Верховный король в глубине души действительно сомневался в природе человечества, и мне лишь оставалось поддержать его подозрения, вынудить к действиям. Эта марионетка с готовностью приняла мою игру... и выполнила свое назначение. Семеро Королевств были ввергнуты в хаос, а Кубок Королей наполнился тьмой человеческих душ... Так же, как и тысячелетие назад! Мне нужно лишь воспользоваться энергиями Кубка Королей, чтобы вернуть свое былое могущество, и я стану сильнее самих богов!»

Дездемона стремительно метнулось к упивающемуся победой Фрактому, рубанула демона секирой... но тот ладонью остановил острое лезвие, снисходительно усмехнулся, заметив родовую метку на предплечье девушки – в точности такая же была и на его груди. «Знакомо», - хмыкнул Фрактос. – «Похоже, мы с тобой родственники, дорогая. Я надеялся, ты выкажешь больше потчения... своему предку!» «А с чего это?» - огрызнулась Дездемона, силясь вырвать секиру из хватки демона. – «Ты – позор моего рода, пятно, которое я хочу смыть! Все эти годы я, обучаясь воинскому мастерству, стремилась лишь к этому! И сейчас ты умрешь!» «Да как же так?» - снисходительность на лице Фрактоса сменила гримаса лютого гнева. – «Неужто за минувшее тысячелетие мой род выродился в жалких моралистов?!» С этими словами он отшвырнул Дездемону к дальней стене, и девушка, ударившись о камень, осталась лежать без движения...

Фрактоса атаковал Цезарь, но и он не сумел даже коснуться демона, ибо окружил того магический щит. «Позволь мне сознаться», - ощепился Фрактос, наслаждаясь бессильной яростью, плещущейся к очах противника. – «Это я передал Меч Раздора королю Аль-Хазама. Это я рассказал о том, что произойдет королеве Ингении. И это я пробрался в опочивальню твоего отца и вонзил нож ему в спину!..»

Обратившсь к героям, Фрактос призвал тех признать очевидное: они бессильны каким бы то ни было образом остановить его. «Что ж, поболтали – и хватит», - вздохнул демон. – «Пришло время для вас принять уготованную судьбу. Отныне ожидает вас лишь тьма и отчаяние!» Темные энергии вырвались из оскверненного Кубка Королей, окутали героев...

Лазарель обнаружил себя в просторном каменном зале... где атаковали его товарищи. Все они как один заявляли, что именно он несет ответственность за войну и за разрушение, которому подвергся мир... Не ведая, что происходит, Лазарель разил дорогих друзей, а те продолжали подступать и проклинать его...

Но неожиданно подле означилась Тереза, и двое встали плечом к плечу... Вернулись позабытые воспоминания, и осознали Лазарель и Тереза, что они – вовсе не кузены, но близнецы! Дабы силы зла не проведали об их рождении и о судьбе, недвусмысленно указывает на которую пророчество, родители приняли нелегкое для себя решение: разделить своих детей, дабы выросли те по отдельности, считая, что нет между ними кровного родства.

Сияние Света окутало Лазареля и Терезу, изгоняя морок и монстров, предстающих в обличье товарищей их. «Услышьте меня, наследники Уноса!» - прозвучал глас. – «Ваше время пришло. Обретите же свою истинную силу!» И Лазарель, и Тереза ощутили могущество, наполняющее тела их... и, высвободив оное, разрушили иллюзорную реальность, в которой оказались пленены...

...В себя Лазарель и Тереза пришли на площади Аккории; склонились над ними встревоженные товарищи. Помнили они лишь об атаке Фракторса, а после... обнаружили себя здесь... а Шпиль Света оказался разрушен до самого основания.

Но кто же заставил Лазареля и Тереза вспомнить о том, кем на самом деле являются они друг для друга?.. Об этом молодые люди не ведали, но в ладони своей Тереза обнаружила пурпурное птичье перо, изумленно на него воззрилась, не понимая, откуда взялось то.

«Но кое-что мы все-таки помним», - постановил Цезарь, обращаясь к близнецам. – «Пребывая без сознания, мы все видели один и тот же сон. О вас... Во сне нам открылось, что вы – близнецы, потомки самого Верховного короля Уноса!»

Неожиданно черные тучи заволокли небеса, поднялся сильный ветер... и возник над Аккордией зловещий замок. «Черный Особняк», - прошептала Дездемона. – «Я думала, что был уничтожен тысячу лет назад... но, похоже, ошибалась... Если Фрактос обрел силы, достаточные для перемещения Черного Особняка сюда... стало быть, он сможет снова разрушить мир...» «Что значит – снова?» - озадачилась Тереза. – «Ведь в прошлый раз он не сумел этого сделать, верно? Да и как замок может уничтожить целый мир?» «Да, этот мир он разрушить не сумел», - согласилась Дездемона, - «но уничтожил иной – мир-близнец нашего, его отражение... И сделал он это, произведя один-единственный выстрел из орудия Черного Особняка – Ужасающего Разряда!»

«Да, отец говорил мне об этом», - припомнил Цезарь, - «о мире-близнеце, который в час Войны Королей был погружен во тьму и навсегда утрачен для нас». Лазарель и Тереза были весьма изумлены сим откровением: почему прежде они никогда не слышали о существовании некоего мира-близнеца? Да и как оружие может быть столь могущественным?.. «Ужасающий Разряд собирает всю ненависть и тьму мирскую, преобразует ее в луч, выжигающий мир», - пояснила товарищам Дездемона. – «И чтобы наш мир не повторил судьбу мира-близнеца, нам следует покончить с Фрактосом, пока Черный Особняк не успел обрести достаточно энергии».

Обратившись к Дездемоне, поинтересовались герои, действительно ли та – потомок Фрактоса, и воительница утвердительно кивнула. «Все его потомки носят эту метку», - призналась она. – «Это – наше наказание за то, что предался он тьме... Он обрек весь свой род. Даже зная, что уготованы нам страдания, он не остановился и продолжил нисхождение во тьму. Это – больше, чем метка... Это – проклятие. Многие из моих предков преждевременно скончались из-за нее... а те, кто избежал смерти, оказались изгоями, которых чурались миряне. Я – последняя выжившая из нашего рода... На протяжении всех этих лет я преследовала одну-единственную цель: избавить свою семью от позора и страданий, на которые он нас обрек...»

Кроме того, предположила Дездемона, что именно Лазарель и Тереза могут оказаться теми самыми близнецами, о которых говорится в пророчестве. Но, как бы то ни было, надлежит им всецело сосредоточиться на низвержении Фрактоса, а об остальном раздумывать после...

...Означившийся в небесах Черный Особняк не укрылся от королевы Ингении, и, призвав героев в свою вотчину, чародейка поведала им о том, как возможно проникнуть в пределы оплота Фрактоса. «Это возможно сделать через иной мир», - говорила правительница. – «Тот, который был опустошен тысячелетие назад. Во дворце Уноса был портал. Когда два брата правили каждый своим миром, они перемещались между ними с помощью подобных магических устройств». «Стало быть, если мы переместимся в иной мир и отыщем телепорт во дворце Уноса, но окажется прямиком в Черном Особняке?» - уточнила Джессика, но возразила Дездемона: «Все не так просто. Когда Ужасающий Разряд разрушил его мир, Унос отрезал оный от мира нашего, надеясь таким образом пленить в нем Фрактоса и Черный Особняк. Потому надлежит хорошенько подумать над тем, как возможно переместиться в мир-близнец».

К счастью, королеве Ингении было ведомо о тайном портале, который Унос сотворил незадолго до смерти в Дунисии – в Гробнице Солнца. И герои, поблагодарив правительницу за помощь, вернулись в руины, коими усеяны были Великие Дюны, вновь спустились в Гробницу Солнца. Скрупулезно обыскав сей склеп, обнаружили они потайной чертог, в котором действительно пребывал действующий портал.

Ступив оный, герои обнаружили себя в мире, весьма походящем на тот, из которого прибыли... вот только от человеческой цивилизации здесь не осталось и следа; лишь кровожадные монстры рыскали во тьме, да витали неупокоенные духи умерших. Последние поведали героям о том, что прежде были они подданными Уноса, но Ужасающий Разряд не позволил им обрести покой посмертия, обрек на нынешнее жалкое существование.

«Фрактос вернулся», - сообщила Дездемона духам. – «Он осквернил Кубок Королей и собирается уничтожить наш мир. Для этого он переместил Черный Особняк из сего пространства в мир-близнец, из которого мы родом». «Мы хотим отыскать портал, ведущий в Черный Особняк», - добавил Цезарь. – «И, насколько мы знаем, находится он во дворце Уноса». «Вот только дворец был низвержен с небес тысячелетие назад», - стенали духи. – «И ныне остались от него лишь руины».

Конечно, разрушение дворца не означает исчезновение портала, посему герои устремились к руинам, а души были столь любезны, что указали им направление. Оставив позади пустыню, пересекли герои Темный Лес, ступили в Черное Ущелье, а после достигли Земель Мертвеца – зеркального отражения Звериных Земель их родного мира.

Сразив демона – крылатого саблезубого тигра, - рыщущего близ руин дворца Уноса, герои отыскали действующий портал, ступив в который, переместились в Черный Особняк!..

В течение последующих часов исследовали они пределы зловещей твердыни, расправляясь со множеством монстров, означившихся здесь. Пал от руки героев и полководец Фрактоса – Дюран, самонадеянно выступив против потомков Уноса и их сподвижников.

Путь во внутренние пределы Черного Особняка преграждал магический барьер, и слизень-целитель попытался развеять его заклинанием – так, как проделал он прежде, в Шпиле Мира. Вот только двеомер барьера оказался куда сильнее, нежели прежде, и незадачливый монстр не сумел превозмочь его в одиночку.

К счастью, на помощь к героям прибыли и иные монстры – полководец Донк, рептилоиды – стражи королевы Ингении, а также король Аль-Хазама. Все они присоединились к слизню-целителю в направлении магических энергий... и барьер исчез, открывая героям путь. Монстры простились с потомками Уноса: их ожидали свои сражения, ведь далеко не все земли Семи Королевств были освобождены от миньонов Фрактоса, и противостояние им продолжалось.

Поблагодарив союзников за помощь, герои проследовали в тронный зал Черного Особняка... где приветствовал их Фрактос, продолжающий сжимать в руке Кубок Королей. «Признаюсь, когда с помощью Ужасающего Разряда я разрушил ту башню, то надеялся, что вижу вас в последний раз», - с нескрываемым сожалением вздохнул демон.

Герои атаковали Фрактоса, повергли его, однако демон был далек от поражения. Он попытался было сразить противников потоками гибельной магии, однако близнецы сумели сотворить магический щит, и осознал Фрактос, что противостоят ему потомки Уноса – лишь они способны создать подобное заклинание!

Он вдавил в тело свое Кубок Королей, и энергии тьмы, полнящие оскверненную чашу, даровали Фрактосу новые силы, преображая обличье его. Но близнецы и союзники их сразили и это порождение, очищая от скверны Кубок Королей, и чистейшие энергии Света испепелили демоническое воплощение Фрактоса. В то же мгновение с предплечье Дездемоны исчезла и метка, принесшая столько бед ее роду!

В небесах над Черным Особняком возникла огромная птица, в которой некоторые выходцы из иных миров, присоединившиеся к уроженцам Семи Королевств, узнали Эмпирию! Та поблагодарила потомков Уноса за содеянное, ведь ныне свершилось то, к чему так стремился их прародитель тысячелетие назад. Осознали Лазарель и Тереза, что именно сия птица обращалась к ним в том сне – том пугающем видении, когда открылись им позабытые воспоминания. И ныне Эмпирия предлагала близнецам, явление которых предначертано самой судьбой, принять Кубок Королей и вернуть мир в Семь Королевств.

Герои покинули разрушающийся Черный Особняк, вернувшись в Аккордию.

В последующие недели с последними миньонами Фрактоса в землях Семи Королевств было покончено, и правители держав собрались в Аккордии, дабы возложить венцы Великих королей на чела потомков Уноса – Лазареля и Терезу. Древнее пророчество свершилось, и ныне двое принимали власть над сопредельными державами, дабы даровать им покой и процветание.

Сподвижники близнецов – уроженцы иных миров – возвращались в свои пространства и времена, покидая Семь Королевств на спине Эмпирии – птицы, открыты для которой все без исключения реальности сей вселенной.

Джокер

1. Джокер

Минули эоны...

Десять дней он провел в одиночной камере, куда был брошен по приказу отца - Козырного Туза, лидера тайной организации "Клеть", занимающейся исследованием монстров. Сии экземпляры, захваченные агентами организации, отправлялись прямиком в подземные лаборатории, где исследователи определяли свойства особей с целью последующего выведения новых, более могущественных видов.

Но когда в этом тихом уголке мира - на Зеленых Островах - раз в несколько лет проводились знаменитые Состязания Укротителей Монстров, люди со всех континентов стекались, дабы поглазеть на подобное зрелище... а, быть может, и принять участие в качестве укротителей. Джокер - герой нашего рассказа - вознамерился было тайно покинуть оплот "Клети", дабы отправиться на соседний остров Домус, на котором должно было состояться грандиозное открытие Состязания. Увы, стражники успели сцапать его, а дорогой папаша приказал бросить в темницу... в назидание, так сказать.

Но сейчас, десять дней спустя, Джокер был выпущен на свободу и препровожден в комнаты лидера организации. Папаша сообщил, что изменил свое решение и позволит непутевому сынишке отправиться на Домус и - более того! - принять участие в Состязании Монстров. Однако основной задачей Джокера будет шпионаж: он обязан сообщать Козырному Тузу обо всем происходящем на соседних островах, и сведения эти послужат во благо организации.

Рассудив, что подобная перспектива куда лучше возвращения в опостылевшую камеру, Джокер прихватил с собою неказистого монстрика из питомника "Клети", после чего на водном скутере отправился на соседний остров Домус.

Состязание проводилось в седьмой раз, и множество укротителей уже собрались на Домусе, дабы принять участие в грядущем действе. От них Джокер узнал, что укротители пред началом состязаний частенько тренируют своих монстров на соседнем острове Инфант, где поднимаются на Гору Укротителей и приносят клятву - уж таков обычай.

Поскольку начало церемонии открытия почему-то задерживалось, Джокер решил последовать традиции и наряду с верным монстром отправился на остров Инфант. Здесь он провел несколько дней, обучая питомца боевым навыкам, благо противников - слизней - на острове обитало множество. Обитал здесь и злобный гигант, но его Джокер предпочел обойти стороной. Наконец, когда монстр его поднаторел в искусстве боя, Джокер устремился к вершине горы, пребывало на которой древнее святилище.

Здесь он повстречал иную укротительницу, девушку по имени Арома, уже принесшую клятву, а также монстра, подобного на волчонка и владеющего человеческой речью. Последний бежал прочь, несмотря на все попытки девушки его приручить.

Вслед за Аромой Джокер проследовал к монументу, начертаны на котором были слова: "В честь того, кто защищает семь островов, на горе мы устанавливаем сей монумент. С древних времен... Благодарение ему... Множество монстров..." За прошедшие годы письмена поистерлись, и смысл надписи ныне разобрать было невозможно.

Принеся клятву проявить себя в Состязании Укротителей Монстров, Джокер поспешил вернуться на остров Домус, где как раз начиналась церемония открытия ожидаемого мероприятия. Профессор Кармассо, организатор Состязания, произнес приветственную речь, объявив о том, что в этом году победитель получит легендарный Символ Укротителя.

Джокер поспешил к башне, пребывал в которой оплот проводящей Состязание организации (ОУМ - Организации Укротителей Монстров), дабы официально зарегистрироваться в качестве участника. Клерк рассказала юноше о правилах Состязания: "Твоя первая задача - собрать десять кристаллов даркониума; они встречаются редко и формой напоминают звезду. А когда сделаешь это, сможешь проследовать к цели. Первые пять укротителей, что сумеют достигнуть ее, примут участие в следующем этапе Состязания".

Что касается помянутой "цели", то состоит она в том, что собравшие десять кристаллов укротители допускаются в Колокольню Бадена, высящуюся над сим зданием.

...Покинув Домус, Джокер устремился на поиски кристаллов. Побывал он на пустынном острове Ксерофе, находилась на котором знаменитая арена. Однако, угодив в зыбучие пески, Джокер и монстры его оказались в подземных пещерах... где вновь лицезрели причудливого говорящего монстра, впервые встреченного на острове Инфант. Но сейчас волкоподобную зверушку теснил здоровенный орк; повергнув тварь, Джокер бережно поднял пребывающего без сознания монстра на руки, донес его до ставки ОУМ (подобные небольшие зданьица находились на каждом острове архипелага).

Узнав о том, что на Ксерофе обнаружен прежде неизвестный вид монстра, остров посетил сам профессор Кармассо. Будучи весьма искусным врачевателем монстров, он быстро вылечил израненную зверушку, после чего поинтересовался, не ведает ли та, где можно отыскать могучего Инкарнуса - легендарного монстра, приручить которого практически невозможно?.. Монстр, однако, отрицательно покачал головой, и профессор Кармассо, разочарованно вздохнув, поспешил вернуться на Домус.

Джокера монстр просил доставить его в подземную пещеру под островом, ибо находится там святилище, куда ему необходимо попасть. Что ж... вполне допустимо, что и у этого причудливого существа могут быть свои секреты. Джокер, не мудрствуя лукаво, прозвал нового питомца "Гав-гав".

Миновав сеть пещер, Джокер и монстры его достигли дальней оконечности остров Ксероф, ступили в загадочное святилище. Здесь юноша отыскал первый кристалл даркониума, чего несказанно обрадовался - начало положено!.. Путь во внутреннее святилище подземной обители Джокеру преградил каменный голем, но подручные монстры сумели справиться с сим стражем.

Ступив в Чертог Нексуса, Гав-гав возвестил: "Во имя древнего соглашения, да свершится великая трансформа! Дай же мне силы, чтобы предотвратить Великую Катастрофу!" На глазах пораженного Джокера ему питомец преобразился, и теперь скорее походил на птицу, нежели на волка. Юноше он поведал, что обрел большее могущество и теперь пути их расходятся. Джокер, успевший привязаться к Гав-гаву, просил его остаться, и монстр вздохнул: "Все-таки ты глупец! Ладно... ты стремишься выиграть в Состязании, поэтому я останусь с тобою, если ты пообещаешь отдать мне главный приз. Мне нужен Символ, чтобы завершить собственную миссию. Для тебя же он совершенно бесполезен".

Джокер кивнул, соглашаясь, и монстр сообщил, что на Зеленых Островах находятся еще три святилища, которые он должен посетить, дабы обрести могущество...


Покинув Ксероф, где подле арены сумел обнаружить второй кристалл даркониума, Джокер и монстры его на водном скутере прибыли на благодатный остров Палаиш, владела которым мадам Ронда Румми. Остров она обратила в один огромный прекрасный сад, проводила в котором игровое состязание для прибывающих в поисках даркониума укротителей.

Ступив в величественный дворец, возведенный в сердце острова, Джокер удостоился аудиенции у мадам Румми, которое позволила юноше ступить в свои сады. Надо сказать, те представляли собою настоящий лабиринт, и цель испытаний заключалась в том, чтобы участник мог посетить все без исключения его уголки. Вот только время на исследование было ограничено, и если укротитель монстров не успевал отыскать выход, он считался проигравшим.

Исследуя кишащие разнообразнейшими монстрами сады, Джокер преуспел во всех без исключения испытаниях, организованных мадам Румми, и отыскал следующий кристалл даркониума.

Более того, на северной оконечности Палаиша Джокер обнаружил святыню, а внутри - очередной кристалл даркониума! Воспользовавшись сложной системой элеваторов, юноша и монстры его добрались до Чертога Нексуса... где лицезрели могучего демона.

И когда пал тот, престранный говорящий монстр проследовал в центр чертога, вновь преобразившись. Теперь он походил на облаченную в доспех обезьяну, и с удовлетворением заметил, что становится сильнее и сильнее. Обратившись к Джокеру, он признался: "Я - Инкарнус, ступивший в сей мир, дабы исполнить священную миссию. Память об Инкарнусе ныне лишь в древних легендах, но если мир узнает о моем пришествии, острова охватит паника".

Откровение спутника весьма впечатлило Джокера; сам-то он никогда не слышал ни о каком "Инкарнусе", но, похоже, знаменитого профессора Кармассо особь сия весьма интересовала.


Следующим островом, который посетил Джокер, стал Инферн, именуемый также "Островом бедствия". Если верить преданиям, когда-то здесь произошла страшная катастрофа, обратившая благодатную землю в выжженную пустошь. Ставки ОУМ здесь не было и, казалось, остров ничем не может заинтересовать укротителей монстров.

Но и в сей пустоши, где кишела нежить, Джокер сумел отыскать кристалл даркониума, после чего отправился на иной остров архипелага - Селесте, возвышались на котором древние таинственные руины, увенчанные парой башен, бывшими некогда Храмом Солнца и Храмом Луны. Не один день провел молодой укротитель в сих пределах, исследуя как подземные казематы руин, так и лабиринты башен. Как следствие, два очередных кристаллов даркониума оказались у него в суме.

Наконец, на открытой площадке, соединяющий храмы, заметил он огромное волшебное зрелище. "Спутник Инкарнуса", - обратилось то к Джокеру. - "300 лет не видел я этого священного зверя. Знай, что мой долг - перенести вас в святилище, но я не могу сделать этого. Лишенная благословения солнца и луны, моя некогда сияющая поверхность затуманилась. Верни мне свет, и я отправлю тебя к цели".

И вновь Джокер устремился в потаенные чертоги храмовых руин... где разыскал его один из подручных отца, Блэкджек. Последний передал юноше письмо от лидера "Клети", в котором тот приказывал сыну вызвать профессора Кармассо на дуэль между монстрами. Инкарнус недоуменно нахмурился: похоже, этот юноша - не просто рядовой укротитель... Но Джокер покамест не готов был поведать сему монстру о существовании "Клети"...

Означилась на Селесте и Арома. Девушка похвасталась тем, что отыскала уже девять кристаллов даркониума, и близка к финишу Состязания.

Вскорости Джокер завершил исследование обоих храмов, обнаружив третью святыню и стража ее - великого дракона. Сразив оного, монстры Джокера отступили, а Инкарнус проследовал в центр Чертога Нексуса... обратившись в священного алмазного дракона. "Теперь мы можем сосредоточиться на твоей миссии и заняться поисками даркониума", - произнес Инкарнус, обращаясь к Джокеру. - "Но я все равно не понимаю, зачем вам велели собирать эти кристаллы. Они знаменательны тем, что накапливают в себе большое количество темной материи, являющейся основной составляющей монстров... Она - источник их силы, самой их сущности. Но для людей она бесполезно. Зачем же собирать ее?"


Лишь вернувшись на Домус, Джокер последовал в оплот ОУМ и бросил открытый вызов профессору Кармассо. Сотрудники организации убедили своего начальника принять его... уж больно чудной монстр станет сражаться за юного укротителя. Говорящий!

Так, Джокер наряду с профессором Кармассо отправились на боевую арену, что на острове Ксероф, где монстры их сошлись в четырех поединках. С превеликим трудом питомцы Джокера одержали победу над противниками, и профессор Кармассо добродушно усмехнулся: много лет просто с тех пор, как он оставил ряды укротителей... и вот теперь - вспомнил молодость!

Джокеру профессор поведал, что монстры исходят из иного измерения, рекомого Миром Тьмы. Больше всего на свете Кармассо хотел бы побывать там...

Наконец, Кармассо и Джокер вернулись на Домус. У причала их встретил сотрудник организации, сообщив, что за время отсутствия профессора в офис его проникли неизвестные. Ужаснувшись, доктор поспешил вернуться в оплот; растерянный Джокер последовал за ним, не ведая, что и думать. Неужто к преступлению причастны агенты "Клети"?.. Судя по всему, так и есть, ибо лазутчики сей организации подбросили в карман юноше записку: "Твое задание выполнено".

Осмотрев офис, доктор Кармассо облегченно вздохнул. Исчезли лишь его заметки о проводимых исследованиях и дневник, но это ничего - всю необходимую информацию он держит в памяти. Что до Символа Укротителя, то он остается в надежно закрытом сундуке...


Ныне путь Джокера лежал на последний из Зеленых Островов - Ферт. Здесь, в непроходимых девственных джунглях, обитали поистине могущественные монстры. Исследуя остров, Джокер отыскал еще два кристалла даркониума, а также обнаружил вход в последнюю, четвертую святыню, где в Чертоге Нексуса его монстров атаковал многорукий демон.

И когда оный оказался повержен, Инкарнус преобразился в последний раз, и ныне походил на величественного волка. Теперь для исполнения его миссии в сем мире осталось лишь обрести древний Символ. "Суть моей миссии состоит в предотвращении Великой Катастрофы", - поведал Инкарнус Джокеру. - "Она происходит раз в 300 лет, когда открываются врата между миром людей и Миром Тьмы. И начинается катастрофа... Я должен закрыть врата до того, как разрушение постигнет этот мир, ибо защищаю жизни всех обитателей сего пространства. Сущность более великая, нежели я, велела мне исполнять сей священный долг, и я должен исполнить сие соглашение! Если ты хочешь помочь мне, то должен выиграть Состязание и передать мне Символ, ибо неведомо, сколько людей может погибнуть. Как это случилось в прошлом..."

Мрачная перспектива, нечего сказать... В сравнении с оной бледнеют все тайные устремления Козырного Туза, агентом которого он, Джокер, предположительно выступает.

Но во владении юноши находились десять кристаллов, посему он поспешил вернуться на Домус, проследовать в оплот ОУМ и, ступив в Колокольню Бадена, позвонил в колокол, знаменуя одержанную победу на данном этапе Состязания. Джокер стал последним, пятым укротителем, допущенным к финалу, должному состояться на арене. Как оказалась, первой десять кристаллов собрала Джинни Румми, принцесса Зеленых Островов... известная Джокеру как Арома.

До финальных поединков еще оставалось немного времени... когда Джокера вновь разыскал Блэкджек, вручив юноше письмо с приказом от отца: "Твоя миссия по внедрению в Состязание Укротителей Монстров завершена". Означает ли это, что Джокеру необходимо возвращаться в оплот "Клети"?.. Но нет, теперь ничто не могло отвратить его от участия в финале Состязания...

Наконец, час оных настал, и пятеро финалистов наряду со своими монстрами ступили на арену. Питомцы Джокера одержали верх над монстрами трех иных претендентов, и на арену ступила Арома. И тут случилось непредвиденное: Инкарнус обратился к девушке, назвав ее "Джинни Румми" - именем, ей ненавистным. Потеряв контроль над собой, Арома ударила монстра...

...и профессор Кармассо объявил о ее дисквалификации и о присуждении звания победителя седьмого Состязания Укротителей Монстров Джокеру. Велев победителю заглянуть к нему в офис за Символом Укротителя, Кармассо объявил о завершении Состязания.

Джокер и Инкарнус проследовали в офис профессора, и тот открыл сундук, явив им вожделенный Символ. Инкарнус приблизился... но в ладонях Кармассо появилась сфера из даркониума, могуществом которого он вознамерился наделить чудесного монстра. "Эта сфера создана из кристаллов, собранных укротителями", - пояснил профессор. - "Сможешь ли ты воспротивиться ее мощи?.."

Потоки темной материи объяли Инкарнуса, и тот преобразился; глаза его полыхнули алым. "Моя миссия... открыть врата в Мир Тьмы!" - гулко прорычал он. - "Передай мне Символ, человек". Лицо Кармассо отражало ликование: наконец-то мечта всей его жизни исполнится и он увидит измерение монстров! А что станет с миром людей, его нисколько не заботит...

Однако, заглянув в сундук, Инкарнус заявил, что Символ, находящийся в нем, не настоящий. Кармассо был изумлен до глубины души: наверняка неведомые грабители умыкнули-таки истинный Символ Укротителя, заменив его подделкой! Но темный Инкарнус ощущал, где находится реликвия, и профессор Кармассо убедил монстра, что вместе они исполнят миссию, открыв врата между мирами.

Джокер попытался было преградить путь Инкарнусу, но тот просто отбросил его в сторону, после чего наряду с профессором покинул помещение... Придя в себя, Джокер устремился следом, благо Кармассо наряду с монстром видели многие обитатели островов и могли поведать юноше о том, куда отправился профессор.

Преследование привело Джокера на остров Ферт, где он к удивлению своему повстречал Блэкджека. Последний поведал, что все монстры, долгие годы пребывавшие в исследовательских лабораториях "Клети", вырвались на свободу и в оплоте организации нынче царит хаос.

Похоже, темный Инкарнус все-таки разыскал похитителей Символа. Джокер поспешил немедленно вернуться в подземный оплот "Клети", пребывающий на пустынном, ничем не примечательном островке; как и говорил Блэкджек, здание пребывало в плачевном состоянии. Ныне здесь бесчинствовали монстры, уничтожая оборудование, расправляясь с персоналом. Почему же прирученные, казалось, особи внезапно стали столь неистовы?..

Поспешив в офис отца, Джокер лицезрел гигантского демона, теснящего охранников. Монстры молодого укротителя справились с сим порождением Мира Тьмы, после чего Джокер склонился у тела раненого отца. Козырной Туз открыл сыну, что возложенная на него миссия была всего лишь диверсией, необходимой для выманивания Кармассо из офиса и последующего похищения Символа. Козырной Туз полагал, что с помощью Символа он сможет заманить Инкарнуса в оплот "Клети", но никак не ожидал, что визит ему нанесет сам профессор Кармассо в компании темного монстра, исполненного невероятного могущества.

Джокер поведал отцу о случившемся в оплоте ОУМ, и Козырной Туз понимающего кивнул: "Завладев Символом, профессор Кармассо направил потоки темной материи на исследуемых нами монстров, и они обезумели. А теперь он использует сферу темной материи, чтобы контролировать Инкарнуса и достичь собственных целей".

Козырной Туз передал Джокеру сферу из бариона, созданную им на основе похищенных исследовательских данных профессора Кармассо. Этот артефакт - единственный, которому по силам нейтрализовать действие сферы из даркониума. Понимая, что - быть может - умирает, Козырный Туз попросил прощения у сына за то, что так холодно относился к нему, не преминул заметить, что монстры - злобные твари, которые не могут сосуществовать с людьми. "Я никогда не говорил тебе этого..." - выдавил он. - "Но твою мать убил именно монстр..." Он лишился чувств...

Лишь сейчас служащие "Клети" поведали Джокеру, что цель их организации - отыскать и уничтожить как можно больше темной материи, пребывающей в мире. Ведь если оной не будет, и монстры прекратят свое существование. Дабы достичь этой цели, Козырный Туз надеялся воспользоваться Символом и могуществом Инкарнуса...

Оставив отца на попечение выживших сотрудников "Клети", Джокер и монстры его устремились к причалу скутеров. Заметив странное, зловещее сияние в небесах над островом Инферн, юноша направил скутер в сем направлении...

Ныне пустошь, лишенная жизни 300 лет назад, буквально кишела монстрами, низвергающимися в смертный мир из гигантского зева, открывшегося в небесах аккурат над дремавшим прежде вулканом. Означает ли это, что Великая Катастрофа все-таки свершилась?..

Путь Джокеру преградил темный Инкарнус, ныне именующийся Пиковым Тузом. Оный атаковал питомцев Джокера, но последний высвободил энергии сферы из бариона, избавившей существо от наполнявшей его темной материи.

Существо вновь обратилось в Инкарнуса, ужаснувшись тому, что содеяло под влиянием темной материи - по собственной воле открыло врата в Мир Тьмы!.. И теперь темная материя изливается в мир людей. "Мы должны прекратить это, пока тьма не поглотила мир!" - в тревоге воскликнул Инкарнус. Для этого могучему монстру требовался Символ, но его забрал с собою Кармассо, устремившись в недра вулкана. Какое зло еще замыслил этот старик?..

Инкарнус, Джокер и сопровождающие укротителя монстры спустились в лавовое нутро пробудившегося вулкана, сумели подняться на его вершину, где настигли, наконец, Кармассо. Последний пояснил, что цель его - преобразить мир людей, сделав его раем для монстров.

С помощью сферы из даркониума профессор попытался было вновь обратить Инкарнуса в Пикового Туза, но потоки темной материи, устремившейся к монстру, поглотила сфера из бариона в руке Джокера. Покачав головой, Кармассо усилил источаемый поток... и сфера из бариона не выдержала, раскололась. Профессор довольно ухмыльнулся: "А ведь я воспользовался лишь малой толикой силы, мне доступной".

Он попытался было вновь преобразить Инкарнуса... но обнаружил, что темной материи в сфере его осталось маловато. Впрочем, Кармассо это не смутило: врата в Мир Тьмы зияют в небесах, и изливается из них неиссякаемый поток темной материи. Восполнить оную в сфере - вопрос лишь нескольких минут. Посему, призвав парочку могучих демонов, Кармассо велел им задержать питомцев Джокера, пока он будет заниматься восстановлением могущества артефакта. Он воздел сферу к небесам... и потоки темной материи устремились внутрь.

Но потоки поглотили и его самого, преобразив профессора Кармассо в гигантское чудовище. Он возликовал: стало быть, темная материя может влиять и на людей, и человечество может эволюционировать во что-то, куда более великое!..

Монстры Джокера, ведомые Инкарнусом, устремились в атаку... Они сумели повергнуть преображенного Кармассо, но возвестил тот, что Символ, необходимый для закрытия врат, вернуть невозможно, ибо пребывает тот внутри него... стало быть, окончательной трансформы мира людей не избежать!

Расхохотавшись, он испустил дух... а пред Джокером возник священный Символ Укротителя. Инкарнус объяснил, что артефакт сей нельзя уничтожить так просто, и Кармассо обманывал себя, полагая, что преображение мира неизбежно.

Инкарнус завершил свою священную миссию и запечатал врата в Мир Тьмы. Несколько дней прождал Джокер на вершине вулкана, но великий монстр так и не вернулся...

Наконец, кликнув остальных питомцев, юноша выступил в обратный путь, добрался до Домуса... На причале его встретили служащие ОУМ, сообщили, что новый лидер организации хотел бы встретиться с чемпионом седьмого Состязания. Вконец сбитый с толку, Джокер ступил в оплот ОУМ, где лицезрел помянутого лидера... Джинни Румми! Изумленному юноше Арома пояснила, что мать ее - одна из основных спонсоров ОУМ, посему и должности, в которой девушка выступает ныне, удивляться не следует. И сейчас она намеревалась внести в порядок проведения Состязаний кардинальные перемены...

А пока... почему бы Джокеру вновь не посетить Гору Укротителей да не повторить клятву у монумента? Ведь по возвращении ему, как чемпиону предыдущего, предстоит участие в следующем Состязании, составлением правил которого она сейчас занята...

Что ж, Джокер вернулся на остров Инфант, проследовал к монументу. Теперь смысл слов, начертанных на камне, стал ему понятен, ведь возведен он во славу священного Инкарнуса. Закрыв глаза, Джокер собрался было произнести клятву...

"А, вот ты где", - буднично произнес знакомый голос и, обернувшись, юноша лицезрел Инкарнуса. - "Я уж с лап сбился, тебя разыскивая. Я думал, ты дождешься меня на том острове, но ты покинул его... Если готов, то пошли. Похоже, новое Состязание вот-вот начнется". От удивления Джокер потерял дар речи, и только и мог, что таращиться на могучего монстра. "Что, удивлен?" - понимающе резюмировал тот. - "А зря. Я ведь не прощался. У нас впереди множество битв друг... и ты всегда будешь моим укротителем!"

И двое покинули остров Инфант, дабы принять участие в Состязании Арома, подобного которому не видывали еще Зеленые Острова.

2. Остров

Состязания Укротителей Монстров нисколько не утратили своей популярности среди обитателей Зеленых Островов. Со всего мира укротители на воздушных кораблях устремлялись к месту проведения Состязания - на остров Домус, дабы представить своих питомцев.

Но находились и жаждущие победы юноши, пребывающие в полнейшей безвестности, и желающие изменить этот факт. Герой нашего рассказа спрятался в ящике в трюме воздушного корабля "Альбатрос", надеясь незамеченным достичь острова, где будет проходить Состязание, и принять в нем участие. Правда, ручных монстров у него покамест не было... но сей вопрос он собирался решить после прибытия на Домус.

Вот только довольно скоро безбилетника обнаружили пассажиры корабля, и капитан Рекс Мэйдэй постановил, что на протяжении полета юноша зачислен в штат команды "Альбатроса". Благодарно кивнув, герой принялся исследовать судно... и вскорости обнаружил пребывающую в одном из обширных отсеков ферму монстров!

Помимо самого капитана и его помощника, механика Рори Беллоуса, на борту присутствовало четверо пассажиров - высокомерная укротительница леди Гилдер со своей ручной зверушкой - сангвини Графиней, а также Мелони, Евгений Пул и Арчи Логг - зрители, стремящиеся на Состязание.

...Но, угодив в тропический шторм, "Альбатрос" потерпел крушение над неким островом, сплошь укрытым девственными джунглями да заснеженными горными пиками. Придя в себя, юноша обнаружил на судне лишь механика Рори - остальные пассажиры и капитан пребывали невесть где. Ровно как и монстры: ныне на ферме оставался один-единственный призрак.

За неимением иного выхода, Рори нарек юношу "начинающим укротителем", и, выдав ему призрака, отправил в джунгли на поиски остальных; сам же механик собирался немедленно приступить к восстановлению потерпевшего крушение воздушного корабля.

Герой с удовольствием принялся обучать призрака навыкам боя, благо противников в виде безобидных слизней в окрестностях водилось предостаточно... Однако неожиданно монстры бросились врассыпную... а очам пораженного юноши предстал исполинский червь, ползущий через джунгли. Герой успел схорониться в кустах, и тварь исчезла в зарослях, не заметив потенциальной добычи. Похоже, сей таинственный остров таит в себе куда больше опасностей, чем можно было предположить...

В джунглях юноша заприметил Арчи Логга, с неприкрытым восхищением взирающего на гигантского червя. Последний, однако, оказался весьма голодным, и устремился было к незадачливому исследователю... Подоспевший Рори с силой оттолкнул Арчи в сторону... а в следующее мгновение исчез в пасти червя. Последний уполз в подземные каверны, простирающиеся под поверхностью острова, где погрузился в сон.

Уповая на то, что отважный механик "Альбатроса" каким-то чудом остался жив, юный укротитель и Арчи Логг подобрались к червю в его логове. Герой ступил в пасть гиганта, отыскал пребывающего без сознания Рори, потащил наружу... Но проснувшийся червь попросту выплюнул обоих людей... а также древнюю печать, неведомо как оказавшуюся у него во чреве. После чего уполз из пещеры...

Лишь увидев печать, Арчи пришел в неописуемое возбуждение! Стало быть, древние легенды правдивы... "Давным-давно жил могущественный укротитель монстров", - поведал он герою и Рори. - "Говорили, что он обладал способностью подчинять даже самых могущественных особей. И на этой печати - его символ! Стало быть, некогда он проживал на этом острове!"

Арчи и Рори вернулись на "Альбатрос"; юный укротитель наряду с подручными монстрами (число которых росло) продолжил исследование острова. Вскорости непроходимые джунгли остались позади, и герой ступил на равнины:

И сразу же заметил парящего в небесах огромного демона, жадно высматривающего добычу. Немедленно, герой нырнул в ближайшую пещеру - от греха подальше... В сих подземных казематах предстал ему призрачный образ капитана "Альбатроса". "Ты не сможешь покинуть этот остров", - изрек фантом Мэйдэя. - "Ты здесь не случайно, ибо именно сюда ты и стремился попасть. Этот остров - родина Состязания Укротителей Монстров. Арена грез... Ты должен побеждать... и снова побеждать... Это единственный способ остаться в живых..." Образ исчез, а юный укротитель еще долго размышлял над прозвучавшими словами...

Исследуя равнины, юноша набрел на пещеру, проживали в которой гигантские кроты, и именно сюда забрел старик Евгений Пул. Отбив последнего у местных обитателей, юноша удостоился встречи с предводителем общины, Доном Кротом. Заметив у гостя сияющую печать, Дон Крот постановил, что прибытие молодого укротителя было предсказано, и ныне его собратья займутся организацией на острове Состязания Укротителей Монстров.

Действительно, трудолюбивые кроты немедленно приступили к возведению арены в подземных кавернах. Дон Крот познакомил героя с доктором Лампом, долгие годы изучавшим процессы выведения новых особей монстров. Юноша сопроводил доктора Лампа и Евгения Пула на "Альбатрос", после чего вернулся в пещеры кротов, которые закончили создание арены, и Дон Крот поспешил объявить о начале состязания.

Герой направил подручных монстров в сражение против иных, диких особей, и по мере одержанных побед Дон Крот рассказывал юноше о том, как добраться до иных регионов сего острова.

Следуя указаниям Дона Крота, юный укротитель и питомцы его добрались до северного, заснеженного горного предела острова, где повстречали леди Гилдер. Последняя заявила, что без исчезнувшей Графини на "Альбатрос" она не вернется и приказала юноше немедленно отыскать зверушку.

Устремившись на поиски, тот довольно быстро понял, что и в сем регионе обитает исполинский демон, детеныш-бьорн, благо повсюду в снегу отпечатались следы его копыт... Видя, как монстры ее спутника лихо расправляются с противниками, леди Гилдер невольно прониклась уважением к юному укротителю, и призналась, что некогда ее называли Лили, Королевой Укротителей. И сейчас женщина воспылала желанием вернуться к профессии укротительницы и вновь принять участие в Состязании, проводимом на Домусе.

Наконец, герою удалось разыскать сангвини, но детеныш-бьорн загнал ее в угол в ледяном ущелье. На глазах изумленной леди Гилдер монстры укротителя атаковали бьорна и, сумев вышибить из гиганта дух, бросились прочь...

Женщина, обретя ручную зверушку, устремилась к "Альбатросу"; герой же ступил в обширные горные ущелья. Здесь он заметил вдалеке Мелони и капитана Мэйдэя, улепетывающих от одного из монстров. Юноша вздохнул с облегчением: хвала пресвятой богине, капитан все-таки жив!..

Здесь, в недрах одного из горных пиков, лицезрел он гигантского монстра, заключенного в ледяную глыбу, а рядом - два вмерзших в лед меча. Не ведал юноша, что принадлежат они бессмертному Императору нижнего мира Эстарку, коего и зрит он пред собою.

Продолжив исследование ледника, герой настиг чудовище, преследовавшее капитана, и оказалось то никем иным, как древним Джамирусом, именуемом в прошлом Лордом Демонов! Монстры укротителя повергли сие порождение, и то поспешило ретироваться; капитан Мэйдэй поведал, что, преследуемые Джамирусом, они с Мелони разделились в сих ущельях, и не ведает он, где укрылась девушка... Герой в свою очередь поведал капитану обо всем, что произошло с ним на этом странном острове: о гигантских монстрах, о Состязании, проводимом кротами... и о том, что - по словам Дона Крота - на вершине одной из сих гор пребывает гигантская птица, на спине которой они могут надеяться покинуть остров.

Смущаясь, юноша добавил, что воочию зрел и призрак капитана, но Мэйдэй, отмахнувшись, постановил, что им надлежит оставить россказни о призраках и сосредоточиться на поисках Мелони. Последнюю, однако, на глазах героя и капитана захватили Джамирус и его отец, Гемон. Неужто последний и есть та "гигантская птица", о которой упоминал Дон Крот?..

Юный укротитель приказал питомцам атаковать Гемона, в то время как капитан Мэйдэй схватился с Джамирусом... Пернатые демоны пали, после чего отступили, признавая свое поражение... А вскорости, заметив приближающуюся к вершине горы гигантскую птицу, и вовсе поспешили ретироваться.

Опустившись на вершину подле взирающих на нее в благоговении людей, птица произнесла: "Я - Эмпирия, властительница небес. Что вам нужно от меня, люди?" Юноша пояснил, что на спине величественной птицы они хотели бы покинуть этот остров... "Увы, не могу исполнить это желание, ибо служу лишь одному господину..." - начала было Эмпирия, но, заметив в руках юного укротителя древнюю печать, осеклась. "Это меняет все", - молвила она. - "Наверняка вас направил ко мне Дон Крот. Он весьма озабочен будущим этого острова - нет, всех нас. Более верного союзника невозможно найти. Верьте в судьбу, люди! И тогда вы отыщите Великого и исполните свое предназначение..."

С этими словами Эмпирия - в древние времена известная также как Ламия, посланница богов - вознеслась в небеса и вскоре исчезла из виду... Капитан Мэйдэй, получивший тяжелые раны в сражении с Джамирусом, осел наземь, и герой приказал подручным монстрам немедленно перенести его на борт воздушного корабля.

Искра жизни теплилась в теле капитана, и последний велел герою отправляться на побережье. Ведь если не стоит уповать на то, что покинут они остров на спине Эмпирии, стало быть, следует возложить надежду на море...

Лишь ступив на побережье, юноша узрел Графиню. Неужто та вновь сбежала от леди Гилдер?.. Однако сангвини, захлопав кожистыми крылышками, устремилась прочь, и герой наряду с верными монстрами бросился следом... но замер, пораженный. В прибрежных водах извивались гигантские щупальца, обладатель которых покамест оставался невидим. Может, оно и к лучшему...

Стараясь обходить хлестающие приближающуюся добычу щупальца стороной, юноша следовал за Графиней, целенаправленно летящей к одному из прибрежных гротов. В недрах оного героя атаковал гигантский спрут...

Монстры укротителя повергли сие порождение глубин, и юноша, поймав наконец Графиню, устремился к "Альбатросу", дабы передать питомца лично в руки леди Гилдер. Но пути путь явился ему призрак - на этот раз не капитана, но Рори Беллоуса. Призрак заклинал героя одержать верх в Состязании Укротителей Монстров, проводимых кротами... Что за чертовщина происходит на этом острове?!.

Следующие несколько дней юноша продолжил обучение питомцев, после чего принял участие в новых этапах Состязания. И когда монстры нашего героя повергли могущественного черного дракона, Дон Крот поздравил укротителя с одержанными победами, передав ему ключ от сокровенного мавзолея. "Отыщи в нем Символ Становления, и лишь тогда сможешь принять участие в последнем этапе Состязания", - заявил он.

Пребывали древние руины на западной оконечности острова. Интересно, кто же воздвиг их?.. Внутри герой лицезрел гигантский, полуистлевший гобелен, изображавший монстра, вооруженного двумя мечами... Ступив во внутренние пределы мавзолея, юноша замер, как вкопанный, ибо предстал ему исполинский механический кентавр, преграждающий путь во внутреннее святилище.

Монстры повергли его, и герой проследовал в следующий чертог, где ожидали его уже знакомые призраки. Те, что представили ему в образе знакомых личностей, оказались душами давно умерших людей, жителей сего острова. И привели сюда юного укротителя они затем, чтобы тот воплотил в жизнь их самое сокровенное желание, заключавшееся в возрождении Божественного Воина и искуплении грехов прошлого. Ведь когда герой обретет Символ Становления и одержит верх в последнем сражении Состязания, ему откроется священный путь к Великому.

Духи исчезли, и юноша, забрав с пьедестала Символ Становления, покинул мавзолей, вернувшись в каверны кротов. Дон Крот принял артефакт из рук героя... а в следующее мгновение подле него возник призрак, принявший обличье Евгения Пула. Однако, принадлежал он Старейшине Миносу, столетия назад вверившего Дону Кроту великую миссию, и ныне исполнена оная. "Изначально Состязание Укротителей Монстров проводилось на этом острове с одной лишь целью", - обратился призрак к юному укротителю, - "дабы могли мы приблизиться к Божественному Воину и в конечном итоге сойтись с ним в противостоянии. Но некоторых из нас поглотила алчность. Они жаждали силы, превосходящей могущество Божественного Воина. И сотворили они могущественное оружие, извратившее сущность Великого. Добро, кое олицетворял собою Божественный Воин, обратилось в чистейшее зло. У нас не было иного выбора, кроме как заточить сие злое создание и ждать, пока не появится достойный Символа Становления. Тот, кто сможет уничтожить зло, снедающее Великого".

Отвечая на вопрос героя, Минос сообщил, что гигантские монстры, населяющие сей остров, поклялись в верности Божественному Воину, и если пробудится он и даст свое на то дозволение, Эмпирия наверняка поможет потерпевшим крушение покинуть сей клочок земли. Некогда легендарный укротитель монстров получил подобное дозволение... и наш герой тоже может попытаться!.. Если, конечно, сможет противостоять сущности, обладающей поистине божественным могуществом...

Призрак велел герою возвращаться к гобелену в мавзолее, и, встретив его там, поведал, что имя Великого, Божественного Воина - Леоникс. Некогда защищал он сей остров, но после обратился ко злу, и миряне были вынуждены заточить его под сим мавзолеем. Заклинание Миноса открыло тайную дверь, означившуюся за гобеленом, и укротитель монстров наряду со своими питомцами проследовал внутрь.

В сем подземелье - Некрополе, заполоненном могущественными монстрами, герой лицезрел темного Леоникса - гигантского прямоходящего льва, вооруженного двумя мечами. Но в чертог вслед за укротителем влетела Графиня; малютка бесстрашно устремилась к монстру, но тот лишь пренебрежительно отмахнулся, и сангвини, закувыркавшись в воздухе, ударилась о каменную стену.

Герой приказал своим монстрам атаковать... и когда повергли те темную сущность Леоникса, к последнему вновь устремилась Графиня... и ярчайший свет озарил подземный чертог... Когда исчезло сияние, лицезрел пораженный герой преобразившегося Леоникса, искренне поблагодарившего его за помощь в обретении своей истинной сущности. Приветствовал возрожденного Великого и призрак Миноса, и поведал Леоникс, что малышка-сангвини была воплощением его души, которую он сумел спасти до того, как овладело им зло.

"Душа моя пробудилась в тщедушном тельце в далеких землях", - вещал Леоникс, - "не ведая о том, что прежде принадлежала мне. Я не знаю, как долго пребывала она в обличье сангвини, сколько укротителей владели ею, но все это время душа подсознательно стремилась к своему телу. И однажды над этим островом появился ваш воздушный корабль. Мое злое тело и истинная душа взывали друг к другу. Именно поэтому судно и потерпело крушение, за что я смиренно прошу прощения. На этом корабле ты стремился попасть на проводимое людьми Состязание Укротителей Монстров. И я хочу помочь тебе в этом стремлении. Возвращайся к воздушному кораблю..."

С этими словами возрожденный Божественный Воин исчез, а юный укротитель поспешил покинуть Некрополь, дабы как можно скорее достичь "Альбатроса". Стало быть, именно этот остров является родиной Состязания, а покинувшие его люди принесли сию традицию в мир...

Исполняя повеление Лионикса, Эмпирия в когтях своих перенесла "Альбатрос" на Домус, где приготовления к Состязанию Укротителей Монстров были в самом разгаре. После испытаний, с которыми нашему герою пришлось столкнуться на острове, отборочные бои сего мероприятия показались ему детскими играми.

Наконец, в финале герою противостояла действующая чемпион Состязания и - по совместительству - его организатор и лидер ОУМ, Арома. В сражении с монстрами ее питомцы юноши одержали безоговорочную победу, а сам он был назван победителем Состязания. После чего капитан Мэйдэй во всеуслышание поведал о возрождении Истинного Состязания на безымянном острове, пригласив всех желающих принять участие в оном.

...В последующие недели множество укротителей прибыло на остров, и Истинное Состязание началось. Верх в нем одержал наш герой, выиграв финальный бой у Аромы, представившей в качестве своей команды созданные в лабораториях ОУМ клоны преображенного профессора Кармассо и Пикового Туза.

Леоникс обратился к нему, победителю Истинного Состязания, с просьбой: найти и уничтожить Ригор Мортекс - то, что столетия назад напитало его темной материей, обратив в воплощение зла. "Ригор Мортекс был оружием, которое создали люди, стремившиеся превзойти меня", - поведал Леоникс. - "Но они не сумели контролировать свое творение, и многие расстались с жизнями. Ригор Мортекс создал свое собственное магическое измерение - Мир Тьмы, где и пребывает ныне, зализывая раны после нашего с ним противостояния. Но однажды он наверняка вернется в мир".

Дабы сего не случилось, Леоникс сотворил портал в иное измерение, и герой наряду с верными монстрами проследовал внутрь. Здесь, в ирреальности, ему вновь явились духи мирян, населявших сей остров прежде. Поведали они о своем старейшине Зехламе, который и сподвиг одно из племен, населяющих остров, на создание в глубинах мавзолея Ригор Мортекс. Он запечатал дверь в самом центре Мира Тьмы четырьмя алмазами, дабы оружие сие принадлежало лишь ему одному. И теперь герою, ступившему в сие пространство, граничащее с Миром Тьмы, надлежало уничтожить четыре алмаза, дабы получить возможность атаковать Ригор Мортекс.

В эпическом противостоянии оружие, созданное старейшиной Зехламом и вобравшее в себя его душу, было уничтожено монстрами героя нашего рассказа, и призраки представителей давно позабытого племени поблагодарили его за содеянное... А колдовские миазмы, хранящие измерение, рекомое Миром Тьмы, исчезли, и оказались сотворены в нем порталы в Мир Света - девственное царствие монстров, истинный рай для укротителей. Именно туда, покидая мир смертный, и устремился наш герой...

3. Бессмертный

Идиллический уголок, рекомый Раем – именно здесь проживал герой нашего рассказа. Воспоминаний о прошлом у юноши не было, но, сколько помнил себя, он находился здесь – в бревенчатом домике, возведенном за залитым ярким солнцем цветущем лугу. Окружал луг густой лес, а что за ним – юноша и знать не знал. Так проходили его дни, в праздности и безделье; единственный спутник – робот Санчо – заботился о нем, готовил пищу, исполнял любое пожелание. Прекрасная жизнь вдали от мира, в покое и уюте...

Все изменилось в один прекрасный день, когда юноша, прогуливаясь плиз леса, обнаружил капсулу, а внутри – некое устройство. Повертев оное в руках, понял герой, что это – некий кибернетический механизм, коий нужно закрепить на голове. Что и не преминул сделать... Устройство незамедлительно активировалось, провело сканирование ДНК нового пользователя, а затем принялось излучать волны, обозначая свое местонахождение.

На глазах пораженного героя открылся перед ним портал, выступила из которого девушка. «Наконец-то я нашла тебя», - заявила она. – «Давненько не виделись...» Подоспел Санчо, веля юноше бежать, ведь девушка эта чрезвычайно опасно! «Она хочет похитить тебя и это устройство!» - истерил робот. – «Защити его любой ценой, хозяин!»

Санчо преобразился, обратившись в боевую машину, и девушка поморщилась. «Это закончится здесь и сейчас, ты, жалкий и лживый кусок металла!» - прошипела она, после чего с помощью некоего устройства уничтожила робота сильнейшим электрическим импульсом. С гибелью Санчо прекратило существование и симуляция экосистемы; реальность Рая начала раскалываться на части, и девушка, обратившись к герою, произнесла: «Пришло время вызволить тебя из этой иллюзии!»

Мир преобразился, и юноша, оглядевшись по сторонам, осознал, что находится в некоем горном каньоне. «Теперь ты вновь в мире, от которого был изолирован», - сообщила ему девушка. – «К сожалению, сейчас у меня нет времени все объяснить... Понимаю, как все это неожиданно для тебя. Устройство на твоей голове – оно называется ‘Реактором’. Оно станет сопровождать тебя в этом мире. Очень скоро ты сам все поймешь. И когда ты вспомнишь, кто ты тако й, мы сможем, наконец, исполнить наше обещание!» С этими словами девушка исчезла – то оказалась лишь голограмма! - оставив героя одного. Занялся он изучением систем Реактора; устройство просканировало окружающую местность, определив ее название – Тихие Луга.

Юноша выступил в путь – куда глаза глядят. Но буквально через несколько десятков шагов наткнулся он на причудливого монстра, походящего на голову, прилаженную к двум длинным лапам. «Я происхожу из рода монстров Ночоро, и зовут меня Ночорин», - представился он. – «Мы разумны, и не походим на своих диких сородичей!». Монстр представил герою и своего спутника, полосатого котяру – вегетарианца. Коту юноша пришелся по душе, и монстр-Ночоро припомнил, что король однажды рассказывал о людях, известных как ‘укротители монстров’. Неужто сей случайно встреченный молодой человек принадлежит к таковым?..

Дабы проверить свою теорию, Ночорин провел нового знакомого к лужайке, на которой резвились слизни, предложил сразиться с ними и посмотреть, как те себя поведут. И действительно: один из слизней безоговорочно примкнул к герою, сразу же найдя общий язык с иными спутниками того – котом и Ночорином.

Последний просил героя помочь его племени – мирным монстрам, обожающим возиться с разнообразными механизмами. «Но недавно король Замка Обжорства, Бошок, напал на наше обиталище, Лесной Парк», - сокрушался монстр. – «Он захватил нас в плен и заточил в своем замке. Я слышал, он собирается сожрать нас, и сумел бежать, надеясь отыскать подмогу». Уповал монстр на то, что укротитель сумеет спасти его сородичей.

Первым делом привел он героя в опустевший Лесной Парк, в центре которого возвышалось Великое Древо. Лишь четверо Ночоро сумели избежать пленения, спрятавшись в пределах селения. С помощью Реактора сумел юноша определить их местонахождение – в том числе и лучшего друга своего спутника, Ночоро по имени Валет. Тот, узнав от Ночорина о произошедшем, посоветовал герою обратиться за помощью к иному Ночоро, Тузу – известному в племени своим недюжинным умом и изобретательностью.

Тот, также обладавший Реактором предложил герою связать их устройства для оперативной видеосвязи друг с другом. После чего Валет и остающаяся в селении Королева указали молодому укротителю монстров путь к Замку Обжорства, возведенному в юго-восточных пределах Тихих Лугов, пожелав удачи в начинании.

По пути продолжал герой укрощать встреченных монстров, и небольшой отряд его разрастался. Наконец, ступив в Замок Обжорства, лицезрел он клеть, заключены в которой были как Король, так и его подданные-Ночоро. Поколдовав над панелью управления, герой сумел отомкнуть дверь клети, даровав пленникам свободу... когда во владения свои вернулся Бошок – здоровенный орк, чрезвычайно возведенный посягательством на его обед. «Это что у тебя, Реактор?» - хрюкнул он, созерцая героя. – «Ты входишь в это жалкое Сопротивление?! А я-то думал, это этих глупцов больше не существует, я их сожрал. И как только тебя пропустил?»

Укротитель приказал подручным монстрам атаковать Бошока, и те сразили орка. Король Ночоро поздравил героя с одержанной победой, признав, что тот – истинный укротитель монстров. «Но Бошок был прав – выглядишь ты в точности как член Сопротивления», - изрек Король, на что герой поведал ему о том, что полностью лишился своих воспоминаний.

Племя Ночоро вернулось в Лесной Парк, где Король поведал герою о произошедшем. «До недавнего времени мы, Ночоро, мирно проживали здесь, на Тихих Лугах», - рассказывал он. – «Когда, откуда ни возьмись, появились монстры, исполненные Тьмы, и заполонили они наш мир. Но там, где существует Тьма, должен оказаться и Свет. Для противостояния порождениям Тьмы было образовано Сопротивления, члены которого владели устройствами, известными как Реакторы. Среди членов Сопротивления был один укротитель монстров; он и его питомцы отважно сражались с порождениями Тьмы. Но... число тех было слишком велико. Пред миньонами Тьмы пали и сам укротитель, и все Сопротивление... Вскоре после этого над миром воцарилась власть Монстров Тьмы, и надежда на избавление от их ига исчезла».

Король надеялся, что его новый знакомый окажется той светочью надежды, коя избавит мир от Монстров Тьмы. Здесь, в Лесном Парке оставалось устройство, с помощью которого возможно переместиться в виртуальную реальность – созданную специально для обучения укротителей монстров, развития их навыков. Воспользовавшись приглашением Короля, юноша направил создание в ВР, где искусственный интеллект, именуемый «Терезой», протестировал навыки его, принял экзамен на лицензию укротителя монстров, присвоил по завершении оного ранг «С», а также обучил навыку перемещения по миру на спинах монстров – что, кстати говоря, оказалось весьма удобно.

Поздравив героя с успешным прохождением экзамена, Король поведал ему о том, что Ночору и люди, проживающие в близжелащем городе, издревле были союзниками. Но появление Монстров Тьмы пресекло все связи между ними, ведь твари разрушили мост, связующий земли Ночору и людей, так и вывели из строя устройства, позволявшие мгновенно перемещаться на огромные расстояния. Король тревожился, не зная, какая судьба постигла город людей.

Приручив дикого быка, герой заставил того перепрыгнуть через ущелье, а затем обрушить в оное каменный столб, создав тем самым импровизированный мост, по которому и Король, и соплеменники его перебрались на дальнюю сторону. Туз сумел привести в действие устройство для перемещения, и герой наряду с Ночоро ступил на платформу...

Энергии устройства переместили их по воздуху прямиком ко входу в город людей – покинутый, заброшенный и полуразрушенный; ныне лишь одичалые монстры бросили по улицам павшего мегаполиса. Король и подданные его замерли у запертых врат центрального здания; поскольку генераторы электричества были выведены из строя, проникнуть внутрь было невозможно. Король просил укротителя монстра наведаться на электространцию и восстановить подачу энергии к объектам городской инфраструктуры.

Станция была занята боевыми машинами и иными роботизированными механизмами. Приведя в действие генераторы, герой поспешил вернуться к центральному зданию, врата которого открылись ныне. Ночоро ступили внутрь, приступив к осмотру помещений, надеясь понять, какая участь постигла людей, прежде здесь обитавших.

Внимание и героя, и Ночоро привлекло к себе внушительных размеров устройство, находящееся в холле первого этажа. Туз определил, что предназначено оно для слияния различных видов монстров и выведения на их основе новых видов! Поистине, бесценная находка для укротителя!

Неожиданно здание ощутимо тряхнуло, и Ночоро ударились в панику. Туз сообщил Королю, что на верхнем этаже башни, в которой они находятся, пребывает некое устройство, ответственное на подземные толчки. Дабы понять назначение механизма, Туз и укротитель монстров отправились на верхний этаж здания. Как и во всем городе, здесь не было и следов человека, но очевидно, что покинули люди сей комплекс сравнительно недавно – машины и компьютеры пребывали все еще в прекрасном состоянии.

Ступив в помещение на верхнем этаже, лицезрел укротитель монстров роботизированный механизм, приказал подручным монстрам уничтожить его. И когда те справились с задачей, герой и Туз приблизились к панелям управления, принялись внимательно их изучать.

Над одной из панелей возникла голограмма – уже знакомой герою девушки, разрушившей иллюзорную реальность Рая. «Твое странствие как укротителя монстров лишь началось», - изрекла она, обращаясь к юноше, - «ровно как и познание этого мира. Ты должен сам понять, что произошло с нишим миром. Думаю, если бы я просто рассказала тебе об этом, потрясение оказалось бы слишком сильным. Поэтому я оставила здесь сообщение для тебя – одно из твоих позабытых воспоминаний».

Голограмма активировала одну из систем, и на мониторе возникла запись. Юноша узнал себя на ней себя, девушку – они ожидали чего-то наряду с огромным крылатым монстром. «Пришло время?» - обратилась к ним старушка, приблизившись; сопровождал ее безоволосый мальчуган, внешнее сходство которого с героем сложно было не заметить. – «Я должна извиниться за то, что оставлю на плечах ваших столь тяжкую ношу». «Не стоит», - отозвался герой. – «Мы по собственной воле приняли эту ответственность». «Уверена, мы преуспеем», - улыбнулась девушка тревожащейся старушке. – «Вам просто нужно верить в нас». «Что ж, я исполню свой долг и сберегу мальчугана», - вздохнула та, кивком указав на юнца. – «Не допущу, чтобы хоть один волос упал с его головы». Произнеся слова прощения, герой и девушка забрались на спину крылатого монстра, и тот воспарил в небеса.

Запись прервалась, и голограмма девушки продолжала говорить: «Ты должен разыскать Люсию... и Сопротивление... Люсия направит тебя по верному пути. И ныне надлежит тебе следовать на Дорогу Духов...»

Голограмма исчезла, и Туз восхищенно покачал головой: на противостояние к какому противнику отправились эти двое?.. И как случилось, что спутник его утратил все без исключения воспоминания о своем прошлом?.. Но отвлекаться на сии вопросы покамест не следовало, и Ночоро приступил к исследованию систем управления, дабы понять, что явяляется причиной подземных толчков.

Активировав одну из систем, осознал Туз, что полуразрушенный город воспарил в небеса, и ныне пребывает над облаками!.. Потрясенный и восхищенный, Ночоро сообщил укротителю, что они только что обнаружили механизм, управляющий гравитацией, который, к тому же, активировал устройства, позволяющие перемещаться между подобными же островками тверди, пребывающими в небесах.

Как следовало из отображающейся на мониторе карты островов, на каждом из них есть комплекс, подобный тому, в котором они ныне находились, и устройства, управляющие гравитацией.

Вернувшись на первый этаж здания, герой и Туз сообщили Королю обо всем, что им удалось выяснить. «Надо же, устройство, управляющее гравитацией!» - восхитился правитель Ночоро. – «Кто бы мог подумать, что люди обладают столь невероятной технологией!» Туз завершил Короля, что ему удалось починить устройство, и ныне подземные толчки прекратятся.

Узнав о том, что вознамерился укротитель выступить на поиски Люсии, сообщил Король, что означенная женщина – предводительница Сопротивления. «Передай ей, что мы, Ночоро, останемся здесь, и станем защищать это здание до тех пор, пока сюда не вернутся люди», - проникновенно произнес Король, и герой, простившись с Ночоро, устремился к устройству перемещения, означившемуся на западной оконечности парящего в небесах островка.

Оное доставило его на соседний остров – Путь Духов, в подгорное поселение монстров, известное как Неоновый Парк. И действительно, неоновых вывесок на зданиях здесь пребывало множество! «Здесь проживают хранители могил Садов Нежити», - сообщили юноше местные обитатели. – «Но из-за суровых законов, установленных Бундолдом, мы не смеем ступить в Сады». Кроме того, узнал укротитель, что помянутый Бундолд приказал вывести из строя иное устройство перемещения, бывшее на северной оконечности сего острова.

Встреченный призрак обратился к герою, признав, что знаком с Люсией. «Здесь, на Пути Духов, всем верховодит монстр по имени Бундолд», - собщил он юноше. – «Из-за него мы лишились своих домов и отчаянно ищем помощи. Пожалуйста, помоги нам покончить с тиранией Бундолда! Его оплот – к северу, в Садах Нежити». По словам призрака, для того, чтобы ступить в оплот местного заправилы, герою надлежит раздобыть три части ключа, владеют коими ближайшие приспешники Бундолда.

Покинув Неоновый Парк, ступил укротитель на обширный погост, рекомый Путем Духов. Бросая верных монстров в бой, а также приручая новые особи, разыскал юноша три части ключа, отомкнув ими двери склепа, в недрах которого схоронился Бундолд. Здесь, в подземных пределах, повстречал герой Ночору по имени Чомач, приятеля Туза. «Я хотел отыскать легендарную программу, установленную на Реактор, принадлежавший прежде Сопротивлению», - признался монстр. – «Но Бундолд уже наложил на нее свои лапы!» Ночору просил героя раздобыть для него Реактор, обещая, что явит за это секретные данные, хранящиеся на сем устройстве.

В подземельях склепа означился сам мертвяк Бундолд, который при виде героя изумился. «Ты ведь должен был оставаться в Раю!» - воскликнул Бундолд. – «Быть не может... Стало быть, Бошок мертв, да?» Вознамерившись покончить с обретшим свободу противником, мертвяк атаковал... но был повержен монстрами, брошенными укротителем в бой. «Я не могу позволить тебе продолжить путь», - в отчаянии прохрипел Бундолд, пав. – «Ведь предводительница Сопротивления, Люсия, находится совсем рядом, в Суровой Тундре... Нельзя допустить вашего воссоединения!..»

На столе в сем помещении обнаружил герой Реактор; судя по всему, сообщение от таинственной девушки, кое зрел он в павшем граде, было отправлено именно с этого устройства. Кроме того, в памяти реактора означился код к системам безопасности склепа, отмыкающий задние врата его и активирующий устройство перемещения на соседний остров, прежде отключенное Бундолдом.

В помещении возникла голограмма все той же таинственной девушки, молвившей: «Это сообщение было запрограммировано на возникновение в случае гибели Бундолда. Судя по всему, твои воспоминания и силы понемногу возвращаются». Девушка явила укротителю иной эпизод из прошлого, и зрел герой членов Сопротивления, пытающихся бежать от наступающий сил Монстров Тьмы. Те окружили бойцов у самого устройства перемещения, но отчаявшимся было воинам на помощь пришел он, укротитель, восседающий на спине гигантского монстра. Бестия сия атаковала Монстров Тьмы, и бойцы Сопротивление, воспользовавшись возможностью, устремились к устройству перемещения. Девушка задержалась на мгновение, благодарно кивнула герою...

Запись завершилась, и голограмма девушки напомнила герою, что ближайший друг Люсии ожидает его в Суровой Тундре, посему надлежит как можно скорее спешить на означенный остров – как и остальные, витающий в небесах.

Чомач обнаружил в сем же помещении искомый Реактор, содержащий в себе программу по созданию виртуальных реальностей для укротителей монстров – для обучения последних новым навыкам.

У устройства перемещения героя дожидался призрак, встреченный им прежде в Неоновом Парке; поблагодарив укротителя за низвержение Бундолда, дух передал ему камень, коий почитал священным – дар от Люсии.

Активировав устройство и наряду с монстрами переместившись на остров, рекомый Суровой Тундрой, герой проследовал в занимание монстрами здание, бывшее некогда огромным космическим кораблем – Полярный Парк. Удивительно, но и здесь не было и следа человека!..

Как оказалось, Полярный Парк был разделен на две области – западную и восточную, причем обитатели их враждовали друг с другом. Предводитель монстров Западного Полярного Парка, здоровенный морж по имени Тото, поведал укротителю, что Люсия уже покинула Суровую Тундру, отправившись в Крепость Черносталь. «Люсия – мой добрый друг», - признался Тото. – «Она просила меня дождаться твоего прибытия, а после следовать за нею. Однако вскоре после ее ухода устройство перемещения, связующее наш остров с Крепостью Черносталь, вышло из строя. Я бы починил его, но возникла куда более насущная проблема».

Рассказывал Тото, что вскоре после кончины после предыдущего предводителя монстров Восточного Полярного Парка, Сильвера, к власти пришел неистовый Йетас, развязавший гражданскую войну с собратьями. Тото просил укротителя обратиться к Йетасу с просьбой о перемирии, ибо конфликт опостылел уже обеим сторонам. Тото был уверен, что сподвижник Люсии сумеет убедить Йетаса, ведь последний был весьма высокого мнения о лидере Сопротивления и оставался у нее в долгу.

Но чтобы добраться до восточных пределов Северной Тундры, надлежало пересечь заливы, посему герой, воспользовавшись предоставленным Тото устройством для перемещения в виртуальную реальность, прошел в оной курс обучения по плаванию верхом на монстрах, а также удостоился ранга «B» в избранной профессии.

...Ступив в Восточный Полярный Парк, укротитель ступил в покои, занимаемые Йетасом, оказавшегося, как не сложно догадаться, йети. Вопреки завершениям Тото, Йетас добрых чувств ни к Люсии, ни к Сопротивлению не питал, и велел укротителю убираться прочь, пока жив. Даже монстры – подданные Йетаса, замечали, что вождь их ведет себя странно, ведь настроен он крайне агрессивно в отношении Тото, и то и дело говорит, что некую «надежду», которую необходимо сохранить.

Вернувшись в Западный Полярный Парк, герой поведал Тото о своем знакомство с Йетасом – следует отметить, не самом приятном. «’Надежда’, которую он так жаждет заполучить – последнее, что Люсия оставила нам прежде, чем ушла», - молвил Тото, когда укротитель закончил свой рассказ. – «’Это – наша последняя надежда, и она изменит мир’ – сказала она на прощание. Доселе знали о сем лишь я да Сильвер. Как же Йетас узнал о «надежде»? Что-то не складывается...»

В Западный Полярный Парк ворвались монстры, ведомые Йетасом; последний открыто обвинил Тото в убийстве Сильвера, после чего потребовал передать ему устройство, кое морж носил на цепи шее. Обернувшись к герою, Тото велел тому спешить в Западный Полярный Парк, ныне пустующий, и попытаться понять, что стало причиной смерти Сильвера, ведь теперь Йетас носил на шее в точности такое же устройство, что и он сам – и принадлежало прежде оное Сильверу! Чувствовал Тото, что дело нечисто, посему и просил укротителя выяснить подоплеку происходящего... сам же он задержит Йетаса и его подельников.

Герой выскользнул из остова корабля, вновь проделал путь до Западного Полярного Парка, и, спустившись в подземный Ледяной Погост, отыскал саркофаг, в котором – предположительно – похоронен Сильвер. Сдвинув в сторону тяжелую крышку, укротитель обнаружил Сильвера – целого и невредимого! Признался тот, что был предан верным своим сподвижником, Йетасом, и заключен в саркофаге; после чего монстр забрал себе ожерелье Сильвера – часто «надежды» - и возглавил клан Восточного Полярного Парка.

Каково же было удивление Сильвера, когда наряду с героем обнаружили они мертвого тело Йетаса, заключенное в ледяную глыбу! Но... кто же тогда правит кланом?..

Двое поспешили вернуться в Западный Полярный Парк, где выдающий себя за Йетаса монстр поверг Тото в противостоянии, сорвал с шеи моржа ожерелье. Ныне две половинки «надежды» были у него в руках – монстр торжествовал, упиваясь победой! «Люсия велела не пользоваться этим устройством, пока не придет время!» - с мольбой обратился Тото к противнику, на что тот лишь отмахнулся: «Заткнись! Мне наплевать на это!»

Провожаемый изумленными взглядами присутствующих монстров, Сильвер, сопровождаемый героем, приблизился к своему пленителю, обвинив того в расправе над истинным Йетасом и потребовав, чтобы самозванец явил истинную свою личину. Последний преобразился, представ ужасающей, демонической тварью. «Я – Азамук, Король Хитроумия», - представился он, усмехаясь. – «И сейчас я обрел последнюю надежду человечества, оставленную в сем мире этой глупой предводительницей Сопротивления, Люсией!»

На глазах монстров и героя Азамук соединил устройства, владели коими прежде Сильвер и Тото, явив взорам ничто иное, как Реактор Люсии! «Это – козырный туз, с помощью которого она надеялась покончить с нами!» - ликовал Азамук. – «И вскоре я уничтожу это устройство!» С этими словами монстр исчез, а Тото сообщил укротителю, что противник их наверняка поспешил в Железный Ковчег – лабораторию Люсии, сокрытую в южных пределах Суровой Тундры. Наверняка надеется он извлечь секреты Сопротивления из блоков памяти Реактора Люсии, а после – уничтожить его.

Укротитель монстров устремился к Железному Ковчегу, по коридорам которого ныне бродили монстры – подручные Азамука. Самопровозглашенный Король Хитроумия оставался в центральном чертоге, пребывало в коем древо, растущее в стеклянном цилиндре. Свято веря в то, что «надежда» - величайшее орудие Сопротивления, Азамук извлекал из памяти Реактора записи Люсии.

Но чуть погодя торжествующее выражение на лице его сменилось озадаченным, а после – и вовсе яростным, ибо осознал он, что «надежда», столь часто поминаемая обитателями Суровой Тундры – не оружие вовсе, а древо, находящееся у него перед глазами, созданное биоинженерами и призванное выдержать суровый климат, ведь плоды сего растения призваны обеспечить пропитанием племена Тото и Сильвера!.. Как следовало из записей, Люсия и остальные инженеры покидали лабораторию, вверяя дальнейшую заботу о древе устройству, контролирующему экосистему.

Азамук чувствовал себя жестоко обманутым. Растение, которому не страшен холод?.. Запасы продовольствия?.. Монстр преисполнился отчаяния: он был так уверен в том, что найдет в лаборатории совершенное оружие Сопротивления!.. Ярость свою вознамерился выместить он на жалком пособнике Люсии – укротителе, наряду с монстрами ступившем в чертог.

Однако в противостоянии Азамук оказался повержен, и последние слова порождения были мольбой, обращенной к некоему Темному Повелителю. Реактор Люсии зафиксировал нахождение в сем же помещении Реактор укротителя, и возникла поодаль голограмма таинственной девушки. «Активация этой записи означает, что ты сумел достичь Суровой Тундры и защитить плоды исследований Люсии», - изрекла она. – «Люсия думала не только о том, чтобы сражаться... но и о том, чтобы сделать наш мир лучшим местом. И через семя она создала ‘надежду’... но у нас была своя надежда – ты».

На мониторе ближайшей панели управления возникла запись следующих воспоминаний героя. В оной он наряду с девушкой грелся у костерка, прося ту собраться с силами, ведь предстоит им принять последний бой. «Чтобы остановить ее, потребуются силы нас обоих», - говорил он, и девушка согласно кивнула. – «К тому же, я и сам несколько вымотан... С момента нашего появления здесь сражения не прекращаются»... Неожиданно окружили их огромные рептилоиды, и лишь верный грифон, которого герой называл «Птахой», спас двоих от гибели, унеся их на спине своей в небеса. «Должно быть, монстры приближаются к маме и папе...» - говорил герой спутнице... когда запись неожиданно прервалась, и на мониторе возникла фигура, облаченная в черный доспех; лицо ее скрывал непроницаемый шлем. «Как ты, мой старый ‘друг’?» - пророкотал сей индивид. – «Я – Темный Повелитель... Тот, кто охотится на бойцов Сопротивления. Похоже, тебе надоело благоденствие Рая и решил ты ступить на путь, ведущий к саморазрушению. И девушка продолжает направлять тебя... неужто ты так ничему и не учишься? Нет... ты не сумеешь скрыться от меня снова... Я выслежу тебя!..»

Трансляция прервалась, а консоль пред героем взорвалась. Из Реактора Люсии донесся женский голос, приказывающий укротителю привести в действие резервный генератор, пульт управления которым находится здесь же, в лаборатории – действие это активирует устройство перемещение, связующее Суровую Тундру с Крепостью Черносталь.

Герой последовал инструкциям, когда ступили в лабораторию Тото и Сильвер. Монстры поведали юноше, что некогда обещали Люсии – никогда не станут они сражаться друг с другом. И та обещала прекратить все конфликты между местными чудовищами, вернув растительность в сии бесплодные пределы... Тото и Сильвер с благоговением воззрились на древо, сознавая, что исполнила Люсия свое обещание, подарив надежду их народам.

Простившись с предводителями племен Полярного Парка, герой покинул Железный Ковчег, и, разыскав устройство перемещение, ступил в оное... обнаружив себя близ Крепости Черносталь – на парящем в небесах острове, являющем собою пустынные земли. Здесь, в Пустынном Парке, ютились несчастные монстры, называвшие сии пределы «Землею Отчаяния». Поведали они укротителю, что властвует над твердыней лорд Итабуру – могущественный голем, принадлежащий к Монстрам Тьмы, именуемый также «Королем Пыток».

На глазах героя, успевшего схорониться в одном из альковов, помянутый Итабуру ступил в зал, и, указав струхнувшим монстрам, на ящик в центре помещения, потребовал подготовить ему надлежащую жертву... после чего удалился. Монстры поведали укротителю, что Люсия по доброй воле забралась в ящик, дабы спасти их, после чего Итабуру унес его в пределы Черностали, и боле о самоотверженной предводительнице Сопротивления не слыхали они.

Не видя для себя иного выхода, герой принял решение повторить путь Люсии. Воодушевившись, чудовища сшили для укротителя костюм лоскутного монстра, и тот, нарядившись в него, забрался в ящик. Вскоре вернулся Итабуру, и, забрав с собою жертву, проследовал в темницу крепости, где бросил героя в одну из камер.

Укротитель, предусмотрительно оставаясь в прекрасно сшитом костюме монстра, сумел через трещину в стене пробраться в соседнюю камеру, где прежде заточена была Люсия. Но последний там не оказалось – лишь сброшенный за ненадобностью костюм – в точности такой же, коий носил ныне и сам герой. Какая же участь постигла лидера Сопротивления?..

Электронный замок на камере Люсии был отключен, и укротитель выступил в коридор, осмотрелся. В камерах сей темницы томились и иные монстры, но сейчас он ничем не мог помочь им. Выдавая себя за нового тюремного стража, герой получил он охранников свое первое задание – проследовать на второй этаж крепости и убедиться в том, что устройства продолжают функционировать без сбоев.

О каких устройствах идет речь?.. На означенном этаже зрел укротитель капсулы; на глазах его стражи запихнули в одну из них некоего пленника... а спустя какое-то время тот выступил наружу, чудовищно преображенный – обращенный в Монстра Тьмы! «Да здравствует Мать!..» - раз за разом повторял он; тело монстра ныне состояло отчасти из кристаллов даркониума – носителей темной материи.

Пораженный, герой поспешил вернуться в темницу, где Итабуру, обратившись к стражам, постановил, что в крепость вот-вот пребудет Темный Повелитель. Герой встревоженно переступил с ноги на ногу... когда ткань костюма его с треском порвалась. Взоры монстров обратились к укротителю, и Король Пыток потребовал, чтобы выбирался тот из костюма и показался им. Вздохнув, герой исполнил приказ, и Итабуру, присмотревшись к нему, изумился: «Ансес!.. Что ж, теперь-то ты от меня не уйдешь!..»

Ансес... Вот, стало быть, как его зовут... Укротитель устремился прочь, преследуемый недавно преображенными Монстрами Тьмы. «Я думала тебе конец», - прозвучал голос из динамика Реактора. – «Поднимайся на пятый этаж. Буду ждать тебя там».

Уговаривать укротителя не пришлось, и, старательно избегая противостояния с монстрами, добрался он до означенного этажа, где в одном из неприметных помещений дожидалась его старушка, восседающая на зависшем в метре от пола кресле – наверняка технология на основе репульсоров. Женщину сию укротитель видел в записи, явленной ему в центральной башне покинутого города людей, и сейчас представилась она – Люсия, предводительница Сопротивления. «Именно я верховодила противостоянием Матери», - молвила она, но, видя, что имя сие Ансесу ни о чем не говорит, пояснила: «Мать – огромная машина, управляемая искусственным интеллектом, сотворившая этот мир. Некоторые даже считают ее божеством. Но однажды поведение Матери разительно изменилось. Казалось, что ИИ «заражен»... С тех пор Сопротивление и противостоит Матери; мы делаем все возможное, чтобы защитить этот мир».

Надеялась Люсия, что с возвращением укротителя появился у них шанс на победу, и первым шагом для обретения оной станет уничтожение Преображающего Устройства, расположенного здесь, в сердце крепости; именно оно обращает самых что ни на есть обыкновенных монстров в безумных и могущественных Монстров Тьмы!

Люсия сообщила герою, в каком из помещений башни возможно добыть ключ, отмыкающий электронные замки на тюремных камерах; сама же она вознамерилась проникнуть в чертог, находится в котором Преображающее Устройство, и заложить там взрывчатку. Простившись друг с другом, устремились они в разные стороны...

Обретя ключ, укротитель вернулся в темницу, где вызволил из камер заключенных монстров, ожидающих преображения, и те с готовностью примкнули к нему, дабы сразиться с миньонами Короля Пыток. Люсия как раз заканчивала прикреплять пакеты со взрывчаткой к основанию Преображающего Устройства, когда герой и монстры его ступили в обширный чертог... А следом – Итабуру...

Монстры укротителя сразили Короля Пыток... но в помещение ступил Темный Повелитель. Поверженный Итабуру молил о прощении, но Темный Повелитель не удостоил миньоном своего даже взглядом, ибо прикован он был исключительно к Люсии и Ансесу. «Что ж, вы выяснили назначение Преображающего Устройства», - изрек он. – «Да, с помощью его мы подчиняем волю монстров, и становятся они преданными слугами Матери. И я не позволю вам разрушать наши замыслы».

Он щелкнул пальцами, и взрывчатка на глазах пораженных Люсии и героя вспыхнула и погасла. В чертог ступили Монстры Тьмы, устремились к обреченным бойцам Сопротивления. Люсия протянула Ансесу свой Реактор, указала на вентиляционное отверстие, велев бежать, и немедленно. Сама же она намеревалась разыграть свою последнюю карту...

Активировав одну из систем на своем репульсорном кресле, Люсия инициировала сильнейший выброс тепловой энергии; системы Преображающего Устройства перегрелись, выходили из строя. Подобного хода со стороны предводительницы Сопротивления Темный Повелитель не ожидал; женщина жертвовала собою, дабы пресечь претворение в жизнь дьявольского замысла!..

Преображающее Устройство взорвалось, и в огненной лавине погибла доблестная Люсия... Ансес же сумел бежать, вернуться в Пустынный Парк... когда Реактор Люсии передал его собственному устройству сообщение – программу «ключ», позволяющую открывать любые электронные замки. Именно с ее помощью Люсии удалось бежать из тюремной камеры в основании Крепости Черносталь!.. К программе прилагалось голосовое сообщение, которое Люсия загодя записала на случай, если случится с ней нечто плохое. «Ты должен подняться на верхний этаж крепости, где находится устройство перемещения», - говорила Люсия. – «С его помощью ты сможешь достичь соседнего острова, где расположен Пламенный Вулкан. Там находится твой старый друг, Птаха! Как можно скорее разыщи его!»

Следуя последней воле предводительницы Сопротивления, герой поднялся на верхний этаж Крепости Черносталь; после гибели Короля Пыток монстры в стенах ее пребывали в смятении, а Темного Повелителя нигде не было видно. Неужто сгинул он во взрыве?.. Нет, надеяться на такую удачу не приходилось...

Добравшись до панели управления устройством перемещения, укротитель активировал оное... и подле него вновь возникла голограмма девушки. «Крепость Черносталь – фабрика по производству Монстров Тьмы, созданных лишь для служения Матери», - сообщила она, и смекнул герой, что послание сие предназначается исключительно для Люсии. – «Мы не можем допустить, чтобы это продолжалось... Но отправляться туда одной... крайне рискованно... Я уверена, мы все еще можем спасти Ансеса! Я найду его, обязательно найду! Пожалуйста, Люсия, не предпринимай ничего безрассудного. Ведь именно так мы потеряли его...»

На мониторе возник фрагмент очередного эпизода из прошлого. На спине Птахи восседали герой и девушка; отчаянно хлопая крыльями, грифон пытался оторваться от преследующих его монстров. Понимая, что не скрыться им, Ансес спрыгнул наземь, велев спутнице своей бежать. «Я же Ансес – Бессмертный, помнишь?» - с улыбкой бросил он на прощание. – «Ничего со мной не случится!»

Стало быть, то противостояние стало для него последним, а после случилось длительное заключение в Раю и лишение воспоминаний о прошлом...

Укротитель наряду с монстрами проследовал к устройству перемещения, и вскоре ступал по покрытой пеплом земле соседнего острова – Пламенного Вулкана. Монстры Магматического Парка, обитающие у подножия горы, несказанно изумились возвращению героя, а старейшина поселения указал ему путь к жилищу Птахи. Но даже при виде верного грифона воспоминания не вернулись к укротителю, и Птаха предложил тому забраться на самую вершину горы Элпис, дабы вновь воспарить в небеса вдвоем, достичь самого Ядра – острова, пребывает на котором Мать.

Но, как оказалось, герой совершенно не представлял себе, как возможно держаться на спинах летающих монстров. Обескураженный, Птаха указал другу на монолит, являющийся ключом к переходу в знакомую уже виртуальную реальность для обучения укротителей монстров. Здесь ИИ Тереза обучила Ансеса утраченным навыкам, присвоила ранг «А», а после молвила: «В памяти моей содержатся сведения о том, что прежде тебе уже присваивался этот ранг – как раз перед тем, как отправился ты противостоять Матери. Однако она одержала верх, лишила тебя воспоминаний и заточила в искусственном пространстве под названием «Рай». К счастью, союзники сумели спасти тебя и вновь направить сюда, дабы восстановил ты утраченные навыки. Тебе следует отправиться к тайной базе Сопротивления, где ожидает тебя девушка – Лената».

ИИ Тереза открыла герою местонахождение базы – неподалеку, на вершине горы Элпис, находится тайный вход в нее. Покинув ВР, Аспис забрался к спину грифона, указав тому на означенное плато... Но здесь атаковал их Смертокрыл – механический дракон, обращенный в Монстра Тьмы.

Уничтожив сие порождение, герой с помощью программы «ключ» открыл электронный замок, блокировавший вход в базу, проследовал в недра вулкана. Здесь лицезрел он лабораторию, пребывало в которой множество цилиндров для клонирования, и в каждом из них... было его собственное тело!.. В центральном же цилиндре, заполненном зеленой жидкостью, находился мальчик, в котором Птаха – изумленный увиденным не меньше укротителя – узнал младшего брата Асписа.

«Наконец-то вы явились», - молвила Лената, приближаясь, и, указав на цилиндры, вздохнула: «Это – последняя карта, которую может разыграть Сопротивление. И мой долг – защищать это место... Правда в том, что ты – не Ансес... а клон его младшего брата! Вы разделяется генетический код, но у тебя нет души – ведь ты клон». Укротитель лишился дара речи, столь неожиданным оказалось это откровение. А Лената продолжала объяснять: «Хоть ты и не оригинал, но, в сущности, точная копия его. Воспоминания клонов возможно извлекать и сохранять на цифровых носителях, а после – помещать их в разумы иных клонов. До тех пор, пока изначальное тело остается в целости и сохранности, мы можем хранить воспоминания... таким образом, индивид этот фактически бессмертен!»

«Как интересно», - произнес глубокий голос, и в чертог ступил Темный Повелитель, признавшийся, что выжил во взрыве, использовав тело Итабуру как щит. Благодаря Смертокрылу, успевшему перед гибелью передать в Ядро сведения о местонахождении базы Сопротивления, о ней узнал я... Теперь-то я понимаю, почему ты столь живуч. Ведь мы прикончили тебя уже дюжину раз, по меньшей мере!»

Вознамерившись покончить с источником клонов, Темный Повелитель призвал здоровенного гиганта, Прометея, велев тому сразить укротителя. Однако монстры Ансеса покончили со злобным великаном, и пораженный, Темный Повелитель отступил, поспешив вернуться к Ядру.

Перед тем, как Ансес последует за ним, Лената хотела, чтобы узрел он последнюю видеозапись, оставленную для клонов своих изначальным Ансесом. Отправляясь в последний бой, на верную смерть, тот обращался к носителям своего гена, говоря: «Ситуация кажется критической. Я недостаточно силен. Но я отказываюсь сдаться! Я не могу допустить, чтобы Монстры Тьмы разрушили наш мир! Я выступаю в путь, чтобы избавить мир от тьмы, поглощающей как людей, так и монстров. Потому мы покончим со всем и вернемся домой... А если нет... ты продолжишь начатое мною. Но помни: ты – это ты... а не я... потосу проживи жизнь так, как сам посчитаешь нужным».

Трансляция завершилась. «К несчастью, наш Ансес так и не вернулся», - с нескрываемой печалью молвила Лената, - «как тебе уже известно. Он погиб в противостоянии с ним – не смог покончить с Монстрами Тьмы и очистить Мать, к тому времени всецело поглощенную тьмой. Чтобы продолжить сражаться, мы решили создать его клона, дабы наследник Ансеса выступил надеждой для Сопротивления. Таким образом мы даровали Ансесу и его идеалам бессмертие, и назвали этот эксперимент проектом ‘Джокер’»... Но в процессе претворения его в жизнь мы обнаружили несколько существенных недочетов, которые не приняли к сведению при планировании. Мы не сумели отыскать человеческое тело, способное перенять все силы и умения Ансеса... И когда ты, его младший брат, узнал об этом, то предложил себя... став, таким образом, Ансесом. Уже не в первый раз ты принимаешь это решение – стать Ансесом и попытаться спасти этот мир. И все же ты волен избрать собственный путь. Или же претворить в жизнь мечту Ансеса... или – позволить миру этому погибнуть».

Герой завершил Ленату, что непременно завершит дело Сопротивления, покончит с Темным Повелителем и очистить Мать от снедающей ее тьмы. Девушка поведала, что на вершине горы Элпис находится последнее из устройств перемещения, созданных Люсией, и доставит оно Ансеса и монстров его прямиком к Ядру.

Вспользовавшись оным, последние выжившие бойцы Сопротивления – Ансес и Лената – переместились в пределы Ядра. Внутренние помещения комплекса были разрушены, повсюду виднелись груды кристаллов даркониума, и множество Монстров Тьмы бродило окрест. Лената изумленно показала головой: она и помыслить не могла, что темная материя поглотит комплекс столь стремительно... Герою Лената явила энергетическую сферу, поведав, что это – программа, способная обратить заражение Матери... но для того, чтобы запустить ее, они должны добраться до внутренних помещений комплекса – туда, где находится средоточие искусственного интеллекта, сотворившего сей гибнущий мир.

Расправляясь со множеством монстров, разрушая кристаллы даркониума и уничтожая питаемые энергией тех защитные барьеры, Ансес продвигался внутрь Ядра... когда неожиданно изменилась реальность, и он обнаружил себя в знакомой безмятежности Рая. Ныне вновь стал он младшим братом Ансеса, а верный робот Санчо поведал, что живут они здесь с тех пор, как завершилось великое сражение. И сам Ансес, и монстры окружили героя, безмятежно улыбаясь... Разум героя был затуманен, но все же сознавал он, что зрит морок, иллюзию... «Ленаты здесь нет», - говорил ему Ансес. – «Все наша боль, все страдания – лишь из-за нее. Потому просто забудь о ней...»

Но нет, не готов был герой выбросить из разума все воспоминания о Ленате; подсказывало сознание, что если сделает он это, то подвергнет себя страшной опасности... Активировав Реактор, герой запустил программу сканирования окружающих его жизнеформ, обнаружив, что за образом Ансеса скрывается никто иной, как Темный Повелитель!..

Рай исчез, и герой обнаружил себя в пределах Ядра. Лената трясла его за плечи, приводя в чувство... «Невероятно!» - изрек Темный Повелитель. – «Лишь силой воли ты сумел избавиться от моего гипнотического воздействия!» Призвав двух могущественных Монстров Тьмы – Кашалота и Ападемака, - Темный Повелитель вскочил на спину одного из них, приказав тварям атаковать...

Направляемые Ансесом монстры покончили с миньонами Темного Повелителя, тяжело ранили его самого. «Невозможно!» - прохрипел Темный Повелитель, оседая наземь. – «Ведь я – сильнейший из укротителей монстров, последний чемпион Состязаний! Я должен был оказаться сильнее Ансеса!.. Ведь противник мой – всего лишь жалкий клон его младшего брата!» «Люди обладают безграничным потенциалом», - обратилась Лената к умирающему. – «Да, он был сражен раньше, но продолжал сражаться, и усердие позволило обрести ему великие силы. Ты вновь недооценил нас...»

Темный Повелитель скончался, а Ансес наряду с Ленатой приблизились к частично поглощенной сгустками плоти Матери, подвергшейся заражению. Над ладонью девушки вновь возникла сияющая сфера, и высказала надежду она, что программа эта сможет очистить ИИ.

Сфера устремилась к Матери, исчезла... Двое замерли, ожидая, что же произойдет... Но разорвал тишину чертога хохот, и плоть пришла в движение, обращаясь в гигантскую, чудовищную кисть руки; на ладони ее раскрылась пасть, на подушечке одного из пальцев возникла голова. Герой с ужасом взирал на сие поражение, и возвестило то: «Вы всего лишь немного опоздали, юная леди! Позвольте же просветить вас о том, кто я такой. Давным-давно жил на свете человек, Кармассо. Он занимался исследованиями даркониума и открыл врата в Мир Тьмы, сам обратившись в монстра. Один из укротителей монстров с помощью союзника – Инкарнуса – сразил Кармассо, но скверна, порожденная тем, никуда не исчезла. Скверна обратилась в темную материю и распространилась по миру. Она продолжала воплощаться в кристаллах даркониума». «Стало быть, воплощение ненависти Кармассо и стало источником заражения Матери?» - ужаснулась Лената, и порождение подтвердило: «Именно! И, поскольку Мать способна создать и поддержать существование целой планеты, я решил, что почерпну немного ее энергии, чтобы обрести для себя новое тело. Я – новая сущность, порожденная от злобы Кармассо. Имя мое – Придаток!.. И я не позволю вам очистить Мать. Я стану величайшим укротителем монстров в этой вселенной, исполню тем самым давнюю мечту Кармассо!»

Придаток атаковал, но в тяжелейшем противостоянии был повержен. Отказываясь принять поражение от рук монстров, направляемых человеком, он принялся поглощать все без остатка энергии Матери; обезумев, Придаток намеревался стать сильнейшей сущностью в сем мире... даже ценой его гибели.

Энергии тьмы объяли Ядро... но Лената переместила и себя, и Ансеса на Тихие Луга. «Я должна открыть тебе правду», - молвила девушка, обращаясь к укротителю монстров, - «о человечестве... и о моих попытках сохранить свое существование. Ранее люди жили на одной из планет, где сосуществовали наряду со множеством видов монстров. Развитие их цивилизации достигло невероятных высот, и источником энергии для них служили кристаллы даркониума. Но однажды... разразилась страшная гражданская война, положив конец благоденствию. Люди вознамерились начать все сначала, на иной планете... Но замысел этот оказался обречен на неудачу. Мать создала планету для них... но была заражена даркониумом и обезумела. Как мы теперь знаем, стояла за произошедшим злая воля Кармассо... Ощутив собственное заражение, Мать сумела выделить основу своей программы и изолировать ее от остальных модулей. Так появилась я – та самая основа программы Матери, выступающая ее очистителем. Сейчас Придаток пытается поглотить энергии Матери без остатка, и я не знаю, что произойдет, когда это случится. Возможно, я просто исчезну; в этом случае очищение Матери так и не случится, и Придаток распространит власть свою над миром».

Лената молила героя помешать сему, ведь он – единственная надежда, которая осталась у этого мира. Ныне оный объяла темная материя, поглощающая энергии мира; кроме того, наличие ее блокирует устройства перемещения, и вернуться в Ядро посредством их возможным не представляется.

Лената переместила героя в знакомую виртуальную реальность, где приветствовал обоих искусственный интеллект Тереза – созданный, как оказалось, Матерью по образу ее и подобию. Здесь Ансес прошел обучение по управлению монстрами, парящими в поднебесье; лишь с помощью подобных возможно ныне достичь Ядра! Обретя высший ранг на экзамене, герой покинул виртуальную реальность, и Лената призвала создание, следовавшее прежде за изначальным Ансесом – Эмпирию! «Когда ты, его брат, был лишь ребенком, Ансес надеялся однажды вернуться домой, и вместе с тобой облететь на спине птицы этой весь мир», - молвила Лената.

Эмпирия воспарила в небеса – над миром, объятым темной материей. На каждом из парящих островов пребывали возрожденные лейтенанты Придатка – обретшие поистине гигантские размеры и силы. Вернув к жизни сих порождений, надеялся Придаток, что покончат те с Ансесом, не позволят ему приблизиться к Ядру...

Но монстры, ведомые героем, сразили Бошока, Бундолда, Азамука, Итабура, а также Прометея, восседающего верхом на Смертокрыле, и заражение островов темной материи прекратилось с их гибелью. Наконец, Эмпирия достигла Ядра, и Ансес, оставив наряду с монстрами гигантскую птицу, устремился к центральному помещению комплекса, где лицезрел гуманоидную кибернетическую сущность. Слившись воедино с Матерью, Придаток обрел невероятное могущество, и ныне именовал себя божеством сего мира. Что ж, возможно, он и был недалек от истины...

...И все же монстры Ансеса повергли его вновь. Придаток был поражен: как возможное такое, ведь смертные не в силах разить богов?..

Воплотившись подле героя, Лената вновь попыталась было очистить Мать с помощью заложенной в сияющую сферу программы... но безуспешно. «Мать восстановить невозможно», - изрек Придаток. – «Я поглотил ее все, без остатка, и очистить ее нельзя. Лишенный Матери, этот мир погибнет».

Темная материя вновь объяла мир, начав разрушать его... Обратившись к Ансесу, молвила Лената: «Я сделаю все возможное, чтобы уничтожить это существо и очистить Мать... И заплачу любую цену... Я была создана сущностью Матери, и содержу в себе основную ее функциональность. Пусть я не смогу восстановить ее, но все же сумею спасти этот мир от гибели, предотвратив окончательную гибель искусственного интеллекта. Мир этот продолжит существование».

Фигуру Ленаты объяло сияние; воплощение сущности Матери воспарило в воздух, и, обратившись к герою, поблагодарило того за все. «Ненависть Кармассо зародилась на нашей родной планете, и преследовала нас и в этом мире», - изрекла она. – «Но ты прекратил страдания мирян... Теперь – моя очередь сыграть отведенную мне роль, исполнить свой долг. Я сберегу этот мир... ведь именно в этом и состоит основное назначение Матери».

Лената исчезла, воссоединившись с Матерью, пресекая дальнейшее распространение заражение. Потоки тьмы, снедавшие мир, иссякли... ровно как и воплощение Придатка...


Ансес вернулся на Тихие Луга... когда Реактор его принял входящее сообщение – от Люсии! Последняя оставалась в Лесном Парке, поведав изумленному герою, что создана посредством технологии клонирования. Люсия надеялась, что сумеют они вернуть Ленату, принявшую решение пожертвовать собой ради мира.

Но прежде всего Люсия велела Ансесу добраться до орбитальной космической станции под названием «Эпицентр». Вновь взобравшись на спину Эмпирии, герой устремился на парящий в небесах отдаленный остров, находящийся вдали от остальных, на невероятной высоте.

Здесь обнаружил Ансес цилиндры для клонирования, однако созданные на основе куда более старых технологий, нежели тот, которые были использованы для создания его самого. Здесь Люсия – точнее, очередной ее клон, приветствовала героя, однако на глазах последнего тело старушки обмякло, а предстала юноше молодая девушка, выступив из одного из цилиндров.

«Впервые ты разговариваешь со мной, когда я остаюсь в этом новом теле», - улыбнулась она. – «Мое настоящее имя – Арома. Но прежде я общалась с тобой, выдавая себя к гениальную ученую – профессора Люсию! Именно она создала Мать и воплотила в жизнь проект по перемещению человечества на новую, искусственно созданную планету. В ту пору я выступала ее ученицей. Мы вместе работали над проектом, и она научила меня всему, что знала сама. К тому времени, когда Мать обезумела и сотворила наш Расколотый Мир, Люсия была уже стара; потрясения моя наставница не вынесла, скончалась.

Была уничтожена и большая часть криокапсул, находились в которой наши товарищи... человечество оказалось на грани гибели. Мне надо было действовать быстро. Если бы люди узнали о смерти своей предводительницы, воцарилась бы паника!.. Наши технология клонирования лишь разрабатывались, но я все же воспользовалась ими, и, создав копию тела Люсии, управляла им своим сознанием. Таким образом панику я предотвратила...»

Пораженного сим откровением Ансеса Арома препроводила в соседнее помещение, находилось в котором миниатюрное сияющее устройство, заключенное в защитную оболочку. «Люсия называла его Семенем Планеты», - молвила девушка. – «С его помощью мы сможем спасти Ленату. Семя Планеты – функциональность, с помощью которой Мать способна создать новую планету. Лената слилась воедино с Ядром, дабы поддерживать существование Матери. Но если мы воспользуемся Семенем Планеты для восстановления Матери, Лената ей больше не понадобится... Однако сейчас несколько частей Семени, именуемых ‘Осколками Планеты’, отсутствуют, и находятся они за пределами трех червоточин – разрывов в пространственно-временном континууме, связующих Расколотый Мир с иными точками вселенной. За пределами червоточин обитают Божества Творения, каждый из которых владеет одним из Осколков Планеты».

Сила божеств велика, но Арома обещала Ансесу, что поможет ему справиться с этими порождениями. Вернувшись в разрушенный город, ныне занятый Ночоро, девушка провела укротителя монстров на подвальный этаж центрального знания, где находилась машина, позволяющая укротителям посещать виртуальные реальности и оттачивать свои навыки. Поведала Арома, что, сражаясь в определенных симуляциях, сможет Ансес обрести три кольца, каждое из которых принадлежит определенным Божествам Творения.

Так, получил герой кольцо Аттихокка, Бога Земли, Вадацуми, Бога Морей и Хоакари, Бога Небес. Открывая шлюзы в Эпицентре, Арома направляла Ансеса к разломам в реальности, и, проходя в оные, тот направлял монстров своих против легендарных сущностей, воплощающих в себе могущество земли, морей и небес. Разя божеств, обретал герой Осколки Планеты.

Позже, вернувшись в Эпицентр, передал он сии артефакты Ароме, и та, наконец, сумела завершить создание Семени Планеты – с помощью которого, как она надеялась, спасение Ленаты станет возможным. Рассказывала Арома герою, как изначальный Ансес обнаружил Ленату без сознания близ города людей. Та лишилась воспоминаний, и совершенно не помнила о том, что является воплощением основной функциональности Матери; но со временем память вернулась к ней, и осознала Лената, что именно являет собой. Так зародилось Сопротивление, поставившее перед собой одну-единственную цель: очистить Мать от заражения.

Арома и Ансес поспешили вернуться в Ядро... обнаружив, что вход в центральное помещение преграждает энергетический барьер. Наверняка создала его Лената, дабы предотвратить нежелательное вторжение... Усмехнувшись, Арома с легкостью уничтожила барьер, подивившись наивности Ленаты.

Приблизившись к сфере, оставалась в которой Лената, Арома вознамерилась было высвободить энергии Семени Планеты, когда путь ей преградил Темный Повелитель!

Благодаря полученной от Матери информации, Темный Повелитель знал все о Семени Планеты, ровно как и о том, что с помощью его укротитель наряду с исследовательницей вознамерятся вернуть Ленату, освободив ее от нынешнего бремени. Будучи сраженным прежде, он сокрыл сущность свою в Семени Планеты, и теперь был возрожден руками своих врагов, высвобождавших энергии реликвии! Более того, обрел он могущество, коим обладали прежде три Божества Творения!

Поглотив Семя Планеты, Темный Повелитель преобразился, представ огромным механическим порождением. Но, несмотря на новообретенные божественные силы, был сражен монстрами Ансеса... И сей же гибель физического воплощения не означала уничтожение сущности... Темный Повелитель преобразился вновь, воплотишвись в еще более гигантском и ужасающем обличье.

Но и эта трансформа не спасла его от поражения... Темный Повелитель пал; Семя Планеты отделилось от его тела, медленно воспарило в воздух. «Это Семя дарует надежду миру!» - молвила Арома, обращаясь к темной сущности. – «Тебе же нет в нем места!»

Донельзя ослабленное, воплощение Темного Повелителя было уничтожено, и Арома вновь направила Семя Планеты внутрь сферы, пребывала в которой базовая функциональность Матери. На этот раз реликвия была успешно интегрировала с сущностью искусственного интеллекта; фигура Ленаты отделилась от сферы, опустилась на пол близ Ансеса и Аромы. Последняя кратко поведала Ленате о себе, назвавшись истинным предводителем Сопротивления, принявшим личину Люсии и верховодившим движением посредством клона ученой.

Мать была очищена от заражения, и вновь могла поддерживать существование этого мира. Множество людей пробуждались от криогенного сна, покидали капсулы, находящиеся здесь же, в Ядре. Вскоре колонизация этой планеты продолжится...


Благоденствие воцарилось в землях Расколотого Мира, и однажды Арома сообщила Ансесу и Ленате, что собирается наряду с немногочисленными сподвижниками вернуться в их родной мир, который однажды пришлось покинуть, ибо был он разрушен в гражданской войне между людскими державами. Сумела Арома искусственно создать еще одно Семя Планеты, и надеялась, что с его помощью сможет возродить истерзанный мир.

Проследовав в Эпицентр, Арома наряду с товарищами ступили в криогенные капсулы, и те, отделившись от станции, устремились в черноту космоса... Но неожиданно на пути капсулы Аромы возник монстр, и сфера, ударившись в сие создание и потеряв управление, рухнула на поверхность Эпицентра.

Монстр, внешне походящий на внушительных размеров цыпленка, представился: «Тико». Он и сородичи его, принадлежащие к расе Пипито, рассредоточились по космосу, разыскивая легендарного божественного монстра, Инкарнуса, несколько столетий назад закрывшего врата в Мир Тьмы на одной из далеких планет. Тико ощущал присутствие Инкарнуса в Расколотом Мире и надеялся вскоре отыскать его.

Арома и Лената переглянулись: о том, что находится божественный монстр на этой планете, они не ведали и считали подобную возможность крайне маловероятной. «Что это за планета?» - осведомился Тико. – «Какая-то она странная». «Да, этот мир был создан искусственным интеллектом, подвергшимся заражению», - сообщила монстру Лената, и тот нахмурился: «Может, я не мог отыскать божественного монстра, потому что это мир столь искажен?.. Что ж, тогда я непременно найду зеркало Ра, отражается в котором лишь правда, и увижу в нем истинную суть этой планеты!»

Помянутый артефакт находится в родном мире божественного монстра, и Тико просил Ансеса отправиться туда вместе с ним. Услышав об этом, Амора восхитилась: легендарный мир могущественных монстров – Мир Света! Отправиться туда – сокровенная мечта любого укротителя!.. И, поскольку капсула ее все равно вышла из строя, она с удовольствием примкнет к Ансесу; Лената же оставалась в Расколотом Мире, ведь технически являлась частью Матери и, как следствие, не могла покинуть планету.

Тико сотворил разрыв в континууме – навык, обладали которым представители его расы, - ступив в который, Амора, Ансес и монстры его оказались в родном мире Инкарнуса. «Обитают в этом мире божественные монстры», - рассказывал Тико спутникам, в изумлении взирающих на могущественных тварей, пребывающих в сей реальности. – «Правят им два брата: Король Силы, Джестер, и его младший брат - Король Мудрости, Джокер. Именно последний божественный монстр, разделяющий имя со своим укротителем и сподвижником, сумел закрыть портал в Мир Тьмы и спасти планету».

Следуя за Тико, Амора и Ансес ступили в селение, пребывало в коем зеркало Ра. Старейшина поблагодарил людей за помощью, которую оказывают те Тико в поисках исчезнувших королей и их верных божественных монстров. Поведал он, как неожиданно возникли в сем мире врата, выступило из которых множество монстров, направляемых Лордами Демонов. Противостояли оным божественные монстры – Инкарнусы, возглавляемые Джестером и Джокером... Долго длилось противостояние, но однажды и демоны, и божественные монстры наряду с королями Мира Света попросту исчезли! Никто не знал, какая судьба постигла Инкарнусов, и Пипито отправились странствовать по вселенной в надежде разыскать их. С тех пор прошло пять лет... «Пять лет?» - нахмурилась Арома. – «Расколотый мир был создан Матерью примерно в то же время».

Поиски привели Тико к Расколотому Миру, находящемуся неподалеку от того места, где произошло финальное противостояние божественных монстров с Лордами Демонов; именно там обнаружил Пипито рог Инкарнуса Джокера, предположив, что сей могущественный монстр может находиться где-то в пределах созданной Матерью реальности.

Тико просил старейшину позволить им воспользоваться магией зеркала Ра, чтобы продолжить поиски божественных монстров в Расколотом Мире. Старейшина сокрушенно заметил, что с исчезновением королей реликвия утратила свои силы... однако восстановить оные возможно, нужно лишь вознести молитвы пятнадцати королям прошлого у монолитов, разбросанных по землям Мира Света!

Покинув селение, Ансес выступил на поиски монолитов; вознося молитвы у каждого, обретал он благословение королей древности, и зеркало Ра восстанавливало свои магические энергии. К сожалению, восстановить изначальное могущество артефакта так и не удалось, и герой, забрав оный с собою, вернулся в Расколотый Мир, где передал зеркало Тузу; Ночоро обещал, что постарается вернуть реликвии утраченные силы в полном объеме.

И действительно, довольно скоро Туз создал программу, полностью симулирующую действие зеркала Ра, загрузил ее в Реакторы Ансеса и Аромы. Последние попробовали запустить программу... с изумлением обнаружив, что все без исключения Ночоро – божественные монстры из Мира Света, скрывающиеся за иллюзорными обличьями! И теперь, обретая свои истинные облики, божественные монстры вспоминали о сражениях с миньонами Лордов Демонов, до нынешнего момента позабытых.

Продолжая обращать с помощью «программы Ра» Ночоро в божественных монстров и возвращать им воспоминания, герой разыскал Короля Ночоро... Но на глазах его тот был обращен не в божественного монстра, но в Короля Демонов, Мадладжа, верховодившего давнишним вторжением в Мир Света! Поведал Мадладж, что пять лет назад, в час великого сражения, некая космическая хаотическая сила вмешалась в противостояние монстров, заключив тех в неказистые тела Ночоро и переместив в Расколотый Мир. Лената изумилась: неужто помянутая Королем Демонов сила – энергии Матери, подвергшейся заражению?.. «Подобную возможность нельзя сбрасывать со счетов», - признала Амора, хоть и звучало предположение Ленаты слишком невероятно. С другой стороны, хаотическая сила, способная созидать планеты, вполне могла преобразить даже столь могущественных монстров...

Король Демонов вознамерился покончить с божественными монстрами в частности и Расколотым Миром в целом, но, обнаружив, что силы его все еще не восстановились окончательно, предпочел ретироваться, дабы нанести удар по тварной реальности позднее.

Трое божественных монстров обратились к герою, признавшись, что выступают тремя из возможных воплощений Джокера, но для того, чтобы принял Инкарнус свое истинное обличье, надлежит отыскать его четверое воплощение, остающееся где-то в Расколотом Мире... Кроме того, надлежит Ансесу попытаться обнаружить и старшего брата Джокера – Джестера, а также выяснить, где именно находится портал в Мир Тьмы, который Король Демонов – вне всяких сомнений – откроет вновь. И тогда легионы демонических порождений изольются в Расколотый Мир, и обитатели оного будет уничтожены...

Ансес вновь выступил в мир, являющийся, как он разумел ныне, одной гигантской иллюзией. «Программа Ра» позволяла ему зреть истинную природу вещей, преображать живых и неживых существ в божественных монстров и демонов, кои немедля возвращались к своему предвечному противостоянию.

Исследуя город, лицезрел герой камень, торчали из которого лапы Ночоро. Как же вызволить несчастного?.. На помощь пришла Куку – одна из Пипито, также занятая поисками короля божественных монстров. Призвала она легендарного мечника, Леоникса, который с легкостью расколол камень ударом клинка.

«Программа Ра» преобразила Ночоро в божественного монстра, и признался тот, что является одним из воплощенией Джестера. Похоже, выброс хаотических энергий расколол сущности обоих Инкарнусов на осколки, кои способны существовать независимо друг от друга!

Ныне в центральном здании города осели как божественные монстры, так и люди – выходцы из иного мира, пробудившиеся от криогенного сна... в том числе капитан Рекс Мэйдэй и его помощник – механик Рори Беллоус.

...В последующие дни Ансес продолжал странствовать по Расколотому Миру, возвращая многочисленным монстрам с помощью «программы Ра» их истинное обличье. Обретая оное, демоны и божественные монстры вновь сходились в противостоянии, разжигая конфликт, столь неожиданно пресеченный пять лет назад... Второе из воплощений Джестера обнаружил герой на Пути Духов, третье – в Суровой Тундре.

Вернувшись на Тихие Луга, лицезрели Ансес и Тико одинокого Ночоро, растерянно озирающегося по сторонам, устремились к нему... когда гигантская змея, невесть откуда взявшаяся, метнулась к несчастному, проглотила его целиком... Покончив с монстром, герой сумел тем самым спасти Ночоро от гибели, а после – преборазить того в божественного монстра, четверый осколок сущности Джестера. Поведал последний, как два столетия назад его младший брат, Джокер, закрыл врата в Мир Тьмы, однако не подумал даже, что зло Кармассо способно существовать даже тогда, когда физическое воплощение профессора было уничтожено. Признавал Джестер, что противостояние порождениям Мира Тьмы – священный долг всех без исчключения божественных монстров, и приложат они все силы для того, чтобы дать отпор демонам, не позволить им уничтожить Расколотый Мир.

По возвращении в город четыре аспекта Джестера слились воедино, и Король Силы возродился, представ присутствующим монстрам и людям в своем истинном обличье. Лишь Ночорин оставался единственным Ночоро, не оказалв на которого влияния «программа Ра». Однако Джестер утверждал, что именно он – недостающий аспект его брата, Джокера. «В последнем сражении от закрыл меня своим телом, приняв на себя поток хаотических энергий», - пояснил Джестер. – «Возможно, именно поэтому твоя природа божественного монстра была уничтожена. Нам надлежит восстановить ее прежде, чем обращение тебя в Инкарнуса станет возможным».

Джестер поведал Ансесу о том, что обратившиеся в кристалл осколки природы божественного монстра находится здесь, в Расколотом Мире, и Арома предложила загразить в реактор героя программу, способную уловить их излучение... А в следующее мгновение башня, в которой оставались люди и божественные монстры содронулись – портал в Мир Тьмы открылся вновь и вторжение демонов в Расколотый Мир началось!..

Джестер вознамерился бросить вызов Королю Демонов, Ансесу же он велел спешить в те уголки, где, согласно показаниям Реактора, находятся недостающие осколки божественной природы Джокера. Разыскивал сии кристаллы, зрел Ансес образы воспоминаний Джокера о прошлом: юную Арому – укротительницу монстров, желающую обрести Инкарнуса... и, похоже, выступающую далеким предком девушки, кою знал он ныне; профессора Кармассо, сжимающую в руке сферу, наполняющую божественного монстра темной материей; молодого укротителя по имени Джокер, с которым образовалось у Инкарнуса столь тесная связь, что после смерти человека, случившейся столетия назад, взял божественный монстр себе его имя.

Переместившись в Мир Света, Ансес возложил найденные осколки души на алтарь в селении божественных монстров – как и велел ему поступить Джестер... Осколки соединились, и артефакт сей вернул Ночорину природу божественного монстра. А после все четыре аспекта Джокера слились воедино, и взору Ансеса предстал воплощенный Король Мудрости.

Джокер сотворил портал, постановив, что немедленно отправляется в сию реальность на помощь своему старшему брату. Не желая оставаться в стороне, Ансес наряду с монстрами своими последовал за Инкарнусом. Портал привел их в ту точку космоса, находились в которой врата в Мир Тьмы. Прежде запечатанные хаотической силой Матери, ныне были они расколоты. Сознавал Джокер, что иного способа остановить вторжение, кроме как покончить с Королем Демонов, попросту нет.

В Мире Тьмы схлестнулись Ансес и Инкарнус со множеством демонов, и, разя их, продвигались к сердце сего пространства. На краткое мгновение явились Джокеру призрачные образы людей, которых знал он столетия назад... в ту пору, когда странствовал вместе с укротителем, столь дорогим его сердцу. Но, возможно, то был лишь морок, ведь люди не живут так долго...

Вскоре двоих разыскал Джестер, поведав о том, что Король Демонов возродил двух невероятно искусных укротительниц монстров прошлого, заставляя тех обучать демонов, и обретали последние поистине невероятные силы. А вскоре укротительницы предстали Ансесу, и монстры их – воссозданные исполненный темной материи Кармассо и темный же Инкарнус – атаковали миньонов героя.

Порождения сии оказались повержены, а после Инкарнусы исторгли души воплощенных темными силами укротителей прошлого из сего мира, вновь даровав им покой посмертия. После чего ступили в замок Короля Демонов, пребывающий в сердце сего пространства. Мадладж был весьма недоволен тем фактом, что Ансес сумел сразить монстров, созданных и обученных его укротительницами – прародительницами Аромы; посему сотворил заклинание, дабы принудить героя служить ему...

Но заклинание развеялось; за спинами Ансеса возникли призрачные очертания двух укротителей – поистине легендарных, ибо некогда обученные теми монстры сразили Кармассо и Ригор Мортекс. Осознал Король Демонов, что выступает Ансес прямым потомком сих индивидов, и защищают те его по тлетворного воздействия темной магии.

Пред Мадладжем вновь возникли исполненные тьмы воплощения укротительниц, и Инкарнусы изумленно воззрились на них. Они-то полагали, что сумели очистить сии души от тьмы! «Мое проклятие так легко не снять!» - хохотнул Король Демонов, после чего приказал укротительницам бросить в бой против миньонов Ансеса самых могущественных монстров, которые только есть у них в арсенале.

Но оказались повержены те; Мадладж требовал, чтобы укротительницы создали совершенного монстра... Из последних сил те противились воле демона... Джокер и Джестер, переглянувшись, кивнули друг другу... после чего слились воедино... обратившись в единую сущность, сияющую чистейшим светом... Магия воплощенного Инкарнуса омыла укротительниц, окончательно очищая их от тьмы, исторгая души из сей реальности... После чего Инкарнус вновь разделился надвое; существовать в обличье совершенного божественного монстра Джестер и Джокер могли лишь недолгое время.

Король Демонов ныне полностью восстановил силы, подорванные за время пятилетнего заключения в неказистом теле Короля Ночоро, и ныне атаковал монстров Ансеса и Инкарнусов, дабы положить конец тем, кто стоит на пути его, и продолжить завоевание миров сей вселенной.

В противостоянии Мадладж потерпел поражение, отступил, изумленно созерзцая противников. Инкарнусы говорили Королю Демонов о том, что укротители монстров питают любовь и привязанность к своим питомцам, и демонам надлежит сосуществовать с ними, а не противостоять им... Мадладж долго молча, размышляя, а после согласился на предложение Инкарнусов: те не печаются вновь запечатать врата в Мир Тьмы, демоны же оставляют в покое обитателей тварной вселенной. Обратившись к Ансесу, Король Демонов пригласил того посещать Мир Тьмы в любое время, дабы обучать и совершенствовать демонических монстров. Возможно, укротители монстров окажутся весьма полезны для развития и эволюции порождений Мира Тьмы...

...Прошло несколько дней; Ансес и Инкарнусы вернулись в Расколотый Мир, где поведали о случившемся в Мире Тьмы противостоянии Ароме и Ленате. Удивидительно, но, возможно, именно выброс хаотических энергий Матери несколько изменил природу Короля Демонов, и прислушался тот к словам Инкарнусов; стало быть, в конечном итоге случившаяся трагедия обернулась во благо.

Арома вознамерилась исполнить задуманное, и все же вернуться на родную планету, дабы оказать помощь сподвижникам в ее восстановлении. Девушка просила Ансеса обменяться Реакторами, дабы память о Расколотом Мире навсегда осталась с нею; Ансес с готовностью исполнил просьбу Аромы, и заверила та юношу, что сведения, хранящиеся в памяти Реактора укротителя, станут для нее поистине бесценны.

...Капсула Аромы воспарила ввысь, унеслась в потаенные дали космического пространства...

Прощались с Ансесом и Инкарнусы, ибо пришло время им вернуться в Мир Света. Признался Джестер, что доселе не понимал теплых чувств, которые испытывает его младший брат в отношении людей, но недолгое знакомство с укротителем заставило его многое понять. «Я продолжу править божественными монстрами», - постановил он. – «Но позволю Джокеру продолжить странствие с тобой!» Подобное заявление стало для Джокера неожиданным, но не смог скрыть он своей радости от осознания того, что останется спутником потомка своего друга – давно почившего с миром укротителя монстров с Зеленых Островов.

...Так, не только Расколотый Мир, но и иные миры вселенной познали покой – угрозы вторжения демонов из Мира Тьмы не существовало ныне.

  1  2  3  4  5  6  7  
Web-mastering & art by Bard, idea & materials by Demilich Demilich