Demilich's

2. Кровь Альдора

Раеген и Веритас Светлая остановились у подножия монументальной башни Альдора, на вершине которой дожидался их император сей державы. «Поистине, никогда бы не предположила, что однажды мы будем сражаться за одно и то же начинание», - молвила Веритас, и Раеген согласно кивнул: «Верно, наконец-то наши пути пересеклись».

К ним приблизились остальные четверо Веритасов, остановились у врат башни. Многое изменилось здесь за прошедшие 700 лет, однако твердыния сия ничуть не изменилась. «Теперь она называется ‘Башней Альдора’», - изрекла Веритас Водная, - «и является символом избранных». «Сложно поверить», - вздохнул Веритас Небесный. – «Отсутствовали мы совсем немного, а в Паладии установилась тирания».

Предстояло им великое сражение... и именно по этой причине были они возрождены – дабы принести радикальные перемены в свой родной мир, Паладию, достигли которой на борту «Неуязвимого» через созданный Сакурой разлом в пространственно-временном континууме. «Но сражаемся мы не ради мщения, а ради освобождения Паладии», - напомнил Веритасам Раеген.

Короткое заклинание... и оказался облачен Раеген в доспехи Веритаса Темного. «Мы низвергнем императора Альдора!» - постановил он, после чего наряду со сподвижниками проследовал в пределы башни. Элеватор позволил героям достичь верхних этажей, вот только пришлось Веритасам сразить по пути немало солдат противника, преступивших им путь.

На верхнем этаже башни лицезрели Шестеро Присяжных Паладии тяжелую металлическую дверь, за которой – вне всяких сомнений – пребывают покои императора. Ограждало дверь силовое поле; Веритас Пламенный попытался было уничтожить его, но безуспешно.

«Реликты? Или, возможно, призраки?» - прозвучал под сводами башни бесплотный голос. – «Ровно как ваше оружие, ваши навыки, заклинания... Все вы – реликты древней эпохи...» Веритасы переглянулись: неужто обращается к ним сам император Альдора?.. «За прошедшие 700 лет цивилизация Альдора познала немалое развитие», - продолжал вещать тот. – «И боле вы недостойны предстать предо мною! Вы можете лишь преклонить колено и присягнуть мне на верность. Лишь в этом случае вы останетесь живы... став моими рабами».

Раеген не удостоил монарха ответом. Призвав все свои магические силы, он направил их на силовое поле, уничтожив его, чем заслужил восхищенные взгляды Веритасов. «Может, ты и прав, наши навыки за 700 лет устарели», - бросил Раген, - «но кровь Альдора, текущая в наших венах, осталась прежней. Слушай же внимательно, Император! Именно эта кровь Альдора покончит с твоей тиранией... ради будущего Паладии!»

В ответ раздался хохот, и двери приглашающе распахнулись. «Заходите», - пригласил император гостей. – «Я покажу вам, что означает – познать совершенное отчаяние». Раеген нахмурился: сей индивид готов противостоять Шестерым Присяжным, и, похоже, уверен в собственных силах... А ведь прежде для того, чтобы справиться с ними, понадобилась бы совокупная мощь Восьмерых Мудрецов Хесса... Ощущал Раеген, что впереди ожидает их невообразимая сила, и предчувствие у него было крайне плохое... Но повернуть сейчас назад, признавая поражение, было невозможно.

«Вы, именовавшиеся некогда Восьмерыми Присяжными Паладии», - хохотал император, когда приближались Веритасы к его покоям. – «Вас разорвут на клочки избранные нынешней эпохи – воители Ордена!»

Веритасы не сбавили шаг...


Небеса расчертил метеор, и Лоссвел вздохнул. Метеоры – частое явление в Паладии... Каждый раз, когда он наблюдал подобное, то вспоминал о Рейне.

И сейчас вместе с Финой пребывал он здесь, на континенте Георл незнакомого мира, в руинах города Весты. В то время, как Шестеро Присяжных устремились прямиком в Альдор, Лоссвел и спутники его занялись поисками Рейна, исчезнувшего полгода назад. Однако умудрились угодить в засаду, и, противостоя солдатам, настроенным весьма недружелюбно, оказались разделены.

С тех пор Лоссвел и Фина пытались отыскать Лид и остальных – пока безуспешно. «Странно все это», - молвила Фина, обращаясь к спутнику. – «Прежде мы с тобой никогда не странствовали вместе». «Да», - отозвался Лоссвел. – «С нами был Рейн». Фина погрустнела, тихо произнесла: «Я часто вспоминаю, как встретила вас двоих. Хотела бы я когда-нибудь снова отправиться в путь... лишь мы втроем...» «Уверен, так и будет», - попытался обнадежить девушку Лоссвел. – «Рейн наверняка где-то здесь, в Паладии. Сакура не могла ошибиться».

Перед тем, как устремиться закрывать врата между мирами, Рейн тайно оставил на палубе «Неуязвимого» кристалл, пребывало в котором видение, созданное им самим. Но неведомо, чье именно видение, и вопросом сим Лоссвел и Фина продолжали задаваться. То могло быть видение Лоссвела, светлой или темной Фины, или же Раегена – гадать можно бесконечно.

«Мы должны призвать видение», - постановила наконец Фина. – «Ты ведь и сам сгораешь от любопытства, желая узнать, о ком думал Рейн перед тем, как исчезнуть». «Да, сгораю, но ни в коем случае!» - постановил Лоссвел. – «Когда мы снова встретим Рейна, я верну ему кристалл в целости и сохранности! По этой же причине я не могу позволить призвать видение сие тебе!»

В руинах послышался крик, и двое бегом бросились в сторону, откуда донесся он. Лоссвел мастерски орудовал двумя клинками – как своим, так и Рейна, - разя гигантских инсектоидов, в сих руинах обитавших. Конечно, когда отыщет он названного брата, то непременно вернет и кристалл, и клинок...

Как оказалось, вопила донельзя напуганная Лид, которой некий жук забрался под одежду, чем привел девушку в панику. Подоспел и Джейк, вздохнул с облегчением, увидев, что подруге его ничто не угрожает.

Покамест четверым не удалось отыскать никаких зацепок о местонахождении Рейна; быть может, Николю и Сакуре повезло больше? С тех пор, как герои приняли решение разделиться и прочесать земли Георла, прошло уже немало времени...

Покинув руины Весты, они продолжили странствие по разоренным пределам континента, где означились осколки погибшей цивилизации, ныне занятые монстрами. Лоссвел предполагал, что товарищи их наверняка отыщутся в крупном городе – ведь именно в подобных местах велика вероятность обрести необходимые сведения.

Шагали они по заброшенной, поросшей травой магистрали; если верить словам Сакуры, подобными связаны все крупнейшие города Паладии. «Паладия, которую ты наблюдал в воспоминаниях Фины, весь отличается от той, кою зришь ныне?» - поинтересовалась Лид, обращаясь к Джейку, и тот утвердительно кивнул: «Верно. Прошло 700 лет, и изменения просто невероятны». «Что же происходит с Паладией?» - выдохнула Фина, однако Лоссвел напомнил спутникам о предмете их поисков: «Давайте оставим судьбу Паладии отцу и остальным. Ведь именно по этой причине мы разделились на два отряда». Да, их задача – отыскать Рейна, а пресечь тиранию императора надлежит Веритасам...

Лид остановилась ненадолго, сверилась с показаниями устройства, которое всегда носила с собой, после чего заверила остальных, что врата между мирами остаются открыты, и вернуться в Ляпис они могут в любое время. Герои вздохнули с облегчением: перемещение в Паладию стало возможным для них благодаря Сакуре, которая в кратчайшие способы сумела понять двеомер заклинания открытия врат и воспроизвести его, создав таким образом коридор между двумя мирами.

Мили развалин из бетона и металла... устремляющиеся к далекому городу рельсы, по которым давно перестали ходить транспортные средства... Все здесь дышало тленом и запустением...

Заметили четверо мужчину, бегущего по направлению к ним по магистрали. Лишившись последних сил, человек пал наземь, прохрипев: «Бегите... Они... идут...» И действительно: подоспели солдаты Альдора, потребовав, чтобы чужеземцы передали им беглеца, самовольно покинувшего трудовой лагерь.

«Как вы поступите с ним?» - осведомилась Фина, и отвечали солдаты: «Согласно закону, наказание за побег – смертная казнь!» Лоссвел вздохнул: подобное происшествие замедлит их поиски, но... рыцарь Грандшелта никогда не оставит в беде слабого. Да и Рейн наверняка бы поступил в точности так же, будь он здесь...

Сознавая, что заявляют о себе как о врагах Альдора, герои, тем не менее, сразили солдат сей державы. После чего беглец поведал своим спасителем, что в заключении в трудовом лагере остается еще множество несчастных. Лид бросила умоляющий взгляд на Лоссвела, и тот покачал головой: «Сперва нам следует поскорее убраться отсюда. Уверен, в любой момент здесь может появиться еще больше солдат. К трудовому лагерю мы выступим, когда этот человек окажется в безопасности».

Фина, Лид и Джейк с сим согласились; ныне видели они в Лоссвеле своего лидера, уверенного в принимаемых решениях. Прежде роль эту играл Рейн...

Беглец благодарил чужеземцев за помощь, просил сопроводить его до близлежащей Драконьей Деревни, где сумеет он схорониться от преследователей. Так, небольшой отряд вновь выступил в путь... не ведая, что издали с удивлением наблюдает за ними альдорский офицер. Кем могут быть эти люди, совершенно не страшащиеся могущества Альдора?

Обратившись к одному из солдат, входящих в его отряд, офицер потребовал: «Расскажи мне все, что тебе известно об Ордене!» «Орден – элитный отряд, входят в который шестнадцать Звездных, и верховодит ими непосредственно император», - отрапортовал солдат. – «Каждый из Звездных обладает невероятной силой, о которой мы и помыслить не можем. Также Звездным присуща система рангов. Чем могущественнее Звездные, тем меньше число тех, кто разделяет с ними один и тот же ранг. И тот, кто обралает рангом «Альфа-Звездный» - тот, кто может стать следующим императором!» «Верно», - подтвердил офицер. – «Именно поэтому все в Ордене стремятся к рангу Альфа-Звездного. Самый могущественный индивид, который получит власть над той планетой. Разве это не прекрасно?..»

Сам офицер – Галас - занимал ранг Омикрон-Звездного, и был пятнадцатым в иерархии Ордена. Но, быть может, судьба послала ему сих престранных чужеземцев... и это – его шанс возвыситься в Ордене? Быть может, достичь ранга Альфа-Звездного?.. Воодушевившись, Галас приказал подначальным выступить по следу чужаков. Охота начиналась...

...Довольно скоро альдорские солдаты настигли чужеземцев, бредущих по пустоши, атаковали их. В сражении сем героям пришлось нелегко: технологии сего мира значительно превосходили те, кои имели место в Ляписе. Противники были вооружены автоматами, стремляющими сгустками плазмы, энергетическими мечами и щитами... а некоторые – облачены в Магитек-броню.

И когда путь героям преступил командующий отрядом альдорцев, беглец побледнел, прохрипел в ужасе: «Для меня все кончено... Меня преследует Орден – шестнадцать сильнейших воителей-Звездных, служащих императору... И перед нам – один из членов Ордена. Галаз, Омикрон-Звездный».

Галас приблизился к чужеземцам, внимательно воззрился на них. Не похожи индивиды сии на повстанцев, противящихся власти императора... Конечно, это не спасет их от гибели, но все же... «Кто вы такие?» - потребовал ответа Галас. – «Ведь вы явились с иной стороны врат, верно?» «Как ты узнал?!» - опешила Лид, и Галас расхохотался, ибо подозрения его подтвердились.

«Стало быть, вы – уроженцы Ляписа», - довольно потер руки Галас. – «Если я сражу вас, мой ранг непременно возрастет!» Тщеславный Звездный атаковал героев... Довольно скоро обнаружили те, что противник их слишком силен. Галас сотворил гибельное заклятие, повергшее героев; завидев сие, беглец сломя голову бросился прочь.

Усмехаясь, Галас приблизился к беспомощным противникам... когда Лоссвел, превозмогая раздирающую тело боль, поднялся на ноги. «Ох уж эти глаза», - молвил Звездный, наслаждаясь зрелищем. – «В них отражается надежда, а также решимость – продержаться до конца... Но я успел покончить с немалым количеством людей, подобных тебе. Сперва я переломаю тебе ноги... затем – руки. Пока что не встречал ни одного, кто сохранил бы надежду в душе после того, как лишился конечностей».

Галас вознамерился было покончить с отчаявшимся противником, когда возник перед ним сребровласый индивид, облаченный в черные одеяния; один глаз его закрывала повязка. С легкостью оттолкнув Звездного, незнакомец обернулся к уроженцам Ляписа, покачал головой. «Вы слабы», - резюмировал он, после чего велел Галасу убираться прочь, да поскорее.

Звездный колебался, но могущество незнакомца было неоспоримо и многократно превосходило его собственное. Посему Галас самым постыдным образом отступил...

Герои поблагодарили незнакомца за помощь, ведь спас он их от верной гибели. «Я – Акстар», - бросил среброволосый. – «Вам самим не стыдно быть столь слабыми? Будь я таков, вообще бы никому на глаза не показывался». Лоссвел молчал, не зная, как реагировать на подобные слова, а Акстар продолжал: «Номер, коим обладает каждый член Ордена, показывает, где именно находится он в иерархии. Только что вы противостояли Омикрон-Звездному, и означает это, что четырнадцать воителей занимают более высокий ранг и куда могущественнее вашего противника».

Акстар вновь напомнил выходцам из Ляписа, что они – слабы, и питает он к ним лишь презрение. Посему навряд ли они встретятся вновь, ведь подобные индивиды попросту недостойны его внимания... С этими словами воин исчез...

Лоссвел был донельзя обескуражен встрече с Акстаром, пребывал в смятении. Осознание собственной слабости повергало его в откровенное отчаяние... Беглец, остававшийся поблизости, с опасной вернулся, предложил героям продолжить путь к Драконьей Деревни.

Шагая по магистрали, Лоссвел мало-помалу взял себя в руки. Да, все, что сказал тот воин, - правда. Он действительно слаб. Но он станет сильнее. Непременно. Иначе в Паладии просто не выжить...

...Когда достигли герои затерянного горах селения – Драконьей Деревни, - путь им предградил воин, облаченный в алые доспехи. Бежавший из трудового лагеря мужчина представил защитника селения своим спасителям: «Дюк, долг коего – сдерживать заточенного дракона». Дюка, продолжавшего терзаться подозрениями, мужчина заверил, что спутники его не могу оказаться лазутчиками врага, поклялся в этом.

Дюк долго молчал, после чего кивнул, признавая правоту слов спасенного, отступил в сторону, молвив: «Прости, что не выступил тебе на выручку». «Все хорошо», - улыбнулся беглец. – «Твой долг – надзирать за драконом, и означает это, что покинуть деревню ты не можешь».

Пригласив чужеземцев следовать за ним, мужчина устремился в селение. «То, что вы здесь, доказывает, что я всецело доверяю вам», - говорил он. – «Деревня наша – оплот сопротивления тирании Альдора. Ибо пока правит император, для Паладии нет будущего. Мы готовы принести в жертву все, чтобы низложить его. Обычно мы предлагаем искусным воинам примкнуть к нам, но... вижу, у вас есть собственные цели». «Ты прав», - признал Лоссвел. – «Мы пытаемся отыскать нашего друга, Рейна».

Лоссвел описал внешность исчезнувшего собрата мужчине, и тот задумчиво произнес: «...В трудовом лагере... я видел похожего человека». Лоссвел исполнился надежды, постановил, что наряду с товарищами немедленно выступит к лагерю... несмотря на то, что место это для чужеземцев весьма опасно.

На какое-то время герои задержались в Драконьей Деревне, обиталище драгунов, дабы передохнуть после долгого пути и пополнить припасы. Быть может, удача пребудет на их стороне, и они действительно отыщут Рейна в трудовом лагере, а после воссоединятся с Раегеном и Веритасами, которые уже наверняка успели повергнуть императора...


По мере приближения к чертогам императора Веритас Темный ощущал чье-то невероятное могущество, гадая, кого же встретят они, переступив порог.

У дверей, ведущих в покои сюзерена Альдора, замерли шесть фигур. Пятеро были закутаны в черные плащи с низко накинутыми на лица капюшонами; шестой же индивид, облаченный в черный доспех, выступив вперед, бросил насмешливо: «Герои из прошлого 700-летней давности? Неужто вы еще пребываете в заблуждении о том, что силы ваши мало-мальски значимы? Неужто мы, Звездные высших рангов, действительно должны противостоять столь жалким противникам?»

Звездные обратились к своему предводителю, Хью, Дельта-Звездному, прося того покончить с чужаками, продемонстрировав свои невероятные способности, ведь взлет сего индивида в иерархии Орденов был поистине стремителен. «Мой меч – не для зрелищ», - отрезал Хью, - «а для того, чтобы разить тех, кто стоит у меня на пути. Что ж, нападайте, Шестеро Присяжных Паладии! Я оборву ваши долгие жалкие жизни!»


Веритасы разили солдат Альдора, пытавшихся помешать их продвижению к чертогам императора. С каждым шагом плохое предчувствие снедало Раегена все яростнее, но никто из спутников его не ощущал ничего подобного, что казалось Темному донельзя странным. Почему же лишь он один ощущает некую могущественную сущность, ожидающую их?..


Тем временем в землях Георла отряд Лоссвела, покинув Драконью Деревню, выступил в направлении трудового лагеря. Как и в Ляписе, здесь, в Паладии Лоссвел ежедневно продолжал упражняться во владении мечом, оттачивая боевые приемы. Чувствовал он, что непременно должен стать сильнее, дабы справиться с испытаниями, которые – вне всяких сомнений – ожидают впереди. И осознание того, что на этот раз на стороне их выступает не только сир Раеген, но все Шестеро Присяжных Паладины, наполняло душу уверенностью. Как же все-таки удивительно, что все они оказались живы.

В воспоминаниях Лоссвел воскресил тот день, когда все его товарищи собрались у «Неуязвимого», дабы покинуть, наконец, Ляпис и устремиться в странствие в Паладию – мир чужой и неведомый. «Подождите», - послышался голос, и приблизились к ним пятеро Веритасов – целые о невредимые. Герои опешили – как понимать подобное?.. Зрят они видения, или?...

«Мы и сами не знаем, что произошло», - признался Веритас Пламенный. – «Мы ведь вроде как погибли». «Мы услышали голос во тьме», - добавил Веритас Земляной. – «Он сказал: ‘Я позволю вам пожить еще немного’». «А затем мы обнаружили себя в Святыне Земли, живыми», - закончил престранный рассказ Пламенный.

Фина и Сакура переглянулись: неужто воскрешение Веритасов – дело рук темной Фины?.. Возможно ли, что, обратившись в кристалл, сохранила та подобное могущество?..

Обе стороны не испытывали боле вражды друг к другу, и Веритасы просили Лоссвела и Раегена взять их с собой в Паладию... просто для того, чтобы снова взглянуть на свой родной мир. «Если там царит мир, оно и к лучшему», - изрек Веритас Небесный. – «Отрадно будет осознать, что к становлению его мы были причасны».

Герои Веритасам не отказали в их просьбе, и через воссозданные Сакурой врата между мирами переместились в Паладию, где немедленно приступили к поискам Рейна. Довольно скоро выяснили они, что царит в сем мире тирания...

Усилием воли отогнав непрошенные воспоминания, Лоссвел присоединился к товарищам, сворачивавшим лагерь и вновь выступающим в путь. Потянулись мили руин, испещрявших пределы Георла; казалось, континент сей познал все оттенки серого, и иных цветов здесь попросту не существует... Унылые мертвые земли, не осталось в которых и толики былой радости...

«Интересно, насколько силен император Паладии?» - нарушила затянувшееся молчание Фина, когда наряду со спутниками шагала по выщербленной магистрали. «Не знаю», - пожал плечами Лоссвел. – «Но отец и Шестеро Присяжных одержали верх над Восьмерыми Мудрецами Хесса 700 лет назад. Темная Фина, Сол, Бегемот, Бахамут... Они сумели справиться со всеми! Надеюсь, и императора смогут повергнуть».

И вновь возвращаются воспоминания... С момента прибытия их в Паладию пришло какой-то время, когда Раеген, обратившись к Лоссвелу, постановил, что Шестеро Присяжных отныне устремятся прямиком в Альдор, дабы покончить с тиранией императора. «Я понимаю, отец», - кивнул тогда Лоссвел. – «Мы же продолжим поиски Рейна».

Обратившись к Веритасу Небесному, Лид осведомилась, оставил ли Сид помыслы об отмщении. «Не могу сказать, что избавился от них», - признался тот. – «Однако теперь у меня новый путь в жизни, и не скажу, что это плохо».

Расставание с Веритас Водной наполняло Николя смутной тревогой, и не понимал он, что стоит за этим чувствами... но всем сердцем желал скорейшего воссоединения. «Удачи вам, Светлая Ситра, Водная Фолка», - искренне пожелал тактик, и Веритас Водная изумилась: «Фолка... Ты запомнил мое настоящее имя?» Николь утвердительно кивнул, и обе женщины растерялись, как деревенские девчонки, не зная, что ответить юноше.

...Герои продолжали путь к трудовому лагерю...


Наконец, Веритасы достигли покоев императора, замерли в нескольких десятках шагов от Орденов. Реаген в упор смотрел на предводителя противников, лицо которого скрывал шлем с алым визиром; именно от этого индивида ощущал он могущество, ни с чем не сравнимое.

«Призраки прошлого», - громыхнул под сводами чертога глас императора, - «вы зрите пред собою лучших воинов державы, Орденов. Те, кто полагается лишь на свою силу, встретят незавидный конец, ибо ожидает их сила куда большая... Каковы же ощущения? Нет для вас большего унижения! Ощутите же всепоглощающее отчаяние».

Воин в черных доспехах выступил вперед, и, обращаясь к прибывшим, постановил: «Я - Хью, Дельта-Звездный. По приказу императора я покончу с вами здесь и сейчас!» Сознавали Веритасы, что нынешний противник их многократно сильнее тех, кому противостояли они доселе. Однако, не устрашившись, изготовились они к бою...


Отряд, следующий в южные земли Георла, достиг некоего заброшенного завода. Было принято решение сделать небольшой привал, и Лоссвел, покинув спутников, уединился в одном из помещений обширного комплекса, дабы возобновить упражения с мечом.

«Думаешь, этого достаточно?» - произнес знакомый голос, и из теней выступил Акстар, наблюдавший за тренировкой Лоссвела. «Что ты делаешь здесь?!» - изумился тот, и Акстар пожал плечами: «Возможно, мы направляемся в одно и то же место». После чего постановил, что все приемы, изученные Лоссвелов – детская игра, и в открытом противостоянии Орденам окажутся они совершенно бесполезны. Лоссвел пришел в ярость: что о себе возомнил этот самоуверенный тип, вздумавший насмехаться над ним! Приему, который он применяет, научил его сам сир Раеген, а навыки отца чернить он не позволит никому!

В чертог ступила Фина, и Акстар удалился. Лоссвел, не проронив ни слова, устремился в иную сторону, и Фина долго смотрела вслед товарищу. Почему каждая встреча с этим Акстаром наполняет Лоссвела таким гневом?.. И посему сей незнакомец намеренно выводит друга ее из себя?..

Но все же замечание Акстара не выходило из головы у Лоссвела, и продолжал он задаваться вопросом – что же не так с его приемом. После, покидая индустриальный комплекс, Лоссвел вновь повстречал Акстара, и заявил тот: «Попробуй атаковать меня сейчас, когда я безоружен. Сразу поймешь, что не так с приемом».

Зарычав от гнева, Лоссвел обнажил клинок, метнулся к противнику. Акстар сделал едва заметное движение рукой, и Лоссвел пал, сраженный нечеловеческой силой сего престранного индивида. Продолжая усмехаться, Акстар процедил: «Таков он, Лоссчервь, пресмыкающийся у ног моих пред смертью». «Как ты сделал это?» - прохрипел Лоссвел, изумленный до глубины души, и Акстар презрительно поморщился: «Глупец! Не требуй у меня ответа до тех пор, пока не попытаешься отыскать его сам... Но, в принципе, можешь нанять меня. Если сделаешь это, я расскажу тебе все, что пожелаешь».

Он удалился, а Лоссвел, опустошенный как физически, так и морально, с трудом поднялся на ноги. Как подобный наемник смог отразить голыми руками лучший прием сира Раегена, коему обучил тот Лоссвела?.. Уму непостижимо... Душу вновь захлестывал гнев...

Продолжая путь, миновали герои заброшенную железнодорожную станцию, где на протяжении долгих лет ржавели брошенные поезда, и вскоре достигли отрогов трудового лагеря. Патрулировало пределы сии немало альдорцев, и навряд ли нападение на лагерь увенчается успехом. «Эх, был бы тут Николь», - вздохнул Джейк, коему отчаянно не хватало присутствия друга. – «Уж он бы с ходу придумал подходящую тактику».

Наблюдали герои, как к стражам, несущим вахту у ворот лагеря, приблизился пленник. «Я принес вам воду», - выдавил он, однако стражи с силой оттолкнули несчастного, принялись избивить ногами. «Ты слишком долго!» - глумились они над беззащитным человеком. – «Как посмел ты заставить ждать нас, элитных солдат императора!»

Не в силах выносить подобную сцену, Фина покинула укрытие, бросилась к солдатам, требуя, чтобы прекратили те издевательство над пленником. Лоссвел метнулся следом, и, выхватив Пурпурную Молнию из ножен, одним ударом прикончил обоих стражей. И вновь сомнения захлестнули его разум: почему прием, который он только что успешно применил, оказался с легкостью отражен Акстаром?.. Почему?!.

Исцелив заклинанием избитого заключенного, Фина велела тому укрыться где-нибудь, после чего обратилась к Лоссвелу, молвив: «Я хочу помочь пленникам». «Да, знаю», - отвечал тот сердобольной девушке. – «Но нам слишком мало. Нам следует по возможности избегать схваток, отыскать Рейна и попытаться образовать коридор, через который пленники смогут бежать. После чего мы разделимся на две группы, отвлекая на себя внимание врага. Одна из групп будет противостоять альдорцам, в то время как вторая выведет заключенных». «Да, наверное, это все, что мы можем сделать в этой ситуации», - признал Джейк.

Соблюдая осторожность, герои устремились к лагерю. Конечно, избежать схваток с патрулями им не удалось, посему старались они расправляться с солдатами как можно скорее, после чего прятали тела альдорцев, надеясь, что шум сражений не привлечет костяк остающегося в пределах трудового лагеря гарнизона.

К изумлению героев, пленник, спасенный ими прежде, рассказал о чужаках офицеру, в ведении которого находился лагерь, и тот наряду с внушительным контингентом солдат последовал за заключенным, указавшим альдорцам на противников. «Почему ты предал нас?» - вопросили герои. Пленник стыдливо промолчал; за него ответил офицер гарнизона: «Потому что в Паладии нет места тем, кто выступает против воли императора, и ему известно об этом».

Герои обнажили оружие, но офицер отдавать солдатам приказ к атаке не спешил. Вместо этого он выстрелил из пистолета в ног пленнику, и, обратившись к чужеземцам, буднично заявил, что продолжит расстреливать жертву до тех пор, пока они не сложат оружие.

Лоссвел долго молчал, а после опустил меч, бросив: «Хорошо, мы сдаемся без боя. При условии, что пленник немедленно получит медицинскую помощь». Офицер закатил глаза: как же все-таки просто найти болевые точки у этих слабаков, почитающих себя спасителями мира!

Альдорцы окружили героев, сопроводили в камеры; ни одна из сторон не ведала, что за произошедшим инцидентам с вершины ближайшего утеса зорко наблюдал Акстар...

...Следующие часы четверка героев провела в заключении. Обратившись к товарищам, Лоссвел извинился, считая, что оказались они в сем незавидном положении исключительно по его вине. «Я сделал стратегическую ошибку», - вздохнул он. – «Если бы я только взял в расчет душевное состояние этого пленника...»

К камере приблизились двое стражей, сняли шлемы. То оказались Николь и Сакура, пришедшие на помощь друзьям. Они отомкнули дверь камеры, заявив, что надлежит им бежать отсюда поскорее. «Но как вы узнали, что мы здесь в заключении?» - поинтересовался Лоссвел, и отвечала Сакура: «Ответ – снаружи».

Покинув здание комплекса для заключенных, лицезрели герои Акстара, замершего напротив офицера Альдора и его подначальных солдат. «Мы находились в городе неподалеку», - молвил Николь, и, указав на наемника, добавил: «Этот человек провел нас к трудовому лагерю».

Заметив беглецов, Акстар обернулся к ним, приветственно кивнул. «Ох, жалкий ты человек, Лоссчервь», - вздохнул он. – «Позволяешь бросить себя в тюрьму из-за некоего неблагодарного пленника. Ты даже не представляешь, что являет собой истинная сила!» «То есть, ты утверждаешь, что мне следовало наплевать на жизнь пленника и сражаться с ними?» - сдержавая гнев, вопросил Лоссвел. – «Если в этом и состоит истинная сила, то мне она не нужна». «Ничего ты не понял», - констатировал Акстар. – «Впрочем, я и не удивлен, ведь мозгом-то ты обделен».

«Закончили?» - рявкнул офицер, и вновь направил пистолет на заключенного, которого недавно с таким удовольствием расстреливал. Похоже, альдорец был полностью уверен в том, что сердобольные пленники по доброй воле вернутся в камеру, откуда посмели бежать.

«Ну вот, так же ситуация», - усмехнулся Акстар, в упор глядя на Лоссвела. – «Как поступишь, Лоссчервь?» Лоссвел растерянно молчал, и наемник хмыкнул: «То есть, для тебя истинная сила – просто стоять да гадать, как следует поступить? Тогда молчи и смотри».

Выхватив меч, наемник метнулся к солдатам, и не успели те отреагировать, как нанес удар, оборвавший их жизни. Поражены до глубины души были и пленник, и герои. Заключенный поспешил ретироваться, а Акстар бросил Лоссвелу: «Сила состоит в способности защитить всех, не идя на компромиссы, вне зависимости от ситуации». Осознал Лоссвел, что подобный прием ему не под силу; навряд ли он сможет когда-либо надеяться сровняться в искусстве владения мечом с сим индивидом.

Постановил Николь, что теперь, когда пролита кровь, надлежит воспользоваться ситуацией и зачистить трудовой лагерь от альдорцев. «Акстар, ты же поможешь нам?» - осведомился тактик, и отвечал тот: «Помочь? Вообще-то, я думал, что сделаю все сам... Но так и быть, подыграю вам».

Герои атаковали альдорских солдат, выступивших на защиту каменоломен... когда путь им преградил Галас, Омикрон-Звездный. «Все данные о сражениях, которые ведут Звездные, отправляются императору», - с притворным сожалением сообщил он. – «Другими словами, если я позволю вам бежать, то буду исключен из числа Орденов. А этого я не допущу!.. Ведь пока ты остаешься в Орденах, у тебя нет недостатка в деньгах, славе, женщинах! Буду честен с вами. Мне глубоко наплевать на императора! Я просто хочу иметь от жизни все! И поэтому мы умрете здесь и сейчас! Ради моего будущего! Ради моих желаний!»

Сакура презрительно хмыкнула: человеческая особь, идущая на поводу у собственных низменных желаний. Что может быть хуже?.. Акстар, сопровождавший героев, отошел в сторону и, скрестив руки на груди, предложил Лоссвелу и спутникам его попытаться покончить с противником, не прибегая к его помощи. «Ведь если мы не сможете сразить Омикрона-Звездного, со Звездными более высокого ранга вам и связываться нечего», - пояснил наемник решение свое пораженным героям. – «Хотя, если вы не собираетесь в будущем противостоять Орденам, я, так и быть, помогу вам». «Акстар», - вздохнул Лоссвел. – «Ты, должно быть, самый раздражащий тип в мире. Но я... не позволю никому встать на нашем пути!»

С этими словами он обнажил меч, и, сделав шаг в направлении замершего в ожидании Галаса, постановил: «Я продолжу двигаться вперед до тех пор, пока не отыщей Рейна, и преодолею все препоны». Остальные пятеро присоединились к Лоссвелу, ибо устремление его всецело разделяли.

В противостоянии герои повергли Галаса, но пав, тот рассмеялся. «Я ведь уже говорил вам», - прохрипел Звездный. – «Все данные о наших сражениях отправляются непосредственно императору. Стало быть, с этого момента вас начнут преследовать Звездные более высоких рангов! Для вас все кончено!»

«Молчать», - поморщился Акстар. – «Твое блеяние режет мне уши». После чего наемник, сохраняя обычное непроницаемое выражение лица, стремительным ударом меча оборвал существование Галаса. И, поскольку гарнизона альдорцев в сем трудовом лагере не существовало боле, Акстар устремился прочь... когда окликнул его Лоссвел.

«Я хочу, чтобы ты стал моим наставником», - произнес он, обращаясь к наемнику. – «Я должен стать сильнее. Я должен... обрести истинную силу – подобную той, которой обладаешь ты». «Стало быть, ты готов нанять меня?»- уточнил Акстар, и Лоссвел отрицательно покачал головой: «Нет. У меня нет таких денег».

Акстар презрительно хмыкнул, вновь вознамерился уйти, и Лоссвел обещал наемнику, что непременно расплатится с ним – сразу же, как только обретет необходимую сумму. «Что ж, почему бы и нет», - пожал плечами Акстар, поразмыслив. – «Поиграться с червем – неплохой способ убить время». Лоссвел задохнулся было от ярости, и Акстар, заметив это, усмехнулся: «Нельзя ученику злиться на наставника. Если уж я буду учить тебя владению мечом, то ожидаю уважения. Если у тебя нет достаточной выдержки, то и говорить нам не о чем». «Я... понимаю», - выдавил Лоссвел, усилием воли взяв себя в руки. – «Понимаю... наставник».

«С этого момента ты, Лоссчервь, мой ученик», - постановил Акстар. – «Стало быть, ты станешь беспрекословно исполнять все мои прихоти, как послушный ученик». Лоссвел кивнул; он готов был пойти на любые унижения, дабы обрести силу, необходимую, чтобы выжить в Паладии и отыскать сгинувшего в сем мире названного брата.

Следовало признать, что Рейна в трудовом лагере не оказалось. Либо беглец, направивший их сюда, обознался, либо же они разминулись с Рейном в хаосе произошедшего только что сражения.

Заключенные, однако, не спешили покидать пределы каменоломни. Один из них, уже однажды предавший героев, подступил к ним, воскликнув: «Что вы наделали?! От императора невозможно бежать, и покидая лагерь, мы подписываем себе смертный приговор... Поэтому мы остаемся. Это вы учинили тут разбой, мы не хотели этого». Герои подобного откровения не ожидали: стало быть, страх пред могуществом Альдора настолько глубоко проник в сердца мирян этого мира, что и не мыслят они для себя иного существования, кроме как покорного подчинения императору и его приспешникам.

«Но если император перестанет существовать, проблема разрешится», - обнадежил товарищей Лоссвел. – «Потому не о чем беспокоится. Отец и Веритасы наверняка пресекут тиранию императора». Акстар, однако, не был в сем так уверен, однако мысли свои держал при себе...


В противостоянии с Орденами Веритасы довольно скоро ощутили, что противники значительно превосходят их умением, обладают способностью предугадывать все возможные действия. Осознание того, что слова императора о «реликтах прошлого» истинны, снедало души... Один за другим Веритасы оказались повержены.

«Я читал о тебе в исторических книгах Альдора, Раеген», - бросил Хью, обращаясь к Веритасу Темному. – «В Альдоре тебя даже сейчас считают героем». «Меня?» - с горечью усмехнулся Раеген. – «Боюсь, историки позволили себе в этом некоторую вольность». «Герои должны умирать героями», - отчеканил Дельта-Звездный. – «Их благородное прошлое не должно быть запятнано. Нападай, позволь же мне лично покончить с тобой!»

Раегену не давало покое ощущение могущества, исходящего от Хью. Почему-то казалось оно таким знакомым... Но Темный, выбросив из головы все посторонние мысли, атаковал противника...

Долго длилось сражение двух могущественных воинов, когда, наконец, Хью отступил на несколько шагов, уважительно кивнул, молвив: «Неудивительно, что они называют тебя ‘героем’. Тот факт, что ты все еще на ногах, впечатляет. И сражаешься ты с честью. Но когда ты ударил меня мечом, я нанес ответный удар, куда более сильный. И раны твои гораздо серьезнее моих. Раеген... Победа за мной!»

Скрипя зубами, Раеген старался удержаться на ногах, отказываясь признавать поражение, но силы стремительно оставляли его. Не случилось чуда, и пал он...

Шестеро Присяжных Паладии познали сокрушительно поражение от рук Орденов. «Это конец, Раеген», - бросил Хью, и, приблизившись к поверженному, занес меч для последнего удара...

  1  2  
Web-mastering & art by Bard, idea & materials by Demilich Demilich