Demilich's

Антология

Линии крови

Глава 1. Жизнь и смерть в Городе Ангелов

Лос-Анджелес, 2004 год

Генри Олсвэрдж лихорадочно озирался по сторонам. Ему казалось, что они все еще преследуют его, однако на безлюдных улицах ночного города царила тишина. Похоже, что ему все-таки удалось оторваться. До дома Генри оставалось идти всего пару сотен метров - если он туда доберется, то будет в полной безопасности.

Однако сил, чтобы пройти это расстояние, у Генри уже практически не осталось. На его груди алели две глубокие колотые раны - парню в каком-то смысле еще повезло, что нападавший не задел ему сердце. Несколько ребер, похоже, были сломаны. Правая рука, вывихнутая в плечевом суставе, безжизненно свисала вдоль тела.

Генри знал, что они его ищут. Кровь, вытекавшая из ран на асфальт, оставляла на нем предательский след, который мог указать преследователям, в каком направлении он скрылся. Если его найдут, то у него не останется ни малейшего шанса выжить. Генри прекрасно помнил, что нападавших было пятеро, и все они были вооружены. Генри предпочел ретироваться, не ввязываясь в драку, однако избежать ее он не смог, о чем свидетельствовали его раны. Оставшиеся силы он потратил на бегство, и теперь они практически покинули его.

Сделав еще несколько шагов, Генри упал, не в силах больше подняться. Под его телом медленно растекалась лужа крови. В глазах потемнело, и он потерял сознание.


Проливной дождь застал Кейри Робинсон по дороге домой. Девушка уже в который раз ругала себя за то, что не захватила с собой зонт или плащ. Ведь знала же, что синоптики обещали всю неделю дождливую погоду! И вот теперь, промокнув до нитки, она шлепала по лужам.

Сегодняшний вечер Кейри провела в гостях у своей подруги Саманты, с которой была знакома еще со школы. Они отмечали двадцать третий день рождения Саманты. Кейри тоже было двадцать три. Саманта училась в колледже на художника. Кейри же не слишком повезло в плане обучения - она вот уже третий год безуспешно пыталась поступить на исторический факультет. И завтра ее ждал еще один день работы в "Макдональдсе". Как и вчера. Все эти три года девушка работала в сети "ресторанов для всей семьи", и если этим летом ее вновь постигнет неудача на вступительных экзаменах, то ей придется проработать тут еще как минимум год.

До дома ей оставалось идти еще около километра. И, вероятно, мама устроит ей основательную головомойку. Ну и что, что Кейри уже взрослая? Родители всегда беспокоятся за своих детей, особенно когда на дворе уже глубокая ночь, а непутевая великовозрастная дочка до сих пор шляется где-то по темным улицам! Вдобавок дернуло же ее выпить текилы! Ладно, можно же иногда, раз в месяц, но попробуй объяснить это маме! Про себя Кейри уже придумывала оправдания и морально готовилась к предстоящим нотациям.

Задумавшись, она вступила ногой в очередную лужу. Вода быстро впиталась в летнюю кроссовку. Негромко чертыхнувшись, Кейри посмотрела вниз. Ну да, конечно же, это была глубокая лужа! Вот только цвет воды в ней показался девушке каким-то странным: как будто в лужу пролили красное вино. Или вишневый сок. Или...

Кейри, приглядевшись повнимательнее, заметила, что в лужу стекал небольшой красный ручеек, истоки которого скрывались в темном переулке.

Разум подсказывал девушке, что ей стоит побыстрее убраться отсюда, однако любопытство, подкрепленное выпитым час назад стаканом текилы, взяло верх над осторожностью. Кейри вошла в переулок, освещая свой путь мобильником.

У стены дома на левом боку лежал парень лет двадцати пяти. Рубашка на нем была пропитана той самой красной жидкостью, что ручейком стекала в лужу из-под неподвижно лежащего тела. Кровь. Он был ранен или убит.

У Кейри затряслись руки, однако она переборола свой страх и склонилась над телом. Сделав глубокий вдох и заставив себя успокоиться, насколько это было возможно, девушка протянула руку к шее парня, чтобы проверить пульс. Его кожа на ощупь оказалась такой же холодной, как и асфальт, на котором он лежал. Пульса Кейри не нащупала. Мертв.

И в тот момент, когда Кейри уже собралась отпрянуть от безжизненного тела, холодные пальцы сомкнулись на ее правом запястье и с силой рванули вниз. Девушка упала прямо на труп. И тут она с ужасом заметила, что парень открыл глаза. Их радужки налились красным.

А через миг он вцепился зубами в ее шею!

Кейри хотела завизжать, однако из ее груди вышел лишь сдавленный хрип. Парень держал ее крепко, словно удав. Силы стремительно покидали ее вместе с кровью, хлеставшей из раны на шее прямо в рот напавшего. Через несколько секунд тело жертвы уже безвольно обмякло, глаза закатились. Боль отступила, и Кейри потеряла сознание.


Мир вокруг окрасился красным. Рот заполнила пьянящая кровь. С каждой секундой жертва слабела, а к Генри Олсвэрджу возвращались силы. Боль отступила, раны стремительно затягивались, а он все еще продолжал упиваться кровью потерявшей сознание девушки. Через минуту красная дымка рассеялась, и Генри отпустил свою жертву. Ее обмякшее тело безвольно сползло на асфальт, мокрый от воды и крови.

Только сейчас Генри понял, что произошло. Он, впав в Безумие, напал на случайно оказавшуюся поблизости девушку и выпил у нее почти всю кровь. В этом можно было не сомневаться - лицо несчастной было белым, как мел. Она еще дышала, поверхностно и часто, но вскоре должна была умереть. С такой тяжелой кровопотерей не выживают.

Генри стало не по себе. Он еще никогда не убивал людей, если речь не шла о самообороне. И вот теперь его невольный донор лежал на асфальте и медленно умирал от потери крови.

"Проклятье, она же еще совсем молодая", - подумал Генри.

Фактически он ничего не мог с собой сделать, когда пил кровь жертвы. Вампир, впавший в состояние Безумия, вызванное болью или голодом, полностью теряет контроль над своими действиями и не отдает себе отчета в том, что творит. А вампиры из клана Бруджа, к числу которых принадлежал Генри, особенно склонны к припадкам Безумия. И все же Генри не считал это оправданием: девушка спасла его жизнь ценой собственной.

Хотя Генри еще мог как-то исправить ситуацию и не дать девушке умереть. Он понимал, что это нарушение Закона, и что им обоим будет грозить смерть, но он не мог просто стоять и смотреть, как она умирает. Лучше рискнуть - его жертве терять уже нечего, а сам он не сможет жить спокойно, зная, что погубил невинного человека. Он ей все объяснит. Они покинут к чертовой матери Лос-Анджелес и вообще Америку! Их никто не найдет и не покарает за нарушение Закона!

Генри перевернул девушку на спину и приподнял переднюю половину ее тела. Затем он рванул клыками кожу на своем левом запястье, и из раны пошла кровь. Он приставил кровоточащее запястье ко рту девушки, и его кровь потекла в ее горло.


В глазах плыло и двоилось. Голова мучительно болела, словно грозя треснуть. Желудок свело спазмом, и Кейри согнулась пополам от боли. Она издала протяжный жалобный стон. Затем ее вырвало чем-то, похожим на кофейную гущу. А еще через минуту тошнота сменилась чувством невыносимого голода. Еще ни разу за свою жизнь Кейри не испытывала такого жестокого голода. Такое было ощущение, что желудочный сок стал разъедать тело изнутри. Она схватилась руками за живот и раскрыла рот в негромком стоне - она и рада была бы закричать, но на крик не было сил. Когда она закрыла рот, то почувствовала, что зубы впились во что-то, похожее на полиэтилен. В рот потекла какая-то жидкость. Кейри судорожно сомкнула челюсти, и жидкость стала быстрее вытекать из емкости, смазывая иссушенную слизистую ротовой полости и стекая по пищеводу в желудок. Постепенно боль и голод стали отступать. Когда они полностью прекратились, емкость с жидкостью уже была опустошена.

Кейри ослабила хватку, и пустой пакет упал на пол. Теперь девушка смогла окинуть взглядом помещение, в котором оказалась. Она поняла, что лежит на кровати в небольшой комнате, оклеенной изрядно потрепанными обоями.

Это место было ей незнакомо.

- Какого... - протянула Кейри.

Она увидела, что над ней склонился тот самый молодой человек, окровавленное тело которого она нашла сегодня ночью на улице. Вот только сейчас он выглядел вполне живым. Тут она вспомнила, что он укусил ее за шею перед тем, как она потеряла сознание.

От этого воспоминания девушку передернуло. Она схватилась рукой за шею, но не обнаружила никаких следов от укуса. Затем в поле ее зрения попал пустой пакет - точно такой же, в каких хранят донорскую кровь, - и на нем было два точечных прокола. Мало того, в нем еще были остатки красной жидкости!

Кейри уставилась на молодого человека.

- Где я? - спросила она.

- В безопасности, - ответил тот. - С возвращением тебя, - он улыбнулся, продемонстрировав пару острых клыков - длиннее, чем у обычного человека.

Девушка вздрогнула и нервно заерзала.

- Теперь ты одна из нас, - продолжил парень.

Прежде, чем изумленная Кейри успела что-то сказать, обшарпанная входная дверь с грохотом распахнулась. В дверном проеме показались двое: один из них был по пояс голый, в солнцезащитных очках и взъерошенными светлыми волосами, а второй - высокий шатен в красном костюме. Оба держали в руках острые деревянные колья.

Хозяин комнаты успел лишь оглянуться - через миг полуголый блондин всадил кол в его грудь. Прежде, чем тот упал, второй пришелец подскочил к Кейри и занес свой кол для удара. Девушка ничего не успела сделать - заостренный кусок дерева с треском пронзил ее грудь и впился в сердце.

На мгновенье ее тело сковала жестокая боль - словно в грудной полости вспыхнул огненный шар, выжигающий внутренности, а затем мир для Кейри померк.


Генри Олсвэрдж знал, что все могло закончиться именно так. Он стоял на коленях, со связанными за спиной руками. Позади него находился тот самый светловолосый парень, который всадил в него кол. Сейчас кол вынули, и Генри пришел в себя. Вопреки всеобщему заблуждению, деревянный кол, вонзившийся в сердце вампира, не убивает его, а лишь обездвиживает, к тому же из-за боли не-умерший нередко теряет сознание. Теперь рана уже практически затянулась, но поврежденные ребра все еще давали о себе знать тупой ноющей болью.

Генри посмотрел налево и увидел, что девушка так же, как и он, стоит на коленях на деревянном полу и медленно приходит в себя - теперь лишь кровавое пятно на белой футболке напоминало о том, что ее тоже ранили. Шатен стоял у нее за спиной, придерживая одной рукой за плечо, а в другой сжимая окровавленный кол.

Оба они находились на большой сцене, обращенной в просторный зал. Зал был почти пуст, лишь несколько человек, мужчин и женщин, сидели в креслах и смотрели на них. Но Генри знал, что это не люди. Все находившиеся в зале являлись Сородичами - вампирами из разных кланов, и Генри был лично знаком с некоторыми из них.

В этом зале должен был состояться суд, и Генри знал это. Он, превращая умиравшую девушку в вампиршу, прекрасно понимал, что нарушает Закон. А наказанием за такое нарушение служила смерть: оба вампира - и сир, и дитя, - должны были умереть.


Как только Кейри пришла в себя - уже второй раз за эту ночь, - она осмотрелась вокруг. Незнакомое помещение. Похоже, что на сей раз она оказалась на широкой сцене в большом театре. Вот только почему-то она стояла на коленях, ее руки были связаны за спиной, ребра ныли, а футболка была измазана чем-то красным. Стоило ей слегка пошевельнуться, как ее плечо стиснула чья-то сильная рука. Кейри обернулась и увидела того самого шатена - одного из ворвавшихся в комнату. В руках он все еще держал кол, теперь окрашенный красным. Ее кровью.

Краешком глаза девушка увидела и того незнакомого парня, который укусил ее на улице и затем приволок в свою квартиру. Как и она, он был связан и стоял на коленях, придерживаемый голым по пояс молодым человеком.

"Ладно, - подумала Кейри. - Все это лишь дурацкий сон. Бред! Вот сейчас я зажмурю глаза и проснусь - у себя дома".

Вот только зал, сцена и незнакомые люди никуда не исчезли, когда девушка открыла глаза.

Все, что приключилось с ней в эту ночь, происходило в реальности.


Себастьян де ЛаКруа, вампир из клана Вентру и Принц лос-анджелесской Камарильи, поправил свой галстук. Он готовился выйти из-за кулис на сцену. На вид ЛаКруа выглядел немного моложе тридцати лет - по внешности нельзя было определить его истинный возраст - более двухсот лет. Он был одет в строгий деловой костюм темно-серого цвета. Светло-русые волосы аккуратно уложены, в голубых глазах застыло серьезное выражение.

"Чертовы Анархи! - подумал он. - Постоянно плюют на наши Традиции и обращают, кого попало! И без МОЕГО на то разрешения! Ну что же, сегодняшнее заседание суда, возможно, послужит им уроком".

Генри Олсвэрдж, молодой вампир из клана Бруджа, принадлежащий к фракции Анархов, уже неоднократно совершал мелкие правонарушения, за что получал выговоры. Два дня назад этот недоумок нарушил Маскарад, чем привлек к себе ненужное внимание со стороны смертных. ЛаКруа отправил к нему на квартиру двух Сородичей - представителей кланов Малкавиан и Тореадор, - чтобы те сделали ему последнее предупреждение. А в итоге они обнаружили у него дома новообращенную вампиршу! И вот теперь над Генри и его неонаткой должен был состояться суд, на котором ЛаКруа предстояло сыграть роль судьи и вынести им обоим смертный приговор.

Тот, кто должен был привести этот приговор в исполнение, также стоял за кулисами, рядом с ЛаКруа. Уже по одной его внешности было ясно, что это не человек. Шериф (а именно так его называли все не-умершие жители Лос-Анджелеса) имел рост без малого три метра и весил под четыре центнера - гора мускулов и крепких костей. Его физиономия напоминала скорее морду гориллы, нежели лицо человека. Длинные каштановые волосы были собраны на затылке в конский хвост. Светящиеся красные глаза, в которых нельзя было различить белок, зрачок и радужку, похоже, не выражали никаких эмоций. Пальцы на руках заканчивались короткими острыми когтями. Кожа, покрывавшая тело Шерифа, была грубой, светло-серого цвета, словно шкура носорога. Поверх был надет длинный, до пят, черный плащ из такой же толстой кожи. Довершал картину огромный, размером почти с человеческий рост, широкий двуручный меч, покоившийся в ножнах за спиной гиганта.

Шериф выполнял разные функции. Он был личным телохранителем Принца и стражем порядка в Камарилье. А сегодня он должен был исполнить роль палача.


Кулисы медленно раздвинулись, и ЛаКруа вместе с Шерифом вышли на сцену. Принц окинул взглядом зал и нескольких находившихся там вампиров. Затем он заговорил спокойным, размеренным голосом.

- Добрый вечер, - ЛаКруа сделал короткую паузу. - Мои дорогие Сородичи, приношу свои извинения за то, что мог помешать вашим делам или нарушить ваши планы на этот вечер. К сожалению, всех нас здесь собрало неприятное событие.

Кейри украдкой посмотрела на оратора. На вид он ничем не отличался от обычного ухоженного молодого мужчины. Чего нельзя было сказать о стоявшем рядом с ним похожем на широкий шкаф громиле, из-за спины которого торчало что-то, похожее на рукоять меча. Она все еще внушала себе, что все происходящее - не более чем дурацкое сновидение. Но вот только почему-то оно выглядело очень реальным, а сама она никак не могла проснуться.

- Как Принц этого города, согласно Закону Камарильи, я обладаю правом даровать Сородичам города привилегию Становления... или забрать ее. Многие из вас приходили ко мне за этой привилегией, и я удовлетворил некоторые из этих просьб. Обвиняемым, которые сейчас стоят перед вами, не было отказано в просьбе. Самой просьбы, впрочем, также не было.

Кейри перевела взгляд на собравшихся в зале, которых мужчина, окрестивший себя "Принцем", назвал "Сородичами". Все они смотрели на нее и связанного парня, и в глазах некоторых из них читалось сочувствие. Кейри стало не по себе. Похоже, "Сородичи" знали, что сейчас произойдет нечто очень нехорошее.

- Они были схвачены вскоре после ритуала Становления. Мне больно оглашать приговор, ведь до этой ночи я считал Сородича законопослушным и честным членом нашей организации. Но, как многие из вас знают, наказание за подобный проступок - смерть.

"Ну вот, теперь все закончится, - подумал Генри. - Этот сукин сын никогда не щадит тех, кто нарушил его гребаный Закон. Я знал, на что иду, знал, что, вероятно, окажусь здесь, стоя на коленях в ожидании смерти. Этой ночью я и так должен был умереть. Но, пожалуй, лучше бы я погиб в схватке с охотниками. Пал в бою, как вампир из клана Бруджа, а не был изрублен, как кусок мяса, будучи совершенно беспомощным и не способным дать хотя бы какой-то отпор своему палачу. И девчонку во все это дерьмо не пришлось бы впутывать. Она ненадолго меня переживет".

Генри даже не знал ее имени. Он посмотрел на новообращенную - и поймал ее взгляд. В нем читалось удивление - девушка, похоже, до сих пор не понимала, что здесь происходит. Может быть, оно и к лучшему. Не успеет испугаться перед смертью. Сам же Генри прекрасно знал, что сейчас умрет, и уже смирился со своей участью - он больше не испытывал страха. Если ты уже не можешь спасти свою жизнь, то нужно встретить Окончательную Смерть достойно.

- Знайте: я не столько судья, сколько слуга Закона, которому мы все подчиняемся, - продолжил ЛаКруа. - Пусть сегодняшнее наказание станет напоминанием о том, что следует придерживаться правил, которые связывают наше общество, иначе мы подвергнем опасности всех Сородичей.

Генри вновь бросил взгляд на неонатку и улыбнулся ей, пытаясь подбодрить. Девушка ответила ему неуверенной улыбкой. А в следующую секунду между ними встал ЛаКруа. Принц опустился на одно колено, и теперь его лицо оказалось на одном уровне с лицом Генри. Пару секунд оба вампира пристально смотрели друг на друга. В глазах Генри застыла ненависть. ЛаКруа же смотрел на него с холодной уверенностью - но на миг Генри показалось, что голубые глаза Вентру плотоядно блеснули.

- Прости меня, - негромко произнес Принц. Хотя окружающим его голос мог показаться искренним, Генри прекрасно знал, что под этой маской ЛаКруа умело скрывал свою истинную сущность.

- Пошел ты! - с презрением в голосе ответил Генри. Похоже, что последние слова молодого вампира больно задели Принца. Он бросил на Генри испепеляющий взгляд и резко выпрямился, повернув лицо к Шерифу.

- Пусть наказание свершится, - на сей раз голос ЛаКруа прозвучал уже абсолютно бесстрастно.

Как только ЛаКруа отошел в сторону, шкафоподобный громила направился к стоящему на коленях Генри. Державший смертника полуголый парень сильно толкнул его в спину, заставив склониться. Шериф быстрым, уверенным движением извлек из ножен за спиной огромный, под стать своему владельцу, широкий двуручный меч и занес его над шеей Генри.

Кейри уже понимала, что сейчас произойдет. Она никак не могла вмешаться в происходящее, не могла убежать. Разум подсказывал ей отвернуться или закрыть глаза, но почему-то завороженная этим ужасающим зрелищем девушка не могла сделать и этого. Словно загипнотизированный удавом кролик, она немигающим взглядом смотрела на смертника и палача.

Все закончилось очень быстро, но Кейри видела это, словно в замедленной съемке.

Громила обрушил свой меч на шею парня. Металл клинка рассек плоть и кости, словно горячий нож масло. Голова отделилась от тела, из обрубка шеи фонтаном ударила кровь. Однако прежде, чем голова и остальное тело коснулись сцены, произошло нечто странное и еще более пугающее. Тело вспыхнуло, словно факел. Одежда и кожа почернели и рассыпались практически мгновенно, обнажив стремительно обугливающийся скелет, внутри которого полыхало оранжевое пламя, пожиравшее внутренние органы. Так и не долетев до пола, кости рассыпались мелким черным пеплом. То же самое произошло и с головой. Пепел, все еще искрясь, закружился в воздухе, тонким слоем оседая на пол.


Найнс Родригез, лидер Анархов Даунтауна и соклановец казненного вампира, знал, что меньше чем через минуту новообращенная Бруджа повторит судьбу своего сира. Проклятье! Он хорошо знал Генри Олсвэрджа. Славный был малый. Однако, нарушая Закон, он делал это осознанно, понимая, чем это может закончиться. Но девка-то в чем провинилась!? Похоже, она до сих пор еще толком не понимает, что здесь происходит. Вот она смотрит полными ужаса глазами на горстку черного пепла - все, что осталось от Генри. И только сейчас начинает осознавать, что скоро последует за ним. Проклятый Закон! Неправильный!


ЛаКруа заговорил спокойно, как будто несколько секунд назад здесь не произошло никакой казни:

- Теперь - о судьбе несчастного чада. Без сира большинство детей обречены бродить по земле, не зная своего места, своей ответственности и, самое главное, Закона, которому мы должны подчиняться. И поэтому я решил...

После этих слов Кейри вздрогнула. Она удивлялась тому, что ее сердце все еще не выпрыгнуло из груди. Лишь сейчас девушка заметила, что оно вообще не бьется. Вот только теперь это уже не имело значения. Судя по тому, как смотрит на нее громила-палач, жить ей осталось совсем недолго. Обычно в такие моменты у людей вся жизнь пролетает перед глазами, однако у Кейри, похоже, вместе с сердцебиением исчезли и воспоминания. Теперь всем, что она помнила, были нападение в темном переулке, пробуждение в незнакомой квартире, голод, испуг, боль, провал, снова пробуждение, рассыпавшийся в пепел парень... Из того, что всему этому предшествовало, она помнила лишь свои имя и фамилию - Кейри Робинсон.

Мысленно девушка уже распрощалась с жизнью, когда из зала донесся громкий, полный злости и ненависти мужской голос:

- Это все дерьмо!!!

Кейри уставилась на мужчину лет тридцати, одетого в белую футболку, поверх которой была накинута синяя безрукавка. До этого он сидел в первом ряду, а теперь сорвался с места. Его с силой удерживала рыжая девушка в зеленом берете. Похоже, что если бы не она, тот набросился бы на Принца и хорошенько подпортил его смазливую физиономию. Мужчина с вызовом смотрел на ЛаКруа.

Все, находившиеся в зале, зашевелились. Они начали переводить взгляды то на Кейри, то на ЛаКруа, то на мужчину в синей безрукавке. Некоторые из них встали и пристально посмотрели на Принца. По выражениям их лиц ЛаКруа понял, что вставшие вампиры не на его стороне.

"Проклятый сброд! - подумал ЛаКруа. - Пока у этого идиота есть сторонники, мне придется прислушиваться к его мнению. Открытый конфликт с Анархами мне сейчас совсем ни к чему". ЛаКруа с гораздо большим удовольствием приказал бы Шерифу разрубить на куски этого наглого вампира, однако в сложившихся обстоятельствах он был вынужден снова надеть на себя маску добропорядочности и спокойно ответить, хотя внутри у него все клокотало...

- Если мистер Родригез позволит мне закончить... - ЛаКруа старался не обращать внимания на свирепо пожирающие его глаза. - Я решил позволить таким Сородичам жить. Им необходимо объяснить наши законы и гарантировать равные права. Пусть никто не говорит, что я не прислушиваюсь к просьбам и нуждам нашего общества.

Хотя все время, что она провела в зале, Кейри не дышала - и даже не замечала этого, - сейчас девушка непроизвольно сделала глубокий вдох и громко выдохнула. Ее миновала страшная участь, постигшая того несчастного парня. Девушка с благодарностью посмотрела на Родригеза, однако тот уже отвел взгляд от сцены. Кейри уже не слышала слов Принца:

- Благодарю всех вас за то, что выделили время посетить сегодняшнее судебное разбирательство. Надеюсь, это было не напрасно. Доброго вечера.


Сородичи уже покинули зал, и теперь Кейри и ЛаКруа стояли в одном из служебных коридоров театра, рядом с выходом.

- То, что произошло с твоим сиром, - трагедия, - начал Принц. - Я очень сожалею, но, понимаешь, существует Закон, который все мы должны соблюдать, чтобы выжить. Войди в мое положение.

Кейри молчала. Она и так уже хорошо поняла, что лучше придерживаться этого самого Закона. Казненный, которого Принц назвал ее сиром, нарушил его - и поплатился за это жизнью. Даже хоронить теперь ровным счетом было нечего.

- То, что я оставляю тебя в живых, делает меня ответственным за твои дальнейшие поступки, - продолжил ЛаКруа. - Поэтому то, что я тебе предлагаю, - не благородный жест, а возможность уйти от судьбы, начертанной тебе твоим сиром. Это - твое испытание. Ты отправишься в Санта-Монику и встретишься там с моим агентом по имени Меркурио. - Принц протянул Кейри небольшую бумажку с адресом и телефонным номером. - Он ознакомит тебя с деталями.

Кейри по-прежнему ничего не ответила. Она до сих пор благодарила судьбу за то, что осталась жива. Если бы не вмешательство некоего Родригеза, громила с мечом точно укоротил бы ее на голову. Да, она не была виновата в том, что с ней случилось. Она ничем не была обязана Принцу, что бы он там ни говорил. Но девушка понимала, что перечить ему в сложившейся ситуации было бы крайне неблагоразумно. Когда он приговаривал ее сира к смерти, его голос не дрогнул. И ему в случае чего не составило бы труда стереть ее в порошок.

- Я проявил большую снисходительность. Докажи мне, что это было нечто большее, чем широкий жест. Не возвращайся, пока не выполнишь задание. Доброго вечера.

ЛаКруа открыл дверь, и Кейри молча вышла на улицу, лишь коротко кивнув в знак согласия.


Кейри неуверенными шажками отошла от здания театра. Район, в котором она находилась, казался девушке совершенно незнакомым. Вокруг было довольно темно, лишь редкие фонари тускло освещали узкий переулок. Небо над ним было почти черным - еще не рассеявшиеся дождевые тучи закрывали собой луну и звезды.

- Ну, и куда же меня на сей раз занесло!? - Кейри задала этот вопрос самой себе. Все равно ей некого было спросить об этом.

- Лос-Анджелес, детка. Даунтаун, если быть точнее, - из-за угла послышался грубоватый, с легкой хрипотцой мужской голос.

В иных обстоятельствах Кейри бы испугалась. Но за сегодняшнюю ночь она, похоже, натерпелась страху вперед на несколько лет. Поэтому, не двигаясь с места, она спросила:

- Кто ты?

Из-за угла неспешно вышел бородатый мужчина. На вид Кейри дала бы ему около пятидесяти лет. На нем были потрепанные джинсы и расстегнутая зеленая рубашка, обнажавшая волосатую грудь. В целом выглядел он довольно неопрятно. Длинные, чуть ниже плеч, черные волосы были растрепаны. Словом, полная противоположность элегантному Принцу. Однако рядом с ним Кейри не чувствовала никакого дискомфорта - карие глаза бородача смотрели приветливо. Он подошел почти вплотную к девушке.

- Меня зовут Джек, - произнес он и протянул ей мускулистую волосатую руку.

- Кейри Робинсон, - девушка ответила ему крепким рукопожатием. На миг ей показалось, что она его уже где-то видела. Да, точно! Вспомнила. Он был в зале во время суда и встал, когда "мистер Родригез" вступился за нее. Стало быть, он ей не враг.

Джек улыбнулся, продемонстрировав Кейри пару длинных острых клыков. Точно таких же, как у ее казненного сира.

- Ты - Сородич? - спросила девушка.

- Да, - ответил Джек. - Если быть точнее, то вампир из клана Бруджа. Я твой соклановец.

У Кейри отвисла челюсть:

- То есть, как это, соклановец!?

- То и есть, что мы с тобой из одного клана. Или ты до сих пор еще не осознала, кто ты теперь есть? Ну что же, дам маленькую подсказочку: ты - тоже Бруджа. Теперь ясно?

- Ты хочешь сказать, что Я - ВАМПИРША!?! - изумленно воскликнула Кейри.

- Тише, Сородич, не то нарушишь Маскарад и нарвешься на крупные неприятности, - Джек сделал паузу. - Да.

На сей раз Кейри уже ничего не сказала - она просто тупо уставилась на Джека с открытым ртом и выпученными глазами. Тот продолжил:

- А то ты не заметила, что твое сердце больше не бьется? И что ты не дышишь? Для человека это бы означало смерть, а для вампира такое в порядке вещей. А клыки? (Кейри провела языком по верхнему ряду зубов и вздрогнула: ее клыки стали вдвое длиннее, чем прежде!) Для чего, по-твоему, они предназначены? Уж не банки ли с пепси-колой открывать? Да, кстати, тебе уже удалось глотнуть?

- Глотнуть чего?

Джек рассмеялся:

- Хорошо, детка! Сейчас мы будем лишать тебя девственности! Тебе понравится.

Кейри слегка попятилась.

- Нет, это не то, о чем ты подумала, - поспешил успокоить ее Джек. - Здесь, поблизости, стоит смертный. Похоже, заплутал в темном переулке. Незаметно подкрадись к нему, обнажи свои чудесные клычки и... В общем, ты, я думаю, поняла, что от тебя сейчас требуется.

- Ты хочешь сказать, что я должна кого-то укусить!?

- Не просто укусить, а отпить крови, - Джек заметил, как скривилось лицо Кейри. - Теперь кровь стала для тебя источником жизненной силы - как раньше кислород и человеческая пища.

- Брось, дружище! Я еще не настолько спятила!

- Ты должна пить кровь, иначе умрешь, - лицо Джека посерьезнело.

- Лучше я подохну от голода, чем стану убивать!

- Стоп, а я разве сказал, что ты должна его убить? Просто отпей у него немного крови и отпусти, - по лицу Кейри стало видно, что девушка почувствовала неподдельное облегчение. - После укуса он лишь на несколько минут впадет в оцепенение, а когда очнется, ничего не будет помнить о случившемся - разве что некоторое время будет испытывать слабость, но и это бесследно пройдет. Следов на шее тоже не останется.

- А разве он после этого не превратится в вампира?

- Забудь эту фигню из комиксов, детка. Это делается по-другому.

Несколько секунд Кейри стояла и размышляла над тем, что ей только что предложил сделать Джек. Ей до сих пор не верилось, что она стала вампиршей - но факты свидетельствовали в пользу этого. И если это действительно так, то ей была необходима свежая кровь. Словно в подтверждение всему этому у нее заныло в желудке. Кейри вспомнила ту жуткую боль, с которой она очнулась в комнате своего сира, и тот пакет с красной жидкостью, избавивший ее от страданий. Определенно, ей не хотелось снова пережить такие мучения.

"Ну что же, все когда-то в первый раз", - подумала девушка.

- Ладно, надо попробовать, - Кейри нервно улыбнулась.

- Только не увлекись, - предостерег ее Джек. - В первый раз трудно будет оторваться. Со временем ты научишься себя контролировать, но сейчас у тебя еще не сформировалось чувство меры. Отпусти его, когда он начнет слабеть, иначе ты можешь его убить.

Кейри молча кивнула и скрылась за углом.


Кейри почуяла свою жертву прежде, чем увидела ее. Сейчас обоняние новообращенной вампирши было таким острым, как никогда прежде. И вот теперь она отчетливо чувствовала запах перегара, тянувшийся из переулка. Когда девушка прошла метров двадцать, запах перегара усилился, что говорило о том, что она на верном пути. Затем в дело вступило зрение: Кейри заметила движение в пяти метрах справа от себя. Вокруг была темнота, хоть глаз выколи, но только не для вампирши. Сейчас она отчетливо различала слегка пошатывавшуюся мужскую фигуру. А через миг к запаху перегара присоединился ядреный запах мочи: будущий донор мочился прямо на стену.

"На вид он не слишком-то аппетитен", - подумала Кейри.

Однако другой подходящей добычи поблизости не было. Ну что же, голодным выбирать не приходится. Тихо, практически беззвучно, юная Бруджа вплотную приблизилась к ничего не подозревающей жертве. И вонзила клыки в липкую от пота кожу.

Мужчина лишь слегка вздрогнул и даже не предпринял никаких попыток вырваться. Кровь из двух точечных проколов на его шее быстро потекла в рот Кейри - вампирша попала клыками точно в сонную артерию. Кровь была теплой, немного соленой и... невероятно вкусной. Сейчас девушке это не казалось чем-то ненормальным. У нее было ощущение, что она проделывала такое уже сотни раз. Кровь постепенно заполняла ее желудок, наполняя холодное тело приятным теплом. А затем Кейри словно почувствовала, как по ее жилам стала растекаться нечеловеческая сила.

Вампирша и рада была бы продолжить свое кровавое пиршество, однако она помнила, что сказал ей Джек. Жертва уже начала обмякать, и это означало, что пора отпустить ее. Буквально через силу Бруджа разжала челюсти, выпустив смертного. Кейри отпрянула от донора. Тот слегка пошатнулся, но устоял на ногах. Мужчина даже не обернулся - он по-прежнему стоял с расстегнутой ширинкой, тупо пялясь на обмоченную им стену. Ранки на его шее еще пару секунд слегка кровоточили, а затем самопроизвольно затянулись.

Развернувшись, Кейри увидела Джека - вампир стоял в паре метров от нее, наблюдая за происходящим.

- О, да! Чувствуешь это? Теперь ты - заново рожденный хищник! - произнес он.

- Отлично! И где мне теперь купить плащ? Я могу выбрать цвет? - съязвила Кейри.

- А ты, детка, молодчина! Немногим птенцам удается самим выпустить донора прежде, чем тот окажется полностью обескровлен, - продолжил Джек, похоже, не обратив внимания на ее реплику. - Зачастую их приходится оттаскивать силой. Ну, и как ты теперь себя чувствуешь?

- Даже и не знаю. Но, похоже, намного лучше: С ним точно все будет в порядке?

- За него не беспокойся. Слабость и недомогание он наверняка будет связывать с тем, что сегодня ночью слегка перебрал, - успокоил ее Джек.

- А разве он нас не слышит?

- Нет. Я же говорил тебе, что после укуса они на несколько минут впадают в оцепенение. За исключением тех, кто непосредственно перед этим был агрессивно настроен. Они, после того, как ты их выпустишь, снова полезут драться, если будут еще в состоянии. Вероятно, повышенный уровень адреналина в крови тут же приводит их в чувство.

- Джек, ты мне не подскажешь, как попасть в Санта-Монику? - Кейри сменила тему разговора. - Принц дал мне задание: я должна найти его агента Меркурио.

- В Санта-Монику? - переспросил ее Джек. - Сейчас проблематично поймать такси, к тому же ты не успеешь попасть туда до рассвета.

- Ну и что? Мне просто хочется поскорее выполнить задание, чтобы не думалось, что я кому-то что-то должна. И...

- Ты, кажется, забыла, что ты теперь вампир, - прервал ее Джек. - Если ты попадешь под прямые солнечные лучи, то мгновенно превратишься в горстку пепла.

"Вот я дура-то! И точно! Пора бы уже получше вникнуть в ситуацию!" - упрекнула себя Кейри.

- И что же мне теперь делать? - задала она вполне логичный вопрос.

- Идем со мной. День ты проведешь у меня дома, а когда стемнеет, отправишься к Меркурио, - как ни в чем не бывало ответил Джек.

- Спасибо, - искренне поблагодарила его Кейри. - Почему ты мне помогаешь?

- Так уж заведено у нас, Бруджа, - помогать своим соклановцам. И... я знал твоего сира. Его звали Генри Олсвэрдж. Хороший был парень, - прежде жизнерадостные глаза Джека сделались грустными.

- Пожалуйста, расскажи мне о нем! - взволнованным голосом попросила его Кейри.

- Расскажу, когда мы придем ко мне домой, - Джек кивнул на укушенного мужчину. - Просто он уже начал приходить в себя. Пошли, Сородич.

Оба вампира скрылись во тьме.


Грюнфельд Бах редко упускал свою добычу. И вот сейчас, ранним утром, когда первые солнечные лучи осветили пока еще безлюдные улицы, предводитель калифорнийского филиала Общества Леопольда вынужден был признать: ночной демон ушел от преследователей.

- Уходим, - бросил он четверым сопровождавшим его охотникам.

По их лицам было хорошо видно, что все они крайне разочарованы. Охотники несколько часов выслеживали молодого вампира. Однако, когда они, наконец, смогли приблизиться к жертве достаточно близко, чтобы атаковать ее, исчадье Ада заметило их. Вампир попытался уйти, однако стычки избежать он не смог. Проклятая тварь! Ведь Бах два раза пронзил его грудь осиновым колом - но, похоже, сам Дьявол уберег сердце вампира. Вырвавшись из кольца, израненный кровосос обратился в бегство. И как быстро он убегал! Такой скорости позавидовал бы любой гепард. Однако на асфальте остался кровавый след, по которому охотники могли найти вампира. Но сегодня удача, похоже, была не на их стороне: буквально через несколько минут пошел проливной дождь, смывший кровь. Не один час охотники бродили наудачу, но так и не нашли свою жертву.

И вот теперь Бах, за свою карьеру охотника уничтоживший не один десяток вампиров, вынужден был признать свое поражение.

Грюнфельду Баху было пятьдесят два года - преклонный возраст для охотника на вампиров. Многие из его коллег погибали уже на первых охотах. Лишь немногие доживали до того времени, когда порождения мрака приходили в ужас от одного только имени охотника. Бах был одним из таких исключений. Как-никак, потомственный охотник за нечистью. Несколько поколений его семейство преследовало и уничтожало кровососов, и вот теперь Бах принял эстафету. Его стаж насчитывал уже тридцать пять лет. За это время он успел обучить десятки охотников, в том числе Ганса Фридриксена - своего лучшего ученика, который сейчас стоял рядом с ним. Возможно, когда Бах уйдет на покой, Ганс сменит его. В каштановых волосах Баха, связанных в конский хвост, уже появилась первая седина. С правой стороны его вытянутое лицо пересекал уродливый шрам - подарок от убитого им шестнадцать лет назад вампира из клана Гангрел. И все же Бах до сих пор оставался самым грозным охотником на вампиров на территории Калифорнии.

Мысль о том, что кровосос, которого сегодня ночью они должны были уничтожить, остался жив (если только так можно сказать о вампире), причиняла всем пятерым охотникам, а Баху в особенности, болезненное чувство поражения. Он крайне не любил проигрывать.

Все пятеро - мокрые, уставшие и разочарованные - медленно побрели прочь. Их еще не покидала надежда, что однажды они найдут и прикончат этого демона.

Конечно, охотники не могли знать, что вампир, которого они сегодня преследовали всю ночь, уже встретил свою Окончательную Смерть. Но успел оставить потомство.


Жилище Джека выглядело еще более удручающе, чем маленькая неопрятная комната упокоенного Генри Олсвэрджа. Никаких обоев на стенах не было и в помине. Роль кровати выполнял широкий матрац, лежащий на полу. И этот матрац уже отчаянно нуждался в чистке. Кейри брезгливо поморщилась, когда во все стороны разбежались тараканы, стоило только ей и Джеку перешагнуть порог этого свинарника. Да, это помещение больше напоминало именно свинарник, нежели жилище человека или вампира. Единственное окно было завешано плотной черной материей, которая днем предохраняла обитателя комнаты от смертоносных солнечных лучей. В углу сиротливо стояла ободранная тумбочка, на которой белел допотопный монитор. Немного "оживлял пейзаж" постер рок-группы "Дип Перпл", на скотч приклеенный к обшарпанной стене. Левее стояло, опираясь о стену, большое, в человеческий рост, зеркало.

- Ну, конечно, это не пентхауз ЛаКруа, но, как говорится, чем богат, тем и рад, - голос Джека казался слегка оправдывающимся.

- А кто такой ЛаКруа? - спросила его Кейри.

- Ты этого типа уже знаешь. Это он приговорил твоего сира к смерти, - лицо Джека скривилось в гримасе неприязни.

- Принц?

- Он самый.

- Джек, ты обещал рассказать мне о моем сире, - напомнила Кейри. - Как его звали? Генри?

- Да, Генри Олсвэрдж из клана Бруджа. Он был обращен примерно год назад. Я не знаю, кто является его сиром. Сам Генри до сегодняшней ночи еще ни разу никого не обращал.

- Но почему он обратил меня?

- Ты помнишь, как это произошло? - поинтересовался Джек.

- Я помню только, что нашла ночью на улице окровавленное тело. Я не нащупала пульс у него на шее и подумала, что парень мертв. Но он набросился на меня, - вспомнив недавние события, Кейри слегка вздрогнула. - Его глаза... Они светились красным!

- Все ясно. Генри впал в Безумие.

- Впал во что?

- В Безумие. Что-то вроде аффекта, когда вампир не может себя контролировать, - пояснил Джек. - Безумие обычно наступает в те моменты, когда Сородич переносит сильный стресс - если он серьезно ранен, голоден или переживает тяжелое психическое потрясение. Происходит полное помрачнение рассудка. В этом состоянии вампир лишь отчаянно стремится выжить - он не может думать о соблюдении Маскарада или беспокоиться за состояние своего донора. Что было дальше?

- Я потеряла сознание и потом очнулась, как поняла, в его квартире. Я была ОЧЕНЬ голодна, и он дал мне пакет с какой-то красной жидкостью. Наверно, с донорской кровью. А потом эти двое с кольями. Черт, я думала, что умру! Я была уверена, что кол в сердце меня убьет!

- Распространенное заблуждение. Кол в сердце не убивает Сородича, а только обездвиживает. Если его извлечь, то вампир быстро приходит в себя.

- Потом мы с Генри оказались в том театре...

Кейри не стала продолжать - Джек и так уже прекрасно знал, что за этим последовало, а девушка не хотела воскрешать в своей памяти ту ужасную картину рассыпающегося искрящимся пеплом Генри.

- Генри знал, что такой поступок может его погубить, - сказал Джек. - По Закону Камарильи вампир не имеет права создавать себе потомство без разрешения Принца. В ту ночь Генри выпил у тебя почти всю кровь. Он встал перед выбором: бросить тебя умирать или превратить в вампира. Он выбрал второе, хотя знал, что сильно рискует. За такое нарушение казнить должны были и его, и тебя. Если бы Найнс Родригез не вмешался, то сейчас ты тоже была бы горсткой пепла. Просто Генри не был убийцей. Он никогда не выпивал жертву до такого состояния, при котором ее жизнь оказывалась под угрозой. Однако ты сказала, что в ту ночь он был ранен?

- Похоже, что да.

- Охотники на вампиров. Скорее всего, это их рук дело. Пару дней назад Генри совершил нарушение Маскарада.

- А что такое Маскарад?

- Свод правил для вампиров, - пояснил Джек. - Понимаешь, мы стараемся делать все возможное, чтобы смертные не подозревали о нашем существовании. Именно поэтому до сегодняшней ночи и ты ничего не знала о нас, вампирах. Если смертные про нас узнают, то наш вид окажется под угрозой истребления. Несколько столетий назад человечество, возглавляемое Инквизицией, едва нас не уничтожило. Тогда уцелело лишь несколько сотен Сородичей. Если ты будешь пить кровь или использовать свои сверхъестественные способности на людях, то ты нарушишь этот самый Маскарад.

- А у меня есть сверхъестественные способности!? - изумилась Кейри.

- Да, они есть у каждого вампира. Вот мы, Бруджа, можем при желании передвигаться невероятно быстро и бить очень сильно. Тореадоры тоже умеют быстро бегать. Носферату и Малкавианы способны становиться невидимыми. Гангрелы, например, умеют превращаться в зверей. Слышала когда-нибудь про чупакабру?

- Да, припоминаю смутно.

- Скорее всего, кто-то из этого клана плохо соблюдал Маскарад. Но вернемся к Генри. За две ночи до твоего Становления он ввязался в драку: двое подонков хотели ограбить старика, а Генри не смог пройти мимо. Грабители были вооружены, и поэтому Генри пришлось прибегнуть к использованию своих сверхспособностей (мы называем их Дисциплинами). К несчастью, шум привлек ненужных свидетелей и полицию. Копы, увидев два трупа (я имею в виду тех грабителей) и не разобравшись, в чем дело, открыли огонь на поражение. Генри был вынужден спасаться бегством, развив максимально возможную для него скорость, используя Дисциплину Стремительность, иначе бы ему не поздоровилось. Конечно, для того, чтобы убить вампира, пары выстрелов недостаточно, но эти идиоты едва не превратили его в решето. Кто-то из зевак снял происходящее на мобильный телефон и выложил в Интернет. Это было грубое нарушение Маскарада. Охотники из Общества Леопольда быстро узнали об этом происшествии и явились по душу Генри. Вероятно, им удалось его выследить и ранить. В ту ночь двое вампиров по приказу ЛаКруа должны были сделать Генри строгий выговор за нарушение Маскарада. Если вампир пять раз нарушает Маскарад, то его приговаривают к смертной казни (конечно же, при том условии, что охотники не убьют его раньше). И они нашли в его квартире тебя - незаконно обращенную вампиршу. Дальше ты сама все помнишь.

Кейри внимательно выслушала рассказ Джека. Теперь она поняла, что ее сир вовсе не был кровожадным монстром. Фактически, цепочка роковых событий привела их к тому, что в итоге произошло. Генри мог не заступаться за старика - и тогда бы ему не пришлось нарушать Маскарад. Он мог бы бросить ее умирать от потери крови - и тогда бы он не нарушил Закон, тем самым обрекая себя на верную смерть. Сама же Кейри просто стала жертвой обстоятельств - оказалась в ненужном месте в ненужное время. Девушка даже не помнила, как она очутилась в том темном переулке рядом с истекающим кровью вампиром. Все события, предшествовавшие этому моменту, стерлись из ее памяти. Она не помнила ни дату своего рождения, ни свой домашний адрес, ни свою профессию, ни родственников, ни друзей - практически ничего. Спасибо еще, что имя и фамилию не забыла. Она спросила у Джека, не было ли у него самого амнезии после Становления, и получила весьма обнадеживающий ответ: в свою первую ночь (а было это около трех с половиной столетий назад!) он помнил о своей прежней биографии не больше, чем сейчас Кейри, однако со временем память постепенно восстанавливалась. Возможно, что когда-нибудь и Кейри вспомнит события из своей прежней, человеческой жизни.

Вскоре наступило утро. Кейри несказанно обрадовалась, когда узнала, что вампирам вовсе не обязательно спать в гробах. Однако спать ей все равно не хотелось. Смертный, переживший напряженный, полный странных и пугающих событий день, часто не может заснуть ночью. Аналогично и новообращенная Бруджа не могла заснуть утром, когда всем порядочным вампирам полагается спать. Джек в тот день тоже не спал. Кейри без устали заваливала старого вампира вопросами и в результате узнала для себя массу интересной и полезной информации.


Никто не знает, когда и как появились первые вампиры. Неизвестно, было ли это как-то связано с генетическими мутациями, действием неизвестного вируса или наложением какого-то проклятия. Однако большой популярностью пользовался миф, согласно которому прародителем всей кровососущей братии является Каин - сын Адама и убийца своего брата, Авеля. Согласно этому мифу Бог наложил на Каина проклятие: теперь тот был вынужден прятаться от солнечного света и питаться кровью людей. Затем проклятие Каина передалось трем людям, а те, в свою очередь, обратили еще тринадцать человек. Те тринадцать стали так называемыми Патриархами - вампирами третьего поколения и родоначальниками тринадцати существующих на сегодняшний день кланов. Вампиры, верящие в эту легенду, нередко называют себя и других Сородичей каинитами.

Но, несмотря на общее происхождение, в прошлом кланы частенько воевали между собой. Эта борьба получила название Джихад. В древности вампиры не вели такого скрытного существования, как сейчас, и для людей того времени они были такими же реальными, как сегодня - сверхзвуковые самолеты и беспроводной интернет. Но с появлением Инквизиции все изменилось. Церковь открыла настоящую охоту на "приспешников Дьявола" и едва не стерла вампиров с лица земли. Чтобы выжить, вампиры из разных кланов были вынуждены объединяться в союзы - так называемые фракции. Это произошло приблизительно в пятнадцатом веке. Тогда же возникло и понятие "Маскарада". Со временем вампиры отошли в область сказок и легенд, и сегодня подавляющее большинство людей даже не подозревает о том, что они живут бок о бок с детьми Каина. Точно так же стали считаться выдумкой и многие другие сверхъестественные существа, в том числе зомби, оборотни и привидения.

Самой большой и сильной фракцией считается Камарилья - союз семи кланов: Вентру, Бруджа, Тореадор, Малкавиан, Гангрел, Носферату и Треми. Места проживания вампиров поделены на территории, называемые Доменами, на которых правят князи, также именуемые Принцами - старые и могущественные вампиры. Так, Себастьян де ЛаКруа из клана Вентру - Принц Лос-Анджелеса. Ниже Принца на иерархической лестнице стоит Совет Первородных - это Сородичи, являющиеся законными представителями своих кланов в Камарилье. Власть Принца не является абсолютной. Его главная роль - следить за соблюдением Закона в Домене. Это, скорее, судья, нежели правитель. Однако должность Принца дает ему ряд привилегий: например, он свободно может создавать потомство, в то время как другие вампиры обязаны просить у Принца на то разрешения. Тех, кто нарушил это правило, приговаривают к смерти. Казнят и сира, и дитя. Казнь осуществляет так называемый Шериф. Вообще, роль Шерифа не ограничивается только ролью палача - зачастую он выполняет функцию личного телохранителя Принца и участвует в задержании нарушителей Закона. Шериф при ЛаКруа принадлежит к клану Тзимицу, что крайне необычно, ведь практически все представители этого клана являются членами Шабаша.

Шабаш, в состав которого входят в основном Тзимицу и Ласомбра, является заклятым врагом Камарильи. Вампиры из этой фракции отвергают Маскарад и стремятся к порабощению человечества. Тех, кто не состоит в Шабаше, они считают жалкими трусами, неспособными принять свою природу хищника. Если среди вампиров и существуют кровожадные и безжалостные убийцы, потерявшие в себе все человеческое, - то это шабашевцы. Тзимицу вполне заслужили свое прозвище - Изверги. Камарилья всегда вела борьбу с Шабашем, но до сих пор эта жестокая фракция не была полностью ликвидирована. Более того, в Лос-Анджелесе обитает немало ее представителей, среди которых много Отступников Гангрела и Тореадора. Сородича, находящегося на посту главы Шабаша, называют Епископом.

Третьей фракцией лос-анджелесских вампиров являются Анархи, или "мятежники", к числу которых главным образом принадлежат Бруджа, Тореадоры, Малкавианы и Гангрелы, а также слабокровные вампиры. Анархи отказываются подчиняться диктату Камарильи или Шабаша. Их мировоззрение требует неограниченной свободы для всех вампиров. Роль Принца у Анархов выполняет так называемый Барон. Как и Камарилья, Анархи поддерживают Маскарад. Однако они имеют право обращать без разрешения на то Барона. Несколько лет назад в Лос-Анджелесе еще не было Камарильи, и Анархи являлись доминирующей фракцией города. Однако фракция была ослаблена в результате кровопролитной войны с Квей-Джин - пришельцами с Востока, пытавшимися отвоевать себе новые территории. В результате агрессорам удалось отхватить себе Китайский квартал (также называемый Чайнатауном), а Анархи понесли тяжелые потери. Тогда-то Камарилья и заявила свои права на город. И теперь она стала главной фракцией, распространив свой Закон и на Анархов. Отныне бывшие хозяева Лос-Анджелеса не имеют права обращать без разрешения Принца. Однако появление Камарильи имело и положительную сторону: Шабаш и Квей-Джин были вынуждены поджать хвост, так как в случае конфликта им пришлось бы противостоять не одной, а двум фракциям.

Существуют еще четыре независимых клана, не объединенных во фракции: Ассамиты, Равнос, Последователи Сета и Джованни; последние имеют большой особняк в пригороде Лос-Анджелеса.

Конечно, всегда были, есть и будут вампиры, живущие сами по себе, отдельно от своих кланов или фракций. Однако в подавляющем большинстве случаев такие Сородичи долго не живут, потому что становятся жертвами охотников из Общества Леопольда.

Увы, Инквизиция не ушла в историю. Официально она не существует, однако это не делает ее менее опасной для Сородичей. Современная Инквизиция называется Обществом Леопольда - в честь своего основоположника, Леопольда Мурнау, который в тринадцатом веке втайне создал эту организацию, предназначенную для преследования и уничтожения вампиров и других сверхъестественных существ, а также противников католической церкви. Охотники - а именно так обычно называют современных инквизиторов - являются искренне верующими в Бога людьми. Однако это не мешает им жестоко расправляться со своими жертвами, которых леопольдовцы считают приспешниками Дьявола. Под личиной доблестных защитников человечества скрываются настоящие садисты, по сравнению с которыми многие вампиры показались бы белыми и пушистыми. По крайней мере, подавляющее большинство Сородичей не убивает смертных ради пропитания (Шабаш не в счет). Охотники же все без исключения являются хладнокровными убийцами.

Квей-Джин, Общество Леопольда и Шабаш - не единственные враги Камарильи и Анархов. Помимо вампиров, в мире существует еще много других сверхъестественных существ, и некоторые из них являются смертельно опасными. Взять, например, оборотней, называемых также люпинами. Откуда появились эти твари, похожие на двуногих волков-переростков, неизвестно. Неизвестна и причина их ненависти к вампирам. Однако известно то, что в стычке с оборотнем вампир практически не имеет шансов на победу. Многие Сородичи встретили свою Окончательную Смерть в пасти этих свирепых хищников.

Одним словом, ночной мир был полон опасностей. К счастью для вампиров, они - намного более крепкие существа, нежели простые смертные. Уже в первую ночь после Становления Сородич становится ловчее, сильнее и выносливее, чем тогда, когда был еще человеком. Убить вампира непросто. Пули на него действуют слабо - лишь очень большая порция свинца может погубить Сородича. Точно так же вампиры лучше смертных переносят ранения от холодного оружия и прочие травмы. К тому же все раны со временем самопроизвольно заживают, а питание кровью в разы ускоряет процесс регенерации. Вампиры устойчивы к действию удушающих газов и других ядов. Они не могут утонуть или задохнуться. Они не подвержены инфекционным заболеваниям. Вопреки легендам, вампиры не боятся чеснока и распятия, а кол в сердце не убивает их, а только обездвиживает.

К сожалению, у вампиров есть и свои слабости. Они не переносят солнечный свет. Прямые солнечные лучи способны в мгновение ока испепелить не-умершего. Серебряное или освященное оружие, огонь и зубы оборотней наносят им особенно болезненные раны, которые, кроме того, еще и заживают намного медленнее обычных. Вампиру нельзя долго оставаться голодным, в противном случае он может впасть в Безумие. Вампир, не получавший свежей крови в течение недели, впадает в торпор - по сути, кому, из которой он не может выйти самостоятельно. Используя Дисциплины, Сородич быстрее тратит взятую от доноров жизненную силу и, следовательно, у него быстрее наступает чувство голода.

Вампиры не ищут приключений на свою голову и по возможности стараются избегать опасностей. Однако зачастую одной только осторожности оказывается недостаточно, и тогда немаловажными становятся бойцовские качества Сородича. Вампиры из клана Бруджа не обделены по этой части. Они - самые сильные и свирепые бойцы среди не-умерших. Обладая двумя Дисциплинами - Могуществом и Стремительностью, - они могут сокрушить практически любого противника. Можно сказать, что во время драки Бруджа превращается в высокоскоростную машину для убийства, способную в считанные секунды уничтожить своих врагов. Однако этот клан имеет и свою слабость: Бруджа больше других вампиров склонны к припадкам Безумия. А в таком состоянии, если оно наступает во время боя, у вампира начисто отключается инстинкт самосохранения, и он очертя голову может ввязаться в драку с таким противником, которого ему никогда не победить (например, с оборотнем - даже самые сильные и отчаянные Сородичи практически беззащитны перед этими монстрами). Хотя, стоит отметить, в припадке Безумия вампир становится намного сильнее, чем в спокойном состоянии. И после приступа не помнит, что же произошло. За такую вспыльчивость Бруджа и получили свое прозвище - Бешеные. Помимо своих бойцовских качеств, этот клан отличается также бунтарским духом и частенько конфликтует с другими кланами. Многие из членов клана не признают Закона Камарильи и поэтому уходят к Анархам. Нередко внутри самого клана бывают разногласия и стычки, поскольку сами по себе Бруджа склонны к конфликтам. Поэтому клан не слишком хорошо организован, за что Принц ЛаКруа непочтительно называет его "сбродом".

Клан Вентру, они же Голубая Кровь, - правящая верхушка в Камарилье (и ЛаКруа тому подтверждение). Обычно эти Сородичи происходят от благородных аристократов, купцов или бизнесменов. Обладая Дисциплиной Доминирование, они могут подчинять себе волю других вампиров и людей, а Стойкость делает их сверхвыносливыми и малочувствительными к боли. Однако у клана есть и своя слабость - они не могут питаться кровью животных, как все другие вампиры.

Тореадор - клан ценителей искусства. Многие художники, скульпторы, писатели и актеры получили дар бессмертия, чтобы продолжить свою творческую деятельность. Их легко отличить от других вампиров по элегантной одежде и изящным манерам. К тому же внешне они выглядят необычайно красиво или, по меньшей мере, привлекательно. Вот только другие кланы считают Тореадоров (или просто Торри) слишком легкомысленными. Впрочем, обладая Дисциплиной Стремительность, они являются вполне неплохими бойцами (хотя до Бруджа им далеко). За что клан получил свое название (как и обидное прозвище - Дегенераты), непонятно.

Гангрелы, или Бродяги, являются самыми нелюдимыми из Сородичей. Обществу вампиров они предпочитают компании диких зверей, на которых они так похожи. Благодаря Дисциплине Изменчивость, Гангрелы сами могут превращаться в зверей, поэтому их частенько путают с оборотнями. Кроме того, Дисциплина Анимализм позволяет им управлять духами животных и призывать их на помощь во время схватки.

Малкавиан - клан безумцев. Не зря они получили свое прозвище - Психи. Сумасшествие - побочный эффект Становления у этих вампиров (подобно повышенной агрессивности у Бруджа). Однако Малкавианы наделены даром ясновидения и, подобно Вентру, могут подчинять себе других существ (благодаря Дисциплине Помешательство).

Треми, они же Колдуны, ведут свое происхождение от средневековых магов и алхимиков. Эти сородичи владеют Дисциплиной Тавматургия, или Магия Крови, которая позволяет им становиться неуязвимыми или поражать врагов на расстоянии.

В то время как другие вампиры, входящие в состав Камарильи или фракции Анархов, внешне неотличимы от простых смертных, Носферату являются исключением. В плане внешности этим Сородичам не слишком повезло - их тела и лица изуродованы проклятием Каина. Стоит Носферату показаться на людях, и он уже одним только этим нарушит Маскарад. По этой причине Носферату скрываются от людских глаз в канализации, за что они и получили свое прозвище - Канализационные Крысы. Кстати, именно крысы, а не люди, являются главным источником крови для этих вампиров. Впрочем, иногда Носферату все-таки выходят на поверхность, но для этого они пользуются Дисциплиной Затенение или, проще говоря, становятся невидимыми.

Ласомбра, Клан Теней, занимает в Шабаше примерно такое же положение, что и Вентру в Камарилье. Эти вампиры считают себя высшим кланом, преемниками величия Каина, в то время как удел прочих кланов - нести бремя его проклятия. Их отличительная черта - неспособность отражаться в зеркалах. Ласомбра - единственный клан, владеющий Дисциплиной Власть над Тенью. Однако в Калифорнии нет представителей этого клана, и настоящими лидерами лос-анджелесского Шабаша являются Тзимицу.

Даже по меркам шабашевцев Тзимицу - настоящие монстры. И не только в переносном смысле этого слова. Освоившие Дисциплину Превращение Плоти, они могут изменять свой внешний облик, зачастую превращая себя в устрашающих чудовищ. Конечно, Тзимицу при желании могли бы выглядеть не хуже, чем Тореадоры, однако им куда больше нравится их монстроподобная внешность. Но не это снискало клану его дурную репутацию. Тзимицу могут изменять не только себя, но и других существ - как сверхъестественных, так и простых смертных. Зачастую они обезображивают своих врагов, превращая их в отвратительных тварей. А если речь заходит о расправе, то жертва перед смертью испытывает такие страдания, что пыткам Тзимицу позавидовал бы самый изощренный инквизитор. Не зря Тзимицу называют Извергами.

Джованни, клан Некромантов, способен повелевать мертвыми. Вполне вероятно, что периодические появления зомби - результат их деятельности. В пригороде Лос-Анджелеса находится большое поместье, в котором проживает несколько этих Сородичей.

Представители других независимых кланов - Ассамиты, Равнос и Последователи Сета - на территории Калифорнии не появлялись уже много лет.

Кроме того, существуют и так называемые слабокровные вампиры, или Каитифы. По неизвестной причине кровь Каина в их жилах настолько слаба, что они утратили отличительные черты тех кланов, к которым принадлежали их предки. Некоторые Каитифы не боятся солнечного света, могут есть человеческую пищу и даже иметь детей. С полноценными вампирами их связывает лишь то, что им тоже нужна кровь для поддержания своей не-жизни. Многие Сородичи презирают Каитифов, однако во фракции Анархов слабокровные могут добиться высокого положения.

Помимо кланов, существуют также Линии крови. Как и клан, Лния крови - это группа вампиров со схожими характеристиками. Однако Линия крови, в отличие от клана, не имеет родоначальника - Патриарха. Считается, что их появление - результат неких мутаций среди кланов. Так, например, Дочери Какофонии явно произошли от Тореадоров, а Самеди - от Джованни. Линии крови довольно малочисленны и редко появляются на территории Лос-Анджелеса.


Кейри внимательно выслушала лекцию Джека на тему "Кто такие вампиры и с чем их едят", однако после нее у новообращенной Бруджи в голове осталась наваристая каша.

- Понимаю, - сказал Джек. - Сразу переварить такой объем информации непросто.

- Даже не верится! Все эти годы рядом со мной существует целый мир, а я только сейчас узнала о том, что он реален! - хотя глазки у нее уже были в кучку, Кейри продолжала изумляться тому, что услышала на протяжении последних часов.

Она только сейчас обратила внимание на то, что солнце уже скрылось за горизонтом. Стало быть, ей теперь можно отправляться в Санта-Монику и выполнять задание Принца.

- Джек, спасибо за то, что ввел меня в курс дела, - Кейри поблагодарила своего старшего соклановца. - Похоже, что мне пора ехать.

- Попридержи коней, детка! - возразил он. - Ты на себя в зеркало смотрела? У тебя вся одежда вымазана кровью и грязью. В таком виде тебе не стоит выходить на улицу. Посиди здесь еще часок, а я пока сбегаю и прикуплю тебе шмотки. Да и за такси тебе надо будет заплатить.

Прежде, чем Кейри успела хоть что-то сказать, старый Бруджа уже скрылся за дверью.


Чуть больше часа спустя Кейри Робинсон уже стояла у зеркала. Как же хорошо, что она не Ласомбра! Слушая Джека, юная Бруджа с радостью отметила, что большинство вампиров все-таки может смотреть на свое отражение.

И вот теперь она снова видела себя в зеркале - рослую голубоглазую девушку лет двадцати. Ее черные волосы длиной чуть ниже плеч прядями выбивались из-под вязаной красной шапочки, плотно сидящей на голове. На тело был надет белый топик, ноги обтягивали узкие джинсы. Довершали картину черные кожаные ботинки. В общем, с виду обычная современная девушка, разве что кожа какого-то странного мертвенно-бледного оттенка. Она улыбнулась самой себе, оценив длинные и острые клыки.

Вчера ночью ее прежняя человеческая жизнь оборвалась, и вместе с тем началась новая, вампирская. Сегодня Кейри уже была готова отправиться в Санта-Монику и выполнить задание, которое поручил ей ЛаКруа. После этого она уже ничем не будет обязана Принцу Камарильи и сможет насладиться свободой - тем, что - со слов Джека - больше всего ценят Бруджа. Девушка была уверена, что со временем сможет интегрироваться в сообществе Сородичей и стать его полноценным членом. В конце концов, не она первая и не она последняя. Те же Джек, Найнс Родригез, ЛаКруа и тысячи других вампиров когда-то тоже были на ее месте. И точно так же новые поколения Сородичей будут начинать свою новую жизнь с нуля, как сейчас это делает Кейри Робинсон.

От всей души поблагодарив Джека за оказанную помощь и попрощавшись с ним, Кейри вышла на улицу и отправилась ловить такси до Санта-Моники.

Глава 2. Первое дело Бешеной

Квартира Меркурио произвела на Кейри гораздо лучшее впечатление, нежели жилище Джека. Стены были выложены мраморной плиткой, посреди гостиной стоял диван из натуральной кожи, прозрачный столик перед ним украшала ваза с цветами. У стены стоял большой плазменный телевизор. Конечно, ни о каких бегающих по квартире тараканах и речи не шло.

Хозяин квартиры выглядел под стать своему жилищу. На вид Кейри дала бы Меркурио лет тридцать, не больше. Каштановые волосы были аккуратно уложены. Пиджак сидел по фигуре. Одним словом, парень явно хорошо следил за собой.

- Как я понимаю, - начал Меркурио, - ты и есть та самая неонатка, которую послал ко мне ЛаКруа?

- А ты - Меркурио? - ответила Кейри вопросом на вопрос.

- Он самый, - мужчина улыбнулся и протянул ей руку, на что вампирша ответила рукопожатием.

- Кейри Робинсон из клана Бруджа, - представилась она. - А можно поинтересоваться, из какого ты клана? Ты - Тореадор?

- Нет. Я вообще не вампир. Я - гуль.

- Гуль? - удивленно переспросила Кейри.

- Ясно. Ты только что с поезда. Гуль - это человек, который пьет кровь своего хозяина - вампира. Между вампиром и гулем формируется тесная кровная связь. В результате последний временно получает некоторые из преимуществ Сородича, становится сильнее других людей. Гуль не стареет, если хотя бы раз в месяц получает кровь хозяина. На вид и не скажешь, что мне уже больше шестидесяти лет. Вампирская кровь обладает для нас целебными свойствами. Кстати, ты почти угадала: мой хозяин - из клана Тореадор. Конечно, мы не становимся такими сильными, как вампиры, но зато не боимся солнечного света.

Кейри с интересом выслушала Меркурио. Как же много всего ей еще, наверное, предстоит узнать! Впрочем, Бруджа не забыла и о задании, которое поручил ей ЛаКруа.

- Меркурио, Принц говорил, что ты должен ознакомить меня с его заданием.

- Да, я помню. Правда, на мой взгляд, этот ЛаКруа многого хочет от неопытной неонатки.

- А что я должна сделать? - Меркурио заметил, что девушка слегка напряглась.

- Уничтожить склад Шабаша.

- ЧТО!?

- Да, я согласен, Принц явно переборщил, но это его приказ, - сочувственно ответил Меркурио. - Как я понял, ты уже имеешь кое-какое представление о Шабаше?

- Это те самые злобные вампиры, пытающиеся захватить мир и поработить человечество?

- Да. Однако на этом складе ты вряд ли встретишься с вампирами, - поспешил успокоить ее Меркурио. - Склад охраняют человек пятнадцать смертных. Впрочем, не обольщайся - это такие же отморозки, как и шабашевцы, и они немедленно попытаются уничтожить любого нарушителя, проникшего на склад.

- И что же мне надо сделать? Перебить их всех?

- Конечно, если тебя засекут, у тебя не останется иного выхода. Однако твоя главная задача - не уничтожить охрану, а взорвать склад. Проберись в главный офис, заложи туда астралит и побыстрее смойся. У тебя будет на все про все три минуты: замешкаешься - взлетишь на воздух вместе со складом. Так что постарайся за это время отбежать подальше.

- Ясно, - по лицу Кейри было видно, что настроение вампирши явно подпортилось. - А где мне достать этот самый астралит?

- Он лежит в шкафу у тебя в квартире.

- Где?

- Возьми, - Меркурио подал ей ключ. - Квартира номер пятьсот восемь, в доме напротив моего. Это будет твоя, так сказать, база. Там в холодильнике несколько пакетов с донорской кровью. Под подушкой - сто баксов на первое время. Когда ты выполнишь задание, ЛаКруа тебе заплатит более солидную сумму. Вот еще адреса, где ты можешь купить кровь или оружие, - Меркурио подал Кейри маленький листочек бумаги.

- Спасибо. А эти люди знают, что работают на Шабаш?

- Скорее всего, да. Как известно, шабашевцы не заботятся о поддержании Маскарада и тем самым часто подвергают опасности остальных Сородичей. Впрочем, эти засранцы за наркоту могли бы продать душу Дьяволу, так что факт работы на вампиров их мало смущает.

- А когда я должна выполнить задание?

- Желательно, в ближайшие дни. Но лично я бы посоветовал тебе немного потренироваться. Сейчас ты еще не привыкла к своему измененному организму. Если ты сразу отправишься на склад, то вряд ли вернешься оттуда. Так что лучше отдохни с дороги, хорошенько ознакомься с планом склада (он лежит на тумбочке), прочитай инструкцию по использованию астралита и обязательно купи оружие. Когда ты будешь уверена в себе, отправляйся на склад (адрес указан на плане). Если тебе посчастливится выполнить задание ЛаКруа и при этом остаться в живых, отправляйся в Даунтаун. Пентхауз Принца находится в Башне Вентру.

Поблагодарив Меркурио за помощь, Кейри вышла из квартиры.

"И в какое же дерьмо я вляпалась!?" - подумала она. - "Еще прошлой ночью, наверное, была среднестатистической простой смертной, жила себе спокойно. А теперь стала вампиршей! Мало того, еще и должна выполнить смертельно опасное задание по приказу Принца! И попробуй не выполни! Этот тип явно не даст мне спокойной жизни, если я не взорву хренов склад".

Ладно, сначала надо найти свою квартиру. А там видно будет.


Поднявшись на второй этаж и открыв с помощью ключа деревянную дверь с металлическим номером пятьсот восемь, Кейри, что называется, выпала в тихий осадок.

"Неужели всем Бруджа положено жить в таких вот бомжатниках!?"

Действительно, ее однокомнатная квартира выглядела не намного лучше, чем жилище Джека или покойного Генри Олсвэрджа. Обоев не было, паркет прогнил. Матрац лежал на металлической раскладушке, подушка была небрежно брошена сверху. Никакого постельного белья не было и в помине. Окно занавешено плотной шторой. Помещение освещала единственная висевшая на проводе лампочка. У стены стоял старенький, пожелтевший от времени холодильник ("надеюсь, кровь в нем не протухла?"). Зато, хоть на том спасибо, на тумбочке стоял телевизор, который, к великой радости Кейри, оказался в рабочем состоянии. Также девушка нашла и телефон. Под подушкой действительно оказался конверт с деньгами, а план шабашевского склада лежал на тумбочке рядом с телевизором. В ободранном шкафу находилась взрывчатка.

Только сейчас Кейри почувствовала сильную усталость. И это неудивительно, ведь она не спала как минимум со вчерашней ночи. Как и простые смертные, вампиры нуждаются в отдыхе. Правда, спать им полагается в светлое время суток. Но Кейри хотела спать сейчас. Убедившись, что окно надежно занавешено от возможного проникновения солнечных лучей, Бруджа прямо в одежде и обуви повалилась на раскладушку. Не прошло и нескольких минут, как вампирша уже спала крепким сном.


Проснувшись следующей ночью, Кейри поймала себя на том, что проголодалась. Тратить скудные запасы донорской крови вампирше не хотелось, а это означало, что ей надо отправиться на охоту. Если она будет морить себя голодом, то ни к чему хорошему это не приведет.

Кейри вышла на улицу. Ночная Санта-Моника оказалась довольно-таки безлюдной. Тем лучше - когда Бруджа поймает свою жертву, вряд ли найдутся свидетели нападения. А сам донор и знать не будет, что побывал в зубах у вампирши. Впрочем, найти добычу тоже оказалось не так-то просто.

Вот эта влюбленная парочка выглядит вполне аппетитно, но Кейри вряд ли сможет попить крови одного из них так, чтобы происходящее не было замечено другим.

Так, что там у нас еще? Одинокий мужик треплется по мобильному телефону, стоя под окнами двухэтажного дома. В окнах горит свет. Жильцы дома могут стать свидетелями нападения. Нет, не годится.

Через несколько кварталов внимание Кейри привлекла рыжая девушка в очках. На вид ей было около семнадцати или восемнадцати лет. Девушка была одета в синюю майку и узкие джинсы. Поблизости никого не было. Кейри решила проследить за своим потенциальным донором, в то же время стараясь не показываться девушке на глаза. Она последовала за ней, выдерживая дистанцию. К большой радости вампирши, через пару кварталов девушка свернула в темный переулок. Если бы сердце Кейри билось, то сейчас бы оно буквально запрыгало в груди от волнения.

Однако вампирша заметила, что сзади идет тот самый мужчина, который несколько минут назад болтал по мобильнику. Вот проклятье! Он может испортить Кейри всю охоту. Звуки нападения наверняка привлекут его внимание, и тогда Кейри рискует нарушить Маскарад со всеми вытекающими отсюда последствиями. Тогда уже на нее саму будут охотиться, а это ей совсем ни к чему. Напасть на мужика тоже не выйдет: атаковать надо неожиданно, сзади, что в данном случае невозможно. Похоже, теперь Брудже придется поискать другого донора. Выругавшись про себя, Кейри свернула за угол. Однако не успела она далеко отойти, как обострившийся слух дал ей знать: возможный свидетель щелкнул ключом в замочной скважине, стало быть, помеха исчезла.

Девушка уже скрылась из виду, но это не беда - Кейри найдет ее по запаху дезодоранта.


Томас и двое его корешей пристально следили за рыжей девушкой, которая, на свою беду, забрела ночью в их квартал. А это значит, что сейчас молодым отморозкам предстоит хорошенько развлечься. Они уже не один раз нападали на припозднившихся граждан, попадавшихся им на пути. И вот теперь они рассредоточились, чтобы окружить жертву. Когда пришло время действовать, Томас неожиданно выскочил прямо перед девушкой.

- Эй, маленькая негодница! - начал он фальшиво ласковым голосом. - Разве мама не говорила тебе, как опасно гулять по ночам?

Девушка попятилась, но только этого и ждали кореша Томаса - Дерек и Майк. Они в мгновение ока схватили жертву, напав со спины. Девушка хотела закричать, но Майк зажал ей рот.

- Ну что же, придется тебя наказать, шлюшка! - Томас сделал непристойное движение языком.

Девушка вырывалась изо всех сил, однако их явно было недостаточно, чтобы противостоять двум крепким парням. Она с ужасом уставилась на Томаса, но ничего не могла сделать. Подонок подошел вплотную к своей жертве и начал стягивать с нее брюки. Однако девушка изловчилась и смогла пнуть обидчика ногой в живот. Вот только этим она, похоже, лишь разозлила своего мучителя. Томас со всей силы ударил несчастную кулаком по лицу. Девушка обмякла.

- Эй, засранцы, что за дела? - раздался женский голос за спинами Майка и Дерека.

Они отпустили потерявшую сознание жертву, и та упала на асфальт. Все трое уставились на вторую девушку, неожиданно появившуюся в темном переулке. Она была одета в джинсы и белый топик, на голове сидела вязаная красная шапочка. Голубые глаза смотрели бесстрашно и дерзко.

"Да что эта сучка о себе возомнила!?" - подумал Томас. - "Уж не хочет ли она стать новой грозой района!? Смешно!"

- Эй, парни, похоже, у нас тут сегодня двойная порция! - произнес он. Его кореша зловеще ухмыльнулись. Теперь все трое начали приближаться к новой жертве.

В этот момент подвергшаяся нападению девушка начала приходить в себя. Она встала на подкашивающиеся ноги и увидела, что ее обидчики теперь стоят спиной к ней. Она попыталась убежать, но один из мерзавцев почуял неладное и обернулся.

- А ты никуда не пойдешь, сучка! - Томас достал из-за пазухи пистолет и выстрелил. Выстрел получился почти беззвучным - вероятно, на пистолет был поставлен глушитель. На груди девушки расплылось кровавое пятно. Бедняжка вскрикнула и упала.

- А вот это ты зря, ублюдок! - угрожающим тоном произнесла вторая девушка и бросилась на Томаса.

"Да эта девка точно на всю голову двинутая!" - успел подумать Томас и выстрелил.

Пуля попала девушке в плечо. Однако это, похоже, не сильно вывело ее из строя. Раненая лишь слегка поморщилась и снова ринулась в бой. Выстрелить во второй раз Томас не успел - ловким ударом ноги девушка выбила у него пистолет. В то же время Дерек и Майк выхватили ножи и поспешили на помощь своему главарю. Они обошли девушку сзади. Она заметила это и, снова пнув Томаса и сбив его с ног, развернулась лицом к противникам. Она ловко парировала их удары, однако и сама не смогла нанести подонкам ни одной серьезной травмы. Тем временем Томас уже встал на ноги и подобрал пистолет. Девушка слишком сосредоточилась на Майке и Дереке, и поэтому не успела вовремя заметить опасность. Пуля раздробила ей правую лопатку и прошла навылет, выйдя из груди. От неожиданной боли девушка потеряла концентрацию, и Дерек всадил свой нож ей в живот, вогнав клинок по самую рукоятку. Девушка согнулась пополам. Дерек извлек окровавленный нож из ее тела и свирепо ухмыльнулся.

Пару секунд девушка простояла, согнувшись пополам от боли. А затем она выпрямилась. Дерек замер от изумления: радужки ее глаз покраснели и теперь хищно смотрели на него. Прежде, чем парень успел хоть что-то предпринять, девушка набросилась на него, точно разъяренная пантера. Дерек попытался снова пырнуть ее ножом, однако молниеносным (а по-другому и не назовешь!) движением она перехватила его руку. Холодные пальцы с такой силой сжали запястье, что Дерек услышал хруст собственных костей. Парень выронил нож. Не успел он закричать от боли, как девушка совершила резкое вращательное движение. Раздался громкий треск, и брызнула кровь - осколки сломанных костей предплечья пропороли кожу и мышцы и теперь торчали наружу. Дерек с ужасом уставился на свою искалеченную руку. А через долю секунды девушка со всей силы заехала ему кулаком по лицу. Удар получился таким сильным, что голова Дерека развернулась на все сто восемьдесят градусов под хруст ломающихся шейных позвонков. Он упал на асфальт и больше не поднимался.

Уцелевшие члены шайки словно окаменели и теперь изумленно уставились на разъяренную фурию. А та быстрым движением подняла с асфальта нож Дерека. Первым пришел в себя Майк. Он с ножом бросился на девушку. Однако она в мгновение ока увернулась от его удара и оказалась за спиной противника. Свободной левой рукой она схватила Майка за шею и резко прижала его к своему телу. Затем девушка занесла для удара свою правую руку, сжимавшую нож. Она всадила нож чуть ниже грудины, да так глубоко, что кончик клинка уперся в позвоночник. А затем с силой дернула руку с ножом вниз, вспарывая живот Майка. Из раны, протянувшейся до лобка, вывалились внутренности. Девушка отшвырнула от себя захлебывающегося собственной кровью Майка и развернулась к последней жертве.

Томас уже улепетывал со всех ног. Он не хотел повторить судьбу своих корешей. Парень был уверен, что опасность почти миновала. Эта бешеная сука едва ли его догонит! Ведь он бросился наутек уже тогда, когда она схватила Майка. У него есть неплохая фора. Томас еще никогда в жизни не бегал так быстро.

Но она оказалась быстрее.

Жестокий удар по ногам - и вот Томас уже валяется на асфальте. Он с ужасом смотрит в эти хищные красные глаза. На лице бестии появляется злорадная ухмылка. Нет, скорее даже не ухмылка, а голодный оскал плотоядного зверя, готового вонзить зубы в загнанную жертву. От страха у Томаса пересохло в горле, и он не может закричать. Еще секунду он завороженно глядит на неестественно длинные клыки. А в следующий миг они впиваются в его шею.


Кейри пришла в себя, лежа на обескровленном трупе молодого человека. На его горле зияла жуткая рваная рана. Нет, не аккуратные точечные проколы от вампирских клыков. Просто из шеи был вырван кусок плоти, который теперь валялся рядом с телом.

"Вот же черт! Ну что, Кейри, и как ты до этого докатилась!?"

Вампирша встала на подкашивающиеся ноги. Ее трясло. Ведь она только что убила человека!

"Спокойно, без истерики. Постарайся вспомнить, что тут произошло".

Так, значит. Она охотилась за рыженькой девушкой. Однако первыми на будущую доноршу напали трое молодых парней. Они явно хотели сделать с ней нечто гораздо более нехорошее, чем Кейри. Вампирша решила заступиться за девушку. Завязалась драка, в которой Кейри сама была ранена. Ей было очень больно. А что дальше? Дальше она как-то оказалась на трупе парня с разорванным горлом. Ага, кажется, это главарь шайки. А остальные где? Вот они, лежат в нескольких десятках метров. У одного вспорот живот, внутренности вывалились на асфальт. А кровищи-то сколько! Вот и второй - с открытым переломом правой руки и свернутой шеей. Тоже не жилец.

А где девушка? Убежала?

Нет, она лежит в луже собственной крови рядом с растерзанными трупами. Девушка еще жива - она судорожно хватает ртом воздух. Однако на ее груди видна рана - Кейри вспомнила, что тот, с разорванным горлом, успел выстрелить в девушку из пистолета. Судя по всему, мерзавец прострелил ей легкое. С такой раной она долго не протянет.

- Проклятье! - в сердцах выругалась Кейри.

И что же ей теперь делать? Беспомощно смотреть, как бедняжка умирает? Оказывать первую помощь вампирша не умеет. Вызвать скорую тоже не получится - мобильника под рукой нет. Дотащить ее на себе до ближайшей больницы? Ага, неплохая идея, вот знать бы только, где эта самая ближайшая больница находится.

И тут она вспомнила, что Меркурио говорил ей о целебных свойствах вампирской крови.

"Ладно, хуже-то уже не будет", - подумала Кейри.

Она подошла к трупу с распоротым животом и извлекла нож. А затем склонилась над девушкой. Ножом Кейри резанула себя по правому запястью. Из раны тут же брызнула кровь. Вампирша приподняла голову девушки и приставила свое запястье к ее рту. Та из последних сил стала сопротивляться.

- Пей! - скомандовала Кейри. - Иначе ты умрешь!

Девушка подчинилась. Прошло около минуты, прежде чем процедура закончилась.

"Забавно", - подумала вампирша. - "Собиралась отпить ее крови, а теперь сама стала донором!"

Стало видно, что раненой заметно полегчало. Теперь она дышала ровно и спокойно. Кейри не могла видеть, затянулась ли рана под майкой, однако и так было ясно, что вампирская кровь действительно помогла.

- Ну что, как ты? - спросила Кейри девушку.

- Спасибо, - ее голос был еще слабым. - Что ты со мной сделала?

- Просто... Просто дала тебе лекарство.

Девушка приподнялась. Ее глаза округлились от ужаса. Хорошо еще, что она не закричала на весь переулок. Конечно, вид трех изуродованных трупов испугает любого нормального человека. Девушка уставилась на Кейри.

- Тебя как звать-то? - голос вампирши стал серьезным.

- Ххез... Хеззер Ппо, - дрожащим голосом ответила девушка.

- Идти можешь?

- Ддаа...

- Ну, так вот, Хезер. Возвращайся домой и никому ничего не рассказывай о случившемся, ладно? - девушка утвердительно закивала головой. - В полицию тоже не обращайся. А вот к врачу лучше сходи, на всякий случай, и придумай подходящую легенду. Но - ни слова о том, что в тебя стреляли. И ничего не говори о трупах. Ладно? Пусть это будет наш с тобой секрет.

Кейри помогла Хезер подняться.

- Удачи, Хезер! Смотри, постарайся больше не нарываться на неприятности! - посоветовала Кейри.

- Хорошо, постараюсь... Еще раз спасибо... Пока...

- Всегда пожалуйста! - Кейри улыбнулась. - Пока!

Через минуту Хезер уже не было видно. Кейри решила осмотреть трупы убитых преступников. Если у них окажутся деньги или другие ценные вещи, то они вполне пригодятся Брудже. После обыска Кейри разжилась тридцатью баксами, пистолетом с глушителем и парой ножей. В конце концов, не пропадать же добру!

Продолжать охоту не имело смысла - Кейри была уже сыта. Да уж, неплохо же она подкрепилась тем засранцем! Всю кровь высосала. Ей теперь еще, наверно, пару ночей есть не захочется.

Сытая и довольная тем, что спасла от верной смерти невинного человека, вампирша не спеша побрела домой. Она не испытывала угрызений совести из-за убийства трех парней - подонки получили по заслугам. Однако ее до сих пор волновала одна вещь: почему она не помнит, как расправилась с уличной шайкой?


- Сегодня Санта-Монику потрясло жестокое убийство на Эвклид-стрит, - начал диктор новостей. - Погибло три человека. Предположительно все они были членами уличной шайки, подозреваемой в серии грабежей, убийств и изнасилований, - на экране телевизора появились кадры с места преступления. - По делу ведется следствие. Свидетелей преступления найти не удалось. Эксперты утверждают, что все жертвы погибли этой ночью в районе трех часов.

- А теперь прогноз погоды. Сегодня ожидается безоблачная погода...

Грюнфельд Бах выключил телевизор. Пускай сыщики и дальше строят свои дурацкие гипотезы и делают предположения. Но он-то почти наверняка знает, что убийца - вампир. Разорванное горло одной из жертв явно свидетельствует в пользу его версии. В Санта-Монике уже несколько месяцев было тихо. Конечно, в том плане, что там не объявляли о своем присутствии не-умершие, да еще и в такой красноречивой форме. А этот вампир явно действовал не слишком-то осторожно, что говорит о его неопытности.

Тем лучше! Молодые неопытные кровососы - легкая добыча для хорошо подготовленных леопольдовцев. Сегодня ночью Бах отправит в Санта-Монику группу из трех охотников, руководить которой будет Ганс Фридриксен. Они прочешут район и уничтожат вампира, если тот попадется им на пути.


Скалистый пейзаж Государственного парка Топанга освещала лишь одна белоснежная луна, висевшая в ясном ночном небе. Деревья отбрасывали причудливые тени на светло-серые валуны. Тишину нарушал лишь пронзительный стрекот сверчков. Где-то вдалеке заухала сова, очнувшаяся от дневного сна для ночной охоты.

Вокруг не было ни души. Только одинокая девушка стояла среди камней и деревьев.

Кейри Робинсон прекрасно понимала, что еще не в полной мере владеет своим телом. Она осознала это, анализируя события вчерашней ночи. Она не смогла использовать в бою Дисциплины и допустила, чтобы враги ранили ее. Да, она смогла с ними расправиться - в припадке Безумия. Другого объяснения происшедшему новообращенная Бруджа не находила. В конце концов, этим объяснялось и то, что Кейри не помнила, как убивала мерзавцев. Джек говорил ей, что весь период приступа Безумия амнезируется.

Вчера противников было только трое, но даже им удалось здорово потрепать вампиршу. А на складе Шабаша врагов будет в несколько раз больше. Если все они одновременно нападут на Кейри, то она даже в припадке Безумия не сможет с ними справиться. Тут нужна ясная голова и молниеносная реакция, а не слепая животная ярость.

Джек говорил ей, что новообращенный вампир обретает возможность использовать Дисциплины в течение первых часов или дней. Кейри была обращена три ночи назад. Вероятно, что скоро она сможет впервые испытать свои сверхспособности.

Бруджа встала перед тонким, но крепким на вид засохшим деревом.

"Давай, попробуй повалить его ударом руки!"

Кейри замахнулась и изо всех сил ударила кулаком по стволу.

- Твою мать!!! - взвыла она.

Черт, больно-то как! Костяшки пальцев оказались ободраны до кости, а на шершавой коре дерева не осталось никаких повреждений - только кровь незадачливой Бруджи.

Через пару минут раны на руке Кейри зажили, не оставив никаких следов. Надо повторить попытку. Так, что там показывал Джек? Да уж, Кейри помнила, как с отвисшей челюстью созерцала голубое светящееся силовое поле, окружившее руки старшего Сородича. Теперь она сосредоточилась, пытаясь представить точно такое же поле вокруг своих рук.

Она снова предприняла попытку, но и эта закончилась содранными в кровь костяшками пальцев. Как и последующие шесть.

Кейри почувствовала, что внутри нее закипает злость. Нет, не начинающийся приступ Безумия, а именно та злость, которая заставляет отбросить в сторону боль и мысли о поражении. Черт возьми, она не сдастся, пока не повалит это проклятое дерево!

Вампирша в очередной раз замахнулась, и ее рука устремилась к дереву. И - о чудо! - вокруг кулака появилось голубое свечение, по которому пробегали миниатюрные подобия молний. Кулак ударил в ствол. Раздался громкий треск, и дерево заметно покосилось. Еще удар! И вот дерево уже лежит на каменистой земле.

- ДА!!! - Кейри подпрыгнула от радости.

На сей раз на руке Бруджи не было никаких ран.

Она продолжила тренировку, повалив еще три дерева. Теперь Кейри могла с радостью отметить, что она овладела Дисциплиной Могущество. Если теперь она может валить небольшие деревья, то ей ничего не стоит переломать кости противников.

Но в бою важно не только атаковать, но и самой избегать ударов. И Стремительность тут послужит неплохим подспорьем. Правда, Кейри еще ни разу в этом не практиковалась. Ну что же, пора начать.

Вампирша сорвалась с места и побежала так быстро, как только могла.

"Быстрее!"

Она слегка прибавила скорость.

"Еще быстрее!!! Представь, что ты гепард, преследующий добычу!"

Впрочем, в этот момент ей показалось, что предел ее возможностей уже наступил. Будь она нуждающимся в дыхании человеком, ее легкие не выдержали бы такого напряжения. Или отказало бы сердце.

"Не смей сдаваться!"

Она представила себе бегущего по саванне гепарда. Если верить Джеку, то Кейри, как и ее соклановцы, вполне может состязаться в скорости с этим самым быстрым из сухопутных животных. Вампирша еще немного напряглась - и тут она почувствовала, что ее скорость увеличилась почти вдвое!

"Молодчина, Кейри!"

Ей казалось, что она не бежит, а летит в ночи. Каждый шаг был длиной по три метра, каждый прыжок был похож на короткий полет. Кейри так была опьянена этим безумным бегом, что перестала смотреть под ноги. И, само собой, вскоре наткнулась на булыжник и неуклюже повалилась на землю, в кровь раздирая колени и ладони.

Впрочем, она уже не замечала боли. Сейчас Бруджа ликовала.

- Давай, Кейри! - сказала она сама себе, вставая на ноги и стряхивая с себя пыль. - Еще пара таких вот тренировок, и ты далеко пойдешь!

Конечно, завтра Кейри не пойдет взрывать склад Шабаша. Ей стоит еще потренироваться, чтобы действовать наверняка. К тому же она поймала себя на том, что хочет есть. После вчерашней трапезы Бруджа была уверена, что в ближайшие две ночи ей не придется охотиться. Однако сегодня она использовала Дисциплины - а это способствует более быстрому возникновению чувства голода. Ну что же, придется отпить чьей-то кровушки по дороге домой.

Вдруг внимание Кейри привлек шорох осыпающихся камешков. Девушка подняла глаза и увидела, что на вершине огромного валуна стоит одинокий матерый волк. В лунном свете шерсть зверя казалась совершенно белой. Волк смотрел на вампиршу своими светящимися оранжевыми глазами. В позе зверя не читалось никакой угрозы - похоже, что он просто был заинтересован незваной гостьей. Несколько секунд Кейри и волк смотрели друг на друга, а потом зверь развернулся и в два прыжка скрылся из виду.


До рассвета оставалось еще около часа, и Кейри уже приближалась к своему дому. В нескольких кварталах отсюда ей удалось подкрепиться зазевавшимся прохожим (вампирша лично проследила за тем, чтобы никто не навредил ее донору, пока он был в оцепенении, воспользовавшись его беспомощностью). Сегодня вампирша была очень довольна собой.

В воздухе витало множество запахов: и смрад из канализации, и приятный аромат чьих-то духов, и тяжелый запах мужского пота. Однако Кейри привлек другой запах - запах мирры, выкуриваемой в монастырях. Запах был не слишком сильным - вероятно, что источавший его человек (наверное, священник) проходил здесь несколько минут назад. Пожав плечами, Кейри свернула в переулок, чтобы открыть дверь в свой подъезд.

Молодая вампирша и не подозревала, что, не задержись она проследить за своим донором, она сама бы стала жертвой. Вот только троица охотников из Общества Леопольда, несколько минут назад проходившая мимо ее дома, не оставила бы Кейри в живых.


Кейри стояла в темном узком коридоре с кирпичными стенами. За ее спиной находился черный рюкзак, в который вампирша положила взрывчатку и пару пакетов с донорской кровью. Она вчера всю ночь изучала план склада Шабаша и инструкцию по применению астралита. Еще несколько ночей Бруджа потратила на тренировки в Топанга-парке. И вот теперь Кейри решила, что она готова к выполнению опасного задания, которое поручил ей Принц ЛаКруа. Если все пройдет успешно, то она обретет свободу. А если нет... Тогда ее пепел вскоре развеет ветер.

Кейри тихо прокралась до двери в конце коридора и открыла ее. Девушка оказалась в небольшой комнатенке с унитазом, который, похоже, давненько уже никто не чистил. Для чувствительного носа вампирши вонь была почти невыносимой.

Так, теперь еще деревянная дверь. Кейри осторожно открыла ее, сделав это почти беззвучно.

И тут она впервые увидела одного из шабашевских прихвостней. Парень в красной бандане мочился в писсуар, прикрепленный к стене.

Похоже, у Кейри есть неплохой шанс уложить его, не поднимая лишнего шума. Вообще, если обстоятельства позволят, Бруджа будет беззвучно убивать их по одному, не привлекая внимания остальных. Кейри не испытывала к ним жалости: те, кто работает на Шабаш, вполне заслуживают смерти.

Тихо, словно кошка, Кейри подкралась к ничего не подозревающей жертве и достала нож. Быстрым движением левой руки она схватила смертного за лицо, тем самым зажав ему рот, а затем перерезала парню горло. Кровь ударила фонтаном. Умирающий схватился руками за рану, Кейри отпустила его, и он, издавая булькающие звуки, повалился на кафельный пол и затих через пару секунд.

Кейри осмотрелась. Похоже, что свидетелей не было. Стало быть, враги все еще не подозревают о ее присутствии. Так, вот еще одна дверь. Теперь вампирша оказалась в просторном зале. На выходе из него стоял охранник. Он повторил судьбу своего кореша в туалете. Перешагнув через труп, Кейри оказалась на железнодорожном перроне. Перед ней стояли вагоны товарных поездов, а за ними виднелось невысокое серое кирпичное здание - склад Шабаша. Бруджа спустилась с перрона, прошла между вагонами... И встретилась взглядом с двумя охранниками, вооруженными пистолетами.

- Мочи ее! - заорал один из них и навел пистолет на нарушительницу. Его товарищ сделал то же самое.

Ночную тишину разорвали выстрелы, но ни один из них не достиг цели - трудно попасть по вампирше, использующей Стремительность. В долю секунды Кейри сократила расстояние настолько, что смогла вступить в ближний бой. Ее руки окутало голубое свечение, и она нанесла серию ударов ножом одному из врагов. Тот выронил пистолет и упал на землю, захлебываясь собственной кровью. Второму Бруджа только резанула по руке, заставив бросить пистолет, а затем вцепилась клыками в шею противника - ей надо было восстановить силы, потраченные на использование Дисциплин.

Покончив с ним, Кейри убедилась, что первый из нападавших мертв, и осмотрелась по сторонам. Пока что не было видно никаких признаков опасности, но теперь вампирше стоило быть готовой ко всему: наверняка звуки выстрелов услышал кто-нибудь из врагов. Проклятье! Теперь эффект неожиданности потерян.

Она бесшумно прокралась между двух товарных составов и оказалась напротив входа в главное здание склада. Вход в него представлял собой широкую прямоугольную арку. А в зале находились пятеро охранников.

И все они смотрели на Кейри.

Теперь ей ничего не оставалось, кроме как выхватить из кобуры пистолет и попытаться расстрелять врагов, в то же время прячась среди вагонов от их пуль. Уже не имело смысла действовать тихо - и так все охранники знают, что на территорию склада проник нарушитель.

Времени, чтобы как следует прицелиться, у Кейри не было. Она просто стреляла почти наугад и сама старалась не попасть под вражеские выстрелы.

"Так, пару раз стреляем - прячемся за вагоном. Вот они, пули-дуры, прошили металлическую обшивку. Высовываемся между вагонами и снова стреляем. Ой, что это!? Ага, кажется, задела одного, надеюсь, что насмерть. Черт! Как же хорошо, что я и так не дышу, а то простреленное легкое вывело бы меня из строя. Но все равно больно. А вам, гады, сейчас больнее будет! Так, замечательно! Вот еще одна агонизирующая тушка падает на пол, словно мешок с дерьмом! Снова прячемся и перезаряжаем пистолет. Так, осталось еще шесть патронов, если не считать этих, загнанных в барабан револьвера. Огонь!!! Да они тоже не дураки - прячутся за стеной, перезаряжая собственное оружие. Ага, решили атаковать все сразу! Сколько их там? Трое. Ой, уже двое, у третьего кровавая дырка во лбу. Так, второй в сердцах обозвал меня сучкой! Ну да, есть за что - я ему бедро прострелила. Вот он, голубчик, корчится на полу. Ладно, не буду тратить на тебя пулю, ножичком добью. Вот дерьмо! Опять меня подстрелили, да еще и целых два раза. И барабан снова пуст. Так, заряжаем последние шесть патронов. Огонь!!! Все, выноси готовенького! А мне пора подлечить собственные раны!"

Кейри проползла под вагоном и вошла в здание склада. На полу лежало четыре трупа. Пятый охранник корчился на залитом кровью полу и поливал вампиршу нецензурной руганью. Впрочем, стоило той всадить клыки в его шею, как он тотчас же заткнулся. Навсегда.

Бруджа осмотрелась. Несколько колонн, кирпичные стены, деревянные ящики... Ничего примечательного. Она собрала оставшиеся у убитых врагов патроны. Так, вот белая дверь. Закрыта. Ладно, не беда, что ключа нет, пистолет послужит ему неплохой альтернативой. Пара выстрелов - и замка как не бывало.

Кейри открыла дверь сильным ударом ноги. Внутри помещения оказалось четверо охранников, но вооружены они были не пистолетами, а ножами. И у них была вполне веская причина не устраивать здесь пальбу: просторный зал весь был заставлен крупными боевыми снарядами. Если хотя бы одна пуля попадет в такой снаряд, то склад взлетит на воздух без всякого астралита - вместе с людьми и Кейри. Поэтому вампирша тотчас же убрала пистолет в кобуру и вооружилась ножом. Теперь ей предстояло ввязаться не в перестрелку, а в поножовщину - одной против четверых.

Как же хорошо, что она научилась использовать Дисциплины именно тогда, когда захочет! Ночные тренировки в Топанга-парке, сопровождавшиеся падениями и травмами, не прошли напрасно: враги еще не успели приблизиться к Кейри на расстояние удара, а руки Бруджи уже окутало голубое свечение, и она разъяренной фурией ринулась в бой.

Кейри ловко увернулась от удара первого из нападавших и, оказавшись у того за спиной, несколько раз ударила его ножом, пропоров оба легких. Трое оставшихся охранников атаковали все сразу. И это было их ошибкой - тем самым они лишили друг друга свободы маневра. Одного Кейри зарезала почти сразу, вогнав нож в горло и царапнув по шейным позвонкам. Падая, тот сбил с ног еще одного противника. А Кейри тем временем схлестнулась с оставшимся на ногах охранником. У того не было шансов против сильной и быстрой вампирши. Прежде, чем его агонизирующее тело коснулось пола, Кейри почувствовала боль в спине - ее ранил последний из охранников склада, успевший вскочить на ноги и ударить нарушительницу сзади. Впрочем, это не решило исход поединка: рана, способная убить или хотя бы надежно вывести из строя человека, не представляла серьезной угрозы для не-умершей. В долю секунды Кейри развернулась к смертному, выбила из его руки нож и вцепилась в горло клыками. Она отпила совсем немного крови - больше ей было и не нужно - и с силой тряхнула головой, словно акула, разрывающая на куски пойманную добычу, вырвав из горла врага приличный кусок плоти вместе с гортанью. Агонизирующее тело упало, вампирша выплюнула кусок мяса и осмотрелась.

Так, вроде бы больше никто не собирался на нее нападать. Теперь, повнимательнее осмотрев зал, Кейри заметила металлическую лестницу, ведущую на решетчатую площадку наверху. Ага, вот там-то и должен находиться главный офис склада.

Вампирша поднялась наверх и прошла несколько метров по площадке. Вот еще одна закрытая дверь, которую пришлось открывать с помощью пистолета.

Наконец, Кейри попала в главный офис - оклеенную желтыми обоями комнату с кожаным диваном и дубовым столом, разительно отличавшуюся от остальных помещений склада. Убедившись, что никто ей не помешает, Бруджа скинула с себя рюкзак, открыла его и достала астралит. Затем она поставила взрывчатку на пол, застегнула и снова надела рюкзак. Вот теперь пора еще разок заглянуть в инструкцию и активировать заряд. Кейри присела на корточки и приступила к делу.

"Так, что там было написано? Ага, этот провод сюда, этот сюда: Блин, не напортачить бы, а то получится - "одна нога здесь, другая - там". Так, кажется, пока все делаю правильно. С проводами разобралась, теперь осталось установить таймер. Все, готово! А теперь быстро делаем ноги, через три минуты рванет!"

Кейри буквально вылетела из главного офиса и спрыгнула с площадки вместо того, чтобы воспользоваться лестницей. Она ловко приземлилась, ни капли не пострадав, в то время как смертный наверняка бы переломал себе все конечности. Активировав Стремительность, Бруджа стремглав бросилась прочь со склада. Она миновала зал с боеприпасами; теперь они только усилят разрушения, вызванные детонацией астралита. Вот помещение с пятью трупами расстрелянных охранников.

И вот тут-то Кейри поджидал крайне неприятный сюрприз.

- Дерьмо!!!

Выход оказался закрыт. Развернувшись назад, Кейри лихорадочно стала прокручивать у себя в голове план склада: там был указан запасной выход. Через пару секунд она снова оказалась в зале с боеприпасами. Да, все правильно - в конце помещения видна еще одна дверь! Через нее Кейри сможет покинуть склад. Вампирша предполагала, что за дверью могут оказаться взрывоопасные снаряды, поэтому сбавила скорость и решила сначала проверить, не открыт ли замок, прежде чем сбивать его выстрелами из револьвера.

Но она так и не смогла этого сделать. Что-то по ту сторону двери ударило с такой силой, что дверь слетела с петель. Кейри отскочила назад и уставилось на человекоподобное существо с горящими красными глазами. На нем была потрепанная одежда, запачканная грязью и засохшей кровью. Пальцы заканчивались жутковатого вида когтями. Когда тварь открыла пасть, чтобы утробно зарычать, Бруджа увидела ее острые клыки.

Вампир Шабаша!

"Черт, вот только этой падлы мне не хватало!"

Шабашевец набросился на Бруджу и сбил ее с ног. Рука, больше похожая на лапу хищного зверя, устремилась к горлу Кейри. Лишь в последний момент она успела отразить удар, не дав страшным когтям распороть горло. Враг зашипел от досады, брызжа слюной. Активировав Могущество, Кейри с силой отбросила разъяренного вампира от себя. Теперь ей удалось подняться на ноги, но и тварь вскочила с завидным проворством. Кейри выхватила нож - один стальной коготь против десяти костяных. А через миг шабашевец снова бросился на девушку. Кейри ловко ушла в сторону, сумев при этом пырнуть врага в живот. Монстр взвыл - не столько от боли, сколько от ярости.

А время неумолимо шло.

Драка с таким противником может затянуться, а у Кейри каждая секунда на счету. Она не знала, догадывался ли шабашевец о том, что через каких-нибудь две минуты склад взлетит на воздух. Вполне могло быть так, что именно он перекрыл главный выход из комплекса. Но сейчас это ее не слишком-то волновало. Если эта чертова тварь хочет подохнуть, заодно помешав Брудже выбраться со склада, - это ее дело. Сама же Кейри хотела не только уничтожить склад Шабаша, но и остаться в живых.

И поэтому Кейри решила просто броситься бежать с максимально возможной скоростью. Она не знала, к какому клану принадлежал ее враг, но, похоже, Стремительностью он не владел, значит, догнать ее он не сможет.

Вот только шабашевец словно предугадал ее действия. Он, не дожидаясь, пока Кейри активирует Стремительность, проворно метнулся в дверной проем и растопырил свои длинные когтистые руки, загораживая путь.

- А ну с дороги, сука!

Кейри рванулась вперед и с силой ударила врага кулаком в морду (назвать эту безобразную физиономию лицом язык не поворачивается), сбив его с ног. Кейри бросилась в освободившийся дверной проем, перепрыгивая через распростертое тело противника.

И тут Бруджа с жалобным воплем упала на землю и схватилась руками за правое бедро. Проклятая тварь смогла ударить убегавшую вампиршу когтями, распоров плоть до кости. Шабашевец встал на ноги и плотоядно оскалился. Он прыгнул на поверженную соперницу, прижав ее к земле. Теперь-то он точно ее прикончит.

Рана на бедре страшно болела - сильнее, чем все прочие раны, которые Кейри успела получить с ночи своего прибытия в Санта-Монику. И вот теперь шабашевец рассчитывал на то, что болевой шок помешает Брудже отразить его атаку. Он собирался клыками растерзать ей горло.

Кейри чувствовала, как в ней зарождается слепая ярость. И боль способствовала этому. Вот только приступ Безумия был бы ей сейчас совсем некстати. Да, в таком состоянии боль притупится, а Кейри станет в разы сильнее и играючи одолеет шабашевца... Но тогда она, скорее всего, забудет о другой, не менее серьезной опасности - о взрыве.

"Держи себя в руках!"

Кейри с трудом удалось подавить в себе вспышку неконтролируемого гнева.

Слюнявая пасть уже готова была сомкнуться на ее горле, когда Кейри обеими руками вцепилась в лохматые волосы на голове противника.

- Да сдохни же ты, тварь!!!

Кейри с силой крутанула голову шабашевца. Раздался протестующий хруст ломающихся шейных позвонков. Тело вампира обмякло и через секунду вспыхнуло и рассыпалось черным пеплом.

Вампирша попыталась встать на ноги, но раненое бедро отозвалось вспышкой жестокой боли. Если Кейри не сможет двигать конечностью, то никакая Стремительность ее не спасет. Стиснув зубы, она изловчилась и скинула с себя рюкзак. Одним резким движением расстегнув молнию, Бруджа выхватила из рюкзака пакет с донорской кровью. Она судорожно вцепилась в него зубами, высасывая алую целительную жидкость. Не успел еще пакет опустеть, а боль уже отступила. Кровь практически мгновенно излечила раненую вампиршу, и Кейри, наконец-то, смогла подняться. Она отбросила пакет, накинула рюкзак и буквально сорвалась с места - в запасе оставалась лишь одна минута, а может, и того меньше.

В считанные секунды Кейри миновала внутренний двор, пронеслась мимо кирпичной стены и выстрелами из револьвера сбила замок на очередной двери. Пинком распахнув дверь, она влетела в следующее помещение. Так, вот тут, судя по плану, должна быть лестница. На месте. Кейри ласточкой взлетела наверх и ворвалась в очередной зал. А вот и выход! Вампирша спрыгнула с балкона, приземлившись между двумя стоявшими товарными поездами. Теперь она должна была просто подальше отбежать от склада - через полминуты он взлетит на воздух. Зато на пути уже не было никаких препятствий, и Кейри просто с нечеловеческой скоростью бежала по прямой. Вот и перрон виден. А здание вокзала послужит неплохим укрытием.

Как только Кейри влетела в спасительное укрытие, ее оглушил грохот взрыва. За ним последовало еще несколько взрывов - сдетонировали хранившиеся на складе боеприпасы. Уши раздирал громкий скрежет металла: взрывная волна опрокинула несколько вагонов, оказавшихся рядом с эпицентром взрыва. Камни и куски металла разлетелись во все стороны, некоторые из них даже долетели до здания вокзала. Если бы Кейри не спряталась, то эти обломки могли бы серьезно ее покалечить.

Когда все стихло, Бруджа осмелилась выглянуть из своего укрытия. Теперь позади поездов вместо кирпичного здания склада виднелись лишь оранжевые языки пламени, подсвечивавшие взлетевшую в воздух пыль. Склад был полностью разрушен.

- Да!!! Черт подери, я сделала это!!! - Кейри истерично рассмеялась, подпрыгивая на месте. Она была счастлива, ведь ей удалось выполнить задание ЛаКруа и, что самое главное, выжить. Теперь она сможет вернуться в Даунтаун, отчитаться Принцу и обрести свободу. Ведь все эти дни задание висело над ней дамокловым мечом.

Вдруг слева раздался протяжный вой.

Кейри обернулась и увидела большого белого волка со светящимися оранжевыми глазами, бегущего по крышам вагонов. Зверь мчался прямо к ней, ловко перескакивая с вагона на вагон. На всякий случай вампирша выхватила револьвер, но пока что не стала стрелять в волка. Через несколько секунд он уже спрыгнул на перрон, мягко приземлившись на все четыре лапы. Животное пристально посмотрело в глаза Кейри. Та не двигалась. Однако волк не казался ей агрессивно настроенным: если бы он хотел напасть, то не смотрел бы на нее с явным любопытством. И Кейри готова была поклясться, что раньше уже видела этого волка - в Топанга-парке.

И тут произошло нечто столь невероятное, что от удивления Кейри открыла рот. Волк встал на задние лапы и принял вертикальную позу. Белоснежная шерсть не просто слетала клочьями с его шкуры, а еще и исчезала в воздухе. Звериная морда принимала черты человеческого лица. И через несколько секунд перед изумленной Бруджей стоял уже не волк, а бледный мужчина лет сорока с черными волосами до плеч, в кожаном плаще и черных брюках. Из-под очков на Кейри смотрели два светящихся оранжевых глаза с вертикальными зрачками, которые так и не приняли нормального человеческого вида, оставшись звериными. Незнакомец приветливо улыбнулся. А Кейри продолжала тупо пялиться на него с отвисшей челюстью.

- Склад... Полагаю, твоих рук дело? - начал незнакомец низким мурлыкающим голосом.

- Что за... - к Кейри, наконец-то, вернулся дар речи. - Ты - оборотень!?

- Ты еще не слишком хорошо разбираешься в созданиях Ночи, верно? Совет на будущее: прими во внимание, оборотни не имеют привычки представляться, - незнакомец улыбнулся, продемонстрировав характерные для Сородичей клыки.

"Ах, точно! Я ведь совсем забыла про то, что мне рассказывал Джек о Гангрелах! Вампиры, умеющие превращаться в зверей".

- Ты - Гангрел? - Кейри спросила уже более спокойным голосом, убирая пистолет в кобуру. Незнакомец утвердительно кивнул. - Кто ты? И почему ты меня преследуешь?

- Вижу, на этот раз моя репутация не опередила меня. Я - Бэккет. И, кстати говоря, я тебя не преследовал - мы просто оказались в одном месте в одно и то же время, вследствие различных обстоятельств. Мне жаль, если я напугал тебя.

Кейри вздохнула с облегчением. Судя по всему, этот Гангрел не представлял для нее никакой опасности.

- Кейри Робинсон из клана Бруджа, - представилась она. - И это я взорвала склад.

- Мои здешние агенты докладывают, что в ночном воздухе витает нечто странное, похожее на угрозу или напряжение... Я не местный, так что не могу судить об аномальности происходящего. И, так как ты еще новичок, то можешь вообще не чувствовать этого. Рад был с тобой познакомиться, но мне еще предстоит проверить некоторые слухи. Уверен, мы еще когда-нибудь встретимся. Или не встретимся никогда. Доброй ночи, дитя... - лицо Бэккета сделалось серьезным. - И будь осторожна - Шабаш наверняка будет тебя преследовать.

- Спокойной ночи... Бэккет.

Через несколько секунд Гангрел снова превратился в большого белого волка и, бросив на Кейри прощальный взгляд, скрылся в ночи.


Кейри осторожно шла по городу, пытаясь не попадаться на глаза редким прохожим, оказавшимся поздней ночью на улице. Действительно, ее внешний вид мог бы привлечь ненужное внимание: ее одежда была основательно потрепана и вымазана кровью и грязью. Если бы кто-то из полицейских обратил на нее внимание, то у Кейри могли быть крупные неприятности, вплоть до нарушения Маскарада.

К счастью для вампирши, до своего дома она добралась незамеченной.

Поднявшись в свою квартиру, уставшая Бруджа повалилась на раскладушку. Хотя сейчас логичнее было бы принять душ, Кейри уже едва стояла на ногах. Этой ночью она многое пережила, и вот теперь изможденный организм отчаянно требовал отдыха. Правда, заснуть Кейри так и не смогла, и поэтому просто несколько часов провалялась на матраце.

Только утром Кейри сняла с себя одежду и приняла душ. Вода, стекавшая с ее тела в ванную, приняла коричневый цвет от крови, земли и пепла, покрывших кожу. Одежду она тоже постирала, но на топике и брюках остались следы от пуль, ножей и когтей. Так как другой одежды у Кейри не было, ей голой пришлось ждать, пока высохнет имеющаяся. К ночи девушка снова смогла одеться. Она посмотрела на себя в большое настенное зеркало и пришла к выводу, что в этой рванине ей не стоит выходить на улицу и уж тем более ехать отчитываться Принцу о выполнении задания. Поэтому Кейри пришлось позвонить Меркурио и попросить гуля купить для нее новую одежду - такие же джинсы и белый топик. Впрочем, порванную старую одежду она не стала выкидывать. Через пару часов Меркурио уже принес ее заказ. Девушка поблагодарила гуля и выплатила ему двадцать пять долларов - стоимость покупки.

Переодевшись и приведя себя в порядок, Кейри решила, что пора отправляться в Даунтаун. Она собрала рюкзак, закрыла за собой дверь и пошла ловить такси.


Очертания ночной Санта-Моники уже виднелись на горизонте. Через час с небольшим грузовое судно "Элизабет Дейн" должно причалить в этом портовом городе.

Марк Краус считал минуты, стоя на палубе корабля и любуясь на яркие огни ночного города. Он уже несколько недель не ступал на сушу. В Лос-Анджелесе его ждала семья: жена Розмари и двое детей - шестилетний Алекс и двенадцатилетний Дэннис. И вот через какой-то час он, наконец, увидит их.

"Элизабет Дейн" возвращалась из Турции, везя на борту находки с археологических раскопок, проводившихся в Анкаре. Марк не особенно расспрашивал о том, что именно они перевозили. Он только знал, что находки будут переданы для дальнейшего исследования в Музей Естественной Истории Лос-Анджелеса. Еще он поинтересовался о содержимом большого металлического контейнера и узнал, что в нем находится самая ценная из находок - так называемый Анкарский саркофаг. Впрочем, Марк - матрос, а не историк, поэтому он не стал вдаваться в подробности.

Марк решил размяться, побродив по палубе. Он, посвистывая себе под нос, начал расхаживать среди больших стальных контейнеров.

Вдруг матрос замер. Ему показалось, что краешком глаза он заметил какое-то движение слева от себя. Он резко обернулся.

"Наверно, меня слегка укачало", - подумал он. - "Мне стоит вернуться в каюту и полежать до прибытия в порт".

Марк направился в сторону кают-компании, но на сей раз он услышал странный звук: словно позади что-то с хлюпаньем проскользнуло между контейнерами.

- Кто здесь!? - Марку стало не по себе. Он не был психически неустойчивым человеком, а странный звук показался ему очень даже реальным. - Смит, это ты, что ли? - вполне возможно, что жизнерадостный молодой юнга решил разыграть Марка. Но ответа не последовало. - Хватит уже! Это не смешно! Если ты хотел напугать меня до усрачки, тебе это удалось!

Но ответом ему послужили те же хлюпающие звуки - на этот раз более громкие. Их источник приближался к нему.

- Вот, Дьявол! - на всякий случай Марк выхватил пистолет. Хотя в акватории Санта-Моники уже давно не случалось пиратских нападений, матрос решил перестраховаться. Впрочем, никакого желания находиться на палубе у него не осталось... Марк со всех ног бросился в сторону кают-компании. Пускай остальные члены команды сочтут его параноиком, ему было на это глубоко наплевать! Главное, что каким-то шестым чувством он ощущал, что ему опасно оставаться на палубе.

И тут из-за контейнеров показалось оно. Марк встал, как вкопанный, округлившимися от ужаса и изумления глазами уставившись на неведомое существо высотой в два человеческих роста и толщиной с вековой дуб. Прежде, чем матрос успел что-либо предпринять, тварь подняла свою бесформенную голову и выстрелила человеку в лицо какой-то зловонной вязкой зеленой субстанцией. Марк истошно заорал от боли: дрянь с шипением разъедала его кожу и глаза. В одну секунду несчастный полностью ослеп: внутриглазная жидкость вытекла на слезающую с лица кожу. Марк схватился руками за лицо, тем самым дав ядовитому веществу попасть на кисти. От новой вспышки боли он выронил пистолет. А еще через мгновение что-то, похожее на два скользких щупальца, вошло ему в живот и, пронзив тело насквозь, вышло из спины. Тварь подняла захлебывающуюся собственной кровью жертву вверх, словно разглядывая свой трофей, а затем резко развела щупальца. Раздался хруст рвущейся плоти. Верхняя половина тела Марка ударилась об один из контейнеров и сползла на палубу, а нижняя оказалась выброшенной за борт.

Существо издало ни на что не похожий победный вопль и стремительно поползло по дорожке из слизи в сторону кают-компании.

Оно не собиралось ограничиваться одной жертвой.


Вчера ночью ЛаКруа узнал о том, что склад Шабаша уничтожен. Шпионы из клана Носферату - самые скрытные из вампиров, "глаза и уши Камарильи", - доложили ему об этом.

Эта новость обрадовала и одновременно изумила Принца. Он был почти наверняка уверен в том, что новообращенная Бруджа не справится с заданием и погибнет. И тут вдруг выясняется, что склад превращен в руины, а молодая вампирша с минуты на минуту появится в его пентхаузе.

Да, эта девчонка явно не так проста, как он подумал о ней вначале. Если ей оказалось по силам выполнить такое опасное задание, которое большинство новообращенных наверняка бы провалило, то, стало быть, она справится и со следующим. Независимо от того, захочет она этого или нет. ЛаКруа знал, что Бруджа склонны к неповиновению, но он, если потребуется, с помощью Доминирования заставит ее выполнить новое задание.

Если уж ЛаКруа сохранил новообращенной жизнь, то он использует ее по полной.


Кейри оплатила проезд и вышла из машины, захлопнув дверцу. Через секунду мотор желтого автомобиля снова загудел, и такси отъехало от обочины. Быстро набрав скорость, машина скрылась из виду.

Кейри посмотрела ей вслед.

А в следующую секунду что-то тяжелое с силой ударило ее по голове. В мгновение ока вампирша потеряла сознание и упала на асфальт.


- Давайте-ка повеселимся! - раздался низкий хриплый мужской голос.

- Да! Как насчет того, чтобы всадить в нее кол и вытащить на солнце? - ответил ему некто с более высоким, но таким же хриплым голосом.

- По-моему, это будет забавно! - третий голос почти не отличался от второго.

Темнота в глазах рассеялась, и Кейри увидела их. Три человекоподобных существа с красными глазами и треугольными зубами, похожими на акульи. На всех испачканная грязью и засохшей кровью одежда. Двое были почти точными копиями той твари, которую Кейри убила на складе; один из них держал в руках (если, конечно, эти когтистые лапы можно назвать руками) бейсбольную биту, обагренную кровью. Третий тип, в отличие от своих товарищей, имел черные волосы и в целом был больше похож на человека - по крайней мере, у него не было когтей на руках, как у тех двоих. Кейри не сомневалась, что перед ней (точнее, над ней) трое вампиров Шабаша.

А она совершенно беззащитна перед ними. Голова до сих пор немилосердно болит. Нет сомнений, что это ее кровь алеет на бите одного из шабашевцев. Сама же Кейри лежит на асфальте и до сих пор не в силах даже пошевельнуться.

- О, очухалась! - обратился к оглушенной вампирше черноволосый шабашевец. - Даже трудно поверить, что кто-то столь жалкий и беспомощный мог разрушить наш склад! Ну что, попалась!? - он едва ли не тыкнул указательным пальцем в лицо Кейри. Его безобразное лицо скривилось в свирепом оскале.

Почему-то стоявшему рядом с ним светловолосому вампиру происходящее показалось забавным, и он засмеялся, хотя издаваемые им звуки больше походили на хрюканье свиньи, чем на человеческий смех.

- Может, вырвем ей все зубы? - предложил он. - Без наркоза, разумеется?

- Да, хорошая идея! - черноволосый одобрительно кивнул. - Я бы так и сделал! Ну, что ты на это скажешь, камарильская сучка? - последние слова явно были адресованы Кейри.

Бруджа попыталась подняться, но белобрысый шабашевец тут же поставил ногу ей на грудь, надавив всем своим весом. Кейри услышала хруст собственных ребер. Боль оказалась такой сильной, что вампирша не смогла сдержать стона.

- Парни, давайте уже покончим с ней! - черноволосый пристально посмотрел на жертву. И теперь три пары красных глаз впились в поверженную Бруджу. Так хищники смотрят на пойманную добычу перед тем, как перегрызть ей горло.

Кейри понимала, что потерпела поражение. Но она не собиралась умирать как скотина на бойне. Она пристально посмотрела в глаза черноволосому шабашевцу - вероятно, предводителю всей стаи. Ее лицо скривилось в гримасе презрения. Враг на миг замешкался, а затем свирепо оскалил зубы. Двое других вампиров последовали его примеру, заодно протянув к Брудже свои когтистые лапы.

Сейчас они разорвут ее на куски.

И тут грянул выстрел. Двое белобрысых пригнулись, а их предводитель схватился за правый висок. Между пальцев у него просочилась кровь.

- Сукин сын!!! - процедил он сквозь зубы и полными злобы глазами уставился на стоявшего в нескольких метрах стрелка.

Двое других шабашевцев теперь тоже глазели на пришельца, обломавшего им весь кайф. И сама Кейри перевела взгляд со своих мучителей на него.

Кейри узнала его. Небритое волевое лицо, крепкое мускулистое тело, голубые глаза, бесстрашно смотрящие на шабашевцев. Это был тот самый "мистер Родригез", который вступился за нее на суде. И вот теперь он стоял здесь, направив пистолет на главаря стаи.

- Убирайтесь! - его голос прозвучал угрожающе низко.

- Нас трое, Родригез! - ответил ему черноволосый вампир. Похоже, рана на его голове была касательной и уже затянулась.

- Да! - продолжил один из его дружков и снова засмеялся. - Трое!

- И что ты сделаешь нам!? Перестреляешь!? - вступил в разговор второй из белобрысых. На его роже застыла издевательская ухмылка.

Однако на Родригеза это, похоже, не произвело впечатления. В ответ он лишь негромко усмехнулся и похлопал рукой по гранате, висевшей на поясе. Было ясно, что вампир не собирался отступать. Он не снял с прицела главаря стаи - зияющее дуло "пустынного орла" по-прежнему грозно смотрело на шабашевца.

Все трое медленно попятились назад, словно шакалы, которых лев отогнал от добычи. Их уродливые лица скривились в злобных гримасах.

- Это еще не конец! - голос черноволосого звучал угрожающе. - Мы найдем тебя! - он повернулся в сторону Кейри и ткнул в нее указательным пальцем, а затем снова перевел взгляд на стрелка. - И тебя тоже, Родригез! Вы оба - покойники! Никто не посмеет встать на пути Шабаша и при этом уйти целым и невредимым!

- А ну, пошли вон отсюда! - Родригез сделал шаг вперед. Белобрысые шабашевцы уже сдались и побрели прочь. Их главарь на секунду задержался, бросил на Родригеза полный злобы взгляд и присоединился к своим приятелям.

Родригез подошел к лежащей на асфальте Кейри.

- Похоже, сегодня не твой день...

И в этот момент черноволосый шабашевец, отчаянно не желавший признавать свое поражение, предпринял попытку напасть. Он, яростно оскалив клыки, подскочил к Кейри. Но тут дуло "пустынного орла" уперлось ему в грудь. Красные глаза шабашевца встретились с голубыми глазами Родригеза.

- Всего хорошего, приятель!

Грянул выстрел. Черноволосого вампира отбросило в сторону на два метра. На его груди расплылось алое пятно. Тело шабашевца упало на асфальт, судорожно дернулось, вспыхнуло и рассыпалось пеплом.

Уцелевшие белобрысые вампиры, ставшие свидетелями бесславной кончины своего главаря, обратились в позорное бегство.

- Определенно, это ты зря, - Родригез посмотрел на горстку пепла. Затем он перевел взгляд на Кейри и критически оценил побитую вампиршу. - Выглядишь дерьмово, - констатировал он и, протянув руку, помог ей подняться на ноги. - Меня зовут Найнс.

- Кейри Робинсон.... Спасибо за помощь.

- Тебе следует быть поосторожнее, новичок. Кучка раздолбаев вроде этих... Они крутые на словах, но легко пугаются, стоит отрезать им ухо или еще что-нибудь, - Найнс убрал пистолет в кобуру.

- Да уж, я возьму это на заметку. Я помню тебя еще по суду.

- Да. Малыш, мне есть еще, чем заняться. Почему бы тебе не навестить меня в баре "Последний Патрон" сегодня? Не знаю, что тебе уже успели рассказать, но я думаю, что настало время узнать правду.

- Да, конечно, я зайду.

- Это коварный мир. Держись подальше от неприятностей, малыш! До встречи.

- Пока, Найнс.

Вампир, уже во второй раз спасший жизнь Кейри, коротко кивнул и неспешно побрел прочь.

Глава 3. Летучий Голландец

Меньше чем через час Кейри уже стояла у подножия Башни Вентру - огромного каменного небоскреба в Даунтауне. Здание было высотой не менее пары сотен метров, и, чтобы увидеть его верхушку, Брудже пришлось сильно задрать голову. Справа и слева от главного входа стояли две четырехметровые скульптуры, довольно стилизованно изображавшие человеческие фигуры.

Кейри открыла тяжелую дубовую дверь и вошла внутрь здания. Просторный холл был отделан полированным зеленым мрамором, потолок находился на высоте не менее шести метров от пола. А напротив входа за широким столом сидел полный лысый мужчина в синем костюме секьюрити. Позади него на стене светилась крупная голубая надпись "ЛаКруа".

"Значит, я попала по адресу", - подумала Кейри.

Девушка подошла к охраннику.

- Здравствуйте, - сказала она. - Мне надо встретиться с ЛаКруа.

- Это будет Себастьян ЛаКруа из Фонда ЛаКруа или Дуэйн ЛаКруа из компании "Формула для беспокойных младенцев"? - мягким и приветливым голосом поинтересовался охранник.

- Себастьян ЛаКруа.

- Эээ... Тогда ладно, мистер ЛаКруа предупреждал о вашем приходе, можете подниматься наверх.

- Спасибо.

- Да, э, удачного совещания или что там у вас, ребята, запланировано. Если понадобится охрана, то просто позвоните сюда и спросите офицера Чурбанка. Да... Пока. Это я, на тот случай, если вам интересно.

- Ты сказал "Чурбанка?" - спросила Кейри.

- О, да, меня постоянно спрашивают. Это все с тех пор, как я занимался футболом, ну, воображаемым футболом, если честно... на станции.... стационаре - так называли детскую площадку, куда родители сдавали детей, расходясь по офисам. Эй, дети, не смете кататься на автостоянке!

- Ясно. До встречи, Чурбанк.

Кейри обошла пост охранника и поднялась по каменным ступеням лестницы, оказавшись в коротком широком коридоре. Справа и слева виднелись двери лифтов. Бруджа нажала на кнопку вызова и немного подождала. Через полминуты двери открылись, и Кейри смогла войти в лифт - такой же красиво отделанный, как и холл Башни Вентру. На панели среди кнопок она обратила внимание на самую верхнюю из них - с надписью "пентхауз". Кейри нажала на эту кнопку, двери закрылись, и лифт плавно, но быстро начал подниматься наверх.


"Ну, здорово же он, индюк напыщенный, устроился!" - подумала Кейри, стоило ей только войти в личный кабинет ЛаКруа.

Действительно, этот кабинет - просторное помещение с высоким потолком - выгодно отличался от того бомжатника, который был предоставлен Кейри в качестве жилища. Красивые голубые обои чередовались с отделанными белым мрамором участками стен. Кое-где стены были украшены позолотой. На деревянном паркете небрежно лежала красная ковровая дорожка. Слева от входа красовался камин, в котором потрескивали дрова. Над камином висели картины - явно авторские работы, а не дешевые репродукции. Мебель была представлена несколькими шкафами и тумбочками из натурального дерева, кресла были обиты кожей. Под потолком висела шикарная позолоченная люстра.

А хозяин всей этой роскоши сидел за столом напротив дверей в противоположном конце кабинета. ЛаКруа был одет в тот же строгий деловой костюм, что и в ту ночь, когда Кейри была обращена. А слева от Принца стоял Шериф - телохранитель ЛаКруа и убийца Генри. При его виде Кейри стало немного не по себе, ведь, если бы Найнс Родригез не вмешался, то этот громила убил бы и ее.

"Ладно, ничего он мне не сделает! В конце концов, я сюда не на суд пришла", - успокаивала себя Кейри.

Она подошла к ЛаКруа.

- А вот и ты, - начал ЛаКруа. - Меня проинформировали о твоем присутствии в здании. Раз уж ты здесь, осмелюсь предположить, что склад Шабаша разрушен. Это так?

- Да... - робким голосом ответила Кейри. В присутствии Шерифа молодая Бруджа чувствовала себя не слишком уютно.

- Великолепно. Я был уверен, что ты докажешь разумность моего решения. Полагаю, в ходе выполнения задания мои кадры не создавали тебе сложностей?

- Нет, совершенно никаких.

- Именно это я и хотел услышать. Неплохая работа, учитывая сопутствующие обстоятельства. Признаю, немногие на твоем месте справились бы с подобным испытанием, - ЛаКруа сделал короткую паузу. - Но пойми меня правильно - это не было бессмысленным поручением. Ты можешь оказаться ценным сотрудником. Досадно, что в последнее время в этой организации столь мало дарований. Скажи, ты не против заняться для меня одной разведывательной миссией?

"Еще чего захотел!"

- А какая мне в этом выгода? - Кейри встала в позу.

- Не набивай так поспешно себе цену, - лицо ЛаКруа приняло суровое выражение. - Один раз тебе удалось преуспеть - похвально, но на общем плане - это лишь детский шаг вперед. Если ты хочешь создать себе имя, то слушай меня очень внимательно. Среди Сородичей распространяются слухи об "Элизабет Дейн" - грузовом корабле. Тебе приходилось об этом слышать?

- Нет, не приходилось. А что там?

- "Элизабет Дейн" нашли в открытом море. Говорят, она была безлюдна, но о судьбе команды до сих пор ничего не известно. В данный момент полиция осматривает "Дейн". Даже Носферату практически не располагают информацией о расследовании, однако причина, по которой вокруг корабля столько домыслов - то, что на нем перевозился объект, называемый Анкарским саркофагом. Поскольку я не из тех, кто принимает решения, основываясь на домыслах, мне нужны факты, и что еще важнее, нужны доказательства того, что события на "Дейн" не были сверхъестественными по своей природе и никак не связаны с Анкарским саркофагом.

- Отлично, вот только зачем мне-то туда идти?

- Я должен повторить? - лицо Принца выглядело спокойным, однако глаза выдавали медленно закипавший в нем гнев. - Полагаю, я упоминал тот факт, что именно я пошел наперекор отточенному Закону, управляющему нашим обществом, и позволил тебе жить. Если этого недостаточно, я могу назвать тебе иную причину.

- Мое дело сделано, как мы и договаривались. Я ухожу.

ЛаКруа пристально посмотрел в глаза Кейри и медленно произнес:

- Ты отправляешься на "Элизабет Дейн".

- Я отправляюсь на "Элизабет Дейн", - послушно ответила Кейри.

- У тебя три задания, - продолжил ЛаКруа. - Во-первых, следует осмотреть саркофаг на предмет чего-либо необычного - ты можешь почувствовать что-нибудь специфическое. Вообще-то, многие Сородичи в городе сообщают, что в воздухе витает беспокойство с тех пор, как прибыла "Дейн". Ни при каких обстоятельствах не открывай Анкарский саркофаг. Во-вторых, полиция начала расследование. Выясни, что им уже удалось установить. В-третьих, принеси декларацию судового груза. Я должен узнать, что там еще перевозилось. Последнее, что нам надо - это чтобы полиция узнала о нашем существовании, так что веди себя там благоразумно. И в отличие от склада, нельзя без последствий устроить массовую резню на корабле, где полно представителей закона. Это понятно?

- Да...

- Ты вернешься в Санта-Монику и снова обратишься к Меркурио за дальнейшими указаниями. Да, мне стало известно, что недавно тебе довелось столкнуться с Найнсом Родригезом. Он так любит разбрасываться своим идиотским обаянием, - ЛаКруа презрительно хмыкнул. - Что именно мистер Родригез сказал?

- Попросил навестить его в баре "Последний Патрон".

- Понятно. Тогда сходи, позабавься, выслушивая пылкие речи, которые он так жаждет извергнуть. Пожалуйста - пока вырвавшиеся из их притона вопли о фашистском угнетателе не заполонили воздух и не уморили всех смертных в округе.

- Ладно, схожу и навещу его прямо сейчас.

- Передай Анархам мой пламенный привет, - Вентру ехидно улыбнулся.

- Как скажете, - Кейри развернулась и направилась к выходу.


Кейри довольно быстро отыскала бар "Последний Патрон" - небольшое двухэтажное кирпичное здание в одном из переулков Даунтауна. Деревянная табличка над входом, на которой черными буквами было написано название бара, указывала, что вампирша пришла по адресу. Немного потоптавшись на месте, Кейри открыла входную дверь и вошла внутрь.

Изнутри "Последний Патрон" выглядел довольно скромно. Стены, пол и потолок обиты деревянными досками, освещение тусклое. Справа видна барная стойка, слева - несколько игровых автоматов. На стене напротив входа висит мишень для игры в дартс. По ушам бьет тяжелый рок. Одним словом, вполне подходящее место для Анарха.

Кейри осмотрелась, но не увидела Найнса. Зато теперь Бруджа обратила внимание на деревянную лестницу.

"Наверно, он на втором этаже", - подумала она и направилась к лестнице.

И тут она услышала женский голос с ехидной интонацией:

- Шабаш загнал тебя сюда, камми?

Кейри повернула голову влево и встретилась взглядом с рыжеволосой девушкой в зеленом берете - той самой, которая на суде удерживала Найнса за руку. Девушка была одета в бежевую футболку, зеленые бриджи и красные кеды. Ее голубые глаза с вызовом смотрели на вампиршу.

- О чем это ты? - спросила Кейри.

- Слышала, что Найнс снова спас твою задницу. Думаешь, ЛаКруа бросил бы пересчитывать денежки, чтобы отвлечься и отомстить за тебя, подружка?

- Какого хрена, у тебя что, проблемы!? - Кейри тоже встала в позу.

- О-хо-хо... - собеседница злобно оскалилась, продемонстрировав характерные для вампиров клыки. - Хочешь узнать, в чем моя проблема - хорошо, я расскажу тебе, в чем моя проблема, готова? ТЫ - моя чертова проблема! Любой, кто выслуживается перед каким-то плащом из Башни, заслуживает всего, что на него валится!

- Плащом?

- Плащи, камми, - девушка успокоилась и теперь уже не выглядела такой агрессивной, как в начале разговора. - Старейшины Камарильи... Они живут так долго, что считают искусственное освещение свежим изобретением. Ты делаешь для них грязную работу и даже не замечаешь этого.

- А какая у меня альтернатива?

- Тебе нужна альтернатива? Оказаться здесь - это шаг в нужном направлении, - на этот раз собеседница приветливо улыбнулась. - Я - Дамзел, атаманша этих ублюдков и совершенно бешеная сука с тех пор, как ЛаКруа сюда ввалился.

- Бешеная, говоришь? Значит, мы с тобой из одного клана, - Кейри улыбнулась. Она почти была уверена в том, что Дамзел - тоже Бруджа, о чем свидетельствовал ее темперамент. - Меня зовут Кейри Робинсон. И, кстати говоря, я уж не знаю насчет ЛаКруа, но Найнс мне пока что нравится.

- Ладно... Обычно я редко перед кем-либо извиняюсь, но в данном случае я погорячилась. Ну что, мир? - Дамзел протянула руку.

- Мир, - Кейри ответила тем же, и обе вампирши пожали друг другу руки. - А что ты можешь рассказать мне об Анархах?

- Мы - это страсть, камми. И свобода... Вещи, которые вы, камарильские, просто неспособны понять. Я могу долго говорить... Но Найнс считает, что слишком много времени потом уходит, чтобы спихнуть меня с трибуны. Спроси у него или у Джека.

- Нет, продолжай. Расскажи мне, что ты думаешь.

- Я о том, что это, черт подери... В этом есть смысл. Власть надо распределить между всеми нами, а не только между несколькими. Коммунизм может подойти Сородичам там, где не подходит людям. Это просто здравый смысл, понимаешь?

- Понимаю. Кстати, хотела бы я спросить тебя о ЛаКруа. Что ты о нем думаешь, Дамзел?

- Да кем он, мать его, себя возомнил!? - Дамзел едва не вышла из себя, когда речь зашла о Принце. - Заявился в город и объявил его территорией Камарильи! Мы выкинули их отсюда шестьдесят лет назад! Это как если бы Англия вернулась и стала бы указывать США, что им делать. Пошел к черту этот ЛаКруа!

- А Камарилья?

- Все это мошенничество! Схема пирамиды... Есть лишь покрытые плесенью старейшины, ведущие борьбу за власть по единственной причине - чтобы сохранить свою задницу живой еще на одно столетие. Думаешь, у тебя в Камарилье есть какая-то реальная власть? Ты сама себя обманываешь.

- Я действительно этого не понимаю. Я вообще еще мало в чем разбираюсь.

- Тебе лучше бросить их. Ты еще поймешь.

- Возможно, ты права. Я пришла навестить Найнса Родригеза. Он здесь?

- Да, этажом выше, - Дамзел кивнула в сторону лестницы.

- Спасибо. До встречи, Дамзел.

- Пока, Кейри.

Бруджа поднялась по дощатой лестнице на второй этаж. Как и говорила Дамзел, Найнс оказался здесь. Он стоял, привалившись к стене.

- Привет, Найнс, - слегка неуверенно сказала Кейри.

- Здравствуй, - Найнс выглядел довольно серьезным. - Вот что я должен тебе сказать - чтобы ты знала, я не читаю лекций, я не обвинитель, я не бюрократ, я просто парень из ниоткуда, который пришел и ввязался во что-то в пять сотен раз большее, чем ты или я. Ты имеешь право ознакомиться с раскладом. Камарилья тебе этого не даст. Они предпочитают использовать схему пирамиды. На ее вершине - кучка старичья, с бог знает какими планами на уме. Потеряв власть, они умрут. Они обратили других, чтобы те осуществляли их планы, а те Сородичи обратили новых, для собственных интриг, и так все дальше и дальше - у меня голова болит, стоит только подумать обо всем этом дерьме. И в результате, лишь у пары человек на самом верху есть реальная власть.

- Ты не принадлежишь к Камарилье?

- За такие слова и получить можно, новичок, - но ты еще молодая и глупая, так что не буду делать из тебя пример, - без злобы ответил Найнс. - Понимаешь, Камарилья считает всех нас своими членами, хотим мы этого или нет, и это, конечно, самый большой воз лошадиного дерьма в истории.

- Ты был на суде. Разве не Принц правит всеми Сородичами в городе?

- ЛаКруа? - Найнс нахмурился. - Дерьмо... ЛаКруа просто тип, который хитростью и подлостью добился звания сукиного короля местной Камарильи. Он и другие предатели, перебежавшие на сторону Камарильи, хотят здесь править, но они еще получат то, что им причитается.

- Так кто же вы такие?

- Я понял, что представляет из себя этот мир, во время Великой Депрессии. Кучка старых богатых ублюдков поставила раком страну, но разве они пострадали? Нет, пострадали маленькие люди. Нельзя доверять людям наверху. Мир стал бы намного лучше без них. Все, что можно сделать - это собрать команду из тех, кто не является засранцем, найти место, где приткнуться, и пару раз сделать пример из - в кавычках - элиты, чтобы прочие не совались. Здесь все равны, как и было когда-то задумано в этой стране. Вот чем был Лос-Анджелес - Страной Свободы Анархов.

- Значит, Камарилья в Лос-Анджелесе недавно?

- Задницу Камарильи уже выкидывали отсюда. Мы, Анархи, больше не хотели играть в их политические игры. А теперь ЛаКруа и его команда вваливаются, словно никогда и не уходили - не-а, ни за что. Их Закон нас не касается.

- Вы пробовали встречаться с Камарильей?

- Вот им моя встреча! - Найнс свирепо оскалился.

- Ты не поклонник Принца, верно?

- ЛаКруа олицетворяет все, что я ненавижу - Камарилью, зажравшихся аристократов, богатых бизнесменов, продажных политиков... Единственное место, подходящее ЛаКруа - это урна.

- Похоже, что ты - Принц Анархов...

- Ничего подобного... и опять, новичок, не разбрасывайся такими словами - рискуешь получить по башке. Я сражался за то, чтобы Лос-Анджелес оставался свободным с тех пор, как был обращен. И много лет спустя я остался единственным, кто не бросил это и не переметнулся - старейший ветеран на поле боя.

- Расскажи мне, пожалуйста, о себе.

- Я приехал в Калифорнию в тридцатых, спасаясь от засухи в западных штатах. Участвую в этой борьбе с сороковых, когда мы выкинули из города Камарилью. Тогда я был еще совсем зеленым. Мало кто из бывших тогда рядом все еще здесь. И многие из них - больше не Анархи.

- А что ты скажешь о Лос-Анджелесе?

- Лос-Анджелес? Здесь всегда были проблемы, вечная черная полоса. Землетрясения, пожары, бунты... А для Анархов - Камарилья, Шабаш, Квей-Джин - все они пытались отнять у нас город. Говорят, что эти ночи беспросветны, но, по правде говоря, разве мы не всегда были прокляты?

- Тогда почему именно Лос-Анджелес?

- Похоже, что все мечтатели, изгои и первопроходцы - все идут на запад. После Лос-Анджелеса, полагаю, есть лишь Тихий океан, - Найнс безрадостно усмехнулся. - Может, там мы и соберемся, когда больше некуда будет идти. Но многим из нас нравится здесь, и мы долго боролись, чтобы удержать этот город.

- Еще один вопрос. Можешь дать мне совет?

- Вот что я говорю всем новеньким - во-первых, если потеряешь бдительность, кровь превратит тебя в чудовище - а если начнешь тут буйствовать, то тебя быстро успокоят. Во-вторых, не убивай, когда ешь, нет никаких причин - в этом городе уйма возможностей накормить Зверя, не оставляй за собой следа из мертвецов. В-третьих, Камарилья полна дерьма. В-четвертых, не поворачивайся к врагам спиной, никогда. И последнее, научись драться, потому что разговоры не спасут твою задницу, когда уставишься в дуло дробовика.

- Можешь научить меня драться? - попросила Кейри.

- Да, это было бы не лишним. После того, как я поднял твою задницу с тротуара, могу тебе сказать, что ты не владеешь даже основами. Держи руки вот так и наклони тело под углом - так будет труднее по тебе попасть, - Найнс принял боевую стойку. - Не зажимай большой палец в кулак и вкладывай в удар весь свой вес. Конечно, тебе не помешало бы потренироваться.

- Спасибо за все, что ты сделал для меня, Найнс, - поблагодарила его Кейри.

- Всегда пожалуйста. Мой тебе совет, малыш: держи друзей поближе, а врагов - на угольках. До встречи.

- Пока.

Кейри спустилась по лестнице и вышла из бара на улицу. Не успела она отойти далеко от двери, как встретилась нос к носу со старым знакомым - Джек, по всей видимости, шел в "Последний Патрон".

- Опа-на, какая встреча, детка!

- Привет, Джек! А ты тут какими судьбами?

- Да так, приятелей-соклановцев решил навестить. Вижу, ты уже познакомилась с Найнсом Родригезом и Дамзел?

- Да, ты угадал. Кстати, Джек, ты назвал их соклановцами. Они тоже Бруджа?

- Ага, они самые. Вообще, большинство Анархов из Даунтауна - Бруджа. В Голливуде же больше Тореадоров. Да, как там Санта-Моника?

- Ну, как сказать... Я не осматривала достопримечательности.

- Ты, наверно, была занята по горло, выполняя поручения этого смазливого Принца?

- Можно сказать и так. И ЛаКруа от меня, увы, не отстал. Он послал меня на корабль "Элизабет Дейн".

- Принц посылает тебя на "Элизабет Дейн"? - по лицу Джека было видно, что он неподдельно удивился.

- Да. А в чем дело? С судном что-то не так?

- Саркофаг... ЛаКруа рассказывал тебе об Анкарском саркофаге? - в глазах вампира читалось явное волнение.

- Почти ничего не рассказал. Да я и не думаю, что он скажет мне всю правду.

- Ну, возможно, мне стоит ввести тебя в курс дела. Этот саркофаг - не к добру. Сородичам по всему миру словно дерьмо ударило в голову с тех пор, как его нашли.

- Почему? - встревожилась Кейри.

"Во что я опять ввязалась!?"

- Говорят, там внутри спит Древний. Патриарх. Один из тех самых вампиров - если проследить свою родословную вглубь, то есть шанс, что она заканчивается на нем.

- И он все это время дремал?

- Древние не дремлют. Они спят веками. И, когда они просыпаются, они голодны.

- Значит, он проснется и выйдет на охоту?

- Тут нечто большее, малыш. Большинство Сородичей считают, что это признак конца. Апокалипсис. У каждой религии есть свой его вариант: Сородичи называют это Геенной, и, как они говорят, все начнется, когда Древние восстанут, чтобы пожрать своих детей.

- Ты сам ведь в это не веришь, правда? - голос молодой Бруджи дрогнул. Еще несколько дней назад Кейри считала вампиров лишь героями ужастиков, а теперь сама стала одной из них. Уже мало что могло показаться ей странным. То, о чем сейчас говорил Джек, вполне могло оказаться одной из страшных реалий этого мира.

- Кейри, полагаю, что это предстоит выяснить именно тебе. Удачи! - Джек усмехнулся. - Постарайся не разбудить дедулю-монстра и не уничтожить мир!

- Почему Принц посылает меня? И почему он послал меня в Санта-Монику?

- Да потому, что он не думал, что ты выкарабкаешься! Если бы Найнс не вступился за тебя в зале суда, тебя там бы и испепелили, все это знают.

- Но если Принц хотел, чтобы я умерла, то почему же я стою здесь живая?

- Пиар, детка. "Просчитанный риск". Вентру рождаются в зале заседаний. Когда Найнс встал, ЛаКруа понял, что настало время проявить аккуратно отмеренную долю сочувствия.

- ЛаКруа боится Найнса? А я-то думала, что он - босс...

- ЛаКруа - босс Камарильи в Лос-Анджелесе. Так и есть, - Джек сделал паузу. - Хм... ЛаКруа - босс. Смешно.

- А что ты думаешь о ЛаКруа?

- К черту ЛаКруа. Я вышибал мозги вампирам и покруче этого. Он не Принц, он принц. Типичный засранец-Вентру. Предсказуемый. Осторожный. Никакого воображения. Да он просто козел. Ему просто повезло, что он оказался в Лос-Анджелесе в нужное время. Я не говорю, что он дурак, просто засранец, которому не мешало бы как следует врезать по зубам, вот и все.

- Да уж, у меня уже пару раз возникало желание это сделать, но Шериф...

- Шериф - железный кулак ЛаКруа. Я до сих пор не понимаю, какому придурку пришло в голову обратить эту обдолбанную гориллу!

- Эта горилла, чтоб ее, убила Генри и должна была убить меня! - в сердцах выпалила Кейри. - Черт... Сегодня меня едва не прикончили шабашевцы. К счастью, Найнс вмешался... Опять... Почему он помогает мне?

- Он тоже остался без сира. Я точно не знаю. Может быть, дело в этом. Он заботится о слабых. К тому же не забывай, что он - Бруджа. У нас принято помогать своим.

- Да уж, в который раз я в этом убеждаюсь. С удовольствием бы поболтала с тобой еще, но мне хотелось бы выполнить задание до рассвета. Пока, Джек.

- Пока. И не забывай, что я говорил тебе про Анкарский саркофаг.

- Да меня теперь дневные кошмары будут мучить! Как тут забудешь...

Кейри развернулась и пошла ловить такси. Ей опять предстояло отправиться в Санта-Монику и поговорить с Меркурио.

В салоне такси Бруджа все еще прокручивала у себя в голове разговор с Джеком.

"Этот саркофаг - не к добру".


Они плыли по морю уже почти час. И вот теперь надувная моторная лодка "зодиак" приближалась к покрытому черной стальной обшивкой громадному корпусу "Элизабет Дейн". Примерно в ста метрах от судна Меркурио отключил мотор и взялся за весло. Кейри последовала его примеру. Им не следовало поднимать лишнего шума, поэтому гуль и вампирша теперь гребли изо всех сил, преодолевая последние десятки метров.

Лодка вплотную приблизилась к стальному борту корабля. Кейри и Меркурио убрали весла. Теперь Брудже предстояло подняться на борт по свисающей веревочной лестнице. Подняться на высоту четырехэтажного дома. Меркурио же полагалось остаться в лодке и ждать возвращения Кейри.

- Удачи, - пожелал он ей тихим голосом. - И помни, что тебе говорил ЛаКруа про полицейских.

- Не беспокойся, Меркурио, это же не шабашевские отморозки! Я и не думала с ними воевать.

- Да, но есть много других способов нарваться на неприятности. Просто будь осторожна. Если что-то пойдет не так, сразу покидай корабль и прыгай в лодку. И не используй Дисциплины без крайней необходимости.

- Ага, а то придется иметь дело с типами намного более опасными, чем пожиратели пончиков! - Кейри имела в виду охотников на вампиров. Нарушители Маскарада частенько становились их жертвами. И не надо далеко ходить - ее погибший сир сам в ту роковую ночь подвергся нападению леопольдовцев. В известной степени именно по их вине она вляпалась во всю эту историю со складом Шабаша, таинственным Анкарским саркофагом и "Летучим Голландцем" двадцать первого века.

Кейри стала осторожно подниматься по веревочной лестнице. Конечно, если она сорвется, то не получит серьезных травм - для вампира падение с высоты не так опасно, как для простого смертного. И все же Бруджа действовала аккуратно.

Наконец, Кейри перевалилась через перила и оказалась на палубе корабля.

И тут же встретилась взглядом с мужчиной в форме полицейского.

"Так, все нормально. Меркурио говорил, что этот парень подкуплен газетой "Лос-анджелесское солнце". Мне надо просто притвориться журналисткой, и все будет тип-топ".

И действительно, коп жестом подозвал ее к себе. Кейри решительно подошла к нему.

- О, Господи... - протянул он тихим голосом. - Передай Джейкобсону, что если он хочет стать главным редактором, то ему надо начать работать со мной. Я не могу обеспечивать его сенсациями, если он присылает всяких студенток-журналисток, которые даже не понимают, что им надо надеть что-нибудь менее броское.

- Кого это ты тут называешь студенткой? - Кейри ответила тихо, но весьма агрессивным тоном.

- Господи, - коп презрительно хмыкнул. - Да какой журналист не подумает хотя бы о том, чтобы прийти, одевшись следователем, представителем береговой охраны или еще кем-то в этом роде... Ты что, даже "Флетча" не смотрела? Они сегодня просто выдают эти дипломы всем подряд?

- Давай-ка покончим с этим, приятель, пока один из нас не отправился за борт искупаться! - не сдавалась Кейри. И ее воинственный настрой принес свои плоды...

- Не кипятись, Флэш, - голос копа смягчился. - Ты все-таки разговариваешь с представителем закона.

- Ладно. Теперь, когда с формальностями покончено, что у тебя есть?

- У меня есть копия предварительного отчета следствия, - полицейский подал Кейри несколько листков бумаги. - И я помогу тебе проникнуть в рубку, но тебе придется проделать все в темпе. Если кто-нибудь сцапает тебя, то я тебя не знаю. И никаких фотографий со вспышкой, умная.

- Понятно.

- Секундочку... - коп достал прибор рации и поднес его к губам. - Хайнц вызывает Марша, Хайнц - Маршу... Марш, тебя вызывают на капитанский мостик, конец связи, - он снова посмотрел на Кейри. - Вот, помещение охраны будет пустым. Спустись по лестнице за твоей спиной и затаись. Когда спустишься, подожди, пока я не отзову парня, охраняющего проход А. Как только он уйдет, шевели своей задницей. И не дай ему заметить тебя! Я гарантирую тебе несколько минут, но не копайся. Туда и обратно, ладно?

- Договорились.

- Постарайся не попадаться им на глаза. Если тебя засекут, то я не при делах. Поднимись по лестнице (она будет справа по коридору) в помещение охраны - там стоит компьютер. Пароль - lighthouse. Lighthouse. Пишется слитно. Тебе все ясно?

- Ага, яснее некуда.

- Тогда давай, вперед!

Кейри ничего не ответила и, как и посоветовал коп, спустилась по небольшой лестнице и, прокравшись несколько метров, затаилась возле большой лебедки: рядом с входом в коридор стоял полицейский. А несколько секунд спустя Кейри услышала уже ставший знакомым голос:

- Эй, Андерсон, подойди-ка на минутку!

- Сейчас, Хайнц, - ответил второй коп и пошел в сторону недавнего собеседника Кейри.

Теперь у вампирши появился хороший шанс проскользнуть в коридор и затем в рубку незамеченной. И она успешно им воспользовалась. Тихо прокравшись по коридору, Кейри свернула направо и поднялась по лестнице. Она практически беззвучно отворила дверь охранного помещения. Как и утверждал коп, компьютер был на месте, а справа от него стоял еще один монитор, работавший в режиме ожидания.

А металлический пол и стены были залиты кровью.

"Что, черт подери, здесь произошло?" - Кейри стало слегка не по себе.

Да, ЛаКруа говорил ей, что на "Элизабет Дейн", когда ее нашли в открытом море, не было ни одного члена экипажа, и судьба команды оставалась неизвестной. Конечно, высохшие кровавые пятна еще мало о чем говорили, но, видимо, на судне произошло нечто ужасное. Кейри нисколько не сомневалась в том, что это была именно человеческая кровь - вампирское чутье еще ни разу ее не подводило. Вероятно, она пролилась здесь не больше суток назад. И, помимо запаха крови, Бруджа уловила еще один, ни на что не похожий запах. Она даже не знала, с чем его можно было бы сравнить. Кейри повнимательнее принюхалась и посмотрела в ту сторону, откуда исходил странный запах. И увидела на полу что-то, похожее на высохшую прозрачную слизь. Слизь, которую оставляют за собой ползающие по листьям улитки. Вот только эта "улитка" была бы в несколько раз больше самой Кейри.

Впрочем, задача девушки сейчас состояла в другом: она должна была взломать компьютер и, активировав видеокамеры, с их помощью осмотреть главную палубу. Самой ей нельзя было там появляться - среди контейнеров должны были находиться полицейские, пройти мимо которых незамеченной явно не получится. Оставив тягостные мысли о пропавшей команде "Элизабет Дейн", Кейри, пригнувшись (иначе ее могли бы заметить в иллюминатор), подошла к компьютеру.

Кейри вошла в программу управления кораблем и ввела пароль. На экране высветилось меню, и вампирша включила установленные на судне видеокамеры. Тут же ожил второй монитор - на нем появилось изображение главной палубы. Кейри впилась глазами в это изображение.

Как она и предполагала, среди контейнеров расхаживали полицейские. Но не это привлекло внимание Бруджи. Вся палуба и контейнеры были залиты кровью, как будто здесь произошла массовая резня. Сейчас "Элизабет Дейн" больше походила на скотобойню, чем на мирное грузовое судно. Один из контейнеров был разворочен - вспорот, словно консервная банка. А посреди искореженного металла стоял желтый каменный саркофаг. Анкарский саркофаг.

"Вот дерьмо! А не связана ли бойня на корабле с этим проклятым саркофагом!?" - встревожилась Кейри.

Но пока еще рано было делать выводы. К тому же вампирше еще предстояло раздобыть декларацию судового груза. И в охранном помещении ее явно не было. Зато внимание Кейри привлек план корабля. Присмотревшись к нему, она поискала архивное помещение. К большой радости Бруджи, оно находилось прямо под рубкой - далеко ходить не придется. Правда, для того, чтобы проникнуть в архив, ей предстояло через вторую дверь покинуть рубку и спуститься на палубу. А это чревато столкновением с копами. Кейри выждала пару минут, глядя на монитор - в конце концов, ближайший коп повернулся спиной к рубке, предоставив вампирше шанс незаметно выйти из охранного помещения, тихо спуститься по лестнице на палубу и проскользнуть в архив.

Кейри смогла добраться до архива без приключений. Декларация судового груза лежала на столе, стоявшем посреди каюты. Как и палуба с рубкой, это помещение было залито кровью. А на полу были следы странной высохшей слизи. Кем бы ни был загадочный убийца, уничтоживший экипаж "Элизабет Дейн" (а Кейри уже не сомневалась в том, что команда судна погибла), он явно решил полностью зачистить весь корабль, не оставив ни одного живого свидетеля. Подобрав документ и убрав его в рюкзак, вампирша вышла из архива через противоположную дверь и оказалась рядом с той же лестницей, по которой она поднималась в охранное помещение.

Теперь Кейри предстояло осторожно прокрасться по коридору и покинуть судно.

Вот только в проходе стоял полицейский, проскользнуть мимо которого незамеченной у вампирши не выйдет. Конечно, можно было бы и подождать, пока коп уйдет, но тут Кейри услышала шаги. Кто-то шел прямо сюда. Пока он был еще далеко, простой смертный его бы и не услышал. Однако перспектива оказаться между двумя копами показалась Брудже малопривлекательной - в этом случае ее почти наверняка заметят.

"Так, вспомни-ка про последствия вампирского укуса".

Да, это был вполне подходящий выход из сложившейся ситуации. Тот коп, который давал ей указания, все еще околачивается возле перил, но не смотрит в ее сторону. Стало быть, он не заметит, как Кейри цапнет его коллегу.

Подкравшись к жертве, вампирша вонзила клыки в ее шею. Отпив совсем немного крови, Кейри выпустила полицейского. Укус получился таким аккуратным, что ранки почти не кровоточили и тут же закрылись. Как она и рассчитывала, коп впал в оцепенение, позволив Кейри спокойно проскользнуть мимо него и подойти к перилам.

Ехидно подмигнув подкупленному газетой полицейскому, Кейри ловко перепрыгнула через перила и по подвесной лестнице спустилась в лодку.


Отплыв на веслах подальше от "Элизабет Дейн", Кейри и Меркурио решили, что можно включить мотор, и теперь лодка стремительно приближалась к пляжу Санта-Моники.

- Ну, и что ты там нашла? - поинтересовался Меркурио.

- Даже вспоминать не хочу. Такое ощущение, что кто-то перебил всю команду и избавился от трупов, - Кейри слегка поморщилась, вспоминая увиденное на корабле. - Там все в крови... И в какой-то непонятной дряни, похожей на высохшую слизь. Контейнер, в котором перевозился саркофаг, разворочен. Его просто разорвали, словно картонную коробку! Сам саркофаг повернут, слегка запачкан кровью - и все.

- Да уж, прямо как в романе Брема Стокера.

- Ага, вот только графа Дракулы не хватает для полной картины - а так сходство просто поразительное. Учитывая то обстоятельство, что в саркофаге может находиться Патриарх, - Кейри передернуло от собственных слов.

- Ты добыла документы?

- Да, куда же без них-то? - Кейри достала из рюкзака небольшую стопку бумаг. - Так, что там у нас? Ага, копия полицейского отчета.

- Что там написано?

- Так... Несмотря на очевидные признаки физического насилия, не найдено ни одного трупа, ни одного выжившего человека, и никаких признаков серьезной кражи. Ага, и подписи представителей таможни, береговой службы и лос-анджелесской полиции. Да, может, трупов они и не нашли, но я готова побиться об заклад, что их там было предостаточно. Просто убийца избавился от них.

"Черт, сколько же невинных людей погибло!" - подумала Кейри. - "Плыли себе и не подозревали, что это их последний рейс. А какая-то гадина пробралась на борт и перебила их, словно овец на бойне!"

Что-то подсказывало Брудже, что убийца - не человек и не вампир, а какое-то неизвестное ей существо. Но это не имело значения. Кейри поймала себя на том, что хочет узнать, кто это сделал, и убить его. Уничтожить собственными руками, как он уничтожил целую команду. Кем бы ни был загадочный убийца, он вполне заслуживал смерти.

Ее поток мыслей прервал вопрос Меркурио:

- А что написано в декларации судового груза?

- Да так, не очень-то и много. Это была транспортировка из Анкары в Лос-Анджелес. Перевозился Анкарский саркофаг, керамические таблички в трех ящиках и еще какой-то неопознанный предмет.

- О, мы тут заболтались и даже не заметили, как почти приплыли.

И действительно, до берега оставалось не более сотни метров. Вскоре вампирша и гуль, наконец-то, смогли ступить на твердую землю.

Кейри поймала себя на том, что на суше она чувствует себя намного более уютно, чем в море. И уж тем более на корабле, экипаж которого был жестоко убит неведомой тварью. Вампирша от всей души надеялась, что существо больше не вернется на "Элизабет Дейн" и не расправится с полицейскими.


Они вместе дошли до дома Меркурио и там расстались. Кейри решила не ехать сразу в Даунтаун, а передохнуть у себя дома. В конце концов, через два часа уже наступит рассвет. Конечно, за это время Кейри успела бы добраться до Башни Вентру, но не станет же она коротать день в компании ЛаКруа и уж тем более Шерифа? Еще можно попроситься в хибару к Джеку - старший соклановец вряд ли ей откажет, - но девушка сочла это наглостью. Так что в сложившейся ситуации родной бомжатник показался Кейри лучшим выбором.

У входа в переулок Кейри увидела рыжую девушку в очках. На ней были надеты узкие джинсы и желтая майка. Она приветливо улыбалась вампирше.

- Хезер?

- Привет! Знаю, что это может показаться странным и все такое, но, пожалуйста, не отмахивайся от меня, ладно? - голос девушки был довольно робким. - Я все время искала тебя с той ночи, потому что хотела просто... Я у тебя в долгу. Я хочу... помочь тебе. Я ведь не кажусь тебе странной, правда?

- Мне уже мало что кажется странным. Ты выглядишь намного лучше, Хезер. Я рада за тебя.

- Это все благодаря тебе, тому, что ты сделала... Я сделаю все - просто скажи, что позволишь мне помогать тебе, остаться с тобой... Ощущать это...

"Черт, да что же с ней такое!? Хотела ведь как лучше, а вышло как всегда", - подумала Кейри. - "Я напоила ее своей кровью, чтобы спасти. Да, моя кровь исцелила ее, но превратила в гуля! То есть теперь она связана со мной! И что же мне теперь делать? Отправить куда подальше? Но она искренне хочет быть со мной. А ведь я сама испытываю одиночество с тех пор, как приехала в Санта-Монику. Знакомых у меня пока что немного, а близких и друзей из той жизни я не помню. Ладно, я соглашусь, а там видно будет. Может быть, эта девушка станет для меня близким человеком".

После томительного ожидания Хезер, наконец-то, услышала желанный ответ:

- Конечно, Хезер. Я буду счастлива, если ты останешься со мной.

- Правда? - зеленые глаза девушки оживленно заблестели. - Обещаю, ты не пожалеешь! Обещаю! Я буду приносить тебе деньги, вещи - все, что только пожелаешь! Я хочу стать... необходимой тебе.

- Тогда пошли ко мне домой. Конечно, это далеко не номер пятизвездочного отеля, но это мой дом.

- А где ты живешь?

- Да в паре шагов отсюда, вот в этом доме. Кстати, я ведь так и не представилась. Меня зовут Кейри.

- Рада познакомиться:

Обе девушки вошли в подъезд и поднялись на второй этаж. Кейри открыла дверь своей квартиры.

"Да, даже как-то неловко..."

- Твоя квартира... миленькая... - Хезер явно была не в восторге.

- Ну, это не я ее обставила, - заоправдывалась Кейри.

- Я могу что-нибудь сделать для тебя? Что угодно. Просто скажи...

- Сначала мне надо кое-что тебе сказать... - вампирша решила сразу ввести девушку в курс дела.

- Э... Ты замужем?

- Нет, дело не в этом, - Кейри сделала паузу, собравшись с мыслями. - Ты выжила благодаря моей крови. Я - вампир. Ты теперь связана со мной.

Хезер в недоумении уставилась на нее:

- Что? Ты шутишь, правда? Это просто такое сленговое выражение или из понятий садо-мазо? Это же не значит, "буу-буу, вампир", верно?

"А ведь я сама не верила во все это до тех пор, пока меня не цапнули! Даже когда перестало биться сердце и клыки отрасли, считала все это бредовым сном".

- Боюсь, что нет.

Хезер слегка попятилась, в ее зеленых глазах читался неподдельный испуг:

- Нет... Их же не существует... Ты... Это уже не смешно...

- Я прекрасно тебя понимаю. Я сама считала вампиров выдумкой до тех пор, пока не встретилась с одним из них. Он обратил меня, превратил в не-мертвую. А затем его убили, - Кейри опустила глаза, подумав о Генри. - Я тоже отказывалась верить в реальность тех, кого теперь называю своими Сородичами. У меня не бьется сердце. Я дышу лишь затем, чтобы разговаривать, но мне не нужен воздух для того, чтобы жить. Я больше не ем простую человеческую пищу - я пью человеческую кровь. В ту ночь я охотилась на тебя, и поэтому оказалась в нужное время в нужном месте и перебила этих подонков. Но я не убиваю ради пропитания, понимаешь? - Кейри снова подняла глаза и улыбнулась, продемонстрировав клыки.

- Ээтто ппрравдда?..

- Да, мы существуем. Не бойся меня, я тебе ничего плохого не сделаю. Если ты хочешь уйти, то я не стану тебя удерживать, но, пожалуйста, никому не говори о том, что ты сейчас увидела и услышала. Люди не должны знать о том, что мы реальны. Мне очень не хотелось бы встретиться с коллегами Ван Хельсинга.

Хезер громко выдохнула. Вероятно, девушка пыталась осмыслить новую невероятную информацию. А затем она ответила уже более спокойным, не дрожащим голосом:

- Ты все равно дорога мне... Кем бы ты ни была... Мне все равно, я просто хочу быть с тобой.

Теперь уже Кейри вздохнула с облегчением. Да, не стоит судить о человеке по длине его клыков, и, похоже, что Хезер понимала это.

- Расскажи мне немного о себе, - вампирша решила сменить тему разговора.

- Обо мне? - Хезер слегка помялась. - Ну, ничего особенного. Учусь в колледже, изучаю дизайн и моду. Думаю, я довольно талантливая... Недавно только начала учиться - на год запоздала, потому что мои... мои родители погибли в автокатастрофе... Больше в моей жизни никого не было... пока не появилась ты.

- Мне очень жаль. Я в каком-то смысле тоже осталась без семьи и без друзей. Я не помню о своей жизни до того, как меня обратили, не помню ни одного друга или родственника. Только имя и фамилию не забыла. Мой сир мертв. Сейчас могу назвать своими знакомыми только нескольких вампиров и одного гуля. Пока что еще рано считать их близкими друзьями - я с ними познакомилась-то всего несколько дней назад. Хотя некоторые из них здорово мне помогли, одному я даже жизнью обязана.

- А кто такой гуль?

- Ты помнишь, что случилось тогда в переулке? То "лекарство", которое я дала тебе, - это моя кровь. Теперь моя кровь смешалась с твоей, и ты стала гулем. Гуль - это человек, время от времени пьющий кровь вампира, с которым он связан. Когда вампир дает свою кровь смертному, между ними устанавливается тесная кровная связь. Если ты будешь пить мою кровь хотя бы раз в месяц, то ты не будешь стареть и станешь сильнее остальных людей.

- Здорово...

- Скоро рассвет, а днем я должна спать. Так что можешь пойти и погулять, если захочешь. Только, пожалуйста, не отдергивай штору - солнечный свет для меня смертелен. Если я попаду под прямые солнечные лучи, то мне крышка. Понятно?

- Понятно.

Еще чуть больше часа они разговаривали. Больше говорила Хезер - рассказывала о своей жизни. Кейри же была сравнительно немногословна - она не вдавалась в подробности вампирской жизни и тех приключений, которые ей довелось пережить в последние несколько ночей. Бруджа решила не рассказывать девушке и того, что рассказал ей самой Джек в ту первую ночь ее вампирской жизни. И на это была причина.

"Надеюсь, что я не совершаю роковую ошибку, и этой девушке можно доверять. Конечно, она не похожа на фанатку сериала "Баффи" и вряд ли устроит мне подлянку, но ведь я с ней фактически почти не знакома. Я на ее месте не причинила бы вреда своему хозяину-вампиру, но кто знает..."

Когда рассвело, Кейри легла на свою раскладушку, надеясь на то, что Хезер не причинит ей вреда - случайно или по злому умыслу. Сейчас девушка-гуль просто мирно сидела на стуле и смотрела телевизор - звук был очень тихим. С тревожными мыслями вампирша заснула.


День прошел без эксцессов. Когда Кейри проснулась, за окном уже почти стемнело. Хезер по-прежнему сидела на стуле, но только теперь уже клевала носом.

- Добрый вечер, Хезер, - вампирша протяжно зевнула и потянулась. Как и простая смертная, она должна была отойти ото сна.

- Привет, - подняла сонные глаза девушка. - Чем сейчас займешься? На охоту пойдешь?

- Ну, пожалуй, это мне не помешало бы, - Кейри уже действительно проголодалась. - Но у меня есть еще планы на ночь. Я должна смотаться в Даунтаун и сделать там кое-какие дела. Когда вернусь, не знаю. Ключи от квартиры я оставлю на тумбочке - настоятельно советую тебе сделать дубликат. Если хочешь, можешь сбегать к себе и взять необходимые вещи.

- Ты голодна?

- Да. Но ты не бойся за моего будущего донора - я не причиню ему серьезного вреда. Чтобы насытиться, я только отопью у него немного крови - мне этого вполне хватит.

- И он после этого... ну... станет вампиром?

- Вовсе нет. Только впадет в оцепенение и потом еще несколько часов будет слегка не в форме - вот и все.

- А если кто-нибудь увидит, как ты питаешься?

- Тогда у меня будут крупные неприятности. Раз реальны вампиры, то реальны и охотники на вампиров. И если люди узнают о нас - нам несдобровать.

- Значит, охота в городе опасна?

- Да.

- Ну, раз так, тогда отпей моей крови! - предложила Хезер.

- Ты готова добровольно подставить мне свою шею? - удивилась Кейри. - Ты мне доверяешь?

- Конечно.

- Спасибо, Хезер. Я предупредила тебя - у тебя несколько часов будет легкое недомогание. Советую тебе отоспаться, пока меня не будет, хорошо? Ты готова?

- Да, - Хезер наклонила голову вправо, подставив шею для укуса.

Кейри укусила очень аккуратно и отпила совсем немного крови. Затем она осторожно уложила впавшую в оцепенение Хезер на раскладушку.

После этого Бруджа собрала рюкзак, упаковав туда добытые на "Элизабет Дейн" документы и пакет донорской крови. Последний всегда мог пригодиться. Именно пакет крови спас вампирше жизнь на складе, когда ее ранил шабашевец.

Впрочем, поездка в Даунтаун на отчет к ЛаКруа вряд ли таила в себе какую-либо опасность - разве только дорожную аварию. Закрыв дверь, Кейри вышла из квартиры и отправилась в путь.

Глава 4. Убийца и жертва

Он долго к этому готовился, и вот сегодня, наконец-то, настала та ночь, когда его план воплотится в жизнь.

Он тщательно планировал каждый шаг, обдумывал каждую деталь.

Он досконально изучил план особняка на Голливудских холмах. Теперь ему были известны все потайные ходы, все хитроумные ловушки.

Да, он очень серьезно подошел к делу. Вот только пока в механизме его смертоносного плана до сих пор недоставало одной маленькой шестеренки. Но сегодня и она встанет на свое место, и механизм заработает.

Этой ночью Алистер Граут, Первородный клана Малкавиан, встретит свою Окончательную Смерть.


- Добрый вечер, мисси, - поприветствовал Кейри толстый охранник. - Снова на встречу с мистером ЛаКруа?

- Да, верно.

- Да, он велел мне отправить вас наверх, как только появитесь. Много народу приходит увидеться с мистером ЛаКруа. Славный парень. Хотя, кажется немного, ну, как сказать, особенным. Интересно, может он... а, это его дело.

- Как жизнь, Чурбанк?

- А, ну это, удерживаю нежелательных снаружи, а невинных - в безопасности и под охраной. Я - тонкая синяя линия, отделяющая психов от трудящегося порядочного народа. Да, пока я здесь, мистеру ЛаКруа не о чем беспокоиться.

- Уверена, он ценит, как ты здесь охраняешь его. До встречи, Чурбанк.

Кейри пошла к лифту.


Помимо ЛаКруа и Шерифа в кабинете Принца находилось еще несколько Сородичей. Эти вампиры не были знакомы Кейри. Все они были одеты в строгие деловые костюмы - среди них Бруджа в своей растаманской одежде выглядела белой вороной. Принц что-то говорил и жестикулировал руками, а затем незнакомые вампиры развернулись и не спеша, важной походкой направились к выходу, не обращая внимания на Кейри, словно ее здесь и не было.

Когда дверь за ними захлопнулась, вампирша подошла к ЛаКруа.

- У меня нет времени на монологи, - строгим голосом начал он. - Опиши увиденное вкратце.

- Все на борту были жестоко убиты. Выживших нет.

- А что насчет Анкарского саркофага - что с ним? - ЛаКруа встревожился, но, похоже, что вовсе не из-за гибели людей.

- Вся палуба вокруг него залита кровью, а контейнер, в котором перевозился саркофаг, разворочен. Похоже, что кто-то пытался добраться до содержимого.

- Добраться до содержимого? Ну, не будем делать поспешных выводов. Дай мне судовую декларацию и отчет - я разберусь с этим позже.

Кейри скинула со спины рюкзак, достала документы и подала их Принцу. Вентру положил их на свой рабочий стол.

- Когда заходила, ты могла обратить внимание на покидающую кабинет процессию изнеженных белоручек.

- Да, а кто они такие?

- Это Первородные, главы городских кланов - весьма неприятная компания, всецело преданная делу сохранения собственной шкуры. Именно поэтому они и явились. Похоже, Алистер Граут, Первородный Малкавианов, либо разучился пользоваться телефоном, либо пропал. Каждая мелкая проблема - песчинка, каждую ночь я наследую пустыню... Шабаш давно не давал о себе знать, и его появление сделало Первородных нервными. Особняк Граута - на Голливудских холмах. Вытащи Граута из той щели, где он прячется, и заставь его связаться со мной.

- Блин, что за очередная пустая трата моего времени...

- С какой бы проблемой ко мне ни пришли, с ней надо разбираться. Это совершенно незначительные, но трудоемкие мелочи, отравляющие мою ночь - вот почему, когда я даю тебе элементарное поручение, я хочу слышать лишь неподдельное рвение в твоем голосе, ясно?

- Но какая мне выгода? Я решаю вашу проблему - что я за это получу?

- Мою благодарность. Она много значит в этом городе.

- Меня достало выполнять приказы! Не понимаю, почему я вообще тебе подчиняюсь! - Кейри перешла на "ты". Сейчас она была настроена весьма агрессивно - даже присутствие в кабинете Шерифа уже не смущало ее.

- Я поручаю тебе задание, которое невозможно провалить. Жест доброй воли, - было видно, что и сам ЛаКруа вот-вот сорвется - дерзость молодой Бруджи действительно разозлила его, хотя он и пытался не подавать вида. - Это твой шанс восстановить утраченное доверие - настоятельно советую тебе согласиться.

- А я настоятельно советую тебе пойти в задницу! Я ухожу отсюда.

- Иди и найди Граута.

- Я пойду и найду Граута.

- Да, о Грауте. Как я сказал, Граут - Первородный Малкавианов... Его поведение весьма эксцентрично - и это еще мягко сказано. В последнее время у него развились параноидальные наклонности. Возможно, придется заглянуть под кровати, чтобы найти его.

- Перед тем, как уйти, можно вас кое о чем спросить?

- Полагаю, я могу уделить пару секунд...

- Расскажите мне о себе.

- Это общеизвестно. Я родился в Кале, во Франции, более двухсот лет назад. Окончив Королевскую Военную академию, вступил в ряды армии Наполеона. Вскоре после битвы при Ватерлоо я был обращен одним бельгийским аристократом. С тех пор я научился кое-чему у некоторых из величайших Сородичей Европы и занимался укреплением власти Камарильи на новых территориях. В тысяча девятьсот тридцатом году я прибыл в Америку и занялся укреплением власти в Нью-Йорке. А вскоре направился на Запад, чтобы предъявить свое право на эти земли.

- Вы - Вентру?

- Да, но я не принижаю значения прочих кланов - все они в равной степени важны для поддержания основ Камарильи. Старейшины кланов, Первородные, - мои советники. Хотя они представляют скорее свои собственные интересы, нежели интересы кланов. Они находятся у власти, но слишком боятся последствий, чтобы воспользоваться ею. Но, так или иначе, мне иногда требуется их совет. В наш век информации, видеозаписей и оружия массового поражения Камарилья еще более необходима, чем раньше. Единственная альтернатива повальной секретности - это вымирание. Пока существует Камарилья, существует и общество Сородичей.

- А что вы думаете о Шабаше?

- Каждый раз, когда просыпаешься, благодари судьбу, что тебя не обратил один из них, иначе тебе пришлось бы проснуться под землей... и прорывать себе путь наверх к недолгому, кровавому и жестокому существованию. Дикари... кровожадные, безответственные варвары.

- Вы знакомы с Бэккетом?

- Тебе довелось с ним встретиться?

- Да, после того, как я взорвала склад.

- Да, он был так любезен, что объявил мне о своем присутствии в городе. Общество Сородичей превозносит его - в основном. Бэккет - это известный ученый, но, кроме того, он - одинокий волк, преданный лишь своим ученым изысканиям.

- А с Джеком?

- Джек... ммм... - ЛаКруа замялся. - Он - просто стихийное бедствие, физическое проявление хаоса. Стоит ему появиться в чьем-либо городе, как вскоре он уже смеется над принесенными с собою несчастьями. Головная боль любого Принца.

- А эта гор... Шериф?

- Он - мой Шериф. Если возникает проблема, которую невозможно решить разговорами, то я посылаю его. Чем реже его видишь - тем лучше.

- А почему он не разговаривает?

- Ему еще до Становления вырезали язык. Я подобрал его в Африке около ста лет назад.

- Ясно. Ну, я, пожалуй, пойду искать Граута...

- А, чуть не забыл... Вот, ключи от твоей новой квартиры - апартаменты "Скайлайн", квартира четыре. Так ты будешь поближе к Башне Вентру, да и сама квартира получше предыдущей.

- Спасибо... - для Кейри это оказалось весьма приятной неожиданностью.

- Служи мне дальше, и ты многого добьешься, - сагитировал ее ЛаКруа.

- Ладно, там видно будет...

Положив ключи в карман джинсов, Кейри вышла из кабинета Принца и отправилась на поиски Алистера Граута.


Ворота, отгораживающие внутренний двор особняка Граута, не были заперты, поэтому Кейри беспрепятственно смогла пройти на частную территорию Первородного Малкавианов. Ее взору предстало великолепное трехэтажное деревянное здание с высокой башней. Определенно, предводителям кланов Камарильи полагалось жить в роскоши, чего нельзя сказать о простых бессмертных вроде Кейри.

Вампирша сделала несколько шагов, но тут дубовые двери особняка отворились, и во двор вышел Найнс Родригез. Он недоумевающим взглядом уставился на Кейри.

- Ты... - он замялся. - Что ты здесь делаешь?

- Я могу спросить у тебя то же самое... - для девушки появление Найнса тоже оказалось сюрпризом.

- Нет...

- Этот вопрос не был рассчитан на "да" или "нет"...

- Тебе надо убираться отсюда. Тут все погано. Э... Извини.

"Вот же дерьмо! И во что меня опять втянул этот проклятый ЛаКруа!?"

- Почему? Что там внутри?

Ответа не последовало - Найнс просто молча побрел прочь.

Умом Кейри понимала, что что-то тут не в порядке. Разум подсказывал Брудже последовать совету Найнса и убраться отсюда подальше. Но, стоило ей только принять это, возможно, спасительное решение, как в ее мозгу как будто что-то переклинило. "Я должна выполнить задание и найти Граута" - эта навязчивая мысль тут же возникала в голове молодой вампирши. И ей невозможно было сопротивляться.

Невзирая на возможную неведомую опасность, Кейри открыла дверь и вошла внутрь особняка.


Кейри осмотрелась. Пока что не было никаких тревожных признаков.

"Тут все погано" - эти слова звучали у нее в голове, заставляя держать ухо востро. Найнс Родригез, опытный вампир-Бруджа, настоятельно посоветовал ей уйти. Значит, тут действительно что-то не так.

Покрытый крупной каменной плиткой пол напоминал большую шахматную доску, и на нем Кейри чувствовала себя пешкой, втянутой в опасную игру. И, фактически, так оно и было. Уж кого угодно, а ее ЛаКруа, не задумываясь, пустил бы в расход.

Впрочем, Бруджей овладело любопытство. Ей стало интересно узнать, что же тут произошло такого, что напугало самого Найнса. Она прошла в следующее помещение.

И тут же остолбенела от ужаса.

Плиточный пол коридора весь был покрыт недавно пролитой кровью. А рядом лежало три тела. Вернее, то, что от них осталось. Конечности мертвецов были вывернуты под неестественными углами, животы разорваны, внутренности разбросаны по полу. Один труп был разорван надвое. Их плоть еще не остыла - зверское убийство произошло не более часа назад.

Но это еще полбеды. Помимо крови и изувеченных трупов на полу было еще кое-что. Слизь. Та самая слизь, которую Кейри видела на "Элизабет Дейн", но только намного более свежая, еще не успевшая подсохнуть.

Тварь, убившая команду корабля, совсем недавно побывала здесь.

Вероятно, на этот раз ее жертвами стали гули Алистера Граута. Существо просто-напросто разорвало их, словно тряпичных кукол.

Вот теперь Кейри ощутила настоящий страх. Да, вампирша желала уничтожить неведомое чудовище, но сейчас встреча с ним была бы последним, чего ей хотелось при сложившихся обстоятельствах. Нож и револьвер - слабое оружие против существа, способного с легкостью рвать плоть.

"Черт, надо сматываться отсюда!"

"<Нет, я должна найти Граута!"

Кейри свернула в узкий коридор направо. Он был забаррикадирован сваленной в кучу мебелью, так что Брудже пришлось пробираться через эту преграду. За ней находилась еще одна дверь, и Кейри вошла в следующее помещение.

Монстр побывал и здесь, о чем свидетельствовал еще один обезображенный труп убитого гуля. Эта комната, похоже, представляла собой большую библиотеку - у стен стояли книжные стеллажи высотой по три метра. А на одной из стен имелись какие-то рычаги.

Кейри подошла поближе и обратила внимание на листок бумаги, лежавший на небольшом журнальном столике. Бруджа взяла его в руки и прочитала написанный аккуратным почерком текст.

"Внимательность формирует Разум и правит Временем. Однако Время разрушительно действует на человеческую Внимательность и деформирует Разум. Разум капризен, он оказывает различные эффекты на Внимательность и Время... Лишь в гармонии можно продвинуться дальше".

- И к чему все это? - Кейри задала вопрос самой себе.

А затем она повнимательнее присмотрелась к рычагам. Под каждым из них имелась бронзовая табличка, на которой было выдавлено изображение. У каждого рычага был свой рисунок - мозг, песочные часы и глаз. Разум, время и внимательность.

"Ага, значит, тут какая-то загадка!" - догадалась Кейри.

Значит, ей надо дергать за эти рычаги. Да, прямо как в каком-то приключенческом фильме. Главное, чтобы это не оказалось ловушкой.

Сначала Кейри дернула рычаг, соответствовавший внимательности, затем времени и, наконец, разуму.

И тут до ее ушей донесся звук открывающейся двери.

Чисто инстинктивно Кейри отскочила от стены с рычагами, но ничего страшного не произошло. Она не активировала какую-то смертельную ловушку, а, по-видимому, просто открыла потайной ход. Вампирша осмотрелась. В библиотеке ничего не изменилось, да и звук исходил, скорее всего, из коридора с трупами гулей. Стало быть, Брудже надо вернуться и осмотреть этот коридор повнимательнее.

Снова пробравшись через баррикаду из мебели (которая, кстати, могла лишь задержать непрошенного гостя, но уж никак не остановить его), Кейри вновь оказалась в коридоре с покрытым слизью и кровью полом. Она внимательно присмотрелась к стенам - и заметила вход в еще один коридор, которого раньше не замечала. В конце этого нового коридора была двустворчатая дубовая дверь. Кейри осторожно прошла по коридору, будучи готовой в любой момент резво отскочить назад, однако ее опасения опять оказались напрасными. Бруджа открыла дверь.

В большом зале, освещенным красными лампами, царил настоящий погром. Мебель была сломана в щепки и беспорядочно разбросана вперемешку с растерзанными телами гулей. Стены и пол были залиты кровью, хотя своеобразное освещение зала делало эту жуткую деталь несколько менее заметной. Но внимание Кейри привлекло не это, а крутая лестница, идущая вверх и упирающаяся прямо в потолок, расположенный в пяти-шести метрах от пола. А на стене был еще один рычаг, замаскированный под подсвечник. На сей раз вампирша без особых колебаний дернула за этот рычаг. Как она и ожидала, в потолке открылся потайной люк - лестница вела на второй этаж.

А вот подняться наверх оказалось довольно трудно - ступеньки, мало того, что высокие и узкие, были еще и очень скользкими. Их покрывала та же странная слизь. С каждым шагом Кейри рисковала поскользнуться, упасть и переломать себе все кости. Но, к счастью для девушки, подъем на второй этаж не привел к падению и увечьям. Пусть они и зажили бы через несколько минут, Брудже не слишком-то хотелось оказаться, хоть и на короткое время, совершенно беспомощной. Все говорило о том, что в этом особняке опасно.

На втором этаже пол также был покрыт крупной черно-белой плиткой, но только стены были оклеены бежевыми обоями. Здесь, как и на первом этаже, Кейри нашла слизь, кровь и трупы гулей. Монстр побывал и тут.

Осторожно пройдя через несколько комнат и коридоров, Кейри наткнулась на винтовую лестницу, ведущую наверх. Ну что же, придется подняться по ней - все равно Граута в осмотренных помещениях не оказалось. Через несколько витков Кейри оказалась в очередном коридоре. Но пол уже был дощатым, а стены по бокам имели окна, из которых открывался живописный вид на Голливудские холмы. Вампирша прошла по этому коридору и наткнулась на еще одну винтовую лестницу - только эта вела вниз.

Кейри спустилась, снова оказавшись на втором этаже. Немного побродив, она наткнулась на освещенный зелеными лампами зал. Как и в красном зале на первом этаже, здесь по всему помещению были разбросаны обломки мебели и куски разорванных тел. Пройдя зал, Кейри свернула направо, прошла по короткому коридору и очутилась в зале с камином. На первый взгляд это помещение показалось вампирше тупиковым, и она уже хотела повернуть назад, но ее взгляд остановился на небольшом округлом выступе на камине.

"Кнопка?"

Предположение Кейри подтвердилось - стоило ей нажать на кнопку, как задняя стенка камина стала медленно подниматься вверх, открывая проход в следующее помещение. Но, как только Бруджа на корточках попыталась пройти через этот потайной ход, стена стала медленно, но неумолимо опускаться вниз. Кейри прошмыгнула через проход, не дожидаясь, пока ее расплющит в лепешку. По ту сторону потайной ход выглядел точно так же - камин с малозаметной кнопкой.

Пройдя еще немного, Кейри попала на второй этаж библиотеки. Свесившись через перила, Бруджа увидела знакомые книжные стеллажи. А вскоре она нашла еще один журнальный столик с запиской:

"Хаос, подобно Разуму, можно постичь лишь посредством научного процесса. Порядок, однако, ничем не хуже внимательности. Время - тот Ключ, что связывает то и другое и свидетельствует об их приливах и отливах".

Рычаги с бронзовыми табличками, изображавшими идущие от одной точки в разные стороны стрелки, ключ и весы прилагались.

"Да уж, не зря Малкавианов прозвали Психами!" - подумала Кейри. - "Это ж надо такую хрень замутить!"

Сначала у нее было непреодолимое желание подобрать нужную комбинацию методом "научного тыка", но, опасаясь возможных ловушек, Кейри все-таки немного поразмышляла над загадкой, а затем по очереди дернула рычаги - стрелки, весы и ключ. Как она и надеялась, открылся очередной потайной ход - на сей раз отодвинулся книжный стеллаж на первом этаже библиотеки, до этого скрывавший проход в коридор. Кейри ловко спрыгнула вниз.

Этот новый коридор разительно отличался от тех, которые Кейри уже успела пройти. Его пол и стены представляли собой голый серый камень - намека на отделку не было и в помине. Этот коридор через несколько метров свернул направо, открыв взору вампирши небольшой круглый зал.

А также Кейри услышала гудение электричества. Под потолком висела кольцевидная металлическая конструкция, из которой в покрытый железными листами пол били синие разряды искусственных молний. В противоположной стене виднелся проход в следующие помещения, но Бруджа предпочла не лезть на рожон. Кейри понимала, что проскочить, не попав под разряд, даже используя Стремительность, вряд ли получится. Она не знала, насколько сильными были эти разряды, и вовсе не собиралась испытывать их на своей собственной шкуре. К тому же пол явно был очень скользким - из-за той же пресловутой слизи. Еще одним подтверждением того, что тварь побывала здесь, было изувеченное тело гуля, валяющееся на полу. Хотя оно и было уже обуглено током, сквозная дыра в груди свидетельствовала о том, что несчастного убил вовсе не разряд. Присмотревшись повнимательнее, Кейри заметила на стене булыжник, немного отличавшийся по цвету от других камней. Она надавила на этот камень - и разряды прекратились, хотя кольцевидный агрегат и продолжил предостерегающе гудеть. Одним стремительным рывком Бруджа пересекла зал и буквально влетела в следующее помещение - и в ту же секунду агрегат вновь начал порождать смертоносные разряды электричества. Было ли это связано с тем, что Кейри уже миновала опасное место, или же ток отключался лишь на несколько секунд и вновь включался независимо от того, преодолел ли гуль или вампир опасный участок, - этот вопрос девушка решила оставить без ответа.


В новом коридоре, очень похожем на предыдущий, Кейри почти сразу заметила рычаг на полу и потянула за него. Стена в конце коридора отодвинулась, пропуская вампиршу в уже знакомое ей красное помещение.

- Вот же дерьмо! - не удержавшись, вслух выругалась Бруджа. - Я что, мать вашу, все это время ходила кругами!?

Конечно, на этот вопрос некому было ответить - кроме Кейри и растерзанных гулей в зале никого не было. Уже почти отчаявшись, вампирша хотела было повернуть назад, но тут часть стены отодвинулась, открыв очередной потайной ход.

- Да, стоит мне как следует разозлиться, и все заработает!

Она прошла в новое помещение, чем-то похожее на операционную. Освещение здесь тоже было красным, шахматный пол и стены, как и везде, были покрыты слизью и кровью, трупы гулей тоже прилагались. Вот только вместо обычной мебели здесь стояли операционные столы и медицинские шкафы. Они почти не пострадали от погрома. Также Кейри заметила холодильник. Из любопытства открыв его дверцу, вампирша наткнулась на первый за эту ночь приятный сюрприз - четыре пакета с кровью. Не задумываясь, Бруджа побросала их в рюкзак - пригодятся.

В другом конце "операционной" имелась лестница, ведущая вниз, в подвал. Кейри прошла туда и оказалась в коридоре с зеленым освещением и несколькими дверями. Немного поплутав здесь и побывав в нескольких тупиковых помещениях, вампирша набрела на новый коридор - узкий каменный мешок. Продвигаясь по нему, Кейри увидела еще пару трупов. Коридор, как ей сначала показалось, заканчивался тупиком, однако первое впечатление оказалось обманчивым. Часть потолка в конце коридора отсутствовала, но зато были деревянные балки, по которым можно было бы осторожно взобраться наверх.

Так, вот еще одна комната с зеленым освещением.

"Определенно, у Малкавианов весьма своеобразное представление о домашнем уюте" - подумала Кейри.

Ее настороженность никуда не пропала - в этом помещении находился еще один убитый гуль. В любой момент Бруджа могла наткнуться на загадочное существо, которое, возможно, могло бы увидеть в вампирше очередную жертву. Перспектива закончить свою вторую жизнь в схватке с неведомой тварью казалась Кейри малопривлекательной. Девушка осторожно поднялась наверх по очередной лестнице.

Однако в следующей комнате не было ни слизи, ни крови, ни трупов. Если, конечно, не считать мертвой женщины в платье, заключенной в прозрачный сосуд с формалином, стоящий посреди помещения. У стен было еще шесть маленьких сосудов с формалином, вмещавшие человеческий мозг, плюшевого медвежонка, алую розу, часы, открытку и черно-белую фотографию. Последняя изображала возлюбленную пару - молодого мужчину в строгом деловом костюме и женщину. Ту самую женщину, тело которой сейчас было законсервировано в формалин. Что-то подсказывало Кейри, что мужчина на фотографии - Алистер Граут. А мозг принадлежит женщине. Судя по всему, вампир питал к ней особые чувства. Вполне возможно, что это была его возлюбленная, смертная женщина, которая умерла по неизвестной Кейри причине. А Граут не пожелал с ней расставаться и сохранил ее тело в растворе формальдегида.

Дверь в следующую комнату оказалась запертой. Но Кейри уже по опыту догадывалась, что должен быть способ ее открыть. Она решила повнимательнее осмотреть комнату с сосудами. Повернувшись лицом к двери, через которую она попала в это помещение, Кейри заметила старый патефон с установленной на него черной пластинкой. Раньше вампирша не обратила на него внимания, но сейчас она решила включить этот древний проигрыватель. Раздался приятный медленный старый вальс, хотя и с небольшим потрескиванием - патефон, как-никак, был, наверное, намного старше Кейри. А через несколько секунд двустворчатая дверь в следующую комнату сама открылась, дав Брудже возможность пройти дальше.

Эта новая комната, по всей видимости, представляла собой спальню - помимо нескольких шкафов и тумбочек, здесь стояла широкая двуспальная кровать.

А на кровати лежала горстка пепла. Постельное белье под ней было опалено, а в матрац вбиты несколько деревянных кольев. Пепел, несомненно, принадлежал Сородичу. Вероятнее всего, Алистеру Грауту. Кто-то убил его, причем с особой жестокостью. Как Кейри было известно, один удар колом, даже в сердце, не может погубить вампира - но может обездвижить, сделав его совершенно беззащитным. И вот убийца, пригвоздив свою жертву к кровати, нанес ей еще несколько ударов, тем самым добив ее. Несколько глубоких колотых ран вполне могут привести к гибели вампира. К тому же некоторые из них, судя по дырам на матраце, наносились отнюдь не в жизненно важные органы - убийца вонзал колья в руки и ноги жертвы, явно получая извращенное удовольствие от процесса умерщвления вампира.

Кейри уже хотела повернуть назад, чтобы покинуть особняк, превратившийся в кровавую бойню, как вдруг здание содрогнулось, а в уши ударил грохот - как будто в особняке что-то взорвалось. Из спальни можно было выбраться двумя путями - через уже знакомую дверь или же через такую же дверь напротив. Инстинкт самосохранения подсказывал, что первый способ безопаснее, так как он уже проверен, ведь Кейри не знала, с чем она может столкнуться по ту сторону альтернативного выхода. Бруджа уже было развернулась к проверенной двери, как вдруг оказалось, что она закрыта! Кейри попыталась открыть ее, но безуспешно. Вампирша не стала пытаться выломать дверь - даже Могущество вряд ли помогло бы ей сокрушить толстый массив из натурального дуба. А это означало, что ей придется искать выход из особняка через ту непроверенную дверь. К счастью, она легко отворилась.

Кейри очутилась на узком балконе, на высоте примерно пяти метров над шахматным полом. Внизу бушевало пламя пожара. А напротив был такой же балкон. На нем стоял рослый мужчина лет пятидесяти в темно-сером плаще. Хотя между ним и Кейри было не менее двадцати метров, острое зрение вампирши прекрасно различало свирепый блеск в его глазах. Он смотрел прямо на нее.

- Граут, склонись и будь очищен пламенем! - казалось, что незнакомец выкрикивал каждое слово по отдельности. Его речь чем-то напоминала собачий лай. Тон у него был более чем агрессивным.

- Я не Граут! Ты его уже убил! - Кейри была почти уверена в том, что перед ней убийца Первородного Малкавианов, и от этого ей стало слегка не по себе.

- Граут умер!? - незнакомец явно был удивлен. - Жаль, что не от моей руки! Неважно - скоро ваши самозваные короли и ложные пророки и все прочие, отмеченные знаком Зверя, будут стерты с лица земли Пришествием Господним!

- Да кто же ты такой, черт тебя подери!?

- Пока будешь гореть, скажи им, что твою проклятую душу отослал в геенну огненную Грюнфельд Бах! Все посланцы Сатаны вернутся туда, откуда пришли! - незнакомец развернулся и побежал вдоль балкона, выкрикивая на бегу: - Пусть эта праведная демонстрация послужит предостережением всем, кто служит Архидьяволу ЛаКруа! Я иду за тобой, ЛаКруа! Силой Господней я очищу твою черную душу! - с этими словами он скрылся из виду.

Кейри оказалась в почти безвыходном положении. Вернуться назад она не могла, а внизу бушевало пламя. Балкон был безопасным местом - но только пока. Через несколько минут огонь доберется и сюда, и тогда Бруджа окажется в смертельной ловушке. В отчаянии Кейри перегнулась через перила и посмотрела вниз - и тут у нее появилась надежда на спасение: некоторые участки пола были свободны от огня, и, помимо этого, из зала выходил коридор, в котором, на первый взгляд, было относительно безопасно! Конечно, Кейри не могла знать, куда он ее приведет, но другой альтернативы, кроме как сгореть живьем, у нее не было. Мысленно попросив у судьбы удачи, вампирша спрыгнула вниз, метя в свободный от ревущего пламени участок пола.

Кейри приземлилась в опасной близости от огня. Жар пламени обжег ей кожу, заставив отпрянуть в сторону. Сквозь пляшущие в безумном танце смерти языки пламени трудно было различить окружающую обстановку, но, к счастью для Кейри, спасительный проход в коридор был свободен от огня. Вампирша ворвалась в этот коридор и оказалась в большой комнате.

Здесь, как и в большинстве помещений особняка, царил полный погром - мебель, уже охваченная пламенем, была сломана или как минимум перевернута, а на полу лежали три трупа. Два из них явно принадлежали гулям, а вот третий... По всей видимости, это был смертный, и от него, помимо ни с чем не сравнимого запаха свежей, пролитой несколько минут назад крови, исходил аромат мирры. В сведенной предсмертной судорогой руке он сжимал окровавленный кинжал. На телах гулей были глубокие раны, нанесенные, судя по всему, таким кинжалом. Они убили друг друга в смертельной схватке.

Кейри пришла к этому выводу за те несколько секунд, пока ее взгляд лихорадочно искал выход из горящего помещения. Ей некогда было внимательно осматривать тела - инстинкт самосохранения взял верх над присущим Брудже любопытством. Если она не найдет выход, то скоро ее тело, как и тела тех троих, превратится в пепел.

Выход был слева. Кейри пинком распахнула двустворчатые двери и со всех ног побежала по лестнице, активировав Стремительность. И у нее была более чем веская причина для такой спешки: на лестницу была положена ковровая дорожка, и скоро пламя должно было перекинуться на нее. Так и произошло - огонь буквально гнался за Кейри по пятам. Бруджа ласточкой взлетела наверх и оказалась на балконе - на том самом балконе, на котором пару минут назад стоял Бах. А в конце этого балкона была дверь.

"Только бы она была открыта!"

Но, похоже, Бах действительно позаботился о том, чтобы вампирша не смогла отсюда выбраться - дверь оказалась запертой!

- Сука!!! - ругательство было адресовано Грюнфельду.

"Так, не впадай в панику, Кейри! Ты еще и не из такой жопы выбиралась!" - подбадривала она себя.

Пускай в этом особняке и было много потайных ходов, но эта дверь и запиравший ее замок выглядели, на первый взгляд, вполне бесхитростно. И Кейри решила воспользоваться уже проверенным средством - выбить замок выстрелом из револьвера. Это ей удалось лишь с третьего выстрела. Более того, дверь от жара перекосилась, и открыть ее оказалось непросто. Не владей Кейри Могуществом, эта задача и вовсе могла бы стать для нее непосильной. Когда Бруджа проникла в следующий коридор, пламя уже успело обжечь ей спину - кожа покраснела и покрылась пузырями, причиняя сильную боль. А рюкзак и вовсе уже горел, так что пришлось его сбросить. Несколько пакетов с донорской кровью пропали.

В конце коридора была дверь, и Кейри со всех ног помчалась к ней, соревнуясь в скорости с огнем - ковровая дорожка и бумажные обои способствовали его быстрому распространению. К счастью, эта дверь не была заперта на замок - одним рывком вампирша распахнула ее и влетела внутрь небольшой комнаты. Она захлопнула дверь. Пол в этой комнате был покрыт знакомой каменной плиткой. Языки пламени пролезали в щель под дверью, словно пытаясь добраться до Кейри.

Но радоваться было рано. Эта комната оказалась тупиковой. Выбраться из нее можно было лишь одним способом - через окно. Окно, на которое была поставлена металлическая решетка. Но это был единственный выход. Чтобы хоть как-то ослабить один из прутьев решетки, Кейри расстреляла в него все оставшиеся патроны. А затем, активировав Могущество, изо всех сил принялась бить по нему кулаками. Конечно, металл оказался намного прочнее, нежели сухое дерево или кости смертных, и неистовые удары стоили Брудже ободранных до костей пальцев, но, невзирая на боль, она продолжила предпринимать попытки сломать прут.

А дверь, отгораживающая ее от ревущего пожара, уже предостерегающе трещала. Скоро она сгорит, и тогда уже огонь перекинется на мебель в комнате, и Кейри попадет в смертельную западню.

С отчаянием обреченной вампирша продолжала наносить удары по решетке - и, в конце концов, стальной прут поддался. Вцепившись в него руками, Кейри расширила лазейку. Если она не застрянет, то сможет выбраться из горящего особняка через окно - пусть при этом ей и придется спрыгнуть с двадцатиметровой высоты. Кейри с трудом протиснулась через сломанную решетку, в кровь раздирая кожу искореженным железом. Как только она приготовилась спрыгнуть вниз, огонь уничтожил дверь, все это время защищавшую Бруджу, и буквально ворвался внутрь комнаты. Кейри не столько спрыгнула сама, сколько была выброшена потоком раскаленного воздуха.

Приземлилась она не слишком удачно, сломав несколько ребер и правое плечо, а также подвернув правую ногу. Ей было больно, но Кейри благодарила судьбу за то, что вообще осталась жива. Языки пламени уже вовсю вырывались из окна, откуда только что выпрыгнула девушка. Весь особняк был объят ревущим пламенем. Скоро оно его полностью уничтожит.

Кейри с трудом поднялась на ноги и, прихрамывая, побрела прочь от этого страшного места, едва не ставшего для нее погребальным костром. Ожоги, раны и сломанные кости давали о себе знать, с каждым движением отзываясь мучительной болью. Но Кейри гораздо больше волновало другое.

"Неужели он это сделал!?"

Алистер Граут погиб не от руки Баха. Загадочная тварь, перебившая гулей, тоже не могла стать его убийцей, так как не добралась до спальни. Оставался только Найнс Родригез. Кейри не хотела в это верить, но факты говорили сами за себя. Найнс посоветовал Кейри уйти по той простой причине, что не хотел, чтобы она увидела то, что он сделал - ему не нужна была свидетельница преступления.

"Как он мог!?"

Именно это больше всего мучило Кейри. Пусть он и ненавидит Камарилью, но ведь нельзя же убивать кого-то просто за то, что он состоит в неугодной тебе фракции! Бруджу не волновало то, что Бах тоже наверняка выбрался из горящего дома и вряд ли успел далеко отойти. Она даже не смотрела по сторонам, хотя терять бдительность ей не следовало - незнакомец мог быть где-то поблизости, а в том, что он желал ей смерти, сомнений не было. Кейри просто тупо брела по шоссе. Когда ее ожоги более-менее зажили, она стала ловить попутку до Даунтауна - к счастью, деньги она хранила не в погибшем рюкзаке, а в кармане джинсов.


Меньше чем за час Кейри добралась до Башни Вентру. И, как всегда, в холле она наткнулась на толстого охранника.

- Вечер добрый, - поприветствовал он. - Что-то горит? Пахнет так, словно кто-то гамбургеры спалил...

- Не обращай внимания, - отмахнулась Кейри. - Мне надо увидеться с ЛаКруа.

- А, конечно, я вызову лифт.

- Спасибо.

Когда вампирша уже подходила к лифту, до ее ушей все еще доносился мечтательный голос Чурбанка:

- О боже, может, сбегать за одним из тех двойных гамбургеров... с луком, сыром, ветчиной и соусом гуакамоле...

Да, от нее действительно пахло жареным мясом. Если быть точнее, ее обгоревшей плотью. Хотя ожоги уже успели зажить, запах насквозь пропитал одежду, напоминая Кейри о той страшной участи, которой она чудом избежала. Наверно, на месте особняка Граута сейчас осталось лишь пепелище. Безопасное и простое на первый взгляд задание едва не стоило Кейри жизни.


- Граут все еще не связался с Первородными, - голос ЛаКруа звучал довольно сурово. - Я полагаю, ясно дал понять, что тебе не стоит возвращаться, пока мы не получим от него вестей.

- Граут мертв, - бесстрастно ответила Кейри.

- Граут мертв!? Как!?

- Так. А этот тип - Бах - поджег его особняк. Чуть меня не спалил. И, похоже, он серьезно вас ненавидит.

- Бах! - Принц переменился в лице - впервые Кейри заметила, что он неподдельно встревожен и... напуган? - Каждый раз, когда я думаю, что он потерял след... Значит, Бах убил Граута, чтобы выманить меня...

- Нет. Похоже, что кто-то его опередил.

- Бах - охотник. Они преследуют и убивают нас, чтобы ублажить своего бога. Но, как и у большинства смертных, их так называемая вера - не что иное, как средство удовлетворить жажду убийства. Кто тогда мог убить Граута!?

- Понятия не имею.

Кейри решила не выдавать Найнса. Как-никак, она была дважды обязана ему жизнью. Молодая вампирша еще плохо знала Закон Камарильи, но она догадывалась о том, что обвинение в убийстве могло бы доставить Найнсу серьезные неприятности. Она с ним еще поговорит, но пока что ЛаКруа не узнает, кто убил Граута.

Вентру пристально посмотрел в глаза Бруджи:

- Скажи мне, кто убил Граута.

- Найнс Родригез.

"Черт! Что же я наделала!? Я ведь не хотела этого говорить!"

- Посмотри на меня. Это действительно был Найнс Родригез? Ведь если да, то последствия... Ты понимаешь, к чему это может привести? Ты хоть немного понимаешь?

- Ну, так скажите мне, Мистер Драма, - с горькой иронией ответила Кейри.

- Я рад, что ты находишь это забавным. В обычных обстоятельствах я бы немедленно объявил на убийцу Кровавую Охоту. Но... Анархи этого города воспримут подобные действия как объявление войны. Мне не нужна война с ними. Для принятия этого решения понадобится время. Мне надо посовещаться с Советом Первородных.

Кейри испытала неподдельное облегчение. Стало быть, у нее еще есть время, чтобы поговорить с Найнсом и предупредить его о грозящей опасности. Кейри не знала, что такое Кровавая Охота, но за этим зловещим названием явно не таилось ничего хорошего.

- А пока я принял решение по поводу Анкарского саркофага, - продолжил ЛаКруа. - Я полагаю, что ради безопасности жителей Лос-Анджелеса мы должны поместить саркофаг под надзор Камарильи до тех пор, пока не прояснится вопрос о его содержимом. Тебе уже удалось доказать свою незаменимость, так что я доверяю доставку саркофага тебе. Его без лишнего шума отвезли в Музей Естественной Истории пару часов назад. В половину второго ты должна быть там. Рядом с музеем будет еще несколько Сородичей, они дадут тебе дальнейшие указания.

- Подождите...

- Дай мне закончить, - бесцеремонно перебил ее Принц. - Согласно судовой декларации с "Элизабет Дейн", на борту была небольшая коробка с этих же раскопок, но она помечена как пропавшая. Смотри внимательно - возможно, ее проглядели. Жизненно важно, чтобы мы получили саркофаг в течение ближайших нескольких часов.

На сей раз Кейри решила не отказываться - все равно Вентру найдет способ заставить ее выполнить задание. К тому же, учитывая, что в саркофаге может находиться Патриарх, было бы крайне нежелательно, чтобы смертные добрались до него первыми. Действительно, в данной ситуации было бы лучше, чтобы саркофаг оказался под присмотром Сородичей. Но за спасибо Кейри работать не собиралась.

- Мне нужны деньги. Эта грязная работа меня разорила.

- Вот, сегодня я щедр, - ЛаКруа достал из ящика и подал Кейри небольшую пачку денег.

- Ладно, я, так и быть, займусь этой хренотенью. О, кстати, вы знаете Баха?

- Я уже более века связан с этой семейкой. Примерно сто лет назад его дед, член Общества Леопольда, преследовал меня в Африке, там я его и прикончил. Затем отец Баха охотился за мной в Лондоне - его постигла та же участь. А теперь сам Грюнфельд... Они не учатся...

- Ну, можете при случае сказать это Баху, - съязвила Кейри. - Пока.

Бруджа вышла из кабинета. Она взглянула на настенные часы - они показывали без четверти двенадцать. Значит, она еще успеет заскочить в "Последний Патрон".


- Это был не я! - Найнс Родригез был крайне удивлен и растерян.

- А кто тогда!? Твой клон, что ли? Я ведь своими глазами видела, как ты вышел из особняка!

- Еще раз повторяю... меня там не было!

- И кто же, скажи мне, пожалуйста, это был?

- Я не знаю... - похоже, Найнс выдохся.

- Я все еще не знаю, что думать. Хотелось бы, чтобы это было не так. Я не хотела ничего говорить ЛаКруа, но он как-то заставил меня проболтаться - я даже не поняла, как такое получилось.

- Доминирование, - вмешался в разговор Джек, до этого молчавший. - Любимая Дисциплина клана Вентру.

- Ублюдочный аристократ! - выругалась Дамзел.

- ЛаКруа подумывает о том, чтобы объявить на тебя Кровавую Охоту, - Кейри заметила, как Найнс переменился в лице. - Что это такое?

- Черт... - протянул Найнс. - Фактически, это смертный приговор. Его выносят за особо тяжкие преступления, такие, как, например, убийство Сородича. Вампиры со всего города преследуют преступника до тех пор, пока не убьют. Мне придется залечь на дно, пока все это дерьмо не рассосется.

- А куда?

- Извини, малыш, но этого я тебе сказать не могу. Не потому, что я тебе не доверяю. Просто ЛаКруа с помощью Доминирования может вытянуть из тебя эти сведения. Со временем ты станешь устойчивой к Доминированию, но пока что эта сволочь легко может залезть в твою голову.

- Ясно. А я могу чем-нибудь помочь?

- Лучше занимайся своими обычными делами, - посоветовал Джек. - Я слышал, что ты сегодня собираешься осмотреть музейную экспозицию.

- А откуда ты это узнал!? - Кейри неподдельно удивилась.

- Детка, необязательно дожить до моего возраста, чтобы завести пару связей, одна из которых способна проникнуть под железный занавес местного Музея Естественной Истории.

- Я отправляюсь туда за саркофагом.

- У меня есть сценарий для тебя, Кейри, я готов поделиться с тобой и послушать твое мнение. Ты когда-нибудь слышала о диаблери?

- Нет.

- Это когда вампир выпивает другого, более сильного вампира, досуха. При этом донор погибает, а выпивший получает всю его силу. Диаблери - это специальность Шабаша, но это табу в цивилизованных вампирских фракциях и карается смертью.

- А как это может быть связано с Принцем?

- Принц готов разнести Лос-Анджелес по кирпичику, чтобы достать эту штуку - почему? Что нужно такому амбициозному вампиру, как ЛаКруа, от спящего Древнего? Лично я теряюсь в догадках.

- Может, он лишь пытается не допустить того, чтобы саркофаг попал не в те руки?

- Возможно, оно и так. Но я не уверен.

- А мне-то что тогда делать!? ЛаКруа требует доставить саркофаг к нему.

- Как я уже говорил, тебе просто надо выполнять порученное задание.

- Да, похоже, придется... Но что, если я устала от этого ЛаКруа и хочу присоединиться к Анархам?

В разговор вступила Дамзел:

- Я не знаю... Ты уже вроде как спелась с этими козлами там, в Башне...

- На что это ты намекаешь, Дамзел? - спокойно парировала Кейри.

- Знаешь, если ты действительно хочешь нам помочь, оставайся рядом с ЛаКруа. Целуй ему задницу, приноси тапочки - наблюдай за ним для нас. Если услышишь что-нибудь жареное, иди и расскажи мне или Джеку. Не раскрывайся - для всех в этой Башне тебе надо оставаться лизоблюдкой Камарильи.

- Да пошел этот ЛаКруа на хер! - завелась Кейри. - Вот зачем я здесь! Все, баста, ясно?

- Послушай, мать твою, вот что! Мне не нужно, чтобы еще одна полоумная ошивалась здесь вместе с остальной кодлой. Ты вхожа туда - черт, да ты можешь подойти достаточно близко, чтобы узнать, какой пенкой для волос пользуется ЛаКруа. Вот где ты будешь действительно полезна!

- Ладно. Надеюсь, что однажды не прибью этого сукиного сына...

- Отлично: Внедрив своего агента, мы сможем вышибить его задницу намного быстрее. Держи нас в курсе, "камми"...

- Обязательно. Без меня никакой революции. Пока, ребята. И... Найнс, пожалуйста, береги себя.

- Постараюсь, - тот коротко кивнул. - И ты будь осторожна с этим ЛаКруа. Он способен на любую подлость, ему нельзя доверять. И берегись охотников.

- Конечно. Будь я менее осторожна, меня бы уже давно в совочек сгребли. Пока.

Глава 5. Операция "Анкарский саркофаг"

По крайней мере, на первый взгляд задание показалось для Кейри довольно-таки простым. Она и еще несколько вампиров должны были незаметно пробраться в хранилище музея и похитить хранящийся там Анкарский саркофаг. Для транспортировки реликвии им был предоставлен грузовик, стоявший поблизости.

Группа состояла из девяти вампиров - трех Вентру и шести Бруджа, включая Кейри. Задача первых состояла в том, чтобы с помощью Доминирования вводить охрану в состояние оцепенения, позволяя всей команде без лишнего шума дойти до хранилища. А задача Бруджа, владеющих Могуществом, заключалась в переносе саркофага от хранилища до грузовика. В руках один из Вентру держал план музея - результат предварительной разведки, проведенной два часа назад шпионом-Носферату. Уж кто-кто, а эти ребята, пользуясь Затенением, запросто могут пробраться внутрь любого помещения незамеченными.

Вентру могли нейтрализовать охрану, но камеры скрытого наблюдения они не могли задоминировать. Поэтому все члены группы были одеты в обтягивающие черные костюмы, а их лица скрывали вязаные маски. Даже на месте прорезей для глаз были затемненные стекла. Одним словом, они походили не то на спецназ, не то на банду, запланировавшую ограбление века.

Сначала Кейри не могла понять, что она вообще здесь делает - команда легко справилась бы и без нее. Но ей объяснили, что она может понадобиться в качестве консультанта. Хотя, по правде сказать, молодая Бруджа знала о саркофаге ненамного больше, чем любой из членов группы.

Операция "Анкарский саркофаг" шла по плану. Вентру прекрасно справлялись со своей задачей, и команда без лишних приключений продвигалась вперед. Никто из охранников не пострадал, а вампиры меньше, чем за пятнадцать минут, подошли ко входу в музейное хранилище. Кейри открыла дверь, воспользовавшись магнитным ключом, который забрала у впавшего в оцепенение охранника.

- Ребята, а вы уверены, что это именно то помещение, которое нам нужно? - в легком недоумении спросила она.

- Да, - ответила девушка из клана Вентру. - Но где же тогда саркофаг?..

- Вот черт! - воскликнул один из Бруджа.

- Разведчик точно ничего не перепутал?

- Ты что, шутишь? Носферату всегда справлялись с подобной работой на отлично.

Одним словом, группа была разочарована и подавлена.

- Может быть, его просто-напросто перенесли? - предположил один из Сородичей.

- Да, вполне возможно. Я думаю, что нам надо осмотреть музей повнимательнее...

Но тут дверь перед ними раскрылась, и в помещение вошел Бэккет. Появление Гангрела было неожиданностью для группы, и вампиры в недоумении уставились на непрошеного гостя.

- Не могу понять, зачем кому-то понадобилось красть гроб с древним трупом внутри, - начал Бэккет совершенно спокойным голосом. - В этом городе не настолько скучно...

- Бэккет? Что ты здесь делаешь? - спросила Кейри.

- Я - археолог. Так что я решил не отказывать себе в удовольствии и приступить к незамедлительному изучению Анкарского саркофага, о котором ходит так много разговоров. Я, основываясь на прочитанном, предполагал, что там находится мумия месопотамского царя. Необходимо было получить подтверждение.

- Тебе удалось его осмотреть?

- Хотел бы я это сделать. Все эти домыслы о том, что внутри саркофага - Патриарх, и что он является предвестником Геенны, заставляют меня кривиться. Смехотворные, суеверные предположения, которые я пришел разоблачить.

- Ты не веришь в Геенну?

- Нет. Просто во многих культурах заложен страх перед Апокалипсисом. Вампиры верили в эти предания еще будучи людьми, и, естественно, перенесли все это в мифы Сородичей. Но не требуется сверхъестественных причин, чтобы вызвать широкомасштабные разрушения. Люди и Сородичи сами могут справиться с собственным уничтожением не хуже любого божества. Геенна, спровоцированная нами самими, гораздо более вероятна, нежели вызванная Богом или Патриархами, ты не согласна?

- Ага, было бы очень приятно поболтать, но я должна найти саркофаг. Ты не знаешь, что с ним случилось?

- Так как он пропал, я склонен предположить, что он был украден или же намеренно перепрятан, если тебе так больше нравится. Очевидно лишь то, что его здесь нет.

- А чем ты докажешь нам, что не ты украл саркофаг?

- Интересная версия, - Бэккет ехидно улыбнулся. - Разве не ты явилась сюда, чтобы его умыкнуть? Разве это не делает тебя несостоявшимся вором?

- Принц ЛаКруа поручил мне доставить его, чтобы поместить под защиту Камарильи.

- Таким образом, это определенно перестает быть кражей.

- Так ты знаешь, кто его украл, или нет?

- Каждое сверхъестественное существо в Лос-Анджелесе попадает под подозрение, впрочем, как и большинство воров-людей. Полагаю, нам также стоит учитывать и магов.

- Да, прекрасно! ЛаКруа явно будет не в восторге от того, что кто-то стырил этот хренов саркофаг раньше нас! - завелся один из соклановцев Кейри.

- Спокойно, Ник, мы-то в этом не виноваты, - голосом заботливой нянечки попыталась его успокоить Вентру.

- Да все это полный отстой!!!

- Успокойся, Ник.

Доминирование подействовало.

- Извините, он у нас всегда такой нервный, - заоправдывалась вампирша.

- О, не хочу мешать вам, ребята, продолжать делать успехи... если, конечно таковые имеются, - съязвил Бэккет. - Моя причина находиться здесь уже исчезла к моменту, когда мы заговорили. Кто-то непременно будет удивлен, когда выяснит, что заплатил кругленькую сумму за иссохший старый труп.

- Пока, Бэккет, - ответила Кейри.

Гангрел вышел из хранилища через черный ход. Еще немного потоптавшись на месте, незадачливая команда тоже покинула музей.


В Башню Вентру из всей группы отправилась только Кейри - остальные вампиры разошлись по домам. Когда девушка вошла в холл, она застала там охранника, уткнувшегося лицом в стол.

- Чурбанк?

Толстяк вяло поднял голову и припухшими ото сна глазами посмотрел на нее.

- Простите. Начал тут подремывать. Мне надо завести какое-нибудь сторожевое животное, чтобы оно будило меня, когда кто-то заходит. Может, одного из тех шимпанзе, как в сериале "Обезьяний детектив"? Ха-ха, эта макака всегда обставляет человека.

- ЛаКруа меня ждет.

- Что? А, да, мистер ЛаКруа ждет вас, он определенно любит работать допоздна. Я лично провел большую часть молодости в индустрии развлечений. Да, охранял съемочные площадки более чем шести лучших телесериалов...

- Мы поговорим попозже, Чурбанк. Извини.


ЛаКруа не сидел за столом, как обычно, - на сей раз Принц Камарильи стоял, повернувшись лицом к окну. Только Шериф взглянул на Кейри своими ничего не выражавшими красными глазами, заставив Бруджу нервно поежиться. Девушка подошла к Принцу. Услышав ее шаги, ЛаКруа соизволил повернуться к ней лицом. Оно было мрачнее тучи.

- Парадокс лидерства в том, что независимо от того, что ты делаешь, за твоей спиной будут толпиться сотни убежденных в том, что их решение было бы более здравым, и что твое решение - лишь побочный эффект от пущенной наугад стрелы. Я объявляю неугодный приговор и сношу нападки критиков. Я принимаю решения, которые больше никто не примет. Лидерство... Я ношу камень на шее, мишень - на груди.

- И к чему же все это?

- Будет объявлена Кровавая Охота на Найнса Родригеза за убийство Алистера Граута. Наказание Родригеза - лишь вопрос времени. Я запалил фитиль - если вспыхнет война, то это мою голову они захотят поднять на пики, - ЛаКруа сделал паузу. - Теперь относительно саркофага... Тебе нужна помощь, чтобы доставить его наверх?

"Интересно, а как он на это отреагирует?"

- Я не доставила саркофаг. Его украли.

- Украли!?

- Укра...

- УКРАЛИ!? КАК!? - похоже, что это известие встревожило ЛаКруа еще больше, чем новости об убийстве Граута и появлении в Лос-Анджелесе Баха. Вентру был почти не в себе. - Кто посмел!? - Принц опустил глаза и дрожащим от негодования голосом продолжил: - Гэри... Гэри, ты, подлый червь... Мне следовало предвосхитить твое коварство, Канализационная Крыса.

- Может, объясните мне, кто такой, к чертовой матери, этот Гэри?

- Первородный Носферату... Именно Носферату выяснили, куда саркофаг отвезли после "Элизабет Дейн", и раздобыли ключ от музея. Они - единственные, кто это знали! Теперь это для меня очевидно, моя ошибка...

- Нос...

- Я хочу, чтобы его нашли! - ЛаКруа сорвался на крик, не дав Кейри и слова вставить. - Я хочу, чтобы его... нашли. Саркофаг могут... использовать - и вызвать в городе катастрофу. Если он попадет не в те руки...

- Говоря "я хочу, чтобы его нашли", вы подразумеваете мое участие, верно?

- Да, - ответ был вполне предсказуем.

- А сколько вы согласны заплатить за саркофаг? Может быть, тогда я и найду его.

- Ты найдешь саркофаг, поскольку я уже доверил тебе это дело ранее... и ты не преуспела в том, чтобы доставить его сюда, верно!?

- Но послушайте...

- Носферату шныряют в нечистотах под улицами Голливуда, но даже мне неизвестно, где они прячутся. Голливуд, увы, не предан Камарилье. Барон Голливуда - Анарх по имени Айзек Абрамс, он Тореадор. Айзек более цивилизован, нежели Анархи Даунтауна, но, тем не менее, он насквозь пропитан недоверием ко мне. Ему также может быть известно, как связаться с Носферату. Найди Гэри и заставь его говорить. Этот саркофаг может быть использован против нас. Не возвращайся, пока не найдешь его. А теперь я вынужден объявить Кровавую Охоту - и принять на себя удар последствий. Уходи.


Кейри решила, что поедет в Голливуд следующей ночью. Сейчас ей требовалось отдохнуть. К тому же она еще ни разу не была в своей новой квартире. К счастью, ключи от нее находились в кармане джинсов и не пропали на пожаре в особняке Граута.

Как и говорил ЛаКруа, указанный дом располагался всего в нескольких сотнях метров от Башни Вентру. Квартира находилась на четвертом этаже, и туда Кейри поднялась на лифте. Когда она открыла дверь, то была приятно удивлена - новое жилище выгодно отличалось от ее старого бомжатника.

- Надо же, и от ЛаКруа иногда бывает польза...

Это была шикарная двухэтажная квартира. Кожаный диван внизу, широкая двуспальная кровать на втором этаже, музыкальный центр, современный компьютер, широкоэкранный плазменный телевизор... У Кейри глаза разбежались. В большом холодильнике она нашла несколько пакетов крови - и как раз кстати, ведь старые запасы сгорели на пожаре. Пусть Кейри по дороге домой и сумела перекусить, пакеты с кровью всегда могли ей пригодиться. Квартиру оживляли горшки с комнатными растениями, висевшие на стенах картины художников-авангардистов, а также огромный аквариум с экзотическими рыбами, вмонтированный прямо в стену.

"Да, придется теперь раздобыть справочник по содержанию аквариумных рыбок..."

Конечно, Кейри понимала, что все это лишь замануха. Мол, служи мне, и будешь жить припеваючи. Но, в конце концов, Бруджа вполне это заслужила за выполнение опасных миссий.

Окон в квартире не было - ее как будто спроектировали для проживания в ней вампира.

Перед тем, как принять душ и пойти спать, Кейри подошла к телефону и набрала номер своей старой квартиры. Через несколько гудков вампирша услышала знакомый голос:

- Алло...

- Привет, Хезер! Короче, собирай вещички и отправляйся в Даунтаун, в апартаменты "Скайлайн", квартира четыре. Теперь мы там будем жить.

- Хорошо, хозяйка.

- Хезер, пожалуйста, не называй меня так! Я тебе никакая не хозяйка. Для тебя я просто Кейри, ясно? Вообще, я воспринимаю тебя как подругу.

- Извини, больше не буду.

- Ну, вот и хорошо. Жду, пока.

- Пока.

До приезда Хезер Кейри продолжала осматривать свое новое жилище. Увлеченная этим занятием, она и не заметила, как прошло около двух часов. А затем раздался звонок в дверь. Как и предполагала Бруджа, это была Хезер.

- Привет, Хезер. Ну как тебе наша новая хибара?

- Здорово! А что со старой будем делать?

- Пока ничего. Просто теперь у нас есть две квартиры - эта и в Санта-Монике.

- Чуть не забыла... Я получила сегодня деньги на оплату колледжа... Вот, возьми, - Хезер протянула Кейри пачку купюр.

- Ты учишься на платном? Я не могу это взять. Тебе нельзя бросать учебу.

- Я хочу, чтобы ты взяла их, - настаивала Хезер. - Я все равно собираюсь бросить колледж. Ну, так я смогу присматривать за тобой днем или выполнять твои поручения - это все, чем я могу отработать свое содержание...

"Черт, да что же ей взбрело в голову!?"

Кейри не хотела, чтобы все так получилось, но теперь она фактически была виновата в том, что из-за нее жизнь Хезер рушится. Конечно, если бы не Кейри, то сейчас Хезер вообще была бы мертва, но все же... Прогнать девушку? Но ведь это будет для нее тяжелой психической травмой. Гуль тесно связан с вампиром, и с этим уже ничего не поделаешь. Если Кейри выдворит ее, то вдруг Хезер от горя совершит, например, акт суицида!? Одним словом, Бруджа оказалась в тупиковой ситуации. Ладно, придется пока пойти на поводу у Хезер. К тому же ее помощь действительно могла бы пригодиться Кейри.

- Ну, если ты так настаиваешь... Спасибо, деньги мне пригодятся.

- Я попытаюсь потом раздобыть еще...

- Ну, это уже будет лишним. Я пока пойду, вздремну. Можешь пока телек посмотреть, только, пожалуйста, громко не включай, ладно?

- Договорились.


Все-таки днем Кейри проснулась. Надо сказать, она вообще все утро спала беспокойно. Бойня на "Элизабет Дейн" и в особняке Граута, убийство Первородного клана Малкавиан, обвинение Найнса в этом убийстве, встреча с охотником на вампиров и многие другие тревожные события последних нескольких часов не давали ей покоя. А звук, исходивший от телевизора, пусть и очень негромкий, полностью развеял весь сон.

Кейри спустилась на первый этаж. Хезер в это время сидела на кожаном диване и смотрела по телевизору программу новостей.

- На Голливудских холмах вчера ночью бушевал сильный пожар, - докладывал диктор. - Пожарные девять часов боролись с огнем. Два человека погибли, одиннадцать госпитализированы с ожогами различной степени тяжести и отравлением угарным газом, состояние трех из них врачи расценивают как крайне тяжелое.

Кадры с места происшествия прилагались. Пожарные поливали из шлангов пылающие дома. Над одним из них завис вертолет пожарной службы. А пламя упорно не желало отступать и продолжало перекидываться на новые постройки и деревья. Рядом со всем этим хаосом стояла машина скорой помощи, в которую санитары на носилках внесли пострадавшую при пожаре женщину - на лицо была надета кислородная маска, а правая кисть почернела от ожогового струпа. Тем временем один из горящих домов обрушился, и это был вовсе не особняк Граута.

- Сволочь...

- Что? - Хезер только сейчас заметила Кейри.

- Этот Грюнфельд Бах - редкостная скотина, - продолжила Кейри. - Из-за него пострадали ни в чем не повинные люди.

- А кто это такой?

- Охотник на вампиров. Вчера ночью я имела "удовольствие" с ним познакомиться. Это он устроил пожар, чтобы убить вампира, жившего в особняке на Голливудских холмах. Я сама там едва не погибла.

- Охотник на вампиров? - переспросила Хезер.

- Да. Как я уже говорила, они реальны. И вот теперь по меньшей мере один из них объявился в Лос-Анджелесе. Я не знаю, опасны ли охотники для гулей, но, пожалуйста, будь осторожна.

- Конечно.

- Я пойду, вздремну еще немного. Сегодня ночью я должна ехать в Голливуд. Не знаю, когда вернусь. Я ведь могу доверить тебе рыбок?

- Да, конечно, хоз... ой, Кейри.

- Ну, вот и прекрасно. Если я засплюсь, то разбуди меня в половину одиннадцатого, пожалуйста. И, если не трудно, сбегай в магазин и купи мне новый рюкзак - мой сгорел на пожаре.

- Конечно.

- Спасибо. Приятного дня.

Канализация под Голливудом, несколькими днями ранее

Джастин Блейк вздрагивал от каждого шороха. Он чувствовал, что за ним следят. Следят, как за добычей. И он уже в западне. Все, что у него есть для того, чтобы защититься, - это мелкокалиберный револьвер. Но от него мало толку, когда ты даже не знаешь, с какой стороны тебе грозит опасность. Фонарик, до этого тускло освещавший туннель канализации, выдохся несколько минут назад. И вот теперь существо, до этого ходившее за Джастином по пятам, было уже совсем рядом - от стен туннеля эхом отражались звуки его шумного прерывистого дыхания, и с каждой секундой они становились все громче и громче. Но Джастин так и не мог понять, с какой стороны оно к нему приближается.

Джастин уже миллион раз успел проклясть тот день, когда он согласился осмотреть этот участок канализации. Ведь еще в самом начале своей работы сотрудник Департамента водоснабжения Лос-Анджелеса услышал эти странные звуки, отдаленно напоминающие дыхание запыхавшейся собаки. И вместо того, чтобы насторожиться, он еще больше углубился в канализацию. И это несмотря на то, что теперь звуки стали слышны чаще и громче.

Черт подери, ведь он даже видел, как нечто пробежало в десятке метров перед ним! Джастин так и не успел рассмотреть странное существо. И он видел в грязи, покрывавшей пол туннеля, следы, похожие на отпечатки человеческих ладоней, но в два раза больше ладони любого нормального человека! И вместо того, чтобы повернуть назад, он пошел по этим следам, ведущим в более старую, давно не обследовавшуюся часть канализации! Тогда он еще связался с диспетчерской, чтобы узнать, не было ли у них плана этого участка - а его не было.

И на следующий день Джастин снова полез в эту проклятую дыру! Углубляясь все дальше и дальше, он учуял вонь, но это был отнюдь не запах человеческих испражнений, уж его-то он ни с чем бы не спутал. Через несколько сотен метров он нашел источник запаха - полуразложившиеся человеческие останки. Труп был обезображен не только процессами гниения - на нем имелись огромные рваные раны. Похоже, что над покойником попировало какое-то животное: его лицо было обглодано до кости, на месте живота зияла огромная дыра, через которую можно было увидеть позвоночник. И эти повреждения явно были нанесены не крысами - самыми обычными обитателями канализации под Голливудом.

Джастин отметил координаты тела и решил как можно скорее убраться отсюда, но этого у него так и не получилось. Он заблудился в старых туннелях и, что еще хуже, не смог связаться с диспетчерской. А звуки, издаваемые неведомой тварью, становились все отчетливее, и тогда Джастин вынул из кобуры револьвер - с ним он чувствовал себя намного увереннее.

Но несколько часов спустя села батарейка фонарика, и Джастин оказался один в кромешной тьме.

Нет, не один. Поблизости кто-то был. И он приближался, заявляя о своем присутствии прерывистым громким дыханием и шлепаньем лап по грязи. Джастину казалось, что звуки исходят отовсюду.

- О, Господи... Господи, помоги мне...

Ответом ему послужили усиливающиеся звуки, издаваемые приближающейся тварью.

А через секунду Джастин почувствовал, как зловонное дыхание обожгло ему затылок.

Он не успел выстрелить. Тварь набросилась на него сзади, сбив с ног. Лицо Джастина уткнулось в грязь. Что-то острое, похожее на крючковатые когти, впилось ему в плечи. Джастин истошно заорал от боли и ужаса.

А затем тварь сомкнула свою вонючую пасть на его шее. Укус получился таким сильным, что шейные позвонки хрустнули, словно куриная косточка в бульдожьих челюстях.

Джастин все еще не верил в то, что он умирает, и что теперь его тело станет пищей для неведомой твари. Он уже не чувствовал боли. В последние секунды жизни его угасающее сознание пыталось внушить ему, что это всего лишь кошмарный сон - такого попросту не может происходить наяву. Сейчас он проснется, и все будет хорошо.

Но Джастину Блейку уже не суждено было проснуться.

Глава 6. Охота на охотников

Ганс Фридриксен пристально наблюдал за своей будущей жертвой. Сегодня ночью группа, состоящая из пятнадцати охотников под руководством Ганса, должна выследить и уничтожить порождение тьмы, нашедшее себе временное убежище в ночном клубе "Змеиное Гнездо". Но однажды вампир оступится, совершит роковую ошибку, и тогда охотники нанесут удар.

Ганс Фридриксен не разочарует своего учителя.


Даниэль наблюдал, вглядываясь в экран портативного тепловизора. Люди - теплые красно-желтые силуэты - были отчетливо видны на фоне синевы прохладного ночного воздуха и остывшего асфальта.

Все чисто.

Однако через несколько минут сердце Даниэля тревожно забилось - на экране появился едва заметный синий силуэт, почти сливающийся с окружающим его фоном. По сравнению с яркими силуэтами остальных людей он казался призраком. Температура тела этого субъекта была не намного выше комнатной температуры!

Даниэль перевел взгляд с экрана на улицу и впился глазами в бледнокожую девушку, одетую в белый топик, джинсы и вязаную красную шапочку.

"Я засек тебя, богомерзкая тварь!"

- Джон, прием!

- Прием, Даниэль.

- Будьте наготове - к "Змеиному Гнезду" направляется еще одна кровопийца.

- Ясно. Как она выглядит?


Запах мирры. Кейри прекрасно чувствовала его, тем более что ветер дул в ее сторону. Его источник должен быть где-то рядом.

Бруджа уже хорошо знала, что это может означать. Поблизости находится опасный враг - охотник на вампиров. Да, Кейри всегда будет помнить ту страшную ночь, когда она едва не сгорела живьем благодаря одному из этих истребителей нечисти. И она помнила тот труп, источавший аромат мирры.

Разум настоятельно советовал ей отойти подальше - ведь Кейри еще ни разу не сражалась с леопольдовцами и не знает, на что они способны. Но любопытство, как это часто и бывало, снова взяло верх над осторожностью. Как и тогда, когда Кейри, будучи еще человеком, забрела в темный переулок, желая найти источник красной жидкости, стекавшей ручейком в лужу. Если бы не любопытство, то сейчас ее здесь, скорее всего, не было - она просто бы занималась своими обычными человеческими делами, даже и не подозревая о существовании вампиров.

Кейри осторожно пошла на запах. И вскоре она увидела их. Двое крепких мужчин, стоящих у входа в небольшое двухэтажное здание, над дверью которого висела светящаяся красным вывеска "Змеиное Гнездо". Голова одного из них была выбрита наголо. Он был одет в черную футболку и джинсы. На первый взгляд он мог бы показаться толстым, но при ближайшем рассмотрении стало ясно, что внушительный вес его телу придавал не жир, а хорошо накачанные мышцы. Второй мужчина был одет в длинный коричневый плащ, доходивший почти до пят. Его каштановые волосы были собраны на затылке в конский хвост. А за спиной, как показалось Кейри, висели ножны с саблей.

Они пристально посмотрели на Кейри, но ничего не предприняли. Бруджа также удостоила их оценивающим взглядом.

"Интересно, чего эти парни забыли около "Змеиного Гнезда"? И почему они так на меня смотрят? Похоже, что моя догадка подтвердилась. Но тогда почему они не нападают?"

Пройдя мимо этих двоих, Кейри вошла в "Змеиное Гнездо". В конце концов, поиски Айзека Абрамса пока можно ненадолго отложить - сейчас Кейри столкнулась с потенциальной опасностью и должна как следует разобраться в сложившейся ситуации.


У охотников был большой соблазн убить вампиршу на месте: неожиданное нападение, и вот уже от дьявольской твари остается лишь кучка пепла. По поведению кровопийцы было хорошо видно, что она еще совсем молодая и неопытная. Она стала бы легкой добычей. Но охотники не хотели устраивать бойню на глазах у ничего не подозревающих людей, которые стайкой крутились у входа в клуб. Поэтому они позволили вампирше войти внутрь. Но они запомнили ее.


Внутри ночного клуба, помимо запахов спиртных напитков, стоял уже знакомый аромат мирры. Его источал одетый в длинный коричневый плащ мужчина, стоявший рядом с дверью. Он пристально смотрел на Кейри но, как и те двое снаружи, ничего не предпринимал.

Кейри осмотрелась, в то же время не упуская из зоны своего внимания незнакомца. Вампирша буквально просканировала клуб своим острым чутьем. Оно подсказывало ей, что все в этом клубе - простые смертные. Все, кроме нее самой и еще одного. Похоже, что он находился на втором этаже клуба, и Кейри поднялась наверх.

У нее тут же возникла догадка: если те люди - действительно леопольдовцы, то здесь они не просто так. Они выслеживают Сородича, и ему угрожает смертельная опасность.

Предполагаемый объект охоты нашелся быстро. Это был молодой брюнет в черном пиджаке. На вид он был немного старше Кейри. Он посмотрел на нее.

- Привет, - Кейри решила заговорить первой.

- Здравствуй, - ответил Сородич. - Кто ты?

- Кейри Робинсон, Бруджа, - она говорила не очень громко, чтобы не привлекать внимания окружающих - так и Маскарад нарушить недолго. Впрочем, эти меры предосторожности уже мало им помогут, если типы, тусующиеся здесь, действительно охотники.

- Эш Риверс из клана Тореадор.

- У тебя проблемы? - Кейри решила сразу перейти к делу.

- Солнце зашло.

- Да, такое постоянно происходит.

- Неважно, - похоже, что Эш не был настроен на долгие разговоры и хотел побыстрее закончить диалог - по крайней мере, так показалось Кейри.

- Мне не нравится твое отношение.

- Мне тоже.

- Слушай, я не хочу бить тебя, но мне придется, если будешь продолжать в том же духе.

- Так в чем загвоздка?

- Ты хочешь покончить с жизнью или что-то в этом духе?

- Да - и это мягко сказано. Так или иначе, какая тебе разница? Я могу просто сделать это... просто выйти отсюда, шагнуть в легенду. Возможно, я выживу, а может, и нет... Какая разница?

- Запомни: трусы никогда не выигрывают! Ты всегда успеешь покончить с жизнью.

- Биографы набросятся на это, кинокомпании продадут еще кассет с моими фильмами, может, даже памятник где-нибудь поставят... Умри молодым - будешь жить вечно. Стану еще одной симпатичной кучкой пепла.

- Дружище, да ты, похоже, просто свихнулся на всем этом! И как же ты собираешься это сделать?

- Охотники. У парадного, у черного хода, в моем клубе. Если я попытаюсь выйти, то они нападут на меня. Так что, я должен спросить себя, если хочу выйти отсюда, готов ли я умереть? Со сколькими я успею справиться, прежде чем получу смертельный удар? С двумя, тремя? Я просто могу уйти - в сиянии славы. Конец. И ты знаешь, осознав это... Полагаю, единственная причина, по которой я еще отсюда не ушел - потому что пытаюсь понять, ПОЧЕМУ меня это волнует.

- Возможно, я могу помочь тебе, - Кейри отдавала себе отчет в том, что, возможно, ввязывается в очередную опасную переделку.

- Тебя Айзек послал? - Эш подозрительно посмотрел ей в глаза.

- Нет... А ты знаешь Айзека?

- Это слишком длинная история. Достаточно сказать, что мы в последнее время слишком во многом не сходимся во взглядах, и это бесит Айзека - до невозможности. Айзек - упрямое старое дерево, опутавшее своими корнями Голливуд много лет назад. Он - реликт из прошлого. Он говорит, что дал мне все... Но все, что он дал мне, - это проклятие.

"Ну и ну! Выходит, что Айзек - сир Эша. Да уж, мир тесен".

- А где я могу его найти?

- В ювелирном магазине, в конце этой улицы.

- Тебе не нравится Айзек?

- Он все время говорит, чтобы я не высовывался. Он говорит, что я привлекаю к себе слишком много внимания.

- А ведь он прав. Тебе стоит прислушаться к его совету.

- Ты не знаешь меня! Я не могу весь день сидеть в кабинете и править Голливудом из тени - это для Айзека. Я - актер... - Эш вздохнул и опустил свои голубые глаза. - Был актером... Я... У меня ничего нет, кроме этого клуба, некоторой известности и этого проклятия.

- А я считаю, что быть Сородичем - классно! - Кейри решила подбодрить Тореадора - парень явно находился в глубокой депрессии. - Сила, вечная жизнь, дрыхнешь весь день...

- Но я не просил этого! Я не просил Айзека спасать мне жизнь! Может, я хотел умереть. Мне было весело, мать твою! Я был жив! Кто, черт подери, дал ему право лишать меня этого!? Я не могу больше играть, не могу любить. Все, что я могу - чахнуть в безвестности.

- Но, тем не менее, смерть - это не выход. И я хочу помочь тебе разобраться с этими маньяками-святошами.

- И чего ради, черт подери, ты будешь помогать мне!?

- Я помогаю окружающим, если могу. А тебе, приятель, явно нужна помощь.

- И что же ты предлагаешь сделать?

- Я могу провести тебя через канализацию. Возможно, нам придется повоевать.

- Ты уверена? Не знаю, есть ли у нас шанс победить, но, может быть, мы сумеем выбраться живыми. Ты готова?

- Да, пошли.

- Если я уйду от охотников, то смотаю из города к чертям собачьим... Тогда вперед!


- Ганс, прием!

- Прием, Джон.

- У нас теперь два объекта - актер и та девчонка. Они решили слинять из клуба через канализацию.

- Понятно, моя группа на подходе. Конец связи.


Чувства Кейри сейчас были обострены до предела. Она буквально сканировала воздух, наполнявший голливудскую канализацию. Ее чутье улавливало не только вонь нечистот и запах плесени. Здесь было что-то еще - аромат мирры.

Судя по всему, охотники были где-то впереди. Они как будто знали, куда направятся их жертвы, и теперь устроили засаду. Кейри не знала, сколько их там, и на всякий случай держала наготове нож. Она ругала себя за то, что поленилась сходить в оружейный магазин и прикупить патронов для револьвера - пистолет бы ей сейчас очень пригодился. А Эш и вовсе был безоружен.

Идти было тяжело - вода, смешанная с людскими нечистотами, доходила обоим вампирам до середины голени. Впрочем, Кейри утешало то, что их враги находятся в точно таких же условиях. А то, что вампир намного выносливее смертного, давало Кейри и Эшу определенное преимущество и шансы на победу.

Туннель заканчивался возвышением - участком сухой твердой поверхности. И там была дверь. Вампиры шли осторожно - с каждым шагом запах мирры усиливался.

Они напали из-за угла - двое крепких мужчин, одетых в черные футболки и джинсы. В руках они держали арбалеты. Один из них атаковал Эша, а второй прицелился в грудь Кейри. Бруджа, активировав Стремительность, ловко уклонилась от выпущенного в ее сторону болта и бросилась на врага, не дав ему опять выстрелить. Руки вампирши окутало голубое свечение, и она нанесла свой удар. Нож рассек горло охотника, и тот, выронив арбалет и схватившись руками за кровоточащую смертельную рану, упал в вонючую жижу.

Эш все еще дрался со вторым леопольдовцем. Тореадоры, как и Бруджа, владели Стремительностью, но Могуществом этот клан не был наделен. К тому же Эшу явно не хватало бойцовского опыта, который уже был у Кейри. Охотник выхватил кинжал и пытался заколоть им противника. Но смертный не успел среагировать на неожиданную атаку Кейри - Бруджа схватила его за руку, сломала ее одним движением, заставив выронить оружие, а затем впилась клыками в его шею.

"Черт, а ведь это не так уж и сложно!" - подумала Кейри, выпуская из своей хватки обескровленное тело.

- Ты не ранен? - спросила она Эша.

- Кажется, нет.

- Почему бы нам не прихватить их оружие?

- Идея, конечно, неплохая, но нам не стоит к нему прикасаться - оно освященное.

- Освященное? И ты веришь во всю эту херню?

Кейри склонилась над телом охотника и засунула руку в воду, нащупывая кинжал. Но, стоило ей только взять его в руки, как она почувствовала, что начинает слабеть. Как будто оружие истребителя нечисти вытягивало из не-умершей все силы.

- Дерьмо! - Кейри отшвырнула кинжал в сторону.

- Вот видишь, а я о чем говорил. Он к тому же явно покрыт слоем серебра.

- Может, хотя бы арбалеты...

Но и тут Бруджу постигло жестокое разочарование. Значит, им придется драться тем, что у них есть - одним ножом или голыми руками.

Вампиры открыли дверь и спустились вниз по лестнице. Они попали в систему подземных туннелей, отличавшихся от того, из которого они только что выбрались. Стены были выложены кирпичом. Грязная вода протекала под решетчатыми полами, что позволяло ходить здесь, не намочив ног.

Кейри осмотрелась. Врагов не было видно, но это еще не значило, что они с Эшем в безопасности. Аромат мирры, который не смогла замаскировать вонь нечистот, ясно указывал вампирам на то, что охотники где-то поблизости. Они дошли до развилки - и были атакованы сразу с двух сторон.

Силы явно были неравными: двое вампиров, один из которых был совершенно безоружен, против пяти охотников, вооруженных саблями, кинжалами и арбалетами. На сей раз не-умершим не удалось обойтись без ран, как при первой стычке с леопольдовцами - Эш практически сразу словил арбалетный болт, который глубоко впился ему в грудь, а Кейри, уворачиваясь от летевшего в нее болта, получила удар в спину, нанесенный кинжалом одного из охотников. Рана оказалась очень болезненной - освященное оружие могло причинить вампиру гораздо больший ущерб, нежели обычный нож. Впрочем, охотник быстро получил сдачи - несколькими ударами ножа Кейри отправила его в лучший мир.

Осталось еще четверо охотников: двое из них атаковали Эша, и пока что Тореадору удавалось лишь отражать их удары. Было видно, что ему очень больно: освященный арбалетный болт глубоко засел у него в груди, но времени, чтобы извлечь его, у вампира не было. Кейри пока что не могла прийти к нему на помощь - ей тоже пришлось драться сразу с двумя охотниками. Один из них был вооружен кинжалом, а второй - длинной тяжелой саблей. Лишь благодаря Стремительности Кейри была еще жива: эти двое атаковали очень быстро, чувствовалась их боевая подготовка. Будь Кейри не Бруджей, а простой смертной, ее бы уже разрубили на куски. Впрочем, через несколько секунд один из противников не смог отразить молниеносный выпад вампирши и упал на решетчатый пол с рассеченным горлом. Его кровь смешалась с грязной от нечистот водой.

- Ты за это ответишь, гадина! - выкрикнул оставшийся охотник и нанес удар саблей.

Кейри в последний момент успела подставить нож. Два клинка схлестнулись, высекая искры. Если бы Бруджа чуть-чуть промедлила, то охотник просто отрубил бы ей голову. Через мгновение противник с силой ударил Кейри ногой в живот. Удар вышел таким мощным, что вампирша оказалась сбита с ног. К счастью для Кейри, она не выронила нож. Охотник уже подскочил к ней и занес саблю для нового удара. Бруджа перекатилась по полу - там, где она только что лежала, сабля высекла искры. Вампирша вскочила на ноги. Кейри ни на миг не упускала своего противника из виду, но краешком глаза она заметила, что Эш смог убить одного из сражавшихся с ним охотников. Это подбодрило Бруджу - теперь силы сторон сравнялись.

Кейри перешла из обороны в наступление. Она неистово наносила удары ножом и в то же время уворачивалась от выпадов леопольдовца. Но в один момент охотнику удалось ранить Кейри - кончик его клинка задел правую руку вампирши и рассек плоть до кости. Кейри вскрикнула от боли и выронила нож. Охотник плотоядно ухмыльнулся и снова нанес удар. Бруджа отпрыгнула в сторону. Теперь враг наступал на нее, пытаясь снова поразить своей саблей. И вот спина Кейри уперлась в стену.

Она в тупике!

- Тебе конец, дьявольское отродье!

Охотник нанес удар, собираясь снести противнице голову, однако вампирша успела перехватить его руку. Кейри с такой силой сомкнула пальцы на запястье врага, что от боли тот выронил саблю. Свободная рука Кейри устремилась к лицу охотника. Средний и указательный пальцы Бруджи вошли в правую глазницу леопольдовца. Рывок - и глазное яблоко упало на решетчатый пол. Из раны хлынула кровь. Охотник истошно заорал от боли и схватился рукой за то место, где секундой раньше у него был глаз. Кейри со всей силы ударила его ногой в грудь, сломав при этом несколько ребер - это было слышно по хрусту костей. Охотник отлетел на три метра и больше уже не поднимался.

Кейри быстро отыскала взглядом свой нож - к счастью, он не провалился сквозь решетку. Снова вооружившись, она поспешила на помощь Эшу - Тореадор до сих пор еще не справился с последним леопольдовцем. Но теперь уже охотник оказался в меньшинстве - один против двух вампиров. Кейри быстро вывела его из строя. Эту трапезу вампиры поделили на двоих - им обоим нужно было залечить раны.

- Черт! Ну и дерьмо! - подвела итог Кейри.

- Да ладно, могло быть и хуже...

- Ага, ты прав. Так куда теперь?

- Налево.

В конце туннеля они наткнулись на дверь. Вот только не вампирам было суждено ее открыть - она распахнулась от неистового удара двух леопольдовцев. Но эти оказались послабее тех, которых Кейри и Эш только что убили, к тому же у них не было численного превосходства. На этот раз вампиры отделались царапинами, относительно легко уничтожив противников.

Миновав небольшое помещение, вампиры оказались в длинном коридоре - и он явно не был частью канализации. Над их головами что-то пронеслось. Кейри посмотрела вверх и поняла, что это был поезд подземки: они стояли под неким подобием моста.

- Это метро, - пояснил Эш.

- Уже поняла. И как нам отсюда выбраться?

- Там, впереди, есть стремянка - по ней мы сможем подняться наверх. Видишь, вон там, насыпь? Нам надо туда. В стене туннеля есть аварийный выход, через него мы попадем в канализацию, но уже в другую ее часть, и выберемся через люк. Надо только выждать момент и не попасть под поезд.

- Ясно.

Как выяснилось, туннель подземки тоже был небезопасен: охотники подстерегали вампиров и здесь. На этот раз нападавших было четверо, но они быстро потерпели поражение. Видимо, эти охотники были менее опытными, чем те, с которыми Кейри и Эш столкнулись в канализации. Скорее всего, они рассчитывали на то, что вампирам не удастся сюда добраться. И последним уроком в их жизни стало то, что нельзя недооценивать противника.

С боем вампиры пробились к насыпи, подняться на которую можно было по стремянке. Тем временем над их головами пронесся еще один поезд.

Эш первым поднялся наверх - и тут же едва не лишился головы: сабля охотника рассекла воздух в опасной близости от шеи Тореадора. Так как Кейри была лишь в метре позади, у Эша практически не было свободы для маневра. Через секунду подоспел второй охотник и два раза выстрелил из арбалета. Оба болта попали в цель, причем один из них впился вампиру в сердце, тем самым обездвижив его. Эш упал вниз, и это спасло ему жизнь: охотник с саблей уже замахнулся для нанесения смертельного удара.

У Кейри не было времени на то, чтобы привести Эша в чувство. Тот факт, что вампир еще не сгорел, уже говорил о том, что он жив. Но если Кейри потерпит поражение, то Эш ненадолго переживет ее - сейчас он был совершенно беспомощен. Пока арбалетчик перезаряжал свое оружие, Бруджа успела быстро подняться наверх. Отразив удар саблей, она подскочила к относительно беззащитному в сложившейся ситуации охотнику, выбила оружие у него из рук и нанесла серию ударов ножом.

Прежде, чем агонизирующее тело коснулось насыпи, второй леопольдовец уже набросился на Кейри. Бруджа успела подставить нож, и между охотником и вампиршей завязалась драка. У первого было превосходное боевое оружие, а у второй - скорость и грубая сила. Впрочем, охотник тоже был довольно силен. Примерно полминуты они обменивались выпадами, но пока еще ни один из них не смог серьезно ранить противника. В один "прекрасный" момент клинки ударили друг о друга с такой силой, что оба выронили свое оружие - нож и сабля полетели вниз и упали рядом с обездвиженным Эшем.

На первый взгляд могло показаться, что преимущество на стороне Кейри: безоружный вампир всегда сильнее безоружного человека. Но проблема заключалась в том, что Кейри уже была сильно измотана, а ее враг - полон сил и желания отправить "порождение Дьявола" в Ад. Он выхватил деревянный кол - вампирша в последний момент успела подставить правую руку. Дерево впилось в плоть, и Кейри взвыла от боли. Охотник попробовал вытащить кол и нанести второй удар, но оружие прочно засело в руке Бруджи. И тогда леопольдовец с силой ударил Кейри ногой в живот - а этот удар был не намного слабее, нежели удар вампира. Кейри упала и ударилась спиной о рельсы.

Но то, что она оказалась лежащей на рельсах, без оружия и с колом между костями правого предплечья - это еще полбеды. Из глубины туннеля раздалось предупреждающее гудение, а затем Кейри увидела свет фар: сюда на полной скорости мчался поезд! Машинист надавил на тормоза, и из-под колес поезда полетели искры - но было ясно, что он не сможет вовремя остановить состав.

И охотник тоже прекрасно понимал это. Он надавил ногой на грудь вампирши, не давая ей подняться. Кованый сапог повредил Кейри ребра, тем самым причинив дополнительную боль. Но тяга к жизни оказалась сильнее боли: Бруджа собрала последние силы и вцепилась здоровой рукой в ногу леопольдовца, рванув ее на себя. Охотник не удержался на ногах и повалился прямо на Кейри.

Теперь они оба оказались на рельсах.

А поезд неумолимо приближался: скрежет и отчаянное гудение слились воедино. Через несколько секунд он будет здесь.

Кейри изловчилась и смогла сбросить с себя охотника.

Свет фар приблизившегося на опасно близкое расстояние поезда ослепил вампиршу, но все же ей удалось вскочить на ноги и отпрыгнуть в сторону.

Ей в лицо брызнула теплая красная жидкость с неповторимым ароматом. Это была кровь охотника, предсмертный крик которого был заглушен гудением и скрежетом. Через несколько секунд зрение Кейри восстановилось, и ее взору предстало жутковатое зрелище: искалеченные окровавленные останки, бесформенной грудой лежащие на рельсах. Поезд переехал охотника, разделив его туловище надвое. Сам состав до сих пор еще не остановился.

Кейри, превозмогая боль, выдернула кол из своей руки, спрыгнула вниз, быстро извлекла арбалетные болты из груди Эша, подобрала нож и, взвалив на себя еще не оправившегося от ран вампира, снова поднялась по стремянке. Действительно, с левой стороны туннеля была дверь, и Кейри, не раздумывая, распахнула ее. Они попали в канализацию, как и говорил Эш. К счастью для вампиров, попавший под поезд охотник оказался последним - больше им ничто не угрожало.

- Кажется, это были последние, - произнесла Кейри. - Ты как?

- Не слишком хорошо, но могло быть и хуже. Те трупы - это ты их прищучила?

- Ну, одного я, другого - поезд, - Кейри злорадно ухмыльнулась. - Жаль, что как следует подкрепиться не вышло.

- Да, глупый вопрос... Спасибо, ты мне жизнь спасла... - Тореадор, наконец, смог подняться на ноги. - Вот, возьми, тебе пригодится, - Эш вытащил из кармана пачку купюр и подал ее Брудже. - Знаешь, я прожил в Голливуде всего десять лет - интересно, долго ли меня будут помнить после того, как я уеду... Хм... - он тяжело вздохнул. - Пасть ниже уже невозможно, опуститься глубже уже нельзя, я уже на пути к забвению, в точке, которую можно назвать лишь "негативным нулем"...

- Мой тебе совет, приятель: ищи позитив. Я, конечно, понимаю, что у тебя депрессия и все такое, но надо жить дальше. Пока.

Глава 7. Дорогой Королей

Ювелирный магазин в столь поздний час уже был закрыт, и Кейри прошла в переулок - там должен быть черный ход. Так и есть. Девушка нажала кнопку звонка, и через несколько секунд дверь открылась. Кейри вошла внутрь.

Комната, в которой она оказалась, была оклеена красными обоями, на полу лежал круглый ковер, у стен стояли кожаные кресла и диван, а также небольшие декоративные деревца в горшках. Одним словом, комната выглядела, по меркам Кейри, шикарно, хотя немного и не дотягивала до роскошного пентхауза ЛаКруа.

На стене напротив двери висел широкий плазменный телевизор. Перед ним стоял обитатель комнаты - мужчина примерно пятидесяти лет (хотя, конечно, он мог быть намного старше - чутье Кейри опознало в нем Сородича), шатен, одетый в бежевые брюки и серый пиджак.

- Здравствуйте... - поздоровалась Кейри. - Я Кейри Робинсон из клана Бруджа, меня ЛаКруа прислал.

- Добрый вечер, новообращенная... Айзек Абрамс, - голос вампира был спокойным и размеренным. - Я ожидал тебя. Похоже, оловянные солдатики Камарильи слишком часто меняются в последнее время. Этот дешевка-Принц хочет мне что-нибудь сообщить?

- Я ищу Носферату.

- Значит, пришла купить информацию у Канализационных Крыс? ЛаКруа, похоже, действительно в отчаянии, если унизился до общения с ними - и просит помощи у меня - и ни у кого другого! - Айзек ехидно ухмыльнулся.

- Так ты скажешь, где их можно найти?

- Возможно. Однако прежде чем обсуждать, чем я могу помочь тебе, надо обсудить вопрос о дани, - лицо Тореадора стало серьезным.

- Мне перестает нравиться направление нашей беседы.

- Можешь считать меня старомодным, но это - мое Баронство, и существует традиция, согласно которой следует заплатить дань уважения.

- Забудь об этом, приятель. Я не собираюсь тебе платить.

- Молодежь... Такая дерзкая и грубая, - Айзек ответил без тени злобы и улыбнулся - совсем не как ЛаКруа, когда Кейри ему перечила. - Рад видеть, что непокорность юных никуда не делась... но тебе следует отбросить ее, вступая в этот кабинет. Выслушай меня. Тебе это может понравиться.

- Ладно, что тебе нужно?

- Надо провести элементарный обмен. На прошлой неделе я заплатил за некий предмет - видеокассету, - а этим вечером получил электронное письмо, сообщающее, что курьер готов доставить его. К сожалению, на курьера вдруг напала паранойя... Не хочет встречаться со мной лично, не хочет оставить в условленном месте, не хочет даже по телефону говорить. Сказал, что отправит сегодня сообщение на компьютер в местном интернет-кафе и назначит место встречи. Понимаешь, к чему я клоню?

- Ты хочешь, чтобы я отправилась на встречу? Ну, это довольно просто.

- Ступай в интернет-кафе "Нулевое Заземление", найди на одном из компьютеров директорию "джозефк" и зайди в нее, используй пароль "kafka". Там будет электронное письмо с указанием места встречи, тебе надо встретиться с курьером, забрать кассету и вернуться сюда. Не слишком тягостно, верно?

- Хорошо, договорились. Можно, я задам тебе пару вопросов перед тем, как уйти?

- Позже у нас будет масса времени на разговоры. Я разъясню тебе все, когда ты вернешься.

- Надеюсь, так оно и будет. Доставка посылок - еще не приходилось таким заниматься. До встречи.

- Великолепно. На данный момент можешь считать себя в моем Баронстве званой гостьей. Добро пожаловать в Голливуд.


По пути в интернет-кафе Кейри окликнул женский голос. Бруджа обернулась и встретилась взглядом с кудрявой девушкой, одетой в черную кожаную куртку, юбку и высокие сапоги до колен. На вид ей было примерно столько же лет, сколько и Кейри.

- О боже! Кейри, это ты!? Мы безумно беспокоились о тебе! Ты пропала, никто не знал, где ты и что с тобой произошло - мы думали, что ты уже мертва! Ты в порядке?

- Кто ты?

- Это же я, Саманта! Разве... У тебя что, амнезия? Это так? Дай мне позвонить, мы соберемся вместе, поговорим, возможно, ты что-нибудь вспомнишь. Важно, чтобы они узнали, что ты жива.

"Этого мне только не хватало! Так ведь и Маскарад нарушить недолго".

- Нет, они не должны об этом узнать, пожалуйста!

- Думаю, ты не понимаешь, что говоришь. Мы хотим помочь тебе. Увидишь - все просто хотят, чтобы ты вернулась. Жди тут. Я только позвоню, все будет в порядке.

Саманта решительно пошла в сторону телефонной будки, повернувшись спиной к Кейри. Это был шанс для вампирши - она проворно подскочила к Саманте сзади и укусила ее в шею. Кейри отпила совсем немного крови - ей было нужно, чтобы Саманта только впала в оцепенение. Никто не видел произошедшего. Бруджа скрылась в ближайшем темном переулке и оттуда проследила за тем, чтобы с девушкой ничего не случилось. Не прошло и пяти минут, как Саманта пришла в себя. Она встряхнула головой и неспешной походкой скрылась из виду. Девушка не помнила, что всего несколько минут назад встретила свою старую подругу, которую уже считала мертвой.

Кейри порвала последнюю ниточку, связывавшую ее с прежней жизнью.


Встреча была назначена позади закусочной, находившейся как раз напротив интернет-кафе. Кейри вошла в темный переулок и вскоре наткнулась на парня лет двадцати пяти, одетого в черные джинсы и серую куртку с капюшоном. Кейри окликнула его.

- Дда? Чего тебе надо?

- Это ты, тот парень с кассетой? Меня прислал Айзек.

- Дда. То есть, эээ, что!? Кто, черт подери, этот Айзек? Я не знаю никакого Айзека! Отвали, сучка...

У Кейри был большой соблазн сказать ему пару ласковых слов, но она видела, что парень явно не в себе. Что-то тут не так.

- Расслабься. Ты можешь мне доверять. Просто отдай мне кассету - и можешь уходить.

- Ладно. Ппрости. Это просто... Я имею в виду, что-то... Я просто хочу уйти из этого дела. Не хочу иметь ничего общего с этой проклятой кассетой.

- Почему? Что с ней не так?

- Я... Я не знаю. Ну, то есть, что касается видео, я видел все... я имею в виду - ВСЕ... но это... Это - тошнотворно... Это не может быть настоящим... но оно настоящее. Я это знаю. Там все настоящее, и это пугает меня до чертиков, - по лицу парня было видно, что он говорит правду.

- Понимаю, что ты чувствуешь. В последнее время я видела столько вещей, в которые никто не поверит:

- Ты не понимаешь... Это отвратительно... Та девушка... то, что с ней случилось... Это просто неправильно, подруга. Это просто неправильно. А сейчас... Что-то не так. Что-то преследует меня, Богом клянусь, что-то преследует меня...

- Выражайся точнее! Я не понимаю!

- Куда бы я ни шел, куда бы ни посмотрел... я вижу их. В тенях. Мой телефон звонит, и я слышу, как кто-то дышит в трубку... дерьмо... Я ухожу, подруга... Я ухожу из этого дела...

- Как знаешь. А теперь, пожалуйста, дай мне эту чертову кассету.

- Ладно, вот, бери, - парень подал Кейри упакованную в полиэтиленовый пакет видеокассету. - А? Что это, черт подери, было! - он начал лихорадочно вертеть головой. - Вот дерьмо! Ты видишь это? Я сваливаю отсюда на хер!

Он побежал прочь, да так резво, будто сам Дьявол за ним гнался. Кейри пожала плечами.

"Похоже, этому парню не помешала бы помощь психиатра. Он явно слегка не в себе", - подумала Бруджа, убирая кассету в рюкзак.

Она уже собиралась уходить отсюда, как вдруг до ее ушей донесся крик. Это кричал тот курьер. А затем, похоже, брякнула крышка канализационного люка. Пусть вампирша и сочла парня ненормальным, но этот крик был настолько полон ужаса и отчаяния, что Кейри решила проверить, все ли с курьером в порядке.

Кейри быстро нашла нужный люк. Курьера на улице не было, но чутье подсказывало, что он где-то рядом. Внизу. Мало того, Кейри чувствовала запах свежепролитой крови. От мысли о том, что ей придется спускаться в канализацию, Брудже стало слегка не по себе - чуть больше часа назад она уже чуть не погибла в этой зловонной клоаке. Впрочем, ставшего для нее зловещим аромата мирры Кейри не чувствовала. Выругавшись, она отодвинула люк и спустилась вниз.

Вампирша почти сразу увидела курьера. Он лежал на спине, его тело было наполовину погружено в грязную воду, а открытые глаза с расширенными зрачками безразлично смотрели на Кейри. На горле парня зияла страшная рана - как будто кто-то зубами вырвал из него кусок плоти вместе с гортанью. Вода вокруг курьера уже успела окраситься в красный цвет. Тело несчастного еще продолжало конвульсивно подергиваться, но было ясно, что ему конец. Даже вампирская кровь парню уже не поможет.

Но Кейри чувствовала, что кроме нее и агонизирующего курьера в канализации есть еще кто-то. Вампирша слышала его шумное прерывистое дыхание - оно напоминало дыхание запыхавшейся крупной собаки. А затем Кейри увидела два светящихся красных глаза, пристально смотрящих на нее из широкой трубы.

В следующий миг существо неожиданно выскочило из трубы, издав громкий вопль, похожий на нечто среднее между рыком и шумным выдохом. В иной ситуации Кейри нашла бы внешний вид твари довольно-таки забавным. Больше всего существо напоминало большую уродливую человеческую голову без губ и носа, покрытую мелкими шипами, с красными светящимися глазами, у которой от того места, где положено быть ушам, отходили две полусогнутые когтистые лапы, каждая размером с две человеческие ладони. Коричневая шкура твари была голой и покрыта слизью, как у лягушки. Пасть, полная острых зубов, была вымазана кровью. Теперь Кейри знала, кто убил курьера.

И, похоже, тварь не собиралась ограничиваться одной жертвой. Прежде, чем Кейри успела выхватить нож, существо набросилось на вампиршу. Его прыжок был столь стремителен, что Кейри не успела даже отскочить в сторону. Все, что она успела, - это вытянуть руки перед собой и схватить тварь за голову (похоже, что кроме головы и лап, других частей тела у существа не было). Та же вцепилась своими длинными крючковатыми когтями в плечи вампирши, прорвав плоть до кости. Мало того, тварь сбила Кейри с ног. Бруджа упала на спину, поднимая вокруг себя фонтан брызг. Острые когти беспощадно кромсали ее тело, но и Кейри не ослабляла хватку... безобразная пасть яростно щелкала в нескольких десятках сантиметров от лица вампирши, но не могла достичь цели.

Руки Кейри окутало голубое свечение, и она с силой отшвырнула мерзкую тварь от себя. Та отлетела на несколько метров и шлепнулась в воду, но почти сразу же вскочила на лапы и снова бросилась на вампиршу. Однако на этот раз Кейри успела лягнуть тварь, и, не дожидаясь, пока та предпримет очередную попытку растерзать ее в клочья, поднялась и выхватила нож. Когда уродец снова прыгнул, Кейри что есть сил полоснула по его оскаленной морде. Тварь, визжа от боли, отлетела в сторону. Активировав Стремительность, Кейри подскочила к гадине и нанесла ей несколько колющих ударов, целясь при этом в пасть и красные глаза. После этого тварь вспыхнула оранжевым пламенем и сгорела - от нее остался лишь черный пепел, оседающий на воду.

- Дерьмо...

Кейри опять вымокла до нитки, а раны на ее плечах болели и кровоточили, не спеша при этом заживать. Зато кассета не пострадала - пакет, в который она была упакована, защитил ее от воды. Опасливо озираясь по сторонам, Кейри выбралась из канализации и отправилась обратно к Айзеку.


- Кассета у тебя?

- Да, вот она, - Кейри подала кассету Айзеку.

- Я не сомневался, что ты добудешь ее... И я извиняюсь за свое прежнее высокомерие - это условный рефлекс - нынче попадается столько молодняка, забывающего свое место. Я окажу тебе любую разумную помощь, но сначала... - Айзек вставил кассету в видеопроигрыватель. - Эта кассета... Мне так не терпится узнать, из-за чего весь этот шум, так что устраивайся поудобнее - у меня есть предчувствие... что бы на ней ни было, оно пригодится нам обоим.

Оба вампира впились глазами в оживший экран. Вот рыжеволосая девушка, на вид примерно такого же возраста, что и Кейри, одетая в джинсы и зеленый свитер, неуверенно постучалась в дверь какого-то большого дома. Двустворчатая дверь со скрипом отворилась, и девушка осторожно вошла внутрь. Теперь по ее лицу было видно, что ей почему-то не по себе. Изнутри стены особняка были окрашены в красный цвет и, похоже, он не мог полностью замаскировать кровавые пятна (Кейри показалось, что это были именно кровавые пятна). Освещение было очень тусклым, похоже, что девушка почти ничего не видела. И в ту же секунду дверь самопроизвольно захлопнулась за спиной девушки. Та развернулась, бросилась к двери и попыталась ее отворить - но тщетно. И тут за ее спиной промелькнула стремительная двуногая тень, издававшая звуки, похожие на шумное дыхание. У Кейри от этого зрелища по спине пробежали мурашки - она уже знала, что это такое. Девушка на экране обернулась, но ничего не увидела. Ракурс поменялся, и стало видно, как к ней осторожно подкрадываются целых три твари! Девушка стала проводить рукой по стене - и наткнулась на выключатель. Мрачное помещение озарилось светом, и девушка увидела тварей. Она пронзительно закричала от ужаса и бросилась бежать - рядом была лестница. Твари втроем погнались за ней. Девушка буквально взлетела по лестнице, пробежала через комнату и наткнулась на дверь. К счастью для нее, дверь не была заперта. Девушка открыла ее и влетела в следующую комнату, захлопнув дверь прямо под носом у почти уже догнавших ее тварей - одна из них ударилась своим отвратительным телом о дверь. Но, увы, комната оказалась не спасительным убежищем, а смертельной ловушкой: на диване, стоявшем посреди нее, сидели три точно такие же твари. Девушка, увидев их, с ужасом осознала, что для нее все кончено. Она, взывая бога о помощи, забилась в угол, присела на корточки, сжалась всем телом и прикрыла голову руками - как будто это должно было хоть как-то защитить ее от неизбежного. Твари одновременно набросились на свою жертву, сбили ее с ног и начали пожирать - живьем. Несчастная исчезла под сгрудившимися над ней безобразными телами. Крик девушки буквально захлебнулся от ее же собственной крови, но еще несколько секунд были слышны лязг зубов и хруст рвущейся плоти и разгрызаемых костей. А затем все внезапно стихло, и экран стал черным.

- Это даже более тревожно, чем мне говорили... - первым оправился от увиденного Айзек. - Теперь ты понимаешь мою озабоченность?

- Эти твари на кассете... Они - настоящие.

- Что ты сказала?

- Они настоящие! Такая гадина загрызла курьера и чуть не убила меня! Она затащила парня в канализацию и перегрызла ему горло! Я с трудом ее прикончила! - Кейри едва не сорвалась на крик.

- Тогда это, несомненно, работа Изверга.

- Клан Тзимицу?

- Да. Случилось так, что именно тогда, когда появился этот снафф-фильм, пропали Носферату. Я пытался заручиться их помощью в поисках его источника, и впервые за все эти годы был ошарашен их отсутствием.

- И ты думаешь, что эта кассета имеет отношение к их исчезновению?

- Я предполагаю, что имеет, иначе же это необычайное совпадение... Дом на кассете - я, кажется, знаю его. Дорога Королей, дом номер шестьсот девять, если не ошибаюсь. Полагаю, что Изверг, создавший кассету, использует этих тварей, чтобы травить Носферату, чем и объясняется их внезапное исчезновение. Они в западне. Как жаль, что Принц хочет, чтобы ты нашла Носферату, потому что, похоже, что лишь этот Изверг знает, как до них добраться, и я сомневаюсь, что он нарисует для тебя карту. Похоже, что Дорога Королей - это единственный путь попасть к ним, увы.

- Думаю, я отправлюсь туда. Спасибо, Айзек.

- Если позволишь дать тебе последнее предостережение - не доверяй ЛаКруа. Не ввязывайся в проклятую политику Камарильи. Этому городу они уже давно не нужны - и никогда не будут нужны.

- Тогда кому же мне доверять?

- Это ты решай сама. Я лишь знаю, кому ты не можешь доверять.

- Я запомню это. До встречи, Айзек.

- Ты готова отправиться туда?

- Да, я готова идти.

- Восхищаюсь твоей отвагой, Кейри. Задай жару тому, кого ты там найдешь.


Грюнфельд Бах вошел в помещение, в котором на кровати, больше всего напоминавшей больничную койку, лежал Ганс Фридриксен. Услышав, как скрипнула дверь, Ганс повернул голову в сторону вошедшего в комнату предводителя.

- Учитель... - произнес он слабым голосом. - Я подвел вас...

- Мне очень жаль, что так получилось, Ганс. Но я уверен, что ты пострадал за богоугодное дело.

На искалеченного охотника было страшно смотреть. На его груди и правом запястье виднелись багровые кровоподтеки. Гансу было больно дышать из-за сломанных ребер. Но самым страшным увечьем была рана на месте правого глаза. Бах протянул своему ученику флягу с вампирской кровью - она быстро залечит большинство его ран, но глаз у Ганса никогда уже не восстановится.

- Какая тварь это сделала? - голос старого охотника дрожал от ярости.

- Девчонка... Кажется, из клана Бешеных... - Ганс сделал глоток вампирской крови. - Она действовала на пару с тем актером... Они перебили всю нашу группу - кроме меня никто не выжил... Они все погибли...

- Их души сейчас в Раю. А эти твари дорого заплатят! Как выглядела эта гадина!?

- На вид возрастом около двадцати - двадцати пяти, брюнетка, одета в джинсы, белый топик и вязаную красную шапочку... Что с вами, учитель?

- Ничего... Давай, Ганс, поправляйся. Я уверен, ты еще отправишь в Ад не один десяток кровососов. Да прибудет с тобой божья помощь.

Бах вышел из комнаты, закрыл за собой дверь и привалился спиной к каменной стене коридора. Он винил себя за то, что Ганс был покалечен и еще четырнадцать охотников погибли. Ведь именно та вампирша, которую он видел в особняке Граута, помогла объекту уйти и, что еще хуже, в пух и прах разгромила группу из пятнадцати леопольдовцев! И он, Грюнфельд Бах, в этом виноват! Опыт и самоуверенность сработали против него, и теперь его ученики дорого заплатили за ошибку своего учителя. Бах был уверен в том, что вампирша не смогла выбраться из горящего особняка и погибла в огне, но он недооценил дьявольскую тварь. Ему стоило бы проследить за особняком - тогда бы он заметил кровопийцу, избежавшую гибели на пожаре, и убил бы ее на месте. Но вместо этого он спокойно побрел прочь сразу же после того, как сам выбрался из особняка. И вот теперь он знал, что бестия жива и, плюс ко всему этому, способна победить в бою опытного охотника.

Опытного, но не настолько, как сам Бах. Охотник, имеющий многолетний опыт истребления кровососов, всегда является для вампиров грозным, практически непобедимым противником. И Бах - один из таких охотников.

Этой ночью он поклялся сам себе, что найдет и прикончит ту тварь, которая уничтожила почти всю группу захвата и покалечила Ганса. И вампирше не придется рассчитывать на быструю и безболезненную Окончательную Смерть.

Сейчас же Баху предстояло проинструктировать группу из шести охотников, готовящую вылазку на Голливудские холмы, если быть точнее, в дом номер шестьсот девять по Дороге Королей. Сегодня ночью он лично допрашивал взятого живьем кровососа и узнал, что там, в особняке, находится логово нечисти. Охотникам предстояло проникнуть в особняк и, если пленник сказал правду, устроить там зачистку. Возможно, что им даже придется сжечь особняк дотла.

Кстати, кровью именно этого вампира Бах напоил Ганса. Охотники прекрасно знали о целебных свойствах вампирской крови и использовали ее в качестве лекарства. В отличие от гулей, леопольдовцы не имели никакой кровной связи с вампирами, чью кровь они потребляли. Они забирали у захваченных в плен вампиров почти всю кровь, пока те не впадали в торпор. Затем их добивали. И от вампира, чью кровь пил Ганс несколько минут назад, уже осталась лишь кучка пепла.


Кейри решила, что имеющегося у нее оружия будет недостаточно для того, чтобы выжить в схватке с целой стаей монстров, подобных тому, которого она убила в канализации. Даже одна такая тварь представляла реальную угрозу для жизни, а в особняке их было по меньшей мере шесть. Если они нападут все сразу, то шансов на победу у Кейри будет не больше, чем у той несчастной девушки.

Поэтому Брудже пришлось вспомнить адрес оружейного магазина, который дал ей Меркурио. Там она смогла свободно, без лишней волокиты, приобрести себе пару новых игрушек - японский меч-катану и кольт сорок четвертого калибра "анаконда" - гораздо лучшую альтернативу ножу и мелкокалиберному револьверу. Впрочем, от старого оружия Кейри не стала избавляться и даже прикупила патронов к револьверу.

Банк крови оказался для вампирши настоящим продовольственным магазином. А продавцом здесь работал гуль, так что Кейри не пришлось беспокоиться о Маскараде.

Прежде, чем поймать такси до Дороги Королей, Бруджа подкрепилась кровью удачно подвернувшегося прохожего. Когда донор пришел в себя, Кейри решила, что уже готова отправиться на выполнение нового опасного задания.

Да, сейчас она точно знала, что это задание опасно для жизни, в отличие от своей предыдущей вылазки на Голливудские холмы, в особняк Граута. И на этот раз Бруджа была готова к тому, с чем она может столкнуться.


Дорога Королей, дом номер шестьсот девять. Вот он, белый трехэтажный каменный особняк на высоком холме. Снаружи он выглядит совершенно безобидно, но только Кейри знает, что это не так. Там, внутри, скрываются кровожадные твари, поджидающие очередную жертву. От одной мысли о том, что они могут вырваться на свободу и пробраться в город, вампирше было не по себе. Она видела, на что способны эти существа. Даже одна такая тварь могла в считанные секунды превратить человека в растерзанный труп. А стая... Сейчас Бруджа испытывала не только тревогу перед предстоящей схваткой (в том, что ей скоро придется драться, Кейри не сомневалась). Было еще что-то. Желание уничтожить этих тварей. И дело тут не только в защите Маскарада. Кейри хотела обезопасить себя, других Сородичей, гулей и простых смертных от угрозы, которую представляли собой эти монстры. Пока что в город проникла лишь одна тварь, и Кейри убила ее. Но если на улицы Лос-Анджелеса вырвутся орды этих существ, то погибнет множество ни в чем не повинных людей. И Кейри должна сделать все возможное, чтобы не допустить этого. И от того, сможет ли она истребить гадов, зависит также судьба попавших в ловушку Носферату.

На карту поставлено очень многое, и Кейри не имеет права на поражение.

Окна здания были закрыты металлическими роллетами, так что единственный способ увидеть, что находится внутри - это войти в дом. Осмотревшись, Кейри почти сразу отыскала взглядом дверь, в которую стучалась девушка на той кошмарной видеозаписи. Бруджа поднялась на террасу и встала напротив этой двери. Двери, отделявшей произошедшую в особняке кровавую бойню от внешнего мира. Кейри извлекла из ножен катану и постучалась. Ничего не произошло. Тогда она сама попробовала открыть дверь, но та оказалась запертой. Стрелять из пистолета в замок было бы неблагоразумно - звуки выстрелов могли привлечь ненужное внимание со стороны проживающих поблизости людей, поэтому Кейри решила поискать другой вход в здание. Она обошла дом вокруг и наткнулась на растительность, покрывавшую одну из стен. Это был плющ, и по нему можно было вскарабкаться наверх. Кейри так и сделала и очутилась на втором этаже. Дверь там тоже была заперта. Немного побродив по этажу, девушка заметила винтовую лестницу, ведущую на третий этаж. И, наконец-то, незапертую дверь.

Перед тем, как ее отворить, Кейри окинула взглядом окрестности. Там, внизу, кипит жизнь. Небо снизу подсвечивается огнями большого города. По дорогам носятся кажущиеся светящимися точками автомобили. Вдалеке виднеются небоскребы Даунтауна, на их фоне особенно выделяется Башня Вентру. Там, наверху и в полной безопасности, заседает в своем пентхаузе ЛаКруа. Где-то поблизости находятся "Последний Патрон" и апартаменты "Скайлайн". И людям, как и большинству Сородичей, невдомек, что над ними нависла страшная опасность. Вероятно, никто, кроме Кейри и Айзека, не подозревает о том, что таится в этом особняке и может вырваться наружу.

Кейри отдавала себе отчет в том, что она, возможно, глядит на этот прекрасный большой город в последний раз. Ни оружие, ни Дисциплины, ни решительный боевой настрой еще не гарантируют того, что вампирша вернется отсюда живой. Она знала, какая опасность ее подстерегает, и понимала, что может погибнуть. Сейчас ее чувства были обострены до предела, тело напряжено, словно сжатая пружина. Сделав глубокий вдох, Кейри открыла дверь и вошла внутрь.

Освещение было очень тусклым, но это не мешало Кейри рассмотреть помещение, если так можно выразиться, во всей красе. Обои и дощатый пол были насквозь пропитаны кровью - как свежей, так и пролитой уже несколько дней назад. Потолок был обтянут кожей. Человеческой кожей. Она явно не обрабатывалась перед тем, как стать частью этого чудовищного интерьера, и уже гнила - тяжелый запах разложения заставил Кейри поморщиться. А мебель... Какой воспаленный ум мог такое придумать!? Она была сделана из человеческих костей, обтянутых кожей. И она тоже источала смрад разложения, запах смерти. Хотя кое-где стояла и обычная деревянная мебель. Кейри пришла в голову страшная догадка: те извращенные элементы внутренней обстановки особняка - это все, что осталось от его прежних владельцев. Если Айзек прав, то это работа Тзимицу. Изверга.

Но, как бы там ни было, Брудже еще предстояло найти виновного во всех этих зверствах монстра. Да, именно монстра - кем бы он ни был, человеком или вампиром, он вполне заслужил это звание. Кейри закрыла дверь, изолировав адский особняк от внешнего мира, и сделала несколько шагов вперед.

Конечно, Кейри знала, что здесь опасно. И в подтверждение этому первая тварь почти тотчас же набросилась на нее из ближайшего темного угла, выставив для удара две когтистые лапы. Но ей не удалось застать вампиршу врасплох - Кейри была готова к этому. Она резко развернулась на месте и нанесла рубящий удар катаной. Хотя все события прошлой жизни стерлись из памяти девушки, ее тело прекрасно помнило многочасовые тренировки в фехтовальном зале. Клинок рассек тварь надвое с такой же легкостью, с какой горячий нож режет масло. Та тут же вспыхнула.

- Один-ноль в пользу Бешеной... - Кейри злорадно усмехнулась. - Ну, кто следующий?

Ответом ей послужила тишина. Немного побродив по жуткой комнате, Бруджа наткнулась на лестницу, ведущую вниз. Стоило ей спуститься чуть ниже, как она была атакована сразу двумя тварями. Первая из них с воплем прыгнула на свою жертву - и напоролась на выставленную вперед катану, - меч вошел прямо в пасть существа. Впрочем, сдохло оно не сразу. Забившись в конвульсиях, тварь выбила катану из рук Кейри, а ее собрат тотчас же атаковал обезоруженную вампиршу. Однако он получил пинок прямо по морде и был отброшен в сторону. Не дожидаясь, пока уродец снова прыгнет, девушка выхватила из кобуры "анаконду" и выстрелила в него. Одной пули оказалось достаточно, чтобы уничтожить монстра. К этому моменту первая тварь уже сгорела, и Кейри подняла с пола катану, стряхнув с нее пепел.

Второй этаж выглядел не лучше третьего - повсюду была кровь и сделанная из человеческих останков мебель. Единственными, кому нравилась такая обстановка, были мухи - они стайками кружились над гниющей плотью, пожирая ее и откладывая в нее свои яйца. Белые личинки уже вовсю ползали по одному из кресел.

И тут Кейри опять ждал "теплый прием" - две твари, ошибочно признавшие в ней легкую добычу. Их постигла та же участь, что и предыдущих.

"Так, вот еще одна лестница, еще один этаж, еще одна голодная тварь. А это что? Похоже на холодильник. Да, так и есть. И тут лежат два пакета с донорской кровью. Ну что ж, возьму, пригодятся. О, кстати, а о чем это свидетельствует? Правильно, о том, что здесь находится вампир. Я на верном пути".

Помимо холодильника в этом помещении находился также большой разделочный стол. И на нем лежали полусгнившие, кишащие личинками части расчлененного трупа. Когда-то это была кухня, вероятно, с приходом Изверга превратившаяся в бойню.

Следующая лестница вела прямо в подвал. На сей раз никто не напал на Кейри, и Бруджа без лишних приключений спустилась вниз. Подвал представлял собой просторное помещение с каменными стенами и высоким потолком. В нем было несколько хаотично расположенных вертикальных колонн, сделанных из человеческой плоти. В стены были вбиты металлические штыри, к которым крепились чугунные цепи, заканчивающиеся мясницкими крюками. А на эти крюки были насажены частично освежеванные, выпотрошенные и уже разлагающиеся трупы. Весь подвал был залит кровью. Из стен выходили зияющие трубы неясного назначения, а напротив лестницы была дверь, ведущая, вероятно, в следующее помещение. Но не она привлекла внимание Кейри - обитатель подвала заставил вампиршу застыть на месте с отвисшей от изумления челюстью.

Он не был человеком - и даже без вампирского чутья Кейри прекрасно видела это. Он был немного выше ростом, чем она, а странный приподнятый шипастый гребень, в который сзади переходила его голова, визуально делал его еще более рослым. Кожа имела землистый цвет и, казалось, туго обтягивала череп. Глубоко посаженные оранжевые глаза, лишенные белков, напоминали глаза ястреба. От лопаток отходили две пары полуметровых острых шипов. Кисти рук заканчивались длинными пальцами с острыми когтями. Незнакомец был одет в алый плащ, доходивший почти до пят, и обтягивающие красные брюки. Из-под плаща виднелась белая сорочка. Завершал картину красный галстук.

"Тзимицу", - подумала Кейри. - "Джек рассказывал мне о том, как эти вампиры тащатся от того, что придают своим телам такой вот странный, устрашающий облик".

Тзимицу пристально посмотрел на незваную гостью и заговорил размеренным, со своеобразным славянским акцентом, голосом:

- О, приветствую, юный каинит. Я вижу, твое лицо не столь безжизненно, твои нервы не настолько окоченели, чтобы не могли выразить шок. Скажи, дитя, это мой вид столь ужасен или же моя осведомленность о тебе лишает присутствия духа?

На первый взгляд этот странный вампир не казался враждебно настроенным, но Кейри предпочитала соблюдать дистанцию и не подходила к нему близко. Если это действительно Тзимицу и убийца прежних обитателей особняка, то от него не стоит ждать ничего хорошего.

- Что, черт подери, здесь происходит!? - голос Кейри предательски дрожал, хотя она и пыталась казаться более решительной. - Ты кто такой?

- О, дитя Каина, вид этого жилища бледнеет в сравнении с моим фамильным поместьем. Комфорт - индивидуальное понятие, и все эти поделки дают мне возможность чувствовать себя, как дома. Не бойся моей мебели, дитя. О, кстати, забыл представиться - я Андрей из клана Тзимицу.

- Ты тот, кто снял ту кассету, не так ли?

- Ах да, пленка... Всего лишь тест, не более. Конечно, не предполагалось, что она попадет в руки смертных. К счастью, мы - в столице иллюзий и обмана. Значит, пленка сподвигла тебя найти меня. Откуда столь страстное желание, дитя?

- Страстно желаю надрать тебе задницу! - свойственная всем Бруджа воинственность быстро затмила первоначальный испуг - теперь Кейри знала, кто перед ней, и теперь была настроена весьма агрессивно. - Зачем ты все это устроил!?

- Все это - чтобы выколоть глаза Камарильи! Канализация заполнена моими созданиями. Я уничтожу Носферату или выкурю их из чумного логова. Без Канализационных Крыс Камарилья будет слепа перед планами Шабаша.

- А, так ты из этих придурков-шабашевцев, - Кейри презрительно усмехнулась. - И все это - твой план?

- Не мой - такова воля Шабаша! Камарилья ослабла, она мертва и прогнила на корню, они хороши лишь в роли пешек Патриархов. Даже сейчас они чувствуют зов Древнего и пытаются освободить его из оцепенения сна.

- Древнего?

- Он дремлет внутри Анкарского саркофага. Один из Патриархов, чье возвращение ознаменует час расплаты. Геенна уже близка, и Камарилья невольно толкает нас навстречу гибели.

- Может - да, а может - и нет. Так что с этими тварями? Это ты создал их?

- Хэдэсы, благословенные создания... Я взломал скорлупу их смертных тел и извлек оттуда их величайшую силу - Изменчивость. Я сплетал кости, ткал плоть и шнуровал сухожилия до тех пор, пока их наследственные черты не стерлись!

- Где ты взял... сырье для них?

- Нелегалы, ублюдки, полукровки, каитиффы, отбросы общества - Сородичей и смертных. Они значат для властей не больше, чем для меня. Это своего рода выбраковка.

- Это тебя сейчас выбракуют, чучело! И мамочка будет выбраковщицей... - Кейри кровожадно ухмыльнулась. О да, сейчас она порубит его на гуляш - он этого заслужил! Она уже не задумывалась о том, что перед ней - вероятно, старый и опытный вампир, для которого убить так же просто, как щелкнуть пальцами. Характерный для Бруджа бойцовский азарт дал о себе знать, взяв верх над инстинктом самосохранения.

Андрей переменился в лице - он стал похож на демона из Преисподней.

- А теперь, камарильская кукла, покажи мне, как ты будешь бороться со своей натурой в лице тех, кто принял своего Зверя. Откажись от даров Каина и будь разорвана на части моими слугами!

- Давай, засранец, покажи-ка мне, на что ты способен!

Но буквально через секунду Кейри поняла, что главная опасность исходит отнюдь не от Андрея. Тзимицу лишь вытянул вперед правую руку, и вокруг нее появилось красное свечение. А затем красный луч выстрелил в сторону одной из труб. И в тот же миг оттуда с громким рыком выскочила тварь - хэдэс, как назвал этих существ Андрей.

Тзимицу призвал чертову тварь!

И это оказалось для Кейри весьма неприятным сюрпризом - к счастью, она успела увернуться от неожиданного прыжка уродца. А тем временем Андрей выстрелил красным лучом в следующую трубу. И еще в две.

Четыре хэдэса против одной Бруджи. Для Кейри ситуация стала очень опасной, и ей пришлось активировать и Стремительность, и Могущество - без Дисциплин у нее было мало шансов на победу в схватке с этими быстрыми и злобными тварями. А набросились они все одновременно. Кейри смогла задеть одного из хэдэсов катаной, но не убила его - раненая тварь с визгом отскочила в сторону. Одновременно с этим ее собрат ударил вампиршу лапой, располосовав когтями левое плечо и сбив девушку с ног. Еще две твари набросились на упавшую жертву, но один из хэдэсов тотчас же напоролся на катану и вспыхнул. Второй монстр сомкнул свои челюсти на правой голени Бруджи, прокусив плоть до кости. Боль была чудовищной, но, тем не менее, Кейри изловчилась и нанесла хэдэсу рубящий удар катаной, тем самым отправив его на тот свет. Она попыталась встать, но раненая нога отозвалась новой вспышкой боли. Две оставшиеся твари приготовились к атаке, намереваясь добить свою жертву.

А Андрей просто стоял и наблюдал за этой ожесточенной и явно неравной схваткой.

Превозмогая боль, Кейри все же нашла в себе силы подняться и встретить прыгнувших хэдэсов мощным рубящим ударом. Один из них упал на залитый кровью пол, лишившись лапы, а второй ударил Бруджу когтями в грудь. Белый топик пропитался алой кровью, но все же вампирша устояла на ногах. Она вцепилась руками в голову хэдэса и отбросила его в сторону - и как раз вовремя: он уже собирался когтями распороть ей живот. Следующая атака стала для твари последней - катана рассекла ее надвое. Прихрамывая, Кейри подошла к раненому хэдэсу и добила его.

Сплюнув кровь (ее легкие были пробиты когтями хэдэса - для человека эти раны были бы смертельными), Кейри подняла глаза и с ненавистью и презрением посмотрела на Андрея.

- Ну что, выродок, теперь твоя очередь, - сквозь зубы процедила она.

- Впечатляет... - Тзимицу явно был изумлен.

Но не напуган. Ведь этот Изверг был здоров и полон сил, в то время как его соперница - изранена. Кейри понимала, что сейчас, возможно, начнется последний в ее жизни бой - Бруджа до сих пор прихрамывала, а большую часть сил она растратила в схватке с хэдэсами. Раны на груди и плече тоже давали о себе знать.

Но тут произошло то, чего оба вампира никак не ожидали: лестница, ведущая в подвал, вспыхнула оранжевым пламенем! Кейри только успела рассмотреть, что оно пришло сверху. В ноздри тут же ударил запах горящей плоти - полуразложившиеся останки, выделявшие гнилостные газы, легко воспламенились. Лишь благодаря тому, что пол и стены подвала были каменными, он не превратился в крематорий, хотя языки пламени все же перекинулись на подвешенные на крюках трупы и созданные из уже загнивающей плоти колонны.

Похоже, что кто-то поджег дом, находясь наверху.

Андрей поднял голову вверх и посмотрел на пламя. Его физиономия скривилась в зловещей ухмылке, больше похожей на оскал. В глазах блеснул кровожадный огонек.

- Жалкие людишки... - произнес Тзимицу.

В следующую секунду тело вампира окутало красное свечение, которое на миг ослепило Кейри. А когда оно погасло, Андрея уже здесь не было - он просто взял и исчез!

Впрочем, на рассуждения относительно природы этого загадочного явления у Кейри не было времени. Сейчас ее единственная задача - выбраться из подвала, пока не стало слишком поздно. А единственным выходом была та двустворчатая дверь. Кейри не могла знать, что за ней скрывается, но, во всяком случае, оно не более опасно, нежели бушующее пламя.

Дверь была заперта, но два выстрела из "анаконды" решили эту проблему. Створки сами по себе оказались очень тяжелыми, и поэтому Брудже пришлось отойти на несколько метров и, активировав Дисциплины, на полной скорости с силой ударить всем телом в дверь - створки немного сдвинулись с места. При этом вампирша испытала жесточайшую боль, так как ее раны до сих пор не зажили. Лишь с третьего удара проход расширился настолько, что Кейри смогла протиснуться в щель между створками.

Ее окутал мрак. Когда глаза привыкли к темноте, Кейри поняла, что находится в неком подобии маленькой пещеры. Через метр ее пол обрывался, и неглубокая, не более пяти метров, вертикальная шахта переходила в узкий горизонтальный туннель, пройти по которому можно было, лишь согнувшись в три погибели.

Кейри не могла знать, куда ведет этот туннель, но другого пути, кроме как туда, у нее не было. Вернуться назад вампирша уже не могла, и поэтому ей оставалось только одно - двигаться вперед, навстречу неизвестности.


Андрей слизнул с когтей свежую кровь и окинул взглядом результат своей работы - шесть растерзанных трупов. Судя по исходящему от них аромату мирры, это были охотники на вампиров. Тзимицу довольно ухмыльнулся - эти ребята явно не на того напали. Возможно, они и представляли опасность для неопытных новообращенных, но у них практически не было шансов против старого Изверга. Из них бы получилась неплохая мебель.

Правда, теперь Андрею следует покинуть свое логово на Дороге Королей - особняк полностью выгорел, да и покоя ему здесь уже явно не будет из-за вероятных повторных визитов леопольдовцев или воинственно настроенных камарильских вампиров. Тзимицу придется найти себе другое логово на территории Лос-Анджелеса или вернуться в свое фамильное поместье.

Андрей не сильно беспокоился за судьбу молодой Бруджи, которая так дерзко проникла в его логово. Скорее всего, девчонка погибла в огне. И, даже если ей удалось уцелеть, то это ненадолго - ведь для нее единственным выходом из горящего особняка была канализация, попасть в которую можно было через двустворчатую дверь в подвале. А эта канализация кишела созданными им, Андреем, кровожадными тварями, и хэдэсы были самыми безобидными из них.

Глава 8. Среди чудовищ

Кирпичные стены, решетчатые полы, тусклое освещение и вонь нечистот - туннель привел Кейри в канализацию. Конкретно в этом участке коллекторов Бруджа еще не бывала, но он не отличался от того, в котором она и Эш расправились с большой группой охотников. Однако здесь она едва ли встретит этих инквизиторов двадцать первого века. "Канализация заполнена моими созданиями", - так, кажется, говорил Андрей. И, если это так, то Кейри предстоит схватка с совсем иными противниками.

Кейри не знала, кто поджег особняк, и не знала, куда пропал Андрей. В любом случае, никто ее, похоже, не собирался преследовать. У вампирши были догадки относительно того, кто устроил поджог - вероятно, здесь опять были замешаны леопольдовцы. Про себя Кейри надеялась, что Андрей и охотники убили друг друга. Может быть, именно поэтому за ней не было хвоста.

Двигаясь по туннелю, Бруджа наткнулась на решетку. В стену был встроен рычаг, и Кейри опустила его. Решетка медленно поднялась, дав девушке возможность пройти дальше. По ту сторону был точно такой же рычаг, и Кейри опустила за собой решетку: если то, что говорил ей Андрей относительно обитателей канализации - правда, то вампирше стоит изолировать туннели от выхода на поверхность - кто бы тут ни обитал, он не должен попасть во внешний мир.

На данный момент раны Кейри уже зажили, но она потратила много сил на использование Дисциплин. Ей была нужна свежая кровь. В рюкзаке лежало несколько пакетов, но Кейри не хотела их расходовать - они, возможно, в недалеком будущем окажутся нужнее, чем сейчас. К тому же, альтернативный источник крови в изобилии водился в канализации - это были крысы. Когда-то от мысли о том, что ей придется пить крысиную кровь, Кейри бы передернуло. Но, как известно, голод не тетка.

"Да, ну я и докатилась", - подумала Кейри, глядя на небольшую стайку грызунов.

При ее приближении крысы бросились врассыпную, но вампирша оказалась достаточно ловкой и проворной, чтобы схватить одну из них. Клыки вонзились в бьющееся тельце. Кейри осушила добычу в два глотка и отбросила обескровленный трупик на решетчатый пол. Крыса, конечно, была не слишком-то сытной, но все-таки Бруджа почувствовала некоторый прилив сил. Она продолжила охоту и поймала еще трех крыс. Теперь Кейри была в отличной форме и решила, что может продвигаться вперед. С кем бы она там ни столкнулась, девушка встретит его во всеоружии.

Но, для начала, Кейри должна была сориентироваться, куда же ей идти. Канализация представляла собой целый лабиринт туннелей, каждый из которых ничем не отличался от предыдущего. Они должны куда-то ее привести.

"Интересно, и как только Носферату здесь ориентируются!? Чувствую, что скоро заблужусь в этой дыре. Хорошо еще, что я не Вентру, и мне можно питаться крысиной кровью, а то наверняка впала бы в голодный торпор через несколько дней скитаний по этим чертовым катакомбам. А про вонь и говорить нечего. О, а вот и компания на мою задницу!"

Андрей не соврал - созданные им твари действительно населяли канализацию. Питались ли хэдэсы крысами или нет, значения не имело - выглядели они довольно-таки голодными и злыми. И эта парочка явно видела в Кейри потенциальную добычу. Конечно, они недооценивали Бруджу, уже имевшую опыт истребления хэдэсов, - и быстро повторили судьбу своих предшественников, превратившись в горстки пепла.

- Неплохо, Кейри, - похвалила вампирша саму себя.

"И что же, получается, что эти уродцы стали причиной исчезновения Носферату? Что-то не похоже. Если уж я в одиночку играючи их убиваю, то неужели целая группа вампиров не может с ними справиться!? Может быть, дело вовсе не в хэдэсах?"

Примерно пятнадцать минут Кейри скиталась по туннелям. Она встретила и убила еще несколько хэдэсов, получив при этом лишь пару незначительных ран, которые быстро зажили после употребления крысиной крови. Она уже чувствовала, что заблудилась и ходит кругами, когда услышала характерное шумное дыхание. Конечно же, это был еще один хэдэс, но вовсе не он привлек внимание вампирши. Между ним и Кейри была стальная решетка, вот только рычага, чтобы поднять ее, девушка не обнаружила. А хэдэс, буквально сходивший с ума при виде потенциальной жертвы, находился в помещении, которое, похоже, представляло собой резервуар с водой - здесь Кейри еще не была. Стрелять в решетку было бы бесполезно - слишком толстые прутья. Поэтому Кейри ограничилась лишь тем, что пристрелила хэдэса.

"Так, а теперь надо подумать, как же мне туда попасть. Кажется, все туннели я уже обошла. Что еще остается? Ах, точно! Вот я дура-то! Про трубы-то я и не подумала!"

И действительно, все это время Кейри даже не обращала внимания на выходившие из стен трубы - точно такие же трубы, из которых на нее выпрыгивали призванные Андреем хэдэсы. При желании она вполне могла бы по ним передвигаться, пусть и ползком. Возможно, что они куда-нибудь ее приведут. Она залезла в одну из них и на четвереньках поползла вперед. Конечно, в трубе было темно, хоть глаз выколи, и даже вампирское зрение тут было бесполезно. Кейри наткнулась на решетку. Развернуться она не могла, и поэтому ей пришлось пятиться назад.

"Вот же дерьмо! Хорошо еще, что я не страдаю клаустрофобией и не помру от сердечного приступа. Надеюсь, что я перебила всех хэдэсов - ни хватало еще, чтобы какая-то тварь откусила мне задницу!"

К счастью, из трубы Бруджа вылезла целая и невредимая. Она обследовала еще две трубы, но одна из них заканчивалась решеткой, а вторая привела в уже пройденный участок катакомб.

Нецензурно выругавшись в адрес Тзимицу, хэдэсов и всех тех, кто проектировал эти проклятые катакомбы, Кейри полезла в очередную трубу. На сей раз труба привела ее в маленькое помещение (в нем было невозможно даже выпрямиться), тускло освещенное лампочкой, на противоположной стороне которого был вход в еще одну трубу. И как раз именно эта труба выходила в тот резервуар, в который так хотела попасть Кейри. Тут же на полу лежала горстка пепла, оставшаяся от хэдэса.

"Ладно, вот это место. А дальше-то что делать!? Резервуар с водой, на дне закрытый двустворчатый люк. На стене какой-то красный вентиль. И все! Черт возьми, неужели опять тупик!?"

Она уже не хотела возвращаться. Возможно, что выход отсюда все-таки есть, хотя от самой мысли о том, как ей предстоит продвигаться дальше, Кейри передернуло.

"Вот вентиль, вот люк... Если повернуть этот вентиль, то, надо полагать, люк откроется. Все равно что спустить воду в толчке. В очень большом толчке. И самой смыться... Ну и ну, и какая же херня лезет мне в голову! А что, может быть, это и вариант... А если нет? Куда я попаду, и что со мной может случиться? Джек говорил мне, что вампир не может утонуть или задохнуться - в отличие от смертного, нуждающегося в дыхании. Уже аргумент "за" - пусть вода грязная и вонючая, но сама по себе не опасная. Но вот только куда она смоется? Ну что, Бешеная, остается только один способ выяснить. Давай, как говорится, вперед и с песней! И будь что будет!"

Кейри решительно повернула вентиль. В ту же секунду створки люка разверзлись, открыв взору зловещую черную бездну. Вода устремилась туда, и Бруджа, по старой привычке сделав глубокий вдох, спрыгнула в воду. Ее буквально засосало в люк вместе с водой. Через несколько секунд она оказалась ниже уровня дна резервуара, и створки над ней сомкнулись. Путь назад был отрезан, и Кейри могла только плыть вперед, надеясь лишь на то, что она не окажется в тупике.

Там, где оказалась Кейри, имелось кое-какое слабенькое освещение, позволявшее различить кирпичные стены. Помещение было полностью затоплено водой. И, к счастью для вампирши, выбраться отсюда можно было по длинной трубе - кстати, именно свет в конце этой самой трубы и освещал помещение. Кейри поплыла по трубе, лишь слегка помогая себе руками - течение само несло ее вперед.

"Ну что же, все не так уж и плохо. Продвигаюсь потихоньку. Конечно, напоминает предсмертное видение - свет в конце туннеля... Блин, Кейри, ты стала слишком уж суеверной, сейчас ты просто выберешься из этой грязной воды... Ой, а это еще что такое!?"

Труба впадала в широкий резервуар со светло-серыми стенами. А на противоположном его конце вращались большие металлические лопасти водоочистительной машины, касавшиеся самого дна - именно поэтому возникло течение, облегчавшее продвижение Кейри вперед. И с каждым метром оно только усиливалось! Бруджа попробовала повернуть назад, но течение оказалось сильнее ее - вампиршу буквально притягивало к этим лопастям! Даже Дисциплины не помогали ей - Кейри медленно, но неумолимо приближалась к лопастям. Скоро ее силы иссякнут, и тогда лопасти разрубят ее на куски.

"Проклятье! Что же делать!? Давай, Кейри, думай... Кажется, сверху резервуар не закрыт - стало быть, я могу вынырнуть. Так, было бы еще за что зацепиться... Да, вот оно! Слава проектировщикам, установившим прикрепленную к стене лестницу!"

Лестница находилась всего в каких-то пяти метрах от вращающихся лопастей, и течение на этом участке было особенно сильным. У Кейри будет всего одна попытка - или она сможет ухватиться за перекладины лестницы, или умрет.

Одна попытка. Жизнь или Окончательная Смерть.

Кейри активировала Дисциплины, тем самым повысив свои шансы на успех. Она гребла назад и влево, буквально прижимаясь к стенке резервуара. Поток воды продолжал тем временем увлекать девушку вперед, к лопастям. Так, вот до лестницы остается четыре метра, три, два, один... Течение стало очень сильным и быстрым, но все-таки не таким, как реакция Бруджи - Кейри сомкнула пальцы на перекладине. Поток все еще словно пытался оторвать вампиршу от лестницы, но та держалась изо всех сил.

Но постоянно так болтаться она не может - надо подниматься наверх. Для этого пришлось отпустить одну руку и, с трудом удержавшись на первой перекладине, ухватиться за вышележащую. Кейри подтянулась и ухватилась за эту перекладину второй рукой. Так, еще одна перекладина. Еще одна... Проклятье, как же ей тяжело выполнять эти, казалось бы, простые действия! Но мощный поток в разы утяжелял процесс. Если бы Кейри была простой смертной, не владеющей ни Могуществом, ни Стремительностью, то ее бы уже затянуло на лопасти. Не говоря уже о том, что до этого она успела бы захлебнуться и утонуть - лопасти разрубили бы уже мертвое тело.

Так, вот уже и ноги можно поставить на нижнюю перекладину - теперь Кейри стало намного легче удерживаться на лестнице и подниматься наверх. Через несколько секунд голова вампирши поднялась над поверхностью воды.

"ДА!!! Я спасена! Твердая поверхность, наконец-то, черт подери!"

Действительно, резервуар находился посреди просторного помещения, и справа и слева от него имелся бетонный пол. Радости Кейри не было предела. Сейчас она только подтянется и выберется на "берег"...

В следующий миг зубастая пасть лязгнула в опасной близости от лица Кейри - все это время хэдэс следил за вампиршей, отчаянно боровшейся за свою жизнь, и теперь решил атаковать. Лишь чудом Кейри не разжала пальцы, и это спасло ее от гибели. Она, быстро перебирая руками, ушла на глубину, тем самым обезопасив себя от зубов и когтей твари. Хэдэс бесновался наверху - сквозь воду Бруджа видела его уродливую оскаленную морду.

"Ладно, сволочь, сейчас мы еще посмотрим, кто кого!"

Кейри пришлось разжать правую руку, чтобы добраться до кобуры с "анакондой". При этом она изо всех сил сжимала пальцы левой руки на перекладине и всем телом прижималась к спасительной лестнице. К счастью, хэдэс не пытался достать вампиршу под водой - возможно, он и был агрессивной тупой тварью, но даже ему хватало ума не лезть в воду. Пальцы нащупали и сжали рукоятку кольта. Кейри извлекла револьвер из кобуры и нацелила дуло на хэдэса. Она выстрелила несколько раз, чтобы наверняка поразить монстра. И ей это удалось - хэдэс вспыхнул оранжевым пламенем.

Теперь Кейри могла без опаски выбраться из резервуара.

Вернее, это она думала, что "берег" теперь безопасен. К счастью, собрат убитой твари набросился на Кейри тогда, когда она уже успела отойти на некоторое расстояние от кромки воды. Тварь сбила вампиршу с ног, и та упала на спину, ударившись о бетон. Бруджа вцепилась руками в уродца и перебросила его через свою голову, отшвырнув прямо в резервуар с водой. Меньше чем через секунду хэдэс напоролся на вращающиеся лопасти и моментально оказался разрублен. Куски его тела сгорели даже под водой, и пепел был дальше увлечен течением.

Кейри осмотрелась. Похоже, что выбраться из этого помещения можно было или по одной из труб, из которых, вероятно, и выскочили хэдэсы, или по узкой лазейке в стене, расположенной в аккурат над вращающимися лопастями. Увы, первый вариант не прошел, так как трубы заканчивались решетками.

Второй способ был бы неосуществимым, если бы не три ржавые металлические бочки, находившиеся по ту сторону резервуара. У Кейри созрел план. Она, оттолкнувшись от бетона, перепрыгнула резервуар (его ширина составляла около трех метров) и приземлилась на самом краю противоположного "берега". Она обошла одну из бочек и изо всех сил пнула ее ногой. Бочка перевернулась и опрокинулась в воду. Подхваченная течением, она, набирая скорость, поплыла к лопастям. Одна из лопастей сверху обрушилась на нее и увлекла на глубину, прижав ко дну резервуара. Раздался скрежет гнущегося металла, из-под воды поднялись пузыри, выдавленные из смятой бочки. Но все-таки Кейри добилась своего: бочка смогла остановить лопасти, и теперь некогда смертоносный механизм превратился в лестницу, по которой Бруджа могла бы подняться наверх, к лазейке.

Кейри с осторожностью поднялась по лопастям - они еще дрожали, но бочка все же удерживала их на месте. Девушка залезла в узкую трубу и ползком пробралась в следующее помещение.

Это был просторный зал, из стен которого выходили уже ставшие привычными трубы. И из этих труб по одному - по двое выскакивали хэдэсы. Кейри не считала тварей, но, похоже, что ей удалось отправить на тот свет по меньшей мере шесть созданий Андрея.

Выйти из зала можно было через довольно широкую арку. Вампирша оказалась на решетчатом мостике, протянувшемся от стены до стены. На противоположной стороне была лестница, ведущая вниз. Так Кейри попала в зал, аналогичный предыдущему, но на уровень ниже. Трубы с выскакивающими оттуда хэдэсами прилагались. Не было только арки. Трубы заканчивались решетками, зато были две неглубокие вертикальные шахты. Присмотревшись к ним, Кейри заметила, что в стенку одной из них встроен люк. Девушка спрыгнула в шахту, повернула вентиль и открыла люк - за ним находилась труба, заканчивавшаяся таким же люком.

Попав в очередной зал, Кейри поднялась по лестнице и открыла дверь.

Бруджа оказалась на ржавом металлическом мостике, по периметру огибавшем просторное помещение. Пол под ним был залит водой. Внизу находилась какая-то явно вышедшая из строя аппаратура, ставшая источником синих электрических разрядов. На противоположной стороне помещения стояла парочка хэдэсов, оживившаяся при виде Кейри. Пристрелив тварей, вампирша решила пройти туда, где они только что были - ее внимание привлекли несколько рубильников и что-то вроде панели управления. Кейри двигалась с осторожностью, так как понимала, что проржавевшее железо ненадежно, а упасть в наэлектризованную воду ей совсем не хотелось. И через несколько метров раздался предупреждающий скрежет - Бруджа тотчас же рванула вперед, покидая опасный участок. Пробежав несколько метров, Кейри посмотрела назад и увидела, что часть мостика обрушилась вниз, в воду.

"Чуть не попалась! Так, теперь надо разобраться со всей этой хренью. Ага, кажется, этот рычаг нужен для того, чтобы включать и выключать электричество. Ладно, проверяем методом "научного тыка"... О, сработало! Так, теперь осмотрюсь. Похоже, что единственным возможным выходом отсюда является вот этот резервуар с водой - хорошо еще, что я смогла вырубить электричество".

Кейри спрыгнула вниз, подняв вокруг себя фонтан брызг - вода доходила ей до колен. Шлепая по воде, она направилась к резервуару и нырнула в него. Этот резервуар переходил в длинный туннель, в конце которого работал винт. Но только этот винт, в отличие от лопастей водоочистительной машины, не притягивал к себе, а, наоборот, отталкивал назад, создавая довольно мощное течение. Кейри пыталась ему сопротивляться и даже смогла приблизиться к винту довольно близко и увидеть, что туннель сворачивает вправо, но с каждым метром течение усиливалось, все больше мешая продвигаться вперед. Кейри плыла все медленнее и медленнее, и, в конце концов, уже не могла сдвинуться с места. Она сдалась, позволив течению отнести себя назад, и выбралась из резервуара.

Вампирше пришлось снова подняться на мостик (к счастью, была лестница, ведущая наверх), чтобы повнимательнее осмотреть панель управления.

"Так, вот это мне больше нравится - выключатель насоса!"

Когда Кейри предприняла вторую попытку, винт уже не работал, так что вампирша без труда доплыла до поворота. И тут ее опять ждал облом: через десяток метров туннель резко переходил в вертикальную шахту, но она не была заполнена водой! И перекладин, по которым можно было бы подняться, Бруджа не заметила.

Мысленно проклиная всех и вся, Кейри снова вернулась назад и поднялась на мостик.

"Блин, кажется, поняла! Отключила насос - вода сошла. Если насос работает, то винт помешает мне плыть вперед... Так, а если включить насос и попытаться прошмыгнуть, пока винт еще не разогнался? А что, это идея!"

Кейри так и сделала. Как только насос был снова включен, Бруджа, активировав Стремительность, прыгнула с мостика прямо в резервуар. Винт уже вращался, но пока еще медленно, так что Кейри успела доплыть до поворота прежде, чем течение стало слишком сильным. И теперь поток воды уже не мешал, а помогал вампирше продвигаться вперед. Вода заполняла вертикальную шахту, и Кейри вместе с ней поднималась вверх. Там, наверху, был объемный резервуар, и из него можно было выбраться через очередной туннель, вход в который находился в верхней части резервуара. Уровень воды постепенно поднимался, и вскоре Кейри смогла пробраться в туннель.

Там течение было особенно сильным, и девушку быстро понесло вперед. Поток стал турбулентным, и ее немилосердно швыряло от стенки к стенке, как будто она оказалась в стиральной машине. К счастью, вампиры не склонны к укачиванию, и голова у Кейри не закружилась. Она даже успела заметить, что в конце туннеля виднелся тусклый свет. Про себя она молила судьбу о том, чтобы там не было никакого смертельно опасного механизма.

Но опасения были напрасными: труба выходила из кирпичной стены, и поток воды хлынул оттуда, швырнув вампиршу на металлическую решетку - точно такую же, как в оставшихся позади многочисленных туннелях коллекторов. Но только это был не очередной туннель, а просторный зал.

Кейри покатилась по решетке, больно ударившись о металл. У смертного на ее месте наверняка было бы сотрясение мозга, но вампирша пришла в себя за пару секунд. Она, слегка пошатываясь, встала на ноги, выпрямилась и стала усиленно моргать глазами, очищая их от грязной воды.

Когда зрение восстановилось, Кейри замерла от ужаса.

В этом зале она была не одна.

Своим телосложением существо напоминало борца сумо, а его рост почти не уступал росту Шерифа. Оно выглядело очень толстым, но, скорее всего, не из-за жира, а от раздувавших тело гнилостных газов. Кожа твари была светло-серой, под ней просвечивали багровые жилы. Вместо ступней у нее, похоже, к ногам были приделаны кисти рук. Сами же руки заканчивались отнюдь не кистями: правая переходила в устрашающего вида метровый шип, изогнутый наподобие косы, а левая рука, казалось, превратилась во вторую шею, к которой крепился безглазый оскаленный череп. Нормальной же шеи у существа практически не было, лысая голова росла как будто из плеч. Глазницы были пустыми, но, тем не менее, существо видело Кейри: пара светящихся красных глаз располагалась на том месте, где у нормального человека положено быть соскам.

Негромко промычав, страшилище сделало свой первый шаг по направлению к вампирше. Ступало оно медленно и неуклюже, переваливаясь, как утка.

Кейри пришла в себя и поняла, что пора действовать, пока существо не зажало ее в угол. Возможно, оно и было медлительным, но кривой шип на его правой руке выглядел не менее опасным, чем сабля леопольдовца. Бруджа решила воспользоваться катаной - патроны надо экономить, а преимущество в скорости поможет ей одолеть монстра с помощью холодного оружия.

Активировав Дисциплины, Кейри бросилась в атаку, метя катаной в короткую толстую шею твари. Но ей тут же пришлось отскочить назад, уворачиваясь от неожиданно быстрого удара огромным когтем: если бы не молниеносная реакция, то Бруджа оказалась бы выпотрошена. Существо сердито проревело и стало наступать, при этом несколько увеличив скорость. При этом оно не только размахивало своим ужасным когтем, но и пыталось достать до вампирши оканчивавшейся лязгавшим зубами черепом левой рукой.

А Бруджа ловко уклонялась от атак монстра и пыталась зайти к нему с тыла. Стремительность сделала свое дело, и лезвие катаны оставило глубокую рану на спине чудовища, из которой потекла зловонная черная жидкость (надо сказать, что в целом существо воняло, точно разлагающийся труп).

Еще удар, отскок от страшного когтя, снова заход в тыл, удар, удар...

Наконец, страшилище вспыхнуло и рассыпалось пеплом.

Кейри осмотрелась, чтобы убедиться, что больше ей ничто не угрожает. Она была в безопасности - пока. Почти все ее силы ушли на использование Дисциплин, и голод давал о себе знать. Крыс поблизости не было, и Кейри достала из рюкзака пакет с кровью. Возможно, что добыча встретится ей в ближайшем помещении, но может случиться и так, что там окажется очередное творение Андрея, победить которое без использования сверхспособностей будет проблематично. Бруджа только что убедилась в том, что хэдэсы - не единственные обитающие в катакомбах монстры, что здесь водятся и более опасные существа. И, вполне возможно, что серпоруки (так Кейри решила называть этих новых тварей) - это еще не самое худшее, с чем она может столкнуться в ближайшее время.

А ведь всего несколько минут назад Кейри считала, что ее единственными врагами являются хэдэсы! Она уже наловчилась расправляться с этими уродцами и больше не считала их серьезной угрозой. Главное, успеть как следует ударить хэдэса катаной или подстрелить из "анаконды" - и он сдохнет. А вот от серпорука так легко не отделаешься. На одну такую тварь Кейри затратила почти столько же сил, сколько на трех-четырех хэдэсов. Хорошо еще, что эти вонючие уроды не столь проворны, как их меньшие собратья, иначе у Кейри было бы мало шансов на победу в схватке с ними. Тут главное - не дать зажать себя в угол и не попасть под удар метрового когтя или в лязгающую пасть, и тогда все будет хорошо.

Осушив пакет, Бруджа, полная свежих сил, решила продолжить путь и направилась к решетке на противоположной стороне зала. Девушка дернула за рычаг, и решетка медленно поползла вверх. Ее вскоре заклинило, но, к счастью, она успела подняться настолько, чтобы Кейри смогла пролезть под ней.

Вампирша оказалась в очередном лабиринте туннелей с решетчатыми полами, почти не отличавшемся от того, в который она попала в самом начале своего путешествия по канализации - разве что из стен не выходили трубы.

Кейри опять пришлось долго скитаться по этим катакомбам, прежде чем она набрела на потенциальный выход. Туннели были населены хэдэсами, также вампирша встретила двух серпоруков. Да уж, довольно неприятной была ситуация, когда ее сразу атаковали два мелких монстра и один большой. Тут Кейри придерживалась следующей тактики: она побежала назад по туннелю, заставив тварей погнаться за ней. Хэдэсы передвигались так же быстро, как профессиональные спортсмены, совершающие забеги на короткие дистанции, и почти догнали Бруджу, которая намеренно не стала использовать Стремительность, а медлительный серпорук остался в нескольких десятках метров позади. Тогда Кейри развернулась и перешла от бегства к нападению - когда серпорук приблизился, мелкие твари уже превратились в пепел. Вот только с этим товарищем все прошло не так гладко, как хотелось бы - все-таки один раз тварь смогла задеть Кейри своим огромным когтем, почти до кости разодрав левое плечо. Но то, что он перед смертью ранил вампиршу, послужило ему слабым утешением, к тому же, вскоре после этого Бруджа поймала парочку крыс - и снова была здорова и полна сил. За двадцать минут скитаний по катакомбам Кейри встретила еще десяток хэдэсов, атаковавших по одному - по двое, и одного серпорука; все твари были уничтожены, а сама Бруджа отделалась лишь царапинами.

"О, а вот тут я еще не была! Что там у нас? Белая дверь и парочка хэдэсов. Сдохни, сволочь!!! Вот тебе, урод головожопый!!! Все, готовы. А что на двери написано? "Только для персонала"... Я, кажется, не из персонала. Но нигде же не написано: "Вампирам вход воспрещен"! Так, не запрещено, значит, разрешено. Ой, какая досада, заперто! Ладно, не беда, воспользуюсь револьвером вместо ключа - всегда срабатывало. Все, дверь открыта!"

За дверью находился узкий металлический мостик с перилами, протянувшийся от стены до стены. С противоположной стороны в стене имелась ниша глубинной примерно два метра и белая дверь - точно такая же, что и за спиной Кейри. Вероятно, это была широкая вертикальная шахта, стены которой, как и в туннелях катакомб, были выложены кирпичом, покрывшимся слоем плесени. В потолок, расположенный в трех метрах над мостиком, был встроен быстро вращающийся вентилятор. А дно шахты... Дна не было видно, лишь дурно пахнущий зеленоватый газ клубился над зловещей черной бездной.

Кейри быстро проскочила мостик, воспользовавшись Стремительностью. Она помнила, как недавно ржавый металл проломился у нее под ногами, и не хотела рисковать. Вопрос о том, какая у этой шахты глубина, девушка предпочла бы оставить без ответа. Впрочем, ничего страшного не произошло - мостик не подавал никаких признаков разрушения.

На двери висела такая же табличка с надписью "Только для персонала", что и на предыдущей двери. И эта дверь также была заперта - пришлось пулей сбить замок. Кейри открыла дверь и вошла в следующее помещение:

- Срань господня!..

Эти слова как нельзя лучше характеризовали обитателя просторного зала. Торс и голова твари представляли собой безобразную пародию на женское тело: уродливое лицо с впалыми рыбьими глазами, свисающие груди, распоротое от грудины до лобка брюхо, из которого, похоже, вынули все внутренности. Кожа покрыта многочисленными гноящимися язвами. Руки - две огромные трехпалые лапы с кривыми острыми когтями, каждый размером с хороший кинжал. А ноги... Ног у существа не было - их заменяли два таких же, только более худощавых тела с головами, опирающиеся на широко расставленные руки. И в высоту этот монстр достигал около трех метров.

Тварь выпрямилась в полный рост, растопырила свои когтистые лапы и, издав громкий визг, ринулось в атаку.

Кейри на несколько секунд была буквально парализована от ужаса - она смогла совладать со своим телом и отскочить в сторону лишь в тот момент, когда монстр оказался совсем близко. А передвигался он, несмотря на свои габариты, очень быстро: тела, заменявшие ему ноги, с силой отталкивались руками от пола, и существо прыжками продвигалось вперед, наподобие огромной лягушки, лишь немного уступая в проворстве хэдэсам.

Кейри отпрыгнула в сторону, хотя гораздо благоразумнее было бы вернуться в шахту: такая большая тварь не прошла бы сквозь узкую дверь, и ее можно было бы спокойно расстрелять, стоя на мостике, но сейчас вампирша почти не отдавала себе отчета в том, что делает. Огромные когти монстра рассекли воздух в полуметре от Кейри, лишь чудом не задев Бруджу. Кейри оказалась за спиной монстра, но тот развернулся очень быстро и, завизжав от ярости, снова бросился в атаку. Только Стремительность позволяла Кейри держаться на относительно безопасном расстоянии от мощных когтистых лап чудовища, способных в считанные секунды разорвать ее в клочья.

Перед глазами мельтешили кирпичные стены, беснующееся страшилище и какие-то металлические конструкции.

Металлические конструкции, среди которых была вертикальная лестница, ведущая на мостик!

Кейри сама от себя не ожидала такого проворства - но чего только ни сделаешь, если хочешь жить!? Она не столько вскарабкалась, сколько взлетела по лестнице на мостик, оставив разъяренную тварь внизу - та с силой вмазала лапой по лестнице и превратила ее в покореженный металлолом, но добыча была уже недосягаема.

- Ну что, сука, съела!? - Кейри показала твари средний палец, хотя та вряд ли могла понять значение этого непристойного жеста.

Монстр продолжал с остервенением молотить лапами по поддерживающим мостик металлическим опорам, пытаясь сокрушить конструкцию. Тем временем Кейри смогла прицелиться из "анаконды" в его безобразную голову (ту, что была повыше) и разрядить в нее всю обойму. Гадина оказалась на удивление живучей: чтобы ее убить, потребовалось, по меньшей мере, десять пуль. Как и все прежде встреченные в канализации монстры, после гибели она сгорела и слоем черного пепла осела на пол.

Когда с тварью было покончено, Кейри осмелилась спуститься вниз. Осматривая помещение, она заметила ржавую решетку вентиляционной трубы, расположенную на уровне пола. Вот только напротив этого единственного возможного выхода из зала (других лазеек Кейри не нашла) пол обрывался, открывая взору глубокую "пропасть" - точно такую же, как в предыдущем помещении. Брудже несказанно повезло, что несколько минут назад она, уворачиваясь от атак твари и, при этом, совершенно не глядя себе под ноги, не упала вниз. Может быть, для вампира падение с высоты и не так опасно, как для человека, но ведь всему есть предел, а "пропасть" выглядела очень глубокой. Даже если бы Кейри не разбилась насмерть, то она вряд ли смогла бы выбраться оттуда и навсегда осталась в этой зловонной клоаке, кишащей кровожадными тварями.

Но ситуация не была тупиковой: по периметру "пропасть" окружал узкий, шириной менее полуметра, карниз. Вампирша вышибла решетку выстрелами из револьвера (более мощные патроны от "анаконды" девушка решила поберечь). Осторожно, рассчитывая каждое движение, Кейри стала продвигаться по карнизу, стараясь при этом не смотреть вниз. Наконец, она смогла протиснуться в узкую трубу.

Труба привела Кейри на небольшой решетчатый балкончик, крепившийся к стене большой вентиляционной шахты. На сей раз дно шахты было видно - оно находилось примерно в сорока метрах внизу. Никакой лестницы Бруджа не заметила, но из стен шахты на разных уровнях выходили трубы - если Кейри будет аккуратно прыгать с трубы на трубу, то, возможно, сможет спуститься, не покалечившись при этом. Да уж, она помнила, как сиганула из горящего особняка - тогда она сломала себе несколько костей, и это еще притом, что высота была вдвое меньше, чем сейчас. Надо полагать, что падение с такой высоты может привести к намного более серьезным травмам, а увечная вампирша - легкая добыча для тварей Андрея.

Впрочем, главная опасность состояла не в ударе об пол с высокой вероятностью многочисленных переломов. Это была вентиляционная шахта, и внизу, на выходе из нее, вращались лопасти большого вентилятора. Вращались они не очень быстро, но прямо под ними диаметр шахты пересекала металлическая балка, с которой лопасти пересекались наподобие ножниц. А это был единственный возможный выход из шахты.

С максимальной осторожностью Кейри перепрыгивала с трубы на трубу, с каждым прыжком спускаясь вниз на несколько метров. И вот, достигнув самой нижней трубы, она приготовилась совершить самый важный прыжок. Ей надо было преодолеть последний десяток метров, отделявший ее от пола нижележащего помещения, миновав лопасти вентилятора. Кейри была предельно сосредоточена: если она ошибется в расчетах, то спустится вниз по частям, а этого ей совсем не хотелось.

"Быстро, очень быстро... Так, примерно за полторы секунды вентилятор совершает полный оборот. У него три лопасти, они перекрещиваются с перекладиной внизу. Значит, проход открывается на полсекунды, не более... Нет, еще рано. А как насчет Стремительности? О, а вот это уже хорошая идея! Давай, Кейри, у тебя есть шанс!"

Использующая Дисциплину вампирша видела вращение вентилятора, как в замедленной съемке, а это значило, что ей будет легче выждать нужный момент. Больше шансов спуститься вниз целой, а не осесть слоем пепла.

Наконец, Кейри спрыгнула с трубы, сгруппировавшись и закрыв глаза - ей не хотелось видеть эти острые лопасти, легко способные ее уничтожить - подчас созданные для безобидных целей механизмы были в разы опаснее, чем самые фанатичные леопольдовцы и самые извращенные творения Тзимицу.

Ей повезло - лопасти не задели ее. Кейри почувствовала боль от удара об пол, но это были сущие пустяки по сравнению с тем, что могло с ней случиться несколькими метрами выше. Она поднялась на ноги и выпрямилась, бросив взгляд на вращавшийся уже над ней вентилятор, едва не превратившийся в мясорубку.

Придя в себя, Бруджа продолжила свое путешествие по катакомбам. Из круглого зала она попала в очередной лабиринт туннелей. В отличие от пройденных ранее, эти имели вместо решетчатых полов твердый земляной грунт. Труб, выходящих из стен, также не было.

Зато были все три вида монстров.

И сейчас Кейри всякий раз радовалась, если ее противником оказывался серпорук или уж тем более хэдэс - по сравнению с собратьями той твари, которую она недавно встретила, эти казались безобидными зверушками.

Да, морально Кейри была готова к тому, что та жуткая тварь в этой канализации не единственная. Ее опасения подтвердились едва ли не за ближайшим поворотом. К счастью, Бруджа первой заметила врага. Кейри тут же отскочила назад и прижалась к стене, стараясь не шевелиться. Ей крайне не хотелось привлекать внимание монстра, тем более что на этот раз у нее не будет возможности подняться на безопасный мостик и расстрелять тварь сверху. Но, несмотря на это, Кейри понимала, что должна убить создание Тзимицу - как и всех других тварей, которых она встретила и, возможно, еще встретит. Встретит, если уцелеет.

Кейри осмотрелась, оценивая обстановку. Позади нее был коридор длинной около тридцати метров - по нему она сможет бежать спиной вперед, отстреливаясь от твари. Конечно, она активирует Стремительность. Если коридор закончится до того, как тварь сдохнет, то Кейри сможет свернуть в другой, более короткий. Затем она окажется в зале - там, куда она приземлилась после того рискованного прыжка из вентиляционной шахты. А дальше отступать будет некуда, и единственной надеждой на спасение останутся Дисциплины и катана.

Продумав тактику боя, Кейри отважилась высунуться из-за угла. Тварь неспешно бродила по коридору - она еще не заметила вампиршу. И это повышало шансы последней на успех. Кейри прицелилась в голову твари и уже собиралась выстрелить, как та вдруг резко развернулась в ее сторону - головы, отходившие от заменявших ноги тел, давали монстру хороший обзор. Он злобно завизжал и прыжками помчался в сторону Кейри. Бруджа открыла огонь. Все пули из барабана попали в тело монстра (в голову Кейри уже не целилась, боясь промахнуться), но это ни капли не замедлило его продвижения. Вампирша стала отступать, на ходу перезаряжая кольт. Когда оружие снова стало готовым к применению, она развернулась и побежала спиной вперед, отстреливаясь - и это было на порядок сложнее. Лишь благодаря Стремительности монстр еще не догнал Бруджу. Коридор закончился быстро, и Кейри свернула в сторону, а ее преследователь врезался в стену. Пока раздосадованная тварь разворачивалась, вампирша смогла получше прицелиться и сделать несколько выстрелов в голову монстра и тем самым отправить его на тот свет.

- Молодец, Кейри... - вампирша похвалила саму себя - благо, было за что.

Победа над одним из самых жутких обитателей катакомб придала ей смелости и уверенности. Кейри продолжила свой путь, держа оружие наготове. Помимо десятка хэдэсов и трех серпоруков она встретила еще двух трехголовых монстров (названия им Кейри так и не придумала) и убила их. Хотя, надо отметить, что она сама чуть не стала жертвой одного из них: когда тварь рассыпалась пеплом, Кейри уже упиралась спиной в стену - она позволила загнать себя в угол, и лишь то, что она перед этим успела серьезно ранить врага, спасло ей жизнь - последняя в обойме пуля оказалась для твари смертельной.

Кейри также заметила, что коридоры в нескольких местах опускались вниз, словно детские горки, разве что спуски не были настолько крутыми. Она постепенно опускалась все глубже и глубже.

И вот Кейри услышала шум, доносившийся из-за очередного поворота. Она замерла и прислушалась повнимательнее. Кейри поняла, что часть звуков издает серпорук - его утробный рев был отчетливо слышен. И, похоже, он был не один - на его рев накладывался точно такой же звук. Как минимум двое серпоруков. А третий голос напоминал хриплые крики взрослого мужчины.

Кейри свернула за угол и увидела источник шума.

Это была ожесточенная драка. Кейри правильно определила, что двое из ее участников были серпоруками. Третий был похож на человека, но чутье подсказывало Брудже, что это Сородич. Он был одет в черный обтягивающий костюм и высокие армейские сапоги. Его руки окутывало голубое свечение - вампир явно использовал Могущество. Но он не был соклановцем Кейри. Длинные пальцы, заканчивавшиеся когтями, и заостренные уши свидетельствовали о том, что это был представитель клана Носферату.

И его положение было крайне опасным. Он яростно атаковал одного из серпоруков, но короткого ножа явно было недостаточно, чтобы нанести монстру мало-мальски серьезные раны. Второй серпорук подходил к Носферату сзади.

Через секунду первый серпорук нанес удар своим огромным когтем, и Носферату не смог отбить этот удар или хотя бы увернуться. Коготь вонзился в тело вампира, пройдя между ребрами, и серпорук подбросил свою жертву в воздух. Носферату отлетел в сторону и упал напротив второго серпорука, который тут же победно проревел. Вампир корчился на полу, истекая кровью, но не мог подняться на ноги. Твари приближались, намереваясь прикончить его.

Один из серпоруков занес для удара свою правую лапу, намереваясь пригвоздить раненого вампира к земле. Но тут прогремела серия выстрелов, и голова твари превратилась в кровавое месиво. Серпорук сгорел, а его собрат развернулся в сторону Кейри, убирающей "анаконду"в кобуру и извлекающей из ножен катану. Монстр стал наступать на Бруджу - она сейчас интересовала его больше, чем беспомощный Носферату, уже неспособный атаковать. Когда расстояние между монстром и вампиршей сократилось до двух метров, Кейри ринулась в бой. Она ловко увернулась от удара окровавленным когтем и зашла противнику в тыл. Прежде, чем тот успел развернуться, Бруджа с силой рубанула катаной по короткой и толстой шее чудовища, повредив ему позвоночник. Серпорук рухнул на землю, и тогда Кейри нанесла второй удар, окончательно перерубив шею твари, после чего та вспыхнула оранжевым пламенем.

Кейри посмотрела по сторонам, чтобы убедиться, что опасность миновала, и затем подошла к раненому Носферату. Вампир находился в сознании, но был слишком слаб, чтобы подняться. Кейри скинула с себя рюкзак, достала оттуда пакет с донорской кровью и поднесла его ко рту Носферату. Тот прокусил пакет клыками и принялся жадно пить кровь - лучшее в данной ситуации лекарство. Одновременно с этим глубокая рана на его груди стала затягиваться.

- Спасибо... - произнес вампир хриплым голосом, после того, как опустошил пакет. - Как ты сюда попала?

- Да так, искала вашего Первородного - Гэри.

- А, Гэри Голден... Да, я отведу тебя к нему. О, кстати, меня зовут Арчи.

- Очень приятно. Кейри Робинсон, Бруджа. Правда ли, что твари, подобные этим, повинны в том, что в последнее время от вашего клана было ни слуху, ни духу?

- Да. Как ты умудрилась сюда добраться!?

- Ну, не зря же нас называют Бешеными, - Кейри улыбнулась. - С нашим кланом шутки плохи, даже если ты - творение Тзимицу.

- Ты сказала, Тзимицу?

- Да, это он их создал и запустил в канализацию, чтобы истребить вас.

- Мы догадывались об этом... Монстры буквально заперли нас в укрытии, не давая выйти в катакомбы. И, таким образом, наш клан остался без своей основной добычи - крыс. Всякий, кто осмеливался покинуть укрытие, рисковал не вернуться. Мы могли бы выбраться на поверхность, чтобы пить человеческую кровь или добраться до другой части канализации, но, учитывая нашу специфическую внешность, это было бы проблематично. Мы не можем постоянно использовать Затенение, ведь на это уходят силы. А несколько дней осады ослабили нас. Если нас заметят люди, то по наши души явятся уже не эти твари, а охотники. А эти ребята поопаснее будут - умный враг всегда страшнее тупой кровожадной зверюги.

- Ты охотился на крыс?

- Да, несмотря на риск. Если бы не ты, то меня бы точно прихлопнули.

- Насчет тварей можете особо не беспокоиться - похоже, что я их всех перебила. Ты сказал, что отведешь меня к Гэри Голдену.

- Да, конечно. Пошли.


"Эх, и зря же я считала, что моя квартира в Санта-Монике - самое лажовое жилище на свете! Да она - просто хоромы по сравнению с этой дырой!"

Именно "дырой" Кейри предпочла бы называть сеть подземных туннелей, вырытых прямо в почве и тускло освещавшихся разноцветными новогодними гирляндами. Повсюду валялся какой-то хлам вроде старых дорожных знаков, неоновых вывесок от магазинов и консервных банок. Кое-где с потолка капала холодная грунтовая вода, образуя на полу небольшие лужицы. Идя по коридору, Кейри заметила несколько дохлых крыс - их тушки уже начали разлагаться и кишели белыми личинками. Вампирша поморщилась. Да, с ее точки зрения такое жилище выглядело отталкивающе, но Носферату называли его своим домом.

- Да, тут не слишком уютно, но это - наш дом, - Арчи как будто прочитал ее мысли. - Тут живет только горстка нас, старающихся держаться вне поля зрения. Гэри здесь главный... Заказывает музыку.

- Горстка?

- Нас больше, чем ты думаешь. Мы - вокруг. Ты не увидишь большей части выводка, но они будут следить за тобой...

- Мило... А мы скоро придем?

- Да, скоро. Гэри знает, зачем ты здесь. ЛаКруа, должно быть, в ярости. Но я надеюсь, что ты здесь не ради расплаты. ЛаКруа лучше не связываться с Гэри, есть у него Шериф или нет. О, вот мы и пришли - иди прямо по коридору, комната Гэри в самом конце.

- Спасибо, Арчи. Пока.

- Пока...

Кейри уже успела отойти на несколько метров, как услышала голос Носферату:

- Я никогда не забуду того, что ты для меня сделала. Я у тебя в долгу!

- Не стоит благодарности. Я всегда помогаю попавшим в беду - независимо от их клана или фракции.

Кейри продолжила свой путь. Туннель оказался довольно длинным и заканчивался красной двустворчатой дверью. Девушка постучала в дверь, но ей никто не ответил. Подождав полминуты, вампирша сама решила отворить дверь - благо, она не была заперта.

"Да уж, в который раз убеждаюсь, что представление о комфорте сугубо индивидуально..."

Комната представляла собой большую нору, вырытую в земле. К потолку (если его так можно было назвать) крепилась большая позолоченная люстра. У стен стояли стеллажи с книгами. Посреди комнаты находился деревянный стол, за которым на стульях сидели три скелета; на костях еще были остатки полуистлевшей одежды, но плоть мертвецов уже полностью разложилась. Напротив каждого из них стояла тарелка, в которой покоилась дохлая крыса. Столовые приборы прилагались. Посреди стола стоял позолоченный подсвечник - еще один источник света.

"Милый семейный ужин", - подумала Кейри.

И тут она услышала мужской голос:

- У меня заныли кости - значит, жди дурного гостя. Не припоминаю, чтобы твое имя было в списке приглашенных. У нас тут вечеринка по поводу окончания съемок "Неприкаянных", слегка запоздалая, правда, лет на сорок. Только для актеров и съемочной группы, босс...

- Где ты? - вопрос был вполне законным, ведь Кейри не видела своего собеседника.

- Может, я у тебя в голове... О, возможно, тебе довелось подхватить один из этих психозов, они так часто встречаются у нынешних Сородичей...

- Мне просто надо поговорить с тобой.

- Мы разговариваем. Но ты не слушаешь, босс...

- Давай поговорим лицом к лицу! Где ты?

- Я здесь, босс! Постой... может, я здесь? Или, может быть, я стою у тебя за спиной, сжимая в руках топор? - Кейри нервно завертела головой, но так и не увидела своего собеседника. - Ты не думаешь, что твой страх, будь у него голос, звучал бы... - собеседник сделал паузу, - именно так?

- Мне не нравятся эти игры...

- А мне не нравится, когда дождевая вода затекает в мою комнату. Но, чтобы остановить дождь, надо уничтожить все тучи... А я не люблю убивать.

- Ты - псих. Ты знаешь об этом?

- Может, у тебя глюки, босс. Или, может, ты сама с собой разговариваешь. Как можно быть в чем-то уверенной, если ты - псих? Безумец сам не знает, что делает... верно? Я обожаю звучание своего собственного голоса... У нас не каждый день гости, босс. Мне хотелось услышать это от тебя. Ты так далеко от дома... И ни у Принца, ни у Айзека нет здесь власти. Ступай осторожно...

- Чего тебе надо? - Кейри поймала себя на том, что она и напугана, и рассержена одновременно.

- Не знаю, босс. Поведай мне. В конце концов, это ты испортила праздник.

- Я тут по поводу Анкарского саркофага.

- Так ты говоришь... Очнись, босс! Разве ты не понимаешь, с кем связалась?

- Просто расскажи мне о саркофаге, чтобы я могла уйти отсюда.

- Тебе стоило поспешить. Этот лот уже продан.

- А ты знаешь, что я тут по поручению ЛаКруа!? - новость буквально взбесила Кейри, и сейчас она уже с трудом сдерживалась, чтобы не покрыть своего собеседника трехэтажным матом.

- А, он все еще сидит там, наверху? Как долго, думаешь, это будет продолжаться? Слышал, он был в ярости - хотел бы я это видеть.

- Может быть, ты уже, наконец, соизволишь показаться мне на глаза!?

- Ты именно этого хочешь, босс? - собеседник говорил спокойным голосом, даже ехидно усмехнулся. - Хочешь запечатлеть мой образ в своем подсознании? Это отличная почва для кошмаров.

"Хм, и это он МНЕ рассказывает о кошмарах! После тех тварей меня уже вряд ли можно чем-то напугать".

- Ага, покажись.

- Бойся своих желаний, босс. БУУ!!!

Прямо перед глазами Кейри возник белый дым, который тотчас же рассеялся, и теперь на его месте стоял ее прежде невидимый собеседник.

"Ну и рожа у тебя, приятель..."

Даже по меркам своего клана этот Носферату выглядел не слишком симпатично. Острые уши, кончик правого уха слегка свисает. Землистый цвет лица. Кривые острые зубы, даже клыки на их фоне не выделяются. Пальцы, заканчивающиеся желтоватыми когтями. Арчи по сравнению с ним был бы эталоном красоты. О, и как вырядился-то! Белая сорочка, наглаженные черные брюки, лакированные ботинки, черная жилетка, черная бабочка на шее... На Носферату весь этот строгий деловой костюм, куда больше подходящий для Тореадора или Вентру, смотрелся комично. Ладно, хоть лицо у него выглядит более-менее приветливым.

- Кто ты? - Кейри спросила совершенно спокойным голосом, тем самым, похоже, слегка смутив незнакомого вампира - тот явно рассчитывал на то, что гостья завизжит на все подземелье и упадет в обморок.

- Что? Не узнаешь меня по фотографиям? Великолепного Гэри Голдена? - Носферату театрально изобразил удивление. - Только не говори мне, что не смотрела "Пиратский поселок" или "Пьяный отель". Хотя, возможно, это было еще до твоего рождения, босс? Да, те времена прошли. Сегодня я - просто Гэри.

- Польщена. А теперь скажи мне, пожалуйста, где саркофаг?

- Куда, куда, куда он подевался... Эта штука привлекает к себе больше внимания, чем Мэй Уэст. А с чего бы мне, скажи, пожалуйста, делиться с тобой информацией?

- Потому, что я избавила тебя от порождений Тзимицу.

- О, моя спасительница! Если бы не этот чертов Тзимицу, вы бы все еще искали нас под каждым камнем. Вряд ли это можно считать услугой, но... Я знаю, где находится подарочек для твоего Принца. Скажи, босс, тебе приходилось иметь дело с Квей-Джин?

- Нет, не приходилось... Можешь рассказать мне о них?

- Квей-Джин - вампиры, но не такие, как Сородичи. Иногда их называют вампирами Востока. Но они - не нашего рода. Они - нечто иное. То, что, если не соблюдать осторожность, может принести тебе Окончательную Смерть.

- А ты не мог бы поподробнее?

- Даже старому Гэри тут нечего особо рассказать. Видишь ли... Пять дней назад я послал своего агента, Баррабуса, разнюхать кое-что в Чайнатауне... Слегка похакерить, наладить кое-какие связи... но он что-то больше не звонит, и это разбивает мне сердце. Ты не против прогуляться по Китайскому кварталу? Тебе там ничего не грозит. А вот мне... Лучше не упоминай там моего имени. Вытащишь нашего парня из Чайнатауна - получишь то, что тебе нужно.

- Я отправлюсь туда, если ты компенсируешь мне накладные расходы.

- Эй, не трать понапрасну время, босс! - Гэри встал в позу. - У тебя неподходящая позиция, чтобы торговаться - Принц готов порвать тебе глотку за каждую лишнюю секунду. Так что, закрой свой рот, проглоти обиду и прочисти уши. Золотой Храм в Китайском квартале - лажовая копия настоящего дворца... Она куда лучше смотрелась бы посреди парка для отдыха. Это бельмо на карте Чайнатауна - то место, где ты найдешь лидера Квей-Джин. Ее зовут Минг Жао. Кажется опасным? Нет, это не самоубийственное задание, босс. Ты для них будешь скорее забавой, чем угрозой... Поговори с Минг Жао. Узнай, где мой мальчик, и верни его обратно. Как только он будет в безопасности, я расскажу тебе о саркофаге все, что знаю.

- А разве Сородичи не воюют с Квей-Джин?

- Я о таком не слышал. Сейчас мы в глазе бури. Постарайся не разбудить ветер, босс... - голос Первородного Носферату посерьезнел.

- Опасное задание. У тебя есть что-нибудь для подстраховки?

- Пользуйся своей головой. И глазами. Китайский квартал может быть опасней десятка Голливудов, но не в том случае, если ты думаешь головой.

- Ладно, я отправлюсь туда. Но попробуй только не сдержать слово!

- Конечно. Не принимай меня за чудовище. В моем безумии есть система. В Чайнатауне находится телефон-автомат. Как только Баррабус будет в безопасности, позвони мне - я сообщу данные, - Гэри подал Брудже листок бумаги с телефонным номером. - А до тех пор... ты не будешь даже знать, не нахожусь ли я рядом.

После этого Носферату скрылся в дымке белого тумана. Когда он рассеялся, Гэри уже не было видно.

- Ага, растворяйся в своих тенях - ты туда отлично вписываешься. Пока.


Снова окинув взглядом комнату, Кейри заметила еще одну дверь. За ней, как выяснилось, скрывался узкий туннель, вырытый прямо в земле и через каждые пять метров тускло освещавшийся слабой лампочкой. "Аварийный выход для Носферату", - подумала девушка. Она пошла по этому туннелю. Он никуда не сворачивал, нигде не раздваивался и, что самое приятное, не кишел злобными тварями, готовыми порвать вампиршу на куски. Через сотню метров туннель закончился, но это не был тупик. В конце туннеля была вертикальная шахта высотой около десяти метров, к стене которой крепились деревянные перекладины.

По ним Кейри взобралась наверх и оказалась в какой-то тесной комнатенке - низкий потолок не позволял даже выпрямиться в полный рост. На полу лежало три человеческих черепа и еще несколько костей, покрытых землей. Владельцы этих костей были мертвы уже много лет - плоть полностью истлела. Из комнатенки можно было выбраться через дверь, изнутри запертой на засов.

Вампирша оказалась в здании колумбария - потайной ход вел именно туда. Кейри прикрыла за собой дверь (теперь она стала практически неразличимой на фоне стены, в которую были замурованы урны с прахом) и осмотрелась.

Выход нашелся быстро - из колумбария Кейри попала на кладбище. Вокруг нее не было ни души - только надгробия с покосившимися крестами и старые деревья, зловеще нависавшие над землей, скрывающей в себе останки сотен людей. Впрочем, эта обстановка ни капли не смущала ночных существ - в траве весело стрекотали сверчки, где-то вдалеке ухала сова.

Кейри тоже чувствовала себя вполне спокойно - здесь ей, похоже, ничто уже не угрожало. Она неспешно шла по направлению к кладбищенским воротам. После того, что она пережила в канализации, кладбище казалось ей спокойным и безопасным местом. Мертвые гораздо более безобидны, нежели не-умершие и живые.

Выбравшись с кладбища и попав на ближайшую улицу, Кейри поняла, что находится в Голливуде. К счастью, на улице царила глубокая ночь, и прохожих поблизости не было. Бруджа не хотела попадаться на глаза посторонним - ведь, если бы сейчас был поздний вечер, когда еще только-только стемнело и на улицах много народа, вампирша не смогла бы затеряться в толпе. Да, изорванная одежда, испачканная грязью и кровью, провонявшая канализационным смрадом, наверняка бы привлекла к ее владелице лишнее внимание. Понятное дело, ловить такси сейчас тоже было бы неблагоразумно.

"Надеюсь, Айзек будет не против, чтобы я передохнула у него".

Да уж, единственный разумный выход из сложившейся ситуации. Кейри надеялась, что Барон Голливуда не отправит ее куда подальше. Если он позволит ей передохнуть и привести себя в порядок у него дома, то Кейри будет ему очень благодарна.


- Конечно, о чем речь.

- Спасибо, Айзек.

Несколько минут спустя Кейри уже стояла под душем, смывая с себя всю грязь. Затем она постирала свою одежду, хотя топик и брюки сильно пострадали от зубов и когтей хэдэсов и уже вряд ли были пригодны для выхода на люди. Так как другой одежды у нее не было, пришлось довольствоваться банным халатом, который так любезно предоставил ей Айзек.

Кейри вышла из душа и вошла в гостиную. Айзек сидел на диване. Бруджа чувствовала себя немного неловко, особенно из-за того, что под халатом не было никакой другой одежды - даже нижнего белья.

- Я позвонил одному из своих гулей, - начал Айзек. - Он будет здесь через полчаса - принесет тебе новую одежду.

- Спасибо... - Кейри не знала, что тут еще можно сказать.

- Присаживайся. Расскажи мне о том, что ты там нашла.

- Ой, даже вспоминать страшно... - Кейри присела на противоположную сторону дивана. - Твое предположение подтвердилось - там действительно был Тзимицу, представившийся Андреем.

- Ты его убила?

- Нет. Но я не знаю, жив ли он. Я уже собиралась ввязаться с ним в бой, но кто-то поджег дом, и огонь дошел до подвала. После этого Андрей, окутав себя красным свечением, куда-то исчез. Больше я его не видела.

- Я смотрел новости. Очередной пожар на Голливудских холмах... К счастью, дом номер шестьсот девять был каменным, и огонь не распространился на соседние постройки, как это было с деревянным особняком Граута. Пожарные нашли во дворе несколько изуродованных трупов - как будто их растерзал какой-то хищный зверь. Вероятнее всего, Изверг телепортировался - да, они это умеют - и перебил этих горе-поджигателей.

- А пепел не нашли?

- Про это ничего не говорили.

- Вот черт! А я-то надеялась, что Андрей погиб в схватке с охотниками.

- А почему ты решила, что это были именно охотники? - по лицу Айзека было видно, что Тореадор занервничал.

- А кто же еще!? Особняк Граута поджег один из них.

- Да, скорее всего, ты права...

- Потом мне пришлось часами шастать по канализации и мочить там всяких тварей. И те, что были на кассете, - это еще далеко не самое худшее, уж поверь мне. Но я убила каждую тварь, с которой столкнулась. Скорее всего, в канализации теперь безопасно. Наверно, я провела в катакомбах остаток прошлой ночи и весь день, да?

- Да. Ты нашла Носферату?

- Разумеется. А их Первородный, Гэри Голден, заявил мне, что я должна отправиться в Китайский квартал и связаться с лидером Квей-Джин, Минг Жао, - возможно, она знает что-то о пропавшем Носферату по имени Баррабус. Пока я его не найду, Гэри не даст мне информацию о саркофаге.

- Квей-Джин... - лицо Айзека исказила гримаса ненависти.

- Если я не ошибаюсь, это они напали на Анархов несколько лет назад?

- Эти проклятые восточные демоны перебили половину наших и захватили Чайнатаун. Затем в Лос-Анджелес пришла Камарилья, которую мы уже выдворили отсюда шестьдесят лет назад. Мы понесли тяжелые потери, поэтому очередной конфликт мог бы для нас плохо кончиться, поэтому нам пришлось подчиниться Закону Камарильи и смириться с тем, что она стала лидирующей фракцией города.

- Значит, я должна отправиться в тыл к врагу!?

- Можно сказать, и так. Но сейчас между Сородичами и Квей-Джин держится шаткий мир, у нас уже года четыре как не было вооруженных конфликтов. Но эти пришельцы - не те, кому можно доверять. Даже не знаю, кто хуже - ЛаКруа или Минг Жао. Принц, как бы мы, Анархи, к нему и к Камарилье не относились, - все-таки Сородич... И с приходом Камарильи Квей-Джин были вынуждены прекратить войну с нашей фракцией. Будь осторожна с Минг Жао, не доверяй ей.

Кейри внимательно выслушала Барона. Судя по всему, ей предстоит иметь дело с кем-то потенциально опасным и способным устроить подлянку. Похоже, что до тех пор, пока вся эта история с Анкарским саркофагом не закончится, о таких вещах, как покой и безопасность, можно забыть. Минг Жао... Еще один потенциальный враг. Как будто ей, Кейри, мало Баха и Андрея. С Обществом Леопольда и Шабашем в придачу. Наверняка поиски пропавшего вампира приведут ее в очередное опасное место.

Кейри решила отвлечься от тягостных мыслей относительно ближайшего будущего и сменить тему разговора:

- Расскажи мне о себе, Айзек.

- В течение своей жизни - случайно или нет - тебе наверняка доводилось видеть продукцию Айзека Абрамса. Раз уж я финансировал треть из сотни лучших американских фильмов, то это несомненно, - Тореадор самодовольно улыбнулся. - Будучи Бароном Голливуда, я могу осуществить любой проект, который пожелаю.

- Поразительно... А кто из тех, с кем ты работал, произвел на тебя самое большое впечатление?

- Стюарт, Лин, Хичкок, Уайдлер, Холден, Дин, Скорсезе, ДеНиро и последний - но не из последних - Эш, мое дитя.

- Эш? Ты имеешь ввиду Эша Риверса?

- Эш... С чего же мне начать... Семь лет назад я присутствовал при подборе актера для "Негативного Нуля". Как только я увидел его - его страстную игру, я понял, что в нем это есть. Я не видел никого, подобного ему, со времен Клифта или Дина. У него были взгляд, харизма, обаяние... то неуловимое качество, делающее человека легендой кино. Мой первый фильм сделал из него сенсацию... а заодно - изменил его.

- Как?

- Когда его все узнали - я его узнавать перестал. Вечеринки, пьянство, спортивные автомобили, женщины... Одной ночью, когда я пришел обсудить его следующую роль, я обнаружил его уже почти умершим от передозировки... И я не смог... Не смог позволить ему уйти, - Айзек опустил глаза.

- Ты обратил его для того, чтобы спасти?

- Я действовал импульсивно. Я видел столь многих, умерших прежде своего срока, но в случае с Эшем у меня был шанс предотвратить его гибель.

- И что же было дальше?

- Эш не изменился. Он не мог больше играть - я лишил его права появляться в кино. Ему пришлось соврать друзьям насчет нового образа жизни. Ему пришлось кормиться. Я дал ему клуб - клочок былой славы. Я сделал все, что мог, чтобы облегчить его изменение, - в голосе Айзека звучала неподдельная горечь.

- Он ненавидит тебя?

- Он чувствует себя обязанным мне. Не думаю, что он ненавидит меня... Обижен - возможно. Я - его сир, а он - мое дитя, а этой связи присущи ответственность и уважение, даже если мы больше и не такие друзья, как раньше. Эш практически все ночи проводит в своем клубе - "Змеиное Гнездо". Признаю, я слишком старомоден, чтобы понять это. Для меня это абсолютная квинтэссенция всего, что сегодня губит киноиндустрию.

- Я встретила Эша примерно за час до нашего знакомства. И мне пришлось вытаскивать его из передряги с охотниками - они как раз явились по его душу.

- Он жив!?

- Да, с ним все в порядке. Мы отбились... Полтора десятка леопольдовцев уложили.

- Надеюсь, Эш не вернулся в клуб?

- Нет, наверно. Он говорил, что вообще собирается уехать из города. Я даже не знаю, где он сейчас.

- Это плохо, очень плохо... Раз уж они взяли след... Они как папарацци-убийцы...

- Тогда разве они не убьют Эша, куда бы он ни отправился!?

- К сожалению, тут мы оба бессильны... Тем более, ни я, ни ты не знаем, где Эш сейчас находится и не грозит ли ему опасность. Но я верю в свое дитя...

Было видно, что Айзек Абрамс, старый Тореадор, не на шутку взволнован. И Кейри прекрасно понимала, что на то были основания. Она сама замечала за собой, что ее тревожит судьба Найнса Родригеза, на которого ЛаКруа объявил Кровавую Охоту. Она не знала, где он сейчас и жив ли вообще. Но Кейри не имела с ним кровной связи, даже другом его можно было назвать лишь с натяжкой - они еще мало были знакомы. А Айзеку каково? Ведь смертельная опасность грозит его потомству, а он ничего не может сделать. Это все равно, что знать, что за твоим сыном охотятся серийные убийцы.

- Эш выкрутится... - Кейри попыталась подбодрить Айзека. - Теперь он знает, кого ему следует опасаться, и будет более осторожен, чем раньше.

Тут раздался звонок в дверь. Айзек встал с дивана и пошел открывать. Прежде, чем открыть дверь, вампир спросил, кто там - и собеседник по ту сторону двери представился как Майкл. Айзек впустил его на порог. Чутье подсказало Кейри, что это гуль. Он подал Айзеку небольшую сумку. Тореадор забрал ее, поблагодарил гуля, и тот ушел.

- Вот, Кейри, примерь-ка это, - Айзек подал сумку Брудже.

- Конечно, примерю. Спасибо. Ты не против, если я переоденусь в ванной?

- Разумеется.

Честно сказать, Кейри опасалась, что Айзек предложит ей не ту одежду, которую бы она хотела (ведь у Бруджа и Тореадоров несколько разные вкусы), но, как выяснилось, напрасно. Этот костюм как будто специально на нее был пошит и представлял собой комплект из кожаных куртки и брюк. Куртка была ярко-красного цвета, брюки - черными. Они плотно прилегали к телу, но в то же время почти не стесняли движений. Прилагалась также пара черных кожаных перчаток и тяжелые черные ботинки. Да, ботинки что надо - в них одним пинком можно переломать противнику кости, даже не используя Могущество. Разумеется, не забыл Айзек и про комплект нижнего белья - за что ему отдельное спасибо.

- Круто, - подвела итог Кейри, оценив свое отражение в зеркале.

В этом костюме она была похожа на героиню боевика, а то, что она носила с собой оружие (в том числе кольт и катану), только усиливало это сходство. Ей нравилось все в этом костюме, особенно цветовая гамма, похожая на агрессивный боевой окрас. К тому же на такой одежде меньше будут заметны кровь и грязь, если вампирша ввяжется в очередную передрягу. Подмигнув своему отражению в зеркале, Кейри вышла в гостиную.

- Прекрасно смотришься! - сказал Айзек.

- Полностью с тобой согласна. Этот костюм просто суперский! Сколько я должна?

- Обижаешь... Конечно, нисколько. Тем более что ты очистила канализацию от порождений Тзимицу, тем самым обезопасив и Анархов, и Камарилью, и смертных. Да тебе за это памятник надо ставить!

- Не надо... Вдруг это приведет к нарушению Маскарада!

Они болтали еще пару часов. Затем вампиры пошли спать - Кейри, как почетная гостья, отдыхала в спальне, а Айзек скромно устроился на диване в гостиной. Когда наступила следующая ночь, Кейри собрала свои вещи (старую одежду, вернее, ее остатки, она сложила в рюкзак) и попрощалась с Айзеком.

- Еще раз благодарю тебя за твою прежнюю помощь. И помни то, что я сказал о ЛаКруа - ты хороша, малыш. Он тебя недостоин.

- Определенно, нет. Спасибо, Айзек. До встречи.

- До встречи, Кейри.

Бруджа вышла на улицу. Ей предстояло поймать такси, которое довезет ее до Чайнатауна.

До владений Квей-Джин.

Автор: Екатерина "Brujah" Тихомирова
По материалам сайта Книга фанфиков

  1  2  3  4  5  6  7  
Web-mastering & art by Bard, idea & materials by Demilich Demilich