Demilich's

Наследники Рото

1. Легенда о Рото

Арелю исполнилось шестнадцать лет в тот приснопамятный день, когда он впервые был призван ко двору Алиахана. С детства слышал он множество историй о своем отце, великом воителе Ортеге, сложившим голову в сражении с темным лордом сего мира. На него, как на наследника славной династии, люди возлагали огромные надежды, и парень был полон решимости продолжить дело отца, избавить мир от порождений зла.

"Добро пожаловать, сын доблестного Ортеги!" - приветствовал парня король Алиахана Новак, когда тот преклонил колено у трона. - "Мать, должно быть, рассказывала тебе, что отец твой погиб в недрах вулкана во время сражения с Лордом Демонов. Я надеюсь, ты исполнишь волю отца и вернешь покой и благоденствие в мир. Наш враг - Барамос, Лорд Демонов. Мало кому из мирян ведомо об этом, но если он дальше продолжит распространять свое темное владычество, то однажды низвергнет мир в хаос. А этого допустить нельзя!"

Понимая, что странствовать в одиночку крайне опасно, Арель первым делом посетил таверну Люиды, где заручился поддержкой трех искателей приключений - солдата Фулькаса, воительницы Фон и мудреца Кадаль. Ранее власть королевства Алиахан распространялась на весь мир, но множество войн раздробили оный на города-государства, и магические врата, связывавшие их ранее, ныне бездействовали.

Покинув Алиахан, герои направились на север, к деревеньке Рив... Надо сказать, континент, на котором раскинулось их королевство, был довольно мал, и пройти пешком от одного его побережья до другого можно было всего за день. Как же достигнуть земель "внешнего мира"? Жители Рива посоветовали героям посетить древнюю башню Наджима, высящуюся на островке в центре озера в самом сердце континента, обширное, кишащее монстрами подземелье под которой распростерлось под всеми окрестными землями.

Старцы в землях Алиахана еще помнили о славных деяниях Ортеги и по мере сил своих оказывали помощь сыну его. Так, старец из башни Наджима даровал ему Воровской Ключ, отмыкающий зачарованные двери, а иной, ученый из деревеньки Рив - Волшебную Взрывчатку, с помощью которой искатели приключений разбили стены, сокрывшие магические врата. Ступив в них, герои оставили родной Алиахан позади, ибо магия перенесла их на далекий западный континент, в королевство Ромали. До жителей оного доходили слухи о некоем Лорде Демонов, вознамерившимся заполучить власть над миром, вот только подтверждения их не было, если не считать расплодившихся монстров в окрестных землях, пришедших откуда-то с востока.

Король Ромали поведал героям из Алиахана о разбойнике по имени Кандар, который похитил у него золотую корону, обещав щедро вознаградить за возвращение оной. Проведя ночь на постоялом дворе, поутру искатели приключений покинули Ромали, устремившись на север, в горы, где отыскали неприметную деревушку Канав, жители которой сообщили им, что знаменитый Кандар схоронился в печально известном оплоте воров и разбойников - Башне Шампейн, возведенной в землях к западу от горной гряды. Туда-то и направили стопы герои...

Одержав верх над разбойниками, они вернули корону законному сюзерену Ромали, и тот в благодарность вознамерился было оставить трон, передав его сыну Ортеги - предложение, от которого тот отказался, благо не улыбалась ему сия перспектива.

Продолжив исследование земель Ромали, герои набрели на деревеньку Ноаниэльс, все жители которой пребывали в объятиях колдовского сна, ибо прогневили эльфов из соседнего селения Эльвенхам. Здесь герои повстречали пожилого человека, который сообщил, что эльфов разгневал его сын, посмевший полюбить эльфийскую принцессу. Сам он пришел в Эльвенхам, чтобы извиниться за отпрыска и умолить эльфов развеять заклятие, но те и слушать не желали презренного человека.

Однако, спустившись в пещеры недалече от эльфийского селения, у подземного озера герои отыскали Рубин Грез и записку, написанную принцессой Эльвенхама и адресованную матери, королеве: "Прости, мама. Если любовь между человеком и эльфом запретна в этом мире, мы будем любить друг друга на небесах. Твоя Энн". Вернувшись в Эльвенхам, герои сообщили королеве о том, что влюбленные бросились в подземное озеро, не желая жить в мире, полном предрассудков. Исполненная искреннего раскаяния, королева передала сыну Ортеги Пыль Пробуждения, с помощью которой тот развеял заклятие сна, довлеющее над жителями Ноаниэльса.

Селяне не сразу поняли, что случилось: для них прошли лишь мгновения, хотя на самом деле минули годы! Они прекрасно помнили Ортегу, "который лишь вчера заходил в деревушку и сказал, что направится в Ашалам в поисках волшебного ключа". Взяв на вооружение сию фразу и исполненный решимости повторить путь отца до конца, герой, сопровождаемый верными компаньонами, покинул королевство Ромали, отправившись на восток, в город Ашалам. В городке этом на краю пустыни, славящемся на весь мир ушлыми торговцами да танцами живота, искатели приключений выяснили, что о волшебном ключе ведает старец-отшельник, проживающий в гиблых топях, что раскинулись за барханами пустыни. Тяжело вздохнув и проведя ночь в Ашаламе, наутро они вновь пустились в путь, ступив в пределы пустынного королевства Изис.

Отыскав хижину старца, герои узнали от него о том, что волшебный ключ находится в пирамиде - гробнице древних фараонов, однако, прежде чем выступать непосредственно к оной, отшельник рекомендовал искателям приключений навестить столицу Изиса, возведенную в благодатном оазисе в самом сердце пустыни. Жители сей державы, правила которой мудрая и прекрасная королева, поведали героям о множестве ловушек в пирамиде, которая в буквальном смысле устлана костьми воров, возжелавших сокровищ фараонов.

Одержав верх над сонмом восставшей нежити и отыскав в глубинах пирамиды вожделенный волшебный ключ, герои вернулись в Ромали, где, отомкнув артефактом зачарованные двери, ступили в подземный тоннель, соединявший державу с соседним приморским королевством Портога. Королю сей державы для счастья нужен был лишь перец, доставляемый из восточного королевства, и за оный деликатес обещал он даровать героям свой корабль.

Миновав перевал Бан через горную гряду к востоку от Ашалама, герои добрались до уединенного городка Бахарата, через который несла свои воды священная река, ограждающая селение от сонма монстров дикоземья. Здесь искатели приключений купили столь лелеемый королем Портоги перец и, доставив специи ко двору, получили во владение парусный корабль.

Последующие несколько месяцев герои провели в открытом море, исследуя огромный, неведомый им мир. Устремившись в южном направлении от Портоги, они обогнули мыс Теданки, достигнув острова Лансель, за которым виднелись берега их родного Алиахана. Моряки рассказывали, что к северу от сего континента пребывает сказочная Зипангу, страна золота, а также о том, что источник зла, проникшего в мир из Ущелья Гиана, находится к югу от пустыни Изис, в горах Гондо.

В разоренном миньонами Лорда Демонов, изливающихся с гор Гондо, городе Теданки герои повстречали одного из немногочисленных выживших, который даровал им Зеленую Сферу. "Соберите шесть Сфер", - молвил человек, передавая Арелю артефакт, - "после чего поместите их на алтарь в башне Лейамланд, которая находится на далеком южном острове". О том, что должно произойти при этом, человек умолчал, намекнув лишь, что действие сие послужит скорейшему низвержению Барамоса.

Вновь взойдя на борт корабля, искатели приключений подняли паруса, устремившись к иным королевствам и городам-государствам в поисках мистических Сфер. Перво-наперво навестили они Зипангу. Во дворце из чистого золота восседала правительница, Химико, издавшая указ о том, что молодые девушки державы должны быть принесены в жертву чудовищному Орочи, ибо придет он и пожрет всех людей без исключения. Перепуганные, жители подчинились, исправно отправляя сестер своих и дочерей в темную пещеру недалече от золотого града.

Спустившись в лавовые глубины сей каверны, герои отыскали Орочи, пятиглавую драконицу... которая была известна жителям Зипангу как Химико! Чудовище скрывалось под личиной правительницы! Расправившись с тварью, герои удостоились благодарности освобожденных мирян Зипангу... а также отыскали в дворцовой сокровищнице Пурпурную Сферу.

На побережье восточного континента герои оказали посильную помощь общине мирян в возведении и обустройстве городка, при строительстве которого в земных недрах была найдена Желтая Сфера... Ступив в древний храм на окраине Ланселя, Арель в одиночку спустился в глубокое подземелье, ибо таково было его испытание, где отыскал Синюю Сферу. Красная Сфера обнаружилась в тайном логове пиратов, на южной оконечности восточного континента... А в позабытой святыне в дикоземье к востоку от Ромали сын Ортеги отыскал легендарный Меч Земли. В изолированном от внешнего мира замке Королевы Драконов герои наблюдали ее саму, пребывающую при смерти, но стремящуюся отложить последнее яйцо, из которого родится ее наследник, которому предстоит сыграть важную роль в грядущие эоны... Королева Драконов даровала сыну Ортеги Сферу Света, пояснив, что реликвия сия окажет ему огромную помощь в грядущих испытаниях. Надо сказать, в замке Королевы Драконов находился портал в Зенитию, "небесный мир", ступить в который могли лишь истинные герои, каковыми наши искатели приключений, увы, покамест не являлись.

В королевстве Саманао, что раскинулось в сердцеземье восточного королевства, добрый и справедливый король обратился в жестокого тирана; день за днем дворцовые стражи казнили невинных людей. Стоило героям ступить в замок Саманао, как король немедленно приказал бросить их в темницу... где искатели приключений обнаружили истинного короля. "Кто-то с помощью Посоха Перемен принял мое обличье", - с грустью сообщил монарх. - "Но разоблачить его можно лишь с помощью волшебного зеркала, отражается в котором только правда".

Совершив дерзкий побег из замковых казематов, герои покинули город, живущий в страхе, устремившись к южным топям, в которых и разыскали зеркало, помянутое королем Саманао. Вернувшись ко двору под покровом ночи, они проследовали в опочивальню узурпатора, где волшебное зеркало явило им истинное обличье монстра, занимающего трон - тролля! Расправившись с зеленокожей тварью, искатели приключений отыскали среди пожитков тролля Посох Перемен, после чего сообщили страже о произошедшем. Немедленно, истинный монарх был вызволен из темницы и восстановлен на троне Саманао.

Наконец, настал час выступить к горам Гондо, где, как предполагалось, находился рифт, ведущий в мир Лорда Демонов. Поднявшись по склону вулкана, герой швырнул Меч Земли в пламенное жерло, чем спровоцировал извержение горы. Затвердевшие вскорости потоки лавы создали новый горный перевал, по которому герои и устремились... достигнув потаенной святыни, хранитель которой даровал им Серебряную Сферу, намекнув, что в противостоянии Барамосу на помощь им придет птица Ламия.


Ныне все шесть легендарных Сфер были у них в руках, и герои устремились на скованный льдом южный островок, где ступили в башню Лейамланд и, достигнув вершины оной, возложили реликвии на алтари, окружающее огромное яйцо на пьедестале. Магические энергии Сфер объяли яйцо, и скорлупа того треснула - птица Ламия, посланница богов, возродилась вновь.

Птица донесла четверку искателей приключений до уединенной долины в самом сердце гор Гондо, где высился зловещий замок Барамоса. Отыскав в тронном зале цитадели Лорда Демонов, герои избавили от него мир... и немедленно в разумах их раздался голос: "Вы доблестно сражались... Возвращайтесь же к тем, кто ждет вас..."

...Но стоило героям вернуться в Алиахан и сообщить королю о победе, как соткалась в тронном зале исполинская, чудовищная фигура. "Я - Зома", - представился демон, - "владыка Королевства Тьмы. И, пока я жив, этот мир тоже будет погружен во тьму, и познают жители его страдания и отчаяние, кои доставят мне несказанное удовольствие. Жизнь в мире будет принесена в жертву мне, ибо я - Зома, Разрушитель Сущего".

Фигура растаяла в воздухе; изумленный король, подданные которого праздновали победу над Барамосом, попросил не разглашать сведения о Зоме, Короле Демонов, и о тьме, которая скоро поглотит сей мир, дабы не допустить паники. Похоже, монарх предался отчаянию... не веря в то, что справиться с новой напастью Арелю по силам.

Посему герои вновь устремились в горы Гондо, разыскали Ущелье Гиана и, очертя голову, бросились вниз... оказавшись в Алефгарде, королевстве вечной тьмы, куда никогда не проникали лучи солнца - мире, сотворенном стихийным духом Рубисс, над которой Зома одержал верх, обратив в каменную статую.

Придя в себя на сумрачной равнине, герои разглядели вдали замок, Тантегель. Жители оного, узнав о победе Ареля над Барамосом, лишь обреченно вздыхали, ведь он был одним из великого множества служителей Зомы, Короля Демонов, которые держали мирян Алефгарда за рабочий скот. Помнили они и о самом Ортеге, ибо однажды легендарный воитель, совершенно утративший память, был обнаружен у замковых врат с ужасными ожогами на всем теле. Оправившись от падения в вулкан во время сражения с Барамосом, Ортега отправился на корабле к замку Зомы... да сгинул в море...

И царили в сем подземном мире отчаяние, ненависть и горечь... поддался ей даже номинальный король людей Алефгарда, который, однако, передал героям Солнечный Камень, припомнив слова древней легенды: "Когда дождь и солнце сойдутся вместе, образуется мост".

Замок Зомы был отделен от Тантегеля морским проливом, но как добраться до него? Ведь птица Ламия осталась в мире наземном... И герои вновь пустились в путь, исследуя этот новый для них, страдающий от ига воцарившейся тьмы мир. Следуя в южном направлении от Тантегеля, миновали они городок Домдору, возведенный в сердце пустыни, достигли потаенный святыни фей, ранее - служительниц Рубисс. Чудесные создания даровали сыну Ортеги Посох Дождя, после чего герои продолжили путь, приведший их к городу Кантлину.

Жители его столь предались отчаянию ввиду неминуемой угрозы со стороны Короля Демонов, что совершенно утратили волю к жизни; в числе последних оказался и знаменитый бард Гарин, владелец Сияющей Арфы, коротавший дни в местной таверне. Проживающий в Кантлине мудрец, однако, открыл героям, что вскорости собирается создать гигантского голема, который служил бы защитником города. Правитель Кантлина сообщил сыну Ортеги, что для того, чтобы добраться до острова Зомы, необходимо обладать тремя магическими реликвиями - Солнечным Камнем, Посохом Дождя и Печатью, символом Рубисс. Поскольку две из них уже были во владении героев, дело оставалось за последней...

Герои поднялись на вершину башни, возведенной на одном из островков подле города Кола, где лицезрели каменную статую прекрасной богини. Чуть раньше в сем городке, пребывающем в сердце лесном, они отыскали Флейту Фей, и теперь мелодия артефакта развеяла чары, наложенные на Рубисс Зомой. Стихийный дух, сотворившая некогда Алефгард, поблагодарила героев за свое спасение, даровала им свою Печать. Узрев оную, отшельник-чародей, коего искатели приключений отыскали в отдаленной Священной Святыне, принял их как посланцев Рубисс, после чего сотворил из Солнечного Камня и Посоха Дождя Радужную Каплю.

С помощью сего волшебного артефакта герои создали Радужный Мост, достигший болотистого острова в самом центре Алефгарда, возвышался на котором замок Короля Демонов. Ступив в оный, герои наблюдали одинокого воителя, сошедшегося в поединке с гидрой... Ортега!.. Увы, удача в тот день была не на стороне легендарного героя. Смертельно раненый, ослепленный и оглушенный, пал он на каменный пол замка. Немедленно, искатели приключений расправились с гидрой, подоспели к умирающему. "Кто здесь?" - тихо вымолвил тот. - "Я больше ничего не вижу, не слышу. Если есть здесь кто-нибудь... передайте мое послание...Я - Ортега из Алиахана... Память вернулась ко мне... Если когда-нибудь вы окажетесь в Алиахане, отыщите моего сына... и скажите ему, что я потерпел неудачу". С этими словами Ортега скончался на глазах у сына...

Расправившись со множеством демонов, заполонивших замковые подземелья, герои достигли тронного зала, где атаковали самого Зому. Последний оказался воистину достойным противником, но, существенно ослабив его могуществом Сферы Света, компаньоны сына Ортеги одержали верх над Королем Демонов, и пламя поглотило того. "Что ж, вы победили..." - пророкотал Зома, и то стали его последние слова. - "Но знайте: пока существует свет, существует и тьма... Я предвижу, что иные явятся из тьмы... Но вы умрете раньше и не станете тому свидетелями..."

С гибелью Зомы замок его обратился в руины; пелена вечной ночи над Королевством Тьмы исчезла, и встретил нижний мир свой первый рассвет. Герои же вернулись в Тантегель, сообщив королю об окончании владычества над Алефгардом Короля Демонов. Король Лорик нарек сына Ортеги титулом, удостаивались которого лишь самые могущественные воители королевства - Рото! "Твои деяния и свершения навсегда останутся в памяти потомков как "легенда о Рото", - возвестил король.

Так Арель, сын Ортеги, стал героем Алефгарда, но вскоре исчез, отправившись в небесный мир, Зенитию, где повстречал Божественного Дракона; доспехи его и меч стали священными реликвиями королевства. Печать, дарованная героям Рубисс, ныне была ведома как Печать Рото.

И родилась легенда... Легенда о Рото.

2. Печать Рото

После поражения Лорда Демонов Барамоса и Короля Демонов Зомы мир и свет вернулись в королевство Алефгард. Повинуясь воле стихийного духа Рубисс, два брата, в жилах которых текла кровь Рото, решили покинуть Алефгард. Их звали Лоран и Кармен. Наследие отца, Печать Рото, они разделили надвое, и каждый из них основал в верхнем мире собственное королевство: северное, Лоран, и южное, Кармен. Обе державы процветали, познав мир и благоденствие.

Минуло столетие...


Король Кармен во главе отряда рыцарей, ведомых полководцем Волгоем и дочерью его, воительницей Лунафрией, готовился выступить к пещере в горах Гондо, ибо, по слухам, поселились в ней демонопоклонники. С парапета замка воинам махала рукой королева, леди Роза, которая день ото дня ожидала рождения ребенка.

К ней приблизился престарелый священник, Таркин, сообщив, что только его посетило видение свыше. "Я был изумлен, когда увидел на поверхности воды имя вашего ребенка", - улыбнулся Таркин. - "Имя, данное принцу богиней, Арус. Он несет в себе "наследие Рото". Как говорят наши священные писания, получив имя, он оградит мир от зла. Поздравляю, королева! Ваш сын станет истинным принцем!"

Воители, ведомые королем Карменом, достигли пещеры, откуда высыпало множество шаманов, и сражение началось. Оторвавшись от солдат, король, сопровождаемый верным полководцем и его дочерью, для которой это сражение стало первым, проследовали в святая святых логовища шаманов, где на покрытом поганками подстаменте лицерзели богомерзкий идол в форме драконьей головы.

"Вот, стало быть, чему они поклоняются", - изрек король, и, обнажив клинок, устремился к артефакту. Что произошло в следующую секунду, ни полководец, ни Лунафрия не сумели понять. Глаза идола ярко вспыхнули, цепочка на шее короля, на которой тот носил половину Печати Рото, порвалась, и она, звякнув, упала наземь, после чего воздух подернулся рябью...

Подоспели солдаты Кармена, остановились за спиною полководца, который неотрывно глядел на короля. Тот же сделал шаг вперед, взял в руки идол к немалому изумлению подданных. "Нет смысла уничтожать эту безделушку", - заявил король. - "Просто заберем ее с собой". Не слушая возражений, он устремился к выходу из пещеры. Лунафрия, заметив оставшуюся на земле реликвию Рото, подняла ее, робко протянула королю, который резко вырвал половину Печати из рук девушки.

...Когда победители вернув в замок, король, зажав идол под мышкой, проследовал мимо леди Розы, даже не взглянув на нее. Та же желала поделиться своею радостью, сообщив, что небеса благословили их чадо, дав ему имя. Король остановился, как вкопанный. "И что же это за имя такое?" - скептически вопросил он. "Хоть вы и устали после сражения, будет лучше, если сами увидите", - подоспел Таркин. - "Пройдемте в святилище".

Хмыкнув, монарх последовал за священником и королевой. В замковом святилище юные послушницы подвели их к чаше со святой водой, в которой ясно вырисовывались буквы, образуя имя Арус. "Красивое имя, да?" - улыбнулась мужу королева. Тот, однако, был настроен не столь оптимистично. "Думаете, я поверю во всю эту чушь?!" - взорвался король Кармен. - "За дурака меня принимаете?" "Чушь?" - всполошился Таркин. - "Это имя от божества, должное защищать принца от зла!" "Молчать!" - ударом меча король разрубил надвое и чашу, и постамент под нею. - "Я сам назову своего сынка, безо всяких советов со стороны воды!" И широким шагом он устремился прочь, провожаемый взглядами, полными удивления и тревоги.


Проследовав в подземелья замка, король ступил в чулан и, захлопнув дверь за собой, водрузил идол на пыльный сундук. В глазах драконьей головы вспыхнули алые огоньки, послышался тихий смех. "Делиус, монстр перевоплощения, ты прекрасно играешь свою роль", - раздался глубокий голос, и король почтительно преклонил колено. "Да, Король Драконов", - выдохнул он. - "Похоже, мое представление провело всех в этом замке". "Тебе понадобилась лишь доля секунды, чтобы принять этот облик, спасти идол и доставить его сюда", - продолжал невидимый собеседник. - "Прекрасно!" "Спасибо за твои слова, Король Драконов", - изрек демон, принявший обличье короля Кармена. - "А теперь просвети меня о своих дальнейших замыслах". "Наша следующая цель - принц!" - возвестил Король Драконов. - "Если при рождении он получит демоническое имя, то будет обладать могуществом Рото и сердцем, исполненным тьмы... новый Король Демонов! За спиною его встанем мы, дабы обладал он достаточным уважением к королям монстров и Императору Тьмы - Богу Демонов, Имаджину!"

"Да, милорд", - выдохнул Делиус. - "Но какое же имя мне следует дать принцу?" "Джаган", - отвечал Король Драконов. - "Джаган - имя, данное Богом Демонов, оно усилит тьму в его душе. А когда сии темные силы всецело поглотят его, он станет послушным рабом лорда Имаджина".


Королева Роза изумилась и отчаялась, когда супруг, ворвавшийся в ее покои, повелел, чтобы ребенка назвали Джаганом, но никак не Арусом. Заявив, что не желает видеть на церемонии ни Таркина, ни иных священников, король покинул Розу, оставляя ту в полном смятении чувств. Полководец Волгой, проходивший по коридору, услышал разговор правящей четы, и, дождавшись, когда Кармен уйдет, навестил королеву, сообщив ей о том, что Таркин оставил свой пост придворного священника.

"Вчера... из храма шаманов..." - неуверенно начал полководец, не зная, стоит ли рассказывать о случившемся королеве, - "король забрал с собою в замок странный артефакт. С тех пор он ведет себя странно. Должно быть, в артефакте заключены злые чары, и они подчинили себе нашего короля. Боюсь, вам небезопасно оставаться в замке. Я поклялся оберегать вас, и настаиваю, чтобы вы тайно покинули замок. Я сам прослежу за приготовлениями к побегу и прикрою вас, а моя дочь увезет вас в безопасное место. Если Лунафрия будет защищать вас, нечего опасаться!"

Беседу их прервало неожиданное возвращение короля, который немедленно велел Волгою убираться вон из покоев его супруги.


А десять часов спустя королева дала жизнь мальчику, наследнику престола королевства Кармен.

"Делиус, создание тени", - в тот же миг обратился к слуге своему Король Драконов. - "Пробил час! Ты должен дать имя принцу!" Демон в обличье короля, сопровождаемый верными солдатами, немедленно направился в покои леди Розы.

Полководец Волгой ожидал чего-то недоброго, и был исполнен решимости уберечь королеву и новорожденного принца от угрозы со стороны темных сил, овладевших монархом. Он передал дочери кольцо света, подаренное ему Таркином много лет назад. "Свет убережет тебя от созданий зла", - молвил полководец, надевая кольцо на палец дочери. - "Таркин будет ждать тебя на окраине города. Он доставит тебя на песчаный корабль, на котором вы отправитесь в безопасное место".

...Ворвавшись в покои леди Розы, солдаты грубо вырвали у нее из рук новорожденного, после чего проследовали в тронный зал и передали ребенка ожидающему королю. "Что ж, начнем церемонию", - усмехнулся тот и направился к алтарю, с которого на происходящее зловеще взирал идол.

В тронный зал ворвались королева и верные ее фаворитки, но королевские стражи жестоко расправились с ними. Саму же королеву они хотели за руки вывести из зала, но та непрерывно выкрикивала истинное имя ребенка - "Арус! Арус!" - и терпению Делиуса пришел конец. "Если не умеешь молчать, останешься наряду с королем Карменом в ином мире! Лимбо!" - возвестил он, и, сотворив заклятие, исторг королеву из смертного мира.

Только этого проявления истинной природы их сюзерена и нужно было полководцу Волгою, чтобы худшие подозрения его подтвердились. "Это всего лишь демон, принявший обличье нашего короля!" - возвестил он, и в тронный зал хлынули верные короне солдаты, схватились с дворцовыми стражами, которые, отбросив человеческие личины, предстали мертвяками. Сталь звенела о сталь, а Волгой, подскочив к королю, ударил его мечом. Делиус предстал в истинном демоническом обличье, ударил когтистой лапой полководца, распоров и доспех того, и плоть.

Подоспевшая к павшему отцу Лунафрия, направив на демона кольцо, призвала заключенные в нем силы света, но тварь лишь ухмыльнулась. "Думаешь, эта игрушка может причинить вред великому Делиусу?" - поинтересовалась она. - "Да я на куски тебя разорву!" Но в это мгновение возлежащее на алтаре тело юного принца озарил ослепительный свет, многократно усиливший магию кольца. Такого поворота Делиус не ожидал, и, взревев, закрыл лицо крыльями, спасаясь от обжигающего сияния. Свет залил тронный зал, и мертвяки валились на пол; идол Короля Драконов разлетелся на мелкие осколки.

Воспользовавшись моментом, Лунафрия отсекла голову Делиуса от тела, после чего, взяв в руки новорожденного и половину Печати Рото, склонилась над раненым отцом. "Я... навряд ли смогу..." - промолвил Волгой, морщась от боли. - "Забирай принца и беги туда, где тебя ждет Таркин".

Но не все еще было кончено. В глазах отрубленной головы демона все еще теплилась жизнь, и, повинуясь его приказу, нежить восстала вновь, устремилась к девушке. На пути мертвяков встал Волгой; сознавая, что это его последний бой, доблестный полководец велел дочери бежать, и та не посмела ослушаться приказа. Прижав ребенка к груди, она бросилась прочь из тронного зала, не смея оглянуться и не видя, как мечи и пики нежити пронзили тело полководца Волгоя...

"Было ошибкой поручать дело столь безмозглому дураку", - прозвучал в разуме умирающего Делиуса раздраженный глас Короля Драконов. - "Но, даже если в Кармене мы потерпели неудачу, остается еще Лоран. Я любой ценой обращу принца Лорана в Короля Демонов! В то мгновение, как принц Кармена принял имя Арус, он обрел свое могущество... Посему от него следует избавиться как можно скорее, или он может стать источником серьезных неприятностей..."


Преследуемая по пятам мертвяками, Лунафрия неслась прочь из дворца, из города. На окраине у повозки ее дожидался Таркин, и, как только девушка запрыгнула внутрь, старик хлестнул вожжами ездового чокобо, который немедленно рванул с места. Стены Кармена остались позади, и путникам предстали бесконечные пески пустыни...

Наутро чокобо пал, так и не добравшись до песчаного корабля, должного их дожидаться. Лунафрия и Таркин изнемогали от жары, но новорожденному принцу, казалось, было вполне комфортно. Оставив старика под наспех сооруженным тентом, девушка отправилась на поиски корабля, но тот сам ее отыскал.

Парусное судно, скользящее по пескам на салазках, остановилось подле Лунафрии; ей широко улыбнулся черноволосый мужчина, один глаз которого скрывала повязка. "Я - капитан этого песчаного корабля, "Изис". Меня зовут Гиран", - представился он. Не мудрствуя лукаво, он нарек судно в честь самой пустыни. "А это мой сын, Кира", - с улыбкой добавил Гиран, указав на паренька лет трех от роду, корчащего девушке рожи.

"Вообще-то, глупо девушке странствовать по пустыне", - продолжал капитан. - "Уж слишком горячий песок. Что ж, ты похожа на ту, о которой мне рассказывал старик. Да, мы подобрали его по пути". На корме корабля действительно означился Таркин, вполне довольный жизнью.


Спасенные песчаными моряками - Гираном и сыном его, Кирой, - Таркин, Лунафрия и Арус отправились в Бахарату, где остались в хижине отшельника, мастера Тао, на следующие 10 лет...


Лунафрия обучала повзрослевших Аруса и Киру искусству обращения с мечом, в то время как Тао наставлял юного принца Кармена на пути магии. Отшельник верил, что, поскольку в хижине его была сокрыта священная сфера, ограждающая сей лесной регион от монстров, более безопасного места для наследника престола и его товарищей не сыскать. В то же время в мире нынче неспокойно: доходили слухи о том, что королевство Кармен захватили монстры, и зло вновь подняло голову... дотянувшись даже до Лорана. Впрочем, вскоре из очередного странствия должен был вернуться Гиран, который расскажет подробнее о творящемся в мире.

И все бы хорошо, но однажды один из вездесущих лесных монстров - крылатый кот - подслушал разговор Таркина и Тао, после чего немедленно поспешил в Кармен, дабы доставить срочное донесение своему господину...


Трое замерли у постамента в глубочайшем подземелье под замком Кармен, над которым парил бестелесный лик - аспект Имаджина, Бога Демонов. Трое - Лорд Монстров Гнон, Темный Лорд Горгона и Король Драконов - почтительно слушали речь своего повелителя, ибо тот, после десяти лет выжидания, приступил к решительным действиям в своей кампании.

"Короли Демонов, поклявшиеся мне в верности", - разносился под сводами чертога его глас. - "Благодаря вашим усилиями, недалек тот день, когда раса наша будет править миром. Лорд Монстров Гнон и Темный Лорд Горгона... я приказываю вам приступить к завоеванию нижнего мира, Алефгарда". "Лорд Имаджин, это простое задание", - ухмыльнулся Гнон. - "Горгона вторгнется в мир со своими темными легионами, а когда Алефгард обратится в хаос, мои монстры сокрушат стены Тантегеля, последнего оплота наследников Рото".

"Хорошо", - согласился Бог Демонов. - "Теперь касательно верхнего мира... Король Драконов, как поживает принц Лорана?" "Нет нужды беспокоиться о нем", - растянул губы в улыбке Король Драконов. - "Джаган - проклятое имя принца Лорана. Он - истинный наследник династии Рото, но с самого рождения сердце его исполнено тьмы". Король Драконов явил присутствующим образ мальчугана со злыми, жестокими глазами. "Прошло всего десять лет, а он уже доказал право называться Королем Демонов", - похвастался Король Драконов. - "Если мы и дальше продолжим его обучение в нужном русле, он станет владыкой сего мира!"

"Разумно", - согласился Имаджин. - "А что насчет принца Кармена, которого Делиус столь глупо упустил? Ведь его зовут Арус, вроде бы... С ним давно уже следовало покончить".

"Ну... сейчас он скрывается", - промямлил Король Драконов. "ЧТО?!" - проревел в разуме его глас Бога Демонов, заставив темного лорда поморщиться от боли. - "Пока он жив, принц остается для нас угрозой. Неужели так сложно выследить и прикончить одного-единственного ребенка?"

Хлопая крыльями, в чертог влетел крылатый кот, опустился на плечо Короля Драконов, что-то зашептал ему на ухо. "Вот оно! Теперь мы знаем, где скрывается Арус!" - возликовал тот. "Хорошо. Устранение принца - твоя забота", - приказал Имаджин. - "Я буду ожидать вестей".

Позже, когда крылатый кот сообщил остальные детали о жилище отшельника, Король Драконов немало озаботился. Магия священной сферы надежно ограждала регион... и даже на него простиралось ее воздействие. Впрочем, Король Драконов вспомнил о живущих в лесах недалече от Бахараты низшем демоне Зебуле и тролле.

Воззвав к сей парочке посредством идола, Король Демонов изложил Зебулу свой план. Поскольку священная сфера нейтрализует магию злых созданий, низший демон должен пожертвовать жизнью тролля, чтобы избавиться от артефакта. После чего следовало расправиться с Арусом, и за это Король Драконов обещал перевести Зебула в ранг высших демонов. Пусть Зебул и сильно расстроился, услышав приказ темного лорда - ведь тролль все-таки был его единственным другом! - ослушаться он не посмел.

Немедленно Зебул и тролль направились в Бахарату, где последний принялся крушить все вокруг, с корнем вырывая вековые деревья и швыряя их в пытающихся спастись бегством людей. Ударив головой в дерево, на котором был возведен дом мастера Тао, тролль добился того, что священная сфера упала наземь, после чего, следуя нашептываниям Зебула, он поднял ее и отправил в пасть. Уничтожение артефакта (и тролля) знаменовало рассеивание защитного барьера; низший демон возликовал: теперь-то магия его вновь действовала!

Зебул напустил на Аруса и Киру целый рой мух-рептилий, но принцу удалось отразить натиск миньонов Короля Демонов, с помощью половины Печати Рото высвободив могущество, дарованное ему свыше и присущее прямым наследником легендарного героя. Зебул был повержен; мухи-рептилии, рой которых заметно поредел, испепеленный огненными шарами Аруса, повернули прочь.

Следующей ночью вернулся Гиран, немало поразившись тому, что произошло в его отсутствие. Вести, которое песчаный моряк принес с собою, были неутешительны. "Королевство Лоран под контролем монстров", - рассказывал он собравшимся. - "Также ходят слухи о рождении нового Короля Демонов. Правда, подробнее я ничего об этом не выяснил". "Стало быть, оставаться здесь нам больше небезопасно", - молвил Таркин, обращаясь к Тао. Мудрец вздохнул, признавая правоту слов священника. И все же - куда им идти теперь? И как монстры отыскали это место?.. Столько вопросов, и ни одного ответа...

За горсткой ничтожных людей, собравшихся у костра в лесу у Бахараты, магически наблюдал Король Драконов. Пусть Зебул и потерпел неудачу, магический барьер он все-таки снял. А, стало быть, темный лорд может переходить к следующему этапу в реализации своих замыслов...


Взойдя на борт "Изиса", Арус и его спутники оставили ставшие небезопасными леса Бахараты, вновь пустившись в странствие через пустыню.

Неожиданно песок у них на пути взметнулся фонтаном, явив исполинского красного дракона. Сознавая, что сражение это может стать последним для них, герои, тем не менее, атаковали. Арус швырял в монстра огненные шары, не причинявшие тому ни малейшего вреда. Тварь в ответ изрыгала пламя, и лишь магический барьер мастера Тао уберегал людей от верной гибели. Таркин попытался ранить дракона заклинанием ветра, но тот лишь разозлился пуще прежнего, обрушив на противников снежную бурю. Мастер Тао изумился: он в жизни не встречал дракона, которому подвластны были бы подобные заклятия.

Занеся меч для удара, Арус высоко подпрыгнул, но дракон, лениво отмахнувшись, лапой сбил юношу в полете, и тот кубарем покатился по песку. Красный дракон расхохотался. "Да, с такой-то магией пройдет еще 100 лет, прежде чем вы станете достаточно сильны, чтобы бросить вызов Королю Драконов", - наставительно проговорил он... и исчез, обратившись в высокого статного молодого человека с густой копной белоснежных волос.

"Простите, что напугал вас. Никто не ранен?" - участливо поинтересовался он и, не сдержавшись, ухмыльнулся при виде взирающих на него округлившихся от изумления глаз. Приблизившись к Арусу, он критически осмотрел его с ног до головы. "Да, в тебе несомненно течет кровь Рото", - резюмировал он. - "Не стоит так волноваться об этих слабых заклятиях, что я продемонстрировал. В сражении с Зомой мне пришлось попотеть куда сильнее!" "С Зомой?!" - обомлел Арус. - "Да кто ты такой?"

Незнакомец приосанился. "Кадаль!" - возвестил он. - "Великий мудрец-иллюзионист Кадаль!" "Великий мудрец Кадаль?" - с благоговением переспросил Таркин. - "Один из трех воителей, наряду с Рото сражавшихся с Зомой... ты один из них?!" "Не может быть!" - Кира помахал пальцем перед носом незнакомца. - "Зому прикончили больше 100 лет назад! А тебе от силы двадцать! Нет, меня не одурачишь!" "Верь, чему хочешь, но кто лучше меня знает магию песочных часов?" - произнес Кадаль. Он щелкнул пальцами, и в то же мгновение Кира обратился в младенца. "Ладно, верю", - с видимым усилием произнес он... и милостью мудреца был возвращен в прежнее обличье.

Удостоверившись, что личность его ныне не вызывает никаких сомнений, Кадаль перешел непосредственно к делу. "Возможно, мы уже знаете, что в северном королевстве Лоран правитель, называющий себя Королем Демонов, пытается взойти на трон", - произнес он. - "Но не думаю, что вы знаете о той темной силе, что стоит за ним... Бог Демонов, лорд Имаджин. Никто не знает точно, что он из себя представляет... даже я. Темный лорд, обладающий невероятным могуществом... быть может, он явился из совершенно иного пласта реальности. Лишь избранный может противостоять Королю Демонов и спасти мир от злых сил лорда Имаджина. Другими словами, лишь кто-то, в жилах которого течет кровь Рото... Арус, ты один из его наследников... Однако сейчас ты и с его прихвостнем - Королем Драконов - не справишься. Он прикончит тебя, лишь щелкнув пальцами! Думаю, ты это уже понял, когда пытался сразиться со мной. Поэтому я спрашиваю: станешь ли ты моим учеником? Я сделаю из тебя истинного героя!"

И когда Арус ответил согласием, среди песков пустыни возникла Башня-Мираж, обиталище Кадаля. Кира немедленно выразил желание тоже приступить к обучению, и когда Кадаль обратил взор на мальчугана, то заметил вокруг него ауру, сходную с той, которая была у воина, сопровождавшего их с Рото в приснопамятном походе против Короля Демонов Зомы. "Этих двоих я забираю к себе", - обратился мудрец к остальным - Таркину, Тао, Гирану и Лунафрии. - "Оставайтесь и дальше в лесах у Бахараты. Ребята вернутся через три месяца".

И мудрец, положив руки на плечи Арусу и Кире, повел их в направлении Башни-Миража, которая исчезла, стоило им переступить порог. Немедленно, мудрец предложил каждому из ребят пройти испытанием. Киру он оставил в чертоге, в центре которого находился огромный кристалл и множество мечей. Кадаль велел парню разбить кристалл любым способом, после чего повел Аруса в иной покой, сплошь затянутый паутиной. Паучиха мирно дремала в углу, но Кадаль заметил, что она немедленно пробуждается, столь чему-либо потревожить клейкие нити, и нападает на жертву. В противоположном углу покоя находилась Книга Сатори, и Кадаль приказал Арусу изыскать способ добраться до нее, после чего удалился, оставив ребят наедине со своими проблемами.

Кира сломал множество мечей, пытаясь разбить кристалл. Наконец, остался последний меч, который в руках паренька изменил форму, обратившись в чудесный, покрытый руками клинок, который с легкостью разрубил кристалл.

Арус же каким-то чудом добрался до книги, но совершить обратный путь у него вряд ли получится. В отчаянии взглянул он на древний манускрипт. "Верь в себя", - значилось в нем. - "Открой свое сердце... и путь откроется перед тобой. Когда открыто мое сердце, я становлюсь им, а он - мной". Предельно сосредоточившись, Арус ментально коснулся сознания паучихи, слился с оным воедино, велев монстру разорвать часть паутины, открыв путь, по которому, не прерывая контакта, и проследовал твердым шагом, забрав с собою Книгу Сатори.

Если Арус усвоил свой урок, то туповатому Кире требовалось разъяснить результат. Он-то небезосновательно полагал, что все дело в удачно подвернувшемся под руку мече, и ни в чем ином. "Ты обладаешь огромным могуществом", - попытался втолковать ему Кадаль. - "Первый урок заключался в том, чтобы заставить тебя проявить его. Своими активными действиями ты накапливаешь и высвобождаешь "духовную энергию". Именно она помогла тебе расколотить кристалл. По крайней мере, так предполагалось". Кира почесал затылок: как все сложно!

Тем не менее, Кадаль пояснил, что клинок, обнаруженный Кирой, зовется Мечом Света, и обладает способностью отражать атаки тьмы. "Я и забыл, что оставил его здесь, но ты использовал его с толком", - изрек мудрец. - "Когда ты пройдешь все испытания, Арус, он станет твоим!" Кира озлобился было, но Кадаль уверил парня, что и он получит достойный подарок.


Так в Башне-Мираже началось обучение Аруса и Киры... Путь к становлению истинными героями станет долгим и полным лишений... Денно и нощно шло их обучение; месяц Королевы сменился месяцем Минотавра, тот - месяцем Единорога, и, наконец, настал месяц Анубиса, когда обучение их подошло к концу.


Настало время последнего испытания, что знаменовало бы завершение обучения ребят в Башне-Мираже мудреца Кадаля. Киру мудрец привел на пустынное плато, где резвилась дюжина слизней, вручил ему деревянный меч и наказал расправиться с этими монстрами одним ударом. Не сознавая, как это сделать, Кира пытался достать мечом юрких тварей, но те откровенно издевались над ним, прыгая на ноги, на лицо... а затем и вовсе слились воедино, образовав гигантского слизня-короля с символической золотой короной на макушке. От последнего Кира улепетывал сломя голову, а отчаявшийся Кадаль кричал ему вслед, что в этом и состоит его испытание - заставить слизней слиться в "короля" и покончить с тем одним ударом.

Для Аруса мудрец приготовил иное испытание. Магия его перенесла юного принца в густую чащобу, которую Кадаль назвал Лесом Истины. "Конечно, это ложь", - поспешил добавить он. - "В этом лесу все правдиво ровно настолько, насколько ты сам в это веришь". Протянув Арусу священный кинжал, мудрец посоветовал ему просто прогуляться под зелеными кронами, расправляясь со встречными монстрами, если таковые обнаружатся. В том и состояла суть испытания.

Монстры появились практически сразу и в огромных количествах. Сначала - волки-нежить, затем - грибооразные заклинатели. Но когда Арус расправился с противниками, то заметил, как навстречу к нему следуют мужчина и женщина с радостными улыбками на лицах. "Арус!" - воскликнули они. - "Как же ты вырос! Неужто не узнаешь ты своих родителей..." "Родителей?" - опешил Арус. - "Но, насколько мне известно, их пленил Король Драконов". "Ты не понимаешь", - покачал головой король Кармен. - "Мы сами решили присягнуть ему на верность. Король Драконов - весьма великодушный господин. Он даже удовлетворил наше желание, дав возможность встретиться с тобой".

"Это ложь!" - воскликнул Арус. Но как же все-таки хочется поверить!.. "Это Лес Истины! Лжи здесь быть не может", - возразил король. - "Вскоре миром будут править Лорды Демонов, и воцарится в нем благоденствие. Когда это произойдет, мы вернемся в замок Кармен". Королева Роза молила Аруса присягнуть на верность Королю Драконов, и мысли парня унеслись в будущее, обратившись к счастливой жизни в родном королевстве, правят которым любящие родители...

"Не поддавайся, Арус!" - раздался в разуме его тревожный голос Кадаля. - "Да, в жилах твоих течет кровь Рото... но этого недостаточно". А затем контакт прервался, будто иная сила вышвырнула мудреца из сознания принца...

Реальность вернулась. Родители все так же стояли перед ним, ожидая его решения. Король Кармен протягивал Арусу символ Короля Драконов на цепочке, говоря о том, что следует надеть его на шею вместо половины Печати Рото, которую принц носил с самого детства. И принц сделал в точности так, как его просили, после чего бросился в объятия родителей...

"Что ж, принц не прошел испытание", - с грустью заключил Кадаль, издалека наблюдая за вершащимся в Лесу Истины. - "Его слабостью оказалась любовь к родителям, о чем он даже не подозревал. Что ж, если таков твой выбор, вы будете счастливо жить в иллюзорном мире. Лишь тебе был предоставлен такой выбор..."

Но вскипела кровь в жилах юного принца, и дьявольский амулет Короля Драконов разлетелся на мелкие осколки. Сознание Аруса устремилось в далекое прошлое, и узрел он четырех воителей, сражающихся в некоем просторном чертоге с демонической тварью. Одного из воинов принц узнал сразу - мудрец Кадаль. Но внимание его приковал к себе черноволосый юноша, сжимавший в одной руке меч, а во второй - Сферу Света! Не может быть... легендарный герой... Рото!

Сознание Аруса устремилось к Рото, а в следующую секунду принц Кармена осознал, что пребывает в теле легендарного героя. "Воспользуйся Сферой Света, Арель!" - настаивали его товарищи. Арель... вот стало быть, каково настоящее имя героя, известного потомкам как Рото... "Быстрее! Лишь она может ослабить Зому!" - говорил ему один из воителей, чем поверг Аруса в совершенно смятение. Прекрасно, просто прекрасно... Угораздило же его перенестись в прошлое как раз в час сражения с Королем Демонов.

Тем не менее, времени на раздумья у него не было, и принц воззвал к могуществу Сферы Света. Ярчайшее сияние затопило чертог; Зома яростно взревел, а четверка героев устремилась в атаку. Но Король Демонов не собирался сдаваться столь просто, выдохнув поток ледяного воздуха.

Вся решимость Аруса куда-то ушла, и больше всего на свете он хотел сейчас бы оказаться где-нибудь в ином, более спокойном месте. "Арель! Сейчас или никогда!" - говорили ошарашенные его поведением герои. - "Ты же герой! Срази его мечом!" Но легендарный герой бездействовал, дрожа от ужаса, и троим компаньонам его пришлось противостоять Зоме в одиночку... без особого, впрочем, успеха.

"Мой потомок, Арус", - раздался тихий голос, и в хаосе сражения юный принц, пребывающий в чужом теле, осознал, что доносится он из щита Рото! "Арус, ты должен верить в могущество свое и друзей", - вещал Арель, обращаясь к потомку. - "Ты не смерти боишься, а собственного слабоволия. Демоны могут подчинять себе слабовольных. Ты должен сперва извести внутренних демонов, и лишь тогда станешь непобедимым. Встань же, Арус... мой наследник... да останется в сердце твоем это сражение! Когда проявляется истинное могущество героя, в нем пробуждается кровь! Память об этом сражении... и обо всем ином! Все это - в твоей крови, Арус!"

Сражение продолжалось, но теперь Арус чувствовал небывалую прежде уверенность... Вместе с верными товарищами они уничтожили Короля Демонов... и обратился в руины замок Зомы; нить, связующая сознание с прошлым, прервалась, возвращая принца в настоящее...


Мудрец Кадаль наблюдал, как над Лесом Истины воспарила бессмертная птица Ламия, и улыбнулся. Стало быть, кровь Рото действительно пробудилась в юном Арусе! Значит, начинается его испытание...

"Мои мать и отец никогда не подчинились бы Королю Драконов", - заявил родителям Арус, вновь надевая на шею цепочку с половиной Печати Рото. На память пришли как слова Кадаля, так и самого Рота, ровно как и мудрость, начертанная в Книге Сатори. "Демоны могут подчинять себе слабовольных". Лес Истины изыскивает слабость в людских сердцах... "Я верю в себя", - шептал Арус слова Сатори, отпечатавшиеся в его разуме. - "Я открою свое сердце... и путь откроется передо мной. Когда открыто мое сердце, я становлюсь им, а он - мной".

Очертания короля и королевы развеялись, а на месте их возникли безобразные монстры, скрывавшиеся за искусно наведенным мороком. "Какая мерзость!" - изумился Арус. - "Так вот как выглядят мои внутренние демоны!"

И сражение принца с демонами началось. Те слились воедино, образов гигантскую фигуру, которая непрерывно обрушивала на Аруса могущественные заклинания. Но того вела за собою честь и доблесть Рото, несгибаемая сила духа легендарного героя. С превеликим трудом одержал он верх над демонами... когда вновь возникший рядом с юношей Кадаль сообщил ему, что он прошел испытание, а демоны были всего лишь иллюзиями, созданными мудрецом. "Это так жестоко", - прошептал Арус и разрыдался... Кадаль растерялся: конечно, как он мог забыть, что пареньку этому всего 10 лет от роду.

...Ровно через три месяца с того самого дня, как Арус и Кира начали обучение у Кадаля, подле Башни-Миража вновь остановился песчаный корабль. Хоть и молили мудреца Таркин и Лунафрия отправиться с ними, тот был непреклонен. "В этот час воцарения зла юные должны противостоять ему и уберечь мир от гибели", - молвил Кадаль. - "Я уже слишком стар для подобного, мне уже за сто двадцать". На прощание мудрец даровал Арусу Меч Света, а Кире - Меч Сокола. "Если вы отправитесь прочь от Кармена, то достигнете Ашалама", - напутствовал странников Кадаль. - "Обладая этими мечами, вы сможете достойно защитить себя. А когда ступите в город, не забудьте о защитном снаряжении".

"Отыщи трех наставников", - обратился Кадаль к Арусу, когда принц и остальные уже взошли на борт песчаного корабля. - "Тебе понадобится их поддержка, если ты всерьез вознамерился противостоять Имаджину". Такова была клятва четырех воителей, принесенная более столетия назад: когда мир вновь окажется во власти тьмы, сплотятся они за героем следующего поколения!

А когда корабль удалился на достаточное расстояние, великий мудрец произнес последнее заклинание, знаменующее окончание пребывания его среди смертных. Клятва, принесенная им, была ныне исполнена... И зрели герои, как исчезла Башня-Мираж в ярчайшей вспышке, растаяв в рассветных лучах...


Над Лораном свирепствовала буря. Трое темных лордов одобрительно взирали за своим четвертым собратом, обращающимся к беснующейся в замковом дворе толпе. "Я - Джаган!" - возвестил тот. - "Наследник Рото! И сегодня я заявляю о себе миру, ибо я - четвертый Король Демонов!"

Сполохи молний озарили лик, взиравший с небес. "Хорошо, сказано, Король Демонов", - изрек Имаджин, и глас его был подобен грому. - "Под моим руководством ты явишь сим людям истинную суть ужаса!" "Как пожелаешь", - преклонил колено Джаган.

По воле Бога Демонов свинцовые тучи разошлись в стороны, открыв черный замок в небесах. С парапета твердыни Лорана к нему протянулся призрачный мост. "Король Демонов!" - ликующе обратился к Джагану Король Драконов. - "Ступи же на сию Радугу Тьмы и пройди во врата Замка Тьмы!"

Джагана не нужно было упрашивать. Уверенно и неторопливо поднимался он в мрачные небеса, а подданные в исступлении выкрикивали его имя: "Джаган! Джаган!" Воистину, сегодня в замке Лорана был короновал четвертый Король Демонов.


Арус впервые ступал в столь многолюдный торговый город, как Ашалам, и, конечно же, ему не терпелось здесь все осмотреть. Перво-наперво Лунафрия отвела его и Киру в лавку одежды, где подобрала ребятам (и себе самой) более-менее сносные одеяния.

В иной лавке, где были выставлены на продажу оружие и старинные реликвии, Таркин указал спутникам на гобелем, изображалась на котором сцена противостояния четверки героев Королю Демонов Зоме. "Умирая, Зома изрек пророчество", - рассказывал священник. - "Сказал Король Демонов: "Пока существует свет, существует и тьма... Я предвижу, что иные явятся из тьмы... Но вы умрете раньше и не станете тому свидетелями..." И теперь, столетие спустя пророчество исполнилось, и новая тьма явилась миру в облике лорда Имаджина. В тот день Рото и трое воителей поклялись, что приложат все силы, чтобы предотвратить воцарение тьмы. "Когда мир вновь окажется во власти тьмы, мы сплотимся за героем следующего поколения!" - решили они. Пусть пройдет сто лет, или двести, клятву исполнят их потомки... точно так же как и ты - потомок Рото, Арус. Принеся эту клятву, они разошлись в разные стороны. Никто не знает, куда отправились солдат Фулькас и воительница Фон. Они решили продолжать борьбу со злом, дабы встретить неминуемое грядущее в полной боевой готовности. Как вы уже знаете, мудрец Кадаль усиленно изучал магию песочных часов. Он удалился от мира, чтобы в уединении заняться исследованиями и изучением. Но когда придет час наследнику Рото противостоять новой угрозе, трое воителей предложат ему свои силы. Солдат Фулькас! Воительница Фон! Мудрец Кадаль! Их наследники продолжат дело славных предков. Это и есть они - наставники. Фулькас, "наставник меча". Фон, "наставник кулака". Кадаль, "наставник мудрости". Хоть легенды и говорят о трех наставниках, никто не знает, где они находятся. И детей у великого мудреца Кадаля нет..." "Три наставника существуют", - уверенно промолвил мудрый Тао, - "но где они могут быть - вот вопрос!"


Одинокий воитель в темных одеяниях медленно шел по пескам пустыни, таща за собою черный гроб. Внезапно над пустошью разнесся пронзительный крик; песчаные крабы атаковали торговый корабль, и купец истово молил о помощи.

Не проронив ни слова, воитель прикончил всех без исключения крабов, на глазах потрясенного торговца разрубая их панцири чудесным мечом. А когда купец приблизился к воину со словами благодарности, тот вонзил меч ему в сердце. "Мой демонический меч Некрос предпочитает плату кровью", - процедил таинственный воитель.

Крышка гроба чуть приоткрылась; во тьме зажглись глаза, раздалось тихое бормотание. Бросив взгляд на накренившийся корабль и на тела, чья кровь оросила пески пустыни Изис, человек преклонил колено у гроба. "Не волнуйся, еще немного", - промолвил он. - "Скоро мы будем в Ашаламе..."


Ощутив гибельную энергию в городе, Лунафрия поняла, что враг близко. Не желая подвергать компаньонов опасности, девушка посоветовала им насладиться прелестями ночного Ашалама, как то танцами живота, сама же отправилась в квартал трущоб.

Заняв места в первом ряду в театре, Арус и его спутники насладились столь откровенными танцами живота, что даже многое повидавший на своем веку священник Таркин покраснел, и то и дело закрывал ладонями глаза юному принцу. Наконец, танцовщицы удалились за кулисы, и старик вздохнул с облегчением. Следующей на сцену вышла девушка, которую ведущий ночного шоу представил как воительницу Яо из города Канав, что в далекой стране Ромали. Девушка действительно продемонстрировала потрясающую технику боя, используя в качестве оружия лишь собственные кулаки...

Светловолосого человека в черных доспехах, только что прибывшего в город, Лунафрия заметила сразу же, и, обнажив клинок атаковала. "Я восхищен твоей доблестью", - медленно промолвил тот, обнажая собственный меч. - "Сразиться с врагом подальше от принца Кармена, чтобы не подвергать того опасности... Демонический меч Некрос жаждет лишить тебя жизни!"

Клинки скрестились; яростный поединок начался в городских трущобах, обитатели которых заблаговременно попрятались по домам. Лунафрия все гадала, не находится ли ее противник под действием проклятия меча, ведь, насколько ей было известно, подобные демонические артефакты частенько подчиняют себе их владельцев.

"Ты удивлена, что сражаешься с человеком, вооруженным демоническим мечом?" - неожиданно вопросил воин, будто прочитав ее потаенные мысли. - "Мое искусство боя основано на использовании именно этого клинка. Стало быть, его проклятье не властно надо мной". "Быть того не может!" - выдохнула Лунафрия. "Этот меч испил кровь множества людей", - продолжал юноша, будто не слышал ее. - "Это легендарный демонический меч, и владелец его должен слиться со своим оружием, чтобы стать совершенным воителем. Поэтому, раз проклятье не властно надо мной, я сражаюсь им по своей воле. Как равный с равным! Вместе мы - самая могущественная сила в этом мире! Ты думала, что поступаешь умно, бросив мне вызов здесь, чтобы уберечь Аруса от опасности. Но мой друг позаботится о нем... Да, тебе стоило все же остаться с остальными, Лунафрия".

Душу воительницы затопило отчаяние: она и не подумала, что сей таинственный воитель может действовать не один. А в том, что это - очередные служители Короля Драконов, Лунафрия не сомневалась. Приняв решение прекратить поединок и бежать к театру, она сделала шаг назад, но противник немедленно выбил у нее меч. "Эй, дружище, а ты ведь так мне и не представился", - прошипела девушка, отчаянно пытаясь найти способ выбраться живой из этой передряги. "Мне нет нужды представляться покойнице", - презрительно бросил юноша, - "но... меня зовут Сервейн. Или, если хочешь, "наставник меча" Сервейн". "Наставник меча?" - изумленно выдохнула Лунафрия. Похоже, поиски первого из трех наставников, помянутых Кадалем, увенчались успехом... если это можно так назвать.

"Ты сказал - "наставник"?" - молвила Лунафрия. - "Ты тот самый наставника меча, о котором говорил нам Кадаль?!" "Да, Кадаль знает обо мне", - кивнул Сервейн, чуть опустив клинок. - "Я - потомок спутника Рото, солдата Фулькаса... мастер меча в пятом поколении". Подобное никак не укладывалось в голове Лунафрии. "Но потомки трех воинов..." - начала она, - "три наставника должны сплотиться за наследником Рото". "За 100 лет нити судьбы могут и измениться", - резонно возразил Сервейн. - "Не знаю об остальных двух наставниках, но лично я выступаю в роли наемника Королей Демонов". "Но почему ты предал людей и встал на сторону демона?" - допытывалась Лунафрия, и Сервейн криво усмехнулся: "Ты действительно хочешь узнать об этом?.."


А в это время воительница Яо метнула со сцены кинжалы прямо в сидящего в первом ряду Аруса...

Кинжалы пронеслись в каком-то дюйме от Аруса, вонзившись в тело в тело человека за спиною принца, который уже занес короткий меч для удара, вознамерившись покончить с потомком Рото. Очертания человека резко изменились, и в театре возник огромный муравьиный лев, заботливо доставленный сюда Сервейном в черном гробу.

В панике зрители бросились к выходу из заведения. Кира, однако, нисколько не устрашился, и, выхватив меч, изготовился к бою. Монстр проигнорировал остальных противников и сосредоточился исключительно на Арусе, что дало возможности Кире нанести муравьиному льву несколько ран. К сторонникам принца Кармена присоединилась Яо, а старик Таркин угостил льва парочкой огненных шаров.

Мудрец Тао, схоронившись в уголке и участия в сражении не принимая, ментально обратился к Арусу, наказав тому обнажить Меч Света и очистить сердце от всех эмоций, оставив в нем лишь веру. Припомнив слова из Книги Сатори - "открой свое сердце... и путь откроется перед тобой", - Арус сосредоточился, и Меч Света в руке его ослепительно воссиял.

Казалось, сразу несколько фигур принца окружило муравьиного льва, и монстр ошалело закрутил головой по сторонам. Таркин смекнул, что наблюдают они одно из тайных свойств Меча Света - создание образов владеющего им для пущего смущения противника.

Внимание льва всецело поглотили образы Аруса, и иные герои - Кира, Яо и Таркин - нанесли удары одновременно. Монстр был повержен, а после у черного гроба в складском помещении театра герои обнаружили Посох Перемен, что объясняло, как такая огромная тварь уместилась в замкнутом пространстве. Яо представилась Арусу, пожала ему руку, и парень испытал странное чувство - казалось, будто он знает эту девушку давным-давно...

Сейчас сейчас принц осознал, что Лунафрии не видать уже давненько. Кира добавил, что отец его, Гиран, отправился на поиски девушки и тоже исчез. Сконцентрировавшись и расширив сознание, дабы объять весь город, Тао сообщил, что и девушка, и песчаный пират в огромной опасности.

Герои бросились прочь из театра; Яо метнулась было следом, но ее удержал за руку наставник, Старик Фан. "Сейчас у тебя более важная задача, Яо!" - заявил престарелый мастер боевых искусств. - "И времени у тебя нет ни на что иное!" Наставника Яо ослушаться не посмела, однако, оглядевшись по сторонам, заметила прислоненный к стене меч с эфесом в форме сокола. Этот глупец Кира забыл свое оружие!.. Схватив Меч Сокола и пообещав Старику Фану вернуться через пару минут, Яо выбежала на улицу, устремившись следом за новыми знакомцами...

Те же, удостоверившись, что ни Лунафрия, ни Гиран не появлялись в гостинице, принялись прочесывать городские кварталы в поисках исчезнувших товарищей, в то время как Тао безуспешно пытался коснуться сознаний тех...


"Почему я встал на сторону Королей Демонов?" - повторил Сервейн, наслаждаясь беспомощностью воительницы, срок, отпущенный которой, измерялся минутами. - "Чтобы убивать людей, конечно же! Лишь так демонический меч Некрос может продолжать жить. Видишь ли, он - живое создание, так же, как и мы с тобой. Чтобы жить, он должен питаться человеческой кровью. Он существует с древних времен... Проклятый клинок невероятного могущества... Он приносит верную победу своим владельцам..." "Ты безумен, Сервейн", - резюмировала Лунафрия, но юноша ничуть не обиделся на эту реплику; он любовно провел по лезвию меча языком. "Возможно, это и безумие", - прошептал он. - "Но имеет значение лишь несравненная красота этого меча... Некрос может добраться до луны... и до самого божества!"

Из тьмы вылетел острый клинок, и Сервейн едва успел уклониться, после чего ударом Некроса расколол меч на части. Но на несколько секунд внимание его переключилось на иное, и Гиран, столь своевременно возникший на сцене, успел бросить Лунафрии еще один меч, который девушка поймала в воздухе и немедленно направила на наемника. Тот хмуро воззрился на нового противника, не выказав, впрочем, особых удивления и тревоги.

Бросившись в атаку, Лунафрия нанесла удар в сочленение доспехов юноши; по руке его побежали струйки крови. "Моя кровь..." - изумленно выдохнул Сервейн. От рукояти демонического меча протянулись щупальца, впились в запястье воина, и на глазах потрясенных до глубины души Лунафрии и Гирана вся руки наставника меча обратилась в отороченный шипами сгусток протоплазмы. "Я так и думала", - кивнула Лунафрия. - "Не ты используешь меч, а он - тебя".

"Молчать!" - Сервейн нанес удар Некросом, который с легкостью перерубил меч девушки и вонзился ей глубоко в плечо. Та упала наземь, а вскорости за ней последовал и Гиран. Сервейн, тело которого продолжало обращаться в нечто чудовищное, перевел взгляд на полную луну, взирающую с небес. Понимая, что, быть может, это станет последним, что он сделает в жизни, тяжело раненый Гиран вытащил из-за пазухи сигнальную шашку, поджег фитиль.

...Над спящим кварталом расцвело яркое облако, и прочесывавшие город Арус, Кира, Таркин и Тао немедленно бросились в том направлении. Они сразу же заметили неподвижные тела товарищей, лежащих в лужах собственной крови. Тао немедленно принялся произносить целительные заклятия, но они не возымели ни малейшего эффекта; наоборот, раны несчастных, казалось, лишь расширились.

За суетливыми действиями героев с крыши соседнего здания наблюдал наставник меча. Рука его так и осталась чудовищно изуродована, и Сервейн гадал, предстоит ли ему провести в сем обличье остаток жизни. "Целительные травы и заклятия не врачуют раны, нанесенные этим мечом", - промолвил он и высокомерно улыбнулся, когда взоры четырех людей обратились к нему. - "Наоборот, кровотечение лишь усиливается".

"Ты кто?!" - выкрикнул Кира, и Сервейн счел необходимым представиться: "Наставник меча Сервейн". "Наставник меча..." - изумленно выдохнул Таркин, но Аруса сейчас занимало совершенно иное. "Ты их ранил?" - вопросил он, дабы удостовериться в своих подозрениях и, дождавшись утвердительного кивка, атаковал, швырнув в противника огненный шар. Воин легко уклонился, перепрыгнув с крыши здания на крепостную стену, опоясывающую город.

"Погоди, Арус!" - пожилой священник удержал принца, вновь было бросившегося в атаку, и обратился к светловолосому воину: "Сервейн, говоришь? Наставник меча? Каким образом мы стали теми, с кем ты собираешься расправиться? Наставник меча происходит из рода солдата Фулькаса, спутника героя Рото... это тот, кто помогает людям, а не убивает их!" "Твоя леди Лунафрия спрашивала о том же", - хмыкнул Сервейн, которого речь Таркина ничуть не впечатлила.

Наказав Таркину и Тао позаботиться о Лунафрии и Гиране, доставив их в безопасное место, Арус и Кира вновь обратили исполненные ярости взоры на Сервейна. "Великий мудрец Кадаль открыл мне", - выкрикнул принц, - "что три наставника будут сражаться рука об руку против Бога Демонов. Мне наплевать, действительно ли ты наставник меча или нет! Я не прощу тебя за то, что ты сделал с Лунафрией и Гираном!"

Использовав ту же магию меча, что и в сражении с муравьиным львом, Арус окружил Сервейна иллюзорными копиями самого себя, но наставника меча иллюзии ничуть не смутили, и ответная атака наемника вышибла дух из принца Кармена. Но, к вящему удивлению Сервейна, Арус поднялся на ноги, чуть пошатываясь. "Что?!" - поразился наставник меча. - "Ты должен был умереть!"

Но Арус обратил удивленный взор на половину Печати Рото у себя на шее; та светилась, сохранив жизнь своему владельцу. Не давая Сервейну возможности опомниться, в бой вступил Кира и, орудуя подобранным с земли отцовским мечом, оставил на щеке наемника глубокий порез, чем немало того поразил.

Арус попытался зайти Сервейну за спину, пока тот занят поединком с Кирой, но наемник разгадал маневр принца, молниеносно развернулся и, ухватив того за волосы, занес Некрос для последнего удара...

Но нанести его не успел, благо демонический меч был отбит в сторону метко брошенной кошкой. Из-за угла дома выбежала черноволосая девушка, со словами "Ты забыл это" бросила Кире Меч Солока. "Хмм, воительница..." - протянул Сервейн, на мгновение позабыв об Арусе, чуб которого все еще был зажат у него в кулаке. - "Случайно не из деревни наставника кулака?" "Именно!" - воскликнула девушка. - "Наконец-то я нашла тебя, наставник меча Сервейн! Все три года, прошедшие с тех пор, как я покинула деревню наставника кулака... я готовилась к этой встрече, чтобы свершить отмщение! Наставник меча Сервейн! Я покончу с тобой раз и навсегда!"

"Деревня наставника кулака..." - прошептал Арус, взглянув на миниатюрную девушку иными глазами. То Канав - селение, со всех сторон окруженное высокими горами. Именно здесь после победы над Зомой осталась воительница Фон, передавшая знания свои и умения следующим поколениям учеников, совершенствовавших владение боевыми искусствами. Но однажды в деревне появился Сервейн и, не щадя никого, вырезал жителей поголовно... лишь Старик Фан и Яо сумели спастись.

"Наставник меча Сервейн", - чеканя каждое слово, молвила Яо. - "Так назвался человек, убивший моих родителей и иных селян. Наставник меча, который, обладая могуществом одного из спутников Рото, уничтожил тайную деревню наставника кулака. Нет для него прощения! Посему наставница кулака Яо одержит верх над наставником меча Сервейном!"

Рядом с девушкой встали вырвавшийся из хватки противника Арус и Кира. "За Лунарфию и..." - начал он, и Кира подхватил: "...за отца и всех несчастных, погибших в деревне наставника кулака". "Ты немедленно понесешь наказание за то, что нарушил священную клятву и продался демонам!" - возвестила Яо.

И столько неприкрытого пафоса было в словах противостоящей ему троицы, что Сервейн не выдержал, расхохотался. Демонический меч Некрос ныне намертво врос ему в руку, слившись с наставником меча в единое целое.


Тао и Таркин перенесли Лунафрию и Таркина в гостиницу, но тем с каждой минутой становилось все хуже. Мудрец без устали шептал целительные заклинания, от которых не было совершенно никакого проку; Таркин же отправился в полуразрушенную церковь, которую жители порочного Ашалама практически не посещали. Преклонив колени, бывший священник воззвал к богине, моля всевышнюю о спасении умирающих...

Гиран слабым голосом подозвал Тао. "Я припомнил кое-что интересное, пока вы несли меня сюда", - прошептал он. - "Наклонись ко мне... я скажу..." Отшельник сделал так, как просил моряк, и тот что-то с жаром зашептал ему на ухо. "Что?!" - отшатнулся Тао, лицо которого выразило несказанное изумление. - "Ты уверен, что это правда?! Значит, Кира..."

Наказав вернувшемуся Таркину присмотреть за ранеными, мудрец Тао устремился на поиски Киры...


И вновь атака троицы захлебнулась, когда Сервейн, отпрыгнув назад, взмахнул мечом в воздухе, и камень брызнул из-под ног героев, будет разрубленный невидимым клинком. "Видите?" - Сервейн ухмыльнулся замершим в нерешительности героям. - "Убийственная техника наставника меча. Один взмах Некроса может разрушать звуком!"

"И с такой-то силищей ты - простой наемник Королей Демонов", - презрительно скривился Кира, но Яо отрицательно покачала головой. "Все дело в демоническом мече", - пояснила девушка. - "Наставник меча Фулькас подобрал Некрос во время своих странствий. Он хранился как реликвия в жилище наставника меча".

"Отрадно знать, что наставнице кулака ведома эта история", - кивнул Сервейн. - "Но позвольте мне восполнить детали. Все произошло 13 лет назад. Жилище наставника меча находилось у лесного озера, к югу от Саманао. Изначальный наставник меча, Фулькас, частенько пускался в странствия, возвращаясь с различным оружием. Среди образчиков оного было несколько проклятых артефактов... Но Фулькас все равно пытался воспользоваться ими, чтобы узнать, какими магическими свойствами они обладают. Фулькас знал, что проклятья могут быть опасны, но он сознательно подвергал себя их воздействию, учился превозмогать их и возвращать свое "я". И когда он превозмогал проклятье, силы его в совокупности с могуществом оружия становились поистине невероятны. Последующие наставники меча пытались воспроизвести методы Фулькаса и сражались оружием тьмы невероятной мощи... Но Некрос был особенным мечом; его проклятье - дар совершенного могущества. Фулькас лично спрятал Некрос, чтобы никто не смог воспользоваться им.

Мне в то время было шесть лет, и мой маленький брат только родился, и я был наставником меча в пятом поколении. В деревне закатили пирушку, чтобы отпраздновать это событие. Впервые я увидел Некрос той ночью, спрятавшись в складском помещении от всего этого шума и суеты. И тогда я увидел его... Красота меча зла потрясала душу... И я услышал голос Некроса: "Избранный... возьми меня в руку! Дай мне кровь, которой я жажду!" Исполняя волю Некроса, я перебил всех... отца, мать и новорожденного брата. Я до сих пор испытываю ликование... когда думаю о бесконечных ужасах, творимых Некросом!" "А затем ты учинил такую же резню в моей деревне наставников кулака!" - обвиняющее воскликнула Яо, и Сервейн согласно кивнул: "Да... Все по воле Некроса".

"Теперь я все понял", - тихим голосом произнес Арус. - "Никакой ты не наставник меча. Ты лишь жалкий бедняга, попавший под воздействие проклятья демонического меча!" Сервейн в ярости бросился на наследника Рото, но путь ему заступил Кира. Конечно, неопытный паренек и в подметки не годился убийце; Сервейн поверг его наземь, занес меч над головой, дабы нанести последний удар.

"Сервейн! Подожди!" - к ним стремительно приближался мудрец Тао. - "Ты хоть понимаешь, кого пытаешься убить? Кира - твой младший брат!" "Невозможно", - произнес Сервейн, однако повременил с ударом. - "Я своими руками убил брата 13 лет назад".


"Это было 13 лет назад", - тихим шепотом рассказывал Гиран склонившемуся над ним Таркину. - "Я странствовал по миру в поисках сокровищ. Минуя Саманао, я наткнулся в лесу на тяжело раненую женщину, в руках у которой был новорожденный ребенок. Она попросила меня забрать его. "Ребенка зовут Кира", - сказала женщина. - "Со временем он примет великий титул". А позже... Я вспомнил имя этого проклятого меча, Некрос... Тот самый меч, которым столь искусно убивал Сервейн... Она рассказала мне о резне в деревне наставника меча, о солдате, в руках которого оказался проклятый клинок... И о том, что солдат этот - брат новорожденного".

"То есть, Сервейн..." - в ужасе выдохнул Таркин, и Гиран кивнул: "Да. Он единственный кровный родич Киры во всем мире".


Предположение о том, что пьяница и ловелас Гиран может оказаться не его родным отцом, донельзя возмутило Киру. Тао, не мешкая, принялся творить заклятие, должное избавить Сервейна от проклятия. "Но перед тем, как проклятие окажется снято, он должен узнать все о произошедшем", - молвил мудрец, и возопил, приводя в действие волшебный двеомер: "Сервейн! Да проснутся в сердце твоем истинные воспоминания!"

И Сервейн вновь пережил те страшные мгновения, когда впервые взял в руки демонический меч и принялся убивать... Вот он подходит к плетеной люльке, пронзает ее мечом... льется алая кровь... "Я... убил родителей..." - Сервейн поднес к лицу дрожащие руки, будто не в силах поверить в то, о чем сейчас говорил. - "И моего маленького брата..." "Нет!" - твердо произнес Тао. - "Твой младший брат жив! Ты тяжело ранил мать, но она успела бежать вместе с твоим братом... А убил ты горную мышь, облик которой был изменен с помощью Посоха Перемен... Наставник меча Сервейн, раскрой глаза! Ты должен превозмочь проклятие демонического меча и вспомнить о клятве, принесенной спутниками Рото! Пробудись, и вспомни об истинном предназначении наставника меча!"

Увы, заклятие Тао не возымело ровным счетом никакого действия. "Возвращение на путь света свершится только через мой труп", - расхохотался Сервейн. - "Не трать время на бесполезные заклятия!"

Арус обрушил на Сервейна молнию, после чего вместе с Кирой и Яо атаковал обездвиженного воителя. Им удалось нанести наставнику меча несколько весьма тяжелых ранений, и тот, истекая кровью, рухнул наземь; демонический клинок оставил его руку. "Наконец-то возвращается светлое сердце Сервейна..." - прошептал мудрец Тао.

Некрос разительно преображался; в рукояти клинка возникли глаза, вытянулись четыре длинных конечности, сродни паучьим. "Это - истинная форма демонического клинка Некроса", - сообщила Яо ошарашенным подобной трансформацией товарищам. - "Он - король всех проклятых клинков в мире!" "То есть, эта тварь просто использовала Сервейна?" - уточнил Кира, все еще потрясенный до глубины души тем, что человек, недвижно лежащий сейчас в луже крови - его родной брат.

"Еще бы немного, и я бы..." - раздался скрипучий голос, и герои вздрогнули, осознав, что говорит с ними Некрос, покачивающийся на тонких ножках. - "С момента поражения Зомы... прошло столетие... Лорд Имаджин - тот, кому я служу... Этот человек, Сервейн... Сердце его я подчинил... Вскоре... три наставника, противники лорда Имаджина, будут уничтожены... Пока что... уничтожил наставников меча и кулака в их тайных убежищах... Я - демонический меч Некрос... Король демонических мечей..."

И оружие на службе Бога Демонов, ловко перебирая четырьмя конечностями, устремилось к Кире, однако Яо выбросила руку, и волна невидимой энергии отбросила клинок в сторону. "В то время, пока наставник меча годами пытался подчинить себе проклятые клинки... наш наставник кулака Доджо совершенствовал искусство боя с использованием внутренней энергии тела".

Эта и последующие атаки Яо немало потрепали Некрос, но клинок был далеко не так прост, как могло показаться, и исцелил себя могущественной магией, после чего, поднявшись в воздух, окружил себя полудюжиной иллюзорных образов. Все они низринулись вниз на запаниковавших героев, не ведающих, который из клинков истинный. Так, Некрос прочертил кровавую полосу на бедре Аруса, устремился к Кире, целя пареньку в сердце... но метнувшийся вперед Сервейн спас жизнь младшего брата, и демонический меч вонзился в сердце своему бывшему владельцу. "Быстрее! Порази меня молнией!" - выкрикнул Сервейн, обращаясь к растерявшемуся Арусу. - "Иначе эта тварь освободится и создаст образы вновь!"

Молния ударила с небес, и раскат грома заглушил вопль Киры, наблюдал который, как брата его поглощает пламя. "Мы умрем вместе, демонический меч Некрос", - прошептал Сервейн клинку, торчащему из его груди. - "Нас очистит адское пламя, как символично..." По лицу Киры катились слезы, хоть и не осознавал он этого. "Младший брат", - обратился к нему Сервейн, и голос его еле слышно прозвучал в реве пламени. - "Тебе передаю я... звание наставника меча".

Над Ашаламом занимался рассвет, знаменуя окончания безумной ночи, исполненной скорби и боли...


Образ Бога Демонов соткался пред Королем Драконов, пребывающим в замке Лоран, и тот сразу же ощутил неладное. "Демонический меч Некрос не сумел уничтожить Аруса и его спутников", - произнес бесплотный голос, и лицо Короля Драконов исказилось от ярости. "Арус!" - выдохнул он имя своей немезиды. - "Как он может обладать подобным могуществом... Я смиренно приношу свои извинения, и всецело принимаю на себя вину за произошедшее! Я лично займусь этим, и брошу свои армии драконов..."

"Предоставь это мне!" - перебил его излияния глубокий голос, и Король Драконов обернулся, воззрившись на фигуру, из-под низко надвинутого капюшона которой сверкали огоньки множества фасетчатых глаз. "Запомни, Горгона!" - воскликнул Король Драконов. - "Завоевание верхнего мира - задача моя и Короля Демонов Джагана!" "Ты хочешь, чтобы столь важное дело доверили тебе..." - издевательски прошелестел Горгона.

"Хватит!" - окрик Имаджина привел в чувство пререкающихся лейтенантов, и оба вновь обратились к своему властелину, который вопросил Горгону: "Захвачен ли нижний мир, Алефгард?" "Да", - кивнул тот. - "Весь мир, кроме Тантегеля, находится над контролем моих легионов. Со временем падет и Тантегель, осажденный ратями Лорда Монстров Гнона".

"Король Драконов! Поведай мне о завоевании верхнего мира!" - приказал Бог Демонов, и Король Драконов, улыбнувшись, создал в воздухе сферу, в которой отразился тронный зал Ноаниэльса, ведь за последнее столетие скромная деревушка обратилась в город-государство. И сейчас у трона порядком струхнувшего короля Ноаниэльса возвышался Король Демонов Джаган, требующий сюзерена присягнуть в верности лорду Имаджину. Тем не менее, король посмел оказать сопротивление захватчикам, и Джаган обрушил на него и дворцовых стражей заклятие холода, обратив их в ледяные статуи. После чего, воздев руки над головой, зычно призвал монстров преисподней, которые немедленно занялись резней всех без исключения жителей Ноаниэльса.

"Как видите, Ноаниэльс пал", - промолвил Король Драконов. - "И теперь мы выступим на Ромали, Портогу и Эдинбир, где объединимся с могущественными легионами морских глубин. Три месяца прошло с момента возвышения Короля Демонов Джагана, и все это время он безукоризненно воплощал в жизнь замыслы лорда Имаджина!"

"Темный Лорд Горгона!" - обратился Бог Демонов к одному из внемлющих ему верноподданных. - "Ты лично займешься Арусом!" "Н-но... почему, лорд Имаджин?!" - изумился Король Драконов, неприятно пораженный выказанным Богом Демонов недоверием. "Я не потерплю дальнейших неудач", - объяснил ему тот. - "Ты поведешь свои армии драконов в нижний мир, Алефгард, и поспособствуешь его завоеванию! Объедини силы с Гноном и немедленно заверши начатое!" "Да, сир", - преклонил колено Король Драконов, поморщившись, когда за спиной его послышался кудахтающий хохот Горгоны.


Кира на коленях стоял у горстки пепла, оставшейся от его старшего брата. Арус, Яо и Тао отошли в сторонку, оставляя мальчишку - нет, наследного наставника меча - наедине с его скорбью. "Отшельник", - выдавил Кира, обернувшись к мастеру Тао. - "Я хочу попросить тебя... Пожалуйста, сделай так, чтобы душа моего брата устремилась в лучший мир..."

Кивнув, Тао совершил небольшую церемонию, освобождая душу от проклятого существования, и налетевший порыв ветра подхватил прах, унес его в чистое небо. Очищение свершилось, но для некоторых раны, полученные в ночном сражении, оказались смертельны. "Лунафрия и Гиран в критическом состоянии", - напомнил Тао ребятам. - "Вскоре предстоит расставание..."

Немедленно, те устремились на постоялый двор, где Таркин настойчиво, но безуспешно пытался врачевать раны дорогих товарищей... они тут же открывалась вновь, и кровь хлестала пуще прежнего. Лунафрия попросила исполнить ее последнее желание - помолиться в церкви; Таркин и Арус с превеликой осторожностью отвели молодую женщину, жизнь в которой еле теплилась, в заброшенную церквушку, где она преклонила колени перед алтарем. "Великая Рубисс", - прошептала Лунафрия, - "вскоре я вернусь к тебе... Но, пожалуйста... огради Аруса от бед. Сейчас... свет его мал и слаб... но придет день, когда озарит он весь мир. Пожалуйста, Рубисс".

...Отыскав в городе Старика Фана и приведя его на постоялый двор, где Кира и Тао оставались у постели Гирана, Яо попросила наставника исцелить умирающего, и тот направил в тело Гирана свои энергии, заставляя ткани срастаться, а кровотечение - остановиться. "За последнее столетие наставник Кулака Доджо развил сие учение", - устало улыбнулся Старик Фан. - "Концентрируя природные энергии тела, можно врачевать раны и недуги". "Да, если раны, нанесенные демоническим мечом, неподвластны целительным травам и зельям, я подумала, что, быть может, энергии тела окажут какой-то эффект", - добавила Яо.

"Возможно, таким образом можно исцелить и Лунафрию!" - воскликнул Тао и стремительно вылетел в окно, благо заклятие левитации позволяло ему перемещаться с огромной скоростью. Мудрец устремился к церквушке... но было поздно. Лунафрия умерла на руках у Аруса...

Похоронили молодую женщину на погосте за стенами Ашалама. Таркин купил фургон и пару вьючных чокобо: пришло время Арусу и спутникам его продолжить тернистый путь... Старик Фан и мудрец Тао приняли решение остаться в городе, чтобы продолжить врачевать Гирана, встанет на ноги который лишь через несколько месяцев.

"Я тоже не пойду с вами", - сообщил Арусу, Яо и Таркину Кира, избегая смотреть товарищам в глаза. - "Мне нужно разобраться в своих чувствах. Про то, что Гиран - не мой настоящий отец, и еще мой старший брат в Ашаламе... Я отправляюсь в селение наставника меча. Хочу поглядеть на деревню, где я родился, и когда я разберусь в самом себе, Арус, то обязательно отыщу тебя. Моя судьба - сражаться рядом с тобой плечом к плечу. В конце концов... я же наставник меча Кира".

И он со всех ног бросился прочь...


А над миром возникло огромное облако, исполненное тьмы, в сердце которого пребывал Темный Лорд Горгона. Она медленно плыло на юго-восток, над лесами и долами, и все живые создания, которых касалось оно, обращались в прах, а силы Горгоны лишь возрастали.

Вездесущие монстры, наблюдая сию картину, справедливо предположили, что направляется Темный Лорд в Кармен, и наверняка ожидается в сем опустевшем королевстве великое сражение...


Фургон, впряжена в который была пара чокобо, катился по пескам пустыни Изис. Восседая на козлах, Таркин неотрывно сверялся с картой, ведь правил он к тому самому месту, где несколько месяцев назад предстала Башня-Мираж мудреца Кадаля.

"Отыщи трех наставников", - размышлял Арус, взирая из фургона на безбрежные пески. - "Я повстречал наставницу кулака Яо, затем Кира оказался наставником меча, но о наставнике мудрости я ничего не ведаю". "Мудрец Кадаль избрал для себя молодость и одиночество", - будто отвечая его мыслям, заметил Таркин. - "Семьи у него не было, ровно как и наследников. И где же искать наставника мудрости? Возможно, он и вовсе не существует..." "Не может быть", - покачал головой Арус. - "Великий мудрец не обманул бы нас". "Но мы ведь все узнаем наверняка, когда посетим Башню-Мираж?" - примирительно заметила Яо.

Некий шум привлек их внимание; чуть поодаль по пескам катилась чудная телега, впряжены в которую были гигантские крысы, а правила ими... троица гномов! Вытаращив глаза, Арус и Яо взирали на невиданных человечков. "Обычно гномы пытаются избегать всех контактов с людьми", - покачал головой Таркин, когда телега пронеслась мимо и вскорости скрылась за горизонтом. - "Редко увидишь их вот так..."

Тем не менее, карта указывала, что Башня-Мираж должна находиться в том направлении, в котором двигались гномы, и Таркин направил чокобо вслед за удаляющейся телегой. Но за высокими барханами предстал им плодородный оазис, которого на карте не было вовсе. "Я слышала о нем", - задумчиво молвила Яо. - "Из-за близости великого мудреца стихийный дух Рубисс благословила это место молочных рек и медовых озер".

Однако, приглядевшись издалека, люд заметили множество собравшихся в оазисе эльфов и гномов. Не желая смущать волшебные народцы своим присутствием, Арус попросил Таркина магией Посоха Перемен придать им облик... менее выделяющийся, и вскоре к оазису спешили два юных эльфа и пожилой презабавный гном.

Праздненство в оазисе было в самом разгаре. Гномы и эльфы все, как один, веселились, устраивали состязания, наперебой предлагали товары на ярмарочных рядах. Герои приблизились к рингу, на котором мускулистый чернобородый гном уверенно побивал всех, кто рисковал померяться с ним силами. Но внимание Яо привлекли огненные "когти" - легендарное оружие мастеров боевых искусств, которое предлагалось в награду чемпиону. Ступив на ринг, миниатюрная эльфиечка, в которую обратилась Яо, с легкостью одержала верх в поединке, но, получив вожделенный приз, обнаружила, что это всего лишь подделка.

В высокой траве у озерца в центре оазиса герои обнаружили обожженный головной венец мудреца Кадаля! Надев его, Арус неожиданно оказался внутри Башни-Миража, в заклинательном чертоге которой восседал сам Кадаль. "Сейчас ты узришь величайшую тайну, которая оборвет жизнь великого мудреца Кадаля!" - возвестил он, будто ощутив незримое присутствие юного принца. Все вокруг залил ослепительный свет, и Арус обнаружил, что несется в небеса, стоя на пламенной комете. Внизу стремительно проносились земли, но, разглядев повнимательнее точку опоры под ногами, Арус осознал, что это вовсе не комета, а обратившийся в оную мудрец Кадаль!.. Последний устремился к земле, к деревушке, где у колодца с ведром воды в руках замер мальчуган, оторопело взирая на приближающуюся судьбу... Комета достигла парня, и ослепительный свет вновь затопил все вокруг, но Арус отчетливо расслышал слова паренька, обращенные к нему: "Я здесь... Я жду тебя здесь... Я - наставник мудрости..." Видение исчезло, и Арус вновь пришел в себя на берегу озерца. "Я только что... повстречал наставника мудрости..." - оторопело сообщил он Таркину и Яо.

Герои прогуливались по ярмарке, когда заметили трех гномов, встреченных ими в пустыни, наседавших на невысокого эльфа самого ушлого вида с явным намерением отобрать у того браслет. Эльф гордо демонстрировал оный, украшающий предплечье, утверждая, что "звездный браслет" - его семейная реликвия и не продается ни за что.

Гномы вознамерились оспорить сие утверждение и набросились втроем на эльфа... Как оказалась, легенды о том, что браслет, принадлежавший ранее спутникам Рото, позволяет владельцу двигаться со скоростью ветра, истинны. Гномы и опомниться не успели, как эльф сорвал с них панталоны, вынудив стремительно ретироваться.

Заметив заинтересованный взгляд Яо, устремленный на браслет, старик Таркин бросился к эльфу. "Мы просто странники", - попытался объяснить он. - "И я вот думаю, не был бы так любезен отдать нам свой браслет?" "Старик!" - задохнулся от возмущения эльф. - "Ты что, не слышал, что я сказал этим шутам! Браслет - бесценное семейное наследие. Ради благоденствия в мире я отдам его только тому, силы которого окажутся равны могуществу спутников Рото!"

Плутовато улыбнувшись, Яо приблизилась к огромному валуну и на глазах ошарашенного эльфа двумя ударами запястья расколола его надвое. "Да, такой силой могут обладать лишь подобные спутникам Рото", - признал эльф, но тут же добавил: "Что ж, так и быть, я согласен продать его вам за 50000 золотых монет!" "Да за такую сумму дворец можно купить!" - разозлилась Яо, но Таркин упреждающе положил ей руку на плечо: "Я куплю его. Подобный браслет прекрасно будет смотреться на предплечье девушки, наследницы одного из спутников Рото!"

"Спутников Рото?" - навострил уши эльф. - "Ладно... Я отдам его вам... если пройдете испытание". Честно говоря, старику Таркину ужасно хотелось придушить юного наглеца, но он лишь кивнул, давая тому знак продолжать. Эльф продемонстрировал ему два камушка - белый и черный. Один из них он спрятал в правом кулаке, второй - в левом, после чего, стремительно меняя камушки местами, потребовал угадать, в какой руке находится белый. Хитрый эльф за долю секунды умудрился заменить белый камень на черный и теперь был донельзя доволен собой: ведь на какую бы из рук не указал надоедливый старик - он проиграет.

Таркин, однако, оказался не лыком шит. "Черный камень у тебя в левой руке!" - заявил он, и когда эльф продемонстрировал, что это действительно так, добавил: "А, стало быть, белый - в правой". Пришлось эльфу расстаться с браслетом, и Яо немедленно надела его на запястье, залюбовалась, ощущая магические свойства артефакта.

И в это мгновение действие заклятия Посоха Перемен неожиданно закончилось, и на глазах потрясенных до глубины души эльфов и гномов среди них возникло трое презренных людишек, которые тут же бросились наутек. Понурившись, эльф, расставшийся с браслетом, двинулся прочь с ярмарки, сердито бормоча что-то насчет того, как мастерски его провели.

Но чего он никак не ожидал, так это встретить по пути Яо. Девушка с милой улыбкой протянула ему браслет. "Ведь он наверняка много значит для тебя", - молвила она. "Ты возвращаешь его мне?" - воодушевившись, эльф выхватил артефакт из рук наставницы кулака. - "И старик не придет, чтобы забрать его... Да, ты удивительная девушка... для человека! Что ж, даю тебе еще один шанс! Выбери белый камень и "звездный браслет" твой!"

И эльф протянул к Яо два кулака с зажатыми в них камнями. Девушка указала на один из них... и с восторгом захлопала в ладони, ведь в ладони эльфа означился белый камушек! "Если в своих странствиях ты встретишь наследников спутников Рото, передай браслет им", - улыбнулся эльф, пряча за спиной второй кулак, в котором тоже был зажат белый камень. - "Ведь если они смогут одержать верх над злом, я сумею вернуться в свою деревню. Она сокрыта в чащобе подле Ноаниэльса, но сейчас ее заполонили монстры и... я не могу вернуться туда. Слухи говорят о том, что в Лоране появился новый Король Демонов. Он нанес удар с северо-западного направления и захватил замок Ноаниэльса..." "Ну, с этим я вряд ли смогу что-то поделать", - тихо молвила Яо, с сочувствием и пониманием глядя на погрустневшего эльфа, - "но я верю, что наследники спутников Рото смогут одержать верх над силами зла".

Попрощавшись с эльфом, Яо двинулась прочь, туда, где на границе оазиса ее дожидались в фургоне Таркин и Арус. "Кстати, как тебя зовут, маленькая воительница?!" - крикнул эльф ей вслед, и девушка, оглянувшись, произнесла: "Яо... Наставница кулака Яо!" На лице эльфа появилась широкая улыбка: стало быть, он передал "звездный браслет" наследнице воительницы Фон. И еще долго махал он рукой вслед удаляющемуся фургону, направился который к замку Кармен.


Облако тьмы коснулось площади перед замком Кармен, и Темный Лорд Горгона, спустившись наземь, проследовал во врата, спустился в обширные подземелья, не встретив по пути ни души.

Сотворив шестиугольник, в углах которого воспылали магические руны, Горгона приступил к подъятию из мертвых того, кто столетие назад наводил ужас на этот мир. "За служение твое дарую тебе я вечную жизнь!" - закончил заклятие Темный Лорд. - "Да возродится вновь вечная тьма!"

Перед ним возникли очертания чудовищной твари - Лорда Демонов Барамоса, вот только наделил его Горгона лишь подобием жизни. Возрождение в образе зомби доставляло Барамосу неимоверные страдания, посему он немедленно обрушил на Горгону могущественное огненное заклятие... не причинившее тому ни малейшего вреда.

"Внемли словам своего господина, Темного Лорда", - обратился Горгона к несколько озадаченному Барамосу. - "Скоро в замок придет один из наследников Рото, потомок Ареля, который сокрушил тебе столетие назад. Твоя задача - одержать верх над наследником Рото во имя Темного Лорда Горгоны! Его зовут Арус... Я приказываю тебе уничтожить Аруса".

В глазах зомби заплясали яростные огоньки; он не забыл роли Ареля в своем падении, и теперь с радостью поквитается с его потомком. "Больно", - тем не менее, пожаловался Барамос Горгоне. - "Как будто тело мое горит изнутри... Почему ты не возродил меня живым?" "Так легче держать тебя под контролем", - признался Горгона. - "Я - Темный Лорд, повелитель мертвых. Как только ты уничтожишь Аруса, обретешь свое истинное тело".

Завывая, Барамос продолжал корчиться от боли. "Твое тело - это гниющая плоть", - прошелестел Горгона. - "В нем нет нервов, и ты не можешь ощущать настоящую боль. Но... даже если ты испытываешь неимоверную боль, силы твои все возрастают".


Стоя на вершине холма, Арус, Таркин и Яо созерцали раскинувшийся внизу замок Кармен, поражаясь произошедшим изменениям. "Что же здесь случилось?!" - недоумевал принц. - "Где все люди?" На эти вопросы ответов у них не было.

"Начинает темнеть", - резонно заметила Яо, - "давайте разобьем лагерь внутри замковых стен. Оставшись снаружи, мы можем привлечь внимание монстров". Таркин утвердительно кивнул, соглашаясь с наставницей кулака, и троица проследовала в замковые врата, пересекла дворцовую площадь и остановилась в тронном зале, порешив, что дальнейшее исследование покинутой цитадели стоит отложить до утра.

Тени окружили их, и довольно скоро герои убедились, что ни оружие, ни магия их не берут. В пору было отчаяться, ибо тени подступали, шепча об осквернении священного тронного зала чужаками. "Остановитесь!" - прозвучал сильный голос, и тени замерли, пропуская в зал пожилого человека, опирающегося на трость. "Они не приспешники воинства Короля Демонов, и никак с ним не связаны", - продолжал человек, приближаясь. - "Они просто - невинные странники, укрывшиеся в тронном зале нашего дворца".

На лице Таркина отразилось крайнее изумление, когда разглядел он черты лица человека. "Волгой!" - возопил священник. Бывший полководец Кармена обратил на него незрячие глаза: "Откуда ведомо тебе мое имя?" "Это я, Волгой!" - бросился к нему старик. - "Священник Таркин!" "Таркин, это действительно ты?" - лицо полководца озарила улыбка. - "Стало быть, моя мочь, Лунафрия... тоже здесь?"

Скорбное молчание было ему ответом. "Лунафрия... защищала нас... в Ашаламе..." - начал Таркин, и Арус, подступив к слепому полководцу, протянул ему сверток. "Здесь локон волос Лунафрии и кольцо света", - произнес принц. "Кто ты, дитя?" - обратился к нему Волгой, и принц отвечал: "Я - Арус. За меня Лунафрия отдала свою жизнь".

"Принц Арус..." - зашелестели тени. - "Наш принц..." Прижав Аруса к груди, Волгой, рыдая, вознес молитву Рубисс, благодаря ее за то, что уберегла жизнь юного наследника престола королевства.

Чуть позже четверо людей, хранимые стражами-тенями, расположились у костерка, разведенного прямо в тронном зале, поведали Волгою о том, как погибла его дочь. "Стало быть, она умерла, получив рану в сражении", - склонил голову полководец. - "Отдать жизнь за наших сюзеренов - долг каждого солдата Кармена. Будь я на ее месте, поступил бы точно так же".

Волгой поведал о том, как вскоре после бегства Таркина и Лунафрии, забравших с собою младенца Аруса, замок был атакован ратями Королей Демонов. Жрецы исцелили страшные раны Волгоя, полученные им в сражении в тронном зале, и он повел за собою оставшихся в живых солдат против многократно превосходящих сил противника. Много дней продолжалось жестокое, кровопролитное сражение. Наконец, когда в живых остался один Волгой, произошло чудо! На помощь ему пришли души рыцарей, павших в сем сражении, и оттеснили они воинство Королей Демонов.

"Я так и знал!" - Таркин бросил опасливый взгляд на тени, безмолвно замершие у него за спиной. - "Эти тени раньше были солдатами Кармена!" "Ты прав, Таркин", - кивнул Волгой. - "Они продолжали сражение даже в посмертии. С их помощью исход сражения обратился в нашу пользу. Монстры не могли причинить им вред и были вынуждены отступить". "И тогда они отправились зализывать раны в королевство Лоран", - задумчиво промолвил Таркин. - "Так вот почему в этом замке нет монстров! Волгой, а что ты можешь поведать нам о ратях Королей Демонов?"

"Иерархия довольно проста", - отвечал полководец. - "Предводительствуют ими Король Драконов, Лорд Монстров и Темный Лорд. А уж этой троицей верховодит Бог Демонов, Имаджин. А недавно к ним примкнул Король Демонов из рода людей, Джаган, и власть над всеми монстрами сего мира разделили между собой четыре Короля Демонов. Всего монстров в их легионах может быть от ста тысяч до миллиона. Силы Короля Дракона составляют драконы, огромные черепахи и иные создания, известные своей броней и скоростью. Армии Лорда Монстров Гнона включают в себя преимущественно чудовищ-животных, весьма могущественных; сейчас они ведут сражение в нижнем мире, пытаясь сокрушить Алефгард. А силы Темного Лорда Горгоны составляют чародеи, зомби и тени, то есть создания, преступившие порог смерти! В настоящее время они оказывают поддержку армии монстров в завоевании Алефгарда. И, наконец, Джаган, Король Демонов из рода людей. За ним следуют как демоны, так и человекообразные воины, кровожадные убийцы! Жестокость сих четырех Королей Демонов ужа стала легендой... В настоящее время они вторглись в три королевства - Ромали, Портогу и Эдинбир".

"Джаган", - выдохнул Арус. - "Он потомок Рото, как и я сам". "В дополнение к могуществу крови Рото, Имаджин наделил его толикой силы Бога Демонов", - вздохнул Волгой. - "Возможно, теперь он сильнейший из четырех..." Глаза Аруса угрожающе сузились при этих словах. Принц поклялся расправиться с Джаганом, дабы не осквернял тот славное наследие Рото.


Ночью, когда хранимые призраками павших воителей Кармена герои улеглись спать, Арус обнаружил, что Волгой тихонечко покинул тронный зал. На цыпочках принц двинулся следом, заглянул в дверь комнаты, за которой скрылся слепой полководец. Тот, ссутулившись, сидел на кровати, оплакивая Лунафрию. "Дети не должны умирать раньше своих родителей", - шептал он.

Арус поспешил удалиться... и в этот момент сильнейший подземный толчок сотряс замок, стены начали рушиться. Таркин и Яо немедленно проснулись, изготовившись к бою, и вовремя: в тронном зале возникла свора псов-нежити. Священник, наставница меча и принц Кармена успешно сдерживали натиск чудовищных тварей, а вскоре к ним присоединились верные тени и Волгой, который, несмотря на слепоту, не утратил боевых навыков."Странно!" - выдохнул Волгой, когда с псами было покончено. - "Со времени отражения натиска армий Королей Демонах к стенам замка не приближался ни один монстр!"

"Больно! Больно!" - раздалось завывание, и в тронный зал ступил исполинский неживой монстр, вперил взор в принца Кармена. - "Арус... Убить..." Тени атаковали было монстра, но заклятия их не причинили тому ни малейшего вреда. Арус и Яо собрались было броситься в атаку, но на пути их встал Таркин. "Вы не должны сражаться с этой тварью!" - в голосе старика слышалась неприкрытая тревога. - "Нет способа одержать верх над ним! Вы должны бежать!"

"Исчезните!" - взревел монстр, сотворив могущественное заклятие, и тени - защитники королевства - растаяли в воздухе. Магия Меча Света уберегла Аруса от подобной участи. "Что происходит?" - вопрошал слепой Волгой. "Они исчезли", - выдохнул Арус, пятясь назад. - "Все души солдат Кармена... Все до единой... исчезли". Как подобное может случиться с душами мертвых, не подверженных воздействию стали и заклятий? "Старейший, что это за существо?" - обратился принц к священнику.

Как завороженный, Таркин смотрел на появившуюся в тронном зале тварь, бессильно опустив руки, не догадываясь о том, что наблюдает за разворачивающимся противостоянием и Темный Лорд Горгона, сокрывшийся в одной из башен дворца. "Это Барамос!" - выдохнул Таркин, и глаза присутствующих расширились от ужаса, ведь даже столетие спустя после гибели сей твари имя ее вызывало ужас в сердцах жителей верхнего мира. - "Правитель верхнего мира, верный слуга Зомы, Короля Демонов. Сильнейший из монстров... Лорд Демонов Барамос каким-то образом возрожден!" "Барамос-зомби?!" - изумился Арус, с ненавистью воззрившись на неживого исполина. Глаза оного неотступно следили за ним, ибо Барамос заметил явное сходство юноши с Арелем, лишившим его жизни.

Арус бросился в бой, сотворив заклятие молнии, но на зомби оно не оказало ни малейшего эффекта, ибо тело Барамоса было неподвластно воздействию магии - следствие действия ауры "покрова тьмы", обволакивающей его фигуру.

Барамос творил могущественные заклятия, Таркин прилагал неимоверные усилия, отражая их. Ухмыльнувшись, зомби выдохнул поток пламени, но Яо обратила оный вспять, и Барамос взревел от боли. "Покров тьмы блокирует магию, но он не уберег Барамоса от пламени!" - воскликнул Таркин. - "Покров тьмы мало эффективен против физических атак!" Услышав эти слова, Арус и Яо бросились к Лорду Демонов. Принц Кармена нанес Барамосу несколько ударов мечом, наставница кулака - "когтями", и кровь зомби хлынула на каменный пол. Но там, где алые капли коснулись поверхности, немедленно возникли монстры, набросившиеся на героев. Покончив с оными, те пришли к выводу, что дальнейшие атаки неживого исполина приведут лишь к появлению еще большего числа тварей - стало быть, физически атаковать Барамоса тоже не следует. Тем не менее, последний истекал кровью, и капли ее порождали все новых монстров... Наблюдая за сражением, Горгона искренне наслаждался. "Танцуйте, танцуйте", - ликовал он. - "Барамос, Арус, остальные... Танцуйте же этот вальс смерти и разрушения!"

Число порожденных Барамосом монстров все росло, и Волгой резонно предположил, что, если так и дальше продолжится, сражение закончится довольно скоро. "Нам осталось испробовать лишь одно", - молвил Таркин. - "Свет. Священный свет может ослабить монстров, ибо он изгоняет тьму, из которой они черпают силы. Зомби особенно слабы пред воздействием священного света". "Кольцо света!" - припомнил Волгой, и, вытащив из кармана артефакт, протянул его Арусу.

Надев кольцо на палец и моля Лунафрию даровать ему силы, Арус воззвал к могуществу света, направив ослепительный поток его на Барамоса. Свет развеял "покров тьмы", заключив бьющегося в агонии зомби в сияющую сферу; порождения его рассыпались в пыль. "Удивительно!" - выдохнула Яо. - "Кровь Рото... и могущество Аруса... Магия священного света многократно усилена!.." "Дело не только в могуществе Аруса..." - покачал головой Таркин, и в ослепительном сиянии, залившем тронный зал, Яо заметила очертания призрачной фигурки. Лунафрия!..

Поняв, что пора действовать, пока приспешник его не уничтожен окончательно, Горгона сотворил темное облако, должное свести на "нет" воздействие на Барамоса священного света. Швырнув оное в зомби, на костях которого ныне не осталось и следа плоти, Горгона тем самым развеял магию кольца света, и Барамос вновь обрел способность двигаться. Немедленно, последний сотворил заклятие, вселяющее безотчетную панику в души и сердца смертных, приводя их под контроль Лорда Демонов. Под действие магии попали Таркин и Яо, немедленно атаковавшие Аруса. К счастью, Волгой ударом трости вышиб дух из пожилого священника, тем самым уберег принца от гибельных заклинаний старика. Арус же сошелся в поединке с Яо, но, нанеся девушке несколько чувствительных ударов, помог тем самым обрести ей собственное "я".

"Самое интересное лишь начинается". Подле Барамоса возникло существо, с ног до головы закутанное в плащ. Заметив обращенные к нему взоры, оно издевательски поклонилось, представившись Темным Лордом Горгоной и повелевшим Барамосу прикончить наконец надоедливых людишек.

Тот обрушил на смертных свои самые гибельные заклятия, разметавшие всех спутников Аруса и разрушившие тронный зал дворца. Принц, однако, встретил пламенные волны, не дрогнув, применив, к вящему изумлению Горгоны, могущественное защитное заклинание. "О, перед смертью в тебе пробудились новые силы", - проскрежетал Барамос, подступая к юному принцу. "Лорд Демонов, Барамос-зомби!" - выкрикнул Арус в ответ. - "Твоя магия станет твоей погибелью!"

Сотворив заклятие левитации, Арус устремился к Барамосу, направив Меч Света в грудь Лорду Демонов. Тот рассыпался грудой истлевших костей, но пламя, сияющие в глазницах огромного черепа, не угасло. "Арус, убей меня", - прошелестел Барамос, и глаза принца изумленно расширились, ибо не этих слов ожидал он от поверженного врага. - "Дважды я был призван, а теперь ты одержал верх надо мной. Даруй же мне сон, как некогда даровал герой Арель". И Арус вонзил меч в темя черепа зомби; останки оного исчезли.

Кудахтающий смех заставил героев обратиться к Темному Лорду, с интересом наблюдавшему за исходом поединка. "Герой Арус, а ты неплох", - признал Горгона, добавив: "Да, я служу лорду Имаджину. Темный Лорд Горгона, правитель подземного мира, к вашим услугам. Я из того же измерения, что и лорд Имаджин". "Так я и думал", - процедил Волгой. - "Ты пахнешь по-иному, нежели иные монстры. Но позволь тебя спросить... Что это еще за иное измерение?" "Боюсь, я не могу сказать тебе этого", - расхохотался Горгона. - "Могу лишь сообщить, что лорд Имаджин еще не появился в этом мире. Но когда это произойдет, наполнит он мир своими дарами. Для людей, боюсь, это будет означать лишь страшные страдания. Вы поймете, что я не столь слаб, как Король Драконов. Я позабочусь о том, чтобы все вы оказались низвержены в подземный мир!" Бросившись к Горгоне, Арус ударил Темного Лорда Мечом Света, рассекая черный плащ... и на глазах потрясенных людей оба они исчезли.


Арус обнаружил, что находится в некой клубящейся тьме, заменявшей и землю, и небеса, а подле него высилась огромная фигура со множеством паучьих лап и фасеточных глаз. "Это место средоточия моей истинной силы, подземный мир", - пророкотал Горгона. - "Я буду милосерден, и уничтожу тебя мгновенно, не заставляя страдать".

Призвав неупокоенные души сего царства мертвых, Темный Лорд велел им отведать плоти героя, испить его жизненной силы. Арус приготовился умереть с честью, когда души набросились на него, но неожиданно подле принца встали призрачные воины Кармена, и в посмертии исполняющие свой долг.

"Принц Арус, беги, пока можешь!" - прошелестели они. - "Мы не можем надеяться на победу! Примени кольцо света! Священный свет создаст рифт в подземном мире, который позволит нам проникнуть в смертный мир". "Но... что случится с вами?" - вопросил Арус, и отвечали души: "Священный свет направит нас... прямо на небеса!"

Воззвав к Лунафрии и попросив ее еще раз даровать ему свои силы, Арус сотворил рифт, и Горгона отшатнулся, взвыв от боли, благо священный свет выжигал глаза Темному Лорду. "Арус! Помни!" - донеслись до принца его слова. - "Сегодняшнее сражение - лишь объявление войны! Следующая наша встреча произойдет в последний день твоей смертной жизни!"

Так, принц Арус магией света был исторгнут в смертный мир, где его немедленно окружили верные товарищи - Яо, Таркин, Волгой. Души же верных солдат Кармена вознеслись на небеса...


Четверо замерли у разрушенного тронного зала, где минувшей ночью разразилось столь ужасающее сражение. "Сложно поверить в то, что нам удалось одержать верх над Барамосом-зомби", - качая головой, произнес Таркин. Волгой кивнул, соглашаясь. Даже лишенный зрения, он знал, что неприкаянные души солдат-защитников королевства обрели покой... присоединившись к дочери его на небесах.

"А я вот думаю, как Барамос сумел оказаться в замке?" - задумчиво промолвила Яо. - "Ведь замок - цитадель потомков Рото". "Боюсь, этого мы никогда не узнаем", - покачал головой Таркин, но Волгой, грустно улыбнувшись, повел товарищей в подземелья дворца. Путь им преградили огромные ворота, на створках которых были изображены злые драконы.

"Именем Рубисс, я требую, чтобы вы пропустили нас!" - повелел Таркин, и врата послушно распахнулись, пропуская героев в просторный чертог, высилась в котором гигантская статуя Лорда Демонов Барамоса! "В древние времена замок Кармен назывался по-иному", - вздохнул Волгой. - "Замок Барамоса!" "Это было сто лет назад..." - прошептал Таркин. История о том, как на спине птицы Ламии четверка героев добралась до окруженного горами замка, низвергли Барамоса и приготовилась спуститься в нижний мир, Алефгард, была общеизвестна.

"Стало быть замок Кармен... на самом деле замок Барамоса", - Яо с изумлением оглядывалась по сторонам; обнаружить подобное она никак не ожидала. "А Лоран, где родился Король Демонов Джаган?" - обратился Арус к священнику. "В своих странствиях по миру верхом на бессмертной птице Ламии герои посетили множество мест, в том числе и таинственный замок", - отвечал Таркин. - "Внутри они обнаружили тяжело больную Королеву Драконов, жить которой оставалось всего несколько дней. Королева Драконов - одна из драконов небес, наследница Божественного Дракона. В отличие от Рубисс, стихийного духа, она хранила мир, пребывая в человеческом обличье. Королева Драконов даровала Арелю Сферу Света, необходимую для победы над Королем Демонов Зомой. С гибелью оного благоденствие вернулось в мир. Два брата - потомки Рото - покинули Алефгард. Они собирались вернуть Сферу Света в замок Королевы Драконов. Но когда они достигли замка, то не обнаружили и следа Королевы Драконов, ровно как и прочих обитателей твердыни. У одного из братьев было плохое предчувствие, посему он принял решение остаться в замке и дознаться до сути исчезновения жителей".

"Стало быть..." - уточнила Яо. - "Лоран - замок Королевы Драконов". "Старший сын Ареля остался в замке Королевы Драконов", - кивнул мудрый Таркин, - "а младший сын Кармен поселился в замке Барамоса". "Кармен и Лоран..." - задумчиво промолвил Арус. - "Ранее этими королевствами правили Лорд Демонов и драконица небес..." "О том, что произошло в замке Королевы Драконов, неведомо и по сей день", - добавил Волгой. - "Однако мы знаем, что перед смертью она дала жизнь продолжателю рода..." "И, судя по всему, известному нам Королю Драконов", - произнес Таркин, и на лицах Аруса и Яо отразилось неприкрытое изумление. "Король Драконов... сын Королевы Драконов?" - наставница кулака никак не могла уверовать в подобное. "Ну... по крайней мере, мы так считаем", - отвечал Таркин. - "Истина остается тайной".

...Чуть позже Таркин и Волгой, рассказывая принцу Кармена о его родовом замке, ступили в сад, где живых растений не осталось давным-давно. "Здесь любила проводить время твоя мать", - улыбнулся священник, обращаясь к Арусу. - "Королева Роза дарила свою любовь этим розам". "Да, чарующее было зрелище", - признал полководец. - "Время от времени сюда заходил и король Кармен, наслаждаясь им".

Обнаружив одно-единственное живое семя, священник взрастил его заклинаниями, и несколько минут спустя сад возродился, прекрасные алые розы окружили восхищенных героев. "Как и с этим садом... и удостоверюсь в том, что покой вернется в мир!" - поклялся Арус, и в словах принца никто не усомнился.

Волгой пригласил товарищей последовать за ним в иное крыло дворца, где позволил принцу Арусу облачиться в доспехи, из поколения в поколение передаваемые в роду правителей Кармена. "Твой отец впервые облачился в них в десятилетнем возрасте", - поведал полководец. - "Если монстр обезоружит тебя, в доспехах есть тайное отверстие, где можно сокрыть еще одно оружие. К тому же, эти доспехи - точная копия доспехов Рото. Изготовленные из голубого металла, они обладают целительными свойствами. Конечно, они не столь прочны, как доспехи самого Рото". "Кстати, о них", - нахмурился Таркин. - "Я слышал, доспехи Рото хранились в Лоране. Ты знаешь что-нибудь о них?" "Вопрос в том, может ли облачиться в доспехи Рото, благословленные самой Рубисс, Король Демонов?" - вопросом на вопрос ответил Волгой, и Таркин кивнул, задумчиво потер подбородок.

Арус попросил Волгоя рассказать, как же он умудрился в одиночестве прожить все эти десять лет. "Нет, раз в три месяца я посещаю городок, чтобы пополнить запасы еды", - улыбнулся слепой полководец. "В Теданки?" - уточнил Таркин, и Волгой кивнул: "Лорд Демонов Барамос разрушил его, но сейчас он обратился в многолюдный порт". "Понятно", - Таркин обратился к Яо и Арусу: "Стало быть, мы нанесем визит в Теданки. По крайней мере, купим новые одежды, старые уже трещат по швам".

Волгой указал товарищам проход в пещеры, ведущие к Теданки, сам же полководец заявил, что останется в замке дожидаться возвращения принца Аруса и его почтенных родителей - короля Кармена и королевы Розы. "Да благословит Рубисс принца Аруса", - выдохнул Волгой, когда Таркин повел за собою ребят в подземелье.

Сбившись с пути, они провалились в глубокую яму, где обнаружили огромный зал, заполненный гробницами монстров. "Должно быть, эта гробница пребывает здесь с эпохи мифов", - изумленно промолвил Таркин, озираясь по сторонам. - "Гробница сил зла... Кто же создал ее..."

И не заметили герои, как сзади подкрался к ним причудливый персонаж, облаченный в шутовские одеяния. "Ах вы, расхитители гробниц!" - возопил он, и атаковал героев престранным оружием - камнем на резинке... Довольно скоро Арус и его спутники сообразили, что оружие это стоит воспринимать всерьез, благо оно с легкостью дробило сталагмиты, но все закончилось тем, что камень этот нечаянно ударил человека в пах, и шут пал наземь, корчась от нестерпимой боли.

На помощь ему пришли три монстра - слизень, летучая мышь и призрак, - столь безобидные и милые, что вполне могли сойти за домашних животных... Арус не знал, смеяться ему или сражаться - столь комичным было это противостояние. Наконец, хорошенько тряхнув шута за шкирку, принц попросил его представиться. "Я - легендарный шут, мастер Порон!" - заулыбался тот, для пущей убедительности стукнув себя кулаком в грудь. - "А эти ребята - мой отряд!" Он указал на троицу монстров, выстроившихся в ряд у его ног и отчаянно пытавшихся напустить на себя злобный вид.

Герои представились в ответ, Арусу пришлось продемонстрировать половину печати, чтобы убедить Порона в том, что он - истинный наследник Ареля. "Кстати, а что ты делаешь в этой пещере?" - подозрительно прищурилась Яо. "Ну, даже величайшему в мире шуту надо где-то оттачивать свои умения", - отвечал Порон, пряча глаза. - "Я прослышал, что здесь находится гробница монстров, и подумал об алмазах, спрятанных в ней..." "Значит, единственный расхититель гробниц здесь - ты!" - резюмировала Яо, и Порон стушевался окончательно.

В сопровождении Порона, который уверенно постановил, что останется с героями до самого окончания их странствия, они отыскали выход на поверхность и лицезрели раскинувшееся у подножья холма селение Теданки. Увиденное потрясло Аруса до глубины души: именно это селение он наблюдал в своем видении в оазисе. А колодец на деревенской площади не оставлял сомнений - это то самое селение, проживает в котором наставник мудрости!..


...Близилась ночь, когда Арус, Яо и Таркин добрались до селения Теданки - того самого, кое принц лицезрел в незабвенном видении в оазисе Изиса. Ступив в таверну, Арус немедленно приступил к расспросу постояльцев о пареньке, которого несколько недель назад ударила комета... если, конечно, пережитое принцем можно расценивать фигурально. Жители указали ему на пожилого забулдыгу Камилло, восседающего за столиком в углу, ведь пострадавший приходится ему внуком.

Преисполнившись радужных надежд - быть может, совсем скоро он встретится с наставником мудрости! - Арус приблизился к пьянчужке. "Я бы хотел встретиться с твоим внуком", - произнес юноша, на что Камилло немедленно потребовал девять золотых монет. Получив деньги, он тяжело поднялся из-за столика. "Пойдемте, я отведу вас к внуку", - несколько невнятно произнес он.

Четверо покинули таверну, и к ним немедленно поспешил Порон, деревенский чудак в клоунском колпаке, сопровождали которого неизменные монстры. Камилло привел путников на деревенское кладбище и, указав на один из могильных камней, скорбно произнес: "Позвольте представить вам моего внука Норопа".

Лица Аруса, Таркина и Яо выразили неподдельное изумление. Неужели все их поиски оказались впустую?!. "Около трех месяцев назад он проходил мимо колодца", - опустив глаза, тихо произнес старик. - "Его ударил в голову метеорит, и он умер". Отчаяние Аруса невозможно было описать словами. "Это был не метеорит, а великий мудрец!" - закричал он. - "Невозможно, чтобы он умер от этого! Ложь! Это невозможно!" Неужели клятва, принесенная спутниками Рото столетие назад, так и не будет исполнена? Неужели великая Рубисс лишила их своего божественного покровительства?

Пребывая в совершенно расстроенных чувствах, трое вернулись в деревню... где лицерзели статую Рубисс на центральной площади, которую сплошь покрывали рисунки и непристойные надписи. "Даже миньоны Королей Демонов не заходят так далеко", - выдохнул священник Таркин, усы его сердито топорщились. Ответственный же за сей вандализм беззаботно танцевал на крыше одного из соседних домов, и, заметив обращенные к нему взоры, поспешил скрыться, но безуспешно. Таркин приказал сникшему шуту Порону вычистить статую Рубисс так, чтобы она блестела.

Тем временем настала ночь, и Камилло привел странников в свой дом, оказавшийся на поверку верфью. "Раньше я строил корабли", - улыбнулся старик. - "Но теперь верфь не работает, ведь опасно выходить в море, когда в мире царит такой хаос". Камилло предложил странникам остановиться на ночь у него - за двадцать золотых! - и Арус, приняв предложение, попросил старика показать ему комнату покойного внука. Та оказалась сплошь завалена жутковатыми игрушками, чего принц никак не ожидал от наставника мудрости.

Во сне Арусу явился мудрец Кадаль. "Следуй в Алиахан", - молвил он. - "Быть может, принесенную клятву и удастся исполнить!"

Пробудившись, Арус схватил лопату и, несмотря на то, что стояла глубокая ночь, устремился на кладбище. Последовавшие за ним Камилло, Таркин и Яо с удивлением наблюдали, как принц яростно принялся раскапывать могилу Норопа... обнаружив в гробу лишь статую Рубисс, исчезнувшую, по словам Камилло, из местной церквушки. "Как я и думал", - облегчено выдохнул Арус. - "Наставник мудрости жив! Наставник мудрости Нороп жив!"

...Арус поведал товарищам о ночном видении, выказав желание немедленно отправляться в Алиахан. "Алиахан..." - задумчиво промолвил Таркин, почесав подбородок. - "Торговый город, связующий девять королевств!" "И я слышала, в тамошней таверне собирается множество искателей приключений", - добавила Яо. "А мудрец Кадаль точно сказал о том, что мы встретим там наставника мудрости?" - с сомнением поинтересовался Таркин, и Арус уверенно закивал, пусть слова Кадаля и были несколько иными. Порон, хоть и не понимал сути происходящего, попросил героев взять его с собой, и Арус согласился, благо уже начал привыкать к чудаковатому шуту. Оставалась решить лишь одну проблему: как добраться до Алиахана, расположенного на восточном континенте?.. Камилло обещал построить для героев корабль, ведь, обнаружив, что внук его жив, они вселили в сердце старика новую надежду.

Летели недели; на верфи вновь стало многолюдно, ибо многие мастера-горожане вызвались помочь с созданием судна. Наконец, великолепный трехмачтовик был спущен на воду. Носовая фигура корабля, исполненная в виде прекрасной женщины, не оставляла сомнений в том, как должно быть названо судно. "Лунафрия!" - одновременно постановили Арус, Яо и Таркин.

Корабль был спущен на воду, пустившись в долгое двухмесячное плавание к берегам восточного континента. Как не стремились герои оставить Порона в Теданки, шут оказался на удивление настойчив, и пришлось взять его с собою: не бросать же парня за борт?!.


В глубинах подземелья под горами Гондо и замком Кармен четверка Королей Демонов наблюдала сотворенное Королем Драконов видение корабля, рассекающего морские волны. "Похоже, Арус и его приятели вышли в море из Теданки", - задумчиво произнес Король Драконов, и Джаган с ехидной ухмылкой на лице воззрился на черноволосого паренька, ловко управляющегося с корабельными снастями. Стало быть, вот он каков, его дальний родич!

"Они направляются в Алиахан", - проскрежетал Горгона, и Короли Демонов обратились в витающему над постаментом лику лорда Имаджина, ожидая от своего повелителя дальнейших инструкций, но слова Бога Демонов оказались донельзя неожиданными. "Им займется Морской Лорд, Левиафан!" - произнес Имаджин, и четверо Королей Демонов были до глубины души потрясены услышанным. "Ты хочешь сказать, в мире существует иной Лорд Демонов?" - потрясенно вопросил Король Драконов.

"Ты юн и не знаешь, что некогда Лорд Демонов властвовал над семью морями", - произнес лорд Имаджин. "Но он... восстал против тебя, Имаджин", - выдохнул Горгона, и Бога Демонов реплика сия немало позабавила. "Сейчас он совершенно лишен способности мыслить, чтобы бросить мне вызов", - молвил он. - "Душу его снедают неутолимые жадность и жажда крови. В сражении Левиафан неуязвим! Я приказываю вам, Король Драконов и Темный Лорд! Выпустите же Морского Лорда Левиафана из заточения!"

Короли Демонов поклонились, ступили в портал, оставив Джагана и Гнона в темноте подземелья. Последний терзался невеселыми думами, сознавая, сколь страшно они рискуют, выпуская в мир такое могущественное создание как Левиафан.


Король Драконов и Горгона перенеслись на уединенный островок посреди океана, углубились в обнаружившееся на нем подземелье, заполненное кислотой, над входом в которое виднелось изображение Морского Лорда. "Что произошло между Имаджином и Левиафаном?" - поинтересовался Король Драконов у спутника. "Это случилось около 100 лет назад", - охотно поведал Темный Лорд. - "Множество тысячелетий семью морями правила династия Морских Лордов, ни перед ним не преклонявших колени. Когда власть над миром перешла к прошлому Королю Демонов, Зоме, он благоразумно оставил Морского Лорда в покое. Но лорд Имаджин осознал, что ему необходимо могущество Левиафана, и потребовал, чтобы тот присоединился к нему. В ответ Морской Лорд бросил против Бога Демонов армии своего королевства. Семь дней и семь ночей длилась страшная битва... но в итоге лорд Имаджин одержал верх. Так как Левиафан все равно отказался склониться перед победителем, Бог Демонов заточил его в сей кислотной преисподней".

В сердце подземелья Короли Демонов обнаружили юную девушку с маленьким сосудом в руках. "Это нереида по имени Жемчужина, невеста Морского Лорда", - громким шепотом сообщил компаньону Горгона, и кивком указал на сосуд, в котором плавала амеба. - "А там, внутри, - сам Морской Лорд. Имаджин применил свое демоническое могущество, чтобы заточить сознание и знания Левиафана в примитивной жизнеформе на дне сего сосуда".

"Кто здесь?" - вскинулась нереида, лишь сейчас заметив замершую у входа в пещеру пару. - "Демон... Ты один из прихвостней Имаджина?" "Мое имя - Темный Лорд Горгона", - представился один из гостей, второй немедленно последовал его примеру: "А я - Король Драконов! По приказу лорда Имаджина мы пришли, чтобы выпустить Левиафана из заточения!" "Из заточения?!" - в голосе Жемчужины слышались одновременно и ярость, и отчаяние.

"Ты должна быть благодарна лорду Имаджину", - заметил Горгона, - "ведь сто лет, проведенных тобою в этой пещере, подошли к концу. И Морской Лорд будет возрожден! В обличье демона!.." Расхохотавшись, Горгона принялся читать заклинание, в то время как Король Драконов выхватил из рук девушки сосуд, отбросив нереиду в сторону. "Неутолимые жадность и жажда крови", - хихикал Горгона. - "Семь морей обратятся в ад!"

Жемчужина набросилась было на Королей Демонов, но Король Драконов, обернувшись на мгновение, произнес заклятие, отбросившее несчастную далеко-далеко в море. После чего, покинув пещеру, Короли Демонов осторожно открыли сосуд и выпустили амебу на свободу. Теперь им оставалось только ждать...


Пребывающую без сознания нереиду, тело которой покачивалось на морских волнах, заметил Порон, и герои подняли девушку на борт "Лунафрии". "Хм, на человека она не похожа", - заметил Таркин. - "Возможно, она - нереида, происходящая из народа легендарных морских нимф, что существовали в эпоху мифов. Думаю, можно назвать их морскими святыми".

Вскоре нереида пришла в себя, поведав собравшимся подле героям об опасности, угрожающей морям... и всему миру.


Амеба стремительно увеличивалась в размерах, и обитатели морские устремились к ней, обрадовавшись возвращению своего властелина. Но тот, бездумный и жестокий, поглощал их, и морские твари бросились прочь, неся весть о том, что великий Левиафан обезумел.

За хаосом, творящимся в морских глубинах, из подземного заклинательного чертога зорко следили Короли Демонов и лорд Имаджин. "Глазам не верю", - дивился Король Драконов. - "И дня не прошло, а он вырос до таких гигантских размеров. Лорд Имаджин, что вообще представляет собой Морской Лорд?" "Если существо лишить знаний и разума, оставив лишь жажду крови, что оно будет собой представлять?" - вопросом на вопрос отвечал Бог Демонов. - "Оно продолжит поглощать все на своем пути и увеличиваться в размерах. Совершенный монстр, поглощающий все виды энергии в этом мире, включая магию. Вот что такое ныне Морской Лорд Левиафан".

"Если корабль сохранит прежний курс и скорость, они повстречают Левиафана через три-четыре дня", - сообщил Горгона. - "Насколько огромен станет Морской Лорд к тому времени?" "Вскоре Морской Лорд поглотит все живое в океане и ступит на сушу", - изрек Имаджин, и Короли Демонов тревожно переглянулись между собой. "Когда это произойдет, сумеют ли наши армии остановить столь гигантскую тварь?" - озвучил Гнон снедавший всех вопрос. Имаджин безмолвствовал...


Леди Жемчужина вот уже три дня беспробудно спала, Арус же терзался, раз за разом вспоминая слова нереиды. "Морям и всему миру угрожает великая опасность". "Лавиафан..." - выдохнула Жемчужина, не раскрывая глаз, и Таркин, сидевший у ложа девушки, всполошился. Неужто именно об этом говорила она доселе, о великом Морском Лорде?..

Корабль ощутимо тряхнуло, и герои бросились на палубу, где лицезрели надвигающийся на них остров... Но нет, то была исполинская амеба - Морской Лорд Левиафан! Арус немедленно сотворил молнию, ударившую в тушу чудовища, но Таркин схватил его за руку. "Если это действительно Морской Лорд, он не должен враждебно относиться к людям", - зашептал священник. - "В эпоху мифов королевство его сохраняло нейтралитет. Он не благоволит людям, но и не враждебен им".

Щупальце амебы хлестнуло по судну, разрушив одну из переборок, и это стало своеобразным ответом Таркину. Немедленно Арус сотворил заклятие, Яо преобразовала внутреннюю энергию в разрушительную силу... но атаки не возымели ни малейшего действия на Левиафана, ибо он поглотил направленную на него энергию.

Щупальца чудовища обвили корабль; Арус без устали рубил их Мечом Света, после чего перепрыгнул на тушу Морского Лорда, довольно скоро обнаружив, что раны, нанесенные твари, немедленно затягиваются. К вящему ужасу принца, он начал погружаться в аморфную субстанцию; к счастью, Яо успела спасти товарища, и оба едва смогли вернуться на корабль, в то время как Таркин заклинаниями отбрасывал тянущиеся к ним щупальца.

Казалось, нет спасения героям, когда из каюты показалась Жемчужина в сопровождении Порона. "Левиафан, прекрати!" - взмолилась прекрасная нереида. - "Стань таким, как прежде! Гордым, сильным и добрым! Ты узнаешь меня, Левиафан? Не может быть, чтобы они полностью поработили твой разум! Пожалуйста, прекрати бесноваться! Вернемся же вместе на дно спокойного и ласкового моря!"

Увы, слова нереиды не возымели действия на обезумевшего Морского Лорда, который продолжал увеличиваться в размерах, поглощая энергию направленных на него заклятий. Раскрылась чудовищная пасть, и корабль устремился в нее...

Находящиеся на борту уже успели распрощаться с жизнью, но неожиданно отметили воцарившуюся вокруг мертвую тишину. "Мы на каком свете?" - неуверенно поинтересовался Порон, озираясь по сторонам.

Корабль, пребывающий в морской пучине в недрах исполинской амебы, был заключен в магический кокон, в последнее мгновение сотворенный Жемчужиной. Поддержание заклинания стоило нереиде огромных усилий, но она, замерев в центре палубы в воздев руки над головой, упрямо отдавала последние силы на то, чтобы продлить смертное существование своих новых товарищей.

"Кто ты?" - в изумлении выдохнул Таркин, и отвечала Жемчужина: "Невеста Левиафана". Глаза старого священника расширились от изумления. "Королева морей..." - в благоговении прошептал он. - "Невероятно..." "Столетие назад Левиафан противостоял злобной сущности, явившейся из иного мира", - продолжала Жемчужина.

Арус и Яо пораженно переглянулись. "Имаджину?" - предположил принц, и нереида кивнула. "Но он потерпел поражение", - продолжала она. - "Левиафан был лишен разума, низведен до облика амебы и пленен. Но теперь Имаджин выпустил его на волю. Наверняка для того, чтобы расправиться с тобой, Арус".

Ярость захлестнула душу Аруса. Подумать только: Бог Демонов идет на подобные крайности!.. "А сейчас корабль направляется к сущности Левиафана, контролирующей все эту огромную массу", - молвила Жемчужина, и Арус, вспомнив о том, в каком критическом положении они находятся, бросил взгляд за борт: "Его сущности?"

Окружала судно лишь темная вода... "Наверняка это то, что именуется "сознанием", - предположил Таркин, бросив на нереиду вопросительный взгляд, и та мрачно кивнула: "Нет иного способа выжить, чем дозваться до его сознания. Ведь, хоть Морской Лорд и лишился прежнего могущества, сей мир он любит больше всего на свете". Да, сейчас им оставалось лишь ждать и молиться о том, что нереида сумеет воззвать к разуму возлюбленного.

Воды за пределами магического купола стали чуть светлее, и очам героев предстало множество скелетов - как человеческих, так и тварей морских... Все они стали жертвами ненасытного, лишенного разума Левиафана.

Однако магический купол не уберег корабль от престранных порождений нутра гигантской амебы; существа, подобные на огромные личинки, с легкостью проникали сквозь барьер, устремляясь к палубе, дабы уничтожать все на своем пути. Арус, Таркин, Яо и Порон магией и оружием пытались отогнать сии престранные порождения, выигрывая драгоценные мгновение, пока водный поток увлекал судно к сердцу пленившей их сущности.

Наконец, корабль вынесло к гигантскому шару из плоти и шевелящихся щупалец, вокруг которого кружился целый рой гибельных личинок. "Левиафан..." - выдохнула нереида; взгляд ее был исполнен печали. "Левиафан! Это я, Жемчужина!" - выкрикнула она. - "Я пришла к тебе!"

В сфере возникло отверстие, и корабль устремился внутрь, где и завяз в аморфной плоти; к счастью, личинки остались в темных водах снаружи. Магический купол, хранивший корабль, исчез, но, к счастью, внутри сферы оказалась не вода, но воздух.

Сойдя с корабля, Арус и спутники его направились к сияющей полусфере в центре престранного пространства, в котором они оказались. Ступая по рыхлой плоти, наблюдали они, как от полусферы - сердца Левиафана - во все стороны устремляются канаты артерий, питающих весь гигантский организм.

Приблизившись, Жемчужина вновь воззвала к Левиафану, и в полусфере проступили очертания могучего воина. "Жемчужина, любимая..." - тихо произнес он бесцветным голосом. - "Давным-давно я не слышал тебя... Но... неужто все это - мое тело? Что случилось?" Нереида опустила глаза, не зная, как объяснить возлюбленному то, что содеял с ним Бог Демонов.

"Морской Лорд Левиафан", - почтительно произнес Таркин, - "Имаджин обратил тебя в чудовище, объятое манией разрушения". "Имаджин..." - прошептал Левиафан; утраченные воспоминания стремительно возвращались к нему. О всесокрушающем поражении... об утрате могущества и разума...

Схватившись за голову, Левиафан страшно закричал. "Я поглотил все живые существа, обитавшие в моем королевстве!" - стенал он, не замечая, как отшатнулась Жемчужина, как с тревогой переглянулись незнакомцы, гадающие, не захлестнуло ли безумие вновь разум Морского Лорда. - "Невозможно! Я не мог этого сделать! Он полностью подчинил себе мою сущность!.. Но и сейчас я чувствую присутствие чудовища, овладевшего моим сознанием. Именно он - источник зла".

"Но... где же он сейчас?" - выдохнул Арус, и отвечал Левиафан в отчаянии: "В глубинах моего сознания. Голос Жемчужины усыпил его... Но скажите, как же мне быть... Как вырваться из ада, в котором я оказался?!" "Мужайся!" - воскликнула нереида. - "Будь сильным, продолжай любить этот мир! Ты найдешь выход!"

"Бегите!" - скорбно произнес Левиафан, очертания которого рассеивались, поглощенные сияющей полусферой. - "Чудовище пробуждается..." Полусфера - сознание Морского Лорда - скрылась под панцирем... принадлежащем исполинскому монстру, воззрившемуся на опешивших героев.

Поверхность, на которой они сейчас стояли, оказалась телом твари, поглотившей Левиафана и готовящейся прикончить смельчаков, дерзнувших воззвать к сознанию Морского Лорда. Монстр, подобный на закованный в панцирь, опутанный щупальцами шар, поднялся в воздух, завис пред героями. "Дафора", - молвила Жемчужина, созерцая чудовище. - "Морской паразит. Наверняка Имаджин отдал ему Левиафана".

Дафора устремился в атаку; пластины панциря разошлись в стороны, и людей обдала волна испепеляющего жара. Таркин немедленно произнес защитное заклинание, но и он сознавал, что толку от магии в сложившейся ситуации мало.

"Жемчужина..." - раздался тихий шепот, и в нутре дафоры вновь проступили очертания Левиафана, ибо донельзя ослабленная сущность Морского Лорда пыталась вырваться из-под власти монстра-паразита. - "Ты должна атаковать меня этим трезубцем... Я молю тебя..."

Пребывая в полнейшем смятении чувств, Жемчужина судорожно сжала пальцы на древке трезубца Морского Лорда, который хранила целое столетие. "Иного пути лет", - продолжал Левиафан. - "Если ты не сделаешь это, то погибнешь сама и обречешь на смерть своих спутников. Меня все равно уже ничто не спасет". "Я не могу этого сделать..." - пролепетала нереида, опустив глаза.

"Быстрее! Прежде, чем дафора захлопнет панцирь!" - увещевал возлюбленную Левиафан, и нереида, собрав волю в кулак, кивнула, направила трезубец в сторону монстра. Арус неуверенно шагнул к ней, но Таркин преградил принцу путь. "Ты не должен вмешиваться!" - произнес пожилой священник. - "Это единственный способ! Мы должны уважать те решимость и мужество, которым они оба обладают!"

Жемчужина сорвалась с места, устремилась к дафоре, направив острие трезубца в сияющее нутро твари. Но жар, исторгнутый монстром, опалил нереиду, и она, выронив трезубец, камнем рухнула вниз... прямо в руки Морского Лорда Левиафана, очертания которого вновь проступили на теле дафоры.

"Трезубец! Повинуйся приказу своего владельца!" - выкрикнул Левиафан. - "Пронзи меня! Узрите же гибель Морского Лорда!" Оружие воспарило в воздух, устремилось было к Левиафану, но метнувшийся вперед Арус перехватил древко трезубца. "Я не смогу стоять в стороне и смотреть, как погибает Морской Лорд", - выдохнул принц, с трудом пытаясь удержать в руках трезубец; слезы стояли у него в глазах, душу переполняли эмоции.

"Если я не погибну, это чудовище пожрет весь мир", - обратился Левиафан к юноше, лицо которого отражало искреннее сострадание. - "У меня нет выбора, я должен умереть". "Должно же быть другое решение!" - воскликнул принц. - "Ты не имеешь права умирать, у Жемчужины в жизни больше ничего не осталось!"

Левиафан вздохнул. "Как тебя зовут?" - вопросил он. "Арус", - тихо произнес юноша. "Я признателен за то, что ты печешься обо мне и Жемчужине, Арус..." - начало было Левиафан, но неожиданно лицо его исказилось от ужаса, и возопил он: "Арус, беги!"

Дафора вновь исторг волну невыносимого жара, устремившуюся к троице, но Таркин успел произнести заклинание, ослепившее монстра. Пластины панциря начали закрываться; Левиафан, все еще сжимающий в руках пребывающую без сознания нереиду, оставался во чреве чудовища. Неужели шанс сразить дафору утрачен?..

"Арус!" - произнес Таркин, обращаясь к принцу. - "Морской Лорд принял решение пожертвовать собственной жизнью на благо всего мира, мы должны уважать его решение". "Но это же глупо!" - взорвался принц. - "Немыслимо глупо!" "Нет иного выхода, ты должен сразить его", - настаивал священник.

"Нет!" - выкрикнул Арус, прижав трезубец к груди. - "Я этого не сделаю!" "Тогда дай трезубец мне!" - требовательно произнес Таркин, протянув руку. - "Если ты не можешь убить его, это сделаю я!"

Порон взвизгнул, указывая на дафору: панцирь того вновь раскрывая, являя взорам фигуру Левиафана. Монстр вновь атаковал волной жара, и на этот раз Таркин не успел произнести охранное заклинание. Раскаленный воздух поверг героев наземь, и когда Арус разлепил обожженные веки, то узрел Яо, крепко сжимающую магический трезубец в руках; на лице девушки читалась решимость.

Девушка с силой метнула трезубец в Левиафана, но пластины панциря дафоры успели стремительно схлопнуться, и оружие, звякнув о них, упало вниз. Яо подхватила трезубец, и бесстрашно дождалась, когда панцирь раскрылся вновь и накрыла ее следующая волна жара. Девушка не дрогнула, даже когда кожа на лице ее и руках покраснела, покрылась волдырями. Вновь метнула она трезубец... и вновь монстр успел спрятать беззащитное сияющее сердце за твердыми пластинами панциря.

Силы и сознание оставили израненную девушку... Наказав Порону заняться ранами Яо, Арус поднял трезубец, скрипнув зубами, когда пальцы его сомкнулись на раскаленном древке. Бесстрашно предстал он пред исполинским дафорой, но вновь разошлись в стороны пластины, и волна жара отбросила как принца, так и Порона далеко в сторону. Неужто тварь эта действительно неуязвима?..

"Арус!" - кричал Левиафан, пытаясь дозваться до оглушенного последней атакой принца. - "Дафора собирается прикончить тебя своей самой могущественной атакой. Приди же в себя!" Монстр глухо расхохотался... но в это мгновение Порон, на лице которого застыло выражение полнейшей отрешенности, твердым шагом приблизился к нему, стянул с головы шутовской колпак... От тела его исходило ослепительное сияние, и факт сей поразил лицезреющих его до глубины души...

Воздев руки над головой, Порон сотворил могущественнейшее заклятие, защищающее сию область пространства от пламенных и ледяных атак, а после направил волну магической энергии на дафору; та ударила в панцирь твари, расплавляя его. Порон же рухнул без сознание. Оцепенение, овладевшее людьми при виде действий шута, спало.

"Арус!" - вновь закричал Левиафан. - "Дафора беззащитен! Порази же его сердце трезубцем!" "Давай же, Арус!" - поддержала Морского Лорда Жемчужина; отважная нереида приняла решение уйти из жизни вместе с возлюбленным. Арус заколебался... "Не отчаивайся, Арус", - молвила Жемчужина. - "Мы просто перейдем на иной уровень существования, вновь обретя друг друга в неведомых морях".

Мысленно попрощавшись с Левиафаном и Жемчужиной, Арус метнул трезубец в сияющее сердце дафоры. Магическое оружие пробило тела нереиды и Морского Лорда, вонзилось в хрустальное сердце монстра... и то разбилось вдребезги. "Прощай..." - долетел до Аруса тихий шепот Левиафана...

Заключенный в воздушный пузырь, корабль вынырнул на поверхность океана и замер, покачиваясь на волнах. Воды были спокойны; ничто не напоминало о трагедии, только что произошедшей. Ошарашенный, Арус поднялся на ноги, бросил взгляд на товарищей, сознание к которым покамест не вернулось.

Пред очами принца пребывала золотая рыбка, исходило от которой ослепительное сияние. "Ты знаешь меня несколько в ином обличье", - прозвучал в разуме Аруса знакомый голос; принц широко улыбнулся и, обернувшись к приходящим в себя соратникам, объявил: "Это - будущий Морской Лорд!" "Будущий..." - прошептала Яо, заворожено глядя на рыбку. - "Воплощение любви Левиафана и Жемчужины". "Как и сказала нереида, они вновь обретут друг друга в неведомых морях", - напомнил Арус.

Шум за бортом привлек внимание героев, и лицезрели они, как по направлению к судну со всех сторон устремляются морские монстры. Достигая борта, они замирали, будто ожидая приказаний своего владыки. "Легендарные герои", - обратился к людям тритон, восседающий на спине морского чудища, - "как можем мы отблагодарить вас за спасение нашего лорда, Левиафана?"

"Не стоит", - молвил Арус, обращаясь к морским монстрам и протягивая тритону золотую рыбку, - "ведь мы ничего такого не сделали. Все решили доблесть и любовь Левиафана и Жемчужины. Я искренне надеюсь, что однажды настанет день, когда люди и монстры смогут жить в мире... А покамест я передаю тебе будущего Морского Лорда".

С превеликим благоговением принял тритон золотую рыбку, низко поклонился принцу, после чего обратился к морским монстрам, наказав тем оберегать Аруса и спутников его в странствиях морских, ибо такова последняя воля Левиафана и прекрасной Жемчужины. Монстры отплыли в стороны, образовав морской коридор, и "Лунафрия" устремилась по нему к далекому Алиахану, родному городу легендарного Рото. Настроение на борту царило приподнятое; герои все не могли уверовать в случившееся чудо, ведь сила любви наполнила сердца кровожадных монстров.

...Стоя на носу корабля и неотрывно взирая на гладь морскую, Арус то и дело возвращался мыслями к Кире. Где он сейчас?.. Достиг ли задуманного?.. Стал ли наставником меча?..


Тем временем Кира достиг полуразрушенного селения недалече от Саманао... городка, где он родился. Следуя по безлюдным улицам, юноша безошибочно проследовал к дому, руководствуясь лишь... чем? Инстинктом? Памятью крови?

Кира ступил внутрь, осмотрелся. Внимание его привлекли портреты на стене - черноволосый мужчина и белокурая женщина, Ротшильт и Хизер... его настоящие родители, которых он никогда не знал в своей сознательной жизни. Мертвы... убиты его собственным старшим братом.

Этой ночью Кира развел костер на деревенской площади, и перед тем, как провалиться в сон, мысленно пообещал Арусу, что вскоре вновь присоединится к нему.

Разбудили его звуки музыки. Ошарашенный Кира осознал, что мертвая деревенька ожила, и окружен он ликующими жителями. "Да здравствует Кира!" - говорили они. - "Поздравляем, ведь тебе сегодня исполнилось шесть лет!"

Глаза Киры расширились от изумления. Он судорожно сглотнул, оглядел себя. Действительно, сейчас он походил на шестилетнего сорванца. Что это - морок?.. Или же... странствия с Арусом, встреча с Сервейном - не более, чем страшный сон?..

К Кире подоспела мама, Хизер, тепло обняла, поздравила с днем рождения, после чего отвела в дом, где именинника с нетерпением дожидались отец и старший брат, Сервейн... Миновал день, наступил вечер, и Хизер отправила сыновей в спальню, но Кира не мог уснуть. Ворочаясь в кроватке, он, заключенный в тело шестилетнего мальчишки, напряженно анализировал сложившуюся ситуацию. Что происходит?.. Сервейн жив, живы и родители... а сам он - сопливый юнец!.. Но как же так - ведь верный Меч Сокола и сейчас пребывает с ним! Но ведь клинок дарован ему Кадалем... Кира утвердился в мысли, что все происходящее с ним сейчас - не более, чем иллюзия...

На следующее утро отец повел сыновей на арену, пребывающую недалече от деревушки. Будучи наставником меча, намеревался он продемонстрировать чадам несколько приемов, передававшихся из поколения в поколение со времен Фулькаса, спутника великого Рото. Взяв в руки меч, Ротшильт взмахнул им... ударная волна, устремившаяся от клинка, напрочь разбила стену арены в десятке шагов от них. Глаза Киры от изумления округлились: вот это сила!..

"Этот прием позволяет воину брать в руки проклятое оружие, и преобразовывать силу проклятья в разрушительную энергию", - объяснил Ротшильт пораженным сыновьям. - "Рану, нанесенную им, не исцелить ни целительными травами, ни магией". "И ты собираешься показать нам эти приемы?" - поинтересовался Кира дрогнувшим голосом. "Конечно!" - уверенно кивнул отец. - "Ведь вы - потомки наставника меча, посему должны освоить приемы нашего легендарного предка".

Тренировочный поединок на пустынной арене начался...

...Так, в изнурительных тренировках, прошел целый день, а вечером шестилетний Кира, донельзя уставший, отмокал в лохани с горячей водой. Хизер начисто вымыла ему слипшиеся от пота и пыли волосы. Вновь мальчишка задался вопросом о том, может ли это счастье быть лишь иллюзией?..

Наутро отец вновь повел сыновей в горы, выдал каждому из них по деревянному мечу, наказав готовиться к поединку. "Одно из наиважнейших качеств наставника меча - сохранять полное спокойствие и сосредоточенность в любой ситуации", - наставительно произнес Ротшильт. - "Ведь если вы утратите их в середине боя, проклятое оружие немедленно обратится против вас".

Поединок на горном утесе начался; Сервейн нанес Кире сильный удар, выбив деревянный меч из рук брата... Тот оступился, потерял опору под ногами и рухнул бы в пропасть, не ухвати его в последний момент Сервейн за запястье. Старший брат держал младшего до тех пор, пока не подоспел отец и не вытащил от пропасти обоих.

Завершился и этот день; Кира осознал, что это - его настоящая семья, и пусть пребывает он в наведенном мороке... он хочет остаться в нем, в этом счастливом забвении.

Но на следующий вечер случилось невероятное... Жители деревни, сжимая в руках зажженные факелы, образовали круг на площади, а в центр его Ротшильт швырнул Киру. Последний не мог придти в себя от изумления: как его любящий отец мог так разительно измениться, обратившись в безразличного незнакомца?!

"Что ты делаешь, папа?" - возмутился мальчишка, но отец, сохраняя каменное выражение лица, отступил назад, замерев рядом с Хизер. В круг ступил Сервейн... сжимая в правой руке Некрос! Старший брат устремился в атаку, и Кира едва успел отшатнуться, но демонический меч оставил порез у него на щеке.

"Рану, нанесенную проклятым мечом, не исцелить", - молвил Сервейн. - "Посему ты неизбежно умрешь, и нет способа тебя спасти. Один лишь шанс для тебя состоит в том, чтобы самому применить энергию проклятого меча... и сделать это сейчас, пока ты еще жив".

Небрежным жестом Ротшильт швырнул под ноги Кире Меч Сокола. Последний поднял клинок, не понимая, когда и кто тот успел проклясть. Тем не менее, Кира уверился в том, что маски спали, и морок навели силы зла, намеревающиеся расправиться с ним. Посему, когда его атаковали и Сервейн, и Ротшильт, Кира встретил их с необузданной яростью. Эти твари поспели принять облик самых дорогих ему людей!

Яростная атака Киры застала Сервейна и Ротшильта врасплох. "Я вам верил!" - кричал мальчишка, нанося противникам стремительные удары. - "Я верил, что вы - моя настоящая семья!" "Ты должен немедленно обрести прием, дающий тебе власть над проклятым оружием", - отвечал младшему брату Сервейн, парируя яростные выпады. - "Иначе ты умрешь".

В исступленной ярости Кира сумел повторить прием, показанный ему отцом на горной арене. Сервейн и Ротшильт подпрыгнули высоко в воздух, и волна разрушительной энергии пронеслась под ними, оставив на земле глубокий след. Кира же без чувств распластался на площади; все свои силы вложил он в этот последний, страшный удар.

Родители бросились к своему чаду, с радостью отметив, что рана на щеке того исцелилась... как и говорил Сервейн. Ротшильт, с гордостью воззрившись на две глубокие борозды в земле, заметил, что Кира создал двойную волну, а это - признак становления его истинным наставником меча. Хизер заключила в объятия сына, только что прошедшего испытание. "Пришло время расставаться..." - прошептала она.

Когда Кира разлепил глаза, он отметил, что больше не пребывает в теле шестилетнего юнца, а вновь обрел свой истинный возраст. Селяне, собравшиеся на площади, отступили, давая возможность молодому наставнику меча проститься с родителями.

С удивлением Кира лицезрел, что облачен он в изысканный доспех - черный, как ночь. "Это - наиболее могущественные доспехи в деревне наставника меча", - пояснил сыну Ротшильт. - "Именуются они Черным Львом". "Они помогут тебе на твоем жизненном пути", - с улыбкой добавила Хизер.

Очертания жителей деревушки, в том числе и его родителей, начали бледнеть, растворяться в воздухе. "Куда же... все?" - неуверенно выдохнул Кира. "Они возвращаются", - отвечал Ротшильт. - "Возвращаются туда, где должны оставаться. Время, отпущенное нам на то, чтобы провести его здесь, с тобою, закончилось".

"Так это не было иллюзией, созданной злыми силами!" - выкрикнул Кира, по щекам которого текли горячие слезы. - "Вы действительно мои настоящие родители!" Он бросился к родителям, крепко обнял. "Сервейн вернул нас в смертный мир лишь на несколько дней", - прошептал Ротшильт. - "Чтобы помочь тебе стать наставником меча и изучить искусство, передающееся в нашем роду из поколения в поколение".

Туман окутал фигуры селян и родителей, и истаяли они. "Ты всегда останешься в наших сердцах", - долетел до Киры шепот матери. Лишь Сервейн оставался рядом с ним - старший брат, погибший в далеком Ашаламе, и теперь направлявшийся в иную сторону. "Разве ты не с ними?" - удивился Кира. "Иные уходят в рай", - бросил через плечо старший брат. - "Я же... в ад. Кира, лишь ты сможешь исполнить клятву, принесенную Фулькасом. Живи, Кира!" "Непременно!" - крикнул Кира ему вслед, и туман поглотил Сервейна, непроницаемый туман, напрочь стерший все следы возрожденной деревни.

В одиночестве стоял Кира на площади, и взгляд его был преисполнен небывалой уверенности. Он стал сильнее, и теперь непременно разыщем Аруса. Противостояние с Богом Демонов начинается!..


На горизонте означилась полоска земли; Арус, Таркин, Яо и Порон выбежали на палубу "Лунафрии". Неужто долгое плавание их завершилось, и достигли они южного континента?..

"Неужели это Алиахан?" - воскликнула Яо. - "То самое место, где столетие назад была принесена священная клятва?" "Да!" - с энтузиазмом кивнул Арус. - "Теперь-то три наставника вновь объединятся!"

...Корабль бросил якорь у пристани Алиахана, и четверка героев - а также сопровождавшая Порона троица монстров - ступили на родину легендарного Рото. С неприкрытым восхищением озирались они по сторонам, вновь и вновь возвращаясь взглядом к высящимся на холме белокаменным городским стенам. Да, за последнее столетие город познал процветание... но нынешний кризис привел к тому, что ныне пристань Алиахана была практически пустынна.

Герои шагали по городским улицам, поражаясь тишине и апатии, снизошедшим на город. Для Алиахана, славящемся наплывом искателей приключений, это более, чем странно. Яо предложила спутникам посетить таверну Люиды - ту самую, где столетие назад Арель впервые повстречал своих будущих товарищей - Фулькаса, Фон и Кадаля.

Ступив в таверну, герои неуверенно замерли у входа: внутри не было ни души. Быть может, народ собирается здесь лишь вечером?.. Однако из подсобного помещения выпорхнула хозяйка, предложила гостям превосходное средство от усталости - молоко с медом. "Прости, ты, случайно, не Люида?" - поинтересовался Таркин, и девушка кивнула: "Да, это я. Моя семья владеет этой таверной уже более столетия, со времен героя Ареля!"

"Мы надеялись встретить здесь наших спутников", - молвил Таркин, со значением оглядев пустующую таверну, и Люида вздохнула: "Мне жаль, но искатели приключений больше не заходят сюда". "Почему же?" - поразилась Яо.

"Таково решение нашего короля, Новака XIII", - объяснила трактирщица. - "Он решил прекратить противостояние злым силам. Ранее здесь собирались солдаты, воители и волшебники. Но жители города испугались указа короля и покинули Алиахан. Я часто удивляюсь сама себе, и почему только решила остаться..."

Внимание Аруса привлекла картина над барной стойкой, изображены на которой были легендарный Арель и спутники его - Фулькас, Фон и Кадаль. Последний был изображен священником... наверняка мудрецом он стал много позже. Трактирщица без умолку болтала о том, как любит она истории о тех минувших днях, услышанные ею от дедушки...

Воспользовавшись моментом, Порон и монстры его улизнули, дабы исследовать незнакомый город. Немедленно на его ручного слизня набросились двое детишек, но Порон немедленно отогнал их в сторону, заявив, что слизень этот - а также летучая мышь и призрак - его друзья. Ошарашенные, детишки переглянулись, а Порон, ткнув себя пальцем в грудь, гордо заявил: "Я - Порон, легендарный шут! Как раз сейчас мы противостоим Имаджину!"

"Не может быть, чтобы простой шут сражался с Имаджином!" - заявила ребятня. "О чем вы говорите", - отмахнулся Порон, приосанившись, - "в моем отряде - потомок Рото! Не будь рядом с ним меня, он давно уже погиб бы!"

Восхитившись, детишки - брат с сестрой - Мамуль и Аслин, шести и трех лет от роду соответственно - испросили у Порона дозволения стать его учениками. "Наши родители были убиты монстрами", - поведали они ошарашенному подобным предложением шуту. - "Мы хотим вырасти и стать героями, чтобы отомстить за них!"

Порон вздохнул: история этих ребят, с такой надеждой на него глядящих, чем-то походила и на его собственную. "Хорошо, вы будете моими учениками!" - объявил он. - "И станете самыми выдающимися шутами!" "Но... мы бы хотели стать воинами..." - начали малыши. Порон лишь отмахнулся: "Это скучно! Итак, с чего же нам начать обучение? Показать вам, как нужно убегать, или..."

"Сражаться!" - с жаром выкрикнул Мамуль. - "Ведь каждый ребенок знает об Ареле, который сражался с монстрами!" Загомонив, ребятишки потянули шута вниз по улице, горя желанием как можно скорее начать охоту на монстров. Посчитав, что в окрестностях Алиахана наверняка водятся лишь слизни да кролики-рогачи, Порон покорно последовал за своими новыми знакомыми.

Навстречу им, опираясь на клюку, медленно шла согбенная старушка. Мамуль и Аслин радостно приветствовали свою бабулю Шинон, представив ей Порона, своего нового наставника. "Спасибо, что заботитесь о моих малышах", - улыбнулась старица и, заметив за спиною шута троицу монстров, полюбопытствовала: "Это твои прирученные монстры?" "Да!" - кивнул Порон. - "Все они - мои друзья!"

"Когда-то давно я знала человека, обладающего таким же даром..." - задумчиво молвила Шинон. "Когда-то бабуля была волшебницей", - прошептала Аслин на ухо Порону, - "но сейчас она на заслуженном отдыхе. А в молодые годы она частенько отправлялась на различные миссии наряду с иными искателями приключений, встречающихся в таверне Люиды".

"Да, вы с ним в безопасности, вижу", - молвила бабуля, пристально глядя на смутившегося Порона. - "В любом случае, укротитель монстров не сделает вам ничего дурного. Однако не удаляйтесь далеко от города". Детишки с энтузиазмом закивали, после чего устремились прочь, увлекая Порона за собой. Шинон долго глядела им вслед. "Почему этот юноша выдает себя за шута?" - прошептала она. - "Я ощущаю в нем скрытую колдовскую силу, обычно присущую монахам".

...Удалившись на некоторое расстояние от города, Порон на глазах восхищенных детишек начал охоту на монстров, расправляясь с ними с помощью своих хитроумных шутовских приспособлений. Аслин и Мамуль были в восторге, аплодируя своему наставнику, а Порон чрезвычайно важничал, наслаждаясь оказанным ему вниманием. Забыв об осторожности, он повел за собою ребят в дремучий лес, где те сами сумели прикончить кролика-рогача, несказанно обрадовавшись своему достижению.

Радость, однако, была недолгой, ибо из чащобы выступил привлеченный шумом огромный орк. Широко ухмыляясь, он устремился к ребятам, явно намереваясь полакомиться человечинкой. Порон отдал своим ученикам единственно возможный в возникшей ситуации приказ: "Бежим!!!"

Ребята и сопровождавшая их троица монстров бросилась прочь...


Посетив городские лавки и купив себе новые одежды, к вечеру Таркин, Арус и Яо вернулись в таверну, где рассказали Люиде о своей миссии. "Вы хотите сказать, что дедуля и два юнца собрались противостоять Богу Демонов?" - рассмеялась трактирщица. - "Хорошая шутка".

"Это не шутка", - сердито произнес Таркин, указал на Яо. - "Это девушка - потомок Фон, и обладает способностью высвобождать внутреннюю энергию тела". Люида расхохоталась пуще прежнего, но смех ее резко оборвался, когда Яо щелкнула пальцами, и в бокале трактирщицы образовалось аккуратное отверстие. Люида изменилась в лице; подобная демонстрация заставила ее уверовать в слова старика, а тот, указав на черноволосого мальчишку, изрек: "Арус, потомок Рото".

Та воззрилась округлившимися глазами на Аруса, перевела взгляд на картину над барной стойкой; в глазах ее показались слезы. "Я плачу от счастья", - прошептала Люида, закрыв лицо руками. - "Ведь это означает, что великая Рубисс не оставила нас, людей".

Двери таверны распахнулись, и внутрь ступила старая Шинон. "Мамуль и Аслин еще не вернулись", - произнесла она с порога, обращаясь к сидящим за столиком незнакомцам. - "Они ушли за город с шутом, вот я и подумала: может, это ваш друг?" Арус, Яо и Таркин встревоженно переглянулись: наверняка она говорит о Пороне!.. "Солнце уже садится, где же они могут быть..." - тревожилась Шинон.

Таркин рывком поднялся из-за столика, направился к дверям. Наряду с иными жителями Алиахана герои, взяв в руки факелы, устремились за город, громко выкрикивая имена исчезнувших ребят...


Порон, Мамуль и Аслин бежали по лесу, преследуемые орком. Малышка упала на колени: сил у нее совершенно не осталось. Мамуль храбро обернулся к подступающему орку, исполненный решимости защитить сестру даже ценою собственной жизни. Тот ударом ноги поверг Мамуля наземь...

Хоть и дрожали поджилки у Порона, не мог он оставить в беде ребят, столь веривших в него... Бумеранг, брошенный шутом, ударил орка в челюсть, а мгновение спустя в правую руку разъяренному монстру врезался и камень, выпущенный Пороном из рогатки. Взревев, орк ударил противника древком копья, и Порон распластался на земле.

Тут же вскочил, закрыл ребят своим телом. Орк медленно занес для удара копье... и тут на него набросились маленькие монстры - друзья Порона, - окончательно разъярив жестокую тварь. Понимая, что ни ребят, ни маленьких, беззащитных монстров ничто не спасет от расправы. Порон развел руки в стороны...

Ослепительное зарево взметнулось над лесом, озарив ночное небо... Арус и спутники его бросились в сем направлении; принц припомнил, что нечто подобное лицезрел он внутри гигантской амебы, когда невзрачный с виду шут противостоял чудовищному дафоре.

...Порон ощущал, что не может пошевелить ни рукой, ни ногой, а сияние вокруг него разгоралось все ярче. "Сражайся, Нороп!" - прозвучал в разуме его бесплотный глас. "Кто это называет меня истинным именем?" - выдавил шут. "Я - священное желание твоей души", - загадочно отвечал голос. - "А теперь воздень правую руку и предельно сосредоточься". Невольно юноша последовал совету таинственного голоса...

Орк презрительно хмыкнул. "Неужто действительно собрался броситься в атаку?" - процедил он, сверля взглядом странного шута. - "Думаешь, на меня это должно произвести впечатление?" Он занес копье для удара...

Яо, Арус, Таркин и сопровождавшие их жители Алиахана выбежавшие на поляну, замерли в изумлении, глядя, как Порон хлопнул в ладоши... а затем резко выбросил их в направлении орков. Волна пламени подхватила пораженную до глубины души тварь, немедленно обратив в горстку пепла. "Порон... сотворил такое заклятие?" - выдохнул Арус, округлившимися глазами взирая на товарища, который неожиданно оказался чрезвычайно искусным магом.

"Опаздываешь, Арус", - облегченно заметил Порон, еле на ногах держась от усталости. - "Будь ты настоящим героем, прибежал бы быстрее на помощь. Но все равно... Спасибо..." Лишившись чувств, Порон рухнул на руки подоспевшему Арусу... Тот озадачился: "на помощь"? Он что, не помнит о заклинании, которое сам же и сотворил?.. И сейчас, глядя в измученное лицо Порона, лишенное шутовского грима, Арус отметил пугающее сходство сего таинственного юноши с молодым Кадалем, портрет которого пребывал в таверне Люиды.

...Герои перенесли Порона в снятую ими комнату в таверне, где терпеливо дождались, когда шут - шут ли? - придет наконец в себя. Как и ожидалось, он совершенно не помнил о произошедшем, искренне полагая, что орка прикончил подоспевший Арус. "Это же ты уничтожил его, Порон!" - воскликнула Яо, и лицо Порона вытянулось от изумления. "И не Порон, а Нороп!" - со значением произнес Таркин, пронзительно воззрившись на вконец растерявшегося юношу.

"Но... Нороп?" - протянул он, почесав затылок. "Прекрати притворяться!" - вспылила Яо, уперев руки в бока. - "Ты - внук корабельщика Камилло!" На лице Порона не отразилось никаких признаков того, что произнесенные имена ему знакомы.

"Ты - тот самый парень, которого ударил метеорит в Теданке!" - воскликнул Арус, и вновь Порон лишь плечами пожал, не разумея, о чем, собственно, идет речь. Арус вздохнул: неужели он не притворяется, а действительно ничегошеньки не помнит?.. "Возможно, из-за удара он действительно потерял память", - задумчиво поскреб подбородок Таркин.

Повинуясь неожиданному импульсу, Арус снял с головы венец мудреца Кадаля. "В этом венце заключены воспоминания Кадаля", - произнес он, осторожно опустив артефакт на голову Порону. - "Может, с его помощью ты сможешь вновь обрести себя".

Воспоминания хлынули в разум пораженного юноши... Он шел к колодцу за водой, когда заметил ярчайшую вспышку в небе... Она стремительно приближалась, а затем - удар... А когда он пришел в себя, то все вокруг пребывало в каком-то белом тумане... У ног лежало его собственное тело... Означает ли это, что он - мертв?.. Но из тумана выступил человек с копной белоснежных волос... Приблизился, улыбаясь, коснулся лба юноши... и тот вновь лишился чувств.

Когда сознание вернулось к Норопу, он обнаружил, что находится в гробу. Выглянув в щелочку, юноша разглядел множество людей, собравшихся на отпевание, а также своего деда Камилло, на лице которого застыла маска скорби. Неужто его, Норопа, провожают в последний путь?.. Дождавшись, когда служба закончилась и наступила ночь, он выбрался из гроба, положив внутрь статую Рубисс, пребывавшую на алтаре в церкви.

Наутро состоялись похороны, и сельчане осторожно опустили гроб в могилу. За церемонией погребения Нороп наблюдал издалека. Поскольку городок фактически опустил, он облачился в шутовской наряд, приготовившись к дальнему странствию, ибо собирался отправиться на поиски приключений. Так родился шут Порон. Но он и предположить не мог, что ждет его впереди.

Покинув Теданку, странник обнаружил, что может понимать язык животных и монстров. Последние, встреченные юношей в пути - слизень, призрак и летучая мышь, - стали его друзьями...

"А затем ты встретил нас в пещерах", - закончила за Порона рассказ Яо. "Верно", - кивнул тот. - "Я искал сокровища, а в тех гробницах их, вероятно, предостаточно".

Наказав Порону вылезать из кровати, Арус повел его вниз по лестнице, где указал на картину над барной стойкой. "Видишь этого светловолосого юношу среди спутников Рото?" - кивнул принц на изображение молодого священника. - "Это Кадаль". "И что?" - ничуть не впечатлился увиденным Порон. "Посмотри внимательно!" - настаивал Арус. - "Неужто не видишь, как он похож на тебя?! Ты не шут, а наставник мудрости - великий мудрец!"

Порон вскрикнул от изумления, уставившись на Аруса. Подобных слов он никак не ожидал... "Я ощущаю в тебе могущество и знания великого мудреца Кадаля", - поддержал принца Таркин. "Я... великий мудрец?" - пролепетал окончательно сбитый с толку Порон и, вновь внимательно воззрившись на картину, кивнул: "Да, именно его я увидел, когда получил по голове метеоритом. Хорошо, признаю, я похож на него... но я симпатичнее!.. Но как я стал великим мудрецом?!"

"Тебя убил метеорит, который на самом деле был великим мудрецом Кадалем!" - доходчиво разъяснил Арус. "И вы магически слились!" - добавила Яо, чем вконец обескуражила несчастного Порона. "Ничегошеньки не понимаю!" - в отчаянии возопил он. - "Я просто шут Порон!" Он попытался сорвать венец Кадаля с головы... но обнаружил, что не может этого сделать.

...Вернувшись в опочивальню, Порон долго лежал, не в силах заснуть, размышляя над словами друзей. Метеорит, оказавшийся Кадалем... Магическое слияние... Неожиданно драгоценный камень в венце его ярко воссиял, и явилось Порону видение...

Башня-мираж... у подножья ее - среброволосый Кадаль, мужчина и женщина, в которых Порон узнает своих родителей. "Вы закончили свое обучение у меня, священник Вольк и чародейка Ренас", - говорит Кадаль. - "Вы должны продолжать совершенствование своих чар, дабы побеждать силы зла, а затем передать могущество своему сыну, Норопу".

Он кивает в сторону, где малыш Нороп играет с монстрами, сгрудившимися вокруг. "У него есть все шансы стать великим мудрецом", - говорил Кадаль. - "Ведь отец его - священник, а мать - волшебница. Могуществом он превосходит даже меня. Вы должны все сделать, что помочь ему развить свой дар. У меня нет собственных детей, посему я обучал вас, чтобы сдержать обещание, данное сто лет тому назад".

Сердечно поблагодарив Кадаля, Вольк и Ренас окликают Норопа, и малыш с радостью устремляется к родителям. "Куда же вы теперь?" - вопрошает великий мудрец. "На юг, в деревушку Теданку, где проживает дедушка нашего малыша", - отвечает Вольк. "Теданка?" - задумчиво повторяет Кадаль. - "Насколько я помню, Барамос разрушил этот городок". "Сейчас деревня процветает", - улыбается Вольк. - "Жители ее торгуют древесиной и строят корабли на верфи".

Кадаль смеется: конечно, ведь сто лет прошло! "Заходи к нам, если будешь рядом", - приглашает мудреца Ренас и, кивнув на прощание, произносит заклинание телепортации... Кадаль возвращается в Башню-мираж; очертания твердыни бледнеют, растворяются...

"Стало быть, мои родители были священником и волшебницей", - резюмировал Порон, - "и, к тому же, учениками Кадаля". Но одно видение сменяет иное, и зрит он...

В порт Теданки заходит корабль из Портоги, но на борту его оказываются не люди, но монстры морских глубин. Наказав Норопу оставаться с дедом, родители его устремляются в бой, ведь в деревне нет иных воинов, которые могли бы защитить мирян. Монстры владеют ледяной магией, и Вольку с Ренас приходится нелегко. И они решаются на отчаянный шаг, творя гибельное огненное заклятие, испепеляющее как монстров, так и их самих.

Слезы текли по лицу Порона. Тогда он не понял жертвы, принесенной его родителями, и выбрал для себя беззаботную жизнь шута. Но все изменилось, когда Мамуль и Аслин оказались в смертельной опасности. Но... поверить в то, что он - великий мудрец... Венец ниспосылает юноше следующее видение...

Кадаль проходит в заклинательный чертог Башни-миража, снимает с головы венец. "Все-таки следующий наставник мудрости пребудет в сем мире", - облегченно вздыхает он, и, обращаясь к невидимому свидетелю, восклицает: "Смотри внимательно, Порон! Узри мое самое тайное заклятие, ибо я перейду на иной уровень существования!" Кадаль обращается в ослепительное сияние, и слышит Порон: "Все мои знания и могущество, заключенные в сем метеоре - твои!"

Башня-мираж вспыхивает, исчезает, а метеор устремляется к далекой Теданке. "Я - это ты..." - шепчет глас великого мудреца. - "А ты - это я... Ты - возрожденный великий мудрец! Надежда человеческого рода! Осознай это! В тебе течет кровь родителей, священника и волшебницы. И обладаешь ты ныне моими силами. Могущество трех искусных чародеев пребывает в тебе!"

Метеор стремительно приближается в мальчишке, нерешительно замершему у колодца. Удар...

На следующее утро он первым делом избавился от шутовского наряда, выбросив его в ручей неподалеку от Алиахана. "Прощай, шут Порон..." - произнес юноша. - "Отныне место твое займет великий мудрец Порон".

Арус, Яо, Таркин и верные монстры встретили обретшего себя Порона у городских врат. "Позвольте представиться", - поклонился тот товарищам. - "Начинающий великий мудрец". "Приятно познакомиться, великий мудрец Порон!" - рассмеялись те.


И вновь собрались четверо Королей Демонов в глубочайших подземельях под замком Кармен. Никто не ожидал, что ненавистному Арусу удастся выжить в противостоянии с Левиафаном, но факт оставался фактом - наследник Рото жив и здоров, и находится в Алиахане, на родине своего легендарного предка.

"Если уж сумел пережить гнев Морского Лорда, то достоин нашего уважения", - процедил Король Драконов, скрипя зубами от злости. "Но если бы Арус и его друзья не преуспели в сем противостоянии, Левиафан поглотил бы весь мир", - хмыкнул Лорд Монстров Гнон, бросив многозначительный взгляд на соратников... или - соперников?.. Он почтительно обратился к Богу Демонов, чей бестелесный лик проступал во тьме каверны белым пятном: "Лорд Имаджин, если бы так и произошло, что бы ты предпринял?"

"Ты, послушный исполнитель моей воли, пытаешься понять суть моих замыслов?" - пророкотал Имаджин, и Гнон, опустившись на колено и почтительно склонив голову, пробормотал: "Нет, нет, что ты..."

"Ты считаешь, что в этом мире есть тот, кто может на равных противостоять лорду Имаджину?" - изумился Горгона. - "Напрасно беспокоишься, Лорд Монстров. Позволь кое-что тебе пояснить. В настоящее время лорд Имаджин еще не обрел свой истинный, совершенный облик. Но как только это произойдет, даже боги встанут перед ним на колени".

Гнон и Король Драконов изумленно переглянулись, не в силах уверовать в услышанное. Истинный облик?.. Горгона гулко расхохотался, наслаждаясь смятением сподвижников. "Хватит об этом, Темный Лорд", - оборвал его Имаджин, после чего обратился к Королю Драконов: "Каково наше положение в Алефгарде?"

"Ну..." - замялся Король Драконов. - "Замок Тантегель должен был пасть пред объединенными силами армий зверомонстров и нежити. Несколько дней назад ими была предпринята масштабная атака на твердыню..." "То есть, Тантегель вновь выстоял после года осады?" - угрожающе произнес Бог Демонов. "Прошу меня извинить!" - склонил голову Король Драконов. - "Но мне кажется, что замок защищает весьма могущественный воин. Может ли оказаться, что принадлежит он к тому же роду, что Арус и Джаган? Может ли он оказаться... третьим потомком Рото?"

"Что?!" - взорвался Джаган в вящем изумлении. - "Это просто невозможно! У Рото было двое детей. - "Мой отец, Лоран, и отец Аруса, Кармен". Короли Демонов переглянулись: даже если простое предположение, оно вполне имеет право на существование...

"Продолжай осаду", - повелел Имаджин, обращаясь к Королю Драконов. - "И пусть армия драконов присоединится к силам зверомонстров и нежити". Король Драконов почтительно склонил голову, в который раз подумав о том, что не понимает истинных планов Бога Демонов. Да, они помогают ему распространить власть свою над миром, но Король Демонов не мог избавиться от мысли, что на уме у Имаджина что-то иное... Каковы же его истинные цели?..

"Лорд Имаджин!" - почтительно обратился Гнон к Богу Демонов, нарушив затянувшееся молчание. - "Позволь мне атаковать героя Аруса с армией зверомонстров!" Подобного заявления Короли Демонов не ожидали, но Имаджин оным заинтересовался. "У тебя есть какой-то план?" - полюбопытствовал он, и Гнон уверенно кивнул: "Да. Прекрасный план". "Почему бы и нет", - произнес Бог Демонов. - "Гнон, Лорд Монстров, я приказываю твоей армии атаковать. Уничтожь героя Аруса!"

С чувством собственного превосходства Гнон обернулся к Королю Драконов, скрипящему зубами в бессильной злобе. "Ну что ж", - ликующе заметил он, - "я возвращаю армии зверомонстров под свой контроль. Теперь тебе не удастся потерять всех моих воинов в Алефгарде". Король Драконов наградил Лорда Монстров испепеляющим взглядом, но тот лишь хмыкнул, ощущая незримую поддержку могущественного Бога Демонов.

Гнон телепортировался прочь, дабы немедленно собрать отряды зверолюдей по всему миру, и двинуть их на Алиахан... Город непременно падет, ровно как Арус и его сподвижники!..

Повинуясь зову Лорда Монстров, рати зверомонстров собирались воедино. Вели их за собою четверо полководцев Гнона: предводитель злобных обезьян, Эйпс; предводитель чудовищных птиц, Беркут; гигантский баран, Минотон; и, наконец, предводитель зверей-демонов, Ликантус.

Верхом на чудовищных птицах полководцы устремились к своему лорду. "Впервые армия зверомонстров собралась в полном составе", - обратился Ликантус к Беркуту. - "Неужто нам предстоит масштабное сражение?" "Несколько тысяч зверомонстров со своего мира созваны, чтобы напасть на некоего Аруса", - с сомнением отозвался полководец птиц. "Не чересчур ли это для какого-то мальчишки?" - произнес Минотон, и отвечал Эйпс: "Нам остается довериться лорду Гнону. Вы ведь не думаете, что лев станет объединять всех своих сородичей, чтобы прикончить простого кролика?" Беркут, поразмыслив, согласно кивнул. "Хватит болтать!" - прорычал Ликантус. - "Нам нужно лишь повиноваться приказам лорда Гнона!"

Зверомонстры летели над океаном, дабы, объединившись в единую, несокрушимую армию, обрушиться на обреченный Алаихан...


Арус, Яо, бабуля Шинон, Мамуль и Аслин стояли в сторонке, наблюдая, как Таркин пытается обучить Порона базовым основам магии. Несмотря на невероятное могущество юноши, контролировать он его не мог, и даже самые простейшие огненные заклятия сотворить у него покамест не получалось. "Нужно понять, при каких обстоятельствах Порон может использовать свое могущество", - задумчиво произнес Таркин. - "И мы должны понять, что же это за обстоятельства такие".

Вернувшись в город, герои проследовали в таверну Люиды, где приступили к трапезе. "Запаситесь энергией", - прощебетала хозяйка таверны. - "После обеда я вас кое-куда отведу".

Действительно, Люида отвела Аруса и его спутников к особняку, пребывала над входом в который та же эмблема, что украшала и доспехи принца Кармена. "Именно здесь начался путь героя Ареля", - с благоговением произнесла Люида, отпирая дверь. Герои проследовали внутрь, воззрились на стеллажи и витрины, пребывали на которых оружие, доспехи и прочие артефакты, добытые Арелем и отцом его, Ортегой, в странствиях

"Теперь мало кто посещает этот музей", - заметила Люида. "Странно это", - прошептал Арус, медленно шагая между стеллажами с артефактами. - "Рото - легенда этого мира. Странно сознавать, что здесь он родился, что когда-то был ребенком... совсем, как я". Люида улыбнулась, похлопала юношу по плечу. "О тебе тоже станут слагать легенды", - улыбнулась она. "Обо мне?!" - несколько смущенно рассмеялся Арус. - "Нет, это уже чересчур".


А неисчислимая армия зверомонстров уже неслась к Алиахану всесокрушающей волной, уничтожая все на своем пути, беря лишенный крепостных стен город в кольцо.

С небес пикировали кровожадные химеры, нападая на объятых ужасом людей, по улицам бежали гигантские медведи, саблезубые тигры, восьмилапые львы... Но не было спасения обреченным людям, ибо зверомонстры окружали их со всех сторон.

А из облака тумана на отрогах Алиахана соткалась гигантская, попирающая небеса фигура Гнона. Скрестив руки на груди, Лорд Монстров бросил презрительный взгляд на замерших в ужасе людишек. "Я - Гнон, Лорд Монстров, полководец четвертой армии зла!" - возвестил он. - "Этот город окружен тысячами диких зверей! Алиахан у меня в руках! Я приказываю, людишки, выдать мне Аруса, наследника Рото!"

Горожане возбужденно загомонили: они и не ведали, что наследник легендарного героя находится здесь, в Алиахане. "В этом случае я сохраню вам жизни", - продолжал Гнон. - "Моя армия оставит город до наступления ночи. Если я не увижу Аруса до заката, вы не узрите восхода солнца".

Ударившиеся в панику алиаханцы возжелали немедленно разыскать Аруса и передать его этому ужасающему гиганту... все, что угодно, лишь бы сохранить жизни. Гигантский же образ Гнона попросту исчез. Немедленно, люди устремились на поиски наследника Рото, обыскивая все без исключения дома, переулки. Город, гордившийся тем, что родился здесь легендарный Арель, без зазрения совести обратился против его потомка. Зверомонстры же временно покинули Алиахан, предоставляя людям шанс самим избрать свою судьбу.

На равнине у города Гнон терпеливо выжидал, оставаясь в шатре в окружении четверки верных полководцев. "Когда я схвачу тебя, Арус", - прошипел Лорд Монстров с мерзкой ухмылкой, - "ты умрешь в отчаянии, преданный теми, кого так стремился защитить".

...Уж близился закат, а наследник Аруса так и не был найден. Один из горожан припомнил, что видел незнакомых мальчишек и старика, проследовавших в таверну Люиды, и толпа немедленно устремилась в сем направлении. Заметив приближающихся людей, трактирщица наказала Арусу и его спутникам оставаться на верхнем этаже здания, и ни в коем случае не спускаться вниз.

Сама же она, взяв в руки магический посох, увенчанный навершием в виде крылатой девы, встала у дверей. Брошенный камень разбил окно таверны, и немедленно зазвучали злые голоса, требующие выдать наследника Рото.

Переглянувшись, Порон, Таркин и Яо спустились вниз, встав рядом с Люидой, а в следующее мгновение люди, высадив дверь, ворвались в таверну. "Где наследник Рото?!" - требовали они ответа. - "Отдай нам героя Аруса!"

Направив магический посох в сторону озлобленной толпы, Люида выкрикнула: "Нет его здесь!" "Нечего его скрывать!" - завопили люди, не решаясь, однако, броситься в атаку: уж больно опасно выглядело магическое оружие в руках хрупкой трактирщицы. "Я получила этот посох, выиграв пари у бродячего чародея", - с угрозой молвила Люида. - "И этим я собираюсь наставить вас на путь истинный! Я, Люида, пятая в роду трактирщиц, носящая сие имя, не пропущу вас!"

Некоторые из алиаханцев, однако, не устрашились, ведь на их стороне - значительное численное превосходство. Не обращая внимания на Люиду, они собрались обыскать таверну; один из людей - здоровенный громила - с силой ударил трактирщицу по лицу... С яростным криком вниз по лестнице сбежал Арус, смело встал пред пришедшими за ним людьми. Те опешили, растерялись, ведь перед ними стоял никто иной, как наследник легендарного Рото!

Однако, вскорости оправились, возопили: "Если мы не выдадим тебя, нас всех перебьют!.. Это из-за тебя армия зла собралась у нашего города!.. Монстры пришли за тобой!.." Дождавшись, когда обвинения, звучащие в его адрес, иссякнут, Арус произнес, обращаясь к собравшимся: "Вы действительно думаете, что, если выдадите меня, монстры уйдут и оставят вас в покое?! Да, убежать легко, но в этом случае на торжество добра рассчитывать не придется. Вы сможем одержать победу лишь тогда, когда жители всего мира проявят мужество и взглянут в лицо врагу! Вместе мы сможем противостоять армии зла!"

"Да, Арус прав!" - поддержали принца Порон и Яо. "Армии зла стремятся захватить весь мир", - добавил Таркин. Люди растерялись: сражаться... против многотысячной армии монстров?!. "Давайте же вместе отстоим Алиахан!" - воодушевленно выкрикнул Арус, но боевой запал толпы остудил властный голос: "Этого не будет!"

Люди расступились, пропуская короля Новака XIII, следовали за которым закованные в пластинчатые доспехи рыцари. Нахмурившись, монарх смерил Аруса недобрым взглядом. "Стало быть, это ты потомок Рото", - процедил он и, дождавшись утвердительного кивка юноши, произнес: "Будучи властителем Алиахана, я приказываю тебе оставить этот город и ступить на равнины!"

Несколько мгновений в таверне царила потрясенная тишина... "Ты что, собираешься выдать Аруса силам зла?" - выдохнул Таркин, и король уверенно кивнул: "Да!"

"Подождите, Ваше Величество!" - встала на защиту принца Люида. - "Арус - наследник Рото, он - надежда всего мира! Он жизнью рискует, встав за защиту нашего мира, а вы хотите передать его врагу?! Не верю ушам своим!"

Не успел король ответить дерзкой трактирщице, как в таверну ворвался малыш, подбежал к Арусу и, размазывая слезы по щекам, закричал: "Если ты действительно надежда всего мира, оживи моего отца!" Арус опешил, а один из стариков, пребывающих в таверне, промолвил, опустив глаза: "Отца этого паренька убили монстры, ворвавшиеся в город".

"Я в этом виноват?" - изумленно выдохнул Арус, не в силах выносить боле обвиняющие взоры алиаханцев. - "Лишь потому, что я пришел в ваш город?" "Прошу тебя, уходи отсюда", - вздохнул старик. - "Наши жизни - это все, что у нас есть".

Поддавшись внезапному порыву, Арус опустился на колени подле малыша. "Сколько тебе лет?" - тихо спросил он. "Четыре года", - всхлипнул тот. Крепко обняв мальчугана, Арус, смахнув с глаз горькие слезы, поклялся ему отомстить за гибель отца, покарав убийц того. "Прости меня, пожалуйста!" - прошептал он, прижимая мальчугана к груди.

Король, однако, не собирался медлить и тратить драгоценное время на всяческие бессмысленные сантименты, ведь на кону стояло существование его города. По его сигналу воины направили на Аруса копья. "Я не хочу вести тебя силой", - произнес король. - "По собственной воле уходи прочь из Алиахана и сдайся армии монстров".

Не проронив ни слова, Арус покинул таверну, устремившись прочь. Воины Алиахана преградили дорогу вознамерившимся броситься следом Яо и Порону. "Лорд Монстров приказал доставить к нему Аруса, и только его", - пояснил монарх возмущенным спутникам принца. - "Следовательно, вы останетесь здесь".

Те вознамерились было прорваться к Арусу с боем, но принц остановился и, обернувшись к товарищам, отрицательно покачал головой. "Я иду один", - произнес он. - "Я сражусь с силами зла. Ведь если я отступлю, Алиахан будет стерт с лица земли. Я должен сразиться, и сделать это в одиночку".

"Но почему ты жертвуешь собой ради них?" - орал Порон. - "Дурак! Ты просто последний дурак!" Яо и Таркин, однако, сохраняли молчание, столь непоколебима была решимость, прозвучавшая в голосе Аруса. В последний раз улыбнувшись друзьям, юноша направился прочь по улице, провожаемый взглядами алиаханцев... Отправился на бой, который вполне может стать для него последним.

...Неожиданно в голову уходящему Арусу ударил камень, и люди, зревшие сие, разом изумленно вскрикнули. "Прочь отсюда, негодяй!" - вопил мужчина, бросивший камень, и некоторые из собравшихся последовали его примеру, принявшись швырять камни и прочий сор вслед герою: "Пусть тебя сожрут монстры! Сдохни!"

Арус, по лицу которого струилась кровь, даже не обернулся к ним, но друзья его, наблюдавшие за столь возмутительной сценой, кипели от возмущения, но поделать ничего не могли, ибо королевские рыцари оттесняли их в сторону. "Арус добровольно отправился в стан монстров по велению короля Алиахана", - тихо молвил Таркин, кипя от ярости. - "И это единственное признание, на которое они способны? Бедный... бедный Арус!"

...Выйдя на равнину, Арус остановился в сотне шагов от сонма зверомонстров. Навстречу ему выкатилась колесница, влекомая четверкой черных баранов. В колеснице восседал Лорд Монстров Гнон, сжимавший в руке остро отточенную косу.

"Я не прощу тебя за содеянное, Лорд Монстров Гнон", - процедил Арус, на что Гнон лишь пренебрежительно ухмыльнулся, чувствуя свое несомненное превосходство. После чего приказал зверомонстрам схватить Аруса, и тысячи тварей устремились в атаку.

Принц без устали рубил подступающих со всех сторон монстров мечом, испепелял заклинаниями, понимая, что долго ему не продержаться. Гнон орал, призывая монстров бросаться на Аруса без устали, невзирая на потери. Шли секунды... но герой все еще оставался на ногах. Землю подле него устилало множество мертвых тел...

"Чувствуешь ли ты себя преданным своими же?" - кричал Гнон с колесницы, обращаясь к принцу. - "Ты умрешь в отчаянии, герой Арус!" "Пошел вон!" - не преминул отозваться Арус, стремительно орудуя мечом, едва успевая отбивать град ударов, сыплющихся на него со всех сторон. - "Не смей играть с людскими чувствами! Я не прощу тебя! Сейчас я слишком разъярен!"

Четверка полководцев армии зверолюдей замерла за колесницей Гнона, внимательно и оценивающе глядя на сражающегося Аруса. "Он силен", - уважительно произнес Беркут, но Эйпс отрицательно покачал головой: "Недостаточно для того, чтобы противостоять тысячам монстров".

"Лорд Гнон!" - обратился к своему повелителю неистовый Ликантус. - "Разреши нам атаковать!" "Терпение", - улыбнулся Гнон уголком рта, не отрывая взор от Аруса. - "Пусть еще помучается. Пока недостаточно... Я не собираюсь обрывать его страдания. Нет, он будет умирать медленно... А когда он будет кричать от боли и отчаяния, я его прикончу".


Королевские рыцари бросили спутников Аруса в темницу, окруженную магическим барьером, монстров же Порона - в кованый сундук. "Решетка сделана из нерушимого голубого металла", - похвастались рыцари, откровенно наслаждаясь отчаянием пленников. - "А сама темница находится в 300 метрах под землей, и вам отсюда никогда не выбраться!" На всякий случай Яо попыталась высвободить внутреннюю энергию, вложив ее в сильнейший удар по решетке, но только кулак себе разбила.

Один из рыцарей остался охранять пленников, второй же направился к выходу из темницы... где получил жестокий удар посохом по голове. Рыцарь упал, как подкошенный, а Люида, нанесшая удар, принялась стягивать с него пластинчатные доспехи, причем сопровождавшие женщину Мамуль и Аслин ей активно помогали. Наконец, Аслин устроилась у Мамуля на шее, и Люида облачила ребят в неудобные доспехи, надела на голову девочке шлем, опустила забрало; детишки неуклюже двинулись обратно в темницу.

Стражник, охранявший столь опасных пленников, искренне порадовался смене караула, посему, протянув явившемуся "напарнику" ключи, устремился прочь. Через несколько мгновений пленники были свободны; немедленно, Порон метнулся к сундуку, выпустил на волю трех верных монстров. Встал вопрос: как же выбраться из замка?..

Тем временем замковые стражи схватили Люиду, дожидающуюся товарищей у входа в замок, доставили ее пред очи короля. "Люида?" - поразился тот. - "Но почему ты..." "Не понимаете, Ваше Величество?" - с горечью молвила женщина. - "Вы не задали себе вопрос, почему армия зла потребовала выдать ей Аруса? Да потому, что они страшатся самого факта существования героя! Думаете, они покинут Алиахан, как только сразят Аруса? Напротив, ничто и никто не помешает им сровнять город с землей!"

Новака XIII бросило в жар; о подобном исходе он почему-то не подумал... "Это верно", - раздался голос, и находящиеся в тронном зале обернулись ко входу. "Монстры!" - вскрикнула Люида, спрятавшись за спинами рыцарей. Действительно, в тронный зал ступило пятеро монстров - высокий морской чародей и четверка иных чудовищ, частенько встречающихся в дикоземье у Алиахана. "Покончив с Арусом, мы атакуем город!" - уверенно продолжал морской чародей. - "Весь мир падет к нашим ногам". "Как?" - опешил король, даже не задавшись вопросом, каким образом пятерка монстров оказалась в тронном зале. - "Мы так не договаривались!"

"Договаривались?" - захихикали монстры. - "Не понимаем, о чем ты говоришь!" Лицо короля побагровело от ярости. "Дурень!" - продолжали ехидничать монстры. - "Ты отдал врагу героя - единственного, кто мог бы встать на твою защиту!"

Что-то в облике монстров смущало Новака и, приглядевшись, он понял, что пятерка, держащаяся у входа в тронный зал, просто обряжена в костюмы чудовищ. Да и последняя фраза, сказанная ими, откровенно смущала... "Покажите мне свои настоящие лица!" - загремел Новак, и "монстры", переглянувшись, сбросили костюмы, представ пред пораженным монархом спутниками Аруса, должными томиться в темнице, а также двумя городскими ребятишками.

"Да, мы просто притворялись чудовищами", - без тени улыбки произнес Таркин, обращаясь к монарху Алиахана, - "но настоящие монстры сказали бы то же самое. Стыдись, король! И молись, чтобы герой Арус остался жив!" С этими словами Таркин и спутники его покинули тронный зал; наградив короля последним, презрительным взглядом, последовала за ними и Люида...


Десятки мертвых тел устилали землю у ног Аруса, но зверомонстры продолжали атаковать одинокого героя. Покрытый кровью, ослабевший физически и ментально, принц сражался из последних сил, разя подступающих тварей огненными заклинаниями. До того судьбоносного мгновения, когда падет он пред превосходящими силами противника, оставалось совсем немного времени, но Арус старался вычленить проникающее в душу отчаяние... "Я не сдамся!" - шептал он. - "Я не умру, не сдамся!"

"Самое время", - ухмыльнулся Гнон, наблюдавший за противостоянием со своей колесницы и, обратившись к Беркуту, приказал: "Стреляй!" Предводитель чудовищных птиц кивнул, натянул тетиву лука, и, заклинанием зачаровав стрелу, отпустил ее...

Заметив летящую стрелу, Арус попытался сотворить магический щит, но магия артефакта мгновенно высосала все его оставшиеся силы, и юноша тяжело осел наземь, не в силах пошевелить ни рукой, ни ногой. Подозвав Ликантуса, Гнон приказал тому прикончить Аруса.

Предводитель зверей-демонов медленно приблизился к павшему принцу. "Это конец, мальчишка", - прошипел он, занося меч над головой Аруса. - "Воистину жалкий конец для наследника Рото! Я, Ликантус, отправлю тебя на тот свет!"

Таркин, Яо и Порон, бежавшие к месту сечи, сознавали, что не успевают они придти на помощь Арусу, и смерть того неизбежна... Два ярчайших сполоха расчертили ночное небо; две волны энергии, устремившиеся к Ликантусу, подняли монстра в воздух, как пушинку, отбросили далеко в сторону. Глаза Гнона округлились от изумления; столь неожиданного поворота событий он не ожидал...

"Уберите свои грязные лапы от моего дорогого друга!" - прозвучал над полем брани чистый голос, и пред поверженным Арусом встал черноволосый воин, обратив исполненный ненависти взор в сторону предводителей зверомонстров. "Кира?" - тихо прошептал Арус.

Замершие в отдалении герои были поражены не менее принца. "У меня что, галлюцинации?" - пробормотал Таркин и на всякий случай протер глаза. "Нет, не галлюцинации", - выдохнула Яо. - "Это действительно Кира!" "То есть, еще один из наставников?" - уточнил Порон.

Опешивший было Гнон быстро оправился: даже несмотря на появление на поле брани нового противника Лорд Монстров был уверен в своей безоговорочной победе. "Чего вы ждете?!" - взревел он, обращаясь к застывшим в нерешительности зверомонстрам. - "Вперед, прикончите его!"

Десятки тварей устремились к одинокому мечнику в черных доспехах, но тот лишь раз взмахнул клинком... и устремившиеся от него волны энергии разорвали зверолюдей в клочья. Воспользовавшись небольшой передышкой, Кира протянул Арусу руку, помогая ему подняться на ноги. "Жаль, что мы встречаемся в разгар сражения и словом не можем перемолвиться", - усмехнулся Кира. "Кира..." - начал Арус. - "Вот прием, который ты сейчас применил..." "Позже об этом поговорим", - с улыбкой отмахнулся Кира. - "Но я действительно стал наставником меча!"

К ним подоспели Порон, Яо и Таркин. Не мешкая, последний сотворил самое могущественное из ведомых ему целительных заклинаний, и страшные раны Аруса немедленно затянулись. Ушла и усталость, вызванная магией стрелы Беркута...

Неожиданно для себя самой Яо осознала, что чрезвычайно рада возвращению Киры; он, казалось, разделял ее чувство. Яо представила Кире Порона, наставника мудрости.

Гнон, наблюдая за трогательной сценой воссоединения спутников наследника Рото, скрипел зубами от ярости: только что задача, стоящая перед Лордом Монстров, многократно усложнилась. "Это невозможно..." - прошипел он, взирая на мертвые тела зверомонстров, одним ударом сраженных Кирой. - "Он с ходу прикончил их всех..."

"Интересно, кто он такой?" - задумчиво поскреб подбородок Эйпс, взирая на черноволосого воина, и отвечал Минотон: "Не знаю, но полагаю, что пришла наша очередь действовать". Кивнув в знак согласия, Эйпс обратился к Гнону: "Разреши атаковать нам, четырем полководцам!" "Не возражаю", - отозвался Лорд Монстров, кипя от ярости, и, обернувшись к полководцам, возопил: "Я отдаю вам приказ, мои полководцы! Уничтожьте героя Аруса и его спутников!"

Немедленно, четверо могущественных зверомонстров устремились в атаку; за ними по пятам следовали чудовища, входящие в соответствующие подразделения армии зла. Когда до изготовившихся к бою героев оставалось лишь несколько десятков шагов, полководцы велели своим миньонам рассредоточиться и взять небольшой отряд в кольцо.

Яо выбрала себе в противники могучего Эйпса, Таркин (и Порон, которому священник приказал не отходить от него ни на шаг) - коварного Беркута, Арус - свирепого Минотона. "Ты меня унизил..." - прорычал Ликантус, подступая к Кире. "Ты что, живой еще, что ли?!" - делано удивился тот, и монстр, взревев от ярости, бросился на наставника меча... но Кира отразил рубящий удар его палаша Мечом Сокола с неожиданной силы, чем немало смутил Ликантуса. Более того, львиная голова, выгравированная на черных доспехах Киры, неожиданно пришла в движение, раззявила пасть и цапнула монстра за запястье; на землю брызнула алая кровь. "Да, мои доспехи как живые", - усмехнулся Кира, наслаждаясь изумлением Ликантуса. - "И сейчас они в ярости".

Ликантус немедленно устремился в контратаку, поразив Киру невероятной скоростью, с которой он наносил удары. Наставник меча отступал, едва успевая парировать град выпадов предводителя зверей-демонов. Следующий удар Ликантуса раздробил скалу, и Кира, покрывшийся холодным потом, едва успел отпрыгнуть в сторону. Похоже, противника своего он сильно недооценил...

Яо обрушила на огромного Эйпса град ударов, но повергнуть массивную тушу предводителя злобных обезьян оказалось не так-то просто. Последний сорвал с шеи бусы... и неожиданно те обратились в оружие, подобное шесту. Ухмыльнувшись, Эйпс занес его над головой девушки...

Сжимая в руке копье, Беркут кружил над головами Порона и Таркина, пытаясь улучить момент и нанести противникам смертельный удар. Произнеся заклинание, предводитель чудовищных птиц сотворил пламя, немедленно объявшее копье, после чего швырнул оружие в сторону опешивших противников. Те бросились наземь, и копье, пронесшись над ними, вновь взмыло вверх, вернувшись в руку Беркута.

Порон попытался сотворить огненный шар, но успеха в сем не добился; Таркин же произнес заклятие, обратившее воздух в бритвенно-острый клинок, устремившийся к Беркуту. Впрочем, тот без труда от него увернулся, после чего вновь швырнул в чародеев копье... на этот раз объятое ледяным облаком. Кристаллы льда устремились к земле... и один из них пронзил тело безобидной летучей мыши - верной спутницы Порона...

Понадеявшись избавиться от Минотона с одного удара, Арус призвал молнию, обрушив ее на предводителя гигантских баранов... но золотое руно того вобрало в себя энергию разряда, напитав ею и огромную алебарду, которую сжимал в руке монстр. Арус отразил удар щитом, но заорал от боли, когда молния пронзила его тело. "Ну?" - на морде барана появилась издевательская ухмылка. - "Каково вкусить собственное оружие?"

С этими словами Минотон ударил Аруса, отбросив его на добрый десяток шагов. Принц, однако, тут же поднялся на ноги, хоть и далось ему это нелегко. Что ж, если на магию положиться нельзя, остается закончить бой старой-доброй сталью...

Яо уворачивалась от сильнейших ударов Эйпса, дробящих земную твердь, а тот применил страшный прием, именуемый им "кулаком смерти". Высвободив внутреннюю энергию, Эйпс нанес кулаком удар в пространство, но волна энергии задела и Яо, разорвав ткань одеяния и оставив внушительных размеров синяк на плече у девушки.

"Суть моего приема в том", - охотно пояснил Эйпс, наслаждаясь изумлением Яо, - "что отрицательная энергия в руках моих буквально разлагает все, что оказывается у нее на пути. Если я прикоснусь к тебе - тебе конец!" И он вновь устремился в атаку; Яо едва уворачивалась от стремительных волн отрицательной энергии, но те успевали задевать ее, буквально срезая одежду... к счастью, покамест не плоть. "Ну что, попробуешь атаковать сама?" - глумливо поинтересовался Эйпс, прервав наконец натиск. - "Ты даже коснуться меня не сумеешь!" "Что ж, видимо, пришел час продемонстрировать тебе свои истинные силы!" - прошипела Яо, тяжело дыша.

Ликантус стремительно атаковал, и Кира только и успевал, что уклоняться от выпадов палаша. Заметив, что противник его раскрылся, монстр триумфально взревел, нанес удар... но зубы выгравированного на доспехах льва сомкнулись на клинке, перекусив его пополам. Глаза Ликантуса изумленно расширились, а Кира, не мешкая, взмахнул проклятым Мечом Сокола, высвобождая внутреннюю энергию, и две волны устремились к монстру... напрочь отсекли тому правую руку. Алая кровь оросила землю, и Кира усмехнулся: "Будем считать, что победа за мной! Эта рана не затянется". "О чем ты?" - прорычал Ликантус, зажимая страшную рану левой рукой. "Мой меч проклят", - охотно пояснил Кира. - "Ни целительные травы, ни магия не смогут исцелить раны, нанесенные им".

Неожиданно Ликантус метнулся к не успевшему среагировать Кире и, обхватив юношу левой рукой, крепко прижал к себе, придушив. "Не думай, что я собираюсь безропотно умереть", - прорычал монстр. - "Я и тебя заберу с собой на тот свет!" Обернувшись к Гнону, наблюдавшему за противостоянием издалека, Ликантус прокричал: "Лорд Гнон! Порази его своей косой, пока я держу его! Ведь я, Ликантус, предводитель зверей демонов армии зла, не знаю поражений! Или победа, или смерть!"

Кивнув, Гнон метнул косу, и Кира, отчаявшись вырваться из железной хватки Ликантуса, закрыл глаза, смирившись с собственным поражением. Но на землю упала отсеченная косою голова Ликантуса, после чего оружие вернулось в руку Лорда Монстров. "Я не собираюсь исполнять волю побежденного!" - рявкнул он. Кира, не могущий уверовать в свое спасение, был поражен неимоверно. Но не станет ли всплеск ярости Гнона предтечей к окончательному поражению Лорда Монстров?..

Яо направила внутреннюю энергию в свои кулаки, высвободила ее всесокрушающей волной, устремившейся в сторону Эйпса. Тот скрестил могучие руки, отражая натиск, но Яо, взвившись высоко в воздух, ударила противника ногой в голову, повергнув наземь. Немедленно, в бой устремились державшиеся доселе поодаль гигантские обезьяны, но всех их Яо сразила следующей волной высвобожденной энергии.

И Яо, и Эйпс пытались сразить друг друга, высвобождая потоки энергии, но тщетно. Наконец, Яо удалось зайти за спину предводителю злобных обезьян и одним ударом разорвать нить, нанизаны на которую были гигантские бусы, являвшие в руках Эйпса воистину ужасающее оружие. После чего коснулась она ладонью груди развернувшегося Эйпса, направив в тело того огромное количество созидательной энергии, преобразуемой в разрушительную.

"Какой страшный прием", - произнес монстр, уважительно кивнув. - "Совсем, как ты, юная воительница". Отпечаток ладони девушки на груди его ярко вспыхнул, и тело Эйпса буквально взорвалось изнутри. Второй из полководцев Лорда Монстров был повержен...

Порон беспомощно созерцал раненое тело дорогой ему летучей мыши. Усмехнувшись, Беркут расправил широкие крылья, выстрелив в юношу перьями, обратившимися в маленькие, злые стрелы. Таркин закрыл впавшего в ступор Порона своим телом, и острые перья вонзились старику в спину. "Что на тебя нашло, Порон?" - прохрипел священник. - "Мы же сражаемся сейчас!"

"Нет! Я ничего не могу!" - в отчаянии закричал Порон. - "В то время, как все вы ведете бой, я совершенно бесполезен!" "Вспомни, ты ведь спас Мамуля и Аслин", - произнес Таркин. - "Важно именно желание спасти дорогих тебе существ!" "Защищать тех, кого любим..." - как завороженный, вымолвил Порон, устремив взгляд куда-то вдаль.

Беркут не мешкал: пламя вновь объяло копье, и швырнул его монстр в противников; Таркин едва успел сотворить на пути гибельного оружия магический щит...

На глазах потрясенного Аруса потоки энергии устремились от воинов-баранов к их предводителю, и тело того воссияло от переполняющего его могущества. Минотон ринулся на Аруса; принц едва сумел уклониться от удара секиры гигантского барана, но волна исходящей от того энергии подняла его в воздух, отбросив на добрый десяток шагов. "Ты умеешь лишь убегать, а?" - ухмыльнулся Минотон, возвышаясь над поверженным героем. - "Энергии, накопленные в моем золотом руне, многократно увеличивают мои силы. Ты не сможешь ни нанести мне удар, ни даже приблизиться. Я, Минотон, прикончу героя Аруса!"

Он вновь бросился в атаку; Арус отразил удар секиры щитом, но вновь оказался отброшен назад. "Это конец", - констатировал Минотон, медленно приближаясь. Арус, однако, сдаваться не собирался, в отчаянии пытаясь придумать хоть какой-то план... Взгляд его упал на землю, где покоилась магическая стрела Беркута. Та самая, которая лишила Аруса всех сил - как физических, так и ментальных... Но, похоже, в сложившейся непростой ситуации эта стрела - его единственный шанс!

Арус швырнул стрелу в Минотона, заклинанием придав ей огромную скорость... Та вонзилась ошалевшему барану в голову, ярко воссияла... Магическая энергия, переполнявшая монстра, исчезла... и Арус, подскочив к Минотону, одним ударом разрубил гиганта надвое. "Браво, герой Арус", - были последние слова Минотона. - "Ты воспользовался оружием врага, когда одной ногой был уже в могиле. Я горд тем, что смог сразиться с тобою". Гигантский баран пал и не шевелился боле.

Беркут продолжал свою яростную атаку. Таркин из последних сил поддерживал магический щит, а Порон, впадая во все большее отчаяние, без устали взывал к потаенному могуществу, умоляя то наконец пробудиться. Но вот копье Беркута пробило магический щит... в последнюю секунду отбила его в сторону волна энергии, исходящая от проклятого клинка Киры. "Что?" - удивился Беркут, воззрившись на нового противника... и едва успел отклониться от потока внутренней энергии, сотворенного Яо.

Воспользовавшись передышкой, наставники меча и кулака поспешили к измученным товарищам. Яо немедленно отдала часть собственных сил, направив их на исцеление ран старого священника... Беркут же вновь атаковал, выстрелив в противников несколькими десятками острейших перьев. Кира рубил их мечом, Яо молниеносно отбивала руками... в итоге на теле наставников не осталось ни одной раны.

"Кира, я хочу, чтобы ты устремился навстречу Беркуту", - прошептала товарищу Яо и, заметив недоуменный взгляд того, добавила: "Пожалуйста. У меня есть одна идея". Все еще не представляя, что на уме у подруги, Кира бросился по направлению к зависшему над землей Беркуту, высоко подпрыгнул... А в следующее мгновение в воздух взвилась Яо, и, оттолкнувшись от обескураженного подобной бесцеремонностью Киры, придала себе дополнительный импульс, поравнявшись в воздухе с разинувшим клюв от изумления Беркутом.

Применив такой же прием, как и в противостоянии с Эйпсом, Яо проделала аккуратную дыру в груди предводителя чудовищных птиц... после чего, сделав в воздухе кувырок, ловко опустилась на землю.

Порон внимательно наблюдал за слаженными действиями наставников меча и кулака, весьма впечатленный увиденный. Наряду с восхищением приходило осознание собственной бесполезности...

К товарищам подоспел Арус, и обратили взоры они к ничуть не уменьшившейся угрозе - Лорду Монстров Гнону, за спиной которого сплотились тысячи зверомонстров, ожидающие лишь сигнала к атаке. "Они сумели прикончить четверых полководцев армии зла!" - расхохотался Гнон, обращаясь к внимающим ему монстрам. - "Забавно! Они - достойные противники! А теперь... атакуйте их все разом! Три дня! Четыре дня! Продолжайте атаковать, пусть пройдет и десять дней! Покажи мне, на что ты способен, герой Арус!"

Медленно, неторопливо зверомонстры двинулись в атаку... Занимался рассвет...


Король Новак XIII взирал на алое солнце, поднимающееся над восточным горизонтом. Мысли монарха пребывали в полнейшем смятении... Неужели эта горстка иноземных героев и впрямь бросит вызов тысячам чудовищ?

Собравшиеся в городской церкви алиаханцы осознали свой великий грех: ведь они предали наследника легендарного Рото в руки врага! "Если бы не он, мы все бы погибли!" - обращался к пристыженным прихожанам молодой священник. - "Но в этот самый момент они, рискуя жизнями, сражаются за нас!" "Если бы не они, армия зла не появилась бы здесь!" - попытался возразить пастырю один из горожан, но тот отрицательно покачал головой: "Армии зла пришла бы рано или поздно".

"Он прав!" - согласились со священником некоторые, прежде колебавшиеся прихожане. - "Их цель - завоевание всего мира". "И что же вы предлагаете?!" - орали их противники. - "Самим атаковать монстров?"

"Хватит жертв!" - воскликнула женщина, обняв за плечи четырехлетнего мальчугана - того самого, который просил Аруса оживить его отца. - "Так мы ничего не добьемся! Родители этого бедного ребенка были убиты! Подумайте о нем". "Я верю в них", - неожиданно прошептал мальчуган, и гробовая тишина воцарилась в церкви. - "Я верю, что они смогу призвать к ответу убийцу моего отца".


Солнце поднималось все выше, и взору Гнона открылась равнина, укрытая мертвыми телами сотен зверомонстров. "Надо же, они все еще живы", - процедил Лорд Монстров, скрестив руки на груди и наблюдая за продолжающимся противостоянием.

Герои, измученные сражением, длившимся всю ночь, тяжело дышали, но сдаваться были не намерены. "Кира..." - прохрипел Арус, - "скольких мы убили?" "Около трех тысяч", - выдохнул наставник меча. "Интересно, хоть половину-то мы одолели?" - прошептала Яо. Силы героев стремительно убывали; неведомо, сколько еще они смогут продержаться против превосходящих сил противника... "Будем сражаться изо всех сил", - попытался приободрить товарищей Таркин. - "Это - наш единственный шанс".

"Эй, коротышка", - обратился Кира к Порону, - "почему ты не используешь свою магию? Это дало бы нам весомое преимущество". Порон лишь вздохнул, переглянулся со слизнем, пришедшей в себя летучей мышью и привидением...

Короткая передышка закончилась, и новая орда зверомонстров атаковала пятерку героев. Арус и Таркин обнаружили, что магические силы их истощены до предела, и продолжали бой, разя противников мечом и посохом соответственно. Руки старого священника тряслись: казалось, еще немного, и он упадет от усталости.

Один из чудовищ выдохнул кислоту, целя в Порона, но Арус, оттолкнув мальчугана в сторону, принял удар на себя... Яд растекся по жилам принца, и он рухнул наземь, корчась в судорогах. Таркин всплеснул руками от отчаяния: целительных трав у него не осталось, ровно как и магии, чтобы очистить кровь Аруса от яда.

Получили серьезные раны и Кира с Яо, пав рядом с Арусом. Силы оставили их окончательно... Взирая на подступающих с обнаженным оружием монстров, осознал Таркин, что это - конец. Бесповоротный и окончательный.

"Хватит!" - неожиданно выкрикнул Порон, в глазах которого стояли слезы. - "Я не хочу больше видеть ничьих смертей! Пожалуйста! Прекратите сражаться!" Встав перед подступающими зверомонстрами, Порон вопросил: "Вы ведь сражаетесь потому, что Гнон приказал вам? Я прав?" Из-за спины наставника мудрости выглядывали верные монстры, а сам он продолжал, не обращая внимания на слезы, текущие по лицу: "Если вы понимаете, о чем я говорю, остановитесь! Ведь ваши же товарищи расстанутся с жизнями!"

Некоторые из зверомонстров неуверенно переглянулись, но Гнон, услышав слова Порона, громогласно расхохотался. "Заметили наконец, что у вас никаких шансов," - издевался он, - "и пытаетесь спасти свои жизни, как умеете!.. Слушайте меня, мои монстры! Враг потерял всякое желание сражаться! И теперь мы можем прикончить наших противников! Немедленно атакуйте их! Победа принадлежит нам!"

Монстры исступленно взревели, приветствуя слова своего лорда. "Твои усилия тщетны, Порон", - усмехнулся Кира, обращаясь к юному наставнику мудрости. - "Они хотят содрать с нас шкуру". Таркин лихорадочно пытался придумать выход из сложившейся критической ситуации.. Похоже, у них остается лишь один шанс...

"Яо, присмотри за Арусом", - обратился старик к девушке, после чего, подступив к Кире, молвил: "Сотвори одну из своих волн энергии, чтобы открыть мне путь к Гнону!" С этими словами Таркин откупорил флягу со священной водой, извлеченную из заплечной сумы, выплеснул содержимое на себя. Хоть и не понимал Кира, что задумал пожилой священник, все же поспешил исполнить его просьбу, взмахнул проклятым мечом...

Волна энергии разметала в стороны подступающих зверомонстров; Гнон, возвышающейся на колеснице, не пошевелился даже, лишь скептически изогнул бровь: неужто герои еще не оставили всякую надежду?

"Присмотрите за Арусом", - бросил Таркин, обращаясь к троице опешивших наставников. Тело старика воссияло, и, сжав посох в руке, бросился он прямиком к ухмыляющемуся Гнону. Монстры, пытавшиеся приблизиться к священной ауре, окружавшей Таркина, гибли мгновенно, и священник, не сбавляя шага, приближался к Лорду Монстров, сознавая, что жертвует своей жизнью ради Аруса и успеха начинания юного принца Кармена.

Слишком поздно понял Гнон, что задумал спешащий к нему чудаковатый старик, и лицо Лорда Монстров исказилось от ужаса. О подобном исходе он и помыслить не мог... "Ты погибнешь со мной, Лорд Монстров Гнон", - произнес Таркин, глядя противнику прямо в глаза.

Напрасно взывали к Таркину молодые герои; решение старого священника было окончательно и бесповоротно. Порон ужаснулся, осознав, что Таркин собирается принять смерть в точности так же, как и его отец... "Нет! Не делай этого!" - исступленно заорал он.

Таркин в последний раз оглянулся, кивнул, улыбнулся. "Прощайте..." После чего произнес самое могущественное из ведомых ему разрушительных заклинаний. Ослепительное сияние поглотило и колесницу Гнона, и сонм зверомонстров, окружавших ее...

А когда исчезло оно, очам пораженных до глубины героев предстал Лорд Монстров Гнон, живой и невредимый. Правда, жертва Таркина унесла жизни всех без исключения монстров, и владыка их пребывал ныне в гордом одиночестве; он парил в воздухе, заключенный в сверкающую сферу, а земля, где прежде стояла колесница, обратилась в огромный кратер. Подобное, впрочем, его ничуть не смутило.

"Жаль вас разочаровывать, но заклятие не возымело на меня действия", - расхохотался он, наслаждаясь изумлением, отразившимся на лицах противников. - "Признаюсь, на какое-то мгновение я устрашился. Но это действие стоило деду очень дорого! Правда, он уничтожил мою армию, но вы присоединитесь к нему очень-очень скоро!"

Арус обратил исполненный скорби и ненависти взор на ухмыляющегося Гнона. Морщась от боли (ведь яд все еще оставался в его теле), он подобрал с земли секиру, с силой швырнул ее в сторону парящего над землею Лорда Монстров. Тот с легкостью рассек оружие косой на части; Арус, лишившись последних сил, рухнул наземь.

Немедленно, Гнон устремился к героям, занеся косу для удара; в то же мгновение Кира нанес удар, высвобождая внутреннюю энергию и направляя ее через Меч Сокола на противника. Признаться, подобной прыти от наставника меча Гнон не ожидал; в последнее мгновение попытался он стремительно уклониться, но разрушительная энергия оставила на щеке его порез. "Эти проклятые людишки посмели нанести рану мне, Лорду Монстров", - в бешенстве прошипел Гнон, зависнув в воздухе и прикоснувшись к окровавленной щеке. - "Это непростительно!!!"

С быстротой молнии Гнон продолжил атаку, рубанул косой, оставив страшную рану на теле Яо, закрывшей собою Киру. Девушка рухнула; алая кровь оросила землю. "Она не будет больше доставлять мне хлопот", - произнес Гнон, опустившись наземь в нескольких шагах от Киры. - "А теперь я избавлюсь от тебя, после чего прикончу нашего героя. Ты должен гордиться осознанием того, что примешь смерть от руки Лорда Монстров Гнона".

Он бросился в атаку, но, повинуясь ментальному приказу Киры, из пасти львиной головы на доспехах наставника меча хлынул поток пламени. Взревев от боли, Гнон резко обернулся спиной, закрыв голову крыльями, а когда жар иссяк, нанес Кире удар косой, расколов наплечник и отбросив наставника меча на несколько шагов.

Казалось, сражение завершилось. Лорд Монстров в одиночку справился с теми, сразить которых не смогла его многотысячная армия. И теперь пред Гноном оставался лишь Порон, доселе участия в противостоянии не принимавший, да троица его ручных монстров. Юноша не двигался с места, и Гнон усмехнулся: "Ты что, парализован от ужаса?.. Я собираюсь покончить с героем... и завершить наконец легенду!"

Троица монстров набросилась на Гнона, но тот, лениво усмехнувшись, одним ударом косы рассек надвое тела летучей мыши и призрака; слизня же он просто раздавил в ладони. Порон страшно закричал... Пред мысленным взором его вновь предстала картина гибели... Вспышка в небесах... Удар... Небеса, шагает по которым сребровласый мудрец, а во лбу у него - третий глаз. "Нороп", - улыбается Кадаль, возложив руку на чело юноше, - "когда ты всем сердцем пожелаешь спасти друзей... последняя печать, сдерживающая в тебе могущества мудреца, разобьется, и обретешь ты все мои магические силы... И сейчас пробудятся они!.. Сражайся же, Порон!.. Нет, мудрец Порон!.."

На глазах пораженного Гнона венец сорвался с чела юноши, а во лбу его возникло третье око. Взгляд сузившихся глаз Порона не сулил Лорду Монстров, уже успевшему поздравить себя с победой, ничего хорошего. "Когда ты собираешься закончить играть с жизнями людей?" - процедил Порон, и Лорд Монстров в ужасе отшатнулся: "Третий глаз! Кто ты такой?" "Мудрец Порон", - отвечал юноша.

Не только исполненный страха взор Гнона был сейчас устремлен на него, но и верных товарищей, поверженных Лордом Монстров, сердца которых вновь преисполнились надежды. В левой руке Порона вспыхнуло жаркое пламя, правую объял небольшой смерч; молодой мудрец свел ладони воедино, объединяя мощь заклятий, после чего направил оные на Лорда Монстров. Всесокрушающий поток энергии объял ужаснувшегося Гнона, не разумел который, как вообще возможно с такой легкостью объединить два столь различных заклинания в единое.

"Ну что, Лорд Монстров Гнон", - усмехнулся Порон, обращаясь ко вновь воспарившему в воздух, опаленному противнику. - "Как себя чувствуешь, будучи загнанным в угол?" "Не может быть, чтобы ты сумел объединить два совершенно различных заклинания!" - Гнон никак не мог уверовать в произошедшее. - "Подобное никому не под силу!"

"Хочешь, чтобы я продемонстрировал это снова?" - усмехнулся Порон. В правой руке мудреца возник лед, над левой вновь - смерч, и когда юноша свел ладони, острейшие ледяные лезвия устремились к парящему поодаль Гнону. Тот истошно заревел от боли, когда пронзили они его плоть.

Но признать поражение израненный Лорд Монстров не был готов. Он выдохнул поток испепеляющего пламени, однако Порон, сохраняя предельную сосредоточенность, вновь сотворил сдвоенное заклятие, обратившее поток пламени вспять и усилившее его многократно. Огненная сфера поглотила Гнона, а Порон, не теряя времени, исцелил Аруса и остальных единым заклинанием. Раны на телах их затянулись; немедленно, герои окружили своего спасителя. "Стало быть, твой третий глаз - свидетельство пробуждения магических сил", - улыбнулась Яо, восторженно взирая на Порона, и тот согласно кивнул. "Наконец-то мы вместе!" - торжественно произнес принц Арус. - "Три наставника, сплотившиеся за наследником Рото!"


Король Алиахана никак не ожидал появления в своих покоях рыцарей-командующих, как и того, что все они, как один, преклонили колено. "Ваше Величество, король Новак XIII", - обратился к монарху, продолжавшему неотрывно смотреть в окно, один из рыцарей. - "Позвольте обратиться к вам с просьбой".

Король никак не отреагировал на эти слова, посему продолжал рыцарь: "Я настоятельно прошу вас приказать нам выступить на помощь героям, сражающимся против армии зверомонстров. Ведь они защищают Алиахан ценою собственных жизней!" Рыцари согласно загомонили, прося короля отдать им приказ к выступлению. И монарх принял решение. "Пусть все жители Алиахана выступят на помощь героям!" - приказал он; рыцари устремились к выходу из дворца...

Обстановка в церквушке, где собрались горожане, все накалялась, ведь нет ничего хуже, чем проводить часы в тревожном ожидании и неведении. Наконец, мальчуган, отец которого погиб в недавней атаке зверомонстров на Алиахан, устремился к выходу, расталкивая люд. "Куда это ты собрался?" - попытался остановить его кто-то из родичей. "Я совершил ошибку..." - отвечал мальчуган. - "Я должен был своими руками прикончить убийц моего отца!"

На какое-то мгновение в церквушке воцарилась потрясенная тишина, а затем... трио молодых людей поднялись с сидений. "Вы действительно полагаете, что, вознося молитвы божеству, заставите армию зла попросту взять и исчезнуть?!" - обратились они к горожанам. - "Давайте же возьмем в руки оружие! Давайте же сразимся!" "Да!" - поддержал их дородный лавочник. - "Ведь Алиахан - наш город! Здесь - наши родные!" "Точно", - загомонили миряне, устремляясь к дверям церкви. - "Мы должны отправиться на поле брани. Мы поможем герою! Наследнику Рото! Да здравствует Арус!"

...Взяв в руки магический посох, из таверны выступила исполненная решимости Люида. "Я иду туда", - пояснила она бабуле Шинон, оставшейся внутри наряду с внучатами. - "Я сделаю все возможное, чтобы помочь герою Арусу!" "Возьми и нас с собой!" - бросилась к ней Мамуль и Аслин, но Люида отрицательно покачала головой: "Нет, вы еще маленькие". Малыши набычились, но вышедшая вслед за ними бабуля предложила Люиде отправиться на поле брани всем вместе. Трактирщица открыла было рот, чтобы ответить...

Мимо нее с криками "Арус! Арус!" проследовала толпа вооруженных горожан, следовал за которыми отряд королевских рыцарей, ведомый самим Новаком XIII. Единым фронтом выступали лучники, священники, маги; Мамуль, Аслин и Люида с радостью влились в толпу исполненных решимости людей, идущих на помощь своему герою...


Лорду Монстров Гнону было не до смеха и он, ослепленный яростью, швырнул в сторону никак не желающих погибать героев свою зачарованную косу. Кира с легкостью отбил оружие мечом, и оно вонзилось в землю в добром десятке шагов от потенциальных целей. Гнон медленно опустился рядом с косой, бросил на героев плутоватый взгляд... а после, приняв боевую стойку, рявкнул: "Нападайте!"

Дважды повторять ему не пришлось; Арус, Яо и Кира сорвались с места, устремившись к противнику, Порон же принялся за сотворение сдвоенного заклятия. Сосредоточив в кулаках внутреннюю энергию, Яо исторгла ее единой волною. Удар заставил Гнона отшатнуться, подоспевший Кира рубанул противника мечом, разорвав тому предплечье. Лорд Монстров вознамерился было нанести ответный удар, но Арус, зайдя ему за спину, рубанул сплеча Мечом Света, располосовав Гнону бедро. В следующее мгновение к яростной атаке присоединился Порон, сотворивший гигантский огненный шар и направивший его на Лорда Монстров.

Тот кричал в агонии, когда жаркое пламя пожирало его. Герои отступили в сторону, гадая, погиб ли наконец их противник. Тот, однако, - окровавленный, израненный, - пошатываясь, поднялся на ноги, вперил взор в горстку посмевших содеять с ним подобное героев. "Впервые я, Лорд Монстров Гнон, подвергся подобному унижению", - прошипел он, растянул в ухмылке обожженные губы. - "Но не надейтесь, я не паду столь легко!" "Не стоит тебе перенапрягаться", - усмехнулся Кира. - "Посмотри на свою руку. Никакие снадобья не смогут исцелить рану, нанесенную моим проклятым мечом".

Расхохотавшись, Гнон на глазах пораженных героев зубами вырвал себе здоровенный кусок мяса в том самом месте, где алела рана, нанесенная Мечом Сокола. "Герой Арус и его спутники", - зычно произнес он. - "Можете гордиться собою, ведь доселе, помимо лорда Имаджина, никто не видел истинного обличья Гнона, Лорда Монстров".

И Гнон преобразился; многократно увеличившись в размерах, он предстал героям исполинским крылатым львом, хвост которому заменяла ядовитая кобра.

Будучи уверенным в своей полной, безоговорочной победе, Гнон, усмехаясь, медленно приближался к Арусу. «Вот, стало быть, каков он на самом деле?» - выдохнул Кира, с тревогой разглядывая исполина, пытаясь понять, где кроются его слабые места – если, конечно, они существуют.

Не тратя времени на пустые слова, Гнон стремительно выбросил вперед правую лапу; Арус едва успел отразить удар щитом, но сила оного заставила его отшатнуться. Кира продолжал ошарашенно таращиться на противника: подобной прыти от гиганта он никак не ожидал!

Яо сорвалась с места, поднырнула под тушу Гнона, нанесла кулаками несколько ударов ему в брюхо. Но Лорд Монстр лишь хмыкнул, и змея, заменявшая ему хвост, обвила девушку, сжимая ее кольцами... до тех пор, пока наставница кулака не лишилась чувств.

«Яо!» - в гневе и отчаянии выкрикнул Кира, метнулся к Гнону. – «Отпусти ее, кошак!» Он взмахнул мечом, направляя к противнику волну энергии... но на теле того не осталось и следа. А в следующее мгновение Лорд Монстров нанес удар Кире когтистой лапой, и юноша, кувыркаясь в воздухе, отлетел далеко в сторону.

«У меня для тебя сюрприз!» - прошипел Порон, сотворил заклятие, и магические энергии поднялись Лорда Гнона в воздух... однако тот лишь поморщился: «Подобным меня не удивишь». Он замахал крыльями, и вихрь, поднятый ими, отбросил Порона прочь как пушинку.

Трое сподвижников его были с легкостью повержены Лордом Монстров; Арус остался в одиночестве. «Да, я – самый могущественный из всех зверомонстров», - хохотнул Гнон, упиваясь собственной силой, после чего ударил лапой по земле, расколов ее. Трещина все ширилась... Арус едва успел отпрыгнуть от расширяющейся пропасти, Кира не удержался, рухнул в нее, но сумел вонзить меч в скальную породу, и, обеими руками ухватившись за эфес, повис на клинке. Остающийся в беспамятстве Порон лежал на самом краю раскола, и Арусу оставалось лишь надеяться на то, что, невольно пошевелившись, его спутник не канет в земные недра. «Ты как, Кира?» - Арус подбежал к краю разлома, и наставник меча прохрипел, выдавив усмешку: «Бывало и лучше...»

Арус устремился было к Гнону, но тот вновь ударил лапой по землю, и юноша остановился, силясь удержаться на ногах. Сила удара Лорда Монстров выбила Меч Сокола из тверди, и Кира начал было падать в пропасть, но, извернувшись в воздухе, сумел удержаться, а после – и выбраться на поверхность. Львиная пасть на доспехах его исторгла поток пламени, и огонь, хоть и не причинил Гнону видимого вреда, заставил его зажмуриться на несколько мгновений. Арус рубанул было тушу противника Мечом Сокола, но то было все равно что атаковать каменную стену.

«Бесполезно!» - крикнул Арус, обращаясь к мчащемуся к Гнону Кире. – «Его мех такой плотный, что мой меч на нем даже следов не оставляет!» «Что ж, посмотрим, можно ли сказать то же самое насчет чешуи!» - бросил Кира в ответ, и, взвившись в воздух, рубанул клином по хвосту Гнона, отсекая змеиное тело. Лорд Монстров взревел от боли и ярости; Яо же пала наземь, и, придя в себя, лицезрела пред глазами змеиную морду. Завизжав, ибо испытывала к подобным гадам лишь отвращение, девушка одним ударом расплющила голову змеи.

Глядя на окружающих его трех донельзя измученных воителей, Гнон посмеивался. «Только не говорите, что еще в сердцах ваших продолжает теплиться надежда на победу!» - говорил он. – «Что ж, пришло время покончить с вами раз и навсегда!»

...Тело Порона продолжало соскальзывать в пропасть, но в то мгновение, когда сорвалось оно, юношу схватила за руку подоспевшая на поле брани Люида. Сознание вернулось к Порону, и лицезрел он не только трактирщицу пред собой, но и Мамуля наряду с Аслин.

Заслышав шум, доносящийся от города, Гнон обернулся, воззрился на спешащих на поле брани мирян, вооруженных чем попало, да облаченных в пластинчатые доспехи королевских рыцарей. «Похоже, эти жалкие черви стремятся поскорее расстаться с собственными жизнями», - процедил Лорд Монстров. Обернулся к орущей «Слава герою! Слава Арусу!» толпе и принц Кармена, выдохнул в изумлении: «Что они тут делают?..»

«Арус! Арус!» - продолжала скандировать приближающиеся алиаханцы, а идущая во главе разношерстной армии трактирщица Люида выкрикнула: «Смотри, Арус! Твоя решимость наполнила доблестью сердца алиаханцев!» Арус улыбнулся, благодарно кивнул.

«Не смешите меня!» - взревел Гнон, оглушительно заревел. Раскаты грома сотрясли небеса, над равниной принялись вихриться черные тучи. Потоки воздуха устремлялись в широко раззявленную пасть чудовища; атмосферное давление стремительно падало, и сознавали герои – сейчас случится нечто поистине страшное. «Он создает зону низкого давления, чтобы создать бурю!» - осознал ужаснувшийся Арус, и истошно закричал, обращаясь к приближающимся людям: «Всем лечь!»

Гнон исторг из себя поток воздуха, обратив оный в единую, всесокрушающую волну, пронесшуюся над равниной и с легкостью разметавшую мирян Алиахана. Арус с ужасом созерцал, как в мгновение ока десятки мирян расстались с жизнями, и воцарившуюся тишину нарушали лишь стенания да исполненные боли крики раненых.

Порон бросил испуганный взгляд на Люиду, Мамуля и Аслин; похоже, те были живы-здоровы, поток воздуха швырнул их наземь, но ничего сломано у ребят не было. С небес низвергнулся дождь, орошая равнину...

«Ах ты сволочь», - с ненавистью прошипел Арус, обратив взор к откровенно довольному собой Гнону. «Смерть!» - исступленно вопил тот, и глас его громыхал над равниной. – «Вот что вам предначертано! Я принесу погибель каждому из вас! Вы – всего лишь жалкие личинки... И конец, который вы заслуживаете, будет столь же жалок!..»

С исступленным хохотом Гнон воспарил в грозовое небо, где вновь раззявил пасть, надеясь повторить предыдущую гибельную атаку. Скрипя зубами в бессильной ярости, Арус наблюдал за Лордом Монстров, сознавая, что находится тот вне пределов его досягаемости.

Порон лихорадочно соображал, что же может он предпринять. Он бросил взгляд на горожан, с обреченной решимостью взирающих ввысь, на несущую им смерть немезиду, на Аруса и спутников его, замерших в боевых стойках и не ведающих, что предпринять... Темные небеса расчертила молния, озарив силуэт Лорда Монстров...

«Молния!» - воскликнул Порон, пришла которому в голову неожиданная идея. Бегом бросившись к Арусу, юный мудрец заявил: «Ты должен сотворить молнию!» «Шутишь?» - устало отозвался воин. – «У меня практически не осталось магической энергии, и я навряд ли смогу это сделать». Но Порон заверил обескураженного товарища, что поделится с ним своими магическими силами, выступив проводником. «Ты сможешь!» - заверял он сомневающегося Аруса. – «Я верю в тебя!»

Выражение лица Порона сейчас как две капли воды походило на то, которое Арус наблюдал у Кадаля – непоколебимая уверенность в собственных силах. И Порон, обратившись к толпе алиаханцев, зычно возвестил: «Герой нуждается в вашей магической энергии, чтобы сражаться! Даруйте же ему свои силы!»

Миряне недоуменно загомонили, не понимая, что хочет от них юноша. Поделиться магической энергией? Как такое возможно?.. «Молитесь!» - выкрикнула бабуля Шинон. – «Молитесь от всего сердца! Направьте мысли свои к Арусу!» И алиаханцы, находящиеся в считанных мгновениях от гибели, замирали, закрывали глаза, возносили молитвы.

Половина Печати Рота, кою Арус денно и нощно носил на охватывающей шею цепочке, ярко воссияла. Уверенно улыбаясь, Порон протянул принцу Кармена руку. Ощутил тот хлынувшие в тело его энергии мирян, мысленно возблагодарил их за веру в него, за доблесть.

В следующее мгновение Арус сотворил магическую молнию, и, сделав Меч Света фокусирующей ее точкой, с силой швырнул клинок ввысь, в небеса. Меч вонзился в лоб не ожидавшему подобного поворота Гнону, и Лорд Монстров, пронзаемый электрическими разрядами, в агонии забился в небесах, страшно ревя от боли.

А после, израненный и ослабленный, рухнул наземь; Меч Света пал к ногам Аруса, и тот, не мешкая, подобрал оружие. Гнон, тяжело дыша, замер в отдалении от четверки героев, изумленно на него взиравших; мех его был опален, по морде стекала кровь из глубокой раны, оставленной клинком Аруса. «Невозможно!» - выдохнул Порон, не разумея, как это существо может остаться в живых после сильнейшего электрического удара.

«Никто не в силах сразить меня!» - прохрипел Гнон, обращаясь к Арусу. – «Потому возобновим же сражение! Я с вами еще не закончил...»

На лице Аруса отразилась решимость; занеся Меч Света для удара, он устремился к противницу... но в нескольких шагах от него остановился. Верные сподвижники молили героя закончить начатое, но Арус отрицательно качнул головой. «Он уже мертв», - тихо произнес он, кивком указав на бездвижную фигуру Гнона...


После, по возвращении в город четверо проследовали в замок Алиахана, ступили в тронный зал, приблизились к королевскому трону. «Герой Арус, верные его сподвижники», - почтительно обратился Новак XIII к спасителям державы. – «От лица Алиахана выражаю вам свою искреннюю благодарность».

С этими словами монарх опустился на одно колено пред пораженными подобным жестом героями. «Ваше Величество, поднимитесь!» - воскликнул растерявшийся Порон, однако король отрицательно покачал головой. «Это наименьшее, что я могу сделать», - вымолвил он. – «В то время как я, Новак XIII, повел себя как последний трус, вы за один день стали поистине легендарны».

Следуя примеру монарха, колени приклонили все до единого присутствующие в зале рыцари...


«Гнон пал», - известил лорда Имаджина Горгона, и Джаган не сдержал усмешки. Повернувшись спиной к постаменту, витал над которым лик Бога Демонов, юноша устремился к выходу из подземелья замка Кармен.

«Уже уходишь, Король Демонов?» - бросил вслед ему Темный Лорд, и отвечал Джаган: «Спектакль оказался действительно интересным, но ждут меня неотложные дела». Он и помыслить не мог, что по наследству от Рото передалось им столь невероятное могущество, кое сполна продемонстрировал Арус в противостоянии с Лордом Монстров...


...Все жители города собрались в большом зале замка Алиахана на похороны великого героя – священнослужителя Таркина, павшего в противостоянии со зверомонстрами. Ныне дальнюю стену чертога украшал внушительных размеров портрет героя, а король Новак XIII, приблизившись к гробу, вознес молитву великой богине Рубисс. «Прими же душу священника Тарника, который со дня падения Кармена взял под свою опеку принца Аруса, наследника Рото», - говорил монах, и собравшиеся скорбно внимали ему, смахивая подступающие слезы. – «Когда королевство наше оказалось в страшной опасности, доблесть сего мужа и его протеже вдохновили нас, предав сил! В то время, как мы были обездвижены от ужаса, пребывали в тенетах безумия...»

Кира покосился в сторону: Арус и Яо стояли рядом, но Порона нигде не было видно. Куда же подевался сей новоиспеченный мудрец?..

«Таркин...» - торжественно завершал речь король, - «мы торжественно клянемся в том, что присоединимся к иными державам и народам, чтобы сдержать подступающую армию зла... Ты был... образом доблести...» «И не единственным!» - прозвучал возглас, и взоры присутствующих обратились ко входу в зал, где замер Порон, сжимающий в руках мертвые тела трех верных монстров, павших в последнем сражении. «Можете ли вы и о них сказать несколько слов?» - обратился мудрец к королю. – «Ведь они сражались до самого конца, защищая меня».

...По завершении церемонии миряне по одному подходили к гробу, покоилось в котором тело священника, возлагали цветы. Неожиданно в зал вбежал один из стражей, бросился к королю, вопя: «Ваше Величество! Это просто ужасно!» «Выкажи уважение!» - побагровел от гнева монарх. – «Ты на похоронах находишься!»

«Прошу прощения, но это по поводу Тантегеля!» - молвил воин, опустившись на колено пред королем, и тот в тревоге выдохнул: «Что произошло? Говори!» «Замок пал!» - произнес воин. – «Воинство драконов, ведомое самим Королем Драконов, сломило сопротивление защитников. Это – поистине самая могущественная из армий сил зла! Сражение продолжалось лишь полтора дня...» «Невероятно!» - покачал головой Новак XIII, сраженный наповал сей вестью. – «На протяжении года легионы зверомонстров и нежити не смогли взять замок. А драконам понадобились для этого лишь считанные часы?!.»

Пригласив Аруса и спутников его следовать за ним, король устремился в глубинные подземелья замка, где пол одного из чертогов заменял двеомер телепортирующего заклинания. «Первый раз вижу подобное», - пробормотал Кира.

«К сожалению, телепорт не функционирует», - вздохнул король. – «Этот и иные телепорты прекратили действовать вот уже сотню лет – с тех самых пор, как в мире нашем появился Бог Демонов...» «Думаешь, все это – часть его замысла?» - осведомился Арус, но Яо отрицательно покачала головой: «Нет, скорее всего, его магия просто блокирует двеомеры телепортов...» «Весьма вероятно», - подтвердил король. – «Но, хоть посредством сего телепорта боле невозможно перемещаться, его все еще возможно использовать для общения с теми, кто находится по ту сторону. Именно таким способом города всего мира поддерживают связь друг с другом».

«И с Алефгардом можно связаться?» - уточнил Арус, и подтвердил король: «Да. Но я и помыслить не мог, что Тантегель падет...» «Но ведь то, что они держались до сих пор, уже само по себе чудо», - заметил Кира, и добавила Яо: «Подумать только, как страдали горожане, подвергаясь нападениям армий зла в течение целого года...»

«Суть в том, что правящий род Тантегеля имеет те же корни, что и Кармен и Лоран», - мрачно заметил Новак XIII. – «Другими словами, члены его – наследники Рото!» «Что?!» - герои в изумлении воззрились на монарха, а тот, обратившись к Арусу, подтвердил: «Да, вы с Джаганом – не единственные наследники Рото. Третий наследник легендарного героя остается в Тантегеле!»


Над постаментом в подземелье замка Кармен, витал над коим образ лорда Имаджина, возникли очертания Короля Драконов, донельзя довольного собой. «Хочу сообщить вам», - начал последний, обращаясь к внемлющим ему Богу Демонов и Темному Лорду Горгоне, - «замок Тантегель наконец-то наш!» «Прекрасно», - прозвучал ответ Имаджина.

«Я пропустил что-то важное?» - осведомился Король Драконов, и отвечал Горгона: «Лорд Монстров пал». «Что?!» - изумился Король Драконов. Но это невозможно! Ведь он возглавлял стотысячную армию зверомонстров!» «Его армия была уничтожена», - поведал ошарашенному Королю Драконов Горгона. – «И Гнон был вынужден принять свое истинное обличье, чтобы противостоять Арусу и его спутником... Но те сразили его».

«Король Драконов», - обратился к подначальному своему лорд Имаджин. – «Поздравляю тебя с захватом замка! Но пусть стражи твои не теряют бдительности, люди могут пойти в контратаку в любой момент!»

Король Драконов подтвердил полученный приказ, после чего лорд Имаджин прервал магический контакт, и образ Бога Демонов, витавший в воздухе над парапетом Тантегеля, исчез. Король Драконов долго молчал, глядя в пространство, размышляя над тем, что услышал от Горгоны... Стражи его – трое драконидов – переглянулись, после чего один из них осмелился почтительно обратиться к своему лорду: «Какие-то проблемы, Ваше Величество?»

Король Драконов продолжал молчать, взирая на замок, возведенный на полуострове к югу и отделенный от Тантегеля проливом. «Алефгард – величественная земля, благословленная богиней Рубисс», - наконец задумчиво вымолвил он. «И все эти земли теперь принадлежат вам», - констатировал драконид.

Король Драконов же все возвращался мыслями к недавнему разговору с лордом Имаджином. Казалось, ни поражение Гнона, ни победа Короля Драконов не вызвали у Бога Демонов никаких эмоций... Так каковы же его истинные цели? Чего он добивается?.. И пока намерения сей сущности неведомы Королю Драконов, остается возможность того, что и он будет принесет в жертву так же, как и Лорд Монстров...

Неожиданно небо затянули черные тучи, сверкнула молния, послышался раскат грома, начался ливень. «Это – горькие слезы жалких людишек!» - расхохотался один из драконидов, однако Король Драконов не был в этом так уверен. Подобные стремительные изменения погоды сами по себе не происходят, налицо магическое воздействие. «Странно», - произнес он, устремив взор к небесам. – «На сии земли распространяется могущество Сферы Света, здесь не должно быть гроз».

А в следующее мгновение заметил он замершую в десятке шагов фигуру, закутанную в плащ; лицо ее скрывала повязка. Незнакомец воздел руку... и молния ударила с небес прямиком в стражей-драконидов. Мертвые, обугленные тела тех пали у ног Короля Драконов, и тот пораженно выдохнул: «Удар молнии? Но как?..»

Противник метнулся к Королю Драконов; тот сотворил гигантский огненный шар, швырнул его в сторону незнакомца... Заклинание разрушило добрую часть крепостной стены, однако воин остался невредим, сумев увернуться от гибельного двеомера. Выхватив меч, он сделал несколько стремительных выпадов, один из которых рассек Королю Драконов предплечье. Не останавливаясь на достигнутом, человек опалил захватчика заклинанием, после чего отступил, заняв оборонительную позицию.

Король Драконов пребывал в смятении; появления подобного противника он никак не ожидал. «Кто ты вообще такой?» - рявкнул он, и воин снизошел до ответа: «Герой Астер, крон-принц Тантегеля и наследник Рото!» «Что?!» - подобного откровения Король Драконов никак не ожидал...

И поединок возобновился; Король Драконов творил пламенные заклинания, Астер – торнадо. На парапетах замка бушевали разрушительные стихии... «Ты называешь себя ‘героем’?» - рявкнул Король Драконов, пораженный тем, что противник его воздушным заклинанием развеял его собственное, огненное. – «Не верю!» «Сомневаешься?» - хмыкнул Астер. – «Тебе нужны его доказательства? Тогда узри заклинание, призывающее молнии, владеют коим лишь герои!»

Он воздел правую руку, и с ужасом осознал Король Драконов, что вполне может разделить незавидную участь своих стражей... На крепостную стену выбежали дракониды, привлеченные звуками боя, и Астер опустил руку, отступил. «Король Драконов», - возвестил он, - «не тешь себя мыслью о том, что миряне Алефгарда опустят оружие. Настанет день, когда мы вернем и Тантегель, и все земли, захваченные армией зла! Наслаждайся владычеством над сим замком... пока у тебя есть такая возможность... И очень скоро мы свидимся снова!»

С этими словами крон-принц сиганул вниз с крепостной стены... прямиком в окружающий замок ров. «За ним!» - проревел Король Драконов, и дракониды метнулись следом, принялись творить магические торнадо, направляя их на воды, скрылся под которыми противник их господина.

Сам же Король Драконов еще долго оставался на крепостной стене, с тревогой глядя вниз. Стало быть, существует и третий наследник Рото... Ничего хорошего откровение сие не принесет...


Арус замер у одного из столиков в таверне Люиды, возлежал на котором посох Таркина – единственное, что осталось от пожилого священника. Кира и Яо, сознавая, сколь дорог для юноши был наставник, не лезли к нему со словами утешения и держались в сторонке.

Воцарившуюся в таверне тишину нарушила трактирщица. Подозвав Аруса и Киру, Люида попросила их помочь ей повесить здоровенную картину на стену, и когда юноши справились с поставленной задачей, то с изумлением лицезрели, что изображены на полотне все они – Арус, Кира, Яо, Порон, трон монстров последнего, а также Таркин, остающийся за спинами молодых воинов. Пораженный, Арус смотрел на картину во все глаза, а Люида, улыбаясь, молвила: «Я хочу, чтобы все посетители этой таверны видели сие полотно и вспоминали сражение, ведомое вами... дабы воспоминание о нем навсегда осталось в их сердцах. Вы все храбры... И что бы не случилось, весть о доблести Таркина продолжить жить в наших воспоминаниях!»

...Этой ночью Арусу снился донельзя тревожный сон. Образы Таркина и Лунафрия сменяли друг друга, и предупреждали они принца о грядущей опасности. «Беги! Тебе нельзя здесь оставаться, Арус!» - настаивал Таркин. «Демон приближается!» - вторила ему Лунафрия. «Беги! Беги!..» - продолжало звучать вновь и вновь.

Арус проснулся в холодном поту, рывком открыл шуфлядку прикроватного столика, и, вытащив оттуда половину Печати Рото, крепко сжал ее в ладони, пытаясь успокоиться и собраться с мыслями. Артефакт едва заметно светился и исходил от него тонкий звук, будто Печать резонировала... с чем-то... «Он приближается», - прошептал Арус, сознавая, что противник его близок...


Джаган проследовал по устланному мертвыми телами полю брани близ Алиахана, остановился у мертвого тела Лорда Монстров, все еще остающемся в вертикальном положении. «Ты так жалок, милый мой Гнон», - хохотнул юноша, но в следующее мгновение лицо его исказила ярость, и испепелил он тело мертвого Короля Демонов заклинанием. К познавшим поражение он не питал ни толики уважения...

Джаган продолжил путь к городу, и с каждым шагом половина Печати Рото, остающаяся на цепочке на шее его, сияла все ярче. «Не будь столь нетерпелива», - хохотнул молодой Король Демонов, обращаясь к артефакту. – «Он уже близко, скоро ты увидишь его...»

Демон приближался к своей немезиде...

3. Унаследовавшие Печать

Когда зло, несомое лордом Имаджином, порождением Короля Демонов Зомы, грозило погрузить в отчаяние весь мир, явились три героя, в жилах которых текла кровь легендарного Рото. Их имена - Арус, Аран и Астер. В великом противостоянии одержали они верх над Имаджином, и благоденствие вернулось в мир.

С тех пор минуло двадцать пять лет...


В тот день, пять лет назад, содрогнулись и верхний мир, и нижний, рекомый Алефгардом. В тот день магия покинула сии миры. Люди назвали произошедшее "Судным днем". Поскольку магия была основой их повседневного бытия, отныне миряне приняли новую систему летоисчисления. Таким образом, настала новая эпоха, когда в мире царило опустошение...


Отряд разбойников - Отряд Ястребов - спустился с гор, остановился недалече от окруженного крепостной стеной селения. Впрочем, врата того недолго оставались закрытыми. В ночном небе промелькнула крылатая тень; направляемый уверенной рукою седока - молодого черноволосого парнишки - птеродактиль устремился к вершине замковой стены, означился на которой огромный рычаг, управляющий вратами.

Спрыгнув со спины птеродактиля, юноша метнулся к рычагу, надавил. Врата твердыни распахнулись, а в следующее мгновение разбойники галопом пронеслись по городским улицам. Один из них помедлил и, обернувшись ко все еще остающемуся на вершине стены юноше, крикнул: "Арос!" Тот кивнул, спрыгнул с высоты в добрых пять человеческих ростов на землю и, закрыв лицо платком, присоединился к товарищам.

Разбойники рассредоточились по селению, занявшись обычным для них делом - грабежом. Вломившись в один из домов, огромный оборотень потребовал у ужаснувшихся людей немедленно передать ему все ценности. "Эта деревня бедна!" - со слезами на глазах воскликнула хозяйка. - "Это бесчеловечно!" "Ну, я и не человек", - ухмыльнулся оборотень, занося палаш у нее над головой.

Подоспевший Арос перехватил запястье зверомонстра, и тот, ворча, отступил в сторону. "Мы не собираемся убивать вас", - произнес юноша, обращаясь к хозяину и, бросив мужчину на пол, ловко стянул ему руки за спиной веревкой. "Что ты собираешься делать с папой?!" - бросились к обидчику детишки, но Арос, предупреждающе направив в их сторону кривой кинжал, произнес с оттенком угрозы: "Не делай этого. Я не хочу тебя убивать".

...Селение разбойники покинули столь же быстро, как и явились. Вернувшись в горы, они разбили лагерь, принявшись изучать награбленное добро. Но где же сбыть его?.. По последним сведениям, антикварная лавка в Бахарате закрылась... Иная пребывала в Ашаламе, но сейчас там идут ожесточенные бои. Вроде бы, в Ромали поспокойнее... Казалось, после исчезновения магии весь верхний мир обратился в хаос, посему разбойники лютовали исключительно на просторах нижнего мира, не ввязываясь в конфликты, их не касающиеся.

Однако из войн, охвативших верхний мир, они извлекали вполне определенную выгоду, ибо противостоящие друг другу города-государства с радостью покупали любое оружие, и оным разбойники с радостью их снабжали. Вот и сейчас: погрузив на спины тюки с мечами, отобранные главарем лиходеи - в число которых входил и свирепый оборотень - устремились прочь. Главарь - А-Каги - наказал им все же следовать в Ашалам и попытаться продать товар в сем граде, не забывая при этом, что деньги, ходящие в Алефгарде, гроша не стоят в верхнем мире.

Аросу разбойники велели немедленно заняться лошадьми. "Мы подобрали тебя пять лет назад подле Тантегеля", - напомнили они ему. - "Ты помнил лишь свое имя, и не изменилось сие и по сей день. Посему раз ты с нами катаешься, как сыр в масле, то должен платить хотя бы работой". Ни слова не проронив в ответ, юноша устремился в ущелье, где оставались взмыленные лошади...

А несколько минут спустя лагерь разбойников подвергся нападению. Выскочившие из-за камней люди атаковали лиходеев; один из нападавших попытался было нанести удар в спину отошедшему к лошадям Аросу, но юноша ловко уклонился, после чего с силой ударил человека ногой в солнечное сплетение. Тот рухнул наземь, взмолился о пощаде, и Арос, смерив его взглядом, вогнал короткий меч в ножны.

"Прости, но я должен тебя убить!" - выкрикнул мужчина, резко выхватив из-под одежд кинжал и, вскочив на ноги, бросился на опешившего Ароса. Не раздумывая, тот пронзил ему грудь мечом... Человек рухнул, как подкошенный; Арос мелко задрожал, ведь никогда доселе не доводилось ему убивать.

В лагере разбойников продолжалось кровопролитное сражение, однако тем удалось одержать верх над нападавшими, коими выступала иная шайка грабителей. Выживших главарь велел повесить - в назидание всем остальным, могущим повторить подобное. Воистину, новая эпоха занималась в мире, эпоха войн и бессмысленной жестокости...

Дочь главаря обнаружила Ароса в ущелье; юноша сидел на земле, взирая на тело убитого им человека. Девушка сразу же поняла, что гложет ее товарища. "Если не убьешь ты, убьют тебя", - молвила она. - "Примешь ли ты это или нет, зависит только от тебя".

Главарь издали наблюдал за юношей, примкнувшим к его отряду пять лет назад. Да, не создан он для такой жизни. Стало быть...

...Всю ночь Ароса мучили кошмары; они продолжались вот уже пять лет, в последнее время поутихли было, но после случившегося накануне вернулись вновь. Юноша просыпался в холодном поту, долго разглядывал ладони перед тем, как вновь забыться неспокойным сном. Случившееся оставило неизгладимый след в его душе...

4. Падение Короля Драконов

Давным-давно жил-был герой, и звали его Рото.

Герой явился в земли, пребывающие под властью тьмы, - Алефгард.

Сопровождаемый тремя верными товарищами, Рото одержал верх над Королем Демонов с помощью Сферы Света. Оную Рото даровал королю Лорику, объединившему Алефгард.

Сияние Сферы Света разлилось по Алефгарду, некогда - Королевству Тьмы.

И защищало оно земли от демонов на протяжении многих поколений...


И теперь, несколько поколений спустя, потомок Рото прибыл в Алефгард...

Немедля стража препроводила юношу в тронный зал замка Тантегель, где его тепло приветствовал сам король Лорик XVI. О бедствии, обрушившемся на благословенное королевство, наш герой был уже наслышан сполна, ибо селяне окрестных земель только и глаголили о том, как о дерзкой атаке Короля Драконов и его миньонов на Тантегель, да о похищении оными Сферы Света. Однако, как оказалось, то было далеко не все, ибо наряду с артефактом в руках чудовищ оказалась и единственная дочь короля - наследница трона Алефгарда, принцесса Лора.

Посему Потомок Рото, явившись ко двору монарха, вызвался исправить положение дел и вернуть мир и покой в королевство. После чего, покинув Тантегель, отправился на поиски исчезнувшей пещеры. Перво-наперво герой устремился на север, через заполоненные разумными слизнями и летучими мышами чащобы, и вскоре достиг Гаринхама, города фольклора, названный в честь легендарного барда Гарина. Расспросив мирян, проведал он, что несколько месяцев назад над городом пролетало чудовище, сжимавшее в когтях девушку. Стремилось оно на восток, посему и герой выступил в сем направлении.

На пути героя, сокрытая в сердце древнего леса, означилась пещера, а внутри - к вящему изумлению героя - обнаружился мемориал, созданный самим Рото, который, если верить легендам, и сам явился в Алефгард из иного мира, снизойдя с небес! "Моему потомку", - гласила вырубленная в камне надпись. - "Дабы достичь демонического острова, который можно заметить из Тантегеля, необходимы три магических артефакта. Некогда с их помощью я пересек море и одержал верх над повелителем демонов. Я отдаю артефакты на хранение трем мудрецам. Их наследники сохранят реликвии. Когда зло вернется на остров, собери артефакты и сразись с ним! Три мудреца ждут тебя. В том - твоя судьба, мой потомок!"

Пребывая в глубокой задумчивости, герой продолжил путь на восток, посетил лесной град Кол, а также близлежащую святыню, где проживал один из помянутых Рото мудрецов. Последний обещал передать герою Посох Дождя, что окажется незаменимым в сражении с Королем Драконов, вот только достоин ли сей искатель приключений владеть им? И мудрец в качестве испытания наказал герою отыскать волшебную Сияющую Арфу, обладающую способностью призывать монстров.

Вернувшись в Гаринхам, потомок Рото спустился в кишащую монстрами гробницу Гарина под городскими кварталами, где отыскал Сияющую Арфу, кою не замедлил преподнести мудрецу. "Коль тьма и дальше будет владеть миром", - изрек тот, передавая герою Посох Дождя, - "людские сердца станут столь же темными, а этого нельзя допустить. Иди же! Туда, где дождь и солнце едины!"

...В подземелье к югу от Кола герой одержал верх над зеленым драконом, вызволил из заточения принцессу Лору! "Если бы не ты, я стала бы женой Короля Драконов", - молвила девушка. Бережно подняв принцессу на руки, герой пустился в далекий обратный путь, в Тантегель. Всю дорогу Лора смотрела на своего спасителя глазами, полными любви, а по прибытии в замок открыла ему свои чувства... которые оказались взаимны.

Внимательно выслушав рассказ потомка Рото, король сообщил ему, что один из мудрецов проживает в подземельях под замком Тантегеля, лишь изредка появляясь на поверхности, дабы пополнить припасы. Конечно, наш герой немедленно разыскал старца, и тот передал ему оставленный некогда Рото Солнечный Камень.

Алефгард

Передохнув несколько дней в Тантегеле, герой продолжил поиски Сферы Света. Вновь спустившись в драконье подземелье, где незадолго до этого отыскал принцессу, герой обнаружил тоннель, выведший его в южные земли, отрезанные от северных широким проливом. Миновав град Римулдар, он продолжил путь на юг, и на отдаленном полуострове обнаружил святыню, где проживал последний из трех мудрецов, помянутых Рото в начертанном на мемориале напутствии. Однако тот, сердито встопорщив усы, велел герою доказать, что тот действительно является наследником Рото, и в качестве подтверждения своих притязаний принести ему Печать Рото.

И вновь герой пустился в путь, исследуя древние подземелья и забытые пещеры. Дорога привела его к руинам Домдоры - города, разрушенного миньонами Короля Драконов. Одержав верх над сонмом монстров, возглавляемых безумным рыцарем, герой отыскал в сокровищнице последнего доспехи Рото!

Герой продолжил странствие, углубившись в дикоземье Алефгарда, где не сыскать следов цивилизации. Путь его лежал к пограничному граду Кантлину... осажденному гигантским големом. Расправившись с конструктом, герой проследовал в городские врата. В благодарность за избавление от голема, старейшина открыл ему точное местонахождение Печати Рото, погребенной в чащобе лесов к северо-западу от замка Тантегеля.

"Когда дождь и солнце сойдутся вместе, образуется мост", - слова из древней легенды в Алефгарде ведал даже младенец, но что же они означали?.. Один из волшебников Римулдара поведал герою, что предок его - легендарный Рото - с помощью артефактов дождя и солнца сотворил Радужный Мост, приведший его на остров демонов, который от замка Тантегеля отделял лишь узкий пролив.

Вернувшись к мудрецу-отшельнику и с гордостью предъявив ему Печать Рото, герой тем самым убедил старца в своим притязаниях, и тот, возложив Посох Дождя и Солнечный Камень на алтарь, вознес молитву всевидящей богине. На глазах потрясенного героя артефакты слились воедино, образовав Радужную Каплю.

Магия сей реликвии сотворила радужный мост, ступив на который, герой достиг демонического острова, в центре которого высился зловещий замок Короля Драконов, Шерлок. Расправившись со множеством оборотней, вайвернов и драконов, и отыскав в подземельях твердыни меч Рото, герой проследовал во внутренние покои, где на троне восседал Король Драконов, скрывающийся под личиной человека-мага. Перво-наперво он счел необходимым предложить зашедшему герою присоединиться к нему во тьме, посулив власть над половиной мира - предложение, с ходу отклоненное потомком Рото.

В последовавшем сражении противник нашего героя явил свой истинный облик, представ исполинским драконом! Но герой, облаченный в частично поглощающий направленную на него разрушительную магию доспех и вооруженный легендарным мечом, снес голову гигантскому ящеру. И когда взял он в руки Сферу Света, зажатую прежде в стальных когтях Короля Драконов, ослепительный свет разлился во тьме.


У врат замка Тантегель, сопровождаемый почетным эскортом, героя приветил сам король Лорик XVI. "Стало быть, легенда правдива!" - воскликнул он. - "В жилах твоих воистину течет кровь Рото! Ты достоин того, чтобы править сими землями! Займешь ли ты мой трон?" "Нет, Ваше Величество", - покачал головой герой. - "Коль суждено мне править, я обрету землю и воздвигну на ней королевство". "Что ж", - склонил голову монарх. - "Я уважаю твой выбор и не буду препятствовать тебе".

И потомок Рото, торжественно передав Сферу Света королю Алефгарда, покинул королевство, отправившись в иные земли сего мира. Действительно, почему бы истинному герою не основать собственную державу?.. С благословения венценосного батюшки сопровождать наследника Рото вызвалась принцесса Лора...

5. Грезы о Зодчем

Но что, если бы потомок Рото поддался на посулы Короля Драконов, принял предложение того о владычестве над половиной мира?.. Тогда, вне всяких сомнений, оный бы на долгие, долгие поколения погрузился во тьму...


Но пробудился в одном из позабытых склепов в разрушенном до основания Алефгарде герой, коий станет известен как Зодчий, ибо обладал он силой создания предметов из подручных материалов. О прошлом своем – о былых деяния, о том, как оказался в заточении в склепе, - он не помнил ровным счетом ничего... Направляемый Рубисс, знал он, что судьба мира отныне в его руках, и может он восстановить королевство, погибшее в результате единожды сделанного неразумного выбора. И теперь миряне, ютящиеся во тьме, с трепетом ждут прибытия Зодчего, коий дарует им надежду на избавление...

Покинув склеп, герой обнаружил себя на кишащих монстрами равнинах Кантлин, где, по словам Рубисс, некогда высился процветающий город, окруженный крепостной стеной. Дух просила Зодчего заново отстроить сокрушенное монстрами поселение, и станет это первым шагом на долгом пути к возрождению Алефгарда. Рубисс передала герою Стяг Надежды, исполненный могущества Света, велев поместить реликвию сию на центральной площади отстроенного заново Кантлина как символ надежды для мирян окрестных земель.

Магия Стяга Надежды омыла Светом сопредельные территории, изгоняя Тьму. Миряне покинули свои укрывища, устремившись к руинам. Знал Зодчий, что даже обладая силой созидания, не сможет он в одиночку отстроить город, посему под началом его трудились и прибывшие поселенцы, восстанавливая дома, расчищая улицы... В древнем фолианте, «Хрониках Кантлина», - владел которым один из поселенцев, Ролло, - упоминалось о Зодчем, коий направлял людей, тогда еще не утративших способностей к созиданию, но может ли статься, что помянутый в книге индивид и нынешний герой – одно и то же лицо?.. Ответ на этот вопрос мирянам неведом, но верить в сие им очень хотелось... ведь именно сего знака от Рубисс ждали они долгие годы.

Вернувшись в руины Кантлина жители просили Зодчего не только помочь им отстроить город, но и выяснить, что именно стало причиной его разрушения, ведь обладал он весьма внушительными укреплениями, и, если верить легендам, находился здесь даже голем, за городом надзирающий.

Проведав о том, что вершится в Кантлине, монстры вознамерились атаковать возрождающийся город, но загодя отстроенные Зодчим крепостные стены позволили отразить натиск, а сам он, вооружившись увесистым деревянным молотом, выступил за врата, перебив немало миньонов Короля Драконов. Свет от Стяга Надежды сиял все ярче, распространяясь на все более обширные территории, и монстры продолжали атаковать город, надеясь вновь погрузить оный во тьму... к счастью, покамест безуспешно.

Засыпая, зрел Зодчий видения далекого прошлого, но не разумел, принадлежали ли они ему, или же кому-то другому... Герой, на голове которого красовался шлем, увенчанный рогами, вспоминал слова короля. Последний поведал о Королеве Драконов, воспрявшим несколько лет назад и похитившим Сферу Света, вновь погрузив Алефгард во тьму... Монарх приказал герою покончить с темным лордом и вернуть священный артефакт...

...Вскоре Зодчий выяснил, как из подручных материалов возможно создавать телепортирующие платформы, с помощью которого возможно перемещаться между различными землями сего погруженного во тьму мира. На небольшом островке неподалеку от селения монстров-молотоглавцев – обнаружил Зодчий небольшое людское поселение, пригласил отчаявшихся мирян осесть в стремительно разрастающемся Кантлине. Некоторые из спасенных принимали на себя роли стражников, иные – фермеров или ковалей...

Продолжая изучать «Хроники Кантлина», Зодчий и сподвижники его прознали о замке, пребывающем далеко, за окружающими Кантлин горами. Прежде окружала оный каменная крепостная стена, и герой вознамерился возвести вокруг Кантлина такую же. Отыскав руины, Зодчий набрал немало каменных блоков, дабы по возвращении в город вплотную заняться крепостной стеной... Призрак воина, означившийся близ замка, поведал, что после атаки армий Короля Драконов жители Кантлина бежали в сей замок, который должен был стать для них последним оплотом. Они забаррикадировались внутри, надеясь отразить натиск, но... как оказалось, враг означился в стенах замка. Более подробно о произошедшем призрак рассказывать отказался.

На полуразрушенных бастионах зрел Зодчий призрак Ранульфа, старейшины Кантлина, который столетия назад увел народ свой под защиту замковых стен. «Посмотри на земли, простирающиеся окрест», - прошелестел дух. – «Посмотри на небо, на темные хмурые тучи, нависшие над этим миром... Некогда он был прекрасен. Миряне жили в красивых городах, возвели которые своими же руками. А теперь все утрачено. Человечество лишено надежды, ожидает неотвратимого конца своего существования. И если ты действительно Зодчий, то должен изгнать тьму с небес и вернуть красоту этой земле». Ранульф просил героя сосредоточиться в первую очередь на помощи мирянам, а не на глобальной цели, заключающейся в возрождении разрушенного мира.

Вернувшись в Кантлин, Зодчий занялся возведением каменной крепостной стены вокруг города. И вовремя: нападения монстров становились все яростнее!.. Жители города под началом героя продолжали строить укрепления, создавать оружие и доспехи. Прочитав в «Хрониках Кантлина» о легендарном ковале Магоге, Зодчий выступил на поиски потомков того, надеясь, что те – если существуют, конечно, - обучат его искусства создания новых образцов оружия.

Перед тем, как выступить к землям близ Домдоры, герой вознамерился как следует выспаться да набраться сил... Но во сне вновь узрел он образы прошлого, не разумея, кому в действительности принадлежат сии воспоминания. Миряне благословляли его, потомка Рото, на противостояние с Королем Драконов, говоря о том, что исход оного определит судьбу Алефгарда...

...В пустыне, окружающей руины Домдоры, было полно гигантских скорпионов и големов, и Зодчему пришлось непросто, ведь, по сути, был он не воином, а вполне мирным строителем. В руинах городка отыскал герой плененного монстрами кузнеца, Магнуса, потомка легендарного Магога. По возвращении в Кантлин Магнус обещал обучить Зодчего и иных горожан искусству создания железного оружия. Кроме того, рассказывал Магнус, что в пустыне Дамдары монстры возводят гигантскую пирамиду во славу своего повелителя, и наверняка в недрах ее полно сокровищ.

Поблагодарив коваля за столь ценную информацию, Зодчий вернулся в пустыню, и в недрах пирамиды обнаружил огромный зал, где люди поклонялись каменным демоническим идолам, вознося хвалу Королю Драконов!.. Зодчий разбил идолы молотом... и на глазах его «люди» предстали в истинном своем обличье – монстры! Преследуемый оными, герой бежал прочь из пирамиды...

Магнус, используя приносимые Зодчим материалы, ковал все более смертоносное оружие, ведь атаки монстров участились – похоже, Король Драконов проведал о возрождающейся цивилизации в южных пределах своих владений, и вознамерился помешать сему. Коваль гадал: что сталось с легендарным големом Кантлина?.. По одним легендам, конструкт выступал защитником города, по другим – разрушил его... И истину спустя столько столетий установить практически невозможно... причина падения Кантлина доподлинно неизвестна... Но из уст в уста передавались легенды о том, что если миряне Кантлина воспрянут вновь, голем, разрушивший город прежде, вернется и завершит начатое. Но один из горожан - Лярош - предположил, что голем, исполняя свое изначальное предположение, заключающееся в защите города, атаковал горожан, видя именно в них угрозу для Кантлина.

К счастью, Зодчий успел укрепить городские стены, построить дозорные башни и ловушки и на подходе к городу прежде, чем последовала атака монстров. Отразив оную, Зодчий вновь перебросился парой слов с Лярошем, на удивление сведущим в событиях прошлого, и поведал тот: «После того, как Король Драконов погрузил мир во тьму, армии его атаковали Кантлин. Жители города воздвигли в некотором отдалении замок, который послужит им последним убежищем от монстров. Какое-то время они мирно жили в нем в полной изоляции, но припасы их таяли, и начали они воровать еду друг у друга. Что, конечно же, привело к насилию, и в залах замка пролилась кровь. Именно тогда и появился голем; видя то, что происходит в замке, он решил, что человечество и есть величайшая угроза городу, для защиты которого он был создан. А сейчас человечество воспряло вновь... Стены и башни, построенные нами, не укрылись от взора голема. И, вне всяких сомнений, он пришел к тому же выводу, что и прежде – чтобы защитить Кантлин, он должен уничтожить людей, осевших здесь».

Атаки монстров на Кантлин следовали одна за другой, и люди, ведомые Зодчим, с оружием в руках защищали город. И действительно, вскоре появился голем, коего герой поверг, хоть и с превеликим трудом.

На теле голема означилась древняя Печать Рото, магия которой окончательно изгнала тьму с окрестных земель, озарив Кантлин светом! Сей же ночью горожане праздновали в ознаменование одержанной ими великой победы.

Зодчий же заметил странный столп света над восточными горами, устремляющийся в небеса. Поутру выступил он в означенном направлении, обнаружив портал. Голос Рубисс, прозвучавший в разуме его, поведал, что то – портал в иные земли, которые надлежит спасти ему от ига Короля Драконов. Покачав головой, Зодчий бесстрашно ступил в столп света...


Ныне обнаружил он себя в восточных землях Алефгарда, где некогда возвышался город Римулдар, окруженный озером с кристально чистыми водами. Но теперь обратилось оное в гиблые топи...

Рубисс даровала Зодчему новый Стяг Надежды, который водрузил он в центре руин Римулдара, приступив к восстановлению города. Вскоре к руинам потянулись люди, обитатели болот, каждый день страшащиеся подхватить от обитателей зловонных вод некую заразу и погибнуть в страшных мучениях. Рубисс велела Зодчему не только отстроить Римулдар, но и очистить окрестные земли от мора.

Примкнула к Зодчему монахиня Элла, надеющаяся исцелить недужных топей, и первым делом герой построил в руинах лазарет, где женщина могла всецело посвятить себя врачеванию. В окрестных болотах разыскивал он сраженных мором людей, приводил в Римулдар. Элле считала, что распространяет мор адский кондор, коий главенствует над монстрами сего острова; птица эти обладает способностью призывать исполненный скверны дождь, и, проливаясь на землю, он заражает все живое...

Вскоре к Элле присоединился Геронтиус, известный травник, и состояние страждущих начало улучшаться; поднимаясь на ноги, принимали они посильное участие в восстановлении города. Зодчий построил для Геронтиуса лабораторию, в которой травник проводил свои изыскания, пытаясь создать как можно более эффективные средства для исцеления мирян от мора. Зодчему поведал Геронтиус, что некогда, много лет назад, наряду со своим учеником, Иллиусом, уже пытался создать средство, исцеляющее от мора, но безуспешно; тогда он погрузился в отчаяние, пребывал в котором много лет – до недавней встречи с героем, вернувшим старику надежду.

Сразив одного из ядовитых болотных монстров – дрола-осквернителя – Зодчий передал Геронтиусу сердце твари, ибо травник считал сей ингредиент ключевым в создании противоядия против болезней, в основе которых - гибельный мор. Вскоре адский кондор прознал о возрождающемся человеческом поселении, начал насылать на оное подручных монстров. Зодчий возводил городские стены и укрепления, в то время как Элле и Геронтиус врачевали недужных, дабы вставали те поскорее на ноги, принимая посильное участие в защите своего города.

Отравление мирян травнику излечить удалось, но паралич, разящий горожан, - нет. Геронтиус направил Зодчего в Колючее Дикоземье, велев выяснить причину сей болезни. Оную распространяли гигантские сороконожки, и герою пришлось перебить популяцию сих инсектоидов, в том числе покончить и с королем роя.

После чего по просьбе травника отыскал он руины дворца, проживал в котором прежде мудрец Таламус, разыскал книгу, написанную последним – руководство по выращиванию злаков. Оное жизненно необходимо для населения Римулдара! Кроме того, в записях Таламуса означилось упоминания о Святилище в южных пределах Римулдара, разрушенное миньонами Короля Драконов; но на руинах его ныне высится древо, заключающее в себе силу самой жизни – Мировое Древо, Иггдрасиль! Возможно, с его помощью возможно очистить земли от мора!..

В снах образы прошлого продолжали терзать Зодчего. Зрел он усыпальницу, близ которой раздался бесплотный голос Рота, обращенный к его потомку. «Чтобы достичь острова, зримого с побережья Тантегеля, тебе понадобятся три священных артефакта», - вещал легендарный герой. – «Собери их, и ты сможешь ступить на остров, чтобы покончить с источником зла, снедающего мир – так же, как это сделал я давным-давно». Говорил Рото о том, что передал артефакты трем мудрецам, и потомки их наверняка хранят реликвии по сей день.

Наряду с поселенцами Зодчий занимался возделыванием полей, дабы посадить в них семена злаков – согласно сведениям, почерпнутым из трудов Таламуса. Кроме того, горожане приступили к созданию баллисты – единственного оружия, способного причинить вред парящему в небесах адскому кондору.

А однажды ночью недужные миряне, находящиеся под присмотром монахини, скончались во сне... восстав нежитью! Зодчий сразил мертвяков, но случившееся ввергло в страх всех без исключения жителей Римулдара. Похоже, адский кондор знает об их начинании и всеми силами стремится вырвать ростки надежды, пустившие корни в его землях.

Геронтиус просил Зодчего разыскать Иллиуса, полагая, что именно его бывший ученик, а не кондор мог стать причиной недуга, обратившего мирян в зомби. Герой обнаружил Иллиуса в полуразрушенной хижине в дикоземье, и тот признался, что действительно ставил эксперименты на обращении людей в нежить, полагая, что таким способом смогут они превозмочь снедающий сии земли мор... На глазах Зодчего Иллиус и сам обратился в мертвяка, и герой вынужден был покончить с ним.

Записи Иллиуса он передал Геронтиусу, и значилось в них, что исцеление от мора пребывает с Иггдрасилем! Именно там, близ мирового древа находится древний артефакт, известный как «стол трансмутации», приготовить на котором можно невероятно могущественные эликсиры, кои наверняка поставят на ноги жертв мора! Тем более, что к таковым ныне относилась и несчастная Элле; монахиня, проводя целые дни с пациентами, занедужила сама, и неведомо, выживет ли она или же обратится в отвратную нежить.

В руинах Святилища, означившегося в мертвых, заполоненных нежитью землях, зрел Зодчий дух мудреца Таламуса, поведавшего о том, как в сей мертвой земле некогда воспряло Мировое Древо... иссохшее с веками, ибо отчаявшиеся люди, стремящиеся выжить, поглотили все его жизненные энергии. Таламус поведал герою о том, как построить стол трансмутации, а также указал, где сокрыт живой росток Иггдрасиля, необходимый для создания снадобья, исцеляющего любой недуг. Росток Зодчий обнаружил в подземном хранилище, построенным Таламусом, и наряду с Геронтиусом смог создать снадобье, исцелившее как Элле, так и иных недужных.

Адский кондор атаковал Римулдар наряду со множеством монстров. Горожане расстреливали бестию из баллист, а когда пала та наземь, добивали острыми клинками... Наконец, тварь оказалась повержена, и на теле ее обнаружил Зодчий Посох Дождя.

Ныне тьма, окутавшая сии пределы Алефгарда исчезла, изгнанная могуществом Посоха Дождя... ровно как и колдовской мор. Жители Римулдара чествовали своего спасителя, но на следующий день он покинул город, и, ведомый Рубисс, устремился на север, где обнаружил столп света. Как и прежде, Зодчий ступил в него, сознавая, что ныне путь его ведет в иные земли, сокрытые тьмой и подлежащие восстановлению...

Алефгард


Ныне Зодчий обнаружил себя в бесплодных, кишащих монстрами землях. Прежде высился здесь город Кол, пребывающий в сердце лесной чащобы, но ныне от оной не осталось и следа. Лишь пустошь, пронизанная лавовыми потоками.

Водрузив в сердце руин новый Стяг Надежды, герой приступил к восстановлению селения. В руинах оного означился человек по имени Глютимус – персона весьма сварливая и неприветливая. Он просветил Зодчего, что в давние времена славился Кол своими горячими ваннами, подогреваемыми подземными источниками, и просил восстановить оные.

А когда горячие ванны вновь означились в городке, Глютимус сменил гнев на милость, признавшись герою, что в руинах сих обитала разбойничья банда под началом Барбеллы, к которой принадлежал и он сам; противостояли лиходеи миньонам Короля Драконов. Но незадолго до появления Зодчего монстры атаковали сии руины; разбойники бежали кто-куда, а сама атаманша была захвачена в плен.

Глютимус надеялся, что с помощью столь своевременно означившегося героя удастся вновь сплотить банду, вызволить Барбеллу, а после – сразить монстра, удерживающего власть над сими пределами Алефгарда. Монстры возвели укрепления к югу от города, за которыми и укрылись, посему Зодчий, следуя совету своего нового знакомого, первым делом сокрушил их, что позволило некоторым из разбойников вернуться в Кол. Руины сии подвергались постоянным нападениям монстров, и Зодчий наряду с разбойниками разил подступающих тварей, после чего возвращался к восстановлению города.

В снах продолжали ему являться образы прошлого – той далекой эпохи, когда потомок Рото странствовал по миру, навестил Кол. От местных жителей узнал он, что легендарный Рото создал Радужный Мост, смог достичь острова к северо-западу, а после – спустился во тьму через тайную дверь в тронном зале своей немезиды... Следующий сон, зрел который Зодчий, был о гибели зеленого дракона и спасении прекрасной принцессы...

В замке монстров, возведенном на островке в центре лавового озера герой наряду с иными разбойниками вызволил из заточения Барбеллу. В одном из помещений замка предстал герою призрак, поведавший о том, что Барбелла – убийца, и освобождение ее – плохая идея.

Преследуемые монстрами, жаждущими вернуть пленницу в камеру, герои бежали прочь из замка. По возвращении в Кол Барбелла призналась, что прежде наряду с изобретателем, Галелео, занималась созданием новых образцов оружия. Желая прознать про оные, монстры и похитили ее! Что до Галелео, то Барбелла лишь бросила: «Он давно умер».

Барбелла и Зодчий объединили свои умения. По чертежам предводительницы разбойников герой создал прижимные плиты, кои разместил вокруг городских стен. При нажиме на них монстрами приводились в действие различные ловушки, тварей разящие. На стенах же Зодчий разместил пушки.

Вскоре в город прибыл юноша по имени Байрд, рассказав, что следовал к столпу света наряду с своей невестой, Сесиллой, однако монстры вынудили их разделиться, и девушка осталась в заснеженных руинах Гаринхама! Байрд слезно умолял Зодчего спасти Сесиллу, привести ее в Кол. Идею поддержала и Барбелла: она собиралась создать оружие, кое окажется весьма эффективно против обитающих поблизости от Кола огненных элементалей, и просила Зодчего принести из Гаринхама, где, как известно, круглый год царит зима, побольше льда.

Герой исполнил возложенные на него миссии: разыскал Сесиллу а заснеженных пустошах, а также преподнес Барбелле лед. Последняя призналась, что наставник ее работал над устройством, должном сочетать в себе силу огня и льда, дабы обратить оное против монстров. Первым делом Зодчий под руководством изобретательницы создал ледяные и огненные ядра для пушек, а после, собрав остающиеся на телах погибающих стихийных духов огня пламенные сферы, приступил к созиданию более совершенного оружия.

Барбелла поведала, что властвует над монстрами сих земель гигантское создание, состоящее целиком из лавы. На поверхности зрела она лишь длань этого порождения, тело же остается под землею. И сейчас денно и нощно трудилась, раздумывая над созданием оружия, способного сразить подобную тварь.

Герой же тем временем наряду с разбойниками противостоял механическим конструктам, заполонившим Гаринхам, а детали сих машин преподносил изобретательнице. Последняя комбинировала их с пламенными и ледяными сферами, пытаясь создать кристаллы силы - основу для оружия поистине разрушительной мощи. Оные по настоянию Барбеллы Зодчий поместил в молот, сумев выковать оружие, заключающее в себе могущество двух стихий!

Монстры продолжали атаковать Кол, и к огненным созданиям присоединились ледяные! Стало быть, противостоят поселенцам миньоны не только лавового гиганта, но и нынешнего правителя Гаринхама! Встревожившись, Барбелла постановила: им необходимо покончить с лавовым порождением до того, как монстры двух сопредельных земель объединятся и выступят против поселенцев единым фронтом.

Но даже когда пал предводитель огненных духов, тьма, скрывающая сии северные земли, не рассеялась, а атаки духов на Кол становились все яростнее. Стало быть, лавовое создание не являлось истинным предводителем монстров в регионе?.. Но... кто же тогда?.. Судя по тому, что осаждали город ледяные элементали и механические конструкты, противник поселенцев Кола скрывается в заснеженных пустошах...

Барбелла не ведала оружия более могущественного, нежели магический молот, потому вознамерилась наряду с героем посетить старую лабораторию Галелео в руинах Гаринхама в надежде отыскать чертежи более действенных образцов... В пределах разрушенного селения сего означилось множество монстров, а в центре Гаринхама высилась гигантская ледяная рука стихийного гиганта.

Отыскав заброшенную лабораторию, Зодчий обнаружил в ней записи Галелео, а также дневник изобретателя, в котором он описывал создание оружия, сочетающего в себе могущество огня и льда.

В башне неподалеку зрел Зодчий уже знакомый призрак. То был никто иной, как Галелео, потомок барда Гарина, обладателя серебряной лиры. Галелео питал к Барбелле жгучую ненависть, называя ее «двуличной тварью», всецело полагающейся на его изобретения для противостояния монстрам. «Именно она не позволила мне завершить исследования и воплотить в жизнь грезы», - поведал дух. – «Позволь дать тебе совет: держись от нее подальше. Эта женщина – убийца». Может ли оказаться, что это действительно так? Ведь о прошлом своем Барбелла говорить не любила...

В ледяных пещерах близ Гаринхама герой отыскал остов волшебной лиры, прежде принадлежавшей барду Гарину, и, восстановив ее, преподнес духу Галелео в его обиталище. «Мир, который ты зришь, всего лишь один из возможных», - говорил призрак, - «образованный на основании множества прошлых. В этом мире ты стоишь предо мною, в ином же – нет. Каждый сделанный нами выбор порождает новую вероятность, и вселенная расширяется. Мир, в котором мы пребываем, был рожден как следствие одного-единственного выбора – но столь судьбоносного, что он расколол вселенную надвое. Быть может, настанет время, когда тебе придется принять столь же важное решение. Интересно, какой же из возможных путей ты выберешь...» Возрадовавшись обретению лиры, призрак Галелео дал намек Зодчему на то, как именно надлежит создать разработанное им совершенное оружие.

Вернувшись в Кол, герой поведал о встрече с духом Галелео Глютимусу, и о странном отношении к женщине со стороны изобретателя. «Неужто ты еще не понял?» - удивился разбойник. – «Они ведь не просто работали вместе, они были вместе! Барбелла родилась в горячем Коле, а Галелео – в студеном Гаринхаме». Хоть характеры двоих были совершенно различны, они любили друг друга... но однажды ночью Барбелла прикончила Галелео. Глютимус никогда не спрашивал, зачем она это сделала, уверенный, что у предводительницы их были на то свои причины.

Зодчий поведал Барбелле обо всем, что узнал от духа Галелео; после чего, посетив тайный склад последнего неподалеку от руин Гаринхама, он обнаружил чертежи магического двигателя, кои передал Барбелле. Последняя поведала о том, что, не обладая способностями созидания, ее возлюбленный не мог завершить создание оружие, и с каждым днем разум все больше погружался в пучины безумия. И однажды изобретателя навестил Король Драконов, пообещав, что если Галелео примкнет к монстрам, то получит знания за пределами человеческого разумения и сумеет завершить труд своей жизни. Галелео, всю жизнь противостоящий миньонам Короля Драконов, на предложение согласился... Таким образом, в глазах Барбеллы он стал одним из монстров... потому и был сражен ею.

В последующие дни Зодчий по обнаруженным чертежам создавал различные части и механизмы, сочетание коих возможно обратить в совершенное оружие, сочетающее в себе стихии огня и льда. Оное оказалось транспортным средством, перемещающимся с поистине огромной скоростью и разящим монстров при столкновениях.

Множество монстров атаковали Кол, и Зодчий применял сей механизм, сочетающий в себе магическое и техническое начала, для уничтожения противников. Сомнений не оставалось – пламенные обитатели окрестностей Кола и ледяные порождения пустошей Гаринхама объединились, чтобы раз и навсегда покончить с дерзкими людишками.

Лавовый и ледяной гиганты верховодили атакой, слившись в единое порождение, и когда поверг Зодчий оное, обнаружил на теле противника Солнечный Камень. С помощью реликвии сей развеял он тьму над окрестными землями.

Поутру, когда празднество, устроенное жителями Кола, завершилось, герой выступил на запад – туда, где над горами устремлялся в небеса столп света. Миссия его была далека от завершения, иные земли Алефгарда оставались под властью Короля Драконов – гибельные пустоши Тантегеля!


В сии пределы свет Рубисс не проникал, и царила здесь тьма. Зодчий с тревогой огляделся по сторонам: равнины покрыты пеплом, кое-где белеют кости... Поистине, Тантегель обратился в царствие смерти!

Героя приветствовал старец – Мирлунд, мудрец Тантегеля, поведав о том, что появления Зодчего дожидался он долгие, долгие годы. После чего старец сопроводил героя в хижину, окруженную небольшим садиком – последним проявлением жизни в сих лишенных оной пустошах. Подле хижины высилась каменная статуя принцессы; Мирлунд не ведал, откуда она взялась, но предположил, что, быть может, именно ее магия не позволяет тьме поглотить сей клочок земли. И когда Зодчий найдет способ вновь вдохнуть жизнь в окрестные пустоши, следует ему отправиться к руинам Тантегеля и возродить столицу Алефгарда!

Рубисс, не имевшая власти над сими землями, не сумела передать герою Стяг Надежды, и пришлось ему довольствоваться теми донельзя скудными ресурсами, кои возможно обнаружить здесь. Отыскав неподалеку от хижины источник с чистой пресной водой, Зодчий узнал от мудреца о том, что создал его ученый-отшельник, который надеялся заполнить источник святой водой и с помощью его вернуть жизнь в сии земли.

Герой отыскал в пустошах подгорную обитель означенного отшельника, где означился алхимический алтарь, с помощью которого Зодчий, руководствуясь обнаруженными в чертоге записями, сумел создать святую воду. С ее помощью возвращал он жизнь в бесплотные земли, возрождая оные.

Окропив святой водой статую принцессы Зодчий и Мирлунд с изумлением лицезрели, как дева обрела плоть, поведав, что долгие годы находилась под действие заклятия. Рассказывала принцесса Лора, что, узнав о том, что Король Драконов распространил власть свою на весь Алефгард, воззвала к магии оберега, обратив себя в камень, столь потрясена она была предательством и малодушием потомка Рото.

Узнав о возрождении принцессы, нежить, рыщущая окрест, атаковала, и когда герой поверг мертвяков, выступил он к руинам замка Тантегель, надеясь отыскать Стяг Надежды, ведь без магии оного Рубисс не сможет распространить влияние свое на сии пределы; принцесса и мудрец остались дожидаться успеха начинания Зодчего в относительной безопасности хижины Мирлунда.

На привале следующей ночью зрел Зодчий сон, в котором Король Драконов предлагал некоему герою примкнуть к нему, а когда тот ответил согласием, потребовал передать ему оружие сего индивида. После чего, приняв в руки меч, постановил, что отныне мир будет разделен надвое, и сподвижнику его достанутся земли, объятые тьмой. «Да пребудешь ты во тьме на веки вечные!» - расхохотался он.

В сем же сне к Зодчему обратилась Рубисс, заверив, что сии исполненные боли воспоминания принадлежат не ему, а давным-давно позабытому воителю. И Зодчему не стоит тревожиться из-за них, ибо не ему суждено повергнуть Короля Драконов...

Наконец, достиг Зодчий зловонных топей Тантегеля, из-за вопиющего предательства воителя древности подвергшегося воздействию проклятия Короля Драконов. Замок Тантегель пребывал в руинах, и Зодчий незамедлительно приступил к его восстановлению.

К югу от цитадели сей обнаружил герой возведенный монстрами форпост, где скрывали те Стяг Надежды! Ступив в сей «Новый замок Тантегель» (именно так называли его нынешние обитатели), Зодчий покончил с пребывающими в стенах оного монстрами, после чего, разыскав в сокровищнице Стяг Надежды, водрузил его в центре руин замка.

Обратившись в Зодчему, поведала Рубисс, что, помимо восстановления замка, надлежит ему воссоздать легендарные оружие и доспехи Рото, а также священный кристалл, необходимый для того, чтобы достичь замка Короля Драконов.

Вскоре в замок прибыли Мирлунд и Лора – кроме того, от проклятия окаменения был освобожден Лаунс, королевский страж Тантегеля. Сии трое по мере сил своих помогали Зодчему в восстановлению замка, указывая, где именно надлежит возводить определенные чертоги, дабы соответствовала цитадель своему состоянию пред разрушением. Так, Мирлунд надзирал над созданием героем чертога провидцев, принцесса – тронного зала, а Лаунс – королевской сокровищницы. Говорил мудрец, что надлежит Зодчему воссоздать и Радужный Мост, следуя по которому, избранный воитель - потомок легендарного героя Рото - сможет достичь замка Короля Драконов и покончить с сим темным повелителем раз и навсегда.

Замок возрождался; возвращались в него рыцари Алефгарда, освобожденные от заклятия окаменения. Исполнившись надежды, принцесса обратилась к Зодчему, поведав о видении, ниспосланном ей Рубисс. «Она поведала мне о трех мудрецах, которые прибудут в замок», - говорила Лора, - «и принесут с собой древние артефакты, необходимые для победы над Королем Драконов». Принцесса обещала сразу же уведомить героя, как только означенные мудрецы означатся в окрестностях Тантегеля.

Мирлунд присматривался к Зодчему, гадая, что же тот собой представляет. Он не помнил ничего о своем прошлом, оставался довольно тщедушным пареньком и не становился сильнее, даже расправляясь с монстрами. Кроме того, он обладал способностью видеть духи мертвых и говорить с ними... Кто же он такой, сей престранный индивид?..

Конечно, возрождающийся Тантегель монстры без внимания не оставили, и раз за разом атаковали, надеясь сокрушить замковые стены. Отразив натиск, герой выступил на поиски трех мудрецов, так до замка и не добравшихся.

Как оказалось, затерявшиеся в гиблом дикоземье мудрецы сии были хорошо знакомы герою, и оказались ими поселенцы прежде освобожденных земель Алефгарда. Так, монахиня Элле надеялась доставить в Тантегель Посох Дождя, мэр Кантлина Ролло – Печать Рото, а Барбелла – Солнечный Камень. Отыскав всех троих, а также означенные артефакты, которые уже успели похитить монстры, Зодчий сопроводил старых знакомых в Тантегель.

Обитатели замка продолжали задаваться запросом: почему проклятие Короля Драконов лишило человечество способности к созиданию, низведя до поистине жалкого состояния?.. Почему темный лорд попросту не уничтожил людей одним решительным ударом?.. К чему он действительно стремится?..

В записях Галелео Барбелла обнаружила инструкции по созданию Меча Королей – древнего артефакта, коим некогда владел легендарный Рото. Однако оный был поглощен тьмою, и Зодчему надлежало воссоздать сие оружие. Ролло, в свою очередь, признался, что в «Хрониках Кантлина» обнаружил чертежи доспехов, некогда выкованных великим кузнецом Магогом; облачившись в оные, потомок Рото бросил вызов Королю Драконов столетия назад...

Зодчий сумел изготовить магические меч, доспехи и щит – точные копии артефактов, коими владел некогда легендарный Рото. После чего Элле поведала ему о молодом человеке, который столетия назад выступил к замку Короля Драконов, дабы бросить тому вызов... но в конечном итоге принял предложение темного лорда о разделении власти над миром. Никто из смертных, ныне живущих, не разумел, что двигало тем молодым человеком, потомком легендарного Рото, ведь решение его привело к необратимым последствиям для мира. Неужто он думал, что Король Драконов действительно исполнит свое обещание?..

По словам Мирлунда, у Зодчего осталась последняя задача: воссоздать Радужный Мост, коий свяжет земли Тантегеля с островом, возведен на котором замок Короля Драконов. И тогда некий, покамест неведомый миру герой примет в руки Меч Королей, облачится в доспех и сразит темного лорда... но утверждала Рубисс, что им не станет Зодчий, ибо предназначение его иное.

В поисках кристалла, должного выступить катализатором в проведении ритуала по единению Посоха Дождя и Солнечному Камню, Зодчий проследовал в пределы замка, возведенного в удаленном уголке дикоземья... где обнаружил обезумевшего потомка Рото! Все эти века тот оставался заточен в сей цитадели, иронично названной Королем Драконов «половиной мира», и в смерти было отказано ему. Зачем же сделал он выбор, почему ответил «да» на предложение короля монстров?.. Всю свою осознанную жизнь следовал он по предначертанному пути, не отклоняясь ни на шаг. И когда появилась возможность сойти с него, сделать выбор, коий никто не ожидал, он не колебался... не осознавая того, к каким трагичным последствиям все приведет. Все ради того, чтобы сбросить с себя оковы судьбы, не более...

В противостоянии поверг Зодчий падшего героя, рекомого ныне «Королем Тьмы», и тот исчез, истаяв в воздухе. В сундуке, обнаруженном в замке, отыскал Зодчий кристалл... «Тот, кого поглотила тьма, исчез, и ныне тебе осталось лишь создать Радужную Каплю», - прозвучал в разуме героя голос Рубисс. – «И путь к цитадели Короля Драконов откроется вновь. Все будет так, как и говорил Мирлунд – мир вернется к тому состоянию, в котором пребывал до того, как было принято одно-единственное ужасное решение. И когда это случится, роль твоя в событиях сих будет закончена... Да, Тантегель окажется под властью тьмы, а монстры продолжат атаковать замок. И лишь гибель Короля Драконов снимет проклятие с сих земель. Но, как я говорила прежде, ты не герой, и не тебе суждено сражаться с ним. Однажды миру явится новый герой... Потомок рода Рото, именно он низложит Короля Драконов. Твоя же роль заключалась в том, чтобы подготовить мир к его прибытию. Чтобы восстановить замок Тантегель, откуда выступит он в путь и повернет темного лорда. Чтобы выковать доспехи, в которые он облачится, и меч, которым он нанесет удар. Чтобы восстановить сии земли до состояния, в котором находились они до судьбоносного выбора. Благодарю тебя, Зодчий... К прибытию героя практически все готово... Быть может, явится он через год... или через сотню лет... Но этот день непременно настанет...» Рубисс призналась, что Зодчий – один из потомков Рото. Его хладный труп она обнаружила в склепе близ Кантлина, вдохнула в мертвое тело искру жизни, возрождая того, кто обладает способностью к творению.

По возвращении в Тантегель построил Зодчий алтарь, создал на котором Радужную Каплю – реликвию, которую помянутый Рубисс потомок Рото непременно обратит в Радужный Мост, и, проследовав по оному, достигнет замка Короля Драконов.

Так герой исполнил свое предназначение как Зодчий Алефгарда... когда орды монстров атаковали Тантегель. Принцесса молила героя возглавить мирян, отразить натиск, а после – достичь замка Шерлок и покончить с Королем Драконов. Рубисс, однако, вновь напомнила Зодчему, что противостояние с темным лордом – судьба иного, и если герой выступит против Короля Драконов, то та искра жизни, кою вдохнула она в его мертвое тело, непременно потухнет.

И Зодчий принял судьбоносное решение – которое быть, может, вновь необратимо изменит мир. Отразив натиск осаждающих Тантегель монстров, сотворил он Радужный Мост, проследовал к замку Короля Драконов.

«Хм, ты не герой», - процедил тот, когда ступил Зодчий в тронный зал. – «Ты – всего лишь жалкая марионетка Рубисс, отринутая своей госпожой. Но все же ты владеешь силой созидания... и сила эта поистине страшная. Но ты ведь видел это своими глазами, верно? В Кантлине, Римулдаре, Коле и Гаринхаме... В каждом из этих мест люди восставали против своей судьбы и навлекали на себя участь куда более жалкую. Потому у меня не было иного выбора, кроме как лишить их этой силы. Не сделай я этого, равновесие в мире нарушилось бы и он бы вновь оказался в руинах. Потому, Зодчий, позволь мне покончить с последним отголоском скверны человечества – тобой!»

В сражении Зодчий одержал верх над Королем Драконов, и тот предложил ему тот же выбор, что и иному потомку Рото столетия назад: половину мира, на которой Зодчий сможет построить королевство по своему видению. Предложение герой отверг, и противник его принял свой истинный облик – огромного дракона!

Силы Зодчего были на исходе, но все, сотворенное им в сем мире, даровало ему могущество – возможность выстоять в сем последнем, решающей бою. Даже Рубисс, хоть и не верила она в избранность Зодчего, даровала ему свои силы...

И когда пал Король Драконом, сраженный клинком Зодчего, Рубисс поздравила того с победой, поведав, что с давних времен они с Королем Драконов пытались вмешаться в известное противостояние людей и монстров. Но сейчас надлежит заняться делами насущными и очистить Алефгард от тьмы.

Обнаружив в тронном зале замка Шерлок осколки Сферы Света, Зодчий восстановил древнюю реликвию, и свет оной омыл окрестные земли, окончательно изгоняя последние тенета тьмы.

Но силы оставляли Зодчего, жизнь покидала его...Знал он, что это – следствие его осознанного выбора, и не сожалел ни о чем...

***

Зодчий пробудился, осознав, что все, произошедшее с ним, было не более, чем сном. Сам же он верховодил бригадой мастеровых, которые объединяли замок Тантегель и город у стен его в один огромный комплекс.

Хвала Рубисс, что привидевшийся в грезах Зодчему мир был не более, чем иллюзией. В реальности же потомок Рото до конца проследовал по пути, предначертанному его судьбой, поверг Короля Драконов и вернул свет в Алефгард. Люди сохранили способность к созиданию, и сейчас королевство их возрождалось...

6. Пантеон злых духов

Наследник Рото одержал верх над Королем Драконов и вернул сияние Света в мир. После чего он отправился в странствие, сопровождаемый невестой, принцессой Лорой. Герой основал несколько новых королевств в землях нижнего мира - Лоразию, Каннок и Мунбрук, - правили которыми его дети, а затем - потомки.

Минуло столетие...


Королевский замок Мунбрука подверглось неожиданной атаке со стороны демонических миньонов Харгона - колдуна, жаждущего обратить в хаос весь мир, возродив древнее могущественное создание - воплощение зла. В считанные минуты замок воспылал, а демоны приступили к методичной расправе над обитателями. Наказав юной принцессе Эрин бежать через тайный ход, король предпочел сразиться с адскими тварями... и принять смерть в бою.

Лишь один-единственный израненный солдат бежал из гибнущего королевства Мунбрук, стремясь добраться до Лоразии и поведать о случившемся с союзной державой королю. Закончив доклад, он скончался... Король Лоразии приказал сыну исполнить свое предназначение как потомка Рото и положить конец злодеяниям Харгона. "В Канноке и Мунбруке ты встретишь тех, в жилах которых также течет кровь Рото", - молвил монарх. - "Объединитесь, и вместе низвергните силы зла!"

И принц Лоразии покинул родный замок с твердым намерением отыскать кузенов и заручиться их поддержкой. Устремившись в северо-западном направлении, миновав дремучие чащобы и зеленые луга, сразившись со множеством монстров, как то - гигантские насекомые и грызуны, а также вездесущие слизи - герой достиг замка Каннок, сердца сопредельной державы.

Король Каннока с радостью приветил родича, сообщил о том, что сын его, Фрей - неплохой маг, к слову, - отправился к Ручью Героев, и его вполне можно застать там, коль поторопиться. Поблагодарив монарха, принц Лоразии устремился в означенном направлении - в отдаленные северные земли.

Спустившись в глубокие пещеры, где протекал Ручей Героев, очичающий душу и врачующий тело, герой обнаружил лишь древнего старца, хранителя святыни. Тот поведал о том, что принц Каннока тоже занят поисками наследников Рото, и сейчас, скорее всего, находится на пути в Лоразию. Сполюнув с досады, герой поспешил вернуться в родные пенаты... однако и там не оказалось неуловимого Фрея. Прознав о том, что они с принцем Лоразии заняты поисками друг друга, тот немедленно покинул замок, хотя, по мнению героя, мог бы и обождать пару деньков.

Фрея герой настиг в провинциальном городке Лефтвайне, на полпути между Лоразией и Канноком. Наконец-то наследники легендарного Рото получили возможность встретиться и объединить силы в борьбе со злом, несомым Харгоном.

И теперь путь их решал в южные разоренные земли королевства Мунбрук. Запасшись припасами в городке Хамлин, герои вскоре достигли разрушенного, заполоненного монстрами замка. Возможно ли, чтобы принцесса Эрин выжила в разразившемся в ту приснопамятную ночь хаосе?..

К принцам обратилась неупокоенная душа короля Мунбрука, поведавшая о том, что зловещее проклятье обратило дочь его в собаку. Что ж, есть в этом своя мрачная ирония... Отыскав по совету короля в соседнем с замком болоте волшебное зеркало, герои отправились на поиски заколдованный принцессы. Множество городов и весей обошли они, заставляя смотреться в зеркало каждую из встреченных дворняг.

И вот, наконец, удача улыбнулась им, ибо на задворках Хамлина отыскалась псина, которая, поглядев в зеркало, явила отражение прекрасной девушки! Зеркало разбилось вдребезги; проклятье оказалось снято. Принцесса Эрин тепло поблагодарила дальних родственников за столь своевременное спасение, после чего трое наследников Рото пустились в долгий путь на юг, где ожидали их заснеженные пустоши Рон, откуда, собственно, в мир и явился Харгон. Однако ограждающие их горные хребты делали невозможным проникновение в сердце владений темного владыки, посему героям пришлось повременить со свершением правосудия, и вместо этого заняться искоренением зла, несомым Харгоном в мир.

Потянулись долгие недели, когда герои, совершенствуя свои боевые и магические умения, скитались по просторам нижнего мира, расправляясь со множеством монстров, наводнивших земли. В речном краю на юго-востоке континента отыскали они загадочную Башню Ветра, в сокровищнице которой обнаружили волшебный Плащ Ветра, дававший надевшему его базовые способности к левитации.

После чего герои устремились на запад, пересекли великую пустыню, добрались до двух башен-близнецов, разделенных водным каналом. Известные как Рога Дракона, некогда они были связаны веревочным мостом, обеспечивая тем самым связь земель северных с южными, но в последние годы мост обветшал, оборвался. Впрочем, Плащ Ветра пришелся наследникам Рото как нельзя кстати, ибо, подхваченные воздушными потоками, они легко пересекли канал с помощью чудесной реликвии.

Нанеся визит в портовый городишко Лианпорт, дабы закупить припасы, а заодно и обмундирование, герои взяли в аренду парусную шхуну, отправившись в отделенное от континента проливом королевство Алефгард, родину принцессы Лоры и знаменитого наследника Рото, одержавшего столетие назад верх над Королем Драконов.

Вот только когда герои, надеясь отыскать позабытые сокровища, устремились в одиноко возвышающийся посреди топи замок Шерлок, в тронном зале их приветил правнук самого Короля Драконов! Деяния Харгона немало его раздражали, посему он поведал героям о пяти Печатях, лишь обладая коими те получат защиту стихий от разрушительной магии злобного чародея. "К югу от города, ранее известного как Кантлин, есть островок", - молвил дракон. - "Туда-то вы и должны направиться в первую очередь. Не обладая пятью Печатями и могуществом стихий, вы не сможете одержать верх над Харгоном!"

Сердечно поблагодарив потомка Короля Драконов, герои вновь взошли на борт корабля и, покинув Алефгард, отправились на поиски мистических Печатей... Бросив якорь у небольшого островка, помянутого обитателем Шерлока, герои проследовали в здание маяка, одиноко возвышающегося в центре сего клочка земли.

"Тоже ищите Печати?" - вопросил героев стражник у входа и, дождавшись утвердительного ответа, глубокомысленно изрек: "Печати - то не предметы, а, скорее, метки в душе. От сил ваших зависят они, даруя могущество". Стоило троице героев переступить порог башни, как множество монстров атаковало их - горгоны, нежить, чародеи... Тем не менее, преодолев все преграды, в лабиринтах маяки отыскали они Печать Звезд.

В последующие месяцы герои побывали чуть ли не в каждом уголке сего мира, разыскивая мистические печати. В подземельях под городком Хамлин они отыскали Печать Воды, в Огненной Святыне на далеких восточных островах - Печать Солнца. За победу над саблезубым тигром на арене замка островного королевства Остерфайр король даровал героям Печать Луны.

Посетив вулканический остров посреди океана, наследники Рото обнаружили в лавовых недрах Храм Огня, где, после жестокого сражения с безумными клоунами, завладели Статуэткой Зла. От мудрецов сего мира герои прознали, что Харгон - мастер наведения иллюзий, а немногочисленные путешественники, осмелившиеся приблизиться к пустошам Рон, божились, что видели, как однажды несколько пиков, ограждающих плато, исчезли... но затем вновь означились.

Поспешив в указанную точку, герои воззвали к магии Статуэтки Зла - ведь реликвия сия, переданная самим Харгоном его ближайшим соратникам, и должна была развеять иллюзию, дозволяя тем проследовать во владения темного лорда. Вот только теперь на плато Рон ступили наши герои...

Углубившись в сеть пещер, раскинувшихся под заснеженными равнинами, герои столкнулись с отрядом нежити... хранящим Печать Жизни. И теперь, собрав все пять реликвий, помянутых правнуком Короля Драконов, наследники Рото пустились на поиски духа стихий, прервав на некоторое время проникновение в сердце владений темного владыки.

...Ступив в святыню стихий, пребывавшую на крошечном островке в безбрежном океане, герои лицезрели Рубисс, стихийного духа земли, которая явилась им, ощутив магию пяти Печатей. "Давным-давно я дала обещание Рото", - молвила дух. - "И теперь пришел час его исполнить. Я наделю вас могуществом Рубисс, которое позволит зрить сквозь искусные иллюзии!"

...Не ведая, суждено ли им когда-либо вновь вернуться в родные державы, наследники Рото углубились в лабиринт пещер под плато Рон. Долгие дни провели они, блуждая в подземных недрах, пока, наконец, не отыскали выход из проклятых казематов. И стояли герои на высочайшем плато сего мира; под ногами их проносились облака, а впереди зловеще чернела цитадель Харгона.

Недолгий путь до замка прошел в сражении буквально за каждую пядь земли, ибо к появившимся на плато героям немедленно устремились морозные гиганты, а также демоны всех мастей. Неужто адские твари, некогда побежденные самим Рото, вновь вернулись в сей мир?..

Но когда трио героев добралось до замка, взорам их предстала родная Лоразия!.. Причем жители оной тепло приветствовали вернувшегося домой молодого принца, лишь недоуменно переглядываясь, когда тот расспрашивал их о Харгоне. "Харгон повинен в каких-то злодеяниях?" - восклицали люди. - "Быть того не может! Он прекрасный человек! А что до замка Мунбрука, то, говорят, там просто был пожар..."

Герои отчаянно оглядывалась по сторонам, не ведая, что истина, а что - ложь. "Не позволяйте одурачить себя", - раздался в разумах их чистый и спокойный глас Рубисс. - "То все морок, иллюзия. Откройте же глаза!"

И реальность внезапно преобразилась, ибо мрачный замок Харгона предстал наследникам Рото во всем своем мрачном великолепии, а люди, секунду назад тепло улыбавшиеся героям, обратились в кровожадных демонов, невиданных в сем мире со времен легендарного Рото. Неужто Харгону, пусть и могущественному иллюзионисту, подвластны силы преисподней?..

Помимо рядовых монстров, навстречу героям ступили трое лейтенантов властителя цитадели - король гигантов Атлас, повелители демонов Базузу и Зарлокс. Расправившись с оными, они проследовали в тронный зал, где Харгон возносил молитвы высшим силам, в его понимании. В ярости от того, что потревожили его в столь ответственный момент, чародей атаковал... лишь затем, чтобы самому расстаться с жизнью.

"Мир этот уже ничто не спасет", - прохрипел маг, оседая на залитый кровью мраморный пол. - "Лорд Сидох, Владыка Хаоса, я предлагаю тебе себя в качестве жертвы!" Немедленно, пред героями возник исполинский шестилапый демон, и наследникам Рото пришлось изрядно попотеть, загодняя адскую тварь обратно в преисподнюю.

Но когда пал нечистый, ослепительный свет озарил затененные прежде покои, и чистый глас изрек: "Пал Сидох, Владыка Хаоса, и мир и благодать снизойдут на землю вновь. Я всегда буду хранить вас... Богиня жизни, да снизойдет свет твой на моих доблестных потомков!" И замерли те в благоговении, сознавая, что обращается к ним сам Рото...


С гибелью Харгона и сонма демонов, призванных им в мир, замок чародея обратился в руины. Герои же отправились в долгий обратный путь, благо ждали их родные королевства... и благодарные подданные. Монстры разом исчезли, попрятавшись кто куда, благо гибель темного лорда изумила их до глубины души, и осознали они, что мир сей больше им не принадлежит.

Король Лоразии встретил дорогого сына и сопровождавших его родичей у замковых врат, и, сложив с себя корону, предложил ее молодому принцу. Тот, немало смутившись, принял символ правления, и толпа разразилась бурными овациями.

"Принц Фрей, принцесса Эрин", - между тем продолжал король, пусть и оставивший трон. - "Вы трое... всегда держитесь друг друга, и берегите столь великим трудом добытый мир!"

Так, юные наследники Рото низвергли силы зла, и имена их вечно будут звучать в легендах знамого мира...

  1  2  3  4  5  6  7  
Web-mastering & art by Bard, idea & materials by Demilich Demilich