Demilich's

Стремительное приближение неотвратимого

Мидгар
5.10.0007

Связавшись с товарищами и удостоверившись, что они уже на подходе, и, стало быть, присмотрят за остающейся без сознания Эльфи, Турк устремился следом за Фухито. Обнаружив, что Зиркониад может обрести совершенную форму, коль поглотит материю из тела Эльфи, лидер "Лавины" стремился преподнести оную сему порождению.

Мало кто в мире ведал об опасности, нависшей над жителями планеты. Люди занимались своими повседневными делами, не думая о том, что, быть может, сей день может оказаться для них последним.


"Что ж, расскажи мне", - обратился Президент Шинра к сыну, только что препровожденному к нему в офис. - "Как провел четыре года в гостях у Турков?" Руфус рассмеялся. "Сначала я ненавидел тебя за то, что ты сделал", - признался он, - "но сейчас осмелюсь сказать, что признателен тебе. Благодаря тебя мой взгляд на мир изменился. Я так многое сумел понять!"

"Потому-то я и нахожусь у тебя в офисе здесь и сейчас", - мысленно продолжил он фразу, изобразив на лице самую искреннюю улыбку. - "Наилучшая возможность получить власть над корпорацией в свои руки".


Тсенг, Вельд и сопровождавшие их Руд и Рено добрались до означенного Турком места за пределами Мидгара, где посреди магистрали виднелся одинокий армейский грузовик "Шинра". Озираясь по сторонам, Турки осторожно приблизились к машине.

Из-за нее выступила Эльфи. На ногам девушка держалась нетвердо, руку прижимала к груди. "Фелисия!" - бросился к ней Вельд. "Отец..." - выдохнула та. - "Наконец-то... мы встретились..." "Осторожнее", - Вельд обнял дочь, на глазах его выступили слезы счастья. - "Сейчас мы займемся твоими ранами".

"Спасибо, отец", - чуть отстранившись, Эльфи отрицательно покачала головой. - "Но я не заслуживаю того, чтобы остаться в живых". "Что ты говоришь такое?!" - всполошился Вельд. "Из-за меня... мир оказался в смертельной опасности", - призналась Эльфи. "Забудь пока об этом", - отмахнулся Вельд. - "Позже займемся этим вопросом".

Рено напомнил, что их все еще преследуют армейские подразделения корпорации, посему следует забираться в грузовик и отправляться сводить счеты как с "Шинра", так и с Зиркониадом.

"Не двигаться!" - прозвучал окрик. К Туркам стремительно приближались солдаты корпорации, сжимавшие в руках оружие. Наверняка у них приказ стрелять на поражение при малейшей провокации...

"За поддержку организации "Лавина", угрожающей корпорации "Шинра", а так же за принятие стороны преступника Вельда президент Шинра постановил, что отныне Турки вне закона", - пафосно объявил сопровождавший воинский контингент офицер. - "Следуя его прямым приказам, вы приговариваетесь к немедленному расстрелу!"

Солдаты рассредоточились, окружили маленькую группу. "Я знала..." - выдохнула Эльфи. - "Из-за меня вы все сложите здесь головы". "Не волнуйся", - обнадежил ее Тсенг, цепким взглядом окидывая противников. - "Мы выберемся из этой передряги. Мы - Турки, в конце концов".


Сопровождаемый иными оперативниками спецотдела, присоединившимися к нему по пути, Турк спешил к пещере, в центре которой, питаемый четырьмя колоннами энергии, возрождался Зиркониад, обретая физическое воплощение. Оставалась одна-единственная надежда - уничтожить источники сей энергии, а после - несовершенную форму твари до того, как стремления Фухито воплотятся в жизнь.

И Турки устремились в кишащие монстрами подземные лабиринты...


"Сегодня ночью на удивление светло", - молвил Президент Шинра, бросив взгляд в огромное окно. - "Как будто этот свет озаряет будущее корпорации. А сейчас лишь Турки отделяют нас от сего светлого грядущего".

"Отец... то есть, господин Президент", - улыбнулся Руфус. - "У меня есть к тебе предложение, которое наверняка пойдет на пользу корпорации". "Да?" - заинтересовался Президент. - "Я тебя слушаю".


Казалось, прошли часы, на самом деле - лишь минуты, заполненные бесконечными сражениями с обитателями сих забытых казематов.

"Как думаешь, что с нами будет, когда все это закончится?" - обратился к Турку один из коллег. "Все будет нормально", - через силу улыбнулся тот. - "Нас определенно ждет какое-то будущее. Потому мы и прилагаем все силы, чтобы завершить начатое". "Ты прав", - согласился вопрошавший. - "А чем думаешь заняться ты сам?" "Останусь с Турками", - произнес оперативник. - "В спецотделе я чувствую себя по настоящему живым. Когда мы покончим с противником, то покажем всем, на что способны, и корпорации придется принять нас назад".

Земля сотряслась; навстречу оперативникам шагал исполинский бегемот. Наказав Турку не тратить время и следовать дальше, остальные оперативники шагнули к монстру... лишь сейчас заметив за спиной того еще двоих...

Кивнув, Турк устремился вниз по тоннелю... влетев в логово вождя-бегемота, весьма недовольного вторжением ничтожного человечка. Впрочем, мнения его по этому поводу оперативник не спрашивал, и каким-то чудом умудрился справиться с исполином.

Передохнул минутку, удивляясь, почему товарищи до сих пор его не настигли, после чего продолжил путь, вскоре заметив шагающего по тоннелю Фухито. "Турк?" - удивился тот. - "Наверное, мне стоит поблагодарить тебя за то, что сделал призыв Зиркониада возможным".

Оперативник бросился было на лидера "Лавины", но тот сделал пару упреждающих выстрелов, вынудив Турка отступить. "Тише ты", - произнес Фухито. - "Зиркониад как раз сейчас пробуждается ото сна. Восстановление планеты отстоит всего на несколько мгновений. Чтобы продлить ее существование, все живые существа должны вернуться в Живой Ручей. Планета вновь получит возможность дышать свободно, и я никому не позволю мне помешать".

Фухито сделал еще один выстрел... Рядом с Турком возник Ширс, который, презрев раны, принял решение принять участие в последнем противостоянии... ради Эльфи. Парой скупых фраз он сообщил герою, что выручил иных оперативников, на которых наседали бегемоты в одной из пещер.


Мыслями Ширс обратился к недавнему прошлому, когда, находясь у грузовичка на отрогах Мидгара, наряду с Эльфи поджидал он Турков, должных появиться вместе с освобожденным Вельдом.

"Я не могу встретиться с ними", - говорила Эльфи. - "Я должна уничтожить Зиркониада". "Откуда ты знаешь об этом?" - поразился Ширс. "Сознание едва теплилось во мне", - молвила девушка. - "Я не могла двигаться, но слышала все, что говорили другие".

Ширс задумчиво кивнул: конечно, она чувствует свою ответственность за случившееся. Сам он не собирался ей рассказывать о Зиркониаде, но она и сама все узнала.

"В случившемся - моя вина", - заявила Эльфи, вторя мыслям Ширса. - "Потому я и должна все исправить, ибо не смогу продолжать жить со столь тяжким грузом на душе".

Ширс попытался убедить ее, что, лишившись материи, девушка сильно ослабела, но Эльфи была неумолима. И тогда Ширс заявил, что вместо нее вслед за Фухито отправится он сам. "Почему, Ширс?!" - спрашивала Эльфи. - "Зачем тебе это?!" "Я уничтожу все, причиняющее тебе боль", - честно отвечал он. - "В этом я поклялся, когда присоединился к "Лавине". "Ширс, не делай этого ради меня", - говорила она. - "Не приноси мне еще больше боли". "Тебе нет нужды испытывать боль", - улыбнулся он. - "Я иду потому, что так хочу. А ты жди в машине".


И сейчас наряду с Турком Ширс атаковал Фухито, сознавая, что должен уничтожить Зиркониада... ради Эльфи.

Лидер "Лавины" пал, и оперативник устремился было к нему, дабы забрать материю, но Фухито вновь поднялся на ноги, правда, с трудом. "Одно препятствие за другим возникает пред пробуждением Зиркониада", - с ненавистью прошептал он. - "Я не позволю! Ради спасения планеты я пожертвую собственной жизнью - внедрю материю, необходимую для пробуждения Зиркониада, в собственное тело, и предложу его ему в качестве приношения".

Фухито И Фухито на глазах пораженных Турка и Ширса действительно внедрил материю в собственное тело, разительно преобразившись. "Как прекрасно", - ликующе констатировал он. - "Это - воплощение соглашения, заключенного мною с планетой. Я чувствую, как знание планеты наполняет меня, обостряя ощущения".

"Ты совсем свихнулся?!" - выкрикнул Ширс. - "Ты теперь даже не человек! Монстр..." "Мой долг - защищать планету", - отрезал Фухито. - "Для достижения этой цели я принял более подходящий облик. Предатели, вы умрете и вернетесь в планету!"

Он атаковал Ширса, повергнув того наземь. Терпение Турка лопнула, ярость переполняла его. "Фухито?!" - выкрикнул он. - "Ты в ответе за все это. За всю боль, причиненную моим товарищам. Эльфи, Вельду, Ширсу, мне, "Шинра"... всему миру! И ты ответишь за это!"

И Турк бросился в атаку, непрерывно стреляя по монстру, в которого обратил себя Фухито. Тот пытался сразить оперативника острыми, как бритвы, наростами на руках, но покамест человеку удавалось уворачиваться от его выпадов. Увы, не всегда, и жестокие удары Фухито кромсали тело оперативника...

"Само существование твое совершенно ничтожно!" - бесновался Фухито. - "Но, думаю, даже мельчайшая толика духовной энергии послужит скорейшему восстановлению планеты. Возвращайся в нее, откуда и явился!"

Отбросив Турка к стене, он отвел руку для удара... но метнувшийся к монстру Ширс повис на ней. Фухито нанес удар, и кровь Ширса обильно оросила каменный пол... после чего и Фухито, и Ширс исчезли. "Позаботься об Эльфи", - прозвучали последние слова Ширса в разуме оперативника. - "И об остальном тоже".

Турк захромал в направлении пещеры, где пробуждался Зиркониад, искренне надеясь, что иные оперативники уже добрались до цели. Памятью Ширса поклялся он уничтожить монстра!..


Солдаты корпорации рассредоточились вокруг Тсенга, Рено, Руда, Вельда и Эльфи, нацелив на них оружие. Но, неожиданно, все изменилось, когда подоспевший связной доложил о том, что Президент изменил свое решение и обвинения, выдвинутые против Турков, сняты.

"Что происходит?" - изумился Рено, но Тсенг лишь ошарашено покачал головой: он тоже ничего не понимал.

"Однако есть одно условие", - продолжал солдат, - "лидер "Лавины" и Вельд подлежат устранению". Услышав это, Рено и Руд разозлились пуще прежнего; Тсенг и Вельд лишь обменялись взглядами, благо чего-то в этом роде они и ожидали.

Тсенг навел пистолет на солдата, и тот кивнул: "Что ж, это ваше решение". "Верно", - произнес Тсенг. - "Это мое решение как лидера Турков".

Солдаты вновь заняли позиции, нервно сжимая оружие и не зная, как поступить в сложившейся непростой ситуации. "Это мое решение", - произнес Тсенг и, обернувшись, взял на прицел Эльфи...

"Солдаты!" - выкрикнул он. - "Рено! Руд! Смотрите внимательно! Ведь наблюдаете вы конец эпохи!" Прозвучали два выстрела, и Эльфи упала, как подкошенная. Тсенг же навел оружие на Вельда. "Простите, сэр", - произнес он. - "У меня нет иного выбора". "Ты делаешь правильный выбор, Тсенг", - кивнул господин Вельд. - "Таким образом Турки будут спасены... Именно так и должен поступить истинный Турк". "Я знал, что вы поймете, шеф", - скорбно промолвил Тсенг. - "Спасибо за все".

И нажал на курок.

Апогей шоу

Турки разбились на четыре отряда и приближались к Зиркониаду. Однако гибли один за другим в страшных сражениях по пути. В это же время Тсенг сделал свой выбор, убив Эльфи и Вельда. Рено и Руд могли лишь в ужасе наблюдать за этим.


Солдаты корпорации оставили тела Вельда и Эльфи в кузове грузовика, после чего разошлись по машинам, дабы вернуть в Мидгар. "Где поедете вы, сэр?" - вежливо обратился к Тсенгу один из офицеров. "В кузове", - уверенно отвечал тот. - "Хочу до самого конца оставаться рядом с Эльфи и Вельдом".

Рено и Руд наблюдали за своим шефом глазами, полными ужаса. "Это ведь ложь, да?" - прошептал Рено, но Тсенг покачал головой: "Я возвращаюсь в штаб-квартиру. Так нужно было поступить. Рено, Руд, забирайтесь в машину".

Но неразлучная парочка Турков не двигалась с места, и Тсенг, пожав плечами, исчез в кузове, после чего грузовик направился к Мидгару; Рено и Руд, оставшиеся на пыльной дороге, долго смотрели ему вслед.

Мидгар
5.10.0007
15:00

Турк бежал по извилистому коридору пещеры, поминутно оглядываясь, но коллег по спецотделу за спиной не наблюдалось. Не работала под землей и мобильная связь, посему дозвониться до них не представлялось возможным.

Оперативник добрался до пещеры, пронизанной черными дырами, из которых немедленно появились теневые монстры. Стрелять в них было бесполезно, и Турк, очертя голову, бросился вперед, старательно огибая атакующих.

В следующей пещере его ждал огромный мерцающий кристалл. Расправившись с двумя теневыми стражами, Турк устремился к кристаллу, чувствуя исходящие от него волны энергии. Оная набирала мощь... но Турк все же умудрился разбить его... после чего ему предстал сам пробудившийся Зиркониад.

Подмога так и не подоспела, и Турку пришлось несладко, ибо исполинский монстр непрерывно атаковал его потоками энергии, а все атаки оперативника - как физические, так и основанные на материи, - поглощал.

Когда Турк готов был предаться отчаянию, в пещеру вбежали иные оперативники, выжившие в сем дьявольском подземелье. "Прости, мы опоздали, но все же сумели уничтожить все энергетические кристаллы", - сообщили они. - "Теперь мы сможем наносить раны этой твари".

И Турки единым фронтом атаковали Зиркониада... Один за другим гибли они, и вскоре Турк обнаружил, что вновь остался в одиночестве пред ужасающей тварью. "Лишь благодаря вам я сумел зайти так далеко", - прошептал он, обращаясь к павшим товарищам. - "Вы все делали для того, чтобы этот момент финального противостояния настал! Я отомщу за вас. Ведь я - Турк, так же, как и вы. Души ваши пребывают со мной. Я не один! Я продолжу сражение не ради мира и смертной опасности, которой он подвергается, но ради вас!"

Но что мог Турк, вооруженный пистолетом, противопоставить могучему Зиркониаду? Он разряжал в монстра одну обойму за другой, а тварь и не думала погибать, непрерывно атакуя Турка потоками энергии. Неожиданно, в разуме его зазвучали голоса тех, кого встречал он на протяжении службы в отделе административных исследований. Было ли то предсмертными видениями?..

"Я всем расскажу о своих комических приключениях, когда вернусь", - говорил Сид. - "До тех пор бой продолжается, понял?" "Сид..." - прошептал Турк. - "Я знаю, ты полетишь в космос. Я хочу услышать твои истории".

"Я - воин, долг которого - защищать этот каньон", - вещал Нанаки. - "Я не сдамся!" "Нанаки..." - прошелестел Турк. - "Я хотел вызволить тебя и вернуть домой. Но прости. Похоже, я не смогу сделать это".

"Предоставь это великой Юффи!" - произнес задорный голос принцессы Утая. - "Моя цена за помощь - одна материя! Хорошая сделка, верно?" "Юффи?" - вздохнул оперативник. - "До сих пор ты не приемлешь "Шинра". Если бы мы могли сражаться вместе, то наверняка сгладили бы острые углы".

"Стало быть, среди Турков есть и люди, подобные тебе", - шепчет нежный женский голосок... "Аерис?!" - воскликнул Турк. - "Я хотел защитить тебя от корпорации, когда ее агенты вновь пришли за тобой".

...Новые силы вливались в оперативника, ибо чувствовал он незримую поддержку всех тех, кого встречал на своем жизненном пути, и которые истово желали ему победы. И он устремился в последнюю атаку...


Рено и Руд с изумлением взирали, как псевдоизмерение, созданное Зиркониадом и пребывающее в небесах над Мидгаром, начинает разрушаться. Выброс высвобожденной энергии был просто колоссален; Рено и Руд могли лишь гадать, что стало с их коллегами, заключенными внутри и принявшими участие в сражении с монстром...

Кантата, объединяющая товарищей

Мидгар
9.12.0007

Совет исполнительных директоров корпорации "Шинра" завершал слушание о событиях двухмесячной давности в Мидгаре и о роли в них оперативников отдела административных исследований.

"Немало вы дров наломали", - заметил Президент, исподлобья глядя на Тсенга, стоящего пред "судьями" по стойке "смирно" и покорно ожидающего решения своей судьбы. Оперативники, находящиеся поблизости от Зиркониада в момент его гибели, были признаны "погибшими при исполнении"; стало быть, на данный момент число мятежных Турков сократилось до трех индивидов - Тсенга, Рено и Руда.

"Президент", - взяла слово Скарлет, - "я считаю, что отдел Турков следует упразднить, а выживших трех сотрудников его - ликвидировать".

Тягостное молчание воцарилось в комнате. Наконец, Президент принял решение. "Наказание, которое понесут оперативники отдела административных исследований, сиречь Турки..." - начал он.

"Стойте!" В зал заседаний твердым шагом проследовал Руфус Шинра в сопровождении Руда и Рено.

"Что ты здесь делаешь?" - вспылила Скарлет, почувствовав, как ее столь долго пестуемые замыслы рушатся на глазах. - "Ты же должен быть в длительном отъезде!" "Я здесь затем, чтобы уберечь корпорацию "Шинра" от фатальной ошибки", - с достоинством произнес Руфус.

"Наша корпорация процветает", - процедил Президент, исподлобья взирая на зарвавшегося сына. "Похоже, за время моего отсутствия ты успел поглупеть", - лучезарно улыбнулся тот побагровевшему от ярости папаше. - "Бизнесмен всегда должен быть готов рискнуть, по себе знаю, посему советую вам сохранить отдел Турков в неприкосновенности".

"Само существование Турков несет угрозу корпорации", - произнес Президент. О вопиющем предательстве оперативников спецотдела, призревших прямые его приказы, он забывать не собирался. Конечно, убийство Тсенгом Вельда и Эльфи несколько реабилитировали их в глазах Президента, но не настолько, чтобы он закрыл глаза на прошлые прегрешения... если не сказать - преступления.

"Было бы ошибкой не признать ликвидацию Вельда и лидера "Лавины" примером лояльности Турков", - не преминул напомнить Руфус. - "Или же ты считаешь иначе?"

Президент, насупившись, угрюмо молчал...


Позже, когда заседание совета директоров завершилось, Турки вслед за Руфусом проследовали к посадочной площадке для вертолетов на крыше здания штаб-квартиры корпорации.

"Учитывая все, что вы заварили, Тсенг, исход оказался весьма хорош", - усмехнулся вице-президент, обращаясь к нынешнему начальнику спецотдела. "Мы многим вам обязаны", - поклонился тот. - "Спасибо за то, что вы сделали для Турков".

"Не заблуждайся", - покачал головой Руфус, разом посерьезнев. - "Я сделал это не ради вас. Отныне... вы отплатите мне своей работой". Не добавив ничего к сказанному, Руфус проследовал в кабину вертолета...

Турки переглянулись в некотором недоумении. Да, их осталось лишь трое... но можно ли сказать - "недостаточно"? "Как бы то ни было, мы должны исполнять возложенную на нас миссию ради шефа..." - произнес Тсенг. - "И ради наших товарищей, которых больше нет рядом".

Неожиданно раздался сигнал тревоги, и голос диспетчера штаб-квартиры сообщил о проникновении неопознанных индивидов на территорию Мако-реактора в секторе 8.

Рено и Руд немедленно устремились на следующее задание, а Тсенг еще долго смотрел им вслед. "Отныне Турки преобразятся", - прошептал он. - "Единственное, что останется неизменным - честь Турков".

2. Последний приказ

Как же сложились судьбы Клода Страйфа и Зака Файра, бежавших из ада, провели в котором последние годы?.. Последнее упоминание о них относилось к эпизоду хроники "В преддверии кризиса" - "Начало или конец?", но путь героев не законился в лесах у Нибельхема...

Медленно, они шли через ночной лес. Тьма вокруг - хоть глаз выколи, а еще эти непролазные буреломы... Отдуваясь, Зак тащил за собой Клода Страйфа, в пустых глазах которого не отражалось ни единой мысли. "Потерпи уж чуток", - как всегда жизнерадостно заметил Зак. - "Будь у нас минутка, мы бы передохнули, но эти парни очень уж приставучи".

Словно в ответ на его слова тишину разорвали автоматные очереди и наперерез им устремились солдаты корпорации. Усмехнувшись, Зак, не выпуская тела друга из рук, выхватил свой исполинский клинок и приготовился отразить атаку...

...Здание корпорации "Шинра", возвышавшееся над непрекращающейся суетой Мидгара, денно и нощно ярко освещали огни прожекторов. Но о случившемся три дня назад ведали лишь немногие, избранные. Те, кому уготовано решать подобные проблемы. Те, кто большую часть времени проводят в тенях, нанося оттуда стремительные и точные удары.

"Наши силы вступили в контакт с целями", - инструктировал Тсенг подчиненных по громкой связи. - "Руд с помощниками уже на пути к точке дислокации. Всем остальным - срочно вернуться в штаб. По поводу теперяшнего положения целей..."

...Осторожно опустив Клода на землю, Зак сломя голову бросился на противника. Все его движения выверены до мелочей - результат многолетних тренировок. Те несчастные, которых "Шинра" бросила в погоню за беглецами, так и не поняли, что противостоит им бывший собрат - СОЛДАТ Первого Класса, а как следствие - выстоять против него шансов никаких. Оставив на лесной тропе трупы преследователей, Зак вновь поднял Клода, с тревогой взглядываясь в полностью лишенное эмоций лицо. Лишь зеленые глаза товарища ярко сверкали из-под полуопущенных век.

"Вот они!" - раздались крики позади, вслед за которыми последовали новые выстрелы. "Ну что за приставалы!" - проворчал Зак, переходя на бег. Впереди лес расступился, издевательски явив отвесный обрыв. Тьма клубилась внизу, не позволяя разглядеть и даже приблизительно оценить его высоту. Но Зак, не медля ни мгновения, прижал к себе безвольного Клода и сиганул вниз, втайне надеясь, что на этот раз им удастся оторваться. Если, конечно, они выживут в ближайшие пару секунд...

...Тсенг вытащил чистый лист бумаги, положил перед собой на стол. Сейчас полночь, но новые сведения могут подступить в любую секунду. Так что следует заранее озаботиться и представить подробный отчет о происшедшем начальству. Которое, как известно, ждать не любит. "72 часа назад", - начал Тсенг, - "мы, отдел разведки - Турки, получили приказ начать преследование образцов, сбежавших из исследовательского комплекса "Шинра". Образцы - двое мужчин, один из которых некогда получил звание СОЛДАТа Первого Класса".

Отложив стилус, Тсенг встал, налил себе чашечку горячего кофе и подошел к окну, отстраненно разглядывая раскинувшуюся перед ним величественную панораму Мидгара. "Я ведь помню этих двух ребят по делу, случившемуся пять лет назад", - пронеслось у него в голове. - "Делу Нибельхейма. И если бы не оно, судьба их сложилась бы совсем по-иному. Если бы не было того человека... Совершенного солдата... Некогда - героя... Сефирота!"


...Нибельхейм пылал. Ошарашенно оглядываясь по сторонам, Тифа неслась по направлению к своему дому, уворачиваясь от языков пламени, перепрыгивая через изрубленные трупы горожан. "Отец!" - кричала она, смахивая слезы с ресниц. - "Где ты, отец?"

У одного из домов Тифа заметила фигуру своего учителя, Занзага, склонившегося над одним из раненых. "Что происходит?" - бросилась к нему девушка. - "Почему все так вышло?" Занзаг насупился, отвернулся. "Похоже, это дело рук Сефирота", - буркнул он наконец. Тифа отшатнулась, как от удара. "Сефирот?.. Но это... невозможно", - выдохнула она. - "Зачем ему это делать?" Но тут новая мысль пришла ей в голову. "Учитель, вы не видели моего отца?" - прокричала Тифа, стараясь перекрыть рев бушующего пламени. - "Его нигде не видно!" "Твой отец пошел к реактору Мако в горы", - пожал плечами Занзаг.

Благодарно кивнув, Тифа бросилась было прочь... "Не ходи туда!" - внезапно прохрипел раненый, бережно поддерживаемый Занзагом. - "В горах... Сефирот..." И с этими словами несчастный испустил дух. Девушка, секунду поразмыслив, вновь побежала, и напрасно учитель истошно кричал ей вслед...


..."Цели обнаружены! Цели обнаружены! В настоящий момент они в пункте 317", - донеслось из коммутатора, установленного на столе. Вздрогнув, Тсенг вернулся в настоящее. Пора заслушать очередной доклад, который уже за сегодняшний день?..

...Стреляли отовсюду: не менее двух десятков солдат окружили Зака со всех сторон и палили не глядя. Одно хорошо: в ночной тьме шансов подстрелить своих же у них было куда больше, чем СОЛДАТа Первого Класса. Осознав наконец этот нехитрый факт, командир отрядо коммандос корпорации отдал приказ использовать лишь оружие ближнего боя, дабы обезвредить противника. Вновь опустив Клода наземь, Зак положил рядом с другом свой меч и стремглав бросился прочь, уводя за собой преследователей...


"Эй, старик!" - окликнул его кто-то. Занзаг оглянулся. Пламя резко очерчивало два силуэта, бегущих к нему. Зак... и его напарник, солдат корпорации, что прибыли сюда вчера, вместе с Сефиротом. "Вот уж мир сошел с ума!" - крикнул Зак, голос его терялся в реве гибельного огня. - "Сефирот сделал это, так?" Старый учитель кивнул: "Люди считают его героем, но он лишь свихнувшийся маньяк!"

"Да что же с тобой случилось, Сефирот?!" - Зак лихорадочно соображал, как поступить в подобной ситуации. К счастью, Занзаг сам подсказал ему выход: "Да, парни, Тифа отправилась к реактору Мако в горы в поисках отца! Сефирот тоже там!" "Что?" - одновременно выдохнули и Зак, и сопровождавший его солдат. "У девочки никаких шансов против него", - захлебываясь словами, говорил учитель. - "Ее противник - тоже ведь СОЛДАТ, как и ты..." "Я не обычный СОЛДАТ", - отрезал Зак, задумчиво глядя в огонь, пожиравший Нибельхейм. - "Я СОЛДАТ Первого Класса".

Он обратился к напарнику: "Помоги старику". "Так точно", - отдал честь тот. "Как только управлюсь здесь, я тоже пойду к реактору", - вставил Занзаг. - "Но Тифе помоги сам". Зак усмехнулся: уж об этом-то его можно было и не просить...


...Стрекот вертолета приближался. Зак остановился, с тревогой вглядываясь в ночное небо, затянутое тучами. С первого взгляда на черную махину становилось ясно, кто подключился к преследованию. Турки...

"Цель замечена", - докладывал Руд Тсенгу, высунувшись из кабины. - "Наш приказ - захватить или устранить..." "По-возможности, доставьте их живыми", - отдал приказ шеф. Руд кивнул, прекращая передачу; сидящая рядом с ним Елена включила громкую связь. "Сдавайся", - обратилась она к замершему Заку, ярко осветив его прожекторами. - "Мы можем гарантировать тебе жизнь..."

"Турки!" - сплюнул командир подоспевшего отряда пехоты "Шинра". - "Всегда ведь всунутся в самый неподходящий момент". Он подал знак своим подопечным: "Сами захватим сбежавшие образцы!" Солдаты бросились в бой; Турки ошарашенно глядели вниз на вопиющее нарушение приказа. Впрочем, в нынешней безумной ситуации точной координации действий различных подразделений корпорации ждать не приходилось.

Зак тоже заметил бегущих по направлению к нему воинов. "Мне не нужны гарантии жизни!" - крикнул он в ответ Елене, изготовившись к рукопашному бою. - "Что мне нужно - это свобода!!!"


...Рев пламени погибающего города стих вдали, сменившись тягостным безмолвием нависающих над головой скал. Тифа, спотыкаясь, бежала по горной тропе, рискуя каждую секунду оступиться, после чего последовало бы неминуемое и фатальное падение. Вот только девушке уже было все равно.

Впереди выросла темная громада реактора, у входа в который... неподвижно лежал ее отец; земля вокруг почернела от крови. Вскрикнув в отчаянии девушка бросилась к нему, упала на колени. "Держись, папа!" - вновь и вновь повторяла она. "Беги... Тифа..." - выдавил тот, и то были последние слова в его жизни.

В тот день она выплакала все свои слезы. Поднявшись на ноги, Тифа огляделась. "Это ведь Сефирот, так ведь?" - произнесла она, обращаясь к отцу, зная, что он больше никогда ее не услышит. - "Сефирот сделал это с тобой?"

Немного поодаль в землю оказалась воткнута знаменитая катана Сефирота, с которой тот, поговаривали, никогда и ни за что не расставался. И вот теперь воин оставил ее у входа в реактор. Будто знал: там, куда он отправляется, оружие больше не понадобится. Стиснув зубы, Тифа схватила катану и бросилась внутрь здания реактора, всерьез вознамерившись доказать Сефироту обратное. "Сефирот..." - шептала она, поднимаясь по лестнице. - "СОЛДАТ... Шинра... Реактор Мако... Ненавижу... Ненавижу их всех!"

Сефирот же медленно, величаво шел вперед, к той самой запертой двери, где заточено создание, роднее которого для него не было на свете. "Я пришел, чтобы увидеть тебя..." - прошептал он, любовно проведя пальцами по дверной поверхности.

"Сефирот!" - раздался позади девичий крик. Даже не оборачиваясь, воин знал, что сейчас к нему со всех ног несется Тифа, занеся для удара его же катану. - "Как ты посмел сделать такое с отцом? Со всеми в нашем городке?" Молниеносным движением Сефирот перехватил оружие, после чего отбросил девушку прочь как докучливое насекомое. Тифа со всей силы ударилась о пол у подножия лестницы. "Ты обещал, что придешь, когда я буду в беде", - шепнула она, соскальзывая во тьму милосердного забытья. - "Клод..."


...Очередной звонок, который уже за ночь. "Цель получила мотоцикл", - бесстрастно сообщил Руд. - "Таким образом, ожидается расширение возможных путей ее движения". Тсенг выругался про себя: когда уже все это закончится и он сможет отправиться домой да хорошенько выспаться?..

...Зак заглушил двигатель мотоцикла недалеко от того самого места, где пять минут назад оставил Клода. Тот за время его отсутствия не сдвинулся с места ни на сантиметр: все та же безвольная поза, все тот же пустой взгляд. Удачно все-таки, что солдаты вздумали вести преследование на мотоциклах, благо транспортные проблемы беглецов тут же решились.

Мотоцикл на полной скорости несся по магистрали по направлению к Мидгару; вертолет Турков следовал прямиком за ним. "Военные!" - сплюнула Елена, уныло наблюдая за парой, которую следовало каким-то образом захватить живьем. - "Вечно норовят нечаянно оказать им помощь". Как бы услышав ее, Зак оторвался от дороги, бросил на преследователей насмешливый взгляд. "Увидимся!" - крикнул он, после чего резко повернул мотоцикл и на всех скоростях влетел в подземный туннель.

"Хотят попасть в Мидгар, что ли?" - задумчиво протянул Руд, в то время как Елена лихорадочно докладывала Тсенгу об их неудаче. "Расставьте патрули в ключевых точках на городских подступах", - последовал приказ шефа. Эта ночка грозила затянуться еще надолго...


..."Тифа! Тифа!!!" Чей-то голос настойчиво звал ее, пробиваясь сквозь пелену, окутывающую разум. Девушка с трудом разлепила глаза; все тело жутко ломило. Над ней с озабоченным видом склонился Зак: "Это ведь Сефирот сделал, да?" Тело Тифы сотряслось от рыданий. "Вы..." - наконец вымолвила она. - "Пришли к нам... чтобы вести расследование, да?.. Потому ведь я и привела вас сюда... Только потому... Но почему все обернулось так... Ненавижу... "Шинра", СОЛДАТ, тебя тоже... Всех ненавижу!!!"

Зак поднялся на ноги, медленно двинулся вверх по лестнице. "Прости", - бросил он через плечо. - "Я положу этому конец". Мечом Зак сокрушил дверь, ведущую в сердце реактора, прошествовал внутрь.

"Мама..." - услышал он голос Сефирота, эхом разнесшийся под сводами огромной палаты. - "Давай снова заберем себе эту планету! Давай отправимся в Землю Обетованную!" Зак поднял взгляд: в центре зала виднелась фигура огромного женоподобного создания, сплошь опутанная кабелями, рядом с которой Сефирот казался совсем крошечным.

"Сефирот!" - яростно выкрикнул Зак, не в силах больше сдерживаться. - "Зачем ты убил всех этих селян? Зачем ранил Тифу? Ответь мне!" Но тот лишь тихо рассмеялся. "Мама, эти глупцы снова здесь", - прошелестел он, не взглянув даже на разгневанного визитера. - "Ты должна была стать правительницей этой планеты, со всем твоим могуществом и знаниями. Но эти глупцы... Эти несчастные глупцы... Вырвали планету из твоих рук, так ведь, мама?! Но не печалься больше. Пойдем со мной!"

И Сефирот сорвал металлическую маску с бесчисленными кабелями с истинного лица той, которую с древних времен звали не иначе как "бедствием, пришедшим с небес". Иенова.

Зак взревел, бросился на противника. Яростная схватка разразилась в недрах реактора Мако. Мечи скрещивались, высекая искры; Сефирот, куда более опытный воитель, нежели Зак, безжалостно теснил противника. "Я - избранный", - прошипел он. - "Именно мне суждено править этой планетой. Дабы вырвать власть из ваших рук и передать ее назад Цетра. Ради матери".

С этими словами Сефирот нанес последний удар, многократно усилив его мощью материи, заключенной в катане. Зак вылетел из помещения, ударился о громадный резервуар и распластался рядом с Тифой. Сефирот же вновь повернулся к Иенове: "Теперь все в порядке... мама".

С безграничным удивлением воин воззрился на кончик меча Зака, вышедший у него из живота. Вот только в руках клинок сжимал не его недавний противник, а некий безвестный солдат корпорации. "Да кто ты?" - изумленно выдохнул Сефирот, такого поворота событий никак не ожидавший. "Верни мою мать..." - сквозь зубы процедил солдат, в голосе которого явно проступало отчаяние. - "...Тифу!.. И мой город! Я... уважал тебя, восхищался тобой, но..." Солдат выдернул меч из тела Сефирота; тот распластался на платформе.

Без оглядки солдат бросился назад, вниз по лестнице, на ходу срывая с головы шлем. Осторожно он поднял бесчуственную Тифу на руки, отнес ее к выходу из реактора. Девушка открыла глаза. "Клод..." - тихо выдохнула она. - "Ты все-таки пришел за мной... Сдержал обещание... Пришел, когда я была в беде..."

Из недр реактора донесся шум; напрягшись, Клод вскочил, вновь подобрал меч. К нему нетвердой походкой приближался Сефирот, одной рукой зажимая страшную рану, а в другой держа голову Иеновы, которую только что отделил от тела. Взгляд его остановился на Клоде и лицо исказилось от ярости: "Из-за таких как ты..." Клод замер, не зная, что делать дальше. Гнев утих и теперь сердце окутывал страх, ибо перед ним стоял величайший и самый беспощадный воин этого мира.

"Клод..." - послышался шепот Зака. - "Прикончи его". Бросив взгляд на друга, на Тифу, Клод с криком ринулся на врага... и мгновением позже оказался насажен на катану как поросенок на вертел. "Вы, людишки", - издевался Сефирот, наслаждаясь победой. - "Впрямь полагали, что сможете одолеть меня?" "Запомни, ты!" - внезапно произнес Клод и Сефирот испуганно сглотнул, видя, что жертва его все еще жива и в сознании. - "Мой родной город... Моя семья... Я никогда тебя... не прощу!"

Схватившись за острие катаны, Клод Страйф отбросил Сефирота к противоположной стене, после чего вырвал лезвие из своего тела. "Невозможно..." - просипел Сефирот. - "Да что же ты такое?" И рухнул вниз, в потоки Мако, продолжая сжимать в руках голову Иеновы...

...Занзаг успел унести на руках Тифу до того, как к реактору Нибеля прибыли силы корпорации под началом доктора Ходжо. "Этого - в подвалы особняка "Шинра", - указал тот на Зака; тело СОЛДАТа погрузили на носилки, унесли. Ходжо заметил рыщущих среди спецперсонала и военных людей в черных костюмах и, конечно же, их начальника, Тсенга. "О, это ты!" - обратился к нему Ходжо. - "Как поживает господин Вельд?" "Хорошо", - отрезал Тсенг. Он никогда не любил этого ехидного исследователя, хотя и признавал его гений. "Ясно", - ухмыльнулся Ходжо. - "А как проходит заметание следов в Нибельхейме?" "Мы уже начали операцию", - ответил Тсенг. - "Но неужто и впрямь надо заходить так далеко?" "Хм, ты слишком молод", - отмахнулся от него Ходжо. - "Твое мнение ничего не стоит. Так что поторопись-ка с заданием".

Взгляд его задержался на теле Клода, вокруг которого столпились военные, обсуждая, куда деть этого свидетеля происшедшего. "Подождите-ка", - Ходжо растолкал толпу, внимательно оглядел Страйфа. - "Так это тот самый парень, что прикончил Сефирота? Интересно... Будет моим новым образцом!.."


...И вновь звонок. На этот раз Елена сообщила, что цели замечены одним из патрулей и продвижение их наконец замедлилось. Похоже, у мотоцикла кончилось горючее и беглецы тормознули проезжающий мимо грузовичок. Тсенг вздохнул; хоть что-то обнадеживающее. "Сейчас буду", - бросил он, после чего положил мобильник в карман пиджака, взял плащ и направился к выходу. И все же одна-единственная мысль не давала ему покоя: "Неужто мы вновь лишим их свободы?.."

На посадочной площадке штаб-квартиры корпорации его уже ждал вертолет, у которого в ряд выстроилсь Руд, Елена, а также все подчиненные, в настоящий момент не задействованные в преследовании. "Что-то наш шеф вновь надел слишком серьезную физиономию", - хихикнул вечно неунывающий Рено. "Мы ведь спасли их пять лет назад, а теперь начальники хотят, чтобы мы их снова схватили, так что ли?" - прошептал в ответ ему замерший рядом Турк. - "Даже жалко ребят как-то". Турки зашушукались: беглецы вызывали у них симпатию, хотя бы тем, что утерли нос военному и исследовательскому отделам. "Ладно, как бы там ни было, мы выполним задание, это ведь наша работа!" - почти серьезно выпалил Рено, когда Тсенг проходил мимо. Надо ведь иногда и подыграть боссу.

"Пошли", - бросил Тсенг, и Турки с разной долей энтузиазма поплелись грузиться в вертолет...

***

...Ярко светило солнце. Грузовичок неторопливо полз по пыльной дороге. Удобно развалившись в кузове, Зак размышлял, чем они с Клодом займутся, когда достигнут наконец Мидгара. "Эй, папаша!" - крикнул он водителю. - "Знаешь какое-либо дело, которое мы бы осилили?" "О чем ты говоришь?" - ворчливо откликнулся тот. - "Ты должен все попробовать, пока молод. Преодолей трудности и выбери то дело, которое придется тебе по душе".

Зак усмехнулся. "Попробуй все, говорит он", - обратился он к Клоду, в состоянии которого не произошло ровным счетом никаких изменений. - "Типа, помог... Хотя, ведь у меня есть куча знаний и умений, которых просто нет у других людей. Так что открою я свое дело и буду заниматься всем подряд! Тяжелым, опасным - буду делать все, если за это мне заплатят!" За шутками Зак старался скрыть тревогу, ведь если подумать, нынешнее их положение все еще не гарантировало безопасность. В Мидгаре, конечно, легче затеряться, но туда надо еще попасть! Да и Клод, сможет ли он когда-нибудь вновь стать самим собой? "Я тебя не брошу, Клод", - обратился к товарищу Зак. - "Мы ведь друзья, так? Мы вместе откроем дело и будем браться за любую работу. Понимаешь, Клод?"

За пассажирами грузовичка зорко следили солдаты корпорации, рязглядывая их через прицелы снайперских винтовок. "Цели только что прошли пункт 12", - доложил один из них командиру. - "Скоро будут на расстоянии выстрела". "Хорошо, стреляй", - бросил тот. Солдат опешил: "Но... Турки приказали нам дождаться их прибытия!" Командир поморщился: опять эта разведка! "Опять вся слава достанется им", - проворчал он. - "Стреляй!"

Вдалеке послышался стрекот вертолета, но это мало беспокоило Зака. Он лениво поднялся на ноги, огляделся. "Эй, папаша", - произнес Зак. - "Долго нам еще? Эта твоя развалюха..." Вспышка на ближайшем холме приковала его внимание; сотни раз он наблюдал подобное - отражение солнечных лучей в прицелах. "Клод, беги!" - заорал Зак, бросаясь к другу и закрывая его своим телом.

Раздался выстрел...

3. Кризис

Так, на отрогах Мидгара погиб Зак Файр, СОЛДАТ Первого Класса. То был человек, воистину достойный называться "героем". С чего же начинался его жизненный путь, финал которого столь трагичен?..

Вернемся на 7 лет назад, во времена, когда всемогущей ныне корпорации "Шинра" еще лишь предстояло распространить власть свою на весь мир...


Вертолет кружил над составом, на бешеной скорости несущимся по направлению к сектору 8 Мидгара. Метрополис активно строился и должен был представлять собой город, возведенный в 50 метрах над поверхностью земли, электричество в котором вырабатывалось бы посредством восьми Мако-реакторов. "Инсургенты Утая захватили поезд корпорации "Шинра", - шла радиопередача. - "Для разрешения ситуации направляется СОЛДАТ".

Дверца кабины вертолета раскрылась; Зак Файр, СОЛДАТ Второго Класса, изготовился к прыжку. "Поезд захвачен солдатами Утая", - инструктировал подопечного СОЛДАТ Первого Класса Анжел Хьюли. - "Твоя задача - вернуть контроль над составом". Зак хмыкнул, помахал рукой на прощание и... низвергнулся вниз. Анжел подавил тяжелый вздох: и когда он начнет воспринимать подобные миссии серьезно, а не как забавное развлечение?

Зак, а вслед за ним и сам Анжел уверенно приземлились на крыше движущегося состава. "Зак, сконцентрируйся!" - молвил Анжел. - "Инсургенты Утая переоделись в униформу солдат корпорации. Так что не питай сомнения насчет их истинных личин".

Зак восторженно кивнул, выхватил меч и бегом устремился вперед, к голове поезда. Его встретил град выстрелов: забравшиеся на крышу воины в знакомой синей форме не собирались пропускать одинокого воителя... а тот, в свою очередь, не собирался спрашивать у них разрешения. Бешено вращая клинок, он отбивал пули, с плеча рубил противников и чувствовал себя совершенно неуязвимым... Наконец, утайцы были мертвы, а Зак, добравшись до головы состава, остановил его у железнодорожной станции сектора 8.

Немедленно запищал мобильник. Анжел. Интересуется, как все прошло. "Теперь направляйся на площадь сектора 8", - говорит инструктор. - "Но сначала разберись-ка с инсургентами на станции". "Инсургентами?" - Зак огляделся по сторонам. Так и есть. По направлению к нему бежал целый отряд солдат, опять же облаченных в синию униформу. Интересно, утайцы ограбили армейский склад корпорации?..

И снова сражение - короткое, жестокое... "Думаю, сойдет", - заявил Анжел, вышедший на связь сразу же, как Зак прикончил последнего из противников. Интересно, где же находится он сам? После остановки состава Зак Анжела не замечал, но это, конечно, не мешает последнему пребывать где-то поблизости. "Да ерунда!" - с напускной бравадой отозвался Зак. - "Если так и дальше пойдет, то я получу Первый Класс совсем уж скоро!" Но Анжел не был сегодня настроен на искрометный юмор своего подопечного. "Поднимайся по лестнице, а оттуда - на площадь", - молвил он, после чего прервал разговор.

Опустив мобильник в карман, Зак последовал приказу, покинув станцию и направившись к ступеням, ведущим в город... Навстречу в панике бежали люди; Зак непроизвольно напрягся. Что там, впереди? Очередной взвод утайцев?..

Оказалось, хуже. На площади Мидгара бесновался гигантский бегемот; встретить подобных ему обычно можно лишь в самых потаенных уголках мира, еще не обезображенных цивилизацией. Как-то он умудрился оказаться здесь? Неужто сбежал из заезжего цирка?

Впрочем, времени на раздумья не оставалось, и Зак бросился в атаку, кромсая исполинскую тушу мечом, уворачиваясь от гибельных ударов хвоста и острых когтей.

Наконец, все было кончено... Зак перевел дыхание, расслабился... и ощутил острие, приставленное сзади к шее. "Поворачиваться спиной к врагу..." - констатировал тихий голос. - "Ты либо чрезмерно уверен в собственных силах, либо донельзя глуп".

Стараясь не совершать лишних движений, Зак обернулся к говорящему... и потерял дар речи от искреннего изумления. Сефирот!.. "Как?!." - выдохнул он.

Сефирот нанес стремительный удар катаной, который Зак с трудом отразил. "Думаешь, ты один тут герой?" - начал заводиться он. "Все кончено", - не повышая голос, произнес Сефирот, и почему-то Зак нисколько не усомнился в его искренности. Отчаяние затопило душу - воинское мастерство Сефирота поистине легендарно.

Следующий удар Сефирота расколол меч Зака надвое, а самого его поверг наземь. Надо сказать, Сефирот не испытывал ни малейших угрызений совести, добивая беспомощного противника, что и не замедлил совершить. Зак успел распрощаться с жизнью, видя, как острие катаны стремительно приближается к его шее...

Однако удара почему-то не последовало. Подоспевший Анжел блокировал выпад, должный обезглавить его подопечного, остовом клинка последнего. Взгляд Анжела, направленный на Сефирота, был исполнен изумления, будто не разумел он, как тот вообще здесь очутился. Сам же Сефирот отошел на шаг и замер. Анжел, понимая, что есть лишь один способ разрешить вышедшую из-под контроля ситуацию, вытащил мобильник, ввел команду "Отменить миссию".


...Немедленно пласт виртуальной реальности, в которой разворачивалось столь драматическое действо, развеялся, и Зак очнулся в знакомом тренировочном центре на 49 этаже штаб-квартиры, где базировались подразделения СОЛДАТ корпорации.

Смерив Зака неодобрительным взглядом, Анжел протянул ему обломок меча, после чего развернулся и направился к выходу из комплекса. "Стремись воплотить свои мечты", - бросил он через плечо. - "Если хочешь стать героем, не отступай от намеченного и не забывай о чести".

Зек с удивлением глядел ему вслед. Анжел никогда не питал пристрастия к столь витиеватым выражениям, а это звучало как... напутствие?

***

Тянулись долгие, нудные дни, которые Зак, чтобы хоть как-то себя развлечь, проводил в бесконечных физических тренировках. Уровень 49 опустел; практически все армейские подразделения корпорации были заняты ведением боевых действий на территории западного Утая.

Но сегодняшнее утро началось с ошеломляющей новости, переданной Заку его товарищем Кунселем, СОЛДАТом Второго Класса. "Ты уже слышал о массовом дезертирстве СОЛДАТ?" - выпалил тот, ворвавшись в тренировочный центр, где Зак добросовестно и методично отжимался от пола. - "Пропал один Первого Класса. А затем во время исполнения боевого задания на территории Утая исчезли парни Второго и Третьего. И никто не знает, что с ними случилось и куда они все подевались".

Зак поднялся на ноги, осмысливая услышанное, а вслед за Кунселем в дверном проеме появилась плечистая фигура Анжела с неизменным мечом за спиной. "Зак, есть работа", - без обиняков сообщил он. - "Директор Лазард введет тебя в курс дела".

Зак внутренне возликовал, хлопнул по плечу Кунселя и следом за Анжелом устремился в офис господина Лазарда Дьюсерикуса, исполнительного директора департамента СОЛДАТ. Их встретил высокий блондин в строгом сером костюме, приветственно кивнул. "Зак, думаю, мы с тобой видимся впервые", - дружелюбно заметил он, протягивая Файру руку. Тот ответил на рукопожатие; среди СОЛДАТ Лазард быстро завоевал уважение своим спокойствием и уравновешенностью, готовностью всегда придти на помощь.

А Лазард, пробежавшись по клавишам компьютера, вызвал на монитор изображение рыжеволосого человека в красном плаще, Заку незнакомого. "СОЛДАТ Первого Класса Генезис Расподес", - пояснил директор. - "Не так давно он был отправлен на задание в Утай и с тех пор о нем ничего неизвестно. Ты что-нибудь знаешь об этом?" "Нет, ничего", - Зак разом посерьезнел. Лазард кивнул, заявив напрямик: "Я хочу, чтобы ты занялся расследованием этого дела". "В Утае?" - уточнил Зак на всякий случай. "Верно", - молвил Лазард. - "Мы бы хотели прекратить эту затянувшуюся войну".

Анжел Хьюли "И я направил предложение о присвоении тебе ранга СОЛДАТа Первого Класса", - будничным тоном добавил Анжел. "Что?!" - Зак подумал было, что ослышался, а затем бросился к Анжелу, крепко обнял его и с чувством объявил: "Я люблю тебя, мужик!" "Немедленно прекрати!" - засмущался тот.

"Кстати, а какая у тебя мечта?" - обратился директор к Заку. - "Стать СОЛДАТом Первого Класса?" "Нет", - тот приосанился. - "Стать героем!" "Вот как", - понимающе кивнул Лазард, улыбнувшись. - "Что ж, самые лучшие мечты - именно недосягаемые!"

...Желание отправиться в Утай и принять посильное участие в прекращении конфликта высказал и директор Лазард, вот только по прибытии на западный континент он куда-то исчез, предоставив возможность подопечным самим доводить поставленное задание до логического завершения. Конечно, боевые навыки господина Лазарда оставляли желать лучшего, но любили и уважали его не за это.

Так, расправляясь с небольшими отрядами утайских воинов, Анжел и Зак целенаправленно продвигались вглубь континента, где на горе Тамблин возвышалась укрепленная крепость противника - их конечная цель.

"Кстати, Зак..." - обратился к товарищу Анжел после очередного сражения. - "Слышал о глупых яблоках?" "Что это?" - поинтересовался Зак. "Ты не знаешь?!" - деланно поразился Анжел и обреченно махнул рукой. - "Если ты о глупых яблоках не знаешь... то и думать нечего о Первом Классе!"

Анжел побрел было прочь, но от Зака, изумленного последними словами напарника, отделаться было не так легко. "Что это за хрень - глупые яблоки?!" - не отставал он, в голосе отчетливо слышалось любопытство и раздражение. Анжел остановился, указал на деревце у дороги. "Оно назвается банорское белое", - пояснил он. - "Раз в год деревья эти плодоносят. Мои односельчане любили их и называли глупыми яблоками. Мы пробирались на ферму и собирали их там".

Да, нечасто Анжел пускался в откровенные рассказы о собственном прошлом. "Воровали, что ли?!" - без обиняков вопросил Зак. "Я был беден", - насупился Анжел. - "Но и тогда я был честен. У деревенского старосты была самая большая яблоня, но я никогда не простил бы себе, если бы посмел украсть плоды с нее. Потому что сын старосты был моим лучшим другом". "Но если он был твоим другом, почему бы тебе было просто не попросить у него яблок?" - недоумевал Зак. "Честь - сложная штука", - пожал плечами Анжел и двинулся прочь.

"Так какое отношение эта история имеет к Первому Классу?" - не отступал Зак, но Анжел лишь назидательно поднял палец: "В любой истории есть своя мораль". Рассмеявшись, он устремился к высоким кустам, ограждающим здание крепости, а Зак, почесав затылок, пытался сообразить, в чем все-таки кроется суть рассказа и не пора ли ему уже обидеться.

...Анжел зорко следил за утайскими солдатами, патрулирующими открытое пространство у крепостных ворот; несколько снайперов заняли позиции на стенах. "Отряд B произведет взрыв, и это станет нашим сигналом", - тихо обратился он к опустившемуся рядом Заку. - "Разразится хаос, и тогда вступим в дело мы. Я проберусь к центру крепости и заложу там взрывчатку. Ты же отправишься к центральным воротам и... делай там, что хочешь!" "Вот это по мне!" - обрадовался Зак. - "Я в этом профи. Ну чего отряд B возится так долго?.."

Не обращая внимания на не в меру ретивого напарника, Анжел пробормотал тихую молитву, коснувшись лбом рукояти своего огромного меча. "Эй, я никогда не видел, чтобы ты пользовался им?" - немедленно нашелся Зак. И в самом деле, зачем таскать за спиной такую громадину?.. "Ну, если я буду им сражаться, он станет грязным, зазубренным и ржавым", - отозвался Анжел. - "Только пропадет зря". Зак прищурился: шутит он, что ли?.. "Вот уж не думал, что ты такой мелочный", - усмехнулся он, и Анжел закивал: "Конечно. Я ведь не богат". Зак открыл было рот, чтобы попросить товарища перестать практиковать на нем свой "искрометный" юмор... и в этот момент прогремел взрыв.

В ту же секунду с мечом в руке Зак устремился к воротам. Признаться, утайцы не ожидали от противника столь очевидной лобовой атаки, но - надо отдать им должное - не растерялись, создав некое подобие обороны. Бесполезно - СОЛДАТ в буквальном смысле шел по трупам, продвигаясь к центральным помещениям крепости.

Капитан гарнизона Полумесяца, квартирующегося в форте Тамблин, попробовал воззвать к совести Зака, вопросив, почему столь добрый парень, как он, сражается на стороне зла, несомого корпорацией? Зак замялся: насколько он знал, весь конфликт "Шинра" с Утаем разгорелся из-за отказа лидеров западной державы разместить на своей территории Мако-реакторы. "Но что плохого в том, чтобы поднять людям уровень жизни?" - недоумевал Зак и, поразмыслив, принял решение до конца оставаться верным долгу. С сожалением покачав головой, капитан отдал приказ к атаке...

Прикончив противников, Зак продолжил путь к центральным помещениям крепости, поднялся по лестнице, окружавшей чудесный скверик. "Мерзкий СОЛДАТ "Шинра"!" - разорвал ночную тишь пронзительный девичий крик. - "Готовься, сейчас я задам тебе взбучку!" Прямо перед Заком, уперев руки в бока, стояло очаровательное юное создание и изо всех сил старалось напустить на себя грозный вид.

"Кто ты?" - опешил Зак. "Самый могущественный воин в Утае!" - не замедлила с ответом девчонка. - "Ты больше и шагу не сделаешь!" Зак недоуменно почесал затылок. "Шла бы ты домой, а?" - увещевал он не в меру воинственную красотку. - "Здесь опасно". "Сам иди домой!" - осклабилась та. - "Я ведь сказала, дальше ты не пройдешь!"

Молниеносно подскочив к СОЛДАТу, она замолотила кулочками по воздуху и Зак подыграл ей, упав на колено и признав поражение. Девчонка довольно ухмыльнулась, после чего унеслась прочь.

Пожав плечами, Зак прошествовал в скверик, где его приветили два исполинских человекоподобных монстра с архаичным оружием в руках. Анжел упоминал накануне, что утайцы вывели особый тип тварей, дабы использовать их в сражениях исключительно с СОЛДАТами. Похоже, представился случай с ними познакомиться...

Сражение оказалось не из легких, но Заку удалось справиться с противниками. Тяжело дыша, он вытащил было мобильник, дабы уведомить Анжела об успешной зачистке крепости Тамблин, когда неведомо откуда выбрался третий монстр, сжимавший в лапах шипастый шар на длинной цепи. Опешивший Зак не успел соориентироваться, первый же удар отбросил его к каменной стене, где он и остался, с отчанием наблюдая за медленно подступающей тварью. Похоже, славная карьера его в рядах СОЛДАТ близка к завершению... "Самые лучшие мечты - именно недосягаемые!"

Монстр пал; за спиной его обозначился Анжел с мечом в руке. Как ни рад был видеть Зак напарника, спасшего ему жизнь, он все же не удержался от ехидного замечания: "Ну что, теперь твой меч станет станет грязным, зазубренным и ржавым?" "Твоя жизнь чуть более ценна, чем мой меч", - улыбнулся Анжел в ответ и протянул руку, помогая Заку подняться на ноги. - "Чуть-чуть. Самую малость".

У выхода из захваченной крепости СОЛДАТ встретил сам директор Лазард; немного странно было видеть его здесь, в неизменных белых брюках и сером дорогом пиджаке - будто не пребывал он на вражеской территории, а, как обычно, собирался поутру на работу в офис. "СОЛДАТ Второго Класса Зак!" - официально обратился он к подчиненному, и тот немедленно встал по стойке "смирно": "Да, сэр!" "Ты прекрасно справился с задачей по захвату крепости Тамблин", - констатировал директор. - "И, отвлекая врага на себя, оказал неоценимую поддержку Анжелу. Для Второго Класса ты действовал отменно. Я буду рекомендовать твою кандидатуру на следующее задание..."

"Зак, теперь ты понял разницу между Первым и Вторым?" - усмехнулся Анжел. - "Быть Первым - значит получать в награду лишь еще более сложные задания. Не забывай об этом. А теперь давайте поспешим. Нам ждет Сефирот". "Сефирот?!" - поразился Зак, на лице его отразилось недоверие и ликование. - "Потрясающе! Сам Сефирот, герой-СОЛДАТ?!"

Трое двинулись было прочь от крепости, к разбитому неподалеку лагерю сил корпорации, когда неожиданно путь им заступили два воина в традиционной утайской форме; лица их были закрыты шлемами. Выхватив меч, Анжел приказал Заку не вмешиваться и провести директора Лазарда в лагерь.

Что тот и сделал; но, как только директор оказался в безопасности среди солдат и персонала "Шинра", Зак немедленно устремился назад на лесную тропу, где оставил товарища. И остановился, как вкопанный, растерянно озираясь по сторонам... Два мертвых тела на земле, но... где же Анжел?! Напрасно Зак надрывал глотку, взывая к товарищу, тот как сквозь землю провалился.

Ночное небо прочертил огненный шар, устремляясь к Заку, на глазах того обращаясь в Ифрита. Монстры, подобные оному, обитали в ином, отрезанном от мира измерении, но могли быть призваны в него кем-то, обладающим достаточным могуществом и необходимой для действия сего материей. Но... кто же призвал Ифрита сейчас, натравив его на Зака?

Не растерявшись, последний обрушил на огненную тварь ледяные иглы, наскоро сотворенные при помощи шарика материи, который он всегда неизменно при себе. Ифрит взревел, ответив волной опаляющего жара. Чувствуя, как лопается кожа на лице и руках, замедляются движения, а в душе разрастается отчаяние, Зак осознал, что, возможно, этот бой имеет все шансы стать для него последним.

Среброволосая фигура молнией метнулась к бенующемуся Ифриту, полоснула его катаной. Монстр пал... и медленно растворился в воздухе, вернувшись, вне всякого сомнения, в родное измерение. Зак все еще не мог поверить в свое чудесное спасение - второе за этот день! Тем более, жизнью он обязан легендарному Сефироту!

Последний, не обращая на Зака ни малейшего внимания, опустился на колено у тела сраженного воина, сдернул с головы его шлем. "Генезис..." - пробормотал он, и Зак поразился - неужто Анжела атаковал исчезнувший СОЛДАТ Первого Класса?! Но.. тогда кем же был его напарник?

Будто отвечая на этот вопрос, Сефирот сорвал шлем с головы второго воина и кивнул, будто некие предположения его только что подтвердились: "Тоже Генезис... Клоны..." "Клоны?" - изумился Зак, разглядывая совершенно идентичных воителей. - "Человеческие клоны?.."

"Где Анжел?" - Сефирот, наконец, снизошел до того, чтобы заметить его присутствие. "Ну, он вроде остался сражаться с ними, но..." - Зак беспомощно пожал плечами. "Стало быть, и он исчез", - резюмировал Сефирот. - "Анжел тоже предал нас!" "Невозможно!" - вырвалось у Зака, но, видя, как недобро и угрожающе сузились глаза Сефирота, поспешил добавить: "Я очень хорошо знаю Анжела! Он просто не способен на предательство! Анжел никогда бы не предал нас!"

Кого он старался убедить в этом? Себя самого?..


Штаб-квартира корпорации Прошел месяц... После падения крепости Тамблин ситуация на фронте резко изменилась; войска корпорации преследовали и безжалостно истребляли отступающие отряды сопротивления Утая.

Заку, однако, все не давало покоя произошедшее в день исчезновения Анжела. Хотя бы потому, что никак не мог уверить он себя в том, что Анжел - дезертир, подобный Генезису и иным СОЛДАТам Второго и Третьего Классов, которых тот увел с собой. Да еще создал собственных клонов, нарядил их в утайскую униформу и бросил в бой... К чему?.. Нет, Анжел - совсем не таков, честь свою он ценит больше жизни...

Он мрачных раздумий Зака отвлек телефонный звонок. "СОЛДАТ Второго Класса Зак?" - уточнил незнакомый голос. "Он самый", - согласился Зак. - "А вот кто будешь ты?" Собеседник, однако, вопрос проигнорировал. "Тебя вызывает директор Лазард", - сообщил он и прервал разговор.

Покачав головой, Зак проследовал прямиком в офис директора. Тот сидел за столом, пребывая в глубоких раздумьях, и даже не повернул голову, когда Файр ступил в комнату. "Что-то известно об Анжеле?" - встревожился Зак, но Лазард отрешенно покачал головой: "Нет, мы даже по телефону не можем с ним связаться".

"Но... зачем же вы меня тогда вызвали?" - вырвалось у Зака, но Лазард не обратил ни малейшего внимания на нарушение субординации. "Новое задание", - вымолвил он. - "Я хотел бы, чтобы ты отправился на родину СОЛДАТа Первого Класса Генезиса. Его родители утверждают, что в городе он не появлялся. Но доверять им я не могу". "Почему же?" - удивился Зак. "Потому что они - родители", - лаконично объяснил Лазард, и Зак не нашелся,что ответить. Да, есть в этом своя логика...

На мониторе директора означились фото двух незнакомцев в строгих черных костюмах. "Двое наших сотрудников отправились туда, но с тех пор сведений от них не поступало", - молвил Лазард, неотрывно глядя на экран. - "Я бы хотел, чтобы ты лично занялся этим вопросом. А он будет сопровождать тебя".

Из теней выступил молодой человек в черном костюме, безошибочно указывающим на принадлежность его к отделу административных исследований. "Тсенг, Турк", - представился он. - "Готов выступать?" "Нам ведь просто нужно провести расследование?" - уточнил Зак. - "Проще простого!" "Сомневаюсь", - криво усмехнулся Тсенг. - "Вообще-то, изначально задание это было предложено Сефироту. Другими словами, я бы отнесся к миссии серьезнее". "А что Сефирот?" - насторожился Зак. "Похоже, что он просто отказался от исполнения приказа", - пожал плечами Тсенг. "О, его совсем разбаловали", - рассмеялся Зак, но разом посерьезнел, когда Тсенг изволил заметить: "Может, хочешь сказать ему это в лицо?"


Вертолет корпорации доставил Зака и Тсенга на яблочную плантацию у глухой деревушки, окруженной дремучими лесами. "Это - банорские белые", - кивком указал Турк на вьющиеся растения, на которых наливались аппетитные плоды. - "Их еще называют глупыми яблоками". "Мы что, в Баноре?" - поразился Зак. - "Родной деревушке Анжела?" "Именно", - кивнул Тсенг. - "Похоже, Анжел и Генезис знают друг друга с детства".

Осторожно, они двинулись в сторону деревни, где над рядом приземистых домиков возвышался завод по переработке яблок. И с чего это корпорация проявила интерес к этому тихому местечку, где даже потенциальных источников Мако нет?.. Неужто продажа яблочного варенья столь прибыльна?

Жителей в округе не наблюдалось, и Тсенг высказал предположение, что противники их - кем бы они ни были - заняли Банору. К тому же, незадолго перед дезертирством Генезис забрал с собою несколько прототипов новейших образцов вооружения, разработанных учеными "Шинра", посему следовало держать ухо востро на случай возможных сюрпризов.

Несколько раз Заку пришлось схватиться с клонами Генезиса, знакомыми по Утаю, а на деревенской площади прохаживался огромный паукообразный робот. Покончив с противниками, Зак подозвал Тсена, который держался в стороне от сражений, старательно исполняя роль мозгового центра операции.

"Клоны Генезиса", - кивком Зак указал на трупы. - "Так сказал Сефирот". "И, похоже, робот этот создан на основе украденных Генезисом технологий", - задумчиво добавил Тсенг, разглядывая искореженную груду металла. - "Похоже, способности самого Генезиса они искусственным путем могут передавать иным СОЛДАТам и монстрам". "Ты так говоришь, будто СОЛДАТы и монстры - одно и то же", - возмутился Зак, но Турк не удостоил его ответом; вместо этого он направился к дому, возвышающему недалече от площади. "Это дом родителей Генезиса", - молвил он, настороженно озираясь по сторонам. - "Они были владельцами деревни".

Прямо у дома росла огромная яблоня, и в сию летнюю пору ветви ее сгибались под тяжестью плодов. "У деревенского старосты была самая большая яблоня, но я никогда не простил бы себе, если бы посмел украсть плоды с нее. Потому что сын старосты был моим лучшим другом", - вспомнились Заку слова Анжела. Неужели... "Анжел и Генезис были лучшими друзьями", - будто отвечая на мысли напарника, произнес Тсенг. - "Сефирот считает, что расследование надо начинать именно отсюда".

Тсенг склонился у свежей могилы у основания яблони, наказав Заку отыскать дом Анжела и поглядеть, не сохранилось ли там чего, что могло бы помочь им в разгадке тайны массового исчезновения СОЛДАТ. Видя, как оперативник в безупречном черном костюме опускается на колени и начинает разгребать землю голыми руками, Зак не сдержался, поинтересовался, неужели подобная работа входит в обязанности бойцов спецотдела. "Конечно", - не отрываясь от занятия, молвил Тсенг. - "В конце концов, наша зарплата гораздо больше твоей!"

...Большинство дверных проемов домишек Баноры были наглухо забиты досками, но в одном из них Зак обнаружил одинокую женщину средних лет. Сидя за столом, она с грустью разглядывала выцветшую фотографию, но, как только Зак переступил порог, отложила ее в сторону.

"Чем могу помочь вам?" - вежливо поинтересовалась она. "Простите, что врываюсь к вам!" - сконфузился Зак. - "Вы, случайно, не мать Анжела? Меня зовут Зак". "Случайно не Зак Щеночек?" - улыбнулась женщина. - "Мой сын писал о вас в одном из писем. Не может сосредоточиться и ведет себя, как шаловливый щеночек".

Зак готов был сквозь землю от стыда провалиться; все же чувство юмора Анжела совершенно не походило на его собственное. "Вы, надеюсь, не из прихвостней Генезиса?" - поинтересовалась женщина, но в голосе ее не было страха. "Нет, мадам", - уверил ее Зак. - "Вам не о чем беспокоиться". "И не думала даже", - хмыкнула женщина, но тут же вопросила: "Что-то случилось с моим сыном?"

Зак лишь плечами пожал: что он мог ответить? "Недавно Генезис вернулся во главе отряда", - сообщила женщина. - "А затем он начал убивать селян. А ведь он был таким хорошим мальчиком когда-то!" "А Анжел?" - перебил ее Зак. "Он тоже вернулся", - кивнула женщина. - "Но затем снова куда-то ушел, а меч оставил. Меч этот купил для него отец, когда Анжел занял место в рядах СОЛДАТ, надеясь, что он будет исповедовать идеалы чести и справедливости. Муж мой влез в огромные долги, когда покупал меч, и работал в поте лица, чтобы вернуть их, но слег... и умер".

Зак бросил взгляд в угол домика, где был прислонен к деревянной стене великолепный меч Анжела. "Фактически, я никогда не видел, чтобы он пользовался им", - медленно произнес Зак. - "Как бы то ни было, я отыщу Анжела. А вам, наверное, лучше спрятаться где-нибудь". "О, не беспокойтесь обо мне", - отмахнулась женщина. - "Генезис меня не тронет".

Бросив на нее полный сомнения взгляд, Зак, тем не менее, вышел из дому, когда на связь вышел Тсенг, сообщив ему, что, судя по всему, оплот клонов Генезиса находится на яблочном заводе на окраине Баноры. Сам он уже занял позицию на вершине утеса, нависающего над комплексом, и теперь ждет не дождется своего запаздывающего напариника.

Со всех ног Зак бросился к заводу, по пути расправившись еще с несколькими клонами. Опустившись на одно колено, Тсенг пребывал на вершине холма; внешне завод казался покинутым и заброшенным, однако после увиденного в Бароне в это слабо верилось.

"В той могиле - родители Генезиса", - тихо вымолвил Турк, лишь стоило Заку приблизиться. "Он что... и родителей тоже?" - задохнулся от ужаса Файр. "Похоже, он очень хотел, чтобы что-то так и осталось неизвестным", - предположил Тсенг. - "Ты, кстати, нашел Анжела?" "Его не было дома", - понурившись, произнес Зак, и воскликнул в порыве чувств: "Пожалуйста! Дай мне еще немного времени! Когда я найду Анжела, то обязательно уговорю его вернуться. И если получится, может, вместе с ним вернется и Генезис!"

Тсенг долго молчал, глядя на напарника. "Я понимаю, почему Сефирот послал тебя на это задание", - наконец вымолвил он. - "Генезис и Анжел были его единственными друзьями. Думаю, он просто не хотел сражаться с ними. Потому и отказался отправляться сюда". "Но я тоже друг Анжелу", - возмутился Зак, и Тсенг улыбнулся: "Надеюсь, ты сумеешь вернуть этих двоих. А сейчас давай поторопимся, времени у нас в обрез".

Разбив стеклянную крышу завода, Зак и Тсенг проникли внутрь, немедленно уничтожили троицу клонов, причем участие в сражении принял и Турк, открывший прицельную стрельбу из пистолета. Зак занялся планомерной зачисткой этажа от нежелательных элементов, в то время как Тсенг поспешил к компьютеру, ранее наверняка принадлежавшему здешнему администратору. Информация, хранящаяся в нем, всецело подтвердила подозрения Турка - действительно, клоны создавались именно здесь.

Поднявшись по лестнице на верхний этаж завода, Зак лицезрел рыжеволосого человека в красном плаще, в котором признал Генезиса Рапсодеса. Тот зычно декламировал философские откровения, почерпнутые из известной драмы "Нелюбимый", которую просто обожал. "Мистическая бездна - богини дар", - вещал Генезис. - "Его мы получить стремимся, крылья обретая. И водную гладь сердца разбивает безнадежный ток. Из глубины души восходят грезы, в яростные волны обращаясь".

"О, Зак Щеночек пожаловал", - Генезис умудрился произнести это одновременно и презрительно, и пренебрежительно. Прежде, чем Зак успел придумать достойный ответ, по лестнице поднялся Тсенг, бросил взгляд на ряд капсул у стены, в которых дозревали новые клоны.

"Я исследовал могилу около твоего дома", - будничным тоном заметил оперативник, обращаясь к Рапсодесу. - "Иные Турки проводили это расследование, но, похоже, они мертвы". "Мог бы по крайней мере родителей пощадить", - добавил сердобольный Зак, которого вид самовлюбленного Генезиса несказанно раздражал. "Эти двое предали меня, стоило мне вернуться сюда", - лицо Рапсодеса исказилось от гнева. - "Лизоблюды "Шинра", да что вы вообще знаете обо мне?!"

С кончиков пальцев его сорвался огненный шар, ударил Тсенга в грудь, отбросив к дальней стене. Зак выхватил было меч, но другая рука перехватила рукоять, направив острие на Генезиса... Все заняло какую-то долю секунду, но теперь ошарашенного Зака закрывал своим телом Анжел.

"Мой партнер", - приветствовал его Генезис. - "Стало быть, ты принял решение и я уважаю твой выбор... друг. Но сможешь ли ты продолжать жить по эту сторону баррикад?"

Медленно, очень медленно Генезис двинулся к выходу; Анжел не сделал даже попытки задержать его и Заку не позволил. Вместо этого он молча вернул бывшему напарнику меч, после чего последовал за Генезисом. Зак ошалело покрутил головой. Что вообще происходит между ними?!.

Зак выбежал на улицу, но бывших СОЛДАТ Первого Класса не было и следа. "Мы должны покинуть деревеньку как можно скорее", - сообщил подоспевший Тсенг. - "Все следы случившегося здесь должны быть уничтожены. Такова политика корпорации. Вскоре вертолеты нанесут ракетный удар по Баноре. Кстати, ты уверен, что никого не встретил в доме Анжела?.."

Под испытывающим взглядом Турка Зак сник, и Тсенг с пониманием кивнул. "Давай быстрее!" - "Я позвоню начальству, быть может, удастся задержать уничтожение деревни".

Зак со всех ног бросился вниз по склону холма, пересек деревенскую площадь, ворвался в дом Анжела, даже не подивившись тому, что дверь распахнута настежь, и... замер как вкопанный, сраженный диким зрелищем. На полу лежало мертвое тело матери Анжела, а над ней, устремив в пространство безжизненный взгляд, возвышался он сам, все еще сжимая в руке обнаженный клинок - свою честь.

Зак бросился к бывшему товарищу, схватил его за грудки, вытолкнул за дверь и что есть силы ударил в лицо, сбив с ног. "За что, Анжел?!" - проревел он, глотая злые слезы. - "И здесь в чем-то твоя проклятая честь?!" Опершись на меч, Анжел поднялся на ноги. "У моей матери не было причин продолжать жить", - тихим, отрешенным голосом произнес он. - "Ровно как и у ее сына". "Прекрати молоть чушь!" - взорвался Зак. - "Я вообще не понимаю, что происходит!"

"Я ведь говорил уже, разве нет?" - вкрадчивым голосом произнес Генезис, неожиданно появившись на расстоянии вытянутой руки от Зака. - "Он не может оставаться по эту сторону баррикад". Анжел вздохнул, отвернулся и медленно побрел прочь. "Анжел!!!" - Зак бросился было следом, но Генезис будто невзначай подставил ему подножку и Файл растянулся в пыли.

"Пройдешь ли этот путь?" - затянул Генезис очередной речетатив из "Нелюбимого", хотя Зак истошно орал, приказывая ему заткнуться. - "Даже если мир столь ненавидит нас. И впереди - лишь боли полное утро завтрашнего дня. И не стихнут жестокие ветра".

Материя ярко воссияла на запястье его перчатки. Материя призыва - понял Зак. Вот, стало быть, кому он должен сказать спасибо за ифрита в Утае... "Похоже, Сефирота здесь нет", - с явным сожалением бросил Генезис. - "Значит, добыча - это ты?"

Небеса разорвал силуэт Бахамута, короля драконов, - мистического создания, призванного в смертный мир Генезисом Рапсодесом. Волей-неволей Заку пришлось схватиться с могучим порождением, и, вопреки всему, одержать победу.

Лишь израненный Бахамут обратился в сферу материи, безвредно павшую наземь, Зак вновь набросился на Генезиса с обвинениями. "Как ты мог вот так взять и призвать его!" - с отвращением бросил он. - "Где же ваша хваленая СОЛДАТская честь?" "Мы..." - за спиной Генезиса раскрылось черное крыло, вынудив Зака изумленно вытаращить глаза, - "...монстры! А у монстров не может быть ни грез, ни чести".

И он воспарил в небеса, исчезнув из виду, лишь черные перья медленно оседали за землю. Крепко сжав одно из них в кулака, Зак тихо произнес, убеждая, в первую очередь, самого себя: "СОЛДАТы и монстры - не одно и то же!" Да, чудесные сверхчеловеческие способности СОЛДАТы получают по внедрению в тела их клеток Иеновы, но ставить их на одну ступень с бездушными жестокими монстрами?..

...И в этот момент бомбардировщики корпорации "Шинра" нанесли ракетный удар по Баноре, обратив тихую покинутую деревушку в пламенный ад. Зак бросился прочь, где на окраине его уже ожидал вертолет и Тсенг, высунувшись из открытого люка, отчаянно махал рукой. И все же Зак не выдержал, оглянулся, и боль затопила сердце при виде рушащихся зданий, горящих яблочных плантаций... "Политика корпорации?" - так, насколько помнится, выразился Турк? Что ж, его непосредственный работодатель действительно умеет заметать следы...


С тех пор прошло несколько месяцев. Война с Утаем наконец закончилась, однако клоны Генезиса время от времени заявляли о себя, ведя мелкую подрывную деятельность по всему миру. Пока что силы корпорации успешно отражали их натиск, всеми силами скрывая от общественности источник сей потенциальной угрозы. Конечно, в мире хватало и иных экстремистских движений, как то набирающая силу группировка защитников жизни на планете, "Лавина", требующая у корпорации немедленно прекратить добычу Мако-энергии.

От сотрудников научного департамента корпорации Зак узнал - под большим секретом! - что одно время разрабатывалась программа по клонированию СОЛДАТ, и что среди претворявших ее в жизнь была и мать Анжела, работавшая в то время на "Шинра". Кроме того, стало известно, что экономика Баноры целиком и полностью зависела от фнансирования корпорации. Неужто на безобидном с виду яблочном заводе действительно проводились столь чудовищные эксперименты?..

Но когда директор Лазард вызвал Зака к себе в кабинет и сообщил, что ему присвоен ранг СОЛДАТа Первого Класса, особой радости почему-то не было. Ибо даже мечта - стать героем! - казалась ныне недосягаема. Ведь по телевидению вовсю трубили о великой победе Сефирота, которому путем тяжелейших переговоров удалось завершить долгую и кровопролитную войну с Утаем... и ни слова о рейде Зака на форт Тамблин, хотя именно это послужило решающим фактором в прекращении конфликта.

По скорбным лицам Лазарда и пребывавшего в кабинете Сефирота Зак догадался, что сейчас ему придется услышать нечто из ряда вон выходящее. И не ошибся. "По решению руководства корпорации Генезис и Анжел должны быть уничтожены", - сообщил директор. "И вы хотите, чтобы это сделал я?" - изумился Зак. Неужто Сефирот и эту миссию хочет переложить на его плечи, лишь бы и пальцем не касаться закадычных приятелей, пусть и переметнувшихся в другой лагерь.

"Нет. Это сделает армия "Шинра", - произнес Лазард. "И в чем же моя роль?!" - напряженно вопросил Зак. Директор испытывающе поглядел на него поверх очков: "Они не доверят тебе исполнение этой миссии". Они - конечно же, руководство корпорации. Что ж, спасибо за доверие тому, которому сами же только что присвоили Первый Класс... "Они считают, что твое чувство СОЛДАТского товарищества может повлиять на неукоснительное следование приказам", - уточнил Сефирот. - "Потому я пойду с тобой". Зак взглянул ему прямо в глаза: "Чтобы убить их?"

Ответить Сефироту помешали истошно взвывшие сирены. Немедленно металлические ставни закрыли окна, системы безопасности блокировали большую толику отсеков штаб-квартиры. "Нападение!" - Лазард рывком поднялся на ноги. - "Сефирот - к Президенту. Зак - ко входу".

Без единого лишнего слова СОЛДАТы устремились к элеваторам. Но стоило Заку спуститься в главный холл здания, как лицезрел он сонм роботов - в том числе и систем безопасности корпорации! - расправляющихся с сотрудниками и немногочисленными охранниками. То тут, то там мелькали клоны Генезиса, но помимо знакомых, встречались и новые образцы. Что ж, противник, смертный приговор которому подписали вышестоящие, нанес превентивный удар, и кто может упрекнуть его в этом?..

К тому времени, когда Зак очистил холл штаб-квартиры от нежелательных элементов, на помощь к нему подоспел Сефирот. "Похоже, это работа профессора Холландера", - сообщил он, окидывая взглядом картину имевшей место резни. - "Он исчез как раз тогда, когда технология клонирования была разработана научным департаментом "Шинра". "Думаешь, они с Генезисом заодно?" - поинтересовался Зак. "Вероятно", - кивнул Сефирот. - "Холландер стремился занят пост главы научного департамента, но амбициям его не суждено было осуществиться. Потому он и затаил зло на корпорацию, и теперь стремится отомстить".

"Но это же просто глупо!" - возмутился Зак. - "Генезис помогает ему осуществить месть?" "Я бы не хотел этому верить", - помедлив, отозвался Сефирот. "Вот и не верь", - заключил Зак. "Договорились", - с явным недовольством изрек Сефирот. - "Но, похоже, клоны Генезиса пребывают и в секторе 8 Мидгара".

...Верхний город кишел клонами и роботами корпорации, расправляющимися с мирным населением и армейскими подразделениями "Шинра". Распрощавшись с Сефиротом, который устремился в другую сторону, Зак вновь ввязался в сражение... когда заметил двух парней и одну девушку в черных костюмах, лихо добивающих взбесившиеся механизмы.

"Сектор 8 - юрисдикция Турков", - чванливо заметил один из них, рыжеволосый, помахивая в воздухе дубинкой. Второй, в неизменных темных очках - и это посреди ночи! - угрюмо молчал, озираясь по сторонам. Девушка тем временем противостояла одному из клонов, но, когда Зак сделал было шаг в ее сторону, подоспевший Тсенг велел ему не беспокоиться. И ведь прав был: как оказалось, девчонка вполне могла за себя постоять, что и наглядно продемонстрировала, обезвредив и уничтожив противника.

"Рено, Руд", - обратился Тсенг к подчиненным. - "Что в городе?" "Всюду кишат эти твари", - отозвался Рено, а Руд добавил: "Даже силы СОЛДАТ подняты". Следуя приказу Тсенга, неразлучные Турки устремились в соседние районы, а Зак, улучив момент, познакомился с девушкой, оперативником спецотдела. "Сиссни", - представилась она, и, пожелав Заку удачи, последовала за товарищами, уже скрывшимися из виду.

Да, положение действительно серьезно, если корпорация бросила силы всех своих элитных спецподразделений на разрешение нынешнего кризиса. Очищая один квартал за другим сектора 8, Зак заметил Сиссни, сошедшуюся в поеднике с... самим Генезисом?.. Девушке приходилось весьма туго, и Зак очертя голову ринулся в бой, довольно скоро осознав, что имеет дело с очередным клоном, правда, донельзя подобным на оригинал... вплоть до неизменного алого плаща.

И когда пал клон, взмахнул он черным крылом, намереваясь подняться в воздух, но меч Зака сразил его в последний момент. Внезапно, все прекратилось, и звенящая тишина снизошла на город, где только что отгремело жестокое побоище. Но какова все-таки была его цель, неужто банальное отмщение корпорации?.. Зак ни на мгновение не верил в это.

"Иметь крылья - то была моя детская мечта", - с грустной улыбкой произнесла Сиссни, приближаясь к Заку и опасливо косясь на распластанное тело однокрылого клона. - "Как у ангелов". "Человек с крыльями - просто монстр", - заявил Зак, повторяя тезис, высказанный Генезисом ранее. "Крылья - символ людей, стремящихся к свободе", - возразила Сиссни. - "Такие не бывают у монстров".

Подобную точку зрения Зак упустил, но поразмыслить над ней ему не удалось, благо в этот момент раздалась трель мобильника - на связь вышел Сефирот. "Закончив зачистку сектора 8, немедленно следуй в Мако-реактор 5", - сообщил он. - "По нашим сведениям, поблизости видели Анжела. Армия уже выступила, но у нас еще есть немного времени. Нам нужно отыскать его до того, как это сделают они". "И что потом?" - взорвался Зак, но ответ Сефирота сразил его наповал: "У нас не получится убить его". "Правда?" - обрадовался Зак, и со всех ног припустил к означенному реактору. Быть может, наряду с "легендарным героем" им действительно удастся уберечь от гибели бывшего товарища.

Но и внутри здания реактора обретались монстры; более того, у них было лицо Анжела!.. "Значит, они научились воспроизводить не только Генезиса", - с грустью кивнул Сефирот, стоя над поверженным телом одной из подобных тварей.

И поведал он Заку, как ночами, втайне ото всех, он, Генезис и Анжел устремлялись в тренировочный центр уровня 49, где, погрузившись в виртуальную реальность, посвящали долгие часы оттачиванию мастерства боя на мечах. В тот раз, незадолго до дезертирства Рапсодеса из рядов СОЛДАТ, они, как обычно, тренировались, пребывая на длинном дуле Мако-пушки Юнона, сгенерированной программой.

Анжел с Генезисом вдвоем наседали на Сефирота, но пробить оборону того им никак не удавалось. "Анжел, в сторону!" - прошипел неожиданно Генезис, глаза его недобро сузились. - "Я один одержу верх над Сефиротом. Пришло время миру обрести нового героя". "Как скажешь", - безразлично пожал плечами Сефирот, чем, очевидно, еще больше разозлил товарища: "Доколе, думаешь, тебе удастся сохранить свой статус?"

И он бросился в яростную атаку, чередуя выпады с огненными шарами, срывающимися с его пальцев. Вскоре Сефирот и вовсе скрылся под пламенной волной. Встревожившись, Анжел попытался было вразумить Генезиса, но огненный шар, испущенный им, ударил его прямо в лицо, отбросив далеко в сторону. "Я всего лишь хочу стать героем!" - ликующе рассмеялся Генезис, и в этот момент Сефирот вновь атаковал его.

Двое обменивались ударами, рассекая на части дуло Мако-пушки, на которой, собственно, и находились. Неожиданно бой вышел за рамки обычного тренировочного упражения... Анжел вклинался между противниками, мечом своим блокировав и изящную катану Сефирота, и вычурный пламенный клинок Генезиса. "Прочь с дороги!!!" - прорычал последний, усилил давление, и внезапно меч Анжела раскололся, один из осколков вознился Генезису в плечо...

Пласт виртуальной реальности рассеялся; трое стояли во тьме тренировочного центра, Генезис зажимал рукой рану на плече. "Просто царапина", - он проследовал мимо товарищей к выходу, добавив очередную цитату из "Нелюбимого", прозвучащую, как зловещее пророчество. - "Ничто не предскажет мое возвращение. Пусть милосердия ко мне лишен грядущий день..."

"С ним было все в порядке?" - поинтересовался Зак, когда Сефирот закончил рассказ. "С ним-то все", - кивнул последний. - "У Генезиса была лишь маленькая рана. А вот Анжел... После случившегося он не раз читал нам нотации о том, как нельзя терять мечты, надежду и честь". "Ах, об этом..." - подобные лекции были Заку хорошо знакомы.

Сефирот вновь склонился над трупом монстра с лицом Анжела. "Значит, это правда", - вздохнул он. - "Эти двое действительно состоят в союзе с Холландером". "Но зачем им это нужно?" - недоумевал Зак, но Сефирот лишь плечами пожал. Действительно, зачем?..

Спустившись в недра Мако-реактора 5, Зак и Сефирот обнаружили тайную лабораторию, в которой не наблюдалось ни души. Немедленно СОЛДАТы приступили к осмотру оборудования в отсеке, среди которого пребывал и цилиндр с очередным дозревающим клоном монстра, обладающего лицом Анжела.

Зак отыскал записи касательно некоего проекта научного департамента под названием "Древние". "Ныне не подлежит сомнению тот факт, что жизнеформа, извлеченная из земли, действительно принадлежит к легендарной расе Древних", - значилось в отчете. - "К тому же исторические материалы свидетельствуют о том, что эти "Древние" направляли силу самой планеты, дабы расколоть землю на части. С помощью клеток обнаруженной Древней мы приступили к исследованиям по созданию расы со сверхъестественными способностями. Главная цель данного проекта - существенно снизить затраты, необходимые для извлечения Мако".

Однако куда более интересны оказались упоминания об ином проекте, известном под кодовым названием "Г": "Наделить человеческого зародыша клетками Древней, дабы родившийся ребенок обладал способностями Древних". "Это был эксперимент Холландера", - уточнил Сефирот. - "Но в результате на свет появился нормальный ребенок. Стало быть, эксперимент провалился. Возможно..."

"Отчет о феномене деградации СОЛДАТ", - значилось на третьем из обнаруженных в лаборатории документов. - "Сверхчеловеческие способности СОЛДАТ возможны благодаря хрупкому равновесию различных генетических факторов. Изменения в этом равновесии произойдут лишь в результате "утечки" генетической информации, но это практически невозможно. Феномен уникалет в отношении СОЛДАТа Типа "Г".

"Это украденные Холландером документы", - приблизившись, Сефирот просмотрел обнаруженные Заком бумаги. - "Они относятся к проектам "Г", "Деградация" и "Древние"... Проект "Деградация" был запущен незадолго до дезертирства Генезиса. После того боя в тренировочном центре... Рана Генезиса была смехотворна, но почему-то не исцелялась. Тогда им занимался профессор Холландер. "Проблема в том, что в рану попала энергия Мако", - сказал он нам с Анжелом. - "И ему требуется переливание крови". Я вызвался было стать донором, но Холландер отказал, сказав, что я не подхожу на эту роль, и кровь отдал Анжел".

Взоры и Зака, и Сефирота помимо воли обратились к аппарату клонирования, внутри которого пребывало жуткое существо. "СОЛДАТ Типа "Г" - прошептал Сефирот, все еще пребывая во власти воспоминаний. - "Проект "Г" дал жизнь человеку, известному нам под именем Генезис. Проект "Генезис". Вопреки тому, что изложено в документах, у Генезиса проявились признаки генетических изменений". "Деградация?" - уточнил Зак. "Не только это", - покачал головой Сефирот, указав на аппарат. - "Клоны... Монстры..."

По лестнице в лабораторию спустился чернобородый человек в белом халате, накинутом на тениску с эмблемой яблока, сорт очевиден - банорское белое. "Сефирот?" - изумился он. "Холландер", - холодно приветствовал его СОЛДАТ. - "Так и думал, что найду тебя зедсь". "Процесс деградации", - усмехнулся профессор, мигом взяв себя в руки. - "Лишь я могу остановить его".

Перед Сефиротом и Заком вырос Генезис, закрыл ухмыляющегося ученого черным крылом, угрожающе направил острие меча на Сефирота. "Вы не получите Холландера", - изрек он. Профессор бросился наутек, прочь из лаборатории, и Зак, повинуясь приказу Сефирота, устремился следом; Генезис не сделал даже попытки остановить его; все внимание было приковано к бывшему товарищу. Медленно, очень медленно Генезис опустил меч.

"Нет ненависти, лишь счастье", - процитировал он, - "от того, что ты любим богиней. Герой рассвета, исцелитель миров". "Снова "Нелюбимый"?" - уточнил Сефирот. - "Ты не меняешься". "Трое друзей отправляются в бой", - продолжал Генезис. - "Один пленен, другой улетает прочь, оставшийся становится героем. Если бы эта история была бы о нас, кто бы остался героем - ты или я?" "Конечно, ты", - улыбнулся Сефирот, но глаза его ни на секунду не упускали расхаживающего по лаборатории Генезиса из виду, ибо нестабильность его психического состояния становилась очевидна. "Конечно, я", - согласился Генезис, воздевая левую руку. - "В конце концов, твоя слава должна была достаться мне. И больше всего мне нужен... "богини дар".

...Зак преследовал Холландера по извилистым коридорам и платформам Мако-реактора, но профессор, похоже, знал сию структуру как свои пять пальцев. И все же Зак был полон решимости нагнать его да выяснить, где находится Анжел, и что с ним сделала эта парочка безумцев, одного из которых он преследует, второй же остался в лаборатории с Сефиротом, и можно лишь гадать, как закончится встреча старых "друзей". Покинув реактор через один из нижних выходов, они оказались внутри Плиты...

Неожиданно путь Заку заступил Анжел, давая Холландеру шанс скрыться. "Что, Анжел, записался к Холландеру в помощники?" - едко вопросил Зак. - "Чего ты вообще добиваешься?" "Власти над миром", - без тени улыбки произнес Анжел. "Брось эти шуточки!" - всерьез разозлился Зак. "Что ж, тогда... отмщения", - пожал Анжел плечами. "Отмщения кому?!" - воскликнул Зак, но Анжел отошел на несколько шагов... и белоснежное крыло раскрылось за его спиной.

"Я... Я стал монстром", - признался он все тем же тусклым, безразличным голосом. - "А монстры стремятся или к власти над миром или к отмщению". "Ты не прав", - покачал головой Зак. - "Крылья не делают тебя монстром". "Да, и что же они, по-твоему?" - поинтересовался Анжел, и Зак улыбнулся: "Крылья ангела". "Понятно", - произнес Анжел, распаляясь. - "А к чему же стремятся ангелы? Какие у меня должны быть грезы?! У ангелов лишь одна мечта - стать человеком!

Метнувшись к Заку, Анжел нанес удар кулаком в живот бывшему напарнику, отбросив того далеко в сторону. "Сражайся!" - взревел он, но Зак лишь улыбнулся, отрицательно покачал головой, и тогда Анжел сотворил огненную ленту, хлестнул ею у ног Зака, расколов решетку, на которой тот стоял... Парень канул вниз, во тьму...


В себя Зак пришел на цветочной клумбе внутри какого-то здания. Над ним склонилась миловидная девушка в цветастом платьице. "Рай?" - с надеждой поинтересовался Зак, но девчонка покачала головой: "Увы, нет. Это церквушка в трущобах". "Ангел?" - Зак все еще не пришел в себя, сказывались последствия долгого падения. "Я - Аерис", - представилась девушка. - "Ты упал сверху и, кстати, меня напугал".

Взгляд ее был исполнен дружелюбия и любопытства, но уж никак не страха. Рассмеявшись, Зак поднялся на ноги. "Ну, я должен как-то искупить свою вину", - заявил он. - "Как насчет одного свидания?" "С чего это ты вдруг?" - девчонка разом посерьезнела. - "Не глупи". Вздохнув, Зак собрался было шагнуть в сторону, когда Аерис испуганно вскрикнула: "Не наступи на цветы!"

Действительно, часть дощатого пола церквушки была разобрана, открывая взору цветочную клумбу. "Обычно люди не наступают на цветы", - молвила Аерис, нахмурившись. "Уж прости, если я не совсем обычен", - извинился Зак, - "но в Мидгаре цветов я не видал". "Они цветут лишь здесь", - улыбнулась Аерис. - "Ну и еще на грядке у моего домика". "Будь я на твоем месте, я бы занялся продажей цветов", - заметил Зак. - "Только представь: в Мидгаре полно цветов, а в твоем бумажнике - денег". "Гм, никогда об этом не думала", - Аерис идея определенно пришлась по душе.

Поразмыслив, Аерис предложила Заку проводить его к центральному сектору трущоб, откуда он сможет подняться на Плиту. Конечно, Зак и представить себе не мог, в каком бедственном положении пребывают здешние обитатели. Делились они на две категории: те, кто ненавидел "Шинра", и те, кто боготворил ее. Так или иначе, жизнь среди гор мусора да строительных отходов, в вечной тени гигантской Плиты мало похожа на жизнь вообще... скорее, на сирое существование.

Они шагали по трущобам сектора 5, минуя ветхие, покосившиеся лачуги, толпы детишек, сбивавшихся в уличные банды. Конечно, в отсутствие армейского контингента расплодились в трущобах и монстры, но всякий раз Зак, закрывая собой Аерис, расправлялся с особенно ретивыми из них.

"А я не хочу жить наверху", - внезапно призналась Аерис. - "Небо пугает меня. Оно такое... бездонное. Мне кажется, будто она затягивает меня". "Нет, что ты!" - улыбнулся Зак. - "Тебе понравится небо. Когда-нибудь я обязательно покажу его тебе. Оно красивое, голубое".

Миновав ворота, Зак и Аерис оказались на рынке; продавцы, образовав лавки из старых строительных фургончиков, наперебой предлагали товары. Шагая по направлению к тоннелю, что, по словам девушки, должен был вывести Зака на поверхность, они тихонько переговаривались, обсуждая практическую реализацию продажи цветов. Зак предложил Аерис купить тележку, в которой она могла бы возить цветы по улицам города, ведя бойкую торговлю.

"Эй, Аерис!" - окликнул девушку один из продавцов. - "Твой новый приятель?" "Ну, не знаю пока..." - засмущалась девушка. Зак сделал вид, что не расслышал, однако на душе почему-то стало теплее. "Ты не возражаешь, если я гляну на товары?" - обратилась к нему Аерис. "Что?" - шутливо возмутился тот. - "Ты хочешь сказать, что с самого начала собиралась лишь за покупками?" "Хорошо, не буду", - Аерис опустила глаза.

"Да нет же, я просто пошутил", - улыбнулся Зак. - "Кстати, я все еще должен тебе кое-что за то, что ты помогла мне". "Одно свидание?" - поинтересовалась Аерис, но Зак купил девушке большой красный бант, который она немедленно вправила в волосы. "Кстати, у тебя есть еще немного времени?" - вопросила она. - "Хочешь, мы сходим в парк?" "Как на свидение?" - уточнил Зак, и девушка согласно кивнула.

Покинув рынок, они вновь пересекли вереницу унылых трущоб, ступили на крошечную детскую площадку, громко именующуюся "парком". "Кстати, а ты встречал СОЛДАТ?" - вдруг спросила Аерис. Зак замешкался с ответом, а девушку задумчиво продолжала: "Дети верят, что это герои, защищающие мир. Но они не совсем... обычны. Я вроде бы слышала, что над ними проводятся какие-то операции". "Похоже, что так", - согласился Зак. "Я думаю, быть обычным человеком - величайшее благо", - молвила Аерис. - "СОЛДАТы вызывают у меня дрожь. Они пугают меня. Ведь они так любят сражаться!"

"Вообще-то, я и сам СОЛДАТ", - признался Зак, и глаза Аерис расширились от изумления и ужаса. Справившись со своими эмоциями, девушку внимательно оглядела парня с головы до ног. "Красивые", - прошептала она. - "Твои глаза". "Правда?" - обрадовался Зак. - "Столь яркий цвет Мако-энергии в них - отличительная черта СОЛДАТ".

Он наклонился к Аерис, чтобы она в полной мере могла оценить всю прелесть его ярко-синих очей; девушка потянулась к нему, но осеклась, отстранилась. "Ты ведь может видеть в них небо?" - улыбнулся Зак. "Да", - кивнула Аерис. - "И оно совсем не страшное".

Установившуюся идиллию прервал телефонный звонок. "Зак, немедленно возвращайся в штаб-квартиру "Шинра", - велел Сефирот. - "Генезис атаковал нас". "Понял", - прервав вызов, Зак обернулся к Аерис: "Прости. Служба".

Договорившись обязательно встретиться вновь, они расстались, и Зак устремился вверх по внутренним структурам шпиля, на котором возлежала гигантская Плита.

Выбравшись на кольцевую магистраль сектора 0, он со всех ног припустил по направлению к штаб-квартире корпорации. В городе шло жаркое сражение, слышались выстрелы и разрывы. Ни раз и ни два путь Заку Файру заступали роботы и клоны Генезиса, в том числе и новые, не виданные ранее особи.

До штаб-квартиры оставалось еще более километра, а Зак почувствовал, что выбивается из сил. Уж слишком долог этот день, слишком богат событиями...

Мерно взмахивая белоснежным крылом, на магистраль опустился Анжел; меч сжат в ладони, однако нападать не спешит. "Присоединяйся ко мне!" - неожиданно предложил он бывшему напарнику. "С чего это?" - возмутился Зак. - "Я вообще не понимаю, что у тебя в голове творится". "Я и сам не знаю", - признался Анжел. - "Иногда я чувствую себя так, будто мой разум в тумане. Но я не могу презреть честь, пока держу в руках этот меч. Зак, сразимся же со всем тем, что несет страдание в этот мир!" "Что ж, давай!" - отвечал Зак, и в тот же миг Анжел обхватил его руками, взмыл в воздух, устремившись по направлению к зданию штаб-квартиры.

Проникнув вновь через разбитое окно 67 этажа, товарищи лицезрели Сефирота, лихо расправляющегося с клонами Генезиса. Если и удивился тот, заметив бывших напарников, вновь сражающихся бок о бок, виду не показал. "Думаю, Холландер мог приказать Генезису расправиться с Ходжо", - молвил он. - "Исключительно из чувства мести. Ведь не дает покоя ему тот факт, что именно Ходжо стал главой научного департамента "Шинра", обойдя всех иных потенциальных кандидатов".

Добравшись до исследовательской лаборатории профессора Ходжо, Зак сообщил ему о возможной попытке покушения со стороны Генезиса или его клонов, однако ученый воспринял новость довольно спокойно. "Генезис, деградирующий монстр", - хихикнул Ходжо. - "Продукт эпохи непросвещенных, жизнеформа на основе Древней". "Древней?" - Зак не понял ровным счетом ничего из сказанного. "Иенова", - пояснил профессор. - "Бедствие, пришедшее с небес... Впрочем, тебе и не нужно понимать. Твоя задача как СОЛДАТа - всячески оберегать мой гениальный ум".

За спиной его возник Генезис, направил меч на профессора, однако удар не нанес. "О, кто к нам пожаловал!" - расхохотался Ходжо, даже не сочтя необходимым обернуться, взглянуть в лицо потенциальному убийце. - "Думаешь, если будешь плясать под дудку Холландера, он сумеет остановить процесс твоей деградации? Да он и простуду вылечить не сможет!"

"Прекрати, Генезис!" В двери лаборатории широким шагом проследовал Анжел, встал рядом с Заком. "О, какое зрелище", - Ходжо происходящее, казалось, лишь забавляло. - "Все персонажи фильма ужасов Холландера".

"То твоя судьба", - изрек Генезис. - "Нет боле ни грез, ни чести. К сердцу твоему устремилась роковая богини стрела... "Нелюбимый", акт четвертый". "Сцена, где лучшие друзья сражаются друг с другом", - закивал Ходжо. - "Эпос давно ушедших дней. Я тщательнейшим образом изучил его". "И как же заканчивается дуэль?" - поинтересовался Анжел. "Неизвестно", - пожал плечами профессор. - "Последний акт отсутствует, и по сей день его так и не обнаружили".

Энергетический шар, брошенный Генезисом, пробил брешь в стене лаборатории, по направлению к которой он и направился. "Тем не менее, развязка драмы существует", - молвил он. - "Каков, по-вашему, дар богини нам?"

Взмахнув крылом, он взвился в воздух; подхватив Зака, Анжел устремился следом. Генезис завис над вертолетной площадкой на крыше здания штаб-квартиры "Шинра". "Месть очернила мою душу", - процитировал он. - "Конец желаний станет моим избавлением... и мирным беспробудным сном".

Оставив Зака на вертолетной площадке, Анжел набросился на Генезиса, и новое сражение разгорелось в воздухе. Впрочем, Заку скучать не пришлось, благо Генезис, улучив мгновение, призвал в мир иного Бахамута, куда более могущественного, нежели предыдущий.

Но когда Зак покончил с оным, то обнаружил, что ни Анжела, ни Генезиса не видно и следа...


Зак Файр Последние несколько дней нисколько не прояснили ситуацию; мобильник Сефирота упорно молчал, а про Анжела и Генезиса вовсе не было никаких вестей. Коллеги-СОЛДАТы сообщили Заку, что Сефирот, судя по всему, пребывает в изолированном информационном центре, занимаясь изучением документов о становлении научного департамента "Шинра", о проекте "Г" и сопутствующих исследованиях 20-летней давности. Правда, в архивах корпорации данных осталось немного, большинство было украдено Холландером во время бегства его из "Шинра"...

И когда выносить неведение стало попросту невозможно, Заку позвонила Аерис, поинтересовалась, как продвигается создание обещанной тележки для цветов. Зак и рад был отвлечься от мрачных дум; пообещав Аерис, что немедленно спустится к ней в трущобы, он устремился к выходу из штаб-квартиры, направляясь к железнодорожной станции сектора 1, откуда на поезде можно было напрямую добраться до трущоб сектора 5.

Здесь его уже дожидался Анжел. Даже не подумав извиниться за то, что так неожиданно исчез во время приснопамятного сражения на крыше штаб-квартины, Анжел сообщил Заку, что Холландер и Генезис в настоящее время находятся в Модеохейме. "Моя честь СОЛДАТа остается со мной", - изрек он за мгновение до того, как воспарить в небо. - "Я и Лазарду сообщил то же самое. Думаю, вскоре с тобой свяжутся".

Лишь заметив прохаживающегося у дверей церквушки Тсенга, Зак понял, что сегодня на свидание с прекрасной Аерис рассчитывать не придется. "Зак, нам нужно немедленно отправляться в Модеохейм", - заявил Турк. "Хорошо, хорошо", - махнул рукой Зак, не сбавляя шагу и направляясь к церковным вратам. - "Я лишь на минутку". "Аерис здесь нет", - буднично заметил Тсенг, и Зак остановился, как вкопанный: "А ты что, знаешь Аерис?" "У нас... сложные отношения", - вымолвил Турк. - "А она что, тебе что-то говорила?" "Нет", - пожал плечами Зак, и Тсенг удовлетворенно кивнул: "Ну и я не скажу".

На площадку перед церковью заходил на посадку вертолет, должный доставить их в далекий северный Модеохейм. Вздохнув, Зак устремился к открывшемуся люку, из которого им приветственно махали руками двое рядовых солдат корпорации. Представителей пехоты многие считали безликими винтиками в гинантском механизме "Шинра"; сложновато различать отдельных индивидов, если лица тех денно и нощно сокрыты визорами шлемов.

...Полет к северным горам проходил без особых происшествий, когда неведомо откуда вырвавшийся крупный монстр атаковал вертолет, заставив машину уйти в крутое пике да разбиться на горном склоне. Лишь чудом все пребывавшие в этот момент внутри остались живы. Тсенг отметил, что Модеохейм находится у подножья горы, на которой им "посчастливилось" потерпеть крушение, и неплохо было бы выступить в путь, благо разразившаяся снежная буря резко снижала шансы на выживание.

По пути Зак разговорился с одним из рядовых солдат. Парня звали Клод и, как и сам Зак, он был выходцем из провинции - Нибельхейма. Там, как и в родной Гонгаге Зака, была лишь одна единственная достопримечательность - Мако-реактор.

"Каково это - быть СОЛДАТом?" - спрашивал Клод. "Ну, не знаю", - озадачился Зак. - "Станешь - поймешь". "Если когда-нибудь стану..." - пробормотал Клод, понурившись.

В одном из горных ущелий отряд наткнулся на укрепленный лагерь, патрулируемый клонами Генезиса. "Лагерь экспедиции по разработке месторождений Мако", - изрек Тсенг, осторожно выглядывая из-за валуна. - "Вообще-то, в нашу задачу входит лишь разведка в Модеохейме, но и эту вражескую базу мы не можем оставить без внимания".

Минуя патрули противника, Зак и Клод пробрались ко входу в подземный комплекс - шахту по разработке месторождения и вероятную основу для будущего реактора... если бы на проекте оного не поставила жирный крест дирекция корпорации.

Здесь-то и лицезрели они пятящегося назад Холландера, на которого, приставив клинок к горлу, грозно наступал Генезис. "Прекрати!" - вопил струхнувший профессор. - "Я тебе нужен! Если не я, кто сможет остановить твою деградацию?" "Клетки Иеновы", - отвечал Генезис.

Зак прыгнув вперед, отбивая направленный на Холландера меч Генезиса, и профессор метнулся к выходу... лишь для того, чтобы попасть в руки Клода. Впрочем, он отшвырнул парня в сторону, вновь обратился к Генезису: "Ты не знаешь, где хранятся клетки Иеновы! Никто не знает! Даже Ходжо!" "Значит, я приму уготованную мне судьбу", - спокойно изрек Генезис. - "И заберу с собой этот мир!"

Холландер бросился к выходу, Клод устремился за ним, Зак же скрестил клинки с Генезисом - истинным, не презренным клоном. Мощь бывшего СОЛДАТа воистину поражала, однако Заку каким-то чудом удалось одержать верх в сем тяжелейшем противостоянии.

"О завтрашнем рассвете грезит опутошенная душа", - прошептал Генезис, пав наземь. - "Потеряна честь, оторваны крылья и близок конец. Такова... участь монстра". "Мы не монстры, слышишь? Мы - СОЛДАТы!" - выкрикнул Зак. - "Где твоя честь?"

С видимым усилием Генезис поднялся на ноги. "Ничто не предскажет мое возвращение. Пусть милосердия ко мне лишен грядущий день..." - прохрипел он и, взмахнув крылом, поднялся в воздух. - "Если этот мир хочет уничтожить меня... я заберу его с собой". И с этими словами он рухнул вниз, в кажущуюся бездонной пропасть. Со смешанным чувством жалости и облегчения наблюдал Зак за его падением...

Покинув лагерь, Зак не обнаружил ни Тсенга, ни Зака, не говоря уж о Холландере. Оставшийся путь до Модеохейма он проделал в одиночку. Деревня пустовала: после того, как "Шинра" свернула проект строительства реактора, рабочие и ученые разъехались кто куда. А кому захочется влачить жалкое существование в сем полярном регионе?

Ступив в разрушенный остов общественной бани, Зак обнаружил израненных Тсенга и Клода. Турк, приподнявшись на локте, указал на дверь, ведущую на верхний этаж бани. "Холландер там", - сказал он. - "И Анжел... он ждет тебя".

Кивнув, Зак устремился в указанном направлении и, действительно, наткнулся на Анжела в одном из залов. "На твоем месте должен был быть я", - молвил тот. - "Я должен был покончить с Генезисом". "Тогда зачем было посылать меня сюда?" - полюбопытствовал Зак. "Чтобы подготовить тебя к следующему сражению", - проревел Анжел и обрушился на Зака, бешено орудуя мечом.

"Анжел! Прекрати!" - тот все еще надеялся избежать противостояния с другом. "Тебя ведь ждет кое-кто?" - вкрадчиво поинтересовался Анжел, откровенно намекая на Аерис. Глаза Зака угрожающе сузились; что ж, если он хочет крови - он ее получит.

"Прерасно!" - из теней выступил Холландер. - "Пришел час отомстить за страдания нашей семьи!" "Нет!" - выкрикнул Анжел, с силой оттолкнув Зака. - "Мой отец мертв!" "Тогда отомсти за свою мать", - пожал плечами Холландер, криво усмехнувшись. "Стыд матери за собственное прошлое вынудил ее покончить с собой!" - прогремел Анжел. Зак судорожно втянул воздух: он-то полагал, что в смерти женщины повинен ее сын. "Стыд?" - хохотнул Холландер. - "Жаль. Я думал, она будет гордиться содеянным. Ведь она даже дала свое имя нашему эксперименту. Проект "Г". Проект "Гиллиан".

Анжел схватил профессора за лацканы белого халата, как следует встряхнул: "Не смей произносить ее имя!" "Гиллиан, женщина, наделенная клетками Иеновы", - продолжал вещать Холландер. - "Генезис, которому внедрили ее гены, когда он находился еще в материнской утробе. Да, эксперимент с Генезисом оказался провальным. Но ты, Анжел... Ты вышел из ее утробы. Ты совершенен".

Ударом кулака в лицо сбив Холландера с ног, Анжел обернулся к Заку. "Зак... я совершенен", - заявил он. - "Совершенный монстр. Мои клетки могут поглощать и передавать способности иным". "Двусторонний проводник", - с одобрением заметил Холландер, утирая кровь с губы. - "Сила Иеновы всецело перешла к тебе".

Анжел бросил на него полный злости и отчаяния взгляд. "Зак, помнишь, что я сказал тебе?" - вопросил он у старого товарища. - "Насчет того, что наш враг - все то, что несет страдание в мир?" "Да, но ты не один из таких", - вымолвил Зак. "Но я создал свое собственное страдание", - возразил Анжел.

Множество монстров, несущих в себе ген Анжела, бросились к нему, навалились сверху, несмотря на протестующие вопли Холландера. И Анжел преобразился, поглотив их, обратившись в единую чудовищную сущность, в сердце которой пребывал он сам. "Анжел, а что же честь?!" - выкрикнул Зак, но исполинская тварь, атакующая его, была глуха к доводам разума и иным концепциям мира разумных.

Поразив монстра, Зак лицезрел Анжела - вне всякого сомнения, умирающего. Но его было таким... знакомым; в глазах Зака заблестели слезы. "Зак, спасибо", - улыбнулся Анжел, и с усилием протянул ему свой меч. - "Это тебе. Всегда храни свою честь..." И глаза СОЛДАТа закрылись навсегда.

Зак рывком поднялся на ноги, прикоснулся к свежему шраму на щеке, полученному в последнем сражении. "Стремись воплотить свои мечты", - пришли на память слова Анжела. - "Если хочешь стать героем, не отступай от намеченного и не забывай о чести".


...Много позже, после слез, выплаканных по усопшему другу и вновь обретенной уверенности в завтрашнем дне, Зак, однако, мучился вопросами, ответы на которые не мог отыскать, как не старался. Проект "Г" был экспериментом матери Анжела, в этом он имел возможность убедиться. После того, как в Модеохейме он настиг Холландера и передал его представителям корпорации, новых приказов так и не поступало. А вокруг все вертелись Турки, уверяя, что встречи их - совершенно случайны... И никто и словом не поминал об Анжеле и Генезисе. Как будто их и не существовало вовсе. Неужто СОЛДАТ ныне ничего не стоит? За что же тогда сражаться? Что это - честь СОЛДАТа?..

Руководство корпорации отправило Зака в добровольно-принудительный отпуск к морю, в Коста дел Соль, но и здесь, на лазурном берегу Турки не оставили его в покое. К принимающему солнечные ванны Заку приблизилась Сиссни, и в откровенном купальнике выглядела она просто обворожительно.

"Мне тут надоело!" - пожаловался ей Зак. - "Нужно позвонить начальству". "Боюсь, местонахождение директора Лазарда в настоящий момент неизвестно", - покачала головой девушка. - "Судя по всему, именно он финансировал исследования Холландера, тратя на это активы корпорации". "Что, правда?" - поперхнулся Зак. "Мы узнали об этом, допрашивая Холландера", - пожала плечами Сиссни.

Зак вздохнул; что же это за мир, в котором друзья оказываются врагами, а вероятные противники - верными союзниками?.. Ходили, правда, слухи, что мать Лазарда - простая женщина из трущоб, отец же - никто иной, как Президент, но подобное Зак с ходу отметал как досужие сплетни. И все же... было ли в них зерно истины? Быть может, не только у Холландера была веская причина мстить всесильной корпорации?..

"Сиссни, может, ты погуляешь минутку где-нибудь?" - с надеждой поинтересовался он, но Турка провести не так-то просто. "Что, Аерис будет звонить?" - прищурилась девушка. "Откуда ты знаешь?" - взорвался Зак. - "Следят за мной, что ли?" "Нет, за ней следят", - открыла Сиссни, и Зак осекся. - "Эта девушка - Древняя, последняя представительница своей расы на всей планете. А ты что, не знал?" "Она... никогда не говорила об этом", - судорожно сглотнув, отвечал Зак. - "Последняя представительница своей расы, говоришь?.. Да, выглядит она именно так!"

Сзади послышался предостерегающий окрик Тсенга: "Клоны Генезиса!" Не успел Зак удивиться чудесному появлению на сцене очередного Турка, как целая ватага клонированных воинов в легких водолазных костюмах показалась из-под воды. Схватив пляжный зонтик, Зак вполне успешно использовал его в качестве колющего оружия, расправившись с атакующими.

"Откуда они взялись?" - обратился он к Тсенгу, когда последний из солдат упокоился, обильно оросив кровью белый песок. - "Ведь Генезис..." "Возможно, рано еще сбрасывать Генезиса со счетов", - молвил Тсенг. - "Когда тело умирает, душа возвращается в Живой Ручей - духовную энергию, проистекающую в недрах нашей планеты. Быть может, воля Генезиса направляет этих клонов из Живого Ручья... Как бы то ни было, Зак, твой отпуск закончился. Я получил донесение, что какие-то силы атаковали Юнон".

...Сменить обстановку Зак был донельзя рад и, потратив минимум времени на сборы, наряду с Турками отправился на вертолете к Юнону. Горожане стремились как можно скорее покинуть город, а преследующие их клоны Генезиса вели огонь на поражение.

"В настоящее время Холландер находится в Юноне", - пояснил Тсенг компаньонам, стоило им ступить на окраину города. - "Уверен, что этот факт и нападение на город связаны. Мы организуем эвакуацию жителей. Зак, твоя задача - охранять Холландера". "А может, сначала расправимся с противником?" - с надеждой вопросил СОЛДАТ. "Холландер владеет сверхсекретной информацией", - покачал головой Тсенг. - "Президент ставит его безопасность превыше всего. К тому же, Лазарда до сих пор не обнаружили и место директора департамента СОЛДАТ вакантно. Нападение на Юнон - прекрасный шанс для Холландера бежать, потому-то мы и надеемся, что ты не допустишь этого. Допрос профессора еще не завершен и мы не можем принять вероятность, что он окажется в руках противника". "Он содержится в камере на восьмом уровне крепости Юнона", - добавила Сиссни.

Кивнув, Зак устремился по направлению к элеватору, должному доставить его на верхние уровни крепости. Ни раз и ни два пришлось схватиться ему с клонами Генезиса, донельзя напоминающими оригинал, что вызвало в душе целую бурю эмоций. Снова глядеть в глаза человека, тобой же убитого...

Пользуясь сумятицей, Холландер умудрился улизнуть из камеры и теперь мчался во весь опор по направлению к аэропорту Юнона. Зак изо всех сил старался поспеть за ним, вот только множество роботов и клонов, заполонивших магистрали, не способствовали успешной погоне.

Двое клонов подхватили Холландера под руки и, хлопая черными крыльями, устремились ввысь. Зак мог лишь бессильно наблюдать за тем, как заканчивается полным провалом возложенная не него миссия. Мимо пронеслись Тсенг и Сиссни, отдавая приказания солдатам, но Зак оставался недвижим; от так и стаял, замерев, вперив взгляд в залитое алыми красками заката небо, и не слышал, как сзади тихо приблизился Сефирот.

"Я направлялся в Модеохейм, когда узнал, что ты уже здесь. Похоже, все начинается снова", - заметил он. - "Клоны Генезиса появляются повсеместно в мире". "Но как такое возможно?" - поразился Зак. - "Мы же искоренили их!" "А ты точно уверен, что Генезис мертв?" - вкрадчиво поинтересовался Сефирот. - "Клоны появляются и в Мидгаре... и в трущобах". Последнюю фразу он прознес чересчур выразительно, не отрывая от Зака испытывающего взгляда. Тот замялся, не зная, что ответить. "Ты можешь вернуться, дано разрешение", - молвил Сефирот.

Зак благодарно кивнул. "А что в Модеохейме?" - вопросил он, припомнив изначальные слова Сефирота. "Все оборудование Холландера исчезло", - отвечал тот. "Генезис?!" - выдохнул Зак, но Сефирот лишь плечами пожал: "Возможно".

Кивнув товарищу на прощание, Зак устремился прочь, намереваясь добраться до Мидгара как можно скорее.

И не заметили они человеческую фигурку в алом плаще, расположившуюся на исполинском стволе Мако-пушки. "Взрастит богини дар жизнь юную", - шептал Генезис. - "Не будешь позабыт ни ты, ни мира этого конец; и подвиг будет жить в веках, подобно бризу легкому в волнах".


...Ворвавшись в церквушку, Зак лицезрел Аерис, закрывал которую своим массивным телом ужасающий монстр с ликом Анжела. А в следующую секунду в ворота с лязгом ввалился боевой робот корпорации, и монстр обрушился на него, безжалостно терзая металл острыми когтями. Метнувшись к Аерис, Зак закрыл девушку своим телом и замер, недоуменно созерцая поединок.

Довольно скоро монстр расправился с машиной, но, будучи сильно израненым, взмахнул крыльями и, поднявшись на несколько метров, удобно устроился на одной из потолочных балок. "Он что, защищал нас?" - выдохнула Аерис. - "Он казался таким грустным". "Похоже, что так", - пожал плечами Зак, совершенно не разумея причину появления в трущобах клона Анжела.

Решив не тратить время попусту и заняться наконец созданием обещанной тележки для цветов, Зак вышел из церкви наружу... и немедленно был атакован сразу тремя роботами модели, аналогичной только что вторгшейся в святая святых Аерис. За ходом сражения, скрестив руки на груди, наблюдал Тсенг.

"Что это за машины?" - подступил к нему Зак, как только последний из роботов обратился в груду металла. "Новый продукт департамента корпорации по разработке оружия", - отвечал Турк. - "Предназначены для обнаружения и уничтожения монстров. Их распространили в Мидгаре для расправы с клонами Генезиса, и на данный момент практически все они действительно уничтожены". "Но почему они атаковали меня?" - недоумевал Зак. - "Они что, СОЛДАТ от монстров отличить не могут". "На данном этапе нет", - покачал Тсенг головой.

"Кстати, Тсенг, ты все еще следишь за Аерис?" - сменил тему Зак, смерив оперативника неодобрительным взглядом. Тот ответил ему точно таким же: "Если ты здесь играешь с Аерис, то я тебе препятствий не чиню. Я просто исполняю свой долг как Турка". "Я не играю!" - вспылил Зак. - "Я исполняю свой долг как СОЛДАТа, защищая ее..."

Но Тсенг, махнув рукой на прощание, двинулся прочь. Покачав головой, Зак вернулся к идее создания тележки, принявшись за поиски необходимых для этого деталей.

Наконец, тележка была сколочена и Зак залюбовался своей работой, игнорируя довольно скептический взгляд Аерис. Однако довольно скоро его срочно вызвал в штаб-квартиру Сефирот, сообщив о том, что у одного из провинциальных Мако-реакторов появилось множество монстров. "Весь персонал исчез", - добавил он. - "В том числе и должные пребывать там СОЛДАТы. Корпорация отправляет нас с тобой, чтобы прояснить ситуацию".

"А что насчет..." - Зак замялся, - "...иной нашей проблемы?" Сефирот понял невысказанную фразу. "Исчезнувшие СОЛДАТы преследовали Лазарда", - сообщил он. - "К тому же, они донесли о том, что видели на месте какие-то странные устройства, которые вполне могут оказаться оборудованием Холландера, забранном из Модеохейма". "А это значит..." - поперхнулся Зак, и Сефирот кивнул: "Лазард, Холландер... и Генезис. Нам приказано лишь расследовать произошедшее в Мако-реакторе, а о старых друзьях в приказе ни слова... В зависимости от результата расследования я могу оставить службу в "Шинра". Но, как бы то ни было, сейчас я остаюсь верным СОЛДАТом корпорации".

Откровение Сефирота сразило Зака, однако чего-то подобного можно было ожидать. Мир вокруг медленно, но верно сходил с ума. Клоны Генезиса, активизировавшиеся террористы "Лавины" и никак не желающие угомониться утайцы, стремительно множащиеся легионы монстров, нападающие на города и веси... Тем не менее, до выступления на задание еще оставалось немного времени, которое Зак решил использовать, чтобы повидаться с Аерис.

Та вывезла тележку с цветами в скверик в трущобах, однако торговля шла не очень бойко. Тем не менее, начало было положено... Зак заверил девушку, что отсутствовать будет недолго и скоро вернется назад.

В отдалении как обычно прохаживался Тсенг, делая вид, что находится здесь совершенно случайно. "Не волнуйся о ней", - обратился он к заметно нервничающему Заку. - "Часть возложенной на нас наблюдательной миссии - защищать вверенный объект". "Ты единственный, на кого я могу рассчитывать!" - вырвалось у Зака, и Тсенг кивнул, улыбнувшись.

А на следующий день команда Сефирота, входили в которую Зак Файр, Клод Страйф и двое иных рядовых, выступила в Нибельхейм. Зак, веривший, что предстоит им рядовая инспекция Мако-реактора, обещал Аерис вернуться через несколько дней, и даже мысли не допускал о том, что слово свое может не сдержать...


У врат провинциального Нибельхейма Сефирот помедлил. "Ну и как ощущения" - обратился он к Клоду, который наотрез отказывался снимать шлем с головы. - "Это ведь твой первый визит домой за очень долгое время, так?.. А вот у меня нет родного города, родного дома".

Погрузившись в собственные мысли, Клод угрюмо молчал. "А что твои родители?" - поинтеровался Зак у Сефирота, заполняя возникшую неловкую паузу. "Моей матерью была Иенова", - пожал плечами тот. - "она умерла сразу после родов. Мой отец..." Он осекся, рассмеялся, осознав, что чересчур уж разоткровенничался, что было для него вовсе несвойственно.

Сефирот, Зак и следующие за ними солдаты проследовали в городские врата, где их приветила миловидная черноволосая девушка, Тифа. При виде ее Клод отступил на шаг, стараясь сделаться как можно более незаметным, хоть и не узнала она бывшего товарища в закрывающем лицо шлеме.

Объявив, что к реактору они выступят на следующее утро, а покамест остановятся в местной гостинице, Сефирот огляделся по сторонам. Какая-то смутная тревога не давая ему покоя; казалось, будто место это ему знакомо, однако доселе он никогда не бывал в Нибельхейме!..

А наутро отряд двинулся по извилистой горной тропе по направлению к Мако-реактору; в качестве проводника выступила Тифа. Пройти внутрь реактора Сефирот ей не позволил, наказав оставаться снаружи наряду с одним из солдат сопровождения, которым совершенно случайно оказался Клод Страйф, все еще скрывавший от девушки свое лицо.

Внутренние отсеки реактора оказались заполнены странными капсулами, а вход во внутренние помещения преграждала дверь, надпись над которой гласила - "Иенова". Зак вытаращил глаза от изумления: ведь именно так, по словам Сефирота, и звали его мать!

Легендарный СОЛДАТ же прошествовал к одной из капсул, заглянул внутрь, поморщился, поманил Зака. Тот с опаской приблизился... сквозь стекло капсулы на него смотрело чудовище! "Что это?!" - отшатнулся Зак.

"Вы, обычные СОЛДАТы, - люди, несколько преобразованные энергией Мако", - задумчиво произнес Сефирот. - "Вы отличаетесь от обычных людей, но все еще остаетесь людьми. А насчет этих тварей... В сравнении с СОЛДАТами в их жилах куда большая концентрация Мако". "Но это... монстры!" - Зак лишь начинал осознавать чудовищность открывшегося. "Верно", - кивнул Сефирот. - "Их создал Ходжо из научного департамента. С помощью Мако-энергии он и сотворил этих чудовищ".

"Ты сказал - обычные СОЛДАТы?" - выпалил Зак. - "А ты... разве не..." "Не может быть..." - прошептал Сефирот; лицо его отражало целую гамму чувств, от неверия до обреченности. - "Неужто меня создали таким же способом? Неужели я ничем не отличаюсь от этих... монстров?! Я с детства чувствовал, что отличаюсь от других людей, что мне уготовано нечто иное. Но... человек ли я вовсе?!"

"Нет", - послышался знакомый голос. - "Ты - монстр". В Зака и Сефирота полетели огненные шары, но если последний легко отразил магический удар, то Файру повезло меньше; пламенный снаряд отбросил его далеко в сторону.

"Сефирот!" - из теней выступил Генезис, живой и невредимый. - "Ты был порождением проекта "Иенова". Величайший монстр из когда-либо созданных". Нет, Сефирот не бросился в атаку, но лишь обреченно склонил голову. В такой растерянности Зак его еще никогда не видел. "Что за проект "Иенова"?" - поинтересвался Сефирот. "Название экспериментов с использованием клеток Иеновы", - с готовностью пояснил Генезис. - "Ты же никогда не встречал мать и знаешь лишь ее имя? Иенова - создание, пришедшее в мир 2000 лет назад. Чудовище!.."

Сефирот устремил взгляд в землю, никак не реагируя на сие откровение, Генезис же протянул к нему руку: "Сефирот, даруй мне свои силы! Лишь так можно остановить деградацию, разложение моего тела. СОЛДАТ Первого Класса Сефирот! Анжел был результатом проекта "Иенова Г". Как и я. А проект "Иенова С" должен был породить совершенного монстра". "И в чем же плюсы?" - вопросил Сефирот, голос его звучал тускло, отстраненно.

"Ты не можешь создавать клоны и копировать собственный генетический код", - отвечал Генезис. - "Другими словами, тебе не страшна деградация. Дай мне свои клетки!" "Хочешь вконец поразить меня всей этой ложью?" - губы Сефирота презрительно искривились. - "Или, наоборот, это истина, которую я искал всю жизнь? Как бы то ни было... подыхай!"

И легендарный СОЛДАТ широким шагом направился к выходу из реактора. "Что еще ждать от совершенного монстра?" - ухмыльнулся Генезис, устремился следом, не забыл процитировать очередной фрагмент из "Нелюбимого": "Конец света настанет в сражении двух монстров. Богиня снизойдет с небес; распахнув крылья света и тьмы, поведет она нас за собою в рай, и дар ее мы обретем".

"Стой!" - прохрипел Зак, силясь подняться на ноги. Когда он добрался до выхода, сражение было в самом разгаре. Отступив в сторону, Тифа испуганно наблюдала, как клоны Генезиса атаковали оставшегося рядом с ней безликого солдата корпорации. Один из них выстрелил, и Клод согнулся пополам, прижав руку к животу; между пальцами немедленно выступила кровь.

Расправившись с клонами, Зак огляделся, но за горными отрогами не было видно и следа Генезиса... не говоря уж о Сефироте. Тифа предложила помощь раненому солдату, и тот с благодарностью ее принял; девушка осторожно повела рядового вниз по тропинке по направлению к Нибельхейму, а Зак следовал чуть впереди, расчищая путь от монстров, охочих до легкой добычи.

До города они добрались лишь к закату; Зак немедленно уложил Клода в постель в их гостиничном номере, Тифа же вызвалась расспросить горожан о местонахождении Сефирота.

"Если бы я тоже был СОЛДАТом..." - с горечью прошептал Клод, но внезапно осекся: "Зак?" "С Тифой все в порядке, не беспокойся", - улыбнулся тот. - "Она твоя знакомая?" Клод отвернулся: "Вроде того". "Она узнала тебя?" - допытывался Зак. - "Вы поговорили?" "Нет", - отрезал Клод, всем видом показывая, сколь неприятен ему этот разговор.

"Я не совсем понимаю, что сейчас происходит", - признался Зак, воскрешая в памяти инцидент в Мако-реакторе. - "Я СОЛДАТ, я умею сражаться. Думать и отдавать приказы - это не для меня, но все же... Кто теперь наш враг? Против кого мы должны сражаться?"

"Кстати, Зак", - Клод обратил взор на меч СОЛДАТа, прислоненный к тумбочке у кровати. - "я никогда не видел, чтобы ты пользовался им". От изумления Зак потерял дар речи: ведь именно эти же слова он произнес во время приснопамятной миссии в Утае. И действительно, каждый раз, когда Заку приходилось сражаться, Клод оказывался занят где-то в ином месте, посему и наблюдать виртуозное владение Файра мечом ему не пришлось.

"Ну, если я буду им сражаться, он станет грязным, зазубренным и ржавым", - пришли на память слова Анжела. - "Только пропадет зря... Твоя жизнь чуть более ценна, чем мой меч. Чуть-чуть. Самую малость". "Никогда не отпускайте свои мечты", - говорил сам Зак, обращаясь к новобранцам вскоре после того, как ему был присвоен Первый Класс. - "И что бы ни случилось, не теряйте СОЛДАТской чести".

"Это - символ грез и чести", - отвечал Зак Клоду, беря в руки тяжелый меч.- "И я чуть было не забыл об этом. Спасибо, Клод!" Клод с удивлением наблюдал, как Зак плюхнулся на свою койку да мгновенно уснул с блаженной улыбкой на лице.

Наутро Тифа сообщила, что Сефирот удалился в особняк, принадлежащий корпорации "Шинра". Целую неделю провел он в подземной лаборатории и библиотеке, изучая все имеющиеся записи, заново переосмысливая свою жизнь. Узнал он о таинственном организме, обнаруженном в 2000-летнем геологическом пласте - Иенове, которую ученые посчитали Древней. Может ли быть простым совпадением, что имя сего создания и имя матери Сефирота - одно и то же? Увы, профессор Гаст ныне мертв, и узнать сие с точностью невозможно...

А на седьмой день Нибельхейм пылал. Предав город огню, Сефирот направился к реактору, дабы по прошествии долгих лет воссоединиться наконец с матерью.

Зак устремился следом, у входа в зал, заполненный капсулами, лицезрел раненую Тифу. "Это ведь Сефирот сделал, да?" - склонился он над девушкой. Тело Тифы сотряслось от рыданий. "Вы..." - наконец вымолвила она. - "Пришли к нам... чтобы вести расследование, да?.. Потому ведь я и привела вас сюда... Только потому... Но почему все обернулось так... Ненавижу... "Шинра", СОЛДАТ, тебя тоже... Всех ненавижу!!!"

Зак поднялся на ноги, медленно двинулся вверх по лестнице. "Прости", - бросил он через плечо. - "Я положу этому конец". Мечом Зак сокрушил дверь, ведущую в сердце реактора, прошествовал внутрь.

"Мама..." - услышал он голос Сефирота, эхом разнесшийся под сводами огромной палаты. - "Давай снова заберем себе эту планету! Давай отправимся в Землю Обетованную!" Зак поднял взгляд: в центре зала виднелась фигура огромного женоподобного создания, сплошь опутанная кабелями, рядом с которой Сефирот казался совсем крошечным.

Сефирот "Сефирот!" - яростно выкрикнул Зак, не в силах больше сдерживаться. - "Зачем ты убил всех этих селян? Зачем ранил Тифу? Ответь мне!" Но тот лишь тихо рассмеялся. "Мама, эти глупцы снова здесь", - прошелестел он, не взглянув даже на разгневанного визитера. - "Ты должна была стать правительницей этой планеты, со всем твоим могуществом и знаниями. Но эти глупцы... Эти несчастные глупцы... Вырвали планету из твоих рук, так ведь, мама?! Но не печалься больше. Пойдем со мной!"

И Сефирот сорвал металлическую маску с бесчисленными кабелями с истинного лица той, которую с древних времен звали не иначе как "бедствием, пришедшим с небес". Иенова.

Зак взревел, бросился на противника. Яростная схватка разразилась в недрах реактора Мако. Мечи скрещивались, высекая искры; Сефирот, куда более опытный воитель, нежели Зак, безжалостно теснил противника. "Я - избранный", - прошипел он. - "Именно мне суждено править этой планетой. Дабы вырвать власть из ваших рук и передать ее назад Цетра. Ради матери".

С этими словами Сефирот нанес последний удар, многократно усилив его мощью материи, заключенной в катане. Зак вылетел из помещения, ударился о громадный резервуар и распластался рядом с Тифой. Сефирот же вновь повернулся к Иенове: "Теперь все в порядке... мама".

С безграничным удивлением воин воззрился на кончик меча Зака, вышедший у него из живота. Вот только в руках клинок сжимал не его недавний противник, а некий безвестный солдат корпорации. "Да кто ты?" - изумленно выдохнул Сефирот, такого поворота событий никак не ожидавший. "Верни мою мать..." - сквозь зубы процедил солдат, в голосе которого явно проступало отчаяние. - "...Тифу!.. И мой город! Я... уважал тебя, восхищался тобой, но..." Солдат выдернул меч из тела Сефирота; тот распластался на платформе.

Без оглядки солдат бросился назад, вниз по лестнице, на ходу срывая с головы шлем. Осторожно он поднял бесчуственную Тифу на руки, отнес ее к выходу из реактора. Девушка открыла глаза. "Клод..." - тихо выдохнула она. - "Ты все-таки пришел за мной... Сдержал обещание... Пришел, когда я была в беде..."

Из недр реактора донесся шум; напрягшись, Клод вскочил, вновь подобрал меч. К нему нетвердой походкой приближался Сефирот, одной рукой зажимая страшную рану, а в другой держа голову Иеновы, которую только что отделил от тела. Взгляд его остановился на Клоде и лицо исказилось от ярости: "Из-за таких как ты..." Клод замер, не зная, что делать дальше. Гнев утих и теперь сердце окутывал страх, ибо перед ним стоял величайший и самый беспощадный воин этого мира.

"Клод..." - послышался шепот Зака. - "Прикончи его". Бросив взгляд на друга, на Тифу, Клод с криком ринулся на врага... и мгновением позже оказался насажен на катану как поросенок на вертел. "Вы, людишки", - издевался Сефирот, наслаждаясь победой. - "Впрямь полагали, что сможете одолеть меня?" "Запомни, ты!" - внезапно произнес Клод и Сефирот испуганно сглотнул, видя, что жертва его все еще жива и в сознании. - "Мой родной город... Моя семья... Я никогда тебя... не прощу!"

Схватившись за острие катаны, Клод Страйф отбросил Сефирота к противоположной стене, после чего вырвал лезвие из своего тела. "Невозможно..." - просипел Сефирот. - "Да что же ты такое?" И рухнул вниз, в потоки Мако, продолжая сжимать в руках голову Иеновы...

Пребывая в полубессознательном состоянии, Зак осознавал, как вокруг внезапно все пришло в движение, повсюду сновали военные, Турки; неприятно резал слух голос профессора Ходжо. "Так это тот самый парень, что прикончил Сефирота?" - склонился над израненным Клодом глава научного департамента. - "Интересно... Будет моим новым образцом!.."

И сознание угасает... на долгие, долгие годы...

***

Анжел, его презрительный взгляд заставляет съежиться душу. "И ты называешь себя СОЛДАТом?" - произносит он, выплевывая слова. - "Ты так жалок!" "Анжел! Подожди!" - кричит Зак, но тот отворачивается, уходит, оставляя бывшего товарища наедине с отчаянием...

Иное видение в бесконечной череде редких проблесков сознания... Зак пребывает на бескрайней водной глади, над ним - голубое небо, и одно-единственное белое перо падает к ногам. "Анжел... Даруй мне свои крылья..."

Видение разбивается, как стекло...

На этот раз возвращение к реальности сопровождала боль во всем теле. Зак Файр лежал на полу, усеянном осколками стекла - все, что осталось от резервуара, в котором он находился. В соседнем резервуаре, заполненном Мако, угадывался Клод Страйф.

Перво-наперво Зак вызволил товарища, пребывающего в отрешенном состоянии - налицо все признаки отравления Мако. Судя по всему, заключены они в подземной лаборатории особняка "Шинра", но сколько времени прошло со времени уничтожения Нибельхейма?..

Из записок, обнаруженных в помещении, выходило, что оба они - и Зак, и Клод, - стали подопытными образцами профессора Ходжо, а официально корпорация объявила их наряду с Сефиротом "погибшими при исполнении задания". Вот только организм Зака отторг клетки Иеновы, что Ходжо пытался внедрить в его тело, Клода же - наоборот, принял.

Зак вытащил товарища из подземелья на верхние этажи пустующего особняка, бережно уложил на кровать. Клод так и не приходил в сознание, и неизвестно, сумеет ли он вообще когда-либо обрести себя после страшных опытов, которым был подвергнут?..

В одном из помещений Зак обнаружил несколько потрепанную униформу СОЛДАТа Первого Класса, в которую нарядил Клода, благо насквозь пропитанная Мако одежда того пришла в негодность.

На память пришел последний разговор с Аерис, случившийся незадолго до отправления его в Нибельхейм. "Так сколько у тебя желаний?" - изумился тогда Зак. "Двадцать три", - с улыбкой кивнула девушка. "Что ж, запиши их на бумажке, чтобы я не забыл", - вздохнул Зак. - "Постараюсь исполнить". Аерис что-то начеркала на листке, протянула его Заку: "У меня двадцать три маленьких желания, но ты, наверное, их не упомнишь. Потому я объединила их в одно - я хочу чаще видеться с тобой".

И сейчас Зак, нащупав драгоценный листочек у себя в кармане, принял окончательное решение. "Эй, Клод", - обратился он к товарищу, сознавая, что тот, скорее всего, не слышит его и полностью отрешен от реальности. - "Мы отправляемся в Мидгар!"

Под покровом ночи покинув особняк, Зак крайне изумился, ведь Нибельхейм, который на глазах его был сожжен дотла, ныне пребывал в целости и сохранности. Как возможно такое?.. Вот только город кишел солдатами корпорации, которые без заззрения совести направили автоматы на бывших "коллег", а теперь - пытающихся бежать подопытных образцов главы научного департамента.

Осторожно опустив Клода наземь у одного из домов, Зак очертя голову бросился на противников; меч свой, ранее принадлежавший Анжелу, он обнаружил в подземной лаборатории, благо ученые даже и не подумали от него избавиться.

С боем Зак пробился за пределы Нибельхейма, устремился по направлению к океану, по пути расправляясь с дозорными роботами корпорации. Нет, что бы не представлял из себя возрожденный Нибельхейм, мирных жителей здесь не осталось - лишь военные да ставленники "Шинра". Такое чувство, что корпорация стремится любой ценой замять истину о произошедшем в городе, ибо в случившемся и состоит суть кризиса, навсегда изменившем этот мир.

"Куда же теперь?" - прошептал Зак, вперив взор в бледный лик луны, взирающей с небес. - "Теперь, когда я должен в первую очередь заботиться о Клоде, необходимо соблюдать осторожность... О, Анжел, что же мне делать?"

Сзади послышались тихие шаги, но Зак, даже не обернувшись, знал, кто пожаловал по его душу. "Привет, Сиссни", - с горькой улыбкой произнес он. - "Давненько не виделись". Кареглазая девушка окинула его изумленным взглядом. "Зак..." - прошептала она. - "Так ты и есть тот самый бежавший образец? Что же они делали с тобой в лаборатории?" "Ну, и то, и это", - пожал плечами Зак, и мольбой в глазах обратился к Турку. - "Тебя послали, чтобы вернуть нас? Молю тебя, позволь нам бежать! С армией-то я справлюсь, но Турки - совсем другое дело!"

На лице девушки отразилась мучительная борьба, но она медленно покачала головой. "Зак, прости", - прошептала она. - "Это мой долг, моя работа. Если ты попытаешься бежать, я..." Сиссни стремительно метнула в Зака остроотточенный сюрикен, но тот с легкостью отбил его мечом. "Не подходи", - с угрозой молвил Зак, угрожающе направив клинок на Сиссни. - "Если увижу тебя еще раз, пеняй на себя". И он опрометью бросился прочь по направлению к лесу, где и оставил Клода.

Тот апатично полулежал у дерева, и лишь слабое дыхание указывало на то, что он все еще жив. "Здесь армия и Турки, становится опасно", - сообщил товарищу Зак, настороженно озираясь. - "Сейчас вздремнем немного, а на рассвете двинемся дальше".

Он осекся, заметив приближающуюся фигурку Сиссни. "Я же сказал тебе не подходить!" - Зак взмахнул мечом, но девушка с болью в глазах смотрела на Клода. "Что с ним?" - выдохнула она. "Отравление Мако", - отвечал Зак. - "Весьма серьезное".

Кивнув, Сиссни вытащила мобильник, сообщила Тсенгу, что потеряла цель. После чего протянула Заку ключи от мотоцикла с коляской, припаркованного неподалеку, искренне пожелала удачи.


...Это произошло на магистрали неподалку от Космо Каньона. Два клона Генезиса, на телах которых были отчетливо заметны признаки деградации, преградили путь, и Заку пришлось остановить мотоцикл, сделать шаг по направлению к ним... когда сильный удар в спину поверг его наземь. Немедленно клоны бросились к парню, скрутили ему руки.

"Конец света настанет в сражении двух монстров. Богиня снизойдет с небес; распахнув крылья света и тьмы, поведет она нас за собою в рай, и дар ее мы обретем", - возвестил опустившийся на магистраль Генезис, а один из клонов больно дернул Зака за волосы, вырвав клок и немедленно засунув его себе в рот.

"Я слышал, Ходжо использовал тебя в своих экспериментах, в проекте "С", - пояснил Генезис. - "Стало быть, к тебе перешло могущество Иеновы". "Шутишь, да?" - набычился Зак. - "Зачем он волосы-то мои сожрал?" "Для меня твои клетки - богини дар", - улыбнулся Генезис. - "Они остановят мою деградацию, когда я получу клетки монстра!" "Сам ты - монстр!" - выкрикнул Зак, но Генезис, воздев руки, воскликнул: "Свершится жертва твоя и мира погибель. Мягко и верно, как бриз над неведомыми водами".

Клоны выпустили Зака, и один из них наряду с Генезисом, не выказавшим ни малейшего интереса в продолжении беседы, исчез в ночном небе. Второй же, полакомившийся клоком волос, внезапно преобразился, представ чудовищной тварью. Неужели прав был Генезис, помянув о клетках Иеновы в теле Зака?

Расправившись с монстром, Зак вернулся к мотоциклу, продолжил долгий путь через западный континент. А на рассвете впереди замаячили до боли знакомые пейзажи Гонгаги, родного городка Зака, рядом с которым высилась искореженная громада взорвавшегося реактора. Конечно, возвращаться в отчий дом опасно, ведь там наверняка засада... А вдруг нет здесь ни Турков, ни армии? Как здорово будет повидаться с родителями спустя столько лет!

"Ты так предсказуем", - раздался знакомый голос; в нескольких шагах от Зака, скрестив руки на груди, стояла Сиссни. - "Неужто не мог предположить, что твой родной город - первое место, где тебя станут искать?" Зак недовольно хмыкнул: попался, как мальчишка! "Что, с родителями хотел повидаться?" - полюбопытствовала Сиссни. "Да", - буркнул Зак. - "И что с того?.. Ладно, мы уходим". "Будь осторожен", - напутствовала Сиссни. - "Сейчас здесь подняты на ноги все силы корпорации. Кроме вас, в окрестностях замечен еще кое-кто... Анжел!"

"Понятно", - кивнул Зак. "Понятно?!" - поразилась Сиссни. - "Он же пал от твоей руки. Тебя не удивляет его появление?" Зак помедлил, собираясь с мыслями. "Возможно, благодаря ему мы сумели бежать из особняка "Шинра", - произнес он. - "Но зачем ему появляться в Гонгаге?" "Возможно, хочет повидаться с тобой", - пожала плечами девушка. - "Какая еще может быть причина?.. Ладно, я даю тебе десять минут. После этого возвращаюсь к Туркам".

"Почему через десять минут?" - вопросил Зак, но Сиссни опустила глаза: "Сейчас я не в настроении. Не хочу сообщать твоим родителям печальные вести". "Как там мама?" - не удержался Зак. "Волнуется о тебе", - девушка грустно улыбнулась. - "Боится, что ты так и не женишься". Зак вспыхнул, занервничал, поспешил перевести разговор на другую тему: "А твои родители?" "Я росла в корпорации", - коротко отвечала Сиссни и замолчала, не желая продолжать.

"Ладно, Сиссни", - вздохнул Зак. - "Может, поговоришь как-нибудь с моей матерью?.. Ну, чтобы она не волновалась..." "Конечно, с удовольствием", - обещала девушка. "Она наверняка попытается сосватать тебя мне", - улыбнулся Зак, Сиссни усмехнулась: "Уже попыталась". "Что?! Сиссни!" - поразился Зак, но девушка двинулась прочь, бросив через плечо: "Это не настоящее мое имя. Кстати, у тебя остается всего пять минут".

Зак зашагал было по направлению к разрушенному реактору, где он оставил мотоцикл и Клода, когда внимание его привлек белый росчерк на дальнем утесе. Было ли то крыло?.. Анжел?!. Не мешкая, Зак бросился в джунгли, однако путь ему преградили клоны Генезиса. "Клетки... С... Клетки С..." - завывали они, окружая СОЛДАТа.

"Его клетки ничем вам не помогут", - раздался голос, и клоны замерли в нерешительности, а на утес перед Заком опустился Холландер. Однако взгляда на усохшую фигуру профессора, на чахлое черное крылышко за спиной было достаточно, чтобы осознать произошедшее с ним. "Он был СОЛДАТом", - обратился Холландер к клонам. - "Его клеточнкая структура осталась неизменна".

Рядом с Холландером возник Генезис, сжимавший в вытянутой руке яблоко, банорское белое. С загадочной улыбкой глядел он на всех участников драмы, искренне ею наслаждаясь.

"Холландер?!" - выкрикнул Зак. - "Ты ведь теперь такой же, как и они?" "Верно", - кивнул профессор. - "Генезис пытался уничтожить меня, и чтобы выжить, мне пришлось прибегнуть к последнему средству. Немножко клеток Генезиса..." "Но твое тело деградирует", - не преминул заметить Зак. "Да, это так", - снова согласился Холландер. - "Впрочем, я ничуть не жалею о содеянном".

"Дар богини", - вступил в разговор Генезис. - "Лишь только мы получим С-клетки, деградация прекратится. Ты ведь не один бежал, верно? Беглацев двое: бывший СОЛДАТ и рядовой пехотинец". "И у пехотинца этого - чистые С-клетки", - со злорадной ухмылкой закончил Холландер. - "Он - единственный в мире, обладающий ими!"

Холландер и клоны взмыли в воздух, устремившись к реактору, где пребывал беспомощный Клод. Зак бросился было следом, но путь ему преградил Генезис. "Знаешь, чем завершается акт 4 "Нелюбимого"?" - полюбопытствовал он. "Как будто мне это интересно!" - огрызнулся Зак. "Свершится жертва твоя и мира погибель. Мягко и верно, как бриз над неведомыми водами", - напомнил Генезис. - "Жаль, что тебе не дано оценить всю красоту этих строк. Что ж, понять их тяжело, иногда даже мне. Величайшая тайна в обретении "дара богини" это природа "неведомых вод". Я полагаю, что имеется в виду Живой Ручей!" "И что?" - Заку было решительно все равно, однако Генезис видел в "Нелюбимом" пророчество, должное оставить неизгладимый отпечаток на облике сего мира. "Последний акт утерян", - пожал он плечами. - "Существует множество теорий касательно ее содержания, но я уверен, что моя - истинна".

Зак сделал стремительный выпад мечом, но Генезис успел подняться в воздух; лишь яблоко осталось на земле. Выбросив из головы бессмысленную дискуссию, Зак устремился к реактору, страшась того, что может просто не успеть..

Он поспел как раз вовремя; Холландер уже протянул руки к Клоду, когда на него набросилась невесть откуда взявшаяся фигура в сером костюме с белоснежным крылом за спиной. Клоны Генезиса немедля повергли ее наземь, Зак же схватился с профессором, оборвав его бренное существование.

После чего обратил взор к своему неожиданному союзнику, черты которого до боли напоминали Анжела и... кого-то еще. "Что ж, мне далеко до Первого Класса", - заявил последний, поднимаясь на ноги. - "Я ведь теперь - клон Анжела. Лазард".

Бывший исполнительный директор департамента СОЛДАТ многое объяснил Заку; разрозненные кусочки мозаики встали на свои места. "Стало быть, это ты помог Холландеру бежать из Юнона?" - заключил Зак. - "Но зачем?" "Я думал, с помощью Холландера осуществлю свою месть", - молвил Лазард, и Зак хмыкнул: "Да, не умеешь ты выбирать союзников". "Нет, серьезно", - отвечал Лазард. - "Я и помыслить не мог, что клетки Анжела обратят меня в клона". "Наслаждайся", - усмехнулся Зак. - "Тебе выпала редкая возможность поучаствовать в проекте "Г".

"Странное чувство", - задумчиво произнес Лазард. - "Преобразившись, я оставил все помыслы о мщении. И теперь я... хочу помочь тебе... хочу спасти Генезиса... Хочу спасти весь мир!" "Ничего странного", - заверил его Зак. - "Это говорит в тебе Анжел". Лазард хохотнул было, но разом посерьезнел: "Генезис стремится обрести "дар богини". Знаешь, что это такое?" "Ни малейшего понятия", - Зак отрицательно покачал головой. - "Что же нам делать?"

"Может, Анжел направит нас", - улыбнулся Лазард. "Конечно, господин директор", - согласился Зак. "Директор?" - хмыкнул Лазард, припомнив их первую встречу, случившуюся годы назад. - "Зак, какая у тебя мечта?" "Стать героем!" - не задумываясь, произнес тот, и Лазард, ожидавший именно этого ответа, согласно кивнул: "Что ж, самые лучшие мечты - именно недосягаемые!"

"Почему это?!" - воскликнул Зак. - "Присоединяйся ко мне вместе с Анжелом, и мы доведем дело до конца! Вместе мы сможем стать героями! Я, по крайней мере, буду ощущать себя именно так!" "Зак, ты знаешь, куда мог направиться Генезис?" - поинтересовался Лазард, и Зак готов был уже дать отрицательный ответ, когда припомнил яблоко... банорское белое... произрастающее лишь в одном-единственном месте в целом мире.


Теперь, после ракетного удара корпорации, Банора выглядела совершенно по-иному. Зак оставил мотоцикл за пределами разрушенной деревни, попросил Лазарда приглядеть за Клодом.

Внимание Зака привлекло изумрудное сияние, исходящее откуда-то из-под земли и устремляющееся к ночным небесам. Осторожно он двинулся к руинам завода, отыскал ход, ведущий внутрь.

Исследуя обширные казематы, Зак наткнулся на комнатушку, уставленную призами "за лучшую продукцию", где отыскал брошюру, значилось в которой, что идея создания сока из банорских белых принадлежала юноше по имени Генезис. "Я так рад", - говорил последний после получения гран-при на международном конкурсе продуктов сельского хозяйства. - "Мы с родителями мечтаем о том, что однажды яблоки наши отведает мой герой, Сефирот. Я хочу поделиться с ним своей радостью, ведь он примерно моего возраста". "Эх, Генезис", - вздохнул Зак, отложив книжицу в сторону. - "Как же тебя спасти?"

Тоннель привел его в огромную подземную пещеру, заполненную кристаллическими образованиями - трансформировавшимися в твердотельные потоками Живого Ручья. Тут и там были разбросаны гранитные монолиты с выбитыми на них цитатами из "Нелюбимого". Похоже, Генезис всерьез был одержим сим произведением, видел в нем свое предназначение. Свидетельства ли это зарождающегося безумия?..

"Конец света настанет в сражении двух монстров", - значилось на плитах - "Богиня снизойдет с небес; распахнув крылья света и тьмы, поведет она нас за собою в рай, и дар ее мы обретем.

Великую тайну - богини дар - ищут трое, но война изменила их судьбы. Один становится героем, второй странствует по свету, а третий пленен. Но трое связаны нерушимой клятвой вновь искать ответ, вместе.

Пленник бежит, но тяжело ранен. Однако, жизнь его спасена женщиной из враждебного народа. Он живет с ней в уединении и, казалось бы, в любви и согласии. Но вместе со счастьем приходит ощущение вины, ибо клятва, данная друзьям, не исполнена.

Война толкает мир к гибели, и пленник оставляет свою новообретенную любовь, отправляясь в новое странствие. Ведет его надежда на то, что дар принесет блаженство, и клятва, данная друзьям. И хоть никакая клятва не связывает возлюбленных, знают они, что встретятся вновь".

Генезис Расподес Зак проследовал во внутреннее святилище подземной цитадели, где лицезрел исполинскую статую богиги, венчала которую алая сфера. У подножья ее прохаживался Генезис - совершенно седой, - нараспев глаголя: "Мщение запятнало душу мою. Жажда завершения его станет моим избавлением". "Снова "Нелюбимый"?" - поинтересовался Зак, приближаясь. Генезис обратил на него пылающий взор: "Ты унаследовал душу Анжела и несешь в себе часть Сефирота. К каком-то смысле воссоединение трех друзей свершилось и "Нелюбимый" тем самым воспроизведен".

"Ты заблуждаешься!" - выкрикнул Зак. - "Раскрой глаза, Генезис! Я пришел, чтобы спасти тебя!" Но слова его пропали впустую. "Конец света настанет в сражении двух монстров", - продолжал Генезис. - "Богиня снизойдет с небес; распахнув крылья света и тьмы, поведет она нас за собою в рай, и дар ее мы обретем". Острием клинка он указал на алую сферу и Зак невольно обратил взгляд к сему загадочному творению.

"Что это?" - выдохнул он. "Богини дар", - отвечал Генезис. - "Во всем мире он существует лишь здесь, в Баноре". "А разве дар - это не клетки?" - с сомнением вопросил Зак, но Генезис лишь пожал плечами: "Существует несколько теорий... А теперь да вернется все в планету! Ибо нахожусь я под ее защитой!"

Сфера ослепительно вспыхнула, и потоки Живого Ручья устремились к ней. В центре хаоса торжествовал Генезис, и напрасно Зак надрывался, крича, дабы держался тот за свою человеческую суть, не обращаясь в монстра окончательно. Генезис предстал гигантским, закованным в доспехи созданием, вооруженным исполинским мечом.

Но когда пало сие воплощение от меча СОЛДАТа, в пещере воцарилась гробовая тишина; изумрудные потоки иссякли, сфера потухла. Глазам Зака вновь предстал Генезис, однако на теле последнего не осталось никаких следов деградации. "Мщение запятнало душу мою. Жажда завершения его станет моим избавлением... и твоим вечным сном", - изрек он, и Зак изумился: "Только не говори мне, что ты предвидел все с самого начала?!"

Генезис смерил его взглядом, отпечаталась в котором непреклонная решимость: "Сражайся, СОЛДАТ Первого Класса Зак!" Вздохнув, тот изготовился к последнему противостоянию...

Но вот алый клинок Генезиса отлетел далеко в сторону, а сам он, получивший смертельные раны, пал наземь. В последнем видении оказался он в потоках Живого Ручья пред прекрасными очами богини планеты. Улыбнувшись, Генезис протянул к ней руки, но та отвела глаза, и побежденный герой был низвергнут в пучины изумрудных потоков...

Статуя богини, возведенная в сокровенном святилище Генезиса, раскололась на части. Подняв тело побежденного противника, Зак Файр устремился назад, прочь из мрачных глубин, к солнечному свету...


За пределами Баноры Зака приветил Лазард, весь в крови от полученных ран; насколько мог судить Зак, Клод не пострадал, но мотоцикла было нигде не видать. "Бойцы "Шинра" атаковали нас", - пояснил Лазард. - "Но мне кое-кто помог". Он указал на тело грифона с ликом Анжела; несчастная тварь погибла, сражаясь на стороне клона, такого же, как и он сам. Зак узнал грифона: именно он оберегал Аерис, зорко отслеживая врагов, могущих попытаться проникнуть в церквушку.

Лазард скончался. Со слезами на глазах Зак сорвал с ближайшего дерева несколько яблок, вложил по-одному в ладони Генезиса и Клода. Третье оставил себе. "Что ж, я, конечно, не Анжел", - с напускной воодушевленностью промолвил он. - "Но... давайте же вкусим их".

Он с хрустом откусил сочный кусочек банорского белого, и чуть не поперхнулся, когда Генезис поинтересовался: "Вкусно? Богини дар..." "Эти яблоки?" - поразился Зак, но Генезис отрицательно покачал головой. "Анжел... Твоя мечта исполнилась", - тихо прошептал он, не открывая глаз.

Тела Лазарда и грифона окутало изумрудное сияние: души их возвращались в Живой Ручей. На земле Зак обнаружил клочок бумаги, наверняка принесенный грифоном; вздрогнул, узнав почерк Аерис. "Как ты?" - значилось в письмеце. - "Хотела бы я знать, где ты находишься. Ведь четыре года прошло. Это - 89-ое письмо, которое я пишу тебе, но я уже не знаю, куда их рассылать. Я очень надеюсь, что это последнее письмо все-таки дойдет до тебя. Кстати, цветы очень хорошо продаются. Они делают людей счастливыми... и все благодаря тебе, Зак!"

"Четыре года?!" - изумился Зак, дочитав письмо до конца. Он и помыслить не мог... "Аерис, дождись меня", - он поднял Клода на руки, и, бросив последний взгляд на тело Генезиса, двинулся прочь...


Несколько часов спустя неподалеку от Баноры совершил посадку черный вертолет с эмблемой корпорации на борту. Из кабины выступили двое - Вайс и Неро; униформа их походила на облачения СОЛДАТ Первого Класса, однако в деталях разнилась. "Должно быть, дело действительно важное, раз послали нас двоих", - заметил один из них, и второй согласно кивнул: "Возможно, этот человек станет нашим братом. Но... примет ли он добровольно уготованную ему участь?"

Осторожно приняв на руки безвольное тело Генезиса Рапсодеса, двое направились к вертолету. И лишь один-единственный листок со строками из "Нелюбимого" остался на земле: "Ничто не предскажет мое возвращение. Пусть милосердия ко мне лишен грядущий день..."

Но изумрудные потоки коснулись листка, и возникли на нем строки последнего, пятого акта, доселе считавшегося утерянным. "Стать росою, орошающей землю, дабы сохранить пески, моря, небеса... приношу я сию жертву. - Нелюбимый".


На посадочной площадке штаб-квартиры корпорации был готов к взлету вертолет, у которого Тсенг давал Сиссни последние указания. "Армия уже выступила, но я хочу, чтобы ты добралась до цели быстрее", - говорил он девушке. - "Поняла? Я хочу спасти жизнь Зака". "Конечно", - кивнула та, и тише добавила: "Я даже не открыла ему свое настоящее имя". Сиссни устремилась к вертолету, а Тсенг еще долго глядел ей вслед. "Помоги ему, Сиссни", - молвил он. - "У меня остались письма для Зака. 88 штук".


...Ярко светило солнце. Грузовичок неторопливо полз по пыльной дороге. Удобно развалившись в кузове, Зак размышлял, чем они с Клодом займутся, когда достигнут наконец Мидгара. "Эй, папаша!" - крикнул он водителю. - "Знаешь какое-либо дело, которое мы бы осилили?" "О чем ты говоришь?" - ворчливо откликнулся тот. - "Ты должен все попробовать, пока молод. Преодолей трудности и выбери то дело, которое придется тебе по душе".

Зак усмехнулся. "Попробуй все, говорит он", - обратился он к Клоду, в состоянии которого не произошло ровным счетом никаких изменений. - "Типа, помог... Хотя, ведь у меня есть куча знаний и умений, которых просто нет у других людей. Так что открою я свое дело и буду заниматься всем подряд! Тяжелым, опасным - буду делать все, если за это мне заплатят!" За шутками Зак старался скрыть тревогу, ведь если подумать, нынешнее их положение все еще не гарантировало безопасность. В Мидгаре, конечно, легче затеряться, но туда надо еще попасть! Да и Клод, сможет ли он когда-нибудь вновь стать самим собой? "Я тебя не брошу, Клод", - обратился к товарищу Зак. - "Мы ведь друзья, так? Мы вместе откроем дело и будем браться за любую работу. Понимаешь, Клод?"

За пассажирами грузовичка зорко следили солдаты корпорации, рязглядывая их через прицелы снайперских винтовок. "Цели только что прошли пункт 12", - доложил один из них командиру. - "Скоро будут на расстоянии выстрела". "Хорошо, стреляй", - бросил тот. Солдат опешил: "Но... Турки приказали нам дождаться их прибытия!" Командир поморщился: опять эта разведка! "Опять вся слава достанется им", - проворчал он. - "Стреляй!"

Вдалеке послышался стрекот вертолета, но это мало беспокоило Зака. Он лениво поднялся на ноги, огляделся. "Эй, папаша", - произнес Зак. - "Долго нам еще? Эта твоя развалюха..." Вспышка на ближайшем холме приковала его внимание; сотни раз он наблюдал подобное - отражение солнечных лучей в прицелах. "Клод, беги!" - заорал Зак, бросаясь к другу и закрывая его своим телом.

Раздался выстрел... но Зак, схватив Клода в охапку, успел перемахнуть через бортик грузовика, и вскоре тот скрылся из виду. Прислонив товарища к скале, Зак двинулся навстречу доброй сотне пехотинцев корпорации, и не видел он, как Клод шевельнул головой, взгляд его стал более осознанным.

"Стремись воплотить свои мечты", - повторял Зак слова Анжела, шагая по направлению к безжалостным противникам. - "Не отступай от намеченного и не забывай о чести... СОЛДАТа".

В том бою Зак Файр пал, изрешеченный пулями брошенных против него сил корпорации...

Много позже, когда свинцовые тучи заволокли небо, разразившись ливнем, Клод Страйф, все еще донельзя ослабленный, отыскал среди десятков трупов пехотинцев тело Зака. Жизнь стремительно оставляла того. "Ради нас обоих..." - прошептал Зак, положив руку на плечо Клода. - "Живи. Ты станешь... моим живым наследием". Зак протянул товарищу свой верный меч. "Моя честь, мои мечты", - молвил он. - "Теперь они твои". "Я... твое живое наследие", - отрешенно прошептал Клод, и Зак с улыбкой кивнул, голубые глаза его закрылись навсегда.

Боль от ран исчезла, ровно как волнения и тревоги. Над головой - голубое небо... и знакомые белые крылья. Чувство легкости во всем теле... и сильная ладонь в черной перчатке протянута к нему... "Анжел... Я хочу такие же крылья!.."

...А по бесплодной пустоши по направлению к Мидгару ковыляет Клод Страйф, тяжело волоча меч по земле. "Эй, Клод, не забудь передать привет Аерис, как встретишь... Кстати, как думаешь, стал я все-таки героем?.."

Так завершилась история Зака Файра, СОЛДАТа Первого Класса... Начинается история Клода Страйфа...

4. Зов планеты

Мидгар, город контрастов. Средоточие власти и мощи "Шинра", корпорации, получившей фактически полный и безоговорочный контроль над судьбою сего мира. Лидеры ее, в погоне за наживой, давным-давно презрели общечеловеческие нормы морали, запустив в оборот гигантские реакторы, выкачивающие мистическую энергию Мако из недр планеты. Поговаривали - деяния эти убивают мир, и сильным нет дела до нужд тех, кто остался в низах... но подобные разговоры велись лишь шепотом, ибо СОЛДАТы корпорации славились своим безжалостным отношением к тем, на кого указывал перст их командиров.

И все же нашлись те, у кого хватило мужества и силы воли, чтобы бросить вызов "Шинра", вступить в противостояние с всесильным монстром. "Лавина" - так нарекли они группировку, надеясь, что когда-нибудь она сметет все на своем пути, вернув людям их мир, их свободу. И здесь начинается наша история...

***

Поезд подходил к железнодорожной станции в восьмом секторе Мидгара, расположенной - нарочно или по недомыслию - прямо у входа в здание одного из мидгардских реакторов. Факт сий был хорошо известен некоторым из пассажиров, ведь именно по этой причине они все здесь и находились. Выступление их должно стать первой серьезной операцией "Лавины", ударом по одному из столпов, на которых зиждется власть и благоденствие корпорации.

Они сошли на перрон, впятером. Широкоплечий бородатый мужлан зловещего вида - лидер, сразу видно; тройка его подопечных, стреляющих глазами по сторонам в поисках возможных охранников, могущих заинтересоваться их персонами; молчаливый светловолосый парень с непроницаемым лицом, сжимающий в руке огромный тяжелый меч, коим впору орудовать лишь в мясницкой лавке.

Как раз его-то соратники наблюдали впервые и пока не знали, как отнестись к появлению неожиданного помощника. Если остальные члены "Лавины" сражались за идею, то суровый блондинчик шел с ними исключительно ради денег, ему посуленных. Немногое было известно о нем. Имя - Клод Страйф, бывший СОЛДАТ корпорации "Шинра". Почему он покинул ряды элитной воинской группировки планеты и обратился против бывших товарищей - неизвестно, а сам Клод предпочитал особо не распространяться по этому поводу. Возможно, Баррет Воллс - лидер "Лавины" - разглядел в нем родственную душу, ведь и о прошлом его самого мало кто знал. А может, он попросту решил, что в столь важном начинании, как взрыв реактора 8, им не обойтись без опытного наемника, знающего внутреннюю политику корпорации.

Так или иначе, в здание реактора они вошли плечом к плечу - Баррет, Клод, три их товарища - Биггс, Ведж, Джесси. План операции предельно прост - добраться до самого реактора, заминировать его, а потом... бежать что есть мочи.

Конечно, столь важный комплекс не мог оставаться абсолютно неохраняемым, и герои вскоре в этом убедились. Роботы и воины "Шинра" попытались организовать какое-никакое сопротивление, но старания их пропали даром, ибо мало кто из них мог противопоставить что-нибудь значимое мечу Клод, да пулемету Баррета, заменяющего вояке потерянную некогда правую руку.

Все ниже и ниже спускались они, в недра реактора, в недра планеты. Джесси, Биггс и Ведж остались охранять верхние уровни, и далее Клод с Барретом двигались уже вдвоем. И все бы ничего, да путь им преградил огромный механический скорпион, последнее препятствие на пути к цели. Во время сражения с сим порождением безумной инженерной мысли Баррет не раз возблагодарил судьбу за то, что согласился взять с собою Клода несмотря на его темное прошлое: энергетические молнии, испускаемые им, довольно скоро обратили скорпиона в бездвижную кучу расплавленного металла. Да, до Баррета доходили слухи о том, что энергия планеты может быть преобразована в материю, а уж та, будучи заключенной в оружие или предмет обмундирования, наделяет оный "волшебными" свойствами. Что ж, похоже, только что он убедился в этом воочию.

Но время не ждало. Наскоро установив взрывное устройство и запустив таймер, Клод приготовился было дать стрекача, когда в голове его раздался голос: "Осторожно! Это не просто реактор". Бывший СОЛДАТ с удивлением огляделся по сторонам. Никого. Выбросив из головы иные мысли, он сосредоточился лишь на беге. Стремительно мелькали лестницы, металлические перекрытия, а они с Барретом со всех ног неслись наверх, к свету, и за спиною маячила смерть.

Взрыв реактора Пятерка террористов еле успела покинуть здание реактора, когда чудовищный взрыв потряс Мидгар, мгновенно обратив восьмой сектор города в сущий хаос. Горожане бежали подальше от пламени пожара; войска корпорации брали в кольцо кварталы, окружающие останки реактора, получив приказ брать под стражу всех подозрительных личностей, имеющих несчастье оказаться поблизости. За разворачивающимся действом изумленно наблюдала юная цветочница, предусмотрительно отошедшая подальше от лютующих солдат.

На фоне всеобщего безумия Баррет с товарищами прокрались на железнодорожную станцию, тихо и незаметно заняли места в грузовом отсеке последнего поезда, отправляющегося в соседний седьмой сектор.

Состав тронулся. Герои вздохнули с облегчением: на этот раз справедливое возмездие их не настигло. В окнах мелькали непритязательные пейзажи трущоб Мидгара. За годы, прошедшие со времени возвышения корпорации, город сильно изменился. "Шинра" понастроила своих убийственных реакторов, возвела верхний ярус Мидгара, отделив его от нижнего монолитной Плитой. Так, в трущобы никогда боле не проникал солнечный свет, а несчастные горожане влачили жалкое существование, находясь в буквальном смысле под пятою своих господ. Расстановка сил, которую "Лавину" в меру сил и возможностей пыталась изменить.

В поезде замигали красные огни, взвыла сирена. Верный знак прохождения составом границы между секторами. Датчики сканирования, установленные корпорацией, позволяли мгновенно получать информацию обо всех людях, проезжающих в составе, считывая данные с их идентификационных карт. Конечно, перед операцией Джесси сделала товарищам липовые ИД, но как знать? Быть может, по прибытии на станцию их уже будет встречать взвод СОЛДАТ...

Обошлось. На этот раз. Сектор 7 встретил бойцов непритязательным зрелищем все тех же трущоб, вкупе с Кладбищем Поездов, куда на протяжении долгих лет свозились вышедшие из строя составы, ныне ни на что не годные и лишь печально ржавеющие. Но герои "Лавины", сопровождаемые Клодом Страйфом, двинулись в другую сторону, где посреди трущоб расположился такой же захолустный бар-забегаловка под названием "Седьмое небо". Мало кто ведал, что в погребе сего неказистого строения располагался штаб организации, только что нанесшей корпорации весьма чувствительный удар.

Завидя возвращающихся друзей, юная хозяйка бара - Тифа Локхарт, бросилась к ним навстречу, а за ней, радостно крича, топала Марлин, дочушка Баррета. Подняв малышку на руки, гордый папаша прошествовал внутрь. Тика с тревогой воззрилась на вошедшего следом Клода. Она знала его давно, еще с детства, когда вместе они жили в провинциальном городишке так далеко от Мидгара и могли лишь грезить о славе и великих свершениях. Минули годы с тех пор, как Клод оставил родной дом, дабы воплотить свою давнюю мечту и стать СОЛДАТом корпорации, как великий Сефирот. И теперь она видит его вновь - холодного наемника, там отчужденно глядящего на нее. Тот ли это мальчик, которого она знала когда-то, и который обещал ей "придти на помощь сразу же, как только она позовет". Теперь она вместе с Барретом и "Лавиной", помогает воспитывать маленькую Марлин и всячески поддерживает движение сопротивления корпорации, а Клод... Кто может с уверенностью сказать, чем живет и что думает Клод?

Вот и сейчас: первым делом он запросил у Баррета деньги, полагающиеся ему за участие в операции. Напрасно Тифа пыталась пробиться к его сердцу; все свои чувства Клод надежно сокрыл ото всех, оградив себя от мира, от друзей. Да что же произошло с ним за эти годы?!

Немного подумав, Клод принял предложение Баррета участвовать в следующей операции "Лавины", заломив, правда, такую сумму, что старый вояка весь вскипел. Это были его последние деньги, отложенные на учебу Марлин. Подумав, согласился; на карту было поставлено будущее всего мира, сколь бы ни пафосно это звучало.

Не мудрствуя лукаво, Баррет предложил товарищам осуществить следующий терракт на реакторе в секторе 5 Мидгара. Вместе с остальными отправилась и Тифа, искренне желающая помочь, но вместе с тем надеющаяся приглядеться к Клоду. Вдруг за непроницаемой маской удастся разглядеть знакомые черты?

***

Сев в поезд, идущий в верхние сектора, герои, вполне осознающие весь риск ситуации, готовились спрыгнуть с него незадолго до межсекторной границы, где осуществлялась плановая проверка ИД. Навряд ли второй раз им удастся использовать фальшивую идентификацию. Но, как оказалась, взрыв на реакторе сумел кое-чему научить сидящих в верхах, и красные огни, знаменующие проверку, вспыхнули в вагонах состава на несколько минут раньше.

Опешившие герои слушали, как безликий механический голос вещает об обнаружении подозрительных личностей в одном из вагонов. Понимая, что до блокировки дверей остаются считанные секунды, они, расталкивая пассажиров, бросились в голову поезда. Визжали сирены, полыхали красные огни, за спиной с лязгом опускались металлические перекрытия, призванные остановить стремительный марш смутьянов. Вот, наконец, последний вагон, распахнутая дверь, прыжок... и поезд умчался вдаль, оставив Баррета, Тифу и Клода очумело сидеть на рельсах во тьме туннеля. Наверняка состав будет тепло встречен СОЛДАТами, а пассажиры подвергнутся тщательнейшему досмотру, вот только виновников "торжества" среди них не будет.

Последние оказались в довольно незавидном положении. Застряв на Плите, разделяющей верхний и нижний Мидгар, они не могли двигаться по туннелю, благо корпорация предусмотрительно разделила сектора оного энергетическим полем. На счастье, поблизости оказалась старая шахта, использовавшаяся техперсоналом, а теперь - и нашими героями. Следуя узкими извилистыми коридорчиками и бесконечными лестницами, они надеялись вскоре выбраться на поверхность в секторе 5 и, несмотря ни на что, свершить задуманное.

Мидгар

Как удачно: шахта напрямую соединялась со зданием реактора. Поздравив друг друга с этим открытием, герои приступили к выполнению своего относительно гуманного плана. Неожиданно в глазах Клода потемнело, внутреннему взору предстало видение.

Некий завод... Тифа, склонившаяся над трупом своего отца... "Это сделал Сефирот, да? СОЛДАТы? Шинра?!.. Ненавижу!.. Ненавижу их всех!"Клод очнулся; Баррет и Тифа озабоченно склонились над ним. Клод мысленно обругал себя за минутную слабость; память о прошлом неведомо почему у него практически отсутствовала.

Заложив взрывчатку, они направились наверх, к выходу из реактора... где уже ожидал неприятный сюрприз. Люди корпорации показали себя не такими уж простофилями: взвод СОЛДАТ поджидал на выходе тройку бойцов сопротивления, а сопровождал их сам Президент "Шинра".

Последний внимательно оглядел своих противников, взор его задержался на Клоде, отметив необычно зеленые глаза того. Цвет Мако... Цвет глаз СОЛДАТ... Цвет глаз Сефирота!.. Впрочем, предаваться пустопорожним размышлениям у Президента не было ни времени, ни желания. В конце концов, силами его "Лавина" будет остановлена здесь и сейчас. Из соседнего коридора показался механический воин - Воздушный Боец - гордость охранного отдела корпорации. И даже если допустить, что это великолепие будет повержено, оставался взвод СОЛДАТ, окончательно сводивший к нулю все шансы террористов выбраться живыми из заварухи, в которую они сами себя вовлекли.

Молнии Клода обрушились на Воздушного Бойца, пулемет Баррета строчил не переставая, Тифа же использовала целительную материю для излечения многочисленных ран, наносимых ее товарищам металлическим монстром... Последний взорвался, уничтожив узкий парапет, на котором и велась схватка, отделив усталых героев от слегка опешивших СОЛДАТ. К ужасу Баррета и Тифы, взрывной волной Клода бросило с Плиты вниз, туда, где в сотнях метрах от них раскинулись трущобы пятого сектора Мидгара.

***

Он выжил. Проломив крышу заброшенной церквушки, Клод упал прямиком на цветочную клумбу, тут же отрубившись...

Вместе с сознанием пришла боль. Наверняка тело его представляет собой сплошной синяк. Рядом замерла миловидная девушка, с любопытством разглядывая его. В руках красавица держала корзиночку цветов. Цветочница... Уж не та ли, которую он мельком заметил недалече от железнодорожной станции восьмого сектора, когда с товарищами старался скрыться после взрыва реактора?

"Аерис Гэйнсборо," - представилась девушка, явно желающая поближе познакомиться с визитером, в буквальном смысле свалившимся ей на голову. "Клод," - буркнул тот, голова его была занята мыслями о сорвавшемся терракте в реакторе 5.

Мало-помалу разговорились. Аерис рассказала, что живет неподалеку, а в этой часовенке выращивает цветы. Нигде больше в Мидгаре не растет ничего живого, только здесь. И холодный, погруженный в себя Клод с удивлением ощутил, как сердце его впервые за долгие-долгие годы оттаивает. Более того, он понял, что искренне наслаждается беседой с этой милой, женственной девушкой.

Короткий момент радости был прерван явлением на сцене человека в строгом черном костюме - Рено, сопровождаемого отрядом воинов корпорации. Клод сразу признал эту форму; такие костюмы носили лишь Турки, выполняющие для "Шинра" всякую грязную работенку, будь то шпионаж, убийства или вербовка кандидатов в СОЛДАТы. Эдакие бойцы невидимого фронта.

Справедливо решив, что делегация явилась за ним, дабы воздать по заслугам, Клод схватил за руку Аерис и бросился с ней к заднему выходу из церкви. Турк, пораженный цветом глаз Клода - отличительной чертой любого СОЛДАТа - слегка замешкался, что дало беглецам толику времени, необходимую для отрыва от преследования.

Оказавшись снаружи и слегка попетляв по закоулкам мидгардских трущоб, они выбрались к дому Аерис. Та открыла Клоду, что, скорее всего, Турк являлся именно за ней, и это уже не в первый раз. Факт сей сильно смутил Клода. Что может корпорация желать от скромной цветочницы? Похоже, Аерис и сама этого не знала, да и не желала выяснять. Девушка попросила Клода на некоторое время войти в роль телохранителя и провести ее домой, пообещав взамен одно свидание.

Домик Аерис, на фоне царящей вокруг разрухи, поражал своей опрятностью и чистотой. Здесь девушка проживала с матерью, Эльмирой. Женщина отнеслась к Клоду несколько настороженно, цвет глаз выдавал в нем СОЛДАТа с головой. Хоть и бывшего, дела это не меняло.

Клод намеревался как можно скорее вернуться в бар "Седьмое небо". Кто знает, выбрались ли из ловушки в реакторе 5 Баррет с Тифой? А путь, по словам Аерис, предстоял неблизкий. Единственная дорога в сектор 7 пролегала через руины сектора 6, давным-давно необитаемые и заполоненные вечно голодными чудищами. Повинуясь внезапному импульсу, девушка вызвалась проводить нового знакомого... пройти вместе с ним хотя бы часть пути. И хоть и не хотел Клод брать с собой лишнюю обузу, девушка была неумолима. А раз так, противиться смысла не имело.

...Они шли среди мрачных развалин домов и гор мусора, отбиваясь от особо ретивых представителей местной фауны, жаждущей полакомиться столь редкими здесь гостями. Гигантская Плита закрывала небосвод, служа вечным напоминанием об их предполагаемом месте в этом мире. Впереди замаячила детская площадка, чудом сохранившаяся здесь, среди запустения. Качели, лесенки и горочки... Видя их, всегда вспоминаешь счастливое беззаботное детство, когда просто радуешься жизни и не надо принимать никаких решений, благо все решат за тебя мудрые родители.

"Когда то я знала парня с такими же глазами, как у тебя", - задумчиво промолвила Аерис, уютно расположившись на вершине горочки. Мысли ее блуждали где-то далеко. Клод пристроился рядом, ловя каждое слово. "Встречались?" - спросил он, с изумлением обнаружив, что боится услышать ответ. "Да не то, чтобы бы..." - протянула Аерис. - "Так, он мне нравился..."

Разговор был прерван появлением нарядной извозки, которую тащил чокобо. Странно увидеть в этом всеми забытом уголке столь роскошный экипаж, но еще страннее... Клод прищурился; ему показалось, или пассажирка в извозке... Тифа?

Мелькнув последний раз между руинами, экипаж унесся в направлении седьмого сектора. Клод и Аерис двинулись следом; цель их пути лежала сравнительно недалеко. Впереди раскинулся Рынок у Стены, знаменитый торговый ряд. Да, люди, живущие и держащие лавки здесь хорошо запомнили девушку, похожую на Тифу - еще бы, ее провели в особняк самого Дона Корнео, местного заправилы. Ходят слухи, что последний все никак не может найти себе невесту и ежедневно приглашает на "смотрины" трех девушек.

Всерьез обеспокоившись, Клод принял идею Аерис обрядиться в женское платье и парик, дабы таким образом проникнуть в особняк Дона. Тифа одиноко меряла шагами холл, ожидая аудиенции. Клауд был последним, кого девушка ожидала здесь увидеть, да еще в таком виде! Бывший СОЛДАТ готов был под землю провалиться от стыда. Тифа сообщила, что после бегства из реактора 5 они с Барретом натолкнулись на человека Дона, что-то вынюхивающего в их родном секторе. Справедливо опасаясь возмездия корпорации, Тифа проникла в сий особняк под видом девушки для "особых услуг", зная, что Дон к таковым весьма неравнодушен.

Подошедший дворецкий объявил, что господин Корнео готов принять посетительниц, после чего проводил их в кабинет знаменитого Дона. Последний, увидев вошедших красавиц, возблагодарил всевозможные высшие силы за столь сладостный подарок судьбы, и, после долгих раздумий, выбрал Тифу, отдав остальных двух "подруг" своим охранникам...

Последним кошмаром, что те видели в своих жизнях, стал зеленоглазый блондин с огромным мечом, скрывавшийся под роскошным кружевным платьем. Покончив с охраной, Клод и Аерис устремились в покои любвеобильного Дона, застав его за откровенными приставаниями к несчастной Тифе. Завидя друзей, та съездила горе-ухажеру по физиономии, после чего приступила к допросу.

Дон Корено оказался не столь уж крепким орешком и выложил все начистоту, особенно когда Клод гордо продемонстрировал ему свой меч и пригрозил укоротить старика на один очень важный орган. По словам героя-любовника выходило, что нанял его сам Хейдеггер, глава Комитета Общественной Безопасности "Шинра", велев следить за человеком с рукой-пулеметом. Выяснив, что штаб-квартира "Лавины" находится в трущобах сектора 7, Президент корпорации лично приказал обрушить колонну, поддерживающую Плиту над сектором, дабы одним махом расправиться с мятежниками. После чего пустить слух о том, что ответственность за гибель огромного количества мирных граждан несет именно "Лавина". Ужаснувшись, герои решили немедленно отправляться к Баррету, но вероломный Дон с ними еще не закончил. Нажатие им скрытой кнопки в изголовье кровати разверзло под ногами поднадоевших визитеров люк, отправив их прямиком в канализационные стоки.

Долгий путь по подземным казематам по колено в зловонной воде, подъемы и спуски в бесконечных лабиринтах коридоров, наконец - выход из коллектора, приведший тройку бойцов на самую границу сектора 7 - Кладбище Поездов. Быть может, у них еще есть время предупредить Баррета и эвакуировать жителей трущоб? Ведь, как ни крути, а обрушить колонну - дело не простое.

Выбравшись с Кладбища Поездов, герои заметили большую толпу народа, собравшуюся у основания колонны, поддерживающей Плиту над их родным сектором. На земле, тихо стеная, лежал раненый Биггс; сверху доносились автоматные очереди - Баррет, Джесси и Ведж всеми силами сдерживали натиск воинов "Шинра". Катастрофа могла случиться в любую минуту; отослав Аерис в бар "Седьмое небо" за малышкой Марлин, Клод с Тифой бросились вверх по лестнице, опоясывающей колонну; быть может, ситуацию еще можно спасти.

Разбрасывая в стороны вражеских солдат, они добрались до верхней площадки, оснащенной небольшим монитором с пультом управления; исполинская Плита нависала на их головами, а пулемет Баррет строчил по приближающемуся вертолету корпорации. Оттуда спрыгнул Турк; ловко уклонившись от смертоносной очереди, бросился к пульту, стремительно ввел несколько коротких команд, после чего удовлетворенно обернулся к тройке противников. Да это тот самый "пиджачок", что преследовал их с Аерис, припомнил Клод. Как там бишь его имя... Рено?!

Герои обрушились на обставившего их Турка, но тот явно не горел желанием вступать в бой, тем более что до обрушения колонны оставались считанные минуты. Обратить процесс было невозможно: лишь Президент "Шинра" владел кодом блокоровки и разблокирования механизма Плиты. Над краем площадки появился вертолет, в который Рено не замедлил запрыгнуть. Внутри кабины изумленные герои разглядели Аерис, с мольбою протягивающую к ним руки. "Ничего личного," - ухмыльнулся Рено. - "Просто Президент велел нам доставить к нему последнюю из Древних, давнишних властителей этой планеты". "Она в безопасности!" - выкрикнула Аерис, а вертолет уже уносил ее прочь от друзей, к реальности, стремительно оборачивающейся кошмаром.

Загремели взрывы, основание колонны с каждым мгновением содрогалось все сильнее. Ухватившись за свисающий с Плиты кабель, Баррет, Клод и Тифа оттолкнулись от оседающей платформы, воспарив над трущобами. За спинами их разворачивался огненный ад, рушились опоры, гибли люди.

Из окон своей резиденции Президент корпорации с интересом наблюдал, как прекратил свое существование мятежный седьмой сектор. Чудесно, просто чудесно... Маленькая неувязочка устранена и можно вновь сосредоточиться на своих замыслах. А осуществление их близко как никогда.

***

Баррет ревел во всю глотку и выпускал в него одну пулеметную очередь за другой. Марлин, его малютка Марлин осталась там, в "Седьмом небе", погребенная под тоннами камня и искореженного железа. А также Биггс, Джесси, Ведж и сотни иных ни в чем не повинных людей... Клод и Тифа молча стояли поодаль, каждый наедине со своими невеселыми мыслями. Последние слова Аерис - "Она в безопасности!" - не давали девушке покоя. Быть может, их подруга имела в виду именно Марлин, успев переправить девочку в безопасное месте до того, как сама была схвачена Турками? Клод же размышлял о странной фразе, брошенной Рено. "Просто Президент велел нам доставить к нему последнюю из Древних." Из глубин памяти пришли слова, некогда услышанные им от Сефирота: "В жилах моих течет кровь Древних и мир этот по праву принадлежит мне!" Что же все это могло означать?!

Ухватившись за последнюю надежду, друзья направились к шестому сектору трущоб, к гостеприимному домику Аерис. Эльмира уже знала, что произошло с ее дочерью. Ведь, пока команда Клода пыталась остановить Рено, Турки забрала ее прямо из родного дома, куда она только что вернулась!

"Это было во время войны, 15 лет назад," - начала свой рассказ Эльмира. - "Моего мужа отослали на фронт, в некое место под названием Утай. Шли месяцы... Затем я получила письмо, в котором он писал о том, что приедет домой в увольнительную. День за днем ходила я на вокзал, встречая все приходящие поезда, но он так и не появился. Однажды я заметила на перроне умирающую женщину, а рядом с нем - прекрасную дочушку. "Позаботьтесь об Аерис", - таковой была последняя просьба матери. Своих детей у меня не было и я забрала ребенка к себе домой.

Мы быстро сблизились с Аерис. Девчонка любила поболтать. Она рассказала, что сбежала из какой-то исследовательской лаборатории и что ее мать уже вернулась в планету, где ей уже не одиноко. Загадочные слова. И вообще, она была загадочным ребенком. Как-то утром она пришла ко мне, сказав, что близкий мне человек только что умер. Его дух приходил к ней, но также вернулся в планету. Я не поверила ей тогда, но несколько дней спустя получила извещение о том, что мой муж погиб.

Мы были очень счастливы вместе, пока дом наш не посетил человек в черном костюме - Турк. Кажется, его звали Тсенг. Он принялся настойчиво убеждать Аерис отправиться с ним, говоря, что искал ее с давних пор и что Древней под силу подарить счастье всем обездоленным в этих трущобах. Аерис закричала, что не обладает никакими особыми силами и бросилась наутек... Но я видела, что это не так. Она так настойчиво пыталась скрыть свои возможности, что я притворялась, будто вовсе их не замечаю. Долгие годы ей удавалось скрывать от Шинра, пока они не настигли ее с маленькой девочкой на руках. Аерис пошла с ними лишь ради безопасности малютки."

Изумлению Баррета не было предела, ровно как и чувству вины. Выходит, Аерис дала себя схватить лишь затем, чтобы спасти Марлин? И почему он, отец малышки, сражался в это время в другом месте вместо того, чтобы сидеть и приглядывать за дочерью, к которой так рвалась его душа?! Замкнутый круг...

Созрело единственно верное - хоть и безумное - решение: ворваться в штаб-квартиру корпорации, гордо возвышающуюся над Мидгаром, и отбить Аерис. Как это сделать - пока неизвестно; система безопасности "Шинра" слыла самой совершенной в мире, да в этом мало кто сомневался. Что же до остальных проблем, которые наверняка появятся, о них стоит думать по мере возникновения.

Поговорив с людьми на Рынке у Стены о самом простом пути наверх, герои были направлены к свисающему с Плиты кабелю, достигающему трущоб. Баррет тут же окрестил оный "Золотой дорогой надежды", поплевал на ладонь и полез вверх. Клод и Тифа последовали за ним. Сий сомнительный способ восхождения привел их прямиком ко входу в величественное здание корпорации. Где-то здесь заключена их подруга, вот только как ее отыскать? Видимо, следует пробраться на верхние этажи, ведь ходят слухи, что даже персоналу "Шинра" вход на уровни выше 60 заказан.

У здания корпорации Несмотря на протесты жаждущего крови Баррета, герои решили не вламываться через парадный вход, а подняться на вершину цитадели по пожарной лестнице.

Преодолеть 60 уровней пешком оказалось делом не из легких, но вот, наконец, бесконечные ступеньки остались позади и героям предстали сверкающие белизной офисы корпорации "Шинра". Встречающиеся им по пути чиновники и подумать не могли, что видят пред собой знаменитую "Лавину", принимая незнакомцев за техперсонал.

Еще шесть уровней остались позади; Клод с товарищами добрались до конференц-зала, где проходило экстренное совещение лидеров корпорации. Что поражало, так это абсолютное отсутствие охраны: неужто все здесь так уверены в собственной безопасности?.. Отыскав в стене вентеляционное отверстие, герои примкнули к нему, жадно ловя каждое слово. Перво-наперво Президенту донесли об ущербе в 60 биллионов гилей, что вызвало обрушение сектора 7. Тот лишь отмахнулся, приказав и не думать об отстройке города, вместо этого сосредоточиться на проекте Нео-Мидгара. Теперь, с поимкой Аерис, легендарная Земля Обетованная скоро будет принадлежать "Шинра".

В конференц-зал гордо прошествовал человек в белом халате, доктор Ходжо, начальник научного департамента. "Как экземпляр она хуже своей матери, Ифалны", - известил он собравшихся касательно Аерис. - "Я все еще в сравнении их показателей, но на данный момент разница составляет 18%. Полные исследования Древней займут около 120 лет, так что я уже сейчас подумываю об ее клонировании, дабы оные могли завершиться".

Совещание закончилось, тузы корпорации разошлись. Тройка героев кралась следом за Ходжо, справедливо полагая, что тот приведет их прямиком к Аерис. Насвистывая, доктор прошествовал в свою исследовательскую лабораторию, после чего на лифте поднялся на верхний этаж. Герои немного задержались, осматриваясь. Клод отошел в сторону, заглянул в окошко огромного металлического резервуара. Голову пронзила резкая боль. "Иенова!" - пронеслось в сознании. - "Сефирот..."

Весь в поту, он осел на пол, собираясь с силами. Да что это с ним происходит такое?! Придя немного в себя, Клод подошел к терпеливо ожидающим его Тифе и Баррету, и втроем они устремились наверх, вслед за доктором Ходжо.

Последний забавлялся тем, что пытался спустить на заключенную в стеклянную камеру Аерис некое существо - то ли пса, то ли тигра - наверняка очередной выведенный им образец. Было ли действо очередным тестом безумного доктора над Древней? Мгновенно соориентировавшись, Баррет выпустил пулеметную очередь в стекло, разбив его вдребезги. Первым из камеры выскочил рыжий пес/тигр, огляделся, бросился на Ходжо и вцепился ему в горло. Тот хрипло взвыл, взывая к некоему Хо512... Из-за груды лабораторного оборудования появился чудовищный монстр, кошмар всякого генетика, извергнувший на ужаснувшихся героев пары зловонного ядовитого дыхания.

Пользуясь сумятицей, Ходжо улизнул, но герои, всецело занятые убиением продукта безумной мысли доктора, этого не заметили. После сражения обнаружилось, что рыжий пес/тигр, оказывается, умеет говорить. Представившись как Ред 13, он испросил у героев дозволения отправиться вместе с ними, благо возвращаться на лабораторный стол корпорации он явно не желал.

Аерис спасена, а раз так, пора убираться отсюда, и поскорее. Ходжо поднимет тревогу, и с минуты на минуту здесь могут появиться СОЛДАТы.

Далеко героям уйти не удалось, Турки уже поджидали их этажом ниже. Сковав им руки за спиной (а на Реда 13 надев ошейник), агенты корпорации доставили бойцов "Лавины" в офис Президента. Пребывая в весьма благодушном настроении, тот поделился с пленниками некоторыми из своих замыслов.

Если верить преданиям, где-то существует Земля Обетованная, полная энергии Мако, и путь туда ведают лишь представители давно исчезнувшей расы Цетра, иначе известные как Древние. Именно эти сведения Президент рассчитывал получить от Аерис, дабы в самом сердце Земли Обетованной воздвигнуть Нео-Мидгар, новый оплот всемирной власти "Шинра".

Взмахом руки Президент повелел Туркам увести пленников в тюремный блок. Как и следовало ожидать, корпорация легко расправилась с возмутителями спокойствия. Дверь камеры захлопнулась за ними. Аерис поведала друзьям, что Цетра обладали способностью говорить с планетой, а после смерти - сливаться с нею. Сейчас голос планеты она почти не слышит, слишком уж много людей в Мидгаре, слишком много шума. Но, если судьба позволит ей выжить в этой переделке, Аерис покинет Мидгар, и, следуя зову планеты, придет в Землю Обетованную, дабы открыть ее для всех добрых и бескорыстных людей, подарив им абсолютное счастье.

Глядя сейчас на Аерис, Клод вдруг ясно осознал, что останется с ней до конца. В конце концов, он ведь ее телохранитель. А обещанное свидание покамест так и не получил!.. Герои расположились на тюремных койках (Ред 13 свернулся калачиком в углу), надеясь хоть немного выспаться; как никак уже глубокая ночь. А утро вечера мудренее. Так или иначе, участь их решится уже через несколько часов.

***

Клод проснулся. Стояла мертвая тишина, дверь камеры была открыта нараспашку, а за ней на полу виднелось изуродованное тело охранника. Быстро разбудив товарищей, Клод бросился к выходу из тюремного блока. Казалось, по этажу пронесся ураган смерти. Изломанное оборудование доктора Ходжо валялась на полу вместе с трупами персонала, по коридору тянулся кровавый след... Кто мог содеять такое? Ред 13 выбежал вперед, огляделся. "Здесь раньше был образец Иенова", - указал он лапой на уже знакомый Клоду металлический резервуар. - "А теперь он, похоже, поднят на уровень выше". Иенова... Почему это слово отдается в сознании Клода таким ужасом? Неужели это каким-то образом связано с его исчезнувшими воспоминаниями о минувшем? А сейчас?.. Что же им делать сейчас?.. С одной стороны, Аерис снова с ними и пора уносить ноги отсюда... С другой... Клод чувствовал снедающую его необходимость двинуться вслед за Иеновой (и таинственным убийцей?) и, быть может, отыскать ключ к своему прошлому.

Кровавый след тянулся прямиком в офис Президента, мертвое тело которого было пригвождено к его любимому креслу огромным мечом. Клод сразу узнал оружие, ибо владел им не кто иной, как Сефирот. Неужели легендарный воин учинил всю эту резню?

Из-под стола выполз трясущийся от ужаса человечек, представившийся как Палмер, советник Президента. Он находился здесь на протяжении всей драмы, справедливо опасаясь за свою никчемную жизнь. Да, Сефирот ворвался в президентский офис, категорично заявив, что не позволит корпорации взять под контроль Землю Обетованную, после чего покончил с лидером "Шинра". Герои застыли в изумлении: выходило, что знаменитый Сефирот сражается на их стороне?! И лишь Клод Страйфер, бывший СОЛДАТ Первого Класса, ни на гиль не верил в альтруизм Сефирота, понимая, что тот преследует свои тайные цели.

За окном послышался шум; на посадочную площадку на крыше здания штаб-квартиры опустился вертолет, из которого появился молодой человек в белом костюме - Руфус, сын Президента. Газеты писали, что отец назначил его управляющим делами корпорации вдали от Мидгара, и вот, не успело тело папаши еще остыть, а сынок тут как тут.

Представившись пятерке героев новым Президентом "Шинра", Руфус снизошел до краткого объяснения своего курса действий на новом посту. В отличие от отца, правившего миром с помощью денег, сын намеревался держать планету в кулаке с помощью страха, дабы у недовольных и мысли не возникало об открытом проявлении сопротивления его власти. Чувствуя, что сейчас они получат диктатуру похлеще прошлой, Клод приказал товарищам бежать из здания, вознамерившись в одиночку сразиться с Руфусом.

Баррет, Аерис и Ред 13 опрометью бросились к лифту; Тифа осталась у входа в президентский офис, решив все же дождаться Клода. Последний остался наедине с Руфусом, над посадочной площадкой в ожидании завис стрекочущий вертолет. "Ты ведь знаешь, что Сефирот - Древний?" - прямо спросил новоиспеченный глава корпорации. Клод кивнул: "Да, и потому я не могу позволить тебе искать его и Землю Обетованную". Руфус ухмыльнулся, стремительно выхватил из-за спины ружье - свое излюбленное оружие. Схватка началась...

...Тифа нервно меряла шагами холл, когда с лестницы, ведущей наверх, скатился Клод. "Руфус бежал на вертолете на этот раз", - на ходу бросил он. - "Надо выбираться, сейчас здесь станет жарко..."

Лифт принес Клода и Тифу на первый этаж, где Баррет яростно отстреливался от солдат "Шинра", блокировавших вход в здание. Аерис и Ред 13 беспомощно прятались за колоннами от свистящих вокруг пуль. Оглядевшись по сторонам, Клод заприметил неподалеку автостоянку; в голове его созрел отчаянный план.

И, проломав стену, из здания вылетел грузовик, разметавший наскоро возведенные солдатами укрепления и устремившийся вверх по городскому шоссе. За грузовиком, в котором укрылись герои, ринулся мотоцикл, позаимствованный Клодом. Погоня не заставила себя ждать. Взвыли моторы, и отряд солдат на мотоциклах устремился следом. Клоду пришлось проявить всю свою виртуозность, умудряясь мечом на ходу калечить врагов и выводить из строя их транспорт. Противник сие оценил, слегка поотстал. Но герои, уверовавшие в то, что все худшее позади, жестоко заблуждались: всемогущая "Шинра" никогда не признает поражение так легко.

Недостроенное шоссе внезапно закончилось пропастью в никуда. В сотнях метрах внизу виднелись трущобы нижнего Мидгара. Пока герои, выбравшись из грузовичка, грустно созерцали оные, сзади неслышно подкатил гигантский робот-танк, посланный вслед корпорацией, и открыл шквальный огонь на поражение. Бросившись в сомнительное укрытие за кузовом грузовика, герои ответили энергетическими разрядами, дарованными им припасенной загодя материей "молнии".

Спустя несколько минут, растянувшихся на долгие часы, они стояли над разбитыми останками своего последнего преследователя, пытаясь поверить в то, что испытания их, наконец, закончены. Встал закономерный вопрос: а что же делать дальше? Клод, получивший очевидные доказательства того, что Сефирот жив, считал себя обязанным отыскать его и устранить сию угрозу безопасности планеты. Баррет, Тифа и Аерис приняли решение отправиться вместе с ним; Эльмира еще раньше обмолвилась, что покинет Мидгар вместе с Марлин, слишком уж опасно становится в городе. Ред 13 собирался отыскать свое племя, посему тоже вызвался сопровождать героев, хотя бы некоторое время.

***

Впятером, они сидели в гостинице Калма - небольшого провинциального городка неподалеку от Мидгара.

"Я хотел быть таким, как Сефирот, потому и пошел в СОЛДАТы," - начал Клод свой рассказ. - "После нескольких совместных миссий мы стали друзьями... Боевыми друзьями. Он мало о себе рассказывал, но мы всецело доверяли друг другу. До одного дня. После войны, пять лет назад, наш долг заключался в подавлении любого сопротивления власти "Шинра." Мне было 16, я был молод и отчаянно желал проявить себя, хватаясь за самые трудные задания. Война закончилась, а в мирное время стать героем значительно сложнее... И вот мы с Сефиротом и еще парой СОЛДАТ тряслись в грузовике, дождь барабанил по крыше, а километры размытой дороги исчезали под колесами. Нас отправили осмотреть старый реактор Мако в Нибельхейме, который, по слухам, заполонили некие монстры, выведшие его из строя. Нибельхейм... я там родился... В общем, когда мы подъехали, монстр уже ждал нас - огромный зеленый дракон. И Сефирот схватился с ним один на один. Как же великолепен этот воин! Ни одна из легенд, ходящих о нем, не описывает и толику его истинной мощи! У дракона просто не было шансов - меч Сефирота искромсал могучую тварь в несколько мгновений.

А потом мы вошли в город. "Ну и как ощущения?" - обратился ко мне Сефирот. - "Это ведь твой первый визит домой за очень долгое время, так?.. А вот у меня нет родного города, родного дома. Моей матерью была Иенова, она умерла сразу после родов. Мой отец..." Он горько рассмеялся, почувствовав, что разоткровенничался: "Ладно, какое это имеет значение, в самом деле?"

"Стоп, притормози!" - оборвал рассказ Клода Баррет. - "Я помню Иенову - эту призрачную безголовую тварь, живущую в штаб-квартире "Шинра." Уж не эту ли..." Тифа шикнула на него, Баррет сконфузился и замолчал. Благодарно кивнув, Клод продолжил рассказ: "Город словно вымер. То ли люди от монстров попрятались, то ли от нас... Я зашел к себе домой. Отец умер несколько лет назад и мать жила одна. В тот момент она была здорова, но через несколько дней умерла... Ладно, это не имеет к происходящему никакого отношения, так что я не хочу больше возвращаться к этой теме.

На следующее утро мы вчетвером - я, Сефирот и два солдата сопровождения - оставили городок и устремились к горе Нибель, где был построен реактор Мако. Сефирот обмолвился, что нашел проводницу из местных, но я был изумлен, узнав, что это Тифа!.. С самого начала нам не везло. Прямо под ногами обрушился веревочный мост через ущелье и мы долго петляли в пещерах, коими были пронизаны тутошние горы. Сами камни мерцали зеленым светом, видимо, от воздействия волшебной энергии. А потом мы вышли к фонтану Мако бьющему из-под земли, настоящему чуду природы. Тифа заметила, что если реакторы и дальше будут качать энергию, фонтан скоро высохнет, но Сефирот, завороженно глядя на изумрудные потоки, не расслышал ее слов. "Когда конденсируется Мако, образуется материя," - промолвил он. - "С ее помощью мы может применять магию - знания Древних, связующее звено между нами и планетой... Хотя Ходжо из "Шинра" считает, например, что силы материи нельзя называть магией, некой таинственной силой. Ходжо... Этот необразованный сопляк, взявшийся продолжать дело великого ученого!.. "

Вскоре мы оставили пещеры позади и по узенькой горной тропке добрались до реактора. Здесь я распрощался с Тифой. Сефирот не позволил посторонней войти в здание, полное промышленных секретов "Шинра." Он приказал одному из солдат остаться с девушкой снаружи, а мы с ним прошли внутрь. Поломку реактора - открывшийся клапан - сразу же устранили, но почему он сломался, мы так и не поняли. Вскоре мы достигли помещения, где во множестве покоились странные капсулы в человеческий рост. Заглянув в окошко одной из них, Сефирот тихо произнес: "Понятно... Ходжо. Но даже свершив задуманное, ты никогда не станешь на один уровень с профессором Гастом." Он обернулся ко мне: "Эта система конденсирует энергию Мако, преобразуя ее в материю. Когда работает как надо, конечно же." Я тоже заглянул внутрь капсулы, в ужасе отшатнулся, ибо оттуда мне в лицо скалился человекообразный монстр, плавающий в резервуаре Мако. "Ходжо что-то добавил сюда," - задумчиво продолжал рассуждать Сефирот. - "Обычно СОЛДАТами становятся принявшие душ из энергии Мако, впитавшие ее в себя и при этом оставшиеся людьми. Но эти твари... энергия воздействовала на них дольше, гораздо дольше. Что же они такое?" Страшная догадка осенила его: "Неужто я тоже был создан?" Выхватив меч, Сефирот принялся крушить все вокруг. "Я с детства чувствовал, что не такой, как все," - ревел он, нанося удары по оборудованию, по капсулам. - "Какой-то особенный! Не такой, как другие!.." Я не совсем понял, о чем говорил Сефирот, и был крайне удивлен, узнав, что корпорация производит монстров.

Вернувшись в гостиницу Нибельхейма, Сефирот сразу же заперся у себя в комнате, даже не поговорив со мной. А наутро исчез. Мы отыскали его в особняке "Шинра" на окраине городка, в котором частенько останавливались люди корпорации. За секретной дверью нашлась лестница, уводившая в недра земли, а давно позабытую научную лабораторию. Сефирот, полностью отрешившись от внешнего мира, мерял шагами комнату среди бесконечных книжных полок, листая толстенный том. "...предположительно мертвый организм был обнаружен в 2000-летнем геологическом пласте", - бормотал он. - "Профессор Гаст назвал его Иеновой... Иенова оказалась Древней..." Он пролистал сразу несколько страниц: "Тааак... Проект Иенова одобрен, ровно как и реактор энергии Мако..." Я замер, не зная, что произойдет, побеспокой я его сейчас. Сефирот же всецело пребывал во власти своих невеселых дум: "Проект Иенова... Моя мать - Иенова. Совпадение, или... Профессор Гаст, почему вы умерли, ничего мне не сказав?!."

На цыпочках я покинул библиотеку, Сефирот же остался в подземелье и как одержимый пролистывал книгу за книгой. Несколько дней спустя я вновь спустился в тот жуткий подвал. Сефирот сидел за письменным столом, принадлежавшим бывшему хозяину лаборатории, и смотрел на меня так, как никогда раньше. "А, предатель пожаловал", - приветствовал он меня. Признаться, я опешил. А Сефирот продолжал, щедро делясь знаниями, почерпнутыми за последние дни: "Эта планета изначально принадлежала расе Цетра, кочующей в космическом пространстве. Они прилетали, заселяли планеты и улетали дальше, в вечном поиске Земли Обетованной. Но не всем нравился вечный вояж. Уставшие от бесконечных перелетов, они осели на нашей планете. И то были ваши предки". Слово "ваши", относящееся ко мне, он выделил как-то по-особенному.

"А затем планету постигла катастрофа", - продолжал вещать Сефирот. - "Ваши предки спаслись... Они выжили, потому что спрятались. Планета была спасена принесением в жертву Цетра, все наследие которых хранится лишь в этой библиотеке, в этих отчетах".

"А ты-то здесь при чем?" - осмелился спросить я. "Еще не понял?" - горько усмехнулся Сефирот. - "Древняя по имени Иенова была найдена в скальной породе 2000-летней давности. Проект Иенова... Предполагалось, что проект будет производить людей со способностями Древних... нет, Цетра! Так, гениальный профессор Гаст, стоящий во главе проекта, произвел на свет первый образец - меня!" Признаться, эта новость повергла меня в шок. А Сефирот, грубо оттолкнув меня с дороги, направился к выходу. "Пойду проведаю мать!" - бросил он напоследок.

Когда я вышел из особняка, Нибельхейм пылал! В ревущем пламени я разглядел фигуру Сефирота, мечом пронзающего тела несчастных горожан. Воистину, он сошел с ума!.. Преследуя бывшего боевого товарища, я вновь добрался до реактора на вершине горы Нибель. Ворвавшись внутрь, увидел Тифу, склонившуюся над трупом отца. Рядом на земле лежал знакомый окровавленный меч. "Это сделал Сефирот, да?" - спрашивала несчастная Тифа, зная, что отец ей уже не ответит. - "СОЛДАТы? Шинра?!.. Ненавижу!.. Ненавижу их всех!" Подхватив клинок, она устремилась во внутреннее помещение реактора, я бросился следом.

Опоздал. Войдя в зал с капсулами монстров, я лицезрел Тифу, атакующую Сефирота его же мечом. Конечно, воин легко одолел девушку: плавным движением вырвав клинок из ее руки, он с силой оттолкнул ее от себя, после чего повернулся к запечатанной двери, запримеченной нами еще во время прошлого визита, и воззвал: "Мама, я пришел к тебе! Открой дверь!" Дверь открылась; Сефирот прошествовал внутрь. Я поднял на руки избитую Тифу, отнес ее в сторону. "Ты обещал... что придешь... когда я буду в беде", - прошептала она.

Я прошел в покои Иеновы. Она была там - огромное женоподобное существо, опутанное кабелями, обложенное некими резервуарами и капсулами. Обезумевший Сефирот простирал к ней руки: "Давай снова заберем себе эту планетку, мама! Давай отправимся в Землю Обетованную!" Он заметил меня. "Смотри, мама, они снова здесь. С необыкновенной силой, знаниями и магией, ты была рождена, чтобы стать правительницей планеты! Но эти... эти жалкие людишки... все отняли... Но теперь я с тобой мама, теперь мы вместе!"

Не в силах больше сдерживаться, я выхватил меч: "А как же я? Как же МОЕ горе? Моя семья? Друзья? Ты отобрал у меня родной город!" Но Сефирот лишь рассмеялся: "Что мне до того? У меня теперь новая цель - взять планету у людей и вернуть ее Цетра, став единовластным властителем!" С обнаженным оружием мы двинулись навстречу друг другу под недвижным взором исполинской Иеновы.

И это конец моей истории. Дальше в памяти - сплошной провал. Вроде бы, из-за недостатка мастерства я не смог одолеть Сефирота. Газеты писали, что он мертв, но, как оказалось, это не так. Я хочу выяснить правду: почему Сефирот не убил меня тогда? Как выжила Тифа? И что с Иеновой?.. Ясно, что корпорация переправила ее из Нибельхейма в Мидгар, но Сефирот забрал ее оттуда. Теперь он движется к Земле Обетованной и у нас все меньше времени, чтобы остановить его".

Клод замолчал.

Рано утром герои покинули Калм, устремившись на юг, по следам Сефирота.

***

Перейдя огромное зловонное болото, пробравшись сквозь запутанные пещеры старой мифриловой шатхы, пятерка героев направилась в Юнон, близлежащий портовый город, где, по слухам, Сефирота наблюдали сравнительно недавно.

По пути они повстречали взбаламошную девчонку, вооруженную огромным сюрикеном, наверняка уроженку Утая. Представившись Юффи, девчонка, излишней скромностью не обремененная, сообщила, что она - охотница за материей, и последует за отрядом в том случае, если по завершении миссии вся найденная материя перейдет к ней. Расценив это как шутку, Клод позволил Юффи присоединиться к отряду.

Небольшой захирелый городок, пустынный пляж и загрязненные прибрежные воды - что что являл собою порт Юнон после того, как корпорация по аналогии с Мидгаром возвела на его основе "верхний город", всецело заслоняющий собой солнечный свет от живующих на земле. Солдаты "Шинра" не обратили на прибывших путников никакого внимания, занятые подготовкой к прибытию нового Президента. Из обрывков разговоров герои уяснили для себя, что Руфус намеревается пересечь океан. Значит ли это, что Сефирот, с Иеновой или без нее, уже достиг запредельных земель?

Герои сняли комнаты на местном постоялом дворе. Во сне Клод услышал голос, обращающийся к нему в кромешной тьме: ""Тогда, пять лет назад, когда вы отправились к горе Нибель, Тифа была вашим проводником?". "Да..." - ответил он невидимому собседнику. "Но где еще была Тифа?" - продолжал тот. - "Почему вы не могли встретиться наедине? Спроси у нее..." Просто спросить... Почему эта идея не пришла к нему в голову раньше?

Клод проснулся. За окном едва занимался рассвет, но Баррет с товарищами уже расположились в гостиной, строя планы о том, как пробраться в верхний город и непосредственно в сам порт, единственный вход куда зорко охранялся СОЛДАТами корпорации. Отозвав Тифу в сторонку, Клод попытался ей задать интересующий его вопрос, но девушка лишь отмахнулась, сказав, что плохо помнит события пятилетней давности. Странно все это...

Взобравшись вверх по одной из поддерживающих конструкцию опор, герои оказались в аэропорту Юнона, где с изумлением лицезрели чудо техники - великолепный самолет "Ураган". Из обрывков разговоров возящихся вокруг техников они уяснили, что самолет заказала корпорация к приезду Руфуса, но работы над ним еще далеки от завершения. Похоже, Президенту придется пересекать океан по старинке - на грузовом танкере.

Над Юноном гремел парадный марш, красные знамена с золочеными надписями "Новая эра" полоскались на ветру, сотни солдат выстроились вдоль улиц, горожане свешивались из окон, чтобы получше разглядеть кортеж своего Президента. Чтобы не привлекать к себе ненужного внимания, герои совершили рейд в местные казармы, где разжились армейской униформой. В оную облачился даже Ред 13; передвигаясь на четырех лапах, он искуссно симулировал в стельку пьяного матроса, возвращающегося на корабль с увольнительной. Пристроившись к марширующим по центральной улице войскам (Ред 13 плелся задворками), герои уверенным шагом протопали в порт, где уже находились Руфус и Хейдеггер, окруженные кольцом настороженных Турков. Поднимаясь в числе прочих воинов на борт корабля, Клод отчетливо расслышал слова Президента: "Клод Страйф прибудет сюда, вне всяких сомнений. Позаботьтесь о нем и об остальных". Мысленно улыбнувшись, Клод, впервые за долгое время вновь щеголявший в ненавистной униформе, взошел на борт.

Танкер отчалил. Куда они движутся и зачем? Наверняка Руфусу больше известно о планах и перемещениях Сефирота, а раз так, стоит затаиться и на время превратиться просто в безликих солдат. Герои, навострив уши, разбрелись по кораблю; от столь удачно выручившей их формы воинов корпорации избавляться пока не хотелось. Никто - ни СОЛДАТы, ни Турки - не заметил появления в их рядах четырех лишних воинов и одного постоянно пьяного матроса (роль свою Ред 13 играл с душой и упоением).

Взвыла тревожная сирена, испуганный голос сообщил, что в машинном отделении обнаружен посторонний. Солдаты, похватав винтовки, бросились в трюм, Клод с товарищами, сбросив опостылевшую форму, осторожно двинулись следом... Пол устилали трупы воинов и матросов, а над ними возвышался человек в черном плаще - Сефирот! "Время пришло", - пробормотал он, после чего взмыл в воздух, растворившись среди притолочных теней.

***

Корабль входил в бухту Коста дел Соль, южного курортного городка. Спустившись с трапа, Руфус устроил хорошую выволочку Хейдеггеру. Подумать только, с ними вместе пересекали океан Сефирот и Клод со своей командой, а глава Комитета Общественной Безопасности умудрился упустить их всех! Теперь ему придется из кожи вон лезть, если он в глубине души надеется сохранить свою должность.

Верные Турки сопроводили Руфуса в вертолет, ожидавший у причала. Хейдеггер проводил шефа злым взглядом, но приказ есть приказ, и надо его выполнять. Отдав распоряжение оставшимся под его началом солдатам, главный силовик корпорации коварно рассмеялся: уж теперь-то Клод Страйф никуда от него не денется...

Сам же предмет столь пристального внимания корпорации нежился на белоснежном песочке знаменитого пляжа Коста дел Соль, на время отрешившись от всего происходящего. Расспросы местных жителей оказались на удивление плодотворны: многие из них видели человека в черном плаще, пришедшего со стороны океана и направившегося на запад, где за горами приютилось знаменитое на весь мир казино - Золотое Блюдце. Резонно предположить, что и Руфус с Турками отправились туда же. Так что - часом раньше, часом позже, а когда еще выпадет шанс просто поваляться на пляже? Руководствуясь сей нехитрой мыслью, Клод вкушал прелести жизни, из-под полуопущенных век с интересом разглядывая девиц в бикини, присутствующих здесь во множестве.

Но рано или поздно приходит пора двигаться дальше. Герои покинули сказочный Коста дел Соль, направив стопы на запад, где среди неприступных горных пиков возвышался один из реакторов корпорации, выкачивающий живительную Мако из земных недр. Такое чувство, что адских машин понаплодили по всей планете...

Миновав реактор и сонм железнодорожных путей, связующих местные угледобывающие шахты, герои вышли к поросшим мхом развалинам городка Северный Корел, ныне больше похожими на большую свалку. Завидя странников, горожане - в большинстве своем, шахтеры - возбужденно загудели. Один из них, посмелее прочих, вплотную приблизился к Баррету. "Ты виноват в том, что случилось с нашим городом!" - брызгая слюной, проорал он в лицо вояке, отвешивая ему оплеуху. Удивительно, но Баррет смолчал.

Герои пересекли Корел, провожаемые ненавидящими взглядами, направляясь к монорельсовой дороге; ближайший состав должен доставить их прямиком в Золотое Блюдце. "Корел всегда специализировался на добыче угля", - внезапно прервал молчание Баррет. - "Он такой пыльный... Но спокойный и тихий. И вот люди "Шинра" обратились к нам с предложением построить в горах свой реактор. Жалованье обещали хорошее, на угле столько не выручишь. Кто-то поддержал их, кто-то - нет. Я ухватился за предложение, не мог больше видеть, как моя жена - Мирна - прозябает в бедности. Большинство меня поддержало; реактор был построен и завершен. Мы думали, что теперь жизнь наша изменится к лучшему... Но однажды я вернулся домой из шахты, и увидел, что дома больше нет. Город был дотла сожжен войсками "Шинра". Все мои родные... друзья... жена... Дело в том, что в реакторе произошел взрыв и "Шинра" обвинила во всем бунтарей из нашего городка. Возможно, они были правы. Их-то я простил, а себя - нет. Не нужно было строить этот реактор".

Ну что тут можно сказать? Ложь корпорации наложила отпечаток на жизни каждого из них.

***

Монорельс донес их до Золотого Блюдца, парящего над землею и блистающего своим великолепием посреди пустоши западного континента. Знаменитое казино, оплот азарта и порока. Именно здесь обрывался след Сефирота. Войдя внутрь, друзья лишь хлопали глазами, глазея по сторонам, ведь здесь во множестве доступны всевозможные развлечения, только плати. Баррет, со времени посещения Корела пребывающий в крайне скверном состоянии духа, оставил друзей, буркнув напоследок, что хочет побродить в одиночестве.

Кайт Ши

К Клоду подскочил странный субьект - говорящий кот в большом белом доспехе в форме мугла. Да, где еще увидишь такое зрелище! Представившись как Кайт Ши, предсказатель судьбы, существо долго пыжилось, пытаясь придумать более-менее возможное будущее для собеседника, в итоге выдало: "Ты найдешь то, что ищешь, но также потеряешь то, что тебе дорого!". Заявив, что не понимает ни слова из того, что сам напророчил и жаждет это выяснить, Кайт Ши, не спрашивая ни у кого разрешения, присоединился к разношерстному отряду. Подозрительно, конечно, уж очень настырен этот субьект!.. И все же Клод решил держать Кайт Ши поблизости, исподволь наблюдая за ним, благо боевые свойства кошачьего панциря весьма впечатляли и могли оказаться полезны. И могло ведь оказаться так, что новый знакомец - просто безобидный, слегка свихнувшийся кошак, жаждущий приключений?..

Послышались выстрелы. Герои бросились на звуки; глазам их предстал зал, где в лужах собственной крови плавали как солдаты "Шинра", так и работники казино. Сефирот?.. Нет, все люди расстреляны в упор, а человек, по следу которого они идут, никогда не использует огнестрельного оружия. Но... не Баррет же?!.

Появившаяся как нельзя кстати охрана казино не тратила время на долгие расследования случившегося. Боевые роботы скрутили пятерку героев да выбросили их из Золотого Блюдца вниз, на землю, в тюрьму Корела. Надо сказать, пространство под левитирующим казино оказалось огромной свалкой всяческой рухляди, огороженное высоким металлическим забором. Сюда попадали нищие, шулеры, отщепенцы всех мастей, а вот теперь - и Клод Страйф с товарищами. Из тюрьмы был единственный выход: как и все азартные люди, заправилы Блюдца постановили, что ежели кто-либо из заключенных победит в Бегах Чокобо, то тут же получит безоговорочную свободу. К участию в сим мероприятии, правда, допускались далеко не все, а только сумевшие войти в доверие к таинственному тюремному Боссу, истинную личину которого мало кто знал.

Здесь же, на задворках цивилизации, отыскался и Баррет Воллс. По его словам, расстрел в казино учинил не он, а другой... человек с пулеметом вместе руки... "Когда солдаты "Шинра" сжигали наш город, я как раз возвращался с работ на реакторе вместе с лучшим другом, Дайном. Скарлет, глава департамена "Шинра" по разработке оружия, руководила операцией по уничтожению Корела. Та еще стерва, вечно щеголяющая в своем алом платье... Так вот, завидя вдалеке нас с Дайном, она лишь щелкнула пальцами и солдаты тут же бросились стрелять. Мы стояли на узкой горной тропе; Дайн метнулся в сторону, оступился и начал падать в пропасть. Я схватил его за руку и держал из последних сил, когда автоматная очередь ударила в наши сцепленные руки. Я разжал перебитые пальцы и мой лучший друг упал вниз... Много позже, когда вместо протеза я установил пулемет, то узнал, что еще один человек сделал похожую операцию. Чувствую - это Дайн, он выжил и он мстит!"

Слова Баррета оказались пророческими. В отдаленной от остальных части тюремной зоны герои обнаружили человека с рукой-пулеметом - Дайна! Последний после всего пережитого основательно повредился рассудком и теперь убивал кого ни попадя: прислужников корпорации или иных, он не делал для себя особых различий. После разрушения Корела и гибели его жены Элеоноры и дочери Марлин собственная жизнь утратила всякое значение... Герои с удивлением воззрились на Баррета: они-то полагали, что Марлин - родная дочурка старого вояки, а тут вот оно как выходит!.. Баррет сначала потупился, затем встретил взгляд старого друга, сообщил ему, что Марлин жива и ждет в Мидгаре. Открытие это, к несчастью, мало что изменило в сознании Дайна. "Мои руки чересчур запятнаны кровью", - выдавил он из себя. - "Я никогда больше не смогу прикоснуться ими к дочери". Он бросился прочь, к видневшемуся недалече ущелью, очертя голову бросился вниз, исчез... на этот раз - навсегда. Запрокинув голову к небу, Баррет страшно взвыл: еще одна жизнь, загубленная безжалостной "Шинра", еще один счет, который корпорации рано или поздно придется оплатить.

Заключенные колонии, побаиваясь новичков, так легко (как они полагали) рассправившихся с их Боссом, Дайном, тут же дозволили им учавствовать в Бегах Чокого. Посколько никто иной из его команды и слышать не хотел о том, чтобы взобраться на курицу-переростка и нарезать круги по Золотому Блюдцу, Клод сам вызвался добровольцем. Впечатление оказалось... спорным. Но азарт состязаний да свобода друзей, стоящая на кону, побудили Клода подойти к роли жокея чокобо со всей серьезностью. Как следствие - Бега были выиграны им достаточно легко; наверное, чокого попался выносливый, быстрый и сметливый.

Хозяин казино - Дио - лично поздравил Клода, вручил ему ключи от машины-вездехода, могущей одинаково легко передвигаться как по пескам пустынь, так и по речным водам. Напоследок он шепнул Клоду о том, что Сефирот, миновав Золотое Блюдце, отправился на юг, в селение Гонгагу. Куда держит путь этот воин? Где он рассчитывает найти Землю Обетованную?..

Погрузившись на выигранное в Бегах транспортное средство, шестерка героев двинулась на юг, где за реками и долами их ждала неведомая покамест Судьба.

***

Горы и пустоши Корела остались далеко позади. Южные земли континента, сплошь покрытые непроходимыми джунглями, не снискали большой популярности у поселенцев. Оставив вездеход, путники углубились в заросли; еле заметная тропка, въющаяся среди древних пальм, красноречиво указывала, что путь этот ведет прямиком в Гонгагу. Еще одним весомым аргументом в пользу сего утверждения стали два Турка, терпеливо ждущие на тропе. Команду Клода, кого ж еще?.. Старина Рено и второй, незнакомый, оба при параде, в черных костюмах, что в окружении вечнозеленой листвы выглядит довольно дико. Представив соратника как Руд, Рено, не тратя лишних слов, бросился в атаку.

Товарищи Клода Страйфа оказались не по зубам агентам "Шинра"; гибели в сем забытом месте пара в черном предпочла стремительное бегство. Схватка была выиграна, но один вопрос продолжал висеть в воздухе. Как Турки смогли прознать о том, что герои направляются в Гонгагу? У кого была причина и возможность передать им эту информацию? Шагает ли сейчас предатель вместе с ними? С другой стороны... существует ли он вообще?.. Можно сколько угодно крошить себе мозги, время от этого не остановится и работа не сделается. Посему стоит на время выбросить из головы мучительный вопрос и сосредоточиться на настоящем, надеясь, что в будущем все тайное станет явным.

Джунгли расступились, открыв взорам героев поросшую зеленью и насквозь проржавевшую металлическую конструкцию, в которой смутно угадывались очертания реактора. Послышался шум вертолета, порыв ветра пригнул к земле окрестные пальмы. Шестерка героев укрылась под обломками металлоконструкций, валяющихся здесь в изобилии. На площадку к реактору гордо прошествовала Скарлет, сопровождаемая Тсенгом - Турком, похитившим некогда Аерис. Да что за день сегодня - вся элита "Шинра" сорвалась на послеобеденную прогулку в джунглях забытого континента. Внимательно оглядев бренные останки реактора, Скарлет авторитетно заявила, что он уже ни на что не пригоден, и поиски здесь новой - гигантской - материи для создания совершенного оружия обречены на неудачу. "Гигантская" материя? Что-то новенькое...

Дождавшись, пока делегация корпорации скроется с глаз долой и шум вертолета затихнет вдали, герои продолжили свой путь. К счастью, никаких сюрпризов больше не обнаружилось и вскоре пред ними на небольшой просеке во всей красе предстало селение Гонгага. Местные жители рассказали, как взрыв на реакторе чуть не стер с лица планеты их городишко, и после этого случая они перестали использовать энергию Мако, отказавшись от технологий и обратившись к единению с природой.

В деревушке герои повстречали пожилую семейную пару. Увидев зеленые глаза Клода, старики сразу смекнули, что он из СОЛДАТ. "У нас тоже когда-то был сын - Зак", - поведали они, - "но 10 лет назад он заявил - Я хочу стать СОЛДАТом! - и покинул отчий дом. С тех пор он лишь один раз прислал письмо, где черкнул пару строк о своей девушке. Скажите, не встречали ли вы его?" Клод озадаченно помотал головой: ни о каком Заке во время службы в войсках корпорации он и слыхом не слыхивал. Зато Тифа вспыхнула и резко отвернулась. Позже Клод пытался расспросить девушку, что из рассказа пожилой четы вызвало столь бурную реакцию, но та лишь отмахнулась. "Все вы так!" - заявила Тифа. - "Я хочу стать СОЛДАТом! А потом пропадаете. Навсегда". Клод всерьез озадачился: вот и пойми, что у нее на душе и говорит ли она то, что думает. Женщины, вечно все усложняют...

В джунглях след Сефирота безвозвратно терялся, он даже и не заходил в Гонгагу. Зато до родины Реда 13 - Космо Каньона в западных горах - было рукой подать. Быть может, там им повезет больше? Вообще - интересное это место, Космо. Там еще помнят предания о том, что планета на самом деле жива, а Мако - ее жизненная сила. Баррет заметил, что побывав в Космо годы назад, вскоре после разрушения Корела, он осознал непоправимый вред, наносимый корпорацией миру, и принял решение основать "Лавину".

Жители Космо - городка, выстроенного прямиком в пещерах отвесной стены каньона, с радостью встретили вернувшегося к ним Нанаки, таково было настоящее имя Реда 13. Как он сам рассказал, миссия его племени заключалась в охране сего мирного селения от внешних угроз. Мать его погибла, трусливый отец - бежал, и теперь он, Нанаки, единственный из оставшихся в живых, кто продолжит и разделит судьбу славных предков.

Ред 13 отвел друзей к убеленному сединами старейшине Космо Каньона, Бугенхагену, представив их как потенциальных спасителей планеты. Старейшина поочередно осмотрел каждого из посетителей, взгляд его задержался на Аерис. "Спасти планету?" - чуть насмешливо молвил он. - "Надобно бы поторопиться. Планета кричит, молит о помощи... И здесь, вдали от шума цивилизации, глас ее слышен как нельзя более отчетливо. Она страдает, гибнет. Через год, через сто лет, но это случится, если "Шинра" заберет себе все ее силы".

Бугенхаген пригласил героев в свою обсерваторию, включил голографическую карту солнечной системы. Феерическое зрелище... Они стояли в черноте космоса, попирая ногами звезды, а мимо проносились кометы, астероиды, планеты... Великолепие модели портил лишь зловещего вида метеор, застывший в некотором отдалении и жадно пожиравший космические объекты, имевшие несчастье к нему приблизиться.

"Ведомо, что после смерти тела и души умерших возвращаются в планету", - продолжил Бугенхаген. - "Одиночные духи сливаются воедино, образуя Живой Ручей, духовную энергию. Благодаря ей зарождается новая жизнь, появляются дети. Они растут, умирают, возвращаются в планету и цикл повторяется вновь и вновь. Духовная энергия дает жизнь всему сущему: людям, зверям, растениям... иным планетам. Она - сама природа. Что случится, если она иссякнет? Ответ очевиден: планета будет уничтожена. Когда духовная энергия насильно извлекается и преобразуется в материю, она не может истинно вершить свое предназначение. Работа адских реакторов Мако разумеет под собою высасывание жизни из живых существ! И планета разрушается..."

Зажегся свет, голограмма исчезла, а вместе с ней и гипнотическая иллюзия вечности и бесконечности бытия. Что ж, кой-какую информацию к размышлению герои получили, но все же недостаточно... Бугенхаген отослал их к хранителю преданий Космо Каньона, который наверняка сможет просветить их по ряду вопросов.

Старик Харго проживал в уютной пещерке по соседству. Всю свою жизнь он посвятил записи древних легенд и знаний, справедливо считая их бесценным сокровищем будущим поколениям. "Земля Обетованная?" - хитровато прищурился он на вопрос Клода. - "Ее не существует! Ну, не то чтобы... Земля Обетованная - это жизнь Древних, непрерывное путешествие, в котором они растят деревья и растения, создают животных и увеличивают энергию Мако. И место, куда они возвращаются после смерти, их могила и есть Земля Обетованная. То есть момент абсолютного счастья для Древних, когда они освобождаются от оков судьбы и сливаются с планетой. По крайней мере, я в это верю..."

***

Наступил вечер. Спустившись на дно каньона, герои устроились у весело потрескивающего костра. Им о многом нужно было поразмыслить. Сидели, уставясь в пламя, каждый думал о своем. "Здесь, в Космо Каньоне и родилась "Лавина", - нарушил затянувшееся молчание Баррет. - "И я обещал ребятам, поверившим в меня - Биггсу, Веджу, Джесси, - что когда-нибудь, после победы над "Шинра", мы вернемся в каньон и хорошенько отпразднуем это. А теперь их нет. Они погибли, сражаясь за планету. А если я пойду дальше, простят ли они меня?.. Не знаю... Но если в моих силах сделать что-нибудь для людей, живущих в этом мире, то я без колебаний сделаю это!.. Справедливости ради или мести - плевать! Пусть каждый решает для себя. А сейчас - "Лавина" родилась вновь!" Вояка отвернулся, глаза его подозрительно блестели. "Какое скучное место!" - фырнкула Юффи. - "Давайте лучше отправимся на поиски материи!"

Тифа, погруженная в свои невеселые думы, не слышала монолога души Баррета Воллса. "Клод..." - начала она, сразу же осеклась. - "Нет, ничего..." Клод Страйф пристально глядел на подругу детства, ожидая продолжения. Та не выдержала: "Клод, вот ты ушел пять лет назад. Ушел далеко, а теперь... Скажи, ты... это на самом деле ты?" Простой вопрос, заданный неведомо зачем и сбивающий с толку, не требовал ответа на самом деле.

"Я здесь многое узнала от старейшин", - промолвила Аерис. - "О Цетра, о Земле Обетованной. Я... я так одинока. Я - последняя из Цетра". "Значит ли это, что мы никак не сможем помочь тебе?" - осторожно начал Клод, но Аерис лишь отвернулась, не желая продолжать разговор.

Кайт Ши молчал, сидя поодаль, и внимательно прислушивался к невеселой беседе своих товарищей. В эту чудесную ночь у яркого костра под открытым небом витало настроение какой-то депрессии и безысходности. "Очень давно, когда я был еще мал, мы любили бегать вокруг этого огня", - подал голос Ред 13. - "Глядя на него, я вспоминаю своих родителей. Мысли о матери приносят мне чувства гордости и восторга, но воспоминания об отце полны горечи и злости. Когда напало племя Джи, он сбежал, бросив мать и всех людей каньона! Проклятый трус!.."

"Ты в самом деле до сих пор не можешь простить отца?" - послышался удивленный голос и в круг света, отбрасываемый огнем, прошествовал старик Бугенхаген. - "Пойдем, Нанаки, настало время тебе кое-что увидеть". Повернувшись спиной, старейшина зашагал к пещерам каньона, провожаемый удивленными взглядами.

Ред 13 и Сето Посовещавшись, герои отправились следом. Ничего не объясняя, Бугенхаген вел их забытыми подземными коридорами, где, сродни застоявшемуся воздуху, витали призраки убиенных воителей племени Джи. Миновав казематы и вновь выйдя под волшебное сияние звездного неба, герои наблюдали каменную статую соплеменника Нанаки. "Это твой отец, Сето", - указал на нее Бугенхаген. - "В одиночку он защищал вход в наш каньон, так и не пропустив врага, даже когда отравленные стрелы воителей Джи обратили его тело в камень". Ред 13 молчал, глаза его расширились от ужаса и изумления. Всю свою жизнь он считал отца трусливым беглецом, в то время как тот был истинным героем племени. Здесь и сейчас, Ред 13 поклялся стать воином, достойным своего предка, до конца пройти путь с Клодом Страйфом и спасти планету от угрозы корпорации. Бугенхаген, правда, сильно сомневался, что это возможно в принципе, но вслух ничего не сказал, благословил Нанаки и отправился восвояси. Бросив последний тоскливый взгляд на окаменевшего Сето, Нанаки повернулся к нему спиной и побрел назад, где у выхода из пещеры его ожидали друзья.

И никто не заметил, как в глазах каменной статуи показались скупые слезинки.

***

Маленький вездеход стремительно нес их на север, к руинам Нибельхейма, родного города Клода и Тифы. Последний пункт, где они еще не были и где вполне мог обнаружиться Сефирот. Или, хотя бы, найтись какие-либо следы его перемещений.

Но увиденное по прибытии не лезло ни в какие рамки. Там, где должны были сохраниться разве что остовы домов, сгоревших в страшном пламени пять лет назад, героям предстал чистенький уютный городок - Нибельхейм во всем своем великолепии. Клод с Тифой глазам своим не поверили и бросились с расспросами к горожанам. Но те лишь непонимающе разводили руками: какой такой пожар? Не было здесь ничего подобного ни пять лет назад, ни когда-либо раньше... Чувствуя, что сейчас уж точно рехнется, Клод бросился в свой родной дом, ныне занимаемый некой незнакомой женщиной. Лицо той выразило неподдельное изумление: "Да кто ты такой, парень? Я тут всю жизнь прожила, а тебя не видела ни разу!"

В атмосферу всеобщего безумия отлично влились индивиды, разгуливающие по Нибельхейму, с ног до головы закутанные в черные накидки и бормочущие о "Великом Сефироте" и скором "Воссоединении". Зоркий глаз Клода уловил татуировки на руках этих личностей: у каждого - свое число, у кого больше десятка, у кого - меньше. Насколько Клод помнил, у самого Сефирота также была татуировка - число "один". Неужто вся эта ватага ненормальных черноризцев - его преданные поклонники?

Оставался один шанс все выяснить, и герои устремились прямиком в особняк "Шинра", горделиво взиравший с холма на тихий Нибельхейм. Пройдя знакомыми коридорами, Клод отворил тайную дверь и по казавшейся бесконечной винтовой лестнице повел друзей в подземную библиотеку. Здесь все сохранилось точно так, как и было пять лет назад. Так кто же все-таки сошел с ума?

В библиотеке, как и тогда, во время приснопамятного посещения этого дома, Клод Страйф обнаружил Сефирота. "Вы примите участие в Воссоединении?" - вопросил тот, не тратя время на ненужные представления и приветствия. - "Воссоединении, которое почтит своим присутствием Иенова - бедствие, пришедшее с небес". "Чего?" - ошарашенно переспросил Клод. Бедствие с небес? Разве Иенова не была Древней?.. Сефирот грустно вздохнул: "Понятно... Вы не Посвященные... Что ж, я отправляюсь к горе Нибель. Если хотите понять истину о Воссоединении - следуйте за мной!" Сказав это, он воспарил в воздух и стремительно вылетел из подземного покоя.

Винсент Обыскав заплесневевшие подвалы старого особняка, герои обнаружили огромный саркофаг. К их ужасу, крышка откинулась в сторону, явив взорам бледнокожего темноволосого мужчину. "Винсент", - представился он. - "Я был в производственном департаменте "Шинра" в отделе административных исследований, также известном как Турки. А вот вы что тут делаете?" Что-то новенькое - бывший Турк, почивающий в гробу глубоко под землей... Поведав Винсенту свою историю, они ввергли странного субъекта в глубокие раздумья. "Вы ведь не знаете Лукрецию?" - наконец промолвил Винсент. - "Настоящую мать Сефирота. Прекрасная женщина... Она была ассистенткой профессора Гаста по проекту Иенова. Я не смог остановить ее... Скажите, пересекутся ли ваши пути с Ходжо?" Герои пожали плечами: вполне вероятно, что они и повстречают сего господина, хотя - как знать? Не посвящая их в дополнительные подробности, Винсент тут же возжелал присоединиться к группе.

Покинув затхлый особняк и вновь вдохнув свежий горный воздух, герои оставили провинцальный городок и двинулись на север, туда, где в сердце горного массива был возведен реактор корпорации. Туда, где, как они справедливо полагали, найдутся ответы на многие вопросы.

***

Несколько следующих дней герои только и занимались тем, что лазали по горам Нибель да заглядывали во все пещеры, тревожа покой местных чудищ. Следов Сефирота, ровно как и Иеновы, обнаружить не удалось. Поиссякли и встречавшиеся ранее на каждом шагу странные черноризцы.

Оставив горы позади, герои пребывали в некотором недоумении. Сефирот вновь умудрился скрыться, ищи его теперь... Баррет припомнил, что недалече находится космопорт корпорации, построенный еще в те годы, когда "Шинра" активно проводила свою программу исследования космоса. Но после нескольких неудачных стартов ракет финансирование проекта прекратилось, а городок, успевший вырости вокруг космопорта, захирел и был забыт.

Еще издалека герои разглядели возвышающийся над холмами накренившейся остов проржавевшей ракеты - эдакий наглядный символ нынешнего жалкого существования Ракетного Городка. Как и все остальные селения на этом континенте, служащие для корпорации лишь местом размещения реакторов Мако. О нуждах простого народа элита "Шинра", благоденствующая себе в Мидгаре, предпочитала не вспоминать. Но вскоре положение Ракетного Городка вполне могло измениться. Ходили упорные слыхи о скором приезде Президента Руфуса и о возобновлении космической программы. Горожане, практически все - механики, жили надеждой и предвкушением возможности вновь зарабатывать на существование.

Сид Внутри ракетного остова герои повстречали Сида, тутошнюю знаменитость, окрещенного соседями Капитаном. Дымя сигаретой, тот яростно вертел разводным ключом какую-то насквозь проржавевшую гайку. "Вы знаете, что "Шинра" разработала множество механизмов во время той бессмысленной войны?" - начал Сид. - "Теперь это Мако-корпорация, но раньше она была производителем оружия. Одной из таких революционных разработок и стал ракетный двигатель. Идея выйти в открытый космос будоражила воображение и в скором времени был основан наш городок. Бюджет проекта расширили; изготавливался прототип за прототипом, пока наконец не была создана эта ракета - "Шинра-26". Для управления ею корпорация выбрала лучшего пилота в мире - меня. Все шло хорошо, и вот настал день запуска... Но из-за этой дуры Шеры старт провалился!" Сид в сердцах пнул ногой ржавую панель: "Финансирование тут же срезали, а мне доходчиво объяснили, куда пойти со своим космосом! Поняв, что производство Мако приносит хороший доход, корпорация и вовсе свернула космическую программу. Мечта моей жизни была для нее лишь денежной суммой! А эта старая ракета... С каждым днем она наклоняется все больше и больше. Интересно, что случится раньше: она упадет или этот городок вымрет?"

Выговорившись, Сид выплюнул сигарету, и, не сказав больше ни слова, отправился восвояси. Клод с товарищами, за неимением лучших предложений, поплелись следом. Пинком распахнув дверь собственной хибары, Сид проорал жене, Шере, приготовить гостям чаю, а сам, ругнувшись напоследок, отправился во дворик чинить аэроплан "Маленький Бронко", прибранный им к рукам еще во времена войны.

"Он всегда такой", - смущенно объяснила Шера остолбеневшим героям. - "Просто я... похоронила его мечту. Тогда, во время запуска ракеты, я замешкалась в одном из отсеков, устраняя неисправность в кислородном баллоне. И Сид аварийно выключил двигатель, прервав старт и сохранив мою жизнь".

Снаружи послышался шум и в комнату шумно ввалился старый знакомец - толстяк Палмер, некогда ответственный за космическую программу. Президент Руфус с отрядом сопровождения остался за дверью. Обрадовавшись, Сид выбежал наружу, но уже через минуту до героев донеслись его яростные крики. Оказывается, Руфус вовсе не желал возрождать космическую программу, а прибыл в Ракетный Городок лишь затем, чтобы позаимствовать "Маленького Бронко" и отправиться на нем вслед за Сефиротом. Понимая, что Сид никогда не расстанется с любимым аэропланом и пользуясь сумятицей, Палмер прокрался на задний двор, дабы попросту угнать самолетик.

К счастью, наши герои были начеку и, хорошенько накостыляв коварному толстяку, вынудили его отступить. Понимая, что только отсрочили неизбежное и сейчас сюда заявится весь взвод, сопровождающий Президента, они сами завели "Маленького Бронко", погрузились в кабину и подняли аэроплан в воздух. Заслышав знакомый шум моторов, Сид опрометью бросился на задний двор и, подпрыгнув, сумел ухватиться за крыло набирающей высоту машины.

Далеко улететь, однако, не удалось: СОЛДАТы "Шинра" открыли огонь и пули пробили левый двигатель "Маленького Бронко". Аэроплан протянул еще пару сотен метров, после чего тяжело плюхнулся в реку. Осмотрев повреждения, Сид авторитетно резюмировал: больше в воздух машине не подняться, но она вполне сгодится в качестве скороходной лодчонки. Подумав, Капитан решил и дальше остаться с героями: время его прошло, в Ракетном Городке он не нужен. Быть может, миссия Клода укажет ему новую цель в жизни? Сид поведал, что Руфус в разговоре с ним обмолвился о поисках Сефиротом Храма Древних. Однако где находится этот Храм и что там позабыл легендарный воин, так и осталось неизвестным.

***

Следующие несколько недель прошли в возвращениях в уже знакомые города да расспросах местных. Многие слышали предания о Храме Древних, но никто не мог хотя бы приблизительно указать его местонахождение.

Посетили герои и Утай, родину Юффи. Сия западная война потерпела поражение в войне с корпорацией, и теперь оказалась низведена до статуса обычного курорта; боевой дух утайцев был сломлен.

Герои никак не ожидали оказаться в центре противостояния между бежавшим из Мидгара Доном Корнео и преследующими его Турками. Корнео похитил Елену, одну из новобранцев отдела административных исследований, и Юффи, посему команду Клода пришлось на какое-то время объединиться с Рено и Рудом в преследовании криминального авторитета. Наконец, последний был загнан в угол, получив по заслугам - отныне Корнео навсегда останется инвалидом. Турки удалились с чувством исполненного долга, решив не атаковать героев, благо приказа на то у них не было.

Вернув Юффи, герои направились в тренировочный зал в центре Утая и, расправившись с пребывавшими внутри противниками, достигли последнего этажа, где встретил их Годо, отец Юффи и правитель Утая. Но Юффи одержала верх в сражении с ним, после чего справедливо обвинила в том, что именно Годо превратил гордую страну в курорт для туристов.

"Поражение в войне... Нынешнее состояние Утая... Во всем этом моя вина", - признал Годо. - "После войны я начал гадать... Нужна ли сила исключительно для победы над врагом? Или ради самого факта своего наличия? Сила порождает еще большую силу. Как в случае с "Шинра"... Я знаю, что ты ищешь материю ради блага Утая. Но причина, по которой самые сильные воины страны пребывают ныне в сем тренировочном зале, тоже ради блага нашей державы. А теперь я понимаю, что сила без решимости - ничто. Ровно как и решимость без силы!.."

Годо передал Юффи материю, содержащую в себе заклинание призыва Левиафана, после чего велел ей отправляться в путь с отрядом Клода и вернуться материей, которая послужит растущей силе Утая.

Герои продолжили поиски Храма Древних и им, наконец, повезло: отшельник-кузнец, проживающий на хуторе в нескольких милях к югу от Золотого Блюдца, вспомнил, что довольно долгое время владел неким Каменным Ключом, по слухам, от того самого пресловутого Храма Древних. Вот только артефакта-то у него больше нет: за большие деньги его приобрел Дио, хозяин Блюдца, дабы выставить Ключ в музее игорного дома.

Герои вернулись в казино, с которым у них были связаны не самые приятные воспоминания. Дио, признав в Клоде жокея-победителя в Бегах Чокобо, согласился ему отдать Каменный Ключ, но только если тот хорошенько развлечет посетителей на Арене Сражений. Клоду пришлось немало помахать мечом, рубя спускаемых на него монстров, прежде чем Дио удовлетворился зрелищем и отдал ему вожделенную реликвию.

Правда, покинуть Золотое Блюдце героям пока не удалось - вагон монорельса, должного двигаться в Корел, сломался и в ближайшие несколько часов навряд ли будет починет. Кайт Ши предложил убить время в местном отеле, куда все и направились. Несколько спокойных часов, дарованных им, провели в анализе событий дней прошедших и прогнозах за будущее. Кайт Ши и Сида, присоединившихся к группе несколько позже остальных, Клод посветил в детали их миссии. "Мы ищем Сефирота", - говорил он. - "А тот - Землю Обетованную. Это Земля, полная энергии Мако... По крайней мере, так считает "Шинра", но я не знаю, так ли это на самом деле". "Цетра вернулись в Землю Обетованную", - добавила Аерис. - "По легендам, Земля дарует абсолютное счастье. Никто не знает, где она находится, но мы - Древние, Цетра - можем почувствовать ее, находясь рядом. Мне кажется, я ее чувствую..." "И вот мы бродим по свету в поисках Земли Обетованной и Сефирота", - подвел итог Клод. - "Хотя вроде бы он еще кое-что ищет - Черную материю! Я слышал об этом от Дио, а откуда уж он проведал - не знаю. Не знаю и о том, как вписываются во все происходящее люди в черных одеждах и с татуировками на руках." "У меня на лапе татуировка числа 13", - встрял Ред 13. - "Ее мне Ходжо сделал. Наверное, все эти люди - также прошедшие его лабораторию. Что он с ними сделал?.. И что от сотворил с Сефиротом, у которого татуировка числа "1"?" "Как все запутано!" - протянул Кайт Ши. - "И еще Черная Материя какая-то..."

Утомившись за день, все разбрелись по своим номерам, дабы хорошенько выспаться и восстановить силы (что до Сида, то он начал храпеть уже к середине истории). Оставалось надеяться, что к утру монорельс починят и они смогут продолжить свой путь.

Но поспасть Клоду так и не удалось: среди ночи к нему в номер ввалилась довольная Аерис, сообщив, что еще с Мидгара должна ему одно свидание. Вытащив Клода наружу, девушка взяла два билета на монорельсовую гондолу, совершающую вояж по кольцевому маршруту вокруг Золотого Блюдца. Это была прекрасная, незабываемая ночь! Казино ярко сияло, в ночном небе распускались цветы фейрверков... а рядом с Клодом сидела прекраснейшая девушка в мире. "Вы с ним так похожи..." - промолвила она, то ли обращаясь к своему другу, то ли просто высказывая мысли вслух. - "Вы одинаково говорите... Двигаетесь... Но как бы я хотела увидеть тебя, особенного!.." Что она имела в виду, Клод так и не понял. Быть может, своего бывшего ухажера, о котором Аерис упомянула в самом начале их знакомства?

Свидание удалось. Возвращаясь в гостиницу, счастливые Клод с Аерис наткнулись на Кайт Ши, крадущегося по коридору, и сжимающего в руке... Каменный Ключ! Увидев пару, котяра бросился наутек. Героям пришлось вдосталь попетлять по коридорам Золотого Блюдца, и все-таки они опоздали: Кайт Ши выбежал на открытый парапет, у которого завис уже знакомый вертолет Турков, швырнул вынунувшемуся из кабины Тсенгу Каменный Ключ. Подоспевшиму Клоду, готовому разорвать предателя на куски, Кайт Ши жизнерадостно сообщил: "Ну да, я работаю на "Шинра". Можете попытаться убить меня, если хотите, но это бесполезно: тело, которые вы видите, - просто игрушка со встроенным передатчиком. А сам я сейчас нахожусь в штаб-квартире корпорации в Мидгаре. Так что давайте забудем обо всем и продолжим путь. Знаете, за время совместного пути я научился вас уважать. Вам никто не платит, вы настойчиво движетесь к цели, рискуете жизнями...". Возмущенный такой наглостью, Клод даже не нашелся сразу, что ответить, а Кайт Ши продолжил: "Навряд ли вы согласитесь на мое щедрое предложение, поэтому прослушайте-ка эту запись". Голос его сменился криком Марлин, затем вновь заговорил Кайт Ши: "Да, девочка у нас в руках, ровно как и приемная мать Древней. Потому давайте без глупостей и простите за этот грязный трюк. Я знаю, где находится Храм Древних, и отведу вас к нему. Разумеется, вы попадете туда после "Шинра", но вы же не думали всерьез, что сможете обставить корпорацию?..

Кайт Ши ускакал. Подавленные случившимся, Клод с Аерис вернулись в свои номера, где тщетно пытались уснуть, пока за окнами не забрезжил серый рассвет.

***

Кайт Ши сдержал обещание и рассказал, как отыскать Храм Древних - огромную пирамиду в джунглях на одном из многочисленных островков, разбросанных по внутреннему морю. Эх, вернуться бы в штаб-квартиру корпорации да содрать шкуру с управляющего этим нахальным роботом-котом, кем бы он ни был!.. Но это удовольствие Клод решил отложить напоследок, зато потом он будет смаковать каждую минуту расправы.

У входа в Храм в луже собственной крови лежал Тсенг, зажимая рукой страшную рану, нанесенную мечом. Очевидно, чьим. Срывающимся голосом Турк поведал, что Сефирот появился, едва лишь Каменным Ключом он распечатал вход в Храм. И воин не искал Землю Обетованную: Сефитору нужны были знания, мудрость Древних. Он хочет слиться воедино с самой планетой! Что ни говори, даже мысль о подобной перспективе ужасала.

Герои вошли в подземные чертоги Храма Древних - извилистый лабиринт лестниц и коридоров, слабо освещенный неземным изумрудным сиянием. "Они здесь", - вдруг произнесла Аерис, глаза ее искрились. - "Тут повсюду ощущается сознание Цетра. Они говорят со мной... Предупреждают... о великом зле... проникшем в святая святых".

Они двинулись дальше; лабиринт сменили пещеры, уступившие затем место просторным залам, фрески на стенах которых повествовали о днях давно минувших. Здесь и обнаружился Сефирот, внимательно изучающий настенные письмена. Бросившись к нему, Аерис выпалила снедающий ее вопрос: "Как ты собираешься соединиться с планетой?" Сефирот медленно обернулся к ней. "Когда планета ранена, она вбирает в себя духовную энергию, чтобы исцелиться", - промолвил он. - "И что будет, если рана окажется настолько велика, что послужит угрозой самому существованию планеты? Тогда в рану устремится титаническое количество энергии, и, щедро вбирая ее в себя, в центре раны буду находиться я. Вобрав в себя всю энергию планеты, я преобразуюсь в новую форму жизни. Слившись с планетой, я стану богом и буду править этим миром!" Амбициозный, безумный план... и, в то же время, реально осуществимый. "Ранить... планету?" - с трудом выдавила Аерис, в глазах ее плескался ужас. Сефирот кивнул. "Взгляните на фреску! Абсолютная Разрушающая Магия - Метеор!"

Герои непроизвольно бросили взгляд в том направлении, куда указывал Сефирот. И правда, одна из каменных фресок изображала огромный пылающий шар, падающий с небес, следующая за ней - землю, объятую пламенем. Сефирот избрал момент минутного замешательства, чтобы скрыться в тенях древних залов. Неожиданно Клод расхохотался. "Черная Материя!" - воскликнул он. - "Метеор!.. Я помню... помню все". Друзья со страхом глядели, как фигура Клода Страйфа становится расплывчатой, ирреальной, а глаза полыхают зеленым огнем. Он схватился за голову, будто пытаясь сдержать хлынувшие в него знания, рухнул на колени.

Минуту спустя взгляд его прояснился. "Что случилось?" - прошептал он. Собравшиеся герои лишь пожали плечами: и правда - что? "Я понял", - продолжил Клод. - "Абсолютная Разрушающая Магия призывает Метеор. Он дрейфует в пустоте космоса, выискивая планеты... и сталкивается с ними. Наша планета может и вовсе исчезнуть..."

Они подошли к алтарю в конце зала, над котором в воздухе висела небольшая модель пирамиды. Аерис указала на нее: "Цетра поведали мне, что весь Храм - это и есть Черная Материя. Сефирот хочет использовать ее, чтобы призвать Метеор, но не может получить. То, что находится на алтаре - модель Храма, и внутри нее есть устройство, уменьшающееся, если вы разгадываете загадку Древних. Но вместе с моделью уменьшится и пытающийся ее взять. Получается парадокс - загадки можно разгадывать, только находясь внутри Храма, другими словами, тот, кто делает это, никогда не сможет получить Черную Материю, ибо будет вечно пребывать внутри нее". Вперед выступил Кайт Ши: "Давайте используем мое игрушечное тело, чтобы сделать это! Я останусь тут, а вы все идите к выходу, чтобы подобрать Черную Материю, когда я здесь закончу". Клод задумался: с одной стороны, пропускать вперед агента "Шинра", с другой - если они промедлят, Сефирот сам использует для захвата материи кого-нибудь из своих многочисленных слуг. И тогда уж точно катастрофы не избежать.

Кивнув на прощание своему странному компаньону, герои устремились к выходу из Храма Древних. Они едва успели покинуть строение, как то засияло всеми цветами радуги и исчезло, оставив после себя лишь кратер, на дне которого мирно поблескивала пирамидка - Черная Материя. Герои получили наконец сий артефакт, лишив Сефирота единственного шанса обрушить на планету Метеор. "Но и сами мы не сможем использовать Черную Материю", - промолвила Аерис. - "Для этого нужно огромное количество духовной энергии, а такое есть лишь в Земле Обетованной. Сам Сефирот не сможет ее отыскать, ведь он - не Древний!" "Да, но я сильнее Древних", - послышался вкрадчивый голос и невдалеке от них материализовалась знакомая фигура. - "В Живом Ручье я впитал все знания и мудрость Цетра, а также тех, кто пришел после них. И ныне я буду вершить будущее. А теперь, Клод, хороший мальчик - отдай мне ее!"

Беспрекословно, на негнущихся ногах Клод Страйф подошел к Сефироту, протянул ему Черную Материю. Расхохотавшись, тот принял подарок, воспарил в небеса и вскоре исчез из виду. Все замерли, потрясенные и подавленные случившимся. Как такое может быть, что Сефирот имеет столь великую власть над их Клодом? Баррет пришел в себя первым, изрыгнув проклятие и хорошенько врезав еще не пришедшему в себя Клоду по физиономии. Тот вырубился...

Ему привиделся древний лес, и тропа, ведущая вперед, к яркому свету. Вместе с ним рука об руку шла Аерис. "Мы в Спящем Лесу", - улыбнулась она ему. - "А путь этот ведет к Городу Древних. Теперь лишь вопрос времени, когда Сефирот призовет Метеор, а я должна защитить планету, ведь я - последняя из Цетра. Я вернусь, когда все закончится..." И девушка бегом бросилась прочь. Клод попытался последовать за ней, но обнаружил, что не может двинуться с места. Он беззвучно кричал ей вслед, а Аерис все отдалялась от него, пока ослепляющий свет не поглотил ее вовсе... Вместо девушки на лесной тропе возник Сефирот, поглядел ей вслед. "Хм, она хочет вмешаться?" - протянул он. - "Но мы остановим ее, не так ли?"

***

Клод очнулся. Он лежал на тростниковой циновке в знакомой хижине. Наверняка, деревня Гонгага. Сюда, что ли, его доставили товарищи после случившегося у Храма на южных островах?.. Чувствовал Клод себя из рук вон плохо, да и депрессия на него навалилась просто дикая. То ли он банально сходит с ума, то ли еще что... Ну почему приказы Сефирота тело его исполняет без колебаний? Откуда эти провалы в памяти о прошлом? Кто он такой вообще?..

В комнату осторожно вошли его друзья: Баррет, Юффи, Тифа, Ред 13, Сид, Винсент, даже - Кайт Ши (как обмолвился котяра, корпорация прислала модель 2 вместо сгинувшей при трансформации Храма Древних). Как Клод и боялся, Аерис среди них не оказалось. Было ли то просто сном, или же - видением, но становилось очевидно, что девушка решила в одиночку бросить вызов Сефироту, для чего и отправилась в Город Древних. Там ли находится Земля Обетованная?..

Время поджимало; Метеор мог обрушиться на планету в любой миг. Сбросив на время ужасающее ощущение неотвратимости неизбежного, герои бросились к "Маленькому Бронку", мирно омываемому волнами прибоя, завели двигатель и, выжимая из него все, что только возможно, двинулись по направлению к северному континенту, где, как они знали, и находится сказочный Спящий Лес. Множество легенд и преданий поминало это странное место, но ничего конкретного касательно Города Древних в них не говорилось. Похоже, представляется шанс выяснить наконец истину.

Холодные северные земли - сплошь тундра да заснеженные горные хребты - явили себя героям во всей красе. Спящий Лес они завидели издали - еще бы, столь древняя чащоба являла собою поистине величественное зрелище. В подлеске они наткнулись на небольшой лагерь археологов, занятых раскопками сих доселе неизведанных земель. Они-то и даровали Клоду Лунную Арфу - найденный случайно древний артефакт, сводивший на нет магию зачарованного места.

Герои ступили под развесистые, слегка припорошенные снегом кроны. Поражала звенящая тишина; не было слышно ни пенья птиц, ни даже шороха листвы. Воистину, магия Древних все еще жила в этом забытом уголке планеты! Лунная Арфа успешно развеяла мороки, мешавшие путнику пройти сквозь Спящий Лес, и вскоре герои лицезрели, наверное, самое необычное зрелище из виденных ими доселе - титанический комплекс, вырубленный в скальной породе. Ныне, конечно, пустующий.

Они шагали по каменным мостовым, заглядывали в причудливые дома, лицезрели округлый кратер на площади... Тишь стояла пугающая, нереальная... Лишь в сердце своем Клод чувствовал близкое присутствие как Аерис, так и Сефирота. Откуда взялось ощущение, он и сам сказать не мог, знал лишь, что сердце лгать не будет.

Так наступила ночь. Брызнувший с небес лунный свет обрисовал в воздухе феерические ступени на центральной городской площади, уходящие в глубь, в недра кратера. Осторожно, они ступили на мерцающую лестницу, двинулись вниз. Из тьмы вырисовывался изящный каменный замок, приближающийся с каждым шагом. Кому понадобилась скрывать такое великолепие в земных недрах?!. У замка плескалось подземное озерцо, а на берегу... на коленях застыла Аерис, глаза зажмурены, руки сжаты в кулаки. Общается ли вновь девушка с планетой? Опередив остальных, Клод бросился к ней, но...

Гибель Аерис Черный плащ мелькнул перед глазами, заставив Клода оступиться. Вновь поднявшись на ноги, он с ужасом наблюдал, как Сефирот, занеся меч над головой, стремительно приближается к Аерис. Следующие мгновение, растянувшееся - казалось бы - на года, навечно врезалось в память всех присутствующих. Стальной клинок пронзил несчастную девушку; невинные глаза ее выразили крайнее изумление, затем потускнели... и погасли навсегда. Из рук выскользнула сияющая светло-зеленым светом материя, прокатилась по каменному полу и с тихим всплеском исчезла под гладью озера.

Клод бросился вперед, подхватил осевшую наземь Аерис. Сефирот невозмутимо стоял рядом, воздев руки над головой. "Теперь она соединилась с планетой", - бормотал он. - "А мне осталось лишь идти на север. Земля Обетованная лежит там, за снежными полями..." "Заткнись!" - резко оборвал его Клод. - "Ты сам и твой тупой план ничего не значат! Ты убил Аерис, ты понимаешь это? Она не будет больше смеяться, плакать, или злиться. А как же МОЯ боль?"

"Да что ты говоришь?" - ухмыльнулся Сефирот. - "Хочешь сказать, что можешь чувствовать боль? Быть может, тебе доступны и иные эмоции? Гм, странно... Ведь ты, Клод, всего-навсего..." Не договорив, Сефирот взмыл в воздух, воспарил вверх, к выходу из кратера и из самого Города Древних. Свое черное дело он свершил: погубил самое прекрасное и невинное существо в этом мире. По крайней мере, для Клода Страйфа.

В стороне раздался низкий горловой рык; герои резко обернулись. По берегу озерца к ним величаво двигалась огромная уродливая масса протоплазмы - Иенова! Если верить узнанному доселе - существо, давшее жизнь Сефироту. С остервенением герои накинулись на страшную тварь, рубя ее, поливая огнем, кромсая мощнейшими заклятиями. Когда, казалось бы, победа над адским порождением была близка, оно просто растворилось в воздухе. В сознании Клода прозвучало последнее прости Иеновы: "Ведь ты, Клод, всего-навсего - кукла!"

Кукла?!.

***

Есть в жизни моменты, когда слова излишни. Когда общее горе объединяет, как ничто иное. Герои застыли в отдалении, а Клод, нежно держа тело Аерис на руках, ступил в тихие воды подземного озера. Долго глядел он в ее милое, спокойное лицо, сознавая, что видит его в последний раз. Сколько же всего он хотел ей сказать, но... не успел. Не успел... а теперь она ушла, и ее не вернуть.

Трепетно Клод опустил ее в озерцо, и темные воды сомкнулись над нею. Она погружалась в глубины, летела к планете, к приветствующим ее предкам. Отдалялась от мира, от друзей, от Клода...

А тот, кто отнял ее у него, был все еще жив. Клод резко обернулся к товарищам, с тревогой ожидавшим, что же он скажет. "Слушайте меня!" - прогремел его голос под сводами кратера. - "Я, Клод Страйф, бывший СОЛДАТ Первого Класса, родом из Нибельхейма. Я пришел, чтобы покончить с Сефиротом. Пришел по своей собственной воле... Или мне так казалось. Однако... Какую-то часть себя я боюсь. Какую-то часть себя я не могу понять. Именно эта часть отдала Черную Материю Сефироту. Есть внутри меня что-то, что мною не является. И поэтому я должен бы оставить вас. Но... Он уничтожил мой родной город пять лет назад, убил Аерис и теперь хочет погубить планету. Сефирот... Не знаю, как Аерис собиралась спасти планету от Метеора, а теперь мы и не узнаем. Но у нас есть шанс - надо лишь забрать Черную Материю у Сефирота. Так что - в путь. И если вы увидите, что я собираюсь сделать что-то ужасное, остановите меня!".

***

Снег, лишь белый снег кругом. Сгибаясь под пронизывающим ледяным ветром, герои упрямо шли на север. Оставив за спиною Город Древних, они миновали заснеженные равнины, сверкающий ледник, скалистые предгорья, все ближе и ближе приближаясь к северному полюсу планеты. Цивилизация высокомерно игнорировала эти забытые земли, оставив их монстрам да жаждущим приключений альпинистам, в роли которых ныне выступили наши герои.

Путь им преградили высокие скалы. По преданию, сий хребет образовался в незапамятные времена в результате падения на планету из космоса какого-то гигантского объекта. Хм, уж не связана ли эта легенда с Иеновой? Ведь Сефирот как-то назвал ее "бедствием, пришедшим с небес". К счастью, земли под скалами оказались буквально испещрены пещерами и герои кое-как сумели перебраться на ту сторону.

Северный кратер Глазам открылся исполинский кратер, в центре которого бушевал небольшой вихрь энергии Мако. Что бы ни нанесло эту давнишнюю рану планете, она уже почти исцелена. Но вот если Сефирот со своим Метеором захочет вновь открыть и углубить ее... Спустившись в кратер, герои, спотыкаясь на каменистых нагромождениях, бросились к сердцу урагана. К их удивлению, в отдалении неуклюже двигались уже знакомые черноризцы, держа курс по направлению к благословенной энергии.

Возник Сефирот, смертоносным мечом обрывая сирое существование спешащих к нему фигурок в черном. "Воссоединение!" - орал он, дико хохоча. - "Воссоединение клеток Иеновы!!!" Клода как громом поразило; похоже, он только что понял смысл происходящего. В подтверждение его догадки, Сефирот, завидя бредующую к нему группу, обратился в Иенову и атаковал. Изрубив монстра на мелкие кусочки, герои подняли с земли знакомую пирамидку - Черную Материю. Не желая нести ее с собой и дальше в сердце вихря, Клод отдал реликвию на хранение Реду 13, Сиду, Винсенту, Юффи и Кайт Ши, приказав им не вмешиваться, что бы ни случилось. Дело в том, что доселе им встречался не истинный Сефирот, а принявшие его обличье клоны - клетки Иеновы! С известной долей вероятности можно предположить, что и вездесущие черноризцы того же поля ягоды. Сам Сефирот все это время находился здесь, в северном кратере, впитывая в себя духовную энергию и предоставив разумным клеткам матери странствовать по свету во исполнение его собственных черных замыслов. И теперь, когда они практически подошли к завершению, агенты, несущие в себе сущность Иеновы, стекаются сюда, дабы вновь слиться воедино в преддверии новой эпохи, что начнется с падением Метеора.

Клод, Баррет и Тифа, распрощавшись с друзьями, продолжили путь по скалистому карнизу, ведущему в сердце воронки Мако. Ветер дико завывал, кажду секунду угрожая сбросить их вниз, но тройка героев, не взирая ни на что, продолжала путь. Казалось, цель так близка...

Вспышка... Кратер, холод - все исчезло. Они стояли у входа в тихий Нибельхейм. Летнее солнце уже садилось, окрашивая все вокруг мягким багрянцем. Иллюзия ли это, созданная Сефиротом? Зачем, с какой целью?.. По направлению к городу, будто бы и не замечая замерших неподалеку героев, шла группа СОЛДАТ во главе с Сефиротом. Точно в таком же порядке, что и пять лет назад. Но вот только место Клода в строю занимал похожий на него, но черноволосый парень. Что за чертовщина?..

Вспышка... Нибельхейм пылал. Клод отчетливо помнил этот момент. Сейчас он должен выбежать из особняка "Шинра", оглядеться и броситься в горы вслед за Сефиротом. Но из дверей дома появился все тот же странный черноволосый субьект, в точности повторяя все тогдашние действия Клода Страйфа. Последний, незримо лицезря наведенный морок, осознал, что хочет сказать Сефирот, показывая ему все это: что тогда, пять лет назад, Клода не было в Нибельхейме и все его воспоминания лживы! Но ведь он помнит... жар огня... боль в израненном теле... и сердце.

В ревущем пламени материализовался Сефирот: "Помнишь, говоришь? Но ведь ты кукла, марионетка. Как можно верить памяти такого, как ты? Сейчас я показал тебе реальность, а все твои воспоминания - не более чем иллюзия! Понимаешь?" "Не хочу понимать!" - отрезал Клод, чувствуя как мир вокруг сводит его с ума. - "Хочу лишь спросить: зачем ты делаем все это?" "Я хочу, чтобы ты вернулся в свое естественное состояние", - снизошел до объяснения Сефирот. - "Стал тем, кто отдал мне Черную Материю. Кто бы мог подумать, что результат неудачного эксперимента окажется столь полезен? Так вот: пять лет назад Ходжо создал тебя сразу после пожара в Нибельхейме. Марионетка из клеток Иеновы, ее знаний и энергии Мако. Ты - мой незаконченный клон. Вот и вся правда".

"Да не слушай всю эту ложь!" - топнула ногой Тифа. - "Разве у нас с тобой нет общих воспоминаний? Звездные ночи, что мы проводили вдвоем..." "Тифа, Тифа..." - рассмеялся Сефирот. - "Что же ты так испугалась? Может, хочешь, чтобы я показал присутствующим, что скрыто у тебя в сердце?"

Сефирот исчез; Тифа, дрожа, спрятала лицо в ладонях. Вокруг них все так же бушевало пламя. Клод попытался утешить девушку, объяснить ей, что, хоть и не может до конца понять себя, не верит ни единому слову Сефирота. Он все тот же - друг ее детства, Клод Страйф из Нибельхейма. Разве нет?..

Сефирот вновь возник в отдалении: "Не вини ее, Клод. Способность изменять внешний вид, голос и слова - все это сила Иеновы. Та просто соединилась с памятью Тифы и сотворила тебя. Неизвестный мальчик по имени Клод, возможно, часть этих воспоминаний... А у тебя, парень, даже имени собственного нет".

Тифа рыдала. Упрямо Клод цеплялся за ускользающие воспоминания, погружаясь в бушующую пучину безумия. "...Пять лет назад я прибыл в Нибельхейм для осмотра реактора", - отчеканил он. - "Мне было шестнадцать. Я видел свою мать, видел людей в городе. Проведя ночь в своем доме, я отправился к горе Нибель. Это было мое первое задание после того, как я стал СОЛДАТом Первого Класса. Но... Как я стал СОЛДАТом? Когда я им стал?!. Не помню!.."

В отчаянии Клод рухнул на землю: "Почему я не помню?"

***

Ред 13 нервно ходил по утесу, Кайт Ши топал следом, Винсент отстраненно разглядывал серое небо, Юффи зыркала глазами по сторонам, а Сид невозмутимо курил невдалеке. Всех троих снедало беспокойство за друзей, но вслух этого никто не высказывал - и так все понятно... Кромешная тьма накрыла их; Ред 13 заметался, не понимая, что происходит и что же делать ему самому. Из черноты возникла фигурка Тифы: "Клод в беде, Ред 13! Ты нужен ему. Беги!" Не раздумывая, Ред 13 бросился в том направлении, куда час назад двинулся Клод. Сефирот, скрывавшийся за образом Тифы, мысленно улыбнулся: все же клетки Иеновы на редкость полезная вещь! А теперь и Черная Материя сама плывет к нему в руки!

***

Президент Руфус, сопровождаемый Скарлет и профессором Ходжо, прошествовал к прозрачной стене из вещества, отдаленно напоминающего лед, но в сущности являющегося... материей! Да, это она - Земля Обетованная. Самолет "Ураган", наконец доведенный до ума, в мгновение ока домчал элиту корпорации до крайнего севера, где они смогли наконец убедиться в истинности древних преданий о сказочной Земле. Во все стороны простиралась материя в чистом виде, обволакивая окрестные скалы. Хотя... за стеной ее угадывались очертания чего-то... чудовищного. Ходжо, припомнив отчет профессора Гаста, рискнул высказать догадку о том, что здесь сокрыто ничто иное, как одно из Орудий: легендарных чудовищ, созданных планетой и используемых ею во времена тяжелейших кризисов.

Тяжелый удар сотряс пласт материи: что бы ни скрывалось за ним, оно пробуждается! Невольно трио тузов "Шинра" сделало шаг назад, наткнувшись на иную троицу: старых знакомых - Клода, Баррета и Тифу. Последние ошалело мотали головами, не вполне понимая, как здесь очутились, ибо секунду назад еще поджаривались в пылающем Нибельхейме. Один Клод Страйф сохранил трезвость рассудка. Что бы ни было истиной в его происхождении, сейчас это не значило ровным счетом ничего. "Уходите отсюда!" - обратился он к Президенту и его подручным. - "Сейчас здесь будет жарко, ибо грядет Воссоединение. Начало и конец".

Высунув язык, примчался Ред 13: "Я здесь, Клод! Я принес Черную Материю, как ты и просил!" Молча Клод приблизился к верному товарищу, принял у него артефакт, повернулся к собравшимся. Те взирали на него со смесью ужаса и благоговения. Знает ли он, что делает? Руководствуется ли своей волей или вновь находится под контролем Сефирота?

Лицо Клода Страйфа не выражало ровным счетом ничего. "Всем спасибо за все", - прошептал он. - "И... простите меня". Он повернулся к Тифе: "И ты прости меня, Тифа. Я так и не стал для тебя Клодом. Возможно, когда-нибудь ты встретишь его настоящего..." И с этими словами Клод неведомо как воспарил в воздух, исчезнув в ослепительном сиянии материи.

Некоторое время все молчали. "Кто это был?" - осмелился задать вопрос Руфус. "О, один из моих неудавшихся экспериментов", - ликующе отозвался Ходжо. - "Клон Сефирота, созданный мной пять лет назад после смерти настоящего Сефирота. Клетки Иеновы и Мако, плюс мои знания и навыки, были объединены с наукой и природой, чтобы вдохнуть в него жизнь. Эксперимент я посчитал неудачным и образец даже не получил татуировку с номером на руку. Я не сильно расстроен неудачей, ведь теория Воссоединения Иеновы теперь доказана. Видите ли, если даже расчленить тело Иеновы, оно скоро вновь соберется воедино. И вот, пять лет спустя, клоны начали собираться в одной точке. Я правда думал, что это произойдет в Мидгаре, где хранилось тело Иеновы, но она сама покинула здание "Шинра". И я пришел к гениальному выводу: Сефирот не пожелал раствориться в Живом Ручье, он хотел сам управлять клонами! Я не знал, что делают клоны, но их конечной целью был Сефирот."

Сефирот Клод, зависнув в десятке метров над головами собравшихся внизу людей, внимательно слушал историю Ходжо. Да, так все и было. Сефирот призвал его. А он принес ему Черную Материю. Вот он - ИСТИННЫЙ Сефирот, а не жалкие клоны, вершащие судьбу мира от его имени. Гигантская фигура, заключенная в глыбе застывшей материи.

Оную увидели и остальные. "Великолепно!" - восхищенно выдохнул Ходжо. - "Одновременно и Иенова, и Сефирот! Они не растворились в Живом Ручье..." "Довольно!" - оборвала его Тифа. - "Вы знаете, что это значит? Сефирот собирается призвать Метеор, а Клод принес Черную Материю ему в руки!"

Поняв, что сейчас произойдет, все опрометью бросились к "Урагану", механики на котором уже прогревали двигатели. По пути к ним присоединились Кайт Ши, Винсент, Юффи и Сид, последовавшие за Редом 13 лишь завидя, что тот исчез в мистическом облаке мрака. Самолет оторвался от земли и в этот момент существо, обладающее внешностью и воспоминаниями некоего Клода Страйфа, поднесло Черную Материю к фигуре спящего Сефирота. Спектакль, развязанный Иеновой, достиг своего апогея. Что случилось дальше, никто толком и не понял.

Из кратера во все стороны хлынули ярчайшие сполохи духовной энергии, а вслед за ними вырвался гигантский монстр - Орудие планеты. "Ураган" стремительно удалялся прочь, но оживший кошмар уже заметил утлое суденышко, взревел во всю мощь своих чудовищных легких.

Тифа, пытающаяся убежать с верхней палубы во внутренние отсеки, упала, ударилась головой о стену. Сознание милосердно оставило ее, избавив от хаоса, в который стремительно обращался этот мир...

***

Она шла мимо Кладбища Поездов своего родного сектора трущоб, когда завидела юношу, беспомощно привалившегося к мусорному баку. Рядом на земле валялся внушительных размеров меч. Что-то в парне показалось ей смутно знакомым. Тифа окликнула: "Клод?" Юноша поднял голову, взглянул на нее сияющими зелеными глазами. Память хлынула в его пустующий мозг...

Клод ли это или нет, Тифа и сама впоследствии сказать не могла. Он не помнил элементарных вещей и вызывал в своей памяти те события, знать о которых не должен. Он рассказал ей, как стал СОЛДАТом, затем покинул корпорацию и подался в наемники. Когда он заметил, что последний раз они виделись пять лет назад, она не поправила его, хотя на самом деле прошло семь лет...


Тифа проснулась. Она лежала на кушетке в незнакомой комнате, а рядом на табурете похрапывал Баррет. Последний просветил девушку, что спала она целых семь дней и ситуация за это время изменилась к худшему. Во-первых, весь кратер объят сияющим куполом энергии и к нему не пробиться. Во-вторых, Орудие планеты осталось извне, посему кружит вокруг, весьма нервничает и не оставляет надежды закусить "Ураганом", случись тому приблизиться. И в-третьих... Тифа бросила взгляд в иллюминатор, где в голубом небе недвижно застыло злое багряное око. Метеор! Он приближается и неизвестно, сколько времени им осталось существовать на этой планете.

Орудие Но самая мерзкая новость заключалась в том, что находились они в порту Юнона в качестве пленников, а "Шинра" вовсю готовилась к показательной экзекуции "виновников сложившейся ситуации". И, верно, закончили герои бесславно свои деньки в газовой камере, если бы не вмешался Его Величество Случай, ибо именно в этот момент беснующееся Орудие вздумало атаковать порт. Все силы корпорации были брошены на бастионы, откуда обрушили на приближающуюся тварь всю огневую мощь Юнона. Надо сказать, весь верхний город был построен вокруг титанических размеров пушки и сейчас это страшное орудие заговорило, впервые за долгое время...

Пользуясь сумятицей, герои угнали "Ураган" вместе с техперсоналом. Встал вопрос: что же делать дальше и где искать Клода? Ред 13 припомнил легенду, что у одного из южных островов есть подводная расщелина, откуда выплескивает Живой Ручей. А если Клод в северном кратере свалился прямо туда, то есть небольшая вероятность, что в сим Ручье он и обнаружится.

***

Тихая тропическая деревушка, примостившаяся на одном из южных островов, встретила заявившихся героев суетой и шумом. Подобное творится, видно, во всем мире; люди только и говорят, что о гигантском Метеоре, который того и гляди свалится на голову. Второй сенсацией для жителей деревни стало появление зеленоглазого молодого человека, которого несколько дней назад нашли на берегу... Едва заслышав об этом, Тифа со всех ног бросилась в местную лечебницу; остальные едва поспевали за ней.

А вот и он сам - Клод Страйф, недвижно сидящий на кушетке; бессмысленный взгляд устремлен в пространство. Врачи сообщили, что у парня сильнейшее отравление Мако и вообще непонятно, как он до сих пор жив. Оно и не мудрено: проплыть в Живом Ручье такое огромное расстояние!.. Разрыдавшись, Тифа заявила, что останется здесь, с Клодом, пока он не придет в себя, а весь мир пусть рушится, если хочет.

Подавленные, герои вернулись на "Ураган". Ряды их все редели и редели: Аерис погибла, Тифа оставила их, а Клод... неизвестно, придет ли он в себя когда-нибудь. Да и наступит ли это "когда-нибудь" в свете скорого падения Метеора?

Кайт Ши радостно зашумел: в мидгарской штаб-квартире "Шинра" проходило экстренное совещание при Президенте и передатчик, вмонтированный в куклу кота, позволял слышать все, что там говорится. Не совсем понятно: то ли тот, кто скрывается под личиной Кайт Ши решил для разнообразия пошпионить за Президентом, то ли вновь ведет какую-то свою собственную игру.

Герои, прильнув к белой броне Кайт Ши, обратились в слух. Скарлет и Хейдеггер докладывали Руфусу о том, что нашли способ отвратить угрозу Метеора с помощью гигантской материи, нового типа высокоплотной материи, сделанного по особому компрессионному способу в реакторах Мако. Сила ее превышает мощь обычной материи в 330 раз. Нужно лишь собрать воедино гигантскую материю изо всех действующих реакторов Мако, а затем протаранить ею Метеор, обратив его в пыль. С помощью какой технологии будет произведен выстрел гигантской материей в космос, на совещании сказано не было. Текущий расклад таков: материя из реактора у Нибельхейма изъята, остается лишь достать ее из Корела и форта Кондор, что неподалеку от Мидгара.

Герои услышали все, что хотели. Решение проблемы Метеора позволит сосредоточить усилия на выпущенном Орудии и выкуривании Иеновы с Сефиротом из кратера. И "Ураган" направился к шахтам Корела, дабы упредить очередное преступление корпорации: Северный Корел-то по недомыслию построен на железнодорожных путях, не используемых вот уже сколько лет, а о том, что гигантскую материю будут вывозить из реактора как раз на поезде, жителей навряд ли кто-нибудь озаботится известить. Но дело не только в этом: материя содержит в себе бесценные знания Древних; что от них останется, если она будет уничтожена? Хотя... на кону стоит спасение всей планеты, и, быть может, в этот раз овчинка все же стоит выделки?

Они успели как раз вовремя. Посадив позаимствованный самолет в предгорьях, герои, ведомые Барретом и Сидом, устремились к реактору, откуда как раз появлялся грузовой состав, доверху наполненный материей. В лучших традициях "Лавины" Баррет Воллс возглавил операцию по захвату поезда, и, перебив многочисленную охрану, герои завладели составом. Не доезжая до Северного Корела, они вычистили все вагоны, сгрузили добычу в подогнанный "Ураган" и, донельзя довольные собой, взяли курс на восток, к форту Кондор.

Все-таки полезная штука - самолет! Миновав медленно ползущее по земле по направлению к форту войско корпорации, герои успели наведаться туда первыми и, прихватив в давно бездействующем реакторе гигантскую материю, изящно удалились.

По сведениям Кайт Ши, третья глыба гигантской материи находится в подводном реакторе под Юноном. Но прежде чем отбирать у озлобившейся "Шинра" очередной кусок пирога, герои приняли решение наведаться в деревушку, где оставили Клода с Тифой, проведать обоих.

***

Все оставалось без изменений: Клод пребывал в том же жутком состоянии, а Тифа упрямо не желала уходить, просиживая дни и ночи напролет рядом с другом. Вздохнув, герои собрались было уходить - чем тут поможешь? - когда снаружи раздались крики ужаса и землю сотрясли ощутимые толчки.

Над деревенькой парило Орудие планеты, один вид которого помогал схватить внеочередной сердечный приступ. И что ему тут понадобилось?.. Словно чувствуя монстра, Живой Ручей яростно бурлил под поверхностью острова, сотрясая и раскалывая ее. Не раздумывая, герои бросились с оружием в руках на чудовище, прекрасно сознавая, что это сражение может стать последним в их жизнях.

Тифа тем временем, усадив Клода в больничное кресло, выкатила его на улицу и понеслась прочь, в джунгли, а вокруг рушились дома, сокрушалась земная твердь, а в синее небо били волшебные сполохи духовной энергии Живого Ручья. От судьбы не убежишь: почва под ногами подалась и Тифа с Клодом рухнули вниз, в бушующие воды жизненной силы планеты. Знания хлынули в разум девушки и сознание, не выдержав, милосердно угасло...

***

Первой мыслью после пробуждения было: ну вот, я окончательно спятила. Вокруг расстилался откровенно сюрреалистический пейзаж, в котором смутно угадывались очертания Нибельхейма, а также иных мест, помещенных ими за время странстий. В сером небе витал дымчатый образ Клода Страйфа, а из этого может следовать... Тифа ужаснулась: неужто их сознания каким-то образом переплелись в Живом Ручье?

По дороге к городу медленно брел Клод. "Нибельхейм", - бормотал он себе под нос. - "Пять лет назад туда пришел Сефирот. Именно тогда все и началось..." Тифа догнала его, взяла за руку. "Таков этот город в твоих воспоминаниях. Таков же он и в моих. Поэтому это место - наш Нибельхейм..."

Рука об руку вошли они в городские ворота. "Пять лет назад пришли два СОЛДАТа", - вспоминала Тифа. - "Сефирот и молодой энергичный воин. Тогда я впервые увидела настоящего Сефирота и он мне показался очень холодным. Расскажешь мне, как все было?"

Клод понурил голову. Обогнав их, в ворота прошествовал Сефирот, болтая с невидимым собеседником. "Ну и как ощущения?" - обратился к нему Сефирот. - "Это ведь твой первый визит домой за очень долгое время, так?.. А вот у меня нет родного города, родного дома. Моей матерью была Иенова, она умерла сразу после родов. Мой отец..." Он горько рассмеялся, почувствовав, что разоткровенничался: "Ладно, какое это имеет значение, в самом деле?"

Тифа вздрогнула: "Я долгое время это скрывала, Клод... Боялась, если расскажу тебе, случится нечто ужасное. Но... тебя здесь не было. Клод не приходил в Нибельхейм пять лет назад. Те двое, что пришли сюда, были Сефирот и кто-то другой".

Мимо них прошли призрачные фигуры Сефирота и его черноволосого спутника. "То есть", - осмелился задать вопрос Клод, - "тот, кто пришел с Сефиротом... был не я?" "Я этого не говорила", - помотала головой Тифа. - "Ты сам должен найти ответ. А я помогу тебе".

"Но та звездная ночь у колодца, когда мы были детьми", - с болью в голосе произнес Клод. - "Наши обещания... Это тоже ложная память, да?" "Не спеши", - урезонила его Тифа. - "Не пытайся вспомнть все быстро. Просто подмечай тогдашние эмоции и память вернется к тебе... Постепенно... Помнишь - небо было усеяно звездами в ту ночь..."


...Они вновь стояли у колодца, на краю которого, болтая ногами, сидели мальчик и девочка... Как давно это было, прошло столько лет!.. "Да", - кивнула Тифа. - "Тогда мы выглядели именно так. Сефирот как-то сказал, что ты получил воспоминания, слушая его рассказы. Но неужто ты мог вообразить себе это сказачное небо, эти прекрасные звезды? Нет, Клод, ты помнил его! Той ночью здесь сидели лишь мы двое - ты и я. Именно потому, что ты помнил об этом, я решила, что ты - настоящий Клод. Даже несмотря на нестыковки в твоих других историях. И я все еще верю, ты - настоящий! Но ты сам не веришь в себя... Этих воспоминаний недостаточно..."

"Воспоминания вызываются сознанием", - возразил Клод. - "Поэтому они могут быть ошибочны". Тифа поникла: "Но ведь они отличаются от того, что чувствует твое сердце? И здесь кроется обман... Если бы он обратился к той потаенной памяти... Клод, поговори со мной! Поделись чем-то важным из своего прошлого! Почему ты решил стать СОЛДАТом?"

"Я был опустошен..." - механически ответил Клод. - "Я хотел быть замеченным... Думал, что если стану сильнее, меня заметит..." Тифа метнулась к нему: "Кто заметит? Кто?!" "Ты!" - прозвучал ответ. "Я?" - изумилась девушка. - "Почему? О чем ты говоришь?"

"Это нормально", - вздохнул Клод. - "Тогда ты была так занята своими делами, что не помнишь меня в то время. Я не хочу об этом говорить... но должен. Это очень важное для меня воспоминание".


...Глазам предстала до боли знакомая комната. Ее комната, ее родной дом. Играющие дети - маленькая Тифа и твое ее друзей. В окно били струи солнечного света, а по дорожке к дому бежал совсем юный Клод. Тифа изумилась: "Стало быть, вот когда ты первый раз пришел ко мне домой? Я не помнила этого... Я думала, мы знали друг друга с детства..." "Ты всегда была рядом с этой троицей", - укорил ее Клод. - "Я считал их придурками. Я хотел поиграть с остальными, но меня никогда не принимали. И я стал считать, что, наверное, чем-то отличаюсь от них, от других детей. Той ночью я позвал тебя к колодцу, думая, что ты не придешь, что ты ненавидишь меня". "Это было неожиданно", - кивнула Тифа. - "Я очень удивилась тогда..." Она задумалась: "Ты прав, я не помнила этого. Мы и вправду не были близки. Но когда ты покинул город, я много думала о тебе. Читала газеты, вдруг проскочит заметка о том, как там наш СОЛДАТ-Клод..."

"Но я помню тот день!" - вдруг воскликнула она. - "День, когда мы впервые встретились. Да, я была с друзьями... В тот день умерла моя мама!.. Я бросилась в горы Нибель, отчаяние вытеснило все иные мысли. Друзья побоялись последовать за мной, лишь ты бесстрашно пошел следом. Я сорвалась в пропасть, ты не удержал меня и упал следом".

"Потом нас нашли люди из Нибельхейма..." - продолжил Клод. - "Они подумали, что это я привел тебя в горы и хорошенько меня отругали. Ты пролежала в коме семь дней, семь самых тяжелых дней в моей жизни. Все думали, что ты не выкарабкаешься. Я винил себя за то, что ничего не мог поделать. Думал, что если очнешься, то тоже будешь винить меня... Именно тогда я в первый раз услышал о Сефироте и подумал: если бы я был так же силен, как он, то... То Тифа заметила бы меня!.."

"Теперь и я все вспомнила!" - радостно рассмеялась Тифа. - "Я помню, как нам было по восемь лет! Клод, ты не был создан пять лет назад. Мои-то воспоминания о детстве не выдумка! Мы почти нашли настоящего тебя! Давай снова вернемся в Нибельхейм".


...Реальность подсознания обратилась во внутренние помещения реакторя Нибеля. Клод с Тифой застыли, наблюдая картины прошлого...

Войдя в зал с капсулами монстров, черноволосый СОЛДАТ лицезрел Тифу, атакующую Сефирота его же мечом. Конечно, воин легко одолел девушку: плавным движением вырвав клинок из ее руки, он с силой оттолкнул ее от себя, после чего повернулся к запечатанной двери, запримеченной нами еще во время прошлого визита, и воззвал: "Мама, я пришел к тебе! Открой дверь!" Дверь открылась; Сефирот прошествовал внутрь, СОЛДАТ, даже не взглянув на упавшую Тифу устремился, вслед за ним.

"Зак", - вымолвил Клод, не в силах поверить в откровение. - "Солдат, пришедший с Сефиротом... Его зовут Зак!" "Ты видел их?" - крикнула Тифа. - "Ты видел? Ты помнишь?!"

...Тело Зака вылетело из открытой двери, упав на пол у резервуаров с монстрами, у ног безымянного солддата, оставленного Сефиротом охранять вход. Подобрав меч Зака, тот поднялся по лестнице, вошел в покои Иеновы.

Она была там - огромное женоподобное существо, опутанное кабелями, обложенное некими резервуарами и капсулами. Обезумевший Сефирот простирал к ней руки: "Давай снова заберем себе эту планетку, мама! Давай отправимся в Землю Обетованную!" Он заметил солдата. "Смотри, мама, они снова здесь. С необыкновенной силой, знаниями и магией, ты была рождена, чтобы стать правительницей планеты! Но эти... эти жалкие людишки... все отняли... Но теперь я с тобой мама, теперь мы вместе!"

Не в силах больше сдерживаться, солдат выхватил меч: "А как же я? Как же МОЕ горе? Моя семья? Друзья? Ты отобрал у меня родной город!" Но Сефирот лишь рассмеялся: "Что мне до того? У меня теперь новая цель - взять планету у людей и вернуть ее Цетра, став единовластным властителем!" С диким криком солдат бросился вперед, вонзил меч в живот Сефироту. Отошел, ужаснувший содеянного, снял шлем... Клод!

Все стало на свои места. Воспоминания вернулись, принеся одновременно горечь и облегчение, радость и разочарование. "Я так и не стал хорошим солдатом", - говорил Клод. - "Я покинул родной город, движимый лишь этой целью, но... Я не хотел возвращаться, не хотел никого видеть... Заметив Тифу по возвращении в Нибельхейм, я надел глухой шлем и она меня не узнала... Покончив с Сефиротом в реакторе, я выбежал из помещения Иеновы, я поднял на руки избитую Тифу, отнес ее в сторону. "Ты обещал... что придешь... когда я буду в беде", - прошептала она. Но не все еще было кончено. Зажимая одной рукой рану, а в другой держа голову Иеновы, мимо нас прошел Сефирот, направляясь к выходу из реактора. Проводив его глазами, израненный Зак прохрипел мне: "Убей... Сефирота..." Желая закончить начатое, я бросился за ним, но он вонзил в меня свой меч. Из последних сил я сбросил его в резервуар с энергией Мако, бушующей внизу и Ручей унес Сефирота далеко-далеко... как мы теперь знаем, в северный кратер".

Практически все куски головоломки стали на свои места, Клод вновь - впервые за много лет - ощутил себя цельной личностью, а раз так... "Пойдем отсюда, Тифа", - вымолвил он. - "Пойдем домой!"

***

Ураган Уставшие и измученные герои сидели на берегу океана у сровнянной с землей деревушкой. Орудие не удалось окончательно уничтожить, лишь временно прогнать. С неба их все так же зловеще буравил красный глаз Метеора, а на земле недвижно лежали Клод и Тифа, выброшенные Живым Ручьем на берег. Герои терпеливо ждали, когда же их друзья наконец очнутся, чтобы вновь продолжить нелегкий путь...


На следующий день Клод Страйф собрал всех своих товарищей на борту "Урагана". "Простите меня, пожалуйста", - сказал он, и присутствующие недовольно поморщились, ибо начало не очень обнадеживало. - "Я никогда не был СОЛДАТом. Я выдумал историю о том, что произошло со мной пять лет назад. Да, я покинул свой родной город в поисках славы, но СОЛДАТом так и не стал. Мне было так стыдно за мою слабость... Потом я услышал эту историю от моего друга Зака и создал для себя иллюзию того, что делал в жизни, присвоив себе его роль. И продолжал играть эту роль, как будто это было правдой.

Физически я сложен как СОЛДАТ. План Ходжо по клонированию Сефирота не был таким уж сложным. Они провели такую же процедуру, как и при создании СОЛДАТ. Видите ли, СОЛДАТы не просто подвергались воздействию энергии Мако. В их тела внедрялись клетки Иеновы... Хотя это и не имеет ничего общего с ее Воссоединением. Лишь сильный человек может стать полноценным СОЛДАТом, а я оказался слаб... Комбинация клеток Иеновы, сила воли Сефирота и моя собственная слабость создали меня - хозяина мира иллюзий, в котором я больше не могу и не хочу находиться. Метеор падает на планету по моей вине, а раз так, я сделаю все, что в моих силах, чтобы предотвратить это!"

***

Оставался еще лишь один вопрос, не дававший Клоду и Тифе покоя, а именно - был ли их родной город сожжен Сефиротом пять лет назад, или это очередная иллизия?

Вернувшись в Нибельхейм, они первым делом отправились в дом Тифы, и в собранных на чердаке бумагах ее учителя Зангана, нашли письмо, так и не дошедшее до адресата:

"Тифа, что случилось с нашим городом? Иллюзия ли это или просто сон? Нет, ни то, ни другое... Я помню, как пытался спасти людей из языков пламены, но сил моих не хватало. Сжигаемый яростью, я отправился к реактору, чтобы убить Сефирота. Но его нигде не было. Вместо этого внутри я нашел тебя, лежащую без сознания. Я посчитал, что спасти тебя гораздо важнее, нежели преследовать Сефирота. Когда я выходил из реактора, появились солдаты "Шинра", ведомые ученым по имени Ходжо. Он приказал войскам собрать всех выживших для экспериментов. Не знаю, о чем он говорил, но не мог позволить им забрать мою дорогую студентку.

Посадив тебя на спину, я направился вниз с горы в деревню. Долгое время я лечил тебя целебными зельями, а после отправился в Мидгар в поисках доктора. Мне этот город не понравился с первого взгляда, но заклятия мои тебе не помогали. И я решил найти в Мидгаре доктора, которому можно верить. Я за тебя волнуюсь, но не могу оставаться долгое время в одном месте. Ты совсем поправилась? Ты в порядке?

Интересно, сколько лет прошло с тех пор? Я снова вернулся в наш город, но не смог поверить глазам... Нибельхейм вновь казался нормальным, если бы не странные существа в черных одеждах, снующие вокруг... Город пропах корпорацией, но больше я не сделаю и шага по направлению к ней. Нет, я не боюсь "Шинра", просто не хочу иметь с ней никаких дел. Я надеюсь, что ты найдешь это письмо, Тифа.

- Моей дорогой студентке от Зангана".

К письму прилагались неведомо как раздобытые Занганом страницы из давнишнего отчета Ходжо Президенту. Дабы не сеять панику среди населения, корпорация восстановила Нибельхейм в точности таким, каким он был до пожара, а население составили специальные люди, нанятые "Шинра". Кроме того, в город в порядке эксперимента доставили множество клонов Сефирота...

***

Юнон Оставив "Ураган" у дальних болот, герои пешком направились в Юнон, дабы прибрать к рукам третью порцию гигантской материи. Несмотря на кризис для планеты, настроение у всех было приподнятое: еще бы, ведь Клод с Тифой вновь шагали вместе с ними!

Порт бурлил; ходили слухи, что к городу движутся войска корпорации для подготовки финальных пассов в учичтожении Метеора. Они что, хотят сбить из той же пушки, которой давеча отпугивали Орудие?!. Не скрываясь, герои прошествовали во внутреннюю базу солдат "Шинра", безжалостно расправляясь со всеми охранниками, дерзнувшими оказать им сопротивление. Сейчас не до конспирации и изощренных маневров: все решала скорость и удача!

База напрямую соединялась с подводным реактором, куда герои не замедлили направиться. Пройдя уже знакомыми коридорами (благо все реакторы Мако более-менее однотипны), герои наблюдали пристань, построенную внутри сооружения, где на одну из двух мерно покачивающихся на воде подводных лодок краном грузили лелеемую материю. Задраив люки, лодка погрузилась под воду; герои, выругавшись с досады, бросились ко второй и, разметав несущих вахту солдат, приняли на себя управление сей утлой конструкией, оснащенной, в довершение ко всему, торпедной установкой.

Стремительное преследование в морских глубинах пытающегося ускользнуть противника оказалось делом не из легких, но в итоге прицельно выпущенная торпеда положила конец погоне. Пробитая подлодка, груженная гигантской материей, медленно опустилась на песчаное дно. Герои радостно поздравили друг друга: все-таки приключения - дело прибыльное. Давеча разжились собственным самолетом, теперь вот подводную лодку позаимствовали...

Подобрав манипуляторами подлодки гигантскую материю из искореженных внутренних отсеков потопленной субмарины, герои собрались было подняться на поверхность, когда услышали донесшуюся из динамиков радиопередачу всем подразделениям "Шинра", предписывающую им немедленно оцепить Ракетный Городок. Причина - по направлению к Метеору будет произведен запуск ракеты, что понесет на себе бомбу, начиненную гигантской материей. Проклятье, корпорация все же разжилась оной! "Моя ракета!" - в отчаянии возопил Сид. На кой им понадобилось отправлять ее в космос именно сейчас, когда главный пилот странствует где-то под толщей вод морских?

...Всплыв на поверхность и скрыв подлодку в тихой бухточке у южных островов, герои вновь подняли в воздух "Ураган", взяв курс на Ракетный Городок. Приготовления к запуску космического аппарата шли полным ходом. Охрана вокруг так и кишела, но герои, задавшись целью во что бы то ни стало сохранить гигантскую материю и сокрытые в ней знания Цетра, в буквальном смысле шли вперед по трупам солдат корпорации. Сейчас было не до моральных диллем и размышлений, оправдывают ли средства конечную цель.

Пробившись в ракету, Сид бросился прямиком в рубку управления; герои бежали следом за ним. Еще оставался шанс отменить взлет, вынести материю и убраться восвояси... Но и этот шанс исчез, когда за их спинами намертво закрылся люк, и старая ракета, натужно скрипя, взмыла ввысь. Да, в сообразительности Руфусу не откажешь: дождавшись, пока противники заберутся внутрь аппарата, он недолго думая отправил их в последний полет.

Автопилот блокировал все ручное управление ракетой; изменить курс ее было невозможно. К счастью, спасательная капсула находилась на своем законном месте и, немного повозившись с люком, Сид пригласил товарищей прошествовать внутрь. Клод сбегал в носовой отсек, отсоединил гигантскую материю от взрывного механизма, после чего со спокойной совестью залез в капсулу. Уничтожит ракета Метеор или нет - другой вопрос, знания Древних спасены. Бессмысленный, быть может, жест, но лишь он позволит и дальше жить в мире с самим собой. Как знать - вдруг именно в этой глыбе материи заключена сущность Аерис?..

...Спасательная капсула донесла их до поверхности планеты и в этот момент ярчайший, ослепительный свет залил небеса. Столкновение ракеты с Метеором произошло! Весь мир, казалось, затаил дыхание в ожидании, но когда свет угас, зародившаяся было надежда уступила место черному отчаянию, ибо Метеор все так же словеще зыркнул красным глазом... слегка подбитым, правда.

Как можно отвратить неизбежный удар? Робко тявкнув, Ред 13 предложил нанести визит в Космо Каньон и вновь пообщаться с мудрым старейшиной Бугенхагеном.

***

"Когда вы сбиваетесь с пути, то должны заглянуть глубоко в собственные души", - наставительно промолвил Бугенхаген. Он вообще любил блеснуть жизненной философией и мудростью перед зеленым молодняком. - "Всегда найдется что-либо, сокрытое в ваших сердцах. Скрытое... или забытое".

"Я помню Аерис..." - прошептал Клод. - "Она говорила, что была единственной, кто мог остановить Метеор Сефирота. Но мы не знаем то, что знала она... Почему она пошла туда, в Город Древних?"

Так было решено вновь вернуться в забытые руины за Спящим Лесом и хорошенько прочесать их еще раз в надежде отыскать хоть что-то, могущее помочь им в уничтожении Метеора. Бугенхаген высказал желание размять старые кости да отправиться с героями на север. Те с радостью приняли предложение, веря, что зоркий глаз мудреца способен приметить многое из того, на что они просто не обратят внимания. Оставив собранную гигантскую материю в обсерватории Бугенхагена (в самом деле, не таскать же с собой столь ценный груз!), герои вернулись на "Ураган" и самолет взял курс на северный континент, где в покрытых снегом горах примостился величественный некогда Город Древних.

...Вновь взглянув на запорошенные полуразрушенные постройки, они испытали глубокое чувство потери, ибо здесь навеки простились с Аерис. За то короткое время, что они были знакомы, к девушке успели привязаться все без исключения члены отряда, ее нельзя было не любить! А какой-то безвестный клон Сефирота прервал ее жизнь одним ударом меча...

Метеор Бугенхаген остановился, прислушиваясь, затем повел героев за собой в некое строение, где обнаружился огромный сияющий кристалл! "Планета в кризисе..." - молвил старик. - "Кризис свыше человеческой силы или бесконечного времени. По преданию, наступит час, когда миру должна явиться "Святость" - наивысшее воплощение белой магии, последний шанс спасти планету от Метеора. Если душу, ищущую Святость, услышит планета, она появится. Может исчезнуть все: Метеор, Орудие... быть может, и мы с вами. Планета сама решит, что для нее лучше, а что - хуже. Так что вам остается отыскать Белую Материю, что соединит планету с людьми, и поговорить с ней напрямую".

"Это конец!" - в отчаянии воскликнул Клод. - "У Аерис была Белая Материя, но она упала в подземное озеро". "Прекрати нытье!" - оборвал его Бугенхаген. - "Лучше погляди сюда". Постамент под сверкающим кристаллом был испещрен письменами Древних. Навряд ли кто из ныне живущих ведает этот язык, но под двумя символами означились сделанные мелом надписи: "Место, куда не доходит солнечный свет" и "таит в себе ключ". Наверняка это дело рук какого-то безвестного ученого, посещавшего руины и сумевшего разгадать пару слов языка Цетра.

Так или иначе, перед героями встала очередная загадка, требующая немеделенного решения. Куда не проникает солнечный свет? Конечно же - в морские глубины. Оставив старейшину Космо Каньона расшифровывать оставшиеся письмена, герои вернулись в свою новообретенную субмарину и занялись крайне неблагодарным делом - прочесыванием дна морского. Нельзя сказать, что это оказалось так уж скучно: подводная флора-фауна приятно радовала глаз до тех пор, пока в иллюминаторе не показалось гигантское туловище некоего монстра... Орудие! Похоже, планета не ограничилась пробуждением лишь той особи, что преследовала "Ураган", когда тот на всех парах улепетывал из северного кратера. Теперь не только небеса, но и моря стали небезопасны! А быть может, есть еще неучтенные особи в этом славном семействе?

Уведя утлую подлодку от греха подальше, она продолжили поиск "ключа", приведший их в небольшой подводный грот у скал северного континента. Судьба, интуиция или сама планета привела их сюда - не важно, главное - вот уже тысячи лет артефакт, известный как Ключ Древних, покоился именно здесь.

Как можно скорее герои доставили его Бугенхагену, а тот, уже успев разобраться что к чему, активировал сияющий кристалл, на поверку оказавшийся устройством для проекции изображений. Переливающиеся грани явили им последние минуты жизни Аерис, вновь заставили пережить этот кошмар. Вот она падает, пронзенная мечом... Лента в ее волосах расплетается... Шарик материи, скатившись по ступеням, падает в озеро... Вот он лежит на дне, освещая глубины зеленоватым призрачным светом.

"Когда Аерис умерла, она однажды явилась ко мне во все," - нехотя проговорил Клод. - "Она сказала, что единственная, кто может остановить Сефирота, а чтобы сделать это, нужно знать секрет. Теперь-то я понимаю: она знала все об этом месте и, владея Белой Материей, пыталась призвать Святость, когда Сефирот настиг ее. Аерис оставила нам великую надежду... Но это стоило ей жизни... и будущего."

"Прости, Аерис," - обратился он к отразившемуся в кристалле лику девушки. - "Ты покинула нас, не сказав ни слова. Все произошло так внезапно, что я не смог понять... Но теперь... Я все понимаю и я сделаю то, что нужно. Спасибо, Аерис."

Белая Материя мягко светилась, но Святость никак не реагировала на призыв. Как будто что-то мешало магии перенестись к зовушему ее. Сефирот?..

Кашлянув, подал голос Кайт Ши: "Клод, помнишь огромную пушку Юнона?" "Ну, помню" - раздраженно хмыкнул Клод, недовольный, что его отвлекают в такой момент. "Так вот," - ничуть не смутившись, продолжил котяра. - "Руфус перенес ее и хочет с помощью этой пушки поразить Сефирота. Пушка работает на гигантской материи. Но та уже была использована в плане с запуском ракеты и Руфус решил перенести оружие туда, где в огромных количествах добывается энергия Мако. В Мидгар!"

***

Сестра Рей "Рив, это твоя работа следить за производительностью реакторов," - говорил Президент Руфус замершему перед ним министру строительства с аккуратно подстриженной бородкой. "Понятно," - склонил тот голову. Смеясь, к нему подошла Скарлет, дружески похлопала по плечу. "Не нервничай, Рив. Все заработает на полную мощность, как и положено".

"Один только нюанс," - пробасил Хейдеггер, последний из участников брифинга. - "Даже если мы расправимся с Сефиротом, Метеор не пропадет сам по себе... по крайней мере, не должен..." Скарлет отмахнулась от него, обратилась к Руфусу: "Пожалуйста, запомните, господин Президент: выстрелить из пушки снарядами из реакторов Мако было моей идеей!" "Они действительно достигнут северной границы?" - усомнился Руфус.

Скарлет и Хейдеггер расхохотались, настолько нелепым им показался вопрос. Уж этот-то план обречен на удачу! Их новая пушка - Сестра Рей - наведет порядок в этом мире.

***

Словно предчувствуя новую угрозу, одно из Орудий всплыло из морских глубин, где тихо проспало последние тысячелетия, на поверхность, и тяжелой поступью двинулось к Мидгару.

"Ураган" кружил вдалеке, его экипаж с ужасом и тревогой следил за разворачивающейся внизу драмой, не в силах что-либо изменить.

Орудие

Достигнув берега, Орудие открыло шквальный огонь по видневшемуся вдалеке мегаполису; оттуда ему навстречу вырвался испепеляющий луч чистой энергии. Иссушив все городские реакторы, Сестра Рей сделала свой единственный выстрел. Насквозь пробив алмазную броню монстра и отбросив его растерзанную тушу далеко в сторону, луч устремился дальше, через море, где ударил в защитный купол над кратером северного континента. В ярчайшей вспышке барьер исчез, энергия его иссякла под натиском чудовищной мощи Мако.

Выстрел Руфус, пребывая в своем пентхаузе на верхнем этаже здания штаб-квартиры "Шинра", затаил дыхание. Дальнейшие несколько секунд решат все...

И тогда на Мидгар обрушилась поистине шквальная атака; откуда-то извне летели сполохи огненной энергии, сокрушая здания, убивая горожан. "Кто посмел?!" - взревел Руфус, пытаясь вычислить источник неожиданного нападения, когда следующий выстрел обратил его офис в море бушующего пламени.

Лояльность по отношению к власти - штука весьма относительная. Лишь прослышав о гибели своего Президента, Хейдеггер и Скарлет взяли бразды правления в свои руки. Источник возмущения порядка в Мидгаре был обнаружен - Ходжо, свихнувшийся профессор, вознамерился помочь Сефироту и передать ему всю возможную энергию из городских реакторов, другими словами, провести несанкционированный выстрел из пушки. Видимо, он и был ответственен за беспорядки, случавшиеся все это время.

Рив предложил новоявленной паре лидеров корпорации перекрыть реакторы, но те лишь посмеялись: как так, лишить питания их новую любимую игрушку - Сестру Рей? А между тем Ходжо, засевший в контрольном отсеке пушки, вкачивал в нее энергию нешуточными количествами, доводя реакторы до критического состояния.

Мидгар погружался в пучину безумия. Воистину ужасны деяния недальновидных и честолюбивых, вкусивших могущества.

***

Вняв настойчивым просьбам Кайт Ши, оказавшегося никем иным, как министром строительства Ривом, Клод направил "Ураган" к Мидгару. Как и ожидалось, сообщение трущоб с верхним городом перекрыли, но теперь, чтобы попасть туда, старые пути были ненужны. Прихватив парашюты, герои сиганули с "Урагана" вниз, прямиком к горящему зданию корпорации.

Конечно, их засекли, и Хейдеггер немедленно отправил к возможной точке приземления диверсантов отряд солдат корпорации. Но герои, внемля предостережению Рива, углубились в сложную систему перекрытий и коммуникаций, составлявших исполинскую Плиту, намереваясь подобраться к пушке и Ходжо с "черного хода".

Не удалось; вездесущие Турки уже поджидали их, стоя в железнодорожном туннеле, соединяющем верхний и нижний Мидгар. Старые знакомцы - Рено и Руд, а также Елена, беспрекословно выполняли приказ непосредственного начальства, даже если в верхах шла жестокая борьба за передел власти. А приказ был прост - найти и уничтожить. Правда, ни Хейдеггер, ни сами Турки и близко представить не могли возросшую мощь команды Клода Страйфа, потому трусливо бежали с поля боя, почувствовав на своей шкуре всю мощь заклинаний, генерируемых стихийной материей.

Через канализационный люк герои выбрались в темный закоулок неподалеку от штаб-квартиры. Весь город гудел от вливавшейся от пушку энергии: лопался асфальт, рушились дома... И в этом хаосе команду Клода поджидал исполинский боевой робот, пилотируемый сладкой парочкой - Скарлет с Хейдеггером. Даже в такой час, когда все вокруг могло взлететь на воздух, они не могли отказать себе в удовольствии лично свести счеты с возмутителями спокойствия, раз уж обычным солдатам, да и Туркам тоже, это оказалось не по плечу. Но и здесь они просчитались: робот, иронично названный Скарлет "Великолепным Клодом", оказался на редкость неповоротлив, и направленные на него удары молний и огненных шаров быстро обратили чудо техники в груду оплавленного металла. Похоже, кресла лидеров корпорации вновь вакантны!..

Зарядил дождь. По поддерживающим конструкциям, возведенным вокруг штаб-квартиры, герои взбирались наверх, гдеу пульта управления машиной разрушения возился профессор Ходжо. Довольно хихикая, он с радостью объяснил свои поступки. Почему он помогает Сефироту? Ну как же, отец должен поддерживать своего сына, даже если тот и смотрит на него свысока.

Слова Ходжо отозвались волной боли в сердце Винсента, сцены прошлого замелькали перед глазами... Вот он встречает в Нибельхейме прекрасную ассистентку профессора Гаста, Лукрецию... В то время в особняке корпорации претворялся в жизнь некий таинственный проект Иенова и Винсенту как представителю Турков вменялось в обязанность следить за его благополучным исходом... Но Лукреция предпочла Ходжо и Винсенту не оставалось ничего, как смириться с этим... Ходжо предложил Гасту в порядке эксперимента внедрить клетки Иеновы в тело Лукреции, пока ребенок находился еще в ее утробе... На свет появился Сефирот, а Лукреция... Лукреция скончалась...

Что до Клода, то Ходжо прекрасно помнил его. Пять лет назад двух израненных воинов - Клода и Зака - нашли у реактора Нибеля и доставили к нему в особняк Нибельхейма - единственное здание, уцелевшее после страшного пожара в городе. Профессор поместил обоих в резервуары, намереваясь провести эксперименты по внедрению клеток Иеновы в человеческие тела. Организм Зака отторг чужеродные образования, Клода же, наоборот, принял. За время нахождения пары в резервуарах и облучения их энергией Мако, сознания обоих индивидов переплелись, стали неотделимы друг от друга. Так Клод получил воспоминания Зака, считая их своими собственными. Позже Зака убили агенты "Шинра", а Клод взял его меч и отправился странствовать по свету.

Кстати говоря, полоумный профессор начинил клетками Иеновы и собственное тело и сейчас горел желанием продемонстрировать открывшиеся ему возможности незваным визитерам. Он преобразился, представ героям чудовищным сгустком протоплазмы. Те встретили образину своими мощнейшими заклятиями. Эту битву они вспоминали и долгое время после ее окончания: Ходжо наносил мощнейшие удары не только по их телам, но и разумам, парализуя их, погружая в сон. Ядовитые когти монстра разрывали плоть, отравляли кровь... Винсент с особым ожесточением кромсал ненавистого противника: мстил за себя, за Лукрецию, за всех несчастных, ставших подопытными крысами Ходжо.

Наконец тот пал. Герои стояли на вершине гигантской пушки, а вокруг завывал ветер, дождь хлестал их по лицам, воздух трещал от энергетических разрядов накапливаемой энергии Мако. Они сознавали, что первую битву наконец выиграли. Всесильной корпорации "Шинра" более не существует.

***

Рено, Руд и Елена собрались у основания Сестры Рей. Метеор зловеще нависал над городом, и оперативники спецотдела трудились в поте лица, организовывая эвакуацию мидгарцев. Жители секторов 2 и 3 на данный момент были полностью эвакуированы, стало быть, оставался сектор 5.

Страшные ураганы опустошали Мидгар, и Турки нашли в себе силы проследовать к сектору 5, где повстречали Тсенга, чудом выжившего в Храме Древних. "Где жители?" - прокричал Руд; голос его был еле слышен в завывании ветра. "Остались под завалами", - скорбно констатировал Тсенг.

Здание за его спиною рухнуло, и Тсенг едва успел уклониться от летящих в его сторону обломков. "Для нас, четверых, это непосильное задание", - произнес Рено. Он и помыслить не мог, что когда-нибудь скажет подобное, но обеспечить эвакуацию жителей огромного метрополиса - чересчур даже для них, оперативников спецотдела.

"Задача Турков - любой ценой выполнить возложенную на них миссию", - произнес голос, услышать который Рено и Руд не ожидали в этой жизни. - "Или вы решили сдаться?"

К ним приближались Вельд и иные Турки, принявшие участие в сражении с Зиркониадом и ныне считавшиеся погибшими. Елена радостно вскрикнула, узнав в одном из людей своего старшего брата; вдохновленная его примером и принесенной жертвой, она и начала работу в отделе административных исследований.

Лишь сейчас Рено и Руд осознали, что хладнокровное убийство Тсенгом Вельда и Эльфи было не более, чем инсценировкой, позволившее отцу и дочери начать новую жизнь вдалеке от бесконечной суеты и интриг Мидгара.

"Чего же ты ждешь, шеф?" - улыбнувшись, произнес Вельд, обращаясь к Тсенгу. - "Приказывай!" "Турки и бывшие Турки", - произнес Тсенг, выдержав приличествующую случаю паузу. - "Приказываю вам немедленно заняться эвакуацией гражданских".

Кивнув, те принялись за работу...

***

Семь дней. Ровно столько осталось им, чтобы пробудить Святость и уничтожить Метеор. Они стояли на палубе "Урагана", несущего их к северному кратеру, к последней битве. Сознавая, что навряд ли вернутся оттуда живыми, герои размышляли о том, почему ввязались во все это. Конечно, "спасение планеты" звучит пафосно, красиво и патриотично, но если быть честными с самими собой до конца, вырисуются иные, сугубо личные мотивы.

Клод просто мечтал набить морду Сефироту. За все хорошее. За Аерис. Что-то мешает ее сущности вернуться в планету и Клод всерьез намеревался это препятствие устранить.

Баррет мучился угрызениями совести за давнишний взрыв реактора в Мидгаре. Тогда погибло много людей, в том числе его друзья - Биггс, Ведж, Джесси. Можно сколько угодно оправдывать свои действия высшей целью, но какое значение имеют эти слова для родных и близких тех, кто ушел навсегда? Тогда для него это была месть за то, что корпорация сделала с его родным городом, но теперь... он сражается за будущее Марлин.

И Клод Страйф, прежде чем вести отряд в решающий бой, приказал всем разойтись по домам, завершить неоконченное, сказать недосказанное и вернуться, чтобы, если придется, умереть в мире с самими собой.

Клод с Тифой остались одни; товарищи покинули их, разбредшись кто куда. По всей планете, по домам. А у них... у них не было дома. Нибельхейм стал чужим городом. "Они вернутся, как ты думаешь?" - спросила Тифа. Они посадили "Ураган" на одном из южных островков и сейчас, сидя на холме, любовались закатом.

"У каждого есть нечто незаменимое, за что он держится...", - пожал плечами Клод. - "А наш нынешний противник..." "Да даже если и не вернутся", - выпалился Тифа. - "Пока я с тобой... Пока ты со мной рядом... Я не сдамся, даже если мне и страшно. Как бы мы не были близко, мы были далеки друг от друга. Но когда мы упали в Живой Ручей, окруженные криками страданий, мне кажется, я услышала твой голос. Ты наверное этого не помнишь... Но глубоко в сердце я услышала, как ты называешь мое имя".

"Да, я услышал, как ты зовешь меня", - кивнул Клод. - "Зовешь из потока сознания Живого Ручья. В конце концов, я же обещал: если с тобой что-то случится, я всегда приду на помощь".

"Клод, как ты думаешь, звезды нас слышат?" - спросила вдруг Тифа. - "Они знают, что мы упорно боремся за них?" Клод посмотрел вверх: солнце почти скрылось за горизонтом и в небе зажглись первые звезды. Тихий мирный вечер на южных островах. Пусть он длится вечно...

"Не знаю", - ответил Клод. - "Слышат или нет, нам все равно надо сделать все возможное. И верить в себя. Когда-нибудь мы найдем ответ. Правильно, Тифа? Эти слова я услышал от тебя в Живом Ручье." "Да... правильно..." - прошептала она.

Клод внезапно сконфузился: "Э... Тифа... Я о многом хотел с тобой поговорить... Но теперь, когда мы здесь, я не знаю, что сказать... Это смешно, наверное...." "Клод", - прервала его неказистые излияния девушка, - "слова не единственный способ показать людям, что ты думаешь".

Они взглянули друг другу в глаза...


...Занимался рассвет. Клод и Тифа, обнявшись, сидели на мягкой траве, в тени громады "Урагана". Сейчас они встанут, заведут двигатели и вновь навестят те места, где оставили вчера товарищей. Что будет потом - неизвестно, а сейчас у них оставались последние - самые ценные -минуты счастья. Пусть день никогда не наступит, а эта волшебная ночь будет длиться вечно...

***

Держа оружие наготове, герои опасливо спускались в глубины северного кратера. Мосты сожжены, отступать некуда... да и незачем. Баррет радостно топал впереди: Рив еще до начала мидгарского безумия переправил малышку Марлин и приемную мать Аерис в безопасное место за пределами города, где он и навестил.

Ред 13, напротив, грустно повесил нос. Вернувшись вчера в Космо Каньон, он узнал, что Бугенхаген, вернувшись из своего последнего путешествия, занемог и, видимо, долго не протянет. Старейшина скончался, перед смертью напутствовав Нанаки на новые свершения, которые не должны быть ограничены тесными рамками каньона и прилегающих гор.

Сид, старательно фокусируя взгляд на еле заметной тропке, плелся следом. В Ракетном Городке закатили знатную попойку по случаю возвращения Капитана. Помирившись с Шерой, он дал обещание ни разу больше не рычать на нее... а вот дальше в памяти сплошной пробел вплоть до того момента, как над Городком появился "Ураган" и соседи загрузили неподвижное тело подуставшего Сида в самолет. В последний путь, как они сострили!

Кайт Ши, простоявший всю ночь в углу "Урагана" в отключенном состоянии, вновь заработал. Рив был несколько занят, пытаясь выбраться из камеры, куда его поместили ныне покойные Хейдеггер и Скарлет за высказанную крамольную мысль о перекрытии питания их пушки. Остаток ночи менеджер потратил на наведение относительного порядка на улицах города. Как никак, теперь он первое лицо корпорации, благо порочная верхушка оной приказала долго жить.

А вот где провел ночь Винсент, никто не знал, а сам он не распространялся. Приняв свой обычный равнодушный вид, этот странный воин шествовал впереди отряда, пресекая все попытки завязать с ним разговор.

Все глубже и глубже спускались они в нутро планеты, туда, где от начала времен текли сияющие "воды" Живого Ручья, духовной энергии этого мира. Каменные уступы и расщелины сменились пещерами, от гладко отшлифованных стен которых исходило знакомое зеленоватое свечение... Наконец они вышли на утес, сотворенный из тысяч маленьких кристаллов; дальше пути не было: внизу сверкала чистейшая энергия дух.

Послышался гортанный рык и откуда-то снизу на утес вползло порождение ночных кошмаров в своей худшей ипостаси. Иенова... Даже одного взгляда на нее достаточно, чтобы понять: существо это не принадлежит планете, ибо не желает подчиняться естественному жизненному циклу, а жаждет изменить его. Герои давно готовились к этому моменту и, подобравшись, набросились на Иенову со всех сторон. Ядовитые щупальца и заклятия монстра хлестали их тела; Тифа не переставая сотворяла защитные барьеры и целебные заклинания, вызывая во много раз ускоренную регенерацию поврежденных органов; Клод без устали рубил противника мечом, Баррет - поливал очередями из ручного пулемета; Винсент, отойдя подальше, прицельно палил из любимого дробовичка, выискивая на теле Иеновы уязвимые точки. Остальные обрушивали на тварь стихийные силы, преобразованные с помощью материи в направленные магические удары.

С предсмертным ревом Иенова сорвалась с утеса и исчезла в Живом Ручье. Стены гигантской пещеры затряслись, кристаллическая структура под ногами героев дрогнула... и рассыпалась. Сияние Мако ударило им в глаза, мгновенно ослепив...

***

Свет...

Клод парил в непроглядной тьме, освещаемой лишь одной яркой сферой.

Этот свет... Святость?

Зрение вернулось так же неожиданно, как и ушло. Герои находились неизвестно где; обычные законы физики к их теперешнему окружению они применить не решились. Каменный островок под ногами, вокруг - пространство (иначе и не назовешь) зеленого цвета, подозрительно напоминающее энергию Мако, а прямо перед ними - огромная сияющая сфера Святости... загороженная внушительной фигурой Сефирота.

Тот молча разглядывал дерзнувших посягнуть на его великую цель - стать единым с планетой, получить абсолютную власть над судьбами всех, на ней живущих. Тело Сефирота начало преображаться, расти; за спиной распахнулось крыло, придавая легендарному воину воистину неземной облик. В благоговейном ужасе взирали герои на однокрылого среброволосого ангела. Впрочем, они быстро опомнились. И атаковали.

Это сражение потребовало от них полной отдачи сил. Иенова, недавно поверженная, и близко не казалась теперь столь грозным соперником, каковым явил себя Сефирот. Великий воин, он в совершенстве овладел искусством трансформации энергии Мако, и теперь применял в схватке не виданные ранее магические двеомеры. Герои, впрочем, не отставали. Прекрасно понимая, что битва эта - последняя, они выкладывались полностью, истощая себя могущественнейшими заклинаниями, исцеляя раненых товарищей и бросаясь в бой снова.

Навряд ли кто-либо из мирян, с тревогой глядящих сейчас в небеса, представлял то, что творилось у них под ногами, на небольшом островке, омываемом стремительным Живым Ручьем. Тем не менее действо, разворачивающееся там, всецело определяло их дальнейшую судьбу.

...Наконец Сефирот отступил. Лицо его выразило крайнее удивление, когда тело, совершенное тело, созданное посредством энергии Мако, начало рассыпаться в пыль. Духовных сил для поддержки этой формы у Сефирота не осталось.

Реальность подернулась рябью и герои обнаружили, что вновь находятся на одном из скалистых выступов внутри северного кратера. Казалось бы, все кончено. Дальнейшее зависит от планеты. Применит ли она Святость, чтобы защититься от Метеора?.. Что до героев, то они сделали все, что могли: устранили последнее препятствие, сдерживающее Белую Материю. И теперь могут со спокойной совестью выбираться из холодного кратера да отправляться по домам.

Неожиданно Клод остановился: "Он здесь... Я все еще чувствую его!" Остальные с испугом обернулись к нему: не было нужды уточнять, кого именно Клод имел в виду. Истощенные от чрезмерного использования материи, герои с отчаянием оглядывались по сторонам, прекрасно сознавания, что еще одну такую схватку им не выдержать. И если Сефирот каким-то образом остался жив, для них - и для планеты - все кончено.

Сознание Клода помутилось. Как подкошенный, он пал на землю, не слыша обращенного к нему крика Тифы. Разум стремительно несся прочь...


И вновь чернота. Держа меч в руках, он стоял лицом к лицу с Сефиротом. Последнее противостояние... Клетки ли Иеновы в его теле вызвали это видение, или же бой действительно происходит где-то за гранью реальности - Клод не знал и не желал даже думать об этом. Бросившись к Сефироту, он вонзил клинок в его тело, раз и навсегда вычленив наследие профессора Ходжо из своей личности.

Чернота вновь окутала его, но теперь в ней появилось нечто... Поток духовной энергии обволакивал его, маня, увлекая за собой. В сиянии Мако возникла рука Аерис, тянувшаяся к нему...


Подобно вспышке, реальность вернулась. Клод Страйф вскочил на ноги, быстро огляделся. Он все еще внутри кратера; вокруг все ходило ходуном, каменные карнизы и уступы обваливались вниз. Тифа, истошно крича, протягивала к нему руку. Клод схватился за нее, пытаясь взобраться на верхний, более надежный выступ, но тот подался и Тифа заскользила вниз. Они повисли над бездной; внизу ревел и неистовствовал Живой Ручей. "Я понял наконец", - промолвил Клод. Слова прозвучали на редкость неуместно на фоне окружающего их хаоса. "Это и есть ответ планеты... Земля Обетованная... Думаю, что смогу встретить... ее... там".

Поднатужившись, они взобрались на уступ, где их поджидали друзья. Судя по всему, у них оставалось всего несколько минут... Потратив их на то, чтобы добраться до "Урагана", герои завели двигатели и вылетели из кратера за мгновение до того, как оттуда вырвалась ослепляющая белизной волна Святости.

Метеор завис над Мидгаром, разрывая город и окрестные земли воздействием своей гравитации. Небо окрасилось багряным. Жители окрестных деревень и селений со страхом наблюдали, как рушится их мир... и, возможно, их жизнь... Поток Святости, несущийся с севера, ударил в Метеор, обволакивая его, сокрушая. Столкновение двух противоборствующих стихий ни в коей мере не способствовало сохранению великого города, над которым оно происходило, скорее, наоборот.

"Ураган" завис в отдалении, герои жадно примкнули к иллюминаторам. "Мы не можем допустить, чтобы Мидгар погиб!" - в сердцах выкрикнул Баррет, ударив по стене кулаком. "Я передал всем жителям, чтобы они укрылись в трущобах", - сказал Кайт Ши, - "но теперь, видя это безумие... не знаю..." "Да, слишком поздно для Святости..." - прошептал Ред 13. - "Метеор приближается, не смотря ни на что. А Святость, похоже, вызывает эффект, прямо противоположный должному. Забудьте о Мидгаре, сейчас на кону - жизнь на всей планете!" Тифа прижалась к Клоду, крепко зажмурилась... Неужто планета все же решила, что главный враг ее - человечество, и теперь Святость сотрет с лица ее всю разумную жинзь?!.

И тогда, пробивая земную твердь, в ночное небо взметнулись струи духовной энергии, устремившись к Метеору. Планета бросала все свои силы, стараясь справиться с угрозой. Изумрудный поток Живого Ручья несся на помощь Святости. Ураган энергии объял разрушенный Мидгар, ибо над ним столкнулись изначальные стихии созидания и разрушения. Яростный шторм бушевал над планетой, знаменуя собой начало новой эпохи...

  1  2  3  4  5  6  
Web-mastering & art by Bard, idea & materials by Demilich Demilich