Demilich's

Воители Эдема

1. Караван Кейфера

Минули столетия, и ныне лишь один-единственный остров пребывает в сем мире, окруженный бесконечным океаном - Великий Эстард. В сердце его высится величественный замок, правит которым благородный король Бурнс. Сын его - десятилетний принц Кейфер, доставал своему венценосному папаше немало головной боли, ибо то и дело пытался улизнуть из замка.

В один прекрасный день, король, разъяренный попыткой юного принца убраться прочь из замка, спрыгнув с балкона второго этажа, наказал страже запереть Кейфера в его комнате, дабы тот как следует поразмыслил над своим поведением.

От гнева отца юноша схоронился в платяном шкафу, когда неожиданно в разуме его прозвучал чистый и властный голос: "Я - Магаруги, госпожа духов Зенитии. Меня достигли желания твоего сердца, рвущегося на свободу. Жаждешь ли ты покинуть замок и узреть мир? Я могу исполнить твое желание!"

Изумленный и испуганный, Кейфер выбрался из шкафа... заметив сияющую воронку, возникшую в центре его комнаты. С замиранием сердца принц Эстарда ступил в нее... немедленно оказавшись в лесной чащобе. Послышались голоса и, устремившись в направлении, откуда они доносились, Кейфер отыскал караван, пребывало подле которого несколько отчаянно спорящих людей и монстр - синий слизень. Заметив подошедшего Кейфера, слизень немедленно проскакал к мальчугану. "Я - Слалон, монстр, охраняющий этот караван", - важно представился он, не обращая внимания на то, что собеседник его утратил от изумления дар речи. - "Не мог бы ты стать лидером нашего каравана? Иначе мы никак не сможем миновать Забытый Лес".

Согласившись на предложение Слалона, Кейфер направился к людям, дабы познакомиться с вероятными попутчиками. Сердце десятилетнего принца готово было выпрыгнуть из груди от счастья: он-то полагал, что весь мир его ограничен Великим Эстардом, но, похоже, реальность оказалась совершенно иной. Тогда юноша не ведал, что магия Магаруги забросила его в мир нижний, рекомый Алефгардом, и находится он ныне на острове, где в минувшие столетия пребывало королевство Остерфайр, но оное пришло в упадок из-за откровенно недальновидной политики монарха, и ныне в сих землях находится лишь окруженная лесами деревенька Дел Квондал.

Узнав, что Кейфер согласился взять на себя роль лидера каравана, люди радостно загомонили, представились: Рандол, составитель карт, Дексон, священник, Алекс, воин, и юный Люин, бывший лидером каравана прежде, но лишившийся чувств от осознания того, что под сенью вековых древ им придется схватиться с монстрами, обитателями Забытого Леса.

И Кейфер повел караван через лес; Слалон наряду с Алексом сражался с монстрами, в то время как Дексон обращался к богине, моля об исцелении доблестных воинов. Миновав Забытый Лес, герои пересекли обширную равнину Дел Квондал, достигнув палаточного лагеря, где Люин представил Кейфера своему деду, Гивану - старейшине каравана. Последний поведал принцу, что родители его внука серьезно больны, и в Забытом Лесу караванщики занимались поисками целительных трав, но безуспешно.

А следующей ночью в грезах мирянам явилась Магаруги, велев им принести ей на Легендарный Континент Сферы Рото, за которые сулила баснословную награду и исполнение желаний. Наутро люди обсуждали видение... Кто такой этот Рото? Что за Сферы?.. Да, минули столетия, и в мире сем давно позабыли о доблестном воителе, одержавшим верх над Королем Демонов Зомой, и о славных потомках его, оставивших свой след в истории. Тем не менее, Люин говорил, что если бы отыскал он Сферы Рото, то наверняка сумел бы потребовать у госпожи духов Зенитии исцеления для родителей в обмен на сокровенные реликвии.

Покинув лагерь, караван устремился на север, в деревушку Дел Квондал, ибо прежде, чем начать поиски вожделенных Сфер Рото, Люин намеревался повидать занедуживших родителей - Вэйна и Луну - и испросить прощения у них за то, что сбежал в Забытый Лес накануне. Покамест Люин навещал отчий дом, Кейфер и остальные караванщики навестили деревенского старейшину, который поведал об обширных подземных тоннелях, проходящих под дном морским и связующим Дел Квондал с северным континентом.

На следующее утро герои вновь выступили в путь и, миновав помянутые старейшиной тоннели, ступили на земли Лоразии: некогда - одного из самых могущественных королевств нижнего мира. Люин только и грезил ныне, что о Сферах Рото, совершенно позабыв о поисках исцеления для родителей... пусть недуг, сразивший их, и походил боле на проклятье.

Странствуя по дикоземью, герои миновали деревушку Лофу, построенную выходцами из Лоразии и поведавшими Кейферу о руинах замка, бывшего сердцем королевства, правили которым в прежние времена потомки легендарного Рото. Преисполнившись любопытства, юный принц поспешил отыскать таинственные руины, где пребывали лишь неупокоенные души. Они-то и поведали героям о Рото, одержавшим верх над Королем Демонов, и о потомках его, основавших Лоразию. "Род Рото не прервался", - говорили души. - "Но оный - не единственный след Рото, оставленный в сем мире..." Сейчас мир царит в сих землях, но однажды силы зла могут воспрять вновь, и тогда звание "Рото" унаследует иной, который заручится поддержкой стихийных духов и духов Зенитии, подвластных Рубисс и Магаруги соответственно.

Ныне в руинах замка пребывала могущественная Какалон, одна из духов Зенитии, которая заверила странников, что обладает одной из Сфер Рото, но расстанется с ней лишь тогда, когда герои принесут ей "что-нибудь вкусненькое".

Жители Лофы поведали Кейферу о некогда знаменитом поваре Ластане, ныне ведущим отшельнический образ жизни в дикоземье Лоразии. Отыскав оного, герои взяли с повара обещание, что тот приготовит им воистину изысканное блюдо, вот только необходимые для сего компоненты еще придется отыскать. И караванщики пустились в долгий путь по весям и подземельям Лоразии в поисках необходимого. В глубинах одной из пещер протекал Ручей Героев, и Кейфер наполнил сосуд его чудодейственными водами. В западной пустыне у селения Лилиза герои обнаружили алый кактус, в восточном портовом граде - мясо птицебыка, а у странствующих торговцев купили черный перец. Наконец, все компоненты были собраны, и герои вернулись к Ластану, который немедленно занялся приготовлением посуленного блюда.

...Отведав оного, Какалон заявила, что никогда прежде не ела ничего подобного, и, исполняя данное обещание, передала Кейферу сияющую сферу. "Это - Сфера Защиты", - объяснила дух. - "Она заключает в себе могущество Щита Рото. Артефакт оный не существует боле, но силы его пребывают в сей сфере". "Прекрасно!" - обрадовался Люин. - "Теперь-то я могу пожелать, чтобы родители мои исцелились". "Не совсем", - покачала головой Какалон. - "Существуют и иные духи Зенитии, хранящие Сферы Рото. Я приведу в действие магию святыни на северо-западе, через которую вы попадете на соседний континент... континент Рото!"

И караван направился в указанном Какалон направлении; и Кейфер, и Люин пребывали в приподнятом настроении. Первый радовался обретенной свободе и огромному миру, раскинувшемуся пред ним, второй сознавал, что Сферы Рото реальны, и теперь у него действительно есть возможность исцелить умирающих родителей.

Миновав портал, находящийся в святыне, герои перенеслись в земли Каннока. Вновь явившаяся им в грезах Магаруги сообщила, что всего Сфер Рото четыре, и пожелала Кейферу и его спутникам удачи в поисках остальных реликвий. И принц, и люди, следующие за караваном, гадали, что же за существа эти духи Зенитии? Наверняка по природе своей разнятся они со стихийными духами, а раз так... можно ли отнести их к монстрам?..

Несколько дней пути на запад, и караван достиг величественного замка - сердца королевства Каннок. Дворцовые стражи поведали героям, что в настоящее время воины королевства и искатели приключений из последних сил сдерживают натиск монстров у Врат Лоры - святыни, связующей Каннок с южным Мунбруком. Король Каннока - дальний потомок Рото, уверил героев в том, что стараниями воителей королевства в скором времени Врата Лоры станут вновь безопасны для странников.

В Канноке присоединились к каравану Иксис, принц королевства, и Фоз - таинственная священнослужительница из храма Дармы, призванная в Алефгард из иного мира Магаруги... в точности так же, как и сам принц Кейфер.

Достигнув Врат Лоры, герои спустились в заполоненные монстрами глубины, где обнаружили духа Зенитии по имени Варвар. Сражение с последним оказалось донельзя изнуряющим для компаньонов принца Кейфера и сопровождавших их охранных монстров, число которых за последние дни возросло... но, наконец, неистовый дух оказался повержен. Расхохотавшись, Варвар даровал Кейферу Сферу Силы, заключавшую в себе могущество Меча Рото.

Караван миновал Врата Лоры, продолжил путь на юг по испещренным речушками землям Мунбрука, добравшись вскоре до городка под названием Мунпета. Жители оного поведали путникам о том, что вскоре после исчезновения королевы державы Эрин замок Мунбрук обветшал и ныне заброшен. Как и Лоразия, в сию мирную эпоху земли Мунбрука представляют собою череду деревушек и городков, налажены меж которыми торговые отношения. Времена, когда миряне сплачивались за крепостными стенами, дабы дать отпор миньонам темных сил, пришедших в нижний мир, казалось, канули безвозвратно...

В руинах замка Мунбрука отряд Кейфера приветила дух Зенитии по имени Кушалами. Помешанная на собственной красоте, последняя велела героям принести ей три прекрасные вещицы, и лишь тогда согласится она расстаться со Сферой Рото, коей обладает. И герои пустились на поиски... В Башне Луны отыскали они волшебный Лунный Осколок, в Башне Луны, где некогда хранился знаменитый Плащ Ветра, означился бард, обладающий поистине чарующим голосом.

Огонь в знаменитом маяке Мунбрука погас, что сделало навигацию в окрестных водах небезопасной. Смит, смотритель маяка, обратился в нежить, но возлюбленная его присоединилась к каравану Кейфера в надежде найти способ избавления от сей страшной участи.

Наконец, герои вернулись в замок духа Зенитии, представив Кушалами три прекрасные вещи: Лунный Осколок, песнь барда и любовь девушки к несчастному Смиту, послужившую основной для баллады. Исполняя свою часть соглашения, дух передала Кейферу Сферу Доблести, заключавшую в себе могущество Доспехов Рото.

...Миновав западную пустыню, герои миновали башни-близнецы - Рога Дракона, и сделало возможным сие заклятие Кушалами, раз уж Плащ Ветра безвозвратно затерялся за минувшие столетия. Достигнув Лианпорта, герои проведали об Алефгарде - Легендарном Континенте, поминаемом лишь на старых картах. Неведомо по какой причине однажды он скрылся под водами морскими...

Где же может пребывать последняя, четвертая Сфера Рото?.. Корабли Лианпорта совершали регулярные морские рейсы в Каннок и Беран, что на южном континенте, к западу от пустошей Рон. По преданиям, в давние времена доблестные потомки Рото одержали верх над темным божеством в сем горном регионе, но никто не ведает, что творится там теперь.

Посетив Беран, герои продолжили морской вояж, достигнув города Веллгарт, что к югу от зловещих пустошей Рон. Кстати говоря, относительно недавно к северу от полуострова возник чудной остров в форме слизня, и пребывает на нем целая цивилизация сих созданий...

Миновав подгорные пещеры, караван принца Кейфера достиг скованного льдом плато Рон, в сердце которого высился заполоненный монстрами замок, правил коим в минувшие века чародей Харгон. Как и венценосным потомкам Рото столетия назад, противостояли принцу Кейферу и его спутникам возрожденные король гигантов Атлас, повелители демонов Базузу и Зарлокс.

А в тронном зале незваных гостей ожидал Домеди, которому Магаруги велела немедленно передать последнюю из Сфер, заключающую в себе могущество Шлема Рото, Кейферу, дабы магией реликвий поднял он из пучины морской Алефгард. Люин ликовал: наконец-то обрели они Сферу Мудрости, и, стало быть, он сможет потребовать у госпожи духов Зенитии исцеления родителей!..

Следуя указаниям Домеди, герои покинули замок Харгона, отыскали в заснеженных горных ущельях святыню, посвященную великой Рубисс. Кейфер бережно водрузил четыре Сферы Рото на пьедесталы... и Легендарный Континент Алефгард поднялся из морских глубин! А в разумах героев прозвучал чистый глас Магаруги, обещающий исполнить их сокровенные желания, коль узрят они ее воочию.

...Вернувшись в Лианпорт, герои поднялись на борт корабля, взявшего курс на Алефгард, ныне заполоненный могущественными монстрами. И караванщики пустились в долгий путь, сражаясь с демонами и драконами... Миновали они замок Шерлок, прежнее обиталище Короля Драконов, врата в который ныне запечатаны магией стихийного духа Рубисс. Ступили в болотную пещеру, где и сейчас, многие столетия спустя после похищения Королем Драконов Сферы Света, пребывал зеленый дракон, из когтей которого потомок Рото некогда вырвал принцессу Лору.

Миновав пещеры, герои продолжили путь на запад и вскоре достигли пустующего замка Тантегель, в подземельях которого на троне величаво восседала Магаруги, госпожа духов Зенитии. "Вы приложили немало усилий, собирая разрозненные крупицы могущества Рото", - обратилась она к принцу Кейферу и его спутникам, и четыре Сферы возникли в воздухе подле ее трона. - "Сила, Доблесть, Защита и Мудрость..." "Теперь ты исполнишь наши желания?" - робко поинтересовался Люин. - "Госпожа духов Зенитии, пожалуйста, исцели моих родителей!" "Госпожа духов Зенитии?" - хохотнула Магаруги. - "Отныне мне не стоит так себя называть. Ведь я на самом деле лишь позаимствовал ее могущество. Но я благодарен вам за то, что вы собрали Сферы Рото, чего я сама сделать не мог. Да, пришел час исполнять желания. И начну со своего собственного... Я хочу стать владыкой всего мира! Но сперва я расправлюсь с вами!"

Лорд Демонов, пребывавший в теле Магаруги, госпожи духов Зенитии, вобрал в себя могущество Сфер Рото, представ героям в своем истинном обличье. Но в то мгновение, когда готов он был уничтожить обескураженных героев, за спинами тех возникли четыре могущественных духов Зенитии - Домеди, Кушалами, Какалон и Варвар. Последние отметили то, что госпожа их в последнее время вела себя донельзя подозрительно... Стало быть, демон, овладевший ею, мечтал заполучить Сферы Рото.

Магия подчиненной Лорду Демонов Магаруги исторгла четверку духов из Алефгарда, но довольно скоро будущий властитель мира обнаружил, что не в состоянии контролировать могущество Сфер. Посему и принял самое простое в сложившейся ситуации решение: поглотить тех, кто принес артефакты ему в руки, лишь тогда он вероятно сумеет обрести власть над ними.

Но герои одержали верх над Лордом Демонов, и тот оставил несчастную госпожу духов Зенитии, вновь обретшую собственное "я". "Этот демон жаждал получить могущество Рото, потому и овладел мною", - поведала Магаруги. - "Сферы Рото могут изменить грядущее мира, посему коснуться их могут лишь дети, чистые помыслами. В давние времена званием "Рото" нарекали доблестных воителей".

Магаруги пообещала исполнить сокровенные желания лидеров каравана: исцелить родителей Люина и вернуть Кейфера в его родной мир. "Как это - в родной мир?" - изумился Люин, с изумлением воззрившись на спутника. "Кейфер и Фоз не принадлежат сему миру", - молвила Магаруги. - "Они - дети иных миров, и должны вернуться туда".


Магия Магаруги отправила Кейфера обратно в верхний мир... в котором минули лишь часы, в то время как в нижнем мире прошли целые месяцы. Но не успел принц придти в себя в замке Великого Эстарда, как следующей ночью в его комнате вновь возник вихрь волшебной энергии, и Магаруги, явившаяся Кейферу в грезах, испросила его вновь ступить в Алефгард, ибо мир сей стремительно поглощает тьма.

Не мешкая, Кейфер устремился в портал... В Забытом Лесу встретили его Люин и остальные караванщики, поведавшие о том, что в мире их появились цветные Сферы, магия которых - если верить легенде о Рото - некогда пробудила чудесную птицу Ламию. Быть может, артефакты сии и есть причина тревог госпожи духов Зенитии?.. К тому же, четверка духов, хранивших Алефгард, так и не вернулась в сей мир...

Герои немедленно выступили в направлении Тантегеля, где пребывала ныне Магаруги. Попутно Люин рассказывал Кейферу, что госпожа духов Зенитии исполнила свое обещание и родители его пошли на поправку... но все больше мирян Алефгарда страдают от необъяснимого недуга.

Достигнув Алефгарда, герои проследовали в Тантегель, где их тепло приветила Магаруги. "Демон, манипулировавший мной, скрывается где-то в этом мире", - вздохнула она. - "Мало-помалу он погружает Алефгард во тьму, отвратить которую у меня недостает сил. Вы - единственные, кто противостояли ему, и могущество Рото не оставит вас. Мы должны отыскать, где скрывается наш противник. К тому же, нам необходима помощь Какалон и остальных, а я не знаю, что случилось с ними после сражения. Должно быть, они пребывают где-то в заточении. Я обсудила проблему с Рубисс и она вернула в мир цветные Сферы. Если мы сможем заручиться могуществом стихийных духов, пребывающих внутри Сфер, то сумеем спасти духов Зенитии. А когда вы завершите поиски Сфер, отправляйтесь на остров Слизнию".

Герои покинули Тантегель, отправившись на поиски Сфер, исполненных могущества Рубисс. Вне всякого сомнения, в таинственном недуге, снедающем мирян, повинен Лорд Демонов, схоронившийся в смертном мире, а, стало быть, надлежало поспешать...

Отыскав стихийные Сферы, караванщики отбыли на Слизнию, где в сокровенной святыне Рубисс отомкнули магией артефактов врата, пребывали за которыми стихийные духи. Заручившись их поддержкой, герои сумели проникнуть в иное измерение, пространственно-временного континуума, заточены в котором были четыре хранителя Алефгарда - духи Зенитии. По возвращении в собственные замки последние вновь даровали Кейферу Сферы Рото, наделив таким образом юного принца и его спутников - как людей, так и монстров, - могуществом легендарного воителя.

Теперь, когда в борьбе за Алефгард, нижний мир, объединились люди, монстры, стихийные духи мира смертного и духи небесного мира Зенитии, надлежало искоренить источник зла, Лорда Демонов. Оного караванщики отыскали в глубоком подземелье, и появлению их Гисварг не обрадовался. "Я хотел использовать госпожу духов Зенитии, чтобы заполучить могущество Рото и подчинить себе этот мир", - признался он, после чего атаковал в надежде все-таки обрести силу легендарного воителя, благо пребывала она ныне с принцем Кейфером и его спутниками.

...И как только пал Лорд Демонов, тьма поглотила его, а герои перенеслись в тронный зал Тантегеля, пред светлые очи Магаруги. "Кейфер, Люин, вы вернули свет в сей мир", - торжественно произнесла она. - "Рото узрел свет в вас и даровал свое могущество. Это доказывает, что и в эту эпоху все еще есть люди, способные выступить наследниками его силы. Как сказала некогда стихийный дух Рубисс: "Могущество Рото - не то, что можно получить мгновенно, к нему нужно стремится всеми силами, и тогда оно непременно придет". Возможно, Кейфер, когда-нибудь кто-либо из твоих наследников станет называться воителем Рото".

Тепло поблагодарив принца Кейфера, Магаруги отправился его в родной, верхний мир, ибо Алефгард, спасенный от порождения тьмы, вновь обретал покой...

2. Воители Эдема

С тех пор минуло восемь лет, однако взбалмошный характер принца Кейфера ничуть не изменился. Наряду со своим лучшим другом - Арусом, сыном рыбака из деревушки Фишбель, он целые дни проводил, исследуя древние руины, обнаруженные в сердце чащобы на острове. Неведомо, какие тайны хранят они, но Кейфер и Арус были полны решимости и продолжали свои изыскания.

За сей парочкой следила юная Марибель, дочь Амитта, градоначальника Фишбеля. Особа упрямая и своенравная, она, тем не менее, мечтала примкнуть к юношам в их исследованиях древних развалин. А чем еще заняться на островке, где год из года не происходит ровным счетом ничего?..

Вот, и сейчас, подкараулив поздним вечером возвращающегося в деревушку Аруса, Марибель заступила ему дорогу. "И что это вы с Кейфером удумали, хотите оставить меня в неведении?" - напустилась она на юношу, уперев руки в бока. - "И что именно вы задумали? Ты ведь не забыл, сколько услуг еще должен мне оказать? Так что в следующий раз берешь меня с собой!"


Кейфер тяжело вздохнул, когда на следующий день Арус явился к руинам вместе с Марибель, но принял присутствие девчонки как досадную необходимость. Троица спустилась в подземные чертоги, высились в коих огромные статуи Бога, Богини, птицы Ламии... а также постаменты.

"Никогда бы не подумала, что на нашем острове есть что-то подобное", - напряженно молвила Марибель, озираясь по сторонам. - "Я знала, что вы двое от меня что-то скрываете, но это переходит все границы. А, кстати, что это у тебя в руках?" Последний вопрос относился к каменному осколку, который Арус прижимал к груди. "Я думал, он подойдет к отверстию в одном из постаментов", - смущенно отозвался юноша. "И что дальше?" - настаивала Марибель. "Не знаю", - пожал плечами Арус. - "Мы потратили столько усилий на поиски этих осколков, так что, надеюсь, все не окажется зря".

"Конечно, ведь мы - избранные!" - расхохотался Кейфер, и Марибель поморщилась. Принц Эстарда, однако, проследовал к дверям в сердце руин, распахнул их. Они добрались до цели; Кейфер и Арус переглянулись, чувствуя, что вскоре все разрешится. Либо осколки действительно послужат началом невероятного приключения, либо... все окажется напрасно, и продолжат они сирое существование на единственном островке суши, оставшемся в сем мире...


Сейчас, стоя у постамента, Арус вспомнил, как, плавая в подземном озерце Радужной Бухты, обнаружил на дне осколок каменной фрески. Какое-то шестое чувство открыло ему, что находка та - не простая... Вернувшись в деревню, Арус показал осколок своему дяде Хондаре - известному лоботрясу, зачастую прикладывающемуся к бутылке. Пренебрежительно повертев камень в руках, Хондара вернул его Арусу, после чего отправился восвояси.

"Ох, Хондара", - тяжело вздохнул Боркано, отец Аруса, капитан рыбацкого судна. - "Сколько раз говорили ему найти работу, но все без толку". Юноша улыбнулся: действительно, дядя его неисправим... Постояли на берегу, глядя, как волны морские накатываются на белый песок. "Отец, а что там, за морем?" - вопросил Арус, указывая на далекую линию горизонта. "За морем?" - пробасил Хондара. - "Да ничего. Лишь море".

"Неужто в мире нет ничего, кроме острова Эстард?" - сие казалось Арусу донельзя странным. "Похоже, что так", - пожал плечами Боркано. - "Я много раз выходил в море, и ни разу не видал иных островов, населенных или нет..." Нет, Арус никак не мог уверовать в подобное...

В тот день Аруса разыскал Кейфер. Примчавшись в деревню, он с гордостью продемонстрировал сыну рыбака древнюю книгу, обнаруженную им в одном из складских помещений замка. Раскрыв ее, Кейфер указал другу на иллюстрацию, изображена на которой была статуя... в точности такая же, как и у входа в таинственные руины.

"Наверняка там что-то спрятано!" - в чрезвычайном возбуждении говорил принц. - "Школяры в замке считают, что руины некогда были военным оплотом. Никто и никогда не собирался провести скрупулезное их исследование. Посему по сей день мы не знаем наверняка. Лично я считаю что все эти теории в корне неверны. А ты так думаешь?" "Я тоже считаю, что сокрыты там невероятные силы", - согласился Арус, разглядывая иллюстрацию. - "Не знаю, почему, но... Когда я нахожусь там, то приходит ощущение, будто вот-вот произойдет нечто грандиозное..." "Правда? То есть, ты согласен со мной!" - ликующе воскликнул Кейфер. - "Я всегда чувствовал, что с островом Эстард что-то не так... Вот, например, к чему во дворце столь огромная оружейная? Так мечей и щитов гораздо больше, чем требуется нашим солдатам. В державе нашей царит мир, и так продолжается уже давным-давно. Зачем же столько оружия? Где-то на острове должны быть ответы на эти вопросы..."

Глаза Аруса расширились от изумления, ибо, листая пергаментные страницы книги, обнаружил он рисунок каменного осколка, только что найденного на морском дне. Похоже, являлся оный частью фрески... Арус продемонстрировал находку Кейферу, и тот аж подпрыгнул от радости. "Арус, завтра команда Амитта выходит в мире на промысел", - припомнил принц. - "Твой отец ведь отправляется с ними? Давай после того, как они отплывут, вновь отправимся туда?". "Конечно, встретимся у той самой статуи", - улыбнулся Арус, и Кейфер, помахав на прощание рукой, устремился прочь.

На следующее утро жители Фишбеля проводили в море рыбаков, но не успел Арус, верный данному обещанию, отправиться к древним руинам, как разыскал его воин в ливрее Эстарда. "Король немедленно призывает тебя ко двору", - передал он растерявшемуся юноше. - "Скорее всего, дело касается Кейфера".

Арус выступил было в направлении города, когда настигла его запыхавшаяся Марибель. Девчонка увязалась следом - дескать, ей необходимо в город за покупками, - и юноше ничего не оставалось, как согласиться на компанию своенравной особы. "Кстати, а зачем тебя призвали?" - допытывалась Марибель по пути. - "Это касается Кейфера, верно?" Арус лишь плечами пожал; он и сам не знал точно. Марибель, однако, вновь решила, что от нее что-то скрывают, и до самого города не проронила ни слова.

Они расстались у подъемного моста, и Арус проследовал во внутренние покои замка. "Что?! Кейфер еще не вернулся?!" - долетел до него возглас короля Бурнса, а несколько мгновений спустя взору юноши предстал и сам монарх, пребывающий в весьма скверном расположении духа. Заметив Аруса, король пригласил его в тронный зал, и, внимательно взглянув юноше прямо в глаза, напрямую вопросил: "Ты от меня ничего не скрываешь?" Аруса прошиб холодный пот, но, верный данному Кейферу обещанию, он нашел в себе силы отрицательно качнуть головой.

"В последнее время Кейфер будто демонами одержим". - вздохнул монарх. - "А сегодня забрал с собою кольцо королевы... Если встретишь его, постарайся убедить, что пришло время вести себя, как подобает принцу..."

Обещав, что именно это он и сделает, Арус устремился к выходу из замка, после чего припустил со всех ног в дикоземье, где раскинулись древние руины. Кейфер с нетерпением дожидался друга подле статуи, изображавшей человека с посохом в руках. "Я вот что подумал", - заявил принц, вновь раскрыв древнюю книгу на странице со знакомой иллюстрацией. - "Здесь в руках статуи нечто, изображающее солнце. Думаю, дело в..." "Кольце королевы!" - вздохнул Арус и, заметил изумленный взгляд принца, пояснил: "Мне только что поведал о нем король. Он до смерти меня напугал".

"Не бери в голову", - усмехнулся Кейфер. - "На самом деле оно называется Солнечным Камнем. Я подумал, что стоит поместить его в отверстие на посохе у статуи". Однако, сколько не старался принц, попытка его успехом не увенчалась, и, передав Арусу книгу, Кейфер вознамерился вернуться в замок, дабы примириться с лютующим родителем.

Арус остался в руинах в одиночестве, бросил взгляд на странный символ, выбитый на каменной плите, наверняка ведущей во внутреннее святилище комплекса. Не ведал сын рыбака, что принадлежит символ сей легендарному воителю давно позабытой эпохи, Рото... ровно как и то, что и сам он - дальний его потомок.

Усевшись у основания статуи, Арус раскрыл книгу, воззрился на иллюстрацию. Неожиданно смысл неведомых символов, коими были испещрены пергаментные страницы, стал ему понятен. "Дверь... Святой... Великая воля", - гласили слова. - "Луч солнца..." Арус тряхнул головой, отгоняя наваждение: привидится же такое!.. Однако, бросив взгляд на статую, гадал он, не "святому" ли она посвящена?..

Вернувшись в Великий Эстард, Арус навестил многомудрого отшельника, отличавшегося донельзя скверным характером и проживавшего в хижине, ютящейся у основания утеса, на котором и был возведен королевский замок. Сын рыбака, смущаясь, протянул старику книгу, и глаза того расширились от изумления при виде ее.

"Откуда?.." - выдохнул отшельник. "Мне ее дал принц Кейфер", - вконец стушевался Арус. "Стало быть, он изъял ее из замковой сокровищницы", - заключил мудрец, после чего велел юноше заглянуть в его скромную обитель попозже, когда закончит он изучение сего трактата.

Предоставленный самому себе, Арус прогулялся по городу, заглянул в замок, где нанес визит вежливости младшей сестре Кейфера, принцессе Лисе, а под вечер вернулся в Фишбель. Юноша долго не мог заснуть: события предыдущего дня и неразгаданная тайна руин будоражили разум. Когда же наконец сон овладел им, то в грезах зрел Арус лица родичей и знакомых, и все они пытались что-то донести до него.

"Арус, мы с Кейфером верим в тебя", - говорил король Бурнс. "Арус, а у тебя есть мечты?" - спрашивала принцесса Лиса. "Быть серьезным не всегда к добру", - хохотал дядюшка Хондара. "Арус, как ты смеешь витать в облаках!" - хмурилась Марибель. "Арус! Потрясающе! Отныне мы друг для друга как братья!" - восклицал Кейфер. "Арус... человек следует тем путем, в который верит", - молвил Боркано. Но все голоса заглушил ментальный шепот таинственной статуи, обнаруженной в руинах. "Путь открыт", - глаголила та. - "Просыпайся, Арус! Просыпайся!"

Поутру Арус немедленно выступил в город, дабы встретиться с Кейфером, однако после вчерашних приключений король строго-настрого запретил покидать пределы замка. Аруса пришлось в одиночку возвращаться к отшельнику, который к тому времени закончил изучение древней книги. "Во-первых, солнечные лучи символизируют свет сердца", - назидательно произнес старец, - "и дверь откроется перед Избранным. Оный должен встать пред святым стражем врат, и молиться от всего сердца, ибо лишь в том случае путь явит себя".

"Избранный..." - пробормотал озадаченный Арус. - "Кто его изберет?" Старец лишь плечами пожал, и юноша уверился в мысли, что Избранный сей, должно быть, Кейфер. "В юности я тоже столкнулся с этой загадкой", - признался отшельник, - "но в итоге понял, что не являюсь Избранным. Ты же молод и полон сил. Если из затеи твоей что-то выйдет... расскажешь мне?"

...Следующей ночью Аруса разбудил никто иной, как Кейфер. "Я лишь сейчас сумел выбраться из замка", - беззаботно заявил принц. - "Ну, так что там с древней книгой?" И когда Арус передал Кейферу слова старца, принц пришел в неописуемое возбуждение, немедленно поволок за собою юношу к руинам, дабы проверить теорию. Почему-то он ни на мгновение не сомневался в успехе их предприятия.

"Стало быть, солнце символизирует искренность?" - усмехнулся Кейфер, встав перед статуей святого. - "Кто более искренен в желании узнать истину, как не я?" "Вот-вот, я тоже сразу о тебе подумал", - закивал Арус.

Кейфер обратился к статуе с мольбою открыть пред ним двери, но та упорно не желала повиноваться. "Так не пойдет", - вздохнул принц, бросил взгляд на Аруса: "Мы должны объединить сердца и взмолиться, как единое целое!" "П-понял", - неуверенно кивнул сын рыбака, и, закрыв глаза, всей душой возжелал, дабы путь для них оказался открыт.

На глазах потрясенных юношей навершие каменного посоха в руках у статуи ярко воссияло; движимая неведомой силой, статуя обернулась лицом к дверям, и луч света, вырвавшийся из посоха, ударил в них, широко распахнув. Кейфер и Арус с опаской заглянули внутрь; за дверью виднелся погруженный во тьму чертог, на полу которого были выбиты некие письмена. "Когда дверь в руины откроется, минувшему воздастся дань", - недоуменно прочел их Арус, не разумея, каким образом незнакомые символы ведомы ему.

Долгие часы провели они с Кейфером в загадочных недрах подземного святилища. Разгадав множество загадок, добрались они до сердца руин, где обнаружили 18 пьедесталов, расположенных в четырех чертогах. Каменный осколок, обнаруженный Арусом, подошел к одному из них, явившись элементом некоей мозаики. Посему, воодушевившись, юноши покинули руины, решив прочесать весь остров на предмет иных подобных осколков. Но они и помыслить не могли, где обнаружат последний осколок, составляющий мозаику первого из пьедесталов...

В Фишбель Арус и Кейфер вернулись лишь утром, когда к берегу подошел корабль Амитта; рыбаки возвращались с богатым уловом. Под радостные крики селян спустились они по сходням, неся в руках ящики, доверху наполненные рыбой. "На этот раз я оказался прав", - пробасил Боркано, чрезвычайно довольный собой. - "Я решил плыть дальше на север, и оказался прав".

В это мгновение из вод морских на берег выбросилась гигантская рыбина, испустила дух. Селяне затаили дыхание: никогда прежде не видели они ничего подобного! Боркано приказал морякам распотрошить рыбину, и в желудке оной те обнаружили... каменный осколок! Кейфер и Арус возликовали: подобного подарка судьбы они никак не ожидали...

Немедленно, ребятам поспешили в руины...


Обо всем этом Арус и Кейфер поведали Марибель, которая немедленно заявила: "Как бы то ни было, я присоединилась к вам как раз вовремя". Юноши переглянулись, тяжело вздохнули; Арус приблизился было постаменту, дабы поместить на место последний осколок мозаики, когда Кейфер неожиданно заявил: "Эй, Арус! Твой шрам светится".

Арус скосил глаза на запястье; действительно, шрам его ярко светился. Впрочем, гадать, что это может означать не было смысла, и юноша осторожно опустил осколок на постамент. Мозаика ярко воссияла...


В себя троица пришла в лесной чащобе, коей не могли припомнить на острове Эстард. Да и небо здесь было какое-то... странное: темное, походящее на водоворот морской. Пройдя лишь несколько шагов, ребята подверглись атаке монстров - слизней! Подобных тварей никогда прежде не видывали они на ровном островке, посему, вооружившись палками, вступили в схватку с безобидными на первый взгляд чудовищами.

"Где мы оказались?!" - напустилась на Аруса разъяренная Марибель, когда со слизнями было покончено. - "Почему здесь монстры?! Это все вы виноваты!" Она осеклась, заметив восторженные выражения лиц товарищей; где бы они не оказались, эти двое явно наслаждались происходящим. "Идиоты!" - резюмировала девушка, обидевшись.

Троица продолжила путь через лес и, наконец, чащоба осталась позади, а очам путников явилось морское побережье. Там, подле двух могил склонилась дева-воительница, которая при виде незнакомцев мгновенно подобралась. "Кто вы такие?" - бросила она. "Прости, если напугали тебя", - дружелюбно улыбнулся Кейфер. - "Я - Кейфер, принц Эстарда". "Эстарда?.." - поразилась дева. - "Но как..." "А со мной - Арус и Марибель", - продолжал принц, не заметив, как изменилась в лице незнакомка. "Да, меня зовут Матильдой", - молвила наконец та, справившись с изумлением и взяв себя в руки.

Но когда герои объяснили, что хотели бы поскорее вернуться домой, Матильда отрицательно покачала головой. "Это сложно объяснить, но вы не сможете этого сделать немедленно", - молвила она. - "Однако подле леса ютится деревушка, там вы можете передохнуть. Позвольте проводить вас туда".

Конечно, герои ответили согласием, и продолжили путь уже вчетвером. Со встреченными монстрами Матильда расправлялась безжалостно и стремительно, разя тварей своим черным мечом. Восхитившись боевыми навыками воительницы, Марибель изъявила желание встать на воинскую стезю.

Наконец, впереди показалась деревушка, и герои не заметили, как исчезла Матильда. Пораженные, они озирались по сторонам, но воительницы нигде не было видно. Впрочем, сей вопрос их занимал недолго, поскольку зрелище, представшее путникам в деревне, оказалось престранным и неожиданным - селяне разрушали собственные дома! "А иные копают ямы в поле", - заметил проницательный Кейфер. "Да и вообще хижины выглядят неухоженными", - добавила Марибель, озираясь. - "Они тут что, все с ума посходили?" "Должна же быть какая-то причина их действиям", - произнес рассудительный Арус, хоть сам он подобной придумать не мог.

"Вы, странники," - послышался дребезжащий голос, и к троице молодых людей приблизился, опираясь на клюку, древний старик. - "Просто чудо, что вы - такие юные! - сумели добраться сюда, ведь в округе столько монстров!" "Нам привела сюда женщина по имени Матильда!" - признался Арус, но старик лишь пожал плечами: "Не знаю такой". Марибель и Кейфер переглянулись: неужто воительница - не из этой деревни? Странно все это...

Между тем старец вызвался проводить путников до гостиницы. "Хотите услышать легенду о нашей деревушке, Рексвуде?" - поинтересовался он по пути и, не дождавшись ответа, начал рассказывать: "Двадцать лет назад на нашу деревню напал монстр. Селяне собрались на площади и решили объединить усилия, дабы покончить с чудовищем. Один из селян - доблестный молодой человек - вызвался отправиться в логово монстра, а остальные обещали, что последуют за ним и окажут помощь в противостоянии. Однако, стоило юноше покинуть деревню, как сердца селян сковал страх за собственные жизни. Уповая на то, что сородичи помогут ему, юноша вступил в сражение с монстром, но не смог одержать верх и пожертвовал собственной жизнью. Так погиб Рекс, а деревню мы назвали "Рексвуд", дабы всегда помнить о принесенной им жертве. Но... наша деревня снова..."

Впереди показалась гостиница, и старик, спохватившись, распрощался с путниками, отправившись восвояси. Ступив внутрь, герои приветствовали хозяина, заявив, что хотели бы снять комнаты. "Да, вам повезло", - хмуро откликнулся тот. - "Вскоре тут вообще ничего не останется..." "Да что здесь происходит?!" - воскликнул Кейфер. - "Почему селяне разрушают собственные дома?" "Всех женщин деревни похитили монстры", - вздохнул хозяин гостиницы. - "Они приказали мужчинам разрушить дома своими руками так, чтобы отстроить их было уже невозможно. Если мы не подчинимся, они расправятся с женщинами. Этой деревне недолго уже осталось, к худу или к добру".

...Чуть позже герои нанесли визит в оружейную лавку, где купили плохонькие мечи да щиты. Владелец поведал им, что до недавнего времени сим домом владел Хэнк - единственный из селян, выступивший против монстров... и потерпевший поражение. После чего жители Рексвуда позволили чудищам увести с собою всех женщин деревни. Ныне израненный Хэнк наряду с сыном, Патриком, оставался в утлой лачуге на самой окраине селения, куда и устремились наши герои.

Внимание их привлек шум; трое подростков избивали на отшибе черноволосого паренька. "Это все произошло потому, что твой папаша оказался недостаточно силен, вот наших мам и похитили!" - кричали они, нанося удары. - "Какой из него защитник деревни? Верни наши дома! Верни наших матерей!"

"Прекратите!" - рявкнул Арус, устремляясь к мальчишкам. Те отпрянули от своей жертвы, потупились. "Те, кто сами не в силах ничего предпринять, не имеют правда обвинять других!" - поддержал товарища Кейфер, а Арус продолжал: "Вы ведь наверняка слышали легенду о Рексвуде, верно? Если бы селяне обладали хотя бы толикой доблести Рекса, тому не пришлось бы проститься с жизнью. Он потерпел поражение потому, что сражался в одиночку. Чтобы стать сильнее, необходимо объединиться... Почему бы вам не направить свои силы на это? Вы не должны обвинять невинных, ясно?"

Мальчишки извинились перед Патриком, после чего поспешили ретироваться. Патрик же пригласил избавителей в хижину, угостил их ароматным чаем. "Вы странники?" - поинтересовался он. - "Не встречали, часом, женщину по имени Матильда?" "Да, в лесу..." - закивал Арус, и Патрик воскликнул: "Здорово! Матильда защищала селян, противостоящих монстрам! Но я давно ее уже не видел..."

Внимание ребят привлек тихий стон, раздавшийся из угла хижины. Лишь сейчас герои заметили мужчину, лежащего на кровати и стенающего от боли. Наверняка это и есть Хэнк, о котором упоминал владелец оружейной лавки. "Серьезная рана?" - с сочувствием поинтересовался Арус, но Патрик отрицательно покачал головой: "Сама рана не очень серьезно, но она нанесена монстром, посему сама по себе не исцелится. Дабы исцелить ее, необходим свет зеленого камня. Так говорит лекарь. Камень можно отыскать в руднике неподалеку от деревни, но сейчас там полно монстров. Посему я хочу попросить Матильду разыскать для меня зеленый камень. Передай ей эту просьбу, если снова встретишь, хорошо?"

Распрощавшись с Патриком, герои покинули хижину, утвердившись в намерении отправиться в рудник на поиски зеленого камня. Убедить своенравную Марибель остаться в гостинице им так и не удалось, посему, покинув Рексвуд, они устремились в горе, в недрах которой означился рудник.

Не успели герои углубиться в подземные глубины, как повстречали старую знакомую, Матильду. "Зачем ты здесь?" - выдохнула Марибель. "Потому что я..." - начала воительница, - "почувствовала, что здесь находятся монстры..." Арус поведал женщине о просьбе малыша Патрика, и та кивнула: "Стало быть, ему нужен зеленый камень. Подобные кристаллы рудокопы добывают в недрах этой горы".

Матильда повела за собою спутников в глубины рудника, показав им чудесные хрустальные глыбы различных цветов... вот только зеленой среди них не оказалось. Наконец, они достигли пещеры, где в воздухе искрились хрустальные пылинки, подобно звездам на ночном небосводе. "Кстати, Матильда, ты ведь не из этой деревни, верно?" - обратилась к воительнице Марибель. "Не хочу об этом говорить", - отрезала та, - "вы ведь слышали легенду о Рексвуде?"

Ребята утвердительно кивнули. "Я, конечно, понимаю чувства селян..." - начал Арус. "Все равно, позволить Рексу умереть и даже не попытаться помочь ему - это уже чересчур", - перебила его Марибель. "Стало быть, вы понимаете, что было на душе у Рекса", - медленно произнесла Матильда, устремив в пространство отрешенный взгляд. - "Вера в то, что помощь вот-вот придет, чувство одиночества, когда он сражался с монстром один на один... Он должен был продолжать сражаться даже после того, как осознал предательство... Когда-то я жила в этой деревне... Но из-за случившегося теперь живу одна, в дикоземье... От всех этих людей отличаются лишь отец и сын".

"Хэнк и Патрик?" - уточнил Арус, и Матильда кивнула: "Когда я вижу Патрика, то вспоминаю о собственном детстве. Я чувствую, что не могу повернуться к нему спиной". "Ты так добра, Матильда..." - улыбнулся Арус, и воительница, казалось, растерялась. "Доброта? Это не доброта, нет... Это..." - попыталась выразить она свои мысли, но, рывком поднявшись на ноги, заявила: "Простите, но у меня дела... Вам придется продолжать путь без меня..."

Не обращая внимания на вопросы и протестующие возгласы ребят, воительница уверенно устремилась к выходу из шахты. Лишь сейчас Арус заметил на полу оброненную ею деревянную куколку...

Спустившись в глубины рудника, герои заметили гигантский зеленый камень, на вершине которого восседал монстр, подобный на огромного кота. "Как же алчны люди", - прошипел он, нарочито медленно выпуская когти. "Но мы пришли сюда в поисках камня, чтобы спасти человека!" - возразила ему Марибель. "Смешно", - ухмыльнулся кот, поудобнее перехватив зажатый в лапах деревянный посох. - "Насколько я знаю людей, вы все будете предавать друг друга из-за своей жадности и амбиций".

"Не сравнивай нас со всеми остальными!" - возмутились герои, и желтые глаза кота угрожающе сузились. "Когда люди оказываются в опасности, каждый из них печется лишь о собственной жизни", - промолвил он. - "И сейчас я вам это докажу". Повинуясь жесту кота, выступившие из теней пещеры монстры бросились в атаку.

Схватка была недолгой; довольно скоро монстрам удалось отравить Аруса и Марибель, и на ногах оставался лишь Кейфер. Глядя на поверженных товарищей, окруженный монстрами, принц Эстарда лихорадочно пытался сообразить, как же ему поступить в сложившейся критической ситуации. "Если захочешь бросить их и бежать, я позволю тебе это сделать", - обратился к нему кот, упиваясь победой. - "В противном случае умрешь вместе с ними".

И Кейфер с криком "Спасите! Помогите!" бросился наутек. Кот расхохотался, глядя ему вслед. "Ну как, приятно чувствовать себе брошенным товарищем?" - обратился он к обездвиженному Арусу. - "Вы, люди, всего лишь слабые, жалкие твари, и я вам только что это доказал. Понял теперь? Как только приходит беда, вы лишь печетесь о собственных шкурах. Это бессмысленное сражение закончилось. Если хочешь продолжать что-то ненавидеть, ненавидь свою принадлежность к роду людскому".

"Воистину, люди слабы", - произнес Арус, превозмогая действие яда и с трудом поднимаясь на ноги. - "Потому-то нам и нужны друзья, которым мы верим, как самим себе. Друзья или семья... В любом случае, я продолжу верить в род человеческий!"

Подобные кота задели кота за живое, и он вознамерился было произнести заклятие, должное стереть наглого человечишку с лица земли, но неожиданно в спину ему вонзился меч. "Банальная тактика, ввести врага в заблуждение, выдав желаемое им за действительное", - прошептал Кейфер на ухо поверженному монстру. Иные твари, остававшиеся в пещере, вознамерились было вновь ринуться в бой, но оказались уничтожены Матильдой.

Приблизившись, воительница произнесла целительные заклятия, избавляя Аруса и Марибель от яда, текущего в их венах. Те оказались несказанно поражены, ибо доселе ни разу не видели заклятий в действии. Подобными силами никто в Великом Эстарде попросту не обладал!

"Простите за то, что оставила вас ранее", - молвила Матильда. - "В последнее время я чувствую... что что-то не так..." Она устремилась к гигантской зеленой глыбе, прошептала некие слова... На глазах потрясенных героев от глыбы откололся кусочек кристалла, опустился в ладонь воительницы. "Передай это мальчишке", - улыбнулась та, протянув осколок Арусу.

Сердечно поблагодарив женщину, Арус вспомнил о деревянной кукле, посему сейчас вытащил ее из заплечной сумы. "Ты ее обронила, верно?" - вопросил он, передавая игрушку Матильде. "Я хочу, чтобы ты принял ее в дар", - отвечала та, возвращая куклу. - "Когда я была маленькой, ее подарил мне мой брат. - "Я всегда думала, что она принесет мне удачу, но сейчас не считаю себя достойной сего дара. Если хочешь, можешь ее просто выбросить". Вновь сославшись на неотложные дела, Матильда устремилась прочь; Арус растерянно глядел ей вслед.

По возвращении в Рексвуд герои передали зеленый осколок Патрику, и тот немедленно умчался врачевать отца. "Я ведь еще не рассказал вам о Матильде", - заявил малыш по возвращении. - "Она спасла и папу, и меня. Я так волновался, когда отец отправился в башню сражаться с монстрами, что последовал за ним. У подножья башни я обнаружил Матильду с окровавленным мечом в руке, а у ног ее лежало тело отца. Я испугался было, но тут на моих глазах Матильда атаковала подбирающихся к ней монстров, а, покончив с ними, помогла нам с отцом вернуться в селение. Если бы не она..."

Покопавшись в комоде, Патрик выудил книгу заклинаний, протянул ее Арусу. "Это книга моего отца, но можете взять ее", - улыбнулся мальчуган, - "ведь нам самим она без толку... Я как-то попробовал изучать магию, но вскоре забросил". Ошарашенные подобным предложением, герои с опаской взирали за фолиант: магия всегда казалась им чем-то непостижимым и запретным.

Вечерело, и герои вернулись в гостиницу. Однако, в отличие от Кейфера, ни Арус, ни Марибель не могли уснуть. "Мы правда не можем вернуться в Фишбель?" - прошептала наконец Марибель, выразив тревогу, снедающую сердце и ее товарища. - "Не питаешь ли ты тоски по дому?" Арус тяжело вздохнул; на память пришли слова Боркано. "Если один из команды плохо справляется со своими обязанности, он - обуза для всех". Юноша искренне надеялся, что он не окажется обузой для товарищей в этом странном, неведомом мире...

В грезах Арус оказался у подножья высокой башни. Рядом с ним стояла белокурая девочка в розовом платьице, прижимала к груди деревянную куклу. Слезы стояли у нее на глазах, когда взирала она на зловещую твердыню... С вершины оной к девочке спустилось демоническое создание, черт которого Арус не мог разглядеть в этом мистическом сне... нет, видении. "Ты тревожишься о своем брате?" - обратилась к девочке сущность. - "Не волнуйся, я отведу тебя к нему..." Существо протянуло девчонке когтистую лапу, и та с радостью за нее ухватилась. В ужасе Арус устремился было к малышке, но существо уже взмыло в воздух, унося с собою маленькую Матильду... Лишь деревянная куколка осталась на земле...

Стоило Арусу коснуться ее, как предыдущее видение сменило иное. Бесплотным призраком пребывал он в некоей хижине, находились в которой уже знакомая малышка и белокурый юноша. "Ты ведь понимаешь, что я должен противостоять этому монстру", - говорил он. - "А когда селяне закончат приготовления, они придут мне на помощь. Тебе совершенно не о чем волноваться". С этими словами юноша протянул сестренке деревянную куколку. Так они и расстались... навсегда.

...Наутро Арус все еще пребывал под впечатлением от странного сна, однако надлежало вспомнить и о делах насущных. У входа в гостиницу герои столкнулись с Патриком и Хэнком, который поблагодарил их за спасение, пригласив на завтрак. Конечно, герои приглашение приняли, ведь во время трапезы могли обсудить с Хэнком последние события.

"Стало быть, вы не можете вернуться в свою державу", - задумчиво произнес мужчина, потирая подбородок. - "Эх, если бы я только мог вам помочь". "Матильда сказала, что прямо сейчас возвращение невозможно", - вздохнул Арус. - "Но должен же быть какой-то способ".

После завтрака Хэнк предложил героям обучить их обращению с мечом, на что те с радостью согласились; Марибель, однако, предпочла изучение колдовской книги. Тренировки длились до позднего вечера... когда в селение на мертвом коне въехал ужасающий монстр, нежить. Хэнк немедленно узнал его - именно эта тварь нанесла ему столь страшную рану...

"Помню, я приказал привести ко мне всех женщин", - пророкотал монстр, окинув людишек презрительным взглядом. - "Почему же она все еще здесь?" И он указал на пораженную Марибель. Объяснять, что девушка не является жителем деревни, было бесполезно... Пустив мертвого коня в галоп, монстр стремительно подхватил Марибель, после чего ретировался...

Хэнк пал на колени, закрыв лицо руками. "Во второй раз я оказался совершенно бесполезен", - прошептал он, и селяне, собравшиеся поглазеть на властителя зловещей башни, немедленно загомонили: "Верно, никто не может выстоять против монстров! Деревня обречена!"

Подобные слово лишь привели Аруса в ярость. "Как вы можете говорить такое, сидя здесь и ничего не делая?!" - воскликнул он. "Даже вам с ними не справиться..." - вздыхали селяне. - "А уж нам и подавно, только погибнем зря". "То есть, вы так боитесь смерти, что позволяет похищать ваших жен и детей?!" - продолжал Арус. Селяне пристыжено опустили головы, но сын рыбака еще не закончил. "Сколько, по-вашему, здесь жителей?" - настаивал он. - "Почему вы считаете себя слабаками? Монстров можно убить... Если бы объединимся, то сможем справиться с ними!" "Уж лучше сражаться, чем ничего не предпринимать!" - поддержал товарища Кейфер. - "Разве не названа деревня эта в честь вашего героя, Рекса?!"

Селяне неуверенно переглядывались, когда их толпы их выступил дряхлый старец, старейшина. "Они правы", - обратился он к сородичам. - "Я тоже буду сражаться. Мы не можем позволить, чтобы они принесли себя в жертву ради нас, как это сделал Рекс. Пусть я и стар, я не могу запятнать название деревни, ведя жизнь пугливой собачонки... Мы все должны следовать примеру Рекса, согласны?" Селяне загомонили, соглашаясь со словами старца.

Немедленно, Хэнк, Арус и Кейфер выступили к башне монстров, а селяне заверили, что вскоре тоже последуют к твердыне. Лишь завидев башню, Арус понял, что это - то самое место, которое явилось ему во сне. Почему-то вызывало оно в душе юноши смутную тревогу...

У входа в башню путь героям заступил огромный каменный голем. "Я тебя помню..." - проскрежетал он, обращаясь к Хэнку. - "Ты тот самый... вызвавший ненависть хозяина... Неважно, сколько вас... Вам никогда не одержать верх надо мною..."

Желая опровергнуть этот довод, трое героев устремились в атаку. Выпады мечей оставляли на теле каменного голема раны; стало быть, сию тварь можно повергнуть! Однако голем ударами могучих рук отбросил далеко в сторону сначала Хэнка, затем Кейфера.... оставшись один на один с Арусом.

Глядя на нависающего над Арусом конструкта, Кейфер припомнил их первую встречу. Тогда малыш Арус впервые пришел из Фишбеля в город, и немедленно его принялись задирать местные мальчишки. Прогнав их, Кейфер напустился на сникшего Аруса. "Почему ты слушал их!" - кричал он. - "Если не хочешь, чтобы тебя задирали, ты должен сам постоять за себя! Иначе так и будешь всю жизнь прогибаться! Ты что, червяк? Или слизняк?" Подобное сравнение показалось Арусу донельзя забавным, и он расхохотался, чем немало смутил Кейфера.

Позже, познакомившись и подружившись, они вернулись к этому разговору. "Они слабаки, эти мальчишки!" - наставлял принц младшего товарища. - "Они задирают других, чтобы хоть как-то показать свою значимость. Но они задирают лишь тех, кто не может постоять за себя. Ты понял? А тех, кто сильнее, они боятся... боятся, потому что слабы. По крайней мере сделай вид, что ты силен. В следующий раз ты постоишь за себя!"

Действительно, при следующем визите Аруса в город ему удалось обратить задир в бегство... И сейчас, глядя на товарища, без дрожи противостоящего гигантскому голему, Кейфер поражался, сколь силен Арус, сколь несгибаемой волей обладает.

Подпрыгнув высоко в воздух, Арус отсек голему правую руку; тварь буквально обезумела, принявшись крушить башенные стены вокруг себя. Арус, Хэнк и Кейфер бежали прочь, к лесу, откуда выступили селяне Рексвуда. Посовещавшись, они предложили героям попытаться заманить голема в лес.

К счастью, это оказалось несложно, и вскоре голем, преследующий троицу героев, ступил под лесные кроны. Не заметил он веревку, натянутую селянами у него на пути, и рухнул на колени. А в следующее мгновение грудь ему пробили бревна, ибо селяне привели в действие заранее изготовленные ловушки. Голем был уничтожен, и селяне, окружив каменную груду, в которую он обратился, пустились в пляс, радуясь своей победе.

"Это было замечательно!" - воодушевленно обратился к сородичам Хэнк. - "Если мы и впредь пребудем едины, то сможем возродить нашу деревушку!" Ответом ему были радостные вопли и слова благодарности, после чего селяне устремились обратно к башне. Арус, однако, заметил на теле голема каменный осколок, который и поспешил изъять.

Внутрь башни ступили Хэнк, Арус и Кейфер; остальным герои наказали осмотреть нижние уровни твердыни в поисках похищенных из селения женщин. В сердце башни они повстречали крабовидного монстра, которого не замедлили атаковать...

Тем временем Марибель, применив огненное заклятие, сумела выбраться из камеры, в которой оказалась заточена, и бросилась прочь по коридору... довольно скоро столкнувшись с селянами. "Похоже, все женщины находятся в ином измерении", - сообщила им девушка. - "Вход в оное находится где-то здесь, в башне. Ищите!.. Кстати, а где Хэнк и Арус?" "Они поднялись по ступеням наверх, дабы сразиться с монстром, похитившим тебя!" - отвечали селяне. Кивнув, Марибель устремилась прочь, стремясь как можно скорее разыскать товарищей.

Она достигла внутреннего святилища как раз в тот момент, когда гигантский краб оказался повержен. "Хозяин!" - взвыл монстр, и герои вздрогнули, обернулись, но из теней башни выступила Матильда. "Хозяин", - хрипел монстр. - "Пожалуйста, прикончи их... Я же... не могу больше сражаться..." Воительница оборвала страдания монстра, после чего обернулась к героям, во взглядах которых читалась подозрительность.

"Он прав, за всем этим стою я", - призналась она, обращаясь в монстра - свое истинное ныне обличье. "Надеюсь, вы сможете поверить мне в одном", - произнесла тварь. - "Когда я возлагала цветы на могилы в лесу... это было искренне... Остаток моей человеческой сущности... И тот, кто вернул мне толику человечности, - твой сын, Хэнк".

"Заткнись, ты!" - взорвался Хэнк. - "Неужто ложь твоя не ведает пределов?" А сын его, Патрик, боготворил Матильду, называя ее "спасительницей отца", "защитницей деревни". "Тот день твой сын, желая спасти тебя, побежал к башне", - молвила Матильца. - "Как и я много лет назад, ища своего брата".

"Вот, стало быть, кто ты такая..." - выдохнул пораженный Хэнк. - "Младшая сестра Рекса..." "Я поверила словам владыки башни", - продолжала Матильда, возвращаясь мыслями к тому судьбоносному дню. - "Не знаю, когда я стала питать ненависть к селянам, но она обратила меня в монстра. Хэнк... не позволяй своему сыну пройти по тому же пути, что и я".

"Сестра Рекса, я обещал сыну, что поблагодарю тебя", - произнес Хэнк, буквально выплевывая из себя слова. - "И... если это возможно... я бы не стал убивать тебя. Позволь женщинам вернуться! И тогда я отпущу тебя... ради сына". "Я не могу сделать этого", - покачала головой Матильда. - "Они могут вернуться в этот мир... лишь если я погибну. Иначе - никак!" "Тогда у меня нет иного выбора..." - вздохнул Хэнк, и Матильда мрачно кивнула: "Я готова умереть".

На глазах изумленных ребят Хэнк нанес монстру сильнейший удар мечом, а в следующее мгновение на руке его повис Арус, призывая остановиться. "Я тоже не хочу убивать ее", - с болью в голосе признался Хэнк, - "я не знаю, кто сделал ее такой... Но если женщины не вернутся, наша деревня обречена! Она должна умереть!" И он вновь занес меч для удара...

"Прекрати!" - выкрикнула Марибель. - "Как ты можешь называть себя "человеком"?" Хэнк замер в нерешительности, а Матильда, смертельно раненая, нашла в себе силы прохрипеть: "Спасибо, Марибель... добрая душа. Прости, что я захватила тебя... Я хотела помочь селянам... Если бы они повернулись к тебе спиной, я тоже отвернулась бы от них. Но они... объединились... и показали мне силу рода людского. Владыка башни ошибался... Люди воистину сильны... Я сама это видела. И все это благодаря вам. Встретив Аруса и всех вас, они объединились и преисполнились доблести. Вы помните, где именно повстречали меня в лесу? Возвращайтесь на ту поляну... Это все, что я могу сделать..."

Матильда скончалась; обличье монстра развеялось, она умирала человеком. Отчего-то очень тяжело было на душах героев, когда покидали они башню. К их вящему изумлению, вихрящиеся тучи, сковывавшие небо, исчезли бесследно. Арус, однако, гадал, кто он, хозяин башни, о котором упоминала Матильда? Неужто тот крылатый демон, явившийся к нему в грезах? Нет, не простит Арус того, кто так легко играет с сердцами людскими...

Кейфер же вспомнил последние мгновения жизни матери. Король Бурнс привел его и малышку Лису в опочивальню, дабы королева, дни которой были сочтены, могла проститься со своими детьми. "Кейфер, ты сильный мальчик", - прошелестела женщина, взяв сына за руку. - "Пожалуйста, береги Лису". Королева скончалась у них на глазах, и страшное чувство, испытанное Кейфером в тот момент... было сродни тому, что владело душой его сейчас, после гибели Матильды. "Матильда... отошла в мир иной с улыбкой, безо всяких сожалений", - тихо произнес он, и Марибель, услышав эти слова, улыбнулась: "Да, ты прав... С улыбкой..."

По возвращении в деревню узрели герои, что все женщины благополучно вернулись в родные дома. И впервые за много лет из-под мертвой земли показался древесный росток, что вызвало восхищение всех без исключения селян. Арус же знал, что в деревце сем - жизненная сила Матильды...

Герои провели ночь в деревне; деревянную куколку Матильды Арус передал Патрику. Наутро проводить героев в путь высыпали все жители Рексвуда. "Мы все обязаны вам своими жизнями", - обратился к ним Хэнк, и селяне согласно закивали. - "Теперь мы, увы, расстаемся, но я желаю вам счастливого пути". "И мы вас не забудем", - отвечал Арус. - "Спасибо большое..."

Один из селян протянул Арусу каменный осколок, найденным им в одном из сундуков в основании башни. "Здорово!" - воскликнул Кейфер. - "Теперь у нас есть еще два осколка!" Селяне недоуменно переглянулись: что такого важного в этих кусочках камня?..

Трое героев покинули деревню, устремившись на лесную поляну. Да, они провели в Рексвуде совсем немного времени, но столько всего случилось!.. Миновали герои и две могилы... Наверняка принадлежали они Рексу и Матильде... Владыка башни убил девочку, а затем возродил нежитью...

На поляне герои обнаружили межпространственную воронку, ступив в которую, вновь оказались в знакомом чертоге подземных руин, подле пьедесталов. "Неужто это и впрямь произошло с нами?" - недоумевал Кейфер. - "Или же это было сном?" "Не будь дураком!" - напустилась на него Марибель. - "Трое одновременно не могут видеть один и тот же сон! К тому же, это из-за вас двоих я оказалась в опасности!"

Решив поскорее вернуться домой, герои покинули подземелье; Кейфер устремился к замку, Арус и Марибель же - к Фишбелю. Арус пребывал в глубокой задумчивости: неужто где-то в мире на самом деле существует Рексвуд? А магия и монстры?..

Вернувшись домой, Арус узнал от матери, что неожиданно к северу от Эстарда появился новый остров! "Твой отец и Амитт отправились ко двору", - говорила мать Арусу. - "Поверить не могу, что это произошло".

Арус со всех ног припустил в тайный грот неподалеку от Фишбеля, знали о существовании которого лишь он и Кейфер... Как оказалось, и Марибель, проследившая за мальчишками и теперь терпеливо дожидающаяся обоих внутри. Но девушка никак не ожидала, что обнаружится в гроте двухмачтовый корабль, над восстановлением которого Арус и Кейфер трудились последние три года. И теперь пришел час испробовать судно в действии... "А это, случайно, не корабль моей семьи?" - с подозрением поинтересовалась Марибель, ступив на палубу и озираясь по сторонам. - "Отец как-то говорил, что он слишком стар и поврежден, и вообще от него никакого проку".

Тем не менее, Кейфер громогласно приказал отдать швартовы, и Арус поспешил исполнить сие. Покинув грот, корабль взял курс на новый остров... Оный, действительно, вскоре возник на горизонте, а, бросив якорь и устремившись к видневшейся вдалеке деревушке, герои не могли отделаться от навязчивого ощущения, что земли сии им знакомы.

"Эта деревня похожа на Рексвуд", - выразил Арус общую мысль, когда ступили они на улицы селения. "Верно", - согласилась Марибель, - "такое чувство, будто к нам сейчас выйдут Хэнк и Патрик".

Поинтересовавшись у первого же встречного, как называется селение, герои получили ответ: "Рексвуд!" Однако выглядела деревня совершенно не так, как в их воспоминаниях, а вполне процветающее и благопристойно. "Может, зайдем к Хэнку?" - несмело предложил Арус товарищам, и селянин, услышав его слова, искренне удивился: "Хэнк? Так звали одного из моих предков".

Разговорившись с селянином, герои поведали ему, что прибыли с острова под названием Эстард, и тот уверенно кивнул: "Я слышал это название, но сам никогда там не бывал. С давних пор ходят россказни о морских монстрах, посему никто и не мыслит о том, чтобы поднять паруса да пуститься в плавание. Однако в наших землях все спокойно... В течение нескольких поколений кто-то в моем роду становился защитником деревни. Я тоже хочу стать воином, но в наши мирные времена от этого мало проку".

Сестра наследника Хэнка, слышавшая весь разговор, сообщила, что высокая заброшенная башня в дикоземье с давних пор именуется "башней Хэнка". "Давным-давно на нашу деревню дважды нападали монстры", - сообщила женщина вконец сбитым с толку героям. - "На второй раз все женщины были похищены... Монстры забрали даже голубое небо... Но деревню спас деревенский воин, бесстрашно противостоявший монстрам. Звали его Хэнк, и он - наш предок".

Распрощавшись с селянами, герои остановились на окраине Рексвуда, чтобы обсудить услышанное. "Похоже, все наши свершения произошли давным-давно", - несмело констатировал Арус. "То есть, тогда мы попали в прошлое Рексвуда!" - воскликнула Марибель. "Да, но почему остров возник в мире лишь сейчас?" - спрашивал товарищей Арус, но те лишь пожали плечами.

Старейшина Рексвуда завершил героев, что остров находился здесь все эти столетия и никуда не думал исчезать, чем вконец смутил ребят. Тем не менее, во владении старика обнаружился очередной каменный осколок, а, стало быть, - Аруса, Кейфера и Марибель ожидает новое приключение!

Взойдя на борт корабля, они пустились в плавание к Эстарду, дабы как можно скорее вернуться в руины. "Должно быть, нас направляет тот, кто создал эти осколки", - размышлял Арус, наблюдая, как нос судна рассекает волны. - "Пусть мы и не знаем, кто это, именно по этой причине мы ступили в Рексвуд..."

Оглянувшись на остров, герои отметили, что он весь покрыт цветами, а значит, сбылось последнее желание Матильды и жизнь вернулась в сии мертвые некогда земли. Пусть имя ее оказалось позабыто, но самое важное - память - навсегда останется в сердцах наших героев...


А в тронном зале замка Великого Эстарда король Бурнс, Боркано, Амитт, королевский сенешаль и отшельник держали совет. "Стало быть, решено", - объявил Амитт, подводя итог дискуссии. - "Именно эти люди отправятся в экспедицию к новому острову". "Погоди-ка, а я?" - встрепенулся отшельник. "На этом острове может быть опасно", - покачал головой Амитт, - "а ты моложе не становишься. Путешествие может оказаться для тебя непосильным".

"Сейчас не время для подобных рассуждений!" - воскликнул отшельник. - "Мне этот остров наиболее знаком. Я даже знаю название мирной деревушки, расположенной на нем". "То, что написано в древних книгах - полная чушь", - пренебрежительно произнес ссенешаль. - "Да, там описываются монстры и иные острова, но кто из нас видел их воочию?" "Но остров-то появился!" - настаивал старик. - "Как ты это объяснишь?"

"Факты остаются фактами!" - согласился Бурнс, хранивший доселе молчание. - "Потому-то мы и собираемся исследовать его". "А что каменные осколки?" - настаивал отшельник. - "Могу я забрать их себе?" "Конечно", - отмахнулся король. - "Даже дети не поверят россказням о том, что они могут вернуть исчезнувший мир".

Скрестив руки на груди, отшельник поморщился. "Ты такой же, как он", - бросил он, обращаясь к королю. - "Сидишь на своем троне и плевать тебе на все остальное". Амитт возмущенно загомонил, призывая Бурнса не гневаться на старого дуралея, после чего вновь вернулся к обсуждению предстоящей экспедиции. Стоит или не стоит вооружать солдат?.. Окажутся обитателя острова воинственны или же нет?.. Подобные разговоры отшельника лишь раздражали...


Возвращавшийся к Эстарду герои наслаждались плаванием, когда заметили парящего над поверхностью моря монстра с трезубцем в руке. "Это вы тревожите покой моря?" - поинтересовался тритон, взирая на замерших на палубе судна людей. - "Если кто-либо из вас лишит жизни морское создание, я накажу его согласно морским законам".

"Да не делали мы ничего такого!" - возмутился Кейфер. "То есть, вы никогда не ели ничего морского?" - недобро прищурился тритон. "Ну... вообще-то, я люблю рыбку", - смущенно признался принц. Это-то тритону и нужно было услышать. Монстр воздел перепончатую руку, и поверхность моря вспенилась, множество чудовищных рыб набросилось на опешивших героев.

Кейфер и Арус заработали мечами, Марибель же испепеляла рыбин огненными заклятиями. Удивленный тем, что этим людям ведома магия, тритон призвал морских звезд, которые лишили девушку магической энергии. Рыбины продолжали атаку, оставляя острыми плавниками на телах героев глубокие раны.

На память отчаявшемуся было Арусу пришли слова отца о том, что не всегда спокойно море и рассчитывать в нем можно лишь на себя. Юноша выпрямился во весь рост, сознавая, что не в силах выстоять против такого количества морских монстров. Однако глаза тритона, верховодившего атакой, изумленно расширились, когда узрел он шрам на запястье Аруса. "Покорнейше прошу простить меня", - поклонился тритон, заклятием исцелил раны недавних противников, после чего бросил юноше корону. - "Это - Шлем Тритона, легендарный священный артефакт. Пожалуйста, прими его в дар... Море - источник жизни для всех живых существ... Обитатели моря получают его благословение... Не забывайте об этом... Люди тоже произошли из великих морей... Оно тоже является источником их могущества. Посему обитатели морские не станут вашими врагами".

С этими словами и тритон, и иные монстры скрылись под волнами. Герои переглянулись; да, они слышали о том, что в море обитают монстры, но никогда не верили этому, а вот теперь воочию убедились. Как бы то ни было, прямо по курсу появились берега родного Эстарда, и Арус предложил товарищам навестить старого отшельника; возможно, он что-то знает о происходящем?..

...Подъемный мост, ведущий в замок, был поднят - знак того, что собрание старейшин Великого Эстарда при короле все еще продолжается. "А отшельник тоже там?" - поинтересовался Арус у стражника, но тот отрицательно покачал головой: "Нет, он в гневе покинул собрание, но сказал, что если вы будете проходить мимо, то сможете найти его у небольшой пристани подле замкового рва".

Кейфер знал о пристани, помянутой стражником, и повел за собою товарищей в замковое подземелье, где у небольшой пристани покачивалась утлая лодчонка. Здесь героев дожидались двое - отшельник и иной старик, которого первый называл не иначе, как "капитаном".

"Что вы знаете о только что возникшем острове?" - с ходу поинтересовался тот, окинув героев цепким взглядом. "Честно сказать, мало что знаем", - признался Кейфер. "Ты принц, о котором гласят легенды?" - прикрыв глаза, произнес отшельник, и непонятно, обращался ли он к Кейферу, или же мысли его в сей момент витали где-то далеко-далеко.

Переглянувшись с капитаном, отшельник протянул Арусу каменный осколок. "Я обнаружил его в замковых подземельях подле рва", - произнес он. - "Впервые я обнаружил его, когда был примерно вашего возраста..." "Верно, тогда мы исследовали весь остров", - согласно кивнул капитан. "Однако почему-то предыдущий король, дед Кейфера, забрал у нас осколок", - продолжал отшельник. - "А когда он умер, мы поклялись ограждать сей артефакт от посягательств до тех пор, пока не придет время передать его в иные руки. И сейчас это время пришло!"

"А этот осколок имеет какое-то отношение к неожиданному возникновению острова?" - вопросил Арус, и отвечал старец: "Боюсь об заклад, что это так! Если бы мы передали артефакт горожанам, толку бы от этого не было никакого. Вы же, напротив, можете сделать так, что в этом мире появятся и иные острова... Никто не может помешать вам исследовать неведомые земли!"

Поблагодарив стариков за бесценный дар, Арус, Кейфер и Марибель решили поутру выступить к таинственным руинам, дабы возложить обретенные осколки на иной пьедестал.

Вернувшись в замок, Кейфер заглянул в комнату к сестре, сообщив, что поутру покинет Эстард вновь. "Брат, ты же - следующий наследник трона", - тихо молвила принцесса Лиса. - "Надеюсь, ты не станешь подвергать себя ненужным опасностям. Отец очень тревожится за тебя. Он хочет, чтобы ты тоже присоединился к экспедиции на новый остров". "Не мучь меня, Лиса", - вздохнул Кейфер. - "Я ведь уже говорил, что не хочу быть королем". "Ты мне и таким нравишься", - признала принцесса, - "но я считаю, что ты станешь хорошим королем. Посему многие надеются, что ты взойдешь на трон". Кейфер тяжело вздохнул...


Наутро Кейфер, Марибель и Арус, нахлобучивший на голову Шлем Тритона, встретились у входа в руины. Проследовав в залы с пьедесталами, они отыскали тот, к которому подходили имеющиеся у них осколки. Так, вторая мозаика оказалась сложена, и неведомая сила переместила наших героев... куда-то.

Во время перемещения наблюдали они пугающее видение: некие люди приблизились к пламенному жерлу вулкана, швырнули в оное зажженные факелы. Земля под ногами их содрогнулась, и потоки раскаленной лавы взметнулись к ночным небесам, устремились к деревушке, приютившейся у подножья горы...

Придя в себя на незнакомой равнине, герои немедленно огляделись по сторонам, заметив высокую гору невдалеке, одиноким персом попирающую небеса. "Вы тоже видели извержение вулкана, когда мы перемещались сюда?" - обратился Кейфер к товарищам. "Да, тогда погибло много людей", - отвечал Арус. - "И если это видение имеет отношение к реальности, у подножья этой горы тоже должна быть деревушка. Может, мы сможем там узнать что-нибудь".

Согласившись с доводом юноши, герои устремились по направлению к зловещей горе, отметив, что небо над сими землями самое что ни на есть обыкновенное, голубое, и совсем не походит на ирреальный круговорот черный туч, наблюдаемый ими в Рексвуде.

По пути их атаковали несколько монстров, которых герои вначале приняли за безобидных кенгуру, но затем те извлекли их брюшных сумок кривые ятаганы... Одержав верх в тяжелейшем противостоянии, герои продолжили путь и вскоре действительно заметили деревушку, ютящуюся у подножия вулкана. "Если извержение действительно начнется, как в нашем видении, от этого селения ничего не останется", - вздохнула Марибель, выразив мысли товарищей. "Но поверят ли они нам?" - гадал Арус. - "Если мы расскажем о видении..."

Земля под ногами дрогнула, весьма перепугав Марибель. Землетрясение?.. Но нет, подземные толчки прекратились столь же неожиданно, как и начались. Переглянувшись в недоумении, герои ступили в деревню, отметив огромный зажженный факел на ее окраине. "Зачем им это?" - удивилась Марибель. - "Здесь и так жарко!" "Это неважно, я люблю тепло", - улыбнулся Кейфер, не сбавляя шага. - "Я надеюсь прожить жизнь страстно, как пламя. Вся жизнь в итоге сгорает. Мы должны стремиться достичь как можно большего!"

На деревенской площади герои заметили собравшуюся толпу, внимавшую речам старицы. "Слушайте меня!" - говорила та. - "Я своими глазами видела... как лава течет по склонам горы. Я зрела деревню... поглощенную ей. Когда завершится Празднество, селение Энгоу погибнет! Мы ни в коем случае не должны начинать Празднество!"

Однако селяне восприняли слова провидицы донельзя скептически, к тому же, вновь продолжились подземные толчки. "Пламенная Гора гневается!" - загомонили собравшиеся. - "Во всем виновата Памела и ее безумные речи! Мы должны немедленно провести Празднество и умиротворить Бога Пламени".

Как не пыталась провидица Памела вразумить люд Энгоу, селяне и слушать ничего не желали. Бог Пламени даровал им свое божественное покровительство, и теперь священное пламя, горящее в четырех огромных факелах, установленных в деревне, не позволяло монстрам даже приблизиться к оной. Герои, однако, отнеслись к словам женщины со всей серьезностью, ибо сказанное ею всецело совпадало с их собственным видением.

К собравшимся приблизился старейшина деревни. "Старица Памела", - начал он, - "твои предсказания всегда были точны, но на этот раз мы не можем поверить тебе. Если мы проведем Празднество как надлежит, Бог Пламени простит нас. Уже много столетий здесь царит мир и покой именно потому, что мы всегда проводим Празднество. Подземные толчки же говорят о том, что необходимо начать его как можно скорее". "Это не так!" - в отчаянии выкрикнула Памела, но старейшина, обратившись к народу, объявил, что Празднество Пламени начнется сей же ночью.

Приблизившись к стоящим поодаль героям, провидица Памела окинула их внимательным взглядом, а затем неожиданно воскликнула: "Молю вас! Спасите Энгоу!" Женщина пригласила ребят в свою хижину, внимательно выслушала их рассказ. "Стало быть... когда в жерло был брошен последний факел, вы все увидели извержение?" - уточнила она и, дождавшись утвердительных кивков, молвила: "Я узрела то же самое посредством своего хрустального шара. Я предрекла, что пламя вулкана уничтожит деревню, но чувствую, что сам Бог Пламени не желает этого. Скорее всего, что-то злое довлеет над самой Пламенной Горой. Надеюсь, вы сможете присоединиться к Процессии Пламени и проникнуть в недра горы, дабы выяснить, что происходит".

"Что за Процессия Пламени?" - несмело поинтересовался Арус. "Мы живем подле вулкана и поклоняемся Богу Пламени", - пояснила провидица. - "Каждый год Процессия Пламени восходит на вершину вулкана и благодарит Бога Пламени за покровительство. Процессия требует, чтобы все без исключения жители деревни встали на краю кратера вулкана и свершили необходимые ритуалы... Но, по неведомой причине, сегодняшняя Процессия может привести к страшному бедствию... Предсказанное свершится, но предсказания говорят о будущем, а будущее возможно изменить! Вы все стремитесь изменить участь селения... Я чувствую это... И в ваших силах это сделать!"

Провидица Памела вновь возложила руки на хрустальный шар, и отразились в нем очертания неубранной комнаты и забулдыги, храпящего на кровати. В руке он сжимал изысканную бутыль, это и привлекло внимание старицы... "Эта вещица вам понадобится", - пробормотала Памела.

Арус же с изумлением узнал в человеке своего дядю Хондару, о чем не замедлил сообщить провидице... "Раз вы знаете этого человека, немедленно разыщите и заберите у него бутыль!" - наказала та. Кивнув, Арус устремился прочь, благо межпространственная воронка, посредством которой они и попали на этот остров, все еще пребывала в дикоземье недалече от Энгоу. Кейфер и Марибель же остались в деревне, возжелав поглядеть на приготовления к Празднеству.

Но лишь закрылись двери за гостями, коим самой судьбой уготовано было стать спасителя Энгоу, как новое видение снизошло на провидицу Памелу. Юноша пребывал в самое сердце Пламенной Горы, у гигантской чаши, в которую в процессе священного ритуала должны низринуться принесенные селянами факелы. "Пришло время..." - говорил он, воздев руки над головой. - "Вскоре Пламя Тьмы восстанет вновь, и лава уничтожит селение... Пусть селяне своими руками высвободят его. Священное пламя, придай мне сил!.. Когда эту чашу наполнит священное пламя, начнется торжество разрушения!"


Хондару Арус, переместившийся в родной мир, отыскал в таинственных руинах; дядюшка рыскал в оных в поисках сокровищ. Просьба племянника несколько удивила пройдоху, но, тем не менее, он передал Арусу бутыль со святой водой из Радужной Бухты. Поблагодарив Хондару, Арус поспешил обратно к пьедесталу, магия которого перенесла его в земли близ Энгоу. Юноша со всех ног устремился к деревне, надеясь поспеть к началу Празднества...

А в деревне в ознаменование Празднества начались вечерние гуляния; на центральной площади Энгоу открылись несколько торговых лавок, и Марибель, совершенно позабыв о возложенной на них миссии, порхала от одной к другой, выбирая товары. "Иди за мной", - улыбнулся Кейфер, протолкавшись через толпу и протянув девушке руку, - "а не то потеряешься".

Марибель молча воззрилась на него. Эти же слова юный принц произнес несколько лет назад, когда они впервые встретились на цветочном лугу близ Фишбеля. "Иди за мной", - произнес тогда Кейфер, - "а не то потеряешься. Где ты живешь? Я отведу тебя домой". Слова эти пробудили в душе девушки неведомые прежде чувства, и сейчас, по прошествии нескольких лет, они лишь окрепли...


Тем временем в недрах Пламенной Горы юноша приблизился к белому монументу, пребывал подле которого хрустальный шар. "Лорд Оргодемир", - почтительно обратился он к тому, чьи очертания возникли в сфере. "Гурен", - глубоким голосом отвечал Лорд Демонов. - "Как продвигается изоляция от мира селения Энгоу?"

"Жители Энгоу поклоняются Богу Пламени", - поведал своему повелителю Гурен. - "Я разместил здесь огненного гиганта, этого достаточно, чтобы пробудить дремлющую мощь Пламенной Горы. Но чтобы высвободить ее, необходимо сперва поглотить священный огонь..." "Избавь меня от подробностей, переходи к сути", - оборвал юношу Оргодемир. "Конечно", - поклонился тот. - "Я собираюсь воспользоваться ритуалом Процессии Пламени, чтобы высвободить мощь Пламенной Горы".

"То есть, они сами навлекут на себя погибель", - расхохотался Лорд Демонов. - "Ты хорошо потрудился... и хочешь, чтобы я освободил твоих родителей, верно?" "Да", - отвечал Гурен, стараясь, чтобы голос его не дрогнул. "И что же ты станешь делать?" - вопрошал Оргодемир. - "Твоя деревня Энгоу будет уничтожена. Тебе некуда будет идти..."

"Мои предки всегда жили у Пламенной Горы", - отвечал Гурен, - "посему мы вверяем свои жизни Богу Пламени". "Ты прав... Бог Пламени..." - задумчиво произнес Лорд Демонов. - "Но ведь твой народ селяне изгнали и именно из-за твоего Бога Пламени... Почему же ты продолжаешь сохранять веру в него... Но ладно, мой избранный... Я сдержу свое слово... Твои родители обретут свободу, и души их тоже..."

"Что это означает?!" - воскликнул Гурен, исполнившись недобрых предчувствий. "Их больше нет в этом мире", - произнес Оргодемир. - "А что, я могу вложить иной смысл в эти слова? Если ты хочешь быть с ними, я могу отправить тебя туда... в мир Бога..." Глаза Гурена угрожающе сузились, когда смысл слов коварного Лорда Демонов стал доходить до его сознания. "Если не хочешь, возвращайся в деревню", - продолжал Оргодемир. - "Я запечатаю эту область после того, как ты уйдешь. Сомневаюсь, что мы встретимся вновь... Итак... что выбираешь?"

"Что еще за шутки?!" - взъярился Гурен. - "Так ты платишь за мою верность тебе... После того, как огненный гигант окажется здесь, его уже не убрать, только уничтожить можно! Ты хочешь, чтобы я погиб наряду с селянами?.. Ах ты гад!.. Я должен спешить в деревню, чтобы остановить Процессию Пламени!" "Бесполезно", - хохотнул демон. - "Для селян ты - предвестник кончины. Никто тебе не поверит".

"Теперь-то я понял", - выдохнул Гурен, с ненавистью воззрившись на очертания крылатой фигуры в хрустальном шаре. - "Это был ты... Ты стоял за изгнанием моей семьи!" "Слишком поздно ты понял это", - ликовал Оргодемир, довольный собой. - "А теперь исчезни!" Лорд Демонов разорвал контакт с юношей, и потоки образов прошлого хлынули в разум юноши. Сезон проливных дождей, угрожающих священному пламени, зажженному в деревне... Селяне, обвинившие в оном семью хранителей Пламенной Горы, и изгнавшие ее из Энгоу... Первая встреча с Оргодемиром, явившемся в хрустальном шаре у белого монолита в недрах Пламенной Горы... "Приветствую, избранные", - произносит Лорд Демонов, глядя на изгнанное семейство с неизменной усмешкой. - "Я осознаю всю несправедливость произошедшего с вами... Присоединяйтесь ко мне... Поклянитесь мне в верности и ждите времени, когда свершите отмщение! Питайте ненависть к тем, кто изгнал вас!"

Тогда же Гурен знакомится с белокурой девчушкой, неведомо как оказавшихся в сих пещерах. А, быть может, то - лишь видение? "Меня зовут Матильдой", - улыбается она. - "Ты тоже кого-то ненавидишь?" "Я..." - пытается выразить мысли юноша...

В себя Гурен пришел на каменной полу чертога, где и провел последние годы своего присного существования. Тряхнул головой, отгоняя образы сна. "Врата уже запечатаны", - пробормотал юноша, лихорадочно прикидывая, как ему следует поступить. - "Пути назад нет... Эх, папа, мама..."


Провидица Памела с выражением мрачной обреченности воззрилась на курящуюся Пламенную Гору. "Стало быть, это правда", - пробормотала она. - "Неужто тот юноша вернулся в деревню..."

...Разыскав на ярмарке Кейфера и Марибель, Арус с гордостью продемонстрировал им бутыль святой воды, доставленной дядюшкой Хондарой из Радужной Бухты. Некогда оную обнаружили и Арус с Кейфером, заметили под водной гладью подземного озерца некую статую...

Памела вновь обратилась к селянам, моля их не проводить ритуал Процессии Пламени, ведь завершится он страшным бедствием. Но, как и прежде, селяне не желали ее слушать... Старицу поддержал вернувшийся в деревню Гурен, но появление его селяне восприняли враждебно. "Он - сын изгнанного хранителя Пламенной Горы", - пояснила сородичам провидица. - "Его семью изгнали десятилетие назад". Люди, однако, сделали совершенно неверный вывод из его появление: наверняка юноша вернулся мщения ради и теперь стремится пресечь ритуал, неизменно сопровождающий каждое Празднество.

"Никто здесь не лжет", - прозвучал звонкий голос Аруса, и селяне притихли, обернувшись к троице чужаков. "В итоге все вы узнаете истину!" - продолжал юноша. - "Никто не может с полной уверенностью предсказать будущее!" "Верно, верно!" - загомонили селяне. - "Давайте начнем Процессию Пламени и станем молить Бога Пламени о благоденствии нашего селения!" Арус опешил: слова его вызвали эффект, совершенно противоположный ожидаемому. Воистину, каждый слышит лишь то, что хочет услышать...

"В итоге все ложится на плечи вас троих", - вздохнула старица Памела, обращаясь к героям. Лишь сейчас те заметили, что юноша, только что поддерживавший провидицу, куда-то исчез. "Кто он такой?" - полюбопытствовал Арус. "Нечто подобное случилось десять лет назад", - пояснила Памела. - "Из-за моего пророчества семью его изгнали из Энгоу. Лишь позже я осознала, что предсказание было неверным... Это стало моей единственной ошибкой за все то время, что я предрекала грядущие события. И по сей день я сожалею о ней. Но нынешняя ситуация куда более опасна. Я отправляюсь к Пламенной Горе... Вы же сопровождайте селян!"

Каждый из селян взял в руки зажженный факел, после чего Процессия Пламени, входили в которую и наши герои, устремилась к вершине чадящей годы. Издали наблюдал за ней Гурен. "Мне остается лишь одно..." - пробормотал юноша, приняв нелегкое для себя решение.


Вереница людей с зажженными факелами в руках медленно поднималась к вершине горы; впереди следовали наши герои и старейшина деревни, дозволивший им первыми приступить к ритуалу. Так, ступив к краю кратера, Арус по наказу старейшины бросил факел вниз, в пламенные недра вулкана. "Таким образом пламя, защищавшее нас, вернется в объятия Бога", - благоговейно произнес старейшина, наблюдая, как факел исчезает в лавовой купели. - "Но поторопитесь, своей очереди ждут множество людей".

Кейфер и Марибель тоже бросили свои факелы в жерло, после чего старейшина предложил им вернуться в селение и дождаться завершения ритуала. Однако у бокового тоннеля, ведущего в пещеры, коими была пронизана Пламенная Гора, герои с удивлением лицезрели провидицу Памелу наряду с ее молодой ученицей, Илмой; последняя сжимала в руках хрустальный шар для прорицаний.

"Нет времени для колебаний!" - прошептала старица, как только герои приблизились. - "Вы должны проникнуть в глубины Пламенной Горы, там творится что-то странное. Илма пойдет с вами. Когда все селяне бросят в вулкан свои факелы, Процессия завершится". Памела обещала ментально направлять в хрустальный шар Илмы видения происходящего на вершине горы, и герои немедленно ступили в извилистую сеть подземных коридоров.

Странно, но на пути им попалось немало тел монстров. Означает ли это, что кто-то недавно прошел тем же путем?.. "Четверть селян уже расстались со своими факелами", - нарушила молчание Илма, бросив взгляд в хрустальный шар. Герои прибавили шаг...


Огромный котел неподвижно висел в воздухе в недрах вулкана; исходящий от него луч света очерчивал контуры магической септаграммы, на которую падали бросаемые сверху факелы, питая ее своей энергией. Септаграмма разгоралась все ярче, но Гурен ничего не мог поделать с этим, ибо путь ему преграждал огненный гигант. Если юноше не удастся сразить сего противника, он не сможет развеять защитные чары, наложенные на котел...

"Ты предал повелителя, Гурен?" - неожиданно пророкотал гигант, и юноша поразился: "Что?! Могущество пламени даровало тебе сознание?!" "Ты поклялся в верности повелителю..." - продолжал гигант. - "Сердце твое исполнено ненависти, посему можешь ты преображаться в монстра. А теперь ты хочешь простить людей?.." Гурен замялся, пытаясь понять, чего же он в действительности хочет, к чему стремится...

"Вставать на сторону людей бессмысленно", - произнес огненный гигант. - "Ты уже стал одним из нас!" Он раззявил огромную пасть, и волна испепеляющего жара накрыла Гурена, отшвырнув далеко прочь... Тело юноши начало преображаться...

А к парящему в воздухе котлу уже приближались герои и сопровождавшая их Илма. Преграждавшая путь каменная глыба, исполненная в форме гигантской головы, встревожила их, но не более. Наверняка обыкновенная статуя, установленная неведомо кем и когда...

"Слушайте меня!" - раздался из хрустального шара напряженный голос провидицы Памелы. - "Судя по всему, в этом котле накапливается могущество пламени. Его используют, чтобы вызвать извержение Пламенной Горы... Уже около половины селян завершили ритуал... Как можно скорее уничтожьте котел!" Немедленно, Марибель сотворила огненный шар, направив его на котел, но пламя не оставило и следа на каменной поверхности.

"Бесполезно!" - прозвучал голос, и взгляды героев устремились к юноше откровенно чудовищной наружности, возвышавшемуся на вершине каменной статуи. - "Вы не можете уничтожить котел, но одержав верх над огненным гигантом". В юноше Арус узнал Геруна, изгнанного селянами из Энгоу десятилетие назад, но ныне тот обратился в некий гибрид человека и монстра. Тем не менее, Илма подтвердила, что это действительно он, Герун.

Последний спрыгнул с головы статуи, глаза которой угрожающе вспыхнули, и, преградив путь героям, угрожающе произнес: "Но вы не сможете одолеть огненного гиганта, ибо я не позволю вам сделать это!" С этими словами он произнес огненное заклинание, и языки жаркого пламени устремились к пораженной четверке, объяли их...

"Еще немного, и все закончится", - хохотнул монстр в обличье Геруна, наблюдая, как жертвы его корчатся от боли. - "Когда люди бросят последний факел и наполнят котел священным пламенем, пламя тьмы моего повелителя окажется высвобождено и огненный гигант спровоцирует извержение Пламенной Горы! Потоки лавы уничтожат деревню... Эти жалкие людишки уверуют в то, что зрят гнев Бога Пламени... и предадутся отчаянию..."

Магическое пламя иссякло; опаленное тело лишившейся сознания Илмы лежало на земле, хрустальный шар выпал из безвольных рук ее и откатился в сторону. Отражался в нем лик Памелы; старица взывала к Арусу, не понимая, почему медлят герои. Последние же пребывали в некоторой растерянности, ибо никак не ожидали встретить здесь Геруна, не разумели произошедшей с юношей разительной перемены.

"А теперь я прикончу людишек, вставших у меня на пути..." - прошипел тот, воздел руки, дабы произнести новое гибельное заклятие. "Погоди!" - выкрикнул Арус. - "А ты сам разве не человек?" В ответ Герун хищно ухмыльнулся и вновь атаковал троицу героев колдовским пламенем. Марибель пала ниц, закрыв телом своими Илму и сознавая, что нынешняя ситуация напоминает произошедшее с Матильдой...

Шлем Тритона на голове Аруса воссиял, и вокруг юноши соткался водный щит; пламя Геруна обтекало его, не причиняя никакого вреда герою. Арус выхватил меч, и глаза Геруна изумленно расширились, когда заметил он на запястье противника сияющую метку... подобную той, пребывала которого на лбу у него самого.

"Печать воды..." - выдохнул Герун и, будто отвечая метке Аруса, воссияла и его собственная, огненная. Страшно закричав, юноша закрыл лицо руками, пал на колени. Герои замерли в недоумении, не разумея, что происходит; сердцебиение Аруса по неведомой причине участилось.

Гурен вновь обрел человеческое обличье, недоуменно огляделся по сторонам. "Я что, обратился в монстра?" - пробормотал он. - "Нет... Сейчас это неважно... Немедленно уничтожьте огненного гиганта!" Герои переглянулись: означает ли это, что только что Гурена контролировала чья-то злая воля?..

"Если ты можешь воспользоваться водной меткой, отразишь огненные атаки гиганта..." - обратился Гурен к Арусу, и тот неуверенно кивнул, все еще не очень-то разумея, о чем говорит этот странный юноша.

Не мешкая, Арус устремился к огненному гиганту и, воззвав к могуществу водной метки, нанес ему удар мечом. Облака пара заволокли пещеру... Пламенная аура, окружавшая гиганта, исчезла, но тот лишь расхохотался. "Кто ты такой?" - с интересом поинтересовался он, взирая на Аруса сверху вниз.

"Огненный гигант!" - выкрикнул Гурен. - "Причиной твоего поражения станет твое же самосознание!" Немедленно, он сотворил гигантский огненный шар, обрушив его на гиганта. Во все стороны полетели каменные осколки, и юноша довольно усмехнулся: "Как и ожидалось, огненная магия теперь оказывает на него воздействие!"

"П-почему..." - недоумевал гигант, бешено вращая глазами. "Ты все еще не понимаешь", - покачал головой Гурен. - "Брешь в твоей броне - желание узнать истину". С этими словами он вновь устремился в атаку, и на этот раз поддержали его и иные герои. Марибель сотворила огненное заклятие, направив его на гиганта, Кейфер же нанес остову того сильнейший удар мечом.

Гурен был впечатлен; он и не ожидал, что незнакомцы сии столь сильны. "Кто вы такие, ребята?" - приосанился он. "Мы... избранные!" - пафосно отвечал Кейфер, и Арус с Марибель закатили глаза - столь комично выглядел приосанившийся принц.

В памяти Гурена, однако, слова Кейфера вызвали совершенно иное видение - прошлого, судьбоносного момента, когда жизнь его резко изменилась... "Добро пожаловать, избранные", - произносит лорд Оргодемир, скрестив руки на груди и снисходительно глядя сверху вниз на замерших пред ним членов изгнанного клана хранителей Пламенной Горы. - "Присягните мне на верность... и ждите того дня, когда свершите наконец отмщение! Пусть тело мое и отрезано от мира, душа пребывает с каждым из вас..."

"Я знаю, что у тебя на сердце..." - неожиданно пророкотал огненный гигант, обращаясь к Гурену и вырывая того из бездны горьких воспоминаний. - "Ты думаешь о тех, кто был избран, верно?.. Ты не можешь забыть о своей клятве верности повелителю... Но еще не слишком поздно... Ты еще можешь завершить свою миссию..."

"Замолчи! Нас с ним больше ничего не связывает!" - взъярился Гурен. - "Особенно теперь, когда я узнал правду... Он тот, кто стоял за всем этим... Он не только сделал так, что родители мои были изгнаны, он убил их... Он делал все для того, чтобы использовать меня! С самого начала все было ложью!.. Ведь когда все начнется, даже тебя поглотит пламя, ты не сможешь избежать гибели. Всем мы - лишь пешки в его замыслах!" "Я никогда не ценил собственную жизнь", - отвечал огненный гигант. - "Воля лорда - моя воля... Позволь мне спросить еще раз: желаешь ли ты изменить свое решение..."

"Нет!" - яростно выкрикнул Гурен, и в следующее мгновение гигант раззявил огромную пасть, откуда вырвались потоки пламени. Инстинктивно Арус закрыл лицо рукою, и был несказанно поражен, когда вновь возникший водный щит оградил его, Кейфера, Марибель и Илму от столь страшной атаки. Неужто в сем заключается действие дарованного тритоном шлема?..

Гурену, однако, повезло меньше; его дымящееся тело покоилось в нескольких шагах от героев. Наказав Марибель сотворить целительное заклинание, Арус и Кейфер устремились в атаку. Полоснув гиганта мечами, юноши отступили в сторону, а исполинская каменная голова воспарила в воздух, дабы обрушиться на людишек, придавить их своей многотонной массой. Поняв, что сейчас последует, Арус и Кейфер попытались было отпрыгнуть прочь, но низвергнувшийся гигант придавил-таки ногу принцу. Арус в ярости ударил конструкта мечом, но отсек лишь каменное крошево от тела того.

"Позволь мне..." - произнес Гурен, приблизившись к основанию огненного гиганта, и, взглянув тому в лицо, с кривой ухмылкой произнес: "Как думаешь, что произойдет с раскаленным телом, если его резко охладить?" После чего произнес заклинание, и гигант отпрянул, слишком поздно осознав, что воззвал Гурен к стихии огня, а не холода. Но, так или иначе, Кейфер был свободен.

"Немедленно исцелите его", - наказал Гурен Арусу и Марибель, после чего, обернувшись к огненному гиганту, заявил: "Раз ты обрел сознание, то должен понимать, что такое страх... Похоже, ты все-таки страшишься смерти... Если бы я знал огненные заклятия, то давно бы применил их против тебя. Но... ты и следующую атаку не отразишь..."

И Гурен сотворил пламенную стену, возникшую между героями и гигантом. "Эта стена поглотит все огненные заклятия", - пояснил юноша как конструкту, так и героям. - "Теперь ты ничего не сможешь поделать..." "Ну, раз дошло до этого, то я заберу этот остров с собой!" - проревел гигант, решив разом высвободить свою огненную энергию и тем самым спровоцировать немедленно извержение вулкана.

Гурен, однако, в долгу не остался, произнес заклятие, и воздух устремился внутрь гиганта. Тот захлопнул пасть, но было уже поздно, Гурен все верно рассчитал: огненная стена создаст вакуум, а воздух, оказавшийся внутрь конструкта, лишь раздует пламя, что, в свою очередь, приведет... к взрыву!.. Действительно, огненный гигант взорвался, обратившись в груду раскаленных каменных обломков.

Теперь дело оставалось за малым - уничтожить котел, вбирающий в себя энергию священного пламени. Кейфер и Арус же бросились к останкам гиганта, заметив среди них каменный осколок. Гурен недоуменно взирал, как эти двое радуются и искренне поздравляют друг друга с находкой. "Именно такие осколки сделали возможным наше перемещение на этот остров", - сообщила ему Марибель, и Гурен кивнул: "Ясно... Так вы из Эстарда?" "Ты знаешь об Эстарде?!" - поразилась Марибель.

Услышанному поразилась и Илма, но внимание девушки вновь привлекла Памела, голос которой раздавался из хрустального шара. "Что там у вас происходит?!" - вопрошала провидица. - "Из недр вулкана поднимается пламя тьмы..." Герои воззрились на котел и ярко светящуюся магическую септаграмму; над оной поднимался столп темного пламени...


Оный устремился ввысь, к ночным небесам. Старейшина и Памела отшатнулись от жерла вулкана, ровно как и последняя из селянок, не успевшая бросить свой факел в огненные глубины. "Значит ли это, что Бог Пламени гневается?!" - зашептались пораженные селяне, переглядываясь. - "Никогда мы не видели пламя такого странного цвета..."

"Нет, это не пламя", - молвила Памела, обращаясь к сородичам. - "Это, должно быть, пламя тьмы!.." Слова сии прозвучали донельзя зловеще, селяне встревожились. "Памела..." - начал старейшина. - "А его можно как-нибудь потушить? Наверняка способности к предвидению дадут тебе ответ". "Как знает", - хмыкнула старица. - "Не ты ли говорил, что последним моим предсказаниям верить нельзя?" "Мы ошибались..." - пристыжено опустил глаза старейшина. "Не стоит волноваться", - отмахнулась Памела. - "Герои, способные изменить грядущее, уже занимаются этим..."


"Проклятье!" - пробормотал Гурен, неотрывно взирая на каменный котел. - "Похоже, в нем накопилось куда больше магической энергии, чем я мог предположить. Если это продолжится, весь остров окажется объят пламенем тьмы и, таким образом, отрезан от мира". "То есть все эти факелы лишь придавали ему сил", - в изумлении выдохнула Марибель, и Гурен мрачно кивнул: "Теперь даже уничтожение котла не спасет ситуацию..."

Посредством хрустального шара к героям обратилась провидица Памела, наказав им как можно скорее возвращаться к жерлу вулкана и окропить пламя тьмы святой водой - радужной росой. "Эта вода, зачерпнутая из озерца в пещерке в Эстарде", - пояснил Арус Гурену, продемонстрировав бутыль, полученную от дядюшки Хондары. "А, я слышал о такой", - задумчиво кивнул Гурен. - "Это святая вода, схожая со святым огнем".

"Весьма вероятно, что она сможет затушить пламя тьмы", - вещала Памела, и герои, воодушевившись, продолжили восхождение к вершине кратера. Вернувшись к селянам, они проследовали к жерлу, откуда вырывалось зловещее пламя тьмы; откупорив бутыль, Арус выплеснул содержимое на ирреальную субстанцию... и та исчезла, развеявшись, как утренний туман.

"Процессия Пламени завершилась", - обратился старейшина к ожидавшим слов его селянам. - "Наш Бог не оставил нас... Вернемся же в деревню и продолжим Празднество!" Низко поклонившись героям и Памеле, старейшина пригласил их принять участие в торжествах по случаю чудесного спасения Энгоу, после чего наряду с остальными селянами устремился к подножью вулкана. Памела, однако, задержалась на вершине Пламенной Горы.

"Большое вам спасибо", - поклонилась героям старица. - "Будущее все же оказалось изменено. Даже если оно видится совсем уж мрачным, если пламя в ваших сердцах искренне желает изменить его, это становится возможным. Мы, провидцы, можем лишь указать путь, а к худу или к добру он приведет, зависит от устремлений сердца..." "Стало быть, будущее и впрямь можно изменить?" - озадачился Кейфер.

"Гурен..." - обратилась Памела к нахмурившемуся юнцу. - "Прости меня за то, что произошло десять лет тому назад. Через хрустальный шар Илма поведала мне о том, что ты обратился в монстра. Скажи, ты - пленник Лорда Демонов?" На память Арусу немедленно пришла крылатая фигура, явившаяся в грезах...

"Я ощутила, что это происшествие каким-то образом связано с Лордом Демонов", - пояснила провидица героям. - "И в пророчествах упоминание подобное... как Лорд Демонов заточил весь мир... оставив лишь единственный остров перед тем, как исчезнуть..." "Это похоже на наш мир..." - в ужасе выдохнул Арус, и Памела кивнула, соглашаясь с собственными мыслями: "Как я и боялась, вы явились из мира будущего, в котором Лорд Демонов исчез. Вы - обитатели одного-единственного оставшегося острова... Эдема!"

"Эдема?" - удивился Кейфер. - "Но наш остров зовется Эстардом". "Эдем - второе название Эстарда", - пояснила Памела. - "И означает это, что остров защищен невероятной силой; он - исполненный благоденствия рай, куда не могут ступить ни монстры, ни чужаки. Посему с давних времен люди начали называть этот остров Эдемом... Кроме того, существует пророчество о Воителях Эдема, которые вернут утраченный мир!" "Воителях Эдема?!" - воскликнули пораженные до глубинны души герои, и Памела, выдержав задумчивую паузу, продолжила: "К тому же, легенды говорят об избранном высшими силами, отмеченном стихийными духами..."

Провидица обратилась к Гурену: "Ты слышал о том, что у хранителей Пламенной Горы на телах - огненные метки?" Юноша кивнул, и, убрав волосы со лба, явил героям и Памеле метку, добавив: "Но, похоже, у Аруса тоже есть метка на правой руке..." Встрепенувшись, старица схватила опешившего Аруса за руку, внимательно осмотрела то, что юноша доселе считал все лишь шрамом. "Это метка водных духов", - уверенно заявила Памела. - "Но ее очертания не завершены... В основе этого мира лежат четыре стихии: огонь, вода, земля и ветер. Над каждой из стихий стоит один из духов... Бог Огня Энгоу на самом деле - стихийный дух огня. И в этом мире должны быть четверо воинов, получивших могущество четырех духов. Гурен, ты - один из отмеченных духами... Поможешь ли ты Арусу?"

"Я еще не простил людей", - скрипнув зубами, отвечал Гурен, но во взгляде его не было прежней ненависти. - "Лорд Демонов обманул меня, убил моих родителей... Я ненавижу его... но это не означает, что я не испытываю того же по отношению к людям... Так что я сам доберусь до него". "Стало быть, ты все еще не можешь простить меня", - вздохнула Памела. - "Но... я могу сказать тебе лишь одно: люди делают ошибки, потому что слабы... Потому-то им и не выжить по одному... им нужны товарищи..."

"Все равно, я все сделаю сам", - упрямо заявил Гурен, но, обернувшись к Арусу, добавил: "Я хочу поблагодарить тебя. Когда я обратился в монстра... связь между нашими метками спасла меня от этого проклятия. В знак признательности я расскажу вам обо всем, что знаю... Лорд Демонов использует монстров в качестве ключей, закрывающих области этого мира. Одна из таковых тоже некогда была человеком, но обратилась в монстра..."

"Матильда!" - изумились герои, и глаза Гурена округлились от удивления: "Вы знакомы с Матильдой?!" Арус поведал юноше и произошедшем в Рексвуде, и тот долго молчал, размышляя. "Вот оно, стало быть, как все вышло..." - прошептал он наконец. - "Лорд Демонов стремится уничтожить мир, разделив земли на острова, и один за другим заточив их во тьме. В основе этого замысла - тела монстров, выступающих своеобразными ключами... уничтожая их, мир можно спасти. Если сделать это, мир вновь возникнет в будущем... Это все, что я знаю..."

"А Лорд Демонов?" - вопросил Арус, и произнес Гурен: "Его имя - Оргодемир! Судя по всему, он пребывает в ином измерении... В нынешнем состоянии он не может применить свое могущество... но я не знаю, почему... Теперь я поведал вам обо всем, что мне ведомо, и ухожу..."

Он устремился было прочь, но выкрикнул Арус ему вслед: "Встанешь ли ты рядом с нами, когда настанет день решающего противостояния?" Гурен ничего не ответил на это, и вскоре скрылся в одном из боковых тоннелей. "Не кручиньтесь", - обратилась Памела к приунывшим героям. - "Он тоже отмечен духами. Вы наверняка встретитесь в будущем... ибо это - ваша судьба..." За неимением итого, героям приходится уповать именно на это...


Покинув недра Пламенной Горы, герои вернулись в Энгоу, присоединившись к ночным гуляньям. Кейфер, однако, извинился, сказав, что хочет немного побыть один; присев подле одного из огромных факелов на окраине селения, принц неотрывно смотрел на пламя, о чем-то напряженно размышляя.

Здесь его и обнаружила Марибель. "Ты что здесь делаешь?!" - удивилась девушка. "Знаешь, если бы я не убежал из замка, то не вкусил бы свободы", - с улыбкой признался Кейфер. - "Я не хочу становиться королем... хочу остаться самим собой. Потому я не могу принять выбора, сделанного за меня с момента моего рождения... Я обожаю приключения, ведь здесь никто не знает, что я принц, и никто не посмеет ограничить меня в действиях... Здесь столько новых открытий... это все так здорово!.. Как бы это сказать... я действительно очень хочу оказаться одним из избранных... Такое чувство, как будто сокровенная мечта моя может действительно воплотиться в жизнь. Но... избранным оказался не я, а Арус..."

"И что? Теперь ты оставишь жизнь, полную приключений?" - тихо вопросила Марибель. - "Это на тебя не похоже! Да, у Аруса есть метка... но мы же все делали точно то же, что и он! Разве не все мы - Воители Эдема?! Возможно, Кейферу уготована собственная судьба!" Кейфер осекся, заметив, как блестят глаза девушки от сдерживаемых слез. "Разве не ты предложил Арусу присоединиться к тебе в исследовании древних руин?" - продолжала Марибель. - "Пусть он и избранный, без Кейфера ничего это не было бы!"

Кейфер улыбнулся: действительно, начать исследования руин предложил Арусу именно он. "Ты всех зажег своим энтузиазмом!" - распалялась Марибель. - "А теперь сидишь тут в депрессии! Все ведь говорят, что ты горишь огнем, как солнце! Если так хочешь получить метку, то можешь сам этого добиться!" Рассмеявшись, Кейфер взял Марибель за руку и устремились они к площади селения, доносились откуда веселые песни и смех.

...К полудню следующего дня, когда селяне наконец проснулись после обильных возлияний, герои распрощались с жителями Энгоу. "Кстати, а куда поинтересовался Гурен?" - полюбопытствовал старейшина. "Ушел куда-то..." - отвечал ему Арус. "Вчерашние события... и десятилетней давности..." - вздохнул старейшина. - "За многое нужно просить прощения... Но он, возможно, никогда не сможет простить нас... Если вы когда-нибудь встретите его вновь... пожалуйста... скажите, что мне очень жаль..." Арус кивнул; быть может, их пути с Гуреном действительно когда-нибудь пересекутся?..

"Вам придется немало потрудиться, восстанавливая разбитый мир", - шепнула героям провидица Памела. - "Лучше никому не говорите о Лорде Демонов... Это может посеять ненужную панику..." С этими словами старица протянул Арусу каменный осколок, который много лет пылился у нее в чулане.


Гурен же, покинув Энгоу, отправился в плавание на утлой лодчонке, и вскоре прибило оную к островку, пребывало на котором селение Дайлак. Ныне находился в оном один-единственный старец: он-то и поведал Гурену о случившемся 50 лет назад. Селяне Дайлака поклонялись Богу Воды, но, если верить легендам, в древние времена предметом почитания служил гигантский обелиск, по сей день находящийся на деревенской площади. Однажды, в год страшной засухи, селяне истово молились своему божеству, прося то о благословенном ливне, и оный действительно пролился... Струи страшного, серого дождя обратили жителей Дайлака в камень!.. По сей день каменные статуи несчастных мирян, источенные временем, высились в селении...

Одержав верх над кровожадным монстром, ставленником Лорда Демонов в Дайлаке, Гурен забрался на гигантский обелиск в центре деревни и выплеснул в воздух радужную воду из фляги, кою некогда зачерпнул в подземном озерце Эдема. На глазах юноши свершилось чудо и селяне вновь обрели плоть!.. Так, еще один остров был вырван из заточения в ирреальности, а Гурен, спрятав обнаруженные в пути каменные осколки в основании обелиска, вернулся в Эдем. Спустившись в Радужную Бухту, он написал короткое письмецо героям, с которыми на короткое время свела его всемогущая судьба, после чего поместил оное в бутыль и оставил на побережье, где пролежит она долгие, долгие годы...


...Посредством пространственно-временного рифта в ткани реальности вернувшись в подземелье руин, герои приняли решение немедленно выступить в замок, ведь наверняка в мире их появился новый остров. Однако Арус заметил хамелеона, скользнувшего в щель в стене, и, надавив на оную, обнаружил потайную дверь.

Герои оказались в просторном зале, пребывали в котором четыре каменных строения, а в центре, прямо на мозаичном полу, обнаружилась пергаментная карта. Отображались на ней четыре острова, и лишь сейчас Марибель заметила, что очертания оных представлены на мозаичном полу в сем зачарованном чертоге. Арус и Кейфер возликовали, заметив остров к северу от Эстарда и Рексвуда. Наверняка это Энгоу!.. Но что за островок к югу-востоку от Эстарда? Он-то откуда взялся?..

Марибель обратила внимание товарищей на сияние, исходящее от одного из четырех строений в чертоге. С опаской проследовав внутрь, герои воззрились на пространственно-временную воронку, столь им знакомую. Проверить, куда она ведет, можно было лишь одним способом, и герои бесстрашно ступили в рифт... оказавшись в Радужной Бухте, сокрытой в недрах земли, под таинственными руинами.

"Поверить не могу, что бухта связана с этим местом", - задумчиво произнес Кейфер, озираясь по сторонам. Практичный Арус же вновь наполнил бутыль водами из радужного озерца. Как знать, вдруг пригодится?..

Тут же и Марибель возжелала зачерпнуть чудесной воды; пройдясь по берегу озерца, девушка заметила невзрачную бутылочку, явно пролежавшую здесь долгие годы... и обнаружилось в ней... письмо от Гурена! "Воины Эдема", - значилось в нем, - "если вы читаете это, стало быть, селение Энгоу вернулось в ваш мир. Я же обнаружил крохотный островок под названием Дайлак, находящийся под властью Лорда Демонов, но с помощью святой воды вырвал сей клочок земли из заточения... Да, я действительно могу ступать в Эдем, куда нет дороги ни монстрам, ни чужаком... Возможно, дело в метке стихийных духов... Хоть жители Дайлака были обращены в камень, если святая вода прольется с небес, они все могут вновь обрести плоть. Подробнее расскажу при следующей встрече... Я написал это письмо лишь затем, чтобы поведать вам о каменных осколках, которые необходимы для достижения цели. Я сам отыскал несколько осколков и спрятал их в Дайлаке. Там вы их и найдете, у огромного обелиска... До встречи. Гурен".

Стало быть, Гурен преследует те же цели, что и сами герои; неведомо, сколько лет прошло меж эпохой, из которой только что вернулись Арус и его товарищи, и настоящим... Пребывает ли Гурен среди живых по сей день?..

"Вода здесь действительно волшебна", - произнес Кейфер, любуясь радужными водами. - "Интересно, обладает ли она могуществом, подобным твоей метке духов?" Лицо Аруса отразило истовое потрясение: он лишь сейчас осознал, что, ныряя в озеро за первым осколком, заметил в недрах его гигантскую статую русалки... возможно, то и есть стихийный дух воды?.. "Если это так, стало быть, этот остров действительно особенный!" - воскликнул Кейфер, и Арус с энтузиазмом закивал: "Да, а мы никогда этого не понимали... Это поистине потрясающий остров!" Руины, пьедесталы, Радужная Бухта... кто знаете, какие еще тайны сокрыты в недрах Эстарда... нет, Эдема, хранимого высшими силами, которого не может коснуться скверна Лорда Демонов?..

...Вернувшись в замок Великого Эстарда, герои обнаружили в тронном зале не только короля Бурнса и сенешаля, но также отшельника, Боркано и Амитта. "Отшельник уже рассказал мне, чем вы занимались", - без обиняков заявил монарх. - "Он говорил, что вы стремитесь вернуть утраченный мир, и я слышал, что теперь, когда вы вернулись в город, должен появиться новый остров. Если это действительно произойдет, я приму его слова на веру..."

В это мгновение в чертог ворвался солдат, сообщив, что экспедиция вернулась в порт, доложив о том, что к северо-западу от Эстарда возник новый остров, в центре которого высится огромный вулкан. Поблагодарив Кейфера за приложенные усилия, король, тем не менее, строго-настрого запретил сыну продолжать свои приключения. "Мой лорд! Мы не об этом договаривались!" - воскликнул пораженный отшельник, но Бурнс, отмахнувшись, продолжал: "Кейфер, ты всегда будешь оставаться наследником трона. Задачу вернуть мир я возложу на плечи иных людей, ты же займешься делами государства!"

Короля поддержали и Амитт с Боркано, велев чадам своим возвращаться в Фишбель и нос не высовывать из дома. Когда селяне покинули тронный зал, и монарх с сыном остались наедине, Бурнс произнес, наградив Кейфера тяжелым взглядом: "Это началось, когда ты взял без дозволения кольцо королевы. Солнечный Камень, он передается из поколения в поколение в нашем роду, когда наследник престола сочетается законным браком. Ты-то уже присмотрел себе кого-нибудь?" "Я и не думал о женитьбе!" - взорвался Кейфер. - "Не хочу связывать себя этим!" "Хочешь свободы?!" - взъярился король. - "Ты все никак не поймешь своего положения?!. Как бы то ни было, забирай это кольцо. Встретишь свою нареченную - передашь его ей!"

Растерявшись, Кейфер принял дорогой дар, а король продолжал: "Ты действительно не хочешь наследовать трон?" "Не знаю..." - отвечал Кейфер, - "до сих пор не хотел. Но... не знаю, как сказать... я знаю, что у каждого - своя судьба. Предназначение, от которого не убежать... Как бы это сказать... если я остановлюсь на достигнутом, то никогда не получу ответ... Вот в чем смысл моего путешествия... Конечно, я не знаю, что нам уготовлено в грядущем. Потому-то я и хочу рассчитывать на себя и найти собственный путь в этой жизни..."

Изумленный словами сына, монарх, тем не менее, отрицательно качнул головой. "Неважно, какие у тебя причины, я запрещаю тебе продолжать это странствие!" - произнес он. - "Ты останешься в замке!" Принц, однако, отрицательно покачал головой, устремился к дверям тронного зала; упрямство он унаследовал от своего отца.

...Подобный разговор происходил сейчас и в особняке Амитта; последний попытался было запретить дочери ввязываться в подобные опасные авантюры, но переспорить своенравную Марибель было не так-то просто, и папаша наконец сдался. "Только не подвергай себя опасности, ладно?" - вздохнул он. "Конечно, папа!" - с энтузиазмом закивала девушка. - "К тому же, со мной будут Арус и Кейфер!"

"Для тебя - принц Кейфер!" - нахмурился Амитт. - "Он - наследник престола! Король Бурнс настоял на том, чтобы он оставался в замке, а не искал приключений на свою... гм..." Марибель метнулась в свою комнату, бросилась на кровать и разрыдалась. "Нам так сложно было собраться наконец вместе и отправиться на поиски приключений", - всхлипывала она. - "Почему... ну почему ты принц?!."

...Боркано внимательно выслушал рассказ Аруса, сохраняя непроницаемое выражение на лице. "Я-то думал, что ты - воплощение осторожности", - изрек он наконец. - "Но то, что ты сделал... я и помыслить о таком не мог. Но я не собираюсь уподобляться королю Бурнсу и Амитту, запрещая тебе продолжать начатое. Однако убегать на поиски приключений и заставлять родных волноваться... этого я не одобрю. Ну, что скажешь? Продолжить свои странствия?" "Д-да", - кивнул Арус, не разумея, куда клонит отец.

"Даже в одиночку?" - прищурился Боркано. "Хоть я о многом и тревожусь..." - запинаясь, отвечал Арус, - "это приключение... восстановление мира... я чувствую, что это - моя судьба. Ты всегда говорил: "Мужчина должен следовать тем путем, в который верит", верно? Сейчас я верю в избранный путь, я должен пройти его до конца!"

"Я понял", - кивнул отец, - "и не стану тебе препятствовать. Ты - мужчина, и должен понять, чего способен достичь. Это будет твоим собственным решением! К тому же, твое странствие может открыть тайну этого мира. Так что ты не должен отступать на полпути!" "Конечно!" - радостно воскликнул Арус. "Но не переусердствуй!" - осадил его Боркано. - "Если столкнешься с опасностью, помни, что бегство - тоже проявление храбрости и здравомыслия".

Арус отправился на боковую, Боркано же остался в комнате наряду с супругой, Мари. "Малыш вырос", - добродушно усмехнулся рыбак. - "Когда он родился всего на шестом месяце, все боялись, что с ним станет..." "Он родился вполне обыкновенным ребенком", - отозвалась Мари. - "Возможно, его защищают некие высшие силы. Так все говорят..." "В тот день, когда он родился, я наловил рыбы куда больше, чем обычно", - припомнил Боркано. - "Интересно, не получил ли наш малыш благословения великого моря. Как будто сами твари морские радовались его рождению..."

...На следующее утро Арус, Марибель и Кейфер, вновь собравшись вместе в подземной бухте, отправились в плавание к острову Энгоу...


Ночь объяла мир, и Воители Эдема, вернувшись из морского вояжа к Энгоу, разошлись по домам, где погрузились в беспокойный сон. В грезах Арус парил высоко над миром, не сохранилось в котором и клочка тверди земной. Неожиданно в небесах возник остров, рухнул в океан. Арус знал, что это - Эстард, его родина... Знал он и то, что так было не всегда. Некогда в сем мире пребывало множество островов, держав... и однажды он обязательно восстановит разбитый мир...

Воды за спиною Аруса вспучились, и к юноше бросилось гигантское морское чудовище. Раскрылась огромная пасть, но Арус сумел отпрянуть, и тварь вновь скрылась в пучине. Однако в хладные воды морские рухнул и юноша, заметив в глубинах статую стихийного духа воды. "Проснись, Арус..." - прозвучал в разуме его чистый голос, и юноша пробудился в холодном поту. До самого утра он так и не сомкнул глаз...

Кейфер же грезил о вчерашнем визите в Энгоу; город оставался практически таким, как герои запомнили его. Единственное, что изменилось - появились подземные бани, пользующиеся у селян огромной популярностью. На глазах зардевшегося Кейфера Марибель сбросила платье, прыгнув в один из горячих источников... А в следующее мгновение все без исключения люди вокруг Кейфера исчезли; бросив на него последний взгляд, Марибель исчезла под водою. Объятый ужасом, Кейфер бросился ей на выручку, нырнул в источник, но на глазах его Марибель обратилась в русалку и устремилась прочь. Кейфер поймал было ее за хвост, но тот остался у него в руках, и очам принца предстала совершенно обнаженная девушка...

Что до самой Марибель, то сей странной ночью в грезах зрела она свою первую встречу с принцем Кейфером. Последнего повстречала она на цветочном лугу; вместе они собирали цветы, а затем мальчуган вызвался проводить ее домой, в Фишбель. Ненадолго остановились они у могилы королевы, матери Кейфера, на которую возложили цветы, а затем продолжили путь в Великий Эстард. Юная Марибель несказанно поразилась, когда, распрощавшись с нею, мальчуган устремился прямиком во врата королевского замка.

Вернувшись в Фишбель, девочка в задумчивости шла по побережью, когда заметила что-то в глубинах морских. А затем она - наряду с Арусом и Кейфером - оказалась под водой... пред гигантской статуей стихийного духа. Марибель осознала, что не может дышать, и, запаниковав, устремилась к поверхности. Мокрая и недовольная, сидела она на берегу, а Арус с Кейфером потешались над нею...

Конечно, проснулась Марибель в чрезвычайно скверном расположении духа...

***

Ныне на островке к юго-западу от Эстарда не существовало Дайлака, но огромный обелиск по сей день высился в дикоземье острова. В основании его герои действительно отыскали три каменных осколка, оставленных здесь Гуреном много лет - столетий? - назад.

Поместив оные на очередной пьедестал, они переместились на иной остров, вырванный из пространственно-временного континуума. К вящему удивлению героев, в деревушке Орф проживали исключительно животные - коровы, кошки, собаки, куры... Что здесь могло приключиться?.. Кейфер припомнил, что недалече от Фишбеля в лесу проживает человек, понимающий язык животных. Наверняка он заинтересуется сим городом.

Так, вернувшись в родной мир и убедив селянина последовать за ними в пространственно-временную воронку, герои явили ему престранный город. Пораженный человек немедленно заявил, что животные, пребывающие в Орфе, на самом деле - люди, в то время как немногочисленные остающиеся в деревушки люди - животные в душе. Пообщавшись с одной из старушек, на поверку оказавшейся собакой, селянин выяснил, что давным-давно городишке сему угрожал монстр, и на защиту Орфа встали легендарные белые волки. Но благородные звери один за одним гибли в противостоянии. Наконец, им удалось заманить монстра в пещеру под западной Божьей Горой Сейд, где тот и остался заточен. В сражении выжила лишь одна волчица... Однако недавно в город вновь наведался монстр, и обратил животных в людей, а людей - в животных. Наверняка что-то страшное творится на горе Сейд...

Герои выступили на запад, миновали извилистые лабиринты Божьей Горы, обнаружив в сердце ее разбитый саркофаг и монстра, вырвавшегося на свободу из многовекового заточения. Лишь один-единственный мальчуган противостоял чудовищу - белый волчонок, обращенный им в человека!.. Героям удалось вновь заточить тварь в саркофаге; проклятье спасло с городка, и жители его обрели свой истинный облик... Все, кроме волчонка, которому всю жизнь придется оставаться в обличье мальчишки. Последний - Габо - выразил желание присоединиться к Арусу и остальным, дабы отыскать того, кто выпустил монстра из саркофага и навлек тем самым страшное проклятье на Орф.


Следующим затерянным во времени и пространстве островком, на который отправились герои, возложив найденные осколки на следующий пьедестал, стал Фалриш. Селение, пребывающее на сем клочке суши, подвергалось постоянным атакам со стороны механических воинов. Посему в деревню прибыли солдаты из соседнего замка, Фальрода, где ныне и оставались, ожидая следующей атаки противника.

Устремившись в замок Фальрод, герои предложили свои услуги королю в качестве наемников. Тот предложение принял, ибо положение в державе сложилось воистину критическое: и солдаты, и подданные были донельзя измотаны бесконечными атаками неутомимых механических созданий.

Заручившись поддержкой знаменитого изобретателя, отшельника Зеббота, герои, вернувшись в Фальрод, обнаружили, что замок осажден механическими солдатами, прорвавшимися через укрепления, возведенные в Фалрише. Отбросив конструктов, герои получили небольшую передышку, которую Зеббот использовал для подавления управляющего механическими солдатами дистанционного сигнала, приказывающего им крушить все на своем пути.

Внеся тем самым смятение в ряды противника, герои проникли в пещеру, откуда изливались механические воины, отыскали в глубинах ее Механида - предводителя армии вторжения из Королевства Тьмы, коему Лорд Демонов наказал выступать на завоевание мира верхнего. Механид призвал своего самого могущественного конструкта, созданного по образу и подобию Императора Эстарка.

Но четверка героев одержала верх над механическим порождением, ознаменовав завершение вторжения бездушных воинов в королевство Фальрод. На теле конструкта Арус отыскал следующий каменный осколок; герои поспешили вернуться в свою родную эпоху.

...Надо отметить, за прошедшие века королевство Фальрод изменилось немного; жители оного по сей день использовали механических конструктов в качестве уборщиков, и те успешно справлялись с возложенной на них задачей. Молодой король Фальрод VII приглашал в замок ученых, дабы продолжали те разработку более совершенных механических созданий; о том, как атаковали оные державу в прошлом, жители Фальрода позабыли, и не сохранилось ни одного письменного свидетельства тех давних событий.


...На город следующего острова давно минувший эпохи - Вердам, - куда наведались наши герои, пролился знакомым им серый дождь, обратив всех без исключения обитателей селения в камень. Здесь герои впервые узрели чудовищного Хозяина Ливня, который ретировался, предпочитая не вступать в честный бой.

Поднявшись на крышу самого высокого здания в Вердаме, Арус выплеснул в воздух чудесную воду из Радужной Бухты; так, злая магия, довлеющая над городом, развеялась, и миряне вновь обрели плоть.

Наведавшись в пещеру к северу от Вердама, Воители Эдема одержали верх над монстром, поставленным Лордом Демоном над сим клочком земли, после чего оный возник и в родной эпохе наших героев. Вот только, навестив остров в настоящем, обнаружили они лишь бренные руины, оставшиеся от Вердама...

Вернув части мозаики на следующий пьедестал подземелья, герои перенеслись на иной остров, где обнаружили лагерь кочевого племени Деджа. Деджане поклонялись стихийному духу земли и стремились возродить поверженного в незапамятные времена Лордом Демонов Бога. Одна из танцовщиц племени - Лейла - отмечена духом земли, и нынешней ночью должна состояться церемония ее восхождения, на которой девушка будет наречена следующей предводительницей племени. Кейфера прекрасная танцовщица очаровала с первого взгляда...

Ночное празднество оказалось омрачено неожиданной атакой монстров, ранивших Датза, отца Лейлы. Кейфер немедленно встал на защиту девушки, одержав верх над тварями. Ситуация, однако, сложилась не из лучших: наутро племя выступало к западному Храму Бога для проведения ритуала, а Лейле приходится остаться в лагере наряду с раненым отцом. Кейфер вызвался защищать девушку от возможных нападений чудовищ; Джанну, нареченному Лейлы, подобное пришлось глубоко не по нраву, однако сам он остаться в лагере не мог, ибо искусная игра юноши на зачарованной туле отвадит монстров, не позволив им атаковать направляющуюся к святилищу процессию.

А стремились деджане - ни много, ни мало, - возродить Бога, однако для того, чтобы свершить сие, им необходимы две реликвии, пребывающие в лабиринте пещер поблизости от храма. В сопровождении Аруса, Марибель и Габо выступили они на запад, и несколько дней спустя достигли священного озера, на дне которого пребывал величественный Храм Бога.

Старейшина племени лишь сейчас заметил, что неверно перевел древние письмена: реликвии, необходимые для возрождения Бога, пребывают в самом храме. Но как же ступить в него, коль остается он на дне озера?.. Джанн предложил Арусу все-таки исследовать пещеру, на что юноша ответил согласием.

Герои спустились на нижние уровни пещеры, где обнаружили древний алтарь. Джанн возложил на оный Колокол Земли - сокровище племени деджан - и воды озера отступили. С благоговением деджане приблизились ко входу в храм; старейшина позволил Джанну и героям проследовать во внутреннее святилище, где обнаружили они Тулу Земли и Священное Одеяние. В оное во время проведения церемонии возрождения Бога должна облачиться танцовщица племени, избранная священным духом земли.

Надпись, высеченная в камне подле алтаря с реликвиями, гласила: "Когда Тула Земли воссияет, как священное пламя, настанет новая эпоха". Однако священный музыкальный инструмент и не думал сиять, посему старейшина деджан предположил, что день исполнения ритуала и возрождения Бога еще не настал. А если возродить его ранее означенного часа, стало быть, Лорд Демонов вновь сможет уничтожить его!

Джанн, однако, и слышать ничего не желал: они проделали столь долгий путь, и смеют отступать сейчас!.. Посему наряду с Лейлой, прибывший к озеру вместе с Кейфером, он поднялся на вершину храма, где пребывал гигантский кристалл. Здесь они и свершили ритуал: Джанн перебирал струны Тулы Земли, Лейла же, облачившись в Священное Одеяние, самозабвенно танцевала...

Увы, действо сие не дало совершенно никакого результата: возможно, попытка возрождения Бога действительно преждевременна. Вернув Тулу Земли старейшине деджан, Джанн, устыдившись своих поспешных действий, принял решение навсегда оставить племя.

Деджане забрали Колокол Земли с алтаря, и воды озера вновь сокрыли Храм Бога. Кейфер же принял судьбоносное для себя решение: навсегда остаться с деджанами, став новым Стражем племени, ступив, таким образом, на стезю, которую избрал для себя сам... К тому же, в отношении прекрасной Лейлы питал он вполне определенные чувства...

С тяжелым сердцем Арус, Марибель и Габо вернулись к рифту в ткани реальности, сознавая, что предстоит им нелегкая миссия: поведать о выборе принца королю Бурнсу. Последний разом постарел, услышав вести о том, что наследник престола Эстарда принял решение остаться в ином мире, жить чужими страстями... Герои же продолжили свой тернистый путь, посетили новый остров, вернувшийся в мир, но не обнаружили на нем и следа племени Деджа...


И вновь поместили они элементы мозаики на пьедестал, активировав магию оного. Оказались герои на островке поблизости от легендарного храма Дармы, существовавшего с незапамятных времен; в святилище сем, если верить преданиям, собирались искатели приключений со всего мира!..

Но сейчас под священными сводами оставалось лишь несколько священнослужителей. Верховный жрец Дармы предложил героям искупаться в водах священного источника, дабы обрести новые заклинания и умения, на что те с радостью согласились... Эффект, впрочем, оказался совершенно противоположным ожидаемому, ибо герои разом лишились собственной магии. Более того, они чудесным образом переместились в безымянное селение, отделенное от храма Дармы горной грядой.

Возвели его иные, ставшие жертвами ложного верховного жреца, и оказавшиеся в сем утлом островке суши, между горами и океаном. Единственный закон, царивший здесь, - закон силы, и безжалостный воин по имени Сайфу, выступивший правителем селения, воплощал его в жизнь.

Вскоре в городке появились монстры, громогласно вещавшие о Мече Душ. Если кому-либо из влачащих здесь жалкое существование удастся с помощью сего артефакта убить пятерых, боевые умения и магические навыки его будут восстановлены, и обретет он свободу. Однако Сайфу и слышать об этом не хотел, посему велел монстрам убираться прочь и не тревожить его подданных ложными надеждами и обещаниями.

Между тем герои повстречали Касима, бывшего стража храма Дармы. Его приятель, вор Фурал, упрашивал Касима сделать стражем храма и его, на что воин отвечал, что сейчас, когда верховная жрица Фосс похищена монстрами - миньонами лорда Антории - и удерживается в западной пещере, это бессмысленно.

Рейд в западную пещеру закончился плачевно для Аруса и его товарищей; монстры оказались чересчур сильны, а герои, лишенные сил, мало что могли им противопоставить, посему едва унесли ноги, вернувшись в город.

А следующей ночью один из воинов, вняв посулам монстров, убил Мечом Душ пятерых сограждан. Сайфу и Касим вознамерились было прикончить преступника, но монстры успели забрать того с собою. После чего Касим подтвердил, что освобождение из заточения верховной жрицы Дармы - задача первой необходимости, и наряду с героями выступил в пещеру.

Миновав оную, они оказались на горном склоне, где лишенные души миряне зорко надзирали за пленными священниками храма Дармы. Пробравшись в темницу, Касим, Фурал и наши герои - Арус, Марибель и Габо - вызволили из заточения верховную жрицу Фосс, оказавшуюся совсем юной девушкой. Последняя поведала, что впервые за всю историю своего существования храм Дармы пал пред натиском монстров, и верховодит им отныне ложный верховный жрец.

Пришел час низвергнуть последнего и вернуть храм плененному монстрами жречеству. Однако добраться до Дармы оказалось не так-то и просто. Следуя извилистыми подгорными тоннелями, герои добрались до чертога, пребывала в котором магическая энергия, похищенная ложным верховным жрецом. Здесь герои вновь обрели свои утраченные силы, но монстры предусмотрели и подобный вариант.

Продолжив путь, герои добрались до подземной арены, проводились на которой бои не на жизнь, а на смерть. Монстры справедливо рассчитали, что вернувших силы людей следует стравить; пусть в надежде добраться до храма Дармы они перебьют друг друга, а лорд Антория посмеется, наблюдая за этим.

Следуя установленным правилам, герои одержали верх в сражениях на арене, и монстры допустили их в захваченный храм; немедленно, Касим и Фурал подняли в колизее восстание, и люди атаковали не ожидавших подобного чудовищ.

Арус, Марибель, Габо и присоединившаяся к ним верховная жрица Фосс вернулись в храм Дармы, где бросили вызов лорду Антории - ставленнику Лорда Демонов, скрывающемуся под личиной верховного жреца. По приказу Оргодемира Антория накапливал магические силы, изымая их у приходящих в храм людей и наделяя ими Лорда Демонов.

Расправившись с Анторией, герои разрушили замыслы Оргодемира на сем клочке земли, и жрецы Дармы вернулись в храм. Пришла пора и нашим героям возвращаться в свою эпоху... Отправившись на возникший к югу от Эстарда остров, герои обнаружили храм Дармы, а подле него - логовище разбойников. Их главарь отыскал где-то один из каменных осколков, и теперь бредил Лордом Демонов, к которому намеревался поступить в услужение. Впрочем, сие начинание герои пресекли на корню, и, расправившись с разбойниками, изъяли у главаря драгоценный осколок.


Переместившись на следующий остров, вырванный из смертного мира, Арус, Марибель и Габо оказались в пустыне, в центре которой высились руины некогда величественного замка, Дюны. Спустившись в недра разрушенной цитадели, отыскали они библиотеку; на пыльных полках обнаружился пергаментный свиток, говорилось в котором о множестве легендарных героев, противостоявших злу в минувшие века и тысячелетия... и величайшим из оных был Мельвин.

К востоку от руин замка герои заметили небольшую деревушку, жителей которых оберегал от монстров стихийный дух земли. Вождь Заратустра поведал героям, что пустыню наводнили монстры, приказав им преобразить возводимую статую Сфинкса в обличье Лорда Демонов. Также они потребовали каждый год приношения в жертву по юной деве. Королева державы отправилась в то место, где должно было состояться жертвоприношение, и не вернулась. А вскоре после этого пустыню объяла вечная ночь. Замок пришел в запустение, и единственные выжившие ныне ютятся в сей деревушке, хранимые могуществом стихийного духа земли.

Вернувшись во дворец, герои обнаружили в подвалах его Костяного Всадника - монстра, ответственного за разрушение цитадели. В противостоянии ему к Арусу, Марибель и Габо присоединился юноша по имени Хадит - сын вождя Заратустры. На трупе Всадника Хадит заметил ожерелье, принадлежавшее королеве Федель!.. Неужто венценосная особа пошла на поводу у монстров, чтобы спасти свою шкуру, и обрекла подданных на страдания?..

"Ранее дворец был самой величественной постройкой в окрестных землях", - рассказывал Хадит новым товарищам. - "Но затем королева велела возвести у входа огромную статую стихийного духа земли, дабы оградить королевство от монстров. Когда монстры узнали об этом, они атаковали. Эх, не будь она так одержима идеей возвести статую Сфинксу, все могло было быть по-другому!..

Как признался Хадит, он отправился на поиски древнего дракона Тиранноса, дабы испросить того о помощи в противостоянии тьме, объявшей землю, и поисках бесследно исчезнувшей королевы Федель. Внимательно осмотрев ожерелье последней, юноша обнаружил под драгоценным камнем клочок пергамента. "Моим любимым подданным", - значительно в письме. - "Вынуждена сообщить вам, что возведение Монумента Злу завершено, и именно он является корнем ваших бед и страданий. Я слышала, что число монстров возросло. Все те люди, которых они забрали на возведение монумента, покамест живы. Я должна отыскать уязвимое место этого монумента..."

Хадит преисполнился решимости достигнуть Сфинкса, преображенного в монумент Лорду Демонов, и встретиться с королевой лицом к лицу. Но для этого ему необходимо пересечь полноводную реку Нил, а течения оной стали столь непредсказуемые, что навряд ли преуспеет он в своем начинании без помощи дракона Тиранноса, который, если верить преданиям, обитает на дне реки. Однако ныне в Ниле не осталось ничего живого; вероятно, сия участь постигла и великого дракона.

Арус припомнил, что в родной эпохе своей посещал наряду с товарищами область раскопок, где ученые обнаружили череп гигантской рептилии, увенчанный золотым рогом. Вернувшись в оный, герои поведали многомудрым школярам свою невероятную историю, выпросив у них череп, принадлежащий, предположительно, усопшему Тиранносу.

...Заратустра, вождь выживших жителей Дюны, следующей ночью упокоился с миром, и титул вождя перешел к Хадиту. А наутро жители селения выступили к полноводному Нилу, дабы исполнить священный ритуал и вернуть тело усопшего бурным водам речным. Гроб с телом вождя, а также череп Тиранноса, опустили в воду, но чудесные воды Нила возродили древнего дракона в первозданном величии. "Случилось чудо!" - воскликнули жители Дюны, когда великая рептилия показалась над поверхностью реки, подплыла к берегу.

На спине Тиранноса герои и Хадит пустились в плавание по Нилу к далеким лесам, в сердце которых высился гигантский Монумент Злу. Монстры принуждали захваченных в плен пустынных жителей денно и нощно молиться Лорду Демонов, придавая тому все больше могущества. Королева, однако, поступать так отказалась, посему и была приговорена пленителями к смерти.

На вершине статуи герои сразились с Сетом - ставленником Оргодемира в землях Дюны, после чего вырвали из глаз Монумента Злу Темные Рубины, подняв тем самым завесу тьмы с региона. Монумент разваливался на части, и герои наряду с королевой, не имея иной возможности спастись, вознесли молитвы Богу и стихийному духу земли, сиганув с вершины статуи прямо в воды Нила.

К счастью, остались они живы, и, выбравшись на берег, добрались до деревушки, где жители немедленно закатили пир, радуясь возвращению королевы Федель и своего нового вождя, Хадита. Последний принял решение немедленно приступить к восстановлению дворца Дюны, передав Арусу в знак признательности за помощь один из каменных осколков; герои возвращались в родную эпоху...

Замок Дюна возвышался в сердце пустыни вернувшегося в мир островка суши. Надо сказать, в умах и сердцах мирян все еще были живы легенды о Спасителях Пустыни и о том, что однажды они обязательно вернутся. Аруса, Марибель и Габо у врат Дюны приветствовала королева Нептис, немедленно повелевшая закатить празднество по случаю прибытия легендарных героев.


...Следующий островок, на который ступили наши герои посредством магии постамента, был сплошь покрыт густым лесом, на границе которого ютилась небольшая деревушка Краг. Жители оной обезумели, отравившись ядовитой водой из колодца в центре селения, и теперь каждый из них мнил себя истинным Лордом Демонов. Приняв решение предаться злу, селяне вознамерились срубить старейшее Священное Древо в лесной чащобе, выращенное в древние времена из семени Мирового Древа, пребывающего ныне в Зенитии. Пройдет не одно столетие, прежде чем Священное Древа станет новым Мировым...

Герои воспрепятствовали безумцам в их преступном начинании, за что удостоились искренней благодарности эльфийской девы - хранительницы Священного Древа. Последняя поведала о том, что приспешники Лорда Демонов отравили подземный источник, и единственный способ очистить его - излить в воды росу Священного Древа.

Спустившись в пещеры под корнями древа, герои проследовали к подземному источнику, отравляемому демонами, и вылили в воды его росу. Немедленно, те очистились, и жители Крага вновь обрели трезвость рассудка. Ответственный за произошедшее - волчий демон, служитель Оргодемира - атаковал было Аруса и его спутников, но был повержен ими.

...Вернувшись в родную эпоху, герои устремились на возникший к северо-востоку от Эстарда остров, в сердце которого высилось величественное Мировое Древо. Селение Краг обратилось в процветающий город, где герои обнаружили еще два осколка, которые не замедлили возложить на пьедесталы в таинственных руинах.


...На следующем затерянном во времени островке герои посетили городок Литоруд, основной достопримечательностью которого являлась часовая башня Баррока. Последний - гениальный изобретатель и зодчий, излишней скромностью не обезображенный, - ответственен за возведение множества причудливых зданий в Литоруде... а на следующий должна состояться церемония, на которой представит он свое новое творение - мост через бурную реку, открывающий для горожан неведомые доселе северные земли.

Однако поутру, стоило героем приблизиться к мосту, охранявший оный стражи заявили, что церемония открытия назначена назавтра. Повторилось подобное и на следующий день, и на следующий... Складывалось ощущение, будто регион угодил в некую временную петлю, и вернейшим способом выяснить, что, в сущности, происходит, было разыскать самого Баррока и задать изобретателю несколько вопросов.

Отыскав Баррока в его уединенном домишке у восточных гор, герои поведали о временной петле, возникшей в регионе. Изобретатель посоветовал гостям наведаться в часовую башню, символизирующую поток времени. Возможно, именно она время и изменяет...

Пройдя внутрь часовой башни и отключив механизм оной, герои с изумлением осознали, что время в Литоруде остановилось, а горожане замерли, подобно каменным статуям!.. Заметив сияющий рифт, возникший в одном из зданий города, герои ступили в него... оказавшись во Временном Водовороте - ирреальном пространстве, доминионе могущественного Повелителя Времени. Оного Арус, Марибель и Габо отыскали подле гигантских песочных часов, которые тот пытался синхронизировать с часовой башней Литоруда, дабы получить окончательный контроль над временем смертного мира.

В тяжелейшем противостоянии герои низвергли Повелителя Времени, но предсмертными словами того стали следующие: "Пока целы сии песочные часы, временная петля останется... Ох, зачем я это сказал?"

Разбив песочные часы, Арус взял щепотку магического Песка Времени, после чего герои оказались исторгнуты из схлопнувшегося подпространства в смертный мир. Действительно, временная петля исчезла, и время возобновило свой обычный ход. Проведя ночь в гостинице Литоруда, на следующий день герои устремились к северному мосту, проходила у которого грандиозная церемония открытия...

Так, все вернулась на круги своя, и герои, раздобыв новые каменные осколки, вернулись в свою эпоху, возник в которой и новый остров, по сей день пребывал на котором прекрасный Литоруд, Город Ремесел.


В который уже раз активировав магию оного из пьедесталов в древних руинах, герои переместились в далекое прошлое, в горы, ютились у отрогов которых деревушки. Посетив селение под названием Авон, узнали они, что не далее, как вчера проходил через деревню менестрель, чудесная музыка которого не оставили равнодушным ни одного мирянина. Покинув Авон, менестрель направился в южную деревеньку Хузу.

По стопам его приняли решение последовать и наши герои; остановились на ночь в доме старейшины Авона, поутру констатировали они, что все жители деревушки бесследно исчезли!.. Повторилось подобное и в Хузу.

Лишь в третьем горном селении, Хамелии, герои настигли седовласого менестреля; исполнив чудесную балладу на городской площади, он поспешил откланяться и покинуть деревушку.

Один из горожан поведал героям древнюю легенду о морском чудовище Гракосе, уничтожившем островной град. Жители Авона, Хузу и Хамелии - потомки выживших в те страшные дни; они возвели селения высоко в горах, дабы избежать ярости Гракоса, но с тех пор морское чудовище ни разу не являлось смертным.

Ночью остановившихся в гостинице Хамелии героев разбудили звуки чарующей музыки. Выбежав наружу, лицезрели они менестреля и безвольных жителей селения, ступающих в пространственный рифт. Последними устремились в него наши герои... оказавшиеся в неведомой башне, затерянной в дикоземье острова.

Однако, как оказалось, старец вовсе не стремился похитить жителей острова, наоборот - пытался спасти их. Ибо несколько часов спустя начался великий потоп, и море захлестнуло горные склоны. Три селения оказались под водою, и лишь башня одиноким перстом возвышалась над гладью морской. Менестрель поведал Арусу, что предвидел подобное, посему и заключил всех без исключения мирян в сей башне. Много лет назад он покинул племя деждан, поклявшись противостоять злу, несомому в мир Лордом Демонов. Герои изумленно переглянулись: неужто сей старец... Джанн? Но... теперь надлежит изыскать корень бед, и может ли им оказаться легендарный морской демон, Гракос?..

Соорудив плот, герои, присоединился к которым и менестрель, отчалили от башни, взяв курс на запад, ибо, по словам менестреля, именно там находится древний город, затопленный морским демоном столетия назад. Действительно, вскоре на горизонте означился водоворот... а символ на запястье Аруса ярко воссиял. Магия его позволила Воителям Эдема дышать под водой, и, направив плот в ярящиеся воды водоворота, очутились они на дне морском, в городе, где все еще пребывали призраки его обитателей.

В королевском дворце на троне восседал Гракос, морской демон, далекого предка которого много тысячелетий назад сразил принц Сомнии. Арус, Марибель и Габо атаковали сию могущественную сущность, в то время как менестрель чарующей игрой на туле упокаивал души несчастных.

...Наконец, все было кончено. Гракос пал, и менестрель немедленно сотворил магические врата, посредством которых герои вернулись в башню. Море отступило, и земли континента вновь принадлежали благодарным смертным. Еще один уголок мира вырван из-под власти Оргомемира, стало быть - настало время возвращаться в родную эпоху...

Здесь не существовало боле Авона и Хузу, поглощенных песками времени, но город Хамелия процветал, и жители его все еще помнили легенду о "Менестреле и Великом Потопе". Посетил Арус и подводный град; ныне здесь обитали вполне миролюбивые монстры, царствовал над которыми морской демон Гракос V...

Возник в смертном мире и островок Мезар, жители которого являлись потомками воителей, выступавших на стороне Бога в час противостояния того с Лордом Демоном. Увы, пали и воители, и Бог, а Лорд Демонов заточил весь мир, за исключением Эдема, во тьму, после чего исчез... Однако величайшего своего поборника, легендарного героя забытой эпохи, Бог поместил в камень. Гласят легенды, что однажды пробудится воин и наряду с героями новой эры низвергнет Лорда Демонов.


Магия следующего пьедестала привела героев в благодатный городок Пробину, досаждало коему южное островное королевство Рагураз. Дело в том, что три года назад жители нашли на побережье окровавленного жреца, крепко сжимавшего в руках золотую Статую Богини; с тех пор атаки монстров на Пробину разом прекратились. Конечно, заполучить подобное сокровище возжелают многие, и королевство Рагураз стало первым, заявившим о сем открыто.

Разуэль, сын старейшины, взял на себя смелость разрешить конфликт радикальным способом, и на глазах у разбившей лагерь близ Пробины армии Рагураза разбил Статую Богини надвое. Юноша полагал, что теперь, когда причина противостояния исчезла, армия соседней державы повернет восвояси, но он жестоко ошибался. Под личинами солдат Рагураза скрывались монстры, и теперь, когда магия божественной реликвии развеялась, ничто не мешало им сжечь дотла беззащитный город.

Так и случилось; Пробина оказалась предана огню, а жители городка перебиты, в том числе и добрый священник. Выжили лишь герои да Разуэль, справедливо винивший в случившемся лишь самого себя. Однако припомнил юноша, что жрец частенько окунал Статую Богини в священные воды источника, бьющего у храма. Тогда Разуэль посчитал это частью некоего старинного обряда, но... вполне может случиться, что имеет он не только символическое значение.

Подобрав части разбитой реликвии, герои устремились к священному источнику, погрузили в него осколки. Свершилось чудо, и Статуя Богини оказалась восстановлена!.. Но предводитель монстров, свирепый драконид, последовал за героями к источнику, дабы раз и навсегда уничтожить реликвию. В сражении с Арусом, Марибель и Габо тварь потерпела поражение, но успела добиться своего, испепелив Статую.

С гибелью драконида души горожан, плененные им, вернулись в недвижные тела, усеивающие улицы, и воскресли миряне!.. Быть может, в грядущие века они заново отстроят свой город. Увы, священника не было среди вернувшихся в сей мир, ибо драконид загодя сожрал несчастного. Аруса же и спутников его жители Пробины нарекли посланцами божьими, столь своевременным оказалось появление их в черный для города час.


Иной остров, оторванный Лордом Демонов от смертного мира и запечатанный во тьме, оказался заполонен монстрами, держащими в страхе жителей городка Лумин. Однако в рабстве своем те находили и положительную сторону: некогда на холме к югу от города пребывало плотоядное растение, безжалостно расправлявшееся с мирянами, но когда темный дракон, ставленник Оргодемира, лишил островок их солнечного света, оное увяло. Но и по сей день на территории Лумина виднелись отверстия в земле, пробитые корнями-щупальцами растения.

Расправившись с занявшим особняк старейшины селения Бьорном, герои вынудили монстров бежать из города под защиту Башни Тьмы... а вскоре ночь прорезал яростный рев темного дракона. Что ж, пришло время нанести визит вежливости сему миньону Лорда Демонов...

Взойдя на вершину Башни Тьмы и покончив с темным драконом, герои сорвали завесу тьмы с региона... и тем самым обрекли Лумин на гибель, ибо возродилось плотоядное растение, немедленно атаковавшее город. Десятки щупалец взметнулись из-под земли, хватая жителей и таща их в гибельные недра...

Спустившись в колодец, герои отыскали в веренице подземных тоннелей тело плотоядного растения, положив конец его кровавой трапезе. Еще один город спасен, еще один осколок мира восстановлен...


Вернувшись из очередного вояжа в прошлое, Арус возжелал проверить истинность услышанной в Мезаре легенды о герои, выступавшем на стороне Бога в последнем противостоянии того с Лордом Демонов. Долгие недели провели герои в поисках, и, наконец, узнали, что теплый на ощупь камень, которым так дорожил дядя Аруса, Хондара, ныне продан Бруджио, богатейшему человеку в мире.

Разыскав особняк последнего, герои поведали тому о своем начинании. Легенда о легендарном герое, заключенном в камне, была прекрасно известна богачу, как и то, что возрождение воителя может произойти лишь на вершине самой высокой башне в мире. Все еще питая сомнения в наших героях, Бруджио, тем не менее, согласился отправиться с ними к сей башне, дабы лично узреть возрождение героя... или же убедиться в том, что камень его не имеет к оному никакого отношения.

...Лишь стоило героям приблизиться к основанию высочайшей башни, как камень Бруджио раскалился до предела, и ослепительный свет его заставил раскрыться врата. Взойдя на вершину, возложили герои камень на пьедестал... и легендарный герой, Мельвин, возродился! Седовласый старик первым делом поинтересовался, как завершилось противостояние Бога и Лорда Демонов, и, узнав, что Всемогущий потерпел поражение, немедленно испросил дозволения присоединиться к отряду Аруса.

Наряду с Бруджио герои спустились к подножью башни, где распрощались с богачом. Воочию наблюдав возрождение легендарного героя, тот искренне пожелал Воителям Эдема удачи в их начинании, ибо не был покамест смертный мир возвращен в свое первозданное состояние.


Магия следующего пьедестала привела четверку героев в островное королевство Рагураз, восстанавливающееся после имевшей год назад место кровопролитной войны с державой магов Мардра. Молодой монарх сей державы - Зеппель - и сейчас, после поражения Рагураза, продолжает наращивать армию, будто демоном одержимый.

Более того, король Зеппель по неведомой причине велел пресечь все отношения с южным Великим Храмом и возвести заставу, дабы никто из жителей королевства не мог ступить под священные своды. Добиться аудиенции у короля героям не удалось, зато встретились они с королевой-матерью; та наказала Воителям Эдема передать верховному жрецу Великого Храма письмо, и сделать это как можно скорее. Не разумел Арус, что, в сущности, происходит, но королеве-матери в просьбе ее не отказал.

Пробежав письмо глазами, верховный жрец попросил героев разыскать в западной пещере Звездный Осколок - последний компонент, необходимый ему для создания заклинания, - а когда те исполнили его поручение, поведал, что король Мардры пытается вернуть в мир Величайшее Запретное Заклинание, разрушительная сила которого способна уничтожить целые континенты! Жрец попросил героев приложить все усилия, чтобы замедлить изыскания короля, в то время как сам он завершит двеомер, способный свести на "нет" мощь Величайшего Заклинания.

Рекомендательное письмо, переданное героям верховным жрецом, позволило им ступить в замок Мардры и даже получить аудиенцию у короля, но тот категорически отрицал свою причастность к изысканиям касательно Величайшего Заклинания. С тех пор, как столетия назад чародей с его помощью уничтожил континент, все книги, в которых упоминалась сия магия, были сожжены. Однако герои выяснили, что монарх в изысканиях своих заручился помощью некоего посланника из Меделля, личности весьма таинственной.

Последний поджидал героев в одном из городских переулков. Он сообщил, что король, закончив создание Величайшего Заклинания, обратится в Бога Разрушения и уничтожит все живое на континенте... в том числе и себя. Почему посланец все это рассказывает героям?.. Да потому, что не собирается оставлять их в живых!..

Прикончив монстра, скрывавшегося под личиной посланца из Меделля, герои устремились в замок, однако король Зеппель уже успел провести колдовской ритуал по пробуждению Величайшего Заклинания, и - неожиданно для себя - обратился в монстра, исполненного жажды разрушения. Подоспевший верховный жрец сумел частично нейтрализовать невероятное могущество сей сущности, а герои завершили начатое, одержав верх над преображенным королем.

Израненный, тот вновь обрел человеческое обличье. Побывав в шкуре Бога Разрушения, Зеппель осознал свои ошибки, ведь ненависть к Рагуразу, вторгшемуся на земли Мардры десятилетие назад, затуманила ему рассудок. Как бы то ни было, остров был вызволен героями из тьмы, в которой запечатал его Оргодемир...


По возвращении в Фишбель узнали герои, что отец Марибель, Амитт, тяжело болен; конечно же, девушка осталась у постели родителя, уповая на то, что вскорости он пойдет на поправку.

Рыбаки деревушки только и судачили, что о кочевом племени, неожиданно появившемся на западном континенте. Действительно, герои обнаружили деджан; восемь поколений минуло с тех пор, как принц Кейфер принял решение остаться с поборниками Бога, но стремление возродить того не оставило деджан, и ныне выступили они на поиски Храма, в котором - если верить преданиям - предки их сокрыли поверженного Бога от Лорда Демонов. Вот только Айра, дальний потомок Лейлы и Кейфера, коей на роду написано стать танцовщицей племени, не была готова принять свою судьбу.

Поскольку за прошедшие века в племени не стало могущих играть на Туле Земли, герои наряду с Айрой выступили в Мардру - город, после событий многовековой давности, посвятивший себя не магии, но музыке. Увы, но королевство Рагураз закончило свое существование гораздо раньше нынешней эпохи, так и не оправившись после сокрушительного удара, нанесенного королем Зеппелем.

Принцесса Мишель, правительница Мардры, выслушав рассказ Айры, приказала советникам немедленно объявить о состязании музыкантов в игре на туле. Ведь тот, кто сумеет сыграть на Туле Земли, наверняка окажется дальним потомком легендарного Джанна, покинувшего племя деджан много столетий назад.

Конечно, на подготовку состязания потребуется время, и немало, посему герои приняли решение продолжить исследование островков расколотого мира, вырванных Оргодемиром из ткани мироздания.


Иной временной рифт привел героев в Ущелья - селение племени лефан, обитали в котором люди с белоснежными крыльями за спиной, спустившиеся в смертный мир из Зенитии. Поведали они Арусу, что кровожадные монстры, пришедшие из темного облака, наводнили их священный храм, остался в котором Благословенный Камень, дарующий племени ветер.

Обещав сделать все возможное, чтобы избавить леван от зла, герои выступили на север, к храму, что еще сокрытому облаком тьмы. Покончив с угнездившимися в святой обители монстрами, отыскали они артефакт, вернули старейшине племени лефан. Удивительно, но Благословенный Камень был теплым на ощупь... совсем как тот, с помощью которого был возрожден легендарный герой Мельвин. Может ли так случиться, что существовала подобная реликвия и в эту далекую эпоху?..

Однако, несмотря на возвращение камня лефанам, ветер в Ущельях стих окончательно, и означается это, что вскорости племя погибнет. Облако тьмы, закрывающее храм, никуда не исчезло, и старейшина полагал, что причина исчезновения ветра кроется в том, что сущность, направляющая монстров, захватила внутреннее святилище храма и статую духа ветра. Впрочем, героям удалось прорваться к основанию статуи и уничтожить сущность, удерживающую облако тьмы над храмом. После чего оное рассеялось бесследно, а свежий ветер вновь наполнил Ущелья. Благодарные лефане даровали Арусу Благословенный Камень - божественную реликвию...

Вернувшись в родную эпоху и посетив свободный от власти Оргодемира уголок, возникший в смертном мире, узнали герои, что храм ветра оберегает земли сии и по сей день. Увы, за прошедшие столетия лефане утратили крылья и ныне ничем не отличаются от людей. Посетив храм, герои проведали о том, что легендарный Благословенный Камень, в сущности, ничто иное, как часть Божьего замка, отколовшаяся в час сражения между Богом и Лордом Демонов. Более того, замок сей изначально включал в себя четыре святилища, но пало одно из них с небес в смертный мир и ныне пребывает в землях к востоку от селения лефан.

Заинтересовавшись, герои устремились в означенном направлении и, действительно, обнаружили под толщей озерных вод прекрасный храм. Врата оного распахнулись, ощутив магию Благословенного Камня и признав в героях поборников Божьих. В сокровенном чертоге святилища на мозаичном полу пребывал символ Господень; Благословенный Камень в руках Аруса воссиял, и чудо свершилось - с небес спустилась платформа, ступив на которую, герои воспарили ввысь - к храму воителей Божьих.

Поведали обитатели оного, что давным-давно, более тридцати поколений назад, солдаты, выступавшие на стороне Бога в противостоянии того с Лордом Демонов Оргодемиром укрылись в небесных храмах, поддерживаемых в воздухе магией Благословенных Камней. Увы, с веками энергии некоторых из них иссякли, и два из четырех храмов пали в смертный мир. Ныне в небесах остаются лишь сей храм да тот, находится в котором Пьедестал Возрождения.


...Лишь два пьедестала оставались в подземных руинах, магию которых герои покамест не активировали, а, стало быть, практически весь мир, запечатанный доселе Оргодемиром, восстановлен! Воодушевленный сим фактом, Арус возложил обнаруженные в странствиях каменные осколки на один из пьедесталов...

Герои оказались на островке, укутывал которой густой белый туман. Жители утлого селения Лабриса поведали странникам, что появление оного совпало с приходом монстров. Нечестивые твари исходили с горы Тор, посему городской священник в сопровождении лесоруба и супруги его выступили на юг в поисках источника угрозы благоденствию мирян... В город же вернулся монстр в одеяниях священника, заперся в храме; скорее всего, одежды снял он с мертвого тела, но случившееся повергло горожан в ужас...

Прибытие искателей приключений придало жителям Лабриса достаточно храбрости, чтобы атаковать монстра, угнездившегося в храме... но неожиданно Арус и спутники его встали за защиту твари, ведь та ни на кого не нападала, а покорно ожидала окончания своего незавидного существования. Приняв сторону монстра, в глазах горожан чужеземцы стали пособниками врага; скрутив героев по приказу старейшины, люди отвели их к подножию горы Тор, где и бросили умирать.

Герои, однако, поднялись на вершину горы, где лицезрели человека в жреческих одеяниях, и монстров, без устали творящих колдовской туман, укутывающий долину внизу. Человек - вернее, монстр, скрывающийся под его личиной, - поведал, что всех горожан, дерзнувших подняться на гору, его миньоны перебили, но со священником он - Боток, служитель Лорда Демонов, - заключил соглашение: они меняются телами, и монстр дает священнику обещание не нападать на Лабрис. Священник согласился, вернулся в селение, а поскольку лишен был дара речи, не мог поведать сородичам о произошедшем на Торе. Ирония, по мнению Ботока, крылась в том, что несчастного прикончат те же горожане, которых он так стремился уберечь от беды, после чего сам монстр будет свободен от данного обещания и непременно нападет на Лабрис.

Прикончив Ботока, герои поспешили вернуться в селение, где жители готовились сжечь обращенного в монстра священника на костре. Но на глазах пораженных горожан истинное обличье вернулось к израненному человеку... и осознали они страшный грех, который чуть было не свершили...

Следующей ночью священник, забрав с собою золотую Статую Богини, покинул Лабрис, дабы горожане как можно скорее позабыли о случившемся... и о страшном белом тумане, укрывавшем город.

...Но когда герои, вернувшиеся из прошлого, посетили Лабрис, то узнали, что легенда о спасшем город священнике претерпела разительные изменения. Как следовало из сохранившейся в веках версии, городу угрожали именно захожие искатели приключений - пособники монстров, а обращенный в чудовище священник и доблестные горожане уберегли Лабрис от разрушения. Что ж, истину поглотила пучина лжи...


Наконец, герои ступили на земли последнего островка, запечатанного во тьме, пребывало на которых осаждаемое монстрами портовое королевство Костал. Пять лет назад Лорд Демонов запечатал его во тьме, и с тех пор над землями сими довлеет проклятье: каждое полнолуние новорожденные младенцы обращаются в монстров! Жители Костала предались ужасу и отчаянию; лучший друг короля, пират Шаркай, уплыл в черные моря с королевской флотилией на поиски источника проклятья, да так и не вернулся.

Король поведал героям, что ключ к отгадке тайны происходящего кроется, скорее всего, в объятом пламенем тьмы великом маяке к северу от города, ибо именно туда устремляются обратившиеся в монстров дети.

Поднявшись на вершину маяка, герои оросили оный чудесной водой из Радужной Бухты, уничтожив тем самым пламя тьмы; немедленно, раскрылся межпространственный рифт, и героев атаковал один из могущественных миньонов Лорда Демонов. С гибелью оного монстры, пребывающие на маяке, вновь обратились в беспомощных младенцев. Впрочем, даже если земли Костала ныне освободились ото тьмы, корабль Шаркая оставался заточен в ней где-то в безбрежных морях...

Священное Пламя, принесенное героями из Энгоу, озарило земли Костала, изгоняя тьму, даря мирянам радость и облегчение. Однако Анис, супруга Шаркая, исчезла бесследно... На празднество, организованное королем в честь Аруса и спутников его, явился таинственный мужчина, представившийся Морским Лордом, служителем стихийного духа воды. Поведал он, что Анис обратилась с молитвой к стихийному духу воды, и та приняла ее в свои объятия, обратив в нереиду, ибо Анис готова была долгие эоны дожидаться освобождения корабля мужа из заточении во тьме... Что до ребенка, которого женщина носила под сердцем, то об участи его Морской Лорд и сам не знал. Род Шаркая отмечен стихийным духом воды, и часто представители оного рождаются с печатями воды на теле...

Услышав это, Арус застыл от изумления. Возможно ли, что он сам - наследник легендарного пирата, бороздившего моря и океаны столетия назад?..


Вернувшись в процветающий Костал в своем родном времени, узнали герои, что корабль Шаркая и по сей день пребывает в заточении в гигантской глыбе льда. Стало быть, не погиб Лорд Демонов Оргодемир и продолжает влиять на смертный мир, фактически вырванный из его власти. А, стало быть, пришло время свершить то, на что долгие эоны были направлены надежды и чаяния мирян: возродить Бога!..

Вернувшись на небеса, проследовали герои к Пьедесталу Возрождения, возложили на него найденные в странствиях каменные осколки... Магия святыни вновь перебросила четверку героев в далекое прошлое, где обнаружили они один из храмов, павших с небес в смертный мир. Здесь, в сей мрачной эпохе, когда противостояние Бога и Лорда Демонов только завершилось, и мир оказался запечатан во тьме, Благословенные Камни еще не утратили свою магию.

Так, высвободив энергии реликвии, остававшейся во владении Аруса, герои сумели вернуть на небеса все четыре храма, пребывали в которых солдаты Божьи.

...Заточенный прежде мир был восстановлен и, казалось, должен был познать благоденствие и покой. Но некое напряжение продолжало витать в воздухе... и однажды, несколько недель спустя после возвращения Воителей Эдема в Фишбель, Аруса призвал ко двору король Бурнс, поведав о том, что во время раскопок на западном континенте была обнаружена древняя пещера, из которой хлынули монстры.

Исполненные недобрых предчувствий, Арус, Габо, Мельвин и Айра поспешили в указанную королем область и, действительно, обнаружили подземелье, коридоры которого уходили глубоко под землю. Спустившись в глубинные пределы, герои с изумлением лицезрели иной пьедестал, подобный тем, находились которые в руинах подле Эстарда. Возложив остающиеся у них каменные осколки на пьедестал, герои вновь перенеслись в прошлое... воочию лицезрев противостояние Бога и Лорда Демонов, происходящее вне времени и пространства.

У них на глазах Бог заточил легендарного героя Мельвина в кристалл, после чего пал пред натиском Лорда Демонов, который, чрезвычайно ослабленный, удалился в свой замок. Последовав за ним, герои атаковали Оргодемира, уничтожив его физическую оболочку. Проревев, что душа его будет жить вечно, Лорд Демонов исчез, а в разумах героев раздался глас Божий, вещавший о том, что дарует он им свое благословение...

Последняя печать спала, и из пучин морских поднялся новый остров. Смертный мир был свободен от владычества тьмы...


Солдаты Божьи, пребывающие в небесных храмах, тепло приветствовали вернувшихся с победой героев, но напомнили им, что, хоть Лорд Демонов и повержен, Бог покамест не возрожден. Лишь когда случится это, познает мир вечный покой...

И Арус с товарищами вернулись в королевство Мардру, где принцесса Мишель, как и обещала, организовала состязание по игре на туле. С замиранием сердца следили герои, как барды и менестрели королевства пробуют извлечь несколько нот из Тулы Земли и, ничего не добившись, уходят. Наконец, последний из участников - юноша по имени Йохан - сыграл на туле чарующую мелодию и был объявлен победителем турнира; Арус вздохнул с облегчением: все же нашелся тот, кто сумеет наряду с Айрой достойно провести ритуал возрождения Бога.

Немедленно, герои устремились к лагерю деджан, представили им Йохана, наследника легендарного игрока на туле. Возрадовавшись, вождь племени постановил, что на следующий же день состоится церемония возрождения. Он передал Арусу Колокол Земли - сокровенную реликвию племени, и герои, повторив свой путь, проделанный в далекую эпоху, спустились в глубины пещеры, возложили реликвию на алтарь... и воды озера отступили, открыв пребывающий на дне храм. Быть может, момент возрождения действительно настал?.. Хотелось бы верить в то, что святая миссия их подходит к концу...

Облачившись в Священное Одеяние, Айра самозабвенно танцевала... для всего мира, а Йохан перебирал струны Тулы Земли, и закатное солнце омывало инструмент золотыми лучами. Кристалл на алтаре храма ярко воссиял, взорвался тысячью осколков, и деджанам предстал соткавшийся в воздухе образ Бога. "Я так давно ждал этого", - прозвучал глубокий глас Господа возрожденного, и слышали его все без исключения обитатели сего мира. - "Ваше странствие закончено, дети мои. Наслаждайтесь же обретенными миром".

Мельвин обратился к Богу с просьбой вновь принять его в качестве поборника добра, но тот наказал легендарному воителю возвращаться домой и ждать явления его посланника. После чего очертания Бога развеялись, и герои вздохнули с облегчением, лишь сейчас осознав, что долгий, тернистый путь их воистину завершен...

Йохан возвращался в Мардру; Арус и остальные же устремились в Фишбель. Жители деревушки закатили празднество в честь Воителей Эдема, поборников добра и справедливости. Гуляния шли по всему миру, ибо приветствовали смертные возрождение Бога.

Арус принял решение остаться в Фишбеле и все-таки стать рыбаком, как и его отец; Габо стремился вернуться в леса - волчья натура давала о себе знать; Мельвин собирался посвятить себя возведению Хрустального Дворца во славу Бога, Айру же король Бурнс лично пригласил остаться в замке Эстарда в качестве стражницы.


Минуло несколько месяцев...

Но однажды к пристани Фишбеля причалил корабль Посланников Божьих - фракции, основанной Мельвином. Те проследовали в Великий Эстард, велели королю Бурнсу незамедлительно явиться в Хрустальный Дворец пред светлые очи Господни. Попросив Аруса, Айру и Габо сопровождать его, монарх последовал за Посланниками, доставившими его и сопровождающих на небольшой островок недалече от Эстарда, высился на котором величественный Хрустальный Дворец, возведенный благодарными мирянами.

Как оказалось, Бог призвал в Хрустальный Дворец представителей всех королевств и земель смертного мира, и, явившись им, приказал оставить оружие, забыть о мелочных дрязгах, приводящих к кровопролитию. Напомнив смертным о необходимости поклоняться ему и только ему, Бог перевел взгляд на Аруса, приказав юноше передать ему артефакт великого зла - Темный Рубин, обретенный в Дюне. Растерявшись, Арус протянул камень Богу, и последний исчез в ослепительном сиянии.

...Представители мирских держав отправлялись в родные земли; устремились к родному Эстарду и король Бурнс наряду со спутниками. Но, подплывая к острову, заметили они, что объят он непроницаемым облаком тьмы, освещаемым сполохами молний. Что же происходит в мире?!. Странная речь Бога, а теперь еще... и это...

Жители Эстарда поведали вернувшимся героям, что случилось землетрясение, после чего остров наводнили монстры. Вернувшись в Фишбель, Арус узнал, что отец его сгинул в море: его смыло волной, когда рыболовецкая шхуна возвращалась к родным берегам в столь страшный шторм.

Глядя на темные волны и небеса, Арус вспомнил об иных островах, заточенных во тьме. Казалось, такая же участь постигла и Эстард, но... как возможно такое, ведь Лорд Демонов мертв? С Арусом ментально связался Мельвин, сообщив, что после того, как правители покинули Хрустальный Дворец, Бог нарек многие континенты прибежищем зла и заточил их во тьме. Мельвин посмел возразить Господу, за что был немедленно объявлен предателем; в настоящее время легендарный герой минувшей эпохи скрывался в Костале. Арусу Мельвин наказал отыскать четырех стихийных духов; быть может, те сумеют пролить свет на мотивы Бога, оказавшегося безжалостным тираном.

Встревожившись, Арус, Айра, Габо и Марибель устремились к древним руинам, но все магические порталы бездействовали, а священное пламя, озарявшее их, потухло. Пребывая в ментальной связи с Арусом, Мельвин высказал предположение: если удастся вновь активировать некоторые из этих порталов, они вполне могут привести героев к стихийным духам, хранителям смертного мира. К счастью, легендарный герой находился в Костале, в непосредственной близости от Великого Маяка.

Поднявшись на вершину его, Мельвин сумел ментально переправить толику священного пламени Арусу, и озарило то древние чертоги руин, вновь возродив магию одного из четырех порталов в центральном зале, каждый из которых был связан со стихиями.

...Ступив в огненный портал и переместившись к подножью вулкана подле Энгоу, герои узрели, что лава в жерле его практически исчезла... ровно как и священное пламя, хранившее селение. Вернувшись в Энгоу, они поведали о случившемся Памеле - наследнице легендарной предсказательницы прошлого, и та вызвалась сопровождать героев к вулкану и разыскать потаенных глубинах Бога Пламени. По пути Памела поведала, что во время противостояния Лорда Демонов и Бога, последний разделил толику своей сущности на четыре части, и создал стихийных духов огня, ветра, земли и воды, - хранителей смертного мира.

Спустившись в недра горы, герои пробудили огненного духа от векового сна. Последний несказанно поразился, узнав, что некая злая сила вновь заточила континенты во тьме, но даже его могущества не хватило, чтобы обратить содеянное вспять. Огненный дух посоветовал героям заручиться поддержкой иных стихийных сущностей, ведь лишь объединив усилия они могут надеяться на победу.

Священное пламя вновь озарило Энгоу, оградив селение от нападений вернувшихся повсеместно в мир монстров; герои же, распрощавшись с Памелой, вернулись в Фишбель, с изумлением узнав о том, что могущество огненного духа растопило лед, в котором корабль легендарного пирата Шаркая оставался долгие столетия, и теперь судно сие появилось у берегов Фишбеля.

Так, на борту флагмана Арус встретился со своим далеким предком, Шаркаем. Метки на руках обоих ярко воссияли... а затем пребывавший прежде на запястье пирата исчез, чтобы возникнуть на руке Аруса. Стихийный дух воды говорила тем самым, что отныне Арус, и только он возьмет на себя миссию освобождения мира из-под власти тьмы, ибо он - сын Шаркая! Могуществом своим она перенесла нерожденное дитя сквозь время и пространство из чрева Анис во чрево женщины, которая и дала ему жизнь...

В разуме Аруса прозвучал чистый глас стихийного духа воды, говорила которая, что могуществом своим восстановила порталы, ведущие во владения духов земли и ветра. А когда удастся пробудить последних, Арусу надлежит вернуться в Радужную Бухту и вырвать из тенет колдовского сна ее саму, стихийного духа воды...

Воодушевившись от осознания вновь обретенной надежды, герои устремились к руинам, ступили в один из порталов... оказавшись в Дюне. Королева поведала Арусу, что во сне ей привиделся Бог, после чего орды монстров хлынули в замок, похитив остававшийся в ведении ее Темный Рубин. Стало быть, ныне жестокий Бог располагает двумя реликвиями, извлеченными героями в прошлом из исполинского монумента, посвященного Лорду Демонов...

Проведя с помощью шамана Дюны священный ритуал, герои сумели пробудить духа земли, поведали ему о плачевном положении, в котором оказался мир. Могущества духа оказалось достаточно, чтобы очистить земли пустынного королевства от монстров... но не более того.

Посему продолжили герои поиски стихийных духов, и третий из волшебных порталов привел их в храм ветра на землях лефан. Сефана, нынешняя предводительница племени, поведала героям, что нечто взывает к ней из Башни Ветра. Вызвавшись оберегать предводительницу на пути, герои поднялись на вершину башни, где лицезрели Алтарь Ветра. Поток ветра подхватил их, унес ввысь... на остров, парящий в небесах, проживали на котором крылатые лефане! Последние поведали Арусу, Сефане и спутникам их, что столетия назад в племени лефан произошел раскол, и часть их отправилась в нижний, смертный мир. Тогда стихийный дух ветра даровала оставшемуся на небесах племени одеяние ветра, ушедшим же - статую. И лишь когда объединятся две реликвии вновь, стихийный дух пробудится...

Священное одеяние ветра герои обнаружили в заполоненном монстрами Лабиринте Ветра, после чего поспешили покинуть небесное селение, вернувшись на землю грешную. Ступив в храм ветра и возложив одеяние на статую, герои тем самым пробудили дух ото сна, поведали ей о произошедшем.

Наконец, воды пробудилась в Радужной Бухте. Объединив силы, стихийные сущности разбили печать тьмы на смертном мире, и расступились воды морские, вновь явив погруженные на дно континенты. И теперь герои вознамерились нанести визит самому Богу, дабы открыто спросить его о мотивах столь жестокого поступка... достойного разве что Лорда Демонов.

Устремившись в Хрустальный Дворец духи призвали Бога, и могущество их позволило сорвать иллюзорный облик с сущности, скрывающейся под чужой личной, явив миру Лорда Демонов, Оргодемира. Но, содеяв сие, стихийные духи лишились сил, и возрожденный Оргодемир с легкостью отразил их порожденную отчаянием атаку...

После чего обратил величественный Хрустальный Дворец в чудовищный Дворец Тьмы, средоточие власти своей в смертном мире. Впрочем, он совершил фатальную ошибку, не восприняв всерьез угрозу со стороны Воителей Эдема. Наказав Марибель возвращаться в Фишбель, Арус, Габо, Айра и вновь присоединившийся к отряду Мельвин ступили в чертоги Дворца Тьмы.

В последовавшем сражении низвергли они Лорда Демонов, долгие месяцы выдававшего себя за Бога возрожденного, и смертный мир познал наконец покой. Но уверены были Воители Эдема, что истинный Бог жив, посему поиски его прекращать не собирались... Мельвин, однако, оставил героев, присоединившись к иным солдатам Божьим в небесных храмах; он - герой минувшей эпохи, не чувствовал себя принадлежащим миру нынешнему.

Арус же вернулся в Фишбель, где всецело посвятил себя рыбацкому делу, и выходил теперь в море на корабле отца, Боркано. Во время одного из вояжей рыбаки заметили огромный корабль Шаркая; легендарный капитан вновь воссоединился с супругой, Анис, долгие столетия дожидавшейся его возвращения в подводных чертогах Морского Лорда.

Однажды в сетях рыбаков обнаружился каменный осколок, и с изумлением осознал Арус, что начертанные на нем письмена адресованы именно ему!.. "Я все еще странствую с Лейлой и деджанами", - с замиранием сердца прочел юноша. - "Джанн покамест так и не вернулся. Будучи Стражем племени, вскорости я женюсь на Лайле... Но знай, Арус, что бы не случилось, дружба наша не померкнет в веках. Кейфер".

И жизнь продолжалась...

  1  2  3  4  5  6  7  
Web-mastering & art by Bard, idea & materials by Demilich Demilich