Demilich's

Легенды Глубоководья

Глаз бихолдера

История Глубоководья

Для большинства жителей Забытых Королевств Глубоководье, Город Роскоши, "Корона Севера", "был всегда". Это огромный, яркий и эклетичный град, где встречаются представители фактически всех разумных народов Фаэруна. Глубоководье - наиболее развитой город на Побережье Мечей, а, быть может, и на всем Фаэруне. Конечно, жители Амна, Калимшана, Кормира, Сембии, Тэя оспаривают этот факт, но они противоречат очевидным фактам.

Сейчас немногие знают историю сего торгового града, начавшуюся более 1000 лет назад, когда Север южане называли не иначе как "Диким Севером". Практически весь регион покрывали древние зеленые леса, населенные дворфами, эльфами и гоблиноидами. Несколько примитивных людских племен расселилось вдоль Побережья Мечей, промышляя охотой и рыбной ловлей, собираясь по весне и осени, дабы обменять свои меха на украшения и металлические орудия, предлагаемые торговцами с Юга. Весною те приплывали на огромных кораблях, рубили леса и везли древесину на верфи, ибо их родные земли были бедны лесами.

Осенью они возвращались и вновь запасались древесиной, чтобы залатать давшие течь суда или восстановить изрядно поредевшие запасы ее на складах. В основном сии торговые встречи происходили в строго определенном месте - глубокой гавани, защищенной от бурного моря высокими утесами, и на каменистом берегу за ней.

Шли годы, лес вырубался все дальше и дальше от берега, и крестьяне принялись обрабатывать расчищенные земли. Наиболее мудрые из них заявили о своих правах на здешние леса, дабы совершить более выгодный обмен древесины на оружие и орудия труда. Многих подобные заявления новоявленных "богачей" разозлили, и соседние воинственные племена атаковали поселенцев с земли и с моря. Воинов вел за собою Нимоар, вождь, приказавший своим людям захватить крестьянские угодья, пристань, торговые ряды и склады, возведенные у побережья. После чего захватчики остались на этих землях, окружив свои владения деревянным частоколом. Отбив несколько рейдов пиратов и соседних племен, люди Нимоара отстояли свой новый дом, который принялись называть "городом Глубоких Вод".

А на севере орки расплодились настолько, что в крепостях им уже не хватало места. Попытки их расселиться под землею на корню пресекли дворфы, и орки устремились на юг, прочь от гор, сметая все на своем пути. Некоторые из эльфийских анклавов успешно противостояли орочьей орде, но большинство обитателей севера оказалось вытеснено с исконных земель, в том числе и тролли, которые бежали в регион к северо-востоку от Крепости Нимоара, ныне известный как Болота Троллей. В это время возросшей опасности Нимоар скончался от старости. Молодые Полководцы Глубоководья (так окрестили город капитаны торговых судов) повели за собою воинов в сражения с троллями. Десятилетие продолжались они, до тех пор, пока юный маг-северянин по имени Агайрон не привел людей к победе в войне. Искусство и могущество Агайрона росли с каждым годом, и со временем он стал великим волшебником. Он обнаружил запас зелий долголетия, и в последующие десятилетия оставался нестареющим мужчиной в самом рассвете сил.

Опасаясь дальнейших атак, жители Глубоководья возвели небольшую крепость на склоне Горы Глубоководье, откуда планировали выпускать огненные стрелы по троллям, ежели такая необходимость случится. Многие из окрестных племен, которые ранее укрылись в селении от троллей, там и остались, в несколько раз увеличив площадь земельных угодий. В последующие годы Полководцы правили Свободным Городом Глубоководьем, и слава его все росла и росла.

На 112 году своей жизни Агайрон хорошенько повздорил с Раурлором, тогдашним Полководцем Глубоководья. Тот хотел использовать богатство и влияние города для создания Северной Империи, столицей которой являлось бы Глубоководье (а он, Раурлор, правителем). Агайрон при всем народе отказался принимать участие в этом начинании, и Раурлор приказал заковать мага в цепи. Агайрон магией разметал всех, кто посмел протянуть к нему руки. В ярости Раурлор попытался ударить его мечом, но Агайрон поднялся в воздух, пробормотал заклинание; меч Раурлора обратился в ядовитую змею, которая тут же его укусила. Полководец немедленно скончался. Агайрон же собрал всех капитанов армии Глубоководья и глав благородных семейств города. И пока глашатаи приводили их в замок, на пустующем троне Полководца полыхало пламя, сотворенное Агайроном, дабы никто не посмел опуститься на него.А затем, повинуясь жесту волшебника, огонь исчез, будто его и не было. Агайрон опустился на трон и провозгласил себя первым Лордом Глубоководья, постановив, что отныне мудрость, а не воинская удаль, будет править городом. Он тайно отберет иных Лордов, равных ему во власти, которые разделят с ним бремя правления, но народу те будут являться безликими - в масках. Эти Лорды должны быть представителями всех слоев населения города.

Жители города согласились с волшебником, и последующие два столетия он правил Глубоководьем вместе с неведомыми Лордами. В разные годы число их достигало пяти, шести или семи; они появлялись редко и говорили мало. Поговаривали, что Лорды - это слуги Агайрона, а может и магические создания, подвластные Старому Магу. Как бы то ни было, законы Агайрона были справедливы, его стражники - честны и добропорядочны, и всегда готовы помочь простому люди.

Текли годы, проходившие в мире и благоденствии. Север был открыт для людей. Агайрон руководил прокладкой дорог, от "Павших Королевств", в незапамятные времена поверженных гоблинами, и до городов, что впоследствии объединятся в государство Амн. Глубоководье разрослось пятикратно. Со всех Королевств миряне стекались в "Корону Севера", привлеченные деньгами - и среди них были те, кто шел грабить и добывать их нечестным путем. Когда слухи о нечистых на руки дельцах долетели до Агайрона, он собрал глав семей торговцев - Благородных - и предложил им создать гильдии подобно тем, которые процветали в южных городах, дабы сохранить чистоту ремесел. Кое-кто воспротивился предложению, некоторые пришли в ярость, но большинство увидели преимущества для себя в создании гильдий, в частности свободу в управлении ими. И гильдии были созданы. Дни расцвета Глубоководья продолжались. В два раза расширились стены города, а торговцы ездили по всему миру, принося невиданные диковинные товары, и глаголя о величии Глубоководья в далеких землях. Многие на Юге слушали их, намереваясь в будущем свершить набег на чудесный град, но в ту пору в южных землях и так были обнажены клинки, и вторжения не случилось.

Здоровье Агайрона ухудшилось, и он вскорости умер. В башне мага прошла церемония похорон. Те, кто обучался у Старого Мага, сотворили наиболее могущественные защитные заклинания вокруг его дома и усыпальницы.

А в городе начались волнения, ибо мастера гильдий решали, кто должен править Глубоководьем, и множество торговцев были найдены мертвыми. Отряды домашних стражников открыто ходили по городским улицам, охраняя своих господ, и последующие два месяца были крайне напряженными, пока велись переговоры (зачастую выливавшиеся в дуэли). В итоге было решено, что мастера должны создать совет и править Глубоководьем сообща. Дворяне и горожане выступили против этого решения, заметив, что Лорды правили по праву и по воле народа, на что мастера гильдий ответили, что Лордов никто не видел со времени смерти Агайрона, и они, должно быть, просто зомби, созданные магом, дабы скрыть единоличное правление. И в самом деле, Лорды продолжали оставаться тайными, невидимыми и молчаливыми.

Глубоководье На самом же деле Лордами являлись мужчины и женщины, личины которых со временем открылись мастерам гильдий, и они повелели наиболее преданным слугам Лордов расправиться со своими хозяевами. Единственные выжившие Лорды (те, личности которых так и остались тайными) - Баерон, дровосек, и Шиларн, ученица волшебника. Мастера гильдии решили, что все Лорды устранены и взяли бразды правления Глубоководьем в свои руки.

Они правили городом шесть лет, пока их эгоистичные попытки усилить персональную власть не привели к кровопролитию. Прилюдные конфликты и даже несколько убийств вылились в краткие, но жестокие уличные бои и полуночные атаки. Эта борьба, рекомая мудрецами "войной гильдий" (хотя фактически ее и "войной" назвать нельзя) привела к смерти всех мастеров гильдий, кроме двух, и разграблению городской казны различными гильдиями.

Выжившими мастерами гильдий были Лорар Гильдегг из Кораблестроителей и Элемм Зоар из Ювелиров. Эти два безжалостных интригана стоили друг друга, и один никак не мог взять верх над другим, хоть их личные армии частенько сражались на городских улицах. В конце концов они устали от кровопролития, ибо многие члены семей с обоих сторон были мертвы, и договорились о совместном правлении. Два трона были установлены в замке Глубоководья, и с тех пор эти двое постоянно пререкались по множеству вопросов, а город жил в напряжении и страхе. Все рассматриваемые дела, в том числе и назначение новых мастеров "обезглавленных" гильдий выносились на суд Двух Лордов-Магистров, как именовали Лорара и Элемма. Однако реально решались весьма немногие проблемы.

Однажды ко двору Лордов-Магистров пришли двое в масках, одетые как Лорды Глубоководья. Откуда они взялись, никто не знал, однако они ступили в большой зал замка и приказали Лордам-Магистрам немедленно покинуть город. Расхохотавшись, те отказались, и тогда одна из пришельцев (леди Шиларн, ученица Агайрона и его негласная наследница как первый Лорд Города) обрушила на них потоки огня и молний, расплавив даже троны.

Второй из Лордов, Баерон, призвал в замок глав благородных семейств, и наказав им явиться до ночи, в противном случае им грозило изгнание из города. Все, находившиеся при дворе, услышали это, и новость быстро разнеслась по улицам.

Выжившие дворяне осторожно пришли во дворец, окруженные кольцом стражников, опасаясь, что зов может оказаться ловушкой. Баерон обратился к ним и собравшейся толпе горожан, сказав, что "случившееся не должно повториться". Если Глубоководье хочет наслаждаться мирной жизнью, все жители должны поддержать решение Лордов, как поддерживали Агайрона в прошлом. Они, оставшиеся Лорды, изберут остальных правителей, и оные будут тайно править. Все, кроме него самого. Он снял свою маску, сказав: "Я - Баерон. Я буду Лордом, как и Агайрон до меня. Я наведу порядок в своем городе". И горожане согласились с его решением. Шиларн, так и не снявшая маску, объявила, что отныне семьи двух Лордом-Магистров рекутся Отверженными. Раздался ропот протеста, но она воздела руку, сокрушившую троны, и вновь наступила тишина. Так дома Гильдегг и Зоар были признаны Отверженными.

Мир вернулся в город, а жители Глубоководья - к своим любимым ремеслам. Дабы пресечь попытки раскрытия личин Лордов, Баерон избрал людей из круга своих хороших знакомых и назначил их Магистрами (которых вскоре стали величать Черноризцами), отвечавшими лишь пред Лордами, и те вершили закон в Глубоководье, решая повседневные проблемы. Магистрам Баерон хорошо платил, чтобы у тех не возникало соблазнов преступить закон самим, и представлял укрытие тем, кто опасался за свою безопасность. А над Магистрами стояли Лорды, дабы исправлять ошибки суда Магистров. Народу же Баерон наказал: ежели у кого-нибудь возникнет несогласие с принятым Магистром решением, им надлежит обратиться напрямую к Лорду, а не браться за меч, или же расправа будет коротка. При дворе Баерон разрешил людям свободно говорить до тех пор, пока горит свеча, не боясь гнева правителей за открытое выражение мыслей. И таков закон для всех, независимо от рода и происхождения.

Так и повелось. Уклад сохранился и после того, как ушел из жизни Баерон, а за ним - и Шиларн, простерся во времена правления их дочери Лестин, "Леди в Маске", вышедшей замуж за Зелфара Арунсана из Невервинтера и являющейся матерью Кельбена "Черного Посоха" Арунсана, нынешнего Лорда Глубоководья, также познавшего тайну долгожительства, как и Агайрон до него. И вновь бежали годы, а Глубоководье росло и ширилось, под защитой сильных воителей и справедливым правлением великодушных Лордов. Случались и беды, как то Война Богов (когда в Глубоководье боги умирали, а смертные становились таковыми) или нападение зеленого дракона на Поле Триумфа (часть замысла Рыцарей Щита по свержению правительства Лордов), однако раз за разом люди превозмогали невзгоды и жили дальше. Союз Лордов обезопасил северные селения на Побережье Мечей, а также вглубь континента; Глубоководье выполняло роль сердца альянса. Нет больше в Королевствах Города столь нетривиального, как Глубоководье, Корона Севера.

Хронология

По Северному Летоисчислению (СЛ), начало отсчета лет совпадает с приходом к власти в Глубоководье Агайрона, а не с первыми поселениями на месте нынешнего Города Роскоши. Долинное Летоисчисление (ДЛ) отталкивается от времени, когда эльфы позволили людям заселять Долины.

СЛ -2120 / ДЛ -1088

На месте будущего Глубоководья завязываются торговые отношения между северными человеческими племенами и купцами с юга, приплывающими на кораблях

СЛ -980 / ДЛ 52

В регионе разбиваются крестьянские угодья

СЛ -864 / ДЛ 168

К северо-западу от угодий возводится колдовская Твердыня Халастера

СЛ -725 / ДЛ 307

Семеро, ученики Халастера, покидают Твердыню и углубляются в подземелья Подгорья. Сама башня и поверностные постройки приходят в упадок и разрушаются. Местные крестьяне обходят "проклятое" место десятой стороной

СЛ -560 / ДЛ 472

Ульбераг Кровавая Рука и его народ захватывают деревни поселенцев, объединяя их в единую нацию. Начинается интенсивная обработка окрестных земель, а также строительство зданий вокруг пристани

СЛ -150 / ДЛ 882

Нимоар завоевывает земли племени Кровавой Руки, а также док и пристань переходят под его контроль. На севере города возводится Замок Нимоара, окруженный бревенчатым палисадом. Городские стены окружают замок и весь периметр Глубоководья

СЛ -145 / ДЛ 887

Массированные рейды южных пиратов; молодой город отбивает их

СЛ -143 / ДЛ 889

Племя Лося, обитающее у Дессарина, атакует Замок Нимоара, но войска Нимоара изгоняют пришельцев. К концу года Замок вновь отстроен

СЛ -112 / ДЛ 920

В Ночь Середины Лета родился Агайрон, и многие легенды утверждат, что в небесах Севера ярко зажегся символ Мистры

СЛ -100 / ДЛ 932

Первая Война Троллей. После ряда атак на город, Нимоар очищает Вечные Топи от троллей, предав огню мили пустынных земель

СЛ -96 / ДЛ 936

В течение всего года продолжаются яростные атаки троллей на город и прилегающие фермы. Нимоар умирает от старости, и на посту Полководца племени его сменяет Гарл

СЛ -92 / ДЛ 940

Вторая Война Троллей. С этого года начинаются постоянные рейды троллей, продолжающиеся больше десятилетия; в этот период селение обретает название Глубоководье. Шестеро Полководцев Глубоководья погибают в сражениях с троллями. Несмотря на беды, население города растет, ибо окрестные племена собираются за стенами ради своей же безопасности

СЛ -80 / ДЛ 952

Агайрон получает признание как величайший маг Дикого Севера. Он становится советником Полководца Глубоководья. В этом году заканчивается Вторая Война Троллей, и раса оных в последующие столетие вовсе не появляется у Глубоководья, ибо популяция монстров сведена к минимуму

СЛ -69 / ДЛ 963

На восточном склоне Горы Глубоководья вокруг Замка Нимоара начинается возведение Замка Глубоководье, к северу от городских стен

СЛ -58 / ДЛ 974

Замок Глубоководье завершен. Городские стены расширены (отныне они достигают Твердыни Халастера), а деревянный палисад сменяют высокие каменные стены. Лароун становится первой женщиной-Полководцем города

СЛ -34 / ДЛ 998

Полководец Лароун создает морскую гвардию для защиты города и его торговых партнеров. Начинается строительство оборонительных сооружений на пристани и Дозорном Острове. Храм и монастырь Латандера возводятся к северу от города (на месте нынешних Шпилей Утра)

СЛ -25 / ДЛ 1007

Городские стены продолжают расширяться, окружая руины Твердыни Халастера. Агайрон возводит свою башню за городскими стенами, а также ставит магические барьеры вокруг Твердыни Халастера, чтобы никакие таящиеся там опасности не низринулись на город

СЛ -22 / ДЛ 1010

Рабочие заканчивают оборонительные сооружения на пристани в Середине Лета, и Свободный Город Глубоководье официально основан, а Лароун его Полководец (правитель)

СЛ -6 / ДЛ 1026

Полководец Лароун погибает в сражениях с орками Черного Когтя, атакующими город. Агайрон создает волшебный топор Лазурное Острие. Орочьей орде наносится поражение и Раурлор, командующий городской армией, становится Полководцем

СЛ -2 / ДЛ 1030

Раурлор увеличивает численность войска и флота Глубоководья до числа, неслыханного со времен Павших Королевств. При его правлении город превращается в военный лагерь "для защиты Глубоководья от многих завистливых врагов"

СЛ 0 / ДЛ 1032

Раурлор объявляет о своих планах по созданию Северной Империи. Агайрон перечит ему и убивает Раурлора. Волшебник занимает трон Полководца, объявляя себя первым Лордом Глубоководья. Он преобразовывает армию и флот Раурлора в городскую стражу (армию и флот) и дозорных (городскую полицию), принеся тем самым порядок в Глубоководье

СЛ 3 / ДЛ 1035

Город под владычеством Агайрона и Лордов вновь растет, а стены его расширяются (до нынешних областей Пути Глубоководья и Речной Улицы), дабы вместить возросшее население. Появляется система Районов, и создаются Район Замка, Район Торговли, Район Храмов (позже - Южный Район), Район Доков

СЛ 5 / ДЛ 1037

Существа из иных измерений устремляются в город из Подгорья, но их останавливают Агайрон и Херрис, Лорд, владеющий Лазурным Острием. Агайрон усиливает магические и физические барьеры вокруг руин

СЛ 32 / ДЛ 1064

Городские стены вновь расширены, чтобы вместить возросшее население. Невысокая стена ограждает восточное городское кладбище. Население Глубоководья в этом году превосходит число 50.000

СЛ 69 / ДЛ 1101

Шпили Утра, монастырь и храм Латандера, становятся частью города с очередным расширением стен (периметр примерно ограничен нынешними Торговым Путем и Улицей Андамаара). Плато к северу от города отводится под крестьянские угодья

СЛ 118 / ДЛ 1150

На Глубоководье обрушивается чума, лютующая на Побережье Мечей. Ситуация усугубляется атаками племен орков и троллей. Кельбен Арунсан Старший появляется и оседает в Глубоководье, построив Башню Арунсана (позже - Башня Черного Посоха)

СЛ 147 / ДЛ 1179

Как прелюдия к Войне Звездной Арфы, Башня Арунсана подвергается атаке маулагримов. Кельбен, Эльминстер и группа магов Глубоководья (в том числе и Хамиклар Уандс, отец Маскара), побеждают их и изгоняют из Фаэруна

СЛ 193 / ДЛ 1235

В течение девяти месяцев Глубоководье осаждает огромнейшая орочья рать. Город спасен, когда Агайрон и его полководцы представляют грифонов для воздушных войск армии, позволяя воинам вырвваться из окружения, и добыть провизию и помощь за пределами городских стен

СЛ 204 / ДЛ 246

Колдун Керриган, тайный Лорд Глубоководья, пытается занять трон Агайрона, убив того и остальных Лордов. После гибели трех Лордов, Агайрон убивает Керригана в Южном Квартале (позже - Квартал Искателей Приключений)

СЛ 216 / ДЛ 1248

Щедрый Год в Глубоководье. Невиданный урожай и неслыханная прибыль в торговле выливаются в резкое увеличение населения города. Рост торговли ведет к возникновению гильдий

СЛ 218 / ДЛ 1250

На плато к северу от города начинают появляться виллы дворян. Агайрон и иные маги Глубоководья изменяют древнее городское кладбище, убирая индивидуальные могилы и сотворяя гробницы Города Мертвых. Два года спустя, после многих сражений с нежитью, Лорды возводят крепкие стены вокруг Города Мертвых

СЛ 223 / ДЛ 1255

Рост торговли и населения ведет к расширению городских стен на север. Теневые Воры начинают свою деятельность в Глубоководье

СЛ 224 / ДЛ 1256

Агайрон умирает, и мастера гильдий начинают наращивать свое влияние в городе. Кельбен Старший исчезает из Глубоководья, а в башне его остаются ученики волшебника. Совет мастеров гильдий принимает бразды правления городом

СЛ 230 / ДЛ 1262

Правление Лордов-Магистров. В "войне гильдий" погибают все мастера, за исчключением двух; Лорар Гильдегг и Элемм Зоар называют себя Двумя Лордами-Магистрами. Теневые Воры обустраиваются в Цитадели Кровавой Руки, что в Горе Глубоководье

СЛ 241 / ДЛ 1273

Правление Лордов возобновляется после того, как Баерон и Шиларн, два тайных Лорда Глубоководья, убивают Лордов-Магистров. Дома Зоар и Гильдегг объявляются Отверженными (изгнаннными из города). Черноризцы Магистры назначаются, дабы вершить правосудие в городе, а в месяце Уктаре Теневые Воры объявлены вне закона. К концу года население Глубоководья достигает 10000

СЛ 244 / ДЛ 1276

У Шиларн, Лорда Глубоководья и супруги Баерона, рождается дочь Лестин. Лорды позволяют стенам города расшириться до пределов, которые они и сохраняют по сей день. Создаются Северный и Морской Кварталы, а также проведены четкие границы между иными городскими кварталами. Количество Лордов растет за пределы, установленные Агайроном, и достигает 16

СЛ 266 / ДЛ 1298

Лестин, Леди в Маске, проникает в гильдию Теневых Воров и выдает ее властям. Неделю идут кровопролитные бои, и в результате оставшиеся в живых Теневые Воры покидают город

СЛ 268 / ДЛ 1300

Лестин выходит замуж за Зерфара Арунсана, могущественного мага из Невервинтера (младшего сына Кельбена Старшего)

СЛ 270 / ДЛ 1302

У Лестин и Зелфара рождается сын, Кельбен Арунсан, который позже будет именоваться "Черным Посохом". Дюрнан и Мирт Безжалостный возвращаются из Подгорья и уходят на покой весьма богатыми людьми

СЛ 274 / ДЛ 1306

Над входом в Подгорье Дюрнан строит таверну "Зияющий портал" для контроля входа в подземелья под городом

СЛ 276 / ДЛ 1308

Баерон умирает от болезни, и Шиларн, его жена, бросается в погребальный костер супруга. Лестин становится первым (открытым) Лордом Глубоководья; начинается строительство Дворца Глубоководья, которое завершается к зиме

СЛ 279 / ДЛ 1311

Зелфар погибает от злого волшебства, источник которого неведом и по сей день. Лестин тайно именует Пиергейрона, паладина и офицера городской стражи, Лордом и следующим наследником Открытого Лорда города

СЛ 280 / ДЛ 1312

Дюрнан основывает отряд Красных Поясов - своих личных агентов, дабы пресечь растущее неуважение к городским дозорным, растущее в Квартале Доков

СЛ 282 / ДЛ 1314

Пиергейрон становится Открытым Лордом Глубоководья после смерти Лестин

СЛ 290 / ДЛ 1322

Кельбен, сын Зелфара и Лестин, заявляет о правах на давно покинутую Башню Арунсана, переименовывая ее в Башню Черного Посоха, сообразно своему новому титулу

СЛ 313 / ДЛ 1345

В ночь, позже названную "Ночью Падения Храма", пожар уничтожает Шпили Утра (старейший храм города) и Дом Героев ранней зимой. Оба храма заново отстроены в течение следующего года

СЛ 325 / ДЛ 1357

Кельбен "Черный Посох" Арунсан разбивает Корону Рогов, овобождая Лаэраль Среброрукую от злого влияния Миркула; в последующие три года они становятся неразлучны, и к Лаэраль часто обращаются как "леди Арунсан"

СЛ 326/ ДЛ 1358

Война Богов. В Смутное Время павший бог Миркул появляется в Глубоководье со своими силами, и страшный пожар охватывает Замковый и Южный Кварталы, а также Квартал Доков. Миркул уничтожен (вместе с целым рядом зданий Рынка), а Сайрику и Миднайт дарован божественный статус на Горе Глубоководье. Глас Ао слышен многим в Глубоководье, и на руинах Рынка ему воздвигнут храм

СЛ 329 / ДЛ 1361

В городе циркулируют слухи об Убийце Арфистов. Пилигримы и солдаты церкви Хельма объявляют о своем открытии богатого континента к западу от Фаэруна, за островами Муншае и Эвермитом

СЛ 332 / ДЛ 1364

В месяцы, предшествующие Середине Лета, Глубоководье снедают засуха, возросшая активность монстров и политическая нестабильность. Зеленый дракон и предположительно безумная бард нарушают церемонии Встречи Щита на Поле Триумфа, чуть было не прекратив владычество Лордов

СЛ 333 / ДЛ 1365

Налажены торговые отношения между Глубоководьем, а также южной Захарой и западной Мазтикой. Рискованные вояжи (60% кораблей потеряны в море) снаряжаются жречеством Хельма и благородными семьями. Пиергейрон присутствует на церемонии коронации Королевы Алисии на островах Муншае, и ходят слухи, что та жестко пресекает его ухаживания (хотя никто не осмелится в открытую высказать подобное об Открытом Лорде)

Становление Героев

Благодаря усилиям Лестин, Леди в Маске, "официальная" воровская гильдия Глубоководья - Теневые Воры - была сокрушена Лордами и изгнана из города много лет назад. Это не пресекло воровство и грабеж в городе, лишь загнало преступления глубже в тени, разбив цельную воровскую сеть на сотни независимых индивидов. Прошли десятилетия со времени падения Теневых Воров, и в Глубоководье объявился новый преступный лорд, Ксанатар. Имя это произносилось лишь шепотом и то лишь несколькими осведомленными людьми на всем Побережье Мечей.

Ксанатар собирает информацию со всех уголков Королевств наземных и подземных, через доверенные третьи лица, и, получив ее, плетет свои темные замыслы. Личность Ксанатара покрыта тайной, скрытая за сонмом ложных личин и магических защит. Вместо того, чтобы создать воровскую гильдию, Ксанатар работает со свободными ворами и наемниками, общаясь с ними через третьи, а порой и четвертые лица, чтобы скрыть свое собственное местонахождение, если замыслы его потерпят крах.


И вот однажды, в пятый день Марпенота в Год Теней - 1358 по Долинному Летоисчислению, молодые герои решили отправиться в канализационные стоки Глубоководья, ибо прослышали о том, что кобольды все чаще и чаще выползают на городские улицы, пугая благочестивых горожан. А, стало быть, сему непотребству надлежить положить конец, окончательно и бесповоротно!

Собираясь в путь, они получили письмо от самого архимага Глубоководья, Кельбена Арунсана.


"Дорогие мои искатели приключений", - говорилось в доставленном курьером листке пергамента, - "две ночи назад Ольтеком, капитаном стражи, был схвачен шпион-дроу. После допроса с пристрастием он стал говорить и поведал много чего интересного... и заставляющего встревожиться. Он клялся, что работает на существо по имени Ксанатар. По словам шпиона, так зовут преступного лорда, обитающего на дне городской системы канализационных стоков.

Предположительно, Ксанатар перенес этого дроу в город, чтобы тот попытался проследить за Лордами Глубоководья. Будьте же осторожны в своем путешествии, и положите конец злу, несомому Ксанатором.

Ваш верный друг, Кельбен".


Признаться, герои несколько струхнули, прочитав послание - старина Черный Посох не будет беспокоить по пустякам. И все же... грезы о богатствах и славе, ожидающих их внизу, под славным градом, не оставляли наших героев, и на следующий день они, как следует вооружившись и запасшись изрядным запасом провизии, с опаской ступили в мрачные и зловонные канализационные стоки Глубоководья.

Поначалу их привечали лишь крикливые юркие кобольды да неповоротливые гигантские слизни, расплодившиеся под суетными городскими кварталами, но по мере продвижения героев в мрачные глубины ситуация изменилась кардинально: в коридорах, проходящих под Городом Мертвых, обитали лишь скелеты и зомби, истово ненавидящие любые проявления жизни.

Четверка героев медленно продвигалась вниз, на самые нижние уровни канализационной системы Глубоководья. Запах нечистот и гнили становился поистине непереносимым. К удивлению искателей приключений сие "райское" местечко избрала для своего укрывища популяция куо-тоа - этих жаб-переростков, обладающая, к тому же, врожденными способностями к метанию молний. Приятнейшие твари, ничего не скажешь...

Дни тянулись за днями, но герои отмечали наступление ночи лишь когда чувствовали, что валятся с ног от усталости - сказывались бесконечные сражения с обитателями глубин. И как столько нечисти развелось под самым носом у всесильных Лордов Глубоководья?

Тем не менее, странствия их приносили вполне ощутимый результат, ибо то тут, то там обнаруживались залежи древних сокровищ - пластинчатых доспехов ли, свитков с могущественными заклятиями или зачарованных мечей. Подобные экземпляры и днем с огнем не сыщешь в славном Глубоководье, а здесь, в земных глубинах - пойди и возьми... ежели сумеешь еще и выжить при этом.

Но вот стоки остались позади, и герои настороженно ступили в затянутые паутиной коридоры древнего, давно позабытого королевства дворфов. Тишину нарушал лишь непрерывный стрекот бесчисленных ядовитых пауков, гнездящихся в глубоких тенях в ожидании момента, когда выпадет шанс напасть на несчастную жертву, опутать ее клейкой, прочной нитью да утащить в свое логово и высосать жизнь, каплю за каплей.

К вящему изумлению героев, в сих богами забытых глубинах обнаружился небольшой лагерь дворфов, вернувшихся на свою древнюю вотчину. Вот только поведали бородатые воители четверке искателей приключений, что принц их похищен эльфами-дроу, совершающими рейды на поверхность из глубин Подземья и подчиняющихся некоему Ксанатару. Герои переглянулись: это самое имя поминал Кельбен в адресованном им письме!

"Наш клан происходит от тех самых дворфов, что построили сию цитадель", - глаголил Арумн, старейшина. - "Здесь наши предки жили в мире, пока орды злобных тварей не вытеснили их на поверхность, в земли людей и эльфов. С веками ряды наши все таяли, и король Тейргох собрал нас и вновь повел в Подземье на поиски древней родины. Лишь он обладал знаниями о том, как вернуться в сие королевство, ибо сведения эти передавались из поколения в поколение в королевской семье. Залы были пусты, и мы, исследовав лишь малую часть их, разбили лагерь у стены, на которой был изображен каменный портал. Но пока мы спали, он воссиял волшебным светом, и оттуда хлынули дроу, ведомые женщиной по имени Шиндия! Мы сразились с темными, однако недели тяжкого пути истощили наши силы. Обе стороны понесли тяжелые потери, но темные эльфы бежали обратно в портал, через который и пришли. Битва дорого стоила нам. Король Тейргох ранен отравленным кинжалом, и ныне пребывает в безпробудном сне. Его единственного сына, принца Кейргара, дроу увели с собой. И, будучи лишенными членов королевской семьи, мы не знаем, как покинуть эти пустынные залы".

Темные эльфы неплохо потрудились, дабы обезопасить свои владения, выставив патрули фактически повсеместно в занятых ими пещерах. Героям пришлось нелегко, ведь сражаться с дроу им довелось во тьме, родной стихии предательских тварей. Следуя извилистыми коридорами к сердцу эльфийской твердыни, герои набрели на Шиднию, лазутчицу самого Ксанатара! Взрогнув от неожиданности при виде четверки жителей поверхности, та бросилась было наутек, однако каленые клинки, приставленные к ее горлу, резко поумерили пыл эльфийки, вынудив поделиться с общественностью тайными замыслами ее господина. Желая во что бы то ни стало сохранить свою жизнь, Шиндия поведала героям, что агенты Ксанатара похитили принца Кейргара лишь для того, чтобы столкнуть дворфов и дроу лбами, заставить бородатых воителей очертя голову броситься следом за эльфами, где те встретят их во всеоружии и попросту перебьют.

В довершение ко всему, отчаявшаяся Шиндия бросила героям противоядие, должное вызволить короля Тейргоха из объятий магического сна, и бросилась наутек. Герои не стали ее преследовать.

А вскоре в одной из небольших пещерок, хранимой четверкой воителей-дроу, они обнаружили обессиленного, но - хвала богам! - живого принца Кейргара, закованного в ржавые кандалы. Освободив несчастного, герои пустились в долгий путь назад, к лагерю дворфов, где осчастливили сей народец возвращением сразу двух членов правящей семьи.

Возрожденный король Тейргох передал героям Жезл Сильвиаса, таинственно заметив, что древняя реликвия поможет им в самый страшный час.


Распрощавшись с маленькими воителями, герои вновь направились в мрачные глубины, и, миновав разоренную их усилиями общину дроу, ступили в столицу древнего королевства дворфов. Вот только теперь по улицам величественного града бродили лишь иллитиды, ксорны да каменные големы - хранители короля преступного мира, Ксанатара!

"Итак..." - раздался свистящий шепот, и из теней на героев уставился огромный глаз... окруженный десятком глазков поменьше. - "Жалкие наемники Лордов Глубоководья добрались-таки сюда, миновав все мои ловушки. Как прискорбно".

Ксанатар, древний бихолдер, явил себя, медленно выплыв на освещенное факелами пространство. Герои в ужасе отступили назад. Они-то прекрасно ведали, сколь гибельна магия бихолдера, и нет от нее защиты. Но Ксанатар пока нападать не собирался. Нечасто, видать, ему доводится беседовать с визитерами... пусть даже явились те по его душу. "Прискорбно и для меня", - продолжал бихолдер. Мне нравилось наблюдать, как вы сражаетесь с моими слугами и натыкаетесь на мои ловушки. Конечно же, именно я и придумал план, следуя которому, вскоре стану единственным полноправным владыкой Глубоководья!"

Не дожидаясь, пока тварь бросится в атаку и - вне всякого сомнения - уничтожит весь их отряд в считанные секунды, герои выхватили Жезл Сильвиаса, высвобождая магию артефакта. Ксанатар отшатнулся, не более того... но тем самым угодил в собственную ловушку, расставленную им на нерадивых искателей приключений. Железные копья низринулись с потолка тоннеля, пронзая тушу изумленного бихолдера, унося жизнь великого преступного лорда.

А в следующий миг рядом с героями возникли сияющие врата, и понесли воителей сквозь пространство. "Что теперь?" - пронеслась мысль. Но реальность вернулась вновь, и герои обнаружили себя в тронном зале Замка Глубоководье.

Пиергейрон Паладинсон спустился с трона, с улыбкой на лице оглядел окровавленных и насквозь пропыленных искателей приключений, топчущихся пред ним. Взгляд Открытого Лорда ненадолго задержался на огромном глазном яблоке бихолдера в руках одного из героев.

"Вы убили Ксанатара и спасли Глубоководье ото зла!" - зычным голосом возвестил Пиергейрон, обращаясь как к героям, так и к обратившейся в слух толпе дворян и глав гильдий, собравшихся в тронном зале. - "И сегодня я нарекаю вас Героями Глубоководья, и да узнают все о ваших подвигах!"

Герои поклонились Лорду, принимая оказанную им честь. День начинается донельзя удачно...

Легенда о Темной Луне

Герои Глубоководья продирались сквозь густую чащобу. Светила полная луна, и ночную тишину нарушали лишь треск сушняка под ногами, шум дождя да леденящее кровь завывание волков. И приспичило им ввязаться в новую авантюру... Ведь совсем-поди недавно выбрались на белый свет из-под земли, еще и отдохнуть-то толком не успели.

А виной всему - старина-архимаг, призвавший их всего полчаса тому в свою башню, вытащив из теплой уютной таверны в промозглую дождливую ночь. Кельбен был краток: лишь герои явились на его зов в Башню Черного Посоха, он сообщил им о возможном гнездовье злых сил в Храме Темной Луны, расположенном неподалеку от города, после чего вручил волшебную монету, с помощью которой намеревался держать телепатическую связь с героями, и пакет пергаментных свитков, где излагалась вся доступная на данный момент информация по данному делу.

От души пожелав героям удачи, Кельбен произнес заклинание, и вся четверка искателей приключений оказалась на залитой ливнем лесной поляне, в десятке милей от Города Роскоши. Придя в себя от столь неожиданного способна перемещения, Герои Глубоководья первым делом приняли решение ознакомиться с содержанием свитков, а уж после решать, как им надлежит поступить.

Перво-наперво глазам их предстало письмо мессира Кельбена Арунсана, написанное обычным проникновенным слогом архимага.

"Дорогие Герои Глубоководья,

я рад видеть, что вы полностью восстановили силы после путешествия в канализационные стоки города. Наши целители были более, чем счастливы помочь вам восстановить форму.

Также поздравляю со званием "почетных гостей" на Празднике Урожая в Глубоководье. По полученным мною сведениям, праздник удался, и все остались донельзя довольны.

Кроме того, передаю благодарность от наших мудрых школяров за все те исторические ценности, что вы добыли во время своих странствий в подземельях под городом. Изучение свитков, ключей и каменных символов поможет нам лучше понять историю Глубоководья.

К несчастью, возникла новая ситуация, что может поколебать мир, установившийся в городе. Вот уже довольно долгое время до нас доходят слухи об исчезновении людей из деревень, лежащих к северо-западу от Глубоководья. А теперь в той же области обнаружены человеческие останки в разрытых могилах. Возможно, здесь задействованы злые силы и могущественный древний артефакт.

Благодарю вас за то, что вызвались исследовать место сих происшествий. Три для назад я послал туда лазутчицу, Амбер, но от нее до сих нет вестей. Удачи.

Ваш верный друг, Кельбен".

Герои усмехнулись: Черный Посох не преминет чуток польстить своим героям, прежде чем отправить их на очередную самоубийственную миссию. Сам-то, небось, посиживает сейчас у камина, вертит в руках монетку да слушает все, о чем они между собой разговаривают. Ну да ладно, если уж сам Первый Лорд всенародно назвал их Героями Глубоководья, негоже не оправдать возлагаемых на них надежд как Лордами, так и простыми горожанами.

Настоящий же интерес представлял прилагаемый к письму архимага доклад Ольтека, капитана городской стражи.

"Господин Черный Посох,

похоже, в наше Глубоководье вновь пришла беда.

После прошедшего недавно Праздника Урожая городская стража совершала свой обычный обход, в поисках потерявшихся или просто пьяных горожан. На северной дороге мы обнаружили перевернутый экипаж.

Возница был убит стрелой, выпущенной в сердце. Внутри экипажа оказалось немного крови. Однако, лошади мирно паслись рядом, а у возницы даже кошель не был срезан. Нападавшие не забрали ни денег, ни лошадей, а значит, это не простые грабители. Единственный, кого не хватает - того, кто находился в экипаже.

Наш следопыт проследовала за тоненьким кровавым следом, ведущим из экипажа к мягкому песку на обочине. Там обнаружился глубокий отпечаток сапога, будто кто-то тащил нечто тяжелое. Возможно, нападавший нес пассажира после сражения.

Мы обыскали окрестности, но потеряли след на каменистой почве к северу. Единственное, что мы нашли - маленькая деревянная коробочка, лежавшая под кустом по пути нападавшего. Внутри оказался дневник чудаковатого школяра по имени Уэнтли Келсо.

Я помню, что записи этого мудреца были полезны в прошлом. Именно они помогли установить угрозу, исходящую из канализационных стоков Глубоководья. Однако, расследования происшествий в городе, проводимые Келсо, не раз добавляли мне и моим людям головной боли.

Зная о том, что представляет собой Келсо, я лично прочел его дневник, в котором предсказываются весьма зловещие события. Там говорится и о могущественном артефакте. О злом видении и о человеческих останках в разрытых могилах. Могут ли эти могилы быть как-то связаны с исчезновениями людей из северных деревень, о которых докладывали мои стражи?

Мой источник подтвердил, что Келсо действительно ехал в экипаже в последнюю ночь Праздника Урожая. Люди, с которыми он общался, припомнили, что Келсо поминал о расследовании им новой тайны. Я считаю, что мы должны принять на веру то, о чем говорится в этом дневнике.

Так как здесь нет прямой угрозы Глубоководью, дело не попадает под юрисдикцию городской стражи. Вместо того, чтобы переписывать весь дневник, я сделал копии записей, имеющих непосредственное отношение к делу. Я верю, вы предпримите необходимые шаги, чтобы то, о чем здесь поминается, не стало непосредственной угрозой для города и его жителей.

Ольтек. Капитан городской стражи".

Заинтригованные донельзя, Герои Глубоководья позабыли и про проливной дождь, и про волков, бродящих в окрестности. Они полностью погрузились в чтение заметок Уэнтли Келсо.

"Запись 356
С трудом выбравшись из канализации Глубоководья, я оперся рукой на весьма скользкий камень. И лишь когда упал, то понял, что скользкий он от моей собственной крови. Головой вперед я упал в овраг, ударился о булыжник и потерял сознание.

Не знаю, сколько часов я лежал, искатекая кровью. Внезапно теплое ощущение снизошло на меня. Я открыл глаза. Передо мной стояла внушительная фигура в робе, озаренная внеземным светом. Ослепительное сияние позволяло различить лишь точеные черты под надвинутым на голову капюшоном.

"Ты исцелен. Я спас тебя, и без меня ты несомненно бы умер".

Я прикоснулся рукой к голове. Она раскалывалась, но крови больше не было.

"Спасти меня - весьма благородно с твоей стороны. Что же ты от меня хочешь?"

Он, казалось, стал еще выше, и глаза его полыхнули алым.

"Ничего, кроме твоего самого пристального внимания!"

Он протянул руку и возложил свою затянутую в перчатку ладонь мне на голову. Видение снизошло на меня.

Небо, затянутое черными тучами, и деревенька в лесу. Крестьяне в одеждах из мешковины, занятые своими делами - продажей товаров, разговорами и просто прогулками по узеньким, грязным улочкам. Женщина в голубых одеяниях, расшитых серебряными звездами, замерла на городской площади, разговаривая с крестьянами.

Из леса за пределами деревни появились темные фигуры. Одна из них отделилась от остальных и двинулась прямиком к площади. Оказавшись там, она взобралась на ограду колодца. В руке фигура держала сияющий скипетр.

"Жители Торзака!" - выкрикнул мужчина. - "Внемлите же мне!"

Крестьяне обернулись к говорившему и тихо загудели. Кое-кто подошел ближе. Кое-кто отошел подальше.

"Отныне я ваш новый господин! Я не приемлю сопротивления сему факту!"

Кое-кто открыто рассмеялся. Иные громко выругались. Многие просто повернулись, чтобы уйти. Один из местных выступил вперед.

"И кто ты такой будешь? Покажись же, чтобы мы смогли узнать нашего будущего господина!"

Мужчина отбросил капюшон с головы. Точеное эльфийское лицо иссиня-черного цвета - дроу! Темный эльф с отвращением взглянул на толпу крестьян.

Те внезапно затихли, замерев, будто вросли в землю. Некоторые подняли камни с земли, но швырнуть их не осмелились.

Жещина в расшитом звездами одеянии устремилась вперед, выделывая руками сложные пассы. "Темный воин, ты не будешь править ни единой душой в моей родной деревне!" Она выбросила руки, и стрелы магической энергии устремились к зарвавшемуся дроу.

Тот зло ухмыльнулся и расхохотался, после чего взмахнул сияющим скипетром и волшебные стрелы разом исчезли.

Некоторые горожане, набравшиеся храбрости, швырнули в него камни. Большинство промахнулось. Но один-единственный камень задел щеку темного эльфа. Тот провел пальцем по ране, посмотрел на руку, окрашенную кровью. Его безумные глаза зажглись ненавистью.

"Я же сказал, что не приемлю сопротивления!"

Десятки темных эльфов показались из окрестных лесов. Женщина начала произносить заклинание, но стрела оборвала ее жизнь. Часть жителей попыталась бежать, иные изготовились к бою. Исход был предрешен зарание. Деревню уничтожили. Крестьян убили. Всех до единого.

Победители-дроу собрались на деревенской площади. Лидер их вновь накинул капюшон на голову и триумфально вскинул скипетр. Дроу же вскинули окровавленные мечи, салютуя.

Здесь мое видение оборвалось. Я очнулся у того самого камня, о который ударился. Голова раскалывалась пуще прежнего, но я все еще жив.

Запись 378
Все свое время я посвятил исследованию истории и местонахождения скипетра из видения. Похоже, это артефакт дроу, и представляет собой величайшую научную ценность. Моя первоочередная задача - отыскать деревню Торзак.

Запись 381
Я полагаю, что это деревенька находится где-то в окрестностях Глубоководья. Кровля на крышах домов того же типа, что использовался в селениях к северу от города. Цвет раствора, скрепляющего кирпичи стен, сродни песку, что встречается в реках к северо-востоку. Быть может, городские архивы прольют свет на местоположение деревни.

Запись 399
Я начал свои поиски в архивах казны Глубоководья. Нигде в хрониках эпохи правления Лордов Глубоководья я не нашел упоминания о деревне Торзак.

Запись 408
Я собирался было прекратить поиски и назвать все произошедшее со мной "галлюцинацией", когда наткнулся на древний документ налогообложения. Там значилось: "Лорд Торзак: "Следуя нашим записям, трое ваших людей должны нам часть своего осеннего урожая. Не могли бы вы разобраться с этим? Я встречусь с вами, чтобы обсудить дальнейшие торговые отношения до первой новой луны..."

Затем я отыскал письмо в органы налогообложения: "...Мы точно следовали указанному пути, ведущему в деревню, но ничего не нашли. Ни деревни, ни лорда Торзака. Мы можем лишь предположить, что все жители ушли на новое место и уничтожили все следы своего пребывания".

К письму прилагались инструкции, как достичь деревни. Это существенное открытие, и я чувствую, что это лишь вопрос времени, когда я отыщу и деревню, и скипетр!

Запись 420
Попрощавшись с моей милой Мильтиндой, я захватил побольше припасов и отправился в путь, окрыленный надеждой.

Запись 427
Я нашел останки деревни. Деревянные здания не сохранились, но оставшиеся фундаменты каменных зданий в точности соответствуют деревне из моего видения. Теперь на месте площади выросли большие деревья. Судя по их возрасту, разрушение деревни случилось очень-очень давно.

Запись 429
Я нанял местного проводника, чтобы тот помог мне с расследованием. Это халфлинг по имени Инсаль. Как и мой прошлый помощник, этот обладает минимальным интеллектом. В лесу в этой области просто неслыханное количество волков. Мы практически все время движемся, чтобы избежать их внимания.

Запись 431
Мы наткнулись на несколько разрытых могил, но внутри покоились тела недавно похороненных людей, которые никак не могут быть жителями Торзака. Похоже, в этой области нет человеческих поселений. Это хорошо, люди всегда мешают нормально заниматься археологией. Я начал поиски подземного поселения дроу, ибо именно так скорее всего может обнаружиться скипетр.

Запись 451
Две воительницы прошли через наш лагерь этой ночью. Я пытался расспросить их, есть ли здесь подземные селения, и не знают ли они о скипетре. Либо они не хотели общаться, либо сами ничего не знали. В итоге Инсаль окрысился на обеих, и те бежали в ночь.

Запись 456
Я обыскал всю область на предмет наземных следов пребывания дроу, и вновь ничего не обнаружил. После того, как я вернусь в Глубоководье за дополнительными припасами, я начну серьезные поиски подземных казематов дроу.

Я отпустил Инсаля, и теперь смогу передвигаться куда быстрее. Он не хотел уходить, но я расплатился с ним ржавым оружием и гнутыми медными монетками. Если повезет, я смогу вернуться в Глубоководье вовремя, чтобы провести Праздник Урожая с моей Мильтиндой.

На этом записи Уэнтли Келсо обрывались. Герои лишь плечами пожали: ничего конкретного, а уж тем более - значимого для их нынешней миссии, там не сообщалось.

Послышался шорох, и на поляну выплыла старуха в грубой домотканой робе. Крестьянка, наверное, но что она делает здесь, в кишащем волками лесу посреди ночи? Старуха улыбнулась героям: "Могу я помочь вам?" Герои переглянулись: очень уж подозрительно, когда незнакомка сразу предлагает помощь, за милю пахнет западней. И тем не менее герои отвечали: "Мы ищем друга, который пропал в этих лесах. Ее зовут Амбер".

Старушка противно рассмеялась. "Потерялась? В этих лесах? Сложно поверить... Ваша Амбер здесь не проходила, или я бы ее заприметила. Кстати, здесь недалече есть небольшой храм. Возможно, жрецы Темной Луны смогут помочь вам".

И бабуля, призывно махнув героям рукой, углубилась в чащобу. Те устремились за странной проводницей, и вскоре действительно вышли к Храму Темной Луны. Вот только "небольшим" его назвать язык никак не поворачивался. Храм гордо возвышался над вековыми деревьями; величественные башни цитадели устремлялись к затянутым грозовыми тучами небесам.

"Ну, мне пора", - заторопилась старушонка. - "За домом приглядывать надобно, знаете ли. Вы уж без меня дальше..." И она скоренько исчезла во тьме.


Внутри Героев Глубоководья тепло встретили двое жрецов - Надя и Джорил, как они представились. "Вы кажетесь уставшими", - улыбнулась Надя. - "Передохните же в Темной Луне. Мы ради всяким путникам".

Но когда герои двинулись вглубь главного зала храма, жрецы быстро переглянулись и загородили им дорогу. "Там наши личные покои", - извиняющимся голосом заявил Джорил. - "Лишь посвященные могут пройти".

Ситуация складывалась тупиковая, благо жрецы отступать не собирались, и герои, презрев все законы гостеприимства, попросту набросились на них и прикончили на месте. Боги смилуются, быть может...

Теперь ничто не мешало героям исследовать сию подозрительную святыню, в окрестностях которой с завидной регулярностью исчезали люди. Вот только ни в одну из трех башен Храма Темной Луны они проникнуть не смогли - проход в первую преграждала каменная стена с изображением четырех ветров, на магически запертой двери во вторую красовалась выемка под ладонь с начертанной на ней символом полумесяца; вход в третью украшал рельеф с изображением меча.

Исследовав вдоль и поперек наземный уровень цитадели, герои обнаружили ступени, ведущие вниз, во тьму подземелья, откуда ощутимо тянуло сыростью и тленом. Но - иного пути на наблюдалось, и герои, собрав волю в кулак, ступили на поросшую мхом лестницу.

И тут же столкнулись с ордою воинов-скелетов. Бряцая костями, твари упрямо наседали со всех сторон, и герои медленно отступали, уйдя в глухую оборону, в то время как маг из их отряда усиленно поливал нежить огненными заклятиями. Наконец, поток скелетов поиссяк, и герои смогли наконец перевести дыхание. Вот, стало быть, какова судьба людей, исчезнувших в этих лесах в последние годы. Но кто же поднял их после смерти, даровав им столь богомерзкое существование? Кто тот таинственный властелин Храма Темной Луны, в подвалах которого - неисчислимое воинство неживых солдат?

Все глубже и глубже спускались Герои Глубоководья в катакомбы, скрупулезно исследуя каждую пядь лабиринта. В одной из дальних комнат, сплошь покрытой паутиной, они наткнулись на труп эльфийски, рядом с которым нашелся клочок пергамента. "Кельбен", - значилось на нем. - "Твои подозрения оправдались. Здесь, в Храме Темной Луны, происходит куда больше, чем кажется на первый взгляд. По прибытии я напала на нового посвященного и заняла его место. Проникнуть внутрь оказалось легко. Здешние жрецы обводят местных вокруг пальца. Все верят, что они добры и милосердны, однако тайно они создают армию нежити. Я же сейчас пройду испытание, что позволит мне стать полноправным членом этого ковена. С моими-то умениями это будет легко. - Амбер".

Герои с грустью взирали на труп несчастной. Похоже, испытание оказалось все-таки не слишком простым, по крайней мере, для бедной эльфийки. В своих разумах герои почувствовали присутствие Кельбена: архимаг внимательно следил за их перемещениями с помощью волшебной монеты, и сейчас, убедившись в гибели своей лазутчицы, казался подавленным и крайне озабоченным.

"Мы думаем, Храм Темной Луны построен на ином, куда более древнем фундаменте, возможно - созданном зодчими дроу", - поделились герои с Кельбеном, отыскав явные аналогии в интерьере здешнего подземелья с казематами темных эльфов, виденных ими во время странствий в поисках логовища Ксанатара. - "Кроме того, здесь нам во сне являются видения боли, смерти и разрушений!.."

Путь на нижний уровень катакомб преграждала массивная дверь с тяжелым дубовым засовом, разбухшим от влаги. Повозившись с нею какое-то время, герои-бойцы отошли в сторонку, позволив магу вышибить преграду огненным шаром. Впрочем, довольно скоро искатели приключений пожалели, что вообще сунулись в это место. Строители Храма во время сооружения подземелья умудрились наткнуться на улей гигантских жуков, и теперь эти твари, щелкая жвалами, с которых стекал зеленый яд, рвались вверх, к вызволившим их героям. И вновь последним пришлось держать бой, исход которого был предопределен - чуть отбросив жучиное воинство, герои наскоро восстановили баррикаду, завалив улей всем, что под руку попалось - обломками каменных глыб да злополучной двери. Для верности маг поставил здесь еще и волшебный защитный барьер.

Во время исследования мрачных подземелий герои отыскали четыре артефакта непонятного назначения, исполненных в виде небольших горнов. Впрочем, на память пришла фреска с изображением четырех ветров...

Вернувшись на поверхность в главную часовню, герои подошли к преградившей им путь стене, по очереди дунули в каждый из горнов, и - о чудо! - преграда исчезла, будто ее и не было, открыв винтовую лестницу, ведущую вверх. На вершине ее замер некто, с ног до головы укутанный в темную робу. "Добро пожаловать в Темную Луну!" - донесся до Героев Глубоководья его зычный рык. - "Я - Дран Драггор, Верховный Жрец и Владыка этого храма. Вы же убивали моих слуг и грабили сие святилище! Я не приглашал вас сюда, но вы все равно рветесь вперед. Что ж... Я запечатал дверь за вашими спинами, так что оставайтесь пока здесь... Оставайтесь навечно!!!"

И Дран исчез. Герои в смятении обернулись: так и есть, за их спинами вновь выросла стена, а раз так - оставался лишь один путь, только вперед, в Башню Четырех Ветров.


Дран серьезно подошел к обороне своей твердыни, и заселил ее поистине могучими монстрами. Героям, совершающим восхождение в Башне, пришлось схлеснуться и с три-кринами - воинами-богомолами, и с буллитами - земляными акулами, и с юркими и смертельно опасными летающими змеями.

Самый же неприятный сюрприз поджидал их на вершине Башни Четырех Ветров, ибо здесь Героев Глубоководья радостно приветили десятки бихолдеров и их сородичей - газовых спор. Вот уж, воистину, игра на выживание, где каждый шаг мог стать роковым. Помятуя о могуществе старины Ксанатара, Герои Глубоководья подошли к вопросу истребления здешних бихолдеров весьма обстоятельно, отлавливая монстров по-одному, набрасываясь со всех сторон и безжалостно шинкуя обрюзгшие туши. Искатели приключений прекрасно знали, что сейчас за ними наблюдают двое могущественных магов - Кельбен Арунсан и Дран Драггор; первый - с тревогой, второй - со злобным удовольствием.

А вскоре Кельбен вновь вошел в мысленный контакт с героями, дабы те сообщили ему о своих последних достижениях. Узнав имя здешнего Верховного Жреца, архимаг Глубоководья всерьез озаботился. "Вы сказали Дран... Дран Драггор?" - переспросил он. - "Все еще хуже, чем я думал. Он очень, очень могущественен. Избегайте прямого столкновения с ним любой ценой. Я же должен сообщить Лордам о новом повороте событий". Герои приуныли: умеет же архимаг поднять настроение и боевой дух!

"И вот еще что, друзья мои", - грустно продолжил Кельбен, решив приберечь самый тяжкий удар напоследок. - "Над Храмом Темной Луны образуется магический барьер, непроницаемый для волш..." Контакт с Кельбеном резко прервался.

Чудом сохранив жизни на верхнем, гибельном уровне Башни Четырех Ветров, герои обнаружили беломраморный алтарь, на гладкой поверхности которого был вырезан отпечаток ладони. Неуверенно, они по очереди коснулись его правыми руками... Острая боль пронзила тела, все вокруг затянуло серой пеленой...

...А в следующую секунду герои обнаружили себя в главном зале Храма Темной Луны, прямо у широко распахнутых входных врат, за которыми лил непрекращающийся вот уже много дней дождь. На месте винтовой лестницы в Башню Четырех Ветров вновь находилась рельефная стена, и единственным свидетельством восхождения героев к вершине являлись метки в форме полумесяца, украшавшие их правые ладони. Таков был Тест Веры для молодых послушников Темной Луны, и Герои Глубоководья только что успешно прошли испытание.

Передохнув в пустынном холле, они поднялись с тяжкими вздохами, дабы продолжить свой путь. Все-таки поиск приключений на свою голову - занятие не из легких.

И теперь герои направились в Башню Лунной Метки ибо магическая защита, установленная Драггором на входе, пропускала внутрь лишь посвященных жрецов Темной Луны. Героям предстали богато украшенные залы, декорированные золотом... и целый сонм могучих чудовищ, как то воздушные духи или медузы, одним взглядом обращающие в камень живое существо. Невзирая на лунные метки, коими гордо щеголяли герои, монстры атаковали их, лишь завидя, упорно не желая признавать за своих.

А вскоре они вновь узрели видение Кельбена Арунсана. Лорд Черный Посох настойчиво убеждал героев дать монстрам убить себя, ибо лишь так они смогут исполнить возложенную на них миссию. "Дран обнаружил вас и теперь готовится обратить в пыль могущественным заклинанием!" - пафосно вещал Кельбен. - "Я посылаю вам волшебный амулет воскрешения". Если следовать логике архимага, гибель от клыков и мечей монстров Башни Лунной Метки убережет героев от действия магии Драна Драггора, а амулет вновь восстановит их жизни. Что-то во всем этом казалось несколько неправильным... к тому же ам Кельбен еще недавно заявлял, что храм окружен барьером, препятствующим магическим коммуникациям. Не говоря уже о физическом перемещении некоего сомнительного амулета, что объявился из прямо воздуха у ног героев.

Перешагнув через артефакт, герои отправились дальше по коридору башни, и увещевающий голос Кельбена в их разумах тут же сменился недовольным ревом Драна Драггора. "Думаете, можете одолеть меня своей жалкой магией и тем, что вы называете воинским опытом?" - вопил разоблаченный Верховный Жрец. - "Я стану богом! И раздавлю вас всех своим сапогом! О, черви, вы лишь начали ощущать всю силу моего гнева!.." Герои не обращали на излияния злодея ровным счетом никакого внимания. Еще один темный лорд с манией величия...

Верхний этаж Башни Лунной Метки заселяли морозные гиганты, которых Дран принудительно перенес в свою цитадель и заставил служить собственной персоне. Здесь-то герои и обнаружили части легендарного артефакта, именуемого Когтем.

Доставив их к барельефу у входа в одну из башен в главном зале храма, герои поместили Рукоять, Язык и Глаз Когтя в стенную выемку. Яркая вспышка... и стена исчезла, а на месте ее покоился прекрасный клинок - Коготь, один из тех редких волшебных мечей, сражаться которыми могут даже маги.

Герои нутром чуяли, что конец их пути близок. Но когда они ступили в извилистые коридоры Башни Когтя, безумство магии поглотило их. Жрецы Темной Луны как один встали на защиту своего святилища, обратив против искателей приключения все ведомые им заклинания, дарованные неведомым божеством. Впрочем, как подозревали герои, за жреческими одеяниями могли скрываться обыкновенные маги, не имеющие к священнослужительству ни малейшего отношения. По крайней мере, арсенал их заклятий говорил в пользу именно этой версии...

Магические ловушки щедро наводняли Башню Когтя, ровно как и обитатели огненной стихии - адские псы и саламандры. На вершине же башни, скрестив руки на груди, прихода героев дожидался Дран Драггор. При виде тех, кто нарушил покой его святилища и прикончил десятки прислужников, Верховный Жрец не высказал ни малейшего беспокойства.

"А ведь это я подбил дроу построить Храм Темной Луны давным-давно", - похвастался он. - "Но эти глупцы прикончили самих себя, а я был тяжело ранен в случившемся катаклизме. Долгие годы я восстанавливал силы. Во время возведения нового Храма Темной Луны, я повстречал Ксанатара, великого бихолдера. Он, бедняга, думал, что мы вместе будем править Глубоководьем. Но теперь он мертв. А мои воины-скелеты, с малой частью которых вы уже встречались, рвутся в бой. И сегодня же мы с моим войском выступим и уничтожим Кельбена. Глубоководье будет моим!"

И Дран Драггор атаковал. Сполохи заклятий озарили дождливую ночь, ибо Владыка Храма использовал все свое магическое искусство, дабы одолеть героев, доказавших, что их стоит воспринимать всерьез. Те не отставали: пока воины пытались достать клинками юркого противника, маг прикрывал их волшебным считом.

И вот Дран пал... с торжествующей улыбкой на окровавленном лице. Черты его подернулись рябью, и на месте, где только что покоился умирающий дроу, возник красный дракон, весьма недовольный. Тварь радостно оскалилась в лицо опешившим искателям приключений: что, дескать, съели?

Ответом послужил огненный шар, ударивший прямиком в наглую чешуйчатую морду. Особого вреда-то не причинил, но настроение попортил изрядно, и дракон, взревев, очертя голову бросился на героев. Конечно, проходи схватка в чистом поле, у героев было бы мало шансов на выживание, но преимущества замкнутого пространства башни сыграли свою роль.

Дракон был прирезан самым безжалостным образом, и именно неповоротливость монстра явилась тем самым фактором, что отправил в небытие все сокровенные замыслы красного дракона по имени Дран Драггор. Немедленно в чертоге Владыки Храма материализовались Кельбен с дюжиной помощников - волшебников Глубоководья. Герои хмыкнули: ну еще бы, старик архимаг появляется как всегда в самый ответственный момент! Кельбен потупился, пробормотал что-то насчет непроницаемого магического барьера... после чего взял себя в руки, зычным голосом приказав волшебникам объединить усилия для сотворения заклятия, что раз и навсегда сотрет проклятый Храм Темной Луны с лица Фаэруна.

Что и было сделано. Отныне на месте зловещей твердыни зияла лишь лесная просека; легион воинов-скелетов и жрецы Темной Луны канули в лету. Получив от архимага Глубоководья заслуженный гонорар, герои отправились отметить сие знаменательное событие в ближайшую таверну... которая вполне может стать отправной точкой для их следующего приключения.

Атака Миф Драннора

...Миф Драннор очень стар - стар настолько, что никто не помнит историю его возникновения. Первоначально это был лагерь эльфов - община огромных обитаемых деревьев. Шли годы. На месте легеря вырос город Кормантор. Вверх вознеслись острые, соединенные висячими мостами шпили.

В течение двух тысячелетий город процветал. А потом на северном берегу Моря Упавших Звезд высадились невиданные прежде в этих краях люди.

В то далекое время городом правил коронал по имени Элтаргрим. Могучий в прошлом воин, он обрел на склоне лет спокойствие и мудрость. Он предвидел, что людей со свойственной им амбициозностью и многочисленностью будет невозможно удержать от продвижения в подчиненные ему земли.

И тогда он обратился к величайшим волшебникам и обитателям лесов - друидам и следопытам, и предложил им поселиться в своем городе. В его намерениях было сделать город еще мощнее, собрать в нем великие силы. При этом он позаботился, чтобы никто не был обижен и не затаил вражды. Поэтому коронал позвал в свой город гномов, халфлингов и даже карликов.

И тут на город обрушилась орда орков. Тысячи врагов полегли под его стенами. Только отвага и мужество защитников уберегли Кормантор от резни.

Ужаснувшийся Элтаргрим возжелал, чтобы никогда больше война не обагрила кровью улицы его детища. Он призвал людей-волшебников и эльфов-магов совместными усилиями найти способ надежной защиты города. Почти десять лет волшебники вели совместные исследования, испытывая заклинание за заклинанием, руководствуясь легендами и преданиями далекого прошлого эльфов. В конце концов было создано нечто удивительное, живущее собственной жизнью - митал.

После этого Кормантор был переименован в Миф Драннор. Началась эпоха его подлинного расцвета и величия.

Когда в город пришли люди, Элтаргрим пригласил их селиться и торговать в городе, способствуя его развитию и процветанию.

Вскоре слава о Миф Дранноре как о городе, где процветают искусства, ремесла и магия, разошлась по всему миру. Издалека приходили путешественники, чтобы попасть на представление в его театре. Барды восславили его как Город Красоты. Эльфы прозвали его Городом Любви. Все расы жили в довольстве и мире.

Но, как всегда бывает с огромными городами, величие Миф Драннора подошло к концу. Пик его развития пришелся на Год Кровавого Бивня (661ДЛ). В конце этого года умер одряхлевший Элтаргрим. Город оплакал эту потерю. И сразу же принялись за работу черные маги. Начались убийства и интриги, из степи пришли гоблины и обрушились на городские стены. Нужно было избрать военного предводителя, капитана, который возглавил бы руководство защитой Миф Драннора, постоянно отбивавшего атаки гоблинов, орков, троллей, гноллов и флиндов.

Сейчас уже никто не сможет точно вспомнить, в каком году город пал. Но доподлинно известно, что приблизительно в Году Потерянного Копья (712ДЛ) далеко на севере поклоняющийся темным силам архимаг собрал несметную армию. Злобные существа потянулись со всех сторон, чтобы принять участие в штурме Миф Драннора.

Что бы ни случилось на самом деле, ясно одно: темные силы вышли из-под власти вызвавших их орков и флиндов, и объединились в огромную Армию Тьмы, которая прокатилась на юг опустошительным ураганом. Слуги тьмы погибали тысячами, но, увлекаемые безжалостными повелителями, продолжали резню.

В то время капитаном Миф Драннора был Ффлар. Он был отваженн и храбр, но редко показывался на людях. Когда до него дошла весть о том, что темная орда прорубается через поселения огров в Таре, капитан призвал горожан к оружию и приказал поставить дозорный пост в лесу Хелмроу. Там собрались великие воины, они назвали свой отряд Щитом Миф Драннора и стали ждать приближения орды. Им не пришлось ждать слишком долго.

Армия Тьмы навалилась на них и кровавая бойна забушевала среди деревьев. Бесчисленное число орков, гоблинов и прочей нечисти вырубило Щит Миф Драннора, лишь несколько человек спаслись для того, чтобы предупредить город.

Ффлар начал срочную эвакуацию жителей. Вскоре орки и создания тьмы обрушились на Ффлара и его сограждан. Армия Тьмы потеряла в этот день тысячи, но и все защитники города сложили головы. Погибли и маги. Их мощнейшие заклинания не смогли спасти их от подавляющей массы врагов.

Город Красоты опустел. Несколько уцелевших жителей поведали о его ужасной участи.

Шли годы. Былая слава Миф Драннора рассеялась и потускнела. На смену ей пришли рассказы о мрачных и опасных развалинах...


...Дверь в таверну с треском распахнулась, и внутрь ворвался стылый осенний воздух, разом изгнав все тепло очага. Собравшиеся почувствовали себя донельзя неуютно, воззрившись на фигуру в дверном проеме. Человек в черной робе с капюшоном неторопливо вошел в таверну, по очереди оглядел посетителей. Всех, кого касался сий пронизывающий взгляд, охватывало необъяснимое чувство ужаса, и в душе оставалось одно лишь желание - бежать, бежать, бежать...

Заметив расположившихся у камина Героев Глубоководья, человек удовлетворенно кивнул, приблизился к ним широкими шагами и, не спрашивая дозволения, подсел к ним за столик. После чего изложил детали миссии, которую намеревался предложить искателям приключений.

А суть ее была донельзя проста. Всего-навсего оборвать и без того неживое существование Аквеллана, древнего лича, правящего в легендарном Миф Дранноре. Награду незнакомец, само-собой, сулил баснословную, но герои вполне сознавали, что для того, чтобы заработать ее, придется как следует попотеть. Ибо руины Миф Драннора слыли одним из самых опаснейших уголков Королевств, и расстаться с жизнью там было проще-простого.

Хорошенько поразмыслив, герои согласились на предложение, и незнакомец, победно осклабившись, немедленно произнес заклинание, перенесшее искателей приключений из уютной таверны Глубоководья на поляну в густых чащобах Кормантора, за сотни миль от Побережья Мечей.

Придя в себя от столь неожиданного способа перемещения, герои обнажили клинки, подготовили необходимые боевые и исцеляющие заклятия, после чего осторожно ступили на тропу, ведущую к виднеющимся вдали руинам прекраснейшего города давно минувшей эпохи. Ныне лишь неупокоенные призраки завывали здесь по ночам, да души мечников несли неусыпную вахту на подступах к Миф Драннору.

Повстречался героям и дух капитана Ффлара. Бедняга, он так и не уверовал в собственную гибель, посему и оставался прикованным к смертному миру, не зная покоя посмертия. С превеликим трудом Героям Глубоководья удалось убедить древнего воителя в его кончине, и Ффлар, сознавая, что миссия его на Фаэруне завершена, позволил искателям приключений проникнуть сквозь стену вековых дубов, кольцом обступивших Миф Драннор и хранящих его от посягательств извне.

Буквально каждая пядь земли в городе дышала злом, угнездившемся здесь давным-давно и уходить не собирающемся. Между развалинами дворцов, лавок и гильдий бродили ведьмы и химеры, тролли и вайверны. Не раз героям пришлось схлестнуться в схватке с порождениями темных сил, и победа с каждым разом давалась все труднее. С какой же ностальгией они вспоминали теперь свой первый поход в подземелья Глубоководья и схватки с жалкими кобольдами!

Точно следуя указаниями незнакомца, сподвигшего их на это сомнительное предприятие, герои направились к полуразрушенному шпилю гильдии магов, и начали долгое вохсождение. Сонм могущественных призраков выступил против смертных, дерзнувших потревожить их покой; земляные и водные духи, оставленные давно усопшими чародеями для охраны сей волшебной башни и сейчас стремились не доспустить чужаков в священные для них чертоги.

А на самой вершине башни гильдии магов героев поджидал сам Аквеллан, облаченный в богатые одеяния и сжимавший в руке тяжелый фолиант. "Ну что ж, добро пожаловать, расхитители могил!" - проскрежетал лич. - "Мне вот интересно - неужто вы и впрямь думаете, что можете вот так бесчинствовать в Миф Дранноре, забрать у меня драгоценный артефакт и просто уйти, как будто ничего не случилось? Я - Аквеллан, господа герои, и я - последний из тех, кого вы встретили в своих странствиях. У меня последний вопрос к вам - тем, кто так просто назвал меня "приверженцем зла". Сколько живых созданий - из плоти и крови - вы прикончили, чтобы добраться до меня?"

И, не дожидаясь ответа, Аквеллан атаковал. Дабы смутить героев, он заклинанием создал восемь своих собственных иллюзорных копий, окруживших отряд воителей со всех сторон:

И все же лич пал. В ту же секунду рядом с ним возник знакомый героям черноризец из Глубоководья, вырвал фолиант из ослабевших рук Аквеллана. Расхохотавшись, он вновь исчез, а лич в последние секунды своего существования поведал героям, что наниматель-то их - никто иной, как Темный Бог, давно уж мечтавший избавиться от него, хранителя Миф Драннора. И теперь, завладев Кодексом Планов, он сумеет открыть портал в Королевство Теней, откуда на Фаэрун хлынут мириады иномировых монстров. И смертный мир падет к ногам нового божества.

Герои в безмолвии созерцали останки Аквеллана, сознавая, что их обвели вокруг пальца, да еще и с особым цинизмом. А значит, никто не возражает, если следующая встреча с Темным Богом состоится как можно скорее.

Путь их лежал к руинам храма Латандера, некогда символа света, добра и чистоты. Теперь же странная тень объяла святыню, погрузив ее в вечную тьму. Лишь тени да баньши парили в коридорах оскверненного храма, да наги извивались в тенях, вечно в поисках незадачливых путников, что вполне подойдут в качестве обеда ненасытным монстрам.

Уничтожая чудовищных порождений Королевства Теней, развеивая злую волшбу да очищая поруганные святыни, Герои Глубоководья прилагали все усилия, дабы вернуть свет Утра в храм Латандера, и вскоре были вознаграждены явлением самого бога. Лорд Утра предстал им, протягивая чудесный меч, от которого исходило свечение совершенного Добра. "Это - Дозиммер, Светлый Клинок", - молвил бог. - "Он сразит любую нежить, что дерзнет заступить вам путь. Верните же с его помощью Свет в Миф Драннор! Мы, бессмертные защитники этого мира, пытаемся изгнать отсюда Темного Бога навсегда. И надеемся, что вы сумеете уничтожить его физическое воплощение, укрывшееся в этом храме. В этом случае он ослабеет достаточно, чтобы мы смогли отбросить его истинную суть из нашей вселенной. От изгнания Темного Бога слишком многое зависит, ведь если он получит контроль над Торилом, что обратит мир в хаос на многие и многие поколения. Мы не должны позволить ему завладеть руинами Миф Драннора, ибо то будет первый шаг на пути исполнения его зловещих замыслов. Сначала - Миф Драннор, а затем и весь Фаэрун окажется у него в кулаке!"

И герои продолжили свой путь к сердцу храма, где в окружении рыцарей смерти и теневых псов их уже поджидал Темный Бог. А рядом с ним открывался разрыв в пространстве, ведущий, вне всякого сомнения, в Королевство Теней.

Дозиммер воссиял, обращая рыцарей смерти в прах, и ничто не стояло между Героями Глубоководья и Темным Богом в их последней, решающей схватке.

И когда физическая оболочка могущественной сущности оказалась разрушена, Латандер вновь получил контроль над своей утраченной святыней, и запечатал портал в Королевство Теней, прежде чем еще больше подорождений сего плана бытия сумели проникнуть в Забытые Королевства.


На выходе из города Героев Глубоководья поджидал отряд Рыцарей Миф Драннора, ведомых Флорином Фальконхэндом. Эльминстер сообщил им загодя, что в город проникнет отряд искателей приключений издалека, дабы сразиться со злом, вновь воспрявшем в руинах древней эльфийской столицы.

И теперь, когда герои возвращались, одержав победу, Рыцари предложили им вступить в ряды ордена, дабы и в дальнейшем способствовать возможному возрождению Миф Драннора и охране его от любых посягательств темных сил. Да, Аквеллана не вернуть, но пришло время живым защищать древнее наследние. И изгнание Темного Бога - первый шаг на долгом, долгом пути, в конце которого - новый Рассвет.

Мензоберранзан

Не сыщется, пожалуй, в Королевствах того, кто хотя бы краем уха не слыхал о подвигах Дриззта До'Урдена, легендарного темного эльфа, отринувшего бытие своего злобного народа.

Появился на свет Дриззт в подземном городе дроу Мезоберранзане в 1297 году по Долинному Летоисчислению, и был он третьим сыном Мэлис До'Урден, Верховной Матери Дома До'Урден. Участь его была предопределена еще до рождения, ибо третьих сыновей немедленно приносят в жертву Лолс, Паучьей Королеве, однако спасло младенца чудесное стечение обстоятельств: во время нападения на один из Великих Домов старший из сыновей До'Урден, Нальфейн, был убить своим младшим братом Дайнином. Таким образом, Дриззт неожиданно для всех стал не третьим, но вторым сыном.

Hа юного принца, выказывавшего большую сноровку при обращении с оружием (особенно с двумя саблями), возлагались большие надежды. Однако, чистая душа Дриззта не смогла смириться с жестокостью, беспринципностью и предательством, царящими в обществе дроу, где главным принципом было "делай все что угодно, только не попадайся", а устранение конкурента путем предания его смерти от отравленного кинжала, воткнутого в спину, было самым обычным явлением. Еще одним неприятным открытием стало то, что обществом дроу правят "на лицо - прекрасные, гадкие внутри" жрицы богини Лолс, творящие во имя своего божества всякие мерзости и готовые в борьбе за власть уничтожить любой Дом, хоть чуть-чуть лишившийся благосклонности Лолс.

Единственным лучом света в этом темном царстве был отец Дриззта - Закнафейн - мастер по оружию Дома До'Урден, научивший юного дроу блестящему владению оружием. Закнафейн так ненавидел отвратительных жриц Лолс, по приказу которых убивались даже дети уничтожаемого Дома, что ему доставляло удовольствие резать этих самых жриц во время войн между Домами. Дриззт так и не смог привыкнуть к необходимости постоянных бесчестных убийств себе подобных, и был вынужден бежать из родного дома в пустые и мрачные коридоры Подземья. Там он пытался выжить - один, в неравной борьбе с монстрами, и долгие годы единственным его другом была пантера Гвенвивар - магическое существо, вызываемое при помощи небольшой ониксовой статуэтки.

Семья предприняла массу попыток найти и убить молодого дроу, так опозорившего Дом и столь неугодного лолс, но ни одна из них не увенчалась успехом - Дриззт со своими двумя саблями и Гвенвивар был непобедим. В конце концов, устав от одиночества и постоянной охоты на себя со стороны своих бывших родственников, Дриззт решил попытать счастья на поверхности и вышел из Подземья...

Hужно ли объяснять, как реагировали жители поверхности на появление в окрестностях их селения дроу, вооруженного двумя острыми саблями ? Разумеется, бедного Дриззта немедленно обвинили во всех преступлениях, произошедших в округе, и только после долгих странствий ему, наконец, удалось найти себе новый дом и друзей, и он поселился в находящейся на севере Фаэруна Долине Ледяного Ветра. В процессе всего этого богиня Миликки сочла, что из Дриззта может получиться неплохой следопыт, и озаботила себя его поддержкой.

...Тем временем Дом До'Урден пал и был предан забвению. Общеизвестно, что немалую роль в этом сыграл Дом Бэнр, Первый Дом Мензоберранзана, Верховную Мать которого весьма озаботили непомерные амбиции Мэлис До'Урден. Однако мало кто знает, что в нити политических интриг в обществе дроу оказались вовлечены двое безвестных искателей приключений из Долины Ледяного Ветра, о которых и пойдет наш рассказ.

Герои предавались обильным возлияниям в таверне одной из деревушек, приютившейся у Хребта Мира, когда ночь разорвали крики, полные гнева и боли, и пламя взметнулось над деревянными хижинами. Черные тени метались за окнами - дроу, темные эльфы Подземья! Ошарашенные, искатели приключений выскочили из таверны, ввязались в бой с захватчиками, и довольно скоро к ним на помощь подоспели стражники, ведомые капитаном Балдассаром.

До рассвета таскали селяне ведрами воду из колодца, заливая полыхающий амбар, но страшная истина стала ведома позже - дроу исчезли так же неожиданно, как и появились, уведя с собою многих жителей деревеньки. Немедленно, герои пустились по следу ненавистных захватчиков, благо не заметить оный - кровавый! - было воистину невозможно. Деревенский трактирщик подарил им напоследок волшебный шлем, долгие годы пылившийся у него в чулане.

И вскоре, когда деревенька скрылась за горизонтом, а вокруг распростерлись просторы Долины Ледяного Ветра, удача улыбнулась героям, ибо, притулившись к стволу сосенки в стороне от дороги, сидел темный эльф и с молчаливой яростью взирал на осторожно подступающих героев. Товарищи бросили его, тяжело раненого, даже не удосужившись добить... подобное поведение вполне в порядке вещей в Подземье, где выживает сильнейший, и это - единственный и непреложный закон.

Скрипя зубами от боли и ненависти, дроу поведал героям, что целью их рейда была поимка подлого предателя Дома До'Урден, Дриззта, который, если верить донесениям, должен находиться где-то в этом регионе. Имя это мало что говорило героям, однако на заметку взять его стоило.

Оказав дроу последнюю милость, они продолжили путь, и к полудню вышли к хижине отшельника Вермулеана, надо отметить - могущественного друида. Внимательно выслушав рассказ о случившемся в деревне, тот многое рассказал героям о сотворении народа дроу и об опасностях, подстерегающих путников в необъятных лабиринтах Подземья. "Созданные из крови Кореллона Ларетиана, эльфы были единым народом", - вещал мудрец. - "Но, как и в любом обществе, некоторые из них следовали по пути добра, иные были привержены злу. Одни стремились к жизненной гармонии, другие жаждали могущества. Со временем Паучья Королева Лолс стала божеством эльфов, в душах которых жили ненависть, зло и презрение к иным расам. Так появился народ дроу. Лолс повела их войной на бывших собратьев, и война, длившаяся долгие десятилетия, сровняла с землей многие эльфийские города. Дабы не допустить победы дроу, Кореллон Ларетиан изгнал Лолс в недра земные, а дроу последовали за своей богиней по собственной воле, и с тех пор пребывают во тьме".

Вермулеан вполне справедливо заметил, что в Подземье герои не выживут и часа, благо кромешная тьма и подземные излучения, гибельные для обитателей поверхности, свершат скорую расправу над ними. Потому друид и предложил искателям приключений захватить с собою зачарованные им алмазы, которые предохранят их от воздействия радиации, а также даруют способность видеть тепловое излучение, исходящее от живых существ.

Сердечно поблагодарив отшельника, герои продолжили путь, и вскоре достигли горной гряды, простиравшейся до самого горизонта. Здесь, у Хребта Мира, даже летом дули студеные ветра, а по утрам иней покрывал землю.

Следы дроу исчезли, но, если верить Вермулеану, поблизости расположена система пещер, через которые и можно попасть в Подземье. Слабая надежда настигнуть темных эльфов все еще оставалась, ведь, как никак, те отягощены захваченными в плен селянами. Незавидная участь - стать рабами в обществе, начисто лишенном общечеловеческих принципов морали!

В одном из горных ущельев искатели приключений обнаружили неглубокую пещерку, носящую очевидные следы обитания. Хозяина дома не оказалось, однако вещи его и припасы были свалены в углу каверны, в центре же тлел костерок... На глаза героям попалась книжица в кожаном переплете, в которой изящным почерком было записано следующее: "В языке дроу нет слова "любовь". Как может выжить сама идея, если термин отсутствует? Доброта - об этом дроу и не посышляют. Слаб ли я, если размышляю о любви и доброте, или же в этом моя сила? Сила, делающая меня непохожим на всех иных дроу. Положение в обществе и могущество - все и все, что имеет значение для моего народа. Достигаемые предательством и обманом, так вершатся дела в обществе дроу, но всегда должны они оглядываться через плечо. Состраданию нет места в Мензоберранзане, городе, где я родился. Честь и гармония, достигаемая совсемстным трудом - вещи и вовсе неслыханные. Какая досада! Я клянусь поднимать свои сабли лишь для защиты - защиты собственной жизни и жизней тех, кто не может постоять за себя!"

Прочитанное заставило героев недоуменно переглянуться. Наверняка строки эти принадлежат перу Дриззта До'Урдена, воителя и, как оказалось, философа. Но где же он сам?

На загадочного дроу искатели приключений наткнулись чуть позже, благо последний занимался целенаправленным истреблением племени великанов-вербеегов, подобравшихся слишком близко к людскому поселению. Внимательно выслушав рассказ героев о рейде темных эльфов на деревушку, Дриззт немедленно вызвался отправиться вместе с ними в Подземье и помочь в освобожденнии похищенных селян.

Несколько дней шагали они по дикоземью долины, сражаясь с гноллами, вербеегами да троглодитами. Повстречали герои одинокого кенку по имени Вонар, раненого отступающими темными эльфами и оставленного умирать. Поклявшись отомстить, кенку испросил дозволения присоединиться к героям в их путешествии в Подземье.

Достигнув указанной Дриззтом горы, четверка искателей приключений шагнула во тьму пещеры, надолго распрощавшись с солнечным светом. Ибо отныне ожидали их огромные пещеры, ущелья и лабиринты таинственного Подземья. Ни один из жителей поверхности не мог похвастаться тем, что исходил его вдоль и поперек.

Ни раз и не два приходилось героям вступать в жестокие сражения с обитателями глубин - гноллами, гигантскими слизнями и пауками, пигмеями-осквипами, воинами-дроу. Дриззт проявлял настоящие чудеса воинского мастерства, и герои не могли надивиться, видя, как лихо он управляется с саблями, кромсая тела встреченных монстров.

В одном из подземных коридоров, сплошь затянутом паутиной, отряду повстречался варвар по имени Манахат. Верзила пожаловался, что Дом До'Урден обманул хозяев каравана (к которых сам он нанялся охранником), доставивших в Подземье изысканные явства и специи, рассчитавшись с ними иллюзорными деньгами. Покинув Мензоберранзан, варвар отбился от товарищей и затерялся в глубинах Подземья. Герои подробно описали бедолаге, как добраться до выхода из лабиринта каверн, и тот, воспряв духом, подарил им карту окрестных тоннелей, что пришлась весьма кстати.

Еще несколько дней пути... и по-прежнему не видать основного отряда дроу, который, собственно, искатели приключений и преследовали. Конечно, велика вероятность того, что темные эльфы избрали любой иной из многочисленных тоннелей, связующих поверхностный мир с родным Городом Пауков.

В одной из пещер героям повстречался дворф-рудокоп, Боренорак, жутко обезображенный некой неведомой болезнью. Он вел себя как безумец и все звал героев за собою, крича о том, что те просто обязаны спасти попавшую в беду девушку. Осторожно, искатели приключений последовали за дворфом, вызвавшемся стать проводником, однако пребывали начеку, благо опасности Подземья поистине неисчислимы.

Тот привел их к подземному озеру, в котором действительно оказалась юная девушка, стоящая по пояс в воде и взывающая о помощи. Но, стоило героям приблизиться, как пелена иллюзии развеялась и девушка обратилась в гигантского водного монстра - аболета, под контролем которого, по всей видимости, и пребывал несчастный Боренорак. Взметнулись ядовитые щупальца, каждый удар которых обращал пораженные участки кожи героев в сочащиеся слизью истончившиеся мембраны.

Монстра-то они одолели, однако и сами пребывали в ужасном состоянии. Кожа героев воспалилась и даже целительные заклятия Боренорака, избавившегося от ментального контроля аболета и оказавшегося на поверку жрецом, не помогали. Неужели путь их столь бесславно завершится здесь, в недрах Подземья?

Исполненный благодарности дворф предложил героям проследовать в пещеры, ранее принадлежавшие дворфам Черного Топора, воссоздавшим под землею храм, посвященный Думатойну. В сердце святыни до сих пор пребывает волшебный Фонтан, воды которого в силах исцелить любой недуг. Самих же дворфов разгромила армия объединенная армия дерро и дроу в Пещере Отсеченных Голов. Серые дворфы-дерро заняли опустевшие, залитые кровью шахты, а дроу отступили в Мензоберранзан, заручившись клятвенным заверением, что дерро непременно выступят против Дома Баррисон Дель'Армго, как только нужда в том наступит.

Ослабленные, но полные решимости, герои, сопровождаемые Дриззтом, Вонаром и Боренораком, неотвратимо продвигались к сердцу многоярусного храма Думатойна, по пути вступая в сражения с воителями и мудрецами дерро.

Магия божества ограждала Фонтан Исцеляющих Вод от посягательств нечестивцев. Герои, находящиеся на пределе сил, испытали невообразимое облегчение, когда раны, нанесенные им аболетом и дерро, затянулись.

С новыми силами пустились они в странствие по тоннелям Подземья, но, когда в следующий раз остановились на привал, черные сферы, созданные магией дроу, окутали их... а когда развеялись, заметили герои, что Дриззт До'Урден бесследно исчез. Лишь сабли благородного дроу покоились на каменном полу пещеры... Не нужно иметь семи пядей во лбу, чтобы догадаться о том, что захватили принца-изгнанника его же сородичи из Дома До'Урден... наверняка для того, чтобы принести в жертву Паучьей Королеве и вернуть благосклонность божества хаоса.

На следующий день герои достигли пещеры миконидов, разумных грибов. Король их, Фирус, пожаловался на возросшую активность глубинных монстров, уничтожающих грибные делянки миконидов. Героям не составило большого труда справиться с возникшей проблемой, и благодарный Фирус даровал им несколько грибов, могущих пресечь действие любого яда. Бесценный подарок, особенно в столь опасном месте, каковым является Подземье.

За пещерами миконидов раскинулись владения галеб дуров, созданий каменной стихии. Пребывая в стенах и являясь частью их, сии порождения могли по желанию сотворять новые коридоры или изничтожать уже существующие, будто и не было их вовсе. К счастью, с ними можно было общаться и, уважив просьбу героев, галеб дуры пропустили их в иные, более глубокие регионы Подземья.

Но не успели искатели приключений далеко отойти от пещер галеб дуров, как землю ощутимо тряхнуло, под ногами их появился широкий раскол... и герои рухнули прямиков в каверны драйдеров. Озлобленные гибриды дроу и пауков встретили незваных гостей дружным залпом отравленных стрел...

Первый бой в незнакомом окружении остался за героями, да и грибы короля миконидов пришлись как нельзя кстати. Однако далеко не все драйдеры утратили разум, поддавшись ярости и инстинктам. Многие до сих сохраняли ясность рассудка и нападать на героев не спешили. Когда те поинтересовались у здешних обитателей, не видали ли они пленников с поверхности, драйдеры безразлично отвечали: "А, пленники... Принесены в жертву Лолс или посланы в бой против одного из Домов, неважно. Конечная судьба их одинакова. Даже в наши пещеры долетают вести о том, что в руки дроу возращается артефакт давно ушедших эпох. Дома готовятся к войне. Мэлис собирается схватить и принести Дриззта в жертву Лолс в надежде на то, что богиня отдаст артефакт именно ей".

Услышанное заставило героев глубоко призадуматься. Что же это за артефакт такой, жажда обладания которым толкает к войне Великие Дома Мензоберрназана?

Один из драйдеров, Мазнафейн, передал героям свиток с начертанным на нем заклинанием обращения в пауков. "Это поможет вам перейти пропасть, отделяющую наши каверны от Мензоберранзана, по паутине", - молвил Мазнафейн, после чего попросил героев связаться с торговкой по имени Ссас Тарелл и вместе с нею изыскать способ восстановить его истинное тело, благо существованиие в обличье драйдера глубоко уязвляло гордого дроу.

Перебравшись через пропасть и развеяв паучье заклинание, трио героев продолжило путь, и вскоре вышло к бурной подземной реке, за которой в огромной пещере можно было различить очертания великого и прекрасного Города Пауков, Мензоберранзана. Как воспримут злобные ксенофобы, там обитающие, появление среди них трех искателей приключений - двух людей и одного кенку? Хотя, быть может, все и обойдется: посещают же Мензоберранзан караваны с поверхности, да и другие расы в городе - не редкость. Конечно, в качестве рабов в большинстве своем...

Перво-наперво герои решили отправиться на Базар. Где, как не там, можно узнать все последние новости, слухи, сплетни?..

Но Базар встретил их странной тишиной. Немногочисленные стражи бродили между установленных в пещере торговых палаток, кое-где сновали покупатели и праздные гуляки, но число их было весьма невелико. Напряжение отчетливо ощущалось во всеобщей нервозности, в подозрительных взглядах, которыми одаривали героев все без исключения дроу. Постепенно подобный настрой стал передаваться и им самим.

Заметив на голове у одного из героев шлем, подаренный ему хозяином трактира еще в Долине Ледяного Ветра, один из местных торговцев, Галента, тут же предложил в обмен на сий незамысловатый предмет обмундирования волшебную музыкальную шкатулку. Пожав плечами, герой согласился, заодно уточнил, как добраться до палатки Ссас Тарелл.

Та, внимательно выслушав рассказ захожих искателей приключений, призналась, что обладает весьма солидной сетью осведомителей и обязательно выяснит, где содержатся взятые в плен селяне. Вот только сделает она это лишь после того, как герои окажут ей услугу, а именно - вернут эльфийское обличье Мазнафейну, ее тайной любви. Торговка предложила героям нанести визит в Башню Волшебства, где, среди прочих, обитает чародей Джалинфейн, прозванный Паучьим Магом. Если кто и ведает, как обратить вспять трансформу дроу в драйдера, то лишь он, и никто иной.

Немного робея, герои направились к величественной Башне Волшебства, на одном из верхних этажей которой отыскали покои Джалинфейна и изложили почтенному магу свою просьбу. Тот согласился расстаться с магическим свитком, дарующим драйдеру любое желание, в обмен на волшебную музыкальную шкатулку, столь предусмотрительно выменянную у Галенты на совершенно бесполезный шлем. "Используйте свиток лишь в тронном зале Дома Бэнр", - наставлял Джалинфейн пришельцев с поверхности. - "Магия его освободит дух Мазнафейна из заточения и воплотит его в тело, которое он так жаждет вновь обрести. Свиток сий весьма могущественен, и магия сокроет вас от стражи Дома Бэнр. Однако, как только вы произнесете заклинание, невидимость развеется... и тогда могут возникнуть проблемы".

Сунуть голову в петлю - проще и гуманнее, нежели вторгаться в святая святых Первого Дома Мензоберранзана. Тем не менее, в надежде прознать-таки о судьбе селян, герои отважились и на этот шаг. Осторожно обходя многочисленных стражников, ступили они в тронный зал Дома Бэнр и шепотом произнесли заклятие, освободившее дух Мазнафейна из заточения внутри трона Матери Бэнр. На волшебных ветрах устремился тот в каверну драйдеров, где воплотился в облике дроу.

Но кого герои никак не ожидали увидеть у трона Матери Бэнр, так это трактирщика из деревни, который напутствовал их перед отправлением в путь-дорогу. Оказывается, шлем он даровал героям неспроста, ибо был то Шлем Пауков - тот самый легендарный артефакт, о возвращении которого шепталась вся знать Мензоберранзана. Мать Бэнр ожидала, что пустоголовые искатели приключений доставят реликвию прямо ей в руки, однако те умудрились содеять вопиющий в своей глупости поступок: выменять столь бесценную вещь на музыкальную шкатулку у базарного торговца!

Холодный голос Матери Бэнр резал, как сталь, а глаза метали молнии, когда она отдавала приказ героям вернуть Шлем Пауков, и постараться сделать это поскорее. "Если я отправлю за ним стражников своего Дома, вы кровью заплатите за их усилия! Идите! И не оглядывайтесь. Идите же!" Почему-то в том, что угрозу свою древняя эльфийка намерена выполнить, сомнений не возникало. Если уж она умудрилась несколько веков продержаться на троне Дома Бэнр, да, фактически, и всего Мензоберранзана, стало быть, слова с делом у нее не расходятся.

...Сломя голову, герои бежали обратно на рынок, провожаемые внимательными взглядами всех без исключения стражников и патрульных Дома Бэнр. Какую же глупость они сделали, так легко расставшись с волшебной реликвией! Впрочем, поступи они иначе, сейчас, по всей вероятности, были бы мертвы, благо необходимость в поддержании их бренного существования у злокозненных дроу напрочь отпала.

Но на глазах потрясенных искателей приключений дроу-ассасин ударил отравленным кинжалом Галенту в спину, а затем, схватив Шлем Пауков с прилавка, бросился наутек. Герои пустились в погоню, что закончилась у запертых врат Дома До'Урден; убийца, призвав врожденные способности к левитации, просто перепорхнул через стену, оставив героев беспомощно переминаться с ноги на ногу у ее подножья. Приведение в действие угрозы, высказанное Матерью Бэнр, казалось неминуемым.

С тяжелыми сердцами вернулись герои на базар, герои направились к палатке Ссас Тарелл, где, помимо самой торговки, пребывал столь своевременно вернувшийся в город Мазнафейн. "Вы сдержали свое слово и проклятье драйдера более не властно надо мной", - улыбнулся темный эльф. - "И, пусть это прозвучит странно, я благодарен вам. Обычно подобных слов дроу не произносят. Что до ваших бед, внемлите: пленники, которых вы ищите, содержатся в Доме До'Урден. Ищите их в загонах для рабов".

Все нити ведут к Дому До'Урден. И похищенные селяне, и бежавший со Шлемом Пауков ассасин... Но как же проникнуть в столь неприступную крепость?.. "Один из моих связных может вам помочь", - промолвила Ссас Тарелл. - "Это Грумжнар, колдун из Дома Фей Бранч. С помощью магии я частенько связываюсь с ним и он знает, что делать. Но будьте осторожны: частенько он погружается в раздумья и не выносит, когда его пытаются вывести из столь мечтательного состояния".

...Колдун оказался на удивление интересным собеседником и с готовностью согласился помочь героям, исходя, конечно же, из собственных интересов и стремлений Дома Фей Бранч. "Стало быть, Шлем у До'Урденов", - скривился он. - "Лолс не позволит им получить алмаз, венчающий Шлем и полностью воссоздать артефакт. А если она не позволит, то я - и подавно!"

Произнеся заклинание, Грумжнар обратил героев в дроу, в когда те возмутились (конечно, после того, как дар речи к ним снова вернулся), пояснил: "Вы же хотите проникнуть внутрь Дома До'Урден. Потому и примите обличье возвратившихся патрульных, принадлежащих к сему Дому. Магия моя не только даровала вам обличье и красоту дроу, но также и способность к левитации. И если вы немного взбаламутите воду в Доме До'Урден, я буду вам премного благодарен!"

Грумжнар посоветовал героям навестить Риззена До'Урдена в таверне Карпатиана, опального консорта Матери Мэлис, в настоящее время состоящего лазутчиком на службе у Дома Фей Бранч. Имея доступ к некоторым тайнам Дома До'Урден, Риззен может оказать им неоценимую услугу.

И все же героям не давало покоя упоминание колдуна о некоем алмазе, который, наряду со Шлемом Пауков, создаст реликвию невероятного могущества. Вновь навестив Ссас Тарелл, поминавшую ранее о возможностях магических коммуникаций, они упросили ее связаться с друидом Вермулеаном, пребывающим в далекой Долине Ледяного Ветра. Заинтригованная дроу исполнила их просьбу, и герои, войдя с друидом в ментальный контакт, вопросили об алмазе, ибо был престарелый отшельник непревзойденным специалистом в данной области. Вермулеан открыл искателям приключений, что один из драгоценных камней, которыми он снабдил их перед расставанием, на самом деле - Алмаз Лолс, и изображен на нем лик самой богини.

Что ж, оставалось надеяться, что Великие Дома Мензоберранзана не прознают об этом занимательном факете раньше времени.

...Риззен До'Урден пребывал не в лучшем состоянии духа и приходу героев, выдавших себя за посланников Дома Фей Бранч, обрадовался, заставив их пообещать, что те приложат все усилия для изъятия Шлема Пауков из цепкой хватки верховных жриц Дома До'Урден. Грумжнар полагает, что тройка незнакомцев-дроу должна стать патрульными презревшего Риззена Дома? Что ж, это легко устроить...

Опальный консорт поделился с искателями приключений всеми паролями, необходимыми им для перемещения по территории Дома До'Урден, а также поведал о сменах стражи, ее количестве. Дело оставалось за малым: дабы проникновение на территорию Великого Дома прошло без сучка и задоринки, героям требовались эмблемы Дома, нашитые на доспехи всех без исключения членов домашней стражи. Риззен заверил сообщников, что здесь им, вне всякого сомнения, поможет Джарлакс, главарь вольнонаемничьего отряда дроу Бреган Д'Эрт, большую часть времени пребывающий в таверне Голлвелиуса.

Сий темный эльф производил впечатление. Взгляд его буквально буравил героев из-под широкополой шляпы и Джарлакс, казалось, видел их истинную природу даже несмотря на заклятие Грумжнара, в действенности которого колдун был всецело уверен. Опасный индивид, видно сразу... Внимательно выслушав рассказ героев, Джарлакс утвердительно кивнул, пообещав снабдить их необходимыми эмблемами... но лишь после того, как те отыщут для него волшебное ожерелье, затерянное где-то в окрестностях города, в регионе, именуемом "мантией".

Доверять наемнику причин не было, однако и иной возможности проникнуть в Дом До'Урден - похоже, тоже. Исходив пещерный регион "мантии" вдоль и поперек, герои действительно обнаружили ожерелье, однако, вернув его Джарлаксу, обнаружили, что коварный дроу и не собирался исполнять данное им обещание. Эмблем у него попросту не было!..

Вдоволь насладившись выражением бессильного гнева на лицах искателей приключений, скрывавших личины под благородным обличьем дроу, Джарлакс открыл им время и место, где будет проходить небольшой патруль из воинов Дома До'Урден. Подобные патрули регулярно отправлялись в окрестные пещеры, благо опасности Подземья поистине неисчислимы, а дроу свято ратовали за безопасность родного города.

Устроив засаду в одной из каверн "мантии", герои атаковали обескураженных патрульных и, прикончив их, завладели возжделенными эмблемами, не замедлив нашить их на собственные доспехи.

Стараясь не выказывать робости, герои направились к воротам Дома До'Урден; ни дать, ни взять - уставшие патрульные возвращаются с очередного обхода прилегающих к Менхоберранзану территорий. Произнеся пароль, переданный Риззеном, герои на миг затаили дыхание, но стражи врат беспрекословно пропустили их во внутренний двор каменного дворца.

Навестив загон для рабов, герои лицезрели несчастных селян, освобождение коих и поставили своей целью, вот только с оным придется повременить, учитывая весьма значительное количество стражников, собравшихся здесь. Те оказались не прочь почесать языками, и сообщили "патрульным", что как раз сейчас Мать Мэлис собирается принести в жертву своего непутевого сынка, после чего, получив благословение на то Паучьей Королевы, впитает она могущество Шлема Пауков, став единоправной королевой Подземья и поверхности, исполнительницей воли Лолс в Фаэруне.

Герои немедленно направились на верхние уровни Дома До'Урден, предназначавшиеся исключительно для благородных представителей сего семейства. Странно, но коридоры и чертоги оказались пусты, и стражей в них - совсем немного. Где же все?.. Неужели на стенах, ожидают возможного нападения со стороны недружественных Домов?

Решив оставить выяснение этого вопроса на потом, герои проследовали в помещения, отведенные верховным жрицам, и, не испытывая ни малейшего уважения к сему высокочтимому сословию служительниц Лолс, взялись за поиски утраченной реликвии... и достаточно скоро действительно ее обнаружили в кованом сундуке, защищенном магическими ловушками. Осторожно, герои поместили Алмаз Лолс в углубление на гребне Шлема Пауков, и артефакт ярко воссиял, вновь обретя былое, утраченное с веками могущество.

Момент триумфа умудрился испортить Риззен До'Урден, возникший в дверях чертога наряду с внушительным контингентом домашней стражи. "Вот наши враги!" - возвестил он, тыча клинком в сторону опешивших героев. - "Дом Фей Бранч протянул свои грязные щупальца в самое сердце Дома До'Урден! Но я выследил врага, и вы сами видите, сколь ценен я для родного Дома!"

Дроу бросились в атаку, и герои, презрев осторожность, перебили их всех до единого, за исключением самого Риззена, умудрившегося незаметно ускользнуть. Бедняга... Номинальный статус "патриарха" дома, и при этом - вопиющее неуважение как со стороны Верховной Матери, так и собственных дочерей - жриц Лолс, сподвигли Риззена инсценировать мнимую приверженность Дому Фей Бранч, дабы хоть каким-то образом доказать повышенную значимость своей более чем скромной персоны...

Во внутреннее святилище герои поспели как раз в тот момент, когда Мать Мэлис уже занесла ритуальный кинжал над распростертой на алтаре фигурой Дриззта До'Урдена. "Кто посмел прервать церемонию?" - в гневе выкрикнула она, с яростью воззрившись на незваных гостей. - "Взгляд Лолс устремлен на вас, и заплатите вы за это своими жизнями! Второй сын Дома До'Урден должен умереть пред очами Паучьей Королевы!"

Сознавая, что судьба ее Дома сейчас висит на волоске, Мэлис отдала приказ атаковать, и верховные жрицы принялись плести заклятия, должные уничтожить зарвавшихся глупцов, дерзнувших заявиться на святейшую церемонию. Присутствовавшая в чертоге йоклол, посланница Лолс, ринулась было к героям, но магия Шлема Пауков, подвластная им, исправно держала чудовщ на расстоянии.

В гуще сражения Мэлис До'Урден пала, и в этот момент в чертоге появилось несколько воинов и жриц Дома Фей Бранч. Войска оного выжидали у стен Дома До'Урден, и теперь наносили удар в тот самый момент, когда противник их наиболее слаб. Типично для дроу...

"Прекрасно! Мэлис До'Урден мертва!" - ликующе провозгласила одна из верховных жриц Фей Бранч, обращаясь к героям, что послужили невольным орудием ее Дома. - "И теперь Шлем Пауков должен принадлежать Дому Фей Бранч!"

Стало быть, теперь у них них союзников, да и были ли они вообще? Подобного понятия также нет в языке дроу, наряду с такими запретными терминами как "любовь" и "доброта", о чем искренне сокрушался мечтатель Дриззт.

Перерезав путы на запястьях и лодыжках последнего, герои устремились обратно, к загону для рабов. К счастью, оные никем не охранялись, благо вся без исключения стража Дома До'Урден вступила в неравный бой с объединенными силами Домов Фей Бранч и Бэнр, поддерживаемых отрядом Бреган Д'Эрт. Капризна Паучья Королева, и лишила она Дом До'Урден своего благословения, посему и был немедленно раздавлен он иными Великими Домами, убоявшимися чрезмерных амбиций Матери Мэлис, ныне покойной.

Вызволив селян, герои последовали за Дриззтом До'Урденом тайными тропами Подземья, выведшими их несколько дней спустя под родное звездное небо поверхностного мира.

В жестоком хаоса Мензоберранзана Дом До'Урден пал и был предан забвению.

Сказ о Подгорье

Подгорье. Великое подземелье, распростершееся под Горой Глубоководье. По легендам, давным-давно сюда пришел колдун, стремящийся к полной изоляции от мирской суеты. Кто-то говорит, что Халастер Черный Плащ пришел из Нетерила, иные утверждают, что он явился с востока. Есть мнение, что родина его в Исконных Землях - человеческих королевствах, ныне похороненных под песками Раурин и Равнинами Пурпурного Праха. Но все это - дела давно минувших дней, и поглощены помянутые королевства песками времени.

Спорят школяры и об имени колдуна: в старинных писаниях Халастера иногда называют "Хилатером". Исследования Эльминстера показали, что Хилатер - имя, данное при рождении Безумному Магу, в то время как Халастером он назвал себя сам, уже будучи могущественным чародеем. Именно Халастер установил традицию Магических Празднеств, тайно свершаемых раз в десятилетие в разных регионах Королевств. Кроме того, он создал нескольких весьма изощренных заклятий, усовершенствовал некоторые ритуалы и волшебные предметы, ныне получившие широкое распространение в колдовских кругах.

Как бы не разнились истории о происхождении Халастера, о его более поздних летах все они повествуют одинаково. Более тысячелетия назад он внезапно порвал все отношения с людьми и, сопровождаемый семью учениками, пришел к Горе Глубоководье, дабы создать свой новый дом. Халастер призвал демонов с Нижних Планов, наказав им построить традиционную колдовскую башню, окруженную каменной оградой, за которой расположились бы сад, пристань и складские помещения. Семеро (как зовутся они в исторических трудах) обрабатывали земли, обитая в небольших жилищах у внешней стены. Они продолжали свои магические изыскания и редко встречались со своим Страшным Мастером.

Отношения Халастера с созданиями иных сфер изменили его. Чем меньше общался он с людьми и чем больше - с демонами и им подобными, тем более странным становился он. Он стал хмур, эксцентричен, иногда подолгу молчал, а иногда - впадал в безудержную ярость. Он приказывал своим призванным созданиям создавать складские пещеры, дополнительные лаборатории и длинные тоннели, продолженные под башней. Так продолжалось десятилетиями. Наконец, тоннели достигли старинных дворфских шахт, известных как Подземные Залы, где некогда обитали члены клана Мелайркин, от которых уже в те давние времена остались одни воспоминания.

В величественных Подземных Залах находились две шахты по добыче мифрила, рекомые Глубоководными, а саму Гору Глубоководье дворфы называли Мелайрбод по имени своего соплеменника, который первым обнаружил мифриловые жилы. Его наследники и основали клан Мелайркин; однако участь его печальна, ибо все без исключения дворфы пали от рук дергаров и дроу, пришедших из Подземья. Последние заняли Подземные Залы и оставались там до тех пор, пока оные не обнаружил Халастер.

Когда залежи мифрила исчерпались, дергары оставили Подземные Залы. В эпоху Павших Империй большинство дроу погибли в сражениях с наземными эльфами. Сам Халастер уничтожил оставшихся в живых представителей Темных Народов. Семеро скрупулезно записывали в своих дневниках подробности чрезвычайно опасного противостояния их Мастера и дроу - фраза "Охота Халастера" вошла в лексикон жителей Севера в значении "дикая резня" или "атака берсерков". Семеро также намекают, что некоторые дроу были магически преобразованы магией Халастера в гротескных созданий и исполняли роль его рабов.

Когда угроза со стороны дроу миновала, Халастер отправил призванных им демонов на их родные Планы, а сам спустился в подземное королевство, оставив башню стихиям. Любопытные ученики, сунувшись было в бывшее обиталище Халастера, обнаружили, что ожидают их там лишь изощренные магические ловушки да краткие послания, намекающие, что "истинное могущество" находится глубоко под землей.

Один за одним Семеро углубились в подземные тоннели в поисках своего Мастера, окунувшись в опасный и странный мир, их ожидающий. В тоннелях Халастер оставил своих сокровища, результаты экспериментов, волшебные предметы и слуг. По ему мнению, хранить ценности здесь от грабителей, жестоких разбойников да врагов-колдунов куда надежнее.

Против Семерых Халастер направил своих новых стражей, испытывая одновременно и учеников, и защиту своего подземного обиталища. После гибели двух наиболее слабейших учеников Халастер прекратил атаки и принял помощь оставшихся в живых для усиления обороны подземного королевства. Халастер несколько изменил свои защитные барьерные заклинания, дабы дать ученикам допуск в различные области Подгорья.

Одна-единственная ученица, выжившая в Подгорье и вернувшаяся в Королевства поверхности, бежала прочь без оглядки. Джесайра Кестелхарп направилась в земли к востоку от Миф Драннора, а со временем стала Магистром. Из оставленных ею записей и стало ведомо о Халастере. Иные ученики либо погибли, либо сошли с ума, оставаясь в подземелье безумного Халастера.

Тем временем селение, которое со временем нарекут Глубоководьем, расширялось, приближаясь к Твердыне Халастера. Вскоре вездесущие авантюристы удосужились заглянуть в башню, где обнаружили спуск в подземные тоннели. Все больше и больше экспедиций спускалось в темные глубины к великому неудовольствию Халастера и его учеников.

Безумие всецело поглотило Халастера, и посредством магических врат он открыл ход в Подгорье многообразию кровожадных обитателей Планов, наказав сим монстрам стеречь верхние уровни своего подземелья. Сам же он перенес свое жилище и лаборатории куда глубже в бесконечную тьму.

Пребывая в недрах Фаэруна, Халастер обрел великое могущество, изучая заклинания, дарующие бессмертие. Дабы продолжить свои труды в относительном спокойствии, он, будучи в весьма преклонных годах, магически сотворил двойника самого себя, заразил его смертельным недугом и позаботился о том, чтобы тело несчастного создания обнаружили патрули стражников Глубоководья. Бродя по залам Подгорья, Халастер развлекался, наблюдая, как отряды воров, путешественников, солдат удачи и волшебников падают жертвами подвластных ему монстров и хитроумных смертельных ловушек. Его веселило, как все они уверовали в его смерть и теперь пытаются поживиться сокровищами в подземельях колдуна.

Никто в Глубоководье, да и в Подгорье тоже не знает, жив ли Халастер сейчас. Многие из искателей приключений, дерзающих спускаться в зловещие глубины, уверяют, что да. Они говорят, что он следит за ними из стен, бродит по нижним уровням, и забавляется, видя боль, страдания и гибель непрошенных гостей. Иногда он помогает заблудившимся, даруя им один-единственный зажженный факел или кинжал... часто наряду с человеческим черепом, эдакое прозрачное предупреждение. Он наслаждается своим жестоким юмором, играя жизнями, как кукольник на сцене.

***

Когда Халастер впервые появился в этих краях, Глубоководье было лишь небольшой пристанью к западу от его башни. Вскоре люди принялись оседать здесь, и пристань обратилась в процветающий центр торговли с южными землями. Со временем Глубоководье обратилось в великий город. Бытовало и множество легенд о том, что сокрыто под городскими улицами. За Подгорьем шла слава ужасающего подземелья, лабиринта, населенного чудовищами. Суетной город поглотил остававшиеся на поверхности залы Твердыни Халастера; жители Глубоководья рыли тоннели в горе, прокладывая там канализационные стоки, тайные коридоры и замковые подземелья.

Раз за разом растущий город сталкивался со старейшим, темным Подгорьем, и либо обходил его стороною, либо сливался с ним воедино. У некоторых Лордов Глубоководья вошло в привычку освобождать разбойников из замковых подземелий и отсылать их в неисследованные секции Подгорья. Конечно, то было далеко не единственное использование владений Халастера властителями Города Раскоши, но слава Подгорья как "глубочайшего подземелья в мире" шла по Фаэруну.

Одним из первых, кто спустился в Подгорье и умудрился выжить там, стал воитель по имени Дюрнан. Вернувшись на поверхность, он разрушил бренные останки башни Халастера, и без того потрепанные магическими сражениями колдунов, падких до наследия Безумного Мага. А на том самом месте Дюрнан построил свою гостиницу и разбогател, снабжая припасами и провизией тех храбрецов, которые отваживались спускаться в подземелье. Кроме того, он договорился со жрецами Тайморы, дабы те за гроши исцеляли раненых, столкнувшихся с ужасами Подгорья.

Дюрнан и иные, вернувшиеся из Великих Глубин, рассказывали о несметных сокровищах и опасностях, а также о бесконечных извилистых коридорах подгорного царства. Многие по ряду различных причин - скука, охота разбогатеть, попытка выиграть пари или скрыться от властей - спускались в Подгорье через колодец в гостинице Дюрнана, рекомой "Зияющим порталом".

Ранее на верхнем уровне Подгорья располагался оплот воровской гильдии Глубоководья, сокрывшейся за ловушками, стражами, тайными проходами от монстров Халастера. Оплот сий именовался Цитаделью Кровавой Руки, по имени хозяина гильдии. Со временем Воров Тени изгнали из города, но неведомо, контролируют ли сейчас Лорды Глубоководья покинутую Цитадель. Об этом лучше спросить у монстров, скоренько вернувшихся и заполонивших освободившиеся подземные коридоры...

А по ночам, когда факелы на стенах догорают, а вино заканчивается, в тавернах Глубоководья звучат страшные истории о том, как некие маги или искатели приключений спустились в Подгорье, и что с ними там приключилось. Практически у каждого заготовлена история-другая о том, "что случилось с Отрядом Серого Грифона" или "как мой прадед Джарет еле бежал из Подгорья, преследуемых двадцати шестью маедарами и медузой".

Лучшие истории, конечно же, заканчиваются счастливым возвращением искателей приключений на поверхность с полными мешками золота, драгоценных камней, волшебных мечей и великолепных доспехов. Однако куда более часто звучат рассказы о тех, кто уходит в Подгорье и никогда больше не возвращается, ибо находят их мертвыми... или же безумными, потерянно бродящими в глубинах. Последний тост поднимают за них в тавернах: за эльфов Веселого Стяга, за дворфов Красного и Черного Топоров, за людей из Отрядов Серебряного Дракона и Бурого Медведя, а также из Братства Гидры.

***

Как-то раз, в году 1368 до Долинному Летоисчислению, Глубоководье навестил безвестный искатель приключений, наслушавшийся россказней о сказочном Подгорье и решивший испытать судьбу. Глашатаи на городских площадях возвещали о том, что Кельбен Черный Посох желает нанять героя для исполнения жизненно важной для Глубоководья миссии, и искатель приключений, недолго думая, направил стопы к башне архимага.

"Спасибо, что пришел", - приветил его Кельбен. - "Видишь ли, я... советник городских правителей и весьма заинтересован в благоденствии и процветании города. Лорды Глубоководья задали мне нелегкую задачу: найти достойного искателя приключений, дабы тот решил проблему кобольдов, начавших появляться на улицах, грабящих склады, а затем отступающих в свое тайное убежище. Несомненно, появились они из Подгорья... Нечто изгнало их из глубоких пещер, где обычно обитают эти твари. Если мы не придадим значения возникшей проблеме, кобольды могут обнаглеть и выйти за пределы простого воровства. Городская стража усилила патрули, но обнаружить логово кобольдов покамест не сумела. Потому я и обратился к вольным авантюристам, дабы раз и навсегда пресечь дерзкие вылазки. Советую тебе начать поиски с "Зияющего портала", это гостиница в Районе Замка".

Последовав совету архимага, герой отправился прямиком в "Зияющий портал", уплатил золотую монету хозяину, после чего проследовал в клеть, доставившую его в недра Горы Глубоководье, где ныне пролегали городские канализационные стоки. Практически сразу же различил он на пыльном полу следы маленьких лапок и, устремившись в том же направлении, в котором вели и они, довольно скоро добрался до коридоров, ныне преобразованных в складские помещения, благо кобольды сваливали здесь все добро, похищенное ими в Глубоководье.

С гибелью от руки героя короля кобольдов рейды наверняка прекратятся, о чем наш искатель приключений не замедлил доложить Кельбену по возвращении на поверхность. Черный Посох искренне поздравил своего посланника с первым успехом, однако не замедлил возложить на плечи его следующую миссию.

"Скелет в полуистлевшей ливрее семьи Кассалантер недавно напал на нескольких жителей Глубоководья", - произнес архимаг. - "Кассалантеры хоронили своих усопших в Подгорье, и склеп их находится где-то к востоку от входа в подземелье через "Зияющий портал". Жизни множества людей зависят от твоего успеха. Удачи!"

Прекрасно - сначала кобольды, теперь нежить. Что-то пробуждается в Подгорье, что-то древнее и злое...

В древнем склепе Кассалантеров кишмя кишела пробудившаяся нежить, и герою пришлось немало потрудиться, возвращая ее в изначальное, мертвое состояние. Скелеты и зомби гибли десятками, когда герою явил себя гуль, ответственный за подъятие нежити в Подгорье. Тщеславный и глупый, он жаждал повести за собою полчища немертвых воинов по улицам Глубоководья, сея смерть повсюду... Однако замыслам его не суждено было осуществиться... Перешагнув через труп гуля, герой обнаружил в сердце склепа алтарь, посвященный Лолс, Паучьей Королеве, а на нем - некий странный предмет.

Преисполнившись неясной тревоги, поспешил он вернуться к Кельбену да поведать ему о приключившемся в склепах. "Ты успешно очистил усыпальницу Кассалантеров от нежити", - констатировал Черный Посох, - "и семья благодарна тебе за это... Но что за вещицу ты обнаружил... Она не принадлежит нашему плану бытия. Это любопытно... и весьма тревожно... Но покамест у меня есть для тебя новое задание. Несколько лет назад гильдия Воров Тени была настоящей чумой Глубоководья. Если бы у нас было время, я бы поведал тебе об их нечестивых деяниях. Лорды города схватили, пленили и казнили членов гильдии. Но немногие Воры Тени сумели бежать, поклявшись однажды вернуться и жестоко отомстить Лордам Глубоководья. С тех пор они предприняли множество попыток осуществить свои угрозы. Если они создали новую базу в Подгорье, все мы пребываем в великой опасности. Отправляйся туда и гляди в оба - оплот их должен венчать символ божества, Маска. И почаще оглядывайся назад, друг мой".

Вернувшись в склеп Кассалантеров, герой отыскал тайный ход неподалеку от того самого места, где обнаружил зловещий алтарь и, проследовав через заполоненную гигантскими летучими мышами вереницу пещер, добрался до врат, установленных под землею, на которых отчеливо проступало изображение маски - знак одноименного бога, покровителя воров.

Доложив о находке Кельбену, герой всерьез озадачил архимага, однако, поразмыслив, тот велел ему продолжить поиски, проникнуть в логовище Воров Тени и, по возможности, разрушить их темные замыслы, какими бы те ни были. Чем герой не преминул заняться: одного за другим устранял он незадачливых воров, пробираясь к сердцу их логовища, где схватился с нынешним лидером гильдии, Джорджем. Обыскав труп последнего, герой обнаружил небольшую стопочку пергаментных свитков, перевязанных бечевой, и, наскоро просмотрев их, убедился в том, что именно эти сведения столь жаждал узнать мессир Арунсан, благо содержались в них пространные описания замыслов Воров Тени по устранению ненавистных Лордов Города Роскоши.

"Смена стражи, силы гарнизона..." - бормотал Кельбен, просматривая свитки, - "сведения о патрулях в Глубоководье... Это - дурные вести, хоть и не неожиданные. Воры Тени поставляли сведения для кого-то, скрывающегося в глубинах Подгорья. Нам нужно больше информации, ведь в Глубоководья - много врагов: дроу, Халастер или его ученики, Зентарис, и, возможно, даже Сайрик. Наш нынешний враг может оказаться одним из них, или же кем-то, совершенно иным... А сейчас ты готов спуститься глубже в Подгорье, благо у меня есть для тебя новая работенка. Маскар Вандс, один из наиболее одаренных чародеев города, понес трагическую потерю. Его непутевый внук Маркус выкрал фамильную реликвию - золотую статуэтку скарабея. Судя по всему, создана она была в Мулхоранде, и передавалась в семье Вандсов из поколения в поколение. Маскар утверждал, что она приносит удачу, но старик чрезмерно увлекается безделушками, по моему мнению... Статуэтку забрал у Маркуса некий монстр, трехглавый тролль, если верить словам его самого, и унес в пещере Подгорья. Потеря эта - тяжкий удар для Маскара, а я не хочу, чтобы мой коллега пребывал в столь удрученном состоянии. Потому и прошу тебя заняться поисками статуэтки".

В глубинах Подгорья герой отыскал гробницу Анкх-Кеферы, архимага Тота, хранимую нежитью и гигантскими жуками. Признаться, столь уникальной архитектуры герой доселе не видывал, ибо все здесь дышало чуждой, давно занесенной песками времени культурой. Внутри гигантской пирамиды, построенной под землею, герой обнаружил искомую статуэтку, и, поместив ее в заплечный мешок, отправился в обратный путь.

Внимание его привлекли гортанные орочьи голоса, раздавшиеся поблизости. Потому, прежде, чем возвращаться к уважаемому нанимателю, герой вознамерился исследовать иные каверны Подгорья, а заодно прикончить несколько орясин. И ступил он в извилистые коридоры дворфских шахт, граничащих с усыпальницами подгорного народца, ныне оскверненных орками.

В лагере последних герой наткнулся за два странных треугольных артефакта, на каждом из которых виднелась часть изображения паука. Злая магия пропитывала каменные осколки, и герой принял единственно разумное решение - как можно скорее доставить их Кельбену, и пусть архимаг сам решает, что с ними делать.

"Я думаю, эти каменные вещицы как-то связаны и являются частью куда большей загадки, имеющей прямое отношение к дроу", - нахмурился Арунсан. - "Следи за сими артефактами в оба, а я попытаюсь собрать побольше сведений... Но у меня есть новое задание для тебя... Я знаю, что ты приближаешься к покинутому храму Миркула, бога смерти. Он был уничтожен 10 лет назад, в Смутные Времена, но мертвые боги спят чутко в наших Королевствах. Я вознагражу тебя, если ты принесешь мне утерянный черный Жезл Миркула, который должен находиться во внутреннем святилище храма, за Галереей Черепов. И знаешь, у меня есть веские причины ненавидеть последователей бога смерти, ведь некогда Миркул подчинил себе волю моей леди Лаераль и заставил ее напасть на Лордов Глубоководья!"

Последователи Миркула и сейчас обитали в мрачных глубинах Подгорья, храня позабытый подземный храм. Часть их избрала для себя нового бога - Келемвора, заменившего погибшего Миркула в качестве властителя смерти, но иные свято соблюдали заветы, пропитавшие души, и даже в смерти продолжали свое вечное служение. Упокоив преступившую ему путь нежить и разрушив посвященные Миркулу алтари, искатель приключений прошествовал во внутреннее святилище храма, где отыскал вожделенный Жезл.

"Черный Жезл!" - восхитился Кельбен, осторожно принимая артефакт из рук героя. - "Прекрасно! 10 лет мечтал я о том, чтобы уничтожить еще одну часть Миркула!.. Однако, у меня недобрые вести. В глубинах Подгорья есть небольшое селение дворфов, приверженцов бога сражений Клангеддина. Опасности Подгорья предоставляют им возможностей для сражений более, чем достаточно... Но недавно наша связь с храмом дворфов прервалась. Вообще-то, в этом нет ничего удивительного, дворфы обычно держатся сами по себе. Однако поступили многочисленные донесения о нежити, замеченной в области селения. Я боюсь, что сии два факта связаны, и прошу тебя отправиться в храм и на месте разобраться в случившемся".

Действительно, как и предполагал Кельбен, храм пал пред безумным натиском мертвяков. Несчастных дворфов перебили всех до единого, после чего подъяли в образе нежити. Следуя по оскверненным коридорам святыни Клангеддина Сребробородого, герой добрался до основного зачинщика беспорядков - лича, и, упокоив последнего, отправился обратно в Глубоководье, гадая, связаны ли последние события между собой, или же резкий всплеск сил зла в Подгорье - простое совпадение.

Кельбен Арунсан разделял опасения героя. "Спасибо, что уничтожил осквернителей храма Клангеддина", - поблагодарил его архимаг. - "Воистину, темен тот день, когда святилище было обращено служению злу так называемым личем. Переговорив со жрецами Клангеддина, я вполне резонно сомневаюсь, что нежить собственными силами сломила сопротивление защитников храма дворфов. Очевидно, им кто-то помогал; он то и оставил лича наместником в храме. Боюсь, тебе придется удвоить усилия, прочесать окрестные области Подгорья и раскрыть истинную личину силы, с которой мы столкнулись".

И герой направил стопы обратно в лабиринты Подгорья, в неисследованные ранее регионы, ведомые как Паучьи Пещеры. Здесь-то и повстречал он воителей-дроу, ответственных за разграбление храма Клангеддина. Похоже, темные эльфы замышляют нечто грандиозное, раз осмелились проникнуть в тоннели, принадлежащие враждебной им расе. Наскоро возвели они заставу в Паучьих Пещерах, намереваясь использовать ее на оплот для дальнейших операций. Впрочем, оным герой воспрепятствовал, на корню уничтожив обитателей заставы и отыскав очередной каменный осколок с изображением части паука, после чего поспешил вернуться к Кельбену, не сомневаясь, что выиграл лишь немного времени, ведь истинные силы дроу, проникших в Подгорье, до сих пор оставались неведомы.

"И что же ты обнаружил?" - осведомился архимаг, и заметно помрачнел, когда герой протянул ему каменный осколок. - "Теперь-то я понимаю, что происходит... Нечто в Подгорье открывает порталы на Внешние Планы и, исходя из собранных тобою свидетельств, я, кажется, знаю, что за это ответственно. В давние времена богиня дроу Лолс владела могущественным артефактом - Пламенным Мечом, коий обладал способностью призывать иномировых созданий и обращать их ей во служение. В часы войн между наземными эльфами и дроу Пламенный Меч нес гибель эльфийским армиям. Однако, и у эта реликвия была уязвима: мощь ее держала под контролем паучья статуэтка, освященная Лолс. Статуэтку похитил эльфийский герой, который разбил ее на части и сокрыл их в различных регионах Подгорья. После чего Пламенный Меч исчез и Лолс проиграла войну против эльфов... Но я боюсь, что Пламенный Меч может оказаться в Подгорье и именно он ответственен за растущее число иномировых созданий, пребывающих в подземелье. Меч продолжит призывать этих тварей, пока контроль над ним не будет восстановлен, а врата, ведущие на иные планы бытия, вновь запечатаны. Я думаю, последние осколки паучьей статуэтки пребывают на глубочайших уровнях Подгорья. Мы должны отыскать их до того, как это сделают иные силы, которые, кстати говоря, могут попытаться воссоздать те осколки, коих у них недостает. Обретя статуэтку, мы должны с ее помощью подчинить себе могущество Пламенного Меча... Дроу на заставе, обнаруженной тобой, слишком малочисленным, чтобы низвергнуть храм Клангеддина. Потому, полагаю, неподалеку должна расположиться куда более сильная группировка темных эльфов. Возвращайся на заставу да хорошенько осмотрись: быть может, ты отыщешь какие-нибудь свидетельства того, где она может пребывать".

Скрупулезно обыскав разоренную заставу, герой ступил в пещеру, в которой бушевал водопад, низвергавшийся из-под теряющихся в тенях сводов. Что-то в шуме воды показалось герою донельзя фальшивым, и не подвела его интуиция: на поверку водопад оказался искусно наведенной иллизией, хранящей вход в храм дроу! Ворвавшись во внутреннее святилище обители, посвященной Паучьей Королеве, искатель приключений расправился со жрицами и стражниками, завладев очередным осколком искомой статуэтки.

"Худшее еще впереди", - оптимистично заявил Кельбен, когда герой удосужился доложить ему о своем успехе. - "Ты разгромил силы дроу в их нечестивом храме, а храмы эти, как известно, обычно строятся неподалеку от основных крепостей. Когда крепость дроу в Подгорье будет уничтожена, убиенные дворфы Клангеддина будут наконец отомщены".

Приятно, конечно, сознавать, что архимаг Глубоководья столь уверен в твоих силах, что посылает тебя в одиночку в сердце оплота темных эльфов... Да, крепость дроу прорезали лавовые озера да водопады, и лишь узкие каменные мосты позволяли перебраться с одного островка подземных каверн на другой. Однако, подобное расположение пещер давало герою огромное тактическое преимущество, благо противостояние с темными эльфами легко сводилось им к единичным поединкам на каменных мостах. Так, мало-помалу, продвигался он вглубь оплота, и, прикончив верховную жрицу, стал счастливым обладателем очередного каменного осколка, составляющего паучью статуэтку.

Однако энтузиазма опьяненного успехами героя мессир Арунсан не разделял. "Я надеялся, что проблема Воров Тени решена раз и навсегда", - хмуро изрек он, стоило искателю приключений вновь появиться на пороге его башни. - "Но ходят упорные слухи, что у них есть иное логово на нижних уровнях Подгорья. Теперь, когда дроу наголову разгромлены, воры могут осмелеть. Они должны быть любой ценой изгнаны из Глубоководья".

Спустившись в глубинные каверны глубоко под опустошенными владениями дроу, герои отыскал тайный храм, посвященный Маску. Вот оно - истинное логово Воров Тени! Однако, помимо своих воров, в подземных коридорах величаво парили бихолдеры. До жителей поверхности доходили неподтвержденные слухи о том, сии смертельные опасные существа частенько берут на себя роли предводителей приступных синдикатов и криминальных картелей. Похоже, та же картина складывалась и с организацией Воров Тени.

Прикончив бихолдера Ксабаша, хозяина воровской гильдии, герой вернулся в Город Роскоши, дабы с чувством исполненного долга принять заслуженную награду и искренние поздравления архимага. "У нас возникла новая проблема", - заметил тот, и герой тяжело вздохнул - интересно, когда Кельбен поприветствует его иной, не столь банальной фразой? "Асборн Мунстар исчез в Подгорье", - продолжал Арунсан, ничуть не смутившись. - "Он просил руки Элен Рулдегост, но семьи их - заклятые враги. Рулдегосты заявили Мунстарам, что дадут разрешение на брак лишь в том случае, если невесте будет дарована хрустальная роза из Садов дроу, серии каверн, где пребывают священнослужители расы темных эльфов. Лишь прослышав об этом, Асборн опрометью бросился к "Зияющему порталу" и... исчез. Его нет уже больше недели".

Сильно сомневаясь, что обнаружит парня живым и в добром здравии, герой, тем не менее, принял возложенную на него миссию, благо вознаграждение за ее выполнение Мунстары сулили немалое.

Сад поражал с первого взгляда своей ухоженностью и атмосферой мира и спокойствия. Крайне неожиданно встретить подобное в негостеприимном Подгорье! Впрочем, обитатели Садов, пришедшие сюда в поисках тишины и покоя, совсем не обрадовались визиту героя. Перехватив меч поудобнее, тот разрешил возникшую напряженность наиболее простым способом - атаковал первым... Останки несчастного Асборна, плененного дроу и умершего от голода, герой обнаружил неподалеку от куста с хрустальной розой, желание обрести которую и привело парня к гибели. Сорвав роковой цветок, искатель приключений вернулся к Кельбену, который понял, что случилось непоправимое, лишь взглянув ему в глаза.

"Нашел беднягу Асборна?" - риторически осведомился он. - "Что ж, я предупреждал его: Подгорье - гиблое место. По крайней мере, мы можем похоронить его достойно. Жаль Элен! Женское сердце куда более хрупкое, нежели хрусталь!.. Однако, хочу заметить, пока ты отсутствовал, в городе появились три бихолдера-хранителя и попытались воспрепятствовать желающим спуститься в Подгорье. А затем эти твари стали появляться в Глубоководье в огромных количествах. Цель существования хранителей - охранять волшебные предметы. Некто наказал им хранить мой волшебный посох, меч лорда Пиергейрона и чинить всевозможные препятствия, попытайся мы воспользоваться этими предметами. Потому-то у нас возникло немало проблем, а горожане ударились в панику... Я считаю, что хранителей направил сюда некто, скрывающийся в Подгорье и подозреваю Иббалара, одного из учеников Халастера. Отыщи место призыва хранителей и положи конец козням чародея. После чего мы вплотную займемся Пламенным Мечом..."

Иббалар неплохо обустроился в глубинах Подгорья, в пещерах, лежащих за пределами Садов дроу. Верный последователь Мистры и Сайрика, чародей воздвиг целое святилище во славу Безумного Бога. Обыскав жилище Иббалара, направлявшего бихолдеров-хранителей в Глубоководье исключительно с целью развлечения, герой уничтожил "камень хранителей" - магическое устройство, ответственное за призыв созданий в сей план бытия.

"Ты противостоял дроу и драконам", - горделиво возвестил Кельбен Черный Посох, стоило герою в очередной раз замаячить на пороге его покоев, - "миновал безумные земли владений Иббалара. Грядет твое последнее испытание из тех, что может предложить Подгорье - Пламенный Меч. Захвати с собою части паучьей статуэтки, они тебе наверняка понадобятся, чтобы подчинить могущество артефакта. Однако необходимо отыскать последний осколок, лишь тогда статуэтка будет завершенной".

И герой спустился в лавовые глубины Подгорья, в сокровенные владения Лолс, хранимые элитными воителями и жрицами дроу. Здесь отыскал он последний из каменных осколков, соединил их воедино, воссоздав таким образом магическую статуэтку.

Посреди лавового озера на подстаменте ярко сиял Пламенный Меч... хранимый чудовищным воплощением самой Лолс; фигура прекраснейшей женщины плавно переходила в мохнатую паучью тушу. Паучья Королева успела связать часть своей сущности с артефактом, ибо, стоило герою поразить аватару, Пламенный Меч взорвался потоком магической энергии. Врата в иные планы бытия, открытые им по воле Лолс, схлопнулись, пресекая доступ в Фаэрун иномировым тварям.

Великая победа свершилась сегодня в Забытых Королевствах. Воплощение Лолс уничтожено, козни ее разрушены, а могущественного артефакта, могущего внести хаос в мир, не существует боле.

Долина Ледяного Ветра

Эпизод 1. Год 1281

Север - лишь небольшая часть Фаэруна, которая поможет вам составить представление о том, насколько велик мир Торила. Север - это обширное дикое пространство, влекущее поселенцев и искателей приключений, и даже тех, кто готов довольствоваться жизнью без всяких приключений, как я. Его просторы испещрены глухими развалинами бывших крепостей дворфов и руинами древних цивилизаций. Нескончаемым потоком движутся по нему переселенцы и исследователи, стремящиеся достичь границы или кочующие в поисках местечка подальше от налогов, законов и городской стражи, которая управляет жизнью городов южных областей.

Где бы на просторах Фаэруна не бродил странник, Север всегда называют разными именами - Варварский Север или Север Варваров, Варварский Край, Порубежье, Дикое Порубежье или просто Дикие Земли. Но как бы его не называли, это прежде всего место, где безраздельно правит суровая природа. Земля скалистых, покрытых снежными шапками гор и необозримых просторов, поросших непроходимыми лесами.

Далеко, далеко на Севере за великим Хребтом Мира лежит земля не прощающая ошибок, земля, которая не терпит слабаков - Долина Ледяного Ветра. Название, как водится, говорит само за себя: в долине дуют страшной силы бури, которые равняют с землёй дома и вырывают с корнем деревья, растущие по склонам гор. Тот, кто выстоит перед сильнейшим, ледяным ветром, будет похоронен не прекращающимися снежными метелями. Это дикие, бесплодные земли варваров, в которых нередко встречаются белые драконы, снежные барсы, орки и реморхазы.

Разная молва доходит до северян о Юге - о городах, караванах и чудесах Врат Бальдура и земель, их окружающих. Но истории эти не вызывают уже прежнего трепета с тех пор, как они совершают путешествие на Север, оседая в Десяти Городах. Все подвиги людские видятся малозначительными здесь, где над всем нависает темная тень Хребта Мира.

О Хребте Мира ходит немало легенд; порою он кажется мне скорее некоей грозной силой, нежели просто горным хребтом. Достаточно раз взглянуть на него, чтобы ощутить небывалую мощь и величие.

Десять Городов разбросаны по берегам трёх озёр: Маэр Дуалдон, Лак Динешер, Красноводное. Именно в этих озёрах и больше нигде в Королевствах обитает тупоголовая форель, рыба с головой размером с кулак и широким спинным хребтом, её кость очень похожа на слоновою. Даже летом вода настолько холодна, что может погубить мирян за несколько секунд. Со всего света стекаются сюда жадные до наживы люди, здесь не место для праздного путешественника. Единственным исключением являются торговцы - люди, которые приезжают сюда за едой, а также привозят древесину c отдалённых рубежей Хребта Мира.

Скримшандеры, искусные резчики кости тупоголовой форели, очень важные и уважаемые ремесленники в Долине, но всех остальных здесь терпят только до тех пор, пока никто из них не причиняет проблем и занимается честным делом. Особенно зимой нарушителям спокойствия приходится несладко - их просто напросто убивают, или ещё хуже отрубают голову и вывешивают её перед домом. Тела обычно обнаруживаются весной под талым снегом.

Один из самых больших и наиболее важных городов Долины Ледяного Ветра - это огороженный крепостной стеной торговый город Брин Шандер. Большинство путешественников дальше этого города путешествовать не решаются, правда, если они не заняты рыбной торговлей. От Брин Шандера ведет дорога (также называемая Западный Путь) к Лак Динешер, на берегах которого расположился город Восточная Гавань - всего лишь одна из крошечных, насквозь промёрзших и продутых деревенек, из последних сил цепляющихся за существование. Они живут, но это трудная жизнь, и единственная война, с которой знакома Восточная Гавань...

Каер-Динивал и Каер-Кониг также расположены на берегах Лак Динешер. Несмотря на названия городов, крепостями там и не пахнет, их защита оставляет желать много лучшего.

Четыре города ютятся на берегах Маэр Дуалдон: Бремен, расположен в истоке вытекающей из озера речушки, впадающей в реку Шангарне; Таргос - ещё один город, как и Брин Шандер, окружённый крепостной стеной; Термалеин, один из самых красивых городов Долины, территория вокруг него засажена деревьями, защищающими от порывов сильного ветра горстку домов спрятавшихся за ветхими стенами; и, наконец, Одинокий Лес - самое северное поселение расположенное не на берегу озера, а среди вековых сосен в чащобе леса.

Каждый из этих Десяти Городов может похвастаться штатом охраны численностью от 100 до 500 человек вооружённых оружием дворфов и облачённых в лёгкие доспехи. В городах Бремен и Каер-Кониг основную часть населения составляют варвары тундры.

Города гордятся своей независимостью и соперничают с другими поселениями, в основном с теми, что также разбросаны по берегам озера. Нередкое явление - конфликты между конкурирующими судами. Благодаря такому положению вещей, людям Десяти Городов трудно ужиться друг с другом, а значит и объединиться в борьбе против своих врагов, в результате чего их достаточно легко победить и подчинить своей воле.

***

История наша начинается в 1281 году, когда отряд наемников, следовавших с торговым караваном на север до Восточной Гавани, вынужден был задержаться в Долине Ледяного Ветра ввиду необычайно студеной погоды, сделавшей обратный путь невозможным. День за днем искатели приключений угрюмо коротали время в местной таверне под названием "Зимняя юдоль", слушая рассказы о рыщущих в округе гоблинах да орках, когда, наконец, их разыскал городской голова - Хротгар из Захолмья, предложив посильную работенку.

Сей пожилой искатель приключений снаряжал экспедицию, собираясь выступить на юг, к Кулдахару, ибо, если верить полученным донесениям, злые силы вновь заявили о себе в горах Хребта Мира. Выступать надлежало немедленно, пока снега не сделали ущелья и перевалы пред Долиной Кулдахара вовсе непроходимыми. Что ж, герои выказали желание присоединиться к экспедиции, благо в сей глухомани им задерживаться не хотелось... к тому же, начинание Хротгара сулило как приключения, так и сокровища, а от подобных перспектив вольнонаемники отказываться не привыкли.

Экспедиция выступит в путь через несколько дней, а пока Хротгар предложил наемникам попытаться разыскать торговый караван, должный прибыть в Восточную Гавань из Каер-Динивала. В это время года караваны стараются держаться озер, посему поиски герои начали близ западного берега Лак Динешер.

Однако столь ожидаемый караван оказался разорен орками, облюбовавшими одну из пещер на побережье. Похоже, слухи о том, что твари сии осмелели донельзя и отваживаются приближаться к границам человеческих поселений, оказались правдивы. Расправившись с монстрами, герои разыскали в пещере ящики с припасами, предназначавшимися для жителей Восточной Гавани, после чего доставили их в городок.

...На следующий день экспедиция, возглавляемая Хротгаром, покинула Восточную Гавань, выступив на юг, к Кулдахару. Однако никто и помыслить не мог, что начинание сие завершится лишь несколько часов спустя. Ибо, проходя через ущелье, несчастные подверглись атаке нескольких морозных гигантов, вызвавших снежную лавину. Искателей приключений спасло лишь то, что они находились чуть впереди основного отряда, разведывая дорогу... посему и выжили. Остальные их спутники, в том числе и достойный Хротгар, погибли...

За неимением иной перспективы, шестеро героев продолжили путь через Перевал Кулдахара к одноименному граду. В сих диких, позабытых богами северных пределах щедро расплодились монстры, являя собою неприкрытую угрозу хрупкой человеческой цивилизации Долины Ледяного Ветра. Фермеры покинули окрестные земли, оставив их гоблинам и укрывшись в городах; что насторожило героев, так это тот факт, что некоторые встреченные представители сего племени жаловались на настойчивый глас, звучащий в разумах и заставляющий их следовать в сии далекие пределы.

Наконец, герои достигли Кулдахара - одного из истинных чудес света, пребывающего под сенью величественного Хребта Мира. Зима не властна над этим селением, находящимся у подножья исполинского дуба, круглый год от которого исходит тепло. Несколько столетий назад друиды Сильвануса, Отца-Дуба, создали здесь святыню, вокруг которой впоследствии и образовалось селение, ибо архидруид Толбен позволил чужакам ступить на священную землю Великого Дуба.

Оставив позади стужу Перевала Кулдахара, герои, заметно повеселев, устремились прямиком в городскую таверну, где, обильно отужинав, расспросили мирян о творящемся в окрестных землях. К искателям приключений обратился Арундель, архидруид Кулдахара. Последний полагал, что в Долине воспряли некие злые силы, стремясь нарушить установившееся хрупкое равновесие между цивилизацией и дикой природой. Необъяснимо студеная погода, исчезновение мирян, воспрявшие монстры - все это звенья одной цепи, но личина зла по сей день остается сокрытой. Уже сейчас тепло, исходящее от Великого Дуба, начинает иссякать, посему фермеры и вынуждены были оставить свои угодья, переселившись поближе к чудесному древу.

Лавина, в которую чудом не угодили наши герои, отрезала Кулдахар от Десяти Городов; южные ущелья уже укрыты снегом, посему селение у Великого Дуба оказалось предоставлено само себе. Арундель обратился к героям за помощью, предложив тем нанести визит в близлежащую Долину Теней; по словам архидруида, зло всегда гнездилось в сем небольшой каньоне. Если верить последним донесениям, мертвые восстали из склепов, расположенных в долине, и полагал Арундель, что сила, подъявшая их, вполне может стоять и за остальными явлениями, направленными на уничтожение достигнутого равновесия.

...Несколько часов понадобилось героям, чтобы достигнуть Долины Теней - каньона, испещренного пещерами и древними захоронениями. Воистину, практически в каждом из оных пребывали неупокоенные, истовые последователи Миркула, не желавшие допустить живых в святая святых бога смерти. Герои, однако, продолжали методично исследовать глубинные склепы...

Наконец, в подземным святилище предстал им неупокоенный дух воителя Кресселака по прозвищу Черный Волк. Будучи при жизни жестоким завоевателем, он воздвиг королевство на костях противников, но, ощутив приближение смерти, устрашился ее. Кресселак потратил немыслимые богатства, дабы построить сии подземные склепы - святилище, посвященное Миркулу, после чего принес в жертву богу смерти всех своих сторонников, дабы восстали те стражами храма. Наконец, он покончил с собой, надеясь в посмертии занять место по правую руку своего божества... но вместо этого был обречен на существование нежитью.

Кресселак признался, что не имеет отношение ко злым силам, угрожающим Кулдахару... однако готов просветить героев касательно сего вопроса, если те исполнят его поручение и расправятся со жрицей Аурил, ледяной богини. Оная стремится погасить огонь и наполнить мир холодом, посему подземный храм, созданный Кресселаком, для нее - воплощение богохульства. И теперь, когда искатели приключений расправились со стражами святилища, ничто не помешает последовательнице Аурил сковать льдом глубинные склепы.

Прикончить остающуюся в Долине Теней жрицу - Лисан, истово ненавидящую тепло, герои сочли благим деянием, однако, вернувшись к Кресселаку, обнаружили, что тот пребывает в полном неведении относительно происходящего на поверхности. Неупокоенный дух возжелал чужими руками устранить угрозу своим склепам, и добился своего.

Так, героям пришлось вернуться в Кулдахар да известить архидруида, что воспрявшие в Долине Ледяного Ветра злые силы не имеют ни малейшего отношения к противостоянию жрицы Аурил и неживых последователей Миркула, происходящему в Долине Теней. Арундель просил искателей приключений отыскать Сердце-камень - древний друидический артефакт, с помощью которого первые поселенцы Кулдахара наблюдали за природным равновесием и за творящемся в Королевствах. Однако один из молодых друидов, возжелав могущества, выкрал Сердце-камень, после чего бежал из анклава... А вскоре после этого поползли упорные слухи о становлении нового нечестивого культа в восточных каньонах... Арундель просил героев выяснить, не связан ли сей культ с беглым друидом, и если подозрения его оправданы, попытаться вернуть Сердце-камень, дабы с помощью реликвии узреть наконец личину зла.

...Проведя несколько дней на постоялом дворе Кулдахара, герои, восстановив силы и пополнив запасы, выступили на восток, где в горном каньоне высилась зловещая громада Храма Забытого Бога. Священнослужители и их прислужники - великаны-вербееги - атаковали искателей приключений, видели в которых лишь потенциальных осквернителей святой обители.

Однако, проследовав во внутреннее святилище храма, герои с удивлением лицезрели множество тел культистов и вербеегов, устилающих пол. Сердце-камня на золотом пьедестале в центре зала не оказалось - стало быть, кто-то успел побывать здесь, и совсем недавно... трупы еще не успели остыть. Среди оных означился и мужчина в одеяниях жреца Талоны...

Не тратя времени на привалы, герои поспешили вернуться в Кулдахар, дабы известить Арунделя о случившемся в Храме Забытого Бога, а также продемонстрировали ему флакон с таинственной жидкостью, обнаруженной на теле жреца Талоны. Друид мигом признал яд некой рептилии, а единственное место в регионе, где оные обитают - Драконье Око, лабиринт пещер в недрах бездействующего вулкана. Возможно, именно там пребывают похитители Сердце-камня...

К вечеру следующего дня искатели приключений достигли Драконьего Ока, углубились в каверны, где нашли прибежище ящеролюди, тролли и жрецы Талоны. В подгорных глубинах герои обнаружили загоны, содержались в которых плененные жители городов и селений Долины Ледяного Ветра. Наверняка несчастных ожидала незавидная участь жертвоприношений во славу Талоны... но кто же верховодит жрецами, и сколь далеко простираются их нечестивые замыслы?..

Жрецы Талоны в гордыне своей бахвалились, что не они стремятся сковать долину льдом, подобно служительнице Аурил, а некто, именуемый "Старым Врагом". Сами же они стремятся обратить регион в благодатный рай, жаркие джунгли, льются в котором полноводные реки черной крови... во имя возлюбленной богини... Среди пожитков лидеров жрецов герои обнаружили записи касательно ключевых фигур региона, подлежащих устранению или силами служителей Талоны, или миньонов Старого Врага. Похоже, талониты взялись за дело серьезно, и действительно приступили к гамбиту кампании, должной вернуть Долине Ледяного Ветра климатические условия предвечной эпохи владычества рептилий.

Достигнув нижних пределов Драконьего Ока, герои лицезрели священные залы, посвященные Талоне, в которых йан-ти пожирали несчастных пленников... Наконец, предстала им предводительница талонитов - могущественная марилит, Иксуномей. Именно она приказала миньонам доставить ей Сердце-камень - артефакт, позволяющий зреть сквозь физическое и магическое пространства, необходимый марилит для некоей "персональной вендетты". Впрочем, суть ее была героям совершенно безразлична; прикончив марилит и ее оставшихся приспешников, они отыскали в святилище Талоны Сердце-камень, после чего устремились в долгий обратный путь к Кулдахару.

По возвращении в город лицезрели герои престранных орков, атакующих мирян; расправившись с монстрами, они разыскали архидруида, поведав тому об Иксуномей и армии ящеролюдей, йан-ти и нежити, за которой стояла марилит. Выслушав рассказ героев, Арундель радостно потер руки, заявив о том, что усилиями недалеких наемников его древняя противница наконец устранена... Лишь сейчас искатели приключений ощутили зло, исходящее от принявшего личину мудрого архидруида. Впрочем, неизвестный произнес короткое заклинание, после чего исчез в ослепительной вспышке.

Смертельно раненого Арунделя герои отыскали в жилище архидруида; последний и сам не ведал, кем был индивид, атаковавший его, но в последние отпущенные ему минуты смертного бытия велел искателям приключений как можно скорее доставить Сердце-камень в эльфийскую твердыню Отсеченная Рука, где томится в заточении Ларрель, один из последних эльфов-архимагов. Лишь ему по силам воспользоваться столь могущественным артефактом, каковым является Сердце-камень...

И герои устремились в южные пределы Долины Кулдахара, где ввысь вздымалась древняя твердыня о пяти башнях, воистину подобная на отсеченную длань. Ныне в руинами крепости пребывали лишь неупокоенные: призраки орков и гоблинов продолжали вести бой с духами эльфов, защищавшими Длань Селдарайн - так некогда именовалась Отсеченная Рука. Не сознавали они, что давным-давно мертвы, и вновь и вновь сходились в бесконечном противостоянии...

Подобное стало возможным в результате отчаянных действий эльфов, защитников твердыни. Сознавая, что не выстоять им пред темной ордою гоблиноидов, эльфы заманили как можно больше противников в одну пяти башен, Сеханин, где хранилось множество магических артефактов, после чего разом высвободили их энергии. Башня оказалась разрушена, и многие погибли в магическом взрыве... лишь затем, чтобы восстать нежитью. Сам Ларрель полагал, что народ его предали дворфы Глубин Дорна, снабдив гоблиноидов созданным эльфами же оружием, и с убеждением сим пребывал и в посмертии.

Обо всем этом героям поведал дух эльфийского воителя, Летиаса Энарила; отвечая на вопрос касательно Ларреля, он сообщил, что архимаг наряду с иными заклинателями укрылся в башне Лабеласа, находится в которой астролябия - чудесный механизм, призванный помочь эльфийским чародеям исследователь пространство и время. Возможно, и по сей день он остается там... ведь сородичей архимаг обрел на вечное существование, попытавшись сотворить мифал. Но вместо того, чтобы защитить Длань Селдарайн, заклинание лишило жизненной силы как защитников башни, так и их противников, обратив в бестелесные тени.

Наконец, герои лицезрели Ларреля, обращенного Кореллоном Ларетианом в баэлнорна - неживое создание, подобное на лича, должного вечно хранить башню, которую уничтожил своими необдуманными действиями. Эльфийский архимаг, пребывавший на грани безумия, бережно принял в руки Сердце-камень, воззвал к магии реликвии... после чего, обратившись к искателям приключений, сообщил, что зло, снедающее Север, укрывается в Глубинах Дорна, прибежище ненавистных предателей-дворфов. Конечно, предателей, а как еще объяснить тот факт, что темная орда, атаковавшая Длань Селдарайн, обладала магическим оружием, выкованными эльфами для их с дворфами альянса? А ведь настаивали дворфы на том, чтобы торговать эльфийскими изделиями повсеместно... Наверняка в алчности своей и пошли на сговор с темными силами.

Заклинание Ларреля перенесло героев ко входу в Глубины Дорна - подгорный лабиринт, твердыня дворфов... о коварстве которых баэлнорн счел необходимым предупредить искателей приключений напоследок. Здесь последних вновь атаковали здоровенные орки, виденные прежде на отрогах кулдахара. Твари сии, являвшие собою помесь орков и огров, именовались орогами, и были столь же сильны и опасны. Бастион дворфов темная орда сокрушила столетия назад, и теперь орогы, орки да дроу являлись единоличными и полновластными хозяевами подземных глубин.

В сем павшем бастионе и окрестных пещерах герои сталкивались с обитателями глубин, выжидавшими своего часа и наверняка готовящимися нанести удар по Долине Ледяного Ветра. Помимо многочисленных монстров, героям посчастливилось разыскать и сразить предводителя орды орогов - вождя Крилага. У последнего при себе оказалась каменная табличка с выбитым на ней символом.

Спустившись в Великую Кузню, святилище Морадина, герои лицезрели призрак Норлинора, бывшего при жизни священнослужителем. Оный поведал, что некромант Терикан ныне находится в подземных склепах дворфов, и бесчинства творимые им, проводили обретшие было покой души несчастных, вынудив их вернуться в смертный мир. И теперь практически все мертвые Глубин Дорна - безвольные рабы Терикана...

Рассказав Норлинор и о событиях глубокой древности, когда при возведении Глубин Дорна дворфы обнаружили портал, связующий Первичный Материальный План с Планом Негативной Энергии, откуда в мир хлынул сонм мертвяков. Так началось страшное Сражение Мертвых, когда орда нежити захлестнула твердыню дворфов... Казалось, поражение последних неизбежно, но произошло чудо. В тот день благословение Морадина снизошло на Джамота, короля дворфов, и каким-то образом сумел он изменить суть портала: ныне тот вбирал нежить в себя, отправляя ее обратно на План Негативной Энергии... Тогда натиск удалось отразить, но вскоре после того, как оплоты эльфов и дворфов пали пред темной ордой, в опустевшие чертоги Глубин Дорна пожаловал некромант Терикан, возжелавший подчинить себе энергии портала и обрести армию мертвяков. С тех пор минули века, но некромант все еще остается подле портала, обратившись в могущественного лича.

Герои обещали Норлинору уничтожить Терикана, и слово свое сдержали. Миновав древние усыпальницы, они ступили в Зал Героев, где разыскали филактерию лича, после чего проследовали к порталу, ведущему на План Негативной Энергии. Потоки оного переместили филактерию прочь из мира смертного, исторгнув таким образом сущность Терикана из Фаэруна.

С гибелью некроманта магия Великой Кузни вернулась, и Норлинор поблагодарил героев за помощь, поведав, что оные союзники занявших Глубины Дорна орогов пребывают неподалеку, на леднике Драконьего Клыка, под которым продолжаются залы обширного подземного комплекса дворфов. Действительно, в сих потаенных пределах находилось воинство ледяных саламандр и гигантов, ожидая дальнейших приказов от своего таинственного господина. Кериш, вождь саламандр, отнесся к героям весьма настороженно, однако и помыслить не мог о том, что те не являются их союзниками. Он сообщил, что вождь морозных гигантов, Крег Снежнобородый, пал от руки своего сына Джорила, который ныне возглавляет племя. Кериш не знал, как к сему отнесется их господин, ведь обычно он сам избирает своих лейтенантов, и не иначе... Сейчас шестерым избранным приказано ждать, пока не последует приказ обрушиться на Десять Городов...

Ярла Джорила герои обнаружили в близлежащей пещере, и, расправившись с морозным гигантом, забрали с трупа его каменную табличку, подобную той, кою имел при себе вождь орогов. После чего проследовали в сокровенные пределы Глубин Дорна, где рабы-свирфнеблины без устали трудились под бдительным надзором огненных саламандр. Воистину, зло глубоко проникло в сердце твердыни дворфов, но искатели приключений все ближе и ближе приближались к его истоку...

Свирфнеблины поведали героям, что в Старом Дворце Дорна ныне властвует местный заправила, Маркет из Общества Кракена, именующий себя "лордом-управляющим". Под началом его - немало головорезов, надзирающих за рабами и находящихся под началом безжалостного халфлинга по имени Сет. Сам Маркет является служителем жреца Илматера, Покелина... Помимо оных, среди доверенных лейтенантов остающегося неведомом господина - дроу Малавон, заставляющий умбер халков выискивать в глубинах свирфнеблинов да доставлять их ко дворцу. И, наконец, эльфийка, леди Ильмадия, в задачу которой входит уничтожение Великой Кузни как таковой и использование металлических пластин для создания огромного корабля. Судя по всему, господин их стремится заложить в Долине Ледяного Ветра основы нового социума, приверженного исключительно злу.

Исследуя подземный дворец и прилегающие пределы, герои разыскали и расправились с некоторыми из помянутых индивидов индивидами - Маркетом и Малавоном, забрав с тела каждого из них каменную табличку, знаменующую высокий ранг в занявшей Глубины Дорна армии вторжения. Обнаружили они и пещеру огненных гигантов, направляемых леди Ильмадией, занятых строительством огромной металлической ладьи. Предполагалось, что на борту оной гиганты вторгнутся в сопредельный город дроу Риловен, дабы удостовериться в том, что в критический момент темные эльфы не нанесут им удар в спину. Но искатели приключений прервали смертное бытие Ильмадии, посему планам этим осуществиться не суждено...

Во внутренних помещения дворца, бывших некогда храмом богини дворфов Берронар Истинно Серебряной, искатели приключений повстречали служителей Илматера, поведавших о том, как человек по имени Покелин подчинил себе их ветвь ордена, затуманив разумы, и они, оставив служение, послушно последовали на ним на Север. Магический идол, находящийся во владении Покелина, всецело зачаровал несчастных, но сейчас герои сумели уничтожить артефакт, вернув служителям Илматера трезвость рассудка, и осознали те, что Покелин - не служитель Илматера, а, скорее всего, маг, преследующий собственные цели.

Каменные таблички открыли героям путь к сердцу комплекса, где путь им преградил Покелин. Последний поблагодарил искателей приключений за убийство Иксуномей, единственной преградой на пути к цели. "Мое появление в сем мире произошло в результате конфликта с древним противником", - поведал он. - "Я был изгнан со своего родного плана бытия, когда мое противостояние с Иксуномей "вышло из-под контроля", как заявили мои набольшие. Оказавшись в сем мире, я знал, что рано или поздно Иксуномей появится здесь. В конце концов, что такое несколько тысячелетий и миллиарды миль для старых друзей?.. Я начал поиски оплота, где мог бы начать создавать армию. И тогда я услышал, как что-то взывает ко мне с далекого ледника. Это был Креншинибон. Артефакт поистине древний даже в сравнении со мной; осколок кристалла, обладающий столь великим могуществом, что даже Сердце-камень Кулдахара покажется детской игрушкой. И когда я обрел его, монстры сего региона оставили свои жилища и устремились ко мне. Несмотря на то, что сущность кристалла пыталась... доминировать... мы пришли к выводу, что цели наши совпадают. Помощников в сем мире мне было просто отыскать. Все они с радостью примкнули ко мне, за исключением наивных жрецов Илматера. В обличье священнослужителя я странствовал, собирая сведения о Долине Ледяного Ветра. И все было хорошо, пока эти докучливые Арундель и Хротгар не решили узнать, что происходит в Драконьем Оке, ибо именно там ныне находилась Иксуномей. Если бы эта дура действовала более скрытно, никто ничего бы не заподозрил. Чтобы пресечь деятельность Иксуномей и отрезать Долину Ледяного Ветра от мира, я воспользовался Креншинибоном и сковал льдом южные перевалы... но чуть опоздал, ибо отряд Хротгара уже выступил в путь. Посему я велел Крегу Снежнобородому и его морозным гигантам устроить лавину, положившую конец экспедиции Хротгара. После этого я не обращал внимания на то, что вы делаете... до тех пор, пока вы не забрали Сердце-камень у Иксуномей. Я полагал, что Арундель - единственный, кто сможет воспользоваться им, и, устранив его, сведу на "нет" угрозу моему обнаружению. Я не ожидал, что вы принесете артефакт Ларрелю в Отсеченную Руку. Очень умно. Однако ваши последующие действия не могли изменить уже претворяющегося в жизнь. Пока вы, оставляя за собою кровавый след, шагали по Глубинам Дорна, мои основные силы уже собирались поблизости от Восточной Гавани. Посему, гибель моих миньонов здесь, лишь лишила меня резерва, но никак не повлияет на скорое завоевание Долины".

С этими словами сущность, скрывающаяся под личиной Покелина, атаковала. Герои сумели ранить противника... когда чертог затопило ослепительное сияние... И когда иссякло оное, обнаружили искатели приключений, что пребывают не в Глубинах Дорна, но на отрогах Восточной Гавани - селения, скованного льдом и разоренного циклопами. Но там, где прежде находился храм Темпуса, ныне высилась величественная хрустальная башня - Кришал Тирит, творение Креншинибона.

Выживших горожан циклопы согнали на окраину селения... однако герои сумели вызволить несчастных. Эверард, жрец Темпуса поведал им, что в подземельях храма Темпуса пребывает запечатанный портал Джеррода, открыть который стремится Покелин. Герои припомнили предание о давнишнем противостоянии варваров Долины порождением иных планов бытия, когда вождь и шаман Джеррод изгнал демонических тварей из Фаэруна, пожертвовав собою, чтобы запечатать портал. С тех пор последний свято хранили священнослужители Темпуса... но если Покелин восстановит рифт, за ним сплотятся обитатели Нижних Планов, и Долина Ледяного Ветра будет обречена.

Путь в подземелья храма Темпуса был запечатан божественными глифами, и Эверард не знал, по силам ли ему развеять их. Посему советовал героям следовать к вершине Кришал Тирита - быть может, удастся обнаружить иной путь к Камню Джеррода?..

Проследовав в хрустальную башню, герои начали свое восхождение... Их приветствовал Помад, торговец из Восточной Гавани. Последний, будучи служителем владельца Креншинибона, бахвалился, ибо благодаря ему замыслы господина стремительно воплощались в жизнь. Ведь именно Помаб предложил Хротгару организовать экспедицию к Кулдахару, и глупец ухватился за нее, уведя из города практически всех воинов. И теперь циклопы смогли с легкостью разрушить Восточную Гавань...

На вершине башни герои узрели осколок кристалла на постаменте - неужто это и есть зловещий Креншинибон?.. Ступив в магическое зеркало, пребывающее в сем же чертоге, они перенеслись в подземелья храма Темпуса, где у Камня Джеррода уже находился Покелин. Последний вновь открыл портал на Нижние Планы, ликуя, ибо демонические отродья ступят в смертный мир, где обретут тысячи рабов, бросят их в сражения великой Войны Крови.

Однако вслед за искателями приключений в подземелье ступил Эверард. Ощущая в себе божественную силу Темпуса, жрец приблизился к зияющему порталу и, воззвав к своему божеству, отдал собственную жизнь, дабы вновь запечатать рифт. Покелин недовольно поморщился: этот глупец лишь немного задержал неотвратимое.

Сбросив личину жреца Илматера, Белхифет предстал героям в своем демоническом обличье, стремительно атаковав... И когда повергли те противника, хрустальная башня содрогнулась... Опрометью герои бросились наружу, и едва успели выскочить из Кришал Тирита, как тот обратился в руины.

Так была одержана великая победа, и Долина Ледяного Ветра спасена от могущественного демона, Белхифета. Сущность последнего оказалась исторгнута с Первичного Материального Плана, и пройдет целое столетие, прежде чем обретет он возможность вернуться и свершить отмщение смертным...

Пребывая в полнейшей уверенности, что пройдут годы, и Восточная Гавань обязательно возродится, герои вернулись в Кулдахар... совершенно позабыв про Креншинибон - хрустальный осколок, погребенный под тоннами льда рухнувшей башни.


Но приключения наших героев на сем не закончены. В Кулдахаре их приветствовал варвар Хьоллдер, шаман из племени Медведя. Он поведал, что Темпус ниспослал ему видение героев, к которым надлежит обратиться за помощью. Ибо вождь, новый и древний одновременно, сплачивает варварские племена, дабы бросить их на Десять Городов. Имя ему - Вульфдин; сей великий воин пал на поле брани в прошлом году, но непостижимым образом возродился вновь, дабы встать во главе объединенных варварских племен, жаждущих распространить властью свою над Долиной Ледяного Ветра. Дух, занявший тело павшего вождя, утверждает, что он - легендарный Джеррод, посему варвары и следуют за ним. Хьоллдер умолял героев отправиться в медовый зал Хенгорот, где в скором времени состоится встреча вождей племен; последние прислушаются к словам искателей приключений, и лишь так можно надеяться избежать новой войны. Ибо шаман втайне сомневался, что сущность Джеррода, занявшая место в чертогах Темпуса, вернулась в мир мстительным духом.

Потоки ветра, призванного шаманом, перенесли героев в далекие северные земли, к селению Одинокий Лес. Здесь Хьоллдер простился с ними, ведь ему нужно вернуться в лагерь племени; однако шаман заклинал искателей приключений как можно скорее достичь Хенгорота.

Одинокий Лес оказался отрезан от остальных городов Долины, ибо варвары разбили лагерь прямиком на Равнине Бремена. Большинство жителей Одинокого Леса не восприняли угрозу со стороны племен тундры всерьез, но вполне может оказаться, что в самом скором времени разъяренная орда сровняет с землей селение.

Оставив Одинокий Лес, герои выступили на восток, и к закату достигли лагеря варваров, потребовав встречи с их лидером. Воители препроводили чужаков в медовый зал Хенгорот, где находился Вульфдин, прежде - вождь племени Медведя, ныне же именующийся королем племени Великого Дракона, благословленного и направляемого духом Джеррода.

Вульфдин поведал искателям приключениям, что в момент гибели лицезрел он видение. Дух Джеррода обратился к нему, говоря о том, что вместе им по силам вернуть прежнее величие варварским племенам. Подобное предложение Вульфдин отвергнуть не мог; так, души их слились в единую сущность, и убежден был возрожденный король, что вскоре весь Север будет принадлежать его подданным.

Герои пытались убедить Вульфдина в том, что Десять Городов не представляют для него угрозы, а Север велик, но могучему варвару претило всякое проявление "цивилизации", ибо южане убивают природу, загрязняют девственные северные земли. Какие бы доводы не приводили искатели приключений, король был непреклонен в своем убеждении о том, что рано или поздно "цивилизация" попытается лишить народ варваров их предвечных земель.

К тому же, Вульфдин выразил сомнение в том, что герои действительно представители Десяти Городов. Скорее всего, шпионы или убийцы, проникшие в его стан, а раз так - им не выйти из шатра живыми... Неминуемое, казалось бы, кровопролитие попытался предотвратить шаман Хьоллдер, поведав Вульфдину о своем видении, ровно как и о том, что герои находятся здесь по его приглашению.

Разгневанный король приказал изгнать шамана на Погребальный Остров, что на озере Маэр Дуалдон... после чего велел варварам вывести искателей приключений из лагеря и расправиться с ними. Воители, однако, пощадили героев, ибо не желали навлекать на себя гнев Темпуса. К тому же, следуя за возрожденным Вульфдином, они питали тайные сомнения в том, что король их действует открыто и справедливо. В частности, недавно в стан варваров действительно прибыл человек, представившийся представителем Десяти Городов в целом и одинокого Леса в частности, но Вульфдин сразу же назвал его ассасином, приказав казнить. Однако в том, что направляет Вульфдина дух Джеррода, варвары не сомневались, посему и решений его не смели оспаривать.

Герои вернулись в Одинокий Лес, где остановились на постоялом дворе, пытаясь решить, как следует действовать в сложившейся непростой ситуации. К ним обратился халфлинг по имени Хобарт, поведав о находящемся неподалеку замке, в стенах которого - немало сокровищ, но и кровожадных монстров. Лишь искатели приключений согласились сопроводить халфлинга к цели, как тот произнес телепортирующее заклинание...

...и герои обнаружили себя близ полуразрушенной твердыни в далекой пустыне Анаурок. Махнув рукой на прощание, Хобарт исчез в дверях замка, а искателям приключений предстала призрачная фигура, назвавшись "Завлекающим" и приветствовав их в замке Малурадек. Условия, изложенные Завлекающим, предельно просты - от героев требуется доказать, что они действительно достойны именоваться таковыми, после чего они смогут покинуть замок.

Прокляв ту минуту, когда ответили они согласием на предложение ушлого халфлинга, искатели приключений ступили в заполоненные монстрами чертоги твердыни. Исследуя замок, обнаружили они обрывки документов и свидетельств, проливающих свет на историю региона. В пергаментных свитках говорилось о давнишнем противостоянии лорда Фаллона Малурадека и синего дракона Аэхиргласса. Узрев последнего у Грозовых Холмов, лорд устрашился, но доблестные рыцари Хельма, сопровождавшие его, сразили бестию. Но что произошло после этого и почему же сейчас замок сей пребывает в подобном запустении?.. Ибо что-то так испугало лорда Малурадека, что он запретил поминать о четырех рыцарях, павших в сражении, а барда, исполнявшего балладу об оном, повелел бросить в темницу замка. Но бард продолжал исполнять балладу, и Малурадек в сопровождении стражей спустился в темницы... а вернувшись, сжимал в руке окровавленный кинжал. Неведомо, что произошло между ним и бардом, но стало очевидно, что над замком довлеет проклятье, ибо призрачное пение барда эхом раздается в коридорах цитадели. Слуги в панике бежали из замка, а Малурадек заперся в своих покоях...

С тех пор минуло много лет, и ныне наши герои пытаются узнать тайну замка Малурадек... а заодно сохранить собственные жизни, исследуя зловещую цитадель. В заброшенной часовне Хельма они обнаружили ступени, по которым спустились в подземные склепы. Здесь предстали им духи четырех рыцарей Хельма, павших в сражении с драконом. Призрачные воители открыли героям запечатанные врата во внутренние пределы замка, выказав надежду, что искателям приключений удастся упокоить призраков сей цитадели.

Здесь героям предстал дух лорда Малурадека, мнящего себя истинным героем Грозовых Холмов, убийцей Аэхиргласса. Сокрытие истины о доблестной гибели четырех рыцарей Хельма, а также песнь, исполняемая заточенным в темницы бардом, ввергала лорда в тенета безумия, кое пребывало с ним и в посмертии.

Герои вновь повстречали халфлинга Хобарта, волею которого очутились в сем богами забытом месте. Но сейчас тот предстал им в своем истинном обличье - чародея-ракшасы, атаковав. Прикончив противника и призванных им духов, герои спустились в подземелья твердыни... где им вновь предстал Завлекающий - как оказалось, дух приснопамятного барда. Призрак велел искателям приключений отыскать выход из заполоненных монстрами подземных казематов... или остаться и умереть.

Первый из предложенных вариантом импонировал героям больше, посему, миновав замковые подземелья и простирающийся за ними обширный пещерный комплекс, обиталище оборотней-шакалов. Отыскав древний портал, герои перенеслись в тронный зал замка Малурадек, где Завлекающий дал им последнее задание: сразить в честном бою призраков цитадели. И когда искатели приключений упокоили души несчастных, даровав им покой посмертия, Завлекающий поздравил их с успехом, после чего даровал магическое кольцо, позволившее героям телепортироваться в Одинокий Лес, дабы вернуться к проблемам насущным.

Герои нанесли визит Бальдемару Турлоу, правителю селения, открыто обвинив его в попытке убийства Вульфдина руками подосланного ассасина. Старейшина отпирался недолго, и, вздохнув, поведав героев, что совет Десяти Городов собрался, дабы решить, как надлежит поступить с угрозой в лице воспрявших варваров. К единому мнению придти так и не удалось, но следующей ночью несколько правителей, в том числе и Бальдемар, тайно собрались, приняв решение нанять ассасина. Сам Бальдемар противился подобному деянию, но остальные заметили, что выбор у него невелик. Посему он и бездействовал, когда ассасин был нанят иными правителями и, остановившись на ночь в Одиноком Лесу, проследовал к лагерю варваров... где жизненный путь его оборвался. Герои сумели убедить Бальдемара в бесчестности сего поступка, и старейшина обещал открыто признаться в заговоре на следующем собрании совета Десяти Городов... конечно, если прежде варвары не сровняют оные с землей.

Искатели приключений обратились к одному из городских рыбаков с просьбой доставить их на Погребальный Остров, присовокупив к словам несколько звонких монет... Так, после непродолжительного плавания по водам Маэр Дуалдон, они ступили на берег священной земли варваров Севера.

На Погребальном Острове пребывало немало неупокоенных; к героям обратился дух Скалдара, шамана племени Волка, павшего в сражении с племени Лося. Он поведал, что недавно один из варварских вождей восстал из мертвых, одержимый нечистым духом, и тем самым осквернил сии священные земли. Неужто говорит он о... Вульфдине?..

Разыскав на Погребальном Острове изгнанного шамана Хьоллдера, герои поведали ему о том, что в теле короля варваров пребывает кто угодно, но никак не дух Джеррода. Но как получить свидетельства правоты сих подозрений?.. Хьоллдер советовал героям обратиться к Провидице Мрачного Льда, принадлежащей прежде к племени Лося. Ныне та - отшельница, проживающая за ледником Регхед, в землях, зовущихся "Мрачным Льдом", где, если верить легендам, солнце опускается за горизонт, и от жара его снега и льды чернеют. Сам же Хьоллдер собирался тайно вернуться в лагерь варваров, где станет дожидаться возвращения искателей приключений. Если начинание тех увенчается успехом - они вместе ступят в медовый зал и раскроют вождям племен истинную личину их "короля".

...Покинув Погребальный Остров, герои устремились в далекие северные ущелья, рекомые Мрачным Льдом, спустились в обширные ледяные каверны, обиталище реморхазов, где разыскали легендарную провидицу. Последняя поведала, что зрела приход героев в видении много лет назад, посему и укрылась под сим ледником, ибо знала, что в тени странников следует ее собственная смерть. Но шли годы, и женщина устала страшиться кончины, посему ныне ей было безразлично - убьют ее герои... или же та, что пребывает в теле Вульфдина. "Эта сущность давным-давно умерла на Севере, и ныне гибель Севера несет она с собою", - изрекла провидица. - "Она забрала тело Вульфдина, а вместе с ним - сердце его народа. Но у каждого создания есть своя слабость, и у сей сущности тоже... Зрение. Знаете ли вы, посему я скрылась от мира именно здесь? Лед подобен щиту, и защищает лучше стали или железа. Создание, выдающее себя за Вульфдина, не может приблизиться к нему и остаться под нынешней личиной. Ибо она горда, как и весь ее род, и ей невыносима видеть вместо своего отражения чей-то труп. Зеркало из черного льда вынудит ее узреть свое отражение. И тело Вульфдина стечет с нее как растаявший лед, явив великую драконицу льдов и снегов, в груди которой бьется сердце зимы".

"Но почему она хочет разрушить Десять Городов?" - допытывались герои. "Ее сердце однажды разбил человек из Десяти Городов, Айхонен", - молвила провидица. - "Она лишилась своего королевства, своей любви и своей жизни. Ныне сердце ее бьется лишь отмщением зимы".

Вопреки опасениям провидицы, она осталась жива после встречи с искателями приключений, и задумалась, было ли ее многолетнее отшельничество ошибкой?.. Герои же устремились прямиком к лагерю варваров, и, ступив в медовый зал, протянули нахмурившемуся Вульфдину зеркало из черного льда. К вящему удивлению их, в шатре возникла провидица, заклиная драконицу сбросить чужое обличье, представ собравшимся в истинном облике. Осознав, что тайна ее раскрыта, сущность драконицы сразила провидицу, после чего оставила мертвое тело варварского вождя, истаяв в морозном воздухе.

Немедленно, в лагере закипело яростное сражение; племя Великого Дракона атаковало варваров племен Медведя и Лося. К счастью, последним удалось одержать верх над противниками, и шаман Хьоллдер поздравил героев с успешным разоблачением драконицы. Но куда же устремился мстительный дух оной?.. Шаман знал, что несколько дней назад Вульфдин приказал доставить нескольких невинных дев на островок, затерянный в Море Движущегося Льда. Некогда там пребывала святыня, посвященная Великому Дракону, где древние варвары приносили дев в жертву, дабы умиротворить предмет своего поклонения. Хьоллдер полагал, что дух, вселившийся в Вульфдина, и Великий Дракон - одна и та же сущность.

...На ладье варваров племени Великого Кита герои отправились к означенному островку. Здесь высилось зловещее святилище, в недрах которого пребывало немало монстров - снежных троллей, скрагов и йети. Искатели приключений и сопровождавшие их варвары, исполненные праведного гнева, перебили немало чудовищных тварей, прежде чем приблизились ко внутренним чертогам, где в минувшие века проводились кровавые ритуалы жертвоприношений. Здесь, в центре огромной пещеры, покоился оледеневший труп гигантской драконицы Икасарачт, свято хранимый нежитью - ее служителями-сахуагинами, не познавшими покой посмертия.

Разыскав вновь облеченную плотью белую драконицу в сердце ледяного дворца, герои поинтересовались, за что она так ненавидит Десять Городов. "Давным-давно драконы правили Фаэруном", - изрекла Икасарачт. - "Затем "цивилизованные" расы набрались сил и принялись посягать на наши земли. Разразились кровавые войны, когда против нас выступали целые армии. Теперь нас осталось совсем немного, и мы скрываемся в глубоких пещерах в отдаленных уголках мира. Я была убита человеком по имени Айхонен, выходцем из Десяти Городов. Именно его меч пронзил мое сердце... Но история повторяется... Посмотрите на варваров: уже сейчас их культура притесняется, пред народом их - угроза исчезновения... Как и перед моим... Когда дух мой пробудился, я взглянула на мир, и была удивлена, сколь мало в нем изменилось. На моих землях все еще оставались Десять Городов, а состояние народа варваров осталось прежним. В Вульфдине я узрела родственную душу, посему и заняла его тело".

"Но ты была убита более ста лет назад", - заметили герои. - "Почему же пробудилась лишь сейчас?" "На меч Айхонена были наложены особенные чары", - молвила драконица. - "Нанося мне смертельный удар, клинок знал, что я однажды вернусь к жизни. Посему он раскололся, жертвуя собой, чтобы пленить мою сущность. Мой дух оставался заточен в моем расколотом сердце на дне озера Лак Динешер. Я могу лишь предположить, что клинок оказался извлечен из сердца, и дух мой обрек свободу".

В противостоянии герои повергли белую драконицу, а также сонм сахуагинов, вставших на защиту своей госпожи. Дух Икасарачт вернулся в ледяное сердце, свято хранимое сахуагинами во внутреннем святилище дворца, но и оное оказалось разбито героями, знаменуя завершение тирании драконицы.

...Так, искатели приключений предотвратили конфликт между варварами Долины Ледяного Ветра и жителями Десяти Городов, которые продолжили свое сосуществование. Варвары вернули тело Вульфдина на Погребальный Остров, умиротворив тем самым восставших неупокоенных духов.

Герои же остались в Одиноком Лесу вплоть до наступления весны, дождались, когда снег сошел с южных перевалов и ущелий, после чего примкнули к торговому каравану, выступающему в южные земли. Их ждали новые приключения, новые свершения...

Долина Ледяного Ветра

Эпизод 2. Год 1312

Со времени славных деяниях, отраженных в предыдущей главе нашей хроники, минуло целое поколение, и нынешний рассказ пойдет об ином отряде искателей приключений, прибывших в Лускан. Однако в городе сем герои долго не задержались, ибо прознали о работенке, кою можно сыскать в одном из Десяти Городов - портовом Таргосе, угрожает которому армия гоблинов, идущая с Севера. Это воинство гоблиноидов уже разорило Бремен и продолжает следовать на юг, сметая все на своем пути. Правитель Таргоса, Ульбрек Диннсмор, бросил клич, обращенный к солдатам и наемникам из Лускана и Невервинтера, прося их встать на защиту города. Навряд ли тех ожидают баснословные богатства, а вот приключений наверняка окажется в избытке, посему герои наши, недолго думая, ступили на борт последнего корабля, отправляющегося к Таргосу.

Во время морского вояжа капитан судна, Хедрон Кердос, просветил искателей приключений касательно истории Таргоса. Находящийся на южном берегу Маэр Даулдон, сей рыбацкий городок имеет все шансы стать в будущем весьма процветающим поселением Долины Ледяного Ветра. Конечно, до величия огромных городов Побережья Мечей ему далеко, но местоположения Таргоса дает ему преимущества относительно иных селений Долины. Высокие утесы защищают рыбацкие суда от свирепых зимних бурь, которые частенько случаются в сем регионе. Кроме того, глубокие воды бухты позволяют подходить к городу крупным кораблям, что делает Таргос ведущим среди рыбацких селений Севера, ибо уже сейчас флотилия Таргоса собирает больший улов, нежели все иные города, вместе взятые.

...Сойдя на причал в Таргосе, герои обнаружили, что город подвергся нападению гоблинов, причем произошло это совершенно неожиданно. Похоже, монстры просто-напросто возникли в городских стенах невесть откуда, с ходу атаковав горожан. Противостоящие гоблинам стражники и наемники полагали, что для проникновения в Таргос монстры воспользовались старыми пещерами, выходящими в доки, которыми прежде пользовались контрабандисты с Маэр Даулдона.

Прикончив гоблинов, лютующих в доках, искатели приключений проследовали в городскую ратушу, где поведали правителю Ульбреку Диннсмору о случившемся. Последний сердечно поблагодарил героев за помощь, после чего известил их о том, что силы гоблиноидов, орудующих в регионе, на удивление хорошо организованы. Посему ввиду неминуемого нападения на Таргос правитель приказал воздвигнуть частокол и укрепления за северными вратами. Принимая героев на службу, Ульбрек велел им выступать к частоколу и доложить о своем прибытии командующему городской стражей, Шофорду Крейлу.

Перво-наперво тот поручил наемникам заняться починкой проломленных гоблинами участков частокола, а когда новобранцы справились с заданием, поручил им наведаться в городскую торговую лавку да пополнить запасы стрел для стражников. Наконец, Крейл поведал, что среди его подначальных пребывает жрец Миркула, Колум, и пытается тот обратиться к духу одного из павших гоблинов, дабы выяснить что-либо об армии вторжения, следующей к Таргосу. Жрец записал слова духа на пергамент, передав оный искателям приключений; наверняка кто-нибудь из дворфов, занятых постройкой частокола, сумеет перевести слова с гоблинского наречия...

А вскоре частокол и возведенные за ним укрепления атаковали гоблины, и героям наряду с городскими стражами и отрядами иных наемников пришлось немало потрудиться, отражая натиск противника. Ульбрек, однако, ответил, что вернувшиеся лазутчики сообщили: атаковавший Таргос отряд - небольшая часть куда более могучей армии, уже успевшей захватить мост Шенгарн, посредством которого города надеялись достичь подкрепления, идущие из Невервинтера.

Конечно, внушительный воинский контингент, выступивший из Таргоса, не укроется от глаз гоблиноидов, посему правитель возлагал на плечи искателей приключений непростую задачу - проскользнуть мимо костяка армии вторжения и изыскать способ отбить мост у противника. Ведь без поддержки сил Невервинтера Таргос обречен.

...Покинув Таргос, герои выступили на юг, следуя вноль русла реки Шенгарн, где сразились с орками клана Сломанного Клыка, почитающими себя хозяевами сих земель и ответственными за удержание моста. Перебив орясин в их лагере недалече от реки, они вызволили из заточения Дерета Утреннюю Песнь, друида Шенгарн. В благодарность последний указал искателям приключений путь к броду через скованную льдами реку.

Вскоре герои достигли леса Шенгарн, обнаружив, что орки активно занимаются вырубкой древ. Как поведали искателям приключений местные селяне, плененные орками и содержащиеся в заключении в собственном селении, те отправляют древесину на север, ибо, похоже, некая крепость созидается на равнине Северным Перевалом. Также орясины возводят дамбу на реке Шенгарн, ибо с приходом лета воды озера Маэр Даулдон выйдут из берегов, что приведет к неминуемому затоплению Таргоса и Одинокого Леса.

Прикончив вождя клана Сломанного Клыка, Торака, герои вновь углубились в дикоземье, и вскорости достигли горного перевала, где, помимо вездесущих орков, обнаружилось немало оборотней и прочих монстров. Искатели приключений сумели разрушить опоры, поддерживающие дамбу, перегораживающую реке Шенгарн, после чего проследовали к мосту, занятому орками и багбирами. Понимая, что возможность поражения их в сих землях возрастает, монстры приняли решение уничтожить мост, после чего отступить и доложить о произошедшем на реке своим набольшим в крепости за Северным Перевалом.

На мосту героям обратилась женщина по имени Ксуки, представившаяся "волшебницей из Легиона Химер". Она убеждала потенциальных противников начать переговоры между представителя гоблиноидов и Десяти Городов... пытаясь заговорить героям зубы, пока огры целенаправленно разрушали опоры моста Шенгарн. Искатели приключений, однако, не стали слушать коварную чародейку, посему прикончили ее наряду с иными гоблиноидами - орками, багбирами, крысооборотнями, - вставшими за защиту Ксуки.

...Вести о поражении гоблинов на мосту чрезвычайно обрадовали Ульбрека Диннсмора, и правитель постановил, что необходимо немедленно нанести удар по оплоту гоблинов, пока те деморализованы потерей моста, ведь в противном случае монстры восстановят силы и сокрушат Таргос. Лазутчики Ульбрека - Эннелия и Брастон - обнаружили крепость гоблинов в дикоземье к юго-западу от Таргоса, посему правитель просил героев поспешить в означенном направлении да уничтожить сей форпост Орды.

Эннелия - последовательница Милликки - встретила героев на подступах к крепости. Женщина сообщила, что гоблиноиды пленили ее спутника, Брастона; ей же удалось спасти... В окрестных землях пребывало немало ордынцев - гоблинов, орков, огров, хобгоблинов, а также немало полукровок - порождений представителей различных рас гоблиноидов.

Через суть гоблинских пещер искатели приключений проникли внутрь крепости, где сразились с многократно превосходящими силами противника, означились среди которых оргии и вербееги. Пробившись к сердцу крепости, лицезрели герои крылатую драгонессу, отчитывающую багбира, Гутму за постигшего того неудачу в разрушении Таргоса. "Теперь люди знают о нас и готовы дать отпор", - рычала драгонесса, Шеринкаль. - "Посему ты немедленно поведешь армию против Десяти Городов. И если потерпишь неудачу, то Исайр и Мадай насадят на пики нашего Легиона не только твою голову, но и мою тоже!" Гутма клятвенно заверял собеседницу, что, несмотря на неудачу с дамбой и вынужденное отступление сил гоблиноидов с моста Шенгарн, Таргос непременно падет; Шеринкаль обещала, что лично проследит за успехами воинства огра, после чего, сообщив, что должна вернуться на западный фронт, телепортировалась прочь.

В ходе ожесточенного сражения герои сразили Гутму и его соратников, после чего разыскали в одной из комнат крепости плененного гоблиноидами следопыта, Брастона. После чего покинули крепость, сознавая, что атака на Таргос захлебнулась, и сплотившиеся было за вождем-багбиром гоблиноиды уже начали разбредаться кто куда...

Поздравив вернувшихся героев с победой, Ульбрек Диннсмор просил их спешить к опустившемуся подле города воздушному кораблю гнома Освальда Фиддлбендра, дабы на борту оного достичь Западного Перевала Хребта Мира, где в настоящее время должно находиться воинство Невервинтера, следующее к Десяти Городам. Правитель надеялся, что наряду с союзниками искателям приключений удастся выяснить природу сил, стоящих за армией гоблиноидов, до недавнего времени угрожавшей Таргосу.

Воздушный вояж, однако, завершился трагически, ибо обитающие на Хребте Мира чародейки-аурилиты, сотворили магическую бурю, и корабль Освальда оказался в сердце ее. К счастью, и искатели приключений, и гном выжили в крушении; Освальд немедленно приступил к починке судна, герои же устремились на исследование окрестных земель.

Здесь, на заснеженных горных склонах, пребывало немало гигантов, йети, оборотней, а также диких волков. Вскоре обнаружили они утлое эльфийское селение, Андору, обитатели которого удалились от мира и не желали видеть в землях своих чужаков. Сии служители Аурил атаковали героев, но те сумели одержать верх над противниками, после чего проследовали к ледяному храму, в качестве стражей которого выступали варвары-утгардцы.

К ужасу искателей приключений, исследуя пределы храма, наблюдали они немало мертвых солдат-невервинтерцев, вмерзших в ледяные глыбы. Неужто нечестивые аурилиты и их сподвижники - варвары и некроманты Культа Дракона - сумели расправиться с воинским контингентом, следовавшим на помощь ополчению Десяти Городов?..

Во внутренних пределах ледяного храма герои обнаружили нескольких демонов-абишаи, утверждающих, что находятся под ментальным контролем некой сущности, именуемой "Аеий-Кллеензр'т"... А вскоре предстала им сама драгонесса Шеринкаль, предводительница сил Легиона Химер в сем регионе. В воинство ее входили разномастные отщепенцы и гибриды-полукровки, презираемые и подвергающиеся гонениям повсеместно в мире. На вопрос о том, кто же верховодит Легионом, Шеринкаль с готовностью отвечала: "Близнецы, брат и сестра - Исайр и Мадай, остающиеся в Отсеченной Руке". Ныне под знамена Легиона встали и аурилиты, и Шеринкаль была направлена на Западный Перевал, дабы убедиться в том, что служители ледяной богини не отступят от договоренностей, заключенный с Исайром и Мадай.

Драгонесса полагала, что ничего не теряет, делясь сведениями о Легионе, поскольку шестерка искателей приключений все равно обречена. Однако те, сразив Шеринкаль, проследовали во внутреннее святилище храма, где священнослужительницы Аурил проводили колдовской ритуал, дабы обрушить ледяную смерть на головы своих врагов: жителей Кулдахара и Десяти Городов.

Исследуя храм, герои повстречали человека, представившегося Натаниэлем из Кулдахара. Он поведал, что был отряжен в сии пределы друидами, заметившими созидание аурилитами ледяной стены, дабы уничтожить оную, однако потерпел неудачу, и ныне стена обратилась в ледник.

К героям, бесчинствующим в храме, обратилась верховная жрица Лисара, высокопарно сообщив, что начинание ее сподвижников благословлено самой Аурил, и за воды, образовавшие ледник, следует благодарить гоблиноидов, построивших дамбу на реке Шенгарн. Жертвоприношения, вершимые в храме, усиливают власть ледяной богини, и благословенный холод сковывает сопредельные земли. Замыслы аурилитов совпадают с желаниями Мадай, одной из предводительниц Легиона Химер; если последователи ледяной богини сумеют удержать Западный Перевал, полукровки захватят Кулдахар, после чего передадут жрицам Аурил вожделенный Сердце-камень. Кроме того, выступая против Десяти Городов, аурилиты мстят за жрицу Лисан, погибшую от рук неких наемников из Восточной Гавани много лет назад.

Прикончив Лисару и иных находящихся в чертоге жриц, герои спустились в подземелья ледяного храма, где отыскали чародея по имени Никадемус - ученика легендарного Халастера, - воздвигшего сию святыню во льдах по просьбе своей возлюбленной Ории, одной из жриц Аурил. Никадемус известил искателей приключений о том, что в алтаре Аурил пребывает могущественный дух Аеий-Кллеензр'т, пришедший из царствия Талоса, который выдает себя за ледяную богиню.

Поблагодарив зодчего за бесценные сведения, герои проследовали к алтарю Аурил, где произнесли истинное имя стихийного духа - "Плененная Ярость", изгнав того из смертного плана бытия. Так, сразив духа и верховных жриц Аурил, герои обезглавили силы, удерживающие западный перевал. Друид Натаниэль утверждал, что магией своей расплавит часть ледника, дабы позволить искателям приключений обогнуть Хребет Мира и через Восточный Перевал добраться до Кулдахара, должного подвергнуться атаке Легиона Химер. После чего Натаниэль собирался оказать гному Освальду посильную помощь в восстановлении воздушного корабля, и на борту оного вывезти жителей Кулдахара из обреченного селения, доставив их к Десяти Городам.

Натаниэль сдержал его слово, и когда часть ледника пала, расплавленная магическими энергиями друида, в образовавшийся проем устремились выжившие в противостоянии Шеринкаль и аурилитам воины Невервинтера и Лускана. Герои кратко обрисовали ситуацию офицерам обоих контингентов, поведав о гибели верховных жриц ледяной богини, а также драгонессы и ее вайвернов. Лусканцы вознамерились немедленно продолжить путь к Таргосу; невервинтерцы, однако, возвращались назад, дабы доложить набольшим о произошедшей бойне, посему наряду с героями выступили в путь, дабы расстаться позже у Ледяных Озер: солдаты направятся на юг, к Невервинтеру, в то время как герои продолжат следовать на восток, к далекому Кулдахару.

...Герои углубились в глухую, гиблую тундру, простирающуюся к югу от Хребта Мира, где обнаружили утлую деревеньку охотников и лесорубов. Торговец-дроу Ним, оказавшийся в селении, сообщил искателям приключений, что на Восточном Перевале ныне пребывает Легион Химер, и добраться до Кулдахара путем наземным поистине невозможно. Посему дроу предлагал героям проследовать вдоль реки Черного Ворона до самого Хребта Мира, где спуститься в пещеры, находится за которыми монастырь, затерянный высоко в горах. В монастыре сем - спуск в Подземье, а там - рукой подать до дворфских руин, рекомых Глубинами Дорна. Миновав оные, герои ступят на поверхность к северу от Хребта Мира.

Суома, старейшина Скитающейся Деревушки, сообщила героям, что за пределами восточного Злого Леса лежат Хладные Топи... но лишь она одна знает, как достигнуть их. Но перед тем, как укажет путь, Суома просила героев разыскать деревенских детишек, бесследно исчезнувших в Злом Лесу.

Герои углубились в мрачные пределы Злого Леса, обитатели которого - снежные тролли - не обрадовались чужакам. В глухой чащобе отыскали они жилище злой ведьмы, Лимы, утверждавшей, что каждые 66 лет она похищает 6 детей, дабы жизненные силы несчастных поддерживали в ней молодость и красоту, а взамен позволяет Скитающейся Деревушке существовать, оберегая оную от своих же миньонов - монстров, рыщущих в Злом Лесу и Хладных Топях. Искатели приключений прикончили ведьму, и в то же мгновение дети, обращенные ею в животных лесных, обрели свой истинный облик.

Отвечая на просьбы о помощи жителей деревни, герои углубились в Злой Лес, искореняя нежить и блуждающие огоньки, заманивавшие путников в чащобу на верную смерть. Суома предупредила их, что темные древесные энты обратили лес в настоящий лабиринт, миновать который несведущим невозможно. И когда искатели приключений вознамерились вернуться в Злой Лес, дабы покончить с сими чудовищными тварями, у входа в деревушку появились двое демонических созданий - Исайр и Мадай, предводители Легиона Химер, дабы лично взглянуть на героев, причинившим их столько неудобств. Еще бы, атака Гутмы на Таргос провалилась, крепость гоблиноидов пала... а теперь его погибла Шеринкаль, и Западный Перевал был освобожден он ее миньонов... Однако утверждали родичи, что несомый ими новый порядок пойдет лишь на пользу Дикому Порубежью, ибо те, кого жители "цивилизованных" южных семей пренебрежительно называют "отщепенцами", сплотятся за сильными лидерами, и Легион Химеры принесет им равенство и мир... Исайр и Мадай предупредили героев, что любой, посмевший противостоять их замыслам будет уничтожен, и в любом случае дни Кулдахара сочтены... Дабы доказать, что слова их - не пустые угрозы, демонические твари расправились с несколькими селянами, тут же подъяв их нежитью, после чего исчезли.

Покинув селение, герои миновали Злой Лес - теперь, с гибелью темных энтов, чары, довлевшие над чащобой, развеялись, - ступили в Хладные Топи, что распростерлись к западу от скованной льдом реки Черного Ворона. Не забывая о словах странствующего торговца-дроу Нима, герои разыскали пещеры у реки... оказавшиеся на поверку логовом белых драконов!.. Сразив рептилий, лицезрели они старых знакомых - солдат из Невервинтера, встреченных прежде на Западном Перевале однако те явили свой истинный облик - доппельгангеры из Легиона Химер!.. Твари сии известили искателей приключений о том, что загодя перебили солдат из Лускана и Невервинтера, спешивших на помощь Десяти Городам, дабы ничто не помешало воцарению набольших Легиона на Диком Порубежье и в Долине Ледяного Ветра.

Расправившись с монстрами, герои углубились в сеть пещер под рекою Черного Ворона, миновали поселение дергаров... но путь им преградил вооруженный отряд лусканцев, ведомый чародеем Харшомом из Сторожевой Башни Арканы - наверняка тайным союзником Исайра и Мадай!

Сразив противников, герои достигли выхода из пещер, ступив на высокогорное плато, пребывал на котором монастырь ордена Черного Ворона, где в уединении от суеты мирской продолжают служение свое монахи. В то время, как Освальд и Натаниэль на воздушном корабле выводили мирян из обреченного Кулдахара, шестеро искателей приключений ступили в святую обитель, где испросили у Арумы Блэйн, нынешней предводительницы ордена, позволения воспользоваться проходом в Подземье.

Женщина ответила отказом, объяснив, что речь идет не о тоннеле, а о портале, которым некогда воспользовался Валас, основатель ордена, чтобы бежать от своих поработителей-дроу. Казалось, путь героев зашел в тупик, но обратился у ним один из монахов, Салисам Харбаш, сообщив о том, что некоторое время назад в монастырь прибыл посланник Легиона Химер, Долон Демба; встретившись с архимандритом ордена, Ормисом Дохором, он велел тому выступать к Отсеченной Руке, ибо ожидают его набольшие Легиона. Ормис приказал Долону остаться в монастыре в качестве заложника, после чего назначил следующей архимандритой Арумы и покинул святую обитель. А несколько дней спустя Арума изгнала из обители всех тех, кто открыто противостоял ей, и теперь проводит немало времени с Долоном... Многие монахи опасаются, что посланник Легиона каким-то образом управляет действиями женщины, стремясь взять под контроль монастырь Черного Ворона. Салисам просил героев убедить Аруму сложить с себя полномочия архимандриты; в этом случаем бразды управления монастырем перейдут к трем старейшим монахам, и те наверняка дозволят искателям приключений спуститься к Восьми Чертогам - испытательным землям для желающих присоединиться к ордену. Ибо лишь монахом оного возможно проследовать в усыпальницу Валаса, где находится портал в Подземье.

Проникнув в келью, отведенную Долону, герои разыскали в оной письма последнего, следовало из которых, что в задачу посланника входит соблазнение и обращение ко злу действующей архимандриты Адоры, дабы таким образом удержать монахов Черного Ворона от вмешательства в экспансию Легиона Химер.

Узнав о замыслах Долона, Адора отчаялась было, но посланник Легиона убеждал женщину, что, несмотря на полученные приказы, его любовь к ней искренна. Посему надлежит им рука об руку покинуть Фаэрун, вернувшись в Сигил, где познают, наконец, счастье.

Так, Адора сложила с себя полномочия архимандриты, и титул сей перешел к старейшим монахам ордена, в число которых входил и Салисам. Как и обещал последний, героям было дозволено пройти испытания в Восьми Чертогах, после чего оказались они допущены в подземные усыпальницы предтеч ордена. Но стоило им распахнуть врата, ведущие в Подземье, как оттуда в склепы монастыря хлынули дергары, жаждущие захватить святую обитель.

Перебив серых дворфов, искатели приключений продолжили путь, и несколько дней спустя достигли лагеря дроу неподалеку от города Риловена, у входа в который их остановил патруль темных эльфов, ведомый Малавоном Деспаной, патриархом Дома Деспана и архимагом Академии Волшебства. Малавон представил героям своим спутникам - Кадреша Олонрэ, служителю Верауна, и Виизре Арабани, прежде - жрице Лолс, ныне же принявшей веру в Верауна. А также сообщил о том, что 30 лет назад иные искатели приключений сразили в Глубинах Дорна его клона, созданного магом для безопасности собственной персоны.

Дроу поведали искателям приключений, что несколько десятилетий назад последователи Верауна в ходе мятежа пришли к власти в Риловене, низвергнув теократию Лолс. Конечно, в ходе переворота силы дроу Риловена оказались подорваны, и когда темные эльфы наконец вознамерились расширить сферу своего влияния в Подземье, то обнаружили, что препятствуют сему силы драйдеров, созданных жрицами Лолс, прежними правительницами города. Сии создания обитают в нижних пределах Глубин Дорна, но недавно они объединились с силами Легиона Химер и яростно атакуют дроу Риловена повсеместно в сем регионе Подземья. Малавон полагал, что маги Легиона предоставили возможность своим новым союзникам обращать плененных дроу в драйдеров, и лишь потому те ныне ведут охоту на темных эльфов. Посему последние просили героев разыскать устройство, обращающее их сородичей в драйдеров, и уничтожить его.

В качестве оного выступало викискамера - магическое существо, созданное Красными Колдунами Тэя. Тварь сия представляло собою гигантское, раздувшееся тело, занимавшее целую пещеру, от которого, подобно щупальцам отходили отростки, заканчивающиеся коконами с подвергающимися трансформе дроу внутри.

Сразив сие магическое создание, герои вернулись в лагерь дроу, сообщив Малавону о своем успехе. В ответ маг поведал, что выход из Подземья, ведущий к землям к северу от Хребта Мира, лежит за цитаделью иллитидов З'хинда, находящейся неподалеку.

Ступив в пределы оной, герои немедленно подверглись атаке обитателей подземного лабиринта - иллитидов и рабов их: дергаров, дроу, минотавров... Перебив монстров и уничтожив пребывающей в центре твердыни гигантский мозг - коллективный разум иллитидов, - искатели приключений покинули З'хинду, и, проведя еще несколько дней в тоннелях Подземья, оказавшись на заснеженном горном хребте... где их уже поджидали Красные Колдуны Тэя - союзники Исайра и Мадай.

И когда герои расправились с чародеями и сонмом монстров, тем подчинявшихся, с небес спустился воздушный корабль Освальда Фиддлбендра. Гном сообщил искателям приключений, что за ними его отрядил архидруид Кулдахара Иселор, принявший сие звание после гибели Арунделя, случившейся три десятилетия назад. Ибо ныне йан-ти принялись нападать на Кулдахар, пытаясь уничтожить великий дуб, и гному пришлось немало потрудиться, перевозя на воздушном корабле жителей селения в Таргос.

Не мешкая, герои поднялись на борт корабля, и тот, воспарив в небеса, взял курс на Кулдахар, надеясь, что святилище Сильвануса не окажется осквернено нечестивыми йан-ти... Но стоило кораблю опуститься на отрогах Кулдахара, где героям предстал нео-орог, представившийся Гиферусом, Десницей Бэйна, и заявивший, что долина сия принадлежит Легиону Химер. Судя по сему, именно сей служитель Бэйна верховодит вторжением в Долину Кулдахара, поднимая павших смертных нежитью... и стремится он заполучить Сердце-камень - реликвию, находящуюся в ведении архидруида.

Предупредив героев о бессмысленности их начинания, Гиферус исчез, а искатели приключений, простившись с Освальдом, ступили в разоренное йан-ти и нежитью, подъятой нео-орогом в Долине Хротгара, селение... В одинокой башне на окраине долины обнаружили они старого знакомого, Натаниэля, а также воина по имени Джерсми - последних защитников Кулдахара и Восточного Перевала, ныне всецело перешедшего под контроль миньонов Легиона Химеры. Как следовало из слов воителей, жрец Бэйна наводняет Долину Кулдахара нежитью, надеясь выманить архидруида из укрывища у Великого Дуба, дабы заполучить Сердце-камень для своих союзников.

Посему герои ступили в Долину Хротгара, где покоились погибшие под лавиной в приснопамятной экспедиции, герои сразились с сонмом нежити, ведомой Гиферусом. И когда последний упокоился наряду с собственными миньонами, герои вернулись к Натаниэлю и Джермси, сообщив им, что окрестные земли свободны от нежити, однако йан-ти, покинувшие Драконье Око и осадившие Кулдахар, доставляют архидруиду немало хлопот.

С удивлением узнали герои, что Исайр и Мадай - уроженцы Кулдахара. Мать Эгения - жрица Ильматера, растила близнецов в хижине на окраине долины, пока однажды те не расправились с ней и не предали дом свой огню. После чего ужаснувшиеся и обозленные селяне изгнали близнецов, после чего они исчезли на долгие годы... пока не вернулись во главе Легиона Химер, дабы свершить отмщение кулдахарцам.

Иселора, архидруида Кулдахара, герои отыскали неподалеку, в круге камней подле Сердце-камня. Полуэльф поведал, что йан-ти не могут сразить его здесь, ибо магия артефакта невероятно сильна, посему целенаправленно заняты отсечением корней Великого Дуба. Если верить преданиям, под сим древом находится портал, ведущим в далекие южные джунгли Чулт - поиски его и являются целью змееподобных тварей.

Рассказал Иселор искателям приключении и о Эгении - жрице Илматера, помогавшей страждущим 30 лет назад, когда два демона противостояли друг другу на Хребте Мира. Вслед за искателями приключений она устремилась в пещеры Драконьего Ока - оплота йан-ти и демонессы-марилит Иксуномей... После она странствовала по окрестным землям в поисках жертв миньонов демонов и выживших, и усопших хоронила в Долине Хротгара. К одной эльфийской деве - Ильмадии Бариэль - она по неведомой причине прониклась сочувствием, и возродила ее из мертвых. Прежде эльфийка являлась одной из командующих в армии демона Белхифета, и была одержима мыслью отстроить Отсеченную Руку. А месяц спустя после возрождения Ильмадия обнаружила, что беременна... и вскоре родила двух камбионов - полудемонов-полуэльфов, чад Белхифета. В ужасе Ильмадия бежала из селения и сбросилась с утеса... а Эгения растила близнецов сама, снедаемая чувством вины... Но беды кулдахарцев на этом не закончились. Когда йан-ти - служители Иксуномей - пленили селянок и увели их в пещеры Драконьего Ока, то надругались над женщинами, и вскорости те родили жутких порождений, которых не преминули отнести к вулкану и оставить там.

Тогда-то в Кулдахаре и появился Иселор. Он сумел успокоить разъяренных селян, вознамерившихся выступать к Драконьему Оку и перебить всех без исключения змееподобных порождений; узнав о том, что Эгения растит двух камбионов, архидруид встревожился, но жрица убедила его в том, что создания эти могут быть преданы добру. Но когда скончалась престарелая Эгения, селяне обнаружили близнецов за похоронами, и пришли к выводу - камбионы расправились со своей названной матерью. Они напали на Исайра и Мадай, но те с легкостью расправились с атакующими, после чего бежали в горы...

Вскоре они объявились на задворках Лускана, и ими заинтересовался Эдгель - верховный чародей Башни Арканы. В обмен на услуги близнецов в качестве убийц он обучал их магии, а также использовал в качестве посланников на Нижние Планы. Годы спустя Исайр и Мадай приняли решение испытать себя в качестве наемников в Войне Крови, ведущейся между Девятью Кругами Ада и Бездной. Повстречав собственного отца, Белхифета, они попытались возвыситься в иерархии баатезу, но последние считали их всего лишь пешками, а отец к тому же не гнушался всяческими манипуляциями, посему близнецы вернулись на Фаэрун.

Стремления Эгении вырастить из близнецов благочестивых индивидов пошли прахом. Исайр стал могущественной чародейкой, а Мадай - служительницей Иячту Ксвима, отпрыска Бэйна. И теперь, пребывая в Отсеченной Руке, пытаются распространить власть свою над Севером, принимая под знамена Легиона разнообразнейших отщепенцев и изгоев.

Иселор просил героев разыскать портал, ведущий в Чулт, и запечатать его. Оный действительно отыскался у одного из отсеченный корней, и, проследовав в рифт, искатели приключений оказавшись в руинах древнего храма в далеких джунглях, означилось в котором великое множество йан-ти - служителей Ссета.

Здесь сразили они великого черного дракона - Стража портала, после чего успели вернуться в Кулдахар, и магия рифта иссякла, ибо магический путь сей был уничтожен. У Великого Дуба лицезрели герои Мадай и Седру - предводительницу йан-ти-полукровок Драконьего Ока, а также множество нео-орогов. Полукровки, составлявшие костяк Легиона Химер, вознамерились покончить наконец с архидруидом и заполучить Сердце-камень... однако появление искателей приключений спутало их планы. Мадай выругалась: и Красные Колдуны, и маги Братства Арканы не сумели расправиться с сими докучливыми индивидами... оставалось уповать на то, что Седра и миньоны ее преуспеют там, где иные потерпели поражение.

Посему, заявив, что возвращается в Отсеченную Руку, Мадай исчезла, а герои приняли нелегкий бой с превосходящими силами противника... Наконец, объединенные силы йан-ти, жриц-полукровок и нео-орогов были повержены, и искатели приключений, простившись с Иселором, выступили к Драконьему Оку, дабы через подземелья сего вулкана добраться до Равнин Резни, пребывающих у Отсеченной Руки.

В вулканических пещерах героев атаковали ящеролюди, йан-ти и жрицы-полукровки, порожденные несчастными кулдахарками и ныне истово почитающие Ссета, божество из Бездны. В нижних пределах Драконьего Ока искатели приключений сразили множество ифритов, а также верховного жреца Торасскуса - ответственного за вторжение йан-ти в Кулдахар, и за договор о союзе, заключенный драгонессой Шеринкаль, действовавшей от лица лидеров Легиона Химер, с верховными жрицей Седрой и волшебницей Избелой.

Наконец, герои спустились в глубинных пещеры, где у лавовых потоков лицезрели инквизитора-йан-ти Ядовина. Последний говорил о том, что своими необдуманными действиями спровоцировал конфликт между йан-ти и стихийными повелителями огня, а также обещал, что "все отдаст, лишь бы вернуться во вчерашний день". После чего инквизитор ступал в лавовое озеро, где и погибал...

Обескураженные, герои продолжили путь по каверне, и вскоре заметили престранного лодочника, у которого испросили о возможности переправы через лавовое озеро ко владениями лорда Пироса. Последний, однако, был убит инквизитором Ядовиной, и произошло это не далее, как вчера. Тем не менее, за внушительную денежную сумму лодочник согласился доставить героев на островок тверди в сердце вулкана, где хозяйничали огненные саламандры, ифриты и стихийные духи огня.

Один из саламандр - посланник Джаспер - поведал искателям приключений о произошедшем конфликте. Начался он три дня назад, когда верховный жрец Торасскус отрядил инквизитора Ядовина во владения лорда Пироса, дабы попытаться узнать что-нибудь об исчезновении волшебницы-йан-ти Избелы... Но вчера инквизитор по неведомой причине прикончил Пироса, после чего испросил убежища у Джаспера, выступающего в роли посредника между обитателями Драконьего Ока - йан-ти и огненными созданиями. В ярости король огненных гигантов Лотар разрушил посольство Джаспера, объявил войну йан-ти, те вызов приняли и в настоящее время продолжают ожесточенное противостояние. Что до Избелы, то она - по словам Джаспера - была убита два дня назад при попытке бежать из заточения у короля Лотара...

Не желая разбираться в подоплеке этой запутанной истории, герои устремились к выходу из пещер, стремясь добраться до Равнин Резни, однако путь им преградил бихолдер Зил-т'иор. Сразив монстра, искатели приключений продолжили путь... но вновь обнаружили себя в каверне, которую покинули несколько часов назад. Лодочник сообщил им, что в настоящее время лорд Пирос занят, ибо принимает у себя инквизитора Ядовина, посему герои просили переправить их к посольству Джаспера... нисколько не разрушенному... пока еще. Лишь сейчас с ужасом осознали герои, что оказались пленены во временной петле, захлестнувшей эту пещеру... Похоже, им не остается ничего иного, кроме как дознаться до причин возникновения петли и - по возможности - уничтожить ее... в противном случае события минувших дней обречены на бесконечное повторение.

И сейчас герои воочию наблюдали то, что - по словам посланника Джаспера - произошло "вчера": убийство огненного элементаля Пироса инквизитором Ядовином, разрушение посольства огненными гигантом Лотаром и приказ, отданный последним ифритам: принести ему голову верховного жреца Торраскуса...

Проследовав к выходу на Равнины Резни они - вполне ожидаемо - вновь обнаружили себя в знакомой пещере, однако - днем ранее. Лорд Пирос сообщил героям, что накануне в амфитеатре свершился суд над схваченной Лотаром волшебницей Избелой, обвиняющейся в нарушении уклада природы, как то изменение тока лавовых рек; в защиту жрицы выступал прибывший из верхних пещер Драконьего Ока инквизитор. Заявив, что в скором времени ему необходимо встретиться с Ядовином, выступавшим в защиту плененной волшебницы и Лотаром, Пирос простился с героями, и те, покинув оплот элементаля, отправились в амфитеатр, где лицезрели заключенную в клеть Избелу. Последняя молила героев освободить ее, говоря о том, что творила запрещенную волшбу лишь затем, чтобы предотвратить извержение вулкана - подобное тому, которое случилось 30 лет назад... Судя по всему, именно ее заклинание "Остановка времени", сотворенное два дня назад, и привело к возникновению петли... Но если героям удастся предотвратить сотворение сей волшбы изначально... Ядовин, однако, сумел убедить Пироса в том, что волшебница действовала по приказу верховного жреца Тарраскуса, которому Ссет явил в видении неминуемое извержение вулкана; элементаль приказал Лотару освободить Избелу на следующий же день - решение, с которым огненный гигант был в корне несогласен... Посему он прикончил беспомощную волшебницу, а инквизитору сообщил, что повинен в этом - ровно как и в извержении вулкана тридцатилетней давности - лорд Пирос...

И вновь покидали герои пещеру, и вновь возвращались в нее - днем раньше. В амфитеатре наблюдали они суд над Избелой, обвинителем которой выступал король Лотар, а защитником - инквизитор Ядовин. Последний обещал предоставить лорду Пиросу убедительные доказательства невиновности его подзащитной сразу же по возвращении посланника Джаспера...

Наконец, вновь оказавшись в дне предыдущем, герои поспешили в посольство, где застали Избелу за сотворением заклинания "Остановка времени". Искатели приключений сумели сразить волшебницу и пресечь таким образом действие двеомера. Временная петля оказалась разорвана, и последующие события - гибель лорда Пироса и инквизитора Ядовина - попросту не случились.

...Покинув пещеры, герои ступили на Равнины Резни, где путь им преградили миньоны Легиона, ведомые Красным Колдуном Тэя - Саабликом Таном. Последний велел монстрам покончить с докучливыми авантюристами, сам же телепортировался прочь... Впрочем, героям вскоре представился шанс прервать бренное существование чародея, и, продолжив путь по кишащими нежитью пределам, они достигли конечной цели своего странствия - древней эльфийской башни, ныне называемой "Отсеченной Рукой".

В стенах оной неустанно трудились плененные Легионом рабы - люди, дворфы и эльфы, - восстанавливая разрушенную цитадель под бдительным надсмотром миньонов лорда и леди Отсеченной Руки. Ксавье Торсенд - встреченный героями министр иностранных дел Легиона - поведал о том, что, собственно, послужило началом конфликта между его повелителями и Десятью Городами. Когда Исайр и Мадай отправляли посланников в различные города Севера, из Брин Шандера прибыл посол, привезя с собою изысканные пирожные для новых правителей Отсеченной Руки. Вечером на банкете Исайр и Мадай отведали их... но оказалось, что пирожные обильно окроплены святой водой, что доставило камбионам массу неудобств. Разъярившись, близнецы заточили посла в одной из башен Отсеченной Руки, и послужило это началом нынешнего конфликта.

Герои продолжили исследование Отсеченной Руки - новообразованного города-государства во славу Иячту Ксвима. На верхних этажах башни пребывало множество демонов - как танар'ри, так и глабрезу: наглядное свидетельство того, что повелители Легиона стремятся привнести хаос Войны Крови на Фаэрун.

В темнице герои обнаружили посланника из Брин Шандера, а также обращенного в лемура Ормиса Дохора, архимандрита монастыря Черного Ворона. Отказавшись объединиться с набольшими Легиона Химер, тот был обречен на столь печальное существование. Означился в темнице и жрец Илматера, поведавший искателям приключений о необходимости проведения в башне священного ритуала, который очистит Отсеченную Руку от скверны Ксвима, существенно ослабив тем самым Исайра и Мадай.

И когда герои приступили к проведению ритуала, в чертоге воплотился аватар самого Ксвима, и противникам его пришлось принять поистине нелегкий бой... Но сын Бэйна оказался повержен, а Отсеченная Рука - очищена от скверны его, ровно как и мифал сей башни. Демоны-глабрезу, выступающие стражами как Исайра и Мадай, так и надсмотрщиками за рабами, утратили свое бессмертие, посему невольники обрели наконец шанс вернуть свободу...

В то время, как искатели приключений пребывали в башне, уничтожая все, связанное с Легионом Химер, лидеры оного находились в тайных чертогах на вершине твердыни, ожидая делегацию Альянса Драконорожденных, входили в который немногочисленные полудраконы, обитающие в Королевствах. Последние вполне могли присоединиться к орде полукровок, сплоченных за камбионами; к тому же, студеные северные земли наверняка придутся по вкусу драконьим отродьям.

Герои, однако, сумели перехватить послов драконорожденных, уже ступивших в Отсеченную Руку, и сразить их всех до единого. В ярости, их атаковали сами Исайр и Мадай наряду со множеством офицеров Легиона Химер. Мадай попыталась было почерпнуть могущества у оскверненного мифала, но с ужасом осознала, что очищен он - стало быть, предоставлены они с братом сами себе.

И когда герои в тяжелейшем противостоянии одержали верх над камбионами, башня сотряслась до основания, ибо, несмотря на очищение мифала, демонические отродья оставлялись связаны с оным, и теперь наряду с Отсеченной Рукой исторгались с Первичного Материального Плана в Лимбо.

Герои успели покинуть обреченную твердыню за считанные мгновения до того, как исчезла она из Фаэруна. Так, Легион Химеры прекратил свое существование и Долина Ледяного Ветра была спасена...

Демонический Камень

Трое героев, о которых пойдет наш рассказ, случайно встретились у входа в древний рудник в землях Дамары. Не ведая друг о друге, они оказались здесь, следуя принуждению некоей таинственной силы. И теперь ожидает их приключение, о котором они и помыслить не могли.

В ту пору в Дамаре бушевала война между орочьими кланами, и многие твари расстались с жизнями, пав от руки воина по имени Раннек. Уроженец Несме, он прибыл в Ваасу, надеясь бежать от прошлого, ибо отчасти по его вине город был разрушен ордой троллей в нынешнем году 1370 по Долинному Летоисчислению. Обходя окрестности Несме, Раннек заметил троллей, но не придал сему значения, полагая, что наблюдает очередной отряд, ищущий залежи металлов в Горах Галена. Однако тролли наряду с кровожадными орками ворвались в Несме, и жители города оказались совершенно не готовы к подобному натиску. Подоспевшие дворфы сумели отбить Несме, но Раннеку пришлось покинуть город, устремившись к объятым войною землям Дамары.

Здесь, в одном из сражений в захваченной орками крепости, воин повстречал Жай, матерью которой была дроу из Мензоберранзана, отцом же - древесный эльф из Кедрового Листа. Полудроу, последовательнице Эйлистри, нелегко приходилось на поверхности, посему при первой же возможности девушка, искусная в обращении с кинжалами, выступила в направлении Хладных Земель, дабы в хаосе войны снискать заслуженную славу.

Наконец, следующим спутником Раннека и Жай стал чародей Иллиус, отпрыск древнего рода рыцарей - Серебряной Стражи Серебристой Луны. Родные отринули его, ибо избрал юноша стезю волшебника, нежели воителя. Как и иные его спутники, Иллиус ощущал зов неведомой силы, приведшей его в земли Дамары.

Так, сведя знакомство в час кровопролитного сражения, трое бежали прочь, преследуемые превосходящими силами орков наряду с красным драконом. За неимением иной возможности спасти собственные жизни, герои устремились ко входу в рудник Искрящихся Алмазов...

Ибо, спустившись в глубины занятого орками рудника Искрящихся Алмазов, они обнаружили двери, на каждую из которых была нанесена магическая руна. В одной из таковых Иллиус признал свой фамильный герб, Жай - символ паука и полумесяца, дроу и древесных эльфов соответственно, Раннек же - знак троллей, разоривших Несме.

И когда миновали герои двери, огромный алмаз - Камень Демонов - пал на каменный пол, расколовшись. Так, два духа, некогда плененные, вновь ступили в мир смертный: Сирека, полководец-гитиянки, и Игорл, лорд-слаад. Сражение, начатое в давние времена, оказалось продолжено, ибо гитиянки открыла портал на Астральный План, дабы призвать сородичей в Фаэрун. В свою очередь, слаад воззвал к миньонам хаоса. Волна разрушения пронесется по Забытым Королевствам, и виной тому - твое искателей приключений.

Поскольку рудник стал стремительно заполняться слаадами, гитиянки бежала, а вслед за ней - и трое искателей приключений. Жай настояла, что им надлежит поспешить в близлежащее селение Кедровый Лист, откуда, собственно, родом она сама. Последовав за полудроу, воин и чародей ступили в деревню древесных эльфов, где полководец-гитиянки творила волшбу, открывая порталы на Астральный План бытия. Из оных вырывались ее миньоны - кровожадные гитиянки, атаковавшие изумленных столь стремительной атакой эльфов.

Игорл преследовал Сиреку по пятам, намереваясь прикончить гитиянки и обрести наконец ее магический клинок - Серебряный Меч Гита. Ареной жесточайшего противостояния между слаадами и гитиянки, призываемыми на Фаэрун их повелителями, стала деревушка Кедровый Лист. Троице искателей приключений удалось спасти многих селян, выведя их из обреченного селения через портал, расположенный у корней гигантского кедра, однако спасти эльфийскую вотчину не удалось - обитатели иных планов бытия оставили от деревни лишь дымящиеся развалины.

Раннек мог лишь зубами скрипеть от злости: картина разорения троллями Несме фактически повторялась, и они оказались бессильны остановить зло, которое, судя по всему, и выпустили в мир!.. Иллиус, однако, предложил товарищам обратиться за помощью к его наставнику - знаменитому чародею Кельбену Арунсану, ныне пребывавшему здесь же, в Дамаре.

Последний поведал троице, что некогда именно он сотворил Демонический Камень, заключил в котором души Сиреки и Игорла. Однако, похоже, именно последний воззвал к искателям приключений, по недомыслию своему освободившим иномировые сущности. Посему ныне необходимо заточить гитиянки и слаада в новом Демоническом Камне. Кельбен знал, что в джунглях Чулта один из подобных редчайших артефактах используют йан-ти в своих ритуалах...

Маг осекся, заметив приближающегося к башне красного дракона, на спине которого восседал Игорл. Вне всяких сомнений, лорд-слаад вознамерился рассчитаться с Черным Посохом за вековое заточение... Велев героям спешить в заклинательный чертог и воспользоваться порталом, который приведет их в Чулт, Кельбен сосредоточился на отражении неминуемой магической атаки...

Искатели приключений бежали по коридорам башни, осаждаемой багбирами и слаадами - миньонами Игорла. Добравшись до заклинательного чертога, Иллиус приступил к сотворению портала, в то время как Раннек и Жай сдерживали натиск противника. Наконец, рифт был создан, и трое ступили в него... оказавшись в далеких джунглях. Портал закрылся за спинами их, и оставалось лишь гадать, сумел ли выжить Кельбен в сражении с могущественным Игорлом.

Иллиус безошибочно ощущал энергии, исходящие из Демонического Камня, посему вел спутников в восточном направлении. Они ступили в селение йан-ти, пребывало в котором немало змееподобных порождений, после чего, разыскав плот, отправились вниз по реке, несущей свои зловонные воды к далеким горам.

Миновав пещеру, кишащую гигантскими пауками, путники лицезрели храм, примостившийся на горном склоне; эманации магического алмаза ощущались Иллиусом именно оттуда. Во внутреннем святилище храма противостояли они множеству йан-ти и их порождений, а также призванному в мир божеству змеелюдей - Мерршаулку Голодному. И когда оказался низвергнут тот трое забрали с постамента артефакт, коим верховный жрец йан-ти воспользовался для призыва аватара - Демонический Камень.

Но где же могут находиться Сирека и Игорл?.. Иллиус просветил товарищей о том, что в минувшие эоны гитиянки владели кавернами Подземья; быть может, в потаенных подземных пределах и скрывается Сирека?.. За неимением иной перспективы Раннек советовал товарищем заглянуть в Мифриловый Зал - королевство дворфов недалече от Несме, ибо проживает там легендарный темный эльф - Дриззт До'Урден. Кто, как не он способен разыскать полководца-гитиянки в обширных пределах Подземья?..

...Но герои, вернувшиеся на Дикое Порубежье, никак не ожидали обнаружить Мифриловый Зал, осажденный ордою троллей... той самой, что разорила Несме! Вместе за Дриззтом До'Урденом, Тибблдорфом Пуэнтом и сотнями доблестных дворфов трое искателей приключений приняли бой, сразив немало троллей, в том числе и вождя клана.

Обитатели Мифрилового Зала получили небольшую передышку в противостоянии монстрам, спускающимся с Хребта Мира; лазутчики доносят, что эта война будет пострашнее предыдущим, ибо новоявленный король орков - Обольд Множество Стрел - отличается невероятным могуществом, и сумел сплотить за собою немало кланов северных пределов.

Дриззт поблагодарил героев за помощь, после чего сообщил им о древней разрушенной заставе гитиянки, находящейся в Подземье; вполне вероятно, что именно туда направилась Сирека, дабы открыть портал на Астральный План...

Заклинание Иллиуса перенесло искателей приключений в означенную каверну, находилось в которой уже немало гитиянки. Очевидно, что Сирека сумела создать портал, и все больше воителей Астрального Плана ступают на Фаэрун. Пробившись в пещеру, где находился портал, герои атаковали гитиянки, воинов и чернокнижников... А несколько мгновений спустя в каверне возник Игорл собственной персоной... наряду со множеством слаадов. Предводители демонических миньонов вновь сошлись в противостоянии, а Иллиус немедленно приступил к сотворению заклинания, призванного заключить души угрожающих бытию смертных индивидов в Демонический Камень...

Ощутив угрозу, Игорл произнес заклятие, изменив назначение портала Сиреки, после чего забросил последнюю в рифт и... а затем сиганул следом. Понимая, что возможности их весьма ограничены, трое искателей приключений ступили в сияющий портал... оказавшись в огромной пещере - логове красного дракона, Каминуса!.. Гигантская рептилия, повинуясь воле лорда-слаада, ныне теснила Сиреку; Иллиус встревожился - и гитиянки, и слаад должны быть живы, чтобы души их оказались пленены в Демоническом Камне одновременно!

Красному дракону удалось сразить Сиреку, но зачарованный меч гитиянки подобрал Раннек. Похоже, рептилия опасается сего клинка... И теперь, когда с таким трудом добытый Демонический Камень бесполезен, остается одна надежда - на сей серебряный меч...

Десятки слаадов наводнили драконье логово, атаковав героев, но те сумели достигнуть сердца руин, где прикончили древнего Каминуса. Что ж, если души обретших свободу сущностей заточить в Демоническом Камне не удастся, остается один-единственный выход: прикончить их в честном бою. А поскольку Сирека уже рассталась с жизнью, противник остался лишь один - лорд-слаад Игорл. Иллиус предположил, что тот вернулся в рудник Искрящихся Алмазов, ибо в оном - средоточие его мощи. За последнее столетие Игорл сумел подчинить себе силы зачарованных камней рудника, именно это и позволило ему манипулировать разумами трех героев, что в конечном итоге привело к освобождению слаада. Что ж, ныне искатели приключений вознамерились доказать Игорлу, что использовать их было чудовищной, фатальной ошибкой.

В драконьем логове Иллиус обнаружил магический портал, посредством которого трое переместились в означенный рудник, ныне наводненный слаадами. Понимая, что время таиться прошло, они приняли бой с превосходящими силами противника, после чего ступили в межпространственный рифт, связующий смертный план бытия с Лимбо, где их уже дожидался Игорл. Заметив Серебряный Меч Гита в руке Раннека, лорд-слаад довольно ухмыльнулся; обладая сим артефактам, он распространит владычество свое на Фаэрун куда быстрее. К тому же, за этой троицей он наблюдал уже долгие годы: за воителем, избравшим для себя добровольное изгнание, за чародеем, отвергнутым собственным родом, за полукровкой, бежавшей из родного дома, которого, по сути, у нее никогда не было.

Герои, однако, придерживались противоположного мнения, и в ожесточенном сражении сразили Игорла в сердце его собственных владений, после чего сиганули в закрывающийся портал...

Угрозы Фаэруну со стороны тварей Лимбо и Астрала не существовало боле; покинув укрывища, древесные эльфы занялись восстановлением Кедрового Листа. В селении сем героев дожидался Кельбен Черный Посох. От имени короля Дамары Гарета Проклятья Драконов чародей поздравил их с одержанной великой победой, добавив, что монарх жалует им дикие земли Ваасы. Щедрый, но опасный дар... который герои с благодарностью приняли. Отверженные прежде, теперь они обретали свое место в мире.

Напоследок Кельбен предупредил Раннека, что Серебряный Меч - священная реликвия гитиянки, и рано или поздно те наверняка явятся за нею. Воитель лишь усмехнулся: что ж, пусть приходят!..

Долина Кинжалов

Говорят, что в Долине Кинжалов люди не живут, а выживают. Один историк в своих трудах о прошлом сего региона, заметил, что первые люди-поселенцы, оставившие руины Джаамдаса, принесли с собою и беды сей империи. Долина Кинжалов и сопредельные с ней территории повидали нашествие вампиров, сражение за власть между могущественными колдунами, а также оккупацию Зентарима. Ныне здесь пребывают оборотни, еженощно вселяя ужас в сердца поселенцев, а кровожадные монстры все чаще наносят удары, спускаясь с гор Пустынного Зева...

Изначально в землях сих дворфы Тетиамара возвели селение Водопады Кинжалов, дабы сплавлять товары вниз по реке Теш, а также временно хранить добытую в шахтах руду перед тем, как отправить ее в южные земли по Тракту Тетиамара. Когда столетия спустя в Долины ступили первые люди, пришедшие от руин Джаамдаса, некоторые из них осели в низинах подле Тетиамара. Дворфы, которым земли сии были все равно без надобности, приветствовали новоприбывших, и начали с ними торговые отношения, меняя свои изделия на еду и домашнюю скотину.

Люди назвали окрестные территории Счастливой Долиной, но если и вызывала оная изначально исключительно радость, та сменилась ужасом, когда началось нашествие вампиров. В процессе борьбы за избавление региона от ненавистных кровососов, правителями долины стал род Морнов. Они же и переименовали землю в Долину Кинжалов.

Спустя более, чем три столетия, падение Тетиамара пред ратью гоблинов, огров, великанов и демонов обрушило экономику долины, оставив обитателей ее беззащитными пред вторгшимися силами Зентарима. Когда Черная Сеть захватила Водопады Кинжалов, Рандал Морн бежал в холмы, начав вести партизанскую войну, и тридцать лет спустя сумел спасти земли свои от тирании Зентарима. На протяжении оного долиной правили правители-марионетки.

Наследников Рандал Морн не оставил; после смерти правителя власть над Долиной Кинжалов приняла его сестра, вскорости вышедшая замуж за молодого человека из благородного кормирского рода Кормерил. Кормерилы - достойные правители, но им приходится немало трудиться, дабы жители долин признали их столь же великими, как Морны. Покамест им не удается сдержать натиск монстров с гор Пустынного Зева или же сокрушить оборотней, обитающих в Холмах Кинжалов. И жители задаются вопросом, достоин ли нынешний правитель - Баратал Кормерил, именовать себя "истинным Морном".

Однако сим беды долины не ограничиваются. В глубинах рудника дворфов Тетиамар, что под горами Пустынного Зева, темный лорд Резлус - ставленник Зентарима и истовый последователь Бэйна - возвел Башню Пустоты. Направляя атаки миньонов из сей твердыни, он вознамерился распространить власть свою на Долину Кинжалов.

Волшебница Лорин Ария поведала о сем четырем доблестным искателям приключений, просив тех избавить Долины от нависшей над регионом угрозы. Немедленно, герои устремись в глубины шахты Тетиамар, и фактически сразу же ступили в лагерь дворфов Светлого Меча, подвергшийся атаке гоблинов. Герои сумели отразить натиск, и Давеак Убийца Огров, предводитель рудокопов, поблагодарил искателей приключений за спасение, предупредив, что в сем руднике частенько случаются обвалы. Если верить легендам, каменная порода Тетиамара живет собственной жизнью.

Герои продолжили путь в глубины рудника, повстречали предводителя рудокопов, мастера Пакстона. Последний сообщил, что путь к Башне Пустоты ведет через Великие Врата, однако провожать к оным ему искателей приключений недосуг, благо хватает у него своих проблем. Изнуренные непрерывными атаками гоблинов, рудокопы клана восстали, не желая продолжать тщетные попытки отбить Тетиамар у заполонивших его монстров. Посему герои устремились в штольни к востоку от лагеря дворфов Гранстоун, разоряя стоянки гоблинов...

Дворфы, ворча, вернулись в рудник; герои же, следуя просьбе главного инженера клана Айера, занялись поиском запасных частей для горнодобывающих механизмов, испорченных гоблинами. Как оказалось, число последних в глубинных штольнях все еще оставалось велико...

В самый разгар поисков стало известно об исчезновении одного из рабочих, и дворфы зароптали вновь: нет, не стоило возвращаться в эти проклятые шахты!.. Герои сумели спасти пропавшего, вырвав его из лап гоблинов, но приходилось признать очевидное: шахты Тетиамара с каждым часом становятся все более и более опасны, ибо наводняют их миньоны Резлуса - гоблины, нежить... даже безумные дворфы!

Как выяснил Аейр, сородичей его сводила с ума пыль дриады, оказавшаяся в подземном водном источнике. Проследовав по течению оного, искатели приключений заметили гоблинов, отравляющих воду... а также отдающих им приказа зента... На теле последнего герои обнаружили серый мешочек с пылью дриады... в котором Айер с изумлением узнал вещь, принадлежавшую Пакстону! Неужто мастер рудокопов оказался предателем?!.

По пути к Великим Вратам Аейр поведал герою историю давнишней оккупации Долины Кинжалов Зентаримом, а также об освобождении региона Рандалом Морном. И сейчас верные Бэйну зенты вернулись, дабы вновь заявить о своих притязаниях...

Но когда Великие Врата распахнулись, изумленных дворфов атаковали рати гоблинов; последних удалось оттеснить, но множество воителей расстались при этом с жизнями. Разъяренный Айер не замедлил обвинить Пакстона в предательстве, велев стражам увести бывшего предводителя рудокопов.

...Чуть позже герои спустились в потаенные глубины Тетиамара, надеясь настичь отступающих гоблинов и сразить их предводителя, дабы пресечь постоянные атаки зеленокожих на подгорный Гранстоун. К удивлению своему, в кавернах, граничащих с Башней Пустоты, лицезрели они заключенного в клеть мастера Пакстона, а чуть поодаль - одного из рудокопов, Гарбо Среброуста, истинного предателя своего клана. Именно Гарбо подбросил пыль дриады в мешочек, принадлежавший Пакстону, и теперь пребывал в полной уверенности в том, что замыслам Резлуса касательно Долины Кинжалов суждено воплотиться в жизнь в самом скором времени.

Героям удалось вызволить Пакстона, и, ворвавшись в лагерь гоблинов, прикончить их вождя и Гарбо Среброуста, а также уничтожить запасы пыли дриады. Айер внимательно выслушал рассказ Пакстона о предательстве одного из их сородичей, после чего обратился к искателям приключений, выказав им искреннюю благодарность. Как следовало из наблюдений инженера, единственный путь на верхние этажи Башни Пустоты лежал через портал Красной Печати, охранял который могущественный страж-нежить.

Дабы бросить вызов последнему, героям пришлось немало потрудиться, исполняя поручения Аейра и создавая волшебный амулет, должный привлечь неживого стража. Для этого они спустились в склепы Башни Пустоты, где сразили немало нежити, питая новосотворенный амулет тлетворной силой сих тварей.

В преддверии неминуемой атаки гоблины возвели каменную стену вокруг Красной Печати. В направлении оной герои выступили наряду с дворфами клана Светлого Меча и, сокрушив стену, позволили героям проследовать в следующий чертог. В тяжелейшем противостоянии те одержали верх над могущественной нежитью, лордом черепов, после чего ступили в портал, рекомый Красной Печатью...

Герои обнаружили себя внутри Башни Пустоты... в окружении множества тифлингов. Последние разоружили пленников, бросили в одну из тюремных камер на нижних уровнях твердыни. Помимо незадачливых искателей приключений, в плену у тифлингов оказался бриганд по имени Девен Бель. Он-то и поведал героям, что предводитель тифлингов, Килкар Демонический Глаз, то и дело устраивает поединки между пленниками в Яме.

Похоже, пришло время разделить незавидную судьбу своих предшественников и нашим героям. Тифлинги, уверенные в собственном превосходстве, вручили им оружие, после чего сопроводили на арену. Лишь зрители заняли места, Килкар громогласно объявил о начале сражения, и четверку искателей приключений атаковали гоблины, нежить, фаэрлоки и тифлинги.

Герои одержали верх над противниками, и Килкар, недовольно поморщившись, приказал увести их обратно в камеру. А вскоре на пленников пришел взглянуть сам Резлус, полагавший, что оные - никто иные, как последователи Сайрика, стремящиеся разрушить его замыслы по захвату Долин. Приказав тифлингам отдать героев на растерзание драконорожденным, Резлус удалился...

А несколько часов спустя у решетки камеры возникла чародейка. Она пробормотала короткое заклятие, после чего исчезла... а решетка отворилась! Кем была их спасительна?.. Неужто одной из последовательниц Сайрика, атаки которой столь опасался Резлус?.. Не задумываясь особо над этим вопросом, искатели приключений вызволили из соседних камер иных заключенных, после чего атаковали не ожидавших подобного поворота тифлингов.

Видя, что сражение оборачивается не в пользу его миньонов, Килкар бежал... но вскоре вернулся с внушительным контингентом тифлингов и драконорожденных; перебив противников, герои лицезрели пред собою призрак одного из служителей Сайрика, Кроллана. Последний подтвердил, что из темницы их действительно вызволила чародейка = предводительница служителей Сайрика. И она - Незра - может оказать героям неоценимую помощь в противостоянии Резлусу и его бэйнитам.

Покинули подземелья Башни Пустоты, герои устремились в сеть подземных каверн под горами Пустынного Зева, и вскорости достигли лагеря служителей Сайрика. Незра встретила их с откровенным недоверием; чародейка освободила героев лишь затем, чтобы отвлечь внимание стражей-тифлингов и нанести удар по оплоту Резлуса... но если вчерашние пленники сами предлагают объединить усилия для низвержения культа Бэйна в Долинах - подобной возможностью грех не воспользоваться.

Перво-наперво Незра велела искателям приключений разыскать в сети пещер под горами Пустынного Зева исчезнувшие патрули зентов, верных Сайрику. Но даже успешное выполнение сего поручение не заставило новых "союзников" доверять искателям приключений; тем не менее, Незра указала им на тайный подгорный портал, посредством которого можно оказаться на самой вершине Башни Пустоты.

Ступили в оный как наши герои, так и последователи Сайрика, ведомые Незрой, гномы Светлого Меча под началом Айера и освобожденные бриганды, верные Девену Белю. У Алтаря Бэйна, на вершине Башни Пустоты, высящейся над горными вершинами, их встретил сам Резлус - ставленник Фзоула Чембрила, Тирана Лунного Моря - наряду со множеством драконорожденных.

В последовавшем яростном сражении пали Незра и Айер, а на помощь Резлусу явился союзник бэйнитов - древний красный дракон Инцендиус. Искатели приключений сумели повергнуть Резлуса, и, умирая, тот приказал дракону сжечь селения Долины Кинжалов дотла.

Недолго думая, один из героев спрыгнул на спину Инцендиусу, устремившемся прочь от Башни Пустоты, и, сумев добраться до головы рептилии, погрузил зачарованный клинок ей в глаз. Бестия забилась в агонии... сбросила героя со спины...

...и тот наряду с товарищами обнаружил себя у замка Долины Кинжалов, пред светлым ликом Лорин Арии, чья волшба спасла его от верной гибели. Волшебница поздравила героев с одержанной победой, назвав их истинными защитниками Долины Кинжалов... но в следующее мгновение пала, ибо спину ее пронзил кинжал. Чародейка Незра - сестра убиенной Лорин, криво усмехнулась, заметив отразившееся на лицах четверки героев изумление. Каким-то чудом она сумела выжить в противостоянии с Резлусом и ныне собиралась немедленно воплотить в жизнь собственные замыслы.

Незра поведала бывшим союзникам, что Лорин - бывшая жрица Бэйна, выступавшая некогда ближайшей сподвижницей Резлуса. Неведомо, какими мотивами она руководствовалась, нанимая искателей приключения для устранения владыки Башни Пустоты. Но теперь твердыня сия принадлежала служителям Сайрика, и многочисленные отряды оных уже приближаются к Долине Кинжалов, дабы заявить о правах на регион.

Похоже, противостояния с Зентаримом не избежать. Даже расколовшаяся надвое, фракция сия сохраняет влияние в землях у Лунного Моря. А, стало быть, ныне героям предстоит сражаться за собственную жизнь... Обнажив клинки, они изготовились к бою...

Раскол. Арена войны

Раскол случился в Забытых Королевствах, и Абейр и Торил, некогда воссоединившиеся, ныне вновь разделяются, и все возвращается на круги своя. Эпоха Потрясений завершается, и божества всеми силами стремятся заполучить сферы влияния в новом пантеоне. Надеясь обрести благосклонность Ао и обрести как можно большую власть под миром смертным, божества направляют в Королевства своих Избранных - мирян, даровано которым невероятное могущество. Темные боги, в свою очередь, направляют в мир Архиврагов Королевств, дабы сеяли те страх и сомнения. Об одном из Избранных и пойдет наш рассказ, ибо противостоит он безжалостным Архиврагам, сражаясь во благо Забытых Королевств.

На Побережье Мечей повстречал он пожилого паладина, Истеваля, поведавшего о том, что в Крепости Свечи - истинном хранилище знаний Королевств - пребывает лич. Избранный, однако, проявил разумную осторожность, и, понимая, что бросать открытый вызов личу преждевременно, счел за благо заняться проблемой меньшего масштаба, а именно ответить на зов мирян Берегоста и помочь тем справиться с кобольдами, заполонившими городские канализационные стоки.

Покончив с кобольдами и их предводителем, королем Опаком, герой вернулся во Врата Бальдура, где Истеваль, поздравив его с одержанной победой, заметил, что некое зло пребывает в башне Дурлага, и наверняка то не простые расхитители гробниц.

Покинув город, Избранный устремился к помянутой башне, где некогда Дурлаг Убийца Троллей был заточен наряду со своими сокровищами и своими же стражами. Но ныне твердыню захватили иллитиды, пришедшие из Подземья, и герою пришлось нелегко, сражаясь как с прорицателями разума, так и с безвольными рабами их, и с нежитью в склепах, где покоилось тело самого Дурлага.

Истеваль не ожидал, что обитатели Подземья столь явно посмеют воспользоваться смутой, царящей в Королевствах, однако приходилось принять оную как факт. Ибо и во Вратах Бальдура неспокойно - череда убийств прокатилась по городу, и повинна в них одна из фракций местной воровской гильдии. Герой атаковал головорезов; те отступили в канализационные стоки, где, как оказалось, находился их союзник - бихолдер, наряду с которым рассчитывали воры прибрать к рукам власть в городе.

Увы, замыслам их не суждено было воплотиться в жизнь, и Истеваль, поблагодарив Избранного за раскрытие зревшего во Вратах Бальдура заговора, направил его в Лес Острых Зубов, куда бежали выжившие воры. Помимо последних, обитали в чащобах гоблины, весьма недружелюбно относящиеся к чужакам, дерзающим ступать в их владения. Перебив как гоблинов, так и гноллей, Избранный разыскал разбойников, атакующих окрестные селения, положил конец их существованию.

Истеваль обратился к герою с личной просьбой: великое зло угнездилось в крепости Лорда Утра, священного оплота ордена паладинов. Сей монастырь, попавший под действие страшного проклятия, оказался покинут, и ныне властвовала здесь нежить. Спустившись в темные подземные склепы, Избранный покончил с личом, служителем Оркуса, сняв тем самые проклятие со святой обители.

Истеваль, поблагодарив героя за помощь, предупредил его, что однажды лич непременно вернется, ведь филактерия его так и не уничтожена. Но покамест паладин просил Избранного покончить с гоблинами и троллями, захватившими крепость Крагмир... Что и было сделано: герой сразил обитателей твердыни, и когда пал предводитель монстров - один из троллей, оставшиеся в живых твари бежали...

Герой же, следуя воле Истеваля, выступил на Поля Мертвых, где Избранный Велшаруна поднимал армию нежити. Здесь, в гробницах под холмами, пребывают сокровища сотен древних воин... ровно как и стражи - бездушные мертвяки!.. Помимо нежити, на древнем захоронении означились и гоблины, вознамерившиеся разграбить могилы усопших.

Покончив как с монстрами, так и с нежитью, искатель приключений вернулся во Врата Бальдура, где паладин поведал ему, что Избранный Велшаруна - никто иной, как лич, наряду с миньонами своими проникший в Крепость Свети, дабы разыскать древние фолианты, повествующие о предвечных тайных.

В стенах твердыни герой столкнулся со множеством ящеролюдей, наверяка пребывающих под магическим принуждением. Покончив с бихолдером, Избранный проследовал в потаенные чертоги, где прежде лич, сразил сего Архиврага Королевств.

Конечно, последних немало, и замыслы их продолжают претворяться в жизнь по всему Фаэруну. Так, праздновать победу над Избранным Велшаруна не приходилось, ибо Истеваль просил героя как можно скорее выступить к Замку Драконьего Копья, происходит в котором нечто ужасающее.

Покинув Врата Бальдура, Избранный выступил по Торговому Тракту в сторону помянутой твердыни. По пути пришлось ему сразиться с гоблинами, атакующими следующих из Дорожной Гостиницы странников. Внутри замка путь герою преступили мертвяки, ведомые личом-некромантом, который, в свою очередь, исполнял приказы разумного костяного когтя, Борна.

Присутствие столь могущественного мертвяка в Замке Драконьего Копья весьма встревожило Истеваля, и наряду с Избранным паладин устремился в Глубоководье, дабы встретиться со своим давним сподвижником; быть может, удастся выяснить что-либо о происходящем в окрестностях Торгового Тракта?..

Истеваль советовал герою не вмешиваться в неприятности, однако Избранный не внял доводам паладина, и, лишь прослышав о монстрах, расплодившихся в городских стоках, спустился в оные. Здесь сразился он со множеством кобольдов, которые в отчаянии пробудили древнего голема.

Покончив как с конструктом, так и с кобольдами, герой вернулся в город, где встревоженный Истеваль признался, что появление столь большого числа противников обескураживает... Впрочем, в нынешнюю Эпоху Потрясений, длящуюся уже более столетия, хаос снедает Королевства... Паладин просил Избранного выступить к близлежащим Топям Ящеров, откуда на окрестные селения выступают силы ящеролюдей. Означились на болотах и разбойники; наверняка именно они некими действиями своими привели ящеролюдей в ярость...

Довольно скоро Избранный выяснил, что осквернили головорезы святилище ящеролюдей; ступив внутрь сих руин, герой покончил с разбойниками, но случившееся в топях подтвердило подозрения Истеваля: некто - или нечто - стоит за угрозами, воспрявшими повсеместно на Побережье Мечей. Согласно имеющимся у паладина сведениям, след ведет в Лес Троллей.

В сем направлении и выступил герой; ступив в чащобу, сразился он со множеством троллей. Как и предыдущие противники, монстры в Лесу Троллей были чересчур хорошо организованы, но кто же верховодит ими?.. Полководец троллей пал, так и не открыв герою сию тайну, и Истеваль предположил, что, возможно, им может помочь лич Джесува, ведающая подобные секреты.

Пребывает она в Залах Молота, куда не преминул выступить Избранный. В узком ущелье близ оных сразил он с дерзнувшими устроить засаду гоблинами, после чего спустился в древние руины, кишели в которых мертвяки и конструкты, созданные темной магией. Джесува, недовольная вторжением в ее жилище, поведала, что ответы на вопросы, заданные Избранным, следует искать в Туманном Лесу, севернее на Побережье Мечей.

Гоблины, населявшие лес, нападали на фермерские угодья близ Крепости Кинжалов наряду с ящеролюдьми, похищавшими у мирян домашнюю скотину. Сразив вождя племени гоблинов, Избранный ступил в древние руины, пребывающие в сердце чащобы, пребывал в которых бихолдер Какста'Накс.

Нападения гоблинов на поселенцев близ Торгового Тракта прекратились, а Истеваль тем временем сумел выяснить местонахождение истинного противника Избранного, верховодящего силами Тьмы на Побережье Мечей. Так, герой устремился к Гробнице Девы, попутно расправляясь с кобольдами, орудующими на Торговом Тракте. И, спустившись в недра гробницы, узрел создание, под чьим контролем находились разумы кобольдов - иллитида!

Последний счел за благо бежать в Подземье, а Истеваль поведал герою по возвращению того в Глубоководье, что прорицатель разума был никем иным, как Фун Хуумом, Избранным Сайрика! Замыслы бога раздора по созданию хаоса во Вратах Бальдура и на Побережье Мечей не осуществились, однако паладин высказал опасения, что иллитид вполне может вновь напомнить о себе... в северных землях.

И действительно: вскоре города достигли слухи о том, что разбойники и кобольды воспряли близ Грюнвальда; Избранный и Истеваль, покинув Глубоководье, устремились к Дикому Порубежью, где ступили в чащобы Леса Лурк. Разбойники, обитавшие в оном, поведали герою о кобольдах, наносящих удары по окрестным поселениям и обитающих в лесных пещерах. В недрах каверн означился старый знакомец - иллитид Фун Хуум; сразив прорицателя разума, Избранный удостоверился тем самым в том, что замыслы безумного бога Сайрика нескоро воплотятся в жизнь...

А пока путь его лежал к рудникам Мирабара, которые неожиданно заполонили гоблины; возможно, сие - лишь совпадение, а, быть может, и нет... Сразив немало гоблинов и разбойников, Избранный спустился в глубин рудников, покончил с гоблином-шаманом, направляющим в битву своих сородичей. Гоблинов удалось оттеснить в пещеру, служившую им импровизированным "тронным залом", пребывал в котором огромный бихолдер.

Но и тот пал в противостоянии с Избранный; Истеваль постановил, что должен обсудить ситуацию, сложившуюся в северных пределах Побережья Мечей, со своим орденом, а покамест предложил герою заняться поиском приключений и спуститься в близлежащее Подземелье Смерти. Об оном ходило немало слухов: и о древнем проклятии, и о несметных сокровищах...

Избранный спустился в занятые нежитью темные тоннели, где лич-некромант творил мертвяков, принялся за планомерную зачистку подземелья от нежити. После чего, оставив Подземелье Смерти, устремился к близлежащему Холму Беруна, под которым, если верить легендам, погребен дворф в золотых доспехах.

Увы, кобольды, разбойники и расхитители гробниц успели проникнуть в недра захоронения, и теперь выступили против Избранного, вознамерившегося лишить их законной добычи... Истеваль предположил, что силы зла отчаянно пытаются отыскать золото, необходимое им для создания армий, и предложил герою вернуться на юг, во Врата Бальдура.

По пути двое разбили лагерь близ подземелья, известного как Старый Совиный Колодец. Спустившись в недра оного и сразив как големов, нежить, так и расплодившуюся слизь, Избранный наряду с сопровождающим его паладином обнаружили следы миньонов темных сил. Да, последние не дремлют, пробуждая древнее зло повсеместно в Забытых Королевствах. Необходимо как можно скорее вернуться во Врата Бальдура, ибо слишком много сил вовлечены в борьбу за передел сфер влияний, и когда завершится Раскол, взору смертных предстанет мир, весьма и весьма изменившийся...

Легенды Побережья Мечей

По завершении Смутного Времени эльфийская богиня Сеханайн Лунный Лук оплакивала небожителей, павших в Войне Богов. Из глаза ее выкатилась Лунная Слеза – реликвия, обладающая толикой могущества Сеханайн. Лунная Слеза была сокрыта эльфами... но не позабыта миром.

Столетие назад два брата – ученый и воитель – попытались отыскать исчезнувшую реликвию, и для достижения сей цели основали гильдию искателей приключений – орден Пылающей Зари. Надеялись они принести с помощью Лунной Слезы свет в мир, исполненный тьмы... Однако вскоре оба брата исчезли, и изначальная цель создания гильдии была позабыта.

Орден Пылающей Зари существует и по сей день, в 1486 году по Долинному Летоисчислению, и герой нашего рассказа – один из недавно принятых в гильдию сию искателей приключений. Набольшие назначили ему охрану небольшого торгового каравана, следующего по Высокой Дороге от Невервинтера к Лускану. Вот только с тех самых пор, как караван выступил в путь, героя еженощно снедали ужасающие кошмары.

Во сне зрел он оплот гильдии, пребывающий в огне, и облаченных в темные доспехи рыцарей, ступающих в здание. Наряду с иными искателями приключений – жрецом Гиллом, воровкой Недди и воином Белами Искусные Пальчики – герой разил безжалостных противников; дабы не сгореть заживо, спустились они в подвалы здания, соединяющиеся с подземными тоннелями. Здесь присоединился к ним дворф Арнакс, также принадлежащий к гильдии, и впятером искатели приключений, преодолевая ожесточенное сопротивление означившихся в тоннелях рыцарей, устремились к выходу из оных, находя в коридорах изуродованные, мертвые тела друзей и товарищей по гильдии... Но возник пред ними огромный демон, постановивший, что выступают они на одной стороне, и чтобы осознать это, герою надлежит сыграть свою роль. Обнажив клинок, Белами устремился к демону...

...и герой проснулся в холодном поту. Торговый караван встал лагерем в холмах поблизости от Высокой Дороги; до Лускана оставался еще день пути. Наемница-дворфка Джархильда Каменная Кузня, верховодящая охраной каравана, призналась герою, что кошмар снедал и ее, и халфлинга Белами... Неужто все они зрели один и тот же сон – или же то было видением, предзнаменованием?..

Караванщики готовились выступить в путь; Белами же устремился дальше по тракту, дабы разведать путь – не затаились ли на нем лихие разбойнички?.. Обещав Джархильде, что разыщет халфлинга, искатель приключений выступил по следам его...

Белани обнаружился неподалеку; он только что закончил сражение с двумя разбойниками, и теперь трупы последних остывали у его ног. Но, как оказалось, противостояние еще не завершилось, и иные лиходеи устремились к герою и товарищу его, атаковав. В сем сражении на сторону героя встали невесть откуда взявшиеся путники – эльфийка Иллидия Маэтеллин, жрица Сеханайн, и дворф Ларетар Галгрин, ее друг и телохранитель.

Иллидия поведала новым знакомым, что то – не просто разбойники, но наемники, в задачу которых входит расправа над членами гильдии Пылающей Зари. И, поскольку герой, Джархильда и Белами входят в сей орден, они и стали целью нападавших. «Мы пытаемся разыскать караван, который был атакован час назад», - говорила эльфийка. – «Его также сопровождали двое членов Пылающей Зари!» «Наверное, это караван моей сестрицы Брин!» - встрепенулся Белами. «Мы надеялись, что сможем пресечь нападения, или, по крайней мере, спасти сопровождавших тот, второй, караван, но, боюсь, опоздали», - скорбно молвила Иллидия. – «Но, возможно, мы сумеем помочь вам избежать подобной участи». «В окрестностях немало наемников», - добавил Ларетар. – «Должно быть, где-то поблизости находится их оплот».

Иллидия и Ларетар вызвались присоединиться к искателю приключений и и Белами в поисках укрывища противника; быть может, удастся узнать, с какой целью происходят нападения на входящих в орден Пылающей Зари. Обыскав пещеры близ Высокой Дороги, в одной из них герои действительно обнаружили логово наемников.

Не тратя времени на излишние разговоры, они расправлялись со всеми встреченными на пути – как с головорезами, так и с гоблинами, которым сии пещеры принадлежали изначально. Но те приняли от наемников немалую мзду за право находится в кавернах, потеснились... и сейчас поплатились за это, сраженные разгневанными воителями Пылающей Зари и их новыми союзниками.

Стоя на краю утеса в одной из обширных пещер наблюдали герои, как в нижней каверне Верховный командующий силами наемников, назвавшийся Джавеном Тармикосом, приказал казнить своему подначальному, темному эльфу Банагару, двух захваченных в плен воителей Пылающей Зари, выступавших охранниками помянутого прежде Иллидей каравана, не преминув обвинить обоих в демонопоклонничестве. После чего покинул пещеры, велев Банагару безжалостно расправляться с членами ордена Пылающей Зари, коль угодят те к нему в руки.

В неистовой ярости Белами устремился прочь по коридору, надеясь прикончить и дроу, и его набольшего. Встревожившись, герои последовали за товарищем, расправились с дерзнувшими преступить им путь гоблинами во главе с вождем Траксом Воющим Языком. По пути освободили они из заточения молодого чародея, Хоммета Шо, который незамедлительно примкнул к небольшому отряду.

Но опоздали: когда герои достигли пещеры, оставался в которой Банагар, зрели они, как темный эльф, предав несчастного Белами огню, сбросил тело его в пропасть. «Именем Хельма я называют тебя Порождением Бездны!» - возвестил дроу, после чего наряду с наемниками выступил против проследовавших в пещеру героев...

В противостоянии наемники оказались перебиты, а темный эльф был тяжело ранен. Герой покамест оставил его в живых, а Иллидия поинтересовалась, что может связывать служителя Хельма, принадлежащего к ордену Рыцарей Позолоченного Ока, с бандой наемников, и почему целью тех стала гильдия Пылающей Зари. Банагар, однако, отвечать на вопросы пленителей наотрез отказался, заявив лишь, что исполняет волю Хельма, и лишь она направляет его руку – против служителей Бездны, коими воители Пылающей Зари и выступают. По неведомой причине в факте сем дроу был уверен безоговорочно.

Ларетар предлагал прикончить хельмита здесь и сейчас, однако герой велел дроу убираться прочь. Сир Банагар, не ожидавший от пленителей своих подобного проявления чести, был удивлен, однако судьбу испытывать не стал, почему счел за благо поскорее ретироваться. К сожалению, герои так и не сумели понять, что послужило причиной нападения нанятых хельмитами головорезов на членов гильдии Пылающей Зари. Единственной зацепкой служила случайно брошенная дроу фраза о том, что члены гильдии зрят странные сны... Возможно, служителям Хельма ведом источник подобных пугающих грез?..

Покинув пещеру, герои вернулись к каравану, где рассказали о случившемся Джархильде. Узнав о судьбе Белами, дворфка помрачнела; впрочем, неистовый халфлинг всегда бросался в бой, очертя голову... за что и поплатился теперь... Иллидия предложила новым знакомым продолжить путь и поспешить к Лускану, ибо у врат города разбит их лагерь, в котором смогут они передохнуть и решить, каков станет следующий шаг. К тому же, в Лускане проживает сподвижник – прорицатель, который и предупредил ее о грядущих атаках на караван.

Так и поступили. Дальнейший путь во Высокой Дороге прошел без происшествий, и вскоре караван достиг врат Лускана. Герой слышал о том, что на протяжении большей части своей истории город сей был прибежищем воров, разбойников и контрабандистов, и приготовился к грядущим потокам угроз, лживых улыбок, обманов и взяток. Ведь в Лускане «стражи» - лишь продажные головорезы, не более. Однако, если верить историям Ларетара, преступники в Лускане – меньшее из зол, ведь в так называемых «канализационных стоках» города – руинах древнего Иллуска – обитают кровожадные монстры.

Достигнув лагеря Иллидии и Ларетара, герои остановились на ночлег. Смерть Белами донельзя угнетала, однако союзники все же попытались заснуть, зная, что поутру их ожидают улицы знаменитого Города Парусов...

Но ночью герою привиделся очередной кошмар. Горящее селение, члены гильдии, сожалеющие о том, что никогда боле не смогут вернуться домой... и сир Банагар, обратившийся к воителям Пылающей Зари, возвестив: «Готовьтесь к свершению правосудия, чада Бездны! Ибо служите вы Безумному, Поглощающему Надежду, Страшному Генералу Бормочущих Орд!.. Да, вы поступили умно – сохранили мне жизнь, чтобы посеять в разуме моем сомнение. Но здесь сомнениям нет места! Лишь путь, которым надлежит следовать! Мир погибает в огне или в тени, и в сердце сего находитесь вы. Мой орден был прав, надзирая за вами. Прав, решив с вами покончить».

Он исчез, а герою и сопровождавшим его в сих грезах спутникам предстало иное видение – темный эльф, облаченный в роскошные алые одеяния, и несчастный Белами, тело которого поглощало пламя. «Пришли узреть рождение нового бога?» - осведомился дроу, и разуме героя возникло имя – Тасиллис. – «Жертва халфлинга сделала это возможным». «Я умер без причины, в гневе и боли», - отвечал Белами. – «Так же, как погибнет и мир. Этому суждено произойти». «Он умер, потому что это должно было случиться», - назидательно произнес дроу, обернувшись к воителям Пылающей Зари. – «Он был фигурой на доске в игре между богами и демонами».

Поутру герой поведал о кошмаре спутниками, и заметила Иллидия, что кошмары сии могут оказаться пророческими – возможно, некто таким образом пытается связаться с остающимися в живых воителями Пылающей Зари, и надлежит узнать, кто это и какие цели преследует. Однако им следует незамедлительно заняться делами насущными и разыскать в Лускане чародея-провидца Соронила Полуденную Тень, просившего прежде привести к нему выживших членов гильдии, если таковые означатся.

Снявшись с лагеря, герои устремились к видневшимся неподалеку стенам Лускана. Дабы укрепить взаимное доверие, каждый из них поведал товарищам о собственном прошлом. Ларетар рассказывал, что родился в семье торговцев в Вестгейте, у Моря Упавших Звезд; отец занимался контрабандой, и однажды был убит сподвижниками по ремеслу, а мать с семьей с первым же караваном устремилась на запад, к Городу Парусов, где и осела. Семья Джархильды была родом из Мифрилового Зала, оставила его, когда на подгорное королевство напал черный дракон, но вернулась после подписания мирного договора между королем Бренором Боевым Молотом и орками Множества Стрел; однако незадолго до рождения Джархильды мать ее устремилась в Мирабар, дабы основать там кузню, которая впоследствии стала приносить хороший доход. Что до Хоммета, то родом тот из фермерской семьи, проживающей в небольшой деревушке близ Длинной Седловины, однако он был слишком мал, чтобы помогать по хозяйству, и «любящие родители» отдали его дядюшке Кипперу – эдакий обмен сына на сына... Иллидия призналась, что посвятила себя поискам Лунной Слезы – реликвии, утраченной десятилетия назад, когда дроу атаковали родное селение эльфийки; чувствуя вину за то, что в недомыслии своем указала темным эльфам путь к святыне, где содержалась Лунная Слеза, Иллидия надеялась искупить вину, отыскав артефакт богини Сеханайн.

Вскоре герои достигли наглухо закрытых врат Города Парусов, у которых уже появился небольшой лагерь беженцев, странников и торговцев, ожидающих допуска в город, который ныне происходил исключительно по пропускам. Как оказалось, стражам был отдан приказ тщательно проверять всех, пытающихся пройти в Лускан, в поисках принадлежащих к Ордену Пылающей Зари.

Впрочем, герои сумели отыскать у городских стен проход в канализационные стоки, примыкающие к руинам Иллуска и ныне занятые головорезами-оборотнями, именующими группировку свою «Мертвыми Крысами», наемниками и дроу из Бреган Д’эрт. Последние охотились на оборотней, желая распространить влияние свое на сии подземные пределы.

Миновав стоки, искатели приключений достигли торгового квартала Лускана, и Ларетар устремился к таверне «Сабля», где – предположительно – и дожидался их лунный эльф Соронил. Путь их проходил мимо здания лусканско ветви гильдии Ордена Пылающей Зари, но оное ныне было разорено рыцари Позолоченного Ока.

Хозяин «Сабли» поведал Иллидии, что буквально несколько часов назад по душу эльфа явились хельмиты, а также лусканские наемники. Соронилу удалось улизнуть, и наверняка скрывается он от преследователей где-то в городе. Но в недолгом противостоянии эльф ранил одного из наемников, принадлежащего к Кораблю Барам, и остается тот в комнате таверны, дожидаясь лекаря. Навестив помянутого индивида и допросив, выяснили герои, что рыцари наняли их для поиски эльфа, а о целях своих хельмиты не распространялись. Однако ведали они, что у Соронила есть несколько убежащ в городе, и теперь наемник, справедливо опасаясь за свою жизнь, передал визитерам карту, на которой убежаща сии были обозначены.

Искатели приключений сумели отыскать эльфа в одном из его убежищ как раз вовремя: Соронила окружили наемники-лусканцы Корабля Барам, ведомые одним из рыцарей Позолоченного Ока. В противостоянии головорезы оказались перебиты, и Иллидия представила эльфу героя и Джархильду как выживших членов Ордена Пылающей Зари – возможно, последних. «Все происходящее донельзя странно», - заметил Соронил. – «Позолоченное Око искоренияет демоническую скверну повсеместно на Побережье Мечей, но в политику гильдий хельмиты обычно не лезут. В вам ничего демонического я не вижу, стало быть, причина атак в чем-то другом. Если верить слухам, маг по имени Маферил изучал историю Пылающей Зари».

Хоммет признался, что Маферил был его наставником, но отправил его в Невервинтер. Юноша возвращался в Лускан, ибо узнал об убийстве чародея – предположительно, стоит за злодеянием Братство Арканы. Однако Хоммет знал, что где-то в руинах Иллуска пребывает тайная библиотека Маферила, а маг предавал пергаменту буквально все знания, которыми обладал. Вполне вероятно, что отыщутся в ней и сведения об истории ордена.

Соронил добавил, что если некромант – а Маферил, вне всяких сомнений, посвятил себя изучению именно этой отрасли магии, - и обустроит где-то свое логово, то наверняка под городским погостом, близ трущоб. Эльф, будучи торговцем информации, сознавал, что нападения рыцарей Позолоченного Ока на воителей Пылающей Зари по меньшей мере странны, посему желал разгадать сию тайну не меньше самих героев. Обещав, что навестят его в «Сабле» как только узнают что-то, заслуживающее внимания, герои покинули укрытие Соронила, устремившись к району трущоб в северных пределах Лускана.

Мокрый снег, студеный ветер да неупокоенные на погосте... Что еще может желать искатель приключений?.. Заглядывая в мавзолеи и спускаясь в катакомбы, герои искали нечто, хоть отдаленно походящее на убежище некромантов... и в одном из подземных чертогов им улыбнулась удача, ибо Хоммет узнал глифы, начертанные на каменном полу. Наверняка это и есть вход во владения Маферила, надлежит лишь провести колдовской ритуал, дабы пробудить магию глифов к жизни!

По требованию молодого чародея герои разыскали и доставили ему необходимые для ритуала компоненты – могильную пыль, черную свечу, хрустальный сосуд и зуб огра-зомби, и Хоммет с энтузиазмом приступил к волшбе... Магия ожила... переместив пятерых искателей приключений в тайный лицей Маферила, где прежде искусству некромантии обучалось немало послушников, но всех их чародей по неведомой причине выставил за дверь незадолго до своей гибели.

Странно, но в результате проведения ритуала Хомметом они переместились в отдаленные пределы лицея – туда, куда Маферил помещал чужаков на верную гибель. Возможно, ученик некроманта допустил ошибку в речетативе двеомера... Как бы то ни было, героям с боем пришлось прорываться через сонм нежити да гибельные ловушки, дабы достичь библиотеки... где предстал им призрак некроманта.

Пребывая в ярости от осознания собственной кончины, тот атаковал, однако героям удалось одержать верх над духом, и тот согласился поделиться сведениями о гильдии Пылающей Зари, коими располагал... и к которой, как оказалось, принадлежал при жизни. «Наша гильдия была основана около столетия назад двумя братьями – Ротом и Гаретом Зареходами», - вещал дух. - «Они узнали легенду о камне – о слезе эльфийской богини луны, и полагали, что артефакт сей покончит со страданиями мирян Торила».

«Именно эту реликвию я и ищу», - молвила Иллидия, и, обратившись к герою и Джахейре, добавила: «Похоже, наши пути пересеклись по целому ряду причин». «Братья заключили сделку с демоном Белафоссом, который предстал им в иллюзорном облике духа удачи», - продолжал рассказ Маферил. – «Суть сделки: их верность в обмен на помощь в обнаружении Лунной Слезы». «Вот почему Позолоченное Око преследует нас!» - воскликнул герой, однако призрак возразил: «Я не стал бы утверждать наверняка... Демон боле не оказывает влияния на членов гильдии. Ведь тогда, столетие назад, она все расширялась, а влияние Белафосса все более и более сводило братьев с ума. Но один из братьев, Гарет, сумел удержать свой угасающий разум... дольше. Он понял, что происходит... и попытался прекрать безумие, напав на Рота, которого уже к тому времени поглотила скверна. В наших архивах нет записей об этом... Но в противостоянии оба брата погибли, ознаменовав таким образом завершение сделки с демоном. Белафосс забрал их души, даровав гильдии свободу. Потому происходящее теперь не связано напрямую с теми событиями».

Дух Маферила сотворил портал, проследовав через который, герои вновь оказались в своем лагере, разбитом у стен Лускана. Услышанное в подземельях повергало разум в смятение, заставляя терзаться вопросами. Действительно ли хельмиты преследует воителей Пылающей Зари из-за однажды заключенной сделки с демоном? И правда ли, что члены гильдии ныне свободны от влияния его и вольны сами решать свою судьбу?

Ночью герою и Джархильде вновь предстал кошмар. Пребывали они наряду с товарищами – уже отошедшими в мир иной – в таверне «Сабля». Дощатый пол устилали мертвые тела, а в комнатах звучал бесконечный, монотонный речетатив: «Луна взывает к тебе... Луна взывает к тебе...» Белами, стоящий за барной стойкой, поведал, что демоны продолжают преследовать их, связанных единой целью, но не кровью. «Вроде бы я слышал где-то эту фразу», - задумчиво произнес герой, и халфлинг подтвердил: «Она была сказана столетие назад худшими людьми и более старейшими сущностями, нежели ты».

Пробудившись, герой рассказал о кошмаре товарищам, и Иллидия предположила, что, возможно, ужасающие сны каким-то образом относятся к связи гильдии с Белафоссом. Дабы определить, как надлежит действовать теперь, искатели приключений вернулись в «Саблю», где поведали о встрече с духом некроманта Соронилу.

«Лунная Слеза – реликвия эльфийской богини Сеханайн», - ободряюще улыбнулась Иллидия герою, когда закончил тот свой рассказ. – «Уверена, сила богини сможет избавить вас от кошмаров». «Нет, нет», - возразил Соронил. – «Слухи говорят, что эта реликвия принадлежит Сеханайн. Но даже если и так, она утрачена дестилетия назад. Она может быть проклята, лишена силы или же просто уничтожена временем». Однако Иллидия настаивала, что Слеза Луны – их единственная надежда на исцеление разумом выживших членов гильдии, и Соронил признал, что в словах эльфийски есть резон.

«Я слышал о Белафоссе», - произнес он. – «Этого балора называют Белафоссом Безумным, он – полководец в армии Демогоргона, Принца Демонов, и обитает на 88 уровне Бездны, который именуется «Раззявленной Пастью». Обычно демоны, в отличие от дьяволов, не заключают договоров со смертными. И слова свое держать не любят. В том, что он заключил сделку с основателями гильдии, смысла мало, но если это произошло, полагаю, что после гибели тех влияние демона на входящих в орден не исчезло. Стало быть, если хельмиты считают, что гильдия связана с демонами, для них это достаточная причина, чтобы атаковать воителей Пылающей Зари. Возможно, у них есть веские доказательства, а, быть может, они просто фанатичны».

Соронил сообщил визитерам, что, согласно недавнему донесению его информатора, еще один из членов гильдии Пылающей Зари сумел выжить при нападении хельмитов, и ныне скрывается где-то. Информатор также сообщил об одной воительнице Позолоченного Ока, оставившей орден и бежавшей в Лускан, дабы попытаться связаться с кем-либо из Пылающей Зари. Прежде, чем бывшие собратья разыщут ее, сделать это надлежало искателям приключений – наверняка беглянка обладает сведениями, кои направят их по верному пути, и, возможно – дадут понимание происходящего.

Хельмитка – Раисса - схоронилась в разрушенном оплоте гильдии Пылающей Зари в Лускане, полагая, что бывшие сподвижники о ордену и не подумают искать ее там. Прежде, чем поделиться информацией, она потребовала, чтобы герои обеспечили ей возможность безопасно покинуть город, и те обратились за помощью к местным контрабандистам, оплатив их услуги.

«Верховный командующий и основатель Позолоченного Ока Джавен Тармикос приказал заточить одну из ваших в подземельях своего оплота», - поведала Раисса героям, когда вопрос с контрабандистами был улажен. – «Мне знакома она, и я знаю, что она не может состоять в союзе с демонами. Она сказала, что входит в Орден Пылающей Зари, а зовут ее Брин Искусные Пальчики». Именно Брин убедила Раиссу в неправедности действий хельмитов, и женщина бежала, дабы отыскать союзников пленницы, ведь неведомо, по какой причине командующий решил сохранить ей жизнь.

Замок Тармикоса пребывает в Лесу Невервинтер, к востоку от Лускана, и именно туда устремились герои, надеясь, что спасти сестру несчастного Белами еще не поздно. Джавен Тармикос входил прежде в Орден Перчатки, однако решил, что отношение собратьев к демонам и демонопоклонником слишком мягкое, посему основал собственную организацию, вера членов которой была поистине фанатична, а методы – жестоки. Хельмиты Позолоченного Ока поклялись искоренить всякое демоническое влияние в мире, и к цели этой шли, не взирая ни на что.

Посему герои, противостоя преступившим им путь рыцарям, вершащим злодеяния во имя Хельма, не терзались сомнениями о праведности действия тех, и расправлялись с хельмитами столь же методично и жестоко, как искореняли те наемников Пылающей Зари. Следуя по залам и коридорам старого оплота, ныне занятого миньонами Тармикоса, герои разили противников, верша отмщение за содеянное теми прежде.

В одной из тюремных камер они действительно отыскали Брин; последяя призналась, что рассказала хельмитам о своих ночных кошмарах, но не ведает, что замышляют рыцари Позолоченного Ока – знает лишь, что нечто масштабное...

Вернувшийся в оплот Тармикос приказал подначальным запереть врата, ведущие в тюрьму, и героям пришлось бежать из крепости через обнаруженный в темнице тайный ход, ведущий в древние катакомбы. Здесь атаковали их ассасины, принадлежащие к Позолоченному Оку, ведомые халфлингом Джессией.

Покончив с противниками, герои вернулись в Лускан... где узнали от Соронила, что орден Позолоченного Ока нанес удар по городским трущобам, и, согласно слухам, ревнители-хельмиты ищут последних выживших воителей Пылающей Зари. Брин припомнила, что, находясь в заключении, слышала, как пленители ее говорят о том, что в трущобах некие индивиды скупают оккультные компоненты; наверняка хельмиты сделали вывод, что предполагаемые демонопоклонники сии принадлежат к ордену Пылающей Зари.

Поспешив в трущобы, герои с ужасом лицезрели сошедшихся в противостоянии хельмитов Позолоченного Ока и демонов Бездны, ступивших в смертный мир. Силами хельмитов верховодил сир Банагар; смерив воителей оценивающим взглядом, он предложил объединить усилия и покончить с культистами, призывающими демонов в мир.

Так, хельмиты наряду с воителями Пылающей Зари отыскали злокозненных культистов-дроу, укрывающихся в трущобах и призывающих демонов. «Вы опоздали», - зло прошипел предводитель темных эльфов. – «Призыв завершен. Теперь Пылающая Заря примет, наконец, роль, отведенную для нее основателями сего ордена... Вы же станете закуской для Белафосса, Герольда Безумия, Восходящего Повелителя 88 Слоя Бездны».

В заклинательном круге возникла исполинская тень демона – воплощение ненависти и безумия Белафосса. Предводитель дроу поспешил ретироваться; тень демона расправилась с хельмитами, и героям пришлось принять нелегкий бой как с сим порождением Бездны, так и с культистами, продолжающими творить нечестивую волшбу.

Последний из дроу, смертельно раненый, пафосно возвестил, что служит высшей цели, и убийцам его недолго осталось. «Не преувеличивай свою роль, дружище», - заметил подоспевший Соронил. – «Ты всего лишь слуга Тасиллиса Ч’фира и жалкая марионетка Белафосса Безумного». «Что ты знаешь о повелителе?» - изумился дроу, и, присмотревшись к Соронилу повнимательнее, хмыкнул: «Я вижу через твою маску, Предавший Имя. Интересно, что скажут эти... обитатели поверхности... когда увидят настоящий цвет твой кожи?» «Где сейчас Тасиллис?» - спрашивал Соронил, проигнорировав ремарку умирающего, и отвечал тот: «Действительно хочешь знать? Он и его сподвижники направились в Город Клинков дергаров, где пребывает Лунная Слеза... последний ключ к вознесению нашего повелителя». Соронил нахмурился: похоже, Тасиллис знает, где находится сокровенная реликвия, и надлежит как можно скорее выступать по следам его.

Обещав сподвижникам, что, наконец, расскажет им все без утайки, Соронил предложил продолжить беседу в «Сабле», и по прибытии в таверну пояснил, что носит магическую маску, скрывая свою истинную личину, и настоящее имя его – Даланир Ч’фир, дроу-изгнанник из Мензоберранзана, брат Тасиллиса – темного эльфа, чьи миньоны предали огню трущобы Лускана.

«Предатель!» - истошно выкрикнула Иллидия, до глубины души потрясенная сим откровением. – «Я рассказывала тебе о своем прошлом! О том, как оставалась в заточении у дроу! О том, как перебили они членов моей семьи! И ты... заставил меня поверить в то, что являешься другом?!» «Я не стану извиняться за то, кто я есть», - спокойно отвечал Даланир. – «Я здесь, чтобы помочь вам остановить Тасиллиса и вернуть Лунную Слезу. И сейчас нам следует спешить в дергарский Город Клинков. Насколько мне было известно, Лунная Слеза находилась во владении дроу Мензоберранзана. Если теперь реликвия – во владении дергаров, стало быть, охраняют ее весьма хорошо. Как следует из слухов и рассказов, дошедших до меня, прежде то был артефакт Сеханайн Лунный Лук, но дроу осквернили Лунную Слезу, посвятив ее Лолс, Королеве Пауков. Но я верю, что реликвия все ее обладает искрой божественной силы Сеханайн. И если Белафосс стремится заполучить ее для своего вознесения, возможно, реликвия способна разорвать вашу связь с демоном. Потому нам необходимо спуститься в Подземье».

«В заброшенном замке в Вечных Топях есть портал», - изрекла Иллидия, решив, наконец, принять помощь дроу, но ни в коем случае не довериться ему снова. – «Когда я бежала от темных эльфов, друг поведал мне о тех выходах на поверхность. Портал в Вечных Топях – один из них».

...Даланир присоединился к отряду, и герои покинули Лускан, но вскоре путь им преградили хельмиты во главе с Джавеном Тармикосом, постановившим, что воители Пылающей Зари будут казнены. Противостояния было не избежать... но, сразив фанатиков, герои сохранили жизнь Верховному командующему, более того – предложили тому прикнуть к их отряду, дабы настичь демонопоклонников-дроу. Джавен предложение принял, решив для себя, что Хельм ниспосылает ему испытание, и обязан он вернуть сии заблудшие души на путь истинный.

Несколько дней спустя искатели приключений достигли простирающихся на многие мили окрест Вечных Топей, обиталища троллей да гигантских пауков. Удивительно, но обнаружили они в болотах небольшую деревушку, и встреченный поселенец – халфлинг Йенрри – направил героев к старейшине селения, леди Андре. Последняя поведала, что несколько дней назад отряд дроу сумел проникнуть в заброшенный замок на болотах, а чуть позже из недр оного появилось множество огромных пауков, принявшихся нападать как на поселенцев, так и на путников, заплутавших в топях. И может означать это лишь одно: в недрах замка пробудилась демон-паучиха Рилфанг, породительница заполонивших окрестности пауков! Волшебная паутина твари ныне надежно скрывает вход в замок, и развеять сии чары возможно лишь с помощью колдовского зелья, которое Андра обещала изготовить, если герои принесут ей необходимые для того компоненты.

Пока искатели приключений занимались на болотах поиском ингредиентов для зелья, из селения бесследно исчезли двое захожих торговцев. Халфлинг Йенрри с ужасом признался, что это – дело рук Андры, и логово ведьмы пребывает под старым алтарем в центре топей. Проследовав в означенном направлении, искатели приключений лицезрели Андру, занятую изготовлением обещанного зелья. Ведьма призналась, что поклоняется Гонадору – древнейшему богу всяческих отвратных порождений, входившему прежде в пантеон дроу, но оставившему оный после Войны Паучьей Королевы. Йенрри, столь опрометчиво указавшего чужакам на ее убежище, ведьма обратила в огромную слизь. Руками героев Андра надеялась покончить с отвраткой Рилфинг, служительницей Лолс, но теперь принялась решение расправиться с ними, принеся в жертву Гонадору.

В противостояни ведьма пала, и герои, захватив с собою сваренное ей зелье, покинули подземное убежище, после чего, проследовав к полуразрушенному замка, развеяли магический двеомер на нитях паутины, предварительно окропив их. В пределах замка означилось немало пауков и дроу-культистов – вне всяких сомнений, миньонов Тасиллиса. Последние приносили в жертву поселенцев, верша колдовские ритуалу, и сумели пробудить исполинскую паучиху Рилфанг – лучшего стража портала в Подземье и представить нельзя!

В тяжелейшем противостоянии герои повергли Рилфинг и сонм пауков, порожденных ею, после чего ступили в портал... обнаружив себя на Утесах Бедствий, в глубинах Подземья. Прежде пределы сии служили точкой, куда вело множество порталов, но теперь магические двеомеры большинства иссякся, и на утесах расплодились кровожадные монстры.

«Я помню это место!» - воскликнула Иллидия, оглядевшись по сторонам. – «Именно здесь я повстречала Теззараю, и мы прятались от дергаров. Теззарая – дроу, жрица Эйлистри, богини красоты и луны. Она нашла меня – голодную, слабую – среди утесов и сжалилась. Она направила в иную сторону дроу, преследовавших меня, и многому меня научила о луне и богах. Не будь ее, навряд ли сегодня я была бы жива, и уж точно не была бы служительницей Сеханайн. Теззарая десятилетиями скрывалась от дроу, и знает многое о пещерах, отнорках и порталах, ведущих туда, где дроу и дергары не станут тебя искать».

Эльфийка вспомнила, что неподалеку должен находится портал, который ведет в уединенную пещеру, где могут они разбить лагерь и передохнуть. Но чтобы отыскать его, им понадобится магический кристалл, настроенный на магию кристаллов, который, как было известно, Иллидии, должен находиться неподалеку.

Обнаружив кристалл, герои с помощью его привели в действие порталы в окрестных пещерах, и проследовав через один из них, сумели достичь каверны, пребывал в которой некогда лагерь Теззараи. Однако лишь бренные останки оной лицезрели они; Иллидия предположила, что в гибели наставницы наверняка повинны дергары.

Будто отвечая на ее подозрения, из теней выступил дерро, постановив, что он – Изкин, Повелитель Тьмы. Скелет же эльфийки безумный дерро считал своим единственным спутником и товарищем во мраке подземелья. Он подтвердил, что покончили с Теззараей действительно дергары, искавшие Лунную Слезу; после, забрав кристалл с мертвого тела эльфийки, они покинули каверну. Иллидия изумилась: неужто Лунная Слеза находилась во владении ее наставницы?! «Да», - подтвердил Изкин. – «Она все говорила о том, что артефакт – единственная надежда, что его суть необходимо очистить от скверны, ну и так далее. Но дергары забрали Лунную Слезу в город Граклстаг».

Изкин изъявил желание присоединиться к отряду жителей поверхности, и герой ответил согласием, предположив, что не помешает иметь под рукой создание – хоть и обезумевшее, - знающее Подземье, а также быт дергаров... в гости к которым они сейчас и направлялись... Изкин уверенно вел за собой спутников в глубины Подземья – через узкие тоннели, гигантские пещеры да грибные рощи.

Несмотря на то, что они уверенно приближались к цели – городу дергаров Граклстагу, правил которым Подземный Король Хоргар Стальная Тень V, сомнения терзали членов небольшого отряда. Продолжат ли преследовать их хельмиты, принадлежащие к Позолоченному Оку? Предвидели ли действия их Тасиллис Ч’фир и демон Белафосс Безумный, и не следует ли они в расставленную дроу ловушку?

Наконец, впереди показались стены Города Клинков, и герои приняли решение разбить лагерь перед тем, как проследовать в Граклстаг. Воители Пылающей Зари зрели очередной кошмар: они вновь находились на Высокой Дороге, вот только на мосту, через который должен был проезжать торговый караван, дожидался их Белафосс!

Пробудившись в каверне, герои занялись последними приготовлениями к выступлению в район Темного Озера в Городе Клинков – единственный, куда дергары допускали представителей иных рас, в том числе и обитателей поверхности.

Пользуясь случаем, Даланир поведал спутникам о своем прошлом, дабы не осталось между ними никаких недоговоренностей. Матерью его была молодая жрица Лолс, и как только родился он – второй сын в семье – велела дочери, Талисстре, принести ребенка в жертву богине. Жизнь Даланиру спас старший брат, десятилетний Тасиллис, защитив новорожденного своей магией... Тасиллис защищал младшего брата до достижения тем двадцатилетнего возраста. К тому времени весть о том, что второй сын рода не был принесен в жертву Лолс, разнеслась по городу, и Тасиллис решил, что им надлежит покинуть Мензоберранзан. Вместе с братом они бежали в пещеры Подземья, и сестра смогла разыскать родичей лишь тридцать лет спустя. В противостоянии с ней двое едва выжили, после чего Тасиллис решил, что надлежит озаботиться наличием... более темной защиты от ревнителей Паучьей Королевы. Он всецело посвятил себя изучению темной магии, и обрел повелителя и защитника в лице демона Белафосса. Даланир начал бояться брата, и однажды в приступе безумной ярости тот едва не убил его. Даланир бежал, надеясь добраться до поверхности, и попал в руки дроу из Бреган Д’эрт, обещавших защиту в обмен на службу. И сейчас Даланир с горечью признавал, что спасти его брата уже невозможно.

Снявшись с лагеря, герои проследовали во врата Граклстага, чувствуя себя весьма неуютно под пристальными, исполненными неприкрытой враждебности взглядами дергаров. Изкин полагал, что Лунная Слеза может находиться в Крепости Верхнего Озера, вот только навряд ли чужакам будет позволено даже приблизиться к оному. Дерро предложил спутникам встретиться с двумя его товарищами, Омуром и Натом, которые вполне могут помочь им достичь цели.

Последние занимались тем, что продовали созданиям, которых в обычных случаях и близко не подпустят к городским стенам, магических амулетов, скрывающих их истинные личины и выдающих за дерро. Чтобы обрести подобные артефакты, героям пришлось немало потрудиться, выкупая амулеты у клиентов Омура и Нато, но, наконец, сие было сделано, и проследовали они к вратам в районе Верхнего Озера.

Стражи, не заподозрив неладного, пропустили небольшой отряд во внутренние пределы Граклстага, но не ожидали герои, что к патрулям дергаров в том квартале окажутся приставлены псионики, зрящие разумы встречных и с легкостью распознающие подобные иллюзии. Один из псиоников, Горфлюн, просил героев сложить оружие и позволить взять себя под стражу, ведь в противном случае превосходящие силы дергаров их попросту прикончить.

Не видя иного выхода, искатели приключений последовали приказу и были препровождены в темницу Крепости Верхнего Озера. И здесь Горфлюн неожиданно поведал чужакам, что странный культ псиоников управляет разумами горожан, и отказываются те исполнять свои обязанности – даже пламя во многих кузнях, коими издревле славится Город Клинков, потухло. Немногие дергары сумели противостоять подобному контролю над разумом, и сейчас Горфлюн предлагал пленникам сделку: они освободят город от культа, а взамен он позволит им забрать Лунную Слезу из хранилища короля и покинуть Граклслаг, унося сей артефакт.

Псионик отомкнул решетку камеры, содержались в которой герои, и те приступили к исследованию Крепости Верхнего Озера, в надежде разыскать набольших культа, о котором говорил Горфлюн. Покончив с тюремщиком Джорголом, они покинули подземелье, поднявшись на верхние этажи замка. Но когда приблизились они к тронному залу, зазвучал в разумах их голос могущественного иллитида, верховодящего культом псиоников. Именно сей прорицатель разума исподволь правил городом серых дворфов, обитатели которого прежде выступали рабами его сородичей.

Король Хоргар V оказался совершенно безумен, но герои благоразумно сохранили жизнь монарху, проследовали в его сокровищницу... которая была пуста. «Лунная Слеза теперь принадлежит мне», - вновь зазвучали в разумах их слова иллитида. – «С ее помощью я заставляю серых дворфов эффектиыно работать, исполняя мою волю и умирая в услужении. Но если ищите ответы, поднимайтесь на замковые стены. Я буду ждать вас там».

Стены, ограждающие Крепость Верхнего Озера, служили как защитой для нее, так и путем для бегства короля в случае успешной осады твердыни неприятелем. И действительно: на стенах героев дожидался как иллитид, так и культисты, его приспешники. «Серые дворфы думали, что защищены от нас», - ментально вещал он. – «Думали, что обрели свою свободу. Думали, что Лунная Слеза защитит их. Как иронично, что этот же артефакт стал причиной их падения. Обретя его силу, я стал их повелителем. И вскоре мы с сородичами заявим о себе как властителях сего мира!»

За спинами культистов на парапет опустился гигантский красный дракон – Темберчод, Дракон-Коваль Граклстага, также находящийся под ментальным контролем... В когда в противостоянии искатели приключений сразили иллитида, дракон не замедлил проглотить своего мучителя, предварительно позволив героям забрать с тела того Лунную Слезу.

Джавен и Иллидия начали перепалку; хельмит настаивал на уничтожении артефакта, эльфийка – на его сохранении и последующем очищении от скверны. И когда они уже готовы были схватиться за оружие, Брин схватила Лунную Слезу, представ пораженным спутникам суккубой, долгое время скрывавшейся под личиной халфлинга. Суккуба призналась, что нашла Брин в темнице хельмитов, покончила с несчастной, заняв ее место... по приказу своего повелителя, Тасиллиса.

Открылись порталы, и на крепостной стене возникли демоны, прикрывающие отступление метнувшейся прочь суккубы. Разя порождений Бездны, герои устремились вслед за похитившей реликвию... и обнаружили ее в заклинательном круге, который суккуба была не в силах покинуть. Как оказалось, магическими узами связал ее возлюбленный повелитель, коему ничего не подозревающая демонесса передала Лунную Слезу. Отчаявшая суккуба говорила о том, что магия Тасиллиса поглощает ее силы, и направляет их дроу на то, чтобы привести слуг Белафосса в смертный мир – в Граклстаг.

Суккуба молила героев оборвать ее страдания и убрать магический кристалл, оставленный Тасиллисом в заклинательном круге. Именно сей артефакт настроен на сущность Белафосса и поглощает энергии суккубы. Но если изъять его из круга, поток энергии прервется, демоны окажутся исторгнуты, а Город Клинков будет спасен. Конечно, развоплощение ожидает и саму суккубу, но она вновь обретет плоть в Бездне.

Помимо прочего, суккуба напомнила героям о странной реликвии, остающейся в их лагере, разбитом неподалеку от городских стен. Это камень странствий, переносящий смертных в ту точку, на которую оказывается он настроен. И с помощью магического кристалла, оставленного Тасиллисом, возможно настроить камень на ту точку, где сейчас находится темный эльф, вознамерившийся призвать в мир Белафосса.

Исполнив просьбу суккубы и, развеяв двеомер, исторгнув демонов из пределов Граклстага, герои вернулись в лагерь, где с помощью магического кристалла сотворили портал. Но, ступив в него, обнаружили себя не в одной из пещер Подземья, но в Астрале!

Здесь приветствовал их дух Гарета Зарехода, признавшегося, что именно он перенес небольшой отряд искателей приключений в Астрал, ибо угусающая душа его оставалась неразрывно связана с Лунной Слезой. «Именно мы с братом основали орден Пылающей Зари давным-давно, и оказались связаны с Белафоссом Ненавистным», - рассказывал Гарет. – «Таким образом начали то, с чем вам пришлось столкнуться ныне. Мы с братом слышали легенды о Лунной Слезе: могущественной эльфийской реликвии, которая может вернуть мир на Торил. Поиски реликвии стали целью сушествования нашего ордена – ибо цель должна быть у любой гильдии, - и поклялись, что сделаем все возможное, чтобы достичь ее. Но у нас ничего не было, кроме оружия в руках, и мы искали того, кто мог бы помочь нам в становлении ордена. Демон Белафосс явился нам в обличье духа удачи. Мы были молоды, амбициозны... глупы. Мы жаждали лишь славы, которая последует за обретением столь могущественной реликвии, и не разглядели истинных намерений демона. Но мы... так и не смогли отыскать Лунную Слезу. Как мне теперь известно, ее хранили эльфы из дома Маэтеллин и их сородичи. Вскоре после заключенного соглашения мы стали замечать... странные вещи. Сперва я заметил, как разительно меняется настроение моего брата. После осознал, что мои мысли начинают путаться, а испытывал голод лишь при виде сырого мяса. Друг от друга мы слышали лишь слова ненависти и боли . Мой брат обвинял меня в мягкотелости, я же его – в скудоумии. На глазах членов нашего ордена мы с братом прикончили друг друга... Боги оставили нас в тот момент, когда мы принесли клятву верности Белафоссу Предателю – и свою часть соглашения демон исполнять не намеревался. С нашей гибелью исчезла и власть демона над нами. Безумный боле не обращал внимания на наш орден».

Но пояснил демон, что Белафосс заинтересовался орденом, когда Лунная Слеза все же была обнаружена. И теперь выжившим членам Пылающей Зари предстоит принять сложное решение: обеспечить победу путем уничтожения священной реликвии Сеханайн, или же сохранить ее и поставить под угрозу все сущее, ибо обретет Белафосс поистине божественные силы. Есть и третий вариант: служитель богини может принести себя в жертву, дабы очистить Лунную Слезу от скверны, и душа его продолжит существование внутри реликвии.

Иллидия постановила, что безропотно пожертвует собой ради очищения реликвии, и возражений со стороны спутников слушать не желала. Ларетар знал, однако, что эльфийка была всем для него: именно Иллидия отыскала дворфа, влачившего никчемное существование в кабаках, указала ему путь и цели, ради которых стоит жить... и сознавал Ларетар, что утрата эльфийка вполне может заставить его вернуться к тусклому, беспросветному прошлому.

Гарет исчез, и спутники обратились за советом к герою, которого основатель ордена только что назвал «Чемпионом Пылающей Зари». Поистине, решение тяжелейшее, судьбоносное... но искатель приключений поддержал мнение, высказанное Иллидией – если спасти Лунную Слезу возможно, это следует сделать, и жертвы сего будут оправданы... Принял подобное и Джавен, признавший ошибки ордена Позолоченного Ока: убедился командующий, что сокрушение Пылающей Зари было непростительной ошибкой, ибо члены сей гильдии не выступают демонопоклонниками, а противостоят порождениям Бездны.

Герои проследовали через портал, означившийся в Астрале, обнаружив себя в обширной каверне Подземья, где Тасиллис призывал в мир Белафосса. Здесь, в руинах древнего форпоста дергаров, служивших в те времена иллитидам, оставались потаенные магические силы, и сейчас дроу воспользовался ими, дабы сотворить портал, через который в смертный мир ступил гигантский демон.

Приказав Тасиллису приготовить Лунную Слезу для скоро поглощения ее энергий, Белафосс атаковал докучливых героев... Однако те оказались на удивление сильны, и демон отступил, приготовившись вобрать в себя энергии артефакта и вознестись как новое божество пантеона... Но Иллидия, воззвав к Сеханайн, принесла себя в жертву, дабы очистить Лунную Слезу...

Эльфийская реликвия была очищена от скверны, но Тасиллис Ч’фир стремительно вобрал в себя могущество Лунной Слезы, преобразившись в создание, походящее как на дроу, так и на демона. Опешившему Белафоссу темный эльф заявил, что воспользовался им, чтобы получить достаточно времени для обретения энергий артефакта, а теперь самое время от демона избавиться. Более того, Тасиллис поглотил жизненные силы и самого демона, а самого его, донельзя ослабленного, ныне исторг из мира.

Чемпион Пылающей Зари и спутники его сразили чрезмерно амбициозного темного эльфа. Последний напрасно взывал за помощью к Демогоргону – тело его обратилось в прах... А в следующее мгновение Лунная Слеза ярко воссияла, ибо похищенные прежде магические энергии вернулись в реликвию, пребывала в которой ныне душа Иллидии.

Джавена Тармикоса столь поразила жертва лунной эльфийки, что поклялся он изменить устои в Позолоченном Оке. Да, это будет непросто, но Верховный командующий был уверен в успехе.

Герои покинули Подземье, вернулись на поверхность, и разошлись кто куда. Джархильда приступила к созданию новой гильдии наемников и воинов. Даланир Ч’фир продолжил жить под личиной Соронила Лунной Тени, но гибель брата заставила его о многом задуматься, и решил эльф, что, возможно, пришло время вернуться в Мензоберранзан. Ларетар Галгрин, однако, отказался от странствий, и целыми днями оставался в «Сабле», где предавался тоске и обильным возлияниям. Хоммет Шо продолжал подыскивать себе наставников в магических искусствах, но вскоре осознал, что жизнь успела научить его большему, чем можно было надеяться, и наставники-чародеи ему попросту не нужны. Изкин, самопровозглашенный Повелитель Тьмы, «освободил» героев от услужения, остался в Подземье, однако время от времени заявляется на поверхность и – как и прежде – грозит прикончить былых товарищей.

Конечно, с изгнанием Белафосса история сие не завершилась, ровно как и испытания мирян Побережья Мечей…

***

Несколько месяцев спустя после означенных выше событий, чемпиона Пылающей Зари навестил посланник, передав письмо от Джасме Кай, хозяйки гильдии Золотого Пера. Значилось в письме, что располагает Джасме информацией, которая наверняка заинтересует героя. Поутру тот отправился в таверну, где дожидалась его Джасме.

Последняя приветствовала героя, о подвигах которого была наслышана. Да и сама она наряду с воителями гильдии Золотого Пера пресекли вторжение демонов к югу от Крепости Кинжалов, нападения гоблинов на городок близ Мирабара, а также помогли сразить красного дракона в Лускана. Поистине, в сии неспокойные время искателям приключений да наемникам на Побережье Мечей было чем заняться, и перспективы остаться без работы не наблюдалось...

«Я основала Золотое Перо как прибежище для отщепенцев – тех, кому некуда больше идти», - рассказывала Джасме внемлющему ей герою. – «Бывших солдат, освобожденных преступников и, как оказалось, выживших из недавно уничтоженных гильдий. Недавно нам встретился человек по имени Джерик Таннерхолт; его гильдии была атакована наемниками и он искал безопасное место, потому мы и приняли его к себе. Джерик входил в орден Пылающей Зари; поскольку десятилетие назад к сей гильдии принадлежала и я, то отказать ему я не могла... Джерик дожидался вестей о своей гильдии, но оных не последовало. И когда я предложила своим собратьям по гильдии работенку в Подземье, Джерик вызвался отправиться туда, полагая, что в глубинах пребудет в большей безопасности, нежели на поверхности. Он наряду с несколькими воителями моей гильдии выступил к Мантол-Дериту – торговой заставе, расположенной между Граклстагом и Мензоберранзаном. Больше мы о них не слышали».

Джасме тревожилась за судьбу воителей Золотого Пера, потому и просила героя отправиться в Мантол-Дерит да выяснить, что же произошло с ними. Единственное, что было известно хозяйке гильдии, это имя нанимателя – хранитель преданий Устад Маклул, дергар.

...Разыскав товарищей по оружию – Хоммета, Ларетара и Джархильду, - герой предложил им разделить с ним странствие, и четверо устремились к Мантол-Дериту – пещерной заставе, где выходцы с поверхности вели торговлю с дроу, дергарами и свирфнеблинами.

Здесь, в Подземье было неспокойно, ибо недавнее вторжение демонов стоило жизни многим обитателям глубин... к тому же, порождения Бездны вполне могли достичь и Мантол-Дерита. Организацией укреплений да защитных механизмом занялись дергары.

В квартале дергаров герои разыскали Устада, уроженца Граклстага, бывшего хранителем преданий заставы Сулуул... до самого ее падения. Дергар признался, что меньше, чем неделю назад направил наемников Золотого Пера к Сулуулу, дабы отбили те заставу у созданий, ее захвативших – неких престранных иллитидов. Устад полагал, что прорицатели разума надеялись отыскать в Сулууле артефакт, хранящийся на заставе с тех времен, как дергары сбросили оковы рабства и выдворили иллитидов из Граклстага.

Надеясь, что удастся им отыскать Джерике и ее спутников живыми, герои выступили в путь в извилистым тоннелям Подземья, ведущим на запад, к заставе Сулуул. Здесь отыскали они Джерика – единственного выжившего из наемников, принадлежащих к Золотому Перу. Поведал воин, что схлестнулись они с иллитидами и их прислужниками, но не преуспели в освобождении Сулуула. И действительно: лицезрели герои противников, приближающихся к ним – иллитидов-мертвяков!.. Неужто убитые Джериком и иными воителями создания восстали нежитью?!.

С боем прорвавшись за пределы заставы, искатели приключений наряду с Джериком вернулись в Мантол-Дерит, где поведали Устаду о произошедшем в Сулууле. Хранитель преданий уверенно заявил, что обращение павших иллитидов нежитью – вне всяких сомнений – связано с вторжением демонов в Подземье. «Когда мы сражаясь с этими тварями, в моем разуме мелькали некие образы», - произнес Джерик. – «Бассейна, находился в котором огромный мозг. Я видел щупальца... и слышал слово «Сайрог». «Если это так, стало быть, иллитидами управляет старейший мозг», - нахмурился Устад. – «Ничто иное не в силах повелевать ими. Но Сайрог... Старейший мозг с этим именем был уничтожен – Дриззтом До’Урденом! И этого дроу давненько уже не было видно... Зентарим стремится отыскать его, но не знаю, добились ли они успеха».

Хранитель преданий советовал героям переговорить с золотым дворфом Альтосом Эйронджельдом, зентом – уж он-то должен знать об экспедиции, снаряженной организацией для поисков дроу... Отыскать Альтоса в пределах Мантол-Дерита оказалось несложно, однако дворф, узнав о целях искателей приключений, заметно помрачнел, рассказав, что членам снаряженной Зентаримом экспедиции удалось обнаружить Дриззта в отдаленных пещерах Подземья, принадлежаших бихолдеру Онтотаксу – до тех пор, пока последний не был убит.

Альтос снабдил героев картой, и уже несколько дней спустя ступили те в означенные каверны... Здесь обратился к ним единственный выживший из экспедиции, поведав о том, как пятнадцать зентов, сопровождавших Ивелин, жрицу Миликки, разыскали Дриззта... в глазах которого плескалось безумие. А в следующее мгновение дроу атаковал – и лишь собственная прыть спасла пустившего наутек зента, выжившего, чтобы рассказать историю эту героям. Более того, зент передал тем письмо от Кэтти-бри, пояснив, что Альтос велел им обдать письмо Дриззту лично в руки, ведь в нем девушка просила темного эльфа вернуться к ней. Однако стремительная атака обезумевшего дроу нарушила все планы зентов, потому письмо так и не нашло своего адресата.

В одной из соседних пещер герои разыскали Дриззта и его пантеру, Гвенвивар. Темный эльф постановил, что не стоит отвлекать его от преследования добычи, потому незваным визитерам лучше исчезнуть, да поскорее. Видя, что противостояния не избежать, Джерик метнулся к дроу... и был сражен им...

Герои все же сумели передать Дриззту письмо Кэтти-бри, и тот, пробежав текст глазами, покачал головой, сознавая, что преследование добычи в тоннелях Подземья лишает его остатков разума. «Эти пещеры когда-то принадлежали бихолдеру Онтотаксу», - поведал Дриззт искателям приключений. – «Большинство считают, что бихолдер был убит, но на самом деле он просто исчез. А теперь, судя по всему, вернулся... измененным. В воздухе витает запах разложения. Нежить стонет о верности Онтотаксу. Создание сие оскверняет мир одним фактом своего существования! Это и есть моя добыча. И все, кто посмеет встать у меня на пути, падут».

Герои предложили дроу свою помощь в уничтожении бихолдера, и Дриззт, безразлично передернув плечами, позволил им сопровождать его... Как и подозревали искатели приключений, бихолдер оказался нежитью, и, покончив с ним, Дриззт обратился к героям, постановив, что те заслужили право поведать ему о том, зачем разыскивали его. «Мы полагаем, что Сайрог вернулся из мертвых», - без обиняков заявил чемпион Пылающей Зари, и Дриззт поразился: «Сайрог... старейший мозг? Но это невозможно... однако если это так, он – достойная добыча... С самого моего возвращения в Подземье я зрел кошмары о вторжении обращенных в нежить прорицателей разума, все они шептали – «Сайрог»... Здесь, в тенях ныне бродят демоны. Я разыскиваю Демогоргона в надежде на то, что смерть его на сем плане бытия... очистит мой разум. Вне всяких сомнений, возвращение Сайрога – дело рук демонов».

Дриззт вызвался указать героям путь в анклав иллитидов, и марш по кажущимися бесконечными тоннелям и пещерам Подземья возобновился... До анклава прорицателей разума, также именуемого «Кайрогом», отряд добрался без приключений. Темный эльф рассказывал, что обращение в нежить могущественных обитателей Подземья – вне всяких сомнений, дело рук Оркуса, демонического принца нежизни. Наверняка тот создает армию мертвяков-иллитидов, и столь могущественная сила вполне может явить ощутимую угрозу обитателям как Подземья, так и поверхности.

В сердце анклава Дриззт и герои уничтожили возрожденный нежитью старейший мозг, после чего темный эльф указал искателям приключений путь к Мантол-Дериту. Сам же он собирался продолжить поиски Демогорного, дабы избавиться от безумия, снедающего его разум. Он стал для темного эльфа воплощением совершенной добычи, которую надлежит настигнуть во что бы то ни стало... Лишь после изгнания принца демонов обратно в Бездну и очищения разума мог Дриззт вернуться к тем, кого любил.

Но это уже иная история – о Дриззте До’Урдене, доблестных героях Невервинтера и противостоянии их Демогоргону...

И изложена она в хронике «Невервинтер»...

Сказания из Крепости Свечи

Гробница Погибели

Со всех уголков Фаэруна прибывали искатели приключений в джунгли Чулта, надеясь положить конец снедающему земли Торила проклятию смерти. История одного из подобных отрядов, прибывшего из Северной Жемчужины, представлена в хронике «Невервинтер», но сейчас мы обратим взор на иную четверку доблестных героев, имена которых прекрасно известны сему миру.

Так, в порт Ньянзару, что на северной оконечности побережья, ступили Ашарра, чародейка-ааракокра из Кар Сабала, именуемая сородичами «Наставницей» и почитаемая за святую; Артус Симбер, прежде – Арфист, хранитель Кольца Зимы – артефакта, коий обнаружил он в джунглях Чулта, там же повстречал и будущую супругу, Алисанду; Птичья Песнь – бард-табакси, бежавшая из плена у йан-ти, ставшая одним из величайших менестрелей Чулта и надеющаяся отомстить йан-ти, разрушившим ее родную деревушку; и, наконец, Дрэгонбайт, паладин-сауриал, чья раса родом из далекого мира.

Проводница-перевертыш Эку вызвалась сопровождать четверку героев в странствии их по дикоземью полуострова в поисках источника гибельного проклятия. Первым делом Эку представила иноземцев одной из правительниц Ньянзару – торговой принцессе Джессамине. Последняя обещала рассказать героям все, что ведомо ей о происходящем... если те отыщут ядовитые грибы в окрестных джунглях, необходимые женщине для алхимических экспериментов.

Повсеместно в джунглях близ стен порта пребывала нежить – как чултанские зомби, так и зомби гоблинов племени Батири. Разя мертвяков, четверка искателей приключений исследовала дикоземье, и, отыскав означенные грибы, преподнесли оные Джессамине.

Та занялась поисками сведений, кои могут помочь героям в их начинании, а те, чтобы не терять времени даром, вернулись в джунгли, дабы исполнить следующую просьбу торговой принцессы и покончить с племенем злобных пигмеев, нападающих на путников. Ступив в селение пигмеев, герои сразили вождя и его подданных; узнав о содеянном, Джессамина изложила им свою последнюю просьбу: прикончить огромную белую обезьяну - джираллона, наводящую страх на округу.

И когда четверо искателей приключений, исполнили просьбу торговой принцесса, та поведала, что, согласно чарам прорицания, творимым ее чародеями, источник проклятия смерти лежит в Гробнице Девяти Богов, находящейся в забытом городе Ому. После чего Джессамина посоветовала героям навести Лиару Портир, командующую гарнизоном форта Белюариан, которая может сообщить им следующие зацепки.

К сожалению, Лиара Портир не ведала о местонахождении города Ому, однако направила героев к ведьмачке по имени Нянюшка Пу’пу, живущей в джунглях с давних времен. Ведьмачка обитала в небольшой хижине в дикоземье, и сонм нежити в окрестных землях, казалось, немало ее не тревожил.

Но Пу’пу отыскавшим ее героям помогать не спешила, и в обмен за необходимые тем сведения просила первым делом покончить с зомби, рыщущими близ ее обиталища... в том числе и с зомби-джираллоном, а после – и с той, которая ответственна за нынешнее нашествие нежити, эльфийкой-личом Валиндрой Мантией Тени, возродившейся после поражения ее в противостоянии с героями Невервинтера, случившегося в Страшном Круге.

Четверка героев разыскала убежище Валиндры в джунглях, вынудила чародейку-нежить ретироваться; благодарная Пу’пу передала чужеземцам карту, на которой отмечены были Гробница Девяти Богов и монастырь неподалеку, известный как ‘Кир Сабаль’.

В оном проживали ааракокры; люди-птицы приветствовали искателей приключений, а те заметили, что поодаль держаться детишки, принадлежащие к человеческой расе. Впрочем, заметив, что герои с удивлением их разглядывают, дети разбежались кто куда.

Ааракокры согласились допустить чужеземцев в пределы монастыря, дабы смогли передохнуть и набраться сил, после чего продолжить исследование дикоземья полуострова. Однако потребовали, чтобы избавили их герои от могучего Нракки, принадлежащего к народу разумных птеродактилей, то и дело нападающего на обитателей Кир Сабаля.

Покончив с Нраккой, герои вернулись в монастырь, где Эку поведала им о том, что для того, чтобы заслужить уважение ааракокр, надлежит им пройти то же испытание, коему издревле подвергаются юные воины сего племени: ступить на остров, именуемый ‘Воителем Рассвета’, покончить с монстрами, там обитающими, и вернуться назад.

И когда было сделано сие, ааракокры передали четверке искателей приключений древнюю карту, согласно которой Гробница Девяти Богов пребывает под крепостью Рас Нси в городе Ому – воителя, принадлежащего к расе йан-ти, падшего Избранного. Гиблых мест сих крылатый народ страшился, и наотрез отказался провести героев к позабытым руинам.

Потерпев поражение в противостоянии героям Невервинтера в Доме Крокодила, Рас Нси был обращен в нежить и поставлен на защиту входа в Гробницу Девяти Богов. Впрочем, четверка искателей приключений повергла воина, и он, заявив, что Асерерак непременно расправится с героями, поглотив их души, пал... Имя Асерерака было знакомо Эку, и проводница донельзя встревожилась: похоже, за распространениям проклятия смерти стоит никто иной, как древний демилич!..

Вернувшись в последний раз в Кип Сабаль и пополнив припасы, герои спустились в Гробницу Девяти Богов – подземный комплекс, означившийся под крепостью Рас Нси. Барельефы, выбитые на стенах, повествовали о пришествии в сии земли легендарного демилича Асерерака, и о пленении и заточении тем девяти божеств.

В гробнице столкнулись герои со множеством мертвяков, а после обнаружили огромную статую в форме демонического лица. Отыскав ключ во владении одного из скелетов-стражей, герои вставили его в скважину близ статуи, и рот той открылся, образовав портал. За оным пребывал следующий из стражей гробницы – динозавр Котар. Некогда был он известен как самый опасный хищник на полуострове, а когда умер от старости, Асерерак обратил его в нежить, заставив охранять пределы своего подземного оплота.

В иных чертогах гробницы отыскали герои арки, клубился в которых туман. Как следовало из образов на настенных барельефов, надлежало им ступить в три арки одновременно – лишь таким способом возможно достичь глубинных уровней комплекса. Исследуя оный, искатели приключений продолжали разить мертвяков, надеясь, что сумеют отыскать логово демилича и пресечь дальнейшее распространение проклятия.

В глубинных склепах четверка героев разыскала демилича Асерерака, сразила его. Тело мертвяка обратились в пыль; истлевшие одеяния и амулет пали на каменный пол. Асерерак был повержен – стало быть, проклятия смерти не существовало боле, и мир вернулся в Чулт.

Искатели приключений же, покинув Гробницу Девяти Богов, покидали полуостров, возвращаясь в родные земли...

  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  
Web-mastering & art by Bard, idea & materials by Demilich Demilich