Demilich's

Антология

Линии крови

Глава 9. По следу Баррабуса

Золотой Храм находился в конце улицы, и Кейри направилась прямиком туда. Брудже не пришлось долго искать нужное ей здание - достаточно было спросить пару прохожих - благо, поздним вечером на улицах Китайского квартала было довольно многолюдно.

Золотой Храм представлял собой небольшую деревянную пагоду, окрашенную в красный цвет и отграниченную от улицы высокой каменной стеной. Впрочем, в стене имелись ворота, украшенные изображениями восточного дракона и какой-то большой длиннохвостой птицы, похожей на фазана. Они не были заперты, так что Кейри без проблем прошла во внутренний двор.

Внутренний двор Золотого Храма пересекала неглубокая канавка, через которую был перекинут деревянный мостик, являющийся, скорее, чисто декоративным элементом, так как взрослый человек мог бы легко перепрыгнуть через воду. Пейзаж оживляли несколько серых валунов и маленьких декоративных деревьев бонсай. А напротив ворот находился маленький деревянный домик (кстати, за ним стояла еще одна стена), и Кейри решила зайти туда, поднявшись на крыльцо и отворив деревянную двустворчатую дверь.

Изнутри помещение выглядело довольно скромно, и по площади было примерно таким же, как и первая квартира Кейри в Санта-Монике. А у дальней стены стояла женщина. Чутье подсказывало Брудже, что это не человек. Но и не Сородич. Это, судя по всему, Квей-Джин, точнее, Минг Жао.

Кейри окинула взглядом обитательницу комнаты, пока что стоявшую к ней спиной. Она была брюнеткой, ее черные волосы были собраны на затылке и заколоты длинными китайскими шпильками. Платье вампирше сразу не понравилось. Зелененькое такое, с желтенькими цветочками, с подолом почти до самых пят. Вот только сквозь глубокие разрезы отлично видны изящные ноги Минг Жао. И если бы только ноги... Спина практически голая, едва ли не задницей можно любоваться. Через секунду Квей-Джин повернулась к Кейри лицом, дав той шанс рассмотреть себя спереди. Ага, на груди платье имеет тоже довольно откровенный вырез. А подол спереди вообще красный, с голубыми пуговицами. Брр, полнейшая безвкусица. Так, а теперь перейдем к морде лица... На вид Кейри дала бы ей примерно тридцать лет, однако Минг Жао могла быть и старше. Азиатский тип лица, кожа бледная... нет, это еще мягко сказано, - белая, как мел (как, впрочем, и на всем остальном теле). Лоб полностью свободен от волос. Губы намазаны ярко-красной помадой. А макияж-то, блин, какой! Вокруг раскосых зеленых глаз такие же красные тени, идущие к вискам. Черная, под стать волосам, тушь четкой линией проходит по ресницам и краям век, выходящей за наружные края глаз и слегка приподнимающейся вверх. Такая же тушь и на бровях - они смотрелись как две почти прямые линии, внутренние концы которых были слегка приопущены, придавая их владелице немного суровый и сердитый вид.

"Тебе бы, дамочка, на панели работать", - подумала Кейри. Может быть, кому-то манера Минг Жао одеваться и краситься могла бы и понравиться, но вот привыкшей к простой и удобной для драк уличной одежде Брудже весь этот наряд казался совершенно дурацким, достойным разве что женщины легкого поведения. Конечно, виду вампирша не подала. Как-никак, она помнила, кто перед ней, и решила быть поосторожнее... по крайней мере, сейчас.

Минг Жао (а Кейри была на все сто процентов уверена в том, что это именно она) первой прервала молчание:

- Добро пожаловать, Сородич. Благодарю тебя за то, что ты проявила уважение к нашим традициям и объявила о своем присутствии в моих владениях, - голос Квей-Джин был высоким и мелодичным. - Я - Минг Жао, Высшая Жрица народа Чайнатауна. Могу ли я предложить тебе чего-нибудь? Может быть, чаю?

- Нет, спасибо.

- Ах да, правильно. Твое племя пьет лишь кровь смертных, не так ли? Вы больше не можете наслаждаться простыми радостями мира смертных. Какая досада, - в голосе Жрицы прослушивались язвительные нотки.

- А ты - можешь?

- Да. Мы, Квей-Джин, похожи на вас, Сородичей, куда меньше, чем вы предполагаете.

- Но ведь вы - тоже вампиры?

Перед тем, как ответить, Минг Жао презрительно (по крайней мере, так показалось Кейри) усмехнулась:

- Мы - сверхъестественные существа, но это не значит, что мы похожи на вас. Мы - те, кто вернулись при помощи Второго Дыхания ради некой цели.

- Второго Дыхания?

- Второе Дыхание - наше возрождение в сверхъестественном обличье. Это - духовное возрождение, а не жалкий кровавый ритуал для распространения презренного проклятия.

"Вот, сука!"

- О, я врубилась. Вы, типа, ангелы, а мы - просто жалкие кровососы, так!? - Кейри с трудом сдержалась, чтобы не обматерить собеседницу.

- О нет, дорогой Сородич. Ты неправильно поняла меня. Я не хотела проявить неуважение.

- Вот это другое дело. Значит, еще при жизни вы решаете превратиться в сверхъестественное?

- У нас есть некоторое сходство. Квей-Джин питаются тем, что есть в крови, да... Но, усовершенствовав свою сущность, мы уже редко снисходим до поглощения чужих телесных флюидов.

"Держи себя в руках, Кейри. Не срывайся, а то еще эта накрашенная стерва обидится и не захочет давать нужную тебе информацию - что тогда будешь делать?"

- Значит, вы при жизни можете выбрать стать нежитью?

- Нет, мы не выбираем, но события нашей жизни могут разбудить темные духовные энергии. Мы не рождаемся по чужой прихоти, как Сородичи.

- Так почему же некоторые становятся сверхъестественными существами?

- Причин столько же, сколько и самих Квей-Джин. Все перерождаются с целью, которую они должны найти. Когда их путь станет очевидным, они должны пройти его, даже если на это уйдет вечность.

- Звучит очень похоже на Проклятье Каина.

- Напротив, это еще один шанс для нас, чтобы найти свое место во вселенной, шанс на возвышение. Мы не прокляты, на нас не висит груз древней вины, подобно легенде о вашем библейском прародителе...

- Что касается легенд... Слышала об Анкарском саркофаге?

- Конечно. Весь город охвачен слухами о его прибытии и домыслами о каком-то вашем древнем прародителе-вампире и его злобных апокалипсических планах.

- Ты не знаешь, где этот саркофаг?

- Мы ищем его, конечно же. Я отправила двух моих лучших агентов на поиски. Он может стать ценным предметом торга.

- Что это за агенты?

- Давай я просто скажу - я не советую тебе искать Анкарский саркофаг.

- У меня есть еще один важный вопрос.

- Чем я могу тебе помочь?

- Я ищу Баррабуса - Носферату, пропавшего в Чайнатауне.

- Вот значит как? Великие Носферату потеряли агента, да? - Минг Жао снова презрительно усмехнулась. - Это не моих рук дело - даже если они так полагают.

- Как скажешь... Где я могу найти его?

- Я не знаю, где он. Возможно, тебе стоит поговорить об этом с Вонг Хо.

- Кто такой Вонг Хо?

- Вонг Хо - владелец ресторана "Красный Дракон". Он - выдающийся бизнесмен, имеющий также немалое влияние среди своего народа. Если в Чайнатауне произошло что-то дурное, он может помочь тебе.

"Ладно, нужную инфу я получила. Пожалуй, можно уходить - пока я не врезала этой засранке ногой по ее накрашенной морде".

- Я отправляюсь в "Красный Дракон"...

- Я даю тебе право действовать во владениях Квей-Джин... пока что. Да обретешь ты свой путь, Сородич.

- Ага, пока.


Уже на улице, немного отойдя от Золотого Храма, Кейри, наконец-то, позволила себе высказаться вслух:

- Чертова сука!

При этом проходящие мимо случайные прохожие с недоумением уставились на вампиршу, заставив ту почувствовать себя неловко.


- Э, извините, ресторан недавно прекратил свою работу. Но наш бар все еще открыт, - сказала Кейри девушка, видимо, работающая в "Красном Драконе" метрдотелем.

- Я здесь, чтобы встретиться с Вонг Хо. Меня прислала сюда Минг Жао.

- Я вызову лифт, - метрдотель нажала кнопку на небольшом пульте, и обитая красной тканью стена раскрылась, открыв взору потайной лифт.

- Спасибо.

- Второй этаж. Приятного вечера.

- И вам того же.

Кейри поднялась наверх. Она оказалась в просторной комнате с деревянным паркетом и белыми стенами, посреди которой стоял одетый в серый деловой костюм мужчина, закрывающий лицо обеими ладонями. Его тело содрогалось - как будто от беззвучных рыданий. Бруджа подошла поближе к нему.

- Мистер Вонг Хо?

- Они забрали ее! Они забрали ее! - он, услышав голос Кейри, убрал руки от лица. Его раскосые глаза смотрели тревожно и отчаянно.

- Что случилось?

- Кики. Моя дочь, - голос китайца все еще дрожал, но он, надо отдать ему должное, пытался держать себя в руках. - Они схватили ее. Они позвонили и сказали, чтобы я больше не смел вставать на пути у Тонгов.

- Возможно, сейчас не лучший момент, но Минг Жао прислала меня поговорить с вами.

- Минг Жао? О... конечно. Пожалуйста, прости меня, но, как ты уже успела заметить, я нахожусь в ужасающем положении. Я - Вонг Хо, владелец ресторана "Красный Дракон". Еще раз извиняюсь за свое неподобающее поведение.

- Нет проблем. Что случилось?

- Тонги... местная уличная банда. Они только что вломились в ресторан и, угрожая пистолетами, похитили мою дочь. Тонги наглеют с каждым днем! И теперь они забрали мою Кики...

- У тебя есть враги?

- Я достаточно известный человек здесь, в Чайнатауне. У меня много союзников, но хватает и тех, кто желает моей смерти. Тонги поступили как трусы, решив использовать мою дочь для давления на меня.

- Похоже, мне предстоит надрать несколько тонговских задниц и вытащить Кики. Ты знаешь, где они?

- Нет. У Тонгов много... - тут зазвонил телефон. - Э, подожди. Извини меня, минутку, - Вонг Хо снял трубку. - Алло. Жао! Что? Да! Как ты... О, конечно. Ясно. Благодарю тебя, мой друг. Ты возвратил свой долг в стократной мере и даже свыше этого. Да, конечно. Прощай, - китаец положил трубку.

- У меня создалось впечатление, что это были не Тонги.

- Это был... Человек, который был передо мной в долгу. Теперь долг выплачен... я знаю, где Тонги держат мою дочь.

- Просто скажи - где. И пусть кто-нибудь тем временем вызовет коронера...

- Кики удерживают в массажном салоне "Цветение Лотоса", он недалеко от ресторана. Если ты вернешь мою дочь, я помогу тебе, чем только смогу, - Вонг Хо с надеждой посмотрел в глаза Кейри.

- Конечно. Я попытаюсь.

- Благодарю тебя. Я буду ждать твоего возвращения. Отправляйся немедленно - Тонги не ожидают нападения так быстро. Удачи тебе... мой друг.

- Спасибо. До встречи.

Кейри понимала, что ввязывается в очередную переделку, но иначе ей не получить нужную информацию. Впрочем, дело вовсе не в этом. Она просто хотела помочь попавшему в беду человеку, и неважно, чем он ее за это отблагодарит.


"Для начала, надо нейтрализовать возможных свидетелей предстоящих разборок. Так, вон та девушка может увидеть больше, чем следует. Заодно подкреплюсь - а донорша, надеюсь, пробудет в отключке до тех пор, пока я отсюда не уйду - вот удивится, когда увидит кровищу и нарезанные тонкими ломтиками трупы Тонгов. А что, вкусненько... Вот только эти восточные ароматы, блин! Хорошо еще, что я не аллергик! О, а вот и мои будущие жертвы!"

Из соседней комнаты массажного салона выскочили два крепких черноволосых китайца, одетых в черные футболки и брюки и вооруженные пистолетами. Кейри сразу догадалась, что это Тонги, и, не дожидаясь, пока те откроют огонь, активировала Стремительность и Могущество, одновременно выхватывая из ножен катану. Она молнией подскочила к изумленным бандитам и тотчас же смахнула голову одному из них. Прежде, чем убитый упал, Бруджа пронзила клинком второго Тонга, а свободной рукой заехала ему в челюсть, да так сильно, что его голова развернулась на все сто восемьдесят градусов. Стряхнув тело с катаны, Кейри решила обследовать салон. По пути ей встретилась еще одна гейша, которую, видимо, привлек шум - пришлось ее укусить. В конце коридора нашлась лестница, ведущая на второй этаж. Сверху выскочили двое Тонгов - ну что же, мир их праху, как говорится. Кейри поднялась наверх и практически тут же словила пулю - на втором этаже противники уже успели подготовиться к предстоящей стычке. Непристойно выругавшись, раненая вампирша укрылась за углом. Бруджа схватилась за простреленное плечо - рана оказалась довольно болезненной.

"Так, катана тут не очень подходит. Эх, жаль на вас, уроды, патроны тратить, ну да ладно - зато своя шкура целее будет. О, да этот придурок - точно самоубийца, раз решил меня преследовать. Черт, куртку кровищей запачкал - хорошо еще, что красное на красном почти незаметно. Так, выскакиваем из укрытия - вот, еще двое. Уже лежат. Что, и это все, на что вы способны, засранцы!? В прятки решили поиграть, или я тут всех перебила? Похоже, второе. Ой, поторопилась с выводами - ну да ладно, все равно силы надо восстановить, да и рана слегка побаливает. Все, теперь не побаливает. Теперь еще эту Кики надо найти".

Кейри заглядывала в каждую комнату, но пока что не нашла там ничего интересного - разве что еще одного Тонга, который то ли струсил и решил спрятаться, то ли готовился напасть из засады... А впрочем, какая разница!? Ответ на этот вопрос он все равно унес в могилу.

В конце коридора была дверь, запертая на замок.

- Эй, есть там кто? Если да, то отойдите от двери - я сейчас из пистолета вышибу замок! Никто не отвечает? Ладно, я предупредила, моя совесть чиста.

Кейри выстрелила, и теперь она могла без особых трудностей войти внутрь помещения. Это была небольшая комната с неоклеенными стенами и грязным полом, в которой не было ничего, кроме пары деревянных табуреток и забитой досками ниши в стене. Впрочем, ниша не была забита наглухо, и сквозь доски Кейри увидела лицо молодой китаянки.

- Ты, сука! - закричала та высоким писклявым голосом. - Я не могу... Не могу дышать здесь!

- Тогда ты должна радоваться, что я не собираюсь тебя держать там.

- А? Кто ты? Ты не из Тонгов.

- Нет, я не из Тонгов.

- Разве я только что не сказала то же самое? Может, ты и не из Тонгов, но, похоже, что ты не умнее их.

- Ну, у тебя и язычок. Ты - дочка Вонг Хо?

- Да. Я - Кики. А ты кто такая, черт подери?

- Старик прислал меня, чтобы вытащить отсюда твою задницу.

- О, я просто поражена. Что? Хочешь, чтобы я благодарила тебя и так далее? Мечтай дальше, сука!

- Будешь говорить со мной в том же духе, и я оставлю тебя здесь, - Кейри с трудом сдержалась, чтобы не ответить наглой девице ударом кулака по морде - благо, ширина щели между досками позволяла. Да уж, такой добропорядочный отец, и такая стервозная дочка...

- Ладно, ладно! Подруга, не надо принимать все так близко к сердцу! - похоже, что угроза подействовала. - Я извиняюсь, ладно?

- Вот так-то лучше, - Кейри вынула из ножен катану и несколькими сильными, но аккуратными ударами ликвидировала доски, закрывавшие выход из ниши - эх, жаль, что фотоаппарата под рукой не было, чтобы запечатлеть побелевшее с перепугу лицо Кики. - Пошли. Надеюсь, что у тебя крепкий желудок. Если что, просьба на меня не блевать.


- Папа! - Кики бросилась в объятья отца.

- Кики, доченька! - Вонг Хо прижал девушку к груди. Он почти минуту беззвучно плакал от счастья, а затем перевел взгляд на стоящую в сторонке Кейри. - Спасибо тебе... Теперь я твой должник! Ты вернула мне мое величайшее сокровище. Ты спасла ее, ты смела и благородна... Спасибо...

- Пожалуйста. Теперь ты поможешь мне?

- Конечно. Чем я могу тебе помочь? - Вонг Хо уже выпустил Кики из объятий, и девушка скрылась в одной из соседних комнат.

- Я ищу кое-кого, кто пропал в Чайнатауне.

- Кого именно?

- Моего старого друга, Баррабуса.

- Хмм... Что ты можешь рассказать о нем?

- Ну, у него довольно проблемная внешность, - хотя Кейри ни разу в глаза не видела Баррабуса, данное утверждение, вероятно, было справедливо для всех Носферату.

- Понятно, - китаец виновато опустил глаза. - Не думаю, что мне удастся помочь тебе, но я знаю того, кто сможет это сделать.

- Здорово. И кто это?

- Его зовут Жао. Это тот самый человек, который позвонил и рассказал мне, где держали Кики. У него много связей. Он - хозяин импортно-экспортного склада в Чайнатауне. Иди и поговори с ним. Я предупрежу его о твоем приходе.

- Спасибо, Вонг Хо. Перед тем, как уйти, я хотела бы задать пару вопросов о Китайском квартале, я тут впервые. Ты не выяснил, зачем Тонгам понадобилась твоя дочь?

- Нет. Но я боюсь, что дело здесь не только в Тонгах.

- Что ты имеешь в виду?

- На протяжении многих лет я старался навести порядок в Чайнатауне. Это был тяжкий труд, но мы объединили наши силы и стали очищать улицы от преступников вроде Тонгов. Предприятия возобновили свою деятельность, семьи вернулись в свои дома...

- Похоже, что ты вычистил не все.

- Да, увы. Я думал, что с Тонгами практически покончено, но затем что-то произошло. Четыре года назад их ряды начали пополняться, внезапно у них появились деньги на покупку оружия. Вместе с ними появились наркотики и насилие. Стало чуть ли не хуже, чем раньше.

- Должно быть, за ними кто-то стоит...

- Я не знаю. Но чувствую, что-то изменилось... Я пытался медитировать, но мой дух неспокоен. Предсказания Книги Перемен темны и непонятны. Похоже, все изменилось с тех пор, как... - Вонг Хо замолчал.

- С тех пор как что?

- Все переменилось с тех пор, как появилась Минг Жао и заново открыла Храм Золотой Добродетели. Это произошло четыре года назад. Я вовсе не имею в виду, что она как-то связана с возрождением Тонгов. Это всего лишь совпадение.

- А что ты можешь сказать мне о Золотом Храме?

- Храм Золотой Добродетели стоит в Чайнатауне уже давным-давно. Он был здесь еще до моего рождения. На протяжении многих лет он стоял заброшенным, но Минг Жао выкупила Храм и вернула ему былое великолепие.

- Расскажи мне немного о Минг Жао...

- Минг Жао уделяет особое внимание нашей культуре и традициям. Храм является силой нашего единства. Он вселяет в нас надежду.

- Ты так думаешь? А ты сам хоть раз был внутри?

- Нет... Минг Жао принимает своих посетителей в приемной, но в сам Храм заходить никому не разрешается. Она говорила мне, что это место свято, и поэтому необходимо оставить его, гм, в безмятежности.

- Неубедительно... - познакомившись с лидером Квей-Джин, Кейри была склонна скептически относиться к словам Вонг Хо. Возможно, перед смертными она и притворялась этакой святошей, но вампирша уже знала, какова эта стерва. - Может быть, она просто там что-то прячет...

- Я не желаю слушать ничего подобного! - Вонг Хо впервые поднял голос - похоже, что слова Кейри сильно его задели. - Минг Жао столько сделала для моего народа, и я не позволю тебе очернять ее доброе имя!

- Хорошо, успокойся. Извини, если я задела твои чувства. Что ты еще можешь рассказать мне о Тонгах?

- Их логово находится в клубе "Стекляшка". Это язва на теле Чайнатауна, очень опасное место... Не советую тебе ходить туда.

- Спасибо, что предупредил. Теперь я буду обходить его стороной, - а про себя Кейри подумала иначе: "Хм, если мне приспичит набить кому-нибудь морду, то это отличная возможность". - До свидания, Вонг Хо.

- До свидания... Стой, я ведь даже не спросил, как тебя зовут!

- Кейри Робинсон.

- До свидания, Кейри.


Кейри шла по практически безлюдному промышленному району Чайнатауна, высматривая среди серых, похожих друг на друга зданий склад, где, как обещал ей Вонг Хо, она могла найти человека, способного оказать ей помощь в поисках пропавшего Сородича. По пути вампирша прокручивала у себя в голове недавно полученную информацию.

"Нда-с, интересно, однако, получается. Люди чтут эту Минг Жао чуть ли не как святую, хотя для Анархов она едва ли не враг номер один. Мне она сразу не понравилась - смотрит на вампиров, как на низших существ, и даже не скрывает этого. Она заявила смертным о своем появлении четыре года назад. Примерно в это же время прекратилась война между Анархами и Квей-Джин, так как в Лос-Анджелесе объявилась Камарилья. Ага, и Тонги стали набирать силу. Уж не Минг Жао ли за всем этим стоит? Ведь Квей-Джин, пусть они от нас и отличаются, - тоже сверхъестественные существа. Хм, интересно, а как бы с ними поступили леопольдовцы? Скорее всего, так же, как они поступают и с нами. Эти азиаты, по сути дела, тоже соблюдают Маскарад, вот только у них, наверно, это называется иначе, но суть от этого не меняется. Может быть, она просто использует смертных бандитов как боевую силу? Не исключено, что да, но это всего лишь догадка. Ладно, слишком уж подозрительной я в последнее время стала. Хотя здесь, на территории Квей-Джин, осторожность явно не помешает. Если верить другим вампирам, это опасные враги, и расслабляться мне не стоит. О, а вот и склад".

Действительно, это серое здание с надписью "Склад Жао" на стене и было, скорее всего, искомым строением. Рядом с ним стояло несколько грузовиков, водители которых, надо полагать, уже отдыхали у себя дома или отрывались в каком-нибудь увеселительном заведении. Дверь была открыта, так что Кейри без лишних проблем проникла внутрь здания.

Да, так и есть - самое что ни на есть настоящее складское помещение, заставленное большими картонными коробками. Немного побродив среди них, Бруджа нашла лестницу, ведущую на второй этаж. А там, наверху, находилось что-то вроде будки с деревянной дверью и стеклянными окнами. Сквозь стекло был хорошо виден чей-то силуэт. Кейри поднялась наверх, открыла дверь и вошла в будку.

Обитатель кабинета - брюнет, одетый в серый пиджак и черные брюки - стоял к девушке спиной. Вампирское чутье Кейри опознало в нем смертного.

- Вонг Хо звонил... - начал он разговор, так и не повернувшись к девушке лицом. - Ты кого-то ищешь, так?

- Да, так и есть, - теперь Кейри не сомневалась, что перед ней именно Жао.

- Я не знаю, где твой друг, но я знаю, что в этом замешаны Тонги. Лидер Тонгов, Джонни Тигр... он знает, где он.

- Скажи мне, как его найти - и я развяжу ему язык.

- Джонни в "Стекляшке", это его клуб. Чтобы войти, тебе понадобится код... код - "725". Там повсюду Тонги... Кабинет Джонни - наверху.

- Спасибо... Почему ты мне помогаешь?

- Я - человек слова и был в долгу перед Вонг Хо. Вернув долг, я стал врагом Тонгов, к числу которых я раньше тоже принадлежал.

- Похоже, что ты мог серьезно их разозлить... - в голосе Кейри были слышны нотки сочувствия - она знала, что теперь Жао грозят серьезные проблемы. Это все равно, что для вампира нарушить Маскарад, если не хуже. Теперь человек, оказавший ей помощь, находился в опасности.

- Теперь ты должна идти, - тем же твердым голосом ответил Жао. - Иначе ты можешь не застать Джонни.

- Спасибо, Жао. Будь осторожен.

- И тебе удачи... Кейри.

Вампирша спустилась вниз и покинула склад. Похоже, что ей предстояло ввязаться в очередную массовую драку по принципу "одна против всех и все против одной". Впрочем, если ты - Бруджа, то, как говорится, и один в поле воин.


Кейри ввела код электронного замка, и дверь "Стекляшки" с тихим пипиканьем открылась. Бруджа вошла внутрь и первым делом окинула взглядом главный зал клуба. Зрелище, надо признать, оказалось довольно удручающим: плюнуть, похоже, было некуда - в Тонга попадешь. Но это еще полбеды. Помимо бандитов в клубе тусовалось еще несколько людей, явно не подозревающих о том, что с минуты на минуту клуб может превратиться в бойню (а Кейри была почти уверена в том, что ей придется драться с Тонгами). Бруджа не хотела, чтобы эти люди пострадали в результате ее разборок с бандитами. И также она опасалась нарушить Маскарад - ведь, если дело дойдет до драки, вампирше придется прибегнуть к использованию Дисциплин. Да уж, положеньице сложилось, хуже не придумаешь.

"Давай, Кейри, думай, как нам нейтрализовать вероятных свидетелей с минимальным вредом для них и для себя. Всех не перекусаешь, чтобы впали в оцепенение. Хм, а что, если... Да уж, блин, придумала тоже. Это уже смахивает на самоубийство. Хотя, драться мне все равно придется, а этим способом можно заодно расчистить поле боя. Ладно, была - не была..."

Кейри неожиданно выхватила из кобуры "анаконду" и закричала воинственным тоном:

- Полиция! Всем бросить оружие и лечь на пол!

Надо же, а ведь подействовало! Люди, не являющиеся Тонгами (а все члены банды были одеты одинаково - точно так же, как их дружки, убитые в массажном салоне), дружно бросились на пол, закрывая головы руками, а сами Тонги, замешкавшись лишь на секунду, выхватили свое оружие - пистолеты и автоматы, кое-кто даже катаны.

- Не двигаться!!! - Кейри, не дожидаясь, пока ее изрешетят, всадила пулю между глаз первому из Тонгов, который направил на нее свой "ласситер киллматрик".

Все обыватели уже распластались на полу и тряслись от ужаса. На ногах остались только Кейри и Тонги.

Вампирша могла активировать Дисциплины - благо, нарушать Маскарад перед без пяти минут трупами было неопасно. Все равно они уже никому не разболтают - конечно же, при том условии, что Кейри одержит победу. А если нет, то леопольдовцам уже не на кого будет охотиться. Что же касается остальных смертных, то они сейчас лежали, плотно уткнувшись лицами в пол, и вряд ли следили за происходящим. В конце концов, если кто-нибудь из них и заметит, как вампирша использует Дисциплины, прибывшие на место врачи окажут бедолаге психиатрическую помощь и сочтут рассказанное бредом, возникшим на почве сильного стресса.

Надо отметить, что с каждой ночью Бруджа все лучше и лучше овладевала своими сверхспособностями - и теперь Стремительность позволила ей не только рассмотреть летящую прямо в грудь автоматную очередь, словно в замедленной съемке, но и ловко отскочить в сторону, позволив пулям впиться в стену позади себя. Стрелок застыл в недоумении, а через миг его тело обмякшим мешком повалилось на пол, когда выстрелом из кольта Кейри снесла ему полчерепа. Одним прыжком вампирша преодолела пять метров и приземлилась за спиной очередного бандита, на ходу выхватывая катану. Пронзив его сзади насквозь, Кейри успела перехватить выпавший из рук умирающего "ласситер киллматрик" и, прикрываясь телом поверженного противника, словно щитом, расстрелять еще пару Тонгов, оказавшихся напротив. Не успели искалеченные тела бандитов коснуться пола, как их убийца сама едва не попала под выстрелы. Она резко развернулась на сто восемьдесят градусов вместе с насаженным на катану Тонгом - и это спасло ей жизнь. Даже для вампира автоматная очередь опасна, а стрелков было трое, и стреляли они все одновременно. Попади Кейри под такой обстрел, и ей пришел бы конец. Но пули попали лишь в тело мертвого Тонга, превратив его грудь и живот в кровавое месиво, и засев в плоти. А вот самим стрелкам спрятаться было негде, к тому же человека пристрелить гораздо проще, чем вампира - одна автоматная очередь превратила всех трех Тонгов в трупы. Еще трое бандитов сбежали по лестнице на залитый кровью танцпол - эти Тонги были вооружены катанами. Так как магазин автомата уже опустел, Кейри отбросила в сторону ставший бесполезным "ласситер киллматрик" и стряхнула с катаны изуродованный труп.

- Трое против одной? - язвительно прокомментировала Кейри. - Как же это нехорошо, ребята. Для вас.

Тонги, не говоря ни слова, ринулись в бой. Когда они приблизились на расстояние удара, руки Бруджи окутало голубое свечение, на миг сбившее с толку одного из врагов. И это стоило ему жизни - одним ударом Кейри перерубила ему шею, и голова отлетела в сторону на несколько метров, покатившись по полу, словно мячик. Оставшиеся двое Тонгов атаковали одновременно. От удара одного из них Кейри увернулась, выпад второго блокировала своим клинком. Обе катаны скрестились, высекая искры, а вампирша тем временем врезала Тонгу ногой в челюсть. Голова противника с отвратительным треском откинулась назад - очевидно, что шея бандита оказалась сломана. Последнего Тонга Кейри уже рассматривала не как врага, а как пищу. Отразив его выпад путем отсечения сжимавшей катану руки по локоть, вампирша вонзила клыки в шею смертного. Выпив Тонга досуха, Кейри отбросила на пол его обескровленный труп, вытерла рукавом кровь с лица и осмотрелась. Похоже, что нападать на нее было уже некому.

"Надеюсь, Джонни среди этих покойничков нет - а то и допрашивать будет некого. А ведь мне так хочется поболтать".

Но, перво-наперво, надо разобраться с мирными гражданами, которые до сих пор лежали на полу и тряслись от ужаса. Только один из них корчился от боли и жалобно стонал - вероятно, автоматная очередь, предназначенная для Кейри, попала бедняге в правое бедро; пол вокруг него был залит кровью. Бруджа подскочила к раненому, сдернула с него рубашку и, свернув ее в жгут, туго перевязала покалеченную ногу, остановив кровотечение. Больше раненых или убитых, вроде, не было.

- Всем оставаться на своих местах! - приказала Кейри.

Разобравшись с посетителями, Бруджа поднялась на второй этаж. Как выяснилось, один из Тонгов, пытавшихся расстрелять ее сверху, был еще жив. Слабеющими руками бандит вцепился в автомат, но Кейри оказалась быстрее, к тому же, она держала свой кольт наготове. Одним выстрелом раскроив Тонгу череп (и заодно до полусмерти перепугав обывателей), вампирша окинула взглядом второй этаж. Она быстро отыскала единственную на этом этаже дверь. Заперта.

- Джонни, открой дверь! Я знаю, что ты там! Открывай, по-хорошему прошу! Нет, не хочешь по-хорошему? Ладно, тогда будем по-плохому.

Сбив выстрелом замок (снизу снова послышались испуганные голоса), Кейри пинком распахнула дверь и ворвалась в кабинет.

Как она и ожидала, кабинет не был пуст. Там находился один смертный, вооруженный пистолетом. Он тут же направил свое оружие на девушку, но и сам тотчас же оказался под прицелом.

- Хм, прямо мексиканская дуэль получается! Ты - Джонни? - Кейри презрительно усмехнулась.

Да уж, и это чудо в желтых очках - главарь Тонгов! Парень, похоже, был лет на пять старше Кейри. И на голову ниже ее. Коротко остриженный щуплый мужичонка, по недоразумению судьбы возглавивший банду, терроризирующую Чайнатаун. Прямо комический персонаж, а не преступный авторитет. Зато агрессивности у него - хоть отбавляй...

- Да кем ты себя считаешь, сука!? Ты в курсе, кто я!? Ты в курсе, где ты находишься!? Ты хочешь умереть!? - его речь очень напоминала собачий лай, Джонни едва ли не брызгал слюной.

- Похоже, что кое-кому стоит прерваться, - спокойным голосом ответила Кейри. - Ты в порядке, дружочек?

- Какого хрена тебе надо!? Кто ты!?

- Я похожа на человека, перед которым стоит выпендриваться, Джонни?

- Тебе есть, что сказать мне, сука!? Кто впустил тебя в Чайнатаун!? Ты здесь, чтобы мамочку навестить? Мы отдадим ее тебе, после того, как она обслужит двадцать парней.

- Смешно. А теперь давай перейдем к делу, - Кейри по-прежнему была невозмутима.

- Чего тебе надо!?

- Ты похитил кое-кого, и я хочу его вернуть. Где Баррабус?

- Кто тебе это сказал!? - главарь Тонгов переменился в лице. - Откуда ты это узнала!? Кто ты!? Отвечай!

- Я спрошу тебя еще раз...

И в эту секунду широкий экран, висевший на стене за спиной Тонга и до этого не привлекавший внимания Кейри, ожил. На нем появилось изображение китайца с короткими седыми волосами, глаза которого были скрыты за красными солнцезащитными очками. На вид ему было около пятидесяти лет. И он смотрел прямо на вампиршу и бандита.

- Не говори ни слова, Джонни, - произнес он уверенным, слегка грубоватым низким голосом. - Стреляй в это!

- Ты же говорил мне, что тот парень - никто! Во что ты нас втянул, черт подери!? - в голосе Джонни слышались истеричные нотки.

- Стреляй. Тогда поймешь, - ответил незнакомец.

- Тебе крышка, засранка! - Джонни выстрелил.

Пуля попала Кейри в грудь, и, так как дистанция выстрела составляла всего три метра, а пистолет оказался довольно мощным, куртка не смогла защитить вампиршу, как тогда, в массажном салоне. Пуля прошла навылет, пробив левое легкое. Лицо Кейри на миг скривилось от боли, Бруджа стиснула зубы, чтобы не закричать, доставив лишнее удовольствие врагу. Через секунду боль начала утихать, и девушка подняла глаза на лидера Тонгов и ядовито ухмыльнулась.

Эх, опять Кейри пожалела, что у нее не было с собой фотоаппарата, чтобы запечатлеть побелевшее от изумления и испуга лицо Джонни. Похоже, что он был готов наложить в штаны.

- Какого хрена!? Я застрелил тебя! Ты мертва!!! - его голос дрожал, из трясущихся рук выпал пистолет.

- Именно так, Джонни, - снова заговорил человек на экране - совершенно спокойным голосом. - Оно МЕРТВО. Довольно трудно убить нечто, которое и так уже мертво. И я уверяю тебя, оно не носит бронежилет, пуля прошла прямо сквозь грудную полость.

Потеряв с перепугу последние остатки самообладания, Джонни бросился бежать. Он просто хотел убраться отсюда. Но вот только Кейри этого не хотела. И, когда бандит попытался проскочить мимо нее в дверной проем, Бруджа с силой ударила его ногой в пах, заставив согнуться пополам от боли. Не дожидаясь, пока противник придет в себя, Кейри вцепилась в его голову и одним резким движением свернула ему шею - она решила не тратить патроны на этого мерзавца. Подергивающееся в предсмертных конвульсиях тело упало к ее ногам. Сплюнув на труп своей собственной кровью, Кейри подошла к экрану и впилась глазами в изображение незнакомого китайца. Он лишь ухмыльнулся, после чего снова заговорил:

- Тебе пришлось убить его, верно? Часть вашего кодекса выживания - заметание следов, так сказать. И, прежде чем ты попытаешься обмануть меня, знай, я отслеживаю температуру твоего тела... Это комнатная температура.

- Ты понятия не имеешь, с кем связался, - угрожающим тоном ответила Кейри.

- Вообще-то, я понимаю. Если тут кто-то, скажем так, и блуждает во тьме, то это ты. Ты понятия не имеешь, кто я, и что мне известно - а я наблюдал за тобой с того самого момента, как ты приехала в Чайнатаун.

- Тогда ты также знаешь, что я собираюсь убить тебя.

- Если хочешь попытаться, ты найдешь меня в здании Синдиката Фу, - тем же невозмутимым голосом ответил незнакомец. - Я очень занятой человек - пожалуйста, не заставляй меня долго ждать.

- Кто ты?

- Я тоже должен скрывать свою истинную сущность. Можешь называть меня Мандарином. Ты ищешь своего соплеменника, как я понимаю. Он здесь, у меня, - в голосе китайца появились издевательские нотки. - Приходи в здание Синдиката Фу - мы обсудим условия освобождения.

- Я приду за тобой.

Экран погас; последнее, что успела разглядеть Кейри - торжествующая ухмылка Мандарина.

Кейри обыскала тело Джонни на предмет денег или еще каких-нибудь ценных вещей. Если уж она убила главаря Тонгов, то почему бы ей еще и не ограбить его, верно? Она раздобыла чуть больше сотни долларов и мобильный телефон. Сунув трофеи в карман куртки, Бруджа вышла из кабинета.

- Так, тем, кто еще жив - уматывайте отсюда, - обратилась она к до сих пор лежащим на полу людям. - А ты, - да, ты, девушка в зеленой майке, - вызови скорую.

Глава 10. Подопытный кролик

Синдикат Фу - серое десятиэтажное здание - виднелся в конце узкого переулка. Кейри ненадолго остановилась, окидывая взглядом логово Мандарина. С виду здание выглядело вполне безобидно, но наученная жизненным опытом Бруджа прекрасно знала, что на самом деле все может оказаться совершенно иначе. И в данном случае было очевидно, что ей ни в коем случае нельзя расслабляться. Уже из того короткого разговора в "Стекляшке" Кейри поняла, что Мандарин - враг. И тот враг, от которого неизвестно, чего ожидать. Вампирше уже доводилось встречаться с шабашевцами, созданными Тзимицу тварями, бандитами и охотниками из Общества Леопольда. Все они были опасными противниками, но Кейри знала, на что они способны, и знала, как с ними бороться. Какой сюрприз может преподнести ей этот Мандарин? И, что не менее важно, не станет ли этот сюрприз последним в жизни Кейри?

Но, стоя здесь, в переулке, Кейри не могла найти ответы на эти вопросы. К тому же, Мандарин сказал ей, что Баррабус находится в здании Синдиката Фу. И, скорее всего, он там не по собственной воле.

Для того чтобы узнать, во что она на сей раз ввязалась, и спасти попавшего в беду Сородича, Кейри должна была войти внутрь здания. Убедившись, что с улицы за ней никто не следит, Бруджа перешла дорогу и решительным шагом направилась ко входу в Синдикат Фу.


Изнутри стены здания были покрыты мраморной плиткой - совсем как в вестибюле Башни Вентру. Напротив входа также был пост охранника, вот только самого охранника на месте почему-то не оказалось. На стене виднелось изображение земного шара, наискось пронзенного катаной - вероятно, эмблема организации. Слева от Кейри была открытая дверь, и девушка осторожно, держа наготове "анаконду", направилась туда.

Помещение представляло собой просторный зал, посреди которого стояли широкий деревянный стол и несколько обитых кожей кресел. Справа от входа виднелась еще одна дверь, а слева - прикрепленный к стене широкий экран - точно такой же, как в кабинете ныне покойного Джонни Тигра. Стоило Кейри перешагнуть порог, как экран ожил, явив взору изображение Мандарина.

- Как я рад, что ты, наконец-то, решила зайти, - начал он. - Если хочешь встретиться со своим товарищем, пройди в эту дверь, - Мандарин взглядом указал на дверь напротив экрана - теперь уже открытую.

- Нет. Приведи его сюда, тогда и поговорим, - Кейри прекрасно понимала, что это, скорее всего, ловушка.

- Ты упряма по своей природе, или это лишь инстинкты? - слегка усмехнувшись, спросил Мандарин.

- Что это за место?

- Пройди в эту дверь... - спасибо еще, что собеседник не мог использовать Доминирование, как это уже не раз делал ЛаКруа.

- Нет.

- Уверяю тебя, твой товарищ все еще жив. Если хочешь, чтобы его освободили, делай, как я говорю.

Кейри поняла, что у нее нет другого выхода. Ей придется идти ва-банк, иначе она никак не сможет спасти Баррабуса. Этот подозрительный тип, Мандарин, - единственный, кто может привести ее к цели, так что придется рискнуть. Она с вызовом посмотрела в глаза седовласого китайца и сказала угрожающе низким тоном:

- Думаешь, я тебя боюсь? Нет. Я иду.

- Превосходно, - экран погас.

За дверью находилось небольшое помещение с высоким потолком, похожее на шахту лифта. Кейри встала в самый центр большого черного круга, нарисованного на полу. И в ту же секунду этот круг, оказавшийся на самом деле подъемной платформой, медленно пополз вверх. Одновременно с этим дверь автоматически захлопнулась, отрезав Кейри путь к отступлению. Пока платформа поднимала вампиршу вверх, до ее ушей снова донесся голос Мандарина - радостный и торжествующий, словно у охотника, только что обнаружившего в расставленных силках пойманную дичь:

- Отлично. Мне говорили, что ты - весьма сговорчивая личность. Это делает тебя наилюбопытнейшей особью. Ты и твои родичи могут считать смертных слабаками и дураками, и в некоторых случаях это справедливо, но ты недооцениваешь меня.

Когда Мандарин замолчал, платформа уже закончила свой подъем. Она плотно вошла в большое круглое отверстие в полу какой-то камеры размером примерно три на пять метров. Прямо перед глазами Кейри находилось широкое застекленное окно, за которым стояли Мандарин и паренек лет двадцати, одетый в белый халат, - вероятно, ассистент. Оба смотрели на нее с неподдельным любопытством, словно на какого-то диковинного зверя.

"И о чем только эти идиоты думают!? Я же сейчас вышибу на хер это стекло и разорву их в клочья!"

Кейри выхватила из кобуры кольт и, направив его на Мандарина, выстрелила. Бруджа была уверена в том, что пуля разобьет стекло и заодно серьезно ранит "Доктора Зло" - не смертельно, но достаточно тяжело, чтобы он не смог убежать, и тогда уже она, Кейри, станет хозяйкой положения. Но она ошиблась. Пуля лишь слегка поцарапала стекло, отделявшее вампиршу от людей. Метнувшись к двери, находящейся слева от нее, Кейри убедилась, что та заперта.

Она в ловушке!

Все это время Мандарин и его ассистент смотрели на нее, точно на мечущегося в клетке тигра. При этом ассистент явно занервничал, особенно когда Кейри стала испытывать пуленепробиваемое стекло на прочность. Мандарин же был совершенно спокоен. И это спокойствие пугало Кейри. Да, вот сейчас она была готова признаться себе, что ей действительно страшно. Сейчас ей не помогут ни оружие, ни Дисциплины - она совершенно беспомощна и может рассчитывать лишь на милость судьбы.

Спустя несколько мучительных секунд Мандарин снова заговорил:

- Объект женского пола, возраст, судя по внешности, - около двадцати лет, истинный возраст неизвестен. Как и в предыдущем случае, нет никаких признаков жизнедеятельности. Нет сердцебиения, тело не выделяет тепла. Воздух в камере на десять процентов состоит из угарного газа - нормальное дыхание в данных условиях невозможно. Объект, согласно всем критериям, клинически мертв.

"Ну, подожди у меня, сволочь! Если я только отсюда выберусь, ты точно будешь мертв!" - сама же Кейри чувствовала себя вполне живой - подумаешь, что она не дышит, а ее сердце не бьется!?

- Я собираюсь провести над тобой ряд экспериментов, - обратился к ней Мандарин. - Мне интересно узнать, как вы устроены, - но лишь потому, что я ищу наиболее эффективные способы убивать вас. Начинаем эксперимент с ультрафиолетовым излучением.

"Проклятье! Только этого мне еще не хватало!"

В тот же миг с гудением загорелись лампочки - десятки маленьких лампочек, вкрученных в стены и потолок камеры. Камера озарилась ярким светом. Кейри зажмурила глаза, приготовившись к мучительной боли...

...Но ничего страшного не произошло. Кейри только что на своей шкуре узнала, что искусственный ультрафиолет для вампиров неопасен. Лишь солнечный свет мог испепелить тело Сородича, а этот, являющийся результатом человеческой деятельности, был совсем безвреден. У Бруджи в тот момент даже возникла одна мысль: а не сходить ли ей в солярий, если она выживет, - а то слишком уж лицо бледное? Пока лампочки, гудя, излучали ультрафиолет, Мандарин продолжал комментировать происходящее...

- Испытательную камеру заполняет ультрафиолетовое излучение среднего диапазона. Он жжет? Объект не выказывает никаких признаков боли или физического дискомфорта. Выключайте свет, - обратился Мандарин к ассистенту. - Вывод: ультрафиолетовое излучение не оказывает желаемого эффекта, - он перевел взгляд на Кейри. - Пожалуйста, пройди в следующее помещение.

Стальная дверь тотчас же поползла вверх, открыв проход в узкий каменный коридор, сворачивающий вправо. Мандарин и его ассистент прошли вдоль окна и скрылись из виду. Кейри ничего не оставалось делать, кроме как пройти по коридору.

В конце коридора была такая же стальная дверь, которая, подобно первой, поползла вверх, стоило только Кейри подойти к ней вплотную, открыв вид на следующую камеру. В противоположной стене была аналогичная дверь, причем уже открытая, а справа - пуленепробиваемое окно, через которое были видны Мандарин и его ассистент. От одной двери до другой Кейри отделяли какие-то десять метров, но вот только эти...

- Черт...

...Эти красные лазерные лучи, поперек пересекавшие камеру на разной высоте от пола, постоянно двигавшиеся вперед-назад и вверх-вниз и явно предназначенные для того, чтобы нанести "подопытному кролику" телесные повреждения. И единственный путь до следующей двери - через эти лучи. Кейри совсем не хотелось испытывать на себе их воздействие, поэтому она решила воспользоваться Стремительностью: данная Дисциплина поможет ей уследить за явно опасными лучами и быстро увернуться от них. Ненадолго сосредоточившись, Бруджа молнией рванула вперед.

Все внимание Кейри сейчас было сосредоточено на красных лучах. Она не слушала комментарии Мандарина - не они сейчас были важны.

Подпрыгнуть, упасть на живот, резко вскочить на ноги, рвануть вперед, пригнуться, прокатиться по полу, быстро отскочить назад, снова рвануть вперед...

Вампирша буквально влетела в коридор, оставив смертоносные лучи позади и не предоставив Мандарину возможности увидеть их в действии. Ни он, ни она так и не узнали, как лазерные лучи подействовали бы на организм Сородича - ни один из них не задел Кейри.

- Впечатляет... - послышался уже ставший ненавистным голос. - Ваш род - очень способный. Ваши инстинкты выживания граничат с животными.

Когда дверь в конце следующего коридора поднялась вверх, Кейри замерла от ужаса. Она точно знала, что этот эксперимент может ее погубить. Бруджа невольно вспомнила тот большой вентилятор в канализации, через который ей пришлось проскочить. Пусть он и не был предназначен для того, чтобы рубить на куски случайно оказавшихся в катакомбах вампиров, но тогда Кейри едва не погибла. А вот назначением этих трех штуковин, движущихся по рельсам вправо-влево по помещению, было калечить и убивать. Они представляли собой двухметровые вертикальные штыри, к которым на разных уровнях крепились винты с тремя обоюдоострыми лопастями, быстро вращающимися вокруг этих штырей. Ни перепрыгнуть, ни пригнуться.

- Лишь самые примитивные существа могут пережить расчленение. Мне говорили, что вы способны регенерировать части ваших тел - мне хотелось бы посмотреть на это. Интересно, сколько конечностей ты потеряешь перед тем, как умрешь? - издевательским тоном произнес Мандарин.

- Даже не надейся, ублюдок! Я не доставлю тебе такого удовольствия! - с вызовом ответила Кейри, бросив взгляд на своего мучителя. Тот лишь усмехнулся.

"Ладно, мы еще посмотрим, кто из нас будет смеяться последним! Так, ведь эти хреновины должны приводиться в действие чем-то вроде аккумуляторов. Похоже, что они находятся здесь, в этой камере. Да, вот они - в нишах в стене напротив окна! Блин, защищены решеткой... Ну что, моя милая, и что бы я без тебя делала!?"

К счастью, "анаконда" была заряжена, и в карманах куртки было еще немало патронов. Без кольта Кейри ни за что бы не смогла поразить эти аккумуляторы. Если она права, то у нее есть отличный шанс остановить вертушки. Увы, стрелять из дверного проема Кейри не могла - ей придется войти в камеру. Если она промахнется или, что того хуже, ее выводы относительно аккумуляторов окажутся неверными, то это будет последняя ошибка в ее жизни.

Кейри выжидала. Вот ближайшая вертушка прошла вдоль проема... Дошла до стены справа... Пошла назад, влево, в сторону аккумуляторов... Только что миновала дверной проем...

Активировав Стремительность, Кейри выскочила в камеру. Тут же дверь за ней закрылась, отрезав путь к отступлению. Времени, чтобы как следует прицелиться, у Бруджи практически не было, но промах мог стоить очень дорого - это будет нечто большее, чем впустую потраченный патрон. Сосредоточившись, вампирша направила дуло пистолета на аккумулятор. Вертушка уже успела дойти до стены и теперь двигалась назад, в сторону Кейри.

Сейчас или никогда!

Прогремел выстрел. Пуля попала точно в цель: из разбитого аккумулятора брызнули синие искры. А вертушка продолжила грозно надвигаться на Кейри. Было видно, что движение лезвий-лопастей постепенно замедлялось, но они все еще двигались достаточно быстро, чтобы разрубить вампиршу на куски.

Кейри метнулась в сторону - как раз вторая вертушка находилась у самой стены с аккумуляторами, то есть в ближайшие две-три секунды опасности не представляла. Кончики лопастей первой вертушки все-таки задели Бруджу, вспоров одежду и кожу на правом плече и бедре. Из ран брызнула кровь, но они не лишили вампиршу необходимой концентрации - ведь в сложившейся ситуации любое промедление было равносильно Окончательной Смерти. Когда Кейри отскочила назад, уворачиваясь от второй вертушки, первая уже была неподвижна. Без управления машина для убийства превратилась в бесполезный металлолом, и лишь алевшая на кончиках лопастей кровь напоминала о ее прежнем предназначении.

Участок пола перед обезвреженной вертушкой оказался превосходной огневой позицией. Кейри, теперь уже не рискуя получить смертельные увечья, вывела из строя две оставшиеся вертушки, расстреляв аккумуляторы.

Кейри подошла к пуленепробиваемому окну. Ассистент слегка отшатнулся, а Бруджа, демонстративно плюнув на одну из вертушек, взглянула на Мандарина и злорадно усмехнулась:

- Эй, говнюк, и что теперь ты намерен делать с этим гребаным металлоломом?

Мандарин ничего не ответил. Он явно не рассчитывал на то, что вампирша переживет этот эксперимент. Он даже немного помедлил, прежде чем открыть очередную дверь.

- До сих пор тебе удавалось проявлять изрядную устойчивость к внешним воздействиям, - Кейри снова услышала голос проклятого ученого, стоя в узком коридорчике. - Давай посмотрим, как ты справишься с живыми целями. Пройди в следующее помещение. Иногда мифы строятся на правдивых наблюдениях. Интересно, соответствуют ли истине древние суеверия? Начинаем эксперимент "Ван Хельсинг".

"Интересно, и какую же гадость он на сей раз подсунет?"

Дверь поднялась, и Кейри увидела, какую. И едва не рассмеялась. Вампирша уже не удивилась бы, притащи Мандарин в свою лабораторию толпу вооруженных осиновыми кольями леопольдовцев - вот это была бы реальная опасность. А этот тип, одетый в синий противочумный костюм и выставивший перед собой распятие... После лазеров и вертушек - зрелище воистину комическое. Кейри, уже имевшая дело с теми, кто куда больше походил на пресловутого Ван Хельсинга, с ехидной улыбкой на лице неспешно подошла к смертному. Тот, поняв, что святой крест на кровопийцу не действует, попятился назад, а потом с истеричными воплями заметался по камере, отбросив оказавшееся бесполезным распятие в сторону. Пусть противочумный костюм и не пропускал никаких запахов, но Кейри была готова побиться об заклад, что бедолага наложил в штаны. Она перехватила его и ударила по голове - вполсилы. Смертный упал на пол, причем непонятно от чего - то ли, оглушенный ударом Бруджи, то ли, просто потерявший сознание от страха.

- Гипотеза "Ван Хельсинг" доказала свою ошибочность, - разочарованно констатировал Мандарин.

Кейри уже перевела взгляд на следующую дверь, но она и не думала открываться. Поэтому вампирша, немного потоптавшись на месте, стала осматривать помещение. Как оказалось, эта камера имела второй уровень - нечто вроде балкона, огибавшего ее по периметру и огороженного колючей проволокой. От нее был свободен лишь небольшой участок - и как раз в этом месте от пола балкона до пола камеры крепилась металлическая лестница. Кейри уже собиралась подняться наверх - вдруг выход там? - но тут она вновь услышала Мандарина:

- Что ж, если Бог не помогает - остается верить лишь в оружие. Приступайте, командир...

Одновременно с этим раздался скрежет открывающейся двери - но не той, что была в основном помещении, а сверху. И тут же на балконе появились четыре темных силуэта - одетые в черную защитную одежду и шлемы спецназовцы, вооруженные дробовиками.

- Эти люди - ветераны-наемники, модифицированное оружие - плод моих разработок, - прокомментировал Мандарин.

Вот это, в отличие от "крестоносца", - вполне реальная угроза. Кейри выхватила "анаконду" и выстрелила в первого спецназовца, одновременно активируя Стремительность. Тот пошатнулся, но устоял на ногах - вероятно, грудь смертного защищал прочный бронежилет. Трое его товарищей тем временем рассредоточились по периметру и открыли огонь. Кейри прыгнула в сторону, но все же несколько дробинок попали в цель, пробив куртку и кожу. К счастью, ранки оказались совсем неглубокими, но, однако, довольно болезненными. Бруджа быстро прикинула, что случится, если заряд дроби попадет ей в голову, - это будет очень тяжелая и, возможно, смертельная травма. Расстрелять врагов снизу у нее не получится - уязвимыми у них были, вероятно, только шеи (Кейри поняла это по тому, как быстро они вертели головами - а это означало, что шеи не защищены броней), а у нее нет возможности как следует прицелиться в горло. Поэтому, сунув кольт в кобуру, вампирша метнулась к лестнице и, быстро перебирая руками и ногами, стала подниматься наверх. Оказавшись на балконе, она выхватила катану. Руки окутало голубое свечение, и Кейри атаковала ближайшего к ней спецназовца, метя ему в шею. Ее предположение подтвердилось, и тот упал с рассеченным горлом, захлебываясь собственной кровью. Кейри увидела, как на нее направил свой дробовик другой спецназовец, и быстрым прыжком укрылась за колонной, протянувшейся от пола балкона до потолка, и как раз вовремя: смертоносный град прошил воздух на уровне головы вампирши. Тем временем еще двое спецназовцев приближались к Брудже с другой стороны. Вот тут-то и пригодилась "анаконда" - попасть в цель с близкой дистанции куда проще, чем стреляя с пола камеры, и пуля перебила шею незадачливого врага. Он упал под ноги своему товарищу, который через секунду получил аналогичную смертельную рану. Последнего спецназовца, за пару секунд до этого едва не снесшего ей голову, Кейри оставила на закуску. Когда он показался из-за колонны, вскидывая свой дробовик, вампирша что есть сил ударила его ногой в грудь, опрокинув на пол. Тот выстрелил, но дуло дробовика сильно задралось вверх, и дробь изрешетила потолок, изрядно попортив штукатурку. Следующим пинком Кейри обезоружила противника, заодно сломав ему руку, после чего бросилась на поверженного спецназовца и вонзила клыки в его горло. Она не останавливалась до тех пор, пока из ранок на шее не перестала идти кровь. Кейри слезла с безжизненного тела, стерла рукавом кровь с лица и осмотрелась. Все четверо спецназовцев были мертвы.

- Объект уничтожил отряд "Бельмонт", - снова заговорил Мандарин, причем с такой равнодушной интонацией, словно Кейри только что лишь сломала какой-то механизм, а не убила четырех человек.

"Ну, подожди у меня, сволочь, я и тебя скоро уничтожу!"

- Похоже, что ты - весьма ценный подопытный кролик, но у нас наблюдается конфликт интересов: ты продолжаешь держаться, несмотря на все мои усилия уничтожить тебя. Это требует более радикального подхода. Пройди в следующее помещение. Я испытываю изрядный энтузиазм по поводу следующего эксперимента.

Впрочем, Кейри сразу поняла, что Мандарину не суждено узнать его результаты. Пол новой камеры был залит водой, а к потолку крепился генератор, испускающий электрические разряды. Не будь у Бруджи огнестрельного оружия, ей пришлось бы лезть в воду, на радость Мандарину. Но вместо этого Кейри вынула из кобуры револьвер (мощные патроны от "анаконды" она решила поберечь) и направила дуло на генератор - благо, порог коридора представлял собой великолепную огневую позицию. Несколько выстрелов - и генератор выведен из строя.

- Ну что, засранец, этой маленькой детали ты не предусмотрел? - Кейри, выйдя на середину камеры, демонстративно помахала пистолетом. - Мне уже самой любопытно узнать, что ты там еще приготовил, или на большее у тебя не хватило воображения, а?

- Вообще-то, приготовил. Проходи в следующую камеру. Постойте... Проверьте еще раз огнетушители... - похоже, Мандарин обращался к своему ассистенту. - Я уже выяснил, что вы очень уязвимы для огня, но я бы хотел узнать побольше о психологическом эффекте, который он на вас оказывает, - и как его можно использовать. Проверка огнетушителей, проверка устройств записи загружена... Включайте огонь.

Дверь поднялась. У левой стены этой камеры стояло несколько газовых баллонов, к каждому из которых крепилось по огнемету, выплевывавшему мощные струи пламени, достающие почти до пуленепробиваемого стекла, за которым, как обычно, стояли Мандарин и его ассистент. Вампиршу обдало жаром. Девушка прекрасно помнила ту страшную ночь, когда она чуть не сгорела заживо в охваченном пламенем особняке, и знала, что огонь для нее опасен.

Но, по иронии судьбы, эти баллоны с горючим газом могли не только навредить Кейри... но и спасти ее.

Отступив на несколько метров вглубь коридора, вампирша прицелилась из револьвера в самый дальний от нее баллон и выстрелила. Результат оказался вполне предсказуемым: прогремел взрыв, и Бруджу буквально впечатало в стену. На несколько секунд она оглохла и ослепла, но, когда ее органы чувств вернулись в рабочее состояние, она увидела, что в камере валяются куски покореженного металла - остатки газовых баллонов и огнеметов, - и услышала, что на всю лабораторию истошно воет сирена. Войдя в теперь уже безопасную камеру, Кейри едва ли не запрыгала от радости: ударная волна разбила пуленепробиваемое стекло, выбросив его осколки в коридор, и кое-где на белых стенах алела кровь.

- Ну, все, суки, держитесь! - Кейри ловким прыжком выбралась из камеры и очутилась в коридоре.

На покрытом светло-серой плиткой полу в луже собственной крови корчился ассистент Мандарина: несколько осколков стекла впились в его тело, причем один из них угодил точно в сонную артерию. Не жилец. Самого ученого не было видно - кровавые следы скрывались за углом (коридор сворачивал влево); вероятно, Мандарин тоже пострадал от острых осколков.

На вой сирены прибежали двое спецназовцев, но разве они были серьезными противниками для решительно настроенной Бруджи!? Покончив с ними, Кейри свернула за угол и увидела, что кровавые следы ведут к запертой двери - Мандарин попытался найти себе укрытие.

- Я тебя достану, падла! - вампирша выстрелом сбила замок и пинком распахнула дверь, едва не сорвав ее с петель.

Кейри разъяренной фурией влетела в помещение...

...И едва не словила автоматную очередь в голову, лишь чудом успев вовремя заметить летящие в ее сторону пули и увернуться от них. Если бы не Стремительность, то вампирша погибла бы на месте - с развороченным черепом не выживают. Даже Сородичи. Быстро окинув взглядом помещение и сообразив, что она оказалась на каком-то складе, Бруджа одним рывком ушла с линии огня и укрылась за большими деревянными контейнерами.

Из-за контейнеров раздался голос Мандарина (именно он только что едва не застрелил Кейри):

- Мои поздравления, кровопийца. Тебе удалось выжить в моих экспериментах, - щелчок перезаряжаемого "брэддока". - Но ты отсюда не уйдешь!

- Это мы еще посмотрим!

Как только Мандарин показался из-за контейнеров, прогремел выстрел. А затем склад огласил истошный вопль: выпущенная из "анаконды" пуля раздробила Мандарину правый локоть. Искалеченная рука уже не могла удерживать автомат, и оружие упало на пол. Ученый, тем не менее, попытался подхватить "брэддок" левой рукой, но тут уже подоспела Кейри и пинком отбросила автомат в сторону. Второй пинок сбил Мандарина с ног.

- Ну что, Мандарин, пришло время разделать тебя на дольки! - Кейри присела на корточки рядом с раненым противником.

Сейчас Мандарин, всего несколько минут назад считавший себя хозяином положения, был всего лишь беспомощным калекой. Его правая рука была сломана, серый костюм пропитала кровь, вытекшая из ран, нанесенных осколками стекла. На какой-то миг Кейри даже стало его жалко.

Но только на миг. Вспомнив, как он использовал ее в качестве подопытного кролика - с той целью, чтобы выяснить, как убивать вампиров с наибольшей эффективностью, как она сама за последние несколько минут не один раз оказывалась на волосок от гибели, - в то время как Мандарин, с научным интересом и без намека на жалость, следил за ее отчаянной борьбой за выживание, задаваясь лишь одним вопросом - "А когда же и от чего эта на зависть живучая кровопийца рассыплется пеплом?" - Кейри захотела разорвать ученого голыми руками. Она с трудом удержалась, чтобы не прикончить его прямо сейчас.

- Где Баррабус!? - прорычала Бруджа.

- Ты... Чертова тварь...

- Ответ неверный! - Кейри ударила ребром ладони по раздробленному локтю Мандарина; тот истошно взвыл. - Я спрашиваю еще раз: где Баррабус!?

- Он... Там... В камере... За контейнерами... - искалеченный враг испустил протяжный стон и попытался приподняться, но Кейри ударила его в грудь локтем, тем самым снова заставив распластаться на полу.

- Не рыпайся, сволочь, а то хуже будет!

- Ключ... Ключ от камеры у меня... в кармане пиджака...

Кейри тут же залезла в карман и нашла ключ. Сунув его в карман своей куртки, она снова перевела взгляд на поверженного Мандарина.

- Я думаю, ты уже понял, что я не собираюсь оставлять тебя в живых, и про себя молишь бога о том, чтобы твоя смерть была быстрой и безболезненной. На твое счастье, я не из садистов и не собираюсь живьем резать тебя на кусочки, как ты хотел сделать это со мной, вивисектор ты херов. Поэтому я исполню твое последнее желание, - не дожидаясь, пока Мандарин что-нибудь предпримет, Кейри выстрелила в его голову из "анаконды", разворотив череп и вышибив мозги.

Мандарин не соврал - камера находилась за контейнерами. Сквозь стекло (надо полагать, пуленепробиваемое) Кейри увидела одетого в черную футболку и джинсы не слишком симпатичного на вид лысого мужчину с торчащими заостренными ушами. Сомнений не было, что это Носферату, а в данном случае - Баррабус. Отворив дверь (зачем тратить патроны, когда есть ключ?), Кейри вошла в камеру. Носферату в течение секунды изумленно смотрел на Бруджу, а затем заговорил громким, слегка хриплым голосом:

- Они и тебя взяли?.. У меня нет оправдания... Носферату, которого поймала кучка людей... Хуже просто некуда.

- Баррабус, я полагаю? - в ответ вампир утвердительно кивнул. - Я - Кейри Робинсон из клана Бруджа. Гэри прислал меня, чтобы вытащить тебя. Давай выбираться отсюда.

- Постой... Мы еще не можем уйти. Здесь есть сервер... Нам надо взломать его и стереть все данные исследований. Он должен быть на мейнфрейме где-то на этом этаже.

- Хакерство? Блин, да я даже печатать толком не умею...

- Я займусь этим. Прикрывай мне спину. Если, когда я закончу, здесь еще останется кто-то живой, то я сам разорву их, - в глазах Баррабуса блеснул хищный огонек.

- Отлично. Пошли.

Быстро найдя выход из складского помещения, Кейри открыла дверь (благо, она не была заперта). Вампиры попали в коридор, выложенный темной мраморной плиткой. Навстречу им выскочили два человека в костюмах охранников, вооруженные автоматами. Не соперники... Одного Кейри застрелила из "анаконды", на второго набросился Баррабус, и, выбив оружие ударом когтистой руки (или, правильнее сказать, лапы?), вцепился в шею (ведь за последние несколько дней вампир почти не получал свежей крови).

Немного побродив по коридорам и убив еще трех охранников, вампиры наткнулись на запертую дверь. Кейри выбила выстрелом замок, и Баррабус вошел внутрь кабинета - там находился компьютер.

- Так, Кейри, постой пока на шухере, а я гляну, что это за комп. Ага, вот оно!

- Что - оно?

- Данные исследований этого козла.

- Безвременно ушедшего в лучший мир Мандарина, что ли?

- Да... Он мертв?

- Ага, с вышибленными мозгами, насколько я знаю, не живут.

- Ну, ты даешь... - в голосе Баррабуса было слышно неподдельное восхищение. - Так, вот эта папка - "Данные о виде Икс". Пароль... - Носферату еще минуту молча тыкал пальцами в клавиатуру. - Вот он! Отлично! Все, стер!

- Теперь мы можем уйти?

- Да, - Баррабус довольно улыбнулся - хотя эта улыбка больше была похожа на оскал.

- Замечательно! Нам надо связаться с Гэри - он должен узнать, что с тобой все в порядке.

- Да, конечно, сейчас мы ему позвоним. И еще... Спасибо.


Если бы вампиры ненадолго задержались и из любопытства зашли в электронную почту Мандарина, персональный компьютер которого находился в соседнем помещении, то они могли бы прочесть небезынтересное сообщение:

Тема: Положение дел
От: Жрица
Каково текущее положение дел? Новый объект был передан вам на прошлой неделе. Если я не увижу результатов к концу этого месяца, то вы понимаете, чем это может грозить.


- Да, все в порядке... Конечно... Да, да, приеду через два-три часа... Ага, сейчас я дам ей трубку... До встречи... Кейри, возьми, - Баррабус подал девушке трубку.

Кейри услышала знакомый голос Первородного Носферату...

- Неплохая работа - наш мальчик на свободе, - Гэри довольно хихикнул. - Вот твоя инфа, спасительница... Информацию, которую я продал Принцу, я сообщил также и Джованни, в обмен на кое-какие смачные слухи. У них обоих была равная возможность получить саркофаг, но Джованни просто проявили больше инициативы.

- Джованни? - это слово было смутно знакомо Кейри, как будто она его уже где-то слышала.

- Если собираешься играть в Джихад, сначала выучи уроки. Знания - это власть, а власть имеет цену. Но поскольку я уже получил от них все, что хотел, то для тебя сегодня - халява.

- А ты не мог бы немного рассказать мне об этих Джованни?

- О, тебе это понравится - у них есть скелеты в шкафу, в буквальном смысле. Инцест, организованная преступность, культ смерти - все это Джованни. Спагетти и трупы, босс. Анкарский саркофаг - не единственный оккультный предмет, который они припасли. Слышал, у них такая коллекция, что сам Алистер Кроули может восстать из могилы... Разумеется, если он уже не сидит где-нибудь у них на полочке.

Кейри вспомнила. Тогда, в первые сутки ее второй жизни, Джек рассказывал ей вкратце о тринадцати вампирских кланах. Джованни - один из этих кланов. Клан Некромантов. С этой породой Сородичей Кейри еще ни разу не встречалась.

- Где мне их найти?

- О, я скажу тебе. И если тебе хватит глупости туда отправиться, не говори, что тебя не предупреждали, босс. Им принадлежит загородный особняк - Баррабус даст тебе координаты. У них там собрание. Любого, кто не принадлежит к Джованни, и на пушечный выстрел не подпустят.

- Спасибо, Гэри. Вот туда-то я и отправлюсь.

- Устрой им, босс! - Носферату хихикнул. - И передай привет от Гэри! Если выживешь, и тебе снова понадобится информация, вернись меня проведать. Я всегда здесь. И где угодно.

- Ага, до встречи. И запомни - ты сам пригласил меня в гости. Пока.

Короткий смешок, а затем - быстрые гудки. Кейри повесила трубку и посмотрела на Баррабуса.

- Может, лучше не стоит? - Носферату явно опасался за судьбу Бруджи.

- За меня не волнуйся. Просто расскажи мне, где находится этот особняк.

Глава 11. "Клинок" и "Коготь"

Поместье Джованни представляло собой настоящее украшение пригорода Лос-Анджелеса. Посреди обширной зеленой лужайки, украшенной белыми скульптурами и фонтаном, стоял роскошный каменный особняк, освещенный полной луной, придававшей ему некую таинственность и особую красоту.

Впрочем, в последние несколько ночей Кейри не испытывала восторга при виде таких вот шикарных особняков в загородной зоне. Уже два раза она бывала в подобных местах - и оба раза едва там не погибла. Охотник на вампиров, хэдэсы, испепеляющее пламя... С чем она столкнется на этот раз, и, что не менее важно, сможет ли она уйти отсюда живой? Гэри недвусмысленно дал понять Брудже, что здесь ей будут не рады. Возможно, ее просто вежливо выдворят прочь. Может быть, Джованни или их охранники-гули (последние буквально патрулировали лужайку) поведут себя более воинственно, решив дать незваной гостье мощного пинка под зад. Но, как бы там ни было, Кейри должна была пробраться в особняк и отыскать там чертов саркофаг. А как уж она проберется внутрь?..

В последнее время Кейри неоднократно приходилось сражаться с самыми разными противниками, но на сей раз она хотела выполнить задание как можно более бескровно. Она пришла сюда красть, а не убивать.

И, похоже, сейчас у нее появился вполне неплохой шанс без лишнего шума проникнуть в особняк и быстро отыскать саркофаг. Вот он - тот, кто ей поможет, - одинокий охранник-гуль, который слегка зазевался и не видит затаившуюся в кустах Бруджу. И, что не менее замечательно, вокруг никого нет! Кейри долго ждала этого момента и, еще раз убедившись, что ее никто не видит, стремительным рывком подскочила к гулю (так быстро, что охранник и пикнуть не успел) и прижала его к серой стене особняка, зажав рот рукой. Гуль попытался вырваться и выхватить пистолет, однако удар коленом в солнечное сплетение прервал его попытку.

- Спокойно, приятель! - негромко прошипела Кейри. - Не советую тебя выводить меня из себя - от этого всем будет только хуже. Я сюда не драться пришла, и я не хочу никого убивать, но мне придется сделать это, если обстоятельства вынудят. Мне надо раздобыть одну вещь, которая хранится у вас в особняке. Слышал про Анкарский саркофаг? - гуль утвердительно закивал головой. - Отлично. Отведи меня к нему - и без глупостей. Возможно, толпа твоих коллег и сможет меня упокоить, но я, готова поклясться, перед смертью успею убить и покалечить немало народу, и в первую очередь - тебя. К чему проливать кровь из-за какого-то старого гроба, верно? Так что давай, выполни мою просьбу - и мы разойдемся с миром.


"Хм, а гуль-то этот не дурак! Парень, видимо, понял, что лучше согласиться с моими условиями и не геройствовать. Вот как бы я без него отыскала все эти потайные ходы!? И, похоже, пока все идет гладко. Так, еще один коридор, скрытый за потайной дверью, неотличимой от покрытой светло-серым мрамором стены. О, здорово - похоже, что это библиотека. Да, так и есть".

- Вот эта шпага... - тихо заговорил гуль.

- Что - шпага? - Кейри посмотрела на прикрепленный к стене клинок.

- Это - рычаг, - гуль дернул шпагу, и очередной участок стены отодвинулся в сторону, открыв взору длинный, тускло освещенный коридор. - Там, в конце, будет дверь - вот ключ от нее. И - это ОЧЕНЬ важно - не забудь запереть ее на замок, когда окажешься в следующей комнате. Там есть еще один рычаг - он не замаскирован, ты его легко найдешь. Я дальше не пойду... - на лице гуля появилась гримаса страха. И, похоже, боялся он вовсе не Кейри, которая, если бы захотела, легко могла его убить.

- А почему? Тебе со мной неинтересно?

Охранник немного помолчал, а затем сказал нечто, от чего повидавшая виды Бруджа нервно поежилась:

- ОБЯЗАТЕЛЬНО закрой за собой дверь. Я не хотел бы, чтобы ТО, что за ней скрыто, вылезло наружу.

- Ладно, приму к сведению. Ну что ж, приятно было с тобой пообщаться. И, я думаю, твоя кровь тоже будет весьма приятна на вкус. Положись на мое честное слово - я не буду тебя убивать, если ты подставишь шею добровольно.

Конечно, гуль попробовал развернуться и убежать - но разве мог он уйти от быстрой, как молния, Бруджи!? Конечно же, нет. Поймав гуля, Кейри запустила клыки в его шею. Она отпила немного больше крови, чем обычно, и, когда вампирша отпустила донора, тот безвольно сполз на пол. Впрочем, ничего страшного, оправится, вот только проваляется в отключке как минимум час - и не сможет в ближайшее время поднять шум.

Кейри вошла в длинный коридор, и потайная дверь автоматически закрылась. Коридор, как оказалось, имел некоторый наклон вниз и изгибался наподобие спирали. Кейри прошла по нему, наверное, не меньше сотни метров, пока не уперлась в дверь. В ту самую запертую дверь, от которой дал ей ключ охранник-гуль. В ту самую дверь, которую ей обязательно нужно было запереть на ключ, чтобы не выпустить на свободу спрятанное за ней нечто. И, честно признаться, Кейри совсем не жаждала узнать, что же это такое, а тем более испытать это на собственной шкуре. Но у нее не было выбора. Переступив порог, вампирша, снова воспользовавшись ключом, заперла дверь.

Больше всего это помещение напоминало прозекторскую. Пол и стены покрывала кафельная плитка, на стоящих у стен металлических столах лежали инструменты, явно предназначенные для вскрытия трупов. На стенах висело несколько анатомических плакатов. В воздухе витал резкий запах формалина и еще один знакомый аромат. Знакомый, но какой-то не такой. Это был запах крови, но не той свежей и теплой крови, только что вытекшей из раны, а трупной крови, наполнявшей жилы уже бездыханного тела. Кейри слегка поморщилась. Следы этой мертвой крови отчетливо виднелись на каменном прозекторском столе, стоящем прямо последи комнаты. На нем явно кого-то распотрошили. Но не это главное. В пол у изголовья стола был вмонтирован большой рычаг - гуль не соврал. Еще раз окинув взглядом прозекторскую и, на всякий случай, приготовившись выхватить оружие, вампирша подошла к рычагу и потянула его на себя.

И тут поверхность прозекторского стола со скрежетом поползла вниз. Так как другого пути у нее не было, Кейри прыгнула на эту площадку и стала опускаться в недра особняка на этом необычном лифте.

Площадка опустилась, по меньшей мере, метров на десять, коснувшись холодной земли. Да, именно земли, а не каменного пола. Кейри сошла с лифта и осмотрелась. Она попала в широкий коридор длиной около двадцати метров, заканчивающийся дверью. Его стены и потолок были выложены кирпичом. Коридор тускло освещался...

"Да, у Джованни тоже довольно извращенное представление о домашнем уюте!"

Осветительный прибор, если только это можно было назвать таковым, представлял собой прикрепленный к стене перевернутый макушкой вниз человеческий череп, внутри которого находилась зажженная свеча. Огонь выходил прямо из глазниц и дыры на месте носа, являя собой тот слабый источник света, не позволяющий помещению погрузиться в кромешную тьму. И такие жуткие подсвечники крепились к стенам через каждые четыре метра.

Кейри оставалось только надеяться, что людей не убивали специально для того, чтобы сделать из их голов подсвечники. Возможно, черепа были добыты на кладбище. Надо признать, что даже Бруджа с ее закаленными нервами чувствовала себя здесь не слишком уютно. Тем не менее, она сделала решительный шаг вперед...

...Но тут же отпрыгнула назад, как ошпаренная, и уставилась на землю.

Она пришла в движение. Вот появился маленький холмик, который через секунду рассыпался, открыв взору Кейри чью-то руку. Рука потянулась вверх, и теперь было отчетливо видно покрывающую ее землистого цвета кожу, местами облезшую и обнажающую бурую плоть, в которой копошились белые личинки. Затем показалась вторая рука, выглядящая ничем не лучше первой. Изумленная вампирша лишь завороженно наблюдала сцену, которую ожидала бы увидеть разве что в фильме ужасов. Но ходячий мертвец, вылезший из-под земли и неуклюже выпрямивший свое полуразложившееся тело, был самым что ни на есть настоящим. У него не было глаз, носа и ушей - эти органы уже сгнили, оставив после себя лишь кишащие червями дыры, - но каким-то непостижимым образом зомби правильно определил, где находится Кейри, и медленно, так как полуистлевшие мышцы не способствовали быстрой ходьбе, направился в ее сторону, вытянув вперед руки. Его безгубый рот открылся, и из горла вырвалось нечленораздельное мычание.

Кейри не собиралась ждать, пока в нее вцепятся эти руки, и выхватила катану. Зомби явно был настроен не слишком дружелюбно - да и чего можно ожидать от этих непонятно каким образом двигающихся останков со сгнившим мозгом!? Зомби - самый настоящий "живой мертвец", и Кейри только сейчас на миг задумалась, почему люди часто причисляют вампиров к этой же группе. Они, несправедливо называющие вампиров ходячими трупами, сами-то хоть раз видели ходячие трупы!? Вот она увидела - тупую полусгнившую тварь, безобразную пародию на человека, которым когда-то была, ведомую лишь одной мыслью (если только это можно назвать мыслью) - "ЖРАТЬ!" И лишь удар катаной помешал зомби вцепиться своими холодными, источающими смрад разложения руками в горло Бруджи. Отрубленная конечность упала на землю, но зомби, похоже, даже не заметил этой досадной потери. Он не чувствовал боли - все его болевые рецепторы уже давно отмерли - и продолжил наступление. Второй удар лишил мертвеца головы, но и это его не остановило. Кейри продолжала наносить удары, пока на земле не оказалась лишь кучка рубленого мяса. Но даже эти кишащие личинками куски гнилой плоти еще продолжали извиваться - руки сжимались и разжимались, а голова щелкала челюстями, тщетно пытаясь впиться зубами в добычу.

Но расслабляться было рано. Пока Кейри кромсала первого зомби, из-под земли успели вылезти еще трое его собратьев, находящихся на разных стадиях разложения, но выглядевших одинаково омерзительно. Все они дружно заковыляли к вампирше, выставив вперед руки.

Кейри атаковала, разрубив ближайшего зомби поперек тела. Хотя она и не смогла полностью его обездвижить - зомби мог ползти на руках, - но это позволило вампирше сосредоточиться на двух его мертвых собратьях. Эти были более медлительными, так как превратились уже в почти скелеты - остатки истлевшей одежды не скрывали оголенные кости - и не могли соперничать с проворной Бруджей, которая, ловко уклоняясь от их выпадов, быстро поотрубала им головы и конечности. Не забыла она и про безногого зомби, что упорно полз по земле в ее сторону, и разрубила его на несколько более мелких кусков, тем самым почти обезвредив.

Но количество ходячих мертвецов не уменьшалось. Вместо разрубленных на куски зомби из-под земли продолжали вылезать все новые и новые твари, и Кейри, понимая, что так можно драться до бесконечности (точнее, до тех пор, пока зомби не возьмут своим количеством), напролом рванула к двери в конце коридора. На этот раз она не стремилась порубить всех врагов на мелкие кусочки, и отбивалась только от тех зомби, которые оказывались непосредственно у нее на пути.

Дверь была заперта, но Кейри решила попробовать отворить ее ключом, а не ломать замок выстрелом из пистолета. Ведь эта дверь, возможно, являлась преградой между кишащим зомби подвалом особняка и внешним миром. К счастью, ключ подошел, и Бруджа за пару секунд разобралась с замком. Влетев в следующее помещение, она захлопнула дверь буквально под носом у приближающихся зомби, но все же, один из них успел просунуть в дверной проем свою гнилую, частично скелетированную руку, и вцепиться в куртку Кейри. Мертвец потянул добычу на себя, но та выхватила катану и рубанула по конечности врага, отделив ее от тела. Вот теперь дверь захлопнулась, и Кейри заперла ее на замок. Лишь после этого она не без отвращения отодрала от себя все еще продолжающую держаться за куртку отрубленную руку зомби и отбросила ее на пол. Конечность продолжала извиваться у ее ног, хватая воздух костлявыми пальцами, но уже не представляла серьезной угрозы.

Короткий узкий коридор с кирпичными стенами заканчивался крутой винтовой каменной лестницей, ведущей вниз еще на добрый десяток метров. Когда Кейри спустилась по этой лестнице, то увидела очередной коридор - длинный и широкий, с каменными стенами, полом и потолком. Освещали его такие же жуткие подсвечники, что и в том коридоре с земляным полом и голодными зомби.

"Ладно, тут пол хотя бы каменный - стало быть, никто не вылезет".

Кейри немного постояла в нерешительности, не зная, направо или налево ей пойти. Промотав у себя в голове детскую считалочку, она решила пойти налево. И, как вскоре выяснилось, пол коридора оказался далеко не таким безопасным, как показалось Брудже на первый взгляд. Через каждые пять метров камень сменялся трехметровой металлической решеткой, под которой была яма глубиной в два человеческих роста. И на дне этой ямы находились зомби, что беспокойно ерзали и нечленораздельно мычали, почувствовав приближение потенциальной добычи. Кейри же, в свою очередь, должна была постараться не стать добычей. Бой с компанией зомби в замкнутом пространстве не сулил ничего хорошего, поэтому вампирша просто-напросто перепрыгивала не внушавшие абсолютно никакого доверия решетки, оставляя ходячих мертвецов голодными. Конечно, поймай они ее, все равно бы не смогли съесть - пепел, остающийся от погибшего Сородича, не слишком-то питателен, - но попробуй объяснить это существам, мозги которых сгнили и вытекли через отверстия в черепе! Миновав пять таких решеток (одну из них Кейри все-таки задела, - и она тут же провалилась в яму, - к счастью, Бруджа успела ухватиться за край последней и вытянуть свое тело наверх, оставив зомби с носом), девушка добралась до двери в конце коридора.

При ее приближении дверь автоматически поползла наверх, открывая проход. Это невольно напомнило лабораторию Мандарина, мир его праху, но Кейри ничего не оставалось, кроме как двигаться вперед. Так, вот маленькая комнатка, впереди такая же дверь. Поднялась...

Кейри отпрыгнула назад, но первая дверь уже закрылась и, похоже, не собиралась снова подниматься. Стало быть, Брудже придется идти в узкий коридор, в котором находится примерно с десяток зомби - мертвых и голодных. Отступать некуда - остается только прорываться вперед. Благо, пол каменный, стало быть, в рядах ходячих мертвецов пополнения не ожидается. Надо только разобраться с этими милыми ребятами...

Набравшись смелости, Кейри ворвалась в коридор, активируя Дисциплины и занося катану для первого удара. И вот уже ближайший к ней зомби оказывается раскроен вдоль тела - острый клинок легко рассек полуистлевшую плоть.

"Так, давайте, дохляки ходячие, идите сюда! Потанцуем!? Хотя, увы, ты не в моем вкусе - слишком уж костлявый и разваливающийся на куски от первого же удара. А этот - слишком толстый - верее, раздутый гнилостными газами. Тьфу ты, ну и вонища! А это еще как понимать!? А ну, отцепись, падла!!! Черт, да они настырные!"

Так, четверо зомби выведены из строя, осталось еще пять. И они все дружно наступали, вытянув вперед руки. Попробуй-ка, отбейся! Ситуация стала по-настоящему опасной: отступать некуда, впереди пять целых зомби, сзади - четыре разрубленных, но не потерявших способности к передвижению. Вот, так и есть - рука, к которой еще крепилась часть грудной клетки, отделенная от остального тела, вцепилась вампирше в ногу. Мертвой хваткой - во всех смыслах этого слова. Холодные пальцы сомкнулись с такой силой, что Кейри вскрикнула от боли. Но, тем не менее, она, в первую очередь, атаковала целого зомби, уже протянувшего к ней руки, лишив его обеих конечностей, а потом и головы, после чего отправила остальное тело в короткий полет ударом свободной ноги, заодно сбив на пол еще пару мертвецов. Только после этого она с силой отодрала кишащую личинками руку, вцепившуюся ей в голень, и отбросила ее в сторону. Кейри рванула вперед и разрубила на куски зомби, сбитых с ног их обезглавленным собратом.

Осталась еще парочка зомби, но с ними Бруджа легко справилась. Как только она добежала до двери в противоположном конце коридора, та поползла вверх.

"Так, вот еще один коридор. Еще пять зомби. Были. Еще дверь... Теперь коридор, видимо, водящий по кругу. Да, он постоянно плавно сворачивает вправо. А нет, вот еще дверь! Маленькая комнатенка с земляным полом. Опять эти зомби! Блин, достали уже! Сколько их там было - три, четыре? Впрочем, без разницы. Пройду-ка я лучше вон в те двери. О, отлично, за ними лестница, ведущая вниз. Гм, опять вниз... Ну, сколько же можно, а!?"

Еще на десяток метров под землю... Кейри это уже откровенно не нравилось. Вот очередной коридор - очень узкий, шириной не более метра. Спасибо еще, что пол у него каменный, да и зомби, вроде как, не маячат на горизонте. Запаха гнилой плоти, по которому можно было бы заподозрить об их присутствии, вампирша тоже не чувствовала. Но это еще отнюдь не значило, что она в безопасности и может расслабиться. Коридор свернул влево.

Кейри осторожно прошла вперед по такому же узкому коридору, всматриваясь в следующее помещение. Это был довольно просторный круглый зал (особенно по сравнению с подземными коридорами), освещенный все теми же черепами-подсвечниками и лунным светом, проникавшим внутрь через красивую ажурную решетку в потолке, находящуюся несколькими десятками метров выше. Бруджа встала на узкий карниз в пяти метрах над полом.

Глаза Кейри жадно впились в стоявший внизу, в нише в стене, Анкарский саркофаг. Да, это был именно он - тот самый желтый каменный саркофаг, который она видела на экране монитора на "Элизабет Дейн". Между ней и саркофагом было всего каких-то десять метров.

Но в этом зале Кейри была не одна. Внизу стояли два голых по пояс азиата. У обоих черные волосы были собраны на затылке в конский хвост, а передняя часть черепа выбрита наголо. У одного из них к рукам крепились короткие лезвия, делающие конечности своего обладателя похожими на две когтистые лапы, а у второго на поясе висели ножны с катаной. На ногах у обоих были обтягивающие штаны из крокодильей кожи и высокие кожаные сапоги. Оба азиата смотрели на Бруджу своими раскосыми глазами - и смотрели, как показалось Кейри, не слишком дружелюбно.

- Сородич! Твое присутствие здесь нарушает соглашение между нашими лидерами! Уходи немедленно - или столкнешься с последствиями своих действий! - прокричал один из азиатов, со стальными когтями на руках.

- О чем это ты?.. - спокойным, как могло бы показаться со стороны, голосом ответила Кейри.

- Существует союз между вашим лидером ЛаКруа и госпожой Минг Жао! - ответил второй азиат, с катаной в ножнах. - Ты нарушаешь соглашение! Если ты не уйдешь, мы не виноваты в твоей смерти!

"Ах, вот оно что! Эти ребята - Квей-Джин! Ну что, Кейри, у тебя есть шанс узнать, каковы они в бою! Стоит ли нам рисковать? Ох, даже решить трудно... Их двое, я одна. Но мне надо добыть этот чертов саркофаг! А они явно против того, чтобы он попал в руки Сородичей. Да уж, положеньице... Если не получиться договориться по-хорошему, придется драться".

Впрочем, перспектива ввязаться в драку с парой Квей-Джин сейчас мало смущала молодую Бруджу. Они же - враги Сородичей! По сути, эти Квей-Джин ненамного лучше тех же охотников, если не хуже. Они убили многих Анархов, сильно ослабив эту фракцию. Кейри не знала, участвовали ли конкретно эти двое в войне, но, скорее всего, да. Наверняка они и есть те самые агенты, о которых говорила Минг Жао. И они так уверенно утверждают, что будут "не виновны в ее смерти". Да они же ей угрожают! Чертовы Квей-Джин смеют ей, столько повидавшей за свою короткую не-жизнь, угрожать! Кейри почувствовала, как в ней закипает злость - хотя это и не было той слепой яростью, наступающей в состоянии Безумия, а, скорее, своеобразным бойцовским азартом. Если они не хотят по-хорошему, то она сейчас покажет им, хреновым захватчикам, чего стоят Бешеные! И дело тут уже вовсе не в саркофаге. Пора поставить обнаглевших Квей-Джин на место. А то считают себя высшими существами. Ага, щас, размечтались!

- Не беспокойтесь, вас никто не будет винить. Я им передам, - на лице Кейри появилась кровожадная ухмылка, больше похожая на хищный оскал.

- Мы даем тебе еще один шанс покинуть это место и сохранить свою жизнь... - голос азиата со стальными когтями звучал совершенно спокойно, что могло бы внушить страх впечатлительному противнику - но только не воинственно настроенной Брудже. - Ты уходишь?

- Ладно, вы, Близнецы-Драконы, приступим к делу! - Кейри ловко спрыгнула с карниза в центр зала, приземлившись в трех метрах перед парой Квей-Джин, и с вызовом посмотрела им в глаза.

- Время принятия решений прошло... - голос азиата с катаной прозвучал угрожающе низко, а его пальцы сомкнулись на рукояти клинка, извлекая его из ножен. - Мы, братья Чанг, благосклонно принимаем твою жизнь.

Они атаковали. Быстро и слаженно. Действуя, как единый организм. Братья Чанг попытались окружить противницу, но Бруджа играючи уклонилась от их атак, уже активировав Дисциплины. Их клинки со свистом рассекли воздух у нее за спиной. Кейри резко развернулась лицом к своим противникам и перешла в наступление. Две катаны с лязгом сошлись, высекая искры, но ни один из бойцов не пострадал. "Коготь" тем временем зашел сбоку и замахнулся вооруженной лезвиями рукой, целясь в шею Бруджи. Кейри заметила это вероломное нападение и нанесла свой удар, едва не распоров азиату живот; кончик катаны прочертил красную полосу на бледной коже врага. Тот вскрикнул от боли, но тут же снова ринулся в бой. Кейри отскочила в сторону, оказавшись лицом к обоим Квей-Джин.

И тут произошло нечто странное: братья Чанг на секунду зависли в воздухе, и вокруг них появилось какое-то белое свечение. Кейри попыталась атаковать, но между ней и азиатами как будто появилась какая-то невидимая преграда. А затем Бруджу ослепила вспышка света, после чего ее сбило с ног и отбросило в сторону, словно взрывной волной. Кейри почувствовала, как ее спина коснулась каменного пола. К счастью для вампирши, ее глаза почти сразу вернулись в рабочее состояние, и она увидела, как "Клинок" заносит над ней свою катану, явно намереваясь раскроить надвое. Кейри перекатилась по полу, на ходу нанося удар катаной. Увы, она не смогла отрубить противнику ногу, но кончик катаны все же задел его голень, распоров сапог и кожу. Вампирша вскочила на ноги, собираясь нанести "Клинку" еще один удар, но тут ей в бок вонзились несколько коротких лезвий - "Коготь" пустил в ход свое оружие. Эти стальные когти не могли нанести глубокую рану, но, если бы Квей-Джин смог с силой рвануть ими, то он просто располосовал бы тело Бруджи, выпустив ей кишки, и тогда у Кейри не осталось бы ни малейшего шанса выжить, но, к счастью для себя и к несчастью для своего врага, вампирша успела сжать запястье "Когтя" своей левой рукой и одновременно нанести рубящий удар катаной по шее азиата. Тело Квей-Джин обмякло, и Бруджа отбросила обезглавленного противника в сторону, одновременно с этим инстинктивно схватившись рукой за раненый бок.

- НЕТ!!! - ослепленный горем и яростью, "Клинок" буквально налетел на Кейри, и лишь мгновенная реакция спасла Бруджу от сокрушительного удара катаной.

- Ну, что, приятель, теперь один на один? - Кейри злорадно усмехнулась.

"Клинок" зарычал, точно разъяренный тигр, и начал бешено наносить удар за ударом, и лишь Дисциплины позволяли Кейри парировать эти яростные атаки, избегая печальной участи стать мясной нарезкой. Но вот мощный удар Бруджи лишил противника оружия, выбив его из рук. Катана звякнула об пол.

И тут тело Квей-Джин окутало белое свечение, и после того, как оно прекратилось, "Клинка" уже не было в зале.

"Квей-Джин что, черт возьми, тоже умеют телепортироваться!?"

Кейри начала взглядом искать своего врага - но тщетно: кроме нее и саркофага в зале ничего не было, если, конечно, не считать мертвого Квей-Джин. Как и в случае с вампирами, их тела разрушались после наступления Окончательной Смерти, но только иным образом. Труп "Когтя" превратился в горстку праха и костей, прикрытую полуистлевшей одеждой. Стальные когти, минутой раньше обагрившиеся кровью Кейри, стали бесполезными ржавыми железками. Сейчас мертвый враг выглядел так, как полагается выглядеть истлевшему трупу. Погибшие Квей-Джин не сгорали, а разлагались ускоренными темпами.

Кейри слегка отвлеклась на истлевшие останки "Когтя", и это едва не стоило ей жизни. Возникнув словно из ниоткуда, на нее летел огненный шар. Да, настоящий огненный шар, размером вдвое больше баскетбольного мяча! Бруджа в последний момент успела отскочить в сторону, и сгусток пламени ударил в то место, где она только что стояла, опалив пол. Кейри обдало жаром, и она не сомневалась в том, что, попади этот шар в цель, ей бы настал конец.

Краешком глаза вампирша заметила движение и успела встретить "Клинка" блоком. Квей-Джин уже телепортировался в зал, и, что еще хуже, подхватил с пола свою катану. И снова противники стали обмениваться ударами и блоками, пытаясь разрубить друг друга на куски. И оба они уже выдыхались: Кейри чувствовала болезненное жжение в желудке, но и ее враг двигался несколько медленнее, чем в начале схватки.

"Клинок" дорого заплатил за свою огненную атаку. Попади созданный им сгусток пламени в цель, вампирша сгорела бы на месте, и Квей-Джин вышел бы из боя победителем. Но он промахнулся. Совсем чуть-чуть, но промахнулся. На то, чтобы создать этот смертоносный огненный шар, "Клинок" потратил почти всю энергию. И вот теперь он чувствовал, как последние силы покидают его тело. Скоро он станет не сильнее простого смертного.

Кейри видела, что ее враг слабеет, и это придало ей сил.

Удар!

Блок!

Еще удар!!!

Раздался хруст рассекаемой плоти, и рука, сжимавшая катану, упала на каменный пол. Следующим ударом Кейри пронзила противника насквозь, поразив его точно в сердце. "Клинок" упал к ногам своей убийцы, и его тело тотчас же начало разлагаться, правда, без омерзительного гнилостного запаха. Просто его плоть беззвучно рассыпалась в серую пыль и отпадала от костей. Через несколько секунд от поверженного Квей-Джин остался лишь скелет.

Братья Чанг были мертвы. Окончательно и бесповоротно.

Кейри, шатаясь от слабости, заковыляла к саркофагу и, добравшись до цели, бесцеремонно уселась на него, словно на скамейку. Ее желудок напоминал о себе жгучей болью, и вампирша, поскорее скинув со спины рюкзак, вытащила оттуда пакет с донорской кровью и, вогнав в него клыки, принялась жадно поглощать алую жидкость. Да, эта схватка отняла у нее много сил. Еще немного, и она бы впала в Безумие.

Еще раз взглянув на истлевшие останки братьев Чанг, Бруджа испытала неподдельную гордость. Ведь она одна сумела убить двух Квей-Джин! Это, а не находка Анкарского саркофага и даже не новость о каком-то союзе между ЛаКруа и Минг Жао, занимало ее мысли. Она доказала этим азиатам и, главное, самой себе, что не лыком шита и способна одолеть восточных демонов. Она - тот противник, которого нельзя списывать со счетов.

Просидев на саркофаге несколько минут, восстанавливая силы, Кейри задумалась о том, как же ей доставить его отсюда в Башню Вентру. Решение пришло быстро. Как же хорошо, что она раздобыла мобильный телефон, обыскивая тело Джонни Тигра!

- Алло. Меркурио?

- Да. Кейри, это ты? - раздался знакомый голос.

- Ага. Слушай, у меня к тебе одно дело. Ты не мог бы помочь?

- Конечно, если смогу.

- Отлично. Позвони Принцу и скажи ему, чтобы он отправил в поместье Джованни группу вампиров в количестве примерно десяти... эээ... человек. Пусть приедут на фургоне или грузовике. Желательно, чтобы среди них были Бруджа и Вентру. Нам надо будет перетащить Анкарский саркофаг и прочистить мозги случайным свидетелям. Никто не должен узнать, что здесь произошло, и куда денется саркофаг, а Вентру со своим Доминированием, я думаю, прекрасно справятся с этой задачей. Можно вызвать ту же бригаду, с которой я собиралась выкрасть саркофаг из музея. И пусть, на всякий случай, прихватят с собой оружие - вдруг столкнутся с местными зомби.

- Да, разумеется. Жди, скоро они будут.

- Спасибо, Меркурио. Пока.

- Пока.


Ему в лицо плеснули чем-то холодным, но в то же время больно обжигающим кожу, подобно кислоте. Эш Риверс негромко застонал и с трудом поднял веки, чтобы увидеть своего обидчика, но пока что перед глазами маячил лишь расплывчатый силуэт. Вампирское чутье указало Эшу, что это смертный. А вот исходящий от него запах мирры Тореадору совершенно не понравился.

"Где я?.."

Эш попытался вспомнить, как он мог здесь оказаться. Так, что этому предшествовало? Он шел по плохо освещенной ночной улице, и ему в лицо дул ветер, пришедший с Тихого океана. Да, это было где-то в Санта-Монике. А что потом? Ох, черт, как же ребра болят! Эш вспомнил, как кто-то напал на него сзади. Тореадор заметил своего противника лишь тогда, когда было уже слишком поздно. Он схватил его за горло, прижал к себе и ударил в грудь каким-то острым предметом. От боли вампир потерял сознание и поэтому не знал, что происходило между тем неожиданным нападением и настоящим моментом.

Эш ощущал холод камней и звуки капающей откуда-то сверху воды. Похоже, что он находился в какой-то пещере, прикованный цепями к стене и неспособный пошевелить ни одной конечностью.

Тем временем зрение вампира постепенно восстанавливалось, и теперь Эш мог во всех подробностях разглядеть стоящего перед ним человека. Это был рослый, крепко сложенный мужчина примерно пятидесяти лет, одетый в темно-серый плащ и черные брюки. На правой половине его лица отчетливо виднелся длинный шрам - след от старой раны. Плащ его был расстегнут, и Эш увидел крепящиеся к поясу деревянные колья.

Охотник на вампиров!

Эшу стало не по себе. Выходит, что это и есть тот самый неведомый враг, напавший на него на улице. И он, Эш, сейчас совершенно беззащитен перед ним. Охотник может делать с ним все, что угодно, а Тореадор не способен оказать ему ни малейшего сопротивления.

- Я поймал тебя, отродье Сатаны! - прокричал охотник. - На этот раз ты не уйдешь от праведного возмездия! Да постигнет тебя кара Господня!

"Черт! Вот я влип!.."

- Чего тебе от меня надо!? Я не сделал тебе ничего плохого! - Эш посмотрел в глаза охотника, но увидел в них лишь огонь слепого фанатизма.

- На этот раз твоя богомерзкая подружка тебе не поможет! Расскажи мне, кто она, и тогда твоя смерть будет быстрой!

Эш понял, о чем он. Этот леопольдовец явно знает о том, что случилось двумя днями ранее в канализации под Голливудом. Вот только откуда, если все участвовавшие в этом происшествии охотники погибли? Впрочем, это уже не имеет значения. Он знает, что вампиров было двое, и теперь, поймав Эша, хочет добраться и до Кейри. Ну уж нет, не выйдет! Эш не выдаст Бруджу, спасшую ему жизнь!

- Никогда!

- Говори, мерзкая тварь! - охотник выхватил из ножен источавшую святую силу посеребренную саблю и вонзил ее в живот вампира, после чего повернул клинок в ране.

Эш стиснул зубы, чтобы не закричать. Когда мучитель извлек окровавленный клинок из его тела, губы Тореадора растянулись в презрительной ухмылке...

- Пошел ты к черту! - такая фраза явно могла больно задеть агрессивного религиозного фанатика.

И задела. Тот нанес очередной удар, и на этот раз Эш не смог сдержать крика, когда освященный клинок пропорол ему желудок.

- Говори!!! - прорычал охотник.

В ответ Эш плюнул собственной кровью в лицо своему мучителю.

Тот, совершенно озверев, замахнулся для нового удара. На этот раз, рубящего удара в шею, предназначенного для обезглавливания жертвы.

Сейчас мучения Эша закончатся:

- Учитель!

Бах опустил саблю, остановив ее в паре сантиметров от горла Эша, и перевел взгляд с израненного вампира на вошедшего в камеру ученика.

- Ганс?

- Учитель... Вы изловили этого актера!?

- Да, как видишь.

- А та девка? Вы убили ее?

- Нет. Он был один.

Эш, едва живой от боли (раны, нанесенные освященным клинком, и не думали затягиваться), посмотрел на второго охотника, одетого в коричневый кожаный плащ. По спине вампира пробежал холодок. Он узнал его. Это был один из тех леопольдовцев, с которыми он и Кейри сражались в канализации. Недобитый. С повязкой на месте правого глаза. Выходит, что это он рассказал "учителю" о случившемся.

- Прискорбно... Но я уверен, что мы еще с ней встретимся. И эта встреча станет для нее последней, - охотник по имени Ганс сделал короткую паузу. - Мы узнали, где находится профессор Йохансен.

- Где!? - оживился Бах.

- Отель "Империя", это в Даунтауне. Четыреста тридцать третий номер.

- Отлично, Ганс. Хорошая работа. Я и еще пятеро братьев сейчас отправимся туда и доставим профессора в монастырь.

- Но, если они об этом узнают, то вполне вероятно их нападение на наше убежище! - Ганс не на шутку встревожился.

- На это я и рассчитываю, - лицо Баха скривилось в кровожадной ухмылке. - Мы организуем приспешникам Сатаны теплый прием!

- Ясно. А что делать с ним? - Ганс взглядом указал на Эша.

- Он твой. Заставь его говорить.


Вечером следующего дня Кейри уже была в пентхаузе ЛаКруа. Анкарский саркофаг, из-за которого ей пришлось столько пережить, стоял напротив камина. Рядом с саркофагом топтался Бэккет, который, услышав звук открывающейся двери, отвлекся от древней реликвии и посмотрел на Кейри. Оба вампира обменялись приветственными кивками, и Бруджа направилась к стоящему перед своим рабочим столом ЛаКруа, глядевшего на нее с совершенно искренней улыбкой на лице. Шериф стоял за его спиной все с той же ничего не выражающей физиономией.

- Замечательно! - воскликнул Принц. - Некоторые из моих придворных сомневались в твоих способностях, но ты не обманула моего доверия. Наконец-то, Анкарский саркофаг у нас! Подойди... Я решил удовлетворить просьбу Бэккета изучить и задокументировать гравировки на саркофаге. Ты ведь уже встречалась с Бэккетом, верно? - Кейри утвердительно кивнула. - Давайте взглянем, что внутри, и узнаем, из-за чего была вся эта суета в нашем городе.

- Сначала я хочу спросить: вы заключили союз с Квей-Джин?

- Что!? - Вентру удивленно выпучил глаза. - Нелепо! Ни один Сородич не станет доверять им, как и они не станут доверять нам. Это тебе Джек сказал? Похоже, кое-кто тебя за дурочку держит.

- Мне это сказали агенты Квей-Джин, посланные украсть саркофаг.

- И ты им поверила? - ЛаКруа посмотрел на Кейри, как на распоследнюю лохушку. - Они уже несколько лет пытаются захватить Лос-Анджелес. Это уловка - ложный слух, чтобы подорвать мою власть и натравить Сородичей друг на друга - и ослабить наши ряды. Они - двуличные, злобные создания. Они пытались убить тебя?

- Да уж...

- Страховка... Они солгали тебе на тот случай, если ты выживешь после нападения. Они надеялись внести разлад в наши ряды. Эта уловка постарше нас с тобой.

- Я все еще не знаю, кому мне верить. Давайте откроем саркофаг.

ЛаКруа не ответил. Бруджа и Вентру, как по команде, оба подошли к саркофагу; Бэккет по-прежнему стоял между саркофагом и камином.

- Ну, и долго мы будем держать его закрытым? - спросил Принц Гангрела.

- Хм, недолго, - спокойно ответил Бэккет. - Мне было любопытно изучить этот ящик Пандоры до того, как он будет открыт. Судя по гравировкам, здесь покоится ассирийский правитель - но ничего такого, что могло бы стать причиной конца света.

- Я понял. И я не вижу никакой веской причины оставлять его закрытым, - голос ЛаКруа дрожал от нетерпения.

Принц наклонился и уперся руками в крышку саркофага, пытаясь сдвинуть ее с места, но та не подалась ни на миллиметр. ЛаКруа предпринял вторую попытку, даже закряхтев от натуги ("не обкакался бы, бедняга!" - подумала Кейри, с трудом сдерживая смешок), но и она оказалась безрезультатной.

- Что-то не получается... Бэккет, ты не знаешь - тут какой-то хитрый механизм, что ли, или просто я недостаточно сильно толкаю? - Принц обратил внимание на круглое углубление в крышке саркофага. - Может, поможешь мне?

- Я лучше поберегу свою спину, - отмазался Гангрел.

- Я... хочу... чтобы он... открылся! - очередная безрезультатная попытка сдвинуть крышку с места. - Я хочу, чтобы он открылся, Бэккет! Я ХОЧУ, ЧТОБЫ ОН ОТКРЫЛСЯ!!! - ЛаКруа сорвался на крик, окончательно растеряв последние остатки достоинства. - И ты! - он перевел взгляд на Кейри, которая уже едва сдерживалась, чтобы не рассмеяться. - Ты с Бэккетом - найдите способ его открыть! Я хочу узнать, что там внутри! - Вентру развернулся и вышел из кабинета (видимо, пошел успокаивать нервы).

Кейри проводила Принца взглядом и, когда дверь за ним захлопнулась, позволила себе нервно хихикнуть. На несколько секунд воцарилось неловкое молчание, прерванное Бэккетом:

- О, как низко я могу пасть, лишь бы доказать чужую неправоту... Молодежь так темпераментна... К счастью - для Себастьяна, не так ли? - я уже решил открыть саркофаг, лишь бы доказать всем в городе, что Геенна, вопреки распространенному мнению, не наступит.

- Как ты думаешь, что там внутри?

- Приложи ухо - я встряхну его, а ты скажешь, что, по-твоему, находится внутри, - Бэккет улыбнулся.

- Ну, идея, конечно, классная... Так мы будем его открывать, или как?

- У меня что-то не было озарений в последнюю пару секунд. Может, я и стар, но не я его смастерил. Что тебе известно о древних погребальных конструкциях ассирийцев?

- Ничего...

- Хм... К счастью для нас, я знаю, кто владеет выдающимися знаниями в этой области.

- И кто же это?

- Его зовут Ингвар Йохансен, он - профессор археологии из Норвегии. Именно он нашел саркофаг и, насколько мне известно, он является единственным специалистом по его происхождению и конструкции.

- Где я могу найти его?

- До вчерашнего дня его можно было найти в номере отеля "Империя", в Даунтауне. Но, когда я заглянул туда прошлым вечером, все, что я обнаружил, - пролитый кофе на утренней газете. Похоже, что его похитили.

- Скажи, он оставил записки, или чертеж... хоть что-нибудь?

- Я нашел пару трусов и книгу, повествующую о происхождении турецких диалектов.

- Черт! Ну почему же все должно быть так сложно!?

- Ну, разве со сложностями - не веселее?

- Ты не знаешь, где он?

- Я почуял запах мирры - ароматической смолы, которую обычно выкуривают в монастырях. Также я нашел морской песок в виде отпечатков ног. Сложив два и два, я вычислил монастырь возле пляжа Малибу, где, как я полагаю, охотники держат в плену Йохансена.

- Ты выяснил все это, просто обнюхивая комнату!? - изумилась Кейри.

- Вообще-то, я заметил двух охотников на крыше здания напротив отеля, которые с радостью согласились рассказать мне все, что знают, при условии, что я прекращу трясти их над краем крыши, - Бэккет самодовольно улыбнулся.

"Да уж, бедные леопольдовцы! Так вам, сволочи, и надо!"

- Значит, его похитили охотники!? Что им нужно от археолога?

- Охотники похитили профессора Йохансена для его же безопасности, по крайней мере, они так объяснили это. Его удерживают в монастыре, ставшем одной из баз Общества Леопольда, и используют, что довольно остроумно, как наживку для приспешников Принца ЛаКруа.

- Что бы ты мог рассказать мне об Обществе Леопольда? - пусть Кейри и сталкивалась с охотниками раньше, но не на их же территории! Она нутром чувствовала, что ей предстоит вызволять профессора прямо из логова врага.

- Себастьян упоминал, что ты недавно столкнулась с одним из охотников. Это настолько секретная церковная организация, я даже не думаю, что им известно о собственном существовании, но существенно лишь то, что они убивают во имя Христа или какого-то подобного божества. В целом, Обществу очень мало известно о нас, но они знают, как нас убивать и пытать, и этого вполне достаточно. К тому же, некоторые из них владеют силами, которые делают их опасными противниками. Таким лучше не объявлять о своем присутствии.

- Я пошла. Охотники - не то, с чем бы я не справилась!

Ее пыл слегка уменьшился после слов Бэккета:

- Глупо притворяться опытной в деле, которым ты никогда не занималась, верно?

- Я уже сражалась с охотниками раньше!

- Вполне возможно, но эти охотники - более высокого класса, нежели те, ставшие убийцами вампиров, стражи порядка, что встречались тебе до сих пор.

- Я убивала существ, каких эти чертовы охотники и в глаза не видели. Что мне надо делать?

- Тебе следует отправиться в монастырь и найти способ проникнуть в подземные туннели, где охотники держат Йохансена. Боюсь, я не смогу сопровождать тебя, но, с другой стороны, будет даже лучше, если ты пойдешь в одиночку - большее количество гостей может отпугнуть их, как представителей противоположной точки зрения на религию.

- Ты не хочешь составить мне компанию?

- Не то, чтобы мне не нравилось нестись в самое сердце опасности с целью подлизаться к местным должностным лицам, но... вообще-то, все именно так. Я предпочитаю не вмешиваться в политические дрязги. Кроме того, я лучше задокументирую саркофаг, пока громила ЛаКруа, - Бэккет указал взглядом на Шерифа, - не разломал его в попытках открыть.

- Ты не мог просто сказать: "потому, что я боюсь"? - съязвила Кейри. - Ну да ладно, сама справлюсь... Где этот монастырь?

- Не советую тебе идти пешком, - Гангрел подал Брудже лист бумаги, на котором была схематично набросана карта. - Несомненно, Себастьян уже оплатил такси - я уверен, он никогда не экономит на расходах, когда дело касается археологии.

- Перед тем как уйти, я хотела бы спросить вот что: Анкарский саркофаг имеет отношение к Геенне?

- Если мы откроем его, и миру придет конец, то да. Если же откроем, и с миром ничего не случится, то нет. Я бы поставил на последнее.

- Чудно. Я готова отправиться в гости к леопольдовцам.

- Помни, профессор Йохансен - невинный человек, он понятия не имеет, что мы на самом деле существуем. Постарайся, чтобы так оно и осталось.

- Постараюсь. Пока, Бэккет.


Вечер только начался, так что Кейри некуда было спешить. Сегодня она еще успеет отправиться туда, откуда может уже и не вернуться. Поэтому, осознавая всю опасность предстоящего мероприятия, Бруджа решила сначала навестить своих соклановцев и рассказать им о том, что сказали ей братья Чанг в особняке Джованни.

Дамзел встретила ее на первом этаже "Последнего Патрона".

- Привет, Кейри. Ну что, узнала что-нибудь?

- Я слышала, что ЛаКруа заключил союз с Квей-Джин.

- ЧТО!? - Дамзел едва не взорвалась. - Кто это сказал!?

- Один безвременно усопший Квей-Джин, - не без гордости ответила Кейри.

- Это... эээ... Если это правда... Слушай, не могу поверить, что даже ЛаКруа так подл, попробуй узнать побольше. Если и есть кто-то, кого я ненавижу больше, чем камми, так это чертовы Квей-Джин.

- Да, я попытаюсь это выяснить. ЛаКруа бьет себя в грудь, утверждая, что Квей-Джин соврали мне - для того, чтобы перессорить Сородичей между собой. Я сама не знаю, кому верить. Здесь есть еще кто-нибудь из Анархов?

- Ага, Джек на втором этаже.

- Спасибо. Пойду, поболтаю с ним.

Как и сказала Дамзел, Джек был на втором этаже.

- Все интереснее и интереснее, да, детка? Джованни, Квей-Джин... Не слишком ли много крови пролито ради древнего куска антиквариата, а?

- Откуда ты узнал!?

- Улицы, стены, глаза и уши повсюду.

- Ясно. Саркофаг у ЛаКруа.

- Слышал, что ЛаКруа говорил с Бэккетом. Бэккет скептически относится ко всему этому. Надеюсь, он знает, что с этой змеюкой ЛаКруа нужно быть осторожным.

- Почему он помогает Принцу?

- Ну, можно сказать, что Бэккет аполитичен. Его интересует лишь истина в истоках. Политика и все такое прочее для него - маловажные детали.

- Они с Принцем хотят, чтобы я нашла археолога Йохансена...

- Делай то, что должна.

- Да уж, придется... Я хочу спросить про Квей-Джин. Они - враги, да?

- Да, некоторые Анархи помоложе страстно ненавидят Квей-Джин. Ведь впервые они увидели настоящий бой, увидели, как умирают их друзья, - именно когда появились азиатские захватчики. Они уже отобрали у Анархов Сан-Франциско. Это очень серьезные засранцы. С ними трудно бороться. С Сородичами всегда более-менее знаешь, чего ожидать, на что они способны. Квей-Джин - это сплошные сюрпризы.

- Я встретилась с их предводительницей - Минг Жао. Она оказалась той еще высокомерной сукой.

- Кейри, не давай им запудрить тебе мозги этой чепухой, вся эта ерунда не для тебя. Мы с ними принадлежим к разным породам.

- Попробую. Ну, ладно, я пойду - надо еще пару дел сделать, пока не рассвело, да и профессора найти. До встречи!

- Пока. Увидимся.

Кейри, выходя из бара, прекрасно понимала, что, возможно, уже никогда с ним не увидится. Надо бы заскочить домой, навестить Хезер, пока еще есть такая возможность.


- О, наконец-то ты вернулась... Я думала, что с тобой что-то случилось... Я не должна была так думать... То есть, если бы ты исчезла, как бы я жила дальше? Но теперь ты здесь... О, я так рада, что ты рядом...

- Со мной все хорошо, Хезер. Вот, решила заскочить, навестить тебя. Меня еще ждут дела, и неизвестно, когда мы снова увидимся.

- А что ты собираешься делать?

"Лучше бы тебе не знать!"

- Да так, надо навестить одного человека, задать ему пару вопросов. Он живет в пригороде Лос-Анджелеса, так что вернусь я разве что под утро, - Кейри намеренно не стала говорить Хезер всю правду, заключающуюся в том, что Бруджа, на самом деле, отправляется на очередное опасное задание, и домой может уже не вернуться. - О, я чувствую, что ты уже растратила ту кровь, которую я тебе дала, да?

- Да...

Кейри достала нож и нанесла небольшой разрез на запястье, после чего поднесла руку к губам Хезер. Девушка-гуль отпила сочащуюся из раны кровь - теперь еще несколько дней она будет сильнее остальных смертных.

- Спасибо, Кейри.

- На здоровье. Не вечно же одной тебе быть донором, верно?

Кейри скинула со спины рюкзак и выложила из него потрепанную старую одежду. Избавившись от лишнего, вампирша направилась к двери.

- Не скучай - смотри телек, пока меня не будет. Можешь сходить погулять. Думаю, что вернусь следующим вечером.

- До встречи, Кейри...

- Пока.

Выйдя на улицу, Кейри бросила взгляд на свой дом. И Бруджа искренне надеялась, что видит она его не в последний раз.

Глава 12. Костер для инквизитора

При иных обстоятельствах Кейри нашла бы это место красивым. Серые скалы, камни под ногами, кое-где растущие небольшие деревца и кусты, отбрасывающие на землю причудливый узор теней... Это чем-то напоминало Топанга-парк - то самое место, где она впервые познала Дисциплины своего клана и познакомилась с Бэккетом. С тех пор миновало всего две недели, но для молодой Бруджи, казалось, прошла целая жизнь - волнующая и наполненная событиями. Но, в отличие от парка, здесь слышались шипение волн, разбивающихся где-то внизу о подножия серых каменных скал, и отдаленные крики чаек. Воздух был насквозь пропитан запахом морской соли... и мирры.

Считающийся заброшенным монастырь на вершине высокой прибрежной скалы, который леопольдовцы превратили в свою боевую базу, находился всего в сотне метров впереди. И с каждым пройденным метром запах мирры, который Кейри расценивала как предупреждение об опасности, становился все сильнее и сильнее. Она на верном пути.

Кейри уже встречалась с охотниками раньше, но тогда она была не одна, и арена боевых действий не являлась территорией врага. К тому же Бэккет сказал ей, что эти леопольдовцы - более серьезные противники, чем те охотники, которых она встретила в Голливуде. У Бруджи были все основания быть начеку. Это вам не склад Шабаша, охраняемый кучкой беспринципных отморозков, и не канализация, кишащая свирепыми, но тупыми тварями. Кейри предстоит иметь дело с хорошо подготовленными противниками, вся деятельность которых сводилась к одному - уничтожению вампиров. Они были мастерами в области убийства не-мертвых.

Кейри укрылась за большим валуном, заметив какое-то движение, и как раз вовремя: крепко сложенный мужчина с наголо выбритой головой, вооруженный полуавтоматической винтовкой "штейер ауг", едва ее не увидел. Конечно, одинокий охотник не представлял для Кейри серьезной угрозы, но если он поднимет тревогу... Вампирша помнила, как она расправлялась с прихвостнями Шабаша. Тогда она старалась как можно дольше оставаться незамеченной. И она помнила, как ей без лишнего шума удалось "снять" двух врагов. Сейчас была похожая ситуация, вот только враги теперь поопаснее, чем тогда...

Но и Кейри уже не была той неопытной неонаткой. Все эти дни она играла со смертью - и выигрывала. С каждым боем она набиралась опыта, каждый убитый враг придавал ей уверенности в собственных силах, с каждым днем она все лучше владела Дисциплинами.

И вот сейчас, когда леопольдовец, словно почувствовав неладное, направился к укрытию Бруджи, та, сохраняя полнейшее хладнокровие, приготовила нож для атаки. Да, именно нож - он для данной ситуации подходил лучше, чем катана и уж тем более кольт.

"Подошел еще на два метра... Давай, иди сюда, урод лысый... Давай... Молодец... Подойди еще..."

Кейри была похожа на сидящую в засаде пантеру, все ее тело было напряжено, точно сжатая пружина. Она готовилась к убийству.

Когда охотник приблизился на удобное для Кейри расстояние, она неожиданно выскочила из-за валуна и, не дав врагу опомниться, метнула нож. Она попала точно в горло леопольдовца, перебив ему гортань. Охотник захрипел и повалился на покрытую серой галькой землю, окрасив ее своей кровью. Он упал прямо на рукоятку ножа, и клинок вошел еще глубже, ускорив смерть. Несколько конвульсивных движений - и все было кончено. Тихо и незаметно. Кейри перевернула мертвого охотника на спину и извлекла окровавленный нож из его шеи.

"Одним меньше!"

Кейри продолжила свой путь, перебегая от валуна к валуну, пока, наконец, не увидела монастырь - двухэтажное желтое каменное здание с четырьмя небольшими башенками, за каждой из которых стоит по снайперу. И это не считая тех охотников, которые патрулируют территорию по периметру. Одним словом, ситуация хуже некуда - Кейри при всем желании не сможет пройти мимо них незамеченной. А это значит, что ей предстоит ожесточенная драка - совсем как в клубе "Стекляшка". Вот только ей предстоит иметь дело отнюдь не с Тонгами.

Достав из кобуры пистолет с глушителем, Кейри прицелилась в голову ближайшего снайпера, вооруженного винтовкой. Хотя бы для него ее появление будет неожиданностью - последней в его жизни. Выстрел - и вот на месте левого глаза охотника зияет кровавая дыра, и обмякшее тело безвольным мешком падает с крыши - прямо на головы двух стоящих на земле охотников. Один из них не успел отскочить в сторону и оказался сбит с ног трупом своего коллеги, а его товарищ, тем временем, сам словил пулю, так и не успев отыскать взглядом убийцу. Второму охотнику тоже не суждено было подняться, так как пуля впилась ему между глаз.

"Минус три!"

- Вот она!!! - заорал один из охотников.

Ну что же, больше не имеет смысла прятаться. Кейри, сменив бесшумный револьвер на более мощную "анаконду", выскочила из своего укрытия, длинным прыжком уйдя с линии огня. Прежде, чем леопольдовцы снова успели взять ее на мушку, Бруджа прицелилась и выстрелила в голову ближайшего охотника; его череп треснул, точно переспелый арбуз, выплеснув содержимое на камни. Через миг Кейри сама схватилась за раненое плечо - к счастью, автоматная очередь лишь слегка задела руку, не повредив кость, но боль, тем не менее, была сильной. Сильнее, чем от обычных пуль, ведь эти-то были освященными. И рана от них не собиралась затягиваться, как это обычно происходило после огнестрельных ранений.

Несмотря на боль, Кейри и не думала отступать. Похоже, что рана только раззадорила Бруджу. В мозг ударил пьянящий жар адреналина, что подействовало на вампиршу, подобно мощному обезболивающему. Плевать на то, что автоматная очередь содрала клок плоти с левого плеча! Куда важнее, что вон тот охотник, только что намеревавшийся превратить ее в решето, сам упал с кровавой дырой в груди! Может быть, они и сильнее тех леопольдовцев, с которыми Кейри сражалась в канализации, но ведь и она сама теперь - опытный и хорошо вооруженный боец! И снайпер, свалившийся с крыши с перебитой шеей - очередное тому подтверждение! А это что? Летящая прямо в лоб автоматная очередь? Кейри играючи уклонилась от нее, словно герой фильма "Матрица", а вот охотнику, собиравшемуся выстрелить ей в спину, повезло меньше: пули, предназначенные для Бруджи, буквально снесли ему голову - на людей освященное оружие действует так же убийственно, как и на вампиров. Охотник, случайно застреливший своего товарища, ненадолго пережил его, и упал, сраженный выстрелом из "анаконды".

Но, как ни крути, у охотников был численный перевес. За всеми было трудно уследить, и, в конце концов, Кейри не смогла увернуться от автоматной очереди. Ее сбило с ног, и лишь красный цвет куртки замаскировал кровавую рану в животе вампирши. Удачливый стрелок собрался было добить ее второй очередью, но Кейри перекатилась по земле - пули впились в землю в том месте, где только что лежала девушка.

"Вставай!"

Раненая Бруджа с трудом поднялась на ноги и, отскочив в сторону, спряталась за ближайшим валуном. Здесь охотники ее не достанут, пока не подойдут вплотную. Быстро сбросив с себя рюкзак, Кейри извлекла из него пакет с донорской кровью и впилась в него клыками. Пока она пила кровь, сбоку уже заходил подстреливший ее леопольдовец. Не выпуская пакет из зубов, Кейри выстрелила ему в голову, вышибив мозги. Черт, как же медленно затягиваются раны... Спасибо еще, что пули прошли навылет и не остались в теле, а то святая энергия вытягивала бы из Кейри силы, пока она не рухнула бы от слабости, если не хуже.

Когда пакет опустел, раны Кейри уже затянулись, и она снова была готова к бою. И это было неприятным сюрпризом для охотников, явно рассчитывающих на то, что вампирша уже напрочь выведена из строя и не может постоять за себя. Нет уж, голубчики, еще как может! Резко вскочив на ноги, Кейри выстрелила в стоящего на крыше монастыря снайпера - и не промахнулась; теперь остался только один снайпер, который, похоже, опасается высовываться - и правильно делает.

"И что теперь? Окружить решили?"

Пятеро вооруженных полуавтоматическими винтовками "штейер ауг" охотников: двое справа, трое слева. Попасть под перекрестный огонь Кейри совсем не хотелось, и она, мгновенно оценив ситуацию, молнией бросилась к стоящим справа стрелкам, на ходу выстрелив в голову одного из них - и потратив последнюю в пулю в обойме. Остальные леопольдовцы открыли огонь, но ни одна пуля не попала в цель - Кейри мгновенно сменила направление бега, и, поравнявшись с уцелевшим охотником, который теперь перезаряжал оружие и был совершенно беззащитен, зашла ему за спину, активировала Могущество и свернула шею. Не дав ни телу, ни оружию упасть на землю, Кейри воспользовалась тем же приемом, что и в "Стекляшке" - прикрываясь мертвым охотником, как щитом, и подхватив его "штейер ауг", она открыла огонь по троице оставшихся леопольдовцев. Освященные пули, изначально предназначенные для убийства вампиров, досрочно отправили охотников в лучший мир.

"Да, хорошая пушка... Но, блин, освященная!"

Действие святой силы приглушалось надетыми на руки кожаными перчатками, но все равно чувствовалось - руки вампирши слегка ослабли. Пока еще только слегка... Но, увы, оружие придется бросить - после того, как она изрешетит последнего снайпера на крыше, который, рассчитывая на то, что Бруджа про него забыла, попытался расстрелять ее сверху. Наивный! Кейри была предельно сосредоточена и улавливала малейшие движения в поле зрения. И снайпер не смог застать ее врасплох, поплатившись жизнью за свою попытку. Вот теперь Кейри положила оружие на землю и, перезарядив "анаконду", решила убедиться, что с охраняющими вход в монастырь охотниками покончено.

Как оказалась, нет. Кейри пришлось убить еще четырех бойцов с нечистью, прежде чем территория вокруг монастыря стала безопасной. Вернее, относительно безопасной - кто знает, что случится в следующую секунду? Но, похоже, никто не собирался нападать на вампиршу - пока. Кейри обошла монастырь по периметру, но не увидела ничего примечательного, кроме деревянной двери.

Кейри дернула дверь - заперта. Придется стрелять в замок. Да, она поднимет шум - но ведь охотники и так уже наверняка знают, что она здесь. Или же они уверены, что стрельба прекратилась не от того, что вампирша перебила всю охрану, а по той простой причине, что незваная гостья окончательно мертва? Если догадка Кейри верна, то у нее есть еще шанс застать врага врасплох. А в том, что в монастыре леопольдовцев предостаточно, Кейри была уверена на все сто процентов. Так зачем же лезть на рожон?

Бруджа обыскала тела мертвых охотников и нашла у одного их них ключ. И, к великой радости вампирши, этот ключ подходил к замку!

Бесшумно отворив дверь, Кейри, крадучись, вошла внутрь здания.

Она попала в узкий коридор, несколько дверей которого вели в другие помещения. Охотников пока не было видно, однако это вовсе не означало, что их здесь нет. Поперек коридор пересекали несколько красных лучей, внешне неотличимых от таковых в Синдикате Фу, но неподвижных. Под теми участками серых каменных стен, из которых выходили лучи, стояли какие-то небольшие деревянные ящики.

Очевидно, здесь был какой-то подвох - знать бы только, какой. Кейри стояла на месте, оценивая ситуацию. Единственный путь вперед - через эти красные лучи. Бруджа не знала об их предназначении, но чувствовала, что ничего хорошего от них ждать не стоит.

"Ладно, попробую перепрыгнуть - вроде бы, невысоко. На первый взгляд кажется, что они не сильно мне помешают. Если это и ловушка, то явно неудачная - ее прекрасно видно. Главное, не поднять шум - а то кто знает, сколько головорезов выскочит?"

Кейри приготовилась к прыжку, когда одна из дверей со скрипом отворилась, и в коридор вышел одетый в коричневый кожаный плащ мужчина, державший в руках арбалет. Но, к счастью для вампирши и к несчастью для себя, он не заметил незваную гостью и неспешным шагом направился в противоположный конец коридора, где стоял небольшой алтарь с висевшим на стене деревянным распятием размером с человеческий рост. При этом он преспокойно проходил сквозь красные лучи - как будто их тут и не было. Но ведь они здесь, черт возьми, не для красоты! Может быть, для охотника они и не страшны, а вот проверять их на себе Кейри как-то не хотела. И, перепрыгивая через лучи и мягко, точно подкрадывающаяся к добыче кошка, приземляясь на каменный пол, Бруджа приближалась к леопольдовцу.

Сейчас охотник стоял перед алтарем, опустившись на одно колено и сложив ладони перед лицом. При этом он говорил что-то на непонятном Кейри языке - кажется, на латыни. Похоже, он молился.

Кейри беззвучно извлекла из ножен катану - сейчас у нее был превосходный шанс убить охотника, не наделав лишнего шума. Может быть, нападать на противника со спины и подло, но вампирша находилась на территории врага. Такие, как он, тут повсюду, и, если она не уничтожит его, то он, в конце концов, может уничтожить ее. Это война, и здесь все средства хороши. Убей - или убьют тебя. Простой и жестокий закон.

И, когда кончик клинка вышел из груди охотника, кровь которого мощной струей брызнула на алтарь, Кейри не испытывала ни жалости, ни угрызений совести. Если бы у этого леопольдовца, что сейчас дергался на полу в предсмертных конвульсиях, был шанс ударить ее в спину, то он, не задумываясь, воспользовался бы им. Просто Кейри повезло больше, и поэтому она жива, а ее враг - мертв.

Кейри осмотрелась. Перед алтарем коридор расширялся, превращаясь в небольшое помещение. Справа и слева было по двери. Кейри дернула одну из них - заперта. А вторая?

- Вампир!!! - раздался голос из коридора.

Еще один из охотников вышел в коридор, и, в отличие от своего погибшего товарища, вовремя заметил незваную гостью. В ответ на его крик все двери в коридоре открылись почти одновременно, и теперь перед глазами вампирши было шестеро леопольдовцев, вооруженных арбалетами и автоматами. Кейри вовремя отскочила в сторону, укрывшись за стеной, - пули и арбалетные болты впились в алтарь и распятие.

Кейри дернула вторую дверь, но и она оказалась запертой. И, даже если Бруджа выбьет замок, это еще не значит, что она спасется. Там, за дверью, вполне могли оказаться коллеги этих охотников. Оказаться зажатой в тиски - самое худшее, что только можно представить. Да и с этой группой ей вряд ли удастся справиться - свободы маневра почти нет, укрыться негде. Скольких она успеет убить, прежде чем рассыплется пеплом?

Но Кейри не собиралась сдаваться без боя. Выхватив из кобуры "анаконду", она выскочила из-за стены и прицелилась. Но не в ближайшего к ней охотника, а в деревянный ящик, стоявший под одним из лучей. Кейри успела выстрелить раньше, чем леопольдовцы открыли огонь.

В тот же миг раздался рвущий уши грохот, а яркая вспышка света на несколько секунд ослепила Бруджу. Кейри почувствовала, как какая-то сила отбросила ее назад, к алтарю, впечатав в стену. Оглушенная вампирша сползла на каменный пол, растянувшись рядом с убитым охотником. Сейчас она была совершенно беззащитна перед своими врагами.

Но, похоже, никто не собирался воспользоваться такой прекрасной возможностью прикончить ее. Кейри пролежала на полу еще несколько секунд, пока ее зрение не восстановилось, а тело вновь не стало слушаться приказов мозга. Приподнявшись на руках, Бруджа смогла сесть и осмотреться.

Теперь стены коридора были не серыми, а красными. А на полу лежали кровавые ошметки, обрывки опаленной одежды, сломанное оружие и куски деревянных досок. Красных лучей больше не было. Кейри поняла, что произошел взрыв - это он разорвал охотников на куски, а ее саму отбросил к стене. Хорошо еще, что она оказалась на большем расстоянии от деревянного ящика, в котором находился взрывчатый боеприпас, чем те охотники. Ее просто ненадолго оглушило, а вот их теперь и мать родная не опознает. Про назначение лучей Кейри так и не узнала, что, впрочем, уже не так важно. Еще шесть леопольдовцев уничтожено. Хороший счет, ничего не скажешь. Вот только теперь она вряд ли застанет охотников врасплох - если только они не решили, что это она сама подорвалась.


Грохот от взрыва дошел до каменной пещеры, находящейся в скале под монастырем. Грюнфельд Бах торжествующе улыбнулся - видимо, вампир, которому хватило глупости проникнуть на их базу, задел красные лучи. Эти лучи реагировали только на температуру тела вампиров, которая примерно равна комнатной. Человек, тело которого намного теплее, мог спокойно проходить через эти лучи. Если же их задевал вампир, то срабатывало взрывное устройство, находящееся в деревянном ящике, и кровосос оказывался разорванным в клочья быстрее, чем сгорал. И вот теперь ловушка сработала - одним вампиром меньше.

"Да гореть тебе вечным пламенем в Аду, богомерзкая тварь!"


Кейри отворила дверь (среди останков подорвавшихся охотников она нашла ключ) и поднялась по находившейся за ней лестнице на второй этаж. Там, наверху, был вход в довольно большую комнату с деревянным полом и несколькими столами и табуретками. Похоже, что это была столовая. Вот только троица находившихся там леопольдовцев, вместо того, чтобы безмятежно ужинать, явно собиралась расправиться с вампиршей. Они, выхватив деревянные колья, дружно бросились к дверному проему.

"Ну-ну, даже пули на вас тратить не хочется. Так, где там моя катана? О, и это все, на что ты способен!? Засунь себе этот кол, знаешь, куда? Хотя, вряд ли он уже сможет это сделать. Хм, совсем, бедняга, голову потерял - вот она, слетела с лестницы и шмякнулась об пол внизу. Сколько вас осталось, Ван Хельсинги вы недоделанные? Двое? Опа-на, уже один, - тот, с выпущенными кишками, не в счет. Ну, что, охотничек, может быть, так сдашься? Нет, не хочешь? Ладно, твое право. О, и колышек выронил - вместе с рукой. И тоже голову потерял. Эх, и снова я одна..."

Убедившись, что охотник с распоротым животом уже отдал Богу душу, Кейри осмотрела помещение.

"Так, вот и ключик, лежащий на одном из столов. Лучше прятать надо, гении. Вероятно, считали, что вампир все равно не сможет его заполучить. Ну-ну, никогда не надо недооценивать врагов, тем более, Бруджа. Вроде, больше нет ничего интересного. Теперь можно спуститься обратно, на первый этаж".

Найденный ключ прекрасно подошел к замку от второй двери. За ней тоже была лестница, но только вела она не наверх, а вниз, в подвал. Кейри быстрым взглядом окинула это помещение. Похоже, что она попала в винный погреб - здесь повсюду стояли бочки. И из-за них выскочили двое леопольдовцев, да еще и с самыми недружелюбными намерениями. Ну что же, двумя трупами больше, к тому же, второй охотник стал еще и неплохой закуской. А вот теперь плохая новость: дверей, ведущих в следующее помещение, не видно.

"Так, Кейри, думай. Бэккет говорил что-то про подземные туннели. Если они существуют, то вход в них, скорее всего, находится где-то здесь, вот только он замаскирован. Ладно, ко всяким там потайным ходам нам уже не привыкать. Где бы я его сделала, если бы была проектировщиком? О, а вот эта стена кажется вполне подходящей. И как-то подозрительно выглядят эти большие винные бочки - как будто за ними что-то скрыто. Попробуем вытащить. Блин, тяжелая, зараза! Я так, скорее, грыжу себе заработаю. Ладно, попробую другую. Да, ничем не лучше. А эту? Ой, как легко она поддается! Видимо, пустая. Так, еще поднатужимся... Ура!!! Вот он!"

И, действительно, за бочкой скрывалась узкая вертикальная шахта высотой примерно десять метров - разумеется, с лестницей. Кейри спустилась вниз и очутилась в узком туннеле, вырубленном прямо в скале, и тускло освещаемом несколькими лампочками. Бруджа, держа наготове катану, осторожно пошла вперед. Через полтора десятка метров туннель круто свернул влево, и Кейри увидела впереди тусклый свет. Отогнав зловещие ассоциации, она направилась туда.

Кейри оказалась на краю обрыва - твердая поверхность находилась примерно в двадцати метрах внизу. Пещера чем-то напоминала вентиляционную шахту в голливудской канализации, но никакого вентилятора, разумеется, внизу не было. Зато стояли два леопольдовца - и, похоже, не подозревали о присутствии вампирши. Кейри воспользовалась этим преимуществом, и, достав пистолет с глушителем, прострелила охотникам головы - они так и не успели понять, что же их убило. Вампирша потратила два последних патрона для револьвера.

"Как бы теперь спуститься?"

Впрочем, ответ на этот вопрос нашелся быстро - Кейри взглядом отыскала металлические перекладины, вбитые прямо в камень у нее под ногами. Действительно, как без них охотники смогли бы спускаться в эту пещеру и, тем более, подниматься наверх, в монастырь? Бруджа осторожно спустилась вниз и убедилась, что те двое леопольдовцев действительно мертвы. Рядом с трупами стояло несколько деревянных ящиков, которые были открыты и являли взору боезаряды размером с двухлитровую бутылку - точно такие же, как на складе Шабаша.

"Зачем они здесь? Ой, а это еще что? Или у меня глюки, или там, впереди, кто-то разговаривает. И голоса какие-то знакомые..."

Кейри направилась в вырубленный в скале туннель. Через десяток метров он раздваивался, и вампирша свернула налево - оттуда голоса доносились более отчетливо. Она узнала их и, активировав Стремительность, помчалась вперед.


Ганс Фридриксен был в ярости: этот вампир до сих пор не дал столь нужной ему информации! И это несмотря на то, что на его теле уже практически живого места не осталось после долгих и жестоких пыток. Кожа пленника сильно обожжена святой водой и местами отвалилась, обнажив мышцы, внутренности отбиты, кости сломаны. На туловище и конечностях зияет несколько глубоких ран, нанесенных саблями - Ганса и Баха. Но, несмотря на все эти увечья, вампир до сих пор находится в сознании и держит глаза открытыми. В них читаются боль и ненависть - но не страх.

- Я спрашиваю тебя еще раз: кто эта тварь!?

- Пошел ты...

Ганс ударил Эша ногой в живот - как раз в то место, куда сутками раньше вонзилась сабля Баха. Боль была адской, так как рана от освященного клинка до сих пор не затянулась, и Эш только стиснул зубы, чтобы не закричать, доставив удовольствие своему мучителю. Тореадор уже смирился с тем, что живым отсюда он не выберется, и решил встретить свою Окончательную Смерть с поднятой головой. Пусть этот гребаный инквизитор хоть заживо его выпотрошит и порубит на куски, но он ни за что не выдаст Кейри.

- Я заставлю тебя говорить, сволочь! - Ганс сдернул повязку, и Эш увидел уродливый рубец на месте правого глаза охотника. - Если ты не ответишь, то я сделаю с твоим лицом то же самое, что она сделала с моим! Кто эта сука!?

- Эта сука - я! - Ганс обернулся и увидел Кейри, стоящую в нескольких метрах от него и держащую катану в окутанных голубым свечением руках. Ее голос прозвучал угрожающе низко, с явным вызовом. - Ну что, циклоп херов, жаждешь реванша?

Охотник, рыча, словно разъяренный бык, набросился на Кейри, замахнувшись саблей. Бруджа ловко парировала этот удар, но, черт возьми, каким же он был сильным! Одноглазый леопольдовец сейчас был в состоянии слепой ярости, точно впавший в Безумие Сородич. Он хотел только одного - разрубить противницу на куски. Сделать то, что он не смог сделать в канализации несколькими ночами ранее. Будь он в таком состоянии тогда, Кейри вряд ли смогла бы с ним справиться. Но теперь Бруджа была намного опытнее, да и оружие у нее было посерьезнее. К тому же, она успела мельком увидеть Эша - и, поняв, что здесь произошло, сама впала в ярость, но, тем не менее, не лишилась при этом здравого рассудка, как в припадке Безумия.

Схватка оказалась короткой, но жестокой. После серии выпадов, ударов и блоков Ганс все-таки задел Кейри, вспоров кожу на шее и лишь чудом не повредив сонную артерию. Но через секунду рука, державшая ранивший вампиршу клинок, упала на пол, отсеченная чуть ниже локтя. Охотник даже не сразу понял, что произошло - зашкаливающий адреналин притупил боль. Следующий удар пришелся поперек живота Ганса, и из широкой раны вывалились внутренности. Леопольдовец рухнул на колени. Кейри ударила его ногой в челюсть, отчего голова охотника сильно запрокинулась назад. Шея, изогнувшись под неестественным углом, хрустнула, и агонизирующее тело завалилось на спину.

Кейри не впала в Безумие, нет, но она была в ярости и еще несколько секунд продолжала кромсать уже бездыханное тело охотника. Успокоившись, она пнула ногой окровавленные останки.

- Так тебе, ублюдок!..

Эш округлившимися глазами наблюдал за происходящим. Но он понимал, чем был вызван такой гнев. Если бы он и Кейри поменялись местами, то он точно так же впал бы в ярость и продолжал наносить удары уже мертвому врагу.

Кейри перевела взгляд с изуродованного трупа на прикованного к стене Эша. Черт, если бы у нее была такая возможность - она убила бы этого охотника еще раз.

- Эш, как ты здесь оказался?

- Хотел бы... задать тебе... тот же вопрос... - слабым голосом ответил Тореадор.

- Долгая история. Потерпи немного, сейчас я тебя освобожу.

Бруджа вынула из кобуры "анаконду" и выстрелами перебила четыре стальные цепи, которыми Эш был прикован к стене. Измученный вампир беспомощно сполз на пол, застонав от боли. Кейри увидела, что обе его ноги изогнулись под неестественными углами, что свидетельствовало о том, что кости сломаны. Сбросив рюкзак, девушка вытащила оттуда пакет с кровью.

- Держись, Эш. Мне надо вытянуть твои руки и ноги - иначе переломы не срастутся. Будет больно.

- Я уже... привык к боли, - на лице вампира появилась страдальческая улыбка.

Пока Бруджа выполняла операцию по вправлению переломов, Эш терпел, стиснув зубы. Наконец, девушка поднесла к его губам вожделенный пакет.

- Когда-то я пил из самых желанных женщин мира... Сейчас этот пакет выглядит намного лучше любой из них... - голос Тореадора окреп.

- Тебе лучше?

- Да...

- Дать еще?

- Дай, пожалуйста, дай!

- Вот, пей. Это он тебя так потрепал? - Кейри указала взглядом на изрубленное тело Ганса.

- И он, в том числе. Был еще один, постарше, в темно-сером плаще и со шрамом на лице.

- Бах...

- Как ты его назвала?

- Грюнфельд Бах! У меня с ним старые счеты, - в глазах Бруджи загорелся хищный огонек.

- Они говорили про какого-то профессора. Я не запомнил его имени...

- Профессор Йохансен, да? - Эш утвердительно кивнул. - Вот его-то я и ищу. Именно из-за него я здесь. Как ты?

- Уже намного лучше.

- Встать можешь?

- Да, могу, - Тореадор приподнялся и через пару секунд уже стоял на ногах. Его раны уже зажили, но он все еще был слаб из-за воздействия святой энергии, вытянувшей из него почти все силы. Пришлось дать Эшу еще пакет - теперь у Кейри остался только один. - Все, теперь я как новенький - даже Дисциплины, кажется, могу использовать. Спасибо тебе большое! Ты опять спасла мою шкуру!

- Ну, не могла ж я пройти мимо, верно? Зато теперь нас двое - стало быть, у этих засранцев вдвое больше проблем! Ты умеешь обращаться с пистолетом?

- Да, кажется...

- Тогда вот тебе - одна из моих любимых игрушек, - Кейри дала Эшу "анаконду". - Мозги вышибает на ура.

- А как же ты?

- Ты ведь уже видел мою катану в действии, верно? Когда наиграешься с ним, отдашь. Я его тебе только на время даю. А теперь пошли - надо найти профессора и перебить оставшихся охотников, включая Баха.

Вампиры вышли в коридор и добрались до развилки. На сей раз, они свернули направо и направились в необследованный участок подземелий.

- Остановись... - прошептал Эш.

- В чем дело?

- Их там человек восемь - довольно большая группа.

- А откуда ты это узнал!?

- Прорицание - Дисциплина нашего клана. Я вижу их ауры сквозь стены.

- Ясно. Есть ли среди них Бах или профессор Йохансен?

- Не знаю. Я могу только определить, что это смертные - и все.

- Ладно... Придется прорываться. Прикрой мне спину. Активируем Стремительность и на счет "три" атакуем. Всех охотников - мочи к чертовой матери. Профессора не трогай - он нам нужен живой. Ясно?

- Яснее некуда.

- Готов?

- Да.

- Три!!!

Вампиры буквально влетели в просторную пещеру, заставленную ящиками с боеприпасами - такими же, какие Кейри видела раньше. Эш не ошибся - в пещере находились восемь человек. И все они были охотниками.

- Не стреляй в ящики!!! - предостерегла Тореадора Кейри.

Охотники были вооружены саблями и арбалетами - видимо, для того, чтобы случайно не подорвать заряды. Арбалетчики открыли огонь, но вампиры играючи уворачивались от болтов. Через миг прогремел выстрел - и один из стрелков повалился на землю с развороченным черепом.

- Я беру арбалетчиков на себя! - крикнул Эш, уклонившись от очередного болта. Надо сказать, это ему теперь удавалось намного лучше, чем тогда, в канализации.

Кейри понеслась к охотникам, вооруженным саблями. И вот уже клинки схлестнулись, высекая искры. Пусть их пятеро - но ведь по отдельности они не являются для Бруджи серьезными соперниками! К тому же, трое из них пока еще находились в дальнем конце пещеры - надо убить двоих прежде, чем подоспеет подмога. И вот один из леопольдовцев падает к ногам Кейри, а его голова отлетает в сторону на несколько метров. На подходе еще один сабельщик - количество участников этого танца смерти вновь составляет три. Через секунду новая порция крови пролилась на серые камни - очередной охотник забился в предсмертных конвульсиях. Так, а теперь Кейри оказалась одна против троих. Вот это уже опасно. И вдруг один из сабельщиков упал на землю, сраженный выстрелом - Эш уже разобрался с арбалетчиками и пришел на помощь Кейри. Еще два выстрела - и еще один труп. Последнему сабельщику Бруджа срубила голову.

Среди убитых охотников Баха не оказалось.

Сделав короткую передышку, вампиры занялись осмотром пещеры. Как, оказалось, здесь находилось подземное озеро, через большую арку сообщавшееся с океаном. Вот он, выход из пещеры! А вот и деревянный пирс, у которого стоит надувная моторная лодка "зодиак". Ну что же, это альтернативный способ убраться отсюда - им вампиры и воспользуются, когда закончат свое дело. Конечно, если они останутся живы.

- Эш, ты умеешь управлять катером?

- Да.

- Тогда мы сможем уплыть на нем отсюда. Но, для начала, нам надо пройти в этот туннель, - Кейри указала взглядом на противоположный конец пещеры. - Ты видишь там что-нибудь интересное?

- С трудом, если честно. Кажется, там двое смертных, но у одного из них очень уж странная аура.

- Может быть, это гуль или Сородич?

- Нет, у них другие ауры.

- Как у тебя с кольтом?

- Неважно. Осталось всего два или три патрона. У тебя есть еще?

- Нет. Эти последние.

- Черт...

- Тогда оставайся здесь - карауль лодку. А я пока пойду, разберусь, кто там, в следующем помещении. Если из коридора выйдет кто-то, кроме меня или Йохансена, пристрели его. Профессора с охотником ведь не спутаешь, верно?

- Но...

- Я справлюсь. Их ведь только двое, и не исключено, что один из них является профессором. Я скоро вернусь, жди.

Кейри, оставив Эша одного в пещере, скрылась в темном туннеле. Тореадор, немного потоптавшись на месте, сел в лодку и стал ждать возвращения Бруджи.


Двустворчатые двери отворились, и Грюнфельд Бах на миг замер от изумления. Он ожидал увидеть, как в просторную пещеру, предназначенную для тренировок охотников, войдет кто-нибудь из его соратников - но из мрака коридора появилась она. Та самая вампирша, что покалечила Ганса. Сейчас она была одета в красную кожаную куртку и черные брюки, но он все равно узнал ее. К тому же вязаная красная шапочка до сих пор сидела у нее на голове, как и тогда, в ту самую ночь, когда он, Бах, поджег особняк Алистера Граута.

И, похоже, что она его не видела - темно-серый плащ охотника прекрасно маскировал его на фоне камней. Медленным, осторожным движением Бах направил дуло своей снайперской винтовки "Джейми Сью" на вампиршу. Сейчас ее голова находилась прямо на мушке. Всего один выстрел - и кровопийце конец.

Когда Бах увидел искалеченного Ганса, он захотел, чтобы эта бестия умирала долго и мучительно - как тот актер, которого он захватил в плен, и как многие другие вампиры до него. Но учитывая тот факт, что вампирша смогла добраться досюда, можно было сделать вывод, что она - намного более серьезный противник, чем изначально предполагал он - опытный, повидавший виды леопольдовец. Поэтому, чем быстрее он ее уничтожит, тем лучше.

И сейчас Бах был готов выстрелить.


Кейри отворила двустворчатую дверь. Она попала в еще одну просторную пещеру, потолок которой находился примерно в тридцати метрах над головой девушки. Вампирша окинула взглядом этот новый для нее участок подземелий. Пещера освещалась несколькими мощными прожекторами. На полу находились несколько выпиленных из фанеры фигур, явно изображающих людей. Хотя, нет - вампиров - этакие стилизованные подобия знаменитого графа Дракулы в черных плащах, нелепые пародии на Сородичей. Рядом была еще одна фигура, изображавшая вставшего на задние лапы трехметрового серого волка-оборотня. У всех фигур на груди были нарисованы концентрические белые и красные круги. Это были мишени.

"Вот тебе и тир для леопольдовцев", - подумала Бруджа.

От дальней стены пещеры отходил широкий каменный выступ, на котором стоял маленький одноэтажный домик без окон. Подняться туда можно было по деревянной конструкции, очень напоминавшей строительные леса.

"Вероятно, эти двое, кем бы они ни были, находятся там, в домике".

Кейри сделала несколько шагов по направлению к лесам, как вдруг что-то, словно некое предчувствие, заставило Бруджу остановиться. Кажется, она заметила какое-то едва уловимое движение наверху. Прежде, чем она успела рассмотреть, что это, ее внутренний голос словно предупредил ее о смертельной опасности. Сама не понимая, зачем она это делает, Кейри метнулась в сторону.

И в этот же миг раздался громкий хлопок - очень похожий на одиночный выстрел из снайперской винтовки. Стремительность активировалась почти автоматически, позволив Брудже увидеть, как крупная пуля прошила воздух как раз в том месте, где только что находилась ее голова. Если бы Кейри в последний момент не отскочила в сторону, то эта пуля просто-напросто вышибла бы ей мозги. Прогремел второй выстрел, но и от него вампирша увернулась. Да уж, черт возьми, она стала самой настоящей движущейся мишенью для загадочного стрелка! Но третьего выстрела не последовало - то ли у врага закончились патроны, то ли он не ожидал, что цель увернется от пуль, и впал в замешательство.

Кейри посмотрела наверх - туда, где она успела заметить движение за миг до выстрела. Теперь там была хорошо различима человеческая фигура. Если бы не серый плащ, Кейри заметила бы проклятого снайпера гораздо раньше, но в своем одеянии он почти сливался с горной породой. Тем не менее, Кейри не только увидела его, но и узнала. Его, которого она несколько ночей назад видела в особняке Граута. То же вытянутое, перечеркнутое шрамом лицо, что тогда подсвечивали пляшущие внизу языки пламени. Даже на расстоянии в несколько десятков метров Кейри могла заглянуть в его глаза - такие же фанатичные и безжалостные. И Грюнфельд Бах смотрел прямо на нее своими полными ненависти глазами. Он уже опустил дуло винтовки, но это вовсе не значило, что теперь охотник неопасен. Похоже, пока он решил не стрелять. Пока...

- Ну, что, инквизитор хренов, не ожидал, да! - с вызовом прокричала Кейри; ее голос эхом отразился от каменных стен пещеры.

- Я знал, что Йохансен привлечет слуг Сатаны, но я расставил эту ловушку на самого Архидьявола - где ЛаКруа!? - ответил Бах тем же агрессивным тоном, что и тогда, в особняке.

Кейри едва не рассмеялась. Этот придурок считает, что Принц полезет в эти подземелья рисковать своей шкурой, чтобы найти профессора!? О, может быть, Бах и является личным врагом ЛаКруа, но он, как оказывается, почти его не знает. На миг Бруджа даже подумала хохмы ради выдать ему координаты Принца - забавно было бы посмотреть на их встречу. В любом случае, как минимум один из них отправился бы в лучший мир. Но она сама хотела разобраться с Бахом - это была ее личная месть - за Генри, за Эша, за всех Сородичей, пострадавших и погибших по вине Грюнфельда и его соратников.

- ЛаКруа!? - Кейри издевательски усмехнулась. - Ты думаешь, ЛаКруа пришел бы сюда один!?

- Может, когда у ЛаКруа закончатся лакеи, он покажет мне свое лицо, и Господь направит в него мои пули. Твои последние слова перед тем, как я отправлю тебя в Ад?

- Это ты сейчас произносишь последние слова! - голос Бруджи прозвучал угрожающе низко. - Когда я с тобой закончу, тебя даже святой Петр не узнает!

- Тебе стоило молить Бога о милосердии. От меня ты его не дождешься!

- Ха! Это ты будешь молить меня о том, чтобы я тебя добила, когда я выпущу тебе кишки. Давай!

Патроны, как выяснилось, у Баха не закончились - в эту же секунду он направил винтовку на Кейри и выстрелил. Вампирша ловко увернулась, и пуля прошила воздух. Так как огнестрельного оружия у Кейри не было, это означало, что ей предстоит сойтись с Бахом в ближнем бою. Она на полной скорости рванула к лесам, не забывая также о летящих в ее сторону пулях. Вот она уже подбежала к лестнице, на ходу выхватывая катану.

"А это еще что за хрень!?"

С каждым шагом Кейри приближалась к своему врагу - и с каждым метром ее скорость уменьшалась! Она все еще была намного быстрее любого смертного и многих Сородичей, но уже не могла развить свою максимальную скорость.

У Баха была последняя возможность застрелить противницу - у него остался лишь один патрон. Видя, что она уже далеко не так проворна как прежде - аура охотника ослабляла все существующие Дисциплины, - он понимал, что ей теперь будет трудно уклониться от пули. Он прицелился прямо в сердце Бруджи - если он попадет в цель, то рана будет смертельной - пуля разорвет сердце в клочья, вызвав мгновенную Окончательную Смерть.

Но он слегка просчитался: вампирша все же успела дернуть корпусом в сторону. Пуля содрала изрядный кусок плоти с ее левого бока, но это не остановило кровопийцу. Бах упустил свой шанс.

Отбросив в сторону теперь уже бесполезную винтовку, Грюнфельд выхватил из ножен саблю. Он был готов драться.

Теперь между Кейри и Бахом было всего несколько метров. На миг они застыли друг против друга, как будто оценивая возможности соперника. Кейри сразу не понравилась сабля в руках охотника - даже на расстоянии чувствовалась, что она освященная. Она активировала Могущество, но вместо мощного силового поля ее руки окружило лишь слабенькое свечение. Бруджа вспомнила слова Бэккета: "некоторые из них владеют силами, которые делают их опасными противниками". "У одного из них очень уж странная аура" - говорил Эш. Судя по всему, сейчас перед Кейри стоял как раз один из таких охотников - и ей предстояло с ним сразиться.

Как по команде, оба противника ринулись в бой, и через миг их клинки с громким скрежетом скрестились прямо над их головами. Вампиршу и охотника осыпали яркие искры - бой начался.

Кейри двигалась быстрее Баха - но ненамного! И ее удары по силе лишь слегка превосходили удары врага. Зато Бах был опытнее - он уже не раз убивал таких, как она. Соклановцы Кейри неоднократно становились его жертвами.

Он знал, как убивать Бруджа.

А она впервые в своей не-жизни столкнулась с таким врагом, сильно отличавшимся от всех прочих леопольдовцев, которых она уничтожила в количестве нескольких десятков.

Ладно, Кейри тоже не лыком шита! Она не впервые сталкивалась с чем-то необычным. Она же, черт возьми, разобралась, как нужно расправляться с рядовыми охотниками, тварями Андрея, Квей-Джин, зомби и другими опасными противниками - а ведь и с ними она когда-то столкнулась в первый раз! Разберется и с ним!

Кейри дралась свирепо, как разъяренная львица. Она знала, что перед ней - враг. И знала, что эта сволочь истязала Эша - как, наверняка, и многих других Сородичей. Он должен умереть!

Клинки скрестились в очередной раз, и лица сражающихся теперь разделяло лишь несколько сантиметров. Застыв на месте, они несколько долгих мгновений сверлили друг друга взглядом. И Кейри заметила, что в глазах Баха, все таких же жестоких и фанатичных, исчезла уверенность в своей грядущей победе.

- Надо было убить тебя еще в особняке! - злобно прорычал охотник.

- Вот в этом ты прав! Теперь шанс упущен, гнида!

И вновь клинки засверкали в воздухе, а бойцы закружили в неистовом танце смерти. Их силы были примерно равны: Кейри - пусть и ненамного, но все же, сильнее и быстрее, а Бах - опытнее.

Через миг катана Бруджи окрасилась в алый цвет - она зацепила леопольдовца. Совсем чуть-чуть, но зацепила, вспоров плащ и кожу на правом боку охотника. Тот, ослепленный яростью, почти не заметил рану, но Кейри, увидев на своем клинке кровь врага, приободрилась - у нее есть шанс! Если она может ранить Баха, то, стало быть, может и убить.

Бой длился меньше минуты, но для Кейри и Баха, казалось, прошла уже целая вечность. Оба они были ранены, но ни один из них не обращал внимания на боль. Черт с ними, с ранами! Главное сейчас - уничтожить врага!

И вот уже клинок Баха чиркнул по правой руке Кейри. К счастью, он лишь рассек куртку и слегка царапнул по коже. Если бы он только сумел отрубить ей руку...

Отогнав от себя страшную мысль, Кейри с удвоенной яростью бросилась в атаку. На этот раз Баху удавалось лишь парировать ее удары, но она не давала ему шанса наносить свои.

Удар!

Удар!!

Удар!!!

Боевой опыт и фанатизм Баха - ничто против яростного натиска молодой Бруджи. После очередного удара раздался особенно громкий лязг - и Кейри увидела, что сабля исчезла из рук охотника. Черт возьми, да она же выбила клинок из рук врага! И он упал не куда-нибудь, а на дно пещеры! О, она видела, как на миг лицо Баха исказила гримаса удивления! Сейчас она сделает с этой сволочью то же самое, что и с его долбаными соратниками!

Но Бах, вместо того, чтобы попробовать отскочить в сторону, быстро произнес несколько непонятных для Кейри слов - кажется, на латыни, - подняв глаза вверх и расставив руки в стороны, подобно статуе Иисуса Христа в Рио-де-Жанейро. Растерявшаяся Бруджа промедлила с нанесением врагу смертельного удара.

И тут ее ослепила вспышка белого света - такая яркая, что Кейри показалось, будто она выжигает ей глаза. Она теперь ничего не видела перед собой - ничего, кроме интенсивного белого свечения. Кейри вслепую закрутилась на месте, нанося удары катаной, но клинок лишь со свистом рассекал воздух. Бруджа чувствовала, что Бах где-то рядом - но где? Черт, скорее бы восстановилось зрение - слепая, она практически беззащитна перед врагом. Кейри резко развернулась. Так, уже лучше - интенсивность свечения уменьшается. Кажется, в центре появилось какое-то расплывчатое серое пятно, постепенно обретающее до ненависти знакомые очертания. Разумеется, это Бах - кто же еще!? А почему его правая рука длиннее левой и заканчивается чем-то явно острым?

Кол!

Кейри попробовала отразить атаку противника, но, похоже, вспышка света плохо повлияла не только на ее зрение, но и на скорость реакции. Кол устремился к незащищенной от удара груди вампирши.

Как и тогда, в первую ночь после своего Становления, Кейри не удалось отбить удар - осиновый кол с треском пронзил ее грудь и глубоко вошел в тело. Бруджа не смогла сдержать крика - боль была просто чудовищной. Сила удара отбросила ее назад - Кейри видела, как отдаляется от нее все еще расплывчатый силуэт Баха. И вот уже охотник смотрит на нее сверху вниз. Катана Кейри лежит всего в нескольких сантиметрах в стороне - но она не может до нее дотянуться. Проклятье, она теперь ничего не может! Лучше бы теперь зрение не восстанавливалось - не пришлось бы видеть торжествующее лицо врага.

Кейри знала, что кол ее не убьет, а только обездвижит, но, учитывая сложившиеся обстоятельства, это было равносильно смерти. Бах развернулся к ней спиной и начал неспешно спускаться вниз по лестнице - ясное дело, чтобы подобрать свою саблю и добить беспомощную вампиршу.

"Ну, уж нет, Кейри Робинсон! Ты ведь еще жива и находишься в сознании, не так ли!? Не время еще умирать! Помнишь ту боль, лишившую тебя сознания? Сейчас тебе больно, но не настолько. Ты ведь можешь вращать глазами, верно!? Можешь!? Стало быть, ты не парализована полностью! У тебя есть еще шанс! Давай, сомкни пальцы на рукояти катаны - вот она, совсем рядом!"

Да, Кейри могла двигаться. С большим трудом, испытывая жестокую боль, - но могла. Бах слегка промахнулся - всего на несколько миллиметров. Кол не пронзил сердце насквозь, а лишь царапнул по нему, поэтому вампирша до сих пор находилась в сознании и не была парализована.

"Давай, детка, напрягись! Давай, ты же у нас крутая Бруджа! Так, еще один сантиметр! Терпи!!!"

Кейри стиснула зубы, чтобы не закричать. Бах считает, что обездвижил ее? Отлично, пусть считает и дальше - она устроит ему сюрприз.

"Давай, еще чуть-чуть! Еще немного! Несколько миллиметров! Несколько гребаных миллиметров! Еще... Вот она! Давай, подтянись еще! Обхвати рукоятку!"

Бах уже неспешно поднимался по лестнице - теперь уже с саблей в руке. Он никуда не торопился - его противница обездвижена и беззащитна. Он посмотрел в лицо Бруджи, и заметил, что ее глаза, полные боли и ненависти, все еще открыты и смотрят на него. Стало быть, она в сознании. Да уж, крепкая тварь попалась - обычно вампир, получивший удар в сердце, теряет сознание от сильнейшей боли - а эта все еще держится. Тем лучше. Бах сможет, наконец-то, воплотить в жизнь свою мечту о жестокой расправе.

- Ты думаешь, что сейчас я отрублю тебе голову, и все закончится? - Бах пристально посмотрел в глаза жертвы, чтобы убедиться, что она его слышит. - Нет, шлюха Сатаны! Ты будешь умирать медленно...

- Зато... ты... сдохнешь... быстро!.. - сквозь стиснутые зубы процедила Кейри.

Бах вздрогнул и посмотрел вниз. Нет, не на вампиршу...

...А на катану, глубоко вонзившуюся в его живот. Пальцы Кейри, потратившей почти все оставшиеся силы на этот удар, уже разжались и не держали рукоять, - но дело было сделано. Бах, словно не веря в случившееся, занес саблю над шеей вампирши, собираясь ударить, но тут его пальцы ослабели, и клинок упал на пол в нескольких сантиметрах от Кейри. По телу Баха прошла судорога, и в левом уголке рта показалась кровь. Через секунду охотник уже стоял на коленях, а затем и вовсе завалился набок, и, оказавшись на лестнице, медленно сполз вниз по ступенькам.

Несколько секунд Кейри плашмя лежала на деревянном полу, измученная и ослабевшая. Но, тем не менее, она должна была найти в себе силы, чтобы извлечь из груди чертов кол! Пока она от него не избавится, ее рана ни за что не заживет. Собрав остаток сил, Кейри сжала пальцами рукоятку кола и, стиснув зубы, резко дернула его. Отвратительный хруст был заглушен ее криком. Отбросив окровавленный кол в сторону, Кейри еще несколько секунд лежала на полу и стонала от боли. Поскольку оружие было освященным, рана и не думала заживать самопроизвольно. Бруджа могла прекратить эти мучения - ей надо было только добраться до пакета с донорской кровью. Вновь набравшись сил и мужества, вампирша изловчилась и скинула с себя рюкзак. И через несколько десятков мучительных секунд она уже поглощала целительную жидкость и чувствовала, как затягиваются ее раны. Еще минуту Кейри в полнейшем блаженстве лежала на полу, в луже собственной крови, отдыхая и приходя в себя. Наконец, Бруджа смогла встать на ноги. Ее все еще немного шатало, но силы постепенно возвращались к ней. Кейри спустилась вниз по лестнице и выдернула катану из тела Баха, после чего, обтерев кровь охотника об его же плащ, убрала клинок в ножны.

Из этой схватки Кейри вышла победительницей.

Она расправилась с Бахом - теперь осталось только найти профессора Йохансена. Впрочем, он, скорее всего, здесь, в этой пещере - в домике без окон, напротив которого Кейри не на жизнь, а на смерть сражалась с Грюнфельдом.

Дверь была заперта снаружи на засов, так что открыть ее не составило ни малейшего труда. Сохраняя, на всякий случай, осторожность, Кейри вошла внутрь. Изнутри постройка оказалась самым настоящим каменным мешком - лишь голые стены, на одной из которых висело небольшое деревянное распятие - вот и все, с позволения сказать, достопримечательности. Да, еще пара светильников, приделанных к стенам, тускло освещали помещение - иначе простому смертному трудно было бы здесь хоть что-нибудь рассмотреть. От одной из стен отходила каменная перегородка, как бы разделяющая домик на две комнаты, но не доходящая до противоположной стены двух метров. Если тут кто-то и есть (а он есть - Кейри чувствовала присутствие смертного), то он находится за этой перегородкой.

- Эй, кто здесь? - раздался из-за перегородки негромкий, хриплый мужской голос. Судя по интонации, обитатель домика явно был встревожен, если не сказать, напуган.

Кейри прошла в проем и увидела его. Это был пожилой мужчина с каштановыми волосами, одетый... в белую ночную пижаму и тапочки!

"Они что, содержали его здесь в таком вот виде!? Вот же сволочи!"

Даже не-мертвая чувствовала, что здесь довольно холодно - а каково этому несчастному старику, сутки проторчавшему в каменном склепе!? Видимо, он все это время мерз здесь в своей пижаме. Как выяснилось, леопольдовцы жестоки не только по отношению к вампирам.

- Я все рассказал! Незачем меня тут держать! Отпустите меня! - взмолился старик.

- Профессор Йохансен? - впрочем, Кейри и так уже была уверена, что это именно он.

- Я - археолог! Вы не имеете права держать меня здесь, как заложника! Мне не нужна защита! Отвезите меня, наконец, обратно, в отель! - Йохансен, похоже, ее не слушал.

- Я здесь, чтобы помочь, профессор Йохансен.

- Почему они это делают? - спросил он уже более спокойным тоном. - Что это за нонсенс с автоматами и крестами и эти разговоры о вампирах? Почему они продолжают меня здесь удерживать? Кто эти люди?

- Кучка свихнувшихся вояк. Я вытащу тебя отсюда, но сначала хочу задать несколько вопросов.

- Йа, хорошо... Что угодно, только вытащите меня из этих пещер, подальше от этих безумцев. Кажется, у меня уже начинается воспаление легких.

- Расскажи мне, что ты знаешь об Анкарском саркофаге.

- Саркофаг? - профессор удивленно поднял брови. - Вы прошли через все это ради саркофага? Йа, я вам расскажу - только не кажется ли вам, что было бы лучше убраться отсюда, пока не вернулись те люди?

- Я с ними разобралась. Больше они нам не помешают.

- Полагаю, если вы сюда добрались, вы заслуживаете ответа - но могу ли и я кое о чем спросить? После того, как я отвечу на ваши вопросы, вы поможете мне выбраться отсюда?

- Конечно, о чем речь.

- Хорошо. С чего мне начать?

- Что ты можешь рассказать о саркофаге?

- Начнем с истории Анкарского саркофага. Это долгая и интересная легенда, теряющаяся и вновь возникающая в веках. Скажите, вы знаете, кто такие ассирийцы?

- Нет.

- Ассирийцы жили в Месопотамии, в районе между реками Тигр и Евфрат, в основном, это территория, на которой в настоящее время расположены Ирак, Иран, Турция и Сирия. Они были милитаристами, завоевателями, народом, который его цари направляли на экспансию. Еще до римлян они заставляли покоренные народы переселяться на другие территории для предотвращения восстаний, но... Я отклонился от темы.

- Продолжай, пожалуйста.

- Да, хм, похоже, знаки на саркофаге указывают на то, что он был создан в период между 1050 и 800 годами до нашей эры, в период особенно активной экспансии ассирийцев. Странно, что в течение всех этих лет в исторических свидетельствах упоминается лишь один правитель.

- Как!? - изумилась Кейри.

- Судя по всему, он уничтожил все свидетельства существования своих предшественников или передал свое имя наследникам... Все завоевания и достижения того времени приписываются только одному монарху, Мессераху. Но если это так, то ему было бы более двухсот пятидесяти лет! Как Дракуле, например.

- Какое отношение это имеет к саркофагу?

- Мне трудно поверить, что саркофаг с такой важной персоной, как Мессерах, мог остаться, как бы это сказать, невредимым или нетронутым в течение стольких лет, но, как полагают, именно он находится внутри.

- А почему ты просто не открыл его и не выяснил?

- Возможно, вы не слышали - его украли из музея до того, как у нас появилась возможность открыть его. Обычно мы используем оборудование для углеродного анализа, рентген и берем образцы воздуха, прежде чем взламывать крышку.

- Ты сравнил его с вампиром... На это есть причины?

- Знаете, интересно, что вы об этом спросили. На наружной стороне изображена Ламасту. В ассирийской мифологии Ламасту была злым демоном, который питался людьми. Многие люди считают ее матерью мифа о вампирах... И... На саркофаге вокруг нее выгравированы изображения правителя, пьющего кровь своих врагов. Вообще-то, этот образ встречается во многих культурах, особенно часто он связан с особами царской крови... но этому есть довольно достоверное научное объяснение.

- И что же это?

- Болезнь, известная как порфирия. В двух словах, она вызвана недостатком железа в крови, и во многих культурах, где знать могла беспрепятственно получать любое лечение, таковым было... пить человеческую кровь.

- Так что же, Мессерах пил человеческую кровь?

- Возможно. Выпить кровь врага - это было, по меньшей мере, символично. Это может вселить страх в ваших противников. Не поймите меня превратно, я ни в коей мере не верю, что он был вампиром. Вампиры... Вот из-за чего вся эта неразбериха - эти маньяки верят, что они существуют!

- Как ты нашел Анкарский саркофаг?

- Ну, это... Видите ли... В археологии можно провести годы в поисках места для раскопок - выслушивать местные сплетни, изучать старые карты... Это сложный процесс, очень утомительный...

- Это интересно, продолжай, пожалуйста...

- Найти место и организовать раскопки - самое неинтересное в работе археолога. Поверьте мне, вам этого не нужно.

- Ты действительно полагаешь, что внутри саркофага - Мессерах?

- Я не уверен в этом, да и никто не может быть уверен. Но я уверяю вас, что внутри скорее окажутся... эээ... Мишки Гамми, чем вампиры. Ну, может, еще мумия, - но не такая, которая гоняется за Эбботтом и Костелло.

- Что еще ты знаешь о вампирах?

- Не так уж и много, на самом деле. Я занимаюсь археологией, а не мифологией. Но я точно знаю, что считается, будто Ламасту, ассирийский демон, послужила прототипом для Лилит, первой жены Адама в Ветхом Завете, другого источника мифов о вампирах.

- Как можно открыть саркофаг?

- А! Это довольно интересно. На лицевой стороне саркофага - удивительно сложный механический замок. Нам просто повезло, что мы нашли недалеко от саркофага ключ. Почему никто так и не нашел его раньше и не разворовал там все - понять сложно.

- Ключ! Конечно! Он у тебя?

- Странно, что вы спросили об этом. Я не видел ключ с тех пор, как его погрузили на "Элизабет Дейн" в Турции. Его украли даже раньше, чем саркофаг! Я все еще надеюсь, что полиция сможет найти и то, и другое до того, как содержимое саркофага потревожат.

- У тебя есть копия ключа?

- Нет... Это не тот ключ, с которого можно сделать копию в мастерской. В действительности он очень замысловат, и я собирался изучать его в музее... Я ответил на ваши вопросы... Пожалуйста, не могли бы вы помочь выбраться мне отсюда? Мне все равно, кто вы и почему у вас так много вопросов о саркофаге - я просто хочу убраться отсюда.

- Да, я помогу тебе. Тут рядом есть лодка. Мы сможем убраться отсюда на ней. Пошли, профессор.

- Спасибо, дорогая... - произнес он полным благодарности голосом. - Мне не важно, кто вы и откуда, но я никогда не забуду вашу доброту...


Грюнфельд Бах открыл глаза. Он лежал на боку, на деревянных ступеньках лестницы, а из раны на его животе до сих пор шла кровь. Однако, он был еще жив. Проклятая тварь! Бах отказывался верить в свое поражение, но он проиграл. Всего несколько миллиметров решили исход сражения - видимо, он не смог серьезно повредить сердце вампирши и полностью обездвижить ее. И эта оплошность дорого ему обошлась. Бах поднял глаза и увидел, что дверь в домик, где был заперт профессор Йохансен, открыта настежь. Стало быть, кровопийца уже успела получить от профессора сведения, касающиеся Анкарского саркофага!

Он проиграл - однако проиграл лишь это сражение. Но не войну. Ведь он все еще жив! Главное сейчас - оправиться от ран, и тогда он вновь вступит в свою священную битву. И та вампирша, что сейчас празднует победу, станет его первой жертвой! На этот раз он ударит точно!

И тут Бах увидел, как двое вышли из домика. Это были профессор Йохансен и та вампирша.

"Еще не все потеряно! Да примет Господь мою душу!"

Бах потянулся к спрятанному в карман небольшому пульту - пульту самоуничтожения базы. Он знал, что ему все равно конец - вампирша добьет его. Он умрет, но перед смертью успеет отправить нечестивую тварь в Ад. А что касается профессора... Ну, что же, на войне, как на войне - кем-то приходится жертвовать.

О, Бах увидел, как округлились глаза его недавней противницы - она явно не рассчитывала увидеть его живым. Вместо того чтобы наброситься на него с катаной, она замерла в полнейшем недоумении. Бах не смог сдержать кривой усмешки при виде этого зрелища.

- Да... ты победила меня... кровопийца!.. - Бах сплюнул кровь, попавшую ему в рот из проткнутого желудка. - Но живой... ты отсюда... не уйдешь!.. - он выставил вперед правую руку, сжимающую пульт самоуничтожения. - ЛаКруа... не откроет... саркофаг!.. - его большой палец нажал на красную кнопку.

Осознавая, что он сделал все, что мог, Бах беспомощно уронил голову. Через минуту мощный взрыв прекратит его страдания и убьет вампиршу. Можно сказать, что теперь старый охотник, наконец-то, уходил на покой и был по-своему счастлив.


- Бежим скорее!!! - Кейри первой опомнилась и дернула профессора за руку.

Оба они бросились вниз по лестнице, перепрыгнув через неподвижно лежащего Баха. Кейри прекрасно понимала, что сейчас произойдет взрыв. Если бы не профессор, она бы активировала Стремительность и на полной скорости понеслась к лодке - но она не могла бросить старика в беде. Черт возьми, она пообещала ему, что спасет его! И она сделает все возможное, чтобы сдержать свое слово, даже если это будет стоить ей жизни.

Она добежала до двустворчатой деревянной двери и обернулась назад. Йохансен старался изо всех сил, но он отставал почти на двадцать метров.

- Скорее!!! Не отставай!!!

Вампирша и смертный побежали по туннелю. Впереди уже виднелась пещера, где их ждал Эш. Кейри увидела его - Тореадор уже сидел в лодке.

- Эш!!!

Вампир резко повернул голову в ее сторону. Сначала он увидел саму Кейри, а потом и одетого в белую пижаму пожилого человека, который через секунду упал, запнувшись за труп мертвого охотника. Кейри, словно почувствовав неладное, быстро развернулась и резким, не слишком деликатным движением подняла старика на ноги.

- Эш!!! Заводи скорее мотор!!! Сейчас рванет!!! - кричала она срывающимся голосом.

Тореадору не пришлось повторять дважды. Как только Бруджа и старик оказались на пирсе, он приготовился к старту. Кейри ловко спрыгнула в лодку. Старик проделал это не так изящно, но, к счастью, не промахнулся, и тоже оказался на борту.

В эту же секунду мотор взревел, и катер буквально сорвался с места. В тот момент Кейри даже испугалась, что профессор не удержится и упадет за борт, но ее опасения оказались напрасными.

- Быстрее!!! Эш, мать твою, быстрее!!!

- Это предельная скорость! - вампир изо всех сил старался перекричать рев мотора.

Хотя катер развил скорость в полсотни километров в час, Кейри все еще казалось, что они движутся слишком медленно. Словно в замедленной съемке, она видела, как они проскочили под каменной аркой и вырвались из пещеры. Теперь над ними было лишь усыпанное звездами темно-синее небо.

"Быстрее! Быстрее!! Быстрее!!!"

И тут раздался оглушительный грохот. Лодку подбросило на волнах, и все трое инстинктивно пригнулись, закрыв головы руками. Но Кейри все же не удержалась и обернулась назад.

Она увидела, как из арки пещеры, словно из пасти огнедышащего дракона, вырвался поток пламени и камней, что, разлетаясь во все стороны, метеоритным дождем попадали в воду. А еще через секунду прогремел второй взрыв, и от монастыря на вершине скалы остались лишь пылающие руины. То, что только что было базой леопольдовцев, теперь стало их братской могилой и одновременно погребальным костром. Огонь, беснуясь на скале и в пещере, пожирал все рукотворные строения и останки охотников.

Теперь уже не только Кейри, но и ее спутники завороженно смотрели на эту картину разрушения, в то время как лодка уносила их все дальше и дальше от этого места. А несколько секунд спустя, все трое, не сговариваясь, радостно рассмеялись и стали обнимать друг друга.

- Мы их сделали!!! - во всю глотку заорала Кейри. - Черт возьми, мы их сделали!!! - она как будто только сейчас осознала, что произошло.

А произошло вот что - они выжили.

И теперь, по мере удаления катера, полыхающий пожар постепенно превращался лишь в маленькую светящуюся точку в ночи.

Глава 13. Ад в "Лощине"

Весь день была пасмурная погода и, несмотря на то, что солнце до сих пор не зашло, его совсем не было видно за свинцовыми тучами, серым саваном затянувшими все небо. Вероятно, ночью разразится сильный дождь.

В тот день Кейри проснулась рано и, потянувшись на грязном матраце в своей старой квартире в Санта-Монике, встала на ноги. Посмотрев в окно, она решила, что уже сейчас может совершенно безбоязненно выйти на улицу и поймать такси до Даунтауна, чтобы отчитаться ЛаКруа. ЛаКруа... Как же он ее достал! Но ничего не поделаешь, придется к нему заскочить. Кейри даже злорадно усмехнулась, подумав о том, что может своим визитом в столь ранний час разбудить Принца.

Профессор Йохансен, надо полагать, уже в Даунтауне - в своем номере в отеле "Империя". Впрочем, вполне возможно, что он обратился к врачу - сутки проведя в заточении, он действительно здорово простудился. Что касается Эша, то Кейри посоветовала ему показаться Айзеку - как ни крути, это ведь его родной сир, который очень беспокоится о судьбе своего чада. Эш помялся, но согласился. Наверно, он сейчас в Голливуде. В ту ночь они, добравшись до пляжа в Санта-Монике, разошлись, кто куда.

Выйдя из дома, Кейри "прошлась по магазинам", пополнив запасы крови и патронов. Вскоре она уже сидела в такси и ехала в Даунтаун.


- Что за черт?.. - произнесла Кейри, стоило ей только войти в холл Башни Вентру.

Судя по всему, здесь произошло побоище. Кровь, покрывшая пол и стены, была довольно свежей - инцидент имел место примерно за час до прихода Бруджи. Кейри тяжело вздохнула - вероятно, охранник Чурбанк пострадал или даже погиб во время нападения неизвестного врага. Пусть они и не были толком знакомы, но вампирше было искренне жаль толстяка. Трупов нигде не было видно, да и присутствия кого-либо в холле Кейри не ощущала. Она подошла к лифту - на его дверях имелись кровавые отпечатки ладоней - и нажала кнопку вызова.


Кабинет ЛаКруа ничуть не пострадал от неизвестных налетчиков, но Принц выглядел более чем взвинченным.

- С КЕМ, по их мнению, они имеют дело!? - воскликнул он, вместо того, чтобы нормально поздороваться с Кейри. - Напасть на МЕНЯ в моем собственном здании!? Они безрассудны... Они показали свою слабость. Последняя отчаянная попытка умыкнуть трофей...

- Кто это сделал?

- Шабаш. Стая болванов с дешевыми пистолетами - все, что они смогли наскрести. Парочке удалось добраться до кабинета, но я о них позаботился. А мой Шериф в вестибюле познакомил остальных с Окончательной Смертью. Шабашевские животные...

- Шабаш напал? Почему?

- А ты подумай. Каковы устремления любого Сородича в этом городе последние несколько ночей? Анкарский саркофаг. Их ввели в заблуждение, будто бы в саркофаге лежит спящий Древний - их самый желанный деликатес. Диаблеристы...

- Диаблеристы?

- Дурная слава Шабаша в немалой мере - следствие их увлечения диаблери, то есть высасыванием крови других Сородичей, особенно старших, пока те не умрут. Диаблеристы получают силу тех, кем кормились. В Камарилье подобное деяние наказывается смертью, - ЛаКруа сделал небольшую паузу. - На данный момент мы заставили прессу объявить сегодняшние события нападением террористов. Шабашевские бойцы для меня, может быть, и неопасны, но их угроза Маскараду неоспорима. Будучи моим лучшим агентом, полагаю, ты можешь предугадать мои дальнейшие указания.

- Ты хочешь, чтобы я уничтожила Шабаш в одиночку!? - Кейри заметила, как Принц утвердительно кивнул. - Ну уж нет! Пусть твоя горилла сделает это!

- Он должен оставаться здесь на случай повторного нападения, а также охранять саркофаг. И в данном случае мне нужен кто-то с твоим хладнокровием, чтобы гарантировать успех. Шабаш был угрозой нам обоим уже слишком долго.

"Послать его куда подальше? Нет, не выйдет. Задоминирует ведь, зараза!"

- Я буду рисковать своей шкурой только за солидное вознаграждение.

- С таким отношением наемника ты не достигнешь высот в этой организации, - ЛаКруа явно был не в восторге. - Но, если тебе в данной ситуации это так необходимо, договорились.

- Где они?

- Шабаш нашел убежище в отеле "Лощина" - прямо у нас под боком, здесь, в Даунтауне. Убей их лидера - оставшиеся удерут из города. Больше они в Лос-Анджелес и носа не сунут. Прежде чем ты уйдешь - Бэккет говорил мне, что вчера ты побывала на базе Общества Леопольда. Ты выяснила, как открывается мой саркофаг?

- Прежде, чем что-то тебе рассказать, я хочу узнать, что за это получу, - Кейри решила немного пошантажировать Принца.

- Возьми свои деньги! - Вентру раздраженно бросил на стол небольшую пачку купюр. - Что тебе удалось выяснить?

- Пропавшая коробка с "Элизабет Дейн" - это ключ от саркофага, - ответила Бруджа, убирая деньги в карман.

- Ключ!? Где!? Он у тебя!? - ЛаКруа чуть не выскочил из кресла.

- Нет. Это все, что мне известно. Но у меня есть другая хорошая новость: Бах мертв.

- Тебе не только удалось проникнуть в Общество Леопольда, но и убить их величайшего охотника!? - Вентру, похоже, едва поверил услышанному. - Определенно, ты превращаешься в легенду. Великолепно. Тост за тебя... и за победу над Шабашем. И за Баха - пусть судьбы всех его потомков будут подобны его собственной.

- Любой охотник, что попадется мне на пути, - труп. Как и любой член Шабаша, - Кейри кровожадно усмехнулась.

- От Шабаша надо избавиться до рассвета. Затем, когда ты вернешься, мы начнем поиски ключа.


Апартаменты "Скайлайн" были на пути Кейри к логову Шабаша, и вампирша проходила как раз мимо своего жилища. Вдруг что-то заставило ее остановиться и окинуть дом взглядом. Кейри словно почувствовала неладное. Это было не то чувство надвигающейся опасности, которое уже не раз спасало ей жизнь, но все же...

Прислушавшись к своей интуиции, Кейри вошла в подъезд и поднялась на четвертый этаж...

...И застыла на месте, готовая выхватить из ножен катану.

Дверь была открыта нараспашку, а в самой квартире царил сущий беспорядок. Стекло аквариума было разбито, и на залитом водой полу валялись мертвые рыбки. Мебель была разбросана и сломана. Но это еще полбеды.

- Хезер?.. - голос Кейри дрогнул.

Ответом ей была тишина.

"Может быть, ее на тот момент не было дома?" - с надеждой подумала Бруджа.

Но эта надежда развеялась, стоило только вампирше увидеть записку, лежащую на столе - похоже, это был единственный предмет интерьера, не пострадавший от неизвестных налетчиков. Дрожащими руками Кейри взяла листок бумаги и прочитала написанное:

"Твоя рыжая сучка-гуль у нас. Отель "Лощина", в девять часов. Если приведешь подмогу - она умрет".

Вместо подписи на листе была высохшая капля крови, к которой прилип клочок рыжих волос. И кровь, и волосы принадлежали Хезер.


Примерно год назад в отеле "Лощина" был сильный пожар, и здание изнутри полностью выгорело. Тогда не обошлось и без человеческих жертв. С тех пор власти города так и не определились, что лучше - провести в выгоревшем отеле капитальный ремонт или же снести его. А пока судьба этих стен решалась, их уже успели обжить, но новые постояльцы "Лощины" не были людьми.

Кейри стояла в узком коридоре, стены и пол которого были покрыты черной копотью. Она пришла в логово шабашевцев.

Еще никогда за свою не-жизнь Кейри не была настроена столь воинственно и агрессивно. И еще никогда она не испытывала такой лютой ненависти к врагу. Прочитав оставленную в ее разгромленной квартире записку, она мысленно поклялась себе, что не уйдет отсюда, пока не уничтожит всех членов Шабаша, находящихся в "Лощине", или же сама не ляжет пеплом. Бруджа прекрасно понимала, что шабашевцы хотят свести с ней счеты, - они уже попробовали сделать это тогда, когда неопытная молодая вампирша приехала в Даунтаун. Тогда они ее едва не прикончили, но вмешательство Найнса Родригеза спасло ей жизнь. И вот теперь, вместо того, чтобы подкараулить ее лично, эти трусливые шакалы решили захватить в заложники Хезер. Как будто они точно знали, что Бруджа не бросит своего гуля в беде и придет в назначенное место в назначенный час! Раз они посмели тронуть Хезер своими погаными лапами, то они дорого за это заплатят! Если шабашевцы так хотят войны - они ее получат! И Кейри не ограничится ликвидацией только их лидера, нет. Они все здесь подохнут.

Кейри лишь успела дойти до ближайших дверей, когда на нее напали. Их было двое - молодые парни, одетые в черные костюмы с капюшонами, вооруженные ножами. Бруджа быстро с ними расправилась - каждому хватило по одному удару катаной. Тела не сгорели - вероятно, это были шабашевские гули. Одним словом, не соперники для Бруджи.

- Я здесь, твари! Выходите! - прорычала Кейри. - Ну же! Вот она я!

И, как по команде, из-за угла на нее набросился следующий шабашевец - на этот раз уже не гуль, а полноценный вампир, очень похожий на того, которого Кейри уничтожила еще на складе. Но, стоило ему замахнуться своей когтистой рукой, как она тут же отлетела в сторону, воспламеняясь в воздухе, а еще через миг враг лишился головы. Существа, некогда представлявшие для Кейри смертельную угрозу, теперь рассматривались ей лишь как досадная помеха на пути к цели. Сейчас она была повидавшим виды бойцом и умела постоять за себя, а ярость придавала ей сил и храбрости.

Все помещения отеля выглядели практически одинаково - почерневшие от копоти стены, остатки обугленной мебели и ржавые железные бочки с горящим мусором, выполняющие роль светильников. Кейри даже казалось, что она ходит кругами.

За следующим поворотом на нее набросилось существо, каких она прежде не видела. Оно стояло на двух ногах, как человек, но кисти и ступни представляли собой лапы с мощными кривыми когтями. Голова напоминала собачью, из верхней челюсти торчали длинные клыки, а глаза светились зеленым огнем. Между плечами и боками были натянуты кожаные перепонки. Шкура существа была покрыта коротким бурым мехом, но лапы, грудь и живот были лишены шерсти. На миг Кейри подумала про чупакабру - таинственное существо, про которое так часто пишут в газетах. "Слышала когда-нибудь про чупакабру? Скорее всего, кто-то из этого клана плохо соблюдал Маскарад" - вспомнила она слова Джека.

"Отступник Гангрела!" - догадалась Бруджа.

Гангрел дрался почти так же, что и встреченные ею ранее шабашевцы, но его атаки были гораздо мощнее и быстрее. Если бы Кейри столкнулась с ним на складе, то он бы ее просто-напросто убил. А сейчас Бруджа имела хорошие шансы на победу. Главное, не попасть под удар этих жутких когтей, похожих на мясницкие крюки.

Стремительность, Могущество и катана сделали свое дело, и противник вспыхнул оранжевым пламенем. Все же он слегка зацепил Кейри своей когтистой лапой, разодрав куртку на груди и немного порвав кожу. Впрочем, рана пустяковая - скоро сама заживет. Тем более что ярость почти свела на нет ощущение боли.

Кейри обследовала и зачистила весь этаж, убив еще пятерых гулей и трех вампиров, но Хезер она так и не нашла. Зато нашла пролом в полу, через который можно было спрыгнуть на нижележащий этаж. Она так и сделала - и оказалась в комнате с парочкой светловолосых вампиров.

Но они были чем-то большим, чем просто очередными противниками. Кейри узнала их - это были те самые шабашевцы, что напали на нее по прибытии в Даунтаун. И они, похоже, тоже узнали ее.

- Ну, что, камарильская сучка, вот мы и встретились! - прошипел один из них.

- О, я тоже успела по вам соскучиться, засранцы! - ответила Кейри.

Они напали одновременно, но Бруджа ловко увернулась от их атак и тут же зашла в тыл одному из них. Удар катаной - и отрубленная голова вампира отлетела в сторону, а его горящее тело повалилось под ноги второму шабашевцу.

- Теперь один на один, да!? - в голосе Кейри послышались издевательские нотки. - Или ты не привык драться по-честному?

Видимо, не привык. Сейчас он испугался Кейри ничуть не меньше, чем несколькими ночами ранее ее соклановца, и бросился наутек. Но, не владея Стремительностью, он не имел шансов на победу в этой гонке. Кейри настигла его и ударила катаной поперек спины, перерубив позвоночник. Обмякший вампир начал падать, но Бруджа подхватила его за шиворот, развернула лицом к себе и буквально впечатала в ближайшую стену, намертво сомкнув пальцы на его горле.

- Где Хезер!? - прорычала она ему в лицо. - Где она, сволочь!?

- У... Кхе... Кхеп... - прохрипел шабашевец.

Кейри поняла, что слишком сильно сдавила ему горло, и он не может говорить. Пришлось немного ослабить хватку, но Бруджа пригвоздила противника катаной к стене, насквозь пронзив ему грудь - чтобы не вырвался, когда спинной мозг срастется. Изувеченный шабашевец истошно взвыл, но Кейри не испытывала к нему ни малейшей жалости - иной участи подобная сволочь не заслуживала. Вампирша была уверена в том, что эта тварь неоднократно истязала своих жертв - ни в чем не повинных людей, - прежде, чем убить. И не надо далеко ходить - Кейри сама чуть не стала его жертвой. Просто теперь они поменялись ролями.

- Прекрати ныть! Где Хезер!?

- А... та сучка... - рожа шабашевца расплылась в мерзкой ухмылке.

В ответ Кейри повернула клинок в теле врага, кромсая ему внутренности. Шабашевец снова заорал от боли.

- Где Хезер, тварь!?

- Внизу... В подвале... - шабашевец сплюнул кровь из пропоротого легкого. - А у этой... сучки была... вкусная кровь... Епископ... наверняка... тоже... попробовал ее... - снова издевательская ухмылка.

- Епископ!? Кто ваш Епископ!?

- Ты его... знаешь... Он ждет... тебя внизу... Он тебя... разорвет на куски... - и шабашевец хрипло захихикал, булькая скопившейся в горле кровью.

Пальцы Кейри вновь сомкнулись, и она с силой дернула рукой, вырвав шабашевцу горло. Он, нанизанный на катану, еще пару раз судорожно дернулся, хватая ртом воздух, а затем вспыхнул. Кейри выдернула клинок из стены.

- Андрей... - догадалась она.

Кейри стало страшно. Не за себя, а за Хезер. Если ее догадка верна, то она угодила прямо в лапы к старому Извергу - создателю кошмарных тварей из канализации. Бруджа старалась не думать о том, что мог сделать Андрей с несчастной девушкой. Страх и жалость сейчас - непозволительные эмоции, которые могут привести Кейри к поражению. Чтобы победить шабашевцев и спасти Хезер, она должна сохранять хладнокровие. Сейчас ей нужно быть сильной, свирепой и безжалостной - только так она сможет одолеть врагов.

И тут Кейри услышала знакомый рев - похоже, что на нее надвигался серпорук, привлеченный звуками борьбы. Да, так и есть - вонючая тварь вразвалку шла по выгоревшему коридору. Кейри понимала, что атаковать его катаной не получится - коридор слишком узкий, поэтому зайти монстру за спину невозможно, а оказаться рядом с жутким когтем Брудже совсем не хотелось. Но не зря вампирша сходила в оружейный магазин и прикупила патронов для "анаконды". Несколько выстрелов в безобразную голову серпорука - и он вспыхнул.

На этом этаже Кейри больше никого не встретила, но зато нашла пролом в полу, аналогичный предыдущему, и спрыгнула вниз.

Не успела она осмотреться, как на нее набросились двое отступников Гангрела. Кейри активировала Дисциплины и увернулась от их острых когтей, заодно отрубив лапу одному из них ударом катаны. Раненый вампир взвыл и отскочил в сторону, а его собрат высоко подпрыгнул, намереваясь навалиться на Бруджу всем своим весом и повалить ее на пол. Вот только Кейри оказалась быстрее и успела выставить перед собой катану. Враг напоролся на острие клинка, причем катана вошла ему прямо в сердце. Кейри ударила парализованного шабашевца ногой, и он упал на пол. Не дожидаясь, пока рана противника заживет, Кейри отрубила ему голову. Однорукий Гангрел снова бросился в атаку, но Бруджа играючи увернулась от его выпада и, оказавшись за спиной врага, перерубила ему шею.

"Двумя меньше!"

Да, поодиночке или даже парами шабашевцы не представляли для Кейри серьезной угрозы. Это легко объяснялось тем, что они привыкли нападать исподтишка, группой на одного или на заведомо более слабую жертву. Шабашевцы не ввязывались в бой один на один с сильным противником, способным постоять за себя. Кейри помнила, как позорно они отступили при появлении Найнса Родригеза. С тех пор она относилась к ним с презрением. Сама же Бруджа уже не раз и не два вступала в схватку с сильными и опасными врагами, и неоднократно она находилась на волосок от гибели. Но, как известно, то, что не убивает нас, делает нас сильнее. И Кейри на собственном примере подтвердила это мудрое высказывание. Сейчас она стала грозным воином, закаленным в кровавых боях, и не боялась подлых шабашевских тварей.

В следующем коридоре она наткнулась на группу из пяти отступников Тореадора (которые, в отличие от своих соклановцев из других фракций, выглядели не намного симпатичнее среднестатистического Носферату), вооруженных дробовиками "аттика". Эти шабашевцы тоже обладали Стремительностью, но натренированная Бруджа все равно передвигалась несколько быстрее, чем они. И пули, выпущенные из ее кольта, летели слишком быстро, чтобы враги смогли от них увернуться. К концу боя Кейри словила свою порцию дроби, но, к счастью, прочная куртка защитила ее от действительно серьезных ран. А эти неглубокие дырки на коже скоро сами заживут. Кейри не беспокоилась по поводу дробинок, впившихся в тело - регенерирующая плоть сама вытолкнет их из ранок.

"А это что тут у нас? Хех, всего лишь троица гулей с ножами!?"

Ясное дело, не соперники. Двух гулей Кейри зарубила катаной, а третьего выпила, восстановив силы и ускорив регенерацию.

Пройдя по длинному коридору и уничтожив еще двух отступников Гангрела и трех Тореадоров, Кейри добралась до очередного дверного проема в конце коридора. Вот только это был не просто дверной проем, а вход в шахту лифта, ведущую на несколько этажей вниз. Самой кабины лифта Бруджа не увидела, но зато сохранился металлический трос. Отлично, по нему она и спустится, ведь просто прыгать вниз опасно - можно получить травмы, и шабашевцы, которые наверняка поджидают ее внизу, непременно воспользуются шансом расправиться с покалеченной вампиршей.

Конечно, внизу поджидали враги - один Гангрел, двое вооруженных дробовиками Тореадоров и трое гулей с ножами. Шестеро шабашевцев против одной Бруджи в просторном помещении. Схватка, как обычно, была короткой, но ожесточенной. Кейри была сильнее любого из этих шабашевцев, но на их стороне был численный перевес. Как же это на них похоже! К концу боя Кейри уже едва стояла на ногах - она была сильно изранена дробью, ножами и когтями врагов. На этот раз они ее здорово потрепали! Но она, тем не менее, одержала очередную победу, а у ее ног лежали три трупа и три кучки пепла. Жаль, что ей не удалось вцепиться зубами в шею одного из гулей. Впрочем, кто сказал, что нельзя пить из трупа? Конечно, это было не то, но все же кровь есть кровь. Кейри снова была здорова и полна сил.

Через пару коротких коридоров Кейри попала в просторное помещение. Некогда оно было роскошным актовым залом - до сих пор сохранились обугленные остатки предметов интерьера. Теперь же зал был изуродован пламенем и, как и все остальные помещения "Лощины", освещался горящим в ржавых бочках мусором. А постояльцами здесь, как и ожидалось, были шабашевцы - двое гулей и один вампир. Бруджа довольно быстро расправилась с этой троицей и вышла из зала в очередной коридор. Так, еще трое отступников Тореадора и гуль на закуску...

В конце коридора была лестница, ведущая вниз - в подвал. Пусть Кейри и не обладала способностью видеть ауры других существ, как Тореадор, но она как будто чувствовала, что там, внизу, совсем рядом, находится Хезер.

Хезер... Вампирша чувствовала ее слабый запах. И не только его. Рядом был еще кто-то, и Кейри знала, кто.

- Я иду за тобой, Андрей!

Бруджа решительно шагнула в подвал.


- Бешеные... Все они настолько предсказуемы, не так ли? - спросил Андрей притворно-ласковым голосом дрожащую от ужаса Хезер. - Я знаю твою хозяйку, девочка. Она столь же бесстрашна, сколь и безрассудна. Скоро она будет здесь, - на лице Тзимицу застыла торжествующая улыбка, больше похожая на оскал.

- Ккейрри унничттожжиттт ттеббяя...

- О, значит, ее зовут Кейри! Отлично, а то она мне так и не представилась при нашей первой встрече. Жаль, что тогда она не задержалась надолго. Она доставила мне слишком много неприятностей.

Хезер По еще никогда не было так страшно - даже тогда, когда на нее напала уличная шайка. И боялась она не столько за себя, сколько за Кейри. Девушка прекрасно понимала, что это ловушка. Уж слишком спокойно это чудовище говорит о приближении вампирши к его логову. Слишком спокойно... Он знает, зачем Кейри придет сюда - чтобы спасти Хезер и убить его. И он совершенно спокоен! Это вселяло страх в сердце девушки-гуля.

"Нет, не надо! Не иди сюда! Это ловушка! Ты погибнешь! Не надо, пожалуйста!"


Это действительно был подвал - тускло освещенное пустое помещение с низким потолком. Деревянный пол, в прошлом опаленный пламенем и залитый водой при тушении пожара, уже почти полностью сгнил, обнажив почву. Здесь было очень сыро и пахло плесенью, покрывшей стены сплошным слоем.

На другой стороне помещения была дверь, и Кейри направилась к ней. С каждым шагом усиливались ощущения, указывающие на то, что Бруджа на верном пути. И, вместе с этим, она чувствовала другие запахи - до ужаса знакомые. Это был смрад разлагающейся плоти и запах крови. Они невольно напомнили девушке особняк на Дороге Королей, ставший логовом Андрея и отправной точкой для ее опасного путешествия по канализации.

"Спокойно, Кейри! Сейчас настало время платить по счетам!"

Она распахнула дверь и замерла, рассматривая новое просторное помещение. Сейчас Кейри стояла на краю ямы глубиной около двух метров, дно которой превратилось в почти сплошную кровавую лужу. В небольшие участки сухой земли были воткнуты несколько факелов, тускло освещавшие эту зловещую яму. К стенам и потолку зала длинными ржавыми гвоздями были прибиты выпотрошенные, источавшие гнилостный смрад трупы. Местами стены ямы были обтянуты человеческой кожей, а на крепившихся к потолку потухших люстрах уродливыми гирляндами висели кишки. У Кейри не было ни малейшего сомнения в том, что это логово ее старого знакомого.

- Выходи, сволочь! Вот она я! - прокричала Бруджа.

И в эту же секунду из кромешной тьмы, что заполняла пустой дверной проем на противоположной стороне зала, показались два светящихся оранжевых глаза. Андрей неспешно вышел из темноты, держа перед собой до смерти перепуганную Хезер; его когтистые руки лежали на ее шее.

Кейри хотелось выкрикнуть имя девушки и броситься к ней, но здравый рассудок взял верх над эмоциями. Сейчас ей надо стать такой же бесчувственной и жестокой, как и сам Андрей. Ее цель - убить проклятого Изверга, ведь только так она сможет помочь Хезер. На лице Бруджи застыла бесстрастная маска, хотя саму ее трясло от волнения и страха за свою подругу.

- Я узнал запах твоей крови, юный каинит, - начал Андрей все тем же спокойным, внушающим невольный страх голосом. - Такая сильная. Сильнее, чем при нашей прошлой встрече. Я чую ее даже сквозь кровь моих павших собратьев. Ну, разве ты не удивительна? - Тзимицу провел когтями по горлу Хезер, и девушка испуганно заскулила.

- Не пытайся заговорить мне зубы, засранец! Отпусти ее, не то...

- Не то что!? Кукла! - злобно прорычал Андрей. - Сила твоей крови - это все, что предохраняет тебя от тебя самой! Несчастная слабоумная полукровка! Кровь в тебе потрачена впустую. Впустую!

- Впустую она потрачена на тебя! - огрызнулась Кейри.

- Жалкая, невежественная марионетка! Ты слепа! Саркофаг должен быть уничтожен!

"Отлично! Значит, он думает о чертовом саркофаге! Надо спровоцировать его, чтобы он напал на меня - тогда у Хезер появится шанс спастись. Главное, чтобы он не причинил ей вреда".

- Я - прямо перед тобой! Попробуй уничтожить хотя бы меня! Посмотрим, на что ты способен без своих гребаных головожопов!

- Я сам сделаю это, если нужно! - Андрей ударил Хезер по голове, и девушка упала на пол. Кейри чувствовала, что Тзимицу не убил ее, а только оглушил. - А ты - тебя очистят! Это кровь, к ней он обращается, к крови своих пешек! Вся она должна быть очищена!

- Наконец-то! - Кейри выхватила из ножен катану, обагренную кровью шабашевских гулей. - Давай, покончим с этим! - Бруджа спрыгнула на дно ямы, подняв вокруг себя фонтан кровавых брызг. Она была готова драться насмерть.

Но она не была готова к этому. Тело Андрея окутала красная дымка, но сквозь нее все еще был виден силуэт вампира. И он менялся. Всего через секунду дымка рассеялась, и на месте Андрея стояло уже совсем другое существо. Вернее, это был Андрей - но изменившийся до неузнаваемости. Сейчас его голова напоминала нечто среднее между волком и жабой, а из пасти торчали длинные конические зубы, как у хищного ящера. Руки превратились в семипалые лапы, вооруженные кривыми острыми когтями, которым бы любой Гангрел позавидовал. Из спины, подобно колючкам дикобраза, торчали многочисленные костяные шипы длиной в полметра; еще несколько таких шипов, но только более коротких, украшали голову твари. Единственное, что осталось неизменным, - это цвет кожи - все такой же землистый. И это жуткое существо, сверкнув светящимися оранжевыми глазами и издав воинственный рев, с завидной ловкостью спрыгнуло в яму, которая должна была стать ареной смертельной схватки двух Сородичей.

Еще одно мгновение оба вампира стояли друг против друга, словно оценивая возможности противника, а затем Андрей бросился в атаку. И каким быстрым был этот рывок! Только Стремительность позволила Кейри уклониться от атаки - когти Тзимицу вспороли воздух. Пусть он и не владел Стремительностью, но двигался очень быстро. Изменение строения тела, произошедшее во время трансформации, позволяло Андрею передвигаться с такой скоростью и ловкостью. В этом плане боевая форма Тзимицу была намного более эффективной, чем человеческое тело.

Активировав Могущество, Кейри пошла в наступление, но враг ловко отпрыгнул от удара катаной - клинок лишь рассек воздух. И вот уже самой Брудже пришлось уклоняться от выпада Тзимицу. Несколько секунд противники обменивались ударами. И когда Кейри, наконец-то, задела Андрея кончиком катаны, прочертив глубокую кровавую борозду на его груди, тот, похоже, совсем не обратил внимания на эту рану. Более того, она затянулась практически мгновенно прямо на глазах у изумленной Бруджи! Кейри замешкалась, и это дорого ей обошлось - Андрей изо всех сил ударил ее лапой по боку. Удар оказался таким сильным, что вампирша упала в кровавую лужу - и это еще полбеды! Острые когти вспороли не только куртку, но и плоть, и, похоже, еще и сломали ей пару ребер - опять же, анатомия совершенной машины для убийства компенсировала Извергу неспособность использовать в бою Могущество.

Кейри заставила себя подняться, и как раз вовремя - Андрей уже намеревался нанести ей очередной сокрушительный удар. Она смогла зайти ему за спину и приготовилась нанести свой удар, как вдруг тело врага окутало красное свечение - и он исчез. Как и тогда, в особняке, Андрей куда-то телепортировался.

- Где ты, трус поганый!? - Кейри начала лихорадочно озираться по сторонам.

Теперь вампирша всерьез опасалась за исход схватки - этот старый Тзимицу, Епископ лос-анджелесского Шабаша, оказался намного сильнее, чем она думала. Слишком уж быстрая у этой твари регенерация! Вполне вероятно, что чем старше становится Сородич, тем быстрее его тело восстанавливается после ранений - и вот наглядный тому пример! Лишь точно нанесенный смертельный удар мог помочь молодой Брудже выиграть бой. Ее же собственная рана до сих пор болела и, похоже, не спешила заживать.

Он возник словно из ниоткуда - Кейри заметила его лишь тогда, когда было уже слишком поздно. Зубастая пасть сомкнулась на ее правой руке - на той, в которой она держала катану. От боли девушка выронила клинок, и он, булькнув, исчез на дне кровавой лужи. Андрей начал трясти своей уродливой головой, словно акула, пытаясь оторвать Брудже руку. Но Кейри яростно сопротивлялась. Подняв вверх большой палец на левой руке, она всадила его прямо в глазницу монстра. Враг взвыл от боли, выпустив жертву, но все же правая рука Кейри серьезно пострадала от зубов Тзимицу - она была прокушена до кости. Теперь вампирша почти не могла пошевельнуть раненой конечностью.

Кейри выхватила нож - но это была уже, скорее, мера отчаяния. Что она сможет сделать этим скромным оружием!? У Андрея на каждой лапе по семь таких ножей! Тзимицу все еще тряс головой от боли, но глаз уже начал восстанавливаться, и через миг монстр с удвоенной яростью набросился на Кейри.


Хезер негромко простонала и открыла глаза. Все вокруг ходило ходуном, а голова жестоко болела - сильно же это чудовище ее ударило.

- Кейри?.. - слабым голосом произнесла она.

Девушка все еще не понимала, где она находится, и что вокруг нее происходит. И вот теперь, когда глаза и уши потихоньку возвращались в рабочее состояние, она с ужасом осознала: Кейри еще жива, но уже практически проиграла схватку с монстром.


Это был уже не бой, а избиение. Кейри была вся изранена, но все еще держалась на ногах, с мужеством обреченной пытаясь отбивать удары Андрея, но все равно большая их часть приходилась по телу вампирши. Тзимицу уже мог без особых усилий добить свою жертву, но он не спешил с нанесением ей смертельного удара - он словно играл с ней, точно кошка с полузадушенной мышью, растягивая удовольствие. Даже тогда, когда ноги Бруджи подкосились, и она беспомощно упала на спину, открыв горло и живот, Андрей еще несколько секунд стоял над ней, словно ожидая, пока она встанет, а затем раскрыл свою окровавленную пасть и издал громкий победный рев.

Кейри была так слаба, что не могла даже подняться. Она проиграла вчистую, и Окончательная Смерть в облике старого Тзимицу уже маячила перед глазами. Все кончено.

Андрей занес лапу для удара - он решил, что ему надоело возиться с израненной вампиршей, и пора уже, наконец, добить ее. Сейчас он раскроит ей череп.

Словно в замедленной съемке, Кейри видела, как мощная лапа устремилась к ее голове...

...И неожиданно остановилась буквально в нескольких сантиметрах от цели. Андрей громко взвыл и развернулся на месте - и Кейри увидела, что из его спины торчит факел, заостренный кончик которого, словно деревянный кол, глубоко вонзился в тело вампира.

- Не тронь ее! - услышала она до боли знакомый голос.

- Хезер... нет...

Увы, силы гуля не хватило, чтобы вогнать факел поглубже и достать до сердца Тзимицу. И вот теперь ярость затмила боль, и Андрей напал на Хезер. Ей хватило лишь одного удара - семь острых когтей вонзились в горло девушки, разорвав плоть и царапнув по позвоночнику.

Кейри видела, как из ужасной раны на шее Хезер хлынула кровь, как она стала судорожно хватать ртом воздух, точно выброшенная на берег рыба, и как ее тело упало в кровавую лужу. Она видела все подробности гибели той, ради которой пришла сюда и пожертвовала собственной жизнью.

- НЕЕЕТ!!!

Андрей снова развернулся к Брудже. Он ухмылялся. Кейри была готова поклясться в том, что проклятая тварь ухмылялась!

И в этот миг все вокруг нее окрасилось в красный цвет, а боль, исходившая от многочисленных ран, внезапно исчезла. Тзимицу подпрыгнул, намереваясь обрушиться на Кейри всем своим весом, но тут она с невиданной силой ударила его ногами в грудь. Удар вышел таким мощным, что Андрея отбросило в сторону на несколько метров, и он ударился спиной о противоположную стену ямы. Раздался отвратительный треск, и из груди вампира вышел кончик факела. Тзимицу взвыл от боли и судорожно задергал конечностями - его сердце не было задето.

Кейри встала на ноги и решительно направилась в сторону врага. Она была одержима лишь одной единственной мыслью - "УБИТЬ!"

Плевать, что на ее теле не осталось живого места - приступ Безумия свел на нет жестокую боль.

Плевать, что ее катана лежит где-то на дне кровавой лужи - она разорвет его голыми руками!

Андрей уже твердо стоял на ногах, хотя еще и не успел выдернуть из себя факел, когда Кейри, ослепленная животной яростью, набросилась на него. Она обхватила шею Тзимицу обеими руками. Ее пальцы стали твердыми, как стальные прутья, и глубоко вошли в плоть врага, достав до позвоночника. Изверг забился в этой смертельной хватке и, в свою очередь, вонзил когти в бока Бруджи, принявшись безжалостно терзать ее тело, но Кейри не обращала на это ни малейшего внимания.

"УБИТЬ!!!"

Кейри с нечеловеческой силой потянула голову Андрея на себя, одновременно поворачивая ее вокруг своей оси. Вой Тзимицу перешел в булькающий хрип, а затем раздался громкий треск, и обезглавленное тело упало к ногам Бруджи.

Когда красная дымка перед глазами рассеялась, первым, что увидела Кейри, был слой черного пепла, покрывший поверхность кровавой лужи.

Боль вернулась - и не только физическая.

- Хезер...

Прихрамывая, Бруджа доковыляла до тела Хезер и упала на колени рядом с ним. Глаза несчастной были широко открыты, а зрачки выглядели неестественно большими. На ее горле зияла страшная рана, сквозь которую можно было рассмотреть позвоночник. Она погибла. Кейри прижала мертвую девушку к своей груди.

Еще примерно полчаса тело вампирши содрогалось от рыданий.

Глава 14. Танцы с волками

Кейри шла по вечернему городу, ничего не замечая вокруг. Наткнувшись на случайного прохожего, она совершенно не обратила внимания на его не слишком-то приятное замечание:

- Смотри, куда прешь, тупая овца!

Ей не было дела до людей. Впрочем, как и им до нее. Со стороны она могла показаться просто еще одной бестолковой представительницей американской молодежи, явно перебравшей со спиртным на вечеринке. Благодаря черно-красной одежде, пусть и изрядно потрепанной, никто не видел крови - ни ее собственной, ни крови Хезер, ни крови убитых врагов и неизвестных жертв Шабаша. Прохожие и представить себе не могли, что только что пережила эта девушка. Кейри до сих пор не оправилась от горя, но все же она нашла в себе силы отыскать свое оружие и выбраться из "Лощины", превратившейся в кровавую бойню. Она не может обратиться в полицию - это чревато нарушением Маскарада. Люди не должны узнать о том, что произошло сегодня вечером в выгоревшем отеле. Скорее всего, бездыханное тело Хезер, столь дорогого ей человека, еще долго будет лежать в кровавой луже среди других растерзанных трупов.

Ее инстинкт самосохранения притупился, и поэтому, когда перед ней вспыхнул ослепительный белый свет (хотя и не такой яркий, как во время схватки с Бахом), она не отскочила назад, на ходу выхватывая оружие, а лишь зажмурила глаза. И вот теперь Кейри увидела, что перед ней стоит ее старая недобрая знакомая - Минг Жао.

- Мир тебе, Сородич, ты сейчас среди друзей, - заговорила она ласковым мелодичным голосом. Кейри показалось, что Жрица говорит неискренне.

- Правда? - лицо Бруджи исказила кривая усмешка. - Твои агенты в особняке Джованни были не слишком-то дружелюбны.

- Разумеется... Братья Чанг, мои лучшие агенты, уничтожены юным бойцом ЛаКруа... Очевидно, что твой путь намного значительнее, чем я - или он - предполагали.

- Хм, похоже, это произвело на тебя впечатление...

- Я поражена, Сородич. Потому я и пришла, чтобы открыть тебе истину, чтобы ты увидела, что ты - не кулак ЛаКруа, а рука, которая приведет последние события этой войны в движение.

- С чего бы мне доверять Квей-Джин? - в голосе Кейри ясно прозвучали скептические нотки.

- Твои враги все лежат сраженные, Сородич. Я пришла, чтобы помочь, помочь тебе. Пребудь в мире. Лишь ты можешь принести здесь беду.

"Лживая, двуличная тварь! Держит меня за дуру и считает, будто я не могу отличить друзей от врагов!"

- Тут ты права... И именно тебе я собираюсь ее принести, - Кейри вновь стала прежней - такой же дерзкой по отношению к врагам (а Минг Жао она считала своим врагом), как и раньше.

- Понимаю... - Жрица на миг опустила глаза. - Что ж, больше не буду тратить на тебя свое время. Я просто решила, что тебе стоит узнать, что союзу между вашим Принцем и Квей-Джин настал конец.

- Значит, все-таки был союз, да? - Кейри посмотрела в глаза Минг Жао, буквально сверля ее взглядом.

- Мы заключили соглашение, ЛаКруа и я. Обоюдовыгодный договор, чтобы выдворить меньшие фракции из города.

- Почему ты не рассказала мне об этом раньше?

- И вновь, Сородич, я не могла предугадать значительности твоего пути. Мое соглашение с вашим Принцем было слишком деликатным, чтобы его оглашать.

- И что же произошло с соглашением?

- Жажда ЛаКруа заполучить Анкарский саркофаг оказалась превыше множества связей, в том числе, и со мной. И я, подобно тебе, была использована им в его безрассудном стремлении к могуществу.

- О, как это на него похоже...

- ЛаКруа боялся Алистера Граута, Первородного Малкавиана, ибо проклятая проницательность его рода оказалась сильна и подвела его опасно близко к правде относительно замыслов ЛаКруа, - тут Минг Жао вновь окутало белое свечение, а когда оно исчезло, на ее месте уже стоял... Найнс Родригез! ("Что за чертовщина!?"). Внешне он ничем не отличался от лидера Анархов, но вот только голос по-прежнему принадлежал Минг Жао. - ЛаКруа увидел возможность избавить себя от двух проблем - от грубого лидера мятежников и проблемного Первородного - одним ударом. И, видишь ли, я была важнейшей составляющей его плана.

- Какого черта?.. Как ты?.. Я не понимаю... - Глаза Кейри были широко раскрыты от удивления.

- Дисциплины моей дхармы наградили меня навыком маскировки, - ответил лже-Найнс. - Весьма полезный инструмент, как видишь.

- Ага! Похоже, все проясняется... - догадалась Кейри.

- ЛаКруа убедил меня, что союз с Камарильей укрепит позиции Квей-Джин. И таким образом, с моей помощью Принц обвинил Найнса Родригеза в убийстве Алистера Граута. Пробил час войны с Анархами. Перемирие с Камарильей позволило нам собрать оставшиеся силы и сфокусироваться на единственном враге.

"Сука!"

- Значит, это тебя я видела рядом с особняком Граута?

- Да, - снова свечение, и Минг Жао приняла свой прежний облик. - Тебя сделали свидетелем, ведь твоя политическая наивность делала твои слова безупречными. Никто бы не поверил, что ты могла измыслить подобную историю. ЛаКруа использовал тебя и вновь повернул проблему к своей выгоде.

- И зачем же тогда ты разрываешь союз?

- Наши дела с ЛаКруа поставили его честность под вопрос. Он стал беспечен. Его стремление заполучить саркофаг превысило все прочие интересы, в том числе и его политическое благоразумие. Для меня совершенно очевидно, что он хочет заполучить саркофаг лишь затем, чтобы использовать его мощь против своих соперников. Если он предает свой собственный род, разве я могу ожидать, что он будет уважать наш договор? Скажи?

- Все это звучит слишком подозрительно. Я не верю тебе.

- Тебе надо понять, что ты - помеха, Сородич. Как только ЛаКруа увидит подходящий момент, он от тебя избавится - так же, как избавился от Алистера Граута, мистера Родригеза и бесчисленных прочих.

- Ты просто злишься, что не смогла заполучить саркофаг, - Кейри злорадно улыбнулась.

- Послушай, что я скажу, Сородич, - голос Жрицы посерьезнел. - Саркофаг был запечатан на века, и лишь нужный ключ может снять эту печать. Этот ключ теперь хранится в безопасности в руках Квей-Джин. Трофей твоего Принца невозможно заполучить без него.

- Мне плевать. Может, это очередная ложь Квей-Джин.

- Уверяю тебя, это не так. ЛаКруа больше не может быть нам полезен, как, к слову, и ты. Росток твоей судьбы чахнет. Ваш род угаснет вместе с вашим марионеточным Принцем, - и вновь знакомые презрительные интонации в ненавистном голосе.

- Посмотрим, кто из нас будет смеяться последней, - Кейри понизила голос и приготовилась, на всякий случай, активировать Дисциплины и выхватить из ножен катану. Если Минг Жао вдруг решит напасть, то Бруджа даст ей отпор. Ей уже доводилось убивать Квей-Джин.

- Прощай, Сородич... - Жрицу окутало белое свечение, и она исчезла, тем самым предотвратив возможное кровопролитие.

Несколько секунд постояв на месте, дрожа от нарастающего гнева, Кейри поняла, что должна действовать. Она вновь стала сильной и решительной. Да, сегодня она понесла тяжелую потерю, но если она что-нибудь не предпримет, то будут еще жертвы. Если Минг Жао сказала правду, то Анархам грозит серьезная опасность. Для начала ей надо поговорить с ЛаКруа. Бруджа до сих пор не верила словам лидера Квей-Джин на все сто процентов, но и сам Принц не внушал ей особого доверия. Ладно, сначала надо разобраться и отделить правду от лжи. Затем она отправится в "Последний Патрон", чтобы предупредить своих соклановцев.


В холле Башни Вентру уже отмыли кровавые следы. И, к неподдельной радости Кейри, на посту находился ее старый знакомый - Чурбанк.

- Приветы! - радостно воскликнул он. - Вы не поверите, что тут было несколько часов назад! Я не смог вовремя выйти на работу, потому что купил в уличном ларьке мексиканское тамали, и меня пробрал жуткий понос. Оказалось, к счастью - это пищевое отравление спасло мне жизнь.

- Чертовски удачный понос...

- И не говорите. Но будь я здесь, эти отморозки не прорвались бы дальше вестибюля. Есть две вещи, которые я не выношу - террористов и несвежее тамали.

"Дурачок... Если бы он столкнулся нос к носу с шабашевцами, то у него не было бы ни малейшего шанса! Просто ему повезло - иначе не скажешь".

- Понятно. Мне надо увидеться с ЛаКруа.

- Думаю, вы можете подняться. Он не говорил ждать вас, но все в порядке.

- Спасибо.


Как только Кейри вошла в кабинет ЛаКруа, Принц тут же задал ей вполне предсказуемый вопрос:

- Шабаш?

- Пепел.

- Очередное препятствие устранено, - торжествующим голосом констатировал ЛаКруа. - Из праха мы возродим новый порядок. И это в немалой мере - твоя заслуга. Ты слышал это? - Вентру перевел взгляд на стоящего рядом с ним Шерифа. - Тебе никогда не удавалось окончательно избавиться от них, - он снова посмотрел на Кейри. - Так держать - и ты сможешь получить ЕГО работу. Продолжай идти тем же курсом, и, несомненно, станешь выдающимся членом моего двора. Вот свидетельство моей благодарности, - Принц положил на стол пухленькую пачку зеленых купюр. - Служи мне на совесть, и мы бок о бок завоюем этот город.

- Я узнала, где находится ключ от саркофага, - бесстрастным голосом ответила Бруджа.

- Ты нашла ключ!? Где!? У кого он!? - глаза ЛаКруа лихорадочно забегали.

Тут Кейри не выдержала - свойственный ее клану темперамент дал о себе знать. Она подскочила к Принцу, схватила его за грудки и с силой впечатала в стену.

- Ты, сукин сын! - прорычала она. - Как ты мог заключить союз с Квей-Джин!?

Краешком глаза Кейри заметила движение - это Шериф извлекал из ножен свой огромный меч, явно намереваясь вмешаться. Ну, и черт с ним! Если придется драться, то Бруджа всегда готова к этому.

- Нет, не надо! - обратился к Шерифу прижатый к стене ЛаКруа. Великан послушался, но все равно не спускал своих светящихся красных глаз с наглой вампирши. - Отпусти меня, - эти слова уже были адресованы Кейри, которая тут же ослабила хватку. - Опять эта чушь... Слушай, я уже говорил тебе... Ни один Сородич никогда не объединится с этими демонами. Это интриги, уловки, чтобы вызвать гражданскую войну - и, определенно, они сработали.

- Тогда Найнс невиновен! Минг Жао приняла его облик. Это она убила Граута.

- С этого момента Кровавая Охота на Найнса Родригеза отменяется. Заговор Квей-Джин разоблачен - они хотят, чтобы мы воевали друг с другом!? Ну, в таком случае я предлагаю союз с Анархами. Вместе мы, Сородичи, выгоним этих чужеземцев раз и навсегда!

- Хм, ты действительно думаешь, что Анархи поверят тебе!? - усмехнулась Кейри.

- Доверяют они мне или нет, Квей-Джин - это куда более серьезная угроза. Однако они доверяют тебе. Ты же работала на них все это время.

- Откуда ты... - изумилась Бруджа.

- Избавь меня от оправданий, - беззлобно перебил ее ЛаКруа. - Я не держу на тебя зла. Твои связи ничтожны по сравнению с твоими достижениями. По сути, ты одна можешь стать связующим звеном меж двух сообществ Сородичей, сыграть похоронный марш для Квей-Джин. Ты станешь легендой...

- Я поговорю с ними. Уверена, они разберутся в плюсах и минусах союза.

- Ступай в бар "Последний Патрон" немедленно. Скажи им, что Квей-Джин признались в убийстве Граута, и что Кровавая Охота на Найнса Родригеза официально отменяется. Скажи им, что я осознал, какую угрозу представляют Квей-Джин, и хочу обсудить соглашение. Ты станешь моим эмиссаром в деле союза, естественно, ты будешь говорить от лица Камарильи - выбирай слова с большим тщанием. Я начну готовиться к войне. Удачи - благополучие всех Сородичей этого города сегодня зависит от твоего успеха.

- Ладно, посмотрим, что я смогу сделать.


Кейри энергичным шагом шла в направлении "Последнего Патрона", на ходу переваривая недавно полученную информацию и пытаясь разобраться, какая ее часть является правдой. Она уже окончательно запуталась и больше не знала, кому верить. Кто солгал ей - Минг Жао или ЛаКруа? И не является ли ее новое задание очередной ловушкой? Слишком уж многое свалилось на нее за последнее время.

Какой был смысл Минг Жао говорить о своих планах относительно войны с Анархами? Ведь Кейри может предупредить их об опасности. Или это очередная уловка? Попытка рассорить фракции между собой, чтобы вампиры сами порвали друг другу глотки? Непонятно.

А ЛаКруа? Конечно, объединение сил Анархов и Камарильи для борьбы с Квей-Джин - вполне благоразумный шаг. Но, опять же, кто знает, что на уме у этого Принца? То, что он одержим идеей заполучить содержимое Анкарского саркофага, Кейри поняла и сама, без подсказки Минг Жао. Что для него важнее - власть или благополучие остальных Сородичей?

И тут мучимую сомнениями Бруджу окликнул знакомый голос:

- Постой!

Кейри обернулась и увидела Бэккета, бегущего прямо к ней. По его лицу было отчетливо видно, что Гангрел не на шутку взволнован.

- Насчет саркофага...

- Что случилось, Бэккет? Ты сам на себя не похож.

- Не открывай его! Что бы ни случилось, не открывай Анкарский саркофаг!

- В чем дело? Ты же говорил, что беспокоиться не о чем.

- Забудь о том, что я говорил раньше...

- Сначала тебе не терпится его открыть, а теперь ты хочешь забить его гвоздями!?

- Если саркофаг откроют, произойдет беда. Какая именно - я не знаю, но, внимательно изучив факты, я убедился, что лучше оставить саркофаг нетронутым - каждый, кто поступит иначе, столкнется с малоприятными последствиями.

- Почему ты изменил свое мнение?

- Неуловимое чувство, от которого я не могу отделаться с тех пор, как прибыл в город. По-прежнему не знаю, откуда оно взялось, но если дело в саркофаге, то, чтобы исключить риск, ему лучше оставаться закрытым.

- Что случилось, Мистер Скептик? Я думала, ты не веришь в эту древнюю чушь.

- Я ведь не говорил, что опасность исходит от Патриарха, верно? Это всего лишь вероятность, процентное соотношение. Моя интуиция подсказывает, что что-то здесь не так, и саркофаг с этим связан. Я ухожу из этого дела - а ты поступай, как считаешь нужным.

- Спасибо за предупреждение, Бэккет.

- Я думаю, тебе улыбнется удача. Вполне возможно, что мы больше не встретимся, - голос старого Гангрела стал немного грустным. - Прощай, дитя.

Бэккет скрылся в ближайшем темном переулке. Через несколько секунд Кейри услышала протяжный волчий вой.

- Еще увидимся, дружище, - негромко сказала она, хотя и понимала, что Бэккет уже далеко и вряд ли ее услышит.


Кейри и Дамзел обменялись приветствиями, после чего рыжая вампирша задала вполне ожидаемый вопрос:

- Есть какие-то новости?

- Лидер Квей-Джин, Минг Жао, рассказала мне об их альянсе с ЛаКруа. Квей-Джин собираются напасть на вас.

- Вот ублюдок!!! - буквально взорвалась Дамзел. - Он продал нас!?

- Я даже не знаю... Может быть, Минг Жао солгала. Мне надо поговорить с Найнсом. ЛаКруа хочет заключить союз с Анархами и начать войну с Квей-Джин.

- ЛаКруа - в союзе с нами!? Он что... Камарилья... Ты издеваешься!? Я что для тебя, источник развлечения, а!? - теперь уже вся злость Дамзел переключилась на Кейри, которая, тем не менее, мужественно держала себя в руках, хотя и хотела заткнуть уши - больно уж громко орала ее соклановка.

- Угомонись, зубастая белочка! Принц отменил Кровавую Охоту. Минг Жао подставила Найнса, приняв его облик. Она... эээ... выворотень.

- Мы говорили ему, что Найнс этого не делал!!! Этот сукин... и квей-джинская сука! Если я только доберусь до нее, я свяжу ее ресницы с волосами из ее жопы и запихну ее задницу под машинный пресс! Демон!! Шлюха!!!

- Кто-нибудь говорил тебе, что ты легко заводишься? Вот из-за таких, как ты, нас и прозвали Бешеными. А теперь о Найнсе...

Надо отдать Дамзел должное - она, наконец-то, смогла умерить свой пыл и теперь уже говорила более-менее спокойным голосом, а не кричала на весь бар:

- Ладно... хорошо... все в порядке... Найнс... да... Не могу поверить, что до такого дошло, но я ненавижу чертовых демонов даже больше, чем фашистского денди-Принца... Проклятая Жао, если бы Найнс не велел мне присматривать за этим местечком, я бы уже могла быть там и делать из этой уродины суши!

- Эй, Дамзел? - Кейри демонстративно помахала рукой перед лицом собеседницы. - Я здесь! Просто скажи мне, где Найнс.

- Я знаю, что с тобой все в порядке, так что... Найнс залег в Гриффит-парке. Не уверена насчет этого союза, но... пойду, что-нибудь съем, чтобы можно было проблеваться, - Бруджа безрадостно усмехнулась.

- Гриффит-парк... Спасибо, Дамзел.

Кейри уже развернулась, чтобы уйти, когда рыжая вампирша предостерегла ее:

- Будь осторожна, Кейри. Ночью - это очень опасное место.


Тридцатью минутами позже

- Алло. Дамзел, это ты?

- Да. Привет, Джек. Где ты, черт подери, пропадаешь все это время?

- Слушай, у нас проблемы.

- Что случилось?

- Долго объяснять. Похоже, что Найнсу и Кейри грозит серьезная опасность.

- Проклятье! Ты где?

- Я звоню с телефона-автомата на шоссе Голден-Стейт. Я сейчас еду по направлению к Гриффит-парку. Не знаешь, где Кейри?

- Она уже, наверно, подъезжает к нему... - голос девушки упал.

- Черт! Давай, детка, мы должны быть там - может быть, пока еще не слишком поздно. Скорее поезжай в Гриффит-парк, найди там Кейри и Найнса - если я тебя не опережу. И... прихвати с собой несколько лимонок.


Фуникулер медленно поднимался вверх по подвесной дороге, и лесистый пейзаж Гриффит-парка как будто надвигался на сидящую внутри кабины вампиршу, подобно огромному айсбергу. Парк закрылся для посетителей час назад, поэтому Кейри пришлось заставить охранника запустить подвесную дорогу, пригрозив ему пистолетом и после этого укусив, чтобы он не поднял тревогу. И вот теперь удачливая налетчица была примерно на полпути к цели. Вид из кабины фуникулера был великолепен - позади оставался освещенный мириадами ярких огней Лос-Анджелес, а впереди виднелись черные силуэты деревьев и валунов, с каждой секундой увеличивающихся в размерах и обретающих все более отчетливые очертания. Сам же подвесной вагончик продвигался сквозь отделявшую эти два мира пустоту, словно рыба сквозь мрак черной бездны. Непередаваемое ощущение - захватывающее и в то же время пугающее.

И с каждым метром нарастало чувство тревоги. Кейри помнила, что сказала ей Дамзел относительно этого места в темное время суток, и винила себя за то, что не спросила, в чем же, собственно, заключается опасность. Опасность... Все эти ночи она преследовала Бруджу по пятам, принимая самые разные обличия - от злобных тупых монстров до фанатичных охотников за вампирами, от бездушных, но смертоносных механизмов до яростного пламени. Что ожидает ее на этот раз? И, если это место действительно настолько опасно, то что же там тогда делает Найнс? Ладно, скоро она сможет получить ответы на эти вопросы, но, признаться честно, первый вопрос Кейри предпочла бы оставить без ответа. Просто она заметила, что с каждым разом грань, отделяющая не-жизнь от Окончательной Смерти, становилась все тоньше и тоньше. Иногда Кейри оказывалась сильнее и проворнее своих врагов, а иногда - просто более удачливой. То, что она до сих пор жива - в известной степени результат везения. Что было бы, попади огненный шар, созданный Квей-Джин, в цель? А вонзись кол Баха на несколько миллиметров правее? А не наступи приступ Безумия во время схватки с Андреем? Лучше уж не думать об этом, а то можно сойти с ума. Просто молодая Бруджа уже успела привыкнуть к опасности, к этой постоянной игре со смертью.

Пока она пыталась отогнать от себя тягостные мысли, фуникулер уже успел достичь конечной точки своего пути. Подвесной вагончик замедлил движение и стал плавно входить в большой деревянный ангар. Вскоре он остановился, и механизм блокировки дверей выключился, позволив Кейри выйти из кабины. Убедившись, что оружие в порядке, вампирша покинула ангар, отворив деревянную дверь.

Ей не пришлось искать Найнса Родригеза - лидер Анархов Даунтауна стоял прямо напротив ангара, в нескольких десятках метров от постройки, держась поближе к кустам. Он, заметив Кейри, жестом попросил ее подойти. Девушка послушалась, и вскоре вампиры уже стояли друг напротив друга.

- Много о тебе слышал, малыш, - начал Найнс тихим голосом. - Ты неплохо на нас поработала, как мне говорили. Я ценю это, - в голосе слышна настоящая благодарность, совсем не как у Принца. - Итак, я слышал, что мы вдруг стали очень нужны ЛаКруа, да?

- Ага. Анархи нужны ему, чтобы помочь избавиться от Квей-Джин.

- Подумать только! Знаешь, мы недавно закончили воевать с ними и потеряли много бойцов - слишком много. Он что, думает, что мы будем сражаться, а Камарилья - бросать убийственные взгляды с обочины? Или они готовы сойтись лицом к лицу с этими проклятыми демонами?

- Кто знает, что он задумал... - может быть, эти слова и не слишком-то подходили для того, чтобы убедить Найнса заключить союз, но Кейри сказала то, что думала.

- Я по-прежнему не доверяю ЛаКруа. Но... с другой стороны, Камарилья не стала резать нас без разбору, когда явилась. Проклятье... Я оказался между молотом и наковальней, - Найнс опустил глаза.

- Я готова сразиться с Квей-Джин, - решительно заявила Кейри.

- Ты когда-нибудь сражалась с ними? Ты знаешь, на что они способны? Как они воспринимают нас? В бою они - дьяволы. Они убили моего предшественника. Странная мысль... ЛаКруа так внезапно захотел воевать с ними. Что-то не так...

- Я согласна, Принцу нельзя доверять. Но если то, что он говорит, - правда, то союз всем пойдет на пользу.

- Я не об этом, малыш... чувствуешь запах? Похоже на дым. Нам надо убираться отсюда!

- О чем ты? - девушка не почувствовала ничего подозрительного.

- Кейри, за нами следили. Этот огонь надвигается со всех сторон - он рукотворный. Нам надо выбираться отсюда - дело плохо.

- Подумаешь, он довольно далеко, - Бруджа только сейчас учуяла слабый запах. - Нам не о чем беспокоиться.

- Нет, малыш, ты не понимаешь! Огонь пустили не за тем, чтобы убить нас. Давай, надо сесть в фуникулер, - Найнс направился к ангару, и Кейри последовала за ним.

- О чем ты говоришь? В чем дело?

- Я отсиживался здесь не из-за красивых пейзажей. Я прятался здесь, потому что никто не стал бы меня здесь искать. Это территория оборотней.

- А мы не можем сказать им, что не мы виновны в поджоге? - молодая вампирша не на шутку встревожилась - она помнила, что ей рассказывал Джек об оборотнях.

- Оборотни не заговаривают с нами, оборотням без разницы - они нападают, как только увидят.

- Мы справимся с ними!

- Нет, не справимся, - от этих слов, с уверенностью произнесенных намного более опытным и сильным, чем она сама, вампиром из клана Бруджа, у Кейри по спине пробежал холодок. - Ты просто не понимаешь, что они такое. Стволы против них бесполезны, а подойти близко - самоубийство. Можно только бежать, - вампиры ускорили шаг. - Нам нельзя терять время.

Они перешли на бег - разве что Стремительность не активировали. И тут оба встали, как вкопанные. Отсюда была видна подвесная дорога - и фуникулер, на котором Кейри добралась до этой части парка, медленно, но неумолимо отдалявшийся от ангара! Там, в кабине, вампирша рассмотрела чей-то силуэт.

- Дерьмо!!! - воскликнул Найнс. - Он уходит! Давай, малыш, нам надо вызвать его и спрятаться в ангаре, пока он не вер...

Ему не дали договорить. Покрытое серым мехом существо размером с крупного быка совершенно неожиданно выскочило из-за валуна и набросилось на Найнса. Его атака была столь стремительна, что вампир даже не успел среагировать. Кейри увидела, как зубастая пасть, похожая на волчью, сомкнулась на левом плече ее соклановца, после чего чудовище, крепко удерживая жертву, в несколько прыжков достигло ближайшей каменной гряды и, высоко подпрыгнув, скрылось за валунами.

- Найнс, нет!!!

Кейри, активировав Стремительность, бросилась вдогонку. Сейчас ей руководил лишь один импульс - спасти своего соклановца. Ей было совершенно наплевать на то, что она слышала об оборотнях. Какими бы опасными ни были эти твари, она не могла бросить Найнса в беде. Через несколько секунд Бруджа уже достигла гряды, но была вынуждена остановиться.

"Проклятье, слишком высоко! И как только эта туша сумела так ловко перепрыгнуть через огромные валуны, да еще с добычей в зубах!? Может, надо идти в обход? Давай, Кейри, поспеши!"

Действительно, где-то впереди гряда изгибалась, и между валунами имелся довольно широкий проход, сквозь который можно было попасть туда, куда оборотень утащил Найнса. Кейри со всех ног побежала к этой расщелине.

"Держись, Найнс! Я иду!"

Но тут вампирша застыла на месте от ужаса. Из расщелины появился еще один оборотень - с более темной шерстью, чем у того, который схватил Найнса. Больше всего это существо напоминало двуногого волка, выросшего на стероидах. Он, стоя на мощных задних лапах, вдвое превосходил Кейри по росту. Кривые когти, которыми заканчивались его мускулистые передние лапы, внушали невольный страх. А клыки, торчащие из верхней челюсти, были намного крупнее, чем клыки обычного волка. И, что хуже всего, это чудовище заметило Кейри, только не набросилось на нее сразу. Несколько мгновений, показавшихся до полусмерти напуганной вампирше целой вечностью, зверь оценивающе смотрел на нее, после чего выпрямился в полный рост и, расставив в стороны передние лапы и задрав кверху голову, свирепо зарычал. И бросился в атаку.

Кейри развернулась и побежала назад, к ангару. Сейчас все, что она могла сделать - это попытаться спасти собственную жизнь. Она слышала громкое прерывистое дыхание оборотня у себя за спиной - зверюга гналась за ней по пятам. К счастью, Стремительность давала Брудже преимущество в скорости - чертова тварь едва ли за ней угонится. Кейри добежала до ангара и заметила, что дверь закрыта. Нет, не просто закрыта - заперта на замок!

- Нет!!!

У Кейри не будет времени на то, чтобы открыть дверь - оборотень уже совсем рядом! Он набросился на нее, выставив для удара лапы. Вампирша метнулась в сторону, и огромная туша на полном ходу врезалась в дверь, от души вмазав по ней лапами. Раздался громкий треск, и деревянные щепки полетели во все стороны - чудовище, что называется, выворотило дверь с мясом. Зверь разочарованно взвыл - он явно рассчитывал на то, что острые, словно мясницкие крюки, когти вонзятся в плоть, а не в дерево, и, снова увидев объект охоты, бросился в погоню.

Кейри была не на шутку напугана. Если оборотень с такой легкостью выломал дверь, то ему ничего не стоит одним ударом убить ее, или, как минимум, серьезно покалечить. Бежать к ангару было уже бессмысленно - Бруджа только что убедилась в том, что деревянная постройка ее не защитит. Надо убежать подальше от оборотня, найти другое убежище и спрятаться. Черт возьми, здесь должны быть еще постройки, помимо ангара, ведь Гриффит-парк - это большой парк для отдыха и развлечений смертных, в большом количестве приходящих сюда днем! Может быть, зверь потеряет ее и сдастся, дав шанс добраться до ангара и вызвать подвесной вагончик. Хотя Кейри ой как сомневалась в том, что монстр оставит ее в покое.


Оборотень был опьянен азартом охоты. Он и его собрат, несколько более опытный зверь, давно не видели вампиров - этих существ, внешне почти не отличимых от простых смертных, и тут - на тебе! - сразу двое Сородичей. Люпины разделились - покрытый светлой шерстью матерый самец должен был напасть на старшего вампира, а он, неопытный, но свирепый трехлеток, следил за девушкой. О, он знал, что она попытается спасти своего товарища, и выбрал подходящее место для засады! И ведь не ошибся!

Впервые он попробовал вампира на зуб спустя две недели после своего Превращения - старший оборотень притащил в их логово изувеченного, но еще живого Сородича. Он помнил, как тело жертвы, зажатое в мощных челюстях, вспыхнуло и рассыпалось пеплом прямо в его пасти. И это было ни с чем несравнимое ощущение! Оборотни время от времени охотились на смертных, чтобы утолить свой голод, но охота на вампиров доставляла им неподдельное удовольствие. Зверь и сам не мог понять, почему. Он не мог также понять, почему испытывал лютую ненависть к не-мертвым. Просто была она, и все тут. Можно сказать, что отношение оборотня к вампиру - это как отношение собаки к кошке. Эти два вида сверхъестественных существ - заклятые враги, и оборотни имеют все преимущества перед Сородичами. Они намного сильнее любого вампира, а регенерация у оборотня происходит в разы быстрее - раны заживают почти мгновенно. Даже старый и опытный вампир имеет мало шансов на победу в схватке с люпином.

И молодой оборотень знал, что имеет все козыри перед своей жертвой. У вампирши нет шансов. Пусть она быстрее его, но однажды она выдохнется, и тогда он убьет ее. Люпин знал, что существует несколько разновидностей вампиров, в том числе и те, которые способны быстро бегать и яростно драться, будучи загнанными в угол. И эти двое - явно из той породы. Но так даже интереснее - охота на быстрого и сильного (конечно, по меркам вампиров) противника - намного более захватывающее занятие, чем расправа над смертными, которые часто умирают от сердечного приступа при одном только виде оборотня.

И вот сейчас, преследуя свою жертву, оборотень на все сто процентов был уверен в том, что эта охота закончится для него успешно.


Кейри прекрасно понимала, что ей ни в коем случае нельзя останавливаться - если оборотень ее настигнет, то ей конец. И тут, как назло, она на полной скорости зацепилась ногой за корягу, которая наиподлейшим образом оказалась у нее на пути. Бруджа с ужасом заметила, как земля надвигается ей навстречу, а через миг ее лицо уткнулось в почву. Она упала!

"Вставай, мать твою!!!"

Кейри слышала, как позади нее торжествующе взвыл оборотень. К счастью, вампирша не покалечилась при падении и без особых затруднений вскочила на ноги - но, черт возьми, она потеряла драгоценные секунды! Сейчас между ней и люпином оставалось всего каких-то пять метров! Краешком глаза Кейри видела его оскаленную морду, оказавшуюся в опасной близости от ее головы. Она успела отпрянуть в самый последний момент - мощная пасть, легко способная раздробить кости, с громким лязгом захлопнулась в полуметре от ее затылка, поймав воздух.

Кейри длинным прыжком увеличила расстояние, отделявшее ее от оборотня, и снова бросилась наутек. Но теперь она не просто пыталась убежать как можно дальше от своего преследователя. Впереди виднелись деревья, и промежутки между ними были слишком узкими для огромного зверя, но достаточно широкими, чтобы туда мог проскочить человек или вампир. Если Бруджа не просчиталась, то это даст ей возможность выиграть время. И оборотень, похоже, понял ее идею. Он яростно взревел и прибавил скорость - проклятая тварь не хотела упускать свою добычу! Но Кейри все равно двигалась быстрее, и несколько секунд спустя она уже лавировала между стволами деревьев, стараясь не обращать внимания на ветки, больно хлещущие ее по лицу. С каждой секундой дистанция между ней и оборотнем увеличивалась. Ее враг яростно крушил деревья, о чем свидетельствовал громкий треск, но ему было трудно протиснуть свою массивную тушу между изуродованными стволами. Что толку от преимущества в грубой силе, когда ты не можешь достать свою жертву!?

Вампирша продолжила бег среди деревьев, стараясь не оборачиваться назад. Ей надо было где-то спрятаться. Да, эти деревья задержат ее преследователя - но не остановят. Рано или поздно он будет здесь. И, что хуже всего, лес стал редеть. Зато теперь Кейри увидела серое одноэтажное здание с большим куполом в виде полусферы.

"Обсерватория!"

Каменные стены послужат ей отличным убежищем! Кейри уже сильно устала - она потратила много энергии на использование Стремительности, - но все равно не сбавляла скорости, пока не достигла ближайшей деревянной двери. Она была заперта, так что пришлось воспользоваться "анакондой", чтобы выбить замок. Бруджа влетела внутрь здания и прикрыла за собой дверь. Конечно, эта дверь, к тому же еще и лишенная замка, - плохая защита от оборотня, но проем был слишком узким для такого огромного зверя, а камень, как надеялась Кейри, не поддастся даже его мощным когтям.


Оборотень шел по следу вампирши, продираясь сквозь заросли. Он чувствовал, что она где-то рядом, и с каждым метром ее запах становился все сильнее и сильнее. А затем зверь услышал хлопок выстрела, который в точности указал ему верное направление. Ну, конечно же, она направилась в сторону обсерватории!

Зверь плотоядно облизнулся и негромко заурчал в предвкушении кульминации своей охоты. Глупая не-мертвая сама загнала себя в тупик, наивно полагая, что каменные стены обсерватории спасут ее от преследователя! Нет, обсерватория станет для вампирши не спасительным убежищем, а смертельной ловушкой.

Теперь она никуда от него не денется!


Кейри вздрогнула, услышав громкий треск. Дверь разлетелась в щепки от первого же удара, и Бруджа снова увидела своего преследователя - оборотень с остервенением молотил лапами по стене обсерватории, высекая искры из камня и, к великому ужасу вампирши, откалывая от него небольшие куски! Эта тварь, черт ее дери, оказалась достаточно сильной, чтобы сломать камень! Конечно, каменная стена поддавалась его когтям не так легко, как деревянные двери, но все равно она не сможет сдержать зверя. Рано или поздно он проникнет внутрь - это лишь вопрос времени. И тогда...

Оборотень, видя объект своей охоты, торжествующе заревел, протиснув огромную голову в дверной проем. Как будто он хотел сказать своей жертве: "Вот ты и попалась! Теперь тебе от меня не убежать!" С завидным упорством зверь продолжал расширять дыру в стене.

Кейри попятилась, не сводя глаз с люпина. Она поняла, что попала в ловушку. Конечно, в здании должны быть запасные выходы, но что толку от того, если она окажется на открытом пространстве? Она не сможет вечно убегать от оборотня - рано или поздно силы покинут ее, и тогда чудовище разорвет ее на куски. Даже выпитый минуту назад пакет крови не спасет Бруджу, а лишь отсрочит ее гибель.

В этот полный отчаяния момент Кейри едва не впала в панику, которая могла бы лишить ее даже тех ничтожных шансов на спасение, что у нее были, но вампирша вовремя смогла взять себя в руки. Нет, она не позволит какой-то тупой зверюге убить себя! Пусть оборотень больше и сильнее ее, но, черт возьми, это всего лишь животное! Свирепое, сильное, но глупое животное! Ведь у него нет того, что есть у Кейри - мозга, оставшегося человеческим даже после того, как организм претерпел трансформацию. Становясь оборотнем, человек превращается в зверя, ведомого лишь слепыми инстинктами. Вампир же в гораздо большей степени сохраняет черты смертного, которым он когда-то был. И, подобно смертному, Сородич способен к решению сложных задач и принятию ответственных решений. Оборотень же думает лишь об одном - как убить жертву, используя только грубую силу.

Кейри проанализировала ситуацию, и тут у нее родился рискованный, почти безумный план. Если все получится так, как она задумала, то она не просто спасется, но и одержит победу над оборотнем. Да, она помнила о том, что говорил ей Найнс - огнестрельное оружие на оборотня не действует. Ввязываться с ним в ближний бой с катаной наперевес вампирша тоже не собиралась - это было бы равносильно самоубийству.

То, что она задумала, будет противостоянием грубой силы и расчетливого ума, неистовства разъяренного зверя и хитрости мыслящего существа, мощных мускулов и человеческого мозга.

Кейри побежала вглубь обсерватории.


Наконец, пролом в стене оказался достаточно широким, чтобы оборотень смог проникнуть внутрь здания. Но перед ним вскоре возникла очередная преграда - еще одна дверь. Ничего, сейчас он и ее выломает, после чего разворотит стену и попадет в главный зал обсерватории, в котором сейчас оказалась его жертва. Да, вот она - в отчаянии поднявшаяся на платформу под куполом, на которой располагались телескоп и различная аппаратура, назначение которой было непонятно оборотню. Впрочем, вопросы, касающиеся созданной смертными техники, ни капли не интересовали люпина. На свете существовала лишь одна вещь, которая была смыслом всей его жизни - охота.

А то, что делает эта жалкая тварь, совершенно не поддавалось ограниченному разуму оборотня. Зачем она лихорадочно дергает какие-то рычаги и нажимает на кнопки? А, вот зачем! Створки купола начали медленно расходиться, открывая проход. Значит, она хочет сбежать из обсерватории!? Но, если это так, то почему же она, выскочив на балкон, вместо того, чтобы броситься наутек, начала демонстративно орать и размахивать руками, словно пытаясь привлечь к себе внимание?

Люпин решил, что такое странное поведение является следствием того, что у его жертвы от ужаса произошло помрачнение рассудка, и поэтому она стала вести себя совершенно неадекватно. И вот сейчас, стоя на балконе перед раскрытым куполом обсерватории, она только облегчает его задачу. Зачем продолжать ломиться внутрь, когда можно просто обойти вокруг здания и запрыгнуть на балкон, чтобы схватить обезумевшую от ужаса кровопийцу?

Из глотки зверя в очередной раз вырвался торжествующий вопль. Сейчас он поймает загнанную в ловушку вампиршу!


Кейри стояла на балконе, напротив широкого проема между створками купола, и, размахивая руками, орала во всю глотку:

- Эй, иди сюда, гребаная скотина!!! Я здесь, тварь!!! Иди сюда!!!

Ее колени дрожали от ужаса, но Бруджа изо всех сил пыталась сохранить в себе остатки хладнокровия - того, что сыграет далеко не последнюю роль в этом противостоянии разума и грубой силы. Сверху были прекрасно видны деревья и валуны, а также витающий в воздухе дым - пожар медленно подходил к обсерватории. Но внимание вампирши было сосредоточено на другом. Судя по тому, что грохот внизу прекратился, оборотень оставил стены в покое и решил обойти здание и запрыгнуть на балкон - сделать то, на что и рассчитывала Кейри. Он вот-вот покажется внизу, и тогда у Бруджи будет лишь одна единственная попытка.

- Ну, где же ты, сволочь!? Вот она я!!!

С громким рыком оборотень сиганул с земли на балкон, да так быстро, что вампирша не успела среагировать. Прыжок твари оказался намного стремительнее, чем рассчитывала Бруджа! Зверь нанес сокрушительный удар лапой по груди Кейри, отшвырнув девушку назад, прямо в проем между створками. Вампирша почувствовала вкус собственной крови, попавшей в рот из легких, пропоротых осколками переломанных ребер. Но, несмотря на сильную боль, она не растеряла концентрации и, буквально заставив себя это сделать, перевернулась на живот и поползла к панели управления (сил, чтобы встать на ноги, у нее не было), оставляя за собой кровавый след.

Ее враг торжествующе зарычал - он чувствовал свое превосходство перед раненой, загнанной жертвой. Зверь не спешил наносить ей смертельный удар - он растягивал удовольствие.

"Давай, детка, напрягись! Вот панель! Ты знаешь, что делать!"

Оборотень неспешно двинулся вперед, встав в проеме между створками. Он наблюдал за жалкими попытками истекающей кровью жертвы уползти от своего убийцы, наслаждаясь этим зрелищем. Еще несколько секунд, и он добьет ее.

Кейри уже добралась до панели управления, когда оборотень медленно направился в ее сторону. Нет, он не должен миновать створки! Бруджа резко перевернулась на спину, на ходу выхватывая из кобуры "анаконду" и направляя дуло прямо в голову твари. Вампирша разрядила всю обойму в разверстую пасть чудовища. Она знала, что этим она не нанесет ему серьезного вреда, но все-таки пули причинили зверю боль, к тому же, эта атака явно оказалась для него неожиданной. Он отпрянул назад, и теперь задняя часть его тела оказалась за створками, в то время как голова и грудь до сих пор находились внутри обсерватории.

Как раз этого момента и ждала Кейри. Собрав последние силы, раненая Бруджа изловчилась и сумела дернуть рычаг.

Оборотень, разозленный выстрелами, уже собирался наброситься на вампиршу, когда услышал какой-то подозрительный скрежет. Он на секунду замешкался, пытаясь понять, в чем дело, а затем что-то жесткое и холодное начало с силой давить на его бока. Злобно зарычав, люпин всем телом рванулся вперед, но было уже поздно - створки сошлись достаточно близко, и проход между ними оказался слишком узким, чтобы туша оборотня могла протиснуться сквозь него. А в следующий миг яростный рев чудовища сменился паническим воем - створки медленно, но неумолимо продолжали смыкаться на его теле, с обеих сторон сдавливая грудную клетку.

Кейри прижалась спиной к панели управления, наблюдая за яростными, но тщетными попытками оборотня вырваться из смертельных тисков. Механизм, вовсе не предназначенный для убийства, прекрасно справлялся с несвойственной ему задачей. Оборотень уже жалобно выл от боли - смыкающиеся створки ломали ему ребра и раздавливали внутренние органы. Он изо всех сил пытался высвободиться из ловушки, и теперь его когтистая лапа неистово полосовала металл, оставляя на нем глубокие борозды, но с каждым мигом его удары становились все слабее и слабее. Вой перешел в булькающий хрип, и из пасти брызнула алая пенистая кровь.

Когда сработала аварийная система, из механизма посыпались яркие искры, и створки перестали смыкаться, все было кончено. Тело оборотня еще несколько раз дернулось, после чего по нему прошла страшная судорога. Когтистая лапа, секундой раньше кромсавшая металл, вытянулась, словно пытаясь достать до Кейри, после чего повисла безжизненной плетью.

Свирепый и сильный зверь превратился в обмякшую, раздавленную тушу, зажатую между створками обсерватории. Оборотень был мертв.

Кейри, словно не веря собственным глазам, еще несколько секунд сидела без движения, привалившись спиной к панели, и смотрела на труп своего врага. А затем, убедившись в том, что проклятая тварь бездыханна, вампирша скинула с себя рюкзак - ей была необходима кровь, чтобы залечить собственные раны.

Несколько минут спустя она уже шла по направлению к ангару, чтобы, наконец, вызвать фуникулер и убраться подальше отсюда. Кейри с трудом сдерживала себя, чтобы не разрыдаться. Два часа назад она потеряла Хезер, и вот теперь еще и Найнс Родригез встретил свою Окончательную Смерть в пасти собрата убитой твари. Кейри не тешила себя ложными надеждами - у вампира не было ни малейшего шанса выжить. И сейчас убивший его оборотень бродит где-то поблизости, выискивая очередную жертву.

Лишь внутри фуникулера, плавно уносившего ее прочь от этого страшного места, Кейри позволила себе дать выход эмоциям.


Найнс Родригез был еще жив и не собирался сдаваться без боя, хотя его положение было почти безнадежным. То, что он подвергся нападению оборотня и получил серьезное ранение левого плеча - это еще полбеды. Люпин укусил его - а это значит, что слюна, ядовитая для Сородичей, попала в рану и проникла в кровь. Этот яд не смертелен для вампиров, его действие заключается в том, что Сородич лишается всех своих сверхъестественных способностей, в том числе - к быстрой регенерации и к использованию Дисциплин, - пока организм не очистится от этой отравы. Сейчас Найнс, опытный и повидавший виды Бруджа, был не сильнее обычного смертного. И это почти сводило на нет и без того ничтожные шансы на выживание в схватке с чудовищем.

Вампир только что вырвался из сомкнутой пасти оборотня - как только зверь перетащил его через каменную гряду, Найнс изловчился и выхватил нож, находившийся в крепящихся к бедру ножнах, и по самую рукоятку вогнал его в левый глаз люпина. Зверь взвыл от боли, при этом разжав челюсти и выпустив свою жертву. Беснующееся чудовище принялось яростно молотить лапами, пытаясь извлечь нож из кровоточащей глазницы, но его конечности, предназначенные, главным образом, для нанесения жертвам сокрушительных ударов, не слишком-то годились для выполнения такой задачи.

Воспользовавшись этим замешательством, Найнс попытался убежать, но, увы, не мог двигаться быстрее, чем простой смертный, пусть даже и хорошо натренированный - слюна оборотня не позволяла ему активировать Стремительность. Увидев здоровым глазом, что его добыча уходит, чудовище испустило яростный вопль и бросилось вдогонку. Уйти от оборотня, не используя при этом Стремительность, - дохлый номер, и уже через несколько секунд люпин настиг вампира. Найнс в последний момент метнулся в сторону, и страшные когти вспороли воздух; замешкайся Бруджа хоть на мгновение, и зверь попросту перебил бы ему позвоночник.

Найнс уже не пытался спастись бегством - оборотень догнал его. И, если бежать уже бесполезно, остается только одно - драться. Родригез быстро наклонился и подхватил с земли большую деревянную палку. Конечно, это нельзя было назвать серьезным оружием против такого монстра, как люпин, но инстинкт выживания был слишком силен. Пусть Найнс и понимал, что, скорее всего, у него нет шансов на победу, но он не собирался дешево продавать свою жизнь.

- Давай, сукин сын! Посмотрим, на что ты способен! - крикнул он.

Оборотень бросился в атаку, но вампир отпрыгнул в сторону, не упустив при этом возможности как следует огреть врага по хребту своей импровизированной дубиной. Хотя Найнс и не использовал Могущество, да и оружие мог держать только правой рукой (левая безжизненно свисала вдоль тела, так как зубы оборотня раздробили плечевой сустав), удар получился довольно болезненным. Зверь взвыл от боли и ярости и не замедлил дать сдачи. И каким же сильным оказался этот удар! Не отскочи Найнс назад, противник переломал бы ему все ребра, а так когти оборотня "всего лишь" содрали большой кусок плоти с груди вампира, заодно сбив его с ног. Опьяненный запахом свежей крови, оборотень попробовал всей своей тушей обрушиться на поверженного Сородича, но Родригез перекатился по земле. Острые когти взрыли почву, подобно чудовищным граблям.

Второго удара Бруджа не избежал - оборотень содрал кожу с правой половины его лица, лишь чудом не задев глаз. Найнс чувствовал, как его собственная кровь стекает вниз по шее. Боль была адской, и, если бы не укус в плечо, вампир наверняка бы впал в Безумие, но слюна оборотня сделала невозможным и приступ слепой ярости.

Не успел Найнс прийти в себя после этого удара, как люпин схватил его обеими передними лапами, глубоко вонзив когти в бока, и, подняв в воздух, с силой отшвырнул в сторону, словно тряпичную куклу. Вампир пролетел по воздуху не меньше десятка метров, прежде чем его израненное тело коснулось земли. Он слышал вой оборотня и видел, как чудовище неспешным шагом направилось к нему. Найнс понимал, что зверь уже давно мог добить его, но чертова тварь не спешила наносить жертве смертельный удар. Оборотень играл с вампиром, как кошка с мышью.

Несмотря на все свои раны, Найнс все еще находился в трезвом уме и мог адекватно оценивать ситуацию. А ситуация была такой, что у него появился шанс выжить. Ничтожный - но шанс. Оборотень отшвырнул Родригеза на край обрыва. Встать на ноги и бежать вампир был уже не в состоянии, поэтому падение с тридцатиметровой высоты поможет ему увеличить дистанцию между собой и оборотнем. Найнсу терять нечего, а вот оборотень, скорее всего, не рискнет прыгать в глубокий овраг, боясь получить травмы, и пойдет в обход. Это даст вампиру драгоценное время на то, чтобы найти убежище.

"Найти убежище!? Найнс, да ты рехнулся! Этот ублюдок достанет тебя и там! Надо замочить его, к чертовой матери, прямо здесь и сейчас!"

Нет, Найнс не сошел с ума от боли и отчаяния - у него действительно была возможность убить оборотня. Правая рука медленно потянулась к поясу, к которому крепилась ручная граната Мк-2 - та самая лимонка, которой он припугнул напавших на Кейри шабашевцев несколько ночей назад. И вот теперь она была его единственным оружием. Единственным, но смертельно опасным - даже для люпинов. Если она взорвется в непосредственной близости от чудовища, то мощности взрыва будет достаточно, чтобы разорвать его на куски. Пусть оборотни и могут оправиться почти от любых травм, но ведь и их способности к регенерации есть предел. Надо только правильно подгадать момент...

Оборотень подошел к лежащему на земле вампиру и, выпрямившись в полный рост, торжествующе зарычал. Монстр праздновал свою победу над не-мертвым и наслаждался преимуществом перед своей жертвой. Он как будто хвастался поверженному Сородичу своей силой, пытаясь еще больше напугать его. Но в ответ Найнс Родригез лишь презрительно усмехнулся.

Такая реакция явно задела самолюбие оборотня, и зверь резко склонился над вампиром, поставив одну лапу ему на грудь и почти вплотную приблизив оскалившуюся частоколом острейших зубов морду к его лицу. Люпин открыл пасть, испуская свирепое рычание, и струя горячего зловонного воздуха обдала Найнса.

Как раз этого момента и ждал Бруджа. Пока оборотень приближался к нему и занимался бесполезным позерством, Родригез уже успел распрямить усики гранаты и был готов выдернуть чеку. Опьяненный охотой монстр не обращал внимания на эти действия, принимая их за жалкие предсмертные трепыхания добычи. И, даже если бы и обращал, то все равно бы не понял, зачем этот полуживой вампир возится с каким-то странным предметом, отдаленно напоминающим еловую шишку. А зря.

- На, сволочь, жри! - резко выдернув кольцо, Найнс по локоть затолкал сжимавшую гранату руку прямо в пасть оборотня.

Когда вампир разжал пальцы и извлек вымазанную слюнями руку из пасти зверя, граната уже провалилась в его глотку и перекрыла гортань. Тварь тут же выпрямилась и принялась бешено мотать головой, пытаясь вытряхнуть инородное тело, застрявшее у нее в горле. Оборотень хрипел и кашлял - граната мешала ему дышать.

Найнс знал, что граната вот-вот взорвется и, не теряя времени, перекатился через край обрыва. Сгруппировавшись, вампир кубарем полетел вниз, в кровь раздирая кожу и ломая кости о камни и корни деревьев, торчащие из почти отвесной стены. Как только падение закончилось, Бруджа услышал громкий хлопок, приглушенный треском разрываемой плоти. И в этот же миг сверху дождем посыпались земля, ветки, камни и мелкие куски окровавленного мяса, засыпая собой вампира, неподвижно лежащего на дне оврага.

Найнс Родригез одержал победу над оборотнем, но она досталась ему дорогой ценой. Еще там, наверху, проклятая тварь сильно порвала его, а падение привело к дополнительным травмам, включая открытый перелом правой голени. Найнс не спасся, а лишь отсрочил свою гибель. Он не может даже встать на ноги, а это значит, что ему конец. Через несколько часов взойдет солнце, и его лучи испепелят разбитое тело Найнса. Если, конечно, еще раньше до него не доберутся собратья убитого оборотня.

Израненный и ослабевший, Найнс обреченно закрыл глаза. Он уже смирился со своей безрадостной участью и про себя лишь надеялся на то, что хотя бы Кейри осталась в живых и сумела выбраться из Гриффит-парка. Он понимал, что она не придет к нему на помощь - ведь она видела нападение и наверняка решила, что он уже мертв.

Сверху доносился запах крови оборотня - совершенно отличный от крови простых смертных или Сородичей. Прежде Найнс еще никогда не ощущал такого запаха. К этому аромату вскоре прибавился запах дыма - пожар приближался. Вполне возможно, что покалеченного вампира добьет именно огонь, а не солнце или оборотни.

"А, впрочем, какая разница, от чего помирать!?"

Через несколько минут кровопотеря и болевой шок сделали свое дело - Найнс Родригез потерял сознание.

Глава 15. Выбор

Двери фуникулера открылись, и Кейри смогла выйти из подвесного вагончика в ангар - точно такой же, как и в Гриффит-парке. Вампирша старалась как можно меньше думать о случившемся, но все равно тягостные мысли не покидали ее.

Найнс Родригез мертв. Тот, кто дважды спас ей жизнь, пал жертвой тупой, но чертовски сильной твари, и она, Кейри, ничем не смогла ему помочь. Она не винила себя - ни один Сородич не смог бы справиться с оборотнем. То, что она сама выжила - в немалой мере результат везения. Просто судьба опять была к ней благосклонна.

Кейри открыла дверь и вышла из ангара прямо на автостоянку. В столь поздний час она обычно пустовала, но сейчас здесь была припаркована старенькая синяя "тойота", напротив которой, к немалому удивлению Бруджи, стоял Джек. Лицо старого вампира выглядело на редкость встревоженным и серьезным.

- Садись в машину! - тоном, требующим беспрекословного подчинения, произнес он. - Нам надо убираться отсюда!


- Джек, что ты здесь делаешь? - спросила Кейри, когда машина уже на полной скорости неслась по ночному шоссе.

- Тебе надо срочно брать ноги в руки, - ответил он строгим тоном. Как же Кейри не привыкла видеть его таким. - Приготовься бежать и ни в коем случае не возвращайся в свою квартиру.

- Черт возьми, в чем дело!?

- ЛаКруа сделал заявление - сказал, что ты заключила сделку с Квей-Джин, ты - марионетка Минг Жао, подставила для нее Найнса. Понимаешь ли, он это понял, и теперь твоя смерть - главная составляющая в его кампании по объединению. На тебя объявлена Кровавая Охота. Если бы тебя сейчас нашел не я, а кто-нибудь другой, ты уже могла быть горсткой пепла.

- Но ведь это неправда! - изумленно воскликнула Кейри. - Я не заключала сделку с Квей-Джин!

- Ему пришлось быстро пересмотреть свое отношение к тебе, раз уж ты узнала о его делах с Минг Жао. Это его запасной план. Основным планом было убить вас с Найнсом в Гриффит-парке. Теперь ЛаКруа строит из себя жертву - говорит, что ты была ему как дочь родная, он тебе так доверял... - лицо Джека скривилось в безрадостной усмешке. - А ты этим воспользовалась, продалась Квей-Джин, и это стоило нам героя - утверждают, что Найнс мертв, и что это ты убила его.

- Найнс... - Кейри не смогла сдержаться и громко всхлипнула. - Он погиб! Оборотень схватил его, и я ничего не смогла сделать! Черт... Я просто ничего не могла сделать, - вампирша опустила глаза.

- Я верю тебе, малыш, - голос Джека смягчился. - Не вини себя - ни один вампир на твоем месте не смог бы помочь Найнсу. Крепись, сейчас ты должна быть сильной! Ты должна выжить, чтобы рассказать всю правду.

- Ублюдок!.. - это она говорила уже о Принце. - После всего, что я...

- Слушай, Кейри, я хочу тебе помочь... снова... но, черт подери, ВРЕМЯ!

- Какое время?

- Время делать выбор.

- И что же я должна сделать?

- Тебе не стоит светиться на улице - на твою задницу объявлен сезон охоты. Вампиры понаедут аж из Сакраменто, чтобы поучаствовать в Охоте.

- Черт...

- Тебе нужна поддержка, нужна защита одной из фракций. Последнее, что тебе сейчас нужно - это остаться без друзей. Но сначала ты должна пересесть в другую машину - скорее всего, за нами следили.

- И в какую машину мы пересядем?

- Не мы, а ты. У меня есть знакомый водитель, который отвезет тебя куда угодно. Интересный тип, он тебе понравится. Машина стоит на перекрестке Голден-Стейт и Глендейл. Как только мы туда доедем, ты пересядешь, и он отвезет тебя подальше от города.

- Но куда потом?

- Он отвезет тебя... куда угодно. Куда только захочешь.

- Хорошо...

И тут раздались громкие хлопки, похожие на выстрелы. Да нет, не похожие - это они самые и были! Вампиры инстинктивно пригнули головы, и в тот же миг лобовое стекло покрылось паутиной трещин. А в следующую секунду "тойоту" занесло - видимо, стрелок попал в колесо. Джек резко нажал на тормоза, тем самым предотвратив катастрофу. Машина с визгом остановилась, окруженная белым дымом, образовавшимся в результате трения шин об асфальт.

- Твою мать! - выругался Джек. - Эти засранцы нас обнаружили! Так, Кейри, вылезай из тачки и беги к перекрестку. Я их задержу!

- А как же...

- Делай, как я говорю, если хочешь жить! За меня не беспокойся!

- Спасибо... - молодая Бруджа потянулась к дверной ручке.

- На тот случай, если больше не увидимся... Рад был познакомиться с тобой, малыш. Задай им жару. Они это заслужили.

Кейри молча кивнула. Она поняла, о ком шла речь. Как только она выбралась из салона, Джек выскочил с противоположной стороны, на ходу выхватывая "брэддок" и активируя Дисциплины. Старый вампир открыл огонь по неясным темным силуэтам, мелькавшим среди деревьев. Те, в свою очередь, тоже не замедлили начать ожесточенную пальбу, но вот только целились они, главным образом, не в Джека, а в Кейри. К счастью, Бруджа уже активировала Стремительность, что сделало ее нелегкой мишенью, и бросилась бежать в том направлении, в котором до сей незапланированной остановки двигалась "тойота".

У девушки был большой соблазн развернуться и помочь Джеку, но она заставила себя подавить в себе это опасное желание. Она искренне надеялась, что ее соклановец не собирается жертвовать жизнью и действительно способен справиться с напавшими. И уж в одном Джек точно был прав - Кейри обязана выжить.


Дамзел застыла на месте, как только вышла из фуникулера, и с округлившимися глазами уставилась на мелкие деревянные щепки - все, что осталось от двустворчатой двери ангара. Она знала, что только одно существо, обитающее в здешних краях, могло сотворить такое, и вовсе не желала встречи с ним. И, если бы не отчетливый запах двух знакомых ей Сородичей, Бруджа, не раздумывая, убралась бы отсюда. Но чутье подсказывало ей: Найнс и Кейри были здесь меньше часа назад. К запаху вампиров присоединялся другой - тяжелый мускусный запах оборотня. Точнее, как минимум двух оборотней - ароматы немного отличались друг от друга. Ко всей этой мешанине запахов приплюсовывался еще один, явно принадлежащий Сородичу, но незнакомому Дамзел; если быть точнее, острое чутье вампирши уловило его еще в кабине фуникулера, как и запах Кейри. И это не считая запаха дыма, витающего в воздухе.

А это значит, что рядом с ангаром недавно побывали три вампира, в том числе, Кейри и Найнс, и два оборотня. И, кроме запахов, об этом свидетельствовала мозаика следов на земле и развороченная дверь ангара. А также небольшое пятно крови. Крови Найнса Родригеза.

"О, нет!.."

- Найнс! Кейри! - позвала Дамзел. Она прекрасно понимала, что своим криком может привлечь внимание люпинов, и поэтому была готова сорваться с места и броситься к фуникулеру. Но ответом ей послужила тишина. - Эй, ребята, где вы там, мать вашу!?

В течение минуты вампирша безуспешно пыталась докричаться до своих соклановцев, но ей по-прежнему никто не отвечал.

Умом Дамзел понимала, что Найнс и Кейри, скорее всего, либо выбрались из Гриффит-парка, либо, что, увы, более вероятно, были убиты оборотнями. Но вампирша не видела пепла, да и запахи были распространены гораздо шире, не ограничиваясь небольшим участком перед ангаром. Причем запах Кейри был довольно отчетливым, как и запах одного из люпинов. Судя по всему, ей пришлось убегать от зверя, и следы на земле подтверждали эту догадку. Дамзел ничего не оставалось, кроме как пойти по этим следам, не забывая, конечно, прислушиваться к каждому шороху и быть готовой в любой момент броситься наутек.

Вскоре следы и запахи привели Дамзел к зарослям деревьев. Многие из них были сломаны и повалены - оборотень явно продирался через заросли, безжалостно круша все на своем пути. Кое-где на ветках были следы вампирской крови - похоже, что Кейри несколько раз поцарапалась о них. Когда ты убегаешь от разъяренного оборотня, то напрочь забываешь об осторожности и не волнуешься по поводу ссадин, царапин и прочих незначительных ран. Через несколько минут Дамзел добралась до обсерватории, и запахи усилились.

"Черт! Неужели она надеялась, что сможет спастись от него здесь!?" - подумала Бруджа, осматривая огромную дыру в стене здания.

В здешнем воздухе не просто пахло оборотнем и вампиршей. Здесь витал ни с чем несравнимый аромат крови. Вероятно, обсерватория стала конечной точкой недавно случившейся погони.

- Кейри!

Дамзел боялась заходить внутрь, но, переборов страх, проникла в обсерваторию через пролом в стене. Запахи усиливались с каждым метром, а когда вампирша вошла в главный зал:

- ААА!!!

Сверху на нее смотрели два огромных глаза, расположенных на зловеще оскаленной морде. Дамзел наткнулась на того самого оборотня, который преследовал Кейри. Вот только почему-то зверь не нападал на нее. Когда первый испуг прошел, девушка поняла, почему. Да просто потому, что проклятая тварь была мертва! Насмерть раздавлена створками обсерватории!

В пасти мертвого чудовища была видна запекшаяся кровь, имевшая совершенно особый запах, которого Дамзел еще никогда за свою не-жизнь не ощущала. Но пахло здесь и другой кровью. Поднявшись на платформу, Дамзел увидела кровавые следы, и эта кровь уже явно принадлежала Кейри. Судя по всему, раненая вампирша ползла по полу, пытаясь добраться до панели управления. И, глядя на труп оборотня, зажатый между створками, можно было сделать вывод, что ей это удалось. Да, вот еще кровь на рычаге. Но выжила ли она сама, или же бьющийся в агонии оборотень успел достать ее своими когтями, оставившими жуткие борозды на стальных створках? Пепла Дамзел не обнаружила, но зато она нашла пустой пакет из-под донорской крови, валявшийся рядом с панелью управления. Проанализировав все увиденное, Бруджа почувствовала, как у нее словно камень с души упал. По крайней мере, Кейри смогла победить оборотня. Да, монстр здорово ее потрепал, но она выжила, а он - сдох. Вот один из немногих случаев, когда Сородич одержал верх над люпином.

Немного успокоившись по поводу судьбы Кейри, Дамзел продолжала волноваться за Найнса. Здесь, в обсерватории, не было никаких признаков его недавнего пребывания, к тому же, Дамзел видела его кровь рядом с ангаром, да и в фуникулере не витал его запах. Одного этого было бы достаточно, чтобы признать Родригеза мертвым и поскорее убраться из Гриффит-парка, но вот только упрямая Бруджа вовсе не собиралась уходить отсюда, пока она не найдет Найнса или его пепел. В конце концов, для нее он был не просто одной из важнейших фигур среди Анархов. Он был ее старым другом, с которым она в прошлом столько всего пережила. И она не могла просто взять и уйти, так и не узнав, что с ним случилось.

Вернувшись к ангару, Дамзел приступила к поискам Найнса. Его запах, как и запах второго оборотня, был очень слабым. Следов на земле тоже было немного, и принадлежали они, главным образом, люпину. Судя по всему, зверь передвигался длинными прыжками. И параллельно с этими следами были видны и немногочисленные пятна крови Найнса. Дамзел с ужасом осознала, что проклятая тварь тащила его в зубах. Все эти следы внезапно прерывались перед высокой каменной грядой, преодолеть которую вампирша была не в состоянии. Но она знала, что оборотни способны с легкостью перемахнуть через такую преграду - по крайней мере, так говорили Сородичи, которым посчастливилось пережить встречу с люпинами. Зато тут были следы Кейри, явно указывающие на то, что Бруджа пошла в обход. Дамзел пошла по этим следам, и вскоре набрела на широкую расщелину между валунами. Здесь витал мускусный запах оборотня, убитого Кейри - вероятно, молодая вампирша точно так же, как сейчас Дамзел, попробовала попасть на ту сторону гряды, чтобы помочь Найнсу, но наткнулась на засаду. Да, именно отсюда началась эта гонка на выживание, закончившаяся для Кейри победой.

Не теряя осторожности, Дамзел вошла в расщелину, и через пару минут она уже была на лесной опушке. Здесь стоял резкий запах крови - как вампирской, так и крови оборотня. Вот оно, то место, где состоялась схватка между люпином и Найнсом Родригезом. Сразу было ясно, что вампир не сдался без боя.

- Найнс! - голос Дамзел эхом отразился от деревьев и валунов, но ответа так и не последовало.

Там, впереди, запахи усиливались, и девушка пошла дальше. И вскоре замерла, как вкопанная, увидев лежащую на земле бесформенную окровавленную тушу. Это был оборотень - вернее, то, что от него осталось. Труп выглядел так, словно он взорвался изнутри - передняя часть тела была полностью уничтожена, превращена в мелкий фарш. Повсюду валялись кровавые ошметки, а растительность и камни были залиты кровью. Вид этих изуродованных останков вселил в Дамзел надежду - ведь это верный признак того, что Найнс убил этого оборотня! Не зря он взял с собой гранаты, когда отправлялся в Гриффит-парк - это было как раз то оружие, с помощью которого можно было эффективно сражаться с такими монстрами. Вероятно, он затолкал лимонку прямо в глотку этой твари.

- Найнс! Где ты!?

Дамзел принюхалась и учуяла знакомый запах, исходивший откуда-то снизу. Она подошла к краю обрыва и увидела лежащее на дне оврага неподвижное тело. Это был Найнс Родригез. Будь Дамзел простой смертной, на ее глазах выступили бы слезы радости, но вампиры не умеют плакать. Облегченно выдохнув, Бруджа принялась искать способ безопасно спуститься вниз. В порыве эмоций ей хотелось спрыгнуть с края обрыва, как это, вероятно, и сделал Найнс, чтобы поскорее убраться от готового взорваться люпина, но она понимала, что падение чревато травмами, а она вовсе не желала покалечиться здесь, на территории оборотней.

Через пять минут Дамзел склонилась над Найнсом. Вероятно, он был без сознания, и это неудивительно - ведь на его теле живого места не осталось. Оборотень здорово его порвал, буквально освежевав грудь и половину лица, раздробив левое плечо. Падение с высоты тоже дорого ему обошлось - Дамзел видела осколки костей правой ноги, пропоровшие плоть и одежду. Но он не сгорел, а это значит, что у него есть все шансы, чтобы оправиться от ран. Сир Дамзел, погибший во время войны с Квей-Джин, тоже, в свое время, подвергся нападению оборотня и чудом вырвался из его зубов. Ядовитая слюна бестии почти неделю отравляла его тело, не давая использовать Дисциплины и лишая способности к быстрой регенерации - тут даже кровь не помогала. Пока организм Найнса не очистится, он будет беспомощным калекой, но через несколько дней он медленно пойдет на поправку. Главное сейчас, чтобы он оказался в безопасности, и тогда все будет хорошо.

- Найнс, ты меня слышишь?

Родригез приоткрыл глаза и произнес тихим, слабым голосом:

- Дамзел... это ты?.. Где я?..

- Да, это я. Ты по-прежнему в Гриффит-парке, и эта сволочь серьезно тебя потрепала.

- Я знаю... - на лице вампира появилась выстраданная улыбка. - Что ты... здесь делаешь?..

- А что, по-твоему, а? Кажется, спасаю твою отбитую задницу. Нам надо выбираться отсюда.

- Да... хорошая идея... - Найнс попробовал приподняться, но это движение причинило ему дополнительную боль. Он стиснул зубы, чтобы не застонать.

- Давай, дружище, осторожно. У тебя сломана нога, так что идти самостоятельно ты не сможешь. Я тебя поддержу.


Они шли в направлении ангара. Каждый шаг давался Найнсу Родригезу с трудом и причинял ему мучительную боль, но сейчас покалеченный вампир был счастлив. Ведь он жив, черт его подери! Для него, уже потерявшего всякую надежду на спасение и смирившегося с неизбежностью скорой Окончательной Смерти, появление его вспыльчивой боевой подруги было сродни приходу ангела-спасителя. Скоро он сможет убраться из этой проклятой дыры. Да, его раны начнут заживать только через несколько дней - но ничего, он потерпит. Это все пустяки, ведь все могло быть хуже - намного хуже.

Но вот только в фуникулере, уже в относительной безопасности, у Родригеза снова возникла тревога. Теперь уже он опасался не столько за себя, сколько за свою фракцию. Он знал, что случившееся в Гриффит-парке было покушением. Кто-то хотел устранить его, идейного лидера Анархов, и молодую Бруджу, которая узнала больше, чем ей полагалось знать.


Кейри на полной скорости неслась по ночному шоссе вот уже несколько минут, но перекрестка до сих пор не было видно. Девушке казалось, что однообразный пейзаж, представлявший собой черную асфальтированную дорогу, с обеих сторон огороженную лесополосой, никогда не закончится. Каждый следующий километр был похож на предыдущий.

Бруджа старалась не думать о последствиях стычки между Джеком и вампирами, которые явно охотились за ней. Старший соклановец снова помог ей, и неизвестно еще, какой ценой. Даже если он уцелел, его могут счесть соучастником преступления, и тогда уже Кровавая Охота будет объявлена на него самого.

Выстрелов Кейри больше не слышала - стало быть, преследователи оставили ее в покое. Выходит, Джек справился с ними. Как-никак, он был матерым вампиром, много повидавшем на своем веку и наверняка способным постоять за себя. Если уж она, обращенная всего две недели назад, способна побеждать сильных и опасных врагов, то трудно даже представить, на что способен Джек, живущий уже не первое столетие.

Задумавшаяся о судьбе старого вампира, Кейри утратила изрядную долю внимательности, что в сложившейся обстановке было очень и очень некстати. Лишь в последний момент Бруджа успела заметить несущийся ей наперерез темный силуэт. Определенно, это был Сородич, причем владеющий Стремительностью даже немного лучше, чем она сама. Вот только его руки, сжимавшие рукоять катаны, не были окутаны голубым свечением.

"Тореадор!" - подумала Кейри, выхватывая из ножен катану и блокируя первый выпад своего противника.

Конечно, ему ничего не стоило выследить молодую вампиршу - с его-то способностью видеть ауры. Этот Сородич, похоже, был старше Кейри, и поэтому двигался несколько быстрее ее. Определенно, это опасный соперник, и намерения у него явно недружелюбные. На вид он был примерно такого же возраста, что и Кейри, но на самом деле он мог быть старше ее не на один десяток лет.

Его лицо показалось Брудже до боли знакомым. Причем "до боли" - отнюдь не в переносном смысле. Да, это был тот самый шатен в красном костюме, что пригвоздил ее колом к дивану в ночь ее Обращения. Вот только теперь в его руках было куда более грозное оружие, предназначенное не для обездвиживания, а для убийства.

Узнав своего старого обидчика, Бруджа стала драться с удвоенной яростью. Удары Тореадора были быстрыми, но не настолько, чтобы Кейри не успевала их парировать. Более того, ее собственные удары были такими мощными, что казалось, будто Тореадор с большим трудом удерживает собственную катану в руках. Это был бой двух равных противников, бой не на жизнь, а на смерть.

Весь поединок занял примерно полминуты, но дерущимся вампирам, использующим Стремительность, этот короткий промежуток времени показался гораздо более продолжительным. Точку в этом противостоянии поставила Кейри. Отведя катану противника в сторону ударом собственного клинка, Бруджа ударила его ногой в грудь, с треском сломав ему несколько ребер. Корпус Тореадора развернулся от такого сокрушительного удара, и в следующий миг катана Бруджи полоснула его поперек спины. Из раны брызнула кровь, и сраженный вампир обмякшим мешком повалился на асфальт, жалобно крича от боли. И вот он уже лежал у ног победительницы, еще живой, но неспособный пошевелиться - катана повредила ему позвоночник. Эта рана не была смертельной, но пока она не заживет (а это произойдет только через несколько минут), он будет совершенно беззащитен.

Кейри ничего не стоило добить поверженного соперника. Черт возьми, ведь он напал на нее с единственной целью - убить! Так почему же она должна быть к нему снисходительной!? Она уже занесла катану для удара, но в этот момент вся ее былая свирепость вдруг куда-то отступила. Просто она увидела его карие глаза, полные боли и ужаса, и у нее рука не поднялась добить беспомощного Сородича. Проклятье! Если бы она это сделала, то чем же она тогда была бы лучше того же Баха? Сейчас этот вампир был почти полностью обездвижен, а она стояла над ним, вооруженная и полная сил. Нет, Кейри не станет делать того, что прошлой ночью пытался сделать ее теперь уже мертвый враг. К тому же, в том, что ей пришлось драться с Тореадором, был, в первую очередь, виноват не этот раненый вампир, а Принц ЛаКруа. Ведь это он солгал другим Сородичам, выставив ее, Кейри, подлой предательницей и убийцей. Совершивший такое тяжкое преступление вампир действительно не заслуживает ничего другого, кроме как Окончательной Смерти. Вот только Кейри была невиновна. Поэтому, убрав окровавленную катану в ножны, Бруджа взглянула в лицо своему недавнему противнику и твердым голосом произнесла:

- Я этого не делала!

Не дожидаясь, пока Тореадор оправится и встанет на ноги, Кейри снова активировала Стремительность и помчалась прочь.

Лишь через десять с лишним минут она, наконец-то, достигла перекрестка, где, как и обещал ей Джек, стояло такси - точно такая же желтая машина, как и те, на которых она путешествовала по ночному Лос-Анджелесу. Распахнув дверцу, Бруджа влетела в салон и плюхнулась на заднее сидение.

Водитель, коротко постриженный брюнет лет тридцати, одетый в черные свитер и брюки и такие же черные очки, посмотрел на взмыленную вампиршу и произнес приятным спокойным голосом:

- Куда?

- Черт, просто вывези меня отсюда! - может быть, и не слишком вежливый ответ, но нервы у Кейри были на пределе. - Вывези меня из города!

- Точно? - таксист вскинул бровь. - Плата будет высокой...

- Послушай, приятель, ты меня еще не знаешь, но лучше делай, как я говорю, ясно?

- Хорошо, - водитель надавил на педаль газа, и машина рванула вперед.


Желтое такси неслось по автостраде Глендейл, прочь от центра города, с каждой минутой увеличивая расстояние между Кейри и ее домом. Девушке казалось, что она мчится в никуда, навстречу пугающей неизвестности. Сейчас, в салоне автомобиля, она находилась в относительной безопасности - но надолго ли? За все эти ночи она уничтожила многих врагов, но, как оказалось, еще не всех. И этот враг, в отличие от предыдущих, предпочел коварные интриги открытой агрессии и грубой силе, заманив ее в гибельную ловушку. Пока он жив, Кейри может забыть слово "безопасность". Какой шаг предпримет он на этот раз? И будет ли рядом кто-то, кто предупредит Бруджу об опасности, как это сделал Джек? Сейчас ее положение хуже некуда, ведь большинство Сородичей считает ее врагом номер один. Практически любой вампир желает уничтожить ее, а тех, кто мог бы за нее заступиться, с ней нет.

Таксист, что с бесстрастным выражением лица вел машину, и представить себе не мог, что этой ночью пережила Кейри. Горечь потерь, боль, ужас, мучительное чувство несправедливости, тревога за судьбу Джека, страх неизвестности... Он же просто выполнял свою работу, отвозя девушку подальше от города.

Молчание, длившееся уже несколько минут, стало для сидевшей на заднем сидении Кейри невыносимым. Ей захотелось излить душу этому незнакомому человеку в черных очках.

- У меня была жуткая ночка, скажу тебе, - начала она разговор.

- Ночь не была к тебе благосклонна? - тем же спокойным, невозмутимым голосом ответил таксист.

- Ночь стала ко мне неблагосклонной, с тех пор, как я... - вампирша вовремя остановилась. - Неважно...

- Кровь Каина течет и в моих жилах, - Кейри увидела через зеркало в салоне автомобиля, как водитель улыбнулся, продемонстрировав длинные клыки. - Нет нужды в Маскараде, Сородич.

- Проклятая кровь... - Кейри тяжело вздохнула и опустила глаза.

- В твоем голосе звучит отчаянье... Уверен, существует выход из твоего затруднительного положения.

- Если бы не Джек... Скажи, что ты знаешь о Джеке?

- Я лишь недавно познакомился с мистером Джеком. Он весьма меня заинтриговал. Сейчас осталось мало таких, как он. Но помимо этого я знаю о нем лишь то, что услышал от других местных Сородичей. Похоже, многие стремятся править детьми Каина... Многие верят, что они властны над судьбой крови. Ты работаешь на Принца ЛаКруа, верно?

- Хватит с меня ЛаКруа! - лицо молодой Бруджи исказила гримаса ненависти. - Следовало перейти к Найнсу сразу после того, как он спас меня.

- Анархи... Любопытный эксперимент, но они проиграли много битв и потеряли еще больше лидеров. Их восстание уже потерпело крах, как считают многие. Полагаешь, их свободолюбивые идеи вообще можно воплотить в жизнь?

- Я в этом уверена. Пока хоть кто-то верит, остается надежда.

- Если Анархам удастся захватить город, скоро снова найдется кто-то, кто нападет на них. Конфликты для них - обычное дело. Сможешь ли ты вечно жить такой жизнью?

- Да, - решительно ответила Кейри.

- Дух Анархов в крови у многих, но мало кто прислушивается к нему. Если бы их было больше, они не потеряли бы столь многое.

- Если у Анархов буду я, то они не проиграют.

- Анархи потеряли меньше, чем все полагают. Я слышал, остался кое-кто, способный возродить движение. Но, может быть, это - всего лишь слухи.

- Правда? Хотелось бы мне увидеть этого человека.

- Я знаю, где они. Но тогда тебе придется присоединиться к их борьбе. С тем же успехом я могу отвезти тебя в Даунтаун к ЛаКруа.

- Нет! - выпалила Кейри таким агрессивным тоном, словно последняя фраза таксиста была для нее оскорблением. - Страна Свободы должна продолжить существование. Отвези меня к Анархам.

- Если ты разделяешь страсть Анархов и хочешь разделить бремя их огня, поедем к последнему человеку, удерживающему их вместе.

- Если он похож на Найнса, мы вышвырнем ЛаКруа и Минг Жао из города еще до восхода солнца. Поехали!

- Раз таково твое решение...

Таксист резко крутанул руль, и машина развернулась на все сто восемьдесят градусов, вылетев на встречную полосу. Желтый автомобиль помчался в направлении, прямо противоположном его прежнему маршруту.

Они возвращались в центр города.


Такси остановилось в Голливуде, напротив ворот мотеля "Счастливая Звезда" - небольшого, но симпатичного на вид двухэтажного здания. У входа стояли двое крепких парней, одетых в черную кожаную одежду. Кейри узнала в них Сородичей и беспокойно заерзала на заднем сидении. Незнакомые вампиры подошли к машине.

- Представьтесь, пожалуйста, - вежливым, но настойчивым тоном потребовал один из них, обращаясь к таксисту.

Водитель повернул голову в его сторону и снял очки. Кейри так и не увидела его глаз, но было очевидно, что он пристально посмотрел в глаза незнакомому Сородичу, но при этом не произнес ни слова.

- Да, конечно, проходите, - кивнул охранник через пару секунд.

- Спасибо, - ответил таксист и, обратно надев очки, жестом велел Кейри выйти из машины.

Девушка немного замялась, но, доверившись этому странному Сородичу, в котором она и вампира-то не сразу признала, открыла дверцу и ступила на асфальт.

- Я буду ждать тебя здесь, - обратился он к ней.

Охранники, как ни в чем не бывало, сопроводили Бруджу до внутреннего двора мотеля.

"Интересно, это что, новая форма Доминирования?" - подумала она. Да уж, эти крепкие ребята, судя по всему, были не склонны никому доверять, и тут вдруг так спокойно впустили ее в явно охраняемое здание. А ведь таксист просто посмотрел на них. Действительно, Кейри еще так мало знает о ночном мире и его обитателях! А знают ли эти двое, кто она такая? Винят ли они ее в преступлении, которого она не совершала?

- Когда войдете во внутренний двор, поверните направо - там будет лестница, - вампир-охранник прервал поток ее мыслей. - Поднимитесь на второй этаж.

- Хорошо, спасибо.

И вот уже Кейри стояла во внутреннем дворике мотеля, в центре которого находился небольшой бассейн, окруженный несколькими высокими стройными пальмами. Посмотрев вправо, она увидела каменную лестницу, ведущую наверх. Поднявшись, Бруджа попала на балкон, по периметру огибающий весь этаж.

И тут она увидела рыжую девушку в берете, смотрящую прямо на нее. Это была ни кто иная, как ее старая знакомая - Дамзел. И впервые за все это время, что Кейри знала ее, глаза этой грубой и вспыльчивой вампирши радостно блестели, а на губах была совершенно искренняя улыбка.

- Эй! Кейри! Ты жива!? - воскликнула она. - Вау... Судя по тому, что рассказывал Найнс, я думала, что оборотень все еще метелит твою тушку.

- Что!? - теперь уже Кейри неподдельно удивилась. - Я не ослышалась? Найнс жив!?

- Да, он здесь.

На миг Кейри показалось, что ее сердце снова забилось. Найнс жив! Для Бруджи, видевшей нападение оборотня, весть о том, что ее соклановец выжил, была сродни той, как если бы он восстал из мертвых. В голове не укладывалось, но у Дамзел не было причин врать ей. Да, водитель такси был прав, когда сказал, что Анархи потеряли меньше, чем все думают. На несколько секунд вампирша потеряла дар речи, однако вскоре сумела взять себя в руки. Да, Найнс жив, но опасность не миновала.

- Мне надо увидеть Найнса, - решительно заявила она. - Пора покончить со всем этим.

Дамзел по-дружески хлопнула Кейри по плечу.

- Найнс будет рад узнать, что ты выкарабкалась. Думаю, я тоже... - на миг Бруджа смущенно опустила глаза. - Но только между нами, ясно?

"Хех, все еще пытается сохранять свою маску бесчувственной и грубой стервы! Ну уж нет, подруга, теперь-то я узнала, какова ты на самом деле!"

- О, я тоже тебя люблю, Дамзел, - Кейри не смогла сдержать улыбки.

- Да, да, да... - рыжая вампирша театрально закатила глаза. - Только не давай ему больше трепаться об этом чертовом оборотне... Ха, думаешь, он повторил эту историю всего лишь дважды? Проклятье! Выходит, что я единственная из всего клана еще не вздрючила оборотня...

- Постараюсь больше не упоминать об этом.

- Ладно, заходи, - Дамзел кивнула в сторону одной из дверей, в ряд расположенных вдоль этажа. - Я прослежу, чтобы никто к вам не вломился. Но, знаешь, я так надеюсь, что кто-нибудь попытается...

Кейри открыла дверь и сразу встретилась взглядом с Найнсом Родригезом, сидящим на деревянном стуле. На него было страшно смотреть - выглядел он так, словно его пропустили через мясорубку. Ему здорово досталось от оборотня, и, что еще хуже, его раны и не думали заживать. В голубых глазах лидера Анархов читалась боль, но, тем не менее, он старался этого не показывать и, бодрым кивком поприветствовав Кейри, заговорил все тем же уверенным голосом:

- Ходят слухи, что ты убила меня. Прости, я еще не успел опровергнуть эту ложь, но я знал, что ты доберешься сюда целой. Черт, тебе удалось выбраться из парка. Неплохое достижение, малыш, - Найнс улыбнулся.

- Я думала, что ты погиб! Оборотень схватил тебя!

- Да, вот только у него после этого случилось несварение желудка с последующим летальным исходом. Не могу сказать, что сам не получил ни царапины. Жаркий был бой. К сожалению, у нас нет времени делиться боевыми воспоминаниями. Нас подставили, малыш. Кто-то хотел избавиться от нас, и список подозреваемых невелик - ЛаКруа или Минг Жао.

- Минг Жао сказала, что у них был союз.

- Что!? - Найнс неподдельно удивился. - Квей-Джин и ЛаКруа? Даже Камарилья не простит такого... Ему нужен был союз со мной, потому что другой не удался. Так что они дважды пытались меня убить... и, малыш, на этом дело не кончится - или они, или мы. Что ты выбираешь?

- Если ты собираешься расправиться с ними, то я непременно тебя поддержу.

- Я бы хотел сжать сердце Минг Жао в своих руках и выдавить из него весь яд, а ЛаКруа - он бы так легко не отделался. Но после того волчары... - на разодранном лице Родригеза застыло выражение неподдельной досады и бессильной злости. - Я на куски разваливаюсь. Если ты выжила после оборотня, то и с этим справишься.

- Но я же не справлюсь сразу с ними обоими...

- Нет иного выбора, кроме как остановить обоих. Нас хотят убить. И Квей-Джин, и Камарилья хотят, чтобы Анархи исчезли. Но если мы потеряем Лос-Анджелес, последнюю Страну Свободы, - революции конец, нам больше некуда идти.

- Я не допущу этого. Хорошо, Найнс. Я с тобой.

- Минг Жао провела в Лос-Анджелесе слишком много ночей - пусть эта станет последней.

- Если только она не умеет превращаться в танк, ее карта бита, - от мысли о том, что ей предстоит уничтожить предводительницу Квей-Джин, Кейри стало одновременно и страшно, и радостно.

- Когда с Минг Жао будет покончено - ступай в Башню Вентру. Свергнешь ЛаКруа - станешь героем этого города. Я рассчитываю на тебя.

- ЛаКруа давно на это напрашивался. Пора покончить с ним.

- Айзек дал гарантию, что никто не прорвется в Голливуд, - Найнс тяжело вздохнул. - Я уцелею, но хотелось бы мне сражаться рядом с тобой. Это ради Лос-Анджелеса, малыш, - ни пуха.

- К черту. До встречи, Найнс.


Попрощавшись с Дамзел, Кейри решительным шагом направилась в сторону припаркованного напротив входа в мотель такси. Трудно передать все те эмоции, которые испытывала молодая Бруджа. За эту ночь, ставшую немой свидетельницей множества других, трагических и устрашающих событий с ее участием, она должна будет расправиться еще с двумя врагами - Минг Жао и ЛаКруа, - а также со всеми, кто встанет у нее на пути. Кейри не обманывала себя относительно всей опасности предстоящего мероприятия, но она понимала, что, если она справится, то, наконец-то, сможет обрести желанную свободу. И, что не менее важно, она сможет помочь тому, кому она обязана своей второй жизнью. В прошлом Анархи, особенно Найнс Родригез и Джек, помогли Кейри, и вот теперь у нее есть шанс отплатить им той же монетой. Да, Бруджа не была уверена в том, что эта миссия не окажется для нее самоубийственной, но у нее бы язык не повернулся отказать Найнсу. И дело тут вовсе не в Доминировании, как это не раз было с проклятым ЛаКруа, нет. Это честь и чувство долга, к которым нельзя воззвать с помощью воздействия на сознание. В этом случае Кейри не была послушной марионеткой в чьих-то руках. Это был ее собственный выбор, ее решение. Ей ничего бы не стоило убраться прочь из города, но она вернулась.

Вернулась, чтобы отомстить.

И, когда таксист задал ей вопрос "Куда?", Кейри, не раздумывая, ответила:

- В Чайнатаун, в Золотой Храм. Пора навестить Минг Жао!

Глава 16. Минг Жао должна умереть!

В святилище Золотого Храма, там, куда еще ни разу не ступала нога смертного или не-мертвого, Минг Жао почувствовала, как там, наверху, жалкое существо, именующее себя Сородичем, убило еще одного из ее слуг. Жрица имела телепатическую связь со своими подданными, и поэтому она сразу узнавала, если кто-то из них умирал. Слуги Минг Жао - это люди, регулярно получающие ее кровь и от этого становящиеся более сильными и выносливыми, чем простые смертные. Она знала, что вампиры тоже нередко создают себе подобных слуг - кажется, они называют их гулями. Как и гули, слуги Минг Жао имели кровную связь со своей госпожой и были готовы отдать за нее жизнь, вот только сама Жрица не особенно скорбела по ним, когда они погибали. Здесь, в Золотом Храме, их несколько десятков, так что потеря двух-трех слуг - это пустяк. Не пройдет и пары дней, как на их место встанут новые - точно такое же пушечное мясо, как и их предшественники.

Сейчас мысли лидера Квей-Джин занимало совсем иное, нежели гибель ее подданных. Значит, эта девчонка решила убить ее и завладеть ключом от саркофага? Смешно. Ну что ж, пусть попробует, если сможет добраться до святилища. Возможно, поодиночке слуги Минг Жао и проигрывали вампирше в силе и скорости, но их было много, а она - одна. Конечно, не стоит забывать, что эта презренная тварь в одиночку сумела расправиться с братьями Чанг - а это уже были полноценные Квей-Джин, а не просто "усовершенствованные" смертные. Но все равно у каинитки мало шансов. Скорее всего, она погибнет еще наверху, так и не сумев проникнуть в главное здание Храма.


Неглубокая узкая канавка, пересекавшая внутренний двор Золотого Храма, окрасилась в красный цвет, а на земле лежало четыре трупа разной степени расчлененности. Все вокруг было залито кровью.

"Да уж, крепкие, заразы, попались!"

Эти четверо азиатов, одетые в просторные желтые кимоно и вооруженные кинжалами, напали сразу же, как только Кейри миновала ворота, отделявшие обитель Квей-Джин от остального Чайнатауна. Они оказались такими же опасными противниками, как, например, леопольдовцы, хотя, на первый взгляд, и не представляли серьезной угрозы. Просто эти люди (а вампирша чувствовала, что это именно смертные) были малочувствительны к боли и продолжали драться, даже получив такие раны, которые вывели бы из строя любого человека. Вот, взять, например, этого, теперь уже безголового, субъекта, который, лишившись сжимавшей кинжал руки, просто взял и подхватил оружие другой рукой. Ну, и как это понимать? Да, это были люди - после смерти их тела не сгорали и не разлагались, - но больно уж странные. Кейри пришла к выводу, что они - своего рода гули Квей-Джин, другого разумного объяснения их повышенной живучести Бруджа не находила.

Интересно, скольких еще ей придется убить, прежде чем она доберется до Минг Жао? Вампирша уже успела заметить одну забавную закономерность - ей приходилось разделать на гуляш кучу прихвостней главного злодея, и лишь в самом конце забега по вражеской территории она встречалась с ним лицом к лицу. Так было и с Джонни Тигром, и с Грюнфельдом Бахом, и с Андреем. Может быть, Жрица станет исключением и соизволит оказаться вон в том маленьком деревянном домике, где Кейри встретила ее, когда впервые приехала в Чайнатаун? Нет, не соизволит. Там вместо нее тусуются еще трое "гулей", причем на одном из них кимоно уже черное, да и вооружен он катаной - видимо, более высокого ранга, чем те "желтые" с кинжалами. Ну что ж, придется замочить и их.

Стряхнув с катаны очередное тело, Бруджа окинула взглядом уже знакомое помещение. Она увидела деревянную дверь, на которую не обратила внимания во время предыдущего визита к Минг Жао - на тот раз, еще с вполне мирными намерениями. Дверь была заперта на замок, но "анаконда" быстро помогла вампирше решить эту проблему. Так Кейри оказалась по ту сторону стены, что надвое разделяла территорию внутреннего двора Храма - двери домика были единственным путем к цели.

Там ее "поприветствовала" очередная делегация слуг Минг Жао, вооруженных кинжалами, катанами и арбалетами, в количестве семи человек. Это уже становилось опасным - "гули" яростно защищали вход в Золотой Храм. Зарубив ближайших к ней противников, Кейри пустила в ход "анаконду", пытаясь поразить врагов в голову. Может быть, они и живучие, но с вышибленными мозгами даже им проблематично будет продолжать сопротивляться. Не успела она уничтожить этих, как ворота Храма распахнулись, и во двор выскочили еще двое арбалетчиков. У Кейри к этому моменту уже закончились патроны, и, спрятавшись за ближайшим большим валуном, она быстро перезарядила оружие. Девушка по опыту знала, что с арбалетчиками шутки плохи. Она прекрасно помнила, как в голливудской канализации Эш оказался обездвижен болтом, впившимся в его сердце. Если она получит аналогичное ранение - ей конец.

Выскочив из своего укрытия, Кейри открыла огонь по арбалетчикам, не забывая при этом уворачиваться от летящих в ее сторону болтов. Через пару секунд на земле уже лежали еще два трупа. Вампирше тоже досталось - один болт все-таки попал ей в левое плечо, но это пустяк - через несколько минут рана бесследно затянется. О, даже раньше - вот еще один "камикадзе" бросился на нее с катаной наперевес. Играючи выбив оружие из рук одиночного противника, Кейри вцепилась в его шею. Кровь, надо сказать, имела совершенно особый вкус - совсем не такой, как у других смертных и гулей, которые попадались Брудже на зуб. Но, тем не менее, Кейри почувствовала, как к ней возвращаются силы, а рана на плече заживает. Если она не отравится этой странной кровью, так и вовсе все замечательно.

Больше из недр Храма никто не появился, и Кейри, поднявшись на крыльцо, вошла внутрь.


Лицо Минг Жао исказила гримаса ярости - эта презренная тварь посмела проникнуть в Золотой Храм - святая святых Квей-Джин! Еще никогда раньше вампиры не ступали на порог Храма, и Жрица была уверена в том, что девчонка либо отступит, либо погибнет в схватке с ее слугами. И вот теперь она чувствует, как умирает последний воин, защищающий вход в Храм, а это значит, что кровопийце ничего не стоит войти внутрь. Конечно, внутри Храма у нее будет еще меньше шансов выжить, чем снаружи, но сам факт проникновения Сородича привел Минг Жао в бешенство. Эта дрянь посмела осквернить Золотой Храм!


Кейри не уделяла особого внимания внутреннему убранству Золотого Храма - она пришла сюда не для того, чтобы осматривать достопримечательности. Она пришла убивать, и ее главной целью была Минг Жао. Увидев в конце длинного коридора, украшенного деревянными колоннами, очередную дверь, Бруджа испытала радостное волнение - она приблизилась к объекту своей охоты. Надо только найти Жрицу.

Найти и уничтожить.

Зарубив выскочившего из-за угла "гуля", Кейри увидела небольшую каменную лестницу, ведущую в подвал. Спустившись, вампирша попала в очередной коридор с белыми стенами и полом, покрытым крупной серой каменной плиткой, освещавшийся красными фонарями. Глаза не находили здесь ничего подозрительного, только чутье подсказывало Брудже, что расслабляться не стоит. И подтверждение этому появилось, стоило лишь девушке пройти первые несколько метров.

Справа от Кейри стена словно разорвалась изнутри, и на вампиршу с катаной наперевес набросился одетый в черное кимоно воин. Бруджа успела подставить свой клинок, тем самым избежав смертельного удара в шею. Схватка получилось короткой - "гуль", потерявший свое единственное преимущество - элемент внезапности, - не имел шансов на победу. Убедившись, что противник мертв, Кейри осмотрела дыру в стене. Да, там была потайная ниша, затянутая тонкой матовой бумагой - как раз таких размеров, чтобы в ней спокойно мог поместиться человек.

Путешествие по этой части Храма невольно напомнило Кейри голливудскую канализацию - все те же однотипные коридоры, в которых плюнуть нельзя, чтобы не попасть в чью-то недружелюбную физиономию. Слуг Жрицы здесь было предостаточно - кто-то выскакивал из стен, кто-то - просто таился за углом. Вот только нападали они теперь не поодиночке, а группами по три-пять человек. На своем пути вампирша также попала в несколько комнат - видимо, это было что-то вроде казарм для воинов, если судить по скромным деревянным кроватям, столам и стульям. Разумеется, и желающих ее убить в таких местах было более чем достаточно.

Как оказалось, бойцы Квей-Джин, похожие на гулей, не единственная опасность в этих коридорах. Кейри в последний момент отдернула ногу, чуть было не наступив на плитку, отличавшуюся от других тем, что она выглядела более шершавой. Отойдя на несколько метров назад, вампирша достала револьвер и рискнула выстрелить по этой плитке. И в тот же миг стены прорвались в расположенных друг напротив друга участках, явив взору конструкцию из деревянных палок толщиной с человеческую руку, концы которых были остро заточены. Располагающиеся на разных уровнях колья почти соприкасались с наконечниками таких же кольев с противоположной стороны коридора. Кейри невольно вздрогнула, подумав о том, что чуть не угодила в эту коварную ловушку. Наступи она на шершавую плитку, все было бы кончено - многочисленные раны, нанесенные, в том числе, в сердце и в голову, были бы для вампирши смертельными.

К счастью, колья не помешали Кейри двигаться дальше - несколькими ударами катаны она расчистила себе путь вперед. Теперь она более внимательно смотрела под ноги. А один раз Бруджа даже умудрилась использовать подобную ловушку против своих врагов. Наткнувшись на шестерых вооруженных катанами "гулей", она заставила их погнаться за собой. Перепрыгнув через шершавую плитку и выхватив пистолет, она подловила момент, когда самый шустрый из преследователей повторил ее прыжок, и выстрелила. Колья пронзили "гуля" прямо в воздухе - он умер на месте, так и не коснувшись пола. Не дожидаясь, пока его товарищи пробьются через неожиданную преграду, Кейри расстреляла их из "анаконды".

Через несколько минут путешествия по этим коридорам и сражений с многочисленными слугами Минг Жао Кейри, наконец-то, достигла небольшого зала с какой-то деревянной конструкцией посередине. Вскоре Бруджа поняла, что это была водяная мельница, выполнявшая здесь, скорее всего, декоративную функцию. Пол этого зала находился в пяти метрах под ногами - Кейри стояла на балконе, по периметру огибающему весь зал. Расправившись с троицей недоброжелателей, вампирша спрыгнула вниз, так как другого пути она не обнаружила.

Разумеется, внизу ее поджидала очередная компания "гулей" в количестве семи человек. К счастью для вампирши, в зале ей было, где развернуться, в отличие от узких коридоров. Враги попытались окружить Кейри, но у них ничего не вышло. Двое из них практически одновременно лишились голов. Одного из "гулей" Бруджа пинком отправила в непродолжительный полет в направлении вращающихся колес водяной мельницы; раздался хруст ломающихся костей, и вода окрасилась в красный цвет. Как только количество "оппонентов" сократилось, Кейри стало гораздо легче сражаться с оставшимися противниками. Нельзя сказать, что сама она не получила ни царапины - один из воинов все-таки всадил ей кинжал в спину, - но из этой стычки Бруджа вышла победительницей. Отбросив обескровленное тело выпитого "гуля", вампирша осмотрела зал и увидела запертые на засов деревянные двустворчатые двери. Легко преодолев это незначительное препятствие, девушка попала в очередной лабиринт коридоров, аналогичный тому, что находился этажом выше. Ловушки с кольями и выпрыгивающие из потайных ниш в стенах воины прилагались. Уничтожив здесь все, что имело неосторожность двигаться, Кейри добралась до очередного зала.

У дальней стены этого зала стояла позолоченная статуя, изображавшая нечто среднее между Буддой и борцом сумо, размером с человеческий рост. Кроме нее и еще нескольких декоративных элементов, здесь ничего не было. Ничего, в том числе и дверей. Кейри задумалась.

"Эта комната не может быть тупиковой! Тут наверняка есть какой-то потайной ход. Знать бы только, где. Так, попробую-ка я раскромсать стены - может быть, за этой бумагой скрыты не только "гули" и ловушки?"

Увы, Бруджа только зря потратила время - никаких ниш здесь не было, бумага была наклеена прямо на каменные стены. Но Кейри не сдавалась - она нутром чувствовала, что в этом помещении должна быть какая-то лазейка, ведущая дальше.

"Почему бы в Золотом Храме не быть потайным ходам, раз уж тут имеются такая многочисленная охрана и ловушки, верно? О, кстати, я ведь так и не проверила вот эту шершавую плитку! А вдруг это не то, о чем я сначала подумала? О, и впрямь не то! Никаких тебе кольев, если выстрелить по ней из пистолета. Опа-на, а это еще что!?"

На миг статуя сдвинулась назад, в нишу в стене позади себя, но тут же вернулась на свою прежнюю позицию. Кейри осмелилась встать на шершавую плитку - и, как она и надеялась, статуя снова поползла назад, явив взору скрывавшийся под ней потайной ход. Но, стоило вампирше сойти с плитки, как статуя тут же вернулась на место. Кейри быстро сообразила, что ей следует сделать. Вернувшись в коридор и отыскав там первый попавшийся труп одного из "гулей", Бруджа притащила его в зал и положила на плитку. Статуя снова сместилась назад, и теперь она была зафиксирована в этом положении. Кейри, подойдя поближе, увидела каменную лестницу, ведущую вниз, в подвал.


Минг Жао поймала себя на том, что она начинает испытывать невольное восхищение этой дерзкой вампиршей. Да, Жрица явно недооценила ее возможности. С каждой минутой она все более отчетливо чувствовала гибель своих слуг, а это означало, что девчонка приближается к святилищу. Судя по всему, она сейчас находится на нижнем уровне Храма - самом опасном его участке. Возможно, что здесь она и погибнет, но если вампирша умудрится добраться до святилища, то Минг Жао несильно этому удивится. Да, Сородичи могут быть намного более серьезными противниками, чем раньше думала предводительница Квей-Джин. В любом случае, ей придется набирать новое войско - вампирша с упорством Терминатора прорубала себе путь к цели, безжалостно уничтожая всех, кто вставал у нее на пути. Большая часть слуг Минг Жао была уже мертва - остались лишь те, что защищали нижний уровень Храма, самые сильные бойцы. Интересно, смогут ли они остановить кровопийцу?


Кейри уже едва стояла на ногах, когда последний из "гулей", напавших на вампиршу сразу же, как только она проникла на нижний уровень Храма, забился в предсмертных конвульсиях на залитом кровью полу. Стиснув зубы, Бруджа выдернула первый болт, глубоко вонзившийся ей в живот. Отбросив его в сторону, Кейри вытащила из себя еще два болта. Раны от них сильно болели - эти болты были зажженными, и не только глубоко вонзались в тело, но и поджигали одежду. К счастью для вампирши, ее кожаная куртка не загорелась - она была лишь опалена в тех местах, где в нее попадали болты. Кейри пострадала не только от болтов, выпущенных одетыми в красные кимоно воинами - врагам, вооруженным катанами, удалось два раза ударить вампиршу, располосовав ей спину и сильно повредив левую руку.

Да, на этот раз Брудже здорово досталось, но девяти мертвым "гулям", лежащим на каменном полу, это послужит слабым утешением. Ожесточенная схватка, едва не ставшая для Кейри последним событием в жизни, произошла в круглом зале с серыми каменными стенами. В самом центре зала находилась большая каменная чаша, в которой горел огонь - единственный источник света в этом мрачном помещении. Вокруг чаши стояли четыре пьедестала, похожие на невысокие, около метра, колонны, украшенные резьбой; у каждого пьедестала был свой узор - этим они отличались друг от друга.

Из зала было аж три выхода, и Кейри, пока ее раны затягивались, думала, каким же из них ей стоит воспользоваться. Наконец, она решила пойти в коридор, который находился прямо напротив входа в зал - наугад. Ловушек и ниш в стенах в этом освещенном свечами каменном коридоре не было, зато хватало одетых в красные кимоно арбалетчиков, стреляющих горящими болтами, а также вооруженных катанами воинов. К счастью, враги уже не нападали на вампиршу такими большими группами, как в зале, и она сравнительно легко справлялась с ними.

Как вскоре выяснилось, Кейри попала в очередной лабиринт коридоров, наполненных врагами. Лишь кровь и валяющиеся на полу трупы не давали Брудже заблудиться. Впрочем, вскоре девушка набрела на новый, необследованный и незачищенный участок подземелий. Конец коридора, в котором она сейчас находилась, упирался в самую середину другого коридора, что проходил перпендикулярно первому. Высунув голову в проход, Кейри тотчас же отпрянула назад - воздух прошили несколько огненных болтов, выпущенных с разных концов коридора. Кейри лишний раз порадовалась тому, что у нее есть "анаконда", тем более, то место, где она сейчас находилась, было хорошей огневой позицией. Активировав Стремительность, Бруджа высунулась в коридор и открыла огонь по арбалетчикам, не забывая уклоняться от их болтов. Через полминуты с ними было покончено.

"Направо или налево? А какая, блин, разница!? Пойду направо, гляну, что там за небольшие комнатки".

Кейри, не видевшая на этом уровне Храма никаких ловушек, свернула направо и самоуверенно пошла по каменному полу. Ее внимание привлек пьедестал в центре маленького помещения в конце коридора, на котором стояла зеленая фигурка бескрылого восточного дракона, больше всего похожего на усатую змею с лапками. Этот пьедестал был очень похож на те, которые вампирша видела в круглом зале, и она чувствовала, что стоящая на нем фигурка вскоре может ей пригодиться. Вот Бруджа преспокойно, не ожидая никакого подвоха, ступила на очередную каменную плитку, ничем не отличающуюся от других...

И тут глаза и уши послали ее мозгу тревожный сигнал: на нее что-то двигалось, причем с большой скоростью. Не выясняя, что это такое, Кейри плашмя упала на живот, всем телом прижавшись к полу. Странный объект, неожиданно возникший прямо из стены, со скрежетом пронесся у нее над головой, рассекая воздух. Активировав Стремительность, девушка смогла его рассмотреть. Это было обоюдоострое лезвие, кончик которого почти достигал противоположной стены коридора; из той стены, в свою очередь, тоже выдвинулось аналогичное лезвие, и теперь эти два резака с бешеной скоростью двигались вдоль коридора, вспарывая воздух и зловеще скрежеща над головой Кейри. Если бы Бруджа не успела упасть на пол, то эти лезвия разрубили бы ее пополам на уровне пояса. Эта ловушка стала лишним подтверждением тому, что здесь, в Золотом Храме, нельзя ни на секунду расслабиться и потерять бдительность.

Кейри ползком добралась до комнаты и выпрямилась перед пьедесталом. Она обошла его вокруг, проверяя, нет ли тут очередной ловушки. Эта фигурка дракона, вырезанная из зеленого нефрита, ревностно охранялась. Выходит, что она очень важна. Молниеносным движением руки Кейри схватила фигурку и отпрыгнула в сторону. Впрочем, на этот раз ничего страшного не произошло. Девушка положила нефритового дракона в рюкзак. Выглянув из комнатки в другой конец коридора, Бруджа увидела еще один пьедестал, на котором стояла другая фигурка - на этот раз, кошка. Теперь вампирша уже не лихо ворвалась в коридор, а сразу легла на живот и ползком направилась к цели. Лезвия зловеще скрежетали над ней, как будто надеявшиеся попробовать ее крови, но неспособные нанести ей вред, пока она не выпрямится.

Поскольку пьедесталов в круглом зале было четыре, Кейри понимала, что ей надо добыть еще две фигурки. Поплутав по коридорам (теперь уже с гораздо большей осторожностью), отправив на тот свет еще полтора десятка "гулей" и удачно избежав уже знакомой ловушки с лезвиями, вампирша смогла заполучить нефритовых слона и цаплю. Вновь отыскав круглый зал, Кейри напрягла память, пытаясь вспомнить, как выглядели пьедесталы, с которых она снимала фигурки.

"Так, кажется, слон стоял на таком... А вот эта хреновина явно подходит для кошки... А дракон? Нет, наверно, сюда лучше стоит поставить цаплю... Ага, дракона ставим вот сюда..."

И, как только последняя статуэтка коснулась своего пьедестала, вампирша услышала странное, можно даже сказать, потустороннее завывание, которое, казалось, шло отовсюду. Инстинктивно отскочив назад, Кейри только сейчас заметила, что над каменной чашей, освещавшей зал, образовался большой черный шар диаметром не меньше двух метров. Нет, это, как ей показалось, было даже не материальное тело, а сгусток кромешной тьмы, окруженный ярким светящимся ореолом. Больше всего это напоминало миниатюрную черную дыру, затягивающую в себя свет, исходящий от окружающих звезд, вот только в данном случае звезды заменяли огонь в чаше и свечи из многочисленных коридоров. Сгусток тьмы вбирал в себя свет, но, в отличие от настоящей черной дыры, он не засасывал окружающие предметы и саму Кейри.

Несколько секунд вампирша завороженно созерцала это странное явление - такого она еще никогда не видела. И тут в ее голове родилась мысль, бредовая и в то же время разумная:

"Портал!"

Так вот зачем эти четыре нефритовые фигурки так ревностно охранялись! Ведь без них невозможно было бы открыть эту сверхъестественную дверь, явно ведущую туда, куда не должны были проникнуть незваные гости. Возможно, в то место, где спрятан ключ от Анкарского саркофага. Или же...

- Слышишь меня, Минг Жао!? Я иду за тобой!


Минг Жао увидела, как в метре над полом образовался большой светящийся шар, окруженный темным ореолом, - портал в святилище. Уже несколько секунд из него никто не появлялся, но Жрица была уверена в том, что вампирша найдет в себе смелости войти в портал, открывшийся в круглом зале на нижнем уровне Храма.

Предводительница Квей-Джин знала, что все ее слуги, защищавшие Золотой Храм, мертвы - телепатическая связь с последним из них оборвалась несколько минут назад. Кровопийца смогла уничтожить всех воинов, избежать ловушек и открыть портал. После всего этого она заслуживает уважения.

Минг Жао тяжело вздохнула. Очень жаль, что эта девчонка была Сородичем, а не Квей-Джин. Бойцы, подобные ей - сильные и бесстрашные, - всегда были востребованы в рядах Квей-Джин, особенно тогда, когда они вторглись в Лос-Анджелес, на территорию Анархов. Четыре года назад им удалось нанести вампирам сокрушительный удар, но они и сами понесли серьезные потери. Если бы не появление Камарильи, Квей-Джин продолжили бы войну до полного уничтожения Анархов, но выход на сцену еще одной фракции Сородичей нарушил их планы. Им пришлось прекратить войну, опасаясь того, что две вампирские фракции, пусть и недолюбливающие друг друга, могли объединиться между собой и уничтожить оставшихся Квей-Джин. И вот теперь, накануне новой войны с Анархами, появляется эта дерзкая молодая выскочка, и все планы Жрицы грозят рассыпаться прахом.

Да, эта вампирша сделала многое. Это она убила Мандарина - того, кто мог бы помочь Жрице найти наиболее эффективный способ борьбы с Сородичами. Она помешала братьям Чанг похитить Анкарский саркофаг из поместья Джованни, превратив их в горстки праха и костей. И вот теперь каинитка ворвалась в Золотой Храм и перебила всю охрану, и очень скоро она будет здесь, в святилище - там, где, кроме самой Минг Жао, уже более ста лет не появлялась ни одна живая или не-мертвая душа.

Девчонка доставила Минг Жао много неприятностей, слишком много. А это значит, что она умрет. Умрет точно так же, как сотни Анархов еще за четыре года до сегодняшней ночи. Как команда "Элизабет Дейн". Как Алистер Граут. Как бесчисленные прочие, кто намеренно или же по слепой воле случая вставал на пути у Жрицы.


Кейри даже не сразу поняла, жива она или уже нет. Всего несколько секунд назад она была в круглом каменном зале, в котором, как она думала, открылся портал. Прыгнув в этот портал, она всем телом почувствовала, как беспросветная тьма сомкнулась вокруг нее, словно пытаясь раздавить. Черт возьми, она, кажется, могла даже потрогать эту тьму! И вот теперь девушка чувствовала, что она лежит на чем-то жестком и холодном.

"Кажется, это каменный пол. Отлично, раз я что-то чувствую, значит, я еще не склеила ласты. Так, а это еще чем тут пахнет? Черт, неужели - то самое!?"

Наконец, Бруджа смогла открыть глаза и понять, куда же ее занесло на этот раз. Это был огромный, своими размерами почти не уступающий футбольному полю, зал с высоким, находящимся в десятке метров над головой, потолком. Стены, пол и потолок этого просторного помещения были из серого камня, но фонари с голубыми стеклами, крепившиеся к каменным колоннам, стоящим вдоль стен, придавали им совершенно иной, особый оттенок. В стенах были четыре неглубокие ниши, в которых стояли точно такие же пьедесталы, что и в круглом зале - наверняка они были нужны для того, чтобы открыть портал, ибо никаких дверей Кейри не увидела. Где-то рядом наверняка есть нефритовые фигурки.

Но внимание Кейри сейчас было сосредоточено на другом. Во-первых, она с трудом смогла встать на ноги. Нет, она не была ранена или слаба, дело вовсе не в этом. Весь пол был покрыт ровным слоем слизи толщиной примерно в два сантиметра. Точно такой же скользкой слизи, которую вампирша видела на "Элизабет Дейн" и в особняке Граута, но только совсем свежей.

И, во-вторых, напротив дальней стены огромного зала стояла та, ради которой Кейри пришла в Золотой Храм и, преодолев множество смертельных препятствий, добралась до этого потайного места. В руках Минг Жао не было никакого оружия, но ее лицо было искажено гримасой ярости. Жрица смотрела прямо на Кейри.

- Ты серьезно разочаровала меня, Сородич! - ее голос, уже далеко не такой мелодичный, как раньше, эхом отразился от стен зала. - Это не должно было стать твоим назначением, но твой путь завершится здесь!

- Не тебе судить о моем назначении! - огрызнулась Бруджа.

- Ты всегда была не более чем пешкой, Сородич, - Кейри показалось, что голос Жрицы стал немного грустным. - Марионеткой для тех, кто ограничивал рамками твой горизонт. Я почувствовала в тебе способность привести равновесие в этот город. Я не испытаю радости, принеся тебе Окончательную Смерть.

- Я не марионетка - ни для тебя, ни для кого-либо еще. И не стоит по мне скорбеть. А вот по тебе... - Кейри кровожадно ухмыльнулась и с вызовом посмотрела в округлившиеся от ярости зеленые глаза Минг Жао.

- У тебя будет время подумать над своим недомыслием, когда тебя будут пожирать чума и черви в кишащем Аду! - Жрица сорвалась на крик. - Тысячу лет ты будешь страдать...

"Квей-Джин - это сплошные сюрпризы", - говорил ей Джек прошлой ночью. И вот теперь Кейри лишний раз убедилась в этом. Минг Жао поглотил черный дым, облако которого стало стремительно увеличиваться в размерах и при этом редеть. Жрицу было трудно разглядеть - девушка видела лишь ее черный расплывчатый силуэт. И он увеличивался вместе с облаком дыма, одновременно с этим изменяя свою форму. Подобно Тзимицу, предводительница Квей-Джин переходила в боевую форму, и уже сейчас было ясно, что Брудже придется сражаться с противником, в несколько раз превосходящим ее размерами. Когда дым рассеялся, Кейри смогла во всех подробностях рассмотреть существо, в которое превратилась Минг Жао.

Трудно сказать, на что была похожа эта огромная тварь - скорее всего, на некий чудовищный гибрид человека и гигантского спрута. Передняя часть туловища своими пропорциями отдаленно напоминала тело человека - у существа даже была пара грудей и короткая мускулистая шея. На этом сходство заканчивалось. Голова, непропорционально маленькая для такой громадной, толщиной со старый дуб, туши, но вдвое больше головы Кейри, была очень похожа на голову кальмара или каракатицы, вот только глаза оставались человеческими. От плеч существа отходили три пары остроконечных щупалец толщиной с бревно, достигавших в размахе не меньше десяти метров. От "талии" (конечно, если это сужение под нижней парой щупалец можно так назвать) туловище монстра немного расширялось, а затем переходило в длинный шестиметровый конус, плавно сужающийся к концу. Задняя часть этого "хвоста" служила для существа опорой, а остальное тело находилось в вертикальном положении - своей позой чудовище напоминало кобру, принявшую угрожающую стойку. Общая длина твари от головных щупалец до кончика хвоста составляла добрый десяток метров - таких больших существ Кейри еще никогда не видела. Кожа "спрута" имела грязно-розовую окраску и была очень похожа на влажную кожу улитки и выделяла слизь. Да, ту самую слизь, что покрывала пол зала.

И вот теперь Кейри поняла, что Минг Жао и есть та самая тварь, что перебила команду "Элизабет Дейн" и гулей Алистера Граута. Еще тогда, когда Бруджа побывала на опустошенном корабле, она решила, что однажды найдет и прикончит эту гадину, погубившую ни в чем не повинных людей. В особняке молодая вампирша наткнулась на следы недавнего пребывания загадочного убийцы и, признаться честно, меньше всего на свете хотела бы встретиться с ним лицом к лицу. Тогда она, неопытная и не имеющая достойного оружия новообращенная, боялась этой встречи.

Но сейчас страха не было. Осознание того факта, что Минг Жао совершила еще больше зла, чем первоначально думала Кейри, лишь стократно увеличило и без того непреодолимое желание расправиться с ней. Каким бы большим и устрашающим ни было это существо, оно состояло из плоти и крови. Значит, его можно убить, и Кейри сделает это - в конце концов, именно убийство было целью ее визита в Золотой Храм.

И, когда чудовище выпрямилось в полный рост, издавая при этом низкий зловещий рев, Кейри смело сделала свой первый шаг навстречу врагу, извлекая из ножен катану.

- Давай, гребаная каракатица, иди к мамочке!

Минг Жао, превратившаяся в чудовищного спрута, быстро поползла по покрытому слизью полу в сторону Кейри. Бруджа, активировав Дисциплины, ринулась навстречу своей противнице, во много раз превосходящей ее по размерам. И сразу же выявилось преимущество гигантской твари - она легко, можно даже сказать, изящно скользила по полу, а вампирша прилагала большие усилия только лишь для того, чтобы устоять на ногах. Когда расстояние между бойцами сократилось до пяти метров, Жрица неожиданно выстрелила в Кейри какой-то дурно пахнущей зеленой слизью. Девушка успела уклониться, и подозрительный сгусток пролетел мимо ее головы. Краешком глаза Кейри успела заметить, что вещество попало в одну из колонн, и до ее ушей донеслось негромкое шипение, как от жарящейся на сковородке яичницы.

Поняв, что она промахнулась, Минг Жао издала злобный вой и сделала резкий рывок в сторону Кейри, поднимая для удара все свои шесть щупалец. Вампирша отскочила в сторону, вовсе не желая попадать под такой сокрушительный удар, и щупальца ударили в пустоту. Прежде, чем спрут успел сообразить, куда подевалась его противница, Кейри со всей силы полоснула чудовище по боку. Его кожа, похожая, на первый взгляд, на кожу улитки, оказалась намного прочнее, чем думала вампирша, и рана получилась неглубокой. Брызнула желтая, похожая на гной кровь спрута. Взвыв не столько от боли, сколько от ярости, тварь снова обрушила щупальца на свою противницу. Кейри успела увернуться и увидеть, как одно из щупалец ударило в пол. Раздался треск ломающегося камня, и в том месте, куда ударило щупальце, образовалась неглубокая вмятина.

Кейри быстро сообразила, что кончики этих щупалец состоят из какой-то плотной ткани, по прочности превосходящей кость, и удар ими чреват не только сломанными ребрами, но и глубокими колотыми ранами. Это намного более опасное оружие, чем ей первоначально казалось. Минг Жао может убить Бруджу одним единственным ударом.

В следующий миг катана свистнула в воздухе и вонзилась в одно из щупалец. На сей раз Кейри нанесла Минг Жао куда больший ущерб: кожа, покрывавшая щупальца, была намного более тонкой, чем на туловище - этим обеспечивалась их гибкость, - и клинок глубоко вошел в плоть чудовища. Кейри пришлось вложить в этот удар всю свою силу, но сталь и Могущество сделали свое дело - конечность оказалась отделена от тела. Уши девушки разорвал истошный вопль - теперь твари было по-настоящему больно! Из обрубка ударила мощная струя желтой крови, оросив собой пол и опьяненную боем Бруджу. К счастью для последней, эта гноеподобная дрянь не была ядовитой, хотя пахла она омерзительно. Зато в поле зрения вампирши попала колонна, в которую несколькими секундами ранее угодила слюна Минг Жао. Теперь там была дымящаяся дыра, как будто от сильной кислоты.

Несмотря на, казалось бы, очевидные преимущества, заключающиеся в размерах, силе и способности плеваться кислотой, тварь уже была ранена и лишилась одного из щупалец, а Кейри до сих пор была цела и невредима. Конечно, ей помогали Дисциплины - простому смертному не хватило бы проворства, чтобы на скользком полу уклоняться от вражеских атак, и силы, чтобы одним ударом перерубить щупальце толщиной с бревно.

Но в арсенале Кейри было и еще что-то, помимо скорости и грубой силы. Она знала, за что и против кого она сражается. Она, как и ее противница, была мастером по части убийств. За всю свою короткую не-жизнь она успела отправить на тот свет множество врагов. Когда этого требовали обстоятельства, Кейри превращалась в безжалостную машину смерти, уничтожавшую всякого, кто вставал у нее на пути. Но она убивала лишь затем, чтобы самой не стать убитой или не дать врагам убить тех, кого она защищала. Все жертвы молодой Бруджи сами были убийцами, пролившими в свое время немало чужой крови и заслуживающими смерти. Кейри никогда не причиняла вреда невинным, чего нельзя было сказать о Минг Жао. Та была жестокой завоевательницей, погубившей многих людей и Сородичей. Это под ее предводительством Квей-Джин напали на Анархов. Это она уничтожила команду "Элизабет Дейн" - убила ни в чем не повинных людей, даже понятия не имевших о том, с кем они делили этот мир. Она расправилась с Алистером Граутом и чуть не погубила Найнса Родригеза - только потому, что они могли сорвать ее планы. Кровопролитная борьба за власть была главной целью ее существования. Захватывать и убивать - вот и вся ее политика. И сейчас Кейри Робинсон была той, которая могла бы положить конец этому злу. Осознание этого факта придавало вампирше сил и храбрости. Она сражается за правое дело, а значит, должна победить!

Кейри понимала, что ей надо лишить противницу щупалец, и тогда уже она легко сможет поразить ее в голову или в туловище и нанести твари смертельную рану. Надо только выждать подходящий момент и самой не попасть под удар.

"Вот она, гадина, нанесла очередной колющий удар, явно метя в сердце! Промазала, сука! Давай, сволочь, иди сюда! Ну, давай, зараза! Ударь еще!"

И вот еще одно вражеское щупальце, конвульсивно извиваясь, с противным хлюпающим звуком упало на покрытый слизью пол. Полный боли вопль спрута еще больше раззадорил Кейри, и Бруджа снова бросилась в атаку.


Опьяненная схваткой, Кейри не обращала внимания на отрубленные щупальца, все еще судорожно дергающиеся на полу. Сейчас ее главной и единственной целью была Минг Жао, и вампирша старалась лишить ее оставшихся четырех щупалец. Отделенные от тела, эти смертоносные придатки станут совершенно неопасными, а тварь лишится своего главного оружия и станет легкой добычей.

Как же она ошибалась!

Кейри не видела, как срез отрубленного первым щупальца покрылся скользкой розовой кожей. Не видела, как на этом месте появилось округлое опухолевидное образование. Не видела вампирша и трех пар маленьких придатков, появляющихся из широкой части щупальца.

И с каждой секундой эти странные выросты увеличивались в размерах и обретали форму. "Опухоль" в области бывшего среза теперь стала очень похожа на голову той твари, с которой сражалась Кейри, а придатки по бокам вытягивались и заострялись на концах.

Отрубленное щупальце пугающими темпами превращалось в миниатюрную копию Минг Жао.


У спрута осталось только два щупальца, но он не оставлял попыток поразить ими Бруджу. Более того, тварь стала атаковать с удвоенной яростью, словно чувствуя, что если она не сможет расправиться с вампиршей сейчас, то вскоре та ее уничтожит. Колющий удар не удался, и кончик одного из оставшихся щупалец плашмя ударил по телу Бруджи.

Кейри показалось, что ее огрели бейсбольной битой. Удар вышел таким сильным, что Бруджа оказалась отброшена на несколько метров, и после непродолжительного полета она еще на спине проехалась по полу, словно по ледяному катку, пока не уперлась в стену. Сломанные ребра немилосердно болели, но Кейри, превозмогая боль, быстро вскочила на ноги - нельзя было позволить твари зажать себя в угол.

- Ах, ты, падла! - выругалась Кейри, сплевывая собственную кровь.

"Падла", недолго думая, плюнула кислотой, снова промахнувшись и попортив стену, а через несколько секунд лишилась очередного щупальца.

"Давай, Кейри! Еще чуть-чуть, и этой заразе кранты!"

Опять колющий удар, ловкий отскок в сторону и удар по щупальцу. Минг Жао с воплем затрясла обрубком последней конечности, заливая все вокруг желтой кровью, и тут что-то сбило вампиршу с ног.

"А это еще что за херня!? А, всего лишь дергающееся щупальце... Упс!!!"

Это было не щупальце, а тварь, внешне ничем не отличающаяся от Минг Жао, если, конечно, не считать размеров. Все шесть острых щупалец устремились к груди растянувшейся на полу вампирши. Кейри перекатилась по полу, и эти "колья" с треском впились в пол. До ушей донесся торжествующий вопль большей твари.

"Нет, сука, не надейся!"

Так и не успевшая подняться на ноги, Кейри рубанула катаной по короткой шее маленькой твари, и голова спрута шлепнулась в слизь. Тело существа повалилось на пол и, несколько раз дернувшись, затихло. Вот теперь оно точно сдохло.

В следующий миг Кейри пришлось уворачиваться от очередного кислотного плевка Жрицы и удара обрубками щупалец. Пусть теперь они и были лишены колющих наконечников, но, тем не менее, удар даже этими культями мог превратить все кости в теле вампирши в мелкое крошево. Вскочив на ноги, Бруджа увидела:

- Мать вашу!..

...Еще пять маленьких спрутов, быстро ползущих прямо к ней. Вот теперь Кейри поняла, что, отрубив Минг Жао щупальца, она только усложнила ситуацию. Каждое щупальце превратилось в точную копию большой твари. И это еще полбеды - они прямо на глазах неумолимо увеличивались в размерах! Те бывшие щупальца, что были отрублены первыми, уже превосходили по размерам своих собратьев. Если Кейри не поторопится и не уничтожит тварей прямо сейчас, то скоро они станут такими же огромными, как и их "мать", и тогда уже у вампирши не будет шансов.

Отрубить голову - вот проверенный способ убийства этих маленьких (конечно, по сравнению с самой Минг Жао - даже самый небольшой спрут вдвое превосходил Кейри своими размерами) тварей, и Бруджа атаковала ближайшего к ней клона. Обезглавленное тело, судорожно размахивая щупальцами, повалилось на пол, а Кейри уже приближалась к очередной бестии. К счастью для вампирши, большой спрут не мог за ней угнаться, значит, у нее есть несколько драгоценных секунд, чтобы расправиться с его клонами. Впрочем, с этими ребятами тоже нельзя расслабляться, ведь они так же, как и их "мать", умеют плеваться кислотой и бить остроконечными щупальцами. Более того, оставшиеся четыре спрута попробовали окружить Бруджу. Кейри вырвалась из кольца прежде, чем оно успело сомкнуться, не упустив при этом возможности ударить одну из тварей по голове. Катана раскроила череп надвое, и его половинки повисли на тканях шеи; существо замертво упало на залитый желтой кровью пол. Теперь остались только три клона, но они уже успели подрасти.

Кейри в последний момент успела зарубить очередную гадину и отскочить в сторону, уклоняясь от удара Минг Жао. Надо во что бы то ни стало добраться до уцелевших спрутов, пока они еще не достигли своих максимальных размеров! Когда Жрица сделала очередной выпад, Кейри отпрыгнула и полоснула противницу по боку. Та взвыла от боли, а Бруджа бросилась к оставшимся клонам. Пока что она не собиралась драться с их "матерью" - что толку от того, что она убьет ее, если за это время монстры успеют вымахать в таких же громадин!? Лучше устранить их сейчас, а уж потом возобновить бой с самой Жрицей.

Сейчас клоны были "всего лишь" вдвое меньше Минг Жао и уже значительно превосходили Кейри по росту - вампирше пришлось подпрыгнуть, чтобы поразить шею одной из тварей. И перерубить ее удалось лишь со второго удара - первым Кейри только располосовала гадине глотку. А вот последний клон сам нанес вампирше мощный удар щупальцами, разодрав ей правый бок и повалив на пол, прямо перед надвигающейся Минг Жао. Та не замедлила плюнуть кислотой, и на этот раз отдельные брызги попали в цель, хотя от основного сгустка Бруджа уклонилась. Зеленая дрянь с шипением проела куртку и попала на кожу. Кейри еще относительно повезло, что кислота не попала ей в глаза - тогда бы она точно ослепла. Эти ожоги на груди и животе, конечно, болезненны, но не смертельны.

А вот оказаться между двумя чудовищными спрутами - это уже серьезно. С каждой секундой клон не просто увеличивался в размерах, но и ускорял свой рост, и теперь он был лишь на четверть меньше Минг Жао. Зато у него были все шесть остроконечных щупалец, да и двигался он быстрее, нежели уставшая и ослабевшая от ран Жрица. Теперь он стал даже более грозным противником, чем его "мать".

Кейри перекатилась по полу, уворачиваясь от колющего удара всех шести щупалец клона Минг Жао. Ей удалось избежать их острых концов, но вампирша уже истратила много сил, более того, она была ранена. Сейчас Кейри была не в лучшей форме, и, кажется, молодой спрут почувствовал это, и всей своей тушей рванулся к поднимающейся на ноги девушке. Минг Жао лишь отползла в сторону, освобождая дорогу полной сил твари. Похоже, она решила предоставить уничтожение Бруджи своему двойнику.

Одно из длинных щупалец настигло Кейри прежде, чем она успела выпрямиться. Словно гигантский хлыст, оно ударило вампиршу в живот и отшвырнуло в сторону. Лишь дальняя стена зала остановила ее летящее по воздуху тело. Кейри безвольно сползла на пол и согнулась пополам от боли - похоже, у нее были отбиты все внутренности. Попытка подняться оказалась безуспешной - побитое тело отказывалось слушаться приказов мозга.

Торжествующе заревев, спрут устремился к поверженной вампирше.

"Вставай!!!"

Стиснув зубы, Кейри собрала остаток сил и, придерживаясь за стену, встала на подкашивающиеся ноги и развернулась лицом к надвигающейся твари. А в следующее мгновение острый конец одного из щупалец вонзился ей в левое плечо, пригвоздив к стене. Боль была такой сильной, что пальцы правой руки, державшей катану, разжались, вампирша инстинктивно схватилась за рану и попыталась выдернуть щупальце. Но, сколько бы она ни трепыхалась, Кейри была так же беспомощна, как насекомое, наколотое на булавку.

Чудовищу ничего не стоило добить свою жертву, но почему-то оно не спешило наносить ей смертельный удар. Тварь застыла на месте, продолжая удерживать израненную вампиршу, словно ждала чего-то. Когда первый шок прошел, Кейри подняла глаза и увидела, как Минг Жао медленно ползла прямо к ним. Когда между ними и Жрицей осталось примерно десять метров, клон отполз в сторону, так и не выдернув щупальце из плеча Бруджи.

Минг Жао застыла в трех метрах от пригвожденной к стене вампирши и оценивающе окинула ее взглядом, как будто хотела сказать: "Вот видишь, жалкая тварь, у тебя не было шансов!" Да, она не могла говорить, но Кейри чувствовала, что безобразная гадина думала именно так.

И это привело вампиршу в ярость, почти сравнимую с Безумием, но не лишавшую здравого рассудка. Боль не исчезла, но притупилась, дав мозгу возможность трезво оценить ситуацию. Пока Кейри жива, у нее есть шанс!

Минг Жао немного отползла назад и выпрямилась в полный рост. Кейри поняла, что произойдет в следующую секунду.

Дальнейшее случилось в мгновение ока. Правая рука Кейри устремилась к прикрепленному к поясу ножу (достать до лежащей на полу катаны она не могла), и через миг клинок по самую рукоятку вошел в щупальце спрута. Тот завизжал от боли и инстинктивно отдернул поврежденную конечность - щупальце с противным хрустом вышло из раны. В мозг Кейри ударила новая волна боли, но вампирша не могла сейчас позволить себе отвлекаться на такие мелочи. Минг Жао обрушилась всем своим многотонным телом на девушку, намереваясь раздавить ее, но в этот миг Кейри повалилась на спину и смогла дотянуться до катаны. Лишь когда Бруджа выставила клинок перед собой, Минг Жао заметила подвох, но было уже слишком поздно - тварь не могла остановить свое падение. Стремительность позволила Кейри правильно выбрать момент и, когда кончик катаны коснулся брюха твари, откатиться в сторону.

Многотонная туша с грохотом обрушилась на пол, растянувшись в полуметре от Кейри, и до ушей девушки донесся истошный вопль - удивительно, что ее барабанные перепонки не лопнули. Через миг тварь вздернула свое тело вверх, и Бруджа увидела рукоятку катаны, торчащую из брюха спрута. Сумасшедшее количество адреналина, выброшенного в кровь, придало вампирше сил и позволило вскочить на ноги, высоко подпрыгнуть, активировать Могущество и ухватиться за рукоять катаны. Наполовину выдернув клинок из тела Минг Жао, Кейри с силой рванула его вниз, вспарывая брюхо твари. Желтая кровь хлынула из огромной раны, заливая все вокруг, и внутренности вывалились наружу. Еще несколько секунд тварь, истошно вопя, дергалась в конвульсиях, а потом рухнула на пол. Не дожидаясь, пока агония затихнет, Кейри рубанула катаной по шее Минг Жао. Потребовалось три удара, чтобы безобразная голова, отделенная от тела, покатилась по полу.

- Так тебе, сука!..

Но было рано праздновать победу, ведь остался еще один спрут. Кейри растратила все свои силы и потеряла много крови. Она уже с трудом держалась на ногах и понимала, что у нее нет шансов на победу в схватке с монстром, а значит, она погибнет.

Кейри Робинсон из клана Бруджа встретит свою Окончательную Смерть с оружием в руках.

Оставшийся монстр ринулся в атаку и замахнулся всеми шестью щупальцами, но вдруг замер в четырех метрах от вампирши, словно превратившись в камень. В следующий миг существо задергалось в беспорядочных конвульсиях и повалилось на пол. Еще несколько секунд тело спрута сотрясали страшные судороги, а потом он затих.

Кейри, пошатываясь, доковыляла до распластавшейся на полу твари и отрубила ей голову - теперь она уже точно не оживет. Не в силах больше стоять на ногах, вампирша села на пол рядом с мертвыми монстрами. Она все еще не верила в это, но она победила - клон Минг Жао сдох сразу же, как только последняя искорка жизни покинула изувеченное тело Жрицы, и Бруджа отделила голову уже от трупа.

И Минг Жао, и ее клоны были мертвы, о чем свидетельствовали начавшиеся процессы разложения. В отличие от братьев Чанг, плоть спрутов не рассыпалась в прах, а превращалась в зловонную полужидкую дрянь и сползала с костей. Смрад стоял невыносимый - если бы желудок Кейри не был пустым, то ее бы наверняка вырвало. Увы, деться от ужасного запаха было некуда - оставалось только терпеть. К счастью для вампирши, вскоре вонь начала ослабевать. К этому моменту от Жрицы и ее клонов остались лишь осклизлые остовы, окруженные похожей на слякоть субстанцией с неприятным, но все-таки терпимым запахом.

Кейри скинула с себя рюкзак и, достав из него пакет с донорской кровью, вонзила клыки в полиэтилен и принялась жадно поглощать алую жидкость. Раны затягивались, и к Брудже вновь возвращались силы. Только сейчас она осознала, что предводительница Квей-Джин убита - превращена в кучу вонючей падали.

Отыскав среди останков свой нож, Кейри принялась осматривать помещение. Она быстро нашла нефритовые статуэтки, также изображавшие дракона, цаплю, слона и кошку, и пьедесталы для них, но она не спешила покидать зал. Если Минг Жао сказала правду, то ключ от Анкарского саркофага наверняка должен быть где-то здесь. Долго искать не пришлось - за одной из колонн обнаружилась ниша, в которой стоял еще один, пятый пьедестал, а на нем покоился высеченный из белого камня покрытый замысловатой резьбой предмет, по форме напоминающий цилиндр. Кейри вспомнила про округлое углубление в крышке саркофага, и все ее сомнения тотчас же отпали.

"Да, это точно он! Что еще можно хранить в этом потайном месте!?"

Сдернув ключ с пьедестала и отскочив назад (на всякий случай - а то вдруг что-то случится?), Кейри положила находку в рюкзак. Весила она, должно быть, килограмма три или четыре, но Бруджу это не смутило. Лучше уж пусть ключ будет у нее, чем останется здесь.

Поставив фигурки на пьедесталы, Кейри прыгнула в открывшийся над полом портал, покидая зал, ставший каменным склепом для Минг Жао и ее клонов.

Осталось уничтожить последнего врага.

Глава 17. Последний трофей

Такси остановилось напротив главного входа Башни Вентру, и Кейри потянулась к дверной ручке, собираясь выйти из машины. Прежде, чем ее пальцы успели коснуться блестящего металла, Бруджа услышала голос водителя:

- Помни - куда бы мы ни шли, лишь кровь Каина вершит нашу судьбу. Прощай, вампир, - голос странного Сородича стал торжественным и в то же время немного грустным.

- Предпочитаю судьбу, созданную собственными руками. До встречи, шеф, - Кейри улыбнулась и, ступив на асфальт, захлопнула дверцу.

Таксист бросил на девушку прощальный взгляд и надавил на газ. Через несколько секунд желтый автомобиль растворился во тьме.


Ему было страшно.

ЛаКруа смог признаться себе в том, что он боится этой молодой Бруджи. В ту ночь, когда Найнс Родригез, будь он проклят, спас свою новообращенную соклановку от верной смерти, Принц, глядя на эту напуганную неонатку, ни за что бы не поверил, что однажды он будет бояться ее больше, чем всех своих прежних врагов, вместе взятых.

Проклятье! В последний раз ЛаКруа испытывал такой страх четырнадцать лет назад, когда в его нескромную обитель в Нью-Йорке ворвались охотники на вампиров под предводительством Грюнфельда Баха. А сейчас речь идет о какой-то вшивой девчонке, обращенной всего лишь пару недель назад! Смешно же! Да, вот только теперь эта Бешеная превратилась из неопытного птенца в ходячую машину для убийства.

Конечно, Башня Вентру имеет внушительную охрану, вот только будет ли ее достаточно, чтобы остановить эту бестию? Ее способности нельзя недооценивать. ЛаКруа испытал неподдельное восхищение, когда узнал о гибели своего заклятого врага - Баха. Тогда, еще до прихода Камарильи в Лос-Анджелес, охотник смог добраться до кабинета Принца, и только вмешательство Шерифа спасло Вентру от бесславного конца. Четырнадцать лет назад Бах едва не убил ЛаКруа. А молодая Бруджа - это еще более серьезный противник, чем старый инквизитор, ведь ей удалось победить охотника, в свое время убившего множество Сородичей. И это далеко не единственное ее достижение. Разгром Шабаша, победа над агентами Квей-Джин, уничтожение базы леопольдовцев... А теперь она ушла от Кровавой Охоты. И каким-то образом она узнала о замыслах ЛаКруа и перешла к решительным действиям, не намереваясь более вступать в переговоры.

Если девчонка доберется до пентхауза, то ЛаКруа сильно не поздоровится.


Охранник Чурбанк, как всегда, находился на своем рабочем месте, и, когда Кейри вошла в вестибюль здания, он слегка смущенным голосом произнес:

- Э, видите ли... Не знаю, что случилось, но ЛаКруа велел ни при каких обстоятельствах не впускать вас. Он сказал, чтобы я выдворил вас из здания. Так что... Боюсь, вам придется уйти.

Тон охранника был таким, будто бы он боялся ее обидеть. И ее злость на ЛаКруа еще больше усилилась: он потребовал от этого смертного, чтобы он помешал ЕЙ пробраться в Башню, прекрасно зная, на что она способна. Фактически, Принц обрекал этого, в общем-то, безобидного толстяка на верную смерть - вампирше ничего не стоит его убить.

- Извини, но я не могу этого сделать, - тон Бруджи был неагрессивным, но твердым.

- Ну же, просто уходи, ладно? Я не хочу применять силу, но у меня есть право это сделать. Не вынуждай меня делать это, мисси.

- Я иду наверх. Или попробуй остановить меня, или уходи. Я настоятельно советую тебе сделать второе.

- Если ты не уйдешь, тогда я... - голос Чурбанка задрожал от волнения. - У меня нет другого выбора...

Охранник потянулся к "тревожной кнопке" (в стол была вмонтирована панель с кнопками и рычагами), но Кейри, активировав Стремительность, подскочила к толстяку прежде, чем он успел ее нажать. Бруджа ударила его по шее ребром ладони. Чурбанк обмяк и мешком сполз на пол.

- Извини, приятель...

Кейри ударила лишь вполсилы. Склонившись над телом, она убедилась в том, что не убила охранника, а только оглушила его. Скоро Чурбанк придет в себя, но на ближайшие несколько минут он надежно выведен из строя. Осмотрев панель управления, Кейри увидела кнопку вызова лифта.

"Сейчас я ему задам!"

Через несколько секунд она уже была в кабине лифта, быстро поднимавшегося вверх по шахте. Скоро Кейри доберется до ЛаКруа и поговорит с ним по душам. Бруджа была удивлена тем, что на ее пути встал только Чурбанк, не имевший никаких шансов остановить закаленную в боях вампиршу. Все получилось так легко... Кейри даже была разочарована.

Впрочем, в мире существует одна неприятная закономерность: как только ты начинаешь думать, что все хорошо, обязательно случается какая-то подлянка. И в случае с Кейри не произошло исключения: раздался грохот, и кабину лифта слегка встряхнуло. Вампирша почувствовала, что лифт остановился и ни в какую не хочет ехать дальше. Похоже, она застряла примерно на полпути к цели. К счастью, кнопка аварийного открытия дверей сработала, и Бруджа смогла выбраться из лифта, попав на один из многочисленных этажей Башни Вентру. Что стало причиной остановки лифта, для Кейри осталось тайной. То ли Чурбанк очухался, то ли кто-то другой остановил лифт, то ли просто произошла какая-то неполадка... Впрочем, это не имело значения. Главный лифт остановился, но ведь это наверняка не единственный лифт в этом огромном здании - где-то рядом должны быть другие, знать бы только, где. Да, долгожданная встреча с Принцем откладывается на неопределенный срок - проблема с лифтом несколько задержит Кейри.

- Стоять!!! Руки за голову!!! - оторвал ее от раздумий грубый мужской голос.

Кейри увидела мужчину в форме охранника, вооруженного пистолетом. Он держал ее на мушке.

- Не подскажешь, где тут лифт? Хотела бы я подняться в пентхауз к ЛаКруа, да вот только с главным лифтом херня какая-то приключилась, - лицо Кейри приняло самое что ни на есть невинное выражение, хотя сама она была готова к вероятной драке.

- Ты - глухая или идиотка!? Руки за голову!!!

- Ладно, давай не ссориться. Лучше просто пропусти...

Грянул выстрел, и пуля просвистела в нескольких сантиметрах от виска Кейри. Активировав Дисциплины, Бруджа подскочила к опешившему от удивления смертному. Первым ударом она выбила пистолет из его рук (кажется, кости горе-охранника хрустнули), а вторым отправила его в нокаут. Кейри не использовала оружия - ее целью было вырубить охранника, а не убить его. Если бы перед ней был охотник, шабашевец или квей-джинский "гуль", вампирша, не задумываясь, уничтожила бы его. А этот охранник даже понятия не имел, кого он защищал и кого пытался остановить. Ему дали приказ: не пропускать молодую брюнетку в вязаной красной шапочке. Наверняка ЛаКруа придумал подходящую легенду о террористах или киллерах, не исключено, что воспользовался Доминированием. Человек просто добросовестно выполнял свою работу. Он не захватывал чужие земли, не пытал во имя какой-то фанатичной идеи и не убивал ради удовольствия - не делал ничего такого, за что заслуживал бы смерти. И Кейри решила, что будет стараться не убивать охранников, а только выводить их из строя. Конечно, если ей будет угрожать смертельная опасность, она будет драться в полную силу, свирепо и беспощадно - тут, как говорится, или ты убьешь, или тебя убьют. Но она постарается, чтобы жертв было как можно меньше.

Весь этаж был занят, вероятно, офисными помещениями - во всех комнатах, куда попадала Кейри в поисках лифта или хотя бы лестницы, не было ничего, кроме мебели и компьютеров - одним словом, строгая рабочая обстановка. Вернее, обстановка была бы таковой, если бы не вооруженные охранники, по одному - по двое в каждом офисе. У них были мощные пистолеты, вроде "пустынного орла" или "анаконды", поэтому Кейри была вынуждена пустить в ход свой верный кольт. Гуманизм гуманизмом, но Бруджа тоже хотят жить, и обзавестись раскроенным черепом Кейри вовсе не планировала. Тем более, сами охранники, несомненно, пытались ее убить. Не было больше никаких предупреждений - стреляли сразу на поражение, целясь в грудь или голову. Поэтому, стреляя в них, Кейри не испытывала угрызений совести - это была самозащита. К тому же, раны большинства охранников наверняка не были смертельными - пули попадали, главным образом, в плечо или колено, лишая смертных боеспособности, иногда сознания, но не жизни. По всему этажу были слышны выстрелы и вопли, а мебель и офисная техника превратились в кучу обломков. Уборщикам долго придется смывать кровь с пола и со стен, да и врачам тоже будет, чем заняться, когда Кейри здесь закончит.

Открыв очередную дверь, Кейри, наконец-то, увидела узкую серую лестницу, ведущую как вниз, так и наверх. Отлично, она воспользуется этой лестницей, когда будет возвращаться назад, но сейчас ей нужно наверх. Поднявшись на несколько пролетов, вампирша наткнулась на запертую дверь и выстрелом сбила замок.

Миновав длинный коридор и вырубив по пути еще нескольких охранников, Кейри добралась до очередной двери. Она также оказалась заперта, так что пришлось стрелять в замок. За дверью, судя по всему, находился буфет, о чем свидетельствовали круглые обеденные столики и висевшие на стенах плакаты с изображениями различных блюд. В столь поздний час буфет пустовал. Но пустовал он недолго.

Как только Кейри переступила порог, сверху раздался звук бьющегося стекла, и острые осколки смертоносным дождем попадали на пол. Вампирша инстинктивно отскочила назад и закрыла лицо руками - не хватало еще, чтобы осколок отскочил ей в глаз! Посмотрев вверх, она поняла, что крыша над буфетом была стеклянной, и кто-то ее разбил. В следующий миг выяснилось, кто совершил сей акт вандализма. Сверху спрыгнули трое человек, вооруженных автоматами и одетых в черные защитные костюмы. Кейри быстро сообразила, что это были спецназовцы - точно такие же, как те, которых она встретила в Синдикате Фу. Бруджа поняла, что теперь шутки кончились. С этими ребятами едва ли возможно будет разобраться так же просто, как с обычными охранниками. Спецназовцы не спешили атаковать сразу - видимо, они рассчитывали на благоразумие "террористки", то есть на то, что она бросит оружие и сдастся без боя. Для простого смертного ввязываться в бой с вооруженными до зубов спецназовцами было бы равносильно самоубийству, но Сородич имел все шансы на победу.

- Ребята, вы не знаете, с чем имеете дело, - произнесла Кейри. - Я не хочу драться с вами, но буду, если придется. Лучше просто убирайтесь с дороги - я даю вам шанс уйти мирно.

Вот только спецназовцы не прислушались к ее совету и дружно открыли огонь. Длинным прыжком уйдя в сторону и выхватив из ножен катану, Кейри ринулась в бой. На этот раз ее атаки были яростными и безжалостными. По опыту зная, что главным уязвимым местом спецназовца является шея, Бруджа целилась клинком именно туда. Через несколько секунд две головы покатились по полу, отделенные от тел. Третьему бойцу вампирша вцепилась в горло - надо было залечить собственную рану (автоматная очередь раздробила ей левое плечо). Отпив изрядную порцию крови, Кейри отбросила от себя обмякшего, но еще живого спецназовца. Прихватив его автомат, Кейри осмотрелась, взглядом ища выход из буфета, превратившегося в бойню. Потерявшего сознание спецназовца она не стала добивать - все равно он сейчас не представлял для нее опасности, так что нет смысла зря проливать кровь. Цель Кейри - ЛаКруа, а не смертные, мешающие ей добраться до кабинета Принца. Ей надо не убивать их, а не дать им убить себя.

Очередная запертая дверь, еще одна узкая серая лестница... Это был путь на крышу. От той ее части, что прикрывала буфет, остался лишь металлический каркас, но другая ее часть, находившаяся над коридором, по которому Кейри добралась до буфета, представляла собой ровную плоскую поверхность, покрытую стальными листами. И там девушку поджидали еще четверо спецназовцев. Напали они все сразу, без предупреждения, и Бруджа была вынуждена открыть огонь из автомата, отобранного у их коллеги. Ближайшему к ней бойцу очередь перебила шею, почти оторвав голову от тела, и тут пули в магазине кончились. Отбросив теперь уже бесполезное оружие, вампирша выхватила катану. Один спецназовец вскоре упал с распоротым горлом, двух оставшихся Кейри пинками сбила в пролом на месте бывшей застекленной крыши. Если им повезет, то они отделаются лишь травмами.

Кейри некогда было любоваться пейзажами, но, тем не менее, вид с крыши был великолепен. Темноту разгоняли огни бесчисленных окон величественных небоскребов и фары снующих внизу машин. Небо было затянуто непроницаемыми тучами, от чего оно казалось абсолютно черным. В воздухе повисло напряжение, и отнюдь не в переносном смысле этого слова: молнии, подобно сверкающим клинкам, яростно полосовали наэлектризованный воздух, пикируя на громоотводы на крышах небоскребов. Вероятно, скоро начнется дождь. И, хотя до рассвета оставалось около двух часов, солнце еще очень нескоро выглянет из-за туч.

Главная цель Кейри по-прежнему находилась там, высоко наверху, примерно в сотне метров над ней. И путь к этой цели быстро попал в поле зрения Бруджи - это была пожарная лестница, прикрепленная к стене. По ней можно было подняться вверх на пару десятков метров, что вампирша и сделала. Открыв окно, Кейри попала в комнату с обшарпанными стенами и старым, запачканным штукатуркой паркетом. Очевидно, в этом помещении шел ремонт - повсюду стояли ведра с красками, деревянные доски и прочие стройматериалы. Отворив ближайшую дверь, Кейри попала в следующую комнату, выглядевшую примерно так же, как и предыдущая. Похоже, что ремонт проводился на всем этаже. Там она встретила спецназовца и пару охранников. Разобравшись с этой троицей ("ладно, медицина сегодня творит чудеса"), Бруджа открыла еще одну дверь.

В очередной обшарпанной комнате стоял лишь один спецназовец, вооруженный автоматом, но разительно отличавшийся от своих коллег, встреченных Кейри ранее. К телу человека был привязан "пояс смертника", но не это было главной его особенностью. Шлема, защищавшего голову, Кейри не увидела - вместо него голову окружало голубое свечение, а лицо... Лицо было точь-в-точь таким же, как у ЛаКруа.

- Я предвидел, что ты доберешься сюда, - проклятье, до чего же ей был ненавистен этот голос! Конечно, Кейри понимала, что лицо и голос у этого смертного должны быть совсем другими, и тут явно не обошлось без использования Принцем своих Дисциплин. - Я не сомневался в твоих способностях, но меня так просто не возьмешь... Тебе не приходилось задумываться, какие качества требуются, чтобы прожить так долго? Зайти так далеко? Потрать свои последние секунды на переоценку ситуации.

- Подумай ты хорошенько, ЛаКруа. Скоро ты умрешь, - таким же хладнокровным тоном ответила Кейри.

- Тик-тик-так... счастливой смерти, Сородич, - "ЛаКруа" презрительно ухмыльнулся, и сверхъестественная маска исчезла, обнажив черный шлем. Но вот только "пояс смертника" никуда не делся.

- Помогите!.. - вскрикнул спецназовец и вскинул автомат.

В иной ситуации Кейри ограничилась бы тем, что оглушила смертного, но этот человек и так был уже обречен - тротил мог сдетонировать в любую секунду, а спецназовец, вместо того, чтобы попытаться сбросить с себя "пояс смертника", попытался сначала застрелить девушку. У Кейри не было иного выбора, кроме как всадить пулю в горло смертного, оттащить его еще дергающееся в агонии тело к подъемнику - благо, вампирша увидела его краешком глаза еще во время общения с "Принцем" - и нажать кнопку "вверх". Подъемник пополз вверх, унося на себе готовое взорваться тело, а Кейри бросилась назад, в предыдущую комнату - она не знала, насколько сильным окажется взрыв. Конечно, он наверняка будет уступать по мощности тем взрывам, которые уничтожили склад Шабаша и базу охотников - ведь ЛаКруа вряд ли хочет разрушить свою башню из-за какой-то наглой Бруджи, - но находиться рядом с эпицентром взрыва девушка все равно не хотела. Кейри успела вовремя - стоило ей только влететь в ближайшую комнату, как здание содрогнулось, а сверху раздался грохот взрыва. Еще бы чуть-чуть...

Вернувшись назад, Кейри осмотрелась и увидела в противоположном конце помещения дверь, похожую на дверь от лифта.

"Отлично! Это он и есть! Главное, чтобы кнопка вызова работала. Так... Работает! О, и лифт-то чистенький, новенький. Только бы он не застрял, как предыдущий. Давай, милый, поехали!"

Увы, лифт поднялся лишь на несколько этажей - кабинет ЛаКруа по-прежнему был высоко наверху, но, по крайней мере, Кейри приблизилась к цели.

Этот этаж выглядел уже под стать Башне Вентру - пол и стены были отделаны белым мрамором, а высоко расположенный потолок украшен лепниной. И охранник, молодой брюнет, на которого Кейри наткнулась сразу же, как только вышла из лифта, был одет в черный смокинг с красным галстуком. "Сородич", - подсказало вампирше ее чутье. Тот, держа в руках "ласситер киллматрик", пристально посмотрел ей в глаза и медленно произнес:

- Выстрели себе в голову.

- Поцелуй меня в задницу!

Найнс Родригез говорил Кейри, что однажды она станет невосприимчивой к Доминированию, и сейчас, похоже, этот момент настал. Она не стала выполнять приказ этого Вентру, тем самым сохранив себе жизнь. Теперь ее сознание было защищено от подобного рода воздействий, и незадачливому вампиру пришлось пустить в ход оружие. Активировав Стремительность, Бруджа ловко ушла с линии огня, и пули лишь попортили мрамор на стене. Мгновенно прицелившись в лоб противника из "анаконды", Кейри выстрелила. Пуля попала точно в цель, но вместо того, чтобы разнести голову Вентру, как переспелый арбуз, она лишь содрала с нее клок кожи. "Стойкость", - вспомнила вампирша. Стрелять бесполезно - она растратит все патроны прежде, чем отправит оппонента в лучший мир. Выхватив катану и активировав Могущество, Кейри пошла в лобовую атаку. Ее противник снова попытался поразить ее из автомата, но Бруджа опять смогла увернуться от пуль, а в следующий миг ее катана перерубила вражескую шею. Вампир вспыхнул и пеплом осел на пол.

На звуки боя выбежали еще двое охранников-Вентру, распахнув широкие двустворчатые дубовые двери. Эти Сородичи были вооружены катанами.

- Так, парни, ведите себя благоразумно, если не хотите повторить судьбу вашего соклановца, - предостерегла их Кейри. - Мне нужен ЛаКруа, но я убью всякого, кому хватит глупости встать у меня на пути. Даю вам возможность убраться подобру-поздорову.

Вентру не прислушались к ее совету и атаковали, тем самым подписав себе смертный приговор. Стойкость Стойкостью, но Могущество сводило на нет воздействие этой Дисциплины, не говоря уже о том, что Кейри имела огромное преимущество в скорости. Через несколько секунд на полу появились еще две горстки пепла.

Миновав двери, Бруджа попала в длинный коридор, на противоположном конце которого виднелась еще одна дверь. По пути к этой двери вампирше пришлось сразиться еще с тремя Вентру. Среди них не было тех Сородичей, которые помогали Кейри добыть саркофаг, и, надо сказать, это обстоятельство принесло ей облегчение - не хотелось бы ей насмерть драться с теми, с кем она несколько ночей назад выполняла одну работу.

За дверью находился просторный зал, явно предназначенный для заседаний (по центру стояли длинный дубовый стол и обитые кожей кресла), охраняемый еще двумя Вентру. Едва не словив автоматную очередь в лоб, Кейри расправилась с охранниками и подошла к двери в противоположном конце конференц-зала. Это был очередной лифт.


ЛаКруа уже не находил себе места: скоро, очень скоро эта Бруджа будет здесь. Черт, ну почему же она не взорвалась вместе со спецназовцем-смертником или не застрелилась, выполнив приказ его соклановца!? Почему ее не растерзал оборотень!? Почему она ушла от Кровавой Охоты!? Почему она до сих пор жива!? Почему!?

Но факт оставался фактом - молодая вампирша жива, и явилась она в Башню Венту с одной целью - добраться до него, до ЛаКруа, и...

Принцу было страшно даже подумать о том, что она с ним сделает. Поменяйся они ролями, Себастьян не желал бы ей ничего, кроме Окончательной Смерти. Но это он втянул ее во все свои интриги и, когда она оказалась слишком близка к тому, чтобы узнать правду, попытался устранить. Однако она, несмотря ни на что и вопреки всему, выжила, и теперь пришла отомстить.

Шериф по-прежнему стоял рядом с ним, и на его лице, больше похожем на морду гориллы, не читалось никаких эмоций. В то время как Принц сходил с ума, великан оставался абсолютно бесстрастным. ЛаКруа бросил взгляд на этого могучего вампира, одного из немногих Тзимицу, состоящих в Камарилье, своего последнего оставшегося защитника.

Последнего, но самого сильного. Четырнадцать лет назад сам Бах отступил перед Шерифом, не рискнув ввязаться с ним в бой. До и после сего инцидента на ЛаКруа совершались неоднократные покушения, но всякий раз незадачливый киллер сталкивался лицом к лицу с Шерифом - и это лицо было последним, что он видел в своей жизни. Пока что только Баху посчастливилось уйти живым от личного телохранителя Принца. И ЛаКруа искренне надеялся на то, что девчонке повезет меньше.

- Что сир, что дитя... - негромко произнес он. - Надо было казнить ее в ту ночь, - Вентру перевел взгляд на Шерифа и заметил, что великан смотрит прямо на него, будто бы ожидая приказа. - Ты знаешь, что делать.


Кейри вышла из лифта и оказалась в маленькой комнате. Кроме нескольких светильников, крепившихся к стенам, и деревянной двери здесь не было ничего примечательного. Впрочем, сейчас вампиршу интересовали только лифты, лестницы и двери и, поскольку это был единственный путь вперед, Бруджа открыла эту дверь.

За дверью оказался небольшой круглый зал с покрытым крупной "шахматной" плиткой полом и оклеенными желтыми обоями стенами. Потолок находился в десяти метрах над головой, и по окружности к стенам зала крепился балкон, подпираемый белыми каменными колоннами. Подняв глаза, Кейри увидела очередную дверь - ей-то она и воспользуется, чтобы продвинуться дальше, благо, к балкону по изящной дуге сходились две лестницы, и подняться наверх не составляло труда.

Но тут дверь распахнулась, и на балконе показался тот, кого Кейри когда-то боялась, как огня.

Это был Шериф.

Кейри ожидала этой встречи и была бы очень удивлена, если бы она не состоялась. Все в Башне наверняка знали, что Бруджа явилась по душу ЛаКруа, и его верный телохранитель не собирался бездействовать. Теперь он стоял на балконе, голый по пояс, со светящимися, точно в припадке Безумия, красными глазами, и смотрел прямо на нее. В руках Шерифа был его огромный двуручный меч.

Это зрелище невольно воскресило в памяти Кейри тот страшный миг, когда Шериф перерубил своим мечом шею ее сира. В ту ночь этот же самый меч должен был оборвать и ее жизнь, и только вмешательство Найнса спасло девушку от, казалось бы, неминуемой смерти.

Тогда она стояла на коленях, связанная и совершенно беззащитная, а Шериф грозно возвышался над ней, ожидая приказа Принца. Вынеси ей ЛаКруа смертный приговор, она ничего не смогла бы сделать, и последовала бы за Генри.

Сейчас, спустя две недели, Себастьян де ЛаКруа, наконец-то, приговорил ее к смерти, и Шериф должен был привести этот приговор в действие. Но теперь Кейри Робинсон уже не была той напуганной неонаткой, даже не осознающей, что она - вампирша.

И Кейри не собиралась предлагать Шерифу уйти с дороги. Она хотела драться. Для нее он был нечто большее, чем просто очередное препятствие на пути к цели. Он знал, кого защищает и кого собирается остановить. И дело не только в этом. Перед Кейри стоял бездушный палач, погубивший ее сира, и вампирша хотела отомстить ему.

У нее теперь было достаточно сил и боевого опыта, чтобы осуществить свою месть.

Потому что она - Бруджа.

Бешеная.

Высокоскоростная машина для убийства.

И сейчас она превратит этого гориллоподобного монстра в пепел.

Шериф спрыгнул с балкона, буквально обрушившись на пол в двух метрах перед Кейри, и молодая Бруджа почувствовала, как пол под ее ногами содрогнулся. Ее противник выпрямился в полный рост - он был в полтора раза выше девушки, а разница в весе была еще более значительной.

Оба вампира застыли друг против друга на покрытом плиткой полу, словно две фигуры на шахматной доске. Сейчас им предстояло разыграть смертельную партию, в которой мог быть лишь один победитель. Но на этот раз Кейри не чувствовала себя пешкой. Нет, теперь она была игроком, а не подчинялась чьей-то воле. В ее голубых глазах светился бойцовский азарт, она жаждала схватки. Лицо Шерифа, как всегда, было бесстрастным, словно у робота. По сути, он и был роботом, но только не из стали, а из плоти и крови. Смыслом всей его не-жизни было бездумное выполнение приказов Принца. Он был "железным кулаком" ЛаКруа.

Так пора же отсечь этот самый кулак к чертовой матери!

Словно по команде, бойцы ринулись в атаку, ведомые одной единственной целью... убить соперника.

Кейри активировала Дисциплины, что позволило ей, словно в замедленной съемке, видеть все движения своего противника. Несмотря на свои внушительные габариты, двигался Шериф очень быстро, но каким же медлительным он был по сравнению с Кейри! Бруджа видела, как Тзимицу занес для удара свой меч, намереваясь раскроить ее надвое. Было бы бессмысленно пытаться отбить этот удар - громадный тесак переломил бы тонкую катану, словно спичку, поэтому вампирша в самый последний момент уклонилась от меча, со свистом рассекающего воздух, и рубанула своим клинком по левому боку Шерифа, до мяса располосовав светло-серую кожу. Из груди гиганта вырвался вопль, полный боли и злости, и это раззадорило Кейри.

Шериф резко крутанулся на месте, намереваясь снести противнице голову, но Кейри ловко пригнулась и, перекатившись по полу, нанесла Тзимицу очередной удар, на этот раз ранив его в правое бедро. Она вскочила на ноги и развернулась лицом к врагу. К своей радости Бруджа заметила, что первая рана на боку Шерифа до сих пор не затянулась - очевидно, у этого громилы регенерация была не такой быстрой, как у его упокоенного соклановца из Шабаша, и это значило, что Кейри имеет все шансы на победу. Но, конечно, не стоило забывать, что Шериф - не тот соперник, которого можно уложить одним-двумя ударами. Похоже, что раны, нанесенные Бруджей, почти не повлияли на его бойцовские качества. Потребуется еще, по меньшей мере, десяток таких ран, чтобы вывести его из строя. Шерифу же может оказаться достаточно одного единственного удара, чтобы уничтожить вампиршу.

Бойцы возобновили поединок, и на покрытый плиткой пол брызнула новая порция крови. В следующий миг меч Шерифа просвистел в опасной близости от лица Кейри. Нецензурно выругавшись, Бруджа снова бросилась в атаку, и тут Шерифа окутало ослепительное красное свечение.

Кейри уже знала, что это такое. Будучи Тзимицу, ее враг умел телепортироваться. Теперь он может оказаться где угодно, но, учитывая сравнительно небольшие размеры зала, в котором они сражались...

...Шериф напал сзади, но ему не удалось застать врасплох наученную опытом Кейри - вампирша играючи увернулась от его выпада, не упустив при этом возможности очередной раз полоснуть противника. Если бы Шериф отвлекся от боя и посмотрел на только что полученную рану, то он мог бы увидеть свои собственные ребра.


Шериф чувствовал боль, и в нем закипала злость. Какая-то жалкая неонатка, обращенная всего пару недель назад, ранила его! Его, на своем веку уничтожившего множество врагов, осмелившихся покуситься на ЛаКруа, не получив при этом ни царапины! Он уже почти забыл, что такое боль. Он привык видеть кровь, хлещущую из разрубленных на куски тел своих жертв, но он уже несколько лет не видел собственной крови. Он привык видеть ужас в глазах тех, кого он собирался лишить жизни, но эта девчонка сражалась бесстрашно и яростно, словно не задумываясь о том, с кем она имеет дело.

Она не боялась его, и это приводило Шерифа в еще большую ярость. Как-никак, он был представителем Тзимицу - клана, печально известного своей патологической жестокостью. Ужас, который испытывали его жертвы перед смертью, словно подпитывал его энергией, подобно теплой крови, изливающейся из их ран. Он получал неописуемое удовольствие, когда его огромный меч разрубал чью-то плоть. И, когда Принц приговаривал к смерти нарушившего Закон Сородича, для Шерифа наступал настоящий праздник. Его лицо, покрытое толстой грубой кожей, казалось окружающим невыразительной каменной маской, и они даже представить себе не могли всей гаммы чувств, переживаемых громилой-Извергом.

А сейчас все было иначе. Это была не расправа над беззащитной, перепуганной до полусмерти жертвой, а ожесточенная схватка с сильной и быстрой соперницей, не выказывающей и намека на страх. Раз за разом Шериф пытался разрубить наглую Бруджу, но та ловко уклонялась от его ударов и наносила свои. Каждый промах вызывал у Шерифа болезненное чувство досады. Каждая рана, нанесенная девчонкой, приводила его в еще большую ярость.

И эта ярость нарастала с каждой секундой, грозя перейти в припадок Безумия.


Кейри заметила, что ее противник стал атаковать еще более яростно - похоже, раны не ослабили его, а только разозлили. Но атаки Шерифа стали беспорядочными, он делал много лишних движений, стараясь поразить цель, и совсем не думал парировать удары Бруджи. С таким отношением к бою гигант, с одной стороны, стал более уязвим, но подойти к нему вплотную было бы равносильно самоубийству. Он был неудержим, словно разъяренный бык.

И вот Шериф уже перешел в наступление, неистово размахивая своим чудовищным мечом. Кейри пришлось отступать, уворачиваясь от ударов Тзимицу. Тут Шерифа опять окутало красное свечение, на миг ослепившее Кейри. Сбитая с толку, Бруджа подумала, что враг опять нападет на нее сзади, и резко развернулась, но Шериф ловко ее одурачил: он никуда не телепортировался, и теперь вампирша повернулась к нему спиной! Лишь в самый последний момент Кейри успела заметить занесенный над нею меч и отскочить в сторону.

Шериф взревел от досады - он явно рассчитывал на то, что сейчас положит конец схватке, раскроив вампиршу надвое. Кейри бросилась в атаку - каким бы опасным ни был ее противник, она должна убить его, и как можно скорее, пока у нее достаточно сил для того, чтобы драться. Если Бруджа начнет слабеть, то она потеряет свое преимущество в скорости, а вместе с ним и шансы на победу. Ловко избежав сокрушительного удара мечом, девушка в очередной раз полоснула врага.

Но с каждой секундой Кейри двигалась все медленнее и медленнее. Она до сих пор была намного быстрее Шерифа, но усталость уже давала о себе знать. И Тзимицу заметил это. Теперь он видел, что вампирше стало труднее уклоняться от его ударов. Когда Кейри занесла катану, меч Шерифа устремился прямо к ней.

Клинки схлестнулись, и Кейри поняла, что через мгновение ее катана окажется сломанной. У нее не оставалось другого выхода, кроме как разжать пальцы и упасть на пол. Ее клинок отлетел в противоположный конец зала и звякнул об пол - Кейри лишилась своего основного оружия.

Торжествующе рыча, Шериф обрушил свой меч на распластавшуюся на полу Бруджу, но Кейри успела перекатиться. Клинок ударил в пол, и плитка покрылась глубокими трещинами. Времени на то, чтобы выхватить "анаконду", у вампирши не было - да и что толку от пистолета, когда в обойме осталась всего-то пара патронов!? Про нож она даже и не думала - он ей вряд ли поможет, если, конечно, Шериф не боится щекотки. Надо во что бы то ни стало подобрать катану, иначе Окончательная Смерть наступит очень скоро. Но только Шериф не давал Кейри возможности добраться до ее оружия. Он наступал, яростно размахивая своим здоровенным тесаком, и все, что пока удавалось делать Брудже, - это уклоняться. И с каждым мигом ей становилось все труднее и труднее избегать ударов.

Шериф теснил ее к стене.

Нет, она не позволит какой-то разъяренной скотине изрубить себя на куски! Черт возьми, да он же просто ослеплен своим желанием убить ее! Он не видит перед собой ничего, кроме отступающей Бруджи! Не видит этих колонн!

Это обстоятельство могло спасти жизнь Кейри. Конечно, меч Шерифа способен легко перерубать плоть и кости, но сможет ли он сокрушить колонну, высеченную из цельного камня?


Она в западне!

Если бы Шериф мог это сделать, то он бы кровожадно ухмыльнулся. Как же все просто! Вампир, использующий в бою Дисциплины, быстро выдыхается, и эта девчонка не была исключением. Теперь она далеко не так проворна, как в начале схватки. Замешкавшись, она уже лишилась своего оружия, и теперь не может сделать ничего, кроме как отступать, пытаясь продлить свою жизнь на жалкие несколько секунд. Шерифу же не нужно было постоянно использовать Дисциплины - он потратил лишь немного энергии на телепортацию и световые вспышки, - ведь он всегда был быстр и силен. Бруджа использовала Могущество, но это не делало ее сильнее Шерифа, а лишь уравнивало их силы. А преимущество в скорости и вовсе постепенно сходило на нет.

Шериф снова почувствовал свое превосходство над жертвой. Да, уже именно жертвой - он больше не видел в этой слабеющей неонатке достойного противника.

Вот она уперлась спиной в мраморную колонну.

Пора, наконец, прикончить ее.

Шериф занес меч для смертельного удара.


На это и рассчитывала Кейри. Несмотря на то, что силы покидали ее, она все еще была быстрее своего противника, и, когда между лезвием меча и головой девушки остались всего каких-то полметра, Бруджа пригнулась и отскочила в сторону.

Сталь с грохотом врезалась в камень, и осколки полетели во все стороны. Из горла Тзимицу вырвался рев, полный злости и досады. Как и надеялась Кейри, его меч застрял в колонне, и теперь гигант изо всех сил пытался выдернуть клинок из камня. Это позволило Брудже выиграть столь необходимое ей время. Через пару секунд катана снова была у нее в руках.

Шериф уже выдернул тесак из колонны и бросился на вампиршу, словно разъяренный бык на тореадора. Он собирался сокрушить ее, совсем не думая о том, что Бруджа снова способна дать сдачи.

Очередная рана, казалось бы, была пустяковой, как и все предыдущие, которые Кейри успела нанести Шерифу. Но тут ее враг испустил жуткий вой и отшвырнул свой меч. Кейри на миг опешила, удивленная таким странным поступком, и тут Шериф развернулся к ней лицом и с силой ударил девушку кулаком в грудь. Удар отбросил вампиршу в противоположный конец зала. Ударившись о колонну, Кейри сползла на пол. Ее ребра наверняка были сломаны, но ей нужно было немедленно встать на ноги, иначе враг добьет ее.

Но Шериф стоял на месте и смотрел прямо на Кейри. А его глаза... Его красные глаза теперь светились еще ярче, словно две фары, а на звероподобной физиономии появился свирепый оскал. Тесак, в свое время оборвавший сотни жизней, до сих пор валялся на полу, словно надоевшая игрушка, брошенная капризным ребенком.

Кейри знала, что это такое.

Это Безумие.

Теперь Шериф абсолютно неадекватен. В таком состоянии он напрочь забудет о всякой осторожности, но станет намного сильнее и будет нечувствителен к боли.

Он не бросился в атаку сразу. Шерифа окружила красная дымка - это означало, что Тзимицу переходит в боевую форму.

Кейри не рискнула приблизиться к врагу, буквально на глазах изменяющегося до неузнаваемости. Дымка скрывала детали, но уже было видно, что боевая форма будет значительно отличаться от привычного облика Шерифа. Его руки, расставленные в стороны, удлинялись, а тело увеличивалось в размерах. Процесс превращения занял всего лишь несколько секунд, и перед Кейри теперь уже была огромная, размером с дельтаплан, летучая мышь со светло-серой шкурой. Нетопырь стоял на задних лапах, выпрямившись во весь свой трехметровый рост. Туловище несильно увеличилось в ходе превращения, но руки преобразовались в два широких перепончатых крыла, достигавших в размахе не меньше десяти метров. Острые конические зубы превратили и без того безобразную морду твари в сплошной оскал. И только глаза Шерифа остались прежними - такими же светящимися красными фарами, злобно уставившимися на Кейри.

Оглушительно запищав, нетопырь с силой оттолкнулся лапами от пола и, взмыв в воздух, помчался к девушке. Его полет был столь стремителен, что Бруджа не успела даже пригнуться. Выставив вперед обе лапы, тварь схватила Кейри своими длинными и кривыми, как у хищной птицы, когтями и снова набрала высоту.

Когти только обхватили плечи Кейри, а не вонзились в тело, но вампирша оказалась дезориентирована в пространстве и не сразу сообразила, в чем дело. Только что она стояла на твердом полу, и тут - на тебе! - ее ноги болтаются в пустоте, а какой-то нетопырь-переросток поднял ее в воздух, словно орел выхваченную из воды рыбу. А этот ужасный вопль! Да, правильно, летучие мыши пользуются ультразвуком, чтобы ориентироваться в пространстве. Но как орала эта "мышка"!

Нетопырь поднялся почти до уровня потолка и на полной скорости помчался к большому окну в стене, держа добычу в когтях. Слегка придя в себя, Кейри смогла правильно оценить ситуацию.

"Дерьмо! Мы же сейчас врежемся прямо в стекло!"

Шериф-то, впавший в Безумие, не почувствует боли, а вот Кейри может серьезно пострадать. В последний момент зажмурив глаза, девушка услышала звон бьющегося стекла. Сотни осколков полетели во все стороны, впиваясь в тело нетопыря. Несколько задели и Кейри, но, к счастью, кожаная куртка предохранила вампиршу от серьезных ран.

В следующий миг Кейри осмелилась открыть глаза. Взгляд успел поймать серое асфальтированное покрытие с большим желтым кругом посередине - судя по всему, это была взлетно-посадочная площадка, предназначенная для вертолетов. Сейчас она пустовала.

"Нет!!! Только не это!!!"

Нетопырь продолжал нести Бруджу в когтях, направляясь к краю площадки. Он был огорожен высокими перилами, но гигантская летучая мышь собиралась пролететь над ними, чтобы сбросить Кейри с двухсотметровой высоты. Даже Сородич не выживет после такого падения.

Катана, как это ни странно, до сих пор была в руке Бруджи, и это обстоятельство могло спасти жизнь Кейри. Изловчившись, девушка резанула клинком по лапе твари, рассекая ахиллово сухожилие. Так как бестия находилась в состоянии Безумия, боли она не почувствовала, но, тем не менее, ее когти разжались, выпустив добычу из своей хватки.

Сгруппировавшись, Кейри полетела вниз. Вскоре ее тело коснулось твердой поверхности - это была взлетно-посадочная площадка. Ей удалось вырваться из когтей Шерифа как раз вовремя - еще мгновение, и нетопырь вынес бы ее за пределы площадки, и тогда вампирша наверняка разбилась бы насмерть. Вскочив на ноги в какой-то паре метров от края, Кейри стала взглядом искать своего противника.

Крылатый силуэт почти сразу возник на фоне темного неба, появившись словно из ниоткуда. Нетопырь, ставший воплощением Ангела Смерти, мчался на Кейри с огромной скоростью, словно атакующий ястреб. Его омерзительная пасть распахнулась, обнажив ряды острых конических зубов, похожих на колья. Из глотки монстра вновь вырвался оглушительный писк, и Кейри всем телом почувствовала, как невидимая ультразвуковая волна настигла ее. Настигла и поразила.

Девушка почти оглохла, и теперь слышала лишь неясные звуки. Голова страшно болела, в глазах двоилось, а тело ни в какую не желало слушаться оглушенного мозга. Кейри попробовала убраться с пути пикирующей твари, но все, что ей удалось, - это несколько шатких, точно у до одури напившегося смертного, шагов. В последний момент поняв, что отскочить не получится, Бруджа повалилась на живот, всем телом прижавшись к асфальту. Нетопырь рассек воздух в метре над припавшей к площадке Кейри, и его пасть защелкнулась пустой. Не успей вампирша упасть, Шериф откусил бы ей голову.

К счастью для Кейри, действие ультразвуковой волны оказалось недолгим, и, еще лежа на асфальте, Бруджа почувствовала, что начинает быстро приходить в себя. Встав на слегка подкашивающиеся ноги, она быстро отыскала уже способным сфокусироваться взглядом своего врага.

Крылатая тварь шла на второй заход.

Пасть нетопыря вновь распахнулась, готовая сомкнуться на теле жертвы, и монстр опять приближался к Кейри, быстро снижаясь. На этот раз он уже не собирался глушить ее своим воплем, а просто шел в лобовую атаку, быстрый и неумолимый.

Но теперь Бруджа пришла в себя и перестала быть легкой мишенью. Ее катана грозно блестела, и Кейри собиралась пустить ее в ход.

"Давай, сволочь, подлети еще... Так, еще ближе... Ближе... Давай, пикируй, засранец!.."

Хотя Кейри и растратила почти всю энергию на схватку, у нее еще было достаточно сил, чтобы использовать Стремительность. Она видела каждое движение огромной летучей мыши. Видела, как дрожат на ветру летательные перепонки ее крыльев. Видела, как блестят устрашающие зубы, не уступающие зубам оборотня. Вот между ней и нетопырем остается десять метров... Девять... Пасть твари распахнулась на все сто восемьдесят градусов, и Бруджу обожгло зловонное дыхание. Еще немного... Три метра... Два...

Когда между головой Кейри и разверстой пастью Шерифа остался последний метр, вампирша пригнулась и слегка подалась влево. Ее правая рука, державшая катану, взмыла вверх.

Хлопанье крыльев.

Лязг зубов.

Омерзительный хруст.

Кровь, брызнувшая на асфальт.

Глухой звук падающего тела.

Огромный нетопырь кубарем покатился по площадке, заливая серый асфальт своей кровью. Его правая летательная перепонка была рассечена и теперь болталась, словно потрепанная тряпка. Тем не менее, тварь быстро вскочила на лапы и, опираясь на когти крыльев, длинными прыжками помчалась к Кейри. Страшная пасть нетопыря истекала слюной, а красные глаза ослепительно светились в темноте.

Из глотки Шерифа вновь вырвался оглушительный вопль, но Кейри успела метнуться в сторону. Ультразвуковая волна прошла мимо и не задела вампиршу.

Пришло время положить конец схватке.

Катана против зубов.

Скорость против всесокрушающей силы.

Жажда мести против слепого желания убивать.

Шериф сделал выпад, лязгнув зубами в нескольких десятках сантиметров от лица Кейри. Несмотря на травмы, тварь двигалась быстро и по-прежнему была опасным противником для уставшей от долгой схватки молодой Бруджи. Рост в холке стоявшего на четвереньках нетопыря был таким же, как у Кейри. И он прыгал, точно огромная лягушка, намереваясь вонзить зубы в тело вампирши. Кейри уклонялась от его выпадов и сама наносила удары, пытаясь поразить противника в морду или в шею.

Пасть нетопыря сомкнулась на правой руке Кейри, раздробив кости. Вскрикнув от боли, Бруджа выронила катану. Тварь мотнула головой, разжав челюсти, и раненая вампирша упала на асфальт. Из глотки Шерифа вырвался победный вопль, и чудовище склонилось над своей жертвой.

Правая рука Кейри была почти оторвана, а катана лежала в метре от своей владелицы. Ее противник снова распахнул пасть, собираясь вцепиться жертве в голову.

Как и в ту страшную ночь, Кейри оказалась совершенно беззащитна перед Шерифом.

"Нет! Я не собираюсь подохнуть этой ночью!"

Злость притупила боль, и голубое свечение окутало здоровую руку. Кулак устремился к оскаленной морде нетопыря и с силой ударил в уродливый нос твари. Раздался треск ломающихся костей, и из ноздрей Шерифа брызнула кровь. Тварь отпрянула и замотала головой, а Кейри перекатилась по асфальту. Пальцы левой руки сжали рукоять катаны.

Бруджа встала на ноги. Ее правая рука висела на одних сухожилиях, но Кейри не собиралась сдаваться. Собрав последние силы, она бросилась в атаку.

Сейчас решится, кто из двух вампиров останется в живых.

Шериф вздернул свою безобразную голову, красную от крови - своей и Кейри, - и прыгнул в сторону противницы. На сей раз его пасть захлопнулась пустой.

Теперь настала очередь Кейри. Очередь нанести свой удар.

Удар, который должен поставить точку в этом сражении.

Кейри не привыкла бить левой рукой и растратила почти все силы, но этот удар оказался самым мощным из всех, что ей когда-либо приходилось наносить, ведь в него была вложена вся ее ярость. Голубое свечение вокруг левой руки стало таким ярким, что почти ослепило Бруджу.

- Это тебе за Генри!

Катана устремилась к толстой шее твари. Лезвие вонзилось в плоть, с треском прошло между позвонками и рассекло горло. Отрубленная голова упала к ногам Кейри. Обезглавленное тело Шерифа судорожно забило огромными крыльями, сбив вампиршу с ног, и выпрямилось на задних лапах. А затем оно вспыхнуло оранжевым пламенем. Останки Шерифа сгорели не так быстро, как трупы других Сородичей, и Кейри целых несколько секунд наблюдала за тем, как огонь пожирает ее ненавистного врага.

Еще примерно минуту Кейри, уставшая и раненая, лежала на взлетно-посадочной площадке, а пепел, оставшийся от Шерифа, кружился в воздухе и медленно оседал, слоем покрывая асфальт и распластавшуюся на нем вампиршу.

Теперь самое страшное было позади, ведь Кейри раз и навсегда уничтожила того, кто был для нее воплощением страха. Да, ее страх состоял из плоти и крови, и сегодня ночью она убила его.

И вот уже в горстку черного пепла небрежно брошен выпитый пакет из-под донорской крови. Кейри вновь была цела и невредима и полна сил.

Бруджа кровожадно ухмыльнулась. Настало время поговорить с ЛаКруа по душам.


Кейри пинком распахнула дверь кабинета ЛаКруа. Принц, как всегда, стоял рядом со своим рабочим столом, и теперь он уставился на Бруджу округлившимися то ли от удивления, то ли от испуга глазами. Наверно, и от того, и от другого. Он явно не ожидал, что молодая вампирша сумеет одолеть Шерифа и теперь, когда его телохранитель, доселе казавшийся ему непобедимым, был мертв, он пришел в ужас при виде его убийцы. Сам факт того, что ЛаКруа не покинул свой кабинет, свидетельствовал о том, что Принц даже не предполагал такого поворота событий.

Сам внешний вид Кейри уже говорил о том, что она только что побывала в жестокой переделке. Ее одежда была сильно изодрана и покрыта запекшейся кровью, к которой прилип черный пепел - все, что осталось от Шерифа. Но сама вампирша была в отличной форме и при оружии, готовая в любой момент разрубить на куски всякого недоброжелателя. Она решительным шагом направилась к ЛаКруа. Когда между ней и Принцем осталось три метра, тот заговорил дрожащим, но в то же время агрессивным тоном:

- Ты... ты предала меня... Я дал тебе опеку... ответственность... возможности... власть... - Вентру сорвался на крик. - А теперь ты входишь в мое здание, подрываешь мою организацию, убиваешь моих верных помощников... Ты - Иуда... ты - дьяволица... Думаешь, ты победила меня!? У меня по-прежнему есть мой саркофаг! - ЛаКруа злобно оскалился и указал взглядом на стоящий напротив камина Анкарский саркофаг.

- А у меня есть ключ, ублюдок! - ответила Кейри.

Ей хотелось прямо сейчас наброситься на Принца и разорвать его голыми руками, но она решила оттянуть этот момент. Брудже просто интересно было увидеть, как ЛаКруа отреагирует на эту новость.

- Ты сделала все за меня - в который раз, - Себастьян нервно хихикнул. - Как многому еще предстоит научиться... Я полагал, что все потерял... но нет, вдруг являешься ты, гонимая ветром Геенны, неся мое спасение - ключ от моего будущего.

- Чему ты так радуешься? - Кейри злорадно усмехнулась.

ЛаКруа издал очередной нервный смешок, после чего его лицо посерьезнело и он пристально посмотрел в глаза Бруджи.

- Отдай мне ключ.

- Пошел ты... - с презрением в голосе ответила Кейри и показала Принцу средний палец.

- Я сказал, отдай мне ключ!

- Получи-ка!

Как же давно Кейри ждала этого момента! И вот теперь он, наконец-то, наступил. Вампирша подскочила к Принцу, ее руки окутало голубое свечение, и кулак с нечеловеческой скоростью устремился к ненавистному лицу. Для ЛаКруа это стало такой неожиданностью, что он даже не успел активировать Стойкость, и поэтому получил по полной. Его голова откинулась назад, и Вентру стал заваливаться на спину, но Кейри еще не закончила. Поймав Принца за грудки, Бруджа заехала ему коленом под дых, от чего тот согнулся пополам. Затем Кейри нанесла ЛаКруа серию ударов в корпус, ломая ребра и отбивая внутренности. Последний пинок отправил Себастьяна в непродолжительный полет по направлению к полу. Приземлившись на пятую точку, он попытался подняться на ноги, но все, что ему удалось, это встать на колени, опираясь руками об пол. Кровь, ручьем вытекавшая из разбитого носа, крупными каплями падала на паркет.


В эту ночь мир для ЛаКруа перевернулся. Всего лишь несколько ночей назад он был вершителем судеб всех Сородичей Лос-Анджелеса, имеющим право даровать им привилегию Становления или же объявлять на них Кровавую Охоту. А теперь он, избитый и униженный, стоял на коленях перед молодой вампиршей, само существование которой - ошибка. Она должна была умереть вместе со своим сиром, но Принц сохранил ей жизнь лишь затем, чтобы тут же пустить ее в расход. Себастьян был уверен в том, что новообращенная Бруджа погибнет на первом же своем задании, но он недооценил ее способности. После уничтожения склада Шабаша он посылал ее на новые опасные задания, рассчитывая на то, что она либо поможет ему в достижении его целей, либо умрет. Но раз за разом она выживала и набиралась боевого опыта. И вот теперь этого опыта хватило, чтобы уцелеть в Гриффит-парке, уйти от Кровавой Охоты и убить Шерифа. ЛаКруа сам создал себе врага - еще более опасного, чем те, которых он встречал прежде.

Сейчас вампирше ничего не стоило его добить, но она, похоже, не собиралась этого делать. Но, даже если она его пощадит, не-жизнь ЛаКруа все равно утратила весь свой смысл. Сородичи обеих фракций - Камарильи и Анархов - скоро узнают о его союзе с Квей-Джин, и тогда Окончательная Смерть будет высшим благом, на которое он может надеяться.

А Анкарский саркофаг, из-за которого и началась вся эта авантюра? Вот Бруджа скинула с себя рюкзак и извлекла цилиндр из белого камня, покрытый резьбой, - ключ. Тот самый ключ, который ЛаКруа так хотел заполучить! А теперь он в руке вампирши, что уже перевела свой взгляд с избитого Вентру на саркофаг.


Кейри, держа в руке ключ, смотрела на Анкарский саркофаг - тот проклятый саркофаг, из-за которого она несколько ночей рисковала жизнью. Там, внутри, было спрятано нечто, и Брудже ничего не стоило открыть саркофаг и взглянуть на его содержимое.

Но она помнила слова Бэккета... "Если саркофаг откроют, произойдет беда. Какая именно - я не знаю, но, внимательно изучив факты, я убедился, что лучше оставить саркофаг нетронутым - каждый, кто поступит иначе, столкнется с малоприятными последствиями".

"С тем, кто откроет Анкарский саркофаг, случится что-то очень плохое".

У Кейри не было оснований не доверять старому Гангрелу.

Краешком глаза она увидела, как позади нее шевельнулся ЛаКруа, и повернулась лицом к Принцу. Он выглядел настолько жалко, что Кейри испытала к нему невольное сочувствие.

"Нет! Не надо его жалеть! Из-за него чуть не погиб Найнс! Это он приговорил Генри к смерти! Он заключил союз с Квей-Джин и подставил меня!"

Голубые глаза Кейри вновь стали холодными и безжалостными.

- Это не может так закончиться... - заговорил ЛаКруа тихим дрожащим голосом. - Разве ты не видишь - Квей-Джин убьют всех нас... Я не могу проиграть... я открою саркофаг... я построю империю... это не может так закончиться...

Принц поднял глаза и умоляюще посмотрел на Кейри.

"Анкарский саркофаг, ключ к нему, ЛаКруа, так жаждущий его заполучить... Теперь все три составляющих вместе".

Кейри посмотрела на ключ, потом - на саркофаг. На ее лице появилась улыбка. История с Анкарским саркофагом, наконец-то, подошла к своей развязке, и кто-то должен был поставить точку.

И Бруджа решила, кому выпадет эта высокая честь.

Она снова посмотрела на стоящего на коленях Принца.

- Хочешь ключ - держи. Наслаждайся, ЛаКруа. Подарок от Анархов.

Прежде, чем изумленный вампир успел хоть что-нибудь произнести, Кейри поставила ключ на пол в двух метрах от Принца. Накинув рюкзак, она повернулась к ЛаКруа спиной и неспешной, гордой походкой направилась к выходу из кабинета.

Захлопнув за собой дверь, Бруджа ускорила шаг.

"Так, Кейри, а теперь давай, шевели помидорами, на запасной лифт! Что бы ни случилось, лучше убраться подальше от кабинета ЛаКруа - благо, после такого избиения с особой жестокостью он не сможет быстро добраться до саркофага".


ЛаКруа не верил своим глазам: ключ от Анкарского саркофага стоял на полу прямо перед ним, а Бруджа только что вышла из кабинета, закрыв за собой дверь. Несколько секунд простояв на коленях в полнейшем недоумении, Себастьян снова попытался встать, но его ноги подогнулись, и Вентру упал на живот. Отбитые внутренности и сломанные ребра отозвались новой вспышкой боли, и Принц не смог сдержать стона.

Но ключ был всего в паре метров от него!

ЛаКруа ползком добрался до каменного цилиндра и, опираясь на руки, встал на колени. Его лицо расплылось в широкой улыбке, и вампир рассмеялся - нервно и в то же время торжествующе.

- Ты - тупица! - крикнул ЛаКруа, хотя он и понимал, что Бруджа уже наверняка села на лифт и вряд ли его слышит. - Ты могла все захватить, Лос-Анджелес был в твоих руках - и ты упускаешь свой шанс! Вот почему ты не лидер! Ты никогда не была ничем большим, кроме как девочкой на побегушках!

Принц перевел глаза с закрытой двери на саркофаг, и вид вожделенного трофея напомнил ЛаКруа о его замыслах.

- Я построю новый мировой порядок! - голос Себастьяна стал низким и грозным. - Передай Анархам, что их дни сочтены!

Да, заполучив силу Патриарха, он в первую очередь уничтожит так докучавших ему мятежников! А потом... Потом он займется чисткой Камарильи - ведь далеко не все представители фракции были довольны его политикой. Очень скоро Первородные кланов Носферату и Тремер разделят судьбу Алистера Граута. И никто, НИКТО не сможет ему помешать! ЛаКруа больше не нужен никакой телохранитель - он, став самым могущественным вампиром в мире, играючи расправится и с Квей-Джин, и с охотниками, и с недружелюбно настроенными Сородичами - со всеми, кому хватит глупости встать у него на пути!

И все это благодаря молодой Брудже.

"Давай, девочка, беги быстрее от Башни - может быть, тебе удастся продлить свою никчемную жизнь на пару ночей!"

ЛаКруа был слишком слаб, чтобы встать на ноги, и поэтому он ползком направился к саркофагу, толкая перед собой ключ. Каким же долгим показался ему путь длиной в целых пять метров! Собрав последние силы, Принц ухватился левой рукой за край саркофага и, подтянувшись, закинул тяжелый ключ на крышку. Несколько секунд он простоял на коленях, опираясь о саркофаг, и затем снова торжествующе рассмеялся.

Сейчас его заветная мечта осуществится!

Только толстая каменная крышка Анкарского саркофага отделяла ЛаКруа от покоящегося внутри Древнего. Разве сейчас имеет значение, что в Камарилье запрещено диаблери!? ЛаКруа сам неоднократно приговаривал к смерти нарушителей этого запрета, и Шериф отрубал им головы - но кто сможет убить вампира, овладевшего практически безграничной силой!? Никто!

- А теперь, моя жертва, кто ты? - голос Себастьяна дрожал от волнения.

ЛаКруа вставил ключ в углубление в крышке. Ключ сам повернулся в замке, и тяжелая каменная крышка с негромким скрежетом отодвинулась назад, явив взору Принца содержимое Анкарского саркофага.

Глаза ЛаКруа округлились от ужаса и изумления.

"НЕТ!!!"

То, что находилось внутри саркофага, не имело ни малейшего отношения к Патриарху.

Потому что это был прессованный тротил, поверх которого лежала коротенькая записка, написанная на блокнотном листе:

"БУМ! С любовью, Джек :)"

А таймер, ритмично пикая, отсчитывал последние десять секунд до взрыва.

Бесстрастно отсчитывал последние секунды жизни ЛаКруа.

Девчонка уже наверняка достигла нижних этажей Башни Вентру, а то и вовсе покинула здание, так что она вряд ли пострадает, а он... Ему уже не спастись.

Себастьян и представить себе не мог, что все закончится именно так. Всего несколько секунд назад он строил свои планы по уничтожению Анархов. Но Анархи уничтожили его. Да, те самые Сородичи, которых он, матерый интриган, редко воспринимал всерьез. Джек, старый Анарх, казалось бы, привыкший решать проблемы исключительно с помощью грубой силы, так ловко его, ЛаКруа, обставил!

"Гребаные Анархи меня одурачили!!!"

От этой мысли Себастьяну стало смешно. Он запрокинул голову назад и растопырил в стороны руки со скрюченными пальцами, а его тело начало сотрясаться в приступе истерического смеха.

Этот смех был прерван мощным взрывом, полностью разрушившим верхние этажи Башни Вентру.

Эпилог

Из Хазард-парка открывался отличный вид на Даунтаун - и на пылающую Башню Вентру. Пламя пожара подсвечивало затянутое свинцовыми тучами небо, придавая ему странный, восхитительный и в то же время жутковатый оттенок.

- Ну, разве не прекрасное зрелище? - сидящий на раскладном стуле Джек посмотрел на расположившегося слева от него человека. - Эй, Мессерах, приятель, я к тебе обращаюсь!

Конечно, глупо было ждать ответа от ссохшейся мумии, одетой в красную погребальную одежду и нелепо восседавшую на таком же раскладном стуле, уставившись в пространство впалыми глазницами.

- Ты не слишком-то разговорчив, верно? - Джек рассмеялся собственной шутке и затянулся большой кубинской сигарой. - Все вышло так, как я тебе и говорил. Они наверняка даже не поняли, что их сразило.

Сзади к нему неспешно подошел водитель такси, возникнув словно из ниоткуда. Тело вампира окутывала дымка, черная, как сама тьма. Он застыл в метре от Джека и произнес тихим, загадочным голосом:

- Помни, куда бы мы ни шли, лишь кровь Каина вершит нашу судьбу. Прощай, вампир.

Затем тьма сгустилась вокруг таксиста, и, когда она развеялась, его уже здесь не было.


Джек продолжал смотреть на огонь, пожиравший верхние этажи Башни Вентру. Часовая бомба сработала безотказно, отправив ЛаКруа на тот свет. Да, когда-нибудь погоня Принца за властью должна была привести его к печальному финалу, и сегодня ночью это, наконец-то, случилось.

Старый вампир нутром чувствовал, что тут не обошлось без участия Кейри, и искренне надеялся на то, что в момент взрыва Бруджи в кабинете ЛаКруа не было.

Джек давно разрабатывал свой план по устранению ЛаКруа, и он не был одинок в этом деле. Он соврал Кейри, сказав, что Бэккет аполитичен. Гангрел активно сотрудничал с Джеком. Именно он подкинул ему идею с древним саркофагом, в котором якобы покоится могущественный вампир-Патриарх, после чего они отправились в Анкару. После обнаружения Анкарского саркофага дело оставалось за малым. Джек прекрасно помнил, как с улыбкой на лице слушал телефонный разговор Бэккета с профессором Йохансеном. Вампиры тайно следили за проведением раскопок, заручившись помощью шпионов-Носферату. Когда новость о важной археологической находке облетела весь мир, оставалось только пустить миф о Патриархе среди Сородичей. Конечно, ЛаКруа не остался равнодушен, и тут же возжелал заполучить саркофаг.

Но у этой истории неожиданно появились новые участники, включая Кейри Робинсон - новообращенную Бруджу, потерявшую своего сира в ночь Становления. ЛаКруа втянул ее в опасную игру, в которой оказались замешаны Шабаш, Общество Леопольда, Квей-Джин и Джованни. Джек и Бэккет следили за действиями молодой Бруджи, по возможности помогая ей. Чтобы она не открыла саркофаг еще на "Элизабет Дейн", Джек рассказал девушке легенду о Патриархах. И, когда история стала приближаться к своей развязке, Бэккет предупредил Кейри об опасности, связанной с Анкарским саркофагом. Он не сказал ей, в чем именно заключалась опасность, но Кейри - девчонка не из глупых и явно не обделенная инстинктом самосохранения. Она вряд ли стала бы открывать саркофаг, зная, что это чревато для нее крупными неприятностями, и не важно, какими.

Джек не оставлял надежды, что скоро они снова встретятся.

"Молодец, малыш. Хорошая работа".


Спустя десять минут после взрыва Башни Вентру разразился проливной дождь. Крупные капли воды падали на асфальт и крыши домов, помогая пожарным тушить бушевавшее на вершине небоскреба пламя. Кареты скорой помощи отвозили в больницу раненых охранников и спецназовцев, а репортеры путались под ногами у медиков и полицейских.

Дождь. Им все началось - им и закончилось. Две недели назад дождь помог Генри Олсвэрджу уйти от охотников. Теперь же он смывал кровь и пепел с его первого и единственного потомка.

Кейри Робинсон стояла в переулке, подняв кверху лицо, и прохладная влага ручейками стекала по ее щекам. Отблески пламени плясали в голубых глазах Бруджи.

История с Анкарским саркофагом закончилась. ЛаКруа больше не было, и пал он вовсе не от руки Патриарха. Другие враги Кейри тоже были мертвы.

Но молодая Бруджа чувствовала, что это еще не конец. У ЛаКруа наверняка найдутся последователи. Шаткий мир между Анархами и Камарильей трещал по швам, и Кейри могла только надеяться, что между фракциями не вспыхнет война. За последние несколько ночей пролилось много крови, слишком много, и вампирша не хотела, чтобы были новые жертвы - особенно теперь, когда заговор был раскрыт, а Шабаш, Квей-Джин и Общество Леопольда - уничтожены. Вернее, уничтожены здесь, в Лос-Анджелесе. Главное сейчас, чтобы их место не заняли другие, не менее опасные враги.

А что касается лично ее? Ну, по крайней мере, в ближайшие несколько ночей Кейри стоит быть начеку, потому что наверняка найдутся те, кто захочет ей отомстить, и спокойная не-жизнь ей пока что не светит.

Но, что бы теперь ни случилось, самое страшное уже позади. Кейри не одинока, и у нее есть к кому обратиться за помощью. Теперь она состоит во фракции Анархов, большая часть которой - ее соклановцы, а Бруджа, как известно, своих в обиду не дадут. Да и в Камарилье есть те, кто, в случае чего, заступится за молодую вампиршу - и среди них наверняка будут Носферату.

Перед своей последней схваткой Минг Жао сказала Кейри, что почувствовала в ней способность привести равновесие в Лос-Анджелес. А ЛаКруа видел ее связующим звеном между двумя фракциями Сородичей. Ну что ж, она постарается, чтобы все получилось именно так.

А пока Кейри Робинсон из клана Бруджа торжествующим взглядом смотрела на пламя, полыхавшее на вершине Башни Вентру.

И чувствовала себя победительницей.

Автор: Екатерина "Brujah" Тихомирова
По материалам сайта Книга фанфиков

  1  2  3  4  5  6  7  
Web-mastering & art by Bard, idea & materials by Demilich Demilich