Demilich's

35. Цена воспоминаний

Несколько дней спустя они ступили в искореженные врата Трабия-Гардена. Долгое плавание по северным морям, ровно как и путешествие по заснеженным равнинам и горным каньонам осталось позади. Здесь, на стылом и хладном континенте, на десятки миль вокруг не сыскать иного человеческого поселения, за исключением изолированной военной академии. Бывшей военной академии...

Сельфи не смогла сдержать горестный вздох: вопреки самым смелым надеждам и чаяниям, гальбадианские ракеты в буквальном смысле сровняли с землей ее родной Гарден. Кое-где высились остовы искореженных зданий, не сильно затронутых взрывами, но в большинстве своем интерьер комплекса являл собою мешанину железобетона и металлоконструкий. Сколько людей погибло в тот день, когда рок низвергнулся с небес, повинуясь воле колдуньи - десятки? Сотни?

И все же были выжившие. Исхудавшие, потрепанные... Сейчас они опасливо появлялись из-за каменных плит, бросая взгляды на нежданных визитеров, но, узнав Сельфи Тильмит, радостно и с облегчением улыбались. Та, сглатывая слезы горя и радости, унеслась к былым товарищам, с которыми у нее связаны были долгие годы жизни.

СииДы и персонал Баламб-Гардена наводнили сокрушенную академию, предлагая медикаменты и припасы пострадавшим в результате столь вопиющего акта агрессии со стороны Гальбадии. Навряд ли комплекс удастся когда-либо восстановить, и сейчас Сид Крамер радушно приглашал ютящихся под обломками несчастных взойти на борт Баламб-Гардена. Останутся они и присоединятся к целенаправленному противостоянию колдунье, или же осядут в любом ином селении этого мира - на то их воля. Главное сейчас - спасти как можно больше жизней, оградить от лютой, гибельной стужи севера.

Скволл с товарищами расположились на порядком разрушенной баскетбольной площадке, намереваясь дождаться возвращения Сельфи, после чего вернуться на борт Гардена, проследить за ходом эвакуации и покинуть поскорее сей ставший совершенно непригодным для жизни регион.

Враг еще не добрался сюда... Интересно, появится ли он вообще? Чем сейчас занята колдунья? Намерена ли она лично удостовериться в разрушении Трабия-Гардена ракетным ударом?..

Накопившиеся вопросы не давали покоя Леонхарту, заставляли все время держаться настороже, быть готовым к любой неожиданности.

- Простите, что заставила вас ждать! - с ходу заявила объявившаяся на площадке Сельфи. Злой ветер трепал ее легкое желтое платьице, но девушка, казалось, и не замечала пронизывающего холода. - Спасибо, что пришли сюда со мной. Вы ведь не оставите меня здесь, возьмете с собой, когда отправитесь сражаться с колдуньей? Я хочу свести с ней счеты. Хочу отомстить!

Очевидно, сейчас Сельфи переполнена эмоциями, в душе ее - горечь и злость, и все равно, Риноа неприятно было услышать эти слова, пусть и произнесенные в запале. Ведь месть порождает лишь ответную месть, это известная и непреложная догма.

- Нам вообще... обязательно сражаться? - вырвалось у нее. - Неужто нет никакого иного пути? Чтобы избежать ненужного кровопролития?

С минуту все только молча пялились на Риноа, откровенно подбирая нужные слова, чтобы и доходчиво объяснить ей ситуацию, и не задеть. Подобные вопросы они и сами себе задавали, вот только ответ на них был лишь один.

- С чего это ты вдруг?!. - выдохнул наконец Зелл, донельзя ошарашенный.

Риноа пожала плечами.

- Ну, может появится кто-нибудь умный, который придумает, как сделать так, чтобы нам больше не пришлось сражаться...

Конечно, фраза ее походила на детский лепет, но Скволл мысленно с ней согласился. Да, было бы действительно здорово, если бы появился "кто-то"... Но - слишком много "бы". Понятно ведь, что никто не появится, и им самим придется доводить начатое до конца.

Леонхарт обвел взглядом верных товарищей, собравшихся сейчас на разрушенной баскетбольной площадке. Ирвин, Зелл, Квистис, Сельфи, Риноа... Быть может, трагедия Трабия-Гардена оказывает на них такое влияние? Все они напуганы, им тяжело. Вот и жалуются. Делают вид, что думают, но на самом деле лишь критикуют решения, принимаемые за них. Потому что сами не могут изменить ровным счетом ничего. А Риноа... Что на нее нашло? Чего она ждет от него? Ведь он вырос в Гардене, он - СииД, это его профессия - решать возникшие конфликты с позиции силы, а не искать сложных и изящных путей выхода из них. Как она этого не может понять? Почему столь идеализирует его?

Наверное, эмоции вновь отразились у него на лице, потому что Риноа не замедлила заметить с изрядной долей напряжения в голосе:

- Скволл, если хочешь сказать что ты думаешь обо всем этом, давай! Я не обижусь. А иначе как я смогу понять тебя?

- Ты ведь была... частью движения сопротивления в Тимбере, так? - начал Скволл издалека, и Риноа согласно кивнула, закусив губу. - Другие просто разглагольствовали, а вы взяли оружие в руки и сражались... А теперь ты вот так заявляешь нам. Что с тобой случилось?

- Наверное, я просто боюсь, - тихо отвечала Риноа, обхватив себя руками за плечи. - Иногда... когда все мы вместе... я чувствую, будто мы - на одной волне... Понимаете, о чем я? Но когда начинаются сражения, все сразу становится по-другому. Вы бросаетесь в бой, а я... остаюсь. Я пытаюсь угнаться за вами, но это бесполезно... Как далеко вы можете зайти?.. Догоняя вас, я гадаю... Все ли в порядке? Встретите ли вы меня с радостью?.. Все ли выживут и соберемся ли мы когда-нибудь еще раз все вместе? А когда меня обуревают такие мысли...

Пораженные откровением девушки до глубины души, СииДы молчали, а Риноа обвела их встревоженным взглядом, страшась прочесть в глазах, устремленных на нее, непонимание и неприятие...

- Риноа, я понимаю тебя, - уверенно кивнул Ирвин. - Кого-то может не оказаться рядом. Кто-то, кого ты любишь, может исчезнуть у тебя на глазах. Тяжко жить на этом свете, когда ты думаешь обо всем в столь мрачном ключе. Но потому я и продолжаю борьбу... Когда я был маленьким, лет четырех или около того... я жил в приюте.

Погрузившись в воспоминания, Ирвин подобрал валявшийся на земле баскетбольный мячик, запустил его в корзину, не попал, вздохнул с сожалением и продолжил:

- Там было много детишек, оставшихся без родителей... Это было где-то под конец Войны с Колдуньями. Так вот, из всех ребят в приюте к одной девчонке я питал особенные чувства.

Ирвин воскресил в памяти старинный особняк на лазурном морском берегу.

Ласковое солнце... Детский смех... Девчушка, бегущая через холл, оборачивается к нему и, смешно шепелявя, жизнерадостно спрашивает: "Ирви, играть бушь?" На что он сам, эдакий карапуз в зеленой рубашечке и шортиках до колен, в тон ей отвечает: "Сейфи, а во что играть-то?" "В войну!" - кровожадно кричит его подружка, и, радостно хихикая, выбегает наружу...

- Так вот, девчонка эта очень мне нравилась, - закончил Ирвин, не сводя глаз с Сельфи Тильмит. - Я был счастлив, когда просто разговаривал с ней.

Сельфи перехватила устремленный на нее пристальный взгляд, потупилась.

- Этот приют... Каменный особняк? - неуверенно произнесла она. - У океана?

Ирвин кивнул, ухмыльнувшись.

- Вспомнила-таки? Я вас сразу узнал, как только увидел в Гальбадия-Гардене!

- Что ж ты раньше-то молчал?! - выкрикнули одновременно Сельфи и Квистис, и сконфуженно уставились друг на друга. Воспоминания и образы, погребенные в потаенных уголках разума, стремительно возвращались.

- Ну, я думал, вы обо всем забыли, - пожал плечами Ирвин. - А я вот помнил - жизнерадостную маленькую Сейфи и серьезную командиршу Квисти.

- А помните фейерверки? - неожиданно встрял Зелл, и девчонки изумленно обратились к нему.

- Так это был... ты?!

Динч кивнул, ухмыляясь от уха до уха.

Ночное небо, мириады звезд... Плеск волн, сияние маяка... Проказники Ирви, Сейфи и Квисти, отыскав на чердаке коробку со старыми ракетницами, бегут на берег в стремлении как можно скорее испытать необычную находку. Маленький серьезный Зелл осторожно топает вслед за ними по лестнице, ведущей на пляж, и совсем по-взрослому заявляет: "Детям нельзя играть с фейерверками! Это я вам говорю! Я на вас пожалуюсь!"

Обернувшись, ребята окидывают маленького ябеду презрительными взглядами. "Иди отсюда, плакса Зелл!" - говорят они в ответ. - "Иди в свою кроватку!"

А затем и черное небо, и океанскую гладь озаряет прекраснейший фейерверк. Завороженные и счастливые, ребята в восхищении созерцают небесный водопад феерических цветов, и даже Зелл, тихонько подойдя сзади, присоединяется к ним...

- Постойте-ка! - всполошился вдруг Зелл. - Но, если я был там вместо с вами... Как же мои родители в Баламбе?

Ребята переглянулись: вопрос действительно по существу.

- Видимо, семья Динчей тебя усыновила, - пришла рассудительная Квистис к наиболее очевидному выводу.

- Видимо, так и есть, - согласился с ней Ирвин.

Да, все они помнят Зелла, маленького плаксу и ябеду. Как же он изменился с годами!.. Смелый, решительный... и несколько сумасбродный, чего уж греха таить. Однако тогда, в приюте, был еще один мальчуган, обожавший дразнить малыша. Бывало, врываясь в общую спальню, этот пухлый увалень в грязной маечке с намалеванной на ней черным крестом устремлялся прямиком к кроватке Зелла, начинал кривляться и приговаривать: "Плакса Зелл! Плакса Зелл!" "Прекрати смеяться надо мной, Сейфер!" - со слезами на глазах восклицал тот.

- Да, там был и Сейфер, - кивнул Ирвин. Квистис изумленно вскрикнула, а Зелл выругался, правда, тут же извинившись перед девчонками.

- За исключением Риноа, все мы жили в том приюте, - со значением промолвил Киннеас.

- И это значит... - начала Сельфи, невольно озираясь на притихшего Леонхарта, о чем-то сосредоточенно размышляющего и не принимающего участия в разговоре. Ощутив буравящие его взгляды, Скволл встряхнулся, невозмутимо пожал плечами.

- Ну да, и я был там же.

Холодный, проливной дождь... И Скволл Леонхарт, совсем еще кроха... Ему плохо, он плачет, ведь рядом никого и никто не видит предательские недостойные слезы.

- Сестричка, - всхлипывает Скволл. - Я... совсем один. Но я стараюсь... Я смогу позаботиться о себе даже теперь, когда тебя нет, сестричка... Сестричка Элли...

- Элли? - вскинулся Зелл.

- Элли, - медленно повторил Скволл, будто смакуя слово на вкус, и в глазах его отразилось озарение. - Эллона! Ее мы и называли "Сестричкой". Она была немного старше нас... Квистис, Зелл, Сельфи, Ирвин, Сейфер, Эллона и я... Да, именно так... Не знаю, что все это может означать, но тогда мы точно были вместе!..

- Эллона, - задумчиво промолвила Сельфи. - Это она увлекает нас в минувшее, показывая эпизоды жизни Лагуны.

- Она сказала мне, что хочет изменить прошлое, - припомнил Скволл. - Но я не знаю, зачем ей это...

- Мне видится лишь одна вероятная причина, - изрекла Квистис. - Ее не устраивает настоящее.

- Если это так, я за то, чтобы безоговорочно помочь ей! - обрадовался Зелл. - Она ведь тоже одна из нас, из приюта!

- Да ты даже не помнишь ее! - осадила парня Сельфи, и Зелл мигом замолчал, осознав правдивость прозвучавших слов. Да, он не помнит ее... Но почему?

- А сама-то, Сельфи? - усмехнулся Ирвин, явно сохранивший больше воспоминаний о том далеком периоде, чем все они, вместе взятые. - Хмм... Стало быть, Сестричка и есть Эллона? Она всем нравилась, но ты, Скволл, сердился и ревновал, когда она возилась с другими ребятами, а не только с тобой.

- Да, память тебя не подводит, - согласился Скволл. - Странно все это. Не думаю, что меня усыновили, да и Сейфера тоже вряд ли. Скорее всего, уже лет в пять он оказался в Гардене... Но он никогда не поминал о том, что рос в приюте. Да и сам Сейфер никогда не воскрешал у меня никаких воспоминаний и эмоций. Как такое вообще может быть?

- Странно, еще как! - закивала Сельфи. - Вот у меня столько замечательных воспоминаний, связанный с Трабией, может, потому я и позабыла все о своем детстве? Да, наверное, так и есть. Ну а вами-то что, ребята? Почему вы ничегошеньки не помните?

- Я... помню, - прошептала Квистис, отрешенно уставившись вдаль, на укрытые белоснежными шапками горы. - Да, точно, вспомнила! Жизнь в новой семье у меня не сложилась, и в десятилетнем возрасте я оказалась в академии. Скволл и Сейфер сразу же попались мне на глаза. Они всегда дрались друг с другом.

- А Квистис всегда нас разнимала, - невесело усмехнулся Скволл.

- Да, это так! - кивнула бывшая инструктор, силясь припомнить эпизоды связующего их прошлого. - Сейфер был своеобразным ребенком, ему всегда нужно было оказываться в центре внимания. А Скволл на него вовсе внимания не обращал... И дрались они частенько. Сейфер задирался первым, а Скволл, вместо того, чтобы повернуться да уйти, тоже лез на рожон, принимая вызов. Слезы стояли у него в глазах, но он говорил "Я смогу сам позаботиться о себе, а иначе никогда больше не увижу Сестричку". Думаю, я пыталась занять в его жизни место Сестрички... то есть, Эллоны. Я пыталась, правда пыталась, но безрезультатно... Вот оно что, оказывается! Даже став инструктором, я не переставала думать о Скволле. Я думала, это... любовь. Конечно, мне приходилось скрывать свои чувства к кадету, но теперь-то я поняла, что никакая это была не любовь. Просто детские чувства старшей сестры, что должна заботиться...

Вконец смешавшись, Квистис просто махнула рукой, отошла в сторонку. Щеки ее пылали и она с удовольствием подставила их морозному ветру. Нет, не должна она была говорить все это! И все же Квистис испытывала огромное облегчение, разобравшись наконец в себе. Неразделенная "любовь", которую она тщетно пыталась подавить с появлением в жизни Скволла Риноа, оказалась куда более прозаическим чувством. Не менее ценным, однако. И пусть все остается таким, как есть сейчас!

- Наверное, и Сейфер забыл свое детство! - озвучил Зелл вполне очевидное. - Но, всякий раз, когда он видит Скволла, дух соперничества подсознательно берет верх и агрессия его выплескивается наружу...

- Но почему же мы все забыли? - не давал покоя Скволлу главный вопрос. - Мы ведь вместе росли. Как такое возможно, объясните мне кто-нибудь!

- Есть у меня одна теория, - улыбнулся Ирвин, и взгляды всех присутствующих вновь обратились к снайперу. - Это цена, которую мы платим за помощь Хранителей. Они даруют нам свои силы, а сами располагаются в нашем мозгу...

- Думаешь, в той самой области, где хранятся воспоминания? - нахмурившись, изрекла Квистис голосом, полным сомнения. - Нет, не думаю. Это ведь просто досужие слухи, распространяемые противниками использования Хранителей.

Но Зелл отнесся к сказанному товарищем куда более серьезно.

- Думаешь, если мы продолжим полагаться на Хранителей, мы многое позабудем? - обратился он к Ирвину, но тот лишь пожал плечами.

- Да нет же! - настаивала Квистис. - Не может быть, чтобы директор Сид не предупредил нас о чем-то столь опасном!

- А почему, по-твоему, я помню то, о чем все вы позабыли? - вкрадчиво поинтересовался у девушки Ирвин, и, не дождавшись вразумительного ответа, пояснил: - Сам я до недавнего времени вообще не использовал силы Хранителей. Потому, ребятушки, и память у меня в порядке.

Квистис нахмурилась, ища брешь в железной логике снайпера.

- А ты, Сельфи? - обратилась она к напарнице. - Ты впервые воспользовалась силами Хранителей уже после того, как появилась в Баламб-Гардене, так?

Сельфи замялась, опустила глаза.

- Ну как вам сказать... - промямлила она. - Когда мне было двенадцать, нас обучали охоте на окрестных чудовищ... И, повергнув одного из них, я обнаружила Хранителя, силой которого пользовалась некоторое время. Но, что самое ужасное, я и имени его-то вспомнить не могу!

- Должно быть, дело в самом деле в них, в Хранителях, - вынуждена была признать Квистис, полностью игнорируя довольный взгляд Ирвина. "А я вам говорил!" - читалось в нем. - Что же нам теперь делать?

- Что делать?! - Скволл подумал, что ослышался: столь банальный вопрос сорвался с уст самой практичной из их отряда. - Да ничего не делать!

- То есть как это, ничего? - озадачился Зелл.

- А что ты сделаешь? - вопросом на вопрос отвечал Леонхарт. - Прекратишь призывать силы Хранителей? Да только на них мы и можем полагаться в противостоянии колдунье! И если цена за это - наши воспоминания, я с радостью уплачу ее!

- Ты в самом деле этого хочешь? - с сомнением поинтересовался Зелл, но, поразмыслив немного, неуверенно кивнул сам себе. - Может... может оно и к лучшему. Да... Что толку в воспоминаниях о детстве, когда Сейфер только и делал, что задевал меня. Гораздо важнее обладать силой, что сможет защитить моих родителей в Баламбе! Пусть и не родных, а усыновивших меня. Нет, с силой Хранителей я уже ни за что не расстанусь!

- ...А Смотрительницу вы помните? - неожиданно вопросила Квистис, обращаясь к товарищам. Те вновь обратились к ускользающим обрывкам воспоминаний. Смотрительница... Женщина, заботившаяся о них в приюте и фактически заменившая малышам мать...

- Она всегда была в черном... - промолвил Зелл.

Теперь-то и Скволл припомнил: черное платье, длинные черные волосы, ниспадающие до пояса... добрые глаза, в которых светятся любовь и забота... А ее лицо... Она столь похожа на... Но нет же, быть этого не может!!!

Дождавшись выражения крайнего изумления, проступившего на лицах ребят, Ирвин, явно наслаждаясь ролью всезнайки, озвучил мысль, пришедшую всем на ум.

- Да нет, не просто похожа. Смотрительницу звали Эдея Крамер! Смотрительница... - здесь он выдержал драматическую паузу, - это колдунья Эдея!

- Смотрительница... Колдунья Эдея... - пролепетала Сельфи, тщетно пытаясь осмыслить открывшийся факт.

- Но почему Смотрительница... - начала Квистис, и осеклась. В самом деле, почему что?

- Почему? - пришел Ирвин ей на помощь в фомулировке вероятного вопроса. - Почему Смотрительница захватила страну и приказала нанести ракетные удары по независимым государствам? Думаю, мы можем гадать и строить предположения сколько угодно, вот только толку от этого будет мало.

Скволл одобрительно кивнул, соглашаясь. Выходит, у этого парня все же есть мозги, а позерство и ухлестывание за женщинами - это так, напускное.

- Вот что я сказать хочу, - продолжал Ирвин ровным и уверенным голосом. - Мы уже знаем, что СииД и Гардены - идея Эдеи, верно? И, пусть сам я и не вхожу в ряды СииД, чувства ваши вполне разделяю. Ведь предназначение этого отряда и состоит в противостонии колдунье!

"Странно все это донельзя", - подумалось Скволлу. - "Тогда, в тюрьме, Сейфер все допытывался у меня, что же такое СииД, говоря, что сведения эти крайне важны для колдуньи. Но ведь Смотрительница все сами должна знать прекрасно, если именно ей принадлежала идея создания спецотрядов... И все же, Смотрительница и колдунья Эдея - одно и то же лицо, в этом нет сомнений. В чем тогда смысл столь вопиющего противоречия?.. Нет, решительно не понимаю!.."

- Скволл, ты меня слушаешь? - чуть раздраженно окликнул его Ирвин и, дождавшись утвердительного кивка, заговорил: - Так вот о чем я толкую. Я понимаю позицию Риноа. Правда, понимаю, но все равно буду противостоять колдунье всеми доступными средствами. Как и все вы, полагаю. Потому и хотел, чтобы вы четко понимали, против кого нам придется выступить, и не сомневались в том, что надлежит сделать. Все вы слышали заезженное клише о том, что в жизни этой путей великое множество. Чушь! У меня путей, между которыми можно было выбирать, было совсем немного. Иногда и вовсе лишь один. Выборы, сделанные мною исходя из предоставленных ограниченных возможностей, и позволили мне стать тем, кто я есть сейчас. Потому я и ценю эти избранные пути... Потому и придерживаюсь их, стараясь не оступиться. Я знаю, что враг наш - Смотрительница, к который все мы питаем глубокую любовь. Из-за использования магии Хранителей все мы можем лишиться чего-то ценного, сокровенного. Но для меня это не столь важно. Меня не принесли сюда течения судьбы. Я здесь, потому что таков мой выбор. И, что более важно... Все мы росли вместе. Но, в силу обстоятельств, рассеялись по миру. Будучи детьми, мы не имели возможности делать выбор самостоятельно... Мы могли лишь плакать и кричать, выражая свое несогласие. Но... теперь мы снова вместе! Как в старые добрые времена, хоть многое и изменилось. Мы выросли... Мы достаточно сильны, чтобы о себе позаботиться. Мы сами принимаем решения... И сейчас мы стоим перед принятием действительно важного, судьбоносного. Будем мы сражаться со Смотрительницей или нет?.. Я - за сражение!.. Убийство ради всеобщего блага... По крайней мере, это сплотит нас на какое-то время и не позволит снова рассеяться по миру.

- Да! Давайте сделаем это! - проникшись чувством, вложенным Ирвином в монолог, Зелл решительно ударил кулаком о ладонь. - Мы же не будем бегать от нее всю оставшуюся жизнь!

- Ну, не знаю... - нерешительно протянула Сельфи. - Не могу свыкнуться с мыслью, что нам придется сразиться со Смотрительницей.

- Понимаю, - отвечала ей Квистис. - Но Зелл прав. Мы не можем бежать от нее вечно.

Скволл приблизился к поникшей, растерянной Риноа, отошедшей в сторонку.

- Риноа... - вымолвил он, и девушка взглянула на него своими ясными глазами, в уголках которых стояли слезы. - Тебе решать. Мы не отступим и продолжим сражение. Думаю, лишь так мы сможем двигаться дальше по жизни. Присоединяйся к нам! Думаю, не ошибусь, если скажу, что таково желание всех нас.

Риноа судорожно кивнула, и Скволл облегченно улыбнулся. Вот уж не знал, что будет с таким волнением ожидать ее ответа.

Они двинулись прочь с разгромленной баскетбольной площадки. Стоит вернуться в Гарден, благо девчонки наверняка закоченели, хоть и виду не подают. Да и парням не жарко...

Повалил мягкий, пушистый снег, обволакивая белым покрывалом развалины военной академии Трабии. Сельфи шла, не оглядываясь, зная, что больше никогда не вернется сюда. Зачем?..

- Стоит навестить приют Эдеи, - высказал Ирвин вполне здравую мысль. - Может, отыщем там какой-нибудь намек, почему все так вышло.

- В смысле, как Смотрительница обратилась в колдунью? - уточнила Квистис.

Киннеас задумчиво кивнул.

"Вероятно, в прошлом произошло что-то такое, заставившее ее сделать свой выбор", - подумалось Скволлу. - "Но прошлое - это прошлое... Его не изменить... Нет, мы не бесстрашны и не отчаянны. Просто, если мы будем слишком много размышлять, искать скрытые мотивы, строить теории, мы можем просто дать слабину... Думаю, все это прекрасно понимают..."

- Что бы мы не обнаружили, это ничего не изменит, - твердо произнес он. - Мы продолжим наше сражение...

"Хотел бы я, чтобы все было по-другому", - добавил он про себя.

Покинув руины северной академии, пятеро направились ко входу в Баламб-Гарден, куда нестройной чередой тянулись и выжившие обитатели Трабии, и сопровождающие их инструктора и кадеты.

Скволл весьма туманно представлял себе их следующую остановку. Мир велик, и навряд ли он найдет на картах точку, обозначенную как "приют Эдеи". Может, директор укажет верное направление?.. Ведь наверняка это где-то на юге... Там тепло... Звездные, ясные ночи... Свет белокаменного маяка... Там - давно утерянный дом.

36. Рандеву с судьбой

Отыскать заброшенный приют оказалось на удивление просто: старинный маяк и по сей день озарял воды морские призрачным светом, указывая заблудшим морякам путь в безопасную гавань. Скоро, скоро они прибудут на место, где почти наверняка обретут какие-то ключи к разгадке творящегося в мире... а, быть может, и самих себя.

Вот только по приближении Баламб-Гардена к каменистому побережью из-за ближайшего леса величаво поднялось в воздух гигантское алое строение, замерло, будто приглашая померяться силами. Скволл Леонхарт, взошедший на капитанский мостик, рывком поднес к глазам бинокль. Так и есть, сбываются его худшие опасения. Он-то все ломал голову, чью сторону примет Гальбадия-Гарден в разразившейся войне и вот, похоже, получил свой ответ. Чего теперь стоят разговоры о том, что военные академии - институты, независимые от государственных структур тех стран, на территории которых находятся. Стало быть, гальбадианцы собираются навязать им бой... хочется надеяться, что тот окажется последним. Но интересно, кто же верховодит ими? Неужели Мастер Мартин?.. Или сама Эдея снизошла до того, чтобы взойти на борт своей мобильной твердыни?

Оставив выяснение этих вопросов до лучших времен, Скволл склонился над коммутатором, резким голосом принялся отдавать приказы.

- Сражение с Гальбадия-Гарденом неизбежно, - говорил он. - Как вы все, наверное, знаете, Сейфер перешел на сторону противника. Я надеюсь этой битвой разрешить все раз и навсегда. Гардену начать сближение. Снизить скорость до 50% на случай, если нам придется выполнять маневры, чтобы избежать столкновения. "Мечи" Первого и Второго классов, на защиту ангара. Классы Третий и выше, соберитесь на второй палубе. Скорее всего, враг проникнет на борт. СииДы и курсанты - выступайте на защиту главных ворот и открытой сцены. Если ваши идентификационные номера четны - к сцене, если нет - к воротам.

Скволл отошел от коммутатора, вытер пот со лба. Что он еще позабыл?.. Мысли лихорадочно метались в голове. Наверняка и в академии сейчас такой же хаос: все спешат получить оружие да занять оборонительные позиции. Все бы отдал сейчас, чтобы стать, как прежде, маленьким винтиком в огромном механизме, и пусть приказы отдают люди, в этом сведущие.

Наказав навигаторам у панели управления осторожно следовать намеченным курсом, Скволл быстрым шагом двинулся к элеватору, дабы лично убедиться в отсутствии брешей в обороне Гардена. Здесь его уже поджидали Ирвин, Квистис и Сельфи, нетерпеливо переминающиеся с ноги на ногу.

- А меня пригласишь на праздник? - широко ухмыльнулся Ирвин, махнув рукой подошедшему Скволлу. - Я-то думал, что стал уже своим. Нет?

Леонхарт смерил товарища подозрительным взглядом. Сознает ли он, что, возможно, придется поднять оружие против тех людей, вместе с которыми рос и сражался? Ирвин, похоже, совершенно не комплексовал по этому поводу. Неужто считает, что курсантов Гальбадия-Гардена вытеснила регулярная армия республики, приспособлив уникальный комплекс военной академии под собственные цели?.. Такое предположение не лишено основания... Более того, вполно логично и рационально.

- Прости, - чуть улыбнулся Скволл, слегка хлопнув Ирвина по плечу. - Забыл.

- Какие будут приказы? - деловито поинтересовалась Квистис.

Скволл вздохнул: и как можно свыкнуться с тем, что приказы отдает теперь он, а не мисс инструктор? Впрочем, у последней подобное положение возражений совершенно не вызывало.

- Я хочу, чтобы вы помогли мне вести ребят в бой, - вымолвил Скволл. - Когда появится Зелл, мы разделимся на две группы.

Его товарищи смятенно переглянулись.

- О, Зелл?.. - промямлила Сельфи. - Эээ... Думаю, он все еще спит. Да, точно, он сказал, что в последнее время его мучает бессонница.

- Да, да, - с готовностью, внушающей подозрения, закивали Квистис с Ирвином.

Скволл сделал вид, что не заметил возникшей напряженности. С этим он разберется позже, сейчас не время. И неплохо бы походу отыскать Риноа, сказать ей, чтобы заперлась у себя в комнате и не высовывалась.

...Надо отдать должное курсантам Баламб-Гардена: действовали они слаженно и строго по уставу. На балконах, в ангаре, у главного входа выстроилась тройная цепь слушателей; СииДы взяли на себя руководящую роль, проводя краткий инструктаж с подчиненными, для многих из которых это должно было стать первым боевым крещением.

Прошествовав к открытому помещению, где размещались актовый зал и сцена академии, Скволл с удивлением лицезрел Зелла Динча, ничуть не заспанного, уже расставившего несколько десятков кадетов по оборонительным позициям и сейчас с прищуром оглядывающего территорию в поисках возможных упущений.

- Я думал, ты спишь, - приветствовал его Скволл, приближаясь. Ирвин и Сельфи задержались в холле, чтобы переброситься парой слов с коллегами-СииДами; Квистис по личной просьбе Леонхарта отправилась на поиски Риноа.

- Ну, проснулся, как твой голос раздался у меня над ухом! - осклабился Зелл, пожав плечами. - Очень бодрит, знаешь ли! Кстати, сейчас, конечно не время, но... Можешь одолжить мне на время свое кольцо?

Кольцо? Скволл озадачился: вот уж не ожидал!..

- Для чего это? - осведомился он, но Зелл отчаянно замотал головой:

- Не могу сказать! Дай, а? Мы же друзья, так ведь?

Знает, какой аргумент привести. И все же... Серебряное гравированное кольцо свое Скволл любил и носил на пальце, не снимая. Простое украшение, лишенное всякой символичности и глубокого смысла. Пожалуй, большого вреда не будет, если он на время с ним расстанется.

Стянув кольцо с пальца, Скволл передал его Зеллу, который аж подпрыгнул от радости.

- Спасибо, мужик!

- Смотри, не потеряй, - на всякий случай добавил Скволл, но Зелл его не слышал, всецело пребывая во власти собственных таинственных и глобальных замыслов.

- Вот уж Риноа обрадуется! - брякнул он, и тут же в ужасе зажал себе рот ладонью.

- Риноа?! - Скволл начинал злиться: у них тут, высокопарно выражаясь, "судьбоносное сражение" на носу, а эти "герои" все никак не оставят свои детские игры. Почему он должен отдавать им приказы, если они не желают принимать возникшую ситуацию всерьез?.. Да пусть катятся хоть...

- Скволл, я тоже буду сражаться, - послышался знакомый голос; к сцене спешила полная решимости Риноа, за которой Квистис с трудом поспевала. - Не буду я сидеть в комнате. Я буду сражаться рядом с вами, чтобы доказать, что могу... Что мы - вместе!

Скволл кивнул. Как ни старался обезопасить он девушку, слова ее пришлись ему по душе. Чего-чего, а смелости ей действительно не занимать.

- Зелл, остаешься здесь, - отдал приказ Леонхарт. - Квистис, Риноа, тоже. Ирвин, Сельфи, следуйте за мной, вернемся на мостик, оценим ситуацию.

- Надеюсь, это последний раз, когда мы сражаемся в стенах собственного дома, - вымолвил Зелл, глядя вслед уходящему командиру, после чего обратился к курсантам.

- Пришло время! - громко возвестил он, указывая на зловещую тень алого комплекса, нависшую над открытой площадкой. Остаются считанные секунды...


Сейфер Алмази, по воле колдуньи принявший на себя командование Гальбадия-Гарденом, демонстративно медленно поднял вверх правую руку с обнаженным кроссвордом, давая тем самым сигнал замершим за его спиной солдатам подготовиться к скорой атаке. Баламб-Гарден неотвратимо приближался; Сейфер был абсолютно спокоен, что несколько удивляло даже его самого. Никаких противоречивых чувств в душе, никакого сожаления, что обрекает на смерть бывших... сослуживцев, не товарищей. Теперь у него иная жизнь, иная судьба, иное предназначение. Да и что хорошего видал он в Баламбе, среди этих снобов, никогда не могущих оценить его выдающиеся способности по достоинству? Как-то они запоют теперь?

Позади него в ряд выстроились солдаты на мотоциклах, которые должны стать первой ударной волной, что ввергнет в панику защитников Баламба. Конечно, Гальбадия-Гарден - наиболее технически оснащенная академия, потому баламбцам, ожидающим, небось, банального штурма пехоты, придется принять небольшой, но неприятный сюрприз.

Алмази резко опустил руку - время! Пусковые установки сработали одновременно, подбросив мотоциклы высоко в воздух, и те по широкой дуге устремились к Баламб-Гардену, попутно выпуская в направлении цели ракеты. Достаточно маломощные, они не могли причинить серьезных повреждений, но задачу свою выполнили - кое-где ряды защитников смешались, а мотоциклы на полной скорости уже врезались в толпу у сцены, давя тех, кто не успел убраться с дороги. Заслон кадетов дрогнул... и распался.

Зелл выступил вперед, дождался, пока один из ревущих мотоциклов поравняется с ним, и сильным ударом в голову сбил гальбадианца с сиденья. Лишенная управления машина качнулась, чуть изменила траекторию движения и врезалась в ближайшую стену, подле которой и осталась лежать, натужно подвывая.

Кадеты Баламба быстро оправились от неожиданности, спешно восстановили линию обороны; повсеместно вспыхивали поединки: там, где невозможно было применить огнестрельное оружие из-за недостатка площади для маневра, в ход шли проведенные временем мечи. А с площадок Гальбадия-Гардена дождем сыпались солдаты в темно-зеленой униформе, споро рассредотачивались по коридорам подлежащего захвату объекта.

- Риноа! - выкрикнул Зелл, озираясь по сторонам, пытаясь отыскать девушку в хаосе разразившегося кровопролитного сражения.

- Да? - та неожиданно оказалась рядом.

- Вот, держи, - он сунул ей в руку кольцо. - Мне его Скволл дал. Как и обещал, я сделаю тебе такое же. А пока наслаждайся этим.

- Здорово, - Риноа оглядела серебристый ободок, примерила на палец. - Только мне оно большое. А что ты сказал Скволлу?

- Просто попросил, - улыбнулся Зелл.

Квистис, уже успевшую разделаться с парочкой незваных гостей, донельзя возмутил вид товарищей, мирно беседующих в сторонке. Неужто им больше заняться нечем?!

- Можете, позже наворкуетесь? - выкрикнула она, выражая недовольство всем своим видом. Риноа немедленно сникла, но Зелл лишь ухмыльнулся, приветливо помахал Квистис рукой.

...В это мгновение академии столкнулись. Со страшным скрежетом кусок баллюстрады рухнул вниз, разбился о размеренно вращающиеся лопасти в основании Баламб-Гардена. СииДы и кадеты, собравшиеся на площадке у сцены, не удержались на ногах; Риноа, коротко вскрикнув, исчезла в образовавшемся проломе, заскользила по склону, тщетно пытаясь хоть за что-нибудь уцепиться руками. К счастью, это ей удалось, и пальцы девушки сжали так кстати подвернувшийся выступ, вот только о том, чтобы забраться наверх, и речи быть не могло - добрый десяток метров гладкой поверхности загодя обрекал на неудачу все возможные попытки. Тело Риноа раскачивалось над гибельными лопастями, в глазах плескался ужас: ведь достаточно еще одного подобного, пусть даже незначительного столкновения, и пальцы ее соскользнут с символической опоры, обрекая девушку на скорую гибель... и это как раз тогда, когда она вновь почувствовала вкус к жизни, обрела людей, которых искренне могла назвать верными друзьями.

Зелл перегнулся через край, убедился в плачевном положении Риноа, беспомощно закрутил головой по сторонам. Веревку бы, кабель, тросс... ну хоть что-нибудь!

Вместе с Квистис они выбежали в коридор, устремились к главным воротам. Так и есть: Скволл с остальными здесь, сдерживают чудовищный натиск гальбадианцев. Навигаторы и рулевые алой академии раз за разом таранили Баламб-Гарден, справедливо рассудив, что противники их, лишенные тяжелых доспехов и обмундирования, непременно попадают с ног, став легкой добычей для их солдат. И пока что тактика эта приносила плоды, вынуждая Скволла скрипеть зубами в бессильной ярости, видя, как юные парни и девчонки, находящиеся под его началом, гибнут, падая на пол и принимая жестокие удары мечей.

Волна атаки захлебнулась, но от Гальбадия-Гардена по направлению к Баламбу уже неслись свежие отряды. Тяжелые доспехи, снабженные миниатюрными реактивными двигателями, являлись эксклюзивной разработкой исследовательских центров республики и состояли на вооружении весьма ограниченного контингента в регулярной армии... стало быть, и в военной академии тоже.

- Скволл, сейчас они будут здесь! - срывающимся от напряжения голосом возвестила Ксу. Военный советник возглавляла оборону ворот; сражение порядком потрепало ее, но сдавать позиции девушка явно не собиралась.

- Скволл, это мостик! - ожил интеркомм, и голос навигатора загремел в холле. - Враг направляется к учебным классам, а там у нас малыши. Сделай что-нибудь!

В голосе отчетливо слышались паникующие нотки. Скволл тихо выругался: похоже, у ребят начинают сдавать нервы, и многие не верят уже, что сражение это удастся пережить. Слишком силен натиск гальбадианцев...

- Скволл! Риноа в беде!!!

К командующему со всег ног несся Зелл, выразительно размахивая руками; Квистис едва поспевала за ним. Краткими фразами, насколько позволяло сбитое дыхание, Динч поведал о случившемся у сцены, и Скволл с удивлением осознал, что чувства паники и обреченности начинают стучаться и в его душу. Ворота, классы, сцена... Разорваться ему, что ли?.. Защитников с каждой минутой становится все меньше, а вот гальбадианцам, похоже, числа нет. Как распределить оставшиеся силы, чтобы не допустить брешей в обороне, продержаться еще какое-то время... Сражение стремительно оборачивалось хаосом, и предугадать ход его не представлялось возможным.

- Скволл, ты меня слышишь?!! - надрывался Зелл.

- Слышу!!! - рявкнул он в ответ. - Но ведь опасность грозит не только ей одной!

Зелл отшатнулся, будто пропустил весьма болезненный удар, воззрился на Скволла неверящим взглядом. Даже обычно выдержанный Ирвин не удержался от замечания, так поразила его реплика командующего.

- Вот уж не думал, что ты такой бессердечный, Скволл, - тихо вымолвил он, с укоризной взглянув на товарища. - Риноа может умереть! Ты хоть понимаешь это?!

Леонхарт кивнул, принимая заслуженный упрек. Как он мог такое ляпнуть? Ведь это же Риноа, ее жизнь под угрозой... "И десятки других", - добавил едкий внутренний голос. - "Тех, кого ты должен... обязан защищать!" "Я не хотел этого!" - хотелось заорать в ответ, да что толку?

- Сельфи, ты остаешься с Ксу! - быстро заговорил Скволл, на ходу составляя тактический план... по крайней мере, на следующие несколько минут. - Ирвин, Квистис, вы со мной в учебные классы. Зелл, крутись, как хочешь, но спасать Риноа придется тебе.

- Ладно, - протянул Зелл. - Веревки, кстати, тут нигде не завалялось?..

Отрицательно мотнув головой, Скволл стремительным шагом двинулся к элеватору. За спиной вновь послышались звуки сражения: атака на главные ворота возобновилась.

К учебным классам они поспели как раз вовремя: расстреляв оконные стекла, гальбадианцы наводнили помещения, и сейчас между ними и юными кадетами-новобранцами стояло лишь несколько СииДов, порядком измотанных сражением. Появление Скволла с напарниками пришлось как нельзя кстати: верного прорыва противника во внутренние помещения Баламб-Гардена удалось избежать. Сообща ребята разделались с десантниками, причем Ирвин Киннеас усердствовал особенно, окончательно определившись наконец, кому принадлежит его лояльность. Ведь что можно сказать о наставниках и слушателях академии, с ходу продавшихся колдунье, противостоять которой их готовили всю сознательную жизнь?.. Конечно, можно попытаться исследовать моральную подоплеку возникшей ситуации, задаться вопросами "А был ли у них выбор?" или "Быть может, это они сражаются за правое дело, не мы?", но ведь бессмысленно все это, и не решит ровным счетом ничего.

...Когда Скволл с товарищами в очередной раз поднялись на капитанский мостик, чтобы узнать общую картину сражения, состояние обороны Баламб-Гардена и предполагаемые действия противника, здесь их уже дожидалась доктор Нира Кадоваки.

- Ну, какова ситуация? - с ходу вопросила она.

- Первые две волны атаки мы отразили, - хриплым от усталости голосом отвечал Леонхарт. - Но потрепали нас изрядно. Многие ранены. Не знаю, удастся ли нам пережить еще один удар.

- А команда твоя как? - участливо поинтересовалась доктор,

Скволл помедлил: действительно, как?.. Ответить честно - значит поддаться общему пессимизму, но любой иной ответ будет нести в себе ложь.

- Плохо, - горько промолвила Квистис. - Ребята у главных ворот еще кое-как держатся, но... У них бойцы более опытные, а основной костяк наших защитников выстроен из зеленых кадетов. Скволл правду сказал: еще одна атака, и...

Доктор угрюмо кивнула: что тут еще скажешь?..

Леонхарт, однако, продолжал мучиться сомнениями: быть может, выстроенная им стратегия неверна изначально, а следовало направить все силы на атаку вместо того, чтобы концентрироваться на обороне?.. Возможно ли сейчас исправить положение, или уже слишком поздно?

- Сейфер ведь с ними, да? - неожиданно заговорила Кадоваки. - Сам же вроде говорил. Никуда тебе от него не скрыться... Видать, судьба такая... Так что - вперед: сейчас, или никогда! Ты и так зашел слишком далеко, к чему излишние раздумья? Ведь не собираешься же ты бежать от него, поджав хвост?

"Никогда!" Как ни странно, пламенная речь доктора разрешила последние сомнения, и необходимое решение стало совершенно очевидным.

- Не хватало еще! - хмыкнул Скволл. - Полагаю, наш единственный шанс - провести атаку прямо сейчас. Вот только как мы попадем внутрь их Гардена?

- Да просто возьмем и врежемся в них! - пожал плечами Ирвин, как будто вариант этот был единственным и совершенно очевидным. - А как еще? Их пилоты все время таранят нас, вот и мы ответим тем же.

- Что ж, так и сделаем, - кивнул Скволл. Воистину, время для раздумий прошло.

Но не успел он отдать приказ рулевому, как на мостике появился Зелл Динч, запыхавшийся и совершенно несчастный. И - один.

- А где... - Скволл с трудом заставил себя произнести это имя, - Риноа?

- Уж извини! - всплеснул Зелл руками. - Я ничего не мог поделать! К сцене больше не пробиться, эти уроды там наглухо забаррикадировались! Так что нам остается либо по крыше спуститься, либо долететь до нее!

Сердце дрогнуло, плечи беспомощно поникли. Риноа... Сколько времени прошло с тех пор, как Зелл сообщил ему о ее падении?.. Пять минут? Или около часа?..

- Эй-эй, подождите-ка! - Ирвин подскочил к Скволлу, хлопнул командующего ладонью по плечу. - Ты что, уже сдался? Записал ее в покойники?.. Давай так: отправляйся сам на помощь Риноа. Да, знаю, может, и поздно уже, но пока не уверишься в этом сам - действуй!

- Но... но я должен провести атаку, - обескураженно промямлил Скволл. И снова ситуация выходит из-под его контроля!..

- Не важно, что ты должен, или что ты чувствуешь, - отмахнулся Ирвин. - Просто сделай так, как я прошу. Ради Риноа!

Несколько секунд они буравили друг друга взглядами, затем Ирвин добавил:

- Я сам возглавлю атаку на Гальбадия-Гарден. Я знаю это место как свои пять пальцев.

- Конечно, мы расчистим путь, а ты позже к нам присоединишься, - поддержала его Квистис. - Иди же!

- Конечно! - кивнув на прощание товарищам, Скволл вознамерился было ступить в кабину элеватора, но фраза доктора Кадоваки остановила его.

- Тебе не кажется, что ты забыл о чем-то очень важном? - чуть лукаво поинтересовалась она, указав на коммутатор. - Обратись к своим людям, Скволл. Воодушеви их. Это твоя прямая обязанность как командующего.

Она права, конечно же. Но слова - это не ганблэйд, в обращении с ними он всегда испытывал некоторую неловкость. Тяжело вздохнув, Леонхарт склонился над коммутатором.

- Это Скволл... Как у вас дела, ребята? - нерешительно начал он, и продолжил, уже более свободно и уверенно: - Наверное, сражение всех вас донельзя вымотало. Но я вот что хочу сказать... У нас еще есть шанс выиграть этот бой, и мне нужна ваша помощь. Это станет последним сражением. Мы предупредим их следующую атаку и сами нанесем удар. Так что приготовьтесь к столкновению. Атаку возглавят Ирвин, Квистис, Сельфи и Зелл, а вы уж поддержите их, как сможете. Отряд СииД был создан для проивостояния колдунье. Так мне говорили, по крайней мере. А Гардены построили для подготовки СииДов. Отсюда вытекает, что сражение это - судьба Гардена, и, стало быть, наша судьба. Я не хочу, чтобы те из нас, кто переживут этот день, оглядывались назад с сожалением! Потому я и прошу вас сейчас выложиться полностью! Ради нас всех!

Простые, неуклюжие фразы командующего впитывали все без исключения защитники Баламб-Гардена, а когда он закончил свое обращение, тишину разорвали ликующие крики, слышимые и на мостике.

- Замечательно, Скволл, - прошептала доктор Кадоваки, а Леонхарт уже спешил прочь с капитанского мостика, стремясь как можно скорее изыскать способ спасти жизнь девушки, которая с недавних пор перестала быть для него "просто напарницей".

Путь Скволл держал мимо учебных классов, на широкий открытый балкон, который, как он знал, нависал над разрушенной стеной. Быть может, оттуда удастся каким-либо образом спуститься вниз, оценить критическую ситуацию, в которой, по словам Зелла, оказалась Риноа.

Но лишь стоило командующему ступить на балкон, как на него всем своим немалым весом обрушился тяжелый реактивный доспех с заключенным в нем гальбадианцем. Скволла отбросило далеко в сторону, ударило о балконные перила. Тряся головой, он попытался подняться на ноги, придерживая ладонью притороченный к поясу ганблэйд; в глазах стоял кровавый туман, упорно не желавший рассеиваться.

Еще один удар... и Скволл, опрокинувшись через ограждение, почувствовал, как опора уходит из-под ног, и появляется феерическое ощущение невесомости, знаменующее неминуемое приближение кончины. Судорожно он вцепился руками в левитирующий доспех противника, вместе с ним взмыл в воздух... И почти сразу же получил кулаком по физиономии: гальбадианец совершенно не обрадовался неожиданному пассажиру.

Положение складывалось незавидное: обе руки заняты, ганблэйдом не воспользуешься, а противник полон решимости покончить с тобой как можно скорее... И самое прискорбное, он имеет все шансы на успех.

Посему Скволл, не мудрствуя лукаво, использовал старый верный прием, до которого в обычном сражении никогда бы не снизошел: коленом он что есть силы двинул гальбадианца в пах. Глаза последнего вылезли из орбит, а Скволл, дабы немедленно закрепить успех, схватил его правой рукой за комбинезон, выдернул из доспеха и отправил в долгий полет к земле.

Поудобнее устроившись в реактивном доспехе, Скволл риснул опуститься пониже, не переставая при этом шарить глазами по искореженному столкновением крылу Баламб-Гардена... Жива! Маленькая фигурка в синей накидке из последних сил цепляется за миниатюрный выступ; немедленно, Скволл спикировал к Риноа, оторвал ее от стены. Девушка дернулось было от неожиданности, но в следующую секунду, узнав своего спасителя, прижалась к нему всем телом, блаженно закрыла глаза.

Академии с грохотом столкнулись... и остановились, опустившись на землю. Из врат Баламба хлынули СииДы, за ними - толпа кадетов, тут же вступивших в бой с защитниками Гальбадия-Гардена. Фактор неожиданности сыграл свою роль, благо гальбадианцы не ожидали столь яростной атаки от изрядно потрепанного и - как они считали - деморализованного противника. Парящий в доспехе над полем сражения Скволл надеялся, что они еще нескоро догадаются об истинной причине сего безумного рейда; известно ведь, что для того, чтобы расправиться со змеей, ее необходимо обезглавить... Чем, собственно, Леонхарт и собирался заняться.

Опустившись на землю чуть в стороне от основного сражения, он осторожно выпустил Риноа из рук, освободился от тяжелого доспеха.

- Спасибо, Скволл! - щебетнула девчонка, обворожительно улыбаясь ему.

- Эээ... Да ладно тебе, - стушевался Леонхарт. - Такая уж у меня работа. И вообще, у нас с тобой контракт. К тому же, это была не моя идея, ребята попросили. Кроме того, я тебя совершенно случайно обнаружил. Так и есть. Не бери в голову.

Слова не клеились. Что он такое говорит?.. Почему в присутствии Риноа чувствует себя таким ослом?

- Знаешь, я не могла позволить себе просто сорваться и умереть, - вполне серьезно промолвила девушка. - У меня есть кое-что очень-очень ценное, и оно принадлежит тебе. Не могла же я погибнуть, не вернув тебе это, так?

И она вытащила из кармашка до боли знакомое кольцо, пояснив:

- Его мне Зелл дал.

Это Скволл уже понял и без последнего комментария. "Убить его мало..." Что за идиотскую игру задумали эти двое?

- Это мое любимое кольцо, - процедил Скволл. - Давай его сюда.

Но расставаться с колечком, с таким трудом добытым, Риноа явно не собиралась. Вместо это она повертела его перед глазами, осматривая со всех сторон.

- Красивое, - констатировала наконец девушка. - А что на нем за чудовище?

- Это не чудовище, - обиделся Скволл, поражаясь неосведомленности подруги в самых элементарных вещах. - Это лев. Сильное и гордое животное.

- Хммм... - протянула Риноа, с хитрецой стрельнув глазами на Скволла и подступив к парню поближе. - Сильный... Гордый... Как и ты сам.

На эту реплику Скволл не нашелся даже, что ответить. Издевается она, что ли? Или... нет?

- Знаешь, а Зелл сказал, что сделает для меня точно такое же, - продолжала болтать Риноа, видимо, позабыв о бушующем вокруг них жестоком сражении. - Кто знает, может, и я когда-нибудь стану львицей... Глупо, да? Ведь у ребят могут возникнуть неверные мысли насчет нас с тобой.

И она испытывающе вперилась в Скволла долгим, пристальным взглядом, пытаясь уловить реакцию парня на ее слова...

- Такое чувство, будто ты сама хочешь, чтобы эти неверные мысли возникли, - едко осадил ее Скволл. Порой подобные игры чересчур приедаются. Надо быть слепым и тупым, чтобы не осознать простого и очевидного факта - все пытаются свести их вместе.

- Нет-нет-нет! - та отрицательно замотала головой, но вышло это как-то неубедительно.

- Что ж... ребята ждут, - перевел разговор Скволл на другую, куда более насущную тему. - Подождешь здесь?

- Очень смешно, - надула губки Риноа. - Пошли скорее.

Воспользовавшись боковым коридором, они ступили во внутренние помещения Гальбадия-Гардена, где своего командующего с нетерпением дожидалась чертверка верных товарищей. Когда восторги и поздравления по поводу чудесного спасения Риноа чуть стихли, Скволл вновь взял инициативу в свои руки.

- Забудем о прошлом, о сомнениях, терзаниях и прочей ерунде! - горячо заговорил он. - Возможно, она здесь, и она - враг! Ни секунды не колебайтесь, иначе она непременно одержит над вами верх! Да и надо мной тоже. Она сама решила развязать войну и стать нашим врагом. Мы дали ей отпор. И никакого иного выбора у нас сейчас нет и быть не может.

С превеликой осторожностью СииДы ступили в извилистые коридоры Гальбадия-Гардена. Здание существенно превосходило размерами Баламб, и сейчас практически пустовало: гальбадианцы высыпали наружу, вступили в навязанный им бой. Внутри присутствовало лишь несколько кадетов, занятых надзором за системами военной академии.

- Эти гады ворвались сюда и вышибли весь персонал, - пожаловался один из них команде Скволла. Получается, администрация и СииДы Гальбадия-Гардена не имеют все-таки отношения к нынешнему акту агрессии? Отрадно сознавать...

Операторы достаточно подробно объяснили СииДам, как добраться до офиса Мастера, ныне занятого колдуньей, и миновать патрули, расставленные Сейфером на ярусах академии. Следуя их указанием, ребята проследовали через общежитие, обогнули обширный спортзал, заставивший Зелла восхищенно присвистнуть, и ступили в главный холл, тот самый, где во время первого визита сюда они повстречали Мастера Мартина. Любопытно, как сложилась его судьба? Неужели казнен как особо опасный потенциальный противник?..

Послышалось злое шипение, и к остановившимся у входа СииДам устремилось порождение ночного кошмара - огромный, трехглавый пес с длинным рептильным хвостом, бьющим из стороны в сторону. Из оскаленных пастей капала слюна, а маленькие красные глазки внимательно изучали непрошенных гостей.

- Цербер? - поразилась Квистис. - Но я думала, что... в Гальбадия-Гардене не пользуются силой Хранителей.

- Всякое бывает... - процедил Ирвин в ответ на вопросительный взгляд девушки. Та кивнула, неотрывно следя за приближающимся монстром, медленно шагнула вправо, обернулась к остальным и описала пальцем в воздухе широкую дугу. СииДы разбежались по залу, окружая монстра со всех сторон; в отлове Хранителей они безоговорочно признавали авторитет Квистис.

Выстоять против одновременной атаки сразу шести противников, четверо из которых прошли подготовку в СииД, не удалось даже могучему Церберу. Исполинская псина пала, жалобно тявкнув напоследок, обратилась в сгусток энергии, который Квистис немедленно поместила в уголок сознания. Девушка содрогнулась всем телом, почувствовав, как наполняется оно новыми силами, новыми возможностями.

Скволл призывно махнул рукой, указал на лестницу, убегающую вверх; задерживаться в просторном зале у всех на виду, право же, не стоит. Ребята поспешили вверх - один пролет, второй, третий... И нос к носу столкнулись с Райджином и Фуджин. Вид у тех был откровенно несчастный; то и дело бывшие члены дисциплинарного комитета поглядывали в окно, за которым продолжало кипеть сражение.

- Нет, это не наш Сейфер, - произнес Райджин тоном, полным раскаяния, и спутница его подтвердила:

- Точно!

Поникнув, некогда разудалая парочка, приводившая в трепет весь молодняк Баламб-Гардена, протиснулась между СииДами и, не открывая глаз от пола, побрела вниз по лестнице.

- Вы уж там полегче, с Сейфером-то... - буркнул на прощание Райджин. Даже слепая лояльность имеет свои пределы, и Алмази в погоне за благосклонностью колдуньи умудрился лишиться двух своих самых преданных друзей, а это о чем-то да говорит.

Не задерживаясь на лестничной площадке, СииДы направились к элеватору, который донес их до кабинета Мастера, расположенного на верхнем этаже комплекса. Здесь их уже ждали. Колдунья Эдея удобно расположилась в кресле на небольшом возвышении в дальнем конце комнаты, молча созерцая вошедших. Казалось, до них ей дела не больше, чем до надоедливых мошек, вечно жужжащих над головой.

По залу, поигрывая кроссвордом, прогуливался Сейфер Алмази, но как только двери элеватора раскрылись, занял позицию между визитерами и своей обожаемой госпожой.

- Право же, не стоило так утруждаться и приходить сюда, - промурлыкал он. - Я собирался навестить вас в своем бывшем доме.

Хотел он того или нет, но слова "бывший дом" Сейфер произнес с потаенной горечью.

- Вы что, в самом деле собираетесь сражаться со Смотрительницей? - деланно удивился Алмази. - После всего того, что она для нас сделала?

Удар достиг цели: Зелл и Сельфи неуверенно переглянулись. А Сейфер, почувствовав слабину, продолжал:

- Тебя ведь Сельфи зовут, так? Хотел бы я, чтобы мы узнали друг друга получше.

- Спасибо, ты не в моем вкусе, - мигом осадила его девушка.

Самоуверенная наглая ухмылка Сейфера мигом исчезла, когда он разглядел за спинами "сброда, возомнившего себя поборинками правосудия" ту единственную, встретить которую в рядах противника никак не ожидал.

- Риноа, ты что здесь делаешь? - выпалил Алмази, но тут же взял себя в руки, вновь изобразив на лице полное спокойствие и безразличие к происходящему. - Тоже, что ли, биться со мной будешь? Да ладно, вспомни, год назад мы...

- Заткнись! - выкрикнула Риноа и ухватила Скволла за рукав, ища поддержки.

Глаза Сейфера угрожающе сузились. Скволл... Неужто этот выскочка и здесь его обошел? А тот, подливая масла в огонь, имел наглость заявить:

- Слишком поздно, Сейфер. Для нас ты теперь просто обычный враг, подобный монстрам.

- Ты смеешь сравнивать меня с ними? - эмоции Сейфера вырвались наружу; снисходительного презрения по отношению к себе он не потерпит. - Я - рыцарь колдуньи! А вот вы, кстати, ничем не лучше монстров. Нападаете всем скопом и терзаете добычу.

Скволл чуть наклонил голову в знак признания его правоты и, выступив вперед, атаковал. Алмази расхохотался, отражая удар ганблэйда: именно этого он и желал - еще одного поединка с Леонхартом, дабы взять реванш за случайное поражение в Делинге. Ведь, хоть колдунья и не говорила об этом прямо, Сейфер чувствовал, что вера ее в его способности пошатнулась.

Сражался он со всей яростью, которая долгие годы жила в его душе, и теперь выплескивалась при каждом ударе, направленная против одного-единственного человека в этом мире, которого он искренне ненавидел. В ход шла и магия, причем не гнушались использовать ее как Сейфер, так и Скволл - ограничения, означенные в своде правил Баламб-Гардена, сейчас не имели силы, благо поединок и близко не походил на тренировочный бой.

- Давай же!!! - ревел Сейфер, пожирая немезиду полным безумия взглядом. - Я покажу тебе, кто из нас лучший! Склонись, пока еще не поздно! Или приготовься сдохнуть!!!

Компаньоны Леонхарта оступили в сторону, освобождая своему лидеру место для маневра и готовые в любую минуту придти ему на помощь. Они ничем не лучше монстров? Пусть!..

Эдея же, за все это время даже не подавшая виду, что заметила пришедших по ее душу бывших воспитанников, следила за своим "рыцарем" с плохо скрываемым неодобрением. Он, конечно, силен, но вырвать с корнем подростковые комплексы из его души оказалось, однако, невозможно, и сейчас они прорывались наружу, благо один вид Скволла Леонхарта служил прекрасным катализатором.

...Захлебнувшись кровью, Сейфер пал на колени, воззрился на Скволла с полнейшим неверием.

- Как?! - выдохнул он... и распластался на полу.

- Бесполезное... дитя! - презрительно прошипела колдунья.

Плавным движением Эдея поднялась с кресла, аккуратно расправила платье, и лишь только после этого снизошла до того, чтобы обратиться к своим убийцам.

- Значит, вы и есть те самые легендарные СииДы, которым судьбой предначертано сразиться со мною? - поинтересовалась она. - Должна сказать, вам удалось меня впечатлить... Однако сейчас жизни ваши оборвутся. Все СииДы должны умереть!

Последние слова она гнево прокричала в пространство и быстро-быстро принялась плести руками в воздухе замысловатый узор. Понимая, что сейчас произойдет, Скволл прыгнул вперед, занося ганблэйд для удара. "Нет, она не наша Смотрительница. Незнакомка, принявшая облик дорогого нам человека. И эти глаза... жестокие, холодные..."

Пространство перед Леонхартом разорвалось, и темные, обжигающие волны вакуума рванулись к нему, сбили с ног, закрутили... и отбросили далеко в сторону. Скволл ударился о стену так, что воздух напрочь вышибло из легких, сполз к основанию, где и остался лежать, подобно сломанной кукле, не в силах пошевелить ни рукой, ни ногой. Голову стремительно заполнял туман, кровь стучала в висках.

Почему он не может двинуться? Почему совершенно не чувствует тело?.. Парень изо всех сил старался удержаться на грани беспамятства, не давая закрыться внезапно отяжелевшим векам.

Вот Зелл и Квистис пытаются провести одновременную атаку с двух сторон, но магический щит, замерцавший вокруг колдуньи, блокирует их жалкую попытку... Сельфи призывает Ифрита, и офис на несколько секунд обращается в ревущий ад, когда волны пламени обрушиваются на Эдею, пытаясь разбить ее защиту... Ответный удар, и ледяной кристалл заключает в себя стройную фигурку Сельфи... тут же разбивается, и сотни осколков впиваются в тело девушки, заставляя ее кричать от боли... Ирвин подскакивает к колдунье сзади и разряжает дробовик практически в упор... Эдея вздрагивает: неужели щит рухнул, и проняло-таки?.. В гуще сражения материализуется Цербер, из трех раззявленных пастей вырывается огонь; могущество Хранителя обволакивает ребят, даруя им частичную неуязвимость к магии колдуньи... а в данной критической ситуации это может оказаться тем самым фактором, что и решит исход сражения... Риноа, не вступая в ближний бой, раз за разом стреляет из арбалета...

А затем все поглощает ярчайшая вспышка. Скволл непроизвольно жмурится: это еще что? Измученный разум стремится забыться, но нет, еще рано. Он должен увидеть, чем все закончится.

...Риноа, двигаясь, как сомнамбула, опускается на колени рядом с поверженным Сейфером, нежно проводит рукой по волосам... Искра ревности пронзает сердце... "Да нет, быть такого не может, наверняка воспаленный мозг порождает галлюцинации. Если так, значит, дело совсем плохо..."

...Сейфер поднимается на ноги и, даже не взглянув на девушку, бредет прочь... Риноа, прижав руки к лицу, падает на пол, где и замирает... "Ну почему, почему я не могу двинуться?!"

...Слабый голос Эдеи произносит их имена.

- Скволл... Квистис... Сельфи... Ирвин... Зелл... Вы выросли... и стали таким сильными... Я ждала, когда этот день настанет. Ждала... и боялась... А где же Эллона?! Сумела ли я ее защитить?!

"Я схожу с ума! Я определенно схожу с ума!.. Что это - сцена искреннего раскаяния?"

...Квистис бросается к Риноа, тормошит девушку, оборачивается к Скволлу с выражением крайней тревоги на лице.

- Скволл! Риноа!!!

"Что - Риноа?.."

Огонек сознания вспыхивает в последний раз... и гаснет.

37. Загадочный сон: убить дракона!

"Неужто все кончено?" - была первая мысль.

Скволл рывком сел на кровати, ошарашенно закрутил головой по сторонам. Риноа... Что с нею?..

СииД вскочил на ноги, накинул куртку и выскочил из комнаты, опрометью бросившись по направлению к лазарету. Удивленные взгляды кадетов и инструкторов провожали его, но Скволлу было все равно. Лишь одно сейчас имело для него значение, одно в целом мире, ради чего стоило жить и бороться, подчас отдавая последние силы.

Бледная, как смерть, Риноа без движения лежала на койке. Леонхарт осторожно коснулся ее рук, скрещенных на груди: ледяные! И, как назло, доктора Кадоваки нет на месте...

- Скволл, ты меня слышишь? - донесся из интеркома голос Квистис. Скволл поморщился: неужели не могут оставить его в покое хоть сейчас? Наверняка уже разнеслась весть о том, что командующий, едва оправившись, как ошпаренный бегает по коридорам, растеряв все соответствующее должности достоинство. Пусть.

- Немедленно ступай в приют Эдеи, - голос Квистис был слишком напряжен, что на нее не особо похоже. - Колдунья Эдея... Смотрительница вернулась туда.

Вот так новость! Скволл нахмурился: что бы это могло означать? На память пришли слова, сказанные колдуньей в последние мгновения сражения. "Я ждала, когда этот день настанет".

Вздохнув, Скволл бросил последний взгляд на Риноа и вышел в коридор. Пришел час расставить все точки над "i".

У выхода из Гардена его поджидали верные товарищи, которые лишь молча кивнули, приветствуя своего лидера, и неслышными тенями двинулись следом за ним. И Леонхарт был благодарен им, что понимают, не лезут с вопросами, а поддерживают взглядами, да и просто своим присутствием.

Старинный особняк определенно видал лучшие деньки, и пребывал ныне в полном запустении. Колонны и часть крыши обвалились, стены увил плющ, от дверей и вовсе осталось одно название. "И чего сюда сунулась Эдея? Ностальгия замучала?.." Леонхарт язвительно ухмыльнулся уголком рта, но тут же одернул себя. Нет, нельзя злорадствовать, это недостойно, сколь подл и низок не был бы противник. Вероятно, мысли о случившемся с Риноа дает о себе знать, мешают сосредоточиться. Что может быть страшнее неизвестности и неопределенности?

В дверном проеме приюта маячила знакомая фигура в красном жилете. Господин директор смущенно улыбался, нервно переминаясь с ноги на ногу, поминутно поправлял очки, избегая смотреть в глаза приближающимся ребятам.

- Спасибо, хорошо поработали... - он принужденно хохотнул, но видя, что никто из собравшихся не разделяет его напускного веселья, мигом сник. - Злитесь небось на меня?.. Я вас не виню. Я могу много говорить, но в час беды я просто бежал, потому что находился в проигрышной ситуации. Ваше поражение было бы концом СииД и Гардена. А ваша победа означала бы гибель моей супруги. Я был просто не в силах вынести... ни один из возможных исходов. На себя-то мне наплевать... Но пожалуйста... Простите Эдею...

Глаза Крамера за очками предательски заблестели; отвернувшись, директор прошел во внутренние помещения особняка. Квистис тяжело вздохнула, обернулась к товарищам. Во взглядах тех читалась неуверенность; недавнее сражение оставило свой отпечаток, взбаламутило души, но... Нет, нельзя обвинять Сида Крамера в малодушии, ему-то как раз и пришлось тяжелее всего. Долгие годы готовил он орудия, сознавая, что когда-то ему придется повернуть их против своей горячо любимой жены. И, сделав это без колебаний, Сид передал командование Баламб-Гарденом Скволлу Леонхарту, опасаясь, что, останься он сам на этом посту, неминуемо сломается, обрекая тем самым на гибель последовавших за ним.

Супружеская чета Крамеров ожидала вершителей своих судеб на побережье; Эдея вперила взор в бездонную морскую пучину, всецело находясь во власти воспоминаний... как горьких, так и сладостных.

- Мои дети... - тихим голосом произнесла она, протягивая к ребятам руки. - Простите меня, молю вас... Я растила вас, как свои собственных, и все же, я...

Она запнулась, губы ее задрожали. Ну какая же это безжалостная колдунья? Женщина перед ними - их Смотрительница, добрая, милая, окружавшая их любовью и заботой...

- И мы испытываем такие же чувства, - выдавил Скволл.

- Мы сражались, прекрасно зная, что вы были нашей Смотрительницей, - добавила Квистис. - Иного выбора у нас попросту не было.

- Вы - СииДы, - с гордостью промолвила Эдея. - Вы не можете уклониться от сражения, я знаю это. И вы были великолепны. Однако, все еще далеко от завершения. В любую секунду я могу снова...

Она содрогнулась, с усилием взяла себя в руки и продолжила:

- ...Все это время мною владела иная сущность - колдунья Ультимесия из далекого будущего, на много поколений отстоящего от нашей эпохи. Ультимесия жаждала отыскать Эллону и воспользоваться ее таинственными силами. Ультимисию действительно стоит бояться, ибо сердце ее переполняют гнев и ненависть. Ни за что на свете я не могла позволить ей добраться до Эллоны, потому и пошла на этот шаг... Я отдала Ультимесии свою душу и утратила контроль над разумом. Лишь так я могла надеяться спасти Эллону. И в конечном итоге... Дальше вы уже все знаете. Колдунья, появившаяся в Гальбадии, была Ультимесией в моем теле... Цели своей она так и не достигла и, боюсь, может вновь воспользоваться мною, дабы привести замыслы в исполнение. На этот раз я буду сопротивляться ей всеми силами, но... если не получится... возможно, нам еще раз придется встретиться в сражении.

Ребята не сдержались, заулыбались, переглядываясь. Отрадно сознавать, что не предавала их Смотрительница, а виной всему - чужая враждебная воля, неимоверно могущественная.

- Я прошу вашей поддержки, юный СииДы! - молвила Эдея, воодушевленная реакцией воспитанников на ее признание. - Слыхали ли вы о колдунье Адель?.. Она была правительницей Эстара в час Войны с Колдуньями, но сейчас никто не ведает о ее местонахождении... Должно быть, гальбадианцы считали, что могущество Адель перешло ко мне, однако это не так. Я обрела свои силы в пятилетнем возрасте совершенно от иной колдуньи.

На лицах СииДов отразилось недоумение, затем - понимание, смешанное с ужасом.

- Я верю, что колдунья Адель все еще жива, - кивнула Эдея, подтверждая их невысказанную догадку. - И что Ультимесия оставила мое тело, чтобы... вселиться в тело Адель, благо та всегда использовала могущество для достижения собственных эгоистичных целей. И если Ульмитесия наделит своим гневом и ненавистью Адель, совокупная мощь их станет невероятна...

В словах колдуньи был резон. Все это время ее собственная сущность сопротивлялась воле Ультимесии, существенно ослабляя силы колдуньи из грядущего. Но если та получит контроль над Адель, то обретет не столько марионетку, сколько весьма опасного и амбициозного союзника.

Даже сознавая, насколько важны открывшиеся сведения, Скволл не мог заставить себя сосредотичиться на услышанном. Каким-то уголком сознания он понимал, что говорят сейчас о страшной угрозе их миру, о необходимости немедленных и решительных действией, но мысли его витали далеко.

- Смотрительница, - решился наконец он, - вы не знаете, что случилось с Риноа?

- Это девушка в светло-синем? - уточнила Эдея, и когда Скволл резко и отчаянно закивал, нахмурилась, почувствовав потаенную боль в душе парня. - Я смутно припоминаю... А что с ней произошло?

- Ну, после битвы... - запинаясь, начал Скволл, не зная, как объяснить случившееся. - Ее тело стало таким холодным... И она лежит без движения...

- Риноа умерла?!! - всполошился Сид.

- Нет!!! - вырвалось у Скволла, и в следующую секунду парень устыдился собственной вспышки. Да что с ним такое творится? Почему любое упоминание о Риноа неизменно выбивает его из колеи?

- Прости, Скволл, - тихо молвила Эдея, - но, боюсь, я не смогу помочь тебе.

- Да ладно... - выдавил Леонхарт. В глазах защипало, и он отвернулся, направился к скалистому утесу, нависшему над песчаным берегом. Мыс Доброй Надежды - так называется это место, вспомнилось ему. Где уж тут... "доброй".

- Скволл, я понимаю, что ты чувствуешь, - говорил ему господин Крамер. - Студенты Баламб-Гардена имеют право знать об исходе сражения и о том, чего стоит ожидать теперь. Расскажи им о том, что узнал здесь. И помни, сражалась ведь не только Риноа. Вы все сражались.

- Да, я знаю... - произнес Скволл, будучи в полнейшем смятении. - Но...

- Но, но, но! - вспылил Сид. - Ты ведешь себя недостойно командующего!

"Это вы меня им сделали!" - хотелось выкрикнуть Леонхарту. - "Я не хотел этого!" Но он промолчал, сознавая, что, если будет продолжать в том же духе, то просто подорвет всякое к себе уважение. Он ведет себя как ребенок?.. Ну и что с того?.. Это ведь его жизнь, и ничья больше! А Риноа... Они встретились с ней в тот самый день, когда он вступил в ряды СииД... А затем - следующая встреча, уже в Тимбере... Да, сначала они ссорились, но затем каким-то непостижимым образом все изменилось. Как она смотрела на него... как очаровательно улыбалась, когда глаза их встречались. "Риноа, пожалуйста... дай мне еще один шанс!"

Пребывая во власти воспоминаний, Скволл отрешился от всего происходящего, понимая, впрочем, что товарищи его обсуждают сейчас куда более важные вопросы...

- Так вот, как я уже говорила, цель Ультимесии состоит в захвате Эллоны, - объясняла Эдея. - И обретении таинственных сил девушки, ведь та обладает способностью посылать сознания людей в прошлое.

- Стало быть, Ультимесия хочет сама воспользоваться силами Эллоны? - уточнил Зелл.

- Думаю, я понял, - молвил хранивший доселе молчание Ирвин. - Ультимесия хочет отправить свое сознание из этого периода еще дальше в прошлое.

- А зачем это ей? - поразился Зелл.

- Сжатие времени, - просто сказала Эдея. - Это магия времени. Прошлое, настоящее и будущее сольются воедино.

- И что тогда случится с миром? - воскликнул Зелл. - Зачем ей это делать?

- Не могу представить, как может существовать мир со сжатым временем, - покачал головой Ирвин.

СииДы замолчали, уставившись на Скволла. Он - командующий, ему и принимать решение. Но что-то в лице Леонхарта говорило, что витает он сейчас где-то далеко...

- Ты не слушаешь! - озвучила Сельфи общую мысль.

Скволл тряхнул головой. О чем они говорили? Вроде бы о каком-то "сжатии времени"...

- Значит, нам нужно лишь не допустить того, чтобы Ультимесия захватила Эллону, - вывернулся он, сразу перейдя к сущности проблемы.

- Да, но... - неуверенно начала Квистис.

- Возвращаемся в Гарден, - резко оборвал ее Скволл. - Нам нужно всем сообщить об угрозе.

Не дожидаясь, пока остальные последуют за ним, Леонхарт вновь ступил в мрачные тени особняка, как нельзя лучше отражающие его настрой.

- Эй, мы тоже беспокоимся о Риноа, знаешь ли! - крикнул Ирвин ему вслед, несколько возмущенный столь несвоевременным проявлением эгоизма командующего.

- Тогда почему бы тебе не.. - в запале рявкнул Леонхарт, ткнув в сторону товарища пальцем, но тот и бровью не повел, а Скволл, осознав, сколь глупо выглядит со стороны, стушевался.

- Прости... - пробормотал он, и быстрым шагом устремился прочь, к спасительной громаде Баламб-Гардена.

Глядя ему вслед, Сид Крамер неодобрительно покачал головой: невовремя, ох невовремя проснулась в душе юноши первая любовь! Чувство это может как окрылить и поднять высоко-высоко, так и низвергнуть, ударить столь сильно, что и не найдешь сил снова подняться на ноги. А в нынешней критической ситуации сей хаотичный фактор может сыграть решающую роль.


- Таково наше положение, - заканчивал Скволл обращение к кадетам и персоналу военной академии. - В первую очередь мы должны отыскать Эллону, а уж затем разберемся и с Ультимесией. Я думаю, Эллона сейчас на корабле "белых СииДов", его поисками мы и займемся. Будьте готовы к сражению в любую минуту. И вот еще что... Колдунья Эдея вернулась к себе домой. Судя по всему, она не является больше нашим врагом. Оставим же ее в покое.

Отложив микрофон в сторону, Скволл двинулся прочь с капитанского мостика. Свой долг командующего он исполнил, и теперь ничто не помешает ему отправиться прямиком в лазарет и сидеть там дни и ночи, пока Риноа не очнется.

...В состоянии девушки не произошло ровным счетом никаких изменений. Лишь слабое дыхание говорило о том, что она все еще жива.

Леонхарт провел по лбу Риноа ладонью, поразившись, сколь невероятно холодна ее плоть. Неужели нельзя ничего сделать?!. Ведь жизнь всегда била из нее ключом, а теперь... Кажется, все бы отдал, чтобы только снова услышать звук ее голоса!

- Риноа... - шепнул Скволл. - Произнеси мое имя...

Колени его подогнулись, и парень распластался на полу у кушетки, а разум его уносился далеко-далеко, пронзая само время...


Лагуна Лоир негодовал: и как он купился на это?

- И почему я должен это делать? - в который уже раз спрашивал он, обращая вопрос скорее к самому себе, нежели к Киросу.

- Потому что у нас деньги кончились, - с поистине безграничным терпением втолковывал ему тот.

Вард замер в отдалении, в опасной близости от горного обрыва и, скрестив на груди могучие руки, с легкой улыбкой наблюдал за пререкающимися друзьями. Приятно, что ни говори, вновь странствовать вместе по свету! Даже если путь их лежит в Эстар, и выбраться оттуда живыми будет ой как нелегко!..

- Ну ладно, прости! - Лагуна всплеснул руками. - Да, признаю, я виноват в том, что мы столько тратили на отели! Но я не создан быть актером!

- Это ты так говоришь, - ухмыльнулся Кирос, - но мы-то оба знаем, что тебе это нравится...

Вард ощерился и закивал, соглашаясь.

- Так, все! Заняли свои позиции! - донеслось из ущелья.

Чертыхаясь, Лагуна осторожно побрел вниз по узкой горной тропке. И занесла же его нелегкая в этот забытый уголок северного континента, да еще заставила подписать контракт с пародией на режиссера. Любитель, конечно, но... деньги он обещал заплатить.

Напялив на себя сваленное в кучу у камня рыцарское облачение, явно позаимствованное с пропыленного чердака какого-то захудалого музея, Лагуна взял в руки архаичный ганблэйд, завершающий образ "рыцаря без страха и упрека", после чего во всей красе предстал пред режиссером - сравнительно молодом мужчине в грязной засаленной майке и с дешевенькой кинокамерой на плече. Тот придирчиво оглядел исполнителя главной роли и остался доволен.

- Эта твоя партнерша, - указал он пальцем в сторону, где в неглубокой пещерке схоронилась девушка в ярком шелковом платье. - Она будет играть колдунью.

Девчонка приветственно помахала рукой, затем снова сжалась в комочек, тщетно пытаясь согреться. Здесь, на высоте, довольно прохладно, а мокрый снег, зарядивший с утра, добавлял последний штрих к общей депрессивности окрестного пейзажа.

Вслед за Лагуной на "съемочный площадке" появились и Вард с Киросом, вот только ролью сторонних наблюдателей им насладиться не удалось.

- Эй, вы двое! - режиссер аж подпрыгнул от радости. - Идите сюда! Понимаете, у меня тут проблемка возникла... Парень, который должен был играть дракона, заболел. Может, вы оба облачитесь в драконий костюм и просто спуститесь по тропке?..

Заметив устремленные на него скептические взгляды, режиссер немедленно добавил:

- Я вам заплачу!

С этого и нужно было начинать. Кирос и Вард одновременно кивнули, после чего отправились в дальнюю пещерку, где и должен был находиться их сценический костюм.

Не видя дальнейших причин откладывать начало съемки, режиссер громко возвестил:

- Сцена 12, "Гибель колдуньи". Камера... Мотор!

Актрисса немедленно протянула в сторону Лагуны дрожащие (скорее, от холода) руки.

- О, сир рыцарь, спасите меня от злого дракона! - тоненьким голоском проблеяла она.

Лагуна готов был сквозь землю провалиться: если эту пародию на фэнтези когда-нибудь увидит Райн, до конца жизни будет его подначивать.

- Эээ... Ну... Я спасу тебя от дракона! - вспомнил он наконец положенные по сценарию слова. Посмотреть бы в глаза этому сценаристу! Хотя Лагуна, и не без оснований, подозревал, что и сценарист, и режиссер, и оператор этого трэша - одно и то же лицо.

- Неплохо, - удовлетворенно кивнул последний, обернулся в сторону пещеры и заорал: - Дракона сюда!!!

Изнутри послышался недовольный рык, после чего показалась исполинская красная туша. Дракон помедлил, с прищуром разглядывая людишек, и медленно двинулся к ним, на ходу расправляя кожистые крылья.

- Ух ты! - восторгался режиссер. - Как настоящий! Прекрасно, Кирос! Хотя погодите-ка... А что, костюм был такой большой?

Вспомнив о неком неотложном деле, режиссер отшвырнул камеру в сторону и бросился наутек, только пятки сверкали. Вселд за ним, подобрав длинные юбки и истошно вереща, спешила актрисса.

А вот Лагуна в тяжеленных металлических доспехах не мог угнаться за ними при всем желании. Он, конечно, изрядно струхнул: шутка ли, разбудили бестию, дремавшую себе в тишине и покое несколько столетий. А о чем думают в первую очередь воспрявшие ото сна древние драконы?.. Правильно, о еде!

Чудовище клацнуло зубами в опасной близости от шлема Лагуны. Тот пригнулся, и что было сил полоснул ганблэйдом по морде рептилии. Тварь отпрянула, и Лагуна использовал момент, чтобы скоренько ретироваться.

Дракон бесновался позади, быстро сокращая расстояние. Не уйти! На бегу Лагуна срывал с себя металлические доспехи, швыряя их в дракона, чем, похоже, злил рептилию еще больше.

В голову бестии вонзился огромный гарпун, и дракон взревел, силясь выдернуть лапой источник безумной боли. С соседнего утеса на тропу к Лагуне ловко спрыгнули Кирос с Вардом; последний бросил Лоиру автомат и тот, ловко поймав любимое оружие, немедленно принялся поливать рептилию огнем.

Дракон ревел не переставая, и - к вящему ужасу людей - в горах послышалось ответное рычание, причем исходящее из целого ряда прожорливых, усеянных острыми клыками пастей.

- Сколько их здесь?.. - прошептал Лагуна, начиная понимать, что раненый дракон, судя по всему, зовет на помощь сородичей. - Убираемся!!!

Трое ринулись вниз по оледенелой тропе, ведущей к подножью; ужас, глубокий и первобытный, гнал их вперед. Впереди замаячил край утеса, и Лагуна чуть притормозил, собираясь чуть повернуть в сторону... когда нога его предательски подогнулась...


Сознание Скволл окутывала тьма. Видение исчезло, но и пробуждение не наступало, чего раньше никогда не случалось.

- Это ты, Скволл? - раздался девичий голос.

- Ну да, я.

Здесь не нужно произносить слов, достаточно силы мысли. Конечно, голос звучал лишь в его сознании и был до боли знаком. Неужели... Эллона?

- Я называю это "связью", - вещала девушка. - Таковы силы, подвластные мне. Должно быть, сейчас я сама сплю, потому и не могу контролировать их в достаточной степени. Прости, Скволл, но я воспользуюсь твоим сознанием еще ненадолго...

И, не успел парень возразить, как непроглядная тьма сменилась промозглой серостью...


Лагуна созерцал струи дождя, низвергавшиеся из низких свинцовых туч. На душе кошки скребли: и здесь, на Сентра, ее тоже нет. А так хотелось надеяться!.. Как только поганый дождь наконец закончится, он немедленно покинет этот приют и двинется дальше. В путь, который в конечном итоге приведет его в Эстар...

- Могу я узнать, а что случилось с этой Эллоной, которую ты ищешь? - мягко спросила Эдея Крамер, Смотрительница сиротского приюта.

- Ее похитили солдаты из Эстара, - честно отвечал Лагуна. - Я много странствовал, всеми силами пытаясь попасть туда, но...

Он замолчал, и Эдея понимающе кивнула. Действительно, эстарцы предпочитали полную изоляцию от мира, и проникнуть в сие государство высоких технологий было весьма непросто.

- Они ведь искали наследницу могущества эстарской колдуньи, Адель? - догадалась Эдея.

- Именно! - с горечью воскликнул Лагуна. Неужели малышке Элли уготована подобная участь?..

- Она... твоя дочь? - участливо поинтересовалась Эдея, но Лагуна с грустной улыбкой покачал головой:

- Нет, но... она такая хорошенькая! Все бы отдал, чтобы еще раз услышать ее голос!


"Все бы отдал, чтобы еще раз услышать голос Риноа!"

Тьма вернулась - бесконечная, давящая. Быть может, видения, ниспосылаемые Эллоной, и важны для нее, но для него же это - картины прошлого, не более того... Однако, если прошлое возможно изменить, то...

- Прошлое нельзя изменить, - резанул по сердцу уверенный глас Эллоны. - Я только сейчас это поняла. Когда меня похитили, дядя Лагуна отправился на выручку... И, поступив так, он не мог быть рядом с Райн, когда та умерла при родах. А она так хотела, что Лагуна увидел их маленького сыночка!.. Я заставляла тебя переживать все эти эпизоды, надеясь, что ты каким-то образом сумеешь повлиять на выбор Лагуны и он останется в деревне вместе с женой, которая так в нем нуждалась! Но... все оказалось тщетно. Прости, Скволл. Сейчас я разорву нашу связь. Попозже я снова свяжусь с тобой таким образом.

- Сестричка! Эллона! - Скволл пребывал в полнейшей растерянности, такую боль ощутил он в душе девушки. Боль, неутихающую с годами.


...Он лежал на полу в лазарете; лицо было мокрым от слез. "Все бы отдал, чтобы еще раз услышать голос Риноа!" - билась единственная мысль, порожденная плещущимся в душе отчаянием. Никогда еще Скволл не пребывал в таком смятении чувств и это его откровенно пугало.

- Я хочу вернуться в прошлое! - выкрикнул он в пространство. - И изменить его! Эллона! Ты слышишь меня, Эллона?! Отправь меня в тот час, когда Риноа впала в эту странную кому!

Как и следовало ожидать, ответа не последовало. Опустившись на табурет у койки Риноа, Скволл обхватил голову руками. Где ее теперь искать? Куда направился корабль "белых СииДов" после того, как забрал Эллону из Баламб-Гардена? Хотя, постойте... Как представились эти ребята? "Мы - СииДы! СииДы Эдеи! Это ее корабль".

Коснувшись на прощание ледяных рук Риноа, Скволл вышел из лазарета, тихонько затворив за собой дверь. Не помешает задать миссис Крамер еще парочку вопросов...

38. Белые СииДы

- Корабль белых СииДов? Конечно, я помню его, - усмехнулся Сид Крамер. Бывший директор академии прогуливался по песчаному пляжу рука об руку с любимой супругой. Эти двое вновь обрели свое счастье и война для них закончилась.

- Изначально он предназначался для того, чтобы укрыть Эллону от Эстара, - разъяснил Сид. - Эдея была капитаном, и множество сирот нашли приют на этом судне. Сейчас они выросли, но все равно остались с нами. Этих ребят мы и называем "белыми СииДами".

- Они очень осторожны, - добавила Эдея, - и никогда не задерживаются подолгу на одном и том же месте. Кстати, уж не знаю почему, но континент Сентра их чем-то привлекает. Попробуйте поискать там, что ли...

Что ж, всяко лучше, чем ничего. Распрощавшись с четой Крамеров, Леонхарт покинул разрушенный особняк, взошел на борт Баламб-Гардена и дал навигаторам четкие указания медленно двигаться вдоль береговой линии южного континента.

Конечно, легче сказать, чем сделать. Явление, известное как Лунный Крик, оказало на эту землю крайне пагубное влияние в минувшие столетия, и теперь Сентра раздроблен на множество островов, а тихих заводей и заливов, где может укрыться корабль, а то и целый флот, воистину не счесть.

Потянулись долгие, скучные дни. Скволл метался между капитанским мостиком и лазаретом, не желая никого видеть и ни с кем разговаривать. Друзья прекрасно понимали состояние командующего и не навязывали ему свое общество, предпочитая оттачивать боевые навыки в тренировочном центре.

...Белоснежные паруса показались неожиданно; как и предполагалось, искомый корабль действительно схоронился в закрытой со всех сторон скалами бухточке и, надо сказать, выглядел он не лучшим образом. С предельной осторожностью навигаторы Гардена подвели комплекс вплотную, давая возможность Леонхарту спуститься на корабельную палубу, где его уже дожидались несколько парней в светло-серой униформе и с красными повязками на лбах.

Скволл отсалютовал; встречающие повторили его жест. "Надо же", - отметил Леонхарт. - "У нас с ними даже положенное по уставу приветствие совпадает". Впрочем, чему удивляться? Ведь и те, и другие - воспитанники Эдеи Крамер.

- Меня зовут Скволл, я - СииД из Баламб-Гардена - начал Леонхарт. - Я хотел бы встретиться с вашим лидером.

- Я - лидер, - довольно неприветливо отозвался один из парней. - Что у вас за дело? Кстати, не обижайся, если мы потребуем вашего немедленного отбытия, услышав твои слова.

Справедливо, хоть и несколько прямолинейно. Не видя больше причин тянуть кота за хвост, Скволл напрямик заявил:

- Я хочу повидать Эллону.

Вся троица белых СииДов изумленно на него воззрилась, не в силах вымолвить ни слова. Что, не ожидали?.. Скволл еще сам не решил, как следует относиться к этим парням - станут ли они союзниками, или пути их разойдутся?

- Мы угрозы не представляем, - добавил он всякий случай. - И нас к вам отправила Эдея.

- Эдея?.. - охрипшим от волнения голосом вымолвил лидер белых СииДов. - Но... как?..

- Она вышла из-под контроля колдуньи Ультимесии... - Скволл кратко пересказал последние события, добавив: - Потому я не вижу причины скрывать от нас местонахождение Эллоны. Мы бы хотели забрать ее, дабы защитить от Ультимесии.

Белые СииДы все еще пребывали в полнейшем смятении от услышанного.

- Спасибо, конечно, что заглянули... - неуверенно произнес их лидер. - Но не знаю, могу ли доверять вам... Мне нужно все взвесить и обдумать!

Кивнув Скволлу на прощание, он прошествовал к лестнице, ведущей на нижнюю палубу, спустился по ней и исчез за дверью каюты.

"Отсутствие результата - тоже результат". Скволл чуть растерянно огляделся по сторонам, гадая, придется ждать ответа несколько минут или несколько дней. Выводы, конечно, делать еще рано, но все-таки...

- Ух! Какие люди! Скволл, дружище, как делюхи?

С кормы ему радостно махали руками двое старых знакомцев - Заун и Уотс, "Лесные совы". Скволл с удивлением для себя обнаружил, что рад видеть этих двоих. Выбрались, значит, из Тимбера, чудилы!

- После того, как вы, парни, уехали, гальбадианские ублюдки пришли по наши души и мы едва сумели убраться на этой лодчонке! - чуть позже взахлеб рассказывал Заун.

- Я был уверен, что мы - покойники! - перебил его Уоттс, размахивая руками. - Заун вообще слетел с катушек и хотел море переплыть, чтобы оторваться от них!

- По крайней мере, хоть какой-то план! - немедленно окрысился Заун. - Ты вообще только сидел и хныкал, сосунок эдакий! "Мы умрем, мы умрем!" И кто прыгнул первым? Ты, дубина!

Скволл улыбался, слушая их дружескую перепалку. Нет, он решительно не понимал, как эти двое умудряются выживать!

- Кстати, а как там Риноа? - вдруг вспомнил Заун, и улыбка Скволла разом потускнела.

- Риноа сражалась вместе с нами против Эдеи, - медленно вымолвил он, тщательно подбирая слова. - Почему-то после боя она потеряла сознание и теперь находится в лазарете Гардена. Не знаю, как такое могло случиться. Мы не смогли защитить ее. Мне... мне жаль.

- Ах ты сукин сын! - Заун рванулся к Скволлу, схватил его за отвороты куртки и принялся трясти. - А я что говорил? Что я говорил, а? Я просил тебя заботиться о ней! Чтобы с ней ничего не стряслось! Сволочь!!! Жалкая лживая сволочь!!!

Скволл покорно принимал сыплющиеся на него упреки, не делая даже попытки возразить. К чему? Ведь Заун, по большому счету, прав. Он, Скволл, недоглядел, позволил Риноа участвовать в столь опасном сражении для личного ее самоутверждения. А ведь она не то что не СииД, даже не кадет Гардена! Конечно, сейчас понимаешь, что надо было просто запереть ее в комнате, а о ключе забыть до лучших времен.

- Заун! Тише ты! - перепуганный Уоттс вклинился между товарищем и Леонхартом. - Тихо. Она ведь не погибла. Они просто не знают, что с ней такое, только и всего. Правда ведь? Скволл никогда ее не оставит.

Скволл утвердительно кивнул:

- Мы явились сюда за Эллоной, потому что за ней охотится весьма злобная сущность. И если мы сведем вместе Эллону и Риноа, возможно... мы сможем вернуть нашу... принцессу.

- Видишь, Заун? - обрадовался Уоттс. - А я что говорю! С Риноа все будет в порядке! Она же обещала нам вернуться! Нам еще Тимбер освободить надо.

- Ладно... - согласился Заун, отступая на шаг и избегая смотреть Скволлу в глаза. - Но я еще раз повторюсь. Если что-нибудь случится с Риноа, я...

Прерывая затянувшийся разговор, Леонхарт повернулся к Зауну спиной и уверенным шагом направился к двери каюты, за которой скрылся лидер белых СииДов. Кем себя они все возомнили?.. Одному "нужно подумать", будто для этого у него вся жизнь впереди, второй отчитывает его, как мальчишку!.. У всех какие-то свои проблемы, и ставят они их на первый план, а у него, нужно полагать, все прекрасно и замечательно! Вот только на передовой этих ребят он что-то не замечал...

Распахнув дверь, Скволл вошел, чуть пригнувшись, дабы не удариться головой о низкую притолоку. Лидер поднялся из-за стола, на котором в полном беспорядке были разбросаны навигационные карты, сделал шаг навстречу. Двое мерили друг друга взглядами, не зная, с чего начать разговор... вернее, продолжить незавершенную беседу.

- Как и вас, нас тоже вырастила Эдея, - решился наконец Скволл. Как еще вызвать доверие у потенциального союзника, если не обнажить перед ним душу? - Тяжело было сражаться против нее, но... пришлось. К счастью, все закончилось хорошо. Эдея снова стала сама собой... Смотрительницей, которую мы всегда помнили и любили.

- Скволл... спасибо, - вздохнув, лидер белых СииДов протянул ему руку. - Мы многим обязаны тебе и Баламб-Гардену.

Скволл пожал ее, пребывая настороже, ибо в поведении собеседника сквозила некоторая... подавленность, что ли?

- Так вот, насчет Эллоны, - перешел тот к сути вопроса. - Прости, но здесь ее нет. Помнишь тот день, когда мы забрали ее из Баламб-Гардена у Рыбацкого Горизонта? Мы направились на восток, стремясь убраться как можно дальше от Эдеи и Гальбадии... И нарвались прямо на гальбадианский флот! Эти ребята явно искали нас и сразу же организовали преследование. Мы бы оторвались от них, да вот двигатель отказал. Конечно же, мы не могли позволить гальбадианцам заполучить Эллону, потому и приготовились к сражению, когда они стали брать нас в кольцо. Но, откуда ни возьмись, появились корабли Эстара и немедленно атаковали флотилию Гальбадии. Мы оказались под перекрестным огнем. Эстарское судно подошло прямо к нашему борту и на палубу спрыгнули солдаты. Они приказали всем нам перейти на их корабль. Мы отказались, понятное дело, ведь доверяли эстарцам не больше, чем гальбадианцам! Между тем сражение становилось все более яростным, и эстарцы, бросив уговаривать нас, вернулись на свой корабль. А когда тот уже отплывал, Эллона появилась на палубе, прокричала что-то и прыгнула к ним на борт. Это так на нее не похоже! Я до сих пор не понимаю, зачем она это сделала. Эстарский флот оставил сражение, а мы... впрочем, это долгая история. Мы и сейчас занимаемся починкой корабля, а затем собираемся нанести визит в Эстар... Прости, Скволл. Мы не смогли уберечь ее.

Скволл долго молчал, осмысливая услышанное.

- Значит, Эллона сейчас в Эстаре? - уточнил он.

- Думаю, да, - кивнул СииД.

Больше задерживаться здесь смысла не имело. Пожелав белым СииДам удачи в починке двигателей, Леонхарт вернулся на борт Баламб-Гардена, немедленно приказав навигаторам брать курс на Эстар.

- Эстар?.. - поразился рулевой, и тихонько пробурчал под нос: - Ксенофобы проклятые...

Уж что-что, а слава этой нации в глазах остальных государств не меняется. А как же иначе? Ведь Эстар - совершенно изолированная от мира держава, не приветствующая дипломатические связи как таковые. И неведомо, с чем им придется столкнуться по прибытии (а в том, что оное рано или поздно свершится, Скволл не позволял себе усомниться), ибо достоверных источников о внутреннем устройстве державы не имелось.

- Не получится, - подал голос навигатор, свершившись с картами. - Восточный континент окружен горной цепью. Наш Гарден просто не сможет ее преодолеть.

Скволл выругался; вот это проблема! Однако он доберется до Эстара, даже если придется идти через горы пешком!.. Пешком? А это идея... Вспомнился недолгий визит в Рыбацкий Горизонт и старые проржавевшие рельсы, убегающие вдаль.

- Правь на юг! - приказал рулевому командующий. - Через полюс, обогнешь Трабию и Баламб, причалишь к Горизонту.


...Одну незапланированную остановку Баламб-Гарден совершил у небольшого островка к северу от побережья Трабии. Здесь, среди укрытых снежными шапками гор, обитало таинственное племя Шуми, из которого, кстати сказать, и исходил приснопамятный Норг. В близкие контакты с людьми народец этот старался по-возможности не вступать, но, коль такая нужда возникала, не чурался.

А так как назрела насущная необходимость пополнить запасы продовольствия для обитателей Гардена, Леонхарт и отдал приказ причалить к острову. В Гальбадию им путь заказан даже теперь, после смещения колдуньи с вершины политического олимпа Республики, до Баламба далековато, посему единственное, что остается - попытаться сторговаться с этими причудливыми северными созданиями.

Селение Шуми, сокрытое под защитным куполом, отыскалось в неприметной горной долине. Напрасно сошедшие на берег для проведения переговоров СииДы и персонал академии полагали, что сие немногочисленное племя ютится в столь неприветливых землях. Под куполом их ожидал сюрприз, и какой!

Стражники-Шуми у ворот приветили визитеров, проводили их к внушительных размеров элеватору, после чего пожелали "счастливого пути". Двери кабины закрылись и началось долгое падение вниз, во тьму...

Когда элеватор наконец остановился и Скволл первым ступил под теплые солнечные лучи, то подумал, что, наверное, сходит с ума. На лицах прибывших с ним компаньонов застало такое же изумленное выражение. Совершенно сбитые с толку, вертели они головами по сторонам, оглядывая зеленые деревья, цветочные клумбы, аккуратные округлые домишки, тихо журчащий ручеек... Конечно, солнце заменяли ярчайшие лампы, установленные в обширной каверне, где разместилась идиллическое селение, а температуру регулировали многочисленные генераторы.

Помимо желтокожих Шуми, в селении сновало предостаточно рыжиков-мумб. Скволлу невольно вспомнилось заключение в Пустынной Тюрьме и мумбы, столпившиеся рядом. "Лагуна!" - называли они его. - "Лагуна!"

Отрядив представителей комитета по финансовым вопросам к местным торговцам для согласования цен на товары и количество оных, Скволл в сопровождении верных товарищей решил немного прогуляться по чудесной деревушке. Когда еще он увидит нечто подобное?..

Как таковых имен у Шуми не было, созданий именовали сообразно избранным ими профессиям или роду занятий, как то: Повар, Скульптор, Торговец, Старейшина, Аптекарь, Стражник... За высшую добродетель народец почитал "творчество", "креатив", посему на некоем этапе взросления в зависимости от психофизиологических особенностей индивида происходило отношение его к одному из двух слоев населения племени: становился он либо интеллигентом-Шуми, либо же работягой-мумбой. Причем последних сородичи ни в коей мере не притесняли, напротив - ценили их и обожали.

Не зная этом, Зелл со смешком высказался было о вероятных умственных способностях мумб, назвал их "зверушками", и услышавший столь вопиющее утверждение Скульптор, прохаживающийся у дверей своей мастерской, немеденно подбежал к нему.

- Зверушками!!! - обрушился Шуми на порядком струхнувшего юношу. - Как ты можешь? Неужели ты не видишь их благородные черты? Их невинные лаза, подобные драгоценным каменьям? Их ярко-красную шерсть, символ страстности? Их могучие руки, обладающие огромной силой? Не слышишь их успокаивающие музыкальные голоса? Один вид их наполняет гордостью сердца и требует уважения!

Зелл пробормотал извинения; поймешь их, этих Шуми! Тем не менее Скульптор сразу же сменил гнев на милость и радушно пригласил ребят к себе в мастерскую. Те согласились, и следом за хозяином ступили в прохладное помещение, заполненное инструментами, бюстами, заготовками... А в дальнем конце его на постаменте красовалась бронзовая статуя Лагуны Лоира в полный рост, да еще и с автоматом в руке.

- Откуда? - изумленно выдохнул Скволл. Сходство потрясало; это действительно был Лагуна из его грез.

- Давным-давно мумба нашел этого человека, истекающего кровью, и принес его в нашу деревню, - объяснил Скульптор. - Похоже, он сорвался с утеса. Мы заботились о нем, пока раны его не исцелились.

На память пришло последнее видение: горы, окружающие сокрытое под куполом селение Шуми, весьма похожи на те, где Лагуна имел сомнительное удовольствие повстречать красного дракона. Неужели тогда бедняга все-таки сорвался, поскользнувшись на оледенелой тропке? Похоже, так оно и есть...

...Чуть позже, когда финансовому комитету удалось договориться с Шуми о закупках продовольствия и оное начали переправлять на борт Баламб-Гардена, Скволлу удалось задать снедающий его вопрос Старейшине, прохаживающемуся у элеватора и наблюдающему за поставками.

- А, Лагуна? - заулыбался тот. - Мы обнаружили его, израненного, 17 лет назад. Он был на пути в Эстар, чтобы спасти девочку по имени Эллона, похищенную эстарскими солдатами, и оставался с нами до тех пор, пока раны его не исцелились. За это время он научил мумб немножко разговаривать.

- Но зачем? - брякнул Скволл, и тут же пожалел об этом. Но Старейшина, похоже, не обиделся.

- Он говорил, что ему жаль мумб, ведь они не знают никаких слов, а слова по сути своей бесценны, - проникновенно вещал он. - Мне-то кажется, что мумбам разговаривать необязательно, ведь о действительно важных вещах можно сообщить, слов не используя. Возможно, и нам самим слова не нужны. Даже мастер Лагуна владел ими не очень хорошо. Но мы понимали то, чего он отчаянно хотел достичь больше всего на свете - спасти Эллону. То было видно по его глазам, не по словам.

- Ну а статую его вы зачем возвели? - упорствовал Скволл.

- Ты находишь это странным, да? - улыбнулся Старейшина. - Мастер Лагуна обладал одним особым даром - притягивать к себе людей. Мы не понимаем этого, потому и решили создать статую Лагуны в надежде, что понимание придет к нам после.

Скволл понимающе кивнул: притягивать людей, ну конечно. Про него и самого говорят то же самое, хотя сам Скволл никогда в это не поверит. И все-таки, он - командующий Баламб-Гардена, товарищи сплотились вокруг него, просят делиться идеями, суждениями. Чем-то они с Лагуной неуловимо похожи...


...Остров таял вдали. Скволл Леонхарт поддался на уговоры товарищей и закрылся у себя в комнате, надеясь хоть ненадолго забыться сном. "Почти два десятилетия спустя мы повторяем путь Лагуны - пытаемся проникнуть в Эстар, вызволить Эллону. Удастся ли это нам?.. Удалось ли это ему?.."

Вопросы, безответные вопросы...

39. Путь в Эстар

Глубокой ночью, когда обитатели Баламб-Гардена безмятежно почивали в относительной безопасности мобильного комплекса, пришвартованного у Рыбацкого Горизонта, Скволл Леонхарт проследовал в пустующее помещение лазарета и, с превеликой осторожностью подняв безвольное тело Риноа на руки, направился к выходу из здания академии.

Гнетущее осознание предательства по отношению к тем, кто верил в него и беспрекословно исполнял возложенные распоряжения, снедало душу. Нерадивый командир оставляет солдат, когда угроза со стороны непостижимой сущности, рекомой Ультимесией, остра как никогда. И неведомо, откуда ждать следующего удара, да и последует ли он вообще?.. Тревога буквально сводила с ума, а один лишь вид Риноа, в состоянии которой не произошло ровным счетом никаких изменений, наводил дикую тоску. Какой прок в спасении мира, если не смог он убереть ту единственную, которую должен... обязан был защищать, не щадя жизни?

Звать с собою верных товарищей Скволл посчитал неправильным. Это его грех, его долг, и не имеет он права втягивать остальных в решение личных проблем. Пусть путь в Эстар будет долог и тернист, он пройдет его до конца. О том, как встретит его нация законченных ксенофобов, Леонхарт старался не думать. Проблемы следует решать по мере их возникновения, и никак иначе.


...Бесконечные шпалы бегут под ногами... Ржавые рельсы, уходящие в никуда, за горизонт... И море, синее море, насколько хватает глаз... Спокойное... Волны лениво плещутся внизу, разбиваются о каменные сваи, несущие на себе тяжесть позабытой железной дороги...

Сколько миль он оставил позади?.. А ведь в окружении ничего не изменилось, разве что исчезла за спиною громада Баламб-Гардена да ветряные мельницы Рыбацкого Горизонта - вечный возобновляемый источник энергии поселения.

Осторожно опустив тело Риноа на железнодорожное полотно, Скволл тяжело плюхнулся рядом, в тень, даваемую невысоким бортиком, установленным в качестве ограждения на всем протяжении сей трансконтинентальной трассы. Сейчас, наверное, его уже хватились, ведь, как-никак, целый день миновал и солнце неумолимо клонится к западу. Они поймут, наверняка поймут... "Поймут ли?" - вещал мерзкий голосочек из глубин сознания. - "Поймут, что ты оставил их, бросил в самый критический момент ради некоей щенячьей влюбленности?"

Леонхарт с трудом поднялся на гудящие ноги, вперился взором в далекую линию горизонта, где темнеющие небеса сливались воедино с океаном.

- Так далеко... - пробормотал он, качая головой. - Вот уж не думал... Что я делаю?.. Иду в Эстар... Ищу Эллону... Хочу поговорить с ней... Но ведь нет абсолютно никаких гарантий, что после этого все сразу встанет на свои места. Но даже так... Нет, я положительно изменился.

Скволл снова присел рядом с Риноа, нежно коснулся ладонью щеки девушки... Сомнения оступили, внезапно показавшись совершенно незначительными.

- Сказать по правде, - промолвил он, обращаясь, скорее, к самому себе, - я стал слишком переживать из-за того, что другие думают обо мне. Я ненавижу эти сомнения, снедающие меня... Потому я и держался обособленно, ни перед кем не хотел раскрывать душу. Хотел скрыть эту часть себя. Ненавистную мне часть. Скволл - это недружелюбный, замкнутый тип. Гораздо легче, когда люди думают о тебе именно так. Но это наш с тобою секрет, поняла?

Конечно, девушка никак не прореагировала на это признание, сделанное Скволлом впервые в жизни. Парень усмехнулся: и что на него нашло?.. Тем не менее, пора в путь, отдохнули достаточно.

Снова подняв такое легкое, почти невесомое тело, Леонхарт зашагал на восток, и лишь размеренный звук шагов его разносился над призрачной магистралью.

...Ночью Скволл прикорнул лишь на пару часов, устроившись между ржавыми рельсами; спал отвратительно, то и дело пробуждался, озирался по сторонам, и, сжав ладонью прохладную кисть Риноа, тщетно пытался снова забыться сном. Терзания последних дней вконец измотали парня, и не предался отчаянию он лишь потому, что крошечный огонек надежды манил за собою, заставлял двигаться вперед.

К рассвету Скволл совсем окоченел, благо ночи в открытом море на поверку оказались весьма холодными. Потому, взвалив девушку на закорки, Леонхарт продолжил путь на восток, решив не тратить попусту время и силы, которых и без того оставалось немного.

А когда первые лучи солнца озарили водную гладь, на горизонте показалась тонкая полоска земли. Скволл невольно ускорил шаг; чем бы не закончилось его безумное путешествие, тот факт, что большая часть пути осталась позади, внушал некоторый оптимизм.

Впереди замаячили очертания заброшенной станции, а за ними - заснеженные горные пики, попирающие небеса. Эстар, наконец-то!.. Скволл дотащился до платформы, опустил Риноа на лавочку, вознамерился было присесть рядом, дать отдых ногам, но неожиданно встрепенулся. Ему послышалось, или рядом действительно кто-то сдавленно хихикнул?..

Положив ладонь на рукоять ганблэйда, Скволл, прищурившись, огляделся по сторонам. Остов зала ожидания, придорожного кафе, турникеты...

- Опаздываешь, Скволл, - послышался знакомый голос экс-инструктора.

С изумлением Леонхарт наблюдал, как из зала ожидания один за другим появляются его товарищи - Квистис, Зелл, Сельфи, Ирвин... Эдея?! Кажется, они искренне наслаждаются выражением лица командира, который, наверное, впервые в жизни лишился дара речи. И в самом деле, каким образом вся эта разношерстная команда оказалась здесь, на границе Эстара, если еще два дня назад преспокойно почивала в Баламб-Гардене?.. А Эдея?.. Они же оставили ее на мысе Доброй Надежды, в приюте...

Улыбки на лицах, ни тени осуждения. Ну, давайте же, скажите все, что собираетесь - "ты, предатель, как мог так поступить?!"

- Что, принцесса все еще спит? - ухмыляется Зелл во весь рот.

- Может, ее разбудит поцелуй принца? - лукаво вторит ему Квистис, озорно сверкая глазами.

- Вы пришли сюда лишь затем, чтобы сказать мне это? - несколько грубовато выдавил из себя Леонхарт. Сейчас он пребывал в полнейшей растерянности, не зная, как вести себя с ними. Приказать убираться восвояси?.. Но послушают ли?

- Ты ведь в Эстар собрался, так? - пришла Квистис ему на помощь. - Мы, кстати говоря, тоже туда направляемся.

- Сопровождаем Эдею, - добавил Динч.

Скволл не разумел ровным счетом ничего. Они что, хотят сказать, что встреча их на этой заброшенной станции случайна и направляются СииДы в Эстар совершенно по иному поводу? Да такому даже младенец не поверит! И все же...

- И что у вас за дело в Эстаре? - на всякий случай поинтересовался Скволл.

- Я должна повидать доктора Одина, - отвечала Эдея Крамер, чуть подавшись вперед; даже сейчас, на этой грязной, заброшенной станции она выглядела безукоризненно в своем элегантном лиловом платье. - Ты ведь слышал это имя, не так ли?

Скволл на всякий случай пожал плечами, и Зелл немедленно пришел ему на помощь.

- Ты что, серьезно не знаешь? - подивился Динч. - "Один" - известнейшая торговая марка. Именно доктор Один создает всяческие магические артефакты, а если речь заходит о колдуньях, то он первый специалист...

- Спасибо, - оборвал его Скволл; обо всем этом он прекрасно знал и сам, только не понимал, какое отношение сей именитый ученый муж может иметь к сложившейся ситуиации. - Ну и зачем вам доктор Один?

- Колдунья Ультимесия жива, - молвила Эдея. - Она в любой момент снова может подчинить себе мое тело. И если тому суждено случиться... я вновь обращусь в ее послушное орудие. Потому я хочу обезопасить себя от этой возможности и попытаться избавиться от могущества, благодаря которому именуюсь "колдуньей". Если кто и может помочь мне, так это доктор Один.

- Понятно... - кивнул Скволл, принимая доводы компаньонов. - Что ж, пойдемте в Эстар, что ли...

Ирвин немедленно предложил понести Риноа, но Скволл упрямо мотнул головой и побрел прочь. Товарищи послушно двинулись следом, приглушенно переговариваясь.

- А Риноа такая хорошенькая, когда спит, - донесся до Скволла шепоток Сельфи, но он сделал вид, что не слышит. Пусть себе.


...Неведомо, сколько миль осталось покрыть путникам, прежде чем достигнут они сказочного Эстара, но явно немало, ведь покамест, начинаясь прямо у западного побережья континента, вдаль тянулась бесконечная пустошь серых образований. "Великое Соляное Озеро" - так назывался этот регион. Равнина окаменевшей соли, зажатая меж горных отрогов... Тут и сям возвышаются почерневшие остовы гигантских рептилий, попиравших могучими лапами окрестные земли бесчетные эоны назад.

Компаньоны недоуменно переглянулись: и этот пустынный край - колыбель самой высокоразвитой державы в мире?

- Что-то не вижу я никакого города... - протянула Сельфи, озвучив мысль, снедавшую всех без исключения ее спутников.

- Похоже, путь нам предстоит еще неблизкий, - согласилась с ней Эдея. На лице колдуньи отражалась нервозность, она то и дело покусывала нижнюю губу, затравленно озиралась по сторонам.

- Да ладно, все будет нормально! - попытался ободрить ее Зелл. - Мы же останемся с вами до самого конца!

- Спасибо, Зелл, - грустно улыбнулась госпожа Крамер, благодарно кивнув; в глазах блеснули предательские слезы. - Но помните, что даже со мной вы не должны терять бдительность! Да, сейчас я могу быть сама собой, но Ультимесия может вернуться в любой момент... И тогда... вы знаете, что делать...

Зелл неловко кашлянул, сконфузившись; остальные неумело сделали вид, что не слышали последних слов Эдеи. О подобной перспективе даже задумываться не хотелось...

- Воздух здесь какой-то тяжелый, - ляпнула Сельфи, не подумав, лишь затем, чтобы разрядить обстановку.

Скволл поморщился: нервы у него и так на пределе, а безрадостный пейзаж, расстилавшийся перед ними, лишал последней толики оптимизма, гнездившейся в душе.

- Знаешь, - обратился он к Сельфи, - кто-то когда-то сказал мне, что если поминать все время что-то нехорошее, оно обязательно сбудется. Я понимаю, конечно, что это глупое суеверие, но как раз сейчас мне хочется в это верить! Так что давайте не будем больше о плохом.

Сельфи судорожно кивнула и, осознав, какую глупость умудрилась сказануть, спряталась за Ирвина. Да, о душевном равновесии и собранности сейчас можно только мечтать; выводит из себя тот факт, что противник их исчез из виду, а надежды на чудесное разрешение всех проблем в Эстаре тают с каждым мигом.

Медленно, они двинулись через соляную пустошь; лишь мерный скрип кристалликов под ногами нарушал гробовую тишину. Ни пения птиц, ни стрекота насекомых не слышно в сем мертвом краю; а скалящиеся гигантские черепа как нельзя более красноречиво свидетельствовали о незавидной участи заблудших в Великом Соляном Озере. Казалось, даже облака замедлили свой бег по небу, а то и вовсе замерли...

С сухим хрустом взметнулись ввысь соляные кристаллы, и оторопевшим путникам во всей красе предстало диковинное создание, хоронившееся среди остовов сгинувших чудовищ. На первый взгляд монстр ничем не отличался от почерневших скелетов, усеивающих пустошь, вот только был он очень даже живым... вернее - неживым.

- Нежить, - уверенно изрекла Эдея, окинув угрожающе топорщившую полусгнившие крылья тварь цепким взглядом. - Аболет, если не ошибаюсь. Готовьте целительные заклинания!

- Это еще зачем? - сразу напыжился Зелл, который откровенно клевал носом на лекциях о "мирском бестиарии". - Да мы его одной левой!

- Да нет же, стой! - выкрикнула Квистис, но Зелл, желая доказать свою правоту (а, быть может, просто похорохориться перед девчонками), бросился к монстру, что было силы ударил в кость, благо плоти у противника не наблюдалось вовсе. Как и следовало ожидать, аболет лениво отшвырнул хулигана с дороги задней лапой, после чего присел, готовясь к прыжку.

Скволл и Ирвин немедленно заслонили собой девушек, готовящихся применить заклинания; конечно, ганблэйд против аболета совершенно бесполезен, неплохо бы призвать на помощь Хранителей. Но что может сразить подобное порождение - огонь Ифрита, лед Шивы?..

Судя по лицу Ирвина, тот мучился аналогичными сомнениями, но, продолжая сжимать дробовик в руках, то и дело озирался на Квистис и Эдею, придававших последние штрихи мудреным заклятиям. Сельфи замерла неподалеку, рядом с Риноа, тело которой она предусмотрительно оттащила в сторону.

Аболет взмыл в воздух, хлопнул крыльями пару раз, корректируя траекторию, и, растопырив когти, приготовился низвергнуться на самых - по его мнению - беззащитных противников. Заклинание Эдеи Крамер настигло монстра в воздухе. "Исцеление", и далеко не самое простенькое. Будучи примененным на компаньонов, заклятие столь изощренное наверняка сумело бы восстановить утраченные жизненные силы всем им без исключения. На монстра, являющего собою антипод жизни, оно оказало прямо противоположный эффект.

Аболет судорожно задергался; зеленоватое сияние, обволакивающее его, мгновенно обращало в прах старые крепкие кости. Скволл с Ирвином едва успели отскочить в сторону, как чудовище, кувыркаясь, тяжело рухнуло на землю, попыталось-таки восстать да дотянуться до них когтистой лапой, когда магия Квистис - чуть более грубая, нежели плетение Эдеи, однако не менее эффективная - остановила и этот отчаянный порыв. "Жизнь" - так именовалось заклинание мисс Трип, и даровало оно второй шанс - толику жизненных сил тем, кто готов был уже отойти в мир иной. Для аболета же сие означало "смерть". Окончательную и необратимую.

Чудовище рассыпалось черным прахом, усеявшим сверкающие на солнце соляные кристаллы. Зелл, чертыхаясь, выбрался из-за валуна, куда его забросил монстр, и присоединился с товарищем. Выглядел он весьма пристыженным, но комментировать его отчаянный порыв никто и не подумал. Привыкли.


Поднялся ветер, злой, пронизывающий.

А Великому Соляному Озеру не было видно ни конца, ни края. Каждый раз, поднимаясь на очередной скалистый выступ, СииДы втайне надеялись, что откроется им панорама великого Эстара, однако лицезрели лишь соляные равнины, обрамленные скалами, тянущиеся до самого горизонта.

Как раз тогда, когда надежда готова была угаснуть вовсе, Зелл споткнулся на ровном месте, обернулся к товарищам, потирая ушибленный лоб. Вид у него был донельзя сконфуженный: засмеют ведь, скажи он, что ударился о воздух.

И все-таки Зелл осторожно вытянул руку, коснулся чего-то твердого... и это при том, что не видел перед собой ровным счетом ничего. Предмет явно был металлическим, объемным, холодным на ощупь.

Заинтересовавшись, подошли остальные, принялись ощупывать невидимое препятствие, пытаясь оценить его размеры, благо от иных органов чувств толку почему-то было мало.

В нескольких метрах над их головами неожиданно возник аккуратный квадратный проем, заставив компаньонов оторваться от неблагодарного занятия и оторопело замереть, пытаясь осознать суть необычного природного явления.

- Ну и что это такое?! - наморщив лоб, высказался Ирвин. - Тоннель, что ли?

- Хрень какая-то! - буркнул Зелл, которого сумасшедшее окружение Эстара уже успело порядком достать. - Дыра в воздухе, подумать только!

- А, быть может, именно то, что мы ищем? - тихо предположила Эдея.

Товарищи переглянулись: в словах колдуньи был резон. Тем более, что объект, о который успел хорошенько приложиться Зелл, располагался как раз под темным проемом и на ощупь походил на лестницу.

Один за одним поднялись они по невидимым ступеням, осторожно заглянули в отверстие. Немного дико, конечно, висеть в воздухе, держась неведомо за что и лицезреть перед собою длинный коридор, убегающий вдаль, в иную реальность.

Ирвин первым ступил в тоннель, настороженно осмотрелся и, не заметив ничего подозрительного, сделал знак остальным. Внутреннее строение таинственной структуры чем-то отдаленно походило на приснопамятную гальбадианскую тюрьму - гигантский центральный колодец и узкие мостки-переходы. Вот только все здесь - и пол тоннеля, и стены его - было выложено шестиугольными панелями, подобными друг на друга, как две капли воды. Любопытное архитектурное решение, ничего не скажешь...

В конце тоннеля путь визитерам преградили двери, которые с тихим шипением разошлись в стороны, открывая взору небольшое помещение в форме - как нетрудно догадаться - правильного шестиугольника. Зелл, шедший в авангарде, покрутил головой в поисках вероятного выхода, оного не обнаружил и растерянно переступил порог. Остальные подтянулись, остановились рядом. И что теперь?..

Но здание, казалось, предугадывало любое их желание. Двери за спинами СииДов захлопнулись, комнатка пришла в движение, и, кстати, говоря, с весьма приличной скоростью, о чем красноречиво свидетельствовали разом подскочившие к горлу желудки странников.

- Элеватор?!. - в голосе Сельфи одновременно слышались и неуверенный вопрос, и утверждение.

Скволл пожал плечами: он уже ничего не понимал за исключением одного - вокруг творится откровенная чертовщина!

Эстар Наконец, движение прекратилось, двери раскрылись вновь, являя взорам знакомую панораму Великого Соляного Озера... стремительно сменяющуюся немыслимыми образами. На глазах потрясенных компаньонов унылый пейзаж растворялся, будто служил лишь занавесью, скрывающей величественный облик гигантского метрополиса, коий есть Эстар! Голые скалы преобразовывались в небоскребы, сверкающие рядами солнечных батарей, узкие ущелья и рифты обращались в транспортные магистрали...

- Как прекрасно! - выдохнула Сельфи, прижав ладони к щекам.

"Нет, ничто в этом мире не сможет больше меня удивить", - решил Скволл про себя. Волей-неволей приходилось признать, что легенды о технологиях эстарцев имеют под собой реальную основу, и маскирующий купол, возведенный над державой - лишнее тому подтверждение.

Платформа вновь пришла в движение, доставив СииДов на парковочную площадку у одного из небоскребов.

- Судя по уровню технологий, здешние хозяева прекрасно осведомлены о нашем присутствии, - на всякий случай промолвил Скволл. - Возможно, прием нам будет оказан не совсем дружественный, так что оставайтесь начеку...

Колени его внезапно подогнулись, и Леонхарт тяжело осел на платформу, продолжая прижимать к себе Риноа. "Нет, только не сейчас! Нет!.." В полной мере отдавая дань иронии злой судьбы, Скволл принял ее очередной удар...

40. Загадочный сон: искра Сопротивления

Прекословить солдатам, дула автоматов которых глядят тебе в лицо, по меньшей мере глупо и самоубийственно. Лагуна вздохнул, признавая поражение, положил ладони на предплечья товарищей, призывая их к спокойствию. Рыжий мумба, льнущий к его ногам, протестующе рыкнул, но внимание на него никто не обратил.

- Короче! - положил конец затянувшемуся противостоянию воли эстарец. - Худой и жирный несут свои задницы к Лунной Пандоре! Остальные остаются и вкалывают здесь! Работаем!

Двое конвоиров, приставив автоматы к спинам Кироса и Варда, повели их к выходу в соседний отсек. Лагуна успел обменяться с товарищами последним отчаянным взглядом; но что он мог поделать?.. Вот так, в недрах некоего научно-исследовательского комплеса, и заканчивается бесславно их героический поход в Эстар. О каком спасении Эллоны может идти речь? Их взяли прямо на границе, аккуратно и быстро, когда они пытались отыскать тропу через горы, ограждающие державу. После чего куда-то долго везли в тесном кузове грузовичка, через единственное зарешеченное окошко которого мало что удалось разглядеть, затем вывели, приказав заложить руки за голову и глядеть исключительно в землю, и, наконец, доставили сюда, в эту проклятую подземную лабораторию.

Сейчас, когда Лагуна задумывался о случившемся и анализировал вереницу событий, приведших к нынешнему незавидному положению, он понимал, что шансы вызволить Эллону изначально стремились к нулю. Он действовал необдуманно, импульсивно, и вот результат - умудрился вляпаться в очередную передрягу, потянув за собой и верных друзей, и милого малыша мумбу, который неотрывно следовал за ними от самой деревни Шуми.

Потянулись серые беспросветные дни, в течение которых пленники трудились на платформах подземного комплекса, получая за это жалкие крохи, которые с большой натяжкой можно было назвать едой. Работа их была исключительно строительно-отделочной; охранники-эстарцы зорко следили, чтобы чужаки и близко не приближались к электронике и чувствительному оборудованию, которого, кстати сказать, здесь находилось немало. Потому приходилось просчитывать каждый свой шаг, дабы ни в коем случае не отклоняться в сторону от намеченного курса, рискуя при этом получить в спину тяжелым прикладом.

Трудились в недрах лаборатории и иные бедолаги - наверняка противники режима, установленного колдуньей Адель, ведь преступность в сем изолированном государстве уже несколько десятилетий отсутствует как социальное явление. Вот только за те долгие дни, что Лагуна провел здесь, они и парой слов с ним не перемолвились; опять же, вездесущая, зоркая и крайне жестокая охрана. Заключенные давно усвоили простую истину: держи рот на замке и делать то, что от тебя требуют - дольше проживешь.

- Поесть бы... - тихонько пробормотал Лагуна себе под нос, но охранник умудрился расслышать и эту безобидную реплику.

- Молчать! - рявкнул он. - Я же сказал - никаких разговоров! Ты здесь всего три дня, салага! Когда я был молодым, то работал дни и ночи напролет безо всякого сна!

В последнем утверждении Лагуна сильно сомневался, но благоразумно оставил готовые вырваться слова при себе. Нечего накалять обстановку, коль солдаты здесь такие бешеные и злые. Может, им платят жалованье так же, как его здесь кормят?..

Сегодня Лагуна занимался полировкой стенных панелей - занятие нудное и, в общем-то, бесполезное. Помимо него, в отсеке присутствовало еще двое работяг - верный мумба и незнакомый мужчина средних лет, и это не считая двух охранников, один из которых влачил вахту у элеватора, второй же замер у дверей, ведущих в коридор.

Последние минуты, остававшиеся до процесса, громко именуемого "обедом", растянулись для Лагуны на часы. И когда в подземном комплексе разнесся звуковой сигнал, знаменующий наступление сего вожделенного времени, он радостно обратился к охраннику:

- Обед, однако!

За визором шлема различить выражение лица того было невозможно, но Лагуна готов был поклясться, что змеится на нем ехидная улыбочка.

- Работаем! - рявкнул охранник, для наглядности погладив любимый автомат. - За слишком говорливый рот обед тебе сегодня не полагается! И этой твари, кстати говоря, тоже! Вот закончите работу - тогда и поедите!

Подобного удара судьбы Лагуна никак не ожидал. Несчастный мумба оторвался от сварки ограждающих платформу перилл, грустно взглянул на охранника и тихонько, обреченно тявкнул.

- Ты... шутишь! - вырвалось у Лагуны; в душе его закипала холодная ярость. - Я-то закончу часа через два-три, но он... У него же работы на неделю!

- Ну, значит, поголадает недельку! - заржал охранник. - А коль проголадается, будет работать быстрее.

Лагуна еле сдерживал себя, подавляя истовое желание наброситься на охранника, добраться до этой нахальной рожи, спрятавшейся за непроницаемым шлемом, и как следует ее "перестроить". Конечно, поддайся он сиюминутой слабости, и исход очевиден: его просто пристрелят, как бешеную собаку, а заодно и мумбу, который виноват лишь в том, что слишком к нему привязался. Потому Лоир лишь тяжело вздохнул и вернулся к работе, всем своим видом демонстрируя несогласие со столь жестокой установкой, к нему примененной.

- Эй, мужики, не поможете? - раздался клич из коридора. - Не могу сладить с толстым!

Лагуна улыбнулся: давай, Вард, задай им жару! Один из охранников, чертыхаясь, вышел из комнаты, второй же демонстративно передернул предохранитель и посчитал необходимым напомнить пленникам:

- И выбросьте всякие глупости из своих голов! Вы остаетесь под наблюдением камер!

После чего последовал за товарищем, усмирять разбушевавшегося Варда. В том, что друзья предоставляют ему шанс на побег и отводят огонь на себя, Лагуна не сомневался, однако первым делом бросился к мумбе, опустился подле него на колено, взъерошил рыжий мех на загривке.

- Ты в порядке? - улыбнувшись, спросил Лагуна. - Уставший какой-то... Кормят тебя хоть? Не болеешь?

- Грр... Грр... - грустно отозвался мубма и выразительно потер лапкой отощавшее брюшко.

- Твой животик... грр... урчит? - предположил Лагуна, и мумба неуверенно переступил с лапки на лапку.

Незнакомец, работавший в отсеке вместе с ними, не удержался от смешка.

- Забавно, - промолвил он. - "Думаю, "грр... грр..." в его исполнении означает "спасибо". Знаешь что? А ведь ты первый парень из всех, кого я встречал, кто печется об этих созданиях. Обычно мумб заставляют работать до полного изнеможения, и многие не выдерживают, умирают. По сравнению с нами, людьми, они получают лишь половину пайки, и спать им разрешают в два раза меньше.

- Это ужасно... - покачал головой Лагуна, в полной мере сознавая всю бесчеловечность заправил; воистину - ксенофобы до мозга костей. - Когда выберемся отсюда, я первым делом как следует тебя накормлю. И выспишься, сколько захочешь! Согласен?

- Грр.. грр... - скоренько согласился мумба, заметно повеселев.

- Да, немного добрых людей осталось в наших дни, - заметил мужчина. - Ты бы подошел на роль нашего лидера, я уверен.

- Лидера? - Лагуна с удивлением воззрился на товарища по несчастью.

- Именно, - с уверенностью кивнул тот. - Многие эстарцы недовольны правлением Адель. Да, сейчас мы разрознены... Но когда-нибудь соберемся вместе и отправим Адель в отставку. Конечно, мы сознаем, что хотим сбросить правительницу державы, колдунью. И непродуманный план наверняка нас погубит. Потому мы и выжидаем часа, когда можно будет нанести удар... Вот только сильного и харизматичного лидера у нас нет, потому мы и искали кого-то, подобного тебе: сильного, справедливого...

В отсек заглянул один из охранников, вот только на ногах он держался как-то неуверенно, а в руках почему-то не было автомата.

- Эй, ты! - рявкнул он, указав на незнакомца-мужчину, и в голосе его отчетливо прорезались панические нотки. - Да, ты самый, у элеватора! Поднимаймся наверх и приведи охрану! У нас тут внештатная ситуация!

Человек согласно кивнул и бегом устремился к элеватору, на ходу весело подмигнув Лагуне. Тот усмехнулся в ответ: похоже, парни взялись за дело всеръез. А насчет лидерства в движении Сопротивления... неожиданное предложение, что и говорить, но смысла не лишенное. Надо бы все хорошенько осмыслить, быть может, лишь таким образом он сумеет исполнить задуманное, вызволить Эллону и вернуться к любимой в Виндхилл.

Автоматная очередь прошила тело солдата, бросив того на перилла, ограждающие платформу, а в отсек ступили донельзя довольные собой Кирас Сигал и Вард Зарбак. Лишних слов не требовалось; Кирос бросил Лагуне автомат, который тот ловко поймал, любовно погладил приклад. Вот теперь-то всей армии Эстара не совладать с ними!.. По крайней мере, хочется в это верить.

- ПОБЕГ!!! - рявнул Лагуна от избытка чувств, грозно потрясая оружием, и товарищи его испуганно огляделись по сторонам, а Вард выразительно покрутил пальцем у виска. Но испортить прекрасное настроение Лагуны, казалось, уже невозможно. Оптимист по натуре, он и мысли не допускал о том, что начинание их провалится, а цель вновь отдалится на недосягаемое расстояние. "Малышка Элли... Дядюшка Лагуна идет за тобой... Потерпи чуток, дорогая..."

Не мешкая, устремились они в кабину элеватора; Кирос хлопнул ладонью по панели, двери мягко закрылись и платформа пришла в движение. Куда угодно - лишь бы подальше от этого мрачного необъятного подземелья, забитого непонятного назначения аппаратурой. Мумба прижимался к ноге Лагуны, непрестанно нюхая воздух и заметно нервничая. Впрочем, и люди ощущали себя не лучшим образом, вслушиваясь в равномерное гудение моторов элеватора. А вдруг двери его сейчас распахнутся и в кабину ворвется с десяток солдат?.. Как не неприятно это сознавать, возможность подобного развития событий была более чем вероятно.

К вящему удивлению беглецов, открылся им широкий коридор, залитый солнечным светом... Охранников не наблюдалось вовсе, и товарищи, заметно приободрившись, крадучись двинулись к единственным в помещении этом дверям, чуть приоткрытым, откуда доносились приглушенные голоса.

Прижавшись к стене, Лагуна заглянул в комнату. Внутри находились двое, и они, уставившись в монитор, не замечали никого и ничего. Чуть осмелев, Лоир просунул голову в дверной проем, убедился в отсутствии охраны и заметно повеселел. К тому же через двери напротив можно было покинуть комплекс, ибо были они распахнуты настежь, и свежий ветерок врывался в комнату, кружил голову, ведь несколько дней, проведенных в подземелье, были для свободолюбивого Лагуны "смерти подобны".

Вытянув шеи, в помещение заглянули и Кирос с Вардом, и даже маленький мумба.

- Один! - шепнул Кирос одними губами.

Встрепенувшись, Лагуна вновт перевел взгляд на людей у консолей. Который из них именитый доктор Один, гордость Эстара, становилось очевидно с первого взгляда, благо молва об этом эксцентричном ученом шла по всему миру. Невысокого роста, облаченный в яркий комбинезон с притороченным к нему жабо, доктор Один подпрыгивал на месте, что-то оживленно втолковывая ассистенту. Тот - высокий мужчина в струящихся серебристых одеяниях до земли, отвечал вежливо и почтительно.

"Интересно, о чем они говорят?" - Лагуна весь обратился в слух, сделав знак товарищам чуть повременить с побегом. Как знать, а вдруг они сейчас - совершенно случайно! - узнают что-нибудь о малышке Элли?

- Вы хотите использовать Лунную Пандору как оружие... - восхищенно говорил ассистент, не отрываясь от монитора, на котором отражались схемы и чертежи грандиознейшего из проектов. - И как такие революционные идеи приходят к вам в голову?.. А вот ко мне никогда не приходят...

Доктор Один высокомерно фыркнул, привычным жестом провел ладонью по черным напамаженным волосам.

- Так и будет! - визгливо выкрикнул он. - Увидишь!

- Кстати, ходят слухи, что маленьких девчушек похищают для каких-то экспериментов колдуньи, - спохватился ассистент. - У меня у самого дочь, потому и нервничаю. Вы полагаете...

- Они должны быть горды тем, что участвуют в проекте! - отмахнулся доктор Один. - Вот и все, что имеет значение!

Ассистент тяжело вздохнул: ученый муж наотрез отказывался видеть дальше собственных исследований, и считал, что для торжества научного прогресса хороши любые средства, а люди - лишь расходный материал, на который можно и не скупиться.

Стараясь не шуметь, четверка беглецов на цыпочках пересекла комнату за спинами ученых, выскользнула за дверь лаборатории. Вот она - свобода!.. Гальбадианцы замерли, разинув рот, созерцая великолепную панораму Эстара. Подумать только - будто в иной мир попали! Все здесь дышало стерильной чистотой, правильностью - и, в то же время, изяществом - форм, а уж технология явно обставила гальбадианскую на много-много лет. Людей на улицах практически не было видно, зато расхаживали роботы - рабочие, боевые...

Снаружи здание лаборатории, откуда они только что бежали, выглядело совершенно невзрачным и приземистым, не неся ни малейшего намека на обширный подземный комплекс и на эпохальные проекты, там разрабатывающиеся и воплощающиеся в жизнь.

Из-за аккуратно подстриженного кустика у входа в небольшой скверик выглянул человек, и мумба негромко рыкнул, подергал Лагуну за штанину, указав лапкой на "коллегу по трудовому десанту".

- Эй! Ты подождал нас! - Лагуна приветливо помахал рукой и мужчина, широко улыбаясь, покинул символическое укрытие и зашагал к ним. "Здорово, что ему тоже удалось выбраться..."

В дверях лаборатории показался ассистент доктора Одина, тепло улыбнулся собравшемуся наброситься на него здоровяку Варду, после чего, чуть подобрав полы серебристых одежд, приблизился к мужчине, так и не открывшему Лагуне своего имени, и обменялся с ним крепким рукопожатием. Кирос немедленно сорвал с плеча автомат: ловушка! А они-то, дураки, радовались столь легкому побегу безо всяких препятствий! Ан нет: эстарцы, небось, забавлялись со скуки, дав пленникам вкусить на миг свободы... чтобы тут же снова упрятать их в подземелье.

- Успокойся! - замахал человек руками, и Кирос помедлил, не выпуская, тем не менее, оружия из рук. - Он с нами, тоже из бойцов Сопротивления режиму Адель. Нам повезло, что ему удалось занять должность ассистента доктора Одина, и теперь мы получаем самые свежие вести из лаборатории непосредственно от него.

- Это - наши новые члены? - полюбопытствовал ученый, с интересом разглядывая трио представших ему "кандидатов". - Добро пожаловать! Да, шумели вы знатно... Я всеми силами старался занять Одина, чтобы он не обернулся и не поднял тревогу.

Вард потупился, Кирос неуверенно переступил с ноги на ногу; один Лагуна радовался жизни, как, впрочем, и всегда. Подставив лицо лучам теплого солнышка, он отрешился на время от всех мирских забот.

- Уж не знаю, может, пока сматывать отсюда удочки, - то ли спросил, то ли констатировал ассистент, обращаясь к товарищу по Сопротивлению.

- Что-то с доктором? - озадачился тот, и неуклюже попытался пошутить: - Или Адель перестала платить вам зарплату?

- Нет... - покачал головой ученый. - Это все доктор Один. Он нашел себе новую игрушку, которой отдает куда большее предпочтение, нежели этой громадине - Лунной Пандоре... Какую-то девочку по имени Эллона.

- Эллона?! - мигом встрепенулся Лагуна. Он не ослышался?..

- Вы ее знаете? - поразился ученый.

- Знаем ли мы ее? - горько ухмыльнулся Кирос. - Да она - единственная причина, по которой мы здесь!

Бойцы Сопротивления сконфуженно переглянулись, не зная, как реагировать на последнее откровение. Общая картина ситуации изобиловала пробелами, и восполнить их мог лишь один человек. К счастью, насколько мог судить ассистент, приверженность науке тот ставил куда выше преданности нынешнему правительству Эстара... не смотря на вполне адекватное финансирование своих сколь гениальных, столь и безумных проектов.

- Где же она?! - возбужденно выдохнул Лагуна, в глазах которого отразилась вновь вспыхнувшая надежда. - Где Эллона?

- Ну... доктор Один, наверное, знает об этом, - осторожно произнес ученый, с заметной нервозностью оглядевшись по сторонам.

- То есть, "иди спроси у него самого", да? - весело уточнил Лагуна, и новые знакомые нахмурились, не вполне уловив, было ли сие произнесено с сарказмом или же шло от чистого сердца. - Что ж, мы возвращаемся! Всем спасибо за помощь! Пока!

- Погоди, - ученый предостерегающе положил руку на плечо Лагуне, бросившемуся было обратно ко входу в лабораторию, и, наклонившись к нему, зашептал, то и дело озираясь: - Если ты действительно ищешь эту девочку, Эллону, то без помощи не обойдешься. Трудновато будет вам троим противостоять всему Эстару... и колдунье Адель в частности. Как насчет помощи с нашей стороны? Мы предоставим вам все сведения, которыми располагаем сами.

- Неплохая идея, - с ходу согласился Кирос, предупреждая возможный отказ со стороны Лагуны, которого сейчас кроме "малышки Элли" мало что заботило. - Мы практически ничего не знаем об Эстаре. И я не хочу снова пройти через все это.

Он махнул рукой в сторону лаборатории, и Вард тихо просипел, соглашаясь с другом. Мумба, и тот выразительно тявкнул, похлопав себя по пузцу, ведь вкусно покушать он любил.

- Н-да?.. - Лагуна помедлил, размышляя. - Ладно. Мы принимаем ваше предложение. И так уж и быть, окажем посильную помощь вашему движению "Анти-Адель"... или как бишь оно называлось?

- Сопротивление, - напомнил Кирос, и добавил особым тоном, который Лагуна всегда называл "нравоучительным": - И вообще, внимательно слушай то, что тебе говорят, иначе попадешь в неловкую ситуацию... По крайней мере, Вард бы высказался именно так. Видишь? Это написано у него в глазах!

Бедняга Вард засипел, развеселившись. За обычной серьезностью Сигала порой проскальзывал достаточно точнкий юмор, и друзья ценили такие редкие моменты, ибо если уж Кирос не беспокоится о ситуации, в которую им случилось вляпаться, значит, есть надежда на благополучный исход.

- Да, конечно, - подыграл ему Лагуна. - Уж что-что, а назидательный взгляд старины Варда я вижу всегда! Он мне спину жжет! Ну и что до того?.. Я ведь говорю страстно, от сердца! Только это и имеет значение!

- Т... точно! - вымолвил мужчина из Сопротивления, пытаясь свыкнуться с бунтарской логикой и образом мышления своих новых знакомых. - Слова твои кажутся безумными нам, эстарцам, но... ты мне нравишься! Ух, был бы ты нашим лидером!..

- Предоставь все мне! - заявил Лагуна своим обычным шутливым тоном, изобразив на лице самоуверенную улыбку. - Как только мы отыщем Эллону, я, так и быть, займу эту должность! Вы, парни, подождите здесь, в скверике, а я быстренько сбегаю к доктору Одину. Уж лучше вам там не показываться, особенно тебе, Вард, еще пугнешь его своей рожей!

Прежде, чем возмущенный Вард успел опомниться, Лагуна счастливо, совсем по-детски хихикнул и вприпрыжку бросился назад в здание лаборатории. На его счастье доктор Один оказался в том самом помещении, где и пребывал доселе; что есть силы лупил он по клавишам контрольной консоли, что-то бормоча себе под нос. Лагуна громко откашлялся, и когда сие не возымело должного действа, произнес:

- Доктор Один! Где Эллона?

- Не знаю! - огрызнулся тот.

Лагуна медлил, не зная, как вести себя дальше. Можно, конечно, тряхнуть как следует этого тщедушного человечка за шкирку, но выйдет ли из этого толк? Прибегать к насилию Лагуна не любил, к тому же сейчас ступал он по очень тонкому льду.

Поняв, что незваный гость его уходить не собирается, доктор Один оторвался от созерцания данных на мониторе, и, подслеповато прищурившись, вперил взгляд в незнакомца, оглядел его с ног до головы, особо отметив автомат в руке.

- Да, я солгал! - изрек он наконец. - Эллона... Я знаю Эллону!

Один спрыгнул с кресла и, проворно семеня коротками ножками, обогнул Лагуну и бросился к выходу из лаборатории. Шокированный столь наглой попыткой скрыться, Лоир устремился следом, но беглый доктор и сам осознал всю тщетность своих усилий, ведь в скверике у автомобильной стоянки, куда он, собственно, и направлялся, его приветили трое оборванцев, чуть в сторонке от которых стоял как истукан его собственный ассистент.

- Хорошо! - сдался доктор, признавая численное преимущество противника, и обернулся к Лагуне, выросшему у него за спиной. - Она в моей личной лаборатории! Забирайте ее и проваливайте!

И Один, сделав знак ассистенту следовать за ним, направился обратно в здание лаборатории Лунной Пандоры.

- Я знаю, где это! - сообщил боец Сопротивления тройке компаньонов. - И, раз уж представилась такая возможность, давайте одолжим машину Одина! Сам он водить не любит, предпочитая автопилот, потому маршрут должен быть в компьютере.

...Великолепное авто мягко поднялось на воздушной подушке над магистралью и плавно устремилось вперед. Не имея необходимости управлять им, гальбадианцы глазели по сторонам, благо чудесные видения метрополиса проносились за окнами. А когда еще представится возможность насладиться подобным зрелищем?..

Четвертый их компаньон - эстарец из Сопротивления - внимательно наблюдал за схемой маршрута, отображавшейся на экране бортового компьютера, и время от времени вводил в него данные, чуть корректируя курс. Мумба же использовал время с наибольшим толком, свернувшись на мягком заднем сиденье и немедленно уснув.

Автомобиль остановился у входа в иное здание, довольно-таки невысокое в сравнении с окрестными сверкающими столпами небоскребов. Мумбу было решено не тревожить, а эстарец сам вызвался остаться в машине и поколдовать над компьютером, дабы заложить в него новый курс на случай возможных непредвиденных обстоятельств.

Гальбадианцы выбрались наружу, вызвав недоуменные взгляды у прогуливающихся по бульвару местных жителей. Конечно, столь разношерстная компания, свободно перемещающаяся по Эстару - явление, увидишь которое не каждый день. Эдикты государства предписывали каждому из слоев населения выглядеть соответственно своему социальному статусу, что, в принципе, выражалось в цветах и оттенках носимых ими одеяний.

Лагуну била мелкая дрожь - она здесь! Здесь!.. Он бросился к дверям лаборатории Одина, рывком распахнул их. Внутри - ни души. Лоир нахмурился: так не бывает. Любой объект, представляющий немалую ценность для государства, должен зорко охраняться от возможных преступных посягательств. Логика же эстарцев заставляла лишь беспомощно развести руками; похоже, все силы регулярной армии сосредоточены на границах государства, охрана же внутренних рубежей исключительно символическая. Похоже, ситуация с побегом пленников из охраняемого комплекса не просто "внештатная", но "из ряда вон выходящая"!

Кирос и Вард ступили в холл следом за товарищем, огляделись в поисках дверей и, не заметив оных, заметно приуныли. Лагуна всполошился было - а вдруг снова ложный след?.. Но нет, все оказалось куда проще. Эстарцы - известные ценители комфорта, в стремительном развитии своей цивилизации решили вовсе отказаться от изобилия дверей и ворот, ведь через них нужно проходить. А к чему утруждать себя, если можно создать в доме систему направленных гравитационных полей, и, опустившись в удобное мягкое кресло, расслабиться, ожидая, когда те доставят тебя в нужное помещение?

Отдавая должное этому вне всякого сомнения полезному изобретению, гальбадианцы осторожно опустились на пуф в центре холла, и тот, поднявшись в воздух, перенес троицу в иной отсек лаборатории, наверняка контрольный.

Лагуна немедленно бросился к панели управления, установленной под огромными мониторами; пальцы его запорхали над клавишами. Кирос отошел в сторонку, искоса наблюдая, как на экранах возникают схемы комплекса лаборатории, который - как и тот, откуда они поутру бежали - простирался на внушительные глубины под суетной поверхностью Эстара.

- Есть! - с трудом сдерживая ликование, объявил Лоир, и гордо ткнул пальцем в экран, отражающий сейчас один из подземных уровней. - Нашел!


...Дверь камеры беззвучно отъехала в сторону, и Лагуна с криком, исполненным радости и боли, бросился к малышке, подхватил на руки, крепко прижал к груди. Горячие слезы лились по щекам.

- Эллона! - шептал он. - Элли, моя Элли!

- Дядя Лагуна! - улыбалась девочка. - Ты пришел!

- Понимаешь... - запинаясь, говорил Лагуна, - я ведь обещал, что приду и спасу тебя... Прости, задержался немного, но...

Кирос и Варс смущенно переминались у дверного проема, с улыбками глядя на эту трогательную, счастливую сцену воссоединения. Ведь сейчас весь мир принадлежит лишь этим двоим! Лишь им одним...

41. Рок над Эстаром

- Что, возвращаешься из очередного путешествия, Скволл?

Ирония в голосе безошибочно указывает на Ирвина Киннеаса, но как же не хочется - как не хочется! - раскрывать глаза, отпускать последние образы чудесного видения. На душе светло и покойно, и так отрадно сознавать, что Лагуна с товарищами достигли-таки цели, отыскали малышку Элли много лет назад. И неважно, что произошло в дальнейшем, хотя догадаться несложно, ведь доподлинно известно, что владычество Адель не продлилось долго, сметенное волной Сопротивления, и к власти в Эстаре пришел избранный народом Президент. Вот только страна от этого не стала менее закрытой.

Скволл приподнялся на локте, с недоумением огляделся по сторонам. Возлежал он на раскошном кожаном диване, вокруг толпились друзья и какие-то незнакомцы в сверкающих, нисподающих до мраморного пола одеяниях. А где же?.. Но нет, Риноа покоилась на соседнем диванчике; грудь девушки мерно вздымалась, но - увы! - сознание так и не вернулось к ней.

- Это Президентский Дворец, - шепнул на ухо Леонхарту подскочивший Зелл. - Когда ты вырубился, подошла машина вот с этими ребятами. Видишь того, в серебристом? Это сам Советник Президента. Так он представился, по крайней мере. Ну, Эдея сообщила ему, что хочет повидать доктора Одина и избавиться от потенциального контроля со стороны Ультимесии. И вот мы здесь. А ты-то сам как, Скволл?.. Что, опять Лагуна?

- Да, - коротко кивнул Леонхарт, в упор рассматривая Советника, о чем-то увлеченно беседующего с госпожой Крамер. Интересно, это еще образы ниспосланного Эллоной "сна" накладываются на реальность, или Советник действительно как две капли воды похож на ассистента доктора Одина? Куда более пожилого, конечно же...

- О, это будет весьма просто! - послышался закомый голос, и в просторный чертог вразвалочку прошествовал знаменитый доктор Один. Скволл моргнул пару раз, но нет, образ не исчез, и это настораживало. Ведь сей гениальный ученый совершенно не изменился за долгие десятилетия с тех самых пор... как Скволл лицезрел его во сне. И облачен он был все в тот же цветастый комбинезон с непомерных размеров жабо.

Приблизившись, доктор оглядел Эдею с головы до ног.

- Нужно лишь исторгнуть из тебя могущество колдуньи! - авторитетно заявил он. - Нет ничего такого, с чем бы не справился великий Один!

Скволл рывком поднялся на ноги. "Экзорцизм", конечно, дело нужное и полезное, но он-то шел в Эстар совсем не за этим!

- Где она?! Где Эллона?! - выкрикнул Леонхарт, и присутствующие все как один обернулись к нему. - Я должен добраться до нее с Риноа. Сейчас же!

Сельфи и Квистис быстро переглянулись: сдают нервишки у командира... В чертоге воцарилось озадаченное молчание, нарушить которое осмелился доктор Один. Шагнув к парню, коротышка презительно скривился.

- Что, думаешь взять доктора Одина в заложники? - ядовито произнес он. - Ну и дурень же ты!

Выглядела сцена со стороны столь комично, что Зелл не удержался, прыснул в кулак. Как ни странно, напряжение тут же исчезло, и Один, добродушно ухмыльнувшись, хлопнул опешившего Скволла ладонью по ляжке, после чего обратился к Советнику:

- Позвольте ему увидеть Эллону. Я разрешаю.

- Да, конечно... - начал было Советник, но доктор резко прервал его.

- Но с одним условием, - заявил он, и указал пальцем на Риноа. - Вы позволите мне определить состояние этой девушки.

Все взоры вновь обратились на Скволла. Парень, признаться, растерялся. С одной стороны, не будет ничего дурного, если предмет его... симпатий осмотрит столь знаменитый ученый, каковым бесспорно является доктор Один, но с другой... Недавний сон не давал покоя. Как расценивать рвение сего непонятного субъекта?.. Кто он - верный поборник рухнувшего режима Адель, или же человек, влюбленный в науку, не обращающий ни малейшего внимания на переменчивые ветра большой политики?

- Надеюсь, с Риноа иичего не случится, - произнес Скволл со вполне очевидной угрозой в голосе, но Один лишь презрительно фыркнул и отмахнулся.

Советник Президента передал Леонхарту деку, на экране которой отражался сложный маршрут по многочисленным ярусам и магистралям великолепного Эстара.

- Вам сюда. К Лунным Вратам, - тихо произнес он, отмечая пункт назначения на электронной карте.

Скволл благодарно кивнул, бросил последний, тоскливый взгляд на Риноа. Сердце привычно защемило... Не остается ничего другого, кроме как довериться этим людям и втайне надеяться, что не замышляют они ничего дурного. Ведь Риноа так беззащитна...

Шестеро чужеземцев направились к выходу из дворца. Знакомые по сновидению удобные креслица в системе гравитационных полей оказались и здесь, и Скволл с радостью продемонстрировал товарищам принцип их действия, чем вызвал у впечатлительного Зелла поистине щенячий восторг. Воистину, Эстар вызывал перманентное чувство восхищения...

Скволл замер, как вкопанный, с открытым до неприличия ртом уставившись на огромную картину, висевшую на стене центрального холла Президентского Дворца. Остальные приблизились, смущенные странной реакцией своего командира, принялись оглядываться, не понимая, что могло ее спровоцировать. На их памяти Скволл Леонхарт, воплощение собранности и сдержанности, редко допускал проявление собственных чувств. И что могло явиться причиной столь откровенного изумления - пейзаж, как пейзаж, довольно милый... деревушка, поле...

- Что?! - решился наконец Ирвин, отчаявшись докопаться до сути. - Ты уж прости, но мы решительно не понимаем...

- Винхилл, - тихо произнес Скволл, не отводя взгляд от картины. Почему она вызвала в душе его целую бурю эмоций, ведь сам он никогда не бывал в этом тихом местечке... не считая того краткого визита, в волшебном сне?

- И что?.. - не отставал Ирвин, но Скволл, отмахнувшись, зашагал прочь. Он и сам не понимал - "что". Просто... нахлынуло...


До Лунных Врат - космопорта Эстара - добирались часа три...

Обнаружив неподалеку от выхода из Президентского Дворца турникет с витающей над ним голограммой "аренда автомобиля", Скволл не долго думая вставил в слот кредитку, на которую доселе исправно начислялось жалованье, положенное ему по рангу. Отразившаяся на экране сумма заставила СииДа заскрипеть зубами, благо удовольствие от использования высококлассного авто обошлось ему без малого в три с половиной тысячи гилей!

Конечно, машина немедленно появилась из подземного ангара, дверцы приглашающе распахнулись. Навыков вождения не требовалось, роль человека заключалась лишь в вводе маршрута в бортовой компьютер, после чего можно было откинуться на сиденье и насладиться завораживающими видами города-континента.

Километры кольцевых магистралей оставались позади, ровно как жилые и индустриальные кварталы Эстара. Теперь под колесами скрипел песок бесконечной серой равнины, однако миниатюртная карта в кабине, с безошибочной точностью отражающая траекторию их пути, указывала на скорое завершение вояжа.

У ворот космопорта прибывших чужеземцев встретил приветливый и обходительный охранник, пригласил проследовать внутрь.

- Это вы отправляетесь на нашу Лунную Базу? - поинтересовался он, сопровождая прибывших к кабинету директора.

Скволл утвердительно кивнул, пребывая в некотором замешательстве. По пути товарищи сообщили ему, что, пока сам он витал в грезах о славном прошлом, Советник Президента поведал им о факте нахождения мисс Эллоны на космической станции, пребывающей орбите Луны. В то, что держава сия успешно освоила технологию межпланетных перелетов, поверить было совсем несложно, другое дело - превозмочь себя, преодолеть потаенный страх перед неведомым и решиться-таки отправиться в путешествие, использовав шанс, который выпадает лишь раз в жизни.

Директор Лунных Врат, должно быть, с нетерпением дожидался визитеров, ибо широко распахнул дверь кабинета, лишь заслышав шаги в коридоре. Мужчина средних лет в белоснежном лабораторном халате обменялся приветствием с охранником, после чего гости всецело завладели его вниманием. Разместив их на роскошных диванах у себя в кабинете, директор в предельно скупых выражениях (благо времени до намеченного старта оставалось всего ничего) рассказал о том, что ожидает дерзнувших испытать на себе все восхищение и ужас космического вояжа.

- До Лунной Базы, конечно, далеко, - вещал он спокойным, вполне располагающим голосом, - но вы этого не ощутите, ведь ко времени пробуждения уже окажетесь там.

- И каким же образом? - поинтересовался Скволл; прозвучала фраза чуть более нервно, чем хотелось бы.

- Я сейчас поясню, - улыбнулся директор. - Вас поместят в капсулу, где установится температура, близкая к абсолютному нулю, после чего заложат ее в пусковую установку и выведут в космос. Обладая второй космической скоросью, капсула достигнет Лунной Базы довольно скоро, проснетесь вы уже там. Предоставьте все нашему персоналу...

Директор помялся, затем все же счел необходимым добавить:

- Конечно, есть небольшой риск...

Леонхарт согласно кивнул: доля риска есть решительно во всем, и все же это не повод, чтобы отступать.

- Девушку в синем уже поместили в капсулу и погрузили в сон, - продолжал директор. - Остается еще две свободных...

- Я полечу! - тоном, не терпящим возражений, постановила Квистис. Подобного Скволл, признаться, не ожидал, и, обернувшись к подруге, открыл было рот, чтобы отговорить ее, объяснить, что спасение Риноа - миссия его и только его... Но, натолкнувшись на стальной взгляд и плотно сжатые губы, лишь вздохнул тяжело и благодарно кивнул: понимаю, спасибо. Отчасти решимость Квистис понять несложно, принять - куда тяжелее.

- Кстати, нужно поскорее подавить мои колдовские силы, - молвила Эдея, возвращая ушедшего было в себя Леонхарта к реальности.

- Скволл, позволь мне остаться и охранять Эдею! - немедленно вызвался Зелл. - Что скажешь?

Они видят перед собой лидера, отдающего приказы, подлежащие к исполнению. Закрывают глаза на то, что у него самого сердце не на месте, что не может он мыслить отстраненно и рационально, только не сейчас, когда Риноа...

- Конечно, - с ходу согласился Скволл. - За безопасность госпожи Крамер отвечаешь ты, Зелл.

- Ух! - просиял тот. - Не беспокойся о нас! Уж я-то прослежу, чтобы все было в порядке!

Скволл постарался, чтобы сомнение не отразилось у него на лице. Бесшабашный, наивный порой Зелл не очень-то подходит на роль стража личности столь опасной, каковой является колдунья. Ведь стоит Ультимесии вновь обрести власть над нею... Но и отказать товарищу он не мог, ведь то было бы прямым выказыванием недоверия к способностям СииДа и могло внести раскол в сплоченную команду. "К тому же, за ними приглядят Сельфи с Ирвином..."


...Прощание заняло совсем немного времени, и, устремившись за пределы комплекса космопорта, Зелл сотоварищи с замиранием сердца наблюдали за запуском трех капсул в безбрежные космические просторы до тех пор, пока те не обратились в крошечные черные точки на фоне бледного лика Луны.

- Надеюсь, все будет в порядке, - прошептал Динч, беспокойно переминаясь с ноги на ногу. Уж слишком быстро все происходит, впечатления сменяют одно другое, и не успеваешь даже осмыслить, осознать их!

- Будем молиться за их возвращение, - молвила Эдея, и, оторвав задумчивый взор от Луны, обратилась к ребятам: - Пойдемте, что ли?..

Но не успели они сделать и нескольких шагов по направлению к машине, как земля под ногами ощутимо сотряслась, и протяжный рокот разорвал тишину. На глазах опешивших СииДов и высыпавшего наружу персонала космопорта в небесах над сверкающим Эстаром показался гигантский черный монолит.

- Это еще что за хрень?! - вырвалось у Зелла. Вопрос остался без ответа...

- Думаю, нам стоит немедленно вернуться в город, - голосом, лишенным всяких эмоций, произнесла Эдея. - Думаю, доктор Один должен знать, что происходит.

Не тратя драгоценного времени на выдвижение бессмысленных предположений о природе загадочного объекта, четверка ринулась к припаркованному неподалеку автомобилю...


Тень монолита легла на город, отрезая солнечные батереи от естественного источника энергии, и великолепный Эстар разом потускнел, съежился, будто страшась неведомой угрозы, в прямом смысле над ним нависшей. Эстарцы - все, как один, - высыпали на улицы, уставились в небеса, да так и стояли, разинув рты, благо подобных потрясений в их покойных, размеренных жизнях не было давным-давно, да, в сущности, и не предвиделось. Еще больше смущала эмблема Эстара на самой вершине монолита, заставляя теряться в догадках...

- Почему Лунная Пандора здесь?! - бушевал доктор Один, яростно тыча пальцем в грудь порядком струхнувшего ассистента, явившегося к нему с докладом. - "Кто ей управляет?"

Ассистент нервно сглотнул: вести, принесенные им, навряд ли придутся по душе эксцентричному ученому, но лишь он в силах оценить всю серьезность положения, в котором оказался Эстар.

- Гальдабианцы, сир, - пролепетал ассистент, в голос его невольно закрадывалась паника. - Они захватили Пандору на Сентра, перебив всю нашу охрану! Мы должны немедленно дать сигнал тревоги!

- Они не нападут на нас, - задумчиво промычал Один. Заложив руки за спину, он замер у большого - во всю стену - окна на верхнем этаже своей эстарской исследовательской лаборатории. - Город их не интересует.

Он бросил быстрый взгляд на ассистента, вытирающего лицо кружевным платочком. Молодежь!.. По их мнению, самое страшное, что может случиться в этой жизни, так это вышедший из строя кухонный комбайн. Высокие технологии, которыми столь знаменит Эстар, поставили нацию в полную от них зависимость, привив людям непомерное высокомерие и притупив инстинкты выживания.

- Надеюсь... - проблеял ассистент. - Надеюсь, вы правы...

Один нахмурился, осознав наконец наиболее вероятную цель затеянного гальбадианцами предприятия. Все становилось на свои места: и захват комплекса Лунной Пандоры, и курс, взятый им на северо-восток... Любопытно, кто же сейчас верховодит Гальбадией, приведший в исполнение замысел столь изощренный?.. Ведь Республика разом лишилась и Президента, и колдуньи, и сейчас предположительно должна пребывать в состоянии относительной анархии... Ан нет...

- Точка Слез... - прошипел Один, до боли сжав кулаки. Нет, положительно, беда не приходит одна!..

В коридоре послышался шум, топот, и в комнату ворвались взмыленные и запыхавшиеся чужеземцы. Зелл, Ирвин, Сельфи - так, кажется, их зовут. Ах да, и госпожа Крамер с ними. Раздражающие особы, конечно же, но в данной критической ситуации именно они могут оказаться тем единственным шансом, который сулит спасение эстарской нации.

- Снова встретились, стало быть, - Один старательно изобразил на лице радушие. - Как занятно.

- Что здесь занятного? - Зелл даже не пытался казаться вежливым. - Этот летающий гроб за окном, что ли?

Доктор Один закивал:

- Давненько не видывал я Лунной Пандоры...

- Лунной... чего? - озадачился Зелл. - Ты об этой штуковине, что ли? Ну и что это за дрянь такая? Что вообще происходит?!.

- О! Так вы хотите услышать мою историю? - обрадовался Один, всплеснув руками. - Как это мило! Я буду рад поделиться ей с вами. Я исследовал Лунную Пандору с тех самых пор, как мы обнаружили ее на Сентре. Знаете, ведь время от времени монстры падают с Луны. Не очень часто, но все же. А Пандора, как оказалась, может воздействовать на Луну. Мы долго работали, налаживая ее системы...

- Прекрати! - взорвался Зелл, глубоко вздохнул, мысленно сосчитал до десяти и произнес уже спокойнее: - Думаю, сейчас это уже неактуально.

- Тогда что вам нужно? - обиделся доктор, крайне недовольный тем, что рассказ его о славным былых деньках всецело игнорируют.

- Что сейчас произойдет? - Зелл ткнул пальцем в сторону окна, где черный монолит медленно парил над западным сектором Эстара, чуть ли не касаясь вершин строений. - Что можем сделать мы?.. Ведь это враг, да? Враг у ворот? Потому говори, что нам предпринять, и постарайся сделать это максимально лаконично.

- Лаконично? - Один ухмыльнулся, поманил визитеров к электронной карте Эстара на настенном планшете. - Все очень плохо. А может стать еще гораздо хуже, и дело даже не в том, что управляют Пандорой гальбадианцы. Если они доведут монолит до Точки Слез - Мемориала Колдуньи, то эффект воздействия Пандоры на Луну будет максимален... Но вы можете попытаться проникнуть внутрь и остановить артефакт прежде, чем он достигнет цели.

- Вот здесь, здесь и здесь, - палец доктора скользил по электронной карте, - кольцевые магистрали Эстара расположены достаточно высоко, чтобы с них можно было перебраться на пролетающий мимо монолит Лунной Пандоры. Если не терять времени, конечно...

Последняя фраза содержала недвусмысленный намек на то, что пора бы приступать к обезвреживанию заведомой угрозы благоденствию эстарцев, коль уж чужеземцы сами вызвались принять на себя роли спасителей нации.


Город стремительно опустел; силы регулярной армии без лишнего шума привели в исполнение прямой приказ Президента по обеспечению безопасности гражданского населения и эвакуации оного во время кризиса. И как нельзя вовремя: как только монолит достиг черты метрополиса, в основании его раскрылись многочисленные люки и вниз посыпались гальбадианские пехотинцы, немедленно вступившие в перестрелку с эстарцами. Причем брать под контроль город или отдельные его районы инсургенты даже не пытались, нет; все усилия они сосредоточили на том, чтобы не дать кому бы то ни было подступиться к основанию Лунной Пандоры, что потенциально может поставить под вопрос успешное завершение их исторической миссии.

А именно это Зелл с товарищами и собирались проделать. Стараясь по возможности не вступать в противостояние с наводнившими город гальбадианцами (пусть это и не всегда удавалось), они спешили к торговым рядам, ибо именно там, если верить доктору Одину, им может представиться шанс проникнуть внутрь таинственного комплекса древних сентрийцев.

Короткая передышка, последовавшая за нападением на Баламб-Гарден и освобождением Эдеи Крамер из-под власти Ультимесии, завершилась, и события вновь развивались с пугающей стремительностью. Ведь в Эстар-то они заявились лишь затем, чтобы попытаться определить причину коматозного состояния Риноа, да заодно лишить Эдею могущества колдуньи. А что в итоге?.. Несутся сломя голову по опустевшей магистрали под тенью зловещего летучего монолита.

Лунная Пандора над Точкой Слез Черная громада Лунной Пандоры проплывала совсем рядом, на расстоянии вытянутой руки. Гладкая, однородная поверность...

- А где вход? - озвучила Сельфи вопрос, снедавший сейчас всех без исключения ее товарищей. Действительно, где?..

Будто отвечая на ее отчаянный возглас, одна из неприметных панелей в основании монолита скользнула в сторону, и в образовавшемся проеме показался гальбадианец, издевательски махнул рукой чуть ошарашенной компании, после чего вскинул автомат, передернул затвор... и, картинно взмахнув руками, осел, сраженный молниеносным заклятием Эдеи. Колдунья удовлетворенно хмыкнула - гожусь еще на что-то!..

Один за другим, все четверо устремились в открывшийся проем в корпусе Пандоры, за которым обозначился длинный, уводящий во тьму коридор из какого-то прочного, прозрачного материала. Впрочем, разглядеть что-либо за его пределами возможным не представлялось, ибо все внешнее пространство заполнял ирреальный изумрудный туман.

Тоннель выходил в просторную пещеру, стены которой излучали слабое голубоватое сияние. Сельфи прищурилась, завертела головой по сторонам: уж больно знакомо все здесь выглядит!.. Память услужливо подсказала эпизод с давнишним пешим переходом в академию Гальбадии и видение, в буквальном смысле "сразившее" их по дороге. Тогда СииДы воочию лицезрели мытарства команды Лагуны по пещерам Сентра, и недружественный прием, оказанный им силами Эстара, неожиданно обнаружившимися в регионе.

А ведь вовсе не пещеры то были, а внутренние помещения Лунной Пандоры, исполинского артефакта древней цивилизации! Уже тогда эстарцы втайне от всего мира занимались претворением в жизнь своих амбициозных проектов по возрождению крупиц наследия Сентра, и случайный визит троицы гальбадианцев пришелся совершенно не ко времени... И, быть может, именно рапорт вернувшихся в Республику Кироса и Варда привел к той критической ситуации, в которой Эстар оказался сейчас.

...Откуда-то сверху, из теней и рваных клочьев изумрудного тумана сверзился исполинский механический конструкт, преграждая путь четверке вторгшихся. Гальбадианский, эстарский ли робот или творение Сентра - совершенно не важно, ведь очевидно, что цель его - воспрепятствовать попытке отвести от мира новую, мастшабную катастрофу.

И уже изготовившиеся было к неминуемому сражению СииДы ощутили внезапно, что тела не повинуются им, а неведомая сила подняла их в воздух, завертела, как безвольных кукол, и с силой вышвырнула обратно в тоннель, а оттуда через раскрытый люк - за пределы Лунной Пандоры. Все произошедшее заняло лишь несколько секунд... К счастью, монолит уже покинул пределы метрополиса и сейчас следовал прежним курсом на северо-восток, держась лишь в нескольких метрах над землей, посему падение СииДов стало болезненным скорее в моральном смысле, нежели в физическом. Это надо же - их с легкостью "выдули" из Лунной Пандоры с помощью банальной гравитационной воронки, наскоро сгенерированной подоспевшей грудой металла. Какое унижение... подкрепленное осознанием того, что второго шанса попасть внутрь монолита не предвидится, и остается лишь наблюдать, нервно покусывая губы, как Лунная Пандора творит то, ради чего, собственно, и пересекла полмира.

- Лунный Крик... - слова Эдеи прозвучали как проклятье обреченному миру, ибо обелиски, составлявшие Мемориал Колдуньи, ярко воссияли, стоило Лунной Пандоре неподвижно зависнуть над ними.

42. Космическая одиссея

Первым, что узрел Скволл при пробуждении, были озабоченные лица людей в серой униформе, склонившиеся над ним. Память возвращалась медленно, нехотя, и последие фрагменты осознанных воспоминаний относились к космодрому Эстара... "Риноа!"

Скволл рывком принял сидячее положение, поразившись, сколь неохотно подчиняется тело приказам мозга - следствие долгого пребывания при температуре, близкой к абсолютному нулю, когда процессы, происходящие в организме, практически останавливается, и человек погружается в глубокую кому, до боли напоминающую смерть.

Леонхарт огляделся по сторонам: технари осторожно открывали капсулу Риноа.

- Ух ты! - поразился один из них. - Сколько же ей? Семнадцать? Восемнадцать?.. Она мертва, что ли?..

Лунная База Скрипнув зубами, Скволл перекинул ногу через край капсулы, вознамерившись как следует двинуть в зубы молодчика, осмелившегося высказать подобную крамолу, но накатившая дурнота вынудила его остаться на месте. Чья-то ладонь легонько сжала плечо. Квистис... Понимание во взгляде, чуть укоризненный взгляд. Напарница отрицательно качнула головой: понимаю, дескать, каково тебе, но не стоит пороть горячку... И ведь права же. Скволл кивнул, признавая свою неправоту.

- Мы... на Лунной Базе? - с трудом ворочая языком, вопросил он.

- Именно, - улыбнулась Квистис. Похоже, космическое путешествие и искусственное сверхохлаждение организма мало сказалось на ней, по крайней мере, скованности в движениях Скволл не углядел, ровно как и в речи.

- Как я поняла из реплик местных, - девушка сделала широкий жест рукой, указав на суетящихся в помещении технарей, - в пространстве вокруг станции полно гравитационных воронок, направляющих полет объектов. Капсулы наши оказались захвачены ими и перемещены сюда, в ангар. Да и вообще эстарцы любят играть с гравитацией, как мне кажется...

Мнение ее Скволл вполне разделял; крякнув, он выбрался из капсулы, качнулся, восстанавливая равновесие, после чего нетвердой походкой двинулся к человеку в белом докторском халате, терпеливо ожидавшему у входа. Судя по всему, именно этот индивид - их комитет по встрече.

- Вот письмо от представительства Эстара, - выудил СииД из кармана куртки чуть помятый конверт.

Человек распечатал письмо, бегло пробежал текст глазами, кивнул несколько раз, соглашаясь с означенными инструкциями.

- Ситуация ясна, - буднично сообщил он, отложив письмо в сторону. - Пойдемте, нам нужно поместить ее в медицинский отсек.

Пробурчав что-то в ответ, Скволл поднял на руки тело Риноа - какой же легонькой она стала! - и двинулся к выходу из ангара в сопровождении Квистис и медика, который не счел необходимым представиться.

Однако по пути тот болтал без умолку, расхваливая величайшие достижения эстарских технологий и не раз поминая великую победу над колдуньей Адель, свершившуюся 17 лет назад. Пол и стены коридора, должного привести их к медицинскому отсеку, были сделаны из прочного прозрачного материала, за которым простиралась завораживающая и пугающая звездная бездна, в которой недвижно зависла серая сфера Луны. В другое время Скволл бы наверняка остановился полюбоваться открывшимся видением, но сейчас мысли его блуждали далеко, а в сердце вновь поднималась тревога. Удастся ли?.. Сумеет ли Эллона?..

- Глядите! - медик вдруг остановился, указывая куда-то вверх. - Адель!

На фоне огоньков звезд в безвоздушном пространстве ярко светился причудливый монолит, внутри которого виднелась гигантская женская фигура. Несколько облаченных в скафандры людей парили неподалеку, внимательно изучая поверхность структуры.

- Кредо эстарцев - то, что нельзя уничтожить, необходимо заточить раз и навсегда! - гордо процитировал медик. - Так мы поступили и с колдуньей Адель, жестокая тирания которой прекратилась семнадцать лет тому. Теперь она погружена в стазис, взаимная гравитация небесных тел создает идеальные условия для ее содержания, а монолит блокирует звуковые, радио и телепатические волны на всех возможных частотах, что сводит на нет для Адель все возможности вновь вырваться на свободу... За процветание нации мы должны благодарить нашего Президента, и с тех пор он частенько лично проводит инспекцию монолита. Он и сейчас там!

Скволл заметил, как одна из облаченных в скафандры фигур подплыла прямо к лицу Адель, искаженному яростью и болью. Наверняка это и есть таинственный и горячо любимый народом лидер нации. Что ж, похвально...

Добравшись наконец до медицинского отсека, Скволл бережно опустил Риноа внутрь иной капсулы, которая немедленно закрылась.

- Надеюсь, с ней все будет в порядке, - обратился он к медику, и недвусмысленная угроза в голосе заставила того утвердительно закивать:

- Конечно, конечно. Я дал подчиненным самые подробные инструкции. А теперь пройдемте в центр управления, ведь вы с Эллоной хотите встретиться, я правильно понял?..

...В центре управления Лунной Базой царила тихая сумятица; персонал пристально вглядывался в мониторы, отражающие различные сектора лунной поверхности, и в обрывках звучащих фраз Скволл отчетливо расслышал слово "монстры", произнесенное несколько раз с оттенками страха и отвращения.

Один из инженеров знаком подозвал медика, а следом за ним к монитору приблизились и СииДы, отметив необычайно плотное скопление непрерывно перемещающихся темно-алых точек у лунного кратера.

- Луна - обиталище монстров, - счел необходимым пояснить инженер, ткнув пальцем в экран. - А теперь все они собираются в одной точке, и история вновь повторяется. Грядет Лунный Крик!

Последнюю фразу он произнес свистящим шепотом, для пущего эффекта. Конечно, событие сие не сулит ничего хорошего. На лекциях в военной академии СииДы не раз слышали о последнем Лунном Крике, имевшим место столетие назад и ударившим по Сентра. Конечно, если и сейчас волна монстров обрушится на опустошенный континент, большого вреда не будет для прогрессивных цивилизаций, однако персонал Лунной Базы не потому пребывал в состоянии повышенной боеготовности: Лунный Крик может поколебать пребывающие во взаимокомпенсации гравитационные силы, воздействующие на монолит Адель... что может привести к непредсказуемым последствиям, в худшем случае... Впрочем, о возможности этой никто старался не думать, что ни в коей мере не позволяло исключать ее вовсе. Напротив, к подобной ситуации на Лунной Базе тщательнейшим образом готовились и были практически уверены, что нежелательных флуктуаций удастся избежать. Конечно, если в дело не вмешаются иные, неопределенные факторы...

Медик перебросился парой слов с инженером, после чего вновь обернулся к застывшим в ожидании СииДам.

- Эллоны сейчас нет здесь, - извиняющимся тоном подтвердил он сей вполне очевидный факт. - Но, думаю, вы можете застать ее в комнате. Вверх по лестнице и направо.

Проследовав в указанном направлении, Скволл и Квистис действительно отыскали Эллону в одном из жилых помещений космической станции.

- Скволл, я так рада снова тебя видеть, - поднялась девушка навстречу гостям.

- Я тоже, - признался Скволл, осознав внезапно, что это действительно так.

- Прости... - произнесла Эллона, глядя парню прямо в глаза, и неприкрытая боль в ее взгляде резанула душу. - Я втянула тебя во все это... заставила испытать, ощутить...

- Да ладно, я понимаю, - засмущался Леонхарт. - Понимаю, что ты пыталась сделать, чего добиться. Получилось, кстати?

- Конечно! - с жаром воскликнула Эллона. - Ведь ты был моими глазами. Благодаря тебе я смогла понять, как сильно была любима. Я не смогла изменить прошлое, но увидеть, пережить его вновь - для меня оказалось более, чем достаточно. Огромное тебе спасибо!

В глазах девушки стояли слезы, и Скволл поспешил сменить тему, перейдя к сути причин, побудивших его появиться на Лунной Базе.

- Я здесь, потому что мне нужна твоя помощь, - вымолвил он. - Но ты сказала, что не в силах изменить прошлое, так?

- Ты можешь узнать о прошлом такое, о чем и не задумывался даже, - произнесла Эллона, осторожно подбирая слова. - И, исходя из этого, можешь взглянуть на настоящее совершенно по-иному. Изменяешься ты сам. А не прошлое.

Скволл отстраненно кивнул, обдумывая услышанное, чуть помедлил, боясь продолжить, но, взяв себя в руки, произнес:

- Неужто в самом деле прошлое нельзя изменить? Я бы хотел сам в этом убедиться. Мне нужно попасть в прошлое Риноа. Я хочу взглянуть на случившееся ее глазами. Хочу понять, что с ней случилось и попытаться... предупредить ее, что ли...

- Ты хочешь спасти ее, - мягко закончила за него Эллона. - Не хочешь ее потерять... Скволл, я не могу. Я ведь не знакома с Риноа. Я же говорила тебе, что в моих силах посылать людей, ведомых мне в настоящем к тем, кого я знала в прошлом.

- Риноа со мной! - с мольбой в голосе выкрикнул Скволл, будо и не слыша, не осознавая отказа. - Она в медицинском отсеке. Пожалуйста, пойдем со мной.

Закусив губу, Эллона неуверенно кивнула, не зная, что еще добавить, как объяснить Скволлу, что столь долгий путь проделал он понапрасну... и в этот момент взвыли сирены, а установленные над дверьми отсеков световые панели полыхнули алым.

"Тревога! Тревога!" - эхом разносился голос, звучащий из коммутаторов. - "Всем солдатам немедленно прибыть к медицинскому отсеку!"

- Медицинскому отсеку?! - изумленно выдохнул Скволл, и сломя голову бросился вниз по лестнице, крикнув через плечо не менее его ошарашенным девчонкам: - Подождите меня в центре управления!

...Дверь в медицинский отсек была распахнула настежь, и возлежало подле нее тело одного из эстарских солдат с вывернутой под неестественным углом шеей. Сквол убавил темп, правой рукой сжал рукоять ганблэйда...

Чудовищная сила, отшвырнувшая его в сторону и впечатавшая в стену, казалось, не имела источника. Будто сам воздух сгустился и нанес СииДу удар сокрушительной силы, отбросив того с дороги некой могущественной сущности. А оная не замедлила появиться...

Безвольное тело Риноа проследовало мимо пораженного до глубины души Скволла. Даже, скорее - пролетело, ибо насколько мог судить Леонхарт, ноги девушки не касались пола. Будто чья-то чужая воля управляла ей, как послушной марионеткой... Все происходило точно так же, как и тогда, в Гальбадия-Гардене, в момент возвращения Эдеи контроля над собственным телом и личностью, избавления из-под власти Ультимесии... Нет, было чудовищной ошибкой привозить Риноа сюда, на Лунную Базу, пребывающую в столь опасной близости от плененной Адель. А еще должный начаться с минуты на минуту Лунный Крик... Кажется, мир сходит с ума, но в чем причина творящейся чертовщины?.. Где он - враг? Как можно сражаться, если не ведаешь - кто он?.. И что, если он - твой напарник, твой друг... человек, за которого без долгих раздумий отдал бы собственную жизнь?..

К тому времени, когда Скволл поспел в центр управления, Риноа его уже покинула, оставив за собой красноречивые следы пребывания. Люди со стонами пытались подняться на ноги, не понимая, что с ними произошло, что за сила расшвыряла их в стороны, как тряпичные куклы. Эллона и Квистис оказывали помощь пострадавшим и не пришедшим в сознание, потому Скволл устремился к медику, в отчаянии воззрившемуся на монитор, отражающий состояние монолита Адель.

- Она сняла первую печать! - в голосе его сквозила паника. - И теперь наверняка попытается снять вторую. Она находится на самом монолите!

Лунный Крик Парой скупых фраз медик объяснил Леонхарту, как добраться до шлюза, и тот, кивнув, бросился прочь из центра управления. Вверх, вверх по лестнице, мимо жилых помещений... Неожиданно люди, собравшиеся в коридоре и созерцавшие лунный диск, разразились криками, ибо отделившаяся от небесного тела алая колонна устремилась к планете, и несла в себе она тысячи монстров. Лунный Крик, знаменующий час великих бедствий для обреченного мира...

- Скорее всего, направляются они к Точке Слез в Эстаре, - срывающимся голосом высказал предположение один из наблюдателей.

- Наверное, и это значит, что там находится и Лунная Пандора, - согласился с ним другой. - Как это могло случиться?!

- Вы тут девчонку не видали? - бесцеремонно вклинился Скволл в содержательную беседу двух теоретиков.

- Что?! - непонимающе отозвался один из них. - Ах да, она туда пошла, где скафандры хранятся.

Час от часу не легче. Кошмар стремительно оборачивался явью, ведь если к Лунному Крику присовокупить еще и освобождение Адель, тиранию Гальбадии в период владычества Эдеи можно будет счесть детскими играми, не стоящими внимания в сравнении с грядущими катаклизмами планетарного масштаба.

Дверная панель отъехала в сторону и Скволл вступил в отсек, расположенный непосредственно перед шлюзом. Риноа уже пребывала в открытом космосе, посему Скволл, не теряя времени, облачился в громоздкий скафандр, обнаруженный среди вещей одного из местных астронавтов, и, с трудом переставляя ноги в условиях искусственной гравитации станции, двинулся к шлюзу.

Увы, он оказался наглухо закрыт, и Скволл с отчаянием осознал, что последовать за Эллоной ему не удастся. Трое астронавтов, осматривавших недавно поверхность монолита Адель, как раз сейчас вернулись на станцию и, проходя мимо Леонхарта, тихо переговаривались.

- Поток монстров проходит в опасной близости от Адель, - заметил один из них.

- При таком раскладе монолит наверняка упадет где-то в окрестностях Эстара, - отвечал другой.

- Ну почему все это происходит именно сейчас? - воздел руки третий, и голос его показался Скволлу смутно знакомым. - Ведь это безумие! Такое чувство, будто все это стечение обстоятельств - очевидный результат чьей-то деятельности! Но кто мог все это спланировать?

"Колдунья Ульмимесия, известно кто", - хотелось ответить Скволлу, но терять драгоценное время, изъясняя ситуацию тройке астронавтов, он был не намерен. Интересно, который из них Президент?.. Конечно, черные визоры скафандров астронавтов не позволяли ответить на этот вопрос, да и сейчас он не был принципиален.

Когда Скволл вновь добрался до центра управления, персонал Лунной Базы спешно эвакуировался, ибо дестабилизация гравитационных сил, вызванных внеплановым Лунным Криком, вполне могла привести к тому, что станцию просто уничтожит безудержный поток чудовищ. Квистис, Эллона и пребывающие в отсеке инженеры как завороженные глядели в иллюминаторы, с горечью сознавая, что не в силах изменить ровным счетом ничего.

Адель А Риноа, достигшая гигантского монолита, открыла панель на поверхности его и, введя определенные команды, сняла вторую, последнюю печать с гробницы Адель. Глаза колдунья ярко вспыхнули, лицо расколола торжествующая улыбка... А в следующую секунду монолит скрылся под всесокрушающим потоком монстров, устремившись к планете, и лишь маленькая фигурка в белом скафандре оказалась отброшена в сторону и беспомощно закувыркалась - одинокая, потерянная, отчаявшаяся...

- Риноа!!! - истошно выкрикнул Скволл. Неужто невозможно спасти ее?.. Но персонал центра управления, отбросив всякие надежды на благополучный исход, ринулся к спасательным капсулам.

- У нее кислорода всего на двадцать минут, ну и еще один небольшой резервный баллон, - бросил через плечо один из инженеров.

Скволл обратил полный мольбы взор к Эллоне, и та отвела глаза.

- Скволл, ты должен оберегать Риноа, не я, - тихо молвила девушка. - Лишь с тобой сейчас все ее помыслы. Она взывает к тебе.

- Эллона, позволь мне увидеть прошлое Риноа, - Скволл пребывал в совершенном отчаянии, безысходность ситуации туманила разум. - Пожалуйста! Господи, я никогда в жизни не чувствовал себя столь паршиво!

- Не знаю, смогу ли, - отвечала Эллона, нервно кусая губы. - Не знаю...

Пол под ногами их задрожал - следствие дестабилизации внутренней структуры станции, и Эллона с Квистис, подхватив слабо упирающегося Скволла под руки, поволокли его к спасательной шлюпке, из люка которой им яростно махал медик, последним покидавший вверенный ему центр управления.

- Не знаю, получится ли, - шепнула Эллона на ухо Леонхарту, - но я обещаю попробовать.

Лунный Крик над Лунной Пандорой ...Лунный Крик поглотил космическую станцию через считанные секунды после того, как спасательная капсула оторвалась от нее, и гениальное творение эстарских инженеров сгинуло безвозвратно в страшной атаке бездушных чудовищ. Впрочем, основная цель существования Лунной Базы была утрачена, ведь гробницы Адель не существовало боле - заботливо доставленная к Точке Слез, она проникла в сердце Лунной Пандоры...

А внутри крошечной спасательной капсулы, где разместились сейчас те четверо, что только что чудом избежали гибели, Эллона, верная обещанию, попыталась явить Скволлу картины прошлого, так или иначе связанные с Риноа Хартилли... и с ним самим.

...И узрел Леонхарт бронированный военный автомобиль, лениво подминающий под себя дюны желтого песка, а также Риноа и Ирвина, пребывающих в кабине.

- Ирвин, давай немедленно вернемся в Пустынную Тюрьму! - настаивает Риноа, но Киннеас отрицательно качает головой.

- Я выполняю приказ твоего отца, - объясняет он. - И везу тебя обратно в Делинг.

Но Риноа сдаваться не собирается, и после многократных возражений и откровенных девичьих капризов Ирвин разворачивает автомобиль.

- С ними все будет в порядке, - предпринимает он последнюю, отчаянную попытку переубедить попутчицу. - Я уверен, придет время, и они сами вырвутся на свободу.

- Ты не можешь этого знать, - надувает губки Риноа. - Скволл может заявить "никто не приказывал мне бежать" и остаться в тюрьме. А мы не можем этого допустить! Если будешь возражать, я применю силу!

Резко развернувшись и взметнув тучу песчаной пыли, броневичок двинулся по направлению к темнеющему на горизонте зданию Пустынной Тюрьмы. Наслаждаясь одержанной победой, Риноа притихла...

Видение блекнет, на смену ему приходит иное: кафетерий Баламб-Гардена.

- Кольцо Скволла? - пожимает плечами Зелл. - Уж не знаю, где он купил его.

- Я хочу такое же! - настаивает Риноа. - Красивенькое, как считаешь?

- Это то, на котором выгравирована голова какого-то монстра?! - ужасается Зелл, но, заметив опасно сузившиеся глаза Риноа, сдается. - Хорошо... хочешь, я сделаю такое же? У меня неплохо получаются такие штуки.

- Правда?! - Риноа хлопает в ладоши от радости, совсем как ребенок. - Конечно, хочу!

- Пойдем попросим Скволла одолжить нам на время свое? - воодушевленно предлагает Зелл, и Риноа внезапно опускает взгляд:

- Не могу... Я стесняюсь...

...Полотно грез разорвано; он вновь пребывает в спасательной капсуле, рядом - трое соратников... во взгляде Эллоны - немой вопрос.

- Эллона, это не то, - покачал головой Скволл. - Слишком далеко в прошлое.

- Хорошо, - устало вздохнула девушка, - давай попробуем еще раз.

...Риноа, двигаясь, как сомнамбула, опускается на колени рядом с поверженным Сейфером, нежно проводит рукой по волосам... Искра ревности пронзает сердце... но теперь за спиной Риноа Скволлу отчетливо видится призрачный силуэт.

- О, Сейфер, мой верный рыцарь, - доносится шепот; Риноа произносит слова, но говорит их иная. - Колдунья жива... Колдунья властвует...

"Ультимесия!" - снисходит озарение. - "Колдунья из будущего оставила Эдею и подчинила себе Риноа?!" Но... где же сама Риноа, неужто личность ее уничтожена, стерта?! "Риноа! Ответь мне!.."

- Отыщи легендарную Лунную Пандору, которая скрыта под толщей вод океана, - шепчет воплощенная Ультимесия, низко склонившись над Сейфером; призрачная тень за спиной Риноа повторяет все ее движения. - Лишь тогда колдунья вновь наделит тебя способностью видеть сны.

- На все твоя воля, Ультимесия.

...Сейфер поднимается на ноги и, даже не взглянув на девушку, бредет прочь...

Риноа, прижав руки к лицу, падает на пол, где и замирает... "Риноа!" - то крик души Скволла... Мы не в силах изменить прошлое, мы можем лишь наблюдать. Однако незримое присутствие не укрывается от могущественной сущности. "Кто здесь?!" - призрак нависает над Скволлом. - "Убирайся!"

Вскрикнув, Эллона упала на колени, столь резок оказался разрыв контакта с образами прошлого; раньше подобного никогда не случалось.

- Эллона?!

Скволл опустился рядом, осторожно положил руки девушке на плечи. Та потрясла головой, будто отгоняя наваждение, избавляясь от удара хлыста чуждой, могущественной воли.

- Ты понял, что произошло с Риноа? - вымолвила она наконец. - Сумел изменить прошлое?

- Я ничего не смог поделать... - скорбно ответствовал Скволл. - Что я могу?

Эллона помолчала, пристально его разглядывая, затем уголки губ ее тронула мимолетная улыбка.

- Я помню эти глаза, - тихо прошептала она, и никто, кроме Скволла, не расслышал слов ее, немедленно поглощенных ревом двигателей спасательной капсулы. - Когда ты был маленьким, то смотрел на меня точно так же. Эти любознательные, невинные, преданные глаза. Я так их любила!

- Это в прошлом, - Скволл почувствовал, что краснеет.

- Верно, - согласилась Эллона. - А действительно важно лишь то, что происходит сейчас, в настоящем. Я наконец-то поняла это.

- Я должен помочь Риноа сейчас, - уловил Скволл ее мысль. - Это единственное, что я могу для нее сделать, так?

- Да, - подтвердила Эллона. - Обратись к ней, Скволл. Может, она и не услышит твой голос, но не сердце! Я перенесу тебя в недавнее прошлое, всего на несколько минут...


Черная, бесконечная бездна; тусклые огоньки далеких звезд...

Разум пробуждается после долгого сна лишь затем, чтобы осознать неизбежность кончины. Страшным приговором вспыхивают цифры на индикаторе внутри шлема скафандра - "запас кислорода будет израсходован через 15 секунд". Слепая паника...

"Как я оказалась здесь? Сумею ли спастись? Но... как?.." Но нет, нет, невозможно. Осознание беспомощности... неотвратимости скорой смерти. Прекрасные глаза закрываются, чтобы больше никогда не открыться. "Прощай, Скволл..."

"Риноа!!! Нет!!! Не сдавайся!!!"

Что это?.. Иная воля вторгается в угасающее сознание, обещая силу, поддержку, защиту. "Ты слышишь меня?! Это я, Скволл... Риноа! Риноа!!!"

"Скволл..." Имя должно что-то означать, что-то очень важное...

"Риноа, вспомни! Риноа, я здесь, рядом с тобой!"

Давление внутри скафандра стремительно уменьшается, подача кислорода прекращается полностью. Тело наполняется пугающей легкостью... Два кольца на цепочке маячат перед глазами... На одном из них - гравировка, исполненная в виде головы льва; пасть разинута, животное будто изготовилось к прыжку... Но ведь это... кольцо Скволла...

"Неужели... я все еще жива?.. Скволл?.."

Рука механически вдавливает кнопку на поверхности скафандра, открывая запасной кислородный баллон. Тихое шипение, и легкие вновь наполняются, дыхание выравнивается. Что это - продление агонии?.. Но паника уходит, крепнет уверенность. "Скволл здесь, рядом, он придет за мной..."

Бесконечный дрейф продолжается...


И вновь интерьер спасательной капсулы, встревоженное лицо Эллоны. Однако смятение сменяет душевное спокойствие, крепнет уверенность... Скволл ободряюще улыбнулся, сознавая, что девушка не может разглядеть выражение лица его через тонированный визор скафандра.

- Спасибо, сестричка, - мягко произнес он, и Эллона - уж не слезы ли в глазах? - улыбнулась в ответ:

- Моя помощь тебе и не понадобилась.

- Я отправляюсь за Риноа.

С этими словами Скволл, благодарный судьбе за то, что в сумятице последних минут даже не подумал избавиться от громоздкого и неудобного скафандра, ступил в шлюз спасательной капсулы.

- Стой! Вернись! - вырвалось у Квистис.

- Ты обезумел! - глаза медика округлились от изумления. - Ты же не сможешь вернуться! Ведь у тебя кислорода и топлива всего на несколько минут. Вы просто оба умрете!

Силовое поле, отделявшее крошечный шлюзовой отсек от остального пространства капсулы, вновь вспыхнули у Скволла за спиной. "Может, и умрем..." Отчего-то мысль эта больше не тревожила.

Оттолкнувшись капсулы, которая немедленно унеслась прочь, по направлению к голубой планете, безжалостно терзаемой алой иглой Лунного Крика, Скволл устремился к медленно кувыркающейся фигурке в белоснежном скафандре. Напряжение последних часов оставляло, разум вновь обретал способность к критическому мышлению и самоанализу.

Интересно, поверил бы Скволл, если бы кто-нибудь сказал, что в поступках своих он будет руководствовать не холодной логикой и чувством долга, но исключительно чувствами? Нет, вряд ли... До недавнего времени Леонхарт искренне считал себя личностью совершенно прагматичной, благо любые всплески эмоций подавлял на корню.

"Почему я делаю это?" Одинокая фигурка, потерянная в космических далях; забытая, ненужная, списанная со счетов... "Потому что нельзя иначе". Остается лишь несколько метров...

...и Скволл касается скафандра Риноа, останавливает безудержное вращение той.

- Скволл... спасибо, - тихий голос донесся через внутренний коммутатор шлема. - Я услышала твой голос.

- Не могу поверить, - в изумлении выдохнул Скволл. Неужели то действительно не было сном, и именно его незримое присутствие помогло Риноа собраться с силами и возобновить подачу кислорода, тем самым продлив драгоценные мгновения жизни?

- Мы выживем? - с надеждой поинтересовалась девушка.

- Не беспокойся, - Скволл постарался вложить в ответ всю уверенность, которой на самом деле не ощущал. Топлива в скафандре осталось всего ничего, кислорода только на пару минут... Капсула, небось, уже вошла в атмосферу, а Лунная База уничтожена. Ощущение беспомощности возвращалось вновь...

Обратив исполненный тоски взор на постепенно иссякающую колонну Лунного Крика, Скволл совершенно неожиданно для себя заметил на фоне ее... корабль? Сравнительно небольшой шаттл, конструкцией своей вызывавший недвусмысленные ассоциации с мистическим драконом, медленно вращался в безвоздушном пространстве. "Эстар" - значилось на борту.

Вознеся благодарности высшим силам, ответившим на его безмолвные мольбы, Скволл, крепко сжав руку Риноа, рванулся к шаттлу. То станет последним откровением - суждено им жить или умереть? Ведь, если системы сего корабля критически повреждены Лунным Криком, последняя надежда угаснет наряду с огоньками двух судеб.

К счастью, механизм на внешней обшивке корабля, открывающий шлюзовую камеру, функционировал исправно, дозволив Скволлу и Риноа проникнуть внутрь. Люк захлопнулся за ними, тихое шипение знаменовало наполнение отсека воздухом и стабилизацию внешнего давления.

Наконец-то они могли сбросить опостылевшие скафандры и взглянуть друг другу в глаза, дабы узреть в них отражение собственных душ. Честно говоря от долгого, пристального взгляда Риноа Скволлу стало как-то не по себе. Никто и никогда не смотрел на него так, даже Квистис.

- Спасибо, Скволл, - с чувством произнесла девушка. - Я просто не знаю, как выразить свою признательность. Ведь ты снова спас мне жизнь!

- Да ладно тебе, - смутился Скволл. - Я сделал лишь то, что должен был.

Но Риноа, не желая слушать никаких возражений, развела руки широко в стороны.

- Раньше нам мешали скафандры... а теперь обними меня! - потребовала она. - Крепко-крепко! Я хочу почувствовать, что все еще жива!

Скволл замялся, чувствуя себя полным дураком. Снова возникло навязчивое стремление вырвать из души чувства, столь мешающие рациональной логике мышления. "Жива?.. Нам еще нужно вернуться на планету..."

- Ну, может, сейчас мы и живы... - промямлил он, внезапно чрезвычайно заинтересовавшись стенными панелями шлюзового отсека. - Но оцени трезво ситуацию, в которой мы с тобой оказались... Давай-ка сначала сделаем что-нибудь, что позволило бы нам оставаться в живых и дальше.

Риноа вздохнула, опустила руки. Она-то полагала, что ранее им мешали лишь скафандры, но... нелюдимый характер Леонхарта изменить не так-то просто, обрушившиеся стены вокруг его души крепнут вновь.

...К несчастью, корабль оказался далеко не столь необитаем, как хотелось бы. С десяток невиданных чудовищ - вне всякого сомнения, отбившихся от колонны Лунного Крика, бродили по различным отсекам и коридорам сего замечательного творения эстарской аэронавтики. Огромные, о пяти конечностях каждая, твари вертели по сторонам вытянутыми мордами со множеством жвал, немедленно бросаясь к двум нечаянным попутчикам со вполне очевидными намерениями. Вот только те оказались им - в буквальном смысле - не по зубам. Скволл без устали орудовал ганблэйдом, кромсая лунных чудовищ, Риноа же держалась у него за спиной, творя как защитные заклинания, так и атакующие, метко разя противников энергетическими разрядами.

Наконец, путь в рубку управления был свободен от алчных до человеческой крови тварей.

- Ух! - Риноа восхищенно захлопала в ладоши. Конечно, отсюда гораздо приятнее созерцать усеянное звездами космическое пространство и голубоватый диск родной планеты, нежели изнутри скафандра, в котором практически не осталось воздуха.

Тишину нарушало лишь потрескивание и шипение, исходящее из коммутатора, установленного у кресла первого пилота.

- Скволл, нам хотят что-то сказать, - щебетнула Риноа, и, подскочив к устройству, покрутила ручку настройки.

- "Рагнарёк", вас вызывает космопорт Эстара, - заполнил рубку монотонный мужской голос. - "Рагнарёк", вы принимаете сигнал?

- Я так понимаю, наш корабль называется "Рагнарёк", - обратился Скволл к Риноа, и девушка согласно кивнула; восторженная улыбка не сходила с ее лица.

- Обалдеть! - диспетчер коспопорта, похоже, пришел в крайнее замешательство. - Это что, действитель "Рагнарёк"? Вы ведь в космосе, да?

- Да, - отвечал Скволл, устраиваясь поудобнее в кресле пилота, - вот только понятия не имеем, где именно.

- Погодите-ка! Мы сейчас быстренько разрешим ситуацию, - засуетился диспетчер, и, не сдержавшись, прочувственно добавил: "Рагнарёк"... Ведь целых 17 лет прошло!

- Мы можем вернуться назад? - уточнил Скволл. Конечно, тот факт, что после низвержения Лунного Крика жизнь в Эстаре все еще течет своим чередом и не уничтожена на корню лавиной монстров, не мог не радовать, однако первостепенная задача, стоящая перед ним - как можно скорее вернуться к исполнению обязанностей главнокомандующего сил СииДов Баламб-Гардена.

- Предоставьте все нам! - диспетчер казался олицетворением радушия. - Думаю, энергии у вас хватит. Введите свои координаты в программу возвращения в атмосферу, а уж там мы опустим вас на поверхность. Все будет отлично!

Четко следуя указаниям диспетчера, Леонхарт ввел в консоль управления цепочку численных и буквенных значений, отвечающих, надо полагать, текущим координатам корабля.

- Поздравляю! - возвестил диспетчер. - Скоро окажетесь дома, "Рагнарёк". Кстати, можете отключить генератор искусственной гравитации, это сэкономит немного энергии. Мы, со своей стороны, желаем вам световых скоростей!..

- Спасибо, - последовав совету, Скволл отключил гравитационный генератор, мгновенно ощутив возвращение невесомости. Картина звезд за пределами рубки изменилась - верный признак того, что "Рагнарёк" начинал целенаправленное движение в сторону планеты, выходя на баллистическую траекторию. Переживания последних часов навалились сокрушающим грузом; Скволл лишь сейчас ощутил, как же он, в сущности, смертельно устал.

Риноа, однако, воспользовалась невесомостью со свойственной ей непосредственностью. Высоко подпрыгнув и сделав пируэт в воздухе, девушка плавно опустилась к Скволлу на колени, обняла двумя руками за шею, прижалась щекой к груди. И столь умиротворенным и счастливым было ее лицо, что протест против вопиющего нарушения границ дозволенного замер у Скволла в горле. А оставались ли они вообще, эти границы?..

- Мы скоро окажемся дома? - шепнула Риноа.

- Надеюсь, - Скволл чувствовал себя донельзя скованно. - Может, тебе будет удобнее в кресле?

- Нет, еще немного, - девушка лишь обняла его сильнее.

Помолчали. Сфера планеты в иллюминаторах значительно увеличилась в размерах, закрыв собою звездное небо.

- Почему ты вот так обнимаешь меня? - не выдержал Скволл.

- Тебе не нравится? - Риноа с тревогой и смущением заглянула ему в глаза.

- Просто не привык.

Улыбнувшись, Риноа вновь опустила голову на грудь Скволлу, блаженно закрыла глаза.

- А когда ты был маленьким? - промурлыкала она. - Разве не чувствовал ты себя в полной безопасности, когда тебя обнимали родители?

- Я не помню родителей... - вздохнул Скволл. Как ни странно, по отношению к Риноа он ощущал душевную близость, и то был один человек, которому он мог довериться, излить душу. - Но... обо мне заботилась Эллона. Именно она держала меня за руку перед сном.

- И ты чувствовал себя в безопасности? - заинтересовалась Риноа.

- Да, - кивнул Скволл, уставившись в иллюминатор невидящим взглядом. - Но однажды она ушла. Просто взяла и исчезла. И с тех пор я испытываю страх... Страх того, что ощущение безмятежности и покоя просто уйдет... разобьется вдребезги.

Риноа нежно провела ладонью по щеке Скволла, почувствовала его дрожь, его смятение.

- И ты боишься потерять нас? - прошептала она. - Потому и стараешься держаться на расстоянии?

- Я всегда был один... - одними губами произнес Скволл, уносясь в прошлое, когда он - одинокий, напуганный мальчуган - всхлипывал под проливным дождем, стоя на пороге приюта. "Сестричка..."

- Скволл... - выдохнула Риноа, и столько любви и нежности было во взгляде, устремленном ею на того единственного, что находился рядом. - Ты столько всего потерял в жизни! Просто позволил, чтобы оно минуло тебя.

- Может, и так... - пожал плечами Скволл. Привязанность, дружба, любовь - да, он вычленил эти чувства из своей души, дабы никогда не испытать вновь той страшной, леденящей пустоты, образовавшейся в сердце после ухода Эллоны.

- Не может, а так и есть, - возразила Риноа. - А мне нравится, когда я у тебя на руках. Раньше меня обнимала мама. Ну и папа, пока мы еще находили с ним общий язык.

- Я не твоя мама, - набычился Скволл, но девушка лишь улыбнулась:

- Конечно же, нет. Но, Скволл... ты тот, с которым мне хорошо и спокойно. И счастливо тоже... Конечно, иногда ты бываешь таким букой!..

- Это неважно, - хором произнесли они, озадаченно поглядели друг на друга... и рассмеялись. Собственный смех показался Скволлу каким-то чужим, незнакомым, но вместе с тем - легким, искренним. Да, определенно, лучше чем сейчас, он не чувствовал себя уже давно. А может, и никогда.

Взъерошив напоследок Скволлу волосы, Риноа перебралась в соседнее кресло, с интересом воззрилась на означившиеся далеко внизу континенты - крошечные клочки земли на фоне морской лазури.

- Когда мы вернемся назад... - неуверенно начала Риноа, и напряженность в голосе девушки заставила Скволла удивленно воззриться на нее. - Мы ведь не сможем остаться вместе, да?

- Не знаю... - осторожно отвечал Скволл, не понимая, к чему та клонит. - Никто не в силах предсказать будущее, потому и гарантий нет никаких. Твои слова, между прочим.

- Это не то, что я имела в виду, - тихо пробормотала Риноа, избегая глядеть Скволлу в глаза.

- Мы решим, что нам делать, когда вернемся назад, - попытался обнадежить девушку Скволл, но та лишь отрешенно кивнула. Ну вот, опять... Чем ближе час завершения их космической одиссеи, тем более чужой и нервозной она становится. Счастье и покой были дарованы им всего на несколько мгновений, но теперь мир вновь дает знать о себе. Мир, с судьбою которого переплелись их собственные судьбы.

- Они все будут злы на меня, - витая в собственных думах, молвила девушка.

- Злы?! - озадачился Скволл, но в этот момент вновь ожил коммутатор.

- Это космодром, - на всякий случай представился диспетчер. - "Рагнарёк", у нас к вам несколько вопросов. Спасательные капсулы уже вернулись и мы знаем, что произошло на Лунной Базе. Потому скажите, сколько вас на борту?

- Двое, - отвечал Скволл, но диспетчер счел необходимым уточнить:

- И ваши имена?

- Скволл. СииД из Баламб-Гардена.

Леонхарт бросил быстрый взгляд на Риноа, но та съежилась в кресле, подтянув колени к подбородку, и, казалось, совершенно не реагировала на происходящее.

- ...И Риноа, - запнувшись, добавил Скволл.

- Риноа?! - изумился диспетчер. - Колдунья?! Она на борту?!

Утратив дар речи, Скволл вытаращился на девушку. Та спокойно встретила его взгляд, смешались в котором и крайнее удивление, и потаенная боль. Но ни горечи, ни разочарования - того, что знаменовало бы утрату всякого смысла в дальнейшем существовании, благо не несло бы оно ничего, кроме презрения и предубеждения со стороны жестокого мира, - не было в том взгляде, и Риноа улыбнулась сквозь слезы.

- Я... стала колдуньей, - чуть слышно произнесла она. - И не могу больше оставаться рядом с тобой, Скволл.

- "Рагнарёк", ответьте! - надрывался диспетчер. - Колдунья будет взята под стражу сразу по прибытии. Четко следуйте инструкциям.

Не обращая на него ни малейшего внимания, Скволл подступил к Риноа, обнял ее крепко-крепко. Ни слова не произнес он, да и не нужны сейчас слова. "Мне очень жаль!", "Я никогда тебя не оставлю!" - разве это хочет услышать она? Разве можно вложить в эти банальные сотрясения воздуха смысла больше, чем в одно объятие?!

- Я не хочу будущего, - всхлипывая, говорила Риноа. - Я хочу, чтобы время замерло. Хочу остаться здесь, с тобой... Я боюсь, Скволл!..

- Скволл, вы слышите? - диспетчер казался растерянным. - Колдунья слышит тоже, да?

- Я боюсь, Скволл, - вновь и вновь повторяла Риноа, и горячие слезы струились по ее лицу. - Не хочу назад. Не хочу.

Скволл безмолвствовал, прижимая к себе столь дорогого ему человека, гладя рукой черные волосы. Еще один перекресток судьбы, еще один жестокий ее удар... Но сейчас, впервые за всю свою сознательную жизнь, он не знал, какой путь избрать. "Я прошел так далеко, потому что... полюбил тебя", - признание самому себе далось на удивление легко. - "Риноа... Неужели теперь... я должен просто тебя отпустить?"

"Рагнарёк" заходил на посадку...

  1  2  3  4  5  6  
Web-mastering & art by Bard, idea & materials by Demilich Demilich