Demilich's

19. Ветер юго-западный

- Простите еще раз. - сказал Штейнер, грохоча доспехами вниз по винтовой лестнице башни и забегая вперед неторопливо спускающегося метеоролога. - Я повторяю. Я сопровождаю особу высокого ранга. И должен сопроводить ее в замок! Когда прибывает воздушный корабль?

Моррид-метеоролог, уже упоминавшийся ранее дедушка Нины из паба, отвечать не отвечал. Он был все-таки очень-очень старым человеком, согбенным годами, и для него собственные мысли были много важнее раздражителей из мира внешнего; Штейнер пытал его вопросами уже не меньше часа и ничего не добился, кроме прерываемых долгими паузами неясных рассуждений о погоде, о кофе, о метеорологии, о разных людях, многие из которых уже умерли, о рыцарях, о замках и воздушных кораблях, об особах высокого ранга, обо всем - кроме времени прибытия того воздушного корабля, какой был нужен Штейнеру. Уже дважды они - то есть Моррид, опирающийся на палочку, а Штейнер за ним - поднимались на самый вверх башни и спускались вниз, метеоролог снимал показания с каких-то своих приборов, глядел в потрепанный бинокуляр на треноге куда-то вдаль и то неспешно беседовал не то со Штейнером, не то сам с собой, то замолкал и погружался в собственные мысли. Возвращаться к Нине у Штейнера почему-то желания не было, и он не терял надежды добиться искомого от Моррида.


Башня была не совсем башней. Похоже, когда-то это было просто необычная в здешних равнинных местах скала, белая, выбившаяся на полтора десятка метров из зеленых трав и зубцом выдающаяся с края обрыва последние несколько тысяч лет - древний камень совсем обветрился и растрескался, в каждой малейшей шели рос пушистый мох, ловя тепло и влагу Норличских высот, всепобеждающие травы карабкались на камень снизу, и старая скала казалась продолжением весенней равнины.

Но совсем недавно по счету времени скалы и в незапамятные времена по счету людей кто-то разумный нашел старую скалу удобной для наблюдения за бескрайним Туманным океаном, или за полями вокруг, или за синим горным хребтом на горизонте. Кто-то властный веками позже указал на скалу не знающим противоречия перстом, и кто-то трудолюбивый натаскал к ее подножию камней, подпер монолит от падения другими, меньшими по сравнению глыбами, надстроил его искусной кладкой до двадцати метров высоты и вытесал по всей его окружности крутую лестницу в четыре витка.

Была ли крыша на самом верху, над верхней круглой площадкой с обточенными временем зубцами, горел ли там неугасимый огонь и несли ли на древней скале беспрерывный дозор отважные воительницы в блестящей броне - да-с, это Александрийская земля, в вечном владении воинственных королев испокон веков и до скончания времен. Было ли это все, теперь сказать было сложно, поскольку все это заменили мирные инструменты старого метеоролога и сам он, да еще покрытая брезентом стрела погрузочного крана, спущенная между меловыми зубцами башни.

Моррид ее не трогал, а Штейнер о ней не спрашивал, хотя стрела, по мнению романтичного капитана, немало вредила башне: от старого камня пахло ночными кострами, бессонными ночами вахты, пограничными стычками, погонями, настоящими сражениями, приложи, казалось, ухо к скале - услышишь скрежет натачиваемого оружия, неторопливые полуночные разговоры караульных и сонное квохтанье верховых чокобо, спящих по своей привычке на одной ноге у подножия башни, оседланных и всегда готовых, когда вспыхнет на башне особо яркий огонь и слетит по четырем виткам лестницы встревоженная хозяйка и вспрыгнет в седло, мчаться с грозной вестью - быть может, навстречу настоящим подвигам, победам, триумфам, каковые щедро раздает судьба людям, которые ее никогда, никогда не боятся. И у капитана Штейнера при этих мыслях сладко ныло сердце, и он отставал от Моррида и прекращал свои расспросы - на несколько минут. Пахло от башни самой Историей в ее не тронутом непочтительными руками виде, и, даже если все, о чем думал капитан, было навеяно лишь его фантазией и башня во все времена служила лишь мирным наблюдателям вроде Моррида, следящим разве что за погодой, все равно - всегда сладок запах времени для ищущего настоящее в прошлом.


Моррид и Штейнер вошли в домик метеоролога, крошечное строение, прилепившееся к подножию метеобашни, как грибок у основания старого пня. Снаружи казалось, что домик как игрушечный, жить в нем нельзя - но места хватало для кровати с никелированными шишечками, для дровяной плиты, на которой благоухала кофе раскаленная турка на длинной ручке, для стопок книг и рукописных таблиц на забившемся наполовину под кровать столике и просто на полу, для ходиков на стене, для искусно собранной модели - ба! - летающего театра "Прима Виста" в одну шестидесятую - под потолком на тонких нитях, и для самого тихо усмехающегося в моржовые усы Моррида. Штейнер в домике помещался не полностью, он стал на пороге, сворачивая шею, головой внутрь домика и заняв могучим телом весь дверной проем.

- Когда прибудет корабль? - в сотый, наверное, раз спросил Штейнер. - Вы тут один знаете.

- Да? Конечно. - хмыкнул Моррид, отставив к стене свою палку и взяв дышащую паром турку за ручку, вертя ее так и этак, чтобы кофе скорее остыл.

- Мне так сказала ваша внучка. - буркнул Штейнер.

- А-а. А уж я-то подумал - кто. Да. Конечно.

Моррид вдруг лукаво глянул на капитана и добавил:

- А ведь вы мне об этом уже говорили. Два раза.

Штейнер вздохнул.

- Я, конечно, уже весьма немолод. - неторопливо сказал Моррид. - Даже так. Я совсем уже старый. И могу забыть, о чем вы говорили. Я помню, какой был ветер сорок лет назад в этот же день - северо-северо-восточный, пять и восемь с утра, после полудня три и три... А ко мне тут не так часто ходят. Только маленькая Роза - нет, Нина, она носит мне продукты, дрова и кофе, и я каждый месяц, первого числа, сдаю отчеты этому молодому, не помню, как его зовут. Какая она все-таки славная девочка.

- Может, все-таки вспомните про корабль? - с надеждой спросил Штейнер.

- Да. Конечно. Нина носит мне кофе, сейчас в деревне много хорошего кофе. Его привозит тот молодой, не помню, как его зовут, а я его варю и пью, потому что у меня трудная работа, и меня расслабляет один запах кофе. Я один так умею варить кофе, больше так никто не умеет. Лет десять назад, зимой, приходил ко мне другой молодой, толстый, я забыл, как его звали, но он очень просил меня научить варить кофе так, как я это делаю. И я его научил, потому что правильно варить кофе - большая наука и нужная. Настоящий, хороший кофе должен быть правильно приготовлен и правильно сварен. Кстати, вот хороший кофе. Хотите чашечку?

- Благодарю вас. - буркнул Штейнер, принимая дымящуюся чашку. Кофе был горячим донельзя, но действительно вкусным. Вдруг и правда старик знал какой-то связанный с его приготовлением секрет?

- Я здесь не для того, чтобы кофе пить! - рявкнул Штейнер, отставляя пустую чашку и искусственно подогревая в самом себе злость, раз уж простые слова не работали. - Скажите мне, когда прибывает грузовой корабль? А то ее высочейшее королевское величество Брана Тил Александрос воздаст вам по заслугам!

На старика эта угроза не слишком подействовала:

- Да? И что же?

- Ваша башня перейдет в королевскую собственность...

Моррид удивленно воззрился на Штейнера.

- Я здесь работаю почти пятьдесят лет и все это время башня и так принадлежала королеве. И этой, и прежней, которая была до нее, и так всегда. На моей памяти не первая королева правит в Александрии. Еще кофе хотите?

- Вас заменят другим метеорологом.

Моррид как-то поскучнел.

- Я же здесь живу. Незачем присылать сюда другого метеоролога, молодого, в такую глушь. Ему нужно жилье, жалованье, может, у него жена, и дети пойдут, а работаю я ничем не хуже, чем пятьдесят лет назад.

Штейнеру стало стыдно.

- Я не то хотел сказать. Прошу прощения. Я и не сомневался.

Моррид довольно улыбнулся, наполняя себе очередную чашку.

- Ветер сегодня юго-западный, семь и четыре. Дождя несколько дней не будет после сегодняшнего. Кофе?

- Да, спасибо.

- Вы же со мной давно разговариваете, хотите узнать про корабль. Я старый, но я все помню. Вы все время спрашиваете: "Когда будет корабль? Когда будет корабль?".

- А вы знаете все-таки или нет? - спросил Штейнер.

- Да.

- Вот. - сказал Штейнер. - Знаете, а мне не говорите. А я должен сделать хорошее, правильное дело. Чего бы это мне не стоило.

Доставить принцессу Гарнет Тил Александрос в замок. Хотя бы и против ее воли. Это правильно.

- А кто определяет, что правильно, а что неправильно? Неужели вы?

- Кто угодно. - буркнул Штейнер. - Всякий знает, что правильно, а что нет.

Моррид тихо засмеялся в усы.

- Вы еще зелены. Поживете даже не с мое...

- А когда корабль прибудет-то?

Моррид поставил чашки и блюдца на полку и турку на потушенную плиту.

- Только что прибыл. Вот только что. Его, наверное, сейчас загружают. Вы меня простите, что я вас столько здесь продержал. Приятно поговорить с хорошим человеком лишний раз. А я тут живу бирюком, только Роза - нет, Нина...

- Могли бы и раньше сказать... Огромное спасибо! - завопил Штейнер, выскакивая из домика и мчась вниз по склону. Моррид выглянул из дверей домика, помахал вслед капитану, улыбаясь собственным мыслям.


Корабль был не совсем того рода, что ожидал увидеть Штейнер. Хотя и то, что стояло на лугу, прямо посреди вычерченных в колыхающейся траве исполинских меловых кругов, проведенных в незапамятные времена, в равной мере с ними поражало воображение. Это был аэростат.

Гигантское его тело, широкое и длинное, обтекаемое, недвижно повисло над травами луга, над древними кругами, отбрасывая необъятную тень. Старый аэростат презирал силу тяготения, приковывающую все и вся к поверхности планеты, все живое и неживое, гордился своим превосходством даже над всем летающим, над птицами и насекомыми, даже над другими воздушными кораблями, зависящими от тяги несущих винтов, удерживающих летучие машины от падения с высоты, на которую они сами вознесли себя. И у него было на то право - как у того единственного, кто невесом и потому свободен навсегда, кто может парить всю свою жизнь до ее скончания, не связавшись с любыми средствами, кроме собственной природы. У такого аэростата - просто должен быть тот характер, что у огромного, старого бывшего вожака диких слонов, служащего теперь людям: он сам делает им одолжение, таская грузы, и добродушно смотрит с высоты своего роста на суетящуюся мелкоту, вообразившую себя его хозяевами и не понимающую, что в любой момент он может, если захочет, разорвать свои цепи и уйти в лес, где он родился и умрет, его мир, его стихию, как небо для аэростата.

В темно-желтую, выгоревшую на солнце плоть тихо покачивающегося баллона впились тонкие канаты, расчертив огромное тело баллона мелкой клеткой. Гигантская стальная рама, венчавшая аэростат на середине хребта и далеко разнесшая в стороны свои стрелы с парой огромных тонких винтов на концах, придавая летучему исполину то достоинство, какое слону-вожаку придают его огромные бивни, пусть затупленные работой, пускай окольцованные. И груз-гондола был при нем, тонкая черная ладья с конской головой на носу, подвешенная в паутине канатов - но аэростат смотрел на нее с высоты взором старого философа, знающего жизнь и не позволяющему ничему смутить себя.


Гондола была куда больше, чем Штейнеру показалось сначала. Ладья, черная, изящная, была не меньше пятнадцати метров в длину, пяти-шести в высоту и очень напоминала старинный морской корабль со своим изгибом бортов, выгнутым килем, надстройками на палубе, а стилизованная конская голова на носу с раскрытой пастью, налитыми гневом резными глазами и намеченной одними зарубками гривой дополняла сходство. Казалось, отпусти ее канаты - луг расступится перед черной ладьей солеными волнами, борта оденутся многоцветными щитами, распахнется полосатый парус и она понесется вперед, навстречу приключениям.

Как могли люди связать одной упряжкой два столь несхожих создания рук своих? Слоновидный исполин-аэростат мечтает о небе, а ладья грезит морем; но они прикованы к земле своей общей работой. Вот огромные бочки, принайтованные к бортам, отяготили ладью, и люди торопятся, погоняют своих желтых птиц, никогда не мысливших о полете, волочащих в упряжках новые бочки, выволакивая их из большого люка в траве, распахнутого солнцу настежь.

- Эй, вы! - гаркнул Штейнер, не успев толком приблизиться. Грузчики оставили работу, вытаращились на него, а затем кто-то крикнул:

- Вот он, тот самый мужик в доспехах, что я вам говорила?!

И немедленно всех как ветром сдуло. Народ в течение нескольких секунд скатился в подземелье; человек на чокобо щелкнул языком, рванул поводья, и чокобо побежал к деревне, высоко поднимая голенастые ноги, а бочка, в которую он был запряжен, покатилась следом. Второй чокобо, уже распряженный, нырнул в люк вместе с людьми. Последним к люку добежал, прихрамывая, Рей, двухметровая крышка с прикрепленным дерном почти опустилась, но Рей, демонстрируя неплохую спортивную подготовку, прыгнул, покатился по земле и ухитрился не только попасть в узкую щель, но еще и погрозить Штейнеру крепким кулаком изнутри. Штейнер добежал до люка и забарабанил по крышке, но никто, конечно, ему не открыл, и Штейнер остался наедине с крышкой люка, баллоном аэростата над головой, тихой ладьей-гондолой рядом и еще - двухметровой бочкой по соседству, уже поставленной вертикально, но еще не подвешенной к борту ладьи.

Бочка не то что бы заинтересовала Штейнера, но внимание его привлекла. Он обошел ее, изучил знакомую эмблему на круглом боку - четырехконечная звезда в зеленом круге - потрогал медный клепаный обод и собрался было идти к гондоле, но тут изнутри бочки раздался какой-то треск.

Штейнер вздрогнул, и тут треск раздался снова, а затем верхняя крышка бочки явственно шевельнулась.

Капитан Штейнер не был человеком трусливым или, тем более, суеверным (а вдруг там злые духи?), но знал твердо: в бочке с шевелящейся крышкой должен кто-то сидеть, иначе некому шевелить эту самую крышку. И, судя по размеру бочки, этот кто-то был немалого роста, как решил Штейнер, а, судя по тому, что обитатель бочки лез на волю, сидеть в бочке ему совсем не нравилось. Еще вся эта секретность, с которой велась погрузка бочек - значит, обитателей бочек надо прятать, почему? Потом, в бочках, а их на бортах гондолы штук семь, сидят семь плюс один - восемь этих... обитателей. И вообще, лучше ткнуть эту бочку мечом от греха подальше.

- Эх, будь что будет! - махнул рукой Штейнер, стаскивая со спины палаш и примериваясь.

Крышка пошевелилась снова, и тут ее изнутри пробило что-то острое, и тут же спряталось обратно; Штейнер успел только краем глаза заметить мелькнувший над крышкой предмет. В крышке осталась недлинная тонкая щель с расщепленными краями. Что это было - лезвие или коготь? Кто ж там сидит?

- Раз! - сказал капитан и ткнул в бочку острием.

Окрестности взорвал дикий, совершенно нечеловеческий вопль, подобного Штейнер слышать не слышал никогда. Он почувствовал, как волосы у него на руках подымаются дыбом, выдернул меч, отступил на пару шагов и изготовился встретить неведомое чудище из бочки, явственно разъяренное донельзя и потому страшно опасное.

- Вааааа!!! - вопило "чудище". - Какая сволочь это сделала?! Убью! Слышишь, гад? Вылезу - убью!!!

- Может, они так проверяют, живые мы здесь или нет? - спросил другой голос из бочки.

Штейнер медленно опустил меч и начал оседать в траву. Он понял, что ошибся.

Клинок второй раз пробил крышку, походил в щели, расширяя ее и выламывая всю доску; потом в расширившемся отверствии показалась кисть руки в некогда белой перчатке, ухватилась за край, подергала вверх-вниз и вовсе разломала крышку. И над краем бочки показался, разумеется, Зидан-вор. Он перекинул ноги через край, сел и только тут увидел Штейнера.

- Ты! - выдохнул Штейнер.

- Я! - бодро ответил Зидан с улыбкой, не предвещающей ничего хорошего. Он легко оттолкнулся обеими руками от своего края, вытянулся от бочки ногами вперед, и тут Штейнер почувствовал, как в челюсть ему что-то ударило со страшной силой - как выяснилось потом, каблук, - а потом что-то ударило уже по затылку - как выяснилось, земля. Безмерно удивленный капитан растянулся перед бочкой. Зидан спрыгнул рядом, пнул Штейнера пару раз в бронированные бока и запрыгал рядом, растирая собственные руки и ноги. Штейнеру, понятное дело, удары особого вреда нанести не могли, но он лежал в траве и слабо трепыхался, как перевернутый жук. Лицо у него пошло красными пятнами, поскольку следом за Зиданом через край бочки перекинула ногу и ловко спрыгнула вниз принцесса Гарнет Тил Александрос, а за ней пытался выкарабкаться магистр черной магии Виви.

- Каково? Я же без хвоста мог остаться! Даже хуже, чем без хвоста! - сказал Зидан, ощупывая на себе область пониже спины. - Мы тут сидим в бочке, ждем спасения, я честно ковыряю крышку ножом, приходит чугунный дурак, и вместо того, чтобы спасать свою ненаглядную принцессу, пытается наколоть ее на меч. Вот как это, по-вашему?

- Моя принцесса! - заорал Штейнер, вскакивая на ноги и тыкая пальцем то в сторону Кинжал, то в сторону Зидана. - Куда мир катится?! А кстати, как вы оказались в бочке? Это его вина?

- Штейнер, прекрати. - сказала принцесса.

- Так точно, Ваше Высочество. - немедленно ответил капитан.

- Корабль!!! - радостно закричал Зидан, подскакивая на месте. Он прошелся колесом от бочки прочь и побежал вокруг мирно стоявшей на резном шасси гондолы. Штейнер с отвращением глянул вору вслед.

- Штейнер, это длинная история. Мы были в подземелье под деревней.

- Под деревней есть подземелье, моя принцесса? - оживился Штейнер. Кинжал обернулась к подбегающему Зидану:

- Зидан, я даже не знаю, что сказать Виви. Он такой несчастный после этого подземелья, а я так ничего и не узнала, что же творится в замке.

Зидан протянул маленькому магу руки и помог ему спуститься с бочки на землю.

- Мы вообще ничего толком не узнали. О черных магах, например. Зато вот корабль...

Штейнер подобрал меч и теперь стоял смирно. Краснота с его лица уже сошла, но в голове роилась целая стая разнородных мыслей, мешаясь и размножаясь со страшной скоростью. Основная все-таки не потерялась:

"Надо посадить мою принцессу на корабль".

- Чугунка, куда корабль идет-то?

Штейнер стоял на месте, хлопая глазами. Зидан помахал рукой у него перед носом.

- В Линдблюм! - опомнился Штейнер. - Разумеется, в Линдблюм! Куда же еще?

- Ну, нам как раз туда. Вот хорошо-то! Ты спрашивал кого-то, что ли?

- А... Да, да, старика-меторолога вон там, в домике у башни. Так что все точно.

- Вот хорошо-то! - повторил Зидан уже спокойнее, хлопая себя по карманам и явно пытаясь что-то найти.

- Стойте. - подал голос Виви. - Я кого-то чувствую. Это маг.


В траве поодаль залег крылатый, вперившись недвижным взглядом в четверку перед бочкой и сжимая в кулаке чокобиное перо. Он прижимался к земле, чтобы не быть замеченным, и время от времени проползал несколько метров вперед, волоча за собой пышные крылья, останавливался и замирал снова.


Зидан застыл на месте. Штейнер и Кинжал непонимающе уставились на юного волшебника. Тот стоял, крепко зажмурившись, сунув руки под шляпу, видимо, сжимая виски - если они у него были - и плавно поворачиваясь из стороны в сторону.

- В бочке, ты хочешь сказать? - спросил Зидан. - Чугунка, понимаешь, они там делают кукол-магов, не знаю уж, зачем. Так они там, что, живые?

- Нет-нет. Маги в бочке - просто куклы... Кажется. Этот - живой.


Крылатый вжался в землю, готовясь к решающему прыжку.


- Ничего не понимаю. - озирался по сторонам Зидан. - Что ж ты можешь почувствовать? Здесь никого живого, кроме нас, нет.

- Я тоже кого-то чувствую. - нервно сказала Кинжал. - Да. Он нас боится... Да. И ненавидит.

- Да. - поддержал ее Виви. - Но он сильный.

- Не нравится мне это. - вставил Штейнер.

- Что-о? - сделал большие глаза Зидан. - Что все это значит? Я-то почему ничего тогда не чувствую?

- Маги могут чувствовать, по крайней мере, присутствие друг друга. - сказала принцесса. - Странно... последний раз я ощущала такое в Ледовой пещере. Но этот другой. Чего он ждет?

- Только не говори, что ты тут тоже волшебница. - фыркнул Зидан. - И еще же тебе, Чугунка, что-то не нравится. Вот от тебя я способностей к магии не ожидал. Тогда я в вашей магической компании остаюсь в полном одиночестве. Как полностью неспособный к волшебству.

Он оборотился лицом в чистое поле, отошел на несколько шагов, замахал руками и закричал:

- Эй, ваша магикальность, выходите, где уж вы прячетесь, поболтаем, чайку мы вам предложить не можем, но компания у нас приятная! Как раз по вам!


Трава прямо у его ног вскипела, и единственное, что успел заметить Зидан - кулак, летящий к его лицу. Затем страшный удар заставил его перевернуться в воздухе и, не успел он рухнуть носом в траву, а крылатый уже тенью метнулся мимо. Все происходило слишком быстро. Штейнер, не успев обернуться, но почувствовав что-то неладное, схватился за меч, но крылатый расправился с капитаном, даже не прикасаясь к нему. Новоприбывший волшебник - как и положено, в шляпе с широкими полями и высоченным верхом, в какой-то голубой хламиде и с огромнейшими крыльями за спиной - выкинул руку влево, в сторону Штейнера; в воздухе что-то дрогнуло, и Штейнер отлетел прочь, спиной вперед, прокатился по траве и сел. Выражение лица у него было глупое донельзя. Крылатый ухватил даже толком не сопротивляющуюся принцессу за талию, взмахнул огромными крыльями и свечкой взвился вверх с Кинжал на руках.

Он бы и ушел, сделав свое дело в течение каких-то секунд: те противники, которых, по его мнению, можно было воспринимать всерьез, валялись в траве, а ошеломленная принцесса не оказала никакого сопротивления. Крылатый, однако ж, не мог учесть всего; он не приметил Виви или не сочел его за сколько-нибудь серьезную угрозу, а маленький маг просто рванулся вперед и в последний момент обеими руками схватил похитителя за полы голубого плаща и повис у крылатого под ногами. Сил у крылатого хватило бы, чтобы унести прочь и принцессу и мага, но не хватило на это сообразительности; он стал отбрыкиваться, а тем временем подоспели пришедшие в себя Зидан и Штейнер и сташили его вместе с ношей на землю, вырвали принцессу из рук и скрутили, навалившись всем весом.

- Ага! - сказал Зидан, смахивая пот со лба. - Не хотите по-хорошему, будем по-плохому...

Горе-похититель, не в силах пошевелиться, злобно глянул на него снизу вверх. Зидан успел уже несколько привыкнуть к странному безличию магов, когда под полями шляпы нет ничего, кроме тьмы и горящих в ней глаз, но и сейчас вздрогнул, увидев это не-лицо и почувствовав на себе пронизывающий взгляд. Крылатый маг перевел сузившиеся в синие щели глаза на Штейнера, и тот вздрогнул тоже, а Зидана вдруг захолонуло воспоминанием будто из далекого прошлого, но на самом деле всего-то изо вчерашнего дня: Ледовая Пещера, вой полярного ветра за спиной, тихий звон колокольчика и такой же безумный взгляд из-под полей шляпы.

- Ты - Черный Вальс. - убежденно сказал Зидан.

Крылатый маг не сразу, но согласился:

- Верно. Умница. Я - Черный Вальс Второй.

Голос у него был какой-то неровный, ломающийся, как у подростка, но куда более живой, чем у Первого Вальса.

- Зидан, что это значит? - тревожно спросила сидящая на траве Кинжал. - Ты его знаешь?

- Лично его - нет. - ответил Зидан. - Но... вчера... когда вы все потеряли сознание из-за метели...

- Достаточно. - сказал Черный Вальс, смотря прямо на Кинжал. - Принцесса Гарнет, королева ожидает вас в замке. Сопротивление бесполезно. Пойдемте со мной, принцесса. Или вы пожалеете.

- Послушай, парень. - сказал Зидан крылатому магу. - Ты один, а нас четверо. И я в данный момент на тебе сижу. Ты не в том положении, чтобы кому-то угрожать, ясно?

Черный Вальс не обратил на его слова ни малейшего внимания.

- Принцесса Гарнет, я повторяю свое предложение. Или вы пожалеете.

- Я в замок не вернусь! - отрезала девушка.

Тут реплику подал и Штейнер:

- И вообще, я, капитан Адельберт Штейнер, уже сопровождаю принцессу в замок! Мы можем договориться, раз уж у нас одно общее дело...

- Чугунка, что ты мелешь? - возмутился Зидан, но Черный Вальс немедленно разрушил надежды Штейнера:

- Нет у нас общего дела. Я убью любого, кто станет у меня на пути.

И, сказав это, он стал подниматься. Зидан воображал, что держит его достаточно крепко и вырваться у Вальса шансов нет. Но Вальс поднимался, и было не более возможно пытаться удержать его, чем идущий на малом ходу локомотив. Если в рукопашной борьбе с первым Черным Вальсом у Зидана были какие-то шансы, то сейчас - никаких не было и у Штейнера: Второй Черный Вальс был силен чудовищно, и Штейнера он легко отпихнул в сторону, хотя капитан прилагал все усилия, чтобы хотя бы задержать противника на земле, а уж Зидан отлетел вбок мячиком. Штейнер схватился было за меч, но Вальс снова ткнул в его сторону пальцем, воздух опять дрогнул, и Штейнер полетел в траву.

Вальс поднялся, и стало ясно, что даже без учета неизвестного фактора, то есть Бог весть каких магических способностей крылатого волшебника, справиться с ним даже в рукопашном бою будет сложно. Обезьяноподобия Первого Черного Вальса во Втором было ни на гран, он был сложен как хороший борец - широкие плечи, мускулистые руки, ноги под плащом короткие, но крепкие, трудно было и поверить, что под одеждой мага не было ничего, кроме завороженного тумана. И - крылья. Огромные, широкие, не чета тряпичным висюлькам упокоенного в Ледовой Пещере предшественника, тесно укрытые рядами темно-синих перьев.

Освобожденный Вальс расправил плечи и повел головой, и стало слышно, как хрустнули разминаемые - но несуществующие ведь, да? - шейные позвонки. Воздух у его сжатых кулаков сам собой задрожал знойным маревом над накаленной солнцем дорогой, но повеяло от мага холодом, и Зидан понял: будет бой.

- Я убью любого. - повторил крылатый Вальс. - Вы пожалеете, что стали у меня на пути.

20. Воздухоплаватели

Небо, синее, низкое и ощутимо твердое, нависло над миром, а туча-аэростат служил небесам надежной опорой. Земля под ногами впервые за многие дни была зеленой, живой, надежной, многолетный дерн пророс насквозь юными ростками. Было от чего оттолкнуться и на что опереться в падении. В крови бурлил разогретый солнцем огонь, и все опасности заслонило верное железо.

Зидан рванулся вперед первым. Враг - не просто сильный боец, не ярмарочный колдун. Его собрат и предшественник, безумный, хихикающий постоянно и не умеющий даже сказать что-то разумное, наколдовал снежную бурю, вызвал их ледяной глубины древнюю тварь и черт значет что еще бы наделал, не схвати его Зидан вовремя за руки и не убей мерзейшим воровским приемом - спрятанной стальной иглой на пружинке. Второй Вальс был быстрее, был сильнее и как боец и как маг, и, что самое страшное - он соображал, что делает, и неизвестно, какие козыри он припрятал на случай худшего оборота событий. Да время ли думать о том?

Зидан преодолел разделявшее его и Вальса расстояние одним прыжком, приземлился на спружинившие ноги прямо перед магом, чуть не ткнувшись ему лицом в лицо. Мгновение - и кинжалы разом чиркнули слева направо, справа налево, готовые глубоко вспороть тело неготового врага. О да, мы знаем, как их убивать.

Вальс был готов. Кинжалы вспороли воздух: Вальс едва отклонился назад и выкинул вперед обе руки, разжимая кулаки, и с них ударило натяжно дергающееся марево.


Теперь ясно, что чувствует теннисный мяч, когда по нему ударяют ракеткой. Ухнувший от неожиданности Зидан пролетел спиной вперед не меньше двадцати метров, упал навзничь и проскользил еще немного в траве, так и не выпустив кинжалов из рук. Он сразу же вскочил, боли вроде бы нигде не чувствовалось, солнце палило так же жарко, но боевой пыл как-то поиссяк: магия есть магия. Его глазам предствлялась совершенно невозможная картина: Штейнер рубил Вальса огромным мечом, а Вальс легонько отбивал страшные удары тяжелого клинка, каждый из которых должен был развалить мага пополам, просто крепкими кулаками, гудящими медно, отбивал так же, как тренирующийся боксер отбивает удары тросточки тренера. Дон, дон... И Вальс еще находил время то и дело прятать левую руку за спиной, что-то копя в ладони, пугающее своей неизвестностью. Да ведь всего лишь кожа перчатки, ткань рукава, оформленный колдовством Туман под ними - что там может удержать тяжелое лезвие палаша, заточенное на краю до толщины бумажного листа? Дон, дон, дон...

- Виви, да сделай что-нибудь! - заорал Зидан, снова кидаясь вперед, к Вальсу.

Виви и делал, согнувшись и шепча себе под нос. Между его почти сведенными ладонями неистово вращался мохнатый огненный волчок, брызгаясь искрами. Вспомнив памятное представление в Александрии, Зидан поморщился, прыгнул вперед и - снова полетел в траву вверх тормашками, далеко отброшенный невидимой рукой.

Да даст он мне себя ударить-то хоть разок? Второго и не надо. Так, надо не оказываться на дороге, когда он выбрасывает руку вперед... Эврика! Прыжок в сторону, потом снова вперед, и...

Но надо было снова приблизиться к Вальсу. А крылатый маг вывернул у Штейнера меч из рук и бросил на траву, и сразу, не давая капитану времени опомниться, ухватил его за плечи и ударил головой в лицо.

Да что ж он делает-то? Маги тут собрались или не маги?

Где-то рядом, за плечом, возникла принцесса; Зидан почувствовал за собой ее дыхание.

- Кинжал, сумеешь сделать что-то с ним? В последнее время я узнал о принцессах много необычного.

- Зидан, мне жаль. Я ведь вовсе не боевой маг. Так... Вот Виви... Да...

Зидан скривился и крепче сжал кинжалы, приседая для дальнего прыжка.

Вальс выкинул из-за спины левую руку - прямо Штейнеру в лицо. Это было не то, прежнее волшебство, неразжатый кулак светился желтым изнутри. Удар должен был быть смертельным.

Капитан Штейнер получил свое звание не за выслугу лет, хотя, впрочем, и за это тоже. Драться он умел, и реакция у него была превосходная. Он, уходя в сторону, думал, наверное, что Вальс прячет в рукаве нож или что-то подобное, и, в общем, почти не ошибся. Прямо сквозь сжатые в кулак пальцы крылатого колдуна вырвалось вперед что-то желтое, острое, длинное, прозрачное совершенно. Зидану призрачное лезвие показалось похожим на длинный обрезок цветного стекла, мутного, пузырчатого, с яркими пылинками внутри, но эти пылинки буйно плясали внутри мгновенно выросшего волшебного клинка.

Колдовской меч прошел над головой Штейнера, смахнув точно бритвой конец щегольского белого пера со шлема; но сам-то Штейнер не пострадал, да, и еще он, выворачиваясь в сторону и вниз, сумел утянуть противника за собой. Вальс потерял равновесие и упал на рыцаря сверху, а стремительно распадающееся прахом призрачное лезвие ушло в землю.

- Эй, ты! - крикнул неожиданно чистым и сильным голосом откуда-то сзади Виви. Зидан обернулся и понял, что слова предназначались Черному Вальсу, поднявшему на голос голову. Виви с усилием поднимал в воздухе белый-белый пушистый шар бурлящего огня, гудящий и мечущийся в руках маленького мага из стороны в сторону, поднял над головой и толкнул к Вальсу. И шар покатился в воздухе вперед так легко и быстро, как будто был юрким бильярдным шариком, брошенным метким ударом натертого мелом кия точно в лузу, через весь стол.

Зидан почувствовал, как щеку опалило жаром - шар прошел от него и застывшей за спиной Кинжал в каком-то метре, целясь точно Вальсу в лицо, в огненные глаза во тьме под шляпой. Вальс отпустил Штейнера, метнулся в сторону, прыгнул, сделав в воздухе немыслимый даже для Зидана кульбит - тщетно: шар легко изменил направление и понесся к крылатому магу.

Не зря все-таки Чугунка-Штейнер зовет Виви магистром. Сейчас он его ка-ак...

Вальс исчез.


Звук при этом был такой, как если бы открыли бутылку шампанского, хорошо встряхнув для начала; уж пробка точно бы ушла далеко. Только что вот был Черный Вальс - и нет Черного Вальса. Лишь трава, смятая его ногами, волновалась прямо под зависшим на месте огненным шаром, дергавшимся из стороны в сторону словно бы недоуменно. Штейнер, тянувшийся за мечом, опасливо поглядывал на потерявшее цель творение колдовского искусства. Слышно было, как вздохнул Виви. Шар потускнел, гудя с надрывом, отполз в сторону и там уже ухнул оранжевым пламенем до небес, взрыв мощно прогремел на всю округу, и потом белое крошево пепла сыпалось на выязвленную огнем до плоти чернозема землю.

Вот он, козырной туз из рукава, из мятого широкого рукава голубого плаща с серебряным шитьем.

Зидан беспомощно обернулся по сторонам, опуская кинжалы.

- Куда он делся? - злобно спросил Штейнер, поднимаясь на ноги и размахивая мечом.

- Если б я знал... - буркнул Зидан.

Дзиннь! Точно рояльную струну, оттянув, отпустили; следом вскрикнула принцесса, неразборчиво прокричал что-то Виви; Зидан, охолодев, развернулся и увидел перед самым своим носом то, чему там быть вовсе не полагалось - кулак Черного Вальса. Страшный удар - и Зидан в который уже раз полетел на землю, только на этот раз ударило его не магией, и чудо просто, что удар не сломал вору шею.

Зидан, изворачиваясь на земле, успел увидеть, как взмахнул руками у бочки Виви; новый огненный шар был куда меньше предыдущего, но и быстрее, жужжа на высокой ноте, ринулся к Вальсу. И снова, уже быстрее - чпок! Зидан махнул в воздухе кинжалом, но не настиг исчезнувших ног крылатого мага. Зидан знал несложный трюк с выдергиваемой из-под сервиза салфеткой и сам умел его проделать - две-три разбитых чашки не в счет - но его всегда изумляло то, как мгновенно белизна салфетки сменяется полированной тьмой крышки стола, а невозмутимо стоящие на своих местах приборы подтверждают неизменностью своего положения волшебство исчезновения салфетки, которую совсем в стороне сворачивает довольный фокусник. Здесь было что-то похожее.

Дзинь! Вальс возник так же неожиданно, как и исчез, но совсем не там, где исчез, а рядом с растерянно стоящим Штейнером и сразу же свалил того могучим ударом в грудь, и пропал снова с тем же звуком открывающейся бутылки. Штейнер, поднимаясь с колен, махнул кулаком в воздухе, не понимая, куда делся противник, а тот уже возник из воздуха рядом с Виви. Видно, ударить маленького мага он не смог, Виви поднял руки навстречу, что-то сверкнуло, и Вальс исчез снова. Нечто неуловимое, небольшое и острое, показавшееся Зидану чем-то вроде осколка стекла или льда, пролетело в воздухе и упало в мел и траву вдалеке. Такой магии Зидан от Виви не ожидал, скорее уж от Вальса, малыш был умен и бил врага его же оружием, но уж кому-кому, а Зидану удивляться было не время - Вальс появился прямо перед ним и ударил ногой в живот. Согнувшегося вдвое Зидана подбросило высоко в воздух, и, прежде чем он упал на землю, Вальс исчез. Лежавший на земле и упершийся лицом в колени Зидан, ничего не соображавший от страшной боли, услышал железный грохот - опять Штейнеру досталось, потом шипение и свист - что-то вычудил Виви. Ясен перец - Вальс перемещается по вершинам треугольника и бьет врагов по одному.

А затем Зидан получил новый удар - в лицо. Будто раскаленным утюгом ударили. Его снова подбросило в воздух, и, перевернувшись несколько раз, Зидан упал навзничь. В глазах было темно. Следующий удар - наверняка смертельный.


Следующего удара не последовало. Зидан смог поднять голову и увидеть, что Штейнер лежит на земле и едва пытается пошевелиться, Виви и Вальс застыли на месте с распластанными по невидимой плоскости, как в пантомиме, руками, переходя из стороны в сторону, но не меняя дистанции; маленький маг держал волшебством крылатого врага на месте, а Черный Вальс пытался вырваться. Было ясно, что долго это длиться не может: руки у Виви явственно дрожали, ему было трудно сохранять равновесие. Вальс же ухитрялся все дальше и дальше отдалиться от противника, вот он с видимым усилием оторвался от невидимой стены, уперся в нее локтем - видимо, тянуло сильно, - завел освободившуюся руку за спину, и в ладони снова что-то засветилось.

- Зидан, с тобой все в порядке? - зашептала из за спины принцесса. Она подхватила Зидана под подмышки и помогла ему сесть.

- Не совсем. - выдохнул Зидан. Губы были разбиты последним ударом, говорить было трудно. Он выпустил кинжалы из закостеневших на рукоятях рук и стал ощупывать живот.

- Где болит? - шепнула принцесса.

- Здесь. Если можешь помочь чем-то, то лучше так и сделай. Попади он чуть выше - сразу бы конец. Так - не знаю, может, то же самое.

- Ничего страшного вроде бы не видно. - сказала Кинжал, отнимая руки Зидана от живота и ощупывая травму самостоятельно.

Каково, подумал Зидан. А? Боль удивительно утихала сама собой. Руки у нее теплые... да...

Правда, не время и не место, но возражать Зидан не стал. Тем более, что боль действительно почти прошла. Кинжал оставила живот Зидана, снова подхватила вора под руки и помогла подняться на ноги.

- Думаю, все будет в порядке.

- Надеюсь, ты права. - пробурчал Зидан, снова хватаясь за рукояти кинжалов.

Черный Вальс обернулся, в огненных глазах его что-то мелькнуло, и он исчез. Виви упал ничком, вытянув вперед руки.

Зидан не стал думать долго. Какое-то озарение еще до того, как исчез Вальс, осенило вора; а когда крылатый маг исчез, Зидан, вместо того, чтобы ждать Вальса на месте, оттолкнулся от земли, вцепившись левой рукой в плечо Кинжал, а правой посылая вперед верное лезвие - упал вместе с девушкой назад, а крутящийся клинок ушел вперед, в пустоту, точно туда, куда нужно.

Призрачный желтый меч не нашел в воздухе перед лицом падающих навзничь Зидана и Кинжал ничего, во что бы он мог впиться. Старое доброе железо зиданова кинжала - нашло.

Клинок мага осыпался желтой пылью. Вальс вцепился обеими руками в лицо, или что у него там было под шляпой, дополненное торчащей из черноты под шляпой рукоятью. Между пальцами у него били султанчики Тумана. В полном молчании он отступал шаг за шагом, шаг за шагом, пока - за спиной не оказался Штейнер. Капитан смог подняться на одно колено, подобрать меч, и сейчас лезвие с шипением вспороло воздух сияющим полукругом, рассекшим тело Вальса - по уровню пояса, точно параллельно земле. Зидан видел, как белая дуга, кончик острейшего палаша, мелькнула перед телом Черного Вальса - а Штейнер был за ним. Концы поднятых синих крыльев, срезанные ровно, упали на землю, разбрасывая перья.

Вальс с секунду стоял неподвижно, держась за невидимое лицо руками и не пытаясь пошевелиться. Потом он покачнулся, и все, что у него было выше пояса - грудь, руки, голова в остроконечной шляпе и обрубки крыльев - сьехало набок и упало в траву; ноги остались стоять нелепо, потом тоже упали, в другую сторону, через несколько секунд на земле не было ничего, кроме бьющих фонтанами Тумана тряпок. Вальс был мертв.


- Вот так. - сказал Зидан, опираясь на локоть и приподнимаясь. Он был не против полежать в обнимку с принцессой-Кинжал еще немного, но она высвободилась из-под его плеча и побежала к Штейнеру, осматривать его раны, и ощутившему немалый укол ревности Зидану не оставалось ничего другого, как подняться на ноги. Виви уже сидел на корточках и тряс головой. Вальс так ни разу и не смог его ударить, но, видимо, маленькому магу все-таки досталось - магией.

- Я не понимаю. - сказала Кинжал. - Неужели мама послала его за мной?

- Ни в коем случае. - гордо ответил Штейнер. - Это был всего лишь очередной преступник. Нечего ему верить. Он тоже хотел похитить мою принцессу.

- Все-таки я не понимаю. - озадаченно заметила Кинжал. - Откуда он знал, кто я и где меня искать? Я недостаточно стараюсь?

- Дворянское достоинство не спрячешь так просто. - уверенно сказал Штейнер.

- Да глупости. - ответил Зидан, промокая платком окровавленный рот и считая в паузах языком зубы. - Глупости это. Сам виноват. Ходишь тут и вопишь "Моя принцесса!", "Ваше Высочество!". Вот пересечем границу...

Штейнер надулся и ничего не ответил.

- Зидан, с тобой все в порядке? - встревоженно спросила Кинжал.

- Зубы целы. Так, ударил маленько... Ничего, до свадьбы заживет.

Кинжал вернулась к Зидану, пошептала на палец и приложила к разбитому рту вора.

- Через день, а не до свадьбы. Даже шрама не останется.

- Ну да. - сказал Зидан. Говорить действительно стало легче. Он скомкал платок и пожалел, что рядом нет зеркала. Посмотреть бы, как магия лечит.

- Что это за фигня магическая-то? - спросил он. - Лично меня ни о чем не предупреждали. Если бы знал, что похищаю волшебницу...

- Ага! - завопил Штейнер, довольно потирая руки.

- Меня по моей воле похищали. - напомнила ему Кинжал и обернулась снова к Зидану. - Нет, правда же. Все это... ф... фигня.

Она смешалась.

- Зидан, мне неловко тебе говорить, но я правда ничем не рисковала, когда прыгала с башни на канате.

- А мы-то с Чугункой! - захохотал Зидан. - Нет, все-таки. Даже Баку не знал, что ты колдунья.

Кинжал закусила губку.

- Я очень слабый маг. - призналась она. - Это восходит по фамильной линии к Александре Хайвинд Тайкун. Тил Александрос в дальнем родстве с самой первой династией, которую она основала. Магические способности иногда проявляются среди потомков Тайкун, обычно - очень слабо или вообще не проявляются. У моей матери Браны их нет вообще, или она их скрывает. Генерал Беатрис, тоже потомок Тайкун, наоборот, сильный маг. Но она это тоже скрывает, опасается, что простые люди будут ее бояться.

- Ну а мы тебя не боимся. - сказал Зидан. Он подошел к останкам Черного Вальса, вытащил из-под тряпок заветный кинжал, прижался щекой к холодному чистому железу и отправил оружие в ножны.

Огромный люк в траве был приоткрыт, оказывается, и Зидан уловил изнутри ошеломленные взгляды. На него смотрели как минимум две пары совершенно круглых глаз.

- А! Ваши штучки?! - завопил Зидан. Он ухватил тряпки, шляпу, ошметки крыльев и запихал все в люк. Люк захлопнулся, Зидан едва успел уберечь руки.

- Ваши штучки! - завопил Зидан, танцуя по крышке люка. - Уроды! Откройте немедленно!

Никакого движения под люком не ощущалось.

- Не они его послали. - сказал Виви. Он подобрал синее перо и долго его рассматривал.

Зидан утихомирился. Он оглядел аэростат так, как будто в первый раз его увидел.

- Прокатимся на летучем корабле? - предложил он.

- А! - сказал Штейнер, встрепенувшись.

Кинжал задумалась.

- Это хорошо. Расстояние до Линдблюма мы сможем легко преодолеть, пользуясь... То есть - быстренько долетим.

- Верно! - провозгласил Зидан. - Надеюсь, команда возьмет на борт.

- Я сейчас же их спрошу. - немедленно ответил Штейнер и порысил к корме гондолы, откуда к земле был спущен висячий трап. По этому трапу так за все время никто и не спустился.

- С какой же это стати? - хмыкнул Зидан.

Штейнер остановился и ткнул в сторону Зидана пальцем.

- Не думай, что я делаю тебе одолжение. Только ради принцессы.

Он ухватился за трап и полез наверх.

Кинжал подошла к борту гондолы и потрогала громадную, принайтованную толстыми тросами бочку с желто-зеленой эмблемой.

- Ничего не понимаю. - призналась она. - Штейнер так упорствовал в своей идее возвращаться в замок и был против Линдблюма... И бочки здесь такие же, как в замке... Зидан, этот корабль действительно идет в Линдблюм?

Зидан упер руки в бока.

- Нет. Скорее всего, он доставит нас прямо в Александрийский замок.

- Тогда зачем же ты предлагаешь на него садиться?

- А... Ну уж поверь мне. Везти тебя в замок никто не собирается.

- Зидан? - подошел к ним Виви, все еще держа в руках птичье перо. - Те куклы, которых делают внизу... Я на них похож?

- Это всего лишь куклы. - отрезал Зидан.

- А это? - Виви сунул перо Зидану под нос. Зидан отобрал перо у мага и выбросил.

- А это тут причем? - ответил он вопросом на вопрос. - Он нас чуть не убил. Причем тут куклы? И ты?

Виви смутился, и тут округу потряс ближний гул. Все трое завертели головами и увидели, что исполинские винты по обе стороны от аэростата пришли в движение и крутятся все быстрее и быстрее, рассыпая белые брызги отраженного солнца.

- К-какого черта там наш Чугун делает? - возмутился Зидан. - Все, садимся. Времени нет!

- Но корабль же не идет в Линдблюм! - возмутилась Кинжал.

- Да наплевать мне, куда он идет. Сегодня же будешь в Линдблюме! Я обещаю! - Зидан схватил Виви и Кинжал за руки и потащил к корме гондолы, потому что аэростат под ревущими винтами уже ощутимо сдвинулся вперед.

Виви ухватился за перекладины трапа и полез по нему вверх.

Принцесса вздохнула и бодро хлопнула Зидана по плечам - тот вздрогнул.

- Я согласна! Едем! - и уцепилась за трап, потом обернулась:

- А наши вещи?

- Да нашими одеялами и аптечкой пусть Хэл подавится! - счастливо ответил Зидан, которому уже теперь приходилось бежать вприпрыжку за шуршащими по траве резными полозьями гондолы; аэростат плыл над головой, осязаемо устремляясь носом к горизонту.

Зидан обернулся: люк и забытая бочка удалялись. Люк открылся, из него показалась сестра Рея; она тыкала в сторону улетающего воздшного корабля пальцем и что-то кричала под землю, но слышно ничего не было. Зидан помахал ей рукой, а затем сделал попытку ухватиться за уходящий трап. Ухватился он не за трап, за что-то мягкое и теплое, принцесса, не поднявшаяся выше первой ступеньки, вскрикнула от неожиданности и возмущенно глянула вниз. Зидан на бегу смущенно развел руками и, как только первая ступенька освободилась, уцепился уже за нее, перебрал по уходящей вниз траве ногами и полез по трапу следом за Кинжал.

Они оказались на крошечной кормовой площадке, огражденной перилами; прямо впереди была огромная дверь из мореного дерева и с начищенной ручкой, ведущая во внутренности гондолы.

- Я нечаянно, - сказал Зидан принцессе. Кинжал фыркнула.

Зидан обернулся к магу, вцепившемуся в перила.

- Виви, все в порядке?

- Я лечу, - несчастным голосом сказал Виви.

- Вот и замечательно.

- Лучше зайдем внутрь, Виви, - сказала Кинжал. Она дернула за ручку - и дверь открылась. Виви проворно заскочил внутрь, в темноту близкого машинного отделения. Кинжал обернулась и ткнула Зидана в грудь пальцем:

- Тебе, Зидан, я доверяю.

Дверь захлопнулась у Зидана перед носом. Он облокотился на перила и посмотрел вниз.


Земля отдалялась все быстрее и быстрее, трава бежала внизу пушистым ковром, испещренным узором меловых кругов.. Из крошечного люка, каким он смотрелся уже издали, муравьями сыпали люди, махали кораблю руками, то ли требуя вернуться, то ли желая счастливого пути. Зидан помахал в ответ.

Под ним вдруг вблизи мелькнула вершина башни со стрелой, Зидан успел даже разглядеть повернутое вверх лицо старика, сидящего на завалинке у дома под башней, с чашкой в руках, потом все исчезло, и внизу показалась одна лишь белая гладь Туманного океана, а край обрыва с белым силуэтом башни убегал прочь от корабля.

Зидан поднял голову и посмотрел на запад, куда к притупленным синью горным вершинам, обозначающим берега белого океана, исходящего вдаль беззвучными валами, клонилось жаркое горное солнце; но до заката были еще часы, солнце грело, и гордый аэростат нес Зидана куда-то вперед, и все беды были позади.

Мысли его переместились на принцессу Гарнет-Кинжал. Зидан постарался восстановить в памяти минуты недавнего боя, когда Кинжал поднимала его на ноги, вспомнить ее теплые руки... Без сомнения, это была магия; никогда раньше ему не удавалось так быстро оправиться после таких страшных ударов, сейчас ничто не болело, и Зидану едва удавалось уверить себя, что десять минут назад он был избит чуть не до смерти. Несколько дней назад он не верил ни в какое волшебство вообще. Теперь...

А может, это другая магия?

И дело в нем самом?

Из Тумана внизу вынырнула белая птица, поднялась почти до уровня гондолы и в полете глянула на Зидана лукавым черным глазом. Зидан протянул к птице руку, и птица, сложив крылья, камнем канула в молочную бездну.

- Очнись, Зидан, - одернул себя вор. - Еще не время ей тебе доверять. Будь хорошим, тогда заслужишь поцелуйчик-другой.

Дверь распахнулась. На пороге стояла Кинжал. Зидан вздрогнул.

- Зидан, - растерянно сказала Кинжал. - Виви нашел команду корабля.

- Ого. - сказал Зидан, почесав за ухом. - И что же?

- Пойдем... тебе надо на них взглянуть.


Внутри гондола казалась не такой уж и большой. Почти все место здесь занимала огромная пузатая машина вполне знакомого вида, с запотевшими боками котла и паутиной журчащих труб по стенам, взад-вперед гуляли открытые шатуны, стрелки приборов подпрыгивали, передавая ту бурную деятельность, которая сейчас шла внутри кожуха машины; и две блестящие маслом цепи невероятной толщины утекали в потолок направо и налево, чтобы передать мощь машины огромным винтам где-то в вышине аэростата. Низкие иллюминаторы почти на уровне палубы бросали на машину неровные отсветы; сквозь стекло не было видно ничего, кроме молочной глубины внизу.

И - команда была здесь. Их было трое или четверо, да, четверо: один надзирал за котлом, другой возился с трубами где-то впереди, двое оставшихся с крайне занятым видом ходили вперед и назад вдоль машины, сверяя показания приборов. И все это были не люди.

Это были черные маги.

Они ровным счетом ничем не отличались от тех рослых пузатых кукол, что были загружены сейчас в висящие на бортах гондолы бочки. Но эти были живые. И под полями остроконечных шляп, как и следовало ожидать, светились во тьме яркие глаза, сосредоточенные на деле. Других отличий не было: те же фиолетовые сюртуки, широкополые шляпы, те же грузные тяжелые тела, только живущие собственной жизнью. Маги неторопливо ходили туда и сюда, переваливаясь по-утиному, и не обращали никакого внимания на мечущегося у них под ногами, дергающего их за рукава и настойчиво пытающегося добится от собратьев хотя бы слова Виви.

- Ого! - сказал Зидан. Ничего больше ему в голову не пришло. - Ясно. Одни маги других возят.

Виви в этот момент встал на дороге ходящего взад-вперед мага. Тот замер на мгновение перед отчаянно упершимся на месте Виви, потом обошел его боком, притиснувшись к стенке, но не задев маленького мага. Зидан подошел к Черному Магу, наблюдавшему со сложенными на животе руками за Туманным котлом, и помахал у тряпичного волшебника ладонью перед глазами. Маг шагнул от руки в сторону и снова застыл неподвижно, вперившись в котел. Котел в этот момент зашипел и задергался; маг проворно подскочил к машине, поворотом вентиля успокоил котел и вернулся на прежнее место, в ту же позу.

- Виви! - крикнул маленькому магу Зидан. - Тебе хоть с кем-то удалось заговорить?

Расстроенный Виви подошел к друзьям и пожаловался:

- Нет. Они на меня даже смотреть не хотят. Я пытался... несколько раз... они даже не оборачиваются.

- Я вижу, - сказал Зидан, сложив на груди руки. - Ну что же, от такой команды мы бы на "Приме Висте" не отказались бы. По крайней мере, они не будут делать каждый час перекуры на пятьдесят минут. Кстати, насчет "Примы Висты". Мы сейчас должны приблизиться к кромке Злого Леса. Занятно, что босс там делает. Видите ли, при такой скорости мы будем в Александрии минут через сорок.

- Что же делать? - испуганно спросила Кинжал.

- Ничего особенного, - Зидан похлопал Виви по плечу и обернулся к Кинжал. - Поднимусь наверх и разверну корабль на юг.

21. Вальс в облаках

Горы медленно, неохотно гасли в кремовой завесе густо затянутого Туманом горизонта. Их синие вершины одна за другой бледнели и погружались во всеобщую белизну, которую не одолевали лучи жаркого весеннего солнца. Истаяла и скрылась белопепельным покровом метеобашня, и ее миролюбивый сторож со своим кофе, и странные сельчане исчезли вместе со своей деревней в теплоснежной мгле, и все исчезло, уступив место безводному облачному океану, залившему, как парное молоко, мир до небес. Воздушный корабль под грохот вконец изношенных двигателей шел в Александрию.

Штейнер стоял на четвереньках на верхней палубе и выл дурным голосом:

- Как я мог позволить этому случиться?! Что я наделал? Подозревал ли я, что дела примут наихудший оборот?... Как мог позволить я кораблю взлететь без моей принцессы? Как я гляну в глаза королеве Бране?

Зидан, откинув крышку люка на носу, обошел рыдающего Штейнера на безопасном расстоянии, брезгливо кривясь, и наконец мрачно поинтересовался:

- Ты тут чего финты выкидаешь? Чуть без нас не улетел.

- Это потому, что... - начал плачущим голосом Штейнер, - команда корабля не...

Тут до него дошло.

- ТЫ! - завопил рыцарь, мгновенно переходя в вертикальное положение. - Где моя принцесса?

- В машинном отделении, - любезно проинформировал его Зидан. Штейнер ринулся в люк. Он немедленно зацепился доспехами и с жестяным звоном завозился в узком лазе.

- Дай припинаю, авось пропихну. Не возражаешь? - широко улыбаясь, предложил Зидан. Штейнер развернулся в люке и ткнул в сторону весело глядящего на него сверху вниз вора пальцем.

- Она на корабле, и это очень хорошо. Потому что корабль идет прямо в замок. А тебя, друг мой, по прибытии повесят за похищение члена королевской семьи. Так что наслаждайся своей свободой, пока можешь.

С этими словами рыцарь, злорадно хохоча, исчез в люке.

- И тебе того же, мой чугунный друг, - оставил за собой последнее слово Зидан, уходя по покачивающейся палубе под тень необъятного баллона, где блестела чистыми стеклами корабельная рубка.

По сторонам мерно грохотала начищенная работой до блеска пара стальных колес в человеческий рост; с них мерно и быстро убегали наверх, к ревущим пропеллерам, тяжелые, туго натянутые цепи, передавая мощь беснующейся под палубой машины в буйство пропеллеров и стремительный бег корабля сквозь снежный океан облаков.

- Итак, мы возвращаемся, - рассудил вслух Штейнер. - Вот уж обрадуется королева Брана. Однако, - нахмурился он, - все таки этот бандит оказал нам некую помощь. Совсем незначительную. Но с моей стороны будет очень достойно подействовать к его пользе. Например, подать прошение о замене ему казни пожизненным заключением.

Он помолчал, очень довольный собственным благородством.

- Однако, как нехорошо повела себя команда, - добавил он. - Надо будет последить за ними, не задумали ли чего. Это мой долг как рыцаря. А это еще что?

Корабль тряхнуло, трап под ногами Штейнера накренился. Рыцарь рухнул, не впервые за последние дни ушибив себе все, что только можно. Только он собрался выругаться - в поле зрения появилась принцесса Гарнет Тил Александрос.

- Моя принцесса! - радостно вскрикнул капитан.

- Спокуха, Штейнер, - буркнула ее высочество Гарнет Тил Александрос XVII, ловко перескочила через перегородившую проход бронированную рыцарскую тушу и скрылась в светлом квадрате люка.

- Корабль разворачивается! - заорал на ухо Штейнеру Виви, тоже перескочил через него и полез в люк следом за принцессой.

- Что-о?

Да. Именно так. Гигантские, обтянутые темно-рыжей парусиной рули за баллоном аэростата дрогнули и неспешно стали поворачиваться налево. Двигатели запели на другой ноте. Правый пропеллер ощутимо замедлил свое вращение, зато лопасти левого со свистом слились в сплошной светлый круг. Корабль чуть наклонило набок, и Штейнер, высунув голову из люка, смог очумело наблюдать, как мутный среди сливочных небес солнечный диск, светивший все время с левого борта, довольно быстро переплывает через корму, блеснув через стекла рубки, на борт правый.

В нескольких десятках километров от корабля, где из туманных бездн вздымалась последняя темная глыба отбившегося от прочих горных вершин пика, стоял кто-то на крошечном уступе, вперившись нечеловечески зоркими глазами в горизонт. С такого расстояния увидеть ничего было нельзя, но он видел хорошо, как поворачивался корабль. Красные сияющие пятна без зрачков и радужки во тьме под полями потрепанной шляпы сошлись в щелочки. Ветер шевелил иссиня-черные перья. Черный молча шагнул с уступа вперед и рухнул в туман, и некому было услышать, как развернулись и захлопали огромные крылья.

- Т-т-т-т... - поперхнулся Штейнер, заскакивая в рубку. Зидан вовсю вертел штурвал, быстро-быстро поддевая светлые отполированные множеством касаний ручки колеса слева и толкая их справа вниз. Летные приборы вокруг дрожали стрелками, солнце светило уже где-то по правую руку.

- Что, что-то в горло попало? - мирно спросил Зидан.

- Ты наглый дурак! - обрел дар речи Штейнер. - Немедленно верни судно на прежний курс!

Зидан удивленно вздернул брови.

- Это зачем?

Штейнер с ревом ринулся на него. Зидан ловко отпрыгнул в сторону. Штейнер пронесся мимо, круто развернулся - тесная рубка не предполагала таких маневров - кинулся снова. Зидан легко прыгнул в высоту, уцепился за верхнюю балку хвостом и повис.

- Убью! - завопил Штейнер. Капитан не сразу сообразил, что в рубке кроме него с Зиданом есть кто-то еще. В приоткрытую дверь незаметно просочилась дородная фигура в фиолетовом сюртуке и остроконечной шляпе и теперь глядела на вора и рыцаря немигающими желтыми пятнами глаз.

- Это все он виноват, - быстро сказал Штейнер, указывая незнакомому Черному Магу на Зидана. Затем обратился непосредственно к хвостатому противнику:

- А тебе я голову оторву!

Зидан показал ему кукиш, поглядел по сторонам:

- Ого, кажись, мы всю команду на ноги подняли.

Штейнер вздрогнул. черные маги со всего корабля, их было шесть или семь, окружили рубку и сонно и безразлично смотрели внутрь. Рыцарь почесал в затылке.

- Они же ни на что не обращали внимания раньше... Ладно. Вот этот негодяй, который там висит, все затеял и во всем виновен. Я приношу свои извинения. Не могли бы вы подождать, пока я приму надлежащие меры, арестую его...

- Достань сначала! - весело выкрикнул Зидан сверху.

- Арестую его и верну корабль на надлежащий курс. - спокойно закончил Штейнер.

Эти слова он произнес, глядя в сторону Зидана, когда же оглянулся, увидел, что никто из магов его не слушает и вообще на него не смотрит. Маги как по команде повернулись к носу гондолы, к Кинжал и Виви, а девушка и маленький маг беспокойно смотрели на них.

- Что происходит? - спросил изменившимся голосом Штейнер, почуяв неладное. Зидан спрыгнул со своей балки и встал рядом с ним.

Со свистом разорванного воздуха из белого облачного моря вырвалась черная тень, взмыла свечой вверх, замерла над кораблем на мгновение, расправив огромные крылья, огненным взглядом созерцая всех собравшихся на палубе, затем ринулась вниз и спустя какие-то мгновения оказалась на носу. Подошва тяжелого сапога придавила крышку люка; Кинжал отпрянула назад, к рубке. Виви сел на доски палубы: над ним возвышалась темная громада, закутанная в тяжелую темную ткань, расшитую странными знаками, и черные остистые перья. Под огромными полями непомерно высокой шляпы вспыхнули алые глаза.

- Кажется, мы влипли. - озвучил всеобщую мысль Зидан.

У пришельца был превосходный слух.

- Правильно. - сказал крылатый маг сочным, превосходно поставленным басом, играя мускулами на могучих руках. - Вы влипли. Я - Черный Вальс номер три.

Черный Вальс сделал шаг вперед, еще один. Он был гораздо выше ростом, чем любой из встреченных Зиданом людей, сложен не в пример собратьям очень хорошо, настоящий атлет, четырехметровые раскинутые крылья с рядами отливающих металлом черных перьев. Под полями шляпы темно, только глаза как угли в печке. Гигант. Такой и безо всякой магии разорвет хоть бы и Штейнера голыми руками, как цыпленка. Вальс качнул головой из стороны в сторону, разминая шею - интересно, кости у него там есть? - сжал кулак, распрямил пальцы - только костяшки хрустнули. Виви отполз назад - Вальс смотрел на него.

- Итак, вот кто убил Второго Вальса. Дурак с мечом, обезьяна и маленький ребенок. С тебя, пожалуй, и начнем.

Виви отполз еще немного назад.

- Вы все передо мной никто! - рявкнул Вальс вдруг, раскинув руки широко. - Принцесса, стоять на месте. Не двигаться, пока я их убью!

Черные Маги двинулись. Они обступили Виви, поглядели безразлично и прошли дальше, встав вдруг живой стеной перед Черным Вальсом. Вальс захохотал.

- И вы туда же! Вы его защищаете, что ли? Что вы понимаете? Вы - безмозглые куклы! Прочь с дороги!

Маги стояли молча. Перед огромным крылатым волшебником они казались совсем маленькими и беспомощными. Но ближайший к Вальсу поднял руку, и Зидан увидел, как в ладони собираются из воздуха бесчисленные искры, сматываясь в огненный клубок. Знакомое заклинание.

- Уж не посмеете ли сразиться с Черным Вальсом? - зарычал гигант. - Я - сказал - прочь - с дороги! ПРОЧЬ!

Маги упрямо двигались вперед.

Вальс молча выбросил вперед руку, кончики пальцев вспыхнули белым, и к середине ладони от них стянулись яркие линии, стянулись в плотное тельце-огонек. В протянутой длани с хищно согнувшимися пальцами с почти неразличимой быстротой металось нечто вроде белосияющего раскаленного паука о пяти тончайших ножках, сотканного из черт и точек невыносимо яркого света, беззвучно завывая от боли собственного существования. Третий Черный Вальс поднял ладонь перед собой, неспешно повернул и легко толкнул существо в воздухе, и оно рванулось вперед, оторопевшим магам навстречу, а позади сомкнулись гигантские крылья, надежно закрыв чародея броней из черных перьев.


- Что там такое? - спросил Моррид, сторож с метеобашни, вооружившись видавшей виды подзорной трубой и изучая белопенный горизонт сквозь ее стекла.

- Давай сюда, дед, ты же не видишь там ничего! - возмутился у него за плечом братец Рей.

- Мне! У меня зрение лучше! - возразила сестра, дергая Моррида за другое плечо.

- Заткнись, чудо-юдо одноглазое! У тебя смотреть туда нечем, - выкрикнул брат, чтобы тут же получить мощный тычок под ребра.

Поскольку Рей был временно выведен из строя, Моррид передал трубу его сестре. Та тут же прижала окуляр к единственному глазу.

- Вижу только черную точку, - бодро сообщила она. - Говоришь, корабль разворачивается?

Моррид забрал у девушки трубу и вгляделся сквозь прибор вдаль.

- Да, идет на юго-восток мимо гор, - неторопливо сказал он. - Рули у них повернуты. Что-то там происходит на палубе... Ох!

- ЧТО ТАМ? - в один голос вскрикнули брат и сестра.

- У них там что-то взорвалось!


Паук вспыхнул, разбился тысячей огненных нитей, и все вокруг заволок стремительно растущий шар взбурлившего резво пламени и дыма, вспыхнуло ало-оранжевыми языками, будто открылись заслонки в исполинской дьявольской печи. Дыхнуло жарко, и черных магов в мгновение смело рассыпавшимся по сторонам неистово-желтым огненным вихрем. Чуть мелькнули в воздухе пухлые тела, тут же рассыпавшиеся в лоскутья пустыми тряпками, вспыхнувшими быстро и споро, как промасленная ветошь, кожаные шляпы разодрало по швам. Маги исчезли, сгорели в волшебном горниле, как сгорает всякая кукла, брошенная в печь злым владельцем. Словно рука великана схватила гондолу и дернула назад; объятые пламенем обломки дерева, канаты, тряпки полетели навстречу, в стекло рубки, а оно и само рассыпалось стеклянной крошкой, разбитое незримым ударом.

Пламя яркой паутиной брызнуло во все стороны, огненные струны, вытянувшись, зашарили там и здесь, подбирая все, что могло гореть, и тут же охватывая найденное пламенным покрывалом, по оба борта - раз, раз, раз! - рвались натяженные канаты, разламывались бочки, и летели в облака нескладные пузатые фигуры из разбитых ящиков. Виви с горловым стоном рванулся в разбитое окно рубки, Зидан и Кинжал молча ухватили маленького мага за руки. Было поздно, собратья его падали в Туман вместе со щепками, досками, догорающими обрывками канатов; полы сюртуков и поля шляп бились по ветру, толстые руки и ноги безвольно чертили в воздухе - не живые люди падали в облака, а мешки с тряпьем. И под полями высоких шляп была лишь чернота. Сколько было их? Пятеро-шестеро сгорели в огненном вихре перед лицом Черного Вальса, но без малого пять десятков, что были в бочках, кануло в молочной густоте Туманного океана, падая бессильно в неразличимой белоснежной завесе, где не различишь верх и низ, пока из ниоткуда не вылетят навстречу острые, как когти, вершины недобрых черных елей Злого Леса. Удар и темнота.

Черный Вальс, взмахнув крыльями, вытянул руку вперед, и огненная паутина проворно смоталась под пальцы и погасла.

Корабль был пуст. Ни одного Черного Мага - лишь зависший на ветру Вальс, выскочивший на почерневшую от жара палубу, Виви да трое его замерших спутников в рубке. Догорали обожженные канаты.

- Какая жестокость! - обрел дар речи Штейнер. - Как он мог так поступить?! Это возмутительно! Магистр Виви, подождите меня!

И, выдернув палаш из ножен, сломя голову кинулся за магом следом. Зидан помотал головой, вытащил кинжалы из ножен и с тоской посмотрел на матовые лезвия:

- Во люди-то. Снова драться... Кинжал, слушай меня.

Девушка недоуменно подняла голову.

- Через несколько минут мы будем у Южных Врат, - тихо объяснил Зидан. - И управлять кораблем придется тебе. Вообще-то еще не поздно назад повернуть. Если хочешь - поверни штурвал на пару оборотов, к вечеру будешь в Александрии. А хочешь - веди судно, как оно сейчас идет. Там Южные Врата, а за ними Линдблюм. На твой выбор... вот только корабль не разбей, я еще жить хочу.

- Постой, а как им... - начала Кинжал. Зидан вылетел через окно с хищно раззявленными осколками стекла в раме, прыгнул на закопченную палубу, перекувырнулся и оказался впереди и Штейнера, и Виви, прямо перед Черным Вальсом. Рулевое колесо свободно вращалось по оси. Кинжал нерешительно приблизилась, остановила его и твердо сжала отполированные дубовые ручки.

Черный Вальс висел в воздухе, медленно взмахивая крыльями. Само собой, корабль в реве пропеллеров несся на юг, рассекая облачные волны, и на горизонте уже снова вставали синие вершины гор; Вальс замер на носу движущегося корабля, немного над палубой, и потоки ветра рвали черные перья. Глаза - узкие красные щели, под ними неразличимая тьма, но Зидан был готов поклясться, что Вальс улыбается презрительно.

- Что я хотел бы знать, - начал Зидан, боком выдвигаясь вперед, - каким образом он ухитряется лететь спиной вперед?

- ЗАЧЕМ?! - завопил Виви Черному Вальсу, - зачем ты их убил? Они же твои друзья! Они такие же, как ты... и я!

Вальс коротко рассмеялся, развел руками.

- Такие же, как я? Что это значит? Глупец. Я разве похож на рядового мага-солдата? Я - Черный Вальс номер три!

Штейнер с палашом в руках подбирался к Вальсу с другого фланга.

- Даже если они вам не друзья, то, что вы сделали - в высшей степени предосудительно, - заявил он.

Крылатый маг захохотал:

- Предосудительно! Тебя я, пожалуй, оставлю напоследок. Вы меня забавляете. Нечего беспокоиться о такой мелочи. Вместо потерянных сделают новых, и еще лучше.

- Кажется, ты что-то знаешь, чего не знаем мы, - бросил Зидан. - Что значит - маги-солдаты? Зачем в Дали делают кукол-магов и почему их возят на корабле в замок? Кто такие Черные Вальсы? Почему вы охотитесь за Кин... принцессой?

Вальс расправил руки и сжал кулаки:

- Вы очень любопытны. Впрочем, нет никакого смысла в ответе. Если я вам и скажу, вы все равно унесете ответ с собой в могилу. Я - убью - любого - кто - станет - у меня - на пути!

Зидан едва успел, спружинив, прыгнуть назад, кувырнуться через голову. Ледяное лезвие прошло прямо перед глазами, кожей он успел почувствовать морозное дыхание. Ледяное копье было тонкое, длинное, тяжелое, из мутного бело-голубого льда, с проросшими внутрь кристалликами, с резкими гранями и сходящимся иглой острием. Гигантская сосулька страшнее булатного клинка выросла из левой ладони Черного Вальса в мгновение ока, уронила в воздух инеистые крупинки, прочертила в воздухе полукруг, завершившийся на том месте, где только что стоял хвостатый вор. Зидан откатился назад, вскочил на ноги. Штейнер с гиканьем выдвинулся вперед, взмахнул палашом, и сталь зазвенела о лед. Старый, зазубренный палаш скрестился с белеющим ледяным лезвием.

Глаза Вальса сошлись хищными щелочками, он щелкнул слегка пальцами свободной руки. Штейнер вытаращил глаза: из ледяного острия ростками полезли мелкие лазоревые кристаллики, оплетая меч. Штейнер завертелся, пытаясь выдернуть клинок из ледяного плена, но это было бесполезно. Ком непрозрачного льда нарастал стремительно, под тяжестью глыбы меч обвисал, будто его окунули осенью в прорубь и оставили в холодной речной воде на всю зиму. Капитан едва удерживал неподъемный вес на мече и гнулся книзу, Вальс протянул правую руку с жадно согнутыми пальцами к его лицу, и тут-то и быть рыцарю на том свете, если бы не Виви.

Маленький маг метнул в крылатого противника огненный шар с яблоко размером; разбрызгивая белые искры, крутящийся шарик пронесся через палубу, замер у приветливо протянутой навстречу ладони Черного Вальса. Маг, взмахивая гигантскими крыльями, оставил Штейнера с его заледеневшим мечом, протянул руку с бьющимся в ней шариком огня навстречу. Шар вращался, мотался направо-налево, пытаясь оставить пленившую его ладонь - но из воздуха сыпались все новые и новые искорки, зарождавшиеся из ниоткуда и присоединявшиеся к мечущемуся пламени. Шар нарастал стремительно, дергаясь по сторонам.

По правому борту в Тумане ясно означилась могучая вершина заснеженной горы, закрыла синей тенью полнеба; подуло холодом. Вальс поднял руки с вбившейся в ладони пламенным волчком огненной магией.

- Надо что-то с тобой делать, гад! - вздохнул Зидан в разбеге, занеся кинжалы за плечи для удара, рванулся вперед и прыгнул. Он взмыл в воздух, ветром ударило в лицо - и тут же полыхающий шар понесся вперед по дуге, как живой, взлетел вверх, точно к растопырившемуся в полете Зидану. Следующий момент Зидан запомнил не слишком хорошо - его ударило чем-то горячим, словно раскаленным мячиком, в живот, несильно как будто бы, но - швырнуло назад, закрутило, он с ужасом увидел свои собственные руки, по которым разбегалось желтое пламя, жадно лижущее кожу. А потом стало - горячо. Его объяло нестрашное на вид, но прилипчивое, приставучее пламя, побежало по рукам и груди, перекинулось на затрещавшие волосы, распахнулось оранжевыми крыльями за спиной. Со стороны это, наверное, выглядело красиво, но Зидану совсем не улыбалось сгореть, как свечка.

Ему только раз пришлось до того серьезно ошпариться кипятком, ожоги были не страшные и зажили быстро, но - кипяток он запомнил на всю жизнь. Не раз он обжигал руки на чем-нибудь горячем, иногда и на открытом огне, но гореть самому приходилось впервые.

- Спасите! - завопил Зидан, предчувствуя скорый конец. Виви поспешно обернулся, щелкнул короткими, непослушными пальцами - и тут же огонь куда-то делся, пламя сникло и рассыпалось искрами в никуда. Зидан рухнул на колени, хрустнуло битое стекло, за спиной почему-то оказалась передняя стенка рубки.

- Зидан, с тобой все в по... - спросила Кинжал сзади, из-за штурвала.

Зидан ощупывал тлеющую одежду.

- Д-д... - схватился за голову. - Мои брови! А-а-а! Спасите! Я горю!

- Ты уже не горишь! - возразила ему Кинжал.

Зидан собрался что-то возразить, ему-то лучше было знать, горит он или нет, но тут в стенку рядом вонзился спиной подброшенный в воздух Штейнер, сполз на палубу, сжимая ошеломленно заиндевевший меч. Виви возник где-то сбоку, и все трое - Кинжал за штурвалом не считая - были рядом, а Черный Вальс взмахивал крыльями впереди, на носу.

- Что же вы?! - хохотал крылатый маг. - Мы только начали! Нападайте на меня! Дайте убить вас в честном бою! Я создан, чтобы убивать!

Гора росла прямо по носу, вырываясь из мутной белесой мглы тяжкими синими контурами исполинского ледника.

- Во же сволочь! - зашипел Зидан, поднимаясь на ноги. - Надо еще раз... напасть на него.

- Он тебя убьет! - возразила Кинжал сзади.

- Я сам его убью! - завопил Виви.

- Пусть только попробует, - отрезал Зидан. - Сейчас я ему...

Черный Вальс вытянул вперед руку. Между когтистыми пальцами проскочила голубая искра.

- Нападайте! Я создан, чтобы убивать!

Ледник мощно надвигался кораблю навстречу, выставив за спиной крылатого мага тысячи инеистых пик, вознеся к облакам синие ледовые стены, на белых - освещенных солнцем - гранях играли крошечные искринки, и все это разрасталось в размерах, Туман перед горой гас и таял, открывая все новые льдины и кручи, и снежная гора летела кораблю навстречу.

- Кинжал!!! - завопил Зидан, вскакивая на ноги. - Штурвал влево, элероны опустить! Перебрось сорок оборотов на левый двигатель!

- Где ты такому научился? - удивилась принцесса, проворно прокручивая рулевое колесо влево.

- Поднимай корабль, дура - мы сейчас разобьемся!

- Дура?! Это оскорбление члена королевской семьи! - встрял Штейнер.

- Сам дурак, - миролюбиво ответил Зидан. - Вы, кажется, забыли - у нас на носу гора и большая сволочь в большой шляпе и с большими крыльями. Может, сначала его убьем? А потом поспо...

На этом речь пришлось прекратить - Черный Вальс ткнул в сторону Зидана пальцем, и с острого пальца сорвалась, причудливо разорвав воздушный поток, голубая молния; Зидан зайцем скакнул в сторону - на месте, где он только-только стоял, чернели обожженные, разломанные доски, подымался слабый дымок.

Кинжал неистово крутила штурвал влево

Зидан, стиснув зубы, шагнул вперед. Шаг, еще шаг. Черный Вальс возвышался над ним, как гора, угольно-бархатные крылья разворачивались в воздухе.

- Слушай, дубина! - выкрикнул Зидан. - Я все-таки хочу узнать перед смертью, кто послал вашу гоп-компанию на наши бедные головы.

Черный Вальс сощурил огненные глаза:

- А вы сами не догадались? Кому нужна бедная глупенькая принцесса?

Корабль сильно кренился на борт, стоять было уже трудно. Зато ледники Пер Глезира плыли сбоку, их ледяные башни уже не угрожали разбить дирижабль, по носу снова было светлое море Тумана - зато все, что было не закреплено, летело к левому борту. Пара свернутых бухтами канатов уже отправились в долгий полет в облака.

Зидан заскользил по наклонной палубе и завопил назад:

- Кинжал, штурвал вправо, или нас перевернет!

- Я убью его! - тоненько закричал Виви, вероятно, чуть опомнившись.

- За королеву! - заорал Штейнер, сметая Зидана в сторону. Рыцарь скакнул к крылатому магу, за гнутым, зазубренным палашом вились рыжие языки пламени: Виви явно заколдовал меч. Захваченный врасплох Вальс выкинул вперед руки, с треском с пальцев ударила короткая мощная молния - но было поздно. Капитан ударил наотмашь, как дрова колол, бухнуло пламенем, как из печки. Черные крылья схлопнулись, разметнулись в стороны огромные перья. Вальс взмыл в воздух, раскрыл крылья - и тут же Зидана наитием дернуло вверх, он наскочил Штейнеру на спину, с нескрываемым удовольствием наступил каблуком на шлем. Рыцарь взвыл, но Зидан, оттолкнувшись, был уже в воздухе над ним - прямо перед Черным Вальсом.

- Привет, - сказал Зидан, выбрасывая вперед руки с кинжалами. Он почувствовал, как сталь вошла в мягкое, что-то зашипело, затем Вальс завопил хрипло, как подбитая птица, рухнул на палубу. Кинжалы остались у него в груди, странно и смешно торча изогнутыми рукоятями из черных перьев наружу. Зидан уже падал, падал назад на палубу, к рубке, но Вальс с ревом кинулся вперед, поймал вора за хвост, рванул. У Зидана свистнуло ветром в ушах, затем из ниоткуда со страшной скоростью вылетели изодранные доски палубы, ударили в лицо. Затем палуба исчезла в никуда, потом - вот подлость-то - снова вылетела из ниоткуда и снова ударила. Только потом хвост выскользнул из пальцев крылатого мага, Зидан покатился по палубе - Штейнер с клекотом налетел на Вальса и принялся бить его палашом как попало, не заботясь о точности ударов. Зидан еще пытался отдышаться, прижавшись щекой к разбитому дереву палубы, а и Виви, взвизгнув что-то, скакнул к Черному Вальсу с протянутыми руками, извлек из ничего довольно приличный кусок светлого льда и пустил его Вальсу в голову. И этого хватило.

Вальс увидел летящую и буйно нарастающую в полете льдинку, пошатнувшись, дернулся в сторону, к левому борту и в этот момент сбитая с толку Кинжал кстати или некстати резко крутанула штурвал вправо. Палубу снова подбросило, но уже вправо, и ледяной глыбой Вальса сбило за борт. Раз - и его черная фигурка с переломленными крыльями, крутясь, исчезла в облачной мгле.


- Что там происходит? - волновался Рей, метаясь по площадке метеобашни. Его сестра прислонилась к ограждению и нервно барабанила по нему пальцами. Моррид с подзорной трубой обводил горизонт взглядом.

- Не знаю... трудно сказать. Они за горой, а значит, больше мы их не увидим. Если, конечно, они еще раз не повернут. Все, идемте пить кофе.

- Все кончилось, - буркнула сестра.

- Постойте, - сказал Моррид. - Там что-то есть.

Брат с сестрой замерли.

- Они возвращаются?

- Нет. Это другой корабль. И идет он точно за ними.

- Быстро летит? - с интересом спросил Рай.

Моррид нехотя кивнул.

- Сейчас он их догонит.


- Ура, мы победили, - сказал Зидан, сев, зажав нос пальцем и пытаясь остановить кровь. - Во гад, унес мои ножики с собой в могилу. Пустяки, я себе новые куплю.

- Он умер? - растерянно спросил Виви.

- А ты что - недоволен? - хмыкнул Зидан.

- Я хотел его убить, - прошептал маленький маг.

- Ну так ты его и убил, - благодушно ответил Зидан.

Виви подошел к Зидану и просительно потянул его за манжету:

- Я убил такого же, как я сам? Мы - одно и то же?

Зидан пожал плечами.

- Не думаю.

Штейнер похлопал маленького мага по плечу и недовольно спросил Зидана:

- И сколько Черных Вальсов нам надо еще убить?

Виви хлюпнул носом - если у него, конечно, был нос, но звук был именно такой.

- Это был последний, - сказал Зидан, отнимая палец от собственного носа и проверяя, идет ли еще кровь. Кровь шла.

Виви озирался по сторонам и увидел справа, за фальшбортом, чудом застрявшую в обшивке остроконечную шляпу: еще четверть часа назад ее владелец-маг управлял кораблем, а сейчас все, что от него и от всех других черных магов осталось - мятая шляпа с рваными полями. Виви побрел по гуляющей под ногами палубе к шляпе и попытался достать ее. Это оказалось не так просто: шляпа застряла за бортом, между кранцами. Виви перегнулся и попытался стащить ее, но роста и длины рук ему не хватало.

- Последний? Это почему же? - подозрительно спросил Штейнер.

Зидан погрозил ему пальцем.

- Вальс потому что. Их может быть только три. Вальс - это такая штука, которая имет начало, середину и конец... Он поднял голову, посмотрел вперед и вскочил на ноги:

- Кинжал, мы на подходе к Южным Воротам! Прибавь высоту до пятисот, сбавь мощность двигателей - мы идем слишком быстро! Ха, мы их быстро пройдем и никого спрашивать не будем.

Зидан направился к рубке, оперся ладонью о край разбитой рамы и спросил:

- Ну, конечно, Врата специально для воздушных кораблей построены, но там внутри можно и разбиться, так что смотри. Что, может, лучше я проведу корабль через Врата?

- Я хочу сделать это сама, - ответила Кинжал, крепко сжав рукояти рулевого колеса.

- Ну пожалуйста, - согласился Зидан. - Черт, беда в том, что Врата и закрыть могут. Но надеюсь, этого не случится. Когда мы проходили Врата на корабле-театре, охрана была совсем вялая. Кажется, наши беды позади...


- Что такое? Ты видел это? - завопил Зорн.

- Это я видел... - печально подтвердил Торн.

- Наши усовершенствованные черные маги...

- Наши черномагические усовершенствования...

- Все уничтожено! - шуты повесили носы. Крошечный кораблик с открытым седлом сверху, в котором крепко сидели королевские шуты, клюнул носом и чуть не ушел в штопор. Шуты вцепились в штурвал и кое-как выровняли свое суденышко, доселе тихо шедшее за грузовым кораблем вослед, прячась в пушистых облаках.

- Штейнер виноват во всем этом! - определил Торн. - Предал нас он!

Братец его согласно закивал головой и чуть не перевернул кораблик.

- Осторожно! - возмутился Торн. - Не отпускай штурвал!

В облаках впереди мелькнула черная тень.

Зорн вертел головой, бубенчики на шутовском колпаке звенели:

- Черный Вальс номер три возвращается! - закричал он истошным голосом.

- Возвращается Черный Вальс? Ура!

Черный Вальс летел клоунскому кораблику наперерез, вжав голову в плечи, глаза сошлись пылающими щелями.

- Что-то не так! - ужаснулся Зорн. - Он сломан!

- Слишком сильную магию мы ему дали!

Шуты переглянулись. Вальс шел на таран.

- Спасайся кто может! - завопили шуты и сиганули с седла в разные стороны. Миг - и исчезли в туманной бездне. Вальс вспорхнул над корабликом, ловко сел в седло, вцепился могучими руками в штурвал и пригнулся к нему. Двигатели взревели, кораблик с шипением поднялся над Туманом и ринулся вперед. Острия кинжалов высовывались из его тела.

- Я создан, чтобы убивать! Я создан, чтобы убивать! Я создан, чтобы убивать!


Из Тумана впереди вставал мощный силуэт, слишком правильный, чтобы быть творением природы, но слишком огромный, чтобы быть построенным людьми: гигантская стена желтела между горными вершинами; она соединяла две исполинские башни справа и слева, а посередине были собственно ворота.

Стена и башни были не меньше трехсот метров в высоту; сложенные двойной кладкой рукотворные горы из светлого камня, разглаженного лучами ласкового горного солнца, уходили в небеса. Справа и слева от башен из зарешеченных люков изливались на горные склоны могучие водопады, искря на солнце чистой струей: целые горные реки были отведены от Южных Врат прочь. Наверху стены были еще башни, и высокие трубы, далеко по небу разбросавшие белые шлейфы горячего дыма, и зубцы, и бойницы, и бастионы, и казематы, и амбразуры для громадных пушек, в дуле которых мог бы поместиться человек, и посадочные площадки для боевых кораблей, и много чего еще: так Линдблюм стерег свои границы, так грозил он северному соседу: попробуй напади! А в центре были сами по себе ворота: идеально круглое, темнеющее отверстие ста пятидесяти метров диаметром: целый небольшой город со всеми домами и улицами прошел бы сквозь Южные Врата, не царапнув бы порога. Исполинские створки - каждая с футбольное поле размером - были разомкнуты, таились где-то в темноте в толще Врат и...

- Врата закрываются! - завопил Зидан.

Из труб наверху Великих Врат в лазоревые небеса ударили белоснежные гейзеры пара. По краям темного проема ворот блеснуло желтым: створки двинулись.

- Сбавить мощность? - спросила Кинжал.

Зидан перемахнул через ощерившуюся осколками разбитого стекла раму и оказался в рубке, рядом с девушкой.

- Да ни за что! Если Врата закроются у нас под носом, мы о них разобьемся! - он оглядел циферблаты приборов. - Чертов Вальс. Мы слишком разогнались и не сможем остановить дирижабль!

- И что нам следует предпринять? - растерянно спросила девушка.

Зидан погрозил ей пальцем.

- Ну вот, снова говоришь, как принцесса.

- Чё делать-то? - поправилась Кинжал.

В рубку заскочил Штейнер, открыл рот, посмотрел на Южные Врата, на Кинжал, на Зидана и ничего не сказал.

- Так гораздо лучше. Мы проскочим через Ворота на полной скорости. Я так думаю. Пока они не закрылись. Вперед, капитан Кинжал!

Зидан оглянулся наружу рубки и досадливо поморщился:

- Виви, да брось ты эту дурацкую шляпу!

- Я ее почти достал! - завопил в ответ маленький маг. Он ухватил шляпу пальцами за край, потянул...

Корабль качнуло. Шляпу сорвало ветром и унесло назад, и с ревом вперед дирижабля вырвался крошечный кораблик, в седле которого восседал Черный Вальс номер три.

- Я создан, чтобы убивать! - проорал он и хрипло захохотал.

В простертой к кораблю левой руке бился и шипел новый искряной паучок, - что там, огромный паук, много больше и сильнее старых. Вальс готовился взорвать весь дирижабль одним заклинанием. Взгляды двух магов встретились - круглые растерянные глаза Виви и пылающие безумным огнем щелочки под полями шляпы Черного Вальса.

- Я создан, чтобы убивать!

- Во гад, откуда он только взялся? - Зидан стиснул зубы и выскочил из рубки. - Держите штурвал! Чугунка, дергай рычаг - мощность на полную! Двигатель старый, но выдержит! Кинжал, просто держи штурвал! Виви!

Вальс выбросил руку вперед. Паук сорвался с пальцев и стрелой, с треском растянув за собой белые молнии, понесся к грузовому кораблю. Зидан прыгнул вперед - и остановился. Грузовой корабль вздрогнул. Глаза Черного Вальса расширились недоуменно.

Мир замер, когда Виви поднял ладошки навстречу громовому пауку, замер и потемнел, и отовсюду - из снежного Тумана под килем, с гор и с неба, даже от обшивки корабля, от палубы и канатов полетели в открытые ладони маленького мага алые искринки, даже не смотались, как обычно, огненным волчком - бухнуло, словно гром ударил, и из рук Виви рванулось неистовое жаркое пламя. Зидан зажмурился, толчком корабль отводило в сторону; с ревом огонь бил с борта, разметнувшись в воздухе щелью в раскаленную бездну. Громовой паук сгинул в этом огне, пламя объяло кораблик Черного Вальса и продолжало бушевать исполинским факелом; грохнуло, и Вальс вместе со своим корабликом сгинул, вертясь, в Тумане, оставив за собой струю черного дыма. И сразу пламя исчезло. Мир вокруг ожил, а Виви бессильно опустился на колени, уцепившись за леер ослабевшими пальцами.

Створки Врат сдвинулись почти наполовину. Ясно было видно на них разбитое надвое улыбающееся лицо в ореоле рассыпанных вокруг лучей: гигантский рельеф - солнечный лик. Видимо, если створки сойдутся раньше, чем корабль пройдет через них, это лицо станет последним, что четверо увидят в жизни.

- Полный вперед! - заорал Зидан. - Виви, давай сюда! Черт, что же ты там!

Штейнер заметался по рубке, дергая первые попавшиеся рычаги. Двигатели истошно завыли, дирижабль наклонило вперед и помчало вперед, к Вратам.

Сзади из Тумана, волоча за собой пышный дымовой шлейф, выскочило суденышко Черного Вальса; полумертвый, но исполненный вселенской злобы крылатый маг вжался в седло, глаза сошлись в щели.

- Скорее! Ворота закрываются! - кричал Зидан, пробираясь по разломанной палубе к маленькому магу. - Виви, руку дай!

- Я знаю! - сердито ответила Кинжал. Дирижабль с ревом летел на Врата. Створки стремительно сходились.

Кинжал резко потянула на себя штурвал, завертела колесо в сторону; сдвинувшиеся на три четверти створки как-то быстро подлетели к дирижаблю, винты царапнули о камень - но дирижабль проскочил, прошел сквозь створки Врат, внутренняя полутьма ударила по глазам. Замелькали бесконечные этажи и галереи внутренности Врат, множество кораблей у воздушных пирсов, но рассматривать все не было времени. На той стороне - далеко в черноте - было круглое пятно света: второй, южный проем Врат, и он тоже закрывался.

На севере створки схлопывались, но - перед тем, как они схлопнулись совсем, в последнюю светлую щель проскочил кораблик Черного Вальса. Он несся под рев двигателей, пытаясь догнать ушедший вперед дирижабль - а уж дирижабль мотало в стороны, гондолу подбросило толчком, накренило и...

Виви с криком соскользнул за борт.

Умирать ему было еще рано. Зидан сам вылетел за борт, уцепился за леер и ухватил в последний момент руку маленького мага. Южные створки Врат почти закрылись. Кинжал бросила штурвал в другую сторону, гондола накренилась на другой борт - Зидан и Виви оказались на палубе. Дирижабль, наклонившись вперед, пронесся через них, задел левую створку боком; что-то со скрежетом сорвалось и улетело назад во Врата и - створки схлопнулись. Дирижабль улетел на волю. В последнюю секунду летевший следом Черный Вальс оказался в темноте, перед насмешливо улыбающимся внутрь, во тьму, солнечным ликом на каменной толще закрытых створок. Алые глаза крылатого мага распахнулись в ужасе.

Бабах! Створки ворот разлетелись кусками, изнутри рвануло пламя. Зидан поднялся на ноги, уцепился за ближайший канат и посмотрел назад.

Над Южными Вратами поднимался дым. Они прошли через Врата и были теперь в стране Линдблюм.

Зидан опустился на палубу и устало закрыл глаза.

22. Линдблюм

Туман. Белесый океан, плотным маревом окутывающий землю, съедая краски, сглаживая очертания. Что Гунитас на севере, что здесь - на юге... от этого неизменного элемента пейзажей невозможно избавиться, нельзя скрыться. Словно живой, он пробирается в каждую щель меж неплотно подогнанных досок, в каждую трещину в каменной кладке, ползет по извилистым тоннелям, за века прорытым водами в толще гор, неспешно взбирается вверх по их склонам и нависает над всем континентом... Страх и ужас принес он с собой, но вместе с тем и благо - дармовой источник энергии, которым многие не преминули воспользоваться.

Серые воды вспучились и вытолкнули из своих пучин огромное летающее судно.

Два десятка непрерывно вращающихся винтов удерживали его в воздухе и еще шесть - толкали вперед. Владелец корабля явно был человеком предусмотрительным, даже слишком: две трети судна отводились под машинное отделение, где, помимо множества машин и котлов, находились огромные топливные цистерны, до отказа забитые сжатым под давлением Туманом. Казалось, капитан корабля только и ждет, что весь Туман на континенте в мгновение ока исчезнет и только его предусмотрительность поможет спасти корабль и весь экипаж. Неплохая версия для не в меру ретивых служителей порядка и просто любопытствующих граждан, но большинство прекрасно понимали, что настоящая причина куда прозаичнее: контрабанда. Эти корабли способны подниматься на недоступную другим высоту и пересекать горные цепи, минуя Врата, а как следствие - и таможенные посты...

Судно чуть накренилось вперед и на полной черепашьей скорости двинулось к выглядывающему из-за горизонта горному пику.

С легкостью обогнав неторопливого собрата, по туманному океану пронеслась быстроходная посудина, являвшая собой прямую тому противоположность: ни о каких запасах не могло быть и речи, а туманные машины даже не удосуживались толком переварить серое марево - заглатывая с быстротой молнии, они тут же выплевывали его, словно пережеванные комочки бумаги. В народе такие корабли называли "утками".

Помимо "уток" и "черепах", бескрайние просторы "океана" бороздило еще великое множество всевозможных посудин: небольшие почтовые шхуны и солидных размеров баркасы торговцев, неуловимые и маневренные разведчики и пара могучих линейных кораблей, вооруженных до зубов, охраняющих мир и покой в небе - случаи воздушного пиратства не такая уж и большая редкость.

Судов было не просто много, их было слишком много. До такой степени, что еще год-два и придется вводить специальные правила, строить, как бы глупо это не звучало, воздушные дороги, иначе столкновения, которые случаются порой и сейчас, станут нормой жизни и всю сокрытую туманным океаном равнину заполнят обломки кораблей.

Помимо количества, была и еще одна особенность - абсолютное большинство, за исключением двух-трех корабликов, летело в одну точку... или улетало из нее - одинокому горному пику далеко-далеко на юге.

Туда же направлялся и весьма потрепанного вида дирижабль...


Развалившийся на палубе Зидан смотрел, как по небу медленно ползут темные грозовые тучи; слушал, как с жалобным писком, перемежающимся недовольным шипением, из аэростата потихоньку выходит горячий воздух; смотрел, как болтаются на ветру оборванные канаты, и искренне радовался, что вскоре все это закончится, и они, наконец, прибудут в Линдблюм.

Что-то глухо щелкнуло, проскрежетало, и один из несущих винтов встал.

В тот же миг дирижабль резко рвануло в сторону, отчего недоуменно приподнявшегося вора чуть не выбросило за борт.

- Моя принцесса!.. - донеслось из рубки.

Отчаянно ругаясь, Зидан бросился по накренившейся палубе назад.

Гарнет сидела на полу и баюкала покрасневшую руку. За штурвалом стоял Штейнер, из последних сил удерживая вырывающееся из рук колесо, одновременно вывернув голову чуть ли не на сто восемьдесят градусов, в попытках разглядеть сидящую за его спиной принцессу.

Оценив обстановку, Зидан бросился к увенчанным рычагами, отчаянно скрежечущим механизмам, от которых поднимался еле уловимый дымок и несло паленой резиной.

Парень изо всех сил рванул несколько рычагов, тут же отдернув от раскаленного металла руки, и, чертыхаясь, приложил их к очень кстати подвернувшемуся куску холодного металла. Оным оказались доспехи затрясшегося от ярости Адельберта Штейнера.

Взревев, капитан попытался ухватить вора за хвост, но тот весьма проворно отпрыгнул в сторону, чем еще больше разозлил рыцаря.

- Чертова обезьяна, однажды я доберусь до тебя! - проскрежетал он зубами.

За этой фразой последовал глухой удар, потому что оставленный без присмотра штурвал крутанулся вокруг своей оси и огрел рыцаря длинной рукоятью по жалобно звякнувшему шлему.

- Ааа, проклятье! - выругался капитан и на лег на рулевое колесо.

Очень своевременно заработал остановившийся было винт, выровняв завалившийся на бок корабль, и штурвал легко поддался в сторону, увлекая за собой Штейнера.

- Южные Врата разрушены... - прошептала принцесса, потирая вывихнутое запястье и задумчиво глядя на распластавшегося подле ее ног рыцаря.

- Ну... - протянул Зидан, обводя взглядом полуразрушенный корабль, - похоже мы и вправду немного переусердствовали... Но, в конце концов, не мы первые начали! А врата... не думай об этом - их вскоре восстановят.

- Ты идиот! - взревел поднявшийся на ноги Штейнер. - Врата уничтожены, корабль разбит, груз потерян и... и... и я, капитан королевской стражи, оказался в этом замешан!

- Штейнер... - тихо позвала девушка.

- Д-да, Ваше Высочество? - тут же изменил тон рыцарь.

- Мне очень жаль, что ты оказался впутан во всю эту историю, но... ты спас наc... спасибо!

- Я не заслуживаю такой благодарности, Ваше Высочество! - запротестовал надувшийся от гордости Штейнер, опускаясь на одно колено. - Я... я клянусь защищать вас, принцесса, куда бы вы ни отправились...

- Ну что, Кинжал? - Зидан помог девушке подняться, и насмешливо продолжил: - возьмем Чугунку с собой? Он пойдет за тобой хоть на край света... если, конечно, не сварится раньше в этой кастрюле.

Обливающийся потом и красный как рак капитан лишь скрипнул зубами в ответ и встал к штурвалу.

- Спасибо, - принцесса легонько коснулась плеча рыцаря и встала рядом. - Это... замок? Там, впереди?

"Горный пик" стал заметно ближе, и теперь можно было с уверенностью сказать, что вершина его явно искусственного происхождения, да и опоясывающая гору крепостная стена не походила больше на вьющуюся серпантином горную тропу.

- Ага, - кивнул Зидан, - очень скоро мы доставим тебя прямиком к регенту!

А про себя добавил:

"И мы с тобой больше никогда не увидимся... Эх, а ведь мы только начали сближаться..."

- Зидан... - прервал его размышления Виви.

- Ммм?

- Эти черные маги... и я... мы одинаковые?

В рубке повисла неловкая тишина, нарушаемая лишь завыванием ветра, врывающегося в разбитые окна.

- А какая разница? - вдруг подал голос Штейнер. - Что если и так?

- Чугунка прав! - подхватил вор. - Ты личность, Виви! Пойдем на палубу! И ты, Кинжал, тоже давай с нами! - он ухватил маленького мага за рукав и потащил из кабины. - Вы должны увидеть Линдблюм с высоты! Это просто потрясное зрелище!

- Чугунка, правь к замку! - крикнул он Штейнеру и, не дожидаясь ответной реплики, выскочил наружу.


Линдблюм Плато Линдблюма, распростершееся далеко внизу, не только не уступало размерами возвышенности, на которой вот уже многие века стояла твердыня Александрийского замка, но едва ли ни вдвое превышало ее в размерах. Однако, представляло оно собой далеко не узкую дугообразную равнину: центральную часть плато рассекал безымянный горный хребет, на северо-востоке от которого шумел темно-зеленый дубовый лес; большую же часть отвоевали себе скалы на юго-востоке, с подачи местных архитекторов, названные Пинаклем - скалы эти, и в правду, напоминали хаотично разбросанные граненые башенки, то тут, то там увенчанные остроконечными пиками; длинная горная цепь уходила на юго-запад, в обход Пинакля, защищая плато от нападок бушующего внизу туманного океана. Лишь на западе, у самого края плато ютился замок Линдблюма... впрочем, вернее будет сказать - возносился.

Если Александрия росла вширь, с каждым годом обрастая все новыми кварталами, и расползаясь по равнине, то зажатый горами Линдблюм рос вверх. Гигантских размеров стена, освещенная рыжими лучами клонящегося к закату солнца, тугим кольцом стягивала дома, прижимая их к стенам замка, и те послушно карабкались друг по другу вверх, обрастая беспрестанно дымившими трубами и бесчисленными мостками, перекинутыми от одного дома к другому.

Сам замок находился на небольшом скалистом уступе и от распахнутых настежь ворот вниз, в долину, тянулся длинный узкий извивающийся арочный мост, по которому брело несколько человек. Да и откуда здесь взяться пешему? Помимо замка, на плато ютилось несколько крохотных поселений, чьи жители в свое время облюбовали пологие склоны безымянного хребта, да пара хибар отшельников, уставших от городской суеты и ушедших, дабы воссоединиться с природой.

Зато воздушные ворота ежеминутно пропускали сквозь себя корабли. И было их тьма тьмущая! Все те разнообразные суда, что обгоняли дирижабль по пути в город или же неторопливо тащились в хвосте - все они были здесь и влетали в распахнутые створки, на которых распахнул рваные крылья алый дракон - герб Линдблюма. С другой стороны на них лились лучи рыжего солнца (громада замка вблизи заслоняла собой большую часть небесного свода).

Виви, перегнувшись через борт, во все глаза разглядывал нижние ярусы города, где меж разномастных домов, не уступающих по оригинальности Александрийским, по извилистым мощеным улочкам шли люди и не люди, разговаривали, кричали, плакали и смеялись. Отовсюду слышался звук работающих машин (преимущественно туманных), который лишь изредка перекрывали крики уличных торговцев да ругань дворников, с метлами наперевес гоняющихся за разбегающимися в разные стороны детишками.

Гарнет же запрокинула голову и с не меньшим любопытством рассматривала возносящиеся к небу пирамиды зданий. Пребывали здесь не только жилые дома, но и заводы, фабрики - эти можно было легко отличить по количеству и размерам труб, а так же характерному черному дыму, из них вырывающемуся, черное облачко которого налетело на воздушный корабль как раз в тот момент, когда принцесса глубоко вдохнула воздух чуждого места.

Откашлявшись и вытерев слезы, она увидела, как на них стремительно несется громада замка. Стены его, казалось, сложены из того, что попалось строителям на глаза. Вверх уходили каскады арочных окон, ползли вереницы крохотных башенок и миниатюрных зданий. Кое-где совершенно отчетливо виднелись целые массивы дверей, да-да, самых обыкновенных входных дверей с легким налетом копоти на позолоченных ручках. Далее шли колонны, украшенные барельефами гранитные плиты и крытая на Александрийский манер красной черепицей крыша, увенчанная гигантских размеров трубой, из которой в небо улетали белые облачка. Прямо впереди вращались два огромных циферблата: малый, отсчитывающий секунды, и большой все с тем же алым "драконом" в качестве стрелки, показывающий часы и минуты.

По правде сказать, Зидан предпочел бы приземлиться где-нибудь в торговых доках и прогуляться с принцессой по городу, а может - провести эту ночь в гостинице, а уж потом направляться в замок, но, судя по тому, как корабль резко изменил курс, Штейнер правил прямо к парадным вратам Великого Замка Линдблюм.

- Эй, Чугунка! - крикнул вор. - Сбавь скорость, а то они чего доброго еще решат, что мы идем на них в атаку и собьют к чертовой бабушке...

- Чугунка! - закричал он, когда до обозначившегося впереди замкового дока оставалось не больше пятисот метров, а корабль все с той же скоростью несся вперед, - Штейнер, черт тебе дери, ты что - поубивать нас всех решил?! - с этими словами Зидан бросился в кабину.

Зафиксировав рулевое колесо, Адельберт Штейнер стоял рядом и задумчиво двигал рычаги управления то вперед, то назад.

- Что ты делаешь?! - вскричал ворвавшийся парень.

Оттолкнув рыцаря в сторону, он потянул оба рычага на себя и почувствовал, что те отъехали вниз плавно, не встретив ни малейшего сопротивления.

В рубку вбежали Гарнет и Виви, и застыли в дверном проеме, глядя, как вор и рыцарь по очереди двигают рычаги с выражением вселенской печали на лице.

- Да что у вас происходит?! - воскликнула девушка.

- Кажется... посадка будет жестковатой... - несмело улыбнулся Зидан и вжал голову в плечи. - Все внутрь... ложись!

Последняя команда прозвучала очень вовремя, потому что мчавшийся на полной скорости дирижабль ворвался в доки Великого Замка и со всего маха врезался в стену, попутно снеся какую-то металлическую конструкцию, отомстившую тем, что с легкостью, которой бы позавидовал и матерый фехтовальщик, рассекла надвое аэростат и смахнула добрую часть кабины. На головы вжавшихся в пол путешественников посыпались оставшиеся после воздушного боя осколки стекол и щепки. Аккурат меж растопыренных пальцев Зидана вонзился здоровенный ржавый гвоздь, торчавший из обрушившейся с потолка балки, большая часть веса которой пришлась на растянувшегося рыцаря, а вернее - на его кирасу, прогнувшуюся до такой степени, что бедняге было трудно дышать.

Через пару минут, когда звон и треск в ушах, как реальный, так и кажущийся, поутихли, а где-то вдали послышались чьи-то голоса, компания поднялась на ноги и, поднатужившись, вытащила из-под балки брыкающегося и ругающегося Штейнера... О чем Зидан немедленно пожалел, так как тот, едва переведя дух, коршуном налетел на вора, и лишь обезьянья ловкость помогла последнему избежать жестокой расправы, тем более за преступление, которого он, быть может, впервые в жизни, не совершал.

Разъяренный рыцарь гонялся за ним вплоть до тех пор, пока в лицо ему не ткнулся наконечник алебарды. Адельберт резко остановился, качнулся назад, замахал руками и с лязгом сел на пол. Зидан же скакнул назад, заслонив левой рукой принцессу, а правой хлопая себя по поясу, где ранее были пристегнуты кинжалы.

- Встречающий комитет? - несколько неуверенно пошутил вор.

- Кто вы такие?!

Вперед выступил здоровенный детина, с ног до головы закованный в железо. Из-под опущенного забрала поблескивали маленькие глазки - видимо, офицер. Следом за ним в разбитую кабину шагнули двое рядовых в бело-синих парадных мундирах. С угрожающе поблескивающих лезвий наставленных на Штейнера и Зидана алебард свисали разноцветные ленточки.

Стоящий рядом с принцессой Виви было поднял руки в черных перчатках, по которым поползли морозные узоры, но та властным прикосновением заставила его прекратить и смело шагнула вперед.

- Я - принцесса Гарнет Тил Александрос, - промолвила она. - Я прошу аудиенции с регентом Сидом.

- Зидан Трибал, - раскланялся парень, - похититель.

- Адельберт Штейнер, - с кряхтением поднялся рыцарь, - капитан рыцарей Плутона!

- Ви... - начал было маг и обиженно засопел, когда один из солдат его оборвал:

- Ба! Тогда я королева Брана! - и вместе со своим товарищем они зашлись гомерическим хохотом.

- Принцесса, рыцарь, преступник и... видимо, - доселе невозмутимый офицер все-таки не удержался от смешка, - черный маг?..

Дождавшись кивка Виви, он довольно крякнул и продолжил:

- И что же такая разношерстная компания делает на разбитом грузовике? Кстати! Это, часом, не вы ли давеча разнесли Александрийские врата? - с алебардой наизготовку он надвинулся на вжавшихся в стену путешественников. - А ну ка...

Зидан отчетливо слышал, как щелкнула его челюсть, а готовые сорваться с губ слова с утробным бульканьем канули в район желудка: принцесса аккуратно придерживала за цепочку кулон, вытащенный из-за ворота - внушительных размеров кристалл, переливающийся всеми цветами радуги.

- Это... это...

Единственное что смог сделать офицер - рухнуть на колено, его примеру последовали и рядовые.

- Простите, Ваше Высочество, - прохрипел он, - мы сию секунду доложим о вашем прибытии!

- Эй, ты, - обратился офицер к одному из солдат, - быстро за министром Артанией!

- Так точно, сэр! - солдат торопливо отдал честь и бросился выполнять приказ.

Вместе с офицером, компания выбралась с окончательно уничтоженного корабля и ступила в док.

- Подумать только: обвинить принцессу во лжи! - Всплеснул руками Штейнер, задумчиво разглядывающий свой помятый доспех. - Если бы некоторые не походили на вывалявшихся в грязи шимпанзе, мы бы не выглядели столь подозрительно!..

- Если бы некоторые не выглядели, как старая ржавая консервная банка, - парировал Зидан, - быть может, в нас хотя бы не стали тыкать острыми железками...

- Что?! - взревел рыцарь, и было бросился на Трибала, но в этот момент в док вошли двое: министр и отправленный за ним солдат.

Министр оказался человеком крепкого телосложения, несмотря на пожилой возраст. Было ему лет семьдесят: длинные, густые, перехваченные на спине бантом волосы давно поседели, равно как и брови, усы и роскошная окладистая борода, чей конец терялся в складках мантии.

- Что здесь происходит? - поинтересовался он у офицера, окидывая присутствующих задумчивым взглядом.

- Сэр, у нас странные посетители! У одной из них кулон, весьма похожий на "Коготь Сокола".

Правая бровь министра чуть изогнулась.

- Оставьте нас, я займусь ими.

Лишь только стражники прошли по алой ковровой дорожке и скрылись за поворотом коридора, принцесса бросилась к министру и стиснула старика в объятиях:

- Дядя Артания!

- Хо-хо-хо, - заулыбался тот, - как же я рад видеть тебя, девочка...

- Я тоже очень рада тебя видеть! Мне так многое нужно тебе рассказать...

- Позже, девочка, позже... - остудил ее старик, - у нас еще будет возможность поговорить, а сейчас - не будем заставлять регента ждать. Следуйте за мной.

Недоуменно пожав плечами, принцесса отправилась следом за министром туда же, куда удалились караульные.

- Такой большой замок... Даже док есть... Здесь, наверное, уместилась бы и "Алая Роза" Ее Величества... - пробормотал Штейнер, задумчиво глядя на десятки вращающихся шестеренок, вылезающих из стен.

Белый, начищенный до блеска пол, устланный ковровыми дорожками, и брызжущие машинным маслом механизмы - есть ли более несовместимые вещи?

- А то! - гордо, будто сам принимал участие в постройке, кивнул Зидан. - На то он и "Великий"! Давай, Чугунка, поторапливайся!

Пройдя по небольшому мостку, по бокам которого горели фонари, они нырнули в коридор, где стены так же были увешаны лампами просто-таки в неприличном количестве.

Попетляв по замку, группа добралась до небольшой круглой площадки с фонтаном в виде некоего крылатого существа с телом ангела и ухмылкой дьявола, льющего воду из кувшина в небольшую ванночку посреди бассейна. По бокам от него на двух каменных тумбах лежали каменные "свитки", испещренные мелким текстом на незнакомом Зидану языке. Над головой существа висел все тот же потрепанного вида дракон, только теперь золотой на алом щите. Табличка на бассейне гласила: "Фонтан счастья. Автор: Муалисио, королевский ремесленник. В честь двадцатилетнего правления Сида IX".

Зидан хлебнул из фонтана прохладной воды, чем донельзя смутил сидящего в тени небольшого кустика, высовывающегося из фарфоровой вазы, на мягком диванчике старика. Тот при виде такого кощунства весь затрясся, начал подниматься, и замахнулся было на парня тростью, но тут же потерял равновесие и осел на место.

А вот подкравшегося с диким грохотом Штейнера Зидан как-то упустил из источников возможной угрозы и был жестоко наказан: кованый башмак влетел ему под зад, да с такой силой, что не почувствуй Зидан в последний момент опасность и не прыгни вперед - легким синяком он бы не отделался.

Рыцарь лишь злорадно усмехнулся, глядя, как вор растирает ушибленный зад и прошел мимо двух невозмутимых стражников следом за удаляющейся принцессой.

Раздосадованный Зидан клацнул зубами у самого носа одного из караульных, от чего у того защелкнулось забрало. После чего, с чувством хоть немного восстановленного достоинства, двинулся за рыцарем, гадая: какую бы пакость подстроить в отместку.

Вся команда встала на небольшую платформу, после чего министр дернул за один из рычажков жутковатого на вид механизма, и за ними закрылась полукруглая дверца. Еще один рычажок - и платформа принялась неторопливо возноситься вверх.

Виви подпрыгнул, уцепился за ограждение, подтянулся и, глянув вниз, несколько секунд наблюдал, как пол с каждым мгновением все отдаляется.

- У замка есть три уровня, - пояснил Артания, - все они соединены лифтом. Нижний уровень находится глубоко под землей... вернее будет сказать - в скале. Под Туманом. Там прорыты тоннели, проложены рельсы и на специальных машинах вы сможете добраться до ворот или причала. Последний, правда, все время пустует - с тех пор, как воздушные перевозки приобрели популярность, обычные корабли практически перестали появляться в Линдблюме... Далее - средний уровень. Это тот самый, который не далее как полчаса назад лишился одного из доков, - ухмыльнулся министр. - Оттуда можно на такси добраться в центральный район города. На верхнем уровне находятся королевские покои и конференц-зал. Вход на него ограничен.

- Кинжал... ох, прошу прощения, принцесса, - замялся Трибал.

- Да? - улыбнулась девушка.

- Ты ничему не удивляешься... даже Чугунка ведет себя, как заправский шпион. Ты уже была здесь?

- Да, - кивнула Гарнет, - давным-давно, в детстве, когда... когда папа был еще жив...

- Извини, я не хотел... - неуклюже извинился Зидан и поспешил сменить тему: - Расскажи, какой из себя этот Сид? Я некоторое время жил здесь, но ни разу его не видел...

- Он - гений, опередивший свое время. Иногда он вел себя несколько странно, но он очень добрый и заботливый человек. Он был лучшим папиным другом. А теперь... не знаю - выслушает ли он меня, поверит ли?..

- Не переживай, - он обнял девушку за талию и привлек к себе, - мы не уйдем, пока он этого не сделает.

И вновь Зидан допустил ошибку, забыв о бдительном рыцаре, чьи закованные в металл пальцы мертвой хваткой вцепились ему в ухо и оттащили от коротко взвизгнувшей девушки. Да он и сам не удержался от не слишком цензурной реплики, еще вначале которой принцесса зажала руками вмиг покрасневшие уши.

- Мы прибыли, - невозмутимо доложил министр и открыл дверцу лифта. - Будьте любезны, подождите пару минут - я должен доложить регенту о вашем прибытии.

Прошло несколько минут, в течении которых Зидан и Штейнер чуть было вновь не затеяли драку, но дверь в апартаменты министра вовремя открылась и Артания пригласил всех внутрь.

Первой вошла принцесса и, пройдя на середину круглой комнаты, отвесила низкий поклон, после чего недоуменно огляделась по сторонам.

Пол в комнате был зеркальный. Не абсолютно зеркальный, но вполне позволяющий разглядеть собственное отражение. Вдоль стены его опоясывало алое кольцо, размеченное на двенадцать частей, подобно циферблату часов. От шести забранных витражами окон шел бледный свет, а его нехватку компенсировали горевшие в установленных по периметру комнаты канделябрах свечи. Прямо напротив входа на помосте о пяти ступеньках стоял трон, не очень высокий, но весьма большой во всех остальных отношениях, даже громоздкий. Подле него на небольшом столике стояла початая бутылка вина и наполовину пустой бокал.

- А где же?.. - удивленно воскликнула принцесса.

- Что за чертовщина здесь творится?! - следом за ней в комнату ввалился Штейнер.

- Гвок? - донеслось со стороны трона? - Гвок...

Из-за трона показалось что-то большое и желтое о четырех коротких лапках, но тут же исчезло с тем, чтобы через секунду появиться с другой стороны.

- Гвок! - перескочив через спинку, огромный оглоп уселся на трон.

Жук передернул верхней частью туловища, поправляя мантию, которую ему приходилось придерживать передними лапками. Он откинулся на спинку трона, разгладил лапкой гигантских размеров седые усы, полумесяцем застывшие у него на морде, и уставился на вошедших черными бусинками глаз.

- Приветствую вас, гвок! - жук качнулся всем телом вперед, ухватил лапками мантию и поскакал по лесенке вниз.

- Ог...ог...ог... - вытаращившись, силился произнести рыцарь. - Оглоп!

Он как раз успел прикрыть собой принцессу, когда существо добралось до нижней ступеньки, и со всей силы впечатал в прыгающий желтый шарик кулак.

Шарик научился летать... и с быстротой молнии врезался в спинку трона, после чего плавно сполз по ней вниз.

- Сир! - в ужасе вскричал министр.

- Что? - как ни в чем не бывало поинтересовался жук.

- Что случилось? - в комнату вошли Зидан и Виви. - Гарнет, что случилось, почему ты... - его взгляд упал на трон. - Вау! Оглоп?!

- Ух ты, - подпрыгнул Виви, - в Линдблюме оглопы просто громадных размеров!

- Что все это значит?! - взревел Адельберт. - Как смеете вы подсовывать принцессе эту пакость?! Немедленно уберите "это" с трона и позовите регента! А не то я сам... - Штейнер уже собрался учинить расправу над несчастным созданием, но дорогу ему преградил министр:

- Успокойтесь, пожалуйста! Он уже перед вами!

- Что за бред?! - не унимался рыцарь.

- Штейнер, довольно, - укротила его пыл принцесса, - я помню эти усы... Это и вправду ты, дядя Сид?

- Именно так, гвок! Я - Сид Фабул, регент Линдблюма! Приветствую вас!

Штейнер, лишившись дара речи от осознания, что он только что сделал, просто бухнулся на колено и как можно ниже склонил голову.

- Как только мне сказали, что в мой замок прибыла юная особа с кулоном похожим на мой "Коготь Сокола", я сразу понял, что это ты, девочка. Я рад вновь видеть тебя, Гарнет, ты стала настоящей леди, а вот я, как видишь, наоборот... Вот только друзей выбираешь странных - он меня ударил! Нет, вы видели?! Он меня ударил! Мерзкая жестяная мясобилка! Он...

Зидан злорадно ухмыльнулся, глядя на залившегося краской Штейнера, по лицу которого катились крупные капли пота.

- Позвольте, я поясню, - перебил излияния регента Артания, - пару месяцев назад кто-то под покровом ночи пробрался в замок и напал на спящего регента. К сожалению, мы прибыли слишком поздно... Регент превратился в оглопа, а его жена, леди Хильда, была похищена!

- Ужасно... - выдохнула принцесса.

- Тот, кто сумел проделать такое и выйти сухим из воды наверняка был не менее опытным, чем я... - задумчиво проговорил Зидан.

- Держу пари: это ты и был! - взревел рыцарь.

- А-а-а! - вскричал оглоп, - эта, гвок, железяка снова будет меня бить и пинать?!

- Успокойтесь, никто вас больше не тронет! - заверил Сида министр и укоризненно поглядел на Штейнера, так что тот снова повесил голову.

- Это невозможно, - вернулся регент к обвинению.

- Откуда вы знаете? - с ноткой обиды поинтересовался Зидан, - вы знаете, кто это сделал?

- Дядя Сид, - принцесса вновь завладела вниманием регента, - мне очень нужно поговорить с тобой по поводу матери...

- Так я и думал... - покивал Сид, - но уверен, что это может подождать до завтра! Почему бы всем вам не отдохнуть?

- Спасибо! - кивнула принцесса.

- Министр.

- Пора обедать, - возвестил Артания, - следуйте за мной.

Проходя мимо рыцаря, жук пнул того по ноге и, разразившись мерзким хихиканьем, скорчил такую рожу, что у Штейнера напрочь пропал аппетит.


Нюх его не подвел - за очередным поворотом мощеной коричневым камнем улицы Зидан обнаружил примостившееся меж домов небольшое кафе из разряда тех, что заводят сколотившее некоторое состояние личности, получив в наследство более-менее просторный домишко. Таких заведений по всему городу было разбросано не меньше десятка, но у этого было выгодное отличие - прямо на потертой двери здания висел огромный плакат: "Самая вкусная еда. Самые низкие цены. Блюдо дня: Суп "Забвение"". К тому же из приоткрытого окна пахло настолько аппетитно, что голодный Зидан чуть не захлебнулся слюной.

На приглашение отужинать в Замке, Трибал ответил категорическим отказом: он как-то раз бывал на банкете в Трено (сугубо по работе) и понял, что если и есть место, где можно обожраться до тошноты, после чего умереть с голоду - это званые приемы. Его желудок не в силах был выносить столь нежную пищу, коей предпочитали баловаться придворные особы, и изысканным, тающим во рту деликатесам предпочитал хорошо прожаренный кусок свинины под чесночным соусом с гарниром из картошки. Впрочем, "Забвение" звучало довольно многообещающе, а посему парень, не задумываясь, распахнул дверь и вошел внутрь.

Внутри оказалось довольно людно. Столик у окна облюбовала влюбленная парочка. Рядом с холодным камином распивали уже третью бутылку бравые стражники, норовившие подцепить кончиком копья платье какой-нибудь официантки. У самого входа пил пиво усталого вида рабочий в здоровенной каске, из-под которой выглядывал лишь кончик носа.

- Эй, хозяин, - крикнул Зидан, - особый заказ.

- Для кого? - упитанный мужичек в засаленной жилетке поверх черного фрака перегнулся через стойку и вперил взгляд в вора.

- Зидан! - радостно заулыбался он, разглаживая огромные усищи, - ты все еще жив!

- И я рад тебя видеть! - хмыкнул Трибал. - Как поживаешь?

- Превосходно, просто превосходно! От клиентов отбоя нет! Да ты присаживайся - твой супец будет готов через пару минут.

Зидан было уселся на одно из круглых сидений подле барной стойки, но тут взор его упал на проходившую мимо официантку и увлек парня за собой.

- Вау... - выдохнул вор, жадно рассматривая формы девушки.

- Да? - повернулась официантка. - Желаете что-нибудь выпить?

- А может, лучше отправимся в круиз на воздушном корабле? Только ты и я? - обворожительно улыбнулся Трибал.

- Неужели?! На корабле?! - притворно восхитилась девушка.

- О да, на воздушном корабле! Держу пари - ты никогда не видела Линдблюм с высоты!

- Ну... - протянула девушка, но ее оборвал суровый женский голос:

- Эй, обезьяна хвостатая, ты мешаешь ей работать.

- Чего?! - возмутился вор, а девушка, воспользовавшись его замешательством, проскользнула мимо и исчезла на кухне.

Фрейя Кресцент Взглядом парень выловил ту, что посмела вмешаться в процесс обольщения. Это была высокая женщина в красном кожаном плаще и такой же шляпе, украшенной двумя длинными белыми перьями по бокам; стояла она на одной... лапе... когтистой лапе, вторую поджав под себя; из разреза в плаще торчал короткий толстый, заостренный на конце хвост, перевязанный желтой ленточкой.

- На себя посмотри, крысиная рожа! - парировал обиженный Зидан.

- Крысиная рожа... - глубокомысленно повторила женщина, - сейчас допью и надерну тебе задницу, мартышка.

- Эй-эй, полегче, господа! - заволновался хозяин. - Все разборки на улице!

"Крыса" поставила на стойку высокий фужер, повернулась к парню и откинула с узкой продолговатой мордочки белые волосы:

- Давно не виделись, Зидан.

- Ты! - выдохнул парень, лихорадочно пытаясь вспомнить имя старой знакомой.

- Имя забыл? - насмешливо проговорила она.

- Нет-нет, - замотал он головой, - как я могу забыть твое имя... Хельга?

- Неверный ответ.

- Кристина?!

- И снова мимо...

- А! Ты жила по соседству! Как дела, Рейчел? Ну и растолстела же ты...

- Ах ты, маленький...

- Да шучу я, шучу! - замахал руками Зидан. - Ты ведь знаешь, что я никогда не забываю имен симпатяг вроде тебя, Фрейя.

Женщина смерила его уничтожающим взглядом, но все же примиряюще хмыкнула.

- Как же давно мы не виделись...

- Три года, - кивнула она.

- Что-нибудь узнала о своем приятеле?

- ...Нет, - после секундной паузы ответила Фрейя, задумчиво рассматривая что-то на дне пустого фужера.

- Понятно... - понимающе кивнул Зидан. - А что привело тебя в Линдблюм?

- Фестиваль Охоты, естественно! Это отличный способ проверить свои навыки. Примешь участие?

Зидан лишь отрицательно мотнул головой, потому что официантка поставила перед ним миску с ароматным супом, которым он тут же набил себе рот.

- Ленивый бездельник, - констатировала Фрейя.

- А ты не хотела вернуться домой?

- Для меня в Бурмеции ничего не осталось, - она покачала головой.

- Ты найдешь его, когда-нибудь обязательно найдешь... - прошептал Зидан, взяв ее за руку.


- Как там королева? Все такая же неугомонная? - поинтересовался Сид, расхаживая по полированному мрамору.

- Да... - печально улыбнулась принцесса. - Но после смерти папы она стала вести себя... странно.

- Ну, дорогая, это не удивительно, гвок - они очень любили друг друга!

- Мы стали мало общаться... Такое впечатление, что она меня избегает... у нее всегда возникают неотложные дела, когда я хочу с ней поговорить... Зато она стала общаться с какими-то подозрительными типами, которые роем вьются вокруг нее, вокруг замка... Я не понимаю, что происходит, но боюсь... боюсь, что она затевает что-то ужасное... Я пыталась с кем-нибудь поговорить об этом, но все считают, что я просто перенервничала из-за смерти отца...

- Я тебя понимаю, девочка, - кивнул оглоп, - я рад, что ты пришла за помощью ко мне... хотя и приволокла с собой эту консервную банку! - укоризненно закончил регент.

- Я надеюсь, что хотя бы ты сможешь повлиять на маму, - Гарнет пропустила упрек мимо ушей. - Когда я узнала, что в Александрию прилетает корабль-театр из Линдблюма, я решила, что во что бы то ни стало должна попасть на него и бежать из замка! А вместо этого меня похитили...

- Ну, - жук разгладил свои шикарные усы, - тут, по правде говоря, я немного постарался... Это по моей просьбе Танталус тебя похитил.

Девушка лишь удивленно раскрыла рот.

- Когда-то, - продолжал Сид, - я пообещал твоему отцу, что в случае чего позабочусь о тебе. Мне уже давно известно о волнениях в Александрии, но если бы я действовал напрямик, все могло бы закончиться войной. Поэтому я попросил своего старого друга - Баку, с которым мы в свое время путешествовали - аккуратно изъять тебя из Александрийского замка и доставить сюда. Спектакль был просто отличным прикрытием, чтобы проникнуть в Александрию - никто бы и не заподозрил, что за твоим похищением стоит Линдблюм. Нам пришлось, гвок, действовать самим, потому что эти шовинистки из Александрии никогда бы не попросили у нас помощи!.. Я рад, что ты в целости и сохранности добралась сюда...

Оглоп пропрыгал по ступеням и взгромоздился на трон.

- Дядя Сид, в деревне Дали мы видели множество черных магов! Они выглядели, словно тряпичные куклы, но были... живые. И... они были созданы по приказу мамы, и если она собирается использовать их в войне...

- Мы этого не допустим, - отрезал регент. - Она не посмеет напасть на Линдблюм, пока у нас есть воздушный флот! Не беспокойся, гвок, все будет хорошо!

- Благодарю, - низко поклонилась принцесса.

- Ну, не будь столь официальной, - замахал лапкой оглоп, - я ведь помогаю тебе просто потому, что я твой дядя Сид, а не потому что являюсь регентом Линдблюма!

- Спасибо, - прошептала девушка.

Рот жука растянулся в довольной ухмылке:

- Пойдем, девочка, я кое-что тебе покажу.


- Что это за место?

Стоя на небольшой площадке, заставленной столиками, заваленными чертежами и изрисованными грифельными досками, девушка разглядывала гигантских размеров помещение, на одной из стен которого красовался гигантских размеров герб, на этот раз серого цвета.

- Святая святых Линдблюма! - провозгласил регент. - Док номер один, гвок. Здесь мы проводим наши испытания.

- Но... где же корабли? - поинтересовалась принцесса.

- Пустовато, да? - горько вздохнул Сид, вспрыгнув на один из столов. - Месяцев шесть назад здесь стояла наша гордость: новая модель корабля, последняя разработка, которой не нужен был Туман, что бы летать!

- Его украл тот, кто напал на тебя?

- Ну... кхм... - откашлялся Сид. - Дело обстояло несколько иначе... кхм... Я повстречал одну прекрасную девушку в кабачке...

Под недоуменным взглядом Гарнет, оглоп отвернулся и принялся сосредоточенно изучать герб.

- И когда Хильда узнала о моем маленьком романе, она превратила меня в оглопа... а потом улетела на этом корабле... Я его назвал "Хранителем Хильды" - смешно, правда?..

Девушка смущенно кивнула.

- С тех пор я ее больше не видел, - регент, наконец, повернулся, - я работал над вторым "Хранителем", но с тех пор, как стал оглопом, мне с каждым днем все труднее соображать... Я просто в отчаяние... - тон его изменился, - но это вовсе не значит, что я не смогу тебя защитить! Я сделаю все возможное, чтобы помочь Александрии!

- Спасибо, - кивнула девушка, - но Южные... то есть Северные Врата повреждены. Как же мы попадем в Александрию?

- О, не волнуйся об этом, моя дорогая! Через пару дней их восстановят и мы вместе навестим Ее Величество!

- Спасибо! - повторила принцесса. - Тебя мама послушает!

- Да... - как-то отстраненно протянул регент.

- Что-то не так?

- Нет-нет! - оглоп замотал всем телом, - просто думал о Баку и его ребятах... Надеюсь, что с ними все будет в порядке! Пойдем...


Зидан недовольно поморщился и перевернулся на другой бок. Солнечные лучи, доселе бьющие ему целенаправленно в лицо, принялись припекать затылок. Повалявшись еще минут с пять в кровати, Трибал нехотя поднялся, натянул одежду, минут пять потратил в поисках кинжалов, пока не вспомнил, что те безвозвратно утеряны, и сладко потянулся, задумчиво глядя на шелестящее за окном деревце.

Дверь за его спиной отворилась, и в комнату вошел маг:

- Доброе утро.

- Привет, Виви! - кивнул Зидан. - Рановато ты сегодня!

- Линдблюм такой огромный! - проигнорировал замечание маленький маг. - Никогда не видел раньше столько народу! Интересно, куда они идут, если хотят побыть одни?..

- Он всегда был таким. Люди слетаются сюда со всего света. Многие приезжают сюда учиться, что стать художниками, скульпторами, актерами... Даже и не припомню, когда здесь очутился впервые... Кажется, что всю жизнь прожил здесь, с Танталусом.

- А то место, где ты жил...

- Это в театральном районе. Хочешь - сходим туда вместе?

- Неа... - помотал головой маг. - Я пойду - осмотрю город.

- Тогда давай я устрою для тебя небольшую экскурсию? - предложил Зидан.

- Нет-нет, спасибо, я не потеряюсь!

- Ну, отлично! Найди себе симпатичную девчонку! - рассмеялся Зидан.

- Уху... - смущенно кивнул Виви и поспешил из комнаты.

Лишь выйдя в коридор, Зидан подивился тому, как это Виви удалось его отыскать. Но это был лишь первый сюрприз на сегодня - оказалось, что он и сам имеет весьма смутное представление о том, где находится.

Судя по всему это была гостиница и не из дешевых. Сам Трибал в таких никогда прежде не бывал, предпочитая ночевать либо на "базе" Танталуса, либо в заведениях подоступнее. Все вокруг так и сверкало чистотой. Полы были надраены, окна вымыты. Лестница, по которой он спустился на первый этаж, ни разу не скрипнула.

- Господин Трибал, - поприветствовал его швейцар, - надеюсь вам у нас понравилось. Ваша подруга уже ушла. И покорно вас благодарю за щедрость.

- За щедрость? - в груди Зидана поселился холодок.

- О, да, вчера вечером, когда вы заплатили за две комнаты, вы оставили мне очень щедрые чаевые, благодарю вас!

- П-пустяки... - натянуто улыбнулся парень.

Украдкой ощупав кошель, он обнаружил, что тот стал легче минимум вдвое:

- Крысиная...

- Вы что-то сказали? - переспросил швейцар.

- Нет-нет, ничего, - вздохнул Зидан, - спасибо, все было просто чудесно.

"Еще бы я хоть что-нибудь помнил..." - с горечью добавил он про себя.

А ведь еще в прошлый раз зарекался не пить с Фрейей...


Штейнер неуверенно топал по улице, озираясь по сторонам. Дома вокруг были похожи друг на друга и вместе с тем совершенно разные. Прохожие все куда-то спешили, и никто не хотел подсказать рыцарю, куда ему идти.

- Какой огромный город... - устало вздохнул он, утирая латной рукавицей пот с изрядно изодранного лба. - Я заблудился...

- Извините! - обратился он к проходящей мимо женщине в ярком кафтане и широкополой шляпе.

- Да? - казалось, она лишь сейчас заметила его и теперь разглядывала каким-то издевательским взглядом. - Ты забавно одет.

- Я... Я капитан Адельберт Штейнер! - поборов растерянность, заявил рыцарь. - Я хочу, чтобы вы проводили меня обратно в замок!

- Оу, даже так? - приподняла она бровь. - Неплохая попытка, но... извини - я с бомжами не гуляю, - с этими словами она отвернулась и двинулась дальше, но, прежде чем зайти за угол здания обернулась и добавила: - Да, если хочешь кого-нибудь подцепить, тебе стоит выбросить этот мусор и прикупить себе что-нибудь посимпатичнее!

- Мусор?.. - не найдя что ответить, повторил рыцарь, разглядывая свои помятые доспехи.

Тут Адельберт заметил пристально разглядывающую его старушку, сидящую на обочине и торгующую какими-то овощами.

- У тебя довольно своеобразный способ знакомиться с женщинами, сынок, - поприветствовала его та.

- Я не...

- Тебе бы не мешало сменить образ, выбросить эти старые железки и приодеться...

- Да не собираюсь я ни с кем знакомиться! - взревел Штейнер. - Что это?!

Не ожидавшая такой реакции бабулька аж подскочила и, проследив за рукой капитана, поспешно ответила:

- Огурцы. Деликатес Линдблюма. Не желаешь попробовать?

Штейнер взял один из продолговатых зеленых плодов и принюхался, после чего в ужасе отшатнулся:

- Пахнет отвратительно!

- Чем хуже они пахнут, тем вкуснее! - рассмеялась старушка. - Попробуй!

- Ну, полагаю, попробовать можно...

Адельберт отвернулся от прилавка, набрал побольше воздуха в грудь, задержал дыхание и едва ли не проглотил здоровенный огурец.

Эффект последовал незамедлительно: капитан вытянулся по стойке смирно, глаза его закатились, он издал какой-то странный мяукающий звук и навзничь рухнул на мостовую.

- Ты как, милок? - полюбопытствовала нависшая над ним продавщица.

Рыцарь повертел головой в разные стороны и с трудом поднялся на ноги.

- Даже местные не едят их сразу, - извиняющимся тоном проговорила старушка.

- Ну, в одном вы правы - они действительно вкусные!


Едва Зидан вышел из гостиницы, как на него налетел розовый меховой комочек. Сложив за спиной крылышки, мугл покопался в перекинутой через плечо сумке и выудил конверт.

- Зидан Трибал? - констатировал он.

Парень кивнул.

- Вам письмо, - вручив конверт, маленький почтальон немедленно ретировался и через несколько секунд скрылся за спинами прохожих.

Письмо было от Руби:

"Привет Зиданчик!

Как вы там??? Когда вернетесь за своей малышкой Руби??? Мне так грустно и одиноко...

Шутка!!! Я открываю мини-театр!!! Мой приятель бармен забил на работу и подался в шоубизнес!!! И он просил меня помочь! Представляешь??? Наконец то нашелся человек способный по достоинству оценить мои гениальные способности НЕ ТО ЧТО НЕКОТОРЫЕ!!!

Счастлива твая Руби!"

С минуту Зидан размышлял над последней строчкой, но в итоге пришел к выводу, что ему совершенно все равно - счастлива она или желает того же ему.

"Дуррой была, дуррой и осталась", - заключил он и почесал затылок, размышляя, куда бы направиться.

На поясе все еще не ощущалось привычной тяжести кинжалов, и размышления его были недолги. К тому же на глаза ему как раз попался рекламный плакат: "Распродажа в магазине синтеза!".

Решив, что это знак свыше, Зидан глянул на намалеванный снизу план и отправился за покупками.

В лежащем за пазухой кошеле скорбно позвякивали оставшиеся после ночных гуляний гили, а вокруг ходило столько богатых прохожих, у которых эти самые кошели свисали изо всех мест, так и провоцируя его на антисоциальные действия. Но Зидан твердо следовал одному из самых главных правил воров - не красть там, где живешь. И искушение по-быстрому заработать пришлось преодолеть.

Прежде всего центральный район отличала улица. Большая, относительно прямая улица, а не зажатый со всех сторон тесный проулок. Посреди нее были разбиты клумбы, а в центре каждой стоял столб о трех фонарях и двумя циферблатами часов, направленных в разные стороны.

Вдоль кирпичных стен тянулись небольшие зеленые газончики, а сами стены увиты плющом и вистерией. Было здесь и несколько фонтанов, в резервуарах которых плавали лилии. А вот вода для этих фонтанов шла по ничем не замаскированным трубам, на равне с газонами, ползущими вдоль домов. Словно этот водопровод был предметом гордости и достояния горожан, никому и в голову не приходило прятать его под мостовую. Последняя, к слову, была так же произведением искусства - ее слагали несколько слоев скрепленных бетоном камней, поверх которых был насыпан довольно существенный слой почвы, а на него уложены новые камни, так, что меж щелей пробивалась зеленая травка. Фантазия местных зодчих не знала границ.

Трибал миновал рыночную площадь, где какая-то бабулька сетовала на то, что гисальские огурцы из-за своего запаха плохо скупаются приезжими, а местные закупились ими впрок еще в прошлом году, когда был хороший урожай и килограммы овощей отдавали за пару гилей.


- Чего желаете? - поинтересовалась юная дева, стоящая за прилавком.

- Мне... - замялся рыцарь, - мне бы хотелось... сменить образ... ну и... чего-нибудь поновее бы...

- Конечно! - заулыбалась дева. - У нас есть все - кожаные дуплеты, стальные кольчуги, все что вы пожелаете!

- Ну... - промямлил Штейнер.

- Понимаю, сложно выбрать. Сейчас я вам принесу несколько вещей - померите и решите, что вам подойдет больше.

Девушка скрылась в подсобке и вскоре приволокла целую груду кожаных и металлических доспехов всех видов и фасонов.

- Посмотрите на этот дуплет, - он легкий и почти не сковывает движения, а металлический каркас не даст ему потерять форму и обеспечит некоторую защиту от дробящих ударов.

- Уху... - кивнул Штейнер, шаря взглядом по прилавку.

- Или эта кольчуга? Двойное плетение, конечно, дает заметную прибавку в весе, но зато она обеспечивает прекрасную защиту и не слишком стесняет в бою. А к ней у нас есть замечательные штаны с меховой подкладкой, они...

Взгляд рыцаря оторвался от прилавка и случайно упал за спину девушки... да так и остался прикованным к задней стене. Он увидел ИХ и понял, что влюбился.

Продавщица, наконец, заметила, что упустила внимание покупателя и, проследив за его взглядом, весело улыбнулась:

- Боюсь, сэр, вы неисправимы. И, тем не менее, у вас отличный вкус! Эти латные доспехи из мифрила - просто произведение искусства! Прочные и легкие, отделаны изнутри кожей. Кольчужные сочленения прикрыты чешуйками, обеспечивающими прекрасную защиту! Их заказала у нас одна очень знатная дама из Александрии в подарок своему возлюбленному, но после отписала, что не может их взять, так как не в силах раскрыть ему своих чувств.

- Из Александрии... - заворожено прошептал Адельберт, - я капитан королевской стражи в Александрии.

- Правда?! - глаза девушки загорелись, - я мечтаю отправиться туда и открыть свое дело. Здесь надо мной то и дело смеются - мол не женское это дело, а там я стану... - она мечтательно закатила глаза, а потом резко спрыгнула с небес на землю: - будете брать?

- Да, - хрипло выдохнул Штейнер, - сколько?

- Восемьсот гилей, - видя, как лицо капитана исказилось в отчаяние, она поспешно добавила: - ну, я могу купить ваши старые доспехи! Скажем, за двести пятьдесят гилей?

Штейнер умоляюще смотрел на нее.

- Ну хорошо - триста, но не больше!

Лицо капитана разгладилось, и он с радостью полез за кошелем, в котором после того, как он расплатился с девушкой, осталось еще целых двенадцать монет.

Продавщица проводила его в раздевалку и без малейших усилий принесла к нему доспехи, из которых одна кираса весила не меньше тридцати килограмм.

От предложения помочь переодеться покрасневший рыцарь поспешил отказаться.


Пройдя по небольшой улочке в сторону, Зидан вышел в маленький скверик, посреди которого возвышался четырехгранный обелиск с двухэтажный дом. Под куполообразной вершиной, как не сложно догадаться, висели часы, естественно с каждой стороны по штуке. Прямо под ними из черных провалов лились потоки воды и ниспадали в круглый бассейн, на камне которого были выбиты цифры - еще один циферблат. Этого неизвестному мастеру показалось мало, потому что вода выступала из-под каменных глыб и заполняла собой треугольные резервуары, все вместе образующие еще один циферблат в виде двенадцатиконечной звезды, вписанной в геометрически-правильный цветок. Тень, падающая от обелиска и часы на нем, что удивительно, показывали совершенно одинаковое время.

Миновав оружейные магазины, Зидан направился к магазину синтеза, но по пути заглянул в небольшой магазинчик, предлагающий всевозможные товары для путешественников, где выложил довольно кругленькую сумму за набор снадобий "на все случаи жизни".

Несмотря на то, что вход представлял собой не узкий дверной проем, а здоровенные, во всю стену, распахнутые ворота, внутри лавки синтеза оказалось ужасно душно. Магазин был совмещен с мастерской, и от плавильной печи в дальнем конце помещения даже на таком расстоянии несло жаром.

- Огонь слишком сильный! - сварливо прокомментировал старик, снимая показания с датчиков. - Сколько раз мне повторять?! Разница всего в несколько градусов определяет качество товара! Убавь его!

- Хватит придираться! - огрызнулся стоящий за прилавком парень, - у нас покупатель!

- Это я что ли придираюсь?! Я?! - вскричал старик. - Да ты посмотри, на то, что ты сделал вчера!

Мужчина схватил с одного из ящиков нечто длинное, завернутое в тряпицу и потряс этим в воздухе:

- Что это?! Что это, я тебя спрашиваю?!

- Глефа, - невозмутимо ответил подмастерье.

- Это солдат заказывал у тебя глефу! А ты ему смастерил... черт знает что! Где, где я тебя спрашиваю, ты видел глефу с двумя лезвиями?! - возмущался старик.

- Много - не мало, - пожал плечами парень.

- Ну, так давай - попробуй, помаши ей! - продолжал негодовать мастер. - Я даже оплачу счета за лечения, когда ты оттяпаешь ей себе ухо!

- Я не вовремя? - поинтересовался Зидан.

- Нет-нет, не обращайте внимания, - замотал головой парнишка, - у отца иногда такое бывает... он, в общем то, неплохой человек, но... мне кажется, что он просто не хочет передавать мне мастерскую...

- И когда ж до тебя, наконец, дойдет?! - выругался старик и швырнул оружие на пол.

Наполнив помещение чистым звоном, из него выскочила "глефа" и покатилась по полу. Оружие состояло из короткой, перевязанной кожей рукояти, которую с обоих концов венчали широкие, заточенные с двух сторон клинки.

Зидан наклонился и подхватил оружие. "Глефа" оказалась весьма увесистой, но превосходно сбалансированной. Он крутанул ее в руке раз, другой, из-за чего стоящий за прилавком парень опасливо попятился, а старик с интересом наблюдал за разворачивающимся действом.

Отойдя назад, Трибал повращал ею вокруг себя, после чего подкинул и на лету обвил рукоятку хвостом. Это были новые, ни с чем не сравнимые ощущения. Он задумчиво погладил рукоять оружия, поразмыслил с минуту и поинтересовался:

- Сколько?

Несмотря на свою убежденность в том, что работу свою он выполнил качественно, подмастерье явно был рад избавиться от своего творения, потому что, согласившись отдать оружие за сравнительно небольшую плату, которая составила две трети оставшейся наличности Зидана, добавил к ней пару точильных камней и флакон маслянистой жидкости без запаха, которая предохраняла металл от ржавчины.

Выйдя на улицу, Зидан довольно потянулся, жмурясь в лучах полуденного солнца, и не сразу заметил рыцаря в начищенных доспехах.

- Чу... - он не договорил, изумленно рассматривая обновку Адельберта.

Бледно-голубой металл, казалось, светился внутренним светом, тоненьким слоем, будто доспехи были покрыты стеклом, окутывающим фигуру рыцаря. Рельефная кираса, за которой скрывалось довольно-таки дряблое брюшко, заузила, а вернее наметила то место, где у обычных людей находится талия, и капитан более не походил на большую грушу на маленьких ножках.

- Неплохая обновка, Чугунка, - беззлобно улыбнулся Зидан.

Он хотел было добавить, что этот цвет рыцарю очень к лицу, но, почему-то, не стал.

- И у тебя... - настороженно ответил Адельберт и лишь когда Зидан скрылся за поворотом вспомнил, что не может найти дорогу в замок, и помчался следом.


- Ммм... как приятно пахнет... - прошептал Виви. - Куплю один...

Маг снял с одной из полок плод какого-то дерева, похожий на гигантских размеров орех и прошел дальше по магазину.

- Здесь столько интересных вещей... - святящиеся желтым глаза мага отражались в стеклах стеллажей и огромных банках, наполненный всевозможной снедью. - Ммм, похоже на кунжутовые булочки, которые готовил дедушка...

На дверях продуктового магазина, по которому прохаживался маленький маг, висело объявление: "Магазин Эллис. Последний день распродажи в честь Фестиваля Охоты". Виви еще подумал, что, наверное, это очень интересное зрелище и нужно будет на него обязательно сходить.

- Здравствуйте, - маг подошел к продавщице и положил на прилавок перед ней орех, - я хотел бы купить вот это.

- О! - заулыбалась женщина. - Тебе нравятся муглы?

- Почему вы так думаете?

- Это ведь "орех купо"! Эти орехи - любимое лакомство муглов!

- Правда?! - удивился Виви, - а я и не знал.

- Ну, пусть это будет мой тебе подарок, - улыбнулась женщина, - угости им какого-нибудь мугла и ты станешь его лучшим другом!

- Спасибо! - радостно подпрыгнул Виви и спрятал свою покупку в полах сюртучка.

- А на что похож Фестиваль Охоты? - поинтересовался он.

- Ну... - задумалась продавщица, - мы выпускаем стадо животных...

- Ух ты! Много животных! Наверное, это очень интересно! Спасибо!

Он выскочил из магазина, ведь город такой большой, в нем столько всего интересного, и нужно успеть повидать все - маг словно слышал тиканье каких-то невидимых часов, отсчитывающих время в обратном направлении. Он не знал, когда они прозвонят, но знал, что однажды этот миг наступит, и до той поры он должен успеть как можно больше!

- И что может быть веселого в сражениях с дикими тварями?.. - пробормотала продавщица, а потом устало шлепнула себя по голове, - я опять назвала их "животными"?!


Часы. Этот атрибут неотступно следовал за Зиданом. Вот и сейчас, на аэровокзале, прямо над выходом на улицу меж двух замерших в ожидании пассажиров такси, висел огромных размеров циферблат, по которому лениво ползли стрелки. И, подобно торчащим из земли водопроводным трубам, из стены вылезали стучащие и вращающиеся шестеренки, на фоне которых туда-сюда проносился массивный маятник.

Какая-то старушка пристала к одному из работников и рассказывала ему о том, что во времена ее молодости, когда ни о каких такси еще и слыхом не слыхивали, они путешествовали по городу верхом на чокобо, и чтобы добраться в отдаленные районы города, приходилось скакать час, а то и все два. Мужчина кивал, со всем соглашаясь, и лихорадочно искал пути отступления.

Нырнув внутрь вагона, Трибал занял свободное место и, развалившись на сидении, прикрыл глаза. Спустя пару минут, когда внутрь вошло еще несколько человек, винты по обеим сторонам такси завертелись, приподняли машину в воздух, а потом, поменяв положение, потащили ее вперед.

Полет над городом занял не больше пятнадцати минут. Крыши домов стремительно проносились мимо. Где-то позади вскрикнула женщина, наверняка приезжая, когда такси пролетело совсем близко к нависающему над ним мостику, перекинутому меж двух высоченных домов.

- Воздушные такси - это, конечно, превосходное средство передвижения, - услышал он женский голос, едва вышел на аэровокзале театрального района, - но мне бы хотелось, чтобы они были более стильными, а не скучными, как и все в этом городе.

- И не говори, дорогуша, - подхватила другая женщина.

Обе садившихся в такси женщины были одеты в роскошные платья, к коим Трибал испытывал жуткое отвращение еще со времен своего недолгого пребывания в Трено. Бесчисленные разноцветные юбки, ленточки и бутафорские цветочки в комплекте с львиной долей духов делали из объекта воздыханий каких-то кукол, на которых переставали реагировать детекторы Зидана.

Пробравшись меж разодетых господ, парень выскочил наружу и полной грудью вдохнул свежий воздух.


Потеряв из виду Зидана, Штейнер с полчаса плутал по городу, пока не забрался на навесной мост, который вел хоть и не к замку, но был выше уровня крыш многих домов, и с него можно было разглядеть простирающийся внизу город.

- Город большой, замок так вообще "Великий"! - сплюнул рыцарь. - Нахрена нужно было делать все таким большим?!

- Простите, - поймал он за руку проходящего мимо старичка, - не подскажите где я?

- Заблудился? - удивился мужчина. - Если идти прямо по этому мосту, то попадешь в корабельные доки.

Штейнер запрокинул голову и окинул здание взглядом. Больше всего оно походило на пчелиный улей - все изрыто проемами, из которых торчали носы кораблей.

- Что это за судно? - указал он на видневшийся нос искусно выполненного фюзеляжа, выкрашенный в черный и красный цвета.

- Красавица, правда? - заулыбался старик. - Это - "Хранитель Хильды II". Он еще не закончен, но установленный на нем паровой двигатель позволит ему летать даже там, где нет Тумана.

- Как можно летать без Тумана? - удивился капитан.

- Из какой пещеры ты вылез?! - не меньше удивился старик. - Сейчас эпоха паровых двигателей! Топливом для них служит простая вода. Нас всех ждет большое будущее!


- Ловелл то, Ловелл се! - возмущался пузатый мужчина в алом плаще поверх расшитого золотом камзола и берете с пушистым желтым пером. - Надоело!

- Ну, пупсик!

- Никакой я тебе больше не пупсик! Иди - женись на своем красавчике, раз он тебе дороже собственно мужа!

- Ну, котеночек, ну прости меня... - ворковала стоящая рядом с ним женщина. - Просто он такой лапочка, почти как ты... но ты все равно у меня самый лучший!

- Правда? - недовольно пробурчал толстяк.

- Ну, конечно же, правда! - улыбнулась женщина, - вернемся домой и я докажу тебе, что мне никто кроме тебя не нужен! Пойдем, мой сладкий, нужно взять у Ловелла автограф.

Проскрипев зубами, мужчина под руку с женой прошли мимо Зидана и спустились по лестнице, ведущей к театру.

Трибал, окинув хмурым взглядом разодетую толпу, прошествовал следом.

На полпути к театру Зидан свернул в подворотню, над которой красовались небольшой колокол и внушительных размеров часы.

Войдя в небольшое помещение, являющееся по сути служебным помещением при одних часах, он протопал по пыльному полу, оставляя за собой большущие следы, и прислонился к стене. Тут же шестеренки по всей комнате пришли в движение, и висящий в стенном проеме колокол разразился глухим звоном.

- Чем бы заняться?..

Он прошел к кровати, и устало плюхнулся на нее, прикрыв глаза.

"Интересно - а чем сейчас занята Кинжал?.."


- Этот звон... - принцесса поднялась с устланной малиновым шелком кровати, - должно быть только что закончилось представление в театральном районе...

Гарнет прошла к маленькой лесенке, ведущей к выходу. Тут же по ней поднялся один из стражников и осведомился:

- Что вам угодно, Ваше Высочество?

- Нет-нет, ничего. Я просто хотела бы прогуляться по городу.

- Прошу прощения, но это не возможно, - с сожалением ответил солдат. - Сейчас в Линдблюм съехалось множество народу на Фестиваль Охоты, в городе творится полная неразбериха и довольно сложно осуществлять охрану. К тому же лишь несколько человек знают о вашем присутствии здесь. Пожалуйста, поймите, это для вашей же безопасности!

- Да, я понимаю... - вздохнула девушка.

Она вернулась к кровати и мягко опустилась на нее.

- Но я не могу здесь просто так сидеть... я пришла не за защитой, я просто хочу помочь маме...

23. Фестиваль Охоты

Трое путников, шагавших по едва различимой тропинке меж поросших мхом деревьев, наконец выбрались за границу леса, и рыжие лучи немедленно заиграли на вымазанных в грязи лицах.

- Апчхи! - смачно чихнул Баку.

- Водичка! - радостно заулыбался Цинна, у которого грязь была даже на зубах.

Впереди был довольно широкий, если сравнивать с ведущей к нему узкой тропкой, деревянный мост, перекинутый через небольшую, но достаточно бурную речку. За ним же начинались ступени каменной лестницы, ведущей к исполинской громаде врат, забранных массивной решеткой с витиеватыми узорами.

Цинна вытаращился на внушительных размеров пенек, сердцевина которого начисто выгнила и из нее... ключом била вода, крошечным водопадом срывавшаяся вниз и вливавшаяся в общий поток.

Бросившись к пню, он сунул голову под воду и с минуту стоял в позе заприметившего опасность страуса, после чего "вынырнул" и, довольно улыбаясь, простонал:

- Как же хорошо...

Утерев физиономию манжетом, от чего более-менее порозовевшая кожа вновь стала серой, он продолжил:

- Не могу поверить, что нам удалось выбраться из этого чертового леса до того, как он окаменел!

- Все благодаря брату, который сказал нам о реке, прежде чем броситься за Зиданом, - прокомментировал Маркус. - Что будем делать, босс? Мы должны спасти его!..

- Бесспорно! - кивнул Баку. - Но для начала надо сказать парням, что мы нашли воду. Цинна, приведи их сюда.

Механик задумчиво поглядел на него, затем на пенек и, кивнув, бросился назад, в лес.

- Что касается Бланка... - продолжал Баку, - конечно, его нужно спасти, но вот лес... думаю, будет лучше, если он останется каменным...

- Ты это серьезно?! - хмуро осведомился Маркус.

Глава Танталуса глянул на него через плечо:

- Не пойми меня неправильно. Я не о нашей безопасности пекусь, но уверен: Бланк не захотел бы, что бы мы вернули эту мерзость к жизни ради его спасения!

- Да... наверное, ты прав... - тяжело вздохнул Маркус, стянул с головы перепачканную бандану, задумчиво глянул на нее и отправился к реке.

- Нужно продолжать поиски, - уже ни к кому не обращаясь, пробормотал Баку, - мы найдем способ вылечить его!

- Цинна?!

Механик вернулся один, держа в руках небольшой пакетик.

- Да, босс? Я это... кофе принес! В этих фонтанчиках можно приготовить отменный кофе! Кофеек... как же я соскучился по настоящему крепкому кофе! Я сейчас приготовлю!

- Чувствуется, - нахмурился Баку, - нужно тебе напомнить, что бывает с членами команды, которые не выполняют приказов босса...

- Н-Нет! - Цинна аж подпрыгнул, выронив пакетик, и бросился назад, в лес: - Пожалуйста, не надо! Я сейчас всех приведу!


- Вот он!

- Я же говорила, что он придет сюда!

- Эй, ты почему не сказал, что вернулся?! Мы ведь тоже в Танталусе!

- Чего?.. - Зидан разлепил глаза и мутным взором, щурясь от слепящих солнечных лучей, которые даже здесь умудрились до него добраться, окинул комнату.

Причиной его пробуждения оказалась неразлучная парочка местных сорванцов - Банс и Люцелла.

Рыжеволосый паренек в коричневых шортах и синей футболке еще полгода назад носился по улицам Линдблюма, сея страх и разрушение. Четырнадцатилетний пацан держал в страхе всю местную детвору, и снискал славу первого всадника Апокалипсиса у большинства знакомых с ним взрослых. А потом он встретил Баку, хотя, вернее будет сказать - врезался в него, попутно мимоходом попытавшись прихватить у того кошелек, за что и был наказан в свойственной для Баку манере. После чего тот, к вящему ужасу Танталусовцев, предложил хулигану вступить в их банду.

Одетая в зеленый сарафанчик русоволосая Люцелла, равно как и Банс, была беспризорницей, и в свои пятнадцать являла собой вершину мастерства воровского искусства (во всяком случае, так считала она). Ее в Танталус привел Зидан, когда юной воровке не повезло и ей попался чересчур внимательный дворянин. К счастью, Трибал исхитрился стащить у девчонки только что срезанный кошелек и бросить его на мостовую, после чего и указал на него разгневанному обывателю. Поверить тот, конечно, не поверил - тесемочки-то перерезаны - но предъявить было нечего, и девочку он отпустил.

Встретившись на пороге "базы", они нашли друг друга и с тех пор стали неразлучной парочкой. Не поставь Баку жестких ограничений и не объясни им правила - вскоре Линдблюм превратился бы в дымящиеся руины, однако главе Танталуса все же удалось направить их энергию, если не совсем в мирное, то хотя бы в нужное русло. Гласным лидером у этого дуэта естественно был Банс, но возвышающаяся серым кардиналом за его спиной Люцелла обладала поразительной способностью управлять мальчишкой так, что тот искренне считал, что все решения принимает он сам.

- Да-да! - закивал Банс. - Дядя Баку сказал, что если мы найдем сокровища и будем следовать установленным правилам, то нас официально примут в Танталус! Вот!

Мальчишка сунул под нос сонному Зидану нечто пернатое.

- Это... воробьиные крылья? - поморщился Трибал.

- Аха! - радостно заулыбался парень. - Ну, как?

- Отличные сокровища! - быстро закивал Зидан, старательно отодвигаясь подальше от останков несчастной птицы.

- Ура! - весело закричали юные добытчики.

- Итак, - посерьезнев, осведомился мальчишка деловым тоном, - план сработал?

- Ага, - кивнул Трибал, поднявшись с кровати, - принцесса здесь, в замке.

- Она красивая? - осведомилась девочка.

- Ты уже пригласил ее на свидание? - продолжил мальчишка.

- Нет... - замялся Зидан, - она же очень занята, да и потом она принцесса, а я...

- Она наверняка скучает по тебе, - отмахнулась от его оправданий Люцелла.

- Да, ты должен навестить ее.

- Удачи!

- Увидимся!

И неразлучная парочка выскочила на улицу.

Несколько смущенный непосредственностью этих двоих, Зидан подошел к мутному оконному стеклу, в котором проглядывались очертания замка, и почесал затылок.

- Может, действительно стоит ее навестить?.. Интересно - она уже поговорила с Сидом?


Добравшись на такси до замка, Трибал не меньше часа потратил, пока добился внятного объяснения - где ему искать принцессу. Те немногие стражники, что соблаговолили обратить на него внимание, либо пожимали в ответ плечами, либо рекомендовали спросить такого-то офицера, но понятия не имели - где его можно найти. Один из стражников, стоящий на страже у "Фонтана счастья", заикаясь, направил его совершенно в противоположенную сторону, при этом ежесекундно называя Зидана сиром, что тому ничуть не понравилось - он даже пожалел Штейнера, которому приходилось выслушивать это "сирканье" по сотне раз на дню... хотя последний был странным типом с еще более странными моральными принципами и имел все шансы получать от этого удовольствие.

- Не поминай лихо... - прошептал себе под нос Зидан, когда все-таки добрался до башни, на вершине которой находились покои принцессы: на вершине устланной малиновой дорожкой лестницы стоял Адельберт Штейнер.

- Ты! - в своей обычной манере проревел капитан. - Что ты сделал с принцессой?! Где она?!

- Полегче, я только что пришел! - открестился от обвинения Зидан, оставаясь на безопасном расстоянии от разгневанного телохранителя.

- Принцесса пропала, - хмуро буркнул тот, - она должна была оставаться в этой комнате, но ее нет!

- Ну... она могла пойти погулять...

- Да как ты можешь так спокойно об этом говорить? Это все очень серьезно! Или ты забыл, с чем нам пришлось столкнуться на пути сюда?! А вдруг она в беде? А вдруг ее похитили?! Проклятье! - Адельберт с размаху шлепнул себя латной рукавицей по сверкающему шлему, - что же я здесь делаю?! Я должен найти ее! С дороги!

Ощутимо толкнув вора в грудь, Штейнер бросился вниз по лестнице, отчаянно кляня себя, а, заодно, и всех вокруг.

Зидан задумчиво оглядел помещение.

Устланные махровыми коврами полы. Забранные витиеватыми решетками окна. Куполообразный потолок подпирали шесть тонких, скорее декоративных колонн, стоявших по периметру небольшого возвышения в центре башни. Между ними были натянуты пурпурные занавески, подбитые серебряной бахромой, от которых вниз тянулись тонкие коричневые шнуры, предназначенные для опускания оных, дабы позволить гостю уединиться в этой "комнате": внутри образованного колоннами круга были расположены две кровати с белоснежными перинами и мягкими одеялами в розовых шелковых пододеяльниках. Их спинки и столбики украшали лепестки искусственных цветов. Меж кроватей стоял небольшой столик, на котором пульсировали мягким рыжеватым светом масляные лампы, так никем и не потушенные.

Душою Зидан был на стороне принцессы - даже ночевка в сыром лесу после дождя представлялась ему более радужной, нежели ночь, проведенная в этой каменной клетке. Золотой ее сделать даже не пытались, хотя бы потому, что стены новой темницы, в которую принцесса вошла добровольно, гордо сверкали влажным камнем, да кое-где - потрескавшимся мрамором, не пытаясь прикрыться даже элементарной картинкой-другой руки одного из местных художников.

Душой, но не телом - потому что он прекрасно понимал, что теперь ему придется вновь стаптывать ноги по бесчисленным коридорам замка, пытаясь найти беглянку. В конце концов, другого шанса могло и не быть!

- Куда же она пошла? - пробурчал он себе под нос, задумчиво меряя шагами площадку с фонтаном и стараясь не встречаться с ухмыляющейся физиономией символа удачи.

Внезапно он поймал себя на мысли, что мурлыкает себе под нос какую-то очень знакомую мелодию. И отнюдь не без причины:

- Ла-лалала-ла-ла-ла-лала... - перекрывая шум воды, доносились откуда-то сверху.

- Какой приятный голос... - вор даже зажмурился от удовольствия. - Это Кинжал! Точно! Она наверху!

Он бросился в сторону лифта, но стоявший на мосту стражник преградил ему дорогу:

- Прошу прощения, вы должны предъявить пропуск или приглашение для посещения этой части дворца.

- Но... - начала было Зидан, но потом лишь развел руками и отошел в сторонку.

- Черт, как же пройти мимо этого парня?..

План родился в мгновение ока.

Мстительно усмехнувшись, Трибал подбежал к тому самому новобранцу, что заставил бродить его по всему замку и рявкнул у него над ухом:

- Проснись!

Стражник, похоже и впрямь слегка задремавший на своем посту, подскочил и вытаращился на Зидана:

- Ч-что случилось?!

- Я видел какого-то подозрительного типа, - доверительным шепотом сообщил ему Зидан, - там, наверху. Он все что-то высматривал - кажется, затевает какую-то пакость!

Переполошившийся стражник бросился вверх по лестнице, перехватив пику наизготовку, а Трибал поспешил за ним следом.

- Сюда! - обогнав стражника, он указал на другую лестницу ведущую в пустующие покои принцессы.

Забежав внутрь, доверчивый стражник успел лишь выкрикнуть:

- Нарушитель! Где ты?! Покажись!

После чего ему на голову обрушилась табуретка. Последняя, не выдержав столкновения с предметом много тверже, нежели добротная древесина, разлетелась составными частями, а стражник коротко ухнув, тяжело осел на пол.

Как оказалось, то была самая легкая часть плана, ведь теперь ему предстояло раздеть наивного стражника! Никогда Зидан не чувствовал большего отвращения! Несмотря на повадки матерого Казановы, ему еще не довелось ни разу раздевать кого бы то ни было (во всяком случае, он тешил себя надеждой, что с Фрейей они просто зверски нажрались), и даже в страшном сне ему не снилось, что первым окажется мужчина!

Кое-как справившись с этим, он натянул на себя облачение стража, восславив добрых духов за то, что в головы линдблюмских гвардейцев еще не пришла мысль носить латы наподобие нашего бравого капитана - в них бы он не смог ступить и шагу. Опять же стоит отдать должное Чугунке.

Стражник на мосту не моргнул и глазом, когда Трибал прошествовал мимо него, гордо неся перед собой увешанную ленточками пику.

Стащив с себя доспехи и побросав их в углу, Зидан забрался в "кабину" лифта и, некоторое время повоевав с рычагами, заставил платформу поднять его на самый верх.

Здесь голос принцессы слышался совершенно отчетливо и эхом разносился под сводами дворца. И, к счастью, видимо обладал поразительным убаюкивающим действием: стражник, дежуривший у лифта - про него-то Зидан и не подумал - мирно дремал, опершись на свое оружие.

Сон его, правда, был недолгим, потому что едва парень поднялся по винтовой лестнице на несколько витков вверх, как внизу раздался крик офицера:

- Проснись! Как ты смеешь спать на посту?!

И невнятные оправдания стражника в ответ.

Лестница вывела его в некое машинное отделение, где из-под клапанов сложенных из камня котлов то и дело вырывались сгустки горячего пара, десятки приборов показывали давление, температуру и еще какие-то параметры их содержимого, а повсюду неторопливо, с равномерным постукиванием, вращались разнокалиберные шестерни.

У панели управления всеми этими агрегатами трудился чистый - ни чета Цинне - но мокрый до нитки рабочий. Оный не обратил никакого внимания на поднявшегося по лестнице Зидана, но зато исправно подпевал девушке, в такт мелодии орудуя рычагами. Зидан лишь понадеялся, что это совпадение, и из-за невинной песенки они не взлетят на воздух.

Солнечные лучи на мгновение ослепили Трибала, глаза которого уже привыкли к замковой полутьме, а потом его взору открылось бесконечное голубое небо с редкими перистыми облачками; зеленые равнины и крошечный, словно игрушечный, город далеко внизу.

- Прекрасная песня... - добродушно улыбнулся ему стоявший у входа гвардеец и мечтательно прикрыл глаза.

Зидан невольно кивнул и взбежал на вершину поросшей мхом и вьюнком башни.

Она стояла там, наверху, и тихо-тихо пела, но чем тише она пела, тем громче звучали ее слова.

Вокруг девушки расположилась стайка белоснежных голубей, которых она по очереди гладила, а те в ответ что-то ворковали.

При приближении Зидана, они вспорхнули вверх и унеслись в небо.

- Отличная песня...

- Как ты пробрался сюда? - поинтересовалась принцесса, - это закрытая зона.

- Не смеши! - отмахнулся Зидан, - я этим на жизнь зарабатываю!

- Ну да... Ты ведь из Танталуса, - кивнула девушка, - для тебя это пустяк...

Они помолчали. Лицо принцессы было усталым и грустным, да оно и понятно - кому приятно сидеть в клетке, тем более - даже не золотой.

- Ух ты! Какой вид! - сменил тему Зидан, проследив за устремленным вдаль взглядом девушки. - А вон и телескоп! Давай посмотрим?!

На небольшом выступе и вправду стоял весьма внушительный телескоп. Массивный, железный, закрепленный на толстых опорах. Больше всего он походил на огромную пушку, жерло которой сейчас было нацелено куда-то на север.

- Ну же! - схватив принцессу за руку, он повлек ее за собой.

- Вон там горы Аэрбс, что окружают Бурмецию, - он приник к окуляру телескопа и довольно быстро разобрался с управлением. - А вон и Северные Врата - их уже ремонтируют! Эх, держу пари - сейчас вся Александрия стоит на ушах, и нас ищут лучшие сыщики Ее Величества! А вот та река - Сибелл, если идти вдоль нее, то как раз доберешься до Врат! А вот от тех болот лучше держаться подальше - там наверняка полно всякой нечестии!

- Дай мне посмотреть, - голос Гарнет заметно потеплел, она мягко отстранила парня от телескопа и приникла к нему сама.

- Классный вид, да?

- Ум... - кивнула девушка.

Зидан в это время разглядывал ее роскошные черные волосы, перевязанные голубой ленточкой.

"Я доставляю всем столько проблем..." - подумала принцесса, глядя, как грузный торговый корабль неспешно подплывает к разбитым воротам. - "Дядя Сид все знал, вот почему он попросил Танталус вытащить меня из Александрии... Что бы я ни делала, как бы ни старалась, я всегда на шаг позади... Я такая... беспомощная..."

- Что случилось?.. - вор коснулся ее плеча.

- Зидан... - девушка отошла от телескопа и подошла к краю башни, - почему ты помог мне добраться до Линдблюма?.. Потому что это был приказ твоего босса?

- Я просто хотел тебе помочь, вот и все! - ничуть не лукавя, ответил Трибал. - Баку был против... поэтому я ушел из Танталуса.

- Правда?! - удивленно воскликнула девушка. - Мне... мне жаль...

- Забудь! - отмахнулся Зидан, - я ухожу не в первый раз и, клянусь всеми чертями преисподней, не в последний!

- Ммм... а как... как вы собирались меня похитить?

- Подсыпать тебе в бокал снотворного, и когда ты уснешь - утащить, - улыбнулся вор. - Обычно его используют для детей, но в больших дозах оно действует и на взрослых.

- А оно все еще у тебя?

- Да, - после минутного рытья по карманам, Зидан выудил небольшой кожаный мешочек, перевязанный тесемкой.

- Ну, я полагаю, оно тебе больше не понадобится? Раз ваше задание уже выполнено? Могу я его взять? В последнее время я плохо сплю...

- Не уверен, что это хорошая идея... - с сомнением покачал головой парень, - привыкнешь - потом спать без него вообще не сможешь! Думаю, тебе просто нужна компания, а? Человек, с которым можно посидеть вечерком, поболтать...

- Брось! - рассмеялась девушка. - Не считай меня уж совсем наивной!

- Стоило попытаться!.. - показушно насупился Трибал.

- Та песня... ты ведь ее уже пела, да? В Дали?

- Да, - кивнула Гарнет, - так ты не спал ночью?

- Нет, а что эта за песня?

- Не знаю... я даже не помню - где ее выучила... Я пою ее, когда мне грустно или одиноко... Не знаю почему, но она успокаивает меня... и напоминает, что я не одна...

- Наверное, это волшебная песня, - авторитетно заявил Зидан, - спой ее еще разок.

Девушка смущенно улыбнулась и запела...


- О, а здесь тоже неплохой выбор доспехов! - восхитился Адельберт, рассматривая ассортимент магазинчика. - Никогда не думал, что в таких местах можно найти что-то стоящее!.. Но мои все-таки лучше...

Капитан любовно погладил мифрильные латы и отчего-то вспомнил о девушке из Александрии, которая заказала их для своего возлюбленного. Ему стало ее очень жалко - ведь он понимал, что ни один мужчина не устоял бы при виде такого подарка. Он искренне надеялся, что у этой пары все еще будет, и будет хорошо.

- Да, отличные доспехи! - проскрежетал рядом согбенный старичок, - я тоже себе куплю такие... Никогда не знаешь, когда Брана начнет следующую войну!

- Что?! - взревел капитан. - Да, как ты смеешь?! Королева никогда не начнет никакой войны! Как смеешь ты говорить так о Ее Величестве?!

- Кто ты, черт тебя подери?! - уставился на него старик.

- Я - к-к-колекционер доспехов! - выдавил из себя Штейнер, и услышал, как где-то внутри него покрылся трещинами и разлетелся стеклянной пылью один из рыцарских кодексов.

- О! В таком случае, может, порекомендуешь что-нибудь мне?

- Я... я должен идти! - отмахнулся Адельберт и вышел из магазина.


- Вперед, рыцари Плутона! Да!!! - кричал мальчишка с головой бегемота.

- Что за жалкое зрелище?! - кричал в ответ мальчуган более привычной наружности. - Я прилечу и уничтожу их всех!

- Эй, прекрати! Ты сломал моего рыцаря! Я все расскажу маме!

- Стой, не надо!

Оба мальчугана бросились куда-то в сторону, позабыв об оставленных на мостовой солдатиках: три миниатюрные фигурки рыцарей Плутона под предводительством королевы Браны, одного из которых сейчас разорвало пополам; три Линдблюмских гвардейца во главе с регентом Сидом.

Виви, наблюдавший за баталией со стороны, неторопливо подошел к оставленным фигуркам и присел на корточки:

- Всего лишь куклы, которых кто-то дергает за ниточки...


- Небо слишком чистое, - прошептала Фрейя, задумчиво постукивая коготками по черепичной крыше. - Что-то очень нехорошее вскоре произойдет...

Она совершила гигантский прыжок и приземлилась на перила одного из мостков.

- Где же вы, сир Фрэтли?.. Ты нужен мне...


- Отлично! Теперь должно заработать! - покивал оглоп, глядя на исписанную всевозможными формулами и расчетами доску.

- Сир, ничего не выходит! - тут же поспешил доложить один из инженеров.

- Что?! - подскочил Сид.

- Мы не можем стабилизировать систему двигателей! Она не может работать дольше десяти минут.

- Проклятье! - выругался регент, вскочив на столик. - Мой мозг уже не тот...


- Кинжал, так, как насчет того, что бы отправиться в круиз на воздушном корабле? - поинтересовался Зидан.

- О чем ты?

- Ну... - протянул вор.

- Прости, но ты пригласил не ту девушку...

- П-подожди, я...

- Зачем тебе это? Забудь, иди и веселись!

- О, великие духи! - простонал Трибал.

- Ладно, - он вскочил на парапет, - а если так: если я займу первое место на Фестивале Охоты, то мы с тобой пойдем на свидание!

- Но мне-то это за...

Зидан качнулся назад и отчаянно замахал руками, чтобы удержать равновесие.

Гарнет тут же бросилась к нему, но тот все же сумел выровняться (как хорошо, что принцесса не столь искушена в театральных жестах), и, усевшись на парапет, взмолился:

- Ну, пожалуйста!

- Хорошо... - обреченно кивнула девушка.

- Ура! Договорились! - рассмеялся парень и, спрыгнув, со своего насеста, бросился вниз по лестнице, боясь, что принцесса может передумать.

Но та лишь тихо посмеялась...


- Традиция традицией, но этот фестиваль просто ужасен! - возмущался офицер, стоя рядом с подрагивающим фургоном, - и ведь нередки случаи со смертельным исходом!

- Да брось ты! - отвечал ему второй, - два-три человека в год - это не так уж и много! Вспомни, сколько жертв было пару лет назад! Нынешние медики поистине творят чудеса! А фестиваль - это проверка мужества и отваги! Я каждый год с нетерпением жду этого дня!

Первый офицер окинул его неодобрительным взглядом, но смолчал.

- Это последняя повозка, сэр! - доложил подошедший солдат. - Все приготовления к фестивалю завершены!

- Отлично! - вздохнул офицер, - теперь ждем сигнала и...

Повозка содрогнулась, дерево брызнуло в разные стороны, мосток опустился и, с пронзительными криками и завываниями, наружу посыпались монстры.

- Клыкачи освобождены! - доложил солдат, подбежав к капитану.

- Что?! Да ведь мы еще не получили разрешения от министра!

- Это не все, сэр! Они говорят, что больше не могут сдерживать "его".

- Проклятье! - выругался гвардеец, - черт с ним - выпускайте, пока не поздно! Надеюсь, обойдется без жертв, хотя... какое там...

- Бегом, рядовой, пора убираться отсюда!

Едва они скрылись за поворотом, как стальная дверь одного из сараев поднялась, и из нее вывалилась толпа гигантских белок с темно-синим мехом, белыми грудками, кончиками хвостов и ушей. Глаза этих милых зверьков были налиты кровью.


- Этот экземпляр просто великолепен! - прокомментировал главный ловчий.

В ответ "экземпляр", томящийся за массивной металлической решеткой под ним, разогнался и со всего маха врезался в нее. Стена пошатнулась.

- Ха-ха-ха! Какая сила!

- Эй, остановите его! Еще слишком рано! - закричал чуть не свалившийся вниз солдат.

- Как, интересно мне знать? - издевательски осведомился старик. - Он мне не подчиняется.

- Тысяча чертей! Тогда открывайте ворота, иначе они скоро развалятся!

- С радостью! - старик дернул рычаг, и решетка уползла вверх.

- Веред, загнол, вперед мой хороший! - закричал дедуля.

В ту же секунду из клетки вырвалась и промчалась по жалобно скрипнувшему деревянному мосту покрытая рыжим мехом туша с огромным голубым гребнем на спине и двумя длинными извилистыми бивнями, торчащими из внушительных размеров пасти.


- Прошу пардону, - Трибал протолкался сквозь ряды зевак и влился в общую массу охотников.

Два десятка человек, среди которых были представители всех рас и полов. Здоровенный бугай-бегемот угрюмо уставился на него, поигрывая огромной секирой. Щеголеватого вида парень в ковбойской шляпе с паровой винтовкой в руках снисходительно ему улыбнулся. Двое близнецов с парными катарами насмешливо наблюдали, как он разматывает ткань, коей было обмотано его странное оружие.

Краем глаза Зидан заметил, что на небольшом балкончике над ними в тени сидит принцесса и подмигнул ей. Принцесса, впрочем, этого не заметила.

- Итак, время Фестиваля Охоты! - возвестил офицер. - Давай те начнем! Правила просты: город заполонили толпы свирепых монстров, ваша задача - их уничтожить! Чем больше монстров будет убито, тем больше у вас очков. Победителем считается тот, кто наберет больше всего очков. Съеденный участник автоматически выбывает из игры. Лимит времени - шесть часов, после этого в город войдут гвардейцы и уничтожат оставшихся монстров. Победителю фестиваля будет присвоен титул Мастера-Охотника и выплачен денежный приз в размере десяти тысяч гилей! А теперь слушайте внимательно - кто в каком районе начнет...

- Ч-что?! - подскочил Виви, когда офицер назвал его имя, - я не собирался в этом участвовать!

Зидан нашел в толпе маленького мага и ухватил его за руку:

- Виви, это я внес тебя в список. Уверен, у тебя все получится! Не переживай, со своей черной магией ты всех оставишь далеко позади!

- Я-я не знаю...

- Ай-ай-ай, как нехорошо с твоей стороны, Зидан... - сзади к ним подошла Фрейя.

- Отстань! - огрызнулся Зидан, и зашептал Виви на ухо: - Если ты выиграешь, я устрою тебе свидание с принцессой!

- Я и принцесса?! - удивленно воскликнул маг, прежде чем Зидан успел на него зашипеть.

- О чем это вы?! - за спиной вора возникла фигура Штейнера, - кажется, ты только что упомянул принцессу?! Опять строишь какие-то козни?!

- Ничего такого, правда, Виви?! - делано рассмеялся Зидан.

- Д-да, - сдавленно подтвердил маг.

Стражник повторно назвал Виви, и маг сдался - вышел в центр площади, представился и в сопровождении солдата направился в промышленный район.


- Проклятье, они обращаются с вами, словно с обыкновенной горожанкой! - возмущался Штейнер, прокладывая себе и принцессе дорогу через толпу радостных зевак, облепивших стены дворца.

- Пожалуйста, тише, Адельберт... - прошептала в ответ девушка, - отсюда все прекрасно видно.

Они нашли свободное место, с которого был виден весь промышленный и добрая часть центрального района города.

- Да, вы правы, при... Вы правы. Смотрите, а вон и мастер Виви!

Из здания аэровокзала промышленного района показался маленький маг и, настороженно оглядываясь по сторонам, осторожно вышел на главную улицу.

- Не думала, что он примет в этом участие, - прошептала принцесса, - кажется, раньше он не хотел в этому участвовать...

- Мастер Виви, мы болеем за тебя!!! - перекрывая шум толпы, прокричал рыцарь.

- Давай, Виви!!! - поддержала его девушка. - У тебя все получится!

Как раз в этот момент из-за угла вылетела стая клыкачей и с завыванием бросилась на оторопевшего мага.

- Ай! Не могу на это смотреть! - принцесса закрыла лицо руками и сжалась, словно ожидая удара.

Виви бросился наутек, отчаянно ища спасения.

- Ты не сможешь выиграть, если будешь убегать!!! - ревел Штейнер. - Самая лучшая защита - это нападение! Атакуй! Ты не проиграешь этой обезьяне!

Маленький маг, словно услышал его, остановился, воздел вверх руки, а потом обрушил их вниз. С его пальцев соскользнули голубые разряды, и устремились по булыжной дороге.

- Да! Так их! - радостно подскочил Штейнер, выбивая из камня искры, когда свора монстров разлетелась в разные стороны. - Еще разок! Сзади! А теперь вперед!


Трибал выскочил из такси в театральном районе и бросился к выходу. Мысль о главном призе нынешнего фестиваля, не о том, официальном призе, а о куда более значимом, заставляла его кровь кипеть и толкала парня вперед.

Тут же на него налетела саблезубая "белка", которую он развалил точным ударом своего экзотического оружия, за что ему был весьма благодарен какой-то старичок, который растерянно смотрел по сторонам и, судя по всему, слыхом не слыхивал ни о каком фестивале... или просто забыл о нем.

Сверху на него налетел огненный вихрь, из которого выпорхнула тварь, в народе окрещенная "воробьем", хотя более нелепого сравнения придумать было просто невозможно. Скорее, эта милая птаха походила на радужного попугая, который существенно увеличился в размерах, обзавелся орлиными когтями и клювом грифа.

Уклонившись от просвистевшего в сантиметре от нее лезвия, тварь явно не думала, что в следующий миг, завершая круг, на нее обрушится второе, и жестоко за это поплатилась.

Он стремительно несся по улочкам театрального района, истребляя все, что двигалось, за редким исключением, коим были не в меру смелые обыватели, решившие высунуться из своих домов и, в большинстве своем, чуть не ставшие обедом для выпущенных на свободу монстров.

Достигнув театра, который облюбовала себе стая клыкачей, он завертелся волчком и врубился в завывающую толпу. Брызги крови и отрубленные конечности летели в разные стороны. Почему то в этот момент Зидану очень не хотелось, чтобы его видела принцесса - заляпанного кровью, пусть даже и монстров, рассекающего тела существ заведомо более слабых, не способных ему достойно ответить...

Впрочем, последнее его заблуждение быстро развеял один из монстров, который вцепился ему в ногу, да так, что острые как бритва зубы вспороли и кожаные штаны, и плоть под ними, едва не достав до кости.

Отчаянно скрепя зубами, Трибал "зачистил" оставшуюся территорию театра, после чего привалился к стене и стал шарить по карманам в поисках целебных снадобий - рану нужно было как минимум продезинфицировать, а в идеале - еще и быстро срастить.

Комментатор, слова которого парень до того не слышал из-за крови, яростно стучавшей в голове, тут же сообщил, что лидер гонки, Зидан Трибал, по причине незначительного ранения, временно выбывает из борьбы, но, судя по всему, обязательно вернется.

Довольно хмыкнув, Зидан приступил к лечению.

Проснулся он оттого, что кто-то осторожно покусывал его за ногу. Протерев глаза, он встретился взглядом с красноглазой белкой, которая тут же шмыгнула куда-то в сторону и растворилась в вечернем сумраке. Стайка пернатых падальщиков оторвалась от трапезы, которую ей услужливо приготовил Зидан, и взмыла в темное, затянутое грозовыми тучами небо.

- Проклятье! - Зидан, наконец, отошел от сна. - Сколько же я здесь продрых?!

Ему услужливо помог комментатор:

- До конца состязания осталось сорок минут, напомню, что лидером является непревзойденная драгун Фрейя, на счету которой триста сорок очков. На втором месте - магистр черной магии Виви, у которого триста два очка. А на третьем - таинственный незнакомец, который своим паровым ружьем уложил монстров на двести восемьдесят очков! И, как мне только что сообщили, похоже в игру вновь вступает обладатель весьма экзотического оружия, Зидан, который набрал сто пятьдесят очков в первый час состязания, но затем надолго выбыл из соревнования по причине травмы ноги. Боюсь, несмотря на все его мастерство, ему уже не догнать наших лидеров - слишком большая разница в очках, а монстров почти не осталось!

Эта новость пришлась ему словно пощечина. Зидан вскочил, вырвал из-под чьей-то развороченной туши залитую кровью "глефу" и бросился вперед.

Окружающий мир для него вновь разделился на извилистые улицы, по которым он несся со скоростью ветра; дома, их образующие; и все, что двигалось между ними.

Но монстров и вправду почти не осталось. Прежде, чем он понял, что уже покинул театральный район и теперь бежит по улицам центрального, он расправился с десятком отбившихся от стаи грызунов, чем заработал еще тридцать очков, но этого было мало. Свидание с принцессой накрылось медным тазом.

Смена района, похоже, не возбранялась, и он продолжил бежать, уничтожая всех на своем пути.

Комментатор что-то встревожено объявил, а Зидан краем глаза заметил, как двое человек с носилками утаскивают того самого парня с паровым ружьем. Шляпы на нем уже не было, плащ был изодран, а все тело, от спутанных русых волос до носков ботинок было залито кровью. И, в отличии от Зидана, это была его кровь.

Трибал вылетел на площадь около мастерской синтеза, ту самую, в центре которой возвышался фонтан-обелиск, и увидел тушу гигантского монстра, покрытого рыжей шерстью.

Он нависал над вжавшимися в стену дома мальчишкой и девчонкой. Это были Банс и Люцелла.

Они лишь беззвучно, словно рыбы, выброшенные на берег, открывали и закрывали рты, силясь что-то сказать. Впрочем, понятно, что ребенок может сказать в такой ситуации - они пытались звать на помощь, но от сдавившего грудь страха не могли выдавить и слова.

- Эй, громила, развернись! - Трибал подскочил к чудовищу сзади и полоснул того по заду.

Монстр взревел, поднялся на короткие задние ножки с массивными копытами, развернулся и, не отпрыгни Зидан назад, обрушился бы на него всей своей массой.

- Позволь присоединиться... - с крыши одного из домов спрыгнула Фрейя.

Все тот же красный кожаный плащ, не то скрадывающий капли крови в вечернем сумраке, не то и вправду девственно чистый. В руке она сжимала огромный трезубец, выше ее, минимум, раза в полтора.

- Это - звезда нынешнего фестиваля, - прокомментировала женщина. - За эту тварь дают две сотни очков.

- Тогда он мой! - хмыкнул Зидан, - на кону свидание с Кинжал!

- Посмотрим... - ледяным тоном отпарировала Фрейя.

Загнол, как его называл ловчий, был явно не настроен слушать их препирательства, потому что с поразительным проворством подскочил к ним и едва не насадил Зидана на бивень. Щелкнули массивные челюсти, из глотки чудовища пахнуло гнилью.

Фрейя воспользовалась моментом и всадила трезубец монстру в шею, но кожа у чудовища оказалась намного прочнее, чем она рассчитывала, и смертельная рана на деле оказалась безобидной царапиной.

Уходя от клыков твари, женщина взмыла в воздух, да так, что достигла крыш двухэтажных домов, а потом обрушилась на монстра сверху.

Оружие на этот раз глубоко вошло в загривок пришедшего в бешенство монстра, да так там и осталось - вырывать свой трезубец Фрейя не смогла.

Тут настала очередь Зидана и, описав в воздухе восьмерку, один из клинков обрушился на голову чудовища.

Срезав часть плоти, двулезвенный меч раздробил ему верхнюю челюсть и переломил громко хрустнувший при этом бивень.

Чудовище разразилось диким ревом, по голубому гребню зазмеились электрические разряды.

Трибал лишь почувствовал, как тоненькая ручка с маленькими коготками ухватила его за шкирку, а потом он воспарил в небо. От смеси восторга и ужаса у него перехватило дыхание; Зидан глянул вниз, и в этот момент площадь взорвалась ослепительной вспышкой.

Взорвались россыпями рыжих искр циферблаты часов и искореженными листами металла покатились по площади. Рванули окна ближайших домов, осыпая все вокруг стеклянным крошевом. Вода в фонтане зашипела и поднялась вверх белым облаком густого пара.

Трибал даже не понял, как не потерял способности соображать в данной ситуации: он ухватил поудобнее "глефу" и, высвободившись из объятий бурмецианки, рухнул вниз.

Удар пришелся аккурат по загривку, как раз в то место, где торчал трезубец Фрейи. Хрустнули шейные позвонки, брызнула кровь.

Чудовище булькнуло, захрипело и, завалившись на бок, растянулось на площади.


- Просто изумительно, гвок! - прокомментировал регент.

- Триста восемьдесят очков! Поздравляю! - улыбнулся министр.

Чистый, недавно вымывшийся Зидан, в заштопанной, выстиранной и отглаженной одежде вышел вперед.

- Мы вручаем тебе титул Мастера-Охотника и твой приз, Зидан Трибал, - министр протянул ему грамоту и весьма увесистый мешочек монет.

- Благодарю, - театрально поклонился парень и отошел назад.

- Фрейя Кресцент, занявшая второе место, - продолжал министр, - вы получаете половину - пять тысяч гилей.

- И, наконец, занявший третье место, магистр Виви, получает четверть - две с половиной тысячи гилей.

- На этом официальная часть закончена, и я предлагаю всем вам...

- Регент...

Все обернулись ко входу.

По лестнице, тяжело дыша, поддерживаемый под руки двумя солдатами, поднялся бурмецианин. Солдат, судя по всему.

- Простите... за мое... вторжение... - он жутко хрипел и, видимо, задыхался, потому что то и дело жадно всасывал в себя воздух. - Я принес... важные новости... от нашего правителя...

- Короля Бурмеции? - деловито осведомился регент, спускаясь с трона.

- Сир, вы не должны показываться ему в таком виде, - зашипел министр, вставая между регентом и посланником.

- Да посмотри же на него, - прошипел в ответ Сид, - он лишился глаз!

- Продолжай, - регент подошел к посланнику.

- Наше королевство... было атаковано неизвестными войсками!.. Нам нужна помощь!.. Пожалуйста, вышлите подкрепление!.. Они... это... армия... магов... в остроконечных шляпах.

- Мы с бурмецианским королем старые друзья, - кивнул Сид, - мы немедленно вышлем войска!

- Спасибо вам, регент!.. Правитель... вся Бурмеция... будут в вечном долгу перед вами! Теперь... я... должен... должен... должен вер... вернуться... Ууу.... - солдат рухнул на пол.

- Немедленно отнесите его в госпиталь! - скомандовал регент.

- Поздно, - с сожалением прошептала Фрейя, - он... умер.

По крысиной мордочке скатилась одинокая слезинка.

- Просто чудо, что он вообще добрался сюда. Я... я не верю, что все это... правда.

- Из-за фестиваля практически все войска покинули замок, - сообщил министр, - на мобилизацию потребуется время.

- У нас нет выбора... отзовите 4-ый воздушный дивизион с границы, - ответил Сид.

- Но тогда мы оставим Александрию без надзора!

- Бурмеция, гвок, наш союзник. Мы обязаны им помочь!

- Остроконечные шляпы, да?.. - прошептала Фрейя. - Похоже, это черные маги... как Виви...

- Этого не может быть, - замотал головой маг.

- Может быть это... мама?! - прижав руки к губам, сказала Гарнет.

- Я должна идти! - решительно заключила Фрейя. - Я не могу сидеть здесь и ждать помощи! Я должна быть там!

- Я иду с тобой! - тут же воскликнул Зидан.

- Тебя это не касается! - отрезала бурмецианка.

- О, ну извини, но я не собираюсь сидеть и смотреть, как уничтожают твой дом!

- Спасибо, Зидан... - сдалась она.

- Я... я тоже хочу пойти, - подал голос Виви. - Я хочу выяснить - кто они такие, и что ими движет.

- Хорошо, - согласился Зидан.

- Отлично! - воскликнула принцесса, - значит, идем в Бурмецию!

- Принцесса, вы не должны в это вмешиваться, - тут же ожил молчавший до сей поры рыцарь.

- Штейнер прав, - кивнул оглоп, - мы не знаем, замешана ли в этом Александрия.

- Но если там были черные маги, - возразила Гарнет, - Зидан, ты ведь понимаешь, о чем я?!

Он промолчал.

- Если за всем этим стоит мама, я должна ее остановить!.. Нет, я остановлю ее!

- Я думаю... - тихо ответил Трибал, - ты должна остаться... здесь...

- Что?!

- Мы не знаем, что нас там ждет.

- Я уже сталкивалась со множеством опасностей на пути сюда! В чем разница?!

- Кин... принцесса, это война! Погибнет много людей!

- Я знаю!

- Что ты почувствовала, когда умер бурмецианский солдат?

- Ну, конечно, мне очень жаль его...

- Только жаль? Разве тебе не стало страшно? Ты просто не представляешь, насколько это может быть опасно! Тебя могут убить! И это не самое подходящее время разбираться в причастности твоей матери к этому!

- Но...

- Сейчас не время спорить! - остановил их регент.

- Он прав, - кивнула Фрейя, - мы немедленно отправляемся в Бурмецию! Вы откроете Врата Дракона?

- Разумеется, - кивнул регент, - если вы планируете передвигаться пешком, то это наилучший выбор. Я немедленно прикажу открыть ворота, а пока, давайте поедим...


Банкетный зал находился прямо под кабинетом регента. Низенький столик весь был уставлен всевозможными яствами.

- Пир по случаю Фестиваля Охоты - наша давняя традиция, которой уже более пяти веков, - сообщил регент. - Так что вперед, налетайте, пока не остыло!

Штейнер, регент и Виви тут же принялись за еду. Последний даже сказал, что все это очень вкусно, тем самым окончательно развеяв сомнения Зидана о своем человеческом происхождении.

Фрейя же лишь сумрачно обвела взглядом угощения.

- Просто поешь, - подошел к ней вор, - пока врата закрыты, мы все равно ничего не сможем сделать!

- Да... конечно, ты прав, - кивнула женщина и вместе с Зиданом, который уже позабыл, что его желудок не переваривает такую пищу, приступила к еде.

- Просто восхитительно! - одобрительно отозвался Адельберт, - принцесса, как вам?

Повернувшись к девушке, он осведомился:

- Почему вы не едите?

- Да-да, конечно вы правы, - заулыбалась девушка и взяла маленький кусочек мяса.

- Именно! Особенно эта говядина! - закивал рыцарь. - Она просто восхитительна!

- Ох... я так наелся... - простонал Виви, отойдя от стола, - сейчас усну...

Рядом Фрейя выронила из лапы нож и рухнула на пол. Регент кувырнулся назад и мячиком покатился по полу.

- Принцесса... - Зидан протянул руку к девушке и рухнул навзничь.

- Ч-что?! Еда отравлена?! - Штейнер подавился очередным куском мяса и еле откашлялся. - О, как я мог быть таким беспечным?! Мне... мне становится плохо... П-простите меня, принцесса... вначале я должен был сам все попробовать...

- Это невозможно! - нахмурилась девушка. - Его не должно было быть в твоей тарелке!

- Что?! - Штейнер моментально пришел в себя и закрутил по сторонам головой, - мне... мне уже значительно лучше!

- Постойте! - он повернулся к девушке, - откуда вы знаете?! Принцесса, вы не могли!..

- Это не яд, - покачала она головой, - это снотворное, которое дал мне Зидан. Поверь, Штейнер, я не хотела делать этого, но... я должна действовать! А Дядя Сид никогда не выпустит меня из замка!

- Потому что он заботится о вас!

- Я понимаю, но...

- Нет, не понимаете! - впервые в жизни рыцарь повысил на нее голос. - Война - это ужасная вещь! Вы не должны видеть то, что повидал в своей жизни я! Простите меня, Ваше Высочество, но я не буду подчиняться приказам, которые подвергнут вашу жизнь опасности!

- Что если Александрия стоит за нападением на Бурмецию? - она словно и не слышала его слов. - Это приведет к войне между нашими нациями! Погибнет много невинных людей... Я принцесса Александрии, и я не могу сидеть, сложа руки! Я должна помочь маме, я не хочу, что бы с ней что-нибудь случилось!

- Хорошо... - сдался рыцарь. - Я буду сопровождать вас, куда бы вы ни пошли.

- Спасибо! Давай... уйдем, пока они не проснулись...

- Прости, Зидан, - она села на корточки рядом со спящим Трибалом и нежно коснулась его щеки.

- Идем.


"Кинжал... зачем?.." - подумал Зидан и открыл глаза.

Все уже начали просыпаться.

- Должно быть, это какое-то снотворное, - прокомментировала Фрейя.

- Да, - подтвердил парень, - это было сонный порошок, я дал его принцессе - она сказала, что у нее проблемы со сном...

- Замечательно! - хмыкнула Фрейя. - А ты ей, конечно же, поверил!

- Проклятье! - Зидан стукнул кулаком по столу, от чего стоявшая на нем посуда подскочила и со звоном опустилась на место. - Что она задумала?! Может, она решила отправиться в Бурмецию?

- Тогда, - подал голос Сид, - вы еще можете ее перехватить.

- Хорошо, идем к Гроту Хозяина Озера, - кивнула Кресцент, - пройдем его и окажемся в Бурмеции.

- Виви, просыпайся! - Зидан толкнул спящего мага. - Принцесса сбежала, мы идем в Бурмецию!

Автор: Enchanted
По материалам сайта Final Fantasy Forever

  1  2  3  4  5  6  7  
Web-mastering & art by Bard, idea & materials by Demilich Demilich