Demilich's

Хроника

Глава 7. На крыльях свободы

Джим Рейнор возвращался домой.

Сколько лет прошло с тех пор, как он оставил Мар Сара - планету, на которой познал свое счастье, пусть и совсем недолгое?.. Годы, проведенные в бесконечных сражениях, мытарствах... сопровождаемые потерями верных друзей...

Мар Сара, обезображенная орбитальной бомбардировкой флотилии протоссов, была покинула людьми, и лишь сравнительно недавно на планетах системы Сара появились изыскатели Кел-Морианского Синдиката, заявившие о своих правах на добычу ископаемых. Вскоре возникли и заставы Доминиона; как утверждали кел-морианцы - исключительно с их дозволения, для защиты от пиратов и восстаний недовольных горнодобытчиков. Поговаривали, что замечают на планетах и зергов; наверняка сии твари вернулись в систему после орбитальных бомбардировок Экспедиционного Корпуса Вершителя Тассадара.

Впрочем, до всего этого Рейнору в настоящий момент не было дела. Он устал, он смертельно устал... Казалось, вся его жизнь - одни сплошные лишения, перемежаемые краткими мгновениями радости. Противостояние Рейдеров Рейнора набирающей мощь военной машине Доминиона сродни ударам головой о каменную стену...

Остановив ховерцикл у остова разрушенного здания, Рейнор спешился, подошел к опаленному, мертвому дереву, с которого все еще свисали цепи детских качелей... Проследовал внутрь развалин, опустился на колени, извлек из тайника металлический ящичек, хранилось в котором его прошлое, столь дорогое сердцу... столь безвозвратно утраченное.

Вот фотография подразделения 321-ого Батальона Колониальных Рейнджеров, в котором Джим служил в час кровопролитных Войн Гильдий. "Небесные дьяволы" - так их называли. С выцветшей от времени фотографии улыбались ему Тайкус Финдли, Рик Кидд, иные товарищи по оружию, многих из которых уже давно нет в живых.

Джеймс Рейнор Достав из ящичка обручальное кольцо, Рейнор крепко сжал его в кулаке; нахлынувшая боль душевная поистине страшна. А ведь когда-то они с Лидией только купили этот дом, строили планы на будущее, ведь, казалось, будет оно мирным, счастливым и безоблачным. "После всех этих лет скитаний оседлая жизнь внушает трепет", - говорила Лидия, нежно обнимая супруга, - "но мы с тобой заживем здесь просто чудесно. Тихо и мирно". "Поверь мне, любимая: я тоже этого хочу", - улыбался он. - "После всего, что я сделал... Я знаю, что не заслуживаю этого, но уверен, что смогу стать здесь счастливым". И тогда Лидия призналась, что беременна...

Воспоминания бередили старые раны, давно покрывшиеся рубцами. Быть может, не стоило возвращаться сюда?.. Но... если будущее беспросветно, куда еще обратиться уставшему, находящемуся на грани отчаяния человеку, как не к прошлому?.. Рейнор разыскал в ящичке нагрудный знак колониального маршала Мар Сара - должность, которую он занимал до того самого дня, как весь мир его обратился в хаос...

Когда Рейнор получил ее, их с Лидией малыш Джон уже подрастал. Тогда они сидели, обнявшись, на пороге, наблюдая, как он раскачивается на качелях, заливисто смеясь от избытка эмоций. "Я очень горжусь тобой, милый", - шепнула Лидия, положив голову Джиму на плечо. - "Я знаю, что должность маршала - важный шаг для тебя". "Ну, местный судья сказал, что подчистит мое армейское личное дело, если я соглашусь помочь ему поддерживать тут порядок", - усмехнулся Рейнор. - "Что ж, хоть какая-то польза от моего опыта бродяги и отщепенца".

"Можешь шутить сколько хочешь, но это станет началом новой жизни для тебя - для нашей семьи", - улыбалась Лидия. - "Тебя всегда так тяготило то, что ты сделал... жизнь, которую ты вел прежде. Пора оставить все это в прошлом, Джим". "Я знаю, любимая", - Рейнор перевел задумчивый взгляд на сынишку, откровенно наслаждающегося жизнью, продолжил: "Я пытаюсь. Я хочу, чтобы он гордился отцом. Я хочу быть человеком, на которого он мог бы равняться. Так или иначе, раз уж мы растим здесь ребенка... нам не помешает немного закона и порядка".

"У тебя доброе сердце, Джим", - Лидия нежно коснулась ладонью его щеки. - "Я уверена, ты хорошо позаботишься о нас... и обо всех, кто тут живет. Только обещай мне кое-что, ладно? Обещай мне не сомневаться в себе! Обещай всегда отстаивать то, во что веришь". "Я обещаю", - кивнул Рейнор, и тут же тяжело вздохнул, указав на нагрудный знак. - "И все же я чувствую себя идиотом, разгуливая по округе с этой штуковиной..."

То были последние счастливые моменты их семьи, просуществовавшей столь недолго!.. Ведь затем им пришло письмо из Тарсонисского Института Здоровья и Исследований, значилось в котором, что Джон "на основании тестирования при типовой пси-аттестации избран для того, чтобы принять участие в одобренных правительством испытаниях для определения и развития его латентных псионических способностей". Тогда и произошло первая серьезная ссора Джима с супругой, ведь в памяти его все еще были свежи эпизоды Войны Гильдий, когда в полной мере проявились двуличность и продажность чиновников и офицеров Конфередации...

"Джим, я думаю, это программа на Тарсонисе пойдет ему на пользу", - доказывала Лидия. - "Я тоже не хочу, чтобы он уезжал... но мы должны думать о его будущем". "Я не доверю Конфедерации благополучие моего сына", - отрезал Джим. - "Я служил в их армии и знаю, как они обходятся с людьми, когда те перестают приносить пользу. Поверь мне, будущее с работой на них - все равно что никакого будущего".

"А что за будущее его ждет здесь, Джим?!" - повысила голос Лидия. - "Мы и так едва сводим концы с концами! И повсюду все то же!" "Может, здесь и немного платят за работу, но она хотя бы честная", - возразил Рейнор. - "Конфедерация полна лжецов и жадных стервятников. Стоит им запустить в тебя когти, и ты становишься таким же, как они. Лучше держаться от них подальше... Так проще".

"Я всегда понимала, почему ты... спрятался здесь от своих тревог", - молвила Лидия, отвернувшись от мужа. - "Что, если это правда и он обладает особым даром? Он мог бы помогать людям, Джим. Мне самой этого хотелось, чего уж... Но ты не можешь ожидать, что наш сын проведет всю жизнь в этой ссылке. У него будет жизнь, о которой ты и не метал..." Воистину, иллюзии, питаемые ими касательно жития на отдаленном колониальном мирке, разбились о несокрушимую стену суровой реальности, и осколки их уже не собрать...

"Вот жизнь, о которой я мечтал!" - в гневе выкрикнул Рейнор. - "Что, она уже недостаточно хороша для тебя?!" "Я говорю вовсе не об этом, и ты это знаешь!" - запальчиво возразила Лидия. - "Ты ведь не позволишь своему страху задушить его талант. Наш сын не обязан расплачиваться за ошибки, которые ты не можешь себе простить! Ты столько говоришь о том, что хочешь искупить свои прошлые грехи. Я знаю, ты хочешь помогать людям. Ты не думал, что это может стать и его путем тоже?.."

Рейнор до сих пор корил себя за то, что поддался на уговоры супруги, позволив святой наивности ее возобладать над здравым смыслом. Мальчугана отправили на Тарсонис... а вскоре после этого пришло извещение о его гибели "при аварии шаттла". Тогда еще Джим не подозревал, что Джон был направлен в тайную Академию Призраков, воспитывали в которой безжалостных убийц на службе Конфедерации...

Лидия так и не оправилась после этого, и вскоре скончалась. Рейнор похоронил ее здесь же, в нескольких шагах от дома, у прекрасного дерева... от которого ныне остался лишь почерневший остов. Опустившись на колени у могильной плиты, он бережно опустил ящичек с драгоценными воспоминаниями на землю. "Скорбь убила тебя, любимая", - прошептал Джим, не стыдясь слез, катившихся по щекам. - "Ты оставила меня... Как ты сказала когда-то... пора отправить прошлое на покой".

С этими словами он вытащил из кармана зажигалку, высек искру, поджег содержимое ящичка. Жаркое пламя пожирало фотографии, письма... Сжигает ли он свое прошлое... или и будущее тоже?..

Тяжело поднявшись на ноги, Рейнор направился к ховерциклу. Теперь осталось лишь напиться вдрызг в баре ближайшего шахтерского поселения, Риксвилля, и тогда призраки прошлого перестанут терзать, и чуть уменьшится боль, и пустота в израненной душе окажется позабыта... пусть и на время.

"Джим Рейнор!" - изумленно воскликнул хозяин бара, стоило Джиму переступить порог. - "Надо же, лет пять прошло! Черт, да ты стал почти легендой в наших краях! Слышал, ты болтался на окраинах обжитого космоса, присоединяя их к Доминиону, или что-то в этом роде. Вот уж не ожидал, что ты вернешься на наш камушек!"

"Ну, вернуться домой-то уже не выйдет", - отвечал Рейнор, опорожняя протянутый добродушным хозяином бокал. "Эй, если я что и знаю - дом там, где твое сердце, брат", - уверенно отвечал тот. - "Уж поверь мне". Сердце... Сердце Джеймса Рейнора давно уж обратилось в кровоточащий лед...

Вздохнув, он перевел взгляд на настенный экран; репортер Кейт Локвелл -визитная карточка ВСН, лицо канала - воодушевленно вещала о повторном заселении колонии Мар Сара, опустошенной четыре года назад, и о пристальном внимании Доминиона к сему мирку. Хозяин бара недовольно поморщился: мало им своих проблем, еще и Доминион лезет...

"Прибытие боевых пехотных подразделений и тяжеловооруженной дивизии уже обострило напряжение среди местных жителей", - соловьем заливалась Локвелл, - "полагающих, что деспотичное правление Доминиона дестабилизирует неокрепшую экономику колонии. Есть мнение, что искра антидоминионовских настроений может быть раздута в пламя полноценного восстания. Службы безопасности разыскивают следы известного террориста Джима Рейнора и его Рейдеров".

"Ха, как я сразу не догадался!" - встрепенулся хозяин, оторвавшись от созерцания новостей и пристально воззрившись на Рейнора. - "Я знал тебя долгие годы, Джим... еще до того, как ты стал здесь маршалом. Я знаю, что ты с твоими парнями - не террористы, что бы там не говорили в новостях. Но если начистоту - что с тобой такое? Что заставляет тебя так вот, без устали возиться с Доминионом?"

"Обещание", - просто отвечал Джим Рейнор. - "Данное много лет назад. Не могу остановиться, пока не выполню его. "А когда ты поймешь, что все же его выполнил?" - поинтересовался хозяин, вновь наполняя бокал гостя, и Рейнор уверенно отвечал: "Когда мои призраки умолкнут".

...Следующий репортаж новостей был посвящен пресс-конференции Арктуруса Менгска, которую тот провел в ознаменование четвертой годовщины завершения страшной и кровопролитной Войны Выводков. Локвелл задала Императору вполне резонный вопрос: почему тот, невзирая на угрозу следующего вторжения зергов, тратит триллионы на преследование мятежников подобных Джиму Рейнору? Конечно, подобный вопрос для Менгска оказался больным. "Джим Рейнор представляет собой открытую угрозу Доминиону!" - напыщенно возвестил Император. - "Он - не сдерживаемый никакими моральными нормами инсургент, сеющий страх и волнения в секторе! Он со своей бандой таких же отщепенцев подняли открытое восстание на шести мирах - и похитили большое количество оружия и оборудования, принадлежащего Доминиону! Уверяю вас, преступники будут призваны к ответу... и очень скоро".

Трансляция прервалась, ибо взбешенный Рейнор всадил пулю прямо в экран. Рывком поднявшись на ноги, он немедленно связался с подчиненными, остающимися на орбите, приказав им выступать по направлению к Захолустной Станции - столице Мар Сара. Когда-то утлое шахтерское поселение получило эдакое неказистое название, да то и приросло. Теперь Захолустная Станция стала оплотом сил Доминиона, вознамерившегося вернуть планету в свое лоно, однако жители Мар Сара начинание сие не приветствовали.

Джим Рейнор справедливо считал, что если ему удастся сокрушить гарнизон Доминиона на территории Захолустной Станции, это нанесет серьезный удар про-имперским силам на планете. А сейчас ему как никогда хотелось куснуть Менгска побольнее, пусть это и будет жест отчаяния...

Рейдеров Рейнора, ступивших в город, встретила тишина. Продвигаясь по пустынным улицам, гадали они, куда подевались жители... Наконец, мятежники достигли площади, где лицезрели пехотинцев Доминиона, силой загоняющих горняков в шаттлы, приказывая им спускаться в рудники. Те противились, говоря о том, что в последнее время в выработках стали пропадать люди, но десантники и слышать ничего не хотели.

Посему население с радостью присоединилось к победоносному рейду солдат Рейнора, разоривших оплот Доминиона в Захолустной Станции. Довольный проделанной работой, Рейнор вернулся в бар, где продолжил предаваться обильным возлияниями, краем уха слушая репортаж Кейт Локвелл о только что свершившейся вылазке Рейдеров (к счастью, у владельца бара нашлась сменная видеопанель).

"Знаешь, для террориста номер один в секторе тебя слишком легко отыскать", - громыхнул голос, который Рейнор не слышал уже много, много лет. Облаченный в неизменный синий бронекостюм, Тайкус Финдли проследовал к барной стойке, плюхнулся на жалобно заскрипевший стул. "Я слышал, тебе дали пожизненное", - буднично произнес Рейнор. - "Что, выпустили за хорошее поведение?"

"Верно, приятель, теперь я - образцовый гражданин", - произнес Финдли. - "У меня к тебе дружеское деловое предложение. Ты вообще знаешь, что здесь делает Доминион?" "Полагаю, сейчас ты мне об этом расскажешь", - отвечал Рейнор, и не ошибся. "Ищут артефакты экзотов, дружище", - громким шепотом сообщил Финдли. - "Малыш Менгск стремится заполучить их. Но мой наниматель заплатит большие деньги за каждый артефакт, который мы... изымем у Доминиона". Тайкус признался, что нанимателем его выступает Фонд Мёбиуса - организация ученых и исследователей, которой пришлось прибегнуть к помощи наемников после того, как Император объявил торговлю артефактами незаконной. Что ж, подобное положение дел вполне устраивало Финдли, ведь Фонд предлагал хорошие деньги за, в сущности, несложную работенку.

...Не откладывая дела в долгий ящик, Рейнор приказал своим людям готовиться к рейду на лагерь Доминиона. Оный сворачивали, верный признак того, что пехотинцы и инженеры готовились отбыть прочь, а, стало быть, следовало поспешать.

Разгромив лагерь Доминиона и заполучив кристалл - артефакт Ксел'Нага - Рейдеры отступили на территорию Захолустной Станции, где сумели продержаться, отражая непрерывные атаки неожиданно появившихся на планете зергов, до появления "Гипериона", на борту которого и покинули Мар Сара.

Признаться, появление на планете зергов, практически не показывавшихся в последние четыре года, стало для Рейнора полной неожиданностью. Однако ситуация оказалась куда хуже, чем можно было себе представить!.. Волна зергов атаковала граничные планеты пространства Доминиона; ВСН непрерывно транслировала репортажи о потерях среди гражданского населения, исчислявшихся миллионами! На одной из гибнущих колоний была замечена и Королева Клинков, верховодившая своими миньонами.

Рейнор устало опустился в кресло на капитанском мостике "Гипериона", сжал голову руками. "Она здесь, чтобы закончить начатое", - пробормотал он, обращаясь к Тайкусу Финдли и Мэтью Хорнеру, под началом которого находился их флагман. Оставалось неизвестным, какую цель приследуют зерги, но Рейнор намеревался встретить их во всеоружии, пусть и сознавал, что вести войну на два фронта ему покамест не под силу.

Император Менгск, назначив командующим вооруженными силами Доминиона генерала Хоруса Ворфилда, "героя Торуса", приказал оттянуть войска к центральным мирам, предоставив граничные колонии уготованный им судьбе, посему Рейнору приходилось действовать незамедлительно. Сенсоры корабля получили сигнал бедствия от доктора Ариэль Хэнсон с планеты Агрии. Девушка сообщала, что зерги сокрушили оборонительные укрепления колонии, и существовать оной осталось лишь считанные часы.

Обещав оказать колонистам помощь, Рейнор приказал Рейдерам высадиться на поверхности Агрии, обеспечив траспортникам с колонистами безопасный коридор отступления к космопорту. Зерги атаковали непрерывно, но людям Рейнора удалось сдержать волну тварей; так, более пятидесяти колонистов сумели спастись от гибели, в том числе и доктор Хэнсон.

Глядя на Рейнора влюбленными глазами, девушка сообщила, что Императору Менгску на колонистов откровенно наплевать. Беженцы с Агрии и иных планет сектора устремились в лагеря на Мейнхоффе, откуда продолжают поступать сообщения о вспышках насилия и болезней. Император же делает вид, что не замечает этого! Рейнор обещал Ариэль навестить Мейнхофф и попытаться исправить ситуацию к лучшему...

"Приятно было спасти этих ребят, но в помощи еще нуждаются миллиарды", - заметил он, обращаясь к Хорнеру, когда они остались на капитанском мостике "Гипериона" одни. "Мы же не можем быть всюду одновременно, сэр", - отвечал Мэтт. - "Нам важно подать пример и дать им надежду". "Я знаю, Мэтт..." - устало вздохнул Рейнор. - "Но прошло уже четыре года, а мы ничуть не приблизились к низвержению Менгска. А теперь, когда вновь появились зерги..." На это Хорнеру нечего было возразить; оставалось лишь надеяться на лучшее...

...По прибытии на Мейнхофф Рейнор лицезрел колонию, подвергшуюся зерг-заражению. Рейдерам не оставалось ничего иного, как выжечь ее дотла, надеясь, что вирус не станет распространяться дальше. Так, многих беженцев удалось спасти, и доктор Хэнсон предложила направить их на планету Гавань, на самой границе пространства протоссов. И Рейнор, и Хорнер уповали на то, что никто из отправляющихся на Гавань колонистов не подвергся зерг-заражению, ведь протоссы в этом вопросе придерживаются самых радикальных методов.

Тем не менее, Рейнор предложил молодой исследовательнице попытаться, используя ресурсы лаборатории "Гипериона", создать исцеление для зерг-заражения. "Чисто теоретически это невозможно", - вздохнула девушка, - "вирус мутирует слишком быстро. Но я попытаюсь". Что ж, Рейнор был благодарен ей и за эти слова. Ведь обращение в бездумного монстра - самая страшная участь, которую только может представить себе человек.


Тем временем Тайкус Финдли получил очередное задание от Фонда Мёбиуса. В задачу наемнику вменялось извлечь артефакт Ксел'Нага с планеты Монлит, пребывало на которой селение странного клана протоссов - Тал'Дарим. Последние неусыпно охраняли артефакт, и отдавать без боя его не собирались.

Но в дело вмешался случай, и сканеры "Гипериона", остававшегося на орбите, засекли множество зергов, атаковавших колонию протоссов. Не оставалось никаких сомнений, что участь Тал'Дарим ожидает незавидная, но Финдли предложил Рейнору воспользоваться сумятицей и изъять артефакт, раз уж представилась такая замечательная возможность. Что ж, Фонд Мёбиуса платил хорошие деньги, а те сейчас Рейнору были ох как нужны!..

Спустившись на поверхность планеты, пехотинцы атаковали протоссов, не ожидавших нападения третьей силы. "Я уже забыла, сколь ты изобретателен, Джим", - прозвучал в разуме Рейнора голос, не слышал который он долгие годы. - "В следующий раз я не повторю своей ошибки". "Керриган..." - простонал Рейнор; неужто и Королева Клинков охотится за артефактами?..

Уничтожив конструкты Тал'Дарим, Рейдеры забрали артефакт Ксел'Нага, поместив оный в лабораторию "Гипериона". Вскоре после этого начались жалобы на дурные сни, голоса в тенях... Служат ли причиной тому артефакты?.. Как бы то ни было, Рейнор хотел как можно скорее от них избавиться, получив от Фонда Мёбиуса обещанное вознаграждение. К тому же, краткий ментальный контакт с Керриган выбил его из колеи...

Мэтт Хорнер, и без того не доверявший остающемуся на борту "Гипериона" Финдли, обнаружил "преступника" изучающим корабельную базу данных на предмет сведений о Королеве Клинков. Чего же добивается этот человек, столь неожиданно и своевременно объявившийся?.. О своих подозрениях Хорнер не замедлил известить Рейнора, но последний отмел их, как безосновательные. Он знает Финдли уже много лет, и тот не раз вытаскивал его из передряг... при этом ни разу не подставив.


На связь с "Гиперионом" вышел Габриэль Тош - как следовало из донесений, беглый Призрак, - предложивший Рейнору выгодную сделку. В свете вторжения зергов кел-морианцы быстренько упаковали вещички да бежали с вулканической планеты Редстоун, оставив выработки минералов, весьма дорогостоящих, надо сказать.

Тош предлагал Рейнору попросту забрать столь необходимые ему минералы, суля за это весьма хорошие деньги. На предложение Джим согласился, хоть планета сия и хозяйничавшие на поверхности зерги и вызвали непрошенные воспоминания о Гари. В помощь пехотинцам Рейнора Тош направил небольшой отряд "головорезов", находящихся под его началом, и пока те охраняли лагерь от зергов, добыча кристаллов шла полным ходом.

Наконец, минералы доставили на борт "Гипериона", и крейсер покинул пространство Редстоуна. Доктор Хэнсон сообщила Рейнору, что, проведя лабораторные исследования минералов, она обнаружила в них следы джориума - уникального кристалла с частотой колебаний, совпадающей с частотой определенных волн мозга. Теоретически, с помощью подобных кристаллов можно открыть у людей псионические способности, но зачем этот Тошу?..

Последний, однако, возжелал остаться на борту "Гипериона", предложив Рейнору продолжить сотрудничество, а именно - оправиться за газом терразин на идиллическую планету Бел'шир, некогда - священное укрывище для Рыцарей протоссов. Ныне на поверхности хозяйничают Тал'Дарим, называющие терразин "Дыханием Творения" и хранящие возведенные вокруг источников газа святыни как зеницу ока.

Конечно, вновь сталкиваться с протоссами Рейнору не хотелось, но Тош уверял его, что терразин можно очень выгодно продать на черном рынке. Дав согласие на операцию, Рейнор приказал направить "Гиперион" к Бел'шир...

Начинание завершилось успешно, и вскоре трюмы крейсера оказались заполнены канистрами со сжиженным терразином. Неожиданно, Хорнер доложил о принятии сообщения от неизвестного отправителя, где утверждается, что Габриэль Тош участвовал в засекреченной операции под названием "Проект: Теневой Клинок", и использовал джориум и терразин, дабы усилить свои псионические возможности.

"Это так", - признался Тош в ответ на вопросительный взгляд Рейнора. - "Мы - Фантомы, новое поколение Призраков". "И когда ты собирался сообщить мне об этом?" - прищурился Джим. "У всех нас свои секреты, господин Рейнор", - отвечал Тош. - "Это не означает, что я представляю для тебя угрозу". "Может, и так", - согласился Рейнор, - "но ее может представлять тот, кто отправил это сообщение. Мэтт, если возможность узнать источник?" "Нет", - покачал головой Хорнер. - "Но оно заканчивалось словами: "Вскоре я снова свяжусь с вами".

Тош полагал, что сообщение - дело рук Менгска, который всеми силами стремится не допустить альянса террориста номер один и беглого Фантома. Как бы то ни было на самом деле, Рейнор не намеревался выпускать Габриэля из виду... Сомнения терзали душу, но знал он известную аксиому: "Если хочешь одержать победу, то должен доверять своим товарищам".


Арктурус Менгск Вскоре Рейнор получил донесение о том, что Доминион проводит некую операцию на опустошенном Тарсонисе. Ныне зергов на планете не осталось, и обратилась она в выжженную пустошь... Вновь приведя в действие генераторы, обеспечивающие питание железной дороги, противники собирались провести к космопорту несколько составов. Источники Хорнера утверждали, что Доминион обнаружил в окрестностям руин Нового Гёттисбурга нечто весьма ценное, и не помешает изъять сие, пока не покинуло оно планету.

Тарсонис вызывал у Рейнора самые горькие воспоминания, но, тем не менее, Рейдерам был отдан приказ уничтожить составы... Несколько поездов удалось захватить, и перевозимые ими минералы и газ веспин были немедленно отправлены на борт "Гипериона".

Наконец, удалось обнаружить то, что оказалось столь дорого Доминиону - старую модель адьютанта Конфедерации. Какие сведения хранит этот искусственный интеллект, сподвигший Доминион приложить огромные усилия, чтобы заполучить его?.. Увы, адъютант отвечать на вопросы Рейнора категорически отказалась, запросив коды доступа.

Досадливо поморщившись, Джим велел Хорнеру взять курс на колонию наемников под названием Порт Мертвеца, что на планете Камень Мертвеца, ведь проживающий там полковник Орлан может взломать любую защиту, а именно это Рейнору сейчас и нужно было.

Однако Орлан вел свою игру: взломав защиту адьютанта, он вознамерился продать ИИ Доминиону, а чтобы Рейдеры Рейнора не чинили припятствий, нанял для охраны отряд наемников под началом смертоносной Миры Хан. Та, впрочем, не была обезображена излишними моральными принципами, посему, поведав Рейнору о предательстве Орлана, предложила ему сделку: Джим предлагает ей большую сумму, нежели посуленная полковником, и отряд меняет нанимателя. На предложение Рейнор согласился, и, совместными усилиями одержав верх над солдатами Орлана, получил наконец взломанную систему ИИ.

Информация, хранящаяся в адьютанте, превзошла самые смелые ожидания Рейнора. Защитные системы Нового Гёттисбурга перехватили сообщение Арктуруса Менгска Эдмунду Дюку, в котором без-пяти-минут Император приказывал разместить на Тарсонисе пси-излучатели. "Меня не остановить", - прозвучал глас Менгска, обращенный к Рейнору и Керриган, пытавшимся вразумить лидера Сынов Корхала. - "Ни вам, ни конфедератам, ни протоссам, никому! Я буду править этим сектором, или же он сгорит дотла!"

Большего подарка судьбы, чем эта запись, Рейнор и представить себе не мог. Ведь теперь у них действительно появился шанс прижать Менгска!.. Когда станет известно о том, что именно им инициировано нападение зергов на Тарсонис, сектор взорвется серией мятежей!.. Покамест подобные теории, время от времени возникавшие, Арктурус с негодованием отрицал, но шила в мешке не утаишь...


Связь с агрийцами, разбившими лагерь на Гавани, неожиданно пресеклась, а на орбите планеты означилась флотилия протоссов. Не нужно иметь семи пядей во лбу, чтобы понять: опасения Хорнера насчет возможного зерг-заражения колонистов подтвердились. Впрочем, Рейнор, учитывая свои добрые отношения с протоссами, надеялся разрешить дело миром.

Лишь стоило "Гипериону" появиться в околопланетном пространтве Гавани, на связь с кораблем вышла Вершительница Селендис. "Наши Наблюдатели засекли споры зергов, заражающие колонистов", - сообщила она, тепло приветствовав Рейнора. - "Они должны быть очищены. Если ты хочешь исполнить эту миссию за нас, мы позволим тебе это сделать".

"Джим, может, некоторые из моих людей и заражены, но мы не можем позволить протоссам их всех уничтожить!" - в отчаянии настаивала Ариэль Хэнсон. - "Если ты сможешь удержать протоссов в стороне, я попытаюсь найти исцеление от заражения". "Единственное исцеление - очищение огнем", - жестко возразила Селендис. - "Ты знаешь, что это так, Джеймс Рейнор. Если ты решишь противостоять нас, мы встретимся в славном сражении".

И Рейнор принял нелегкое для себя, но, тем не менее, верное решение. "Я не стану смотреть, как вы уничтожаете целую колонию, Селендис", - произнес он. - "Ведь шанс спасти ее остается". Ариэль тепло поблагодарила Рейнора за эти слова, но Рейдерам предстоял нелегкий бой с протоссами... и избежать его, похоже, не получится.

...Встав на защиту молодой колонии на Гавани, люди Рейнора сдержали натиск протоссов, уничтожив материнский корабль "Очиститель". Признав победу противника, Селендис отступила, дав колонии шанс на выживание.

Покидали "Гиперион" и доктор Хэнсон, принявшая решение остаться на Гавани и продолжать изучение спор зергов. "Ты мог бы осесть здесь тоже..." - тихо обратилась она к Рейнору на прощание, но тот отрицательно покачал головой. "Жизнь не дает вторых шансов таким как я, дорогая", - усмехнулся он. - "Нам нужно лишь заканчивать начатое". Подарив Рейнору последний поцелуй, Ариэль оставила "Гиперион", устремившись к сородичам...

Рейнор же приказал вывести корабль в околопланетное пространство, ибо ожидали Рейдеров новые свершения. Последние новости, транслируемые ВСН, обнадеживали: жители граничных миров, занятых зергами, объявляли о своей независимости от Доминиона, превознося Джеймса Рейнора как своего героя. Быть может, так начинается революция?..


Габриэль Тош предложил Рейнору нанести удар по Нью Фолсому - планете-тюрьме, содержатся на который выступавшие против Доминиона политзаключенные. Конечно, начинание сие Джим приветствовал, но на связь с "Гиперионом" вышла Нова, Призрак.

"Тош лжет тебе", - без обиняков сообщила девушка. - "Все Призраки, ставшие Фантомами, обратились в убийц-психопатов. На Нью Фолсоме содержатся те, которых мне удалось захватить". Несколько часов назад Тош покинул корабль, но Рейнор был уверен, что беглый Фантом наверняка прослушивает каналы связи "Гипериона", и не ошибся. "Мы, Фантомы, - будущее!" - возразил Тош, немедленно подключившись на параллельный канал. - "Помоги мне освободить Фантомов на Нью Фолсоме, и вместе мы низвергнем Менгска!"

"Тош хочет возродить своих приятелей Фантомов с помощью веществ, которые ты помог ему добыть", - вновь заговорила Нова. - "На Нью Фолсоме полно убийц-психопатов. Ты хочешь выпустить их на волю?" "Я помогаю тебе противостоять Менгску, и мои люди помогут тоже", - убеждал Рейнора Тош. - "В отличие от нее". "Он - спятившая бомба замедленного действия", - молвила Нова. - "Он останется с тобой до тех пор, пока не вознит нож в спину".

Поразмыслив, Рейнор принял решение довериться Тошу, ибо мотивы Новы, душой и телом преданной режиму Менгска, заставляли усомниться в искренности ее слов.

Рейд на Нью Фолсом возглавил сам Габриль Тош; Рейнор остался на борту "Гипериона", вверив своих солдат под начало Фантома. О готовящемся нападении Нова заранее предупредила охрану комплекса, посему пребывала она в полной боевой готовности. Тем не менее, Тошу удалось достичь желаемого, и выпустить Фантомов на свободу, попутно уничтожив комплекс Доминиона...

Рейнор искренне полагал, что уничтожение тюремного комплекса и освобождение Фантомов и иных заключенных, в числе которых были ученые, философы и борцы за свободу - шаг к светлому будущему для жителей Доминиона; Тош же стремился лишь разрушить империю Менгска, посему и присоединился наряду со Фантомами к движению Рейнора.

"Как ты можешь быть столь наивен?" - спрашивал Тош. - "Ведь назавтра придет новый Менгск... а затем - следующий. Твоя великая мечта о светлом будущем - всего лишь иллюзия". "Если все столь безнадежно, почему ты здесь, Тош?" - парировал Рейнор. "То же, что и тебе", - отвечал Тош. - "Я не успокоюсь, пока Менгск не сдохнет".

Рейнор вздохнул; к счастью, есть еще люди, разделяющие его мечту... такие, как Мэтт Хорнер. Доверия к новообретенным союзникам - Фантомам - он не испытывал, но покамест цели их совпадают, и Тош заверил его в том, что сомневаться в лояльности его солдат делу низвержения Доминиона не приходится.


Связавшись с Тайкусом Финдли, представители Фонда Мёбиуса предложили наемнику извлечь артефакт Ксел'Нага с планеты Ксил, поверхность которой покрывали древние руины. До недавнего времени на поверхности находился лагерь исследователей Фонда, пытавшихся с помощью лазерного бура разрушить двери храма Ксел'Нага, внутри которого и находился вожделенный артефакт.

Однако протоссы племени Тал'Дарим уничтожили экспедицию, посему представители Фонда и обратились к Тайкусу с просьбой решить возникшую проблему. Так, Рейдеры взяли под контроль опустошенный лагерь ученых, вновь активировав лазерный бур.

Атака Тал'Дарим последовала незамедлительно, но ее удалось отразить и закончить разрушение дверей храма. После чего артефакт был извлечен и доставлен на борт "Гипериона". "Ты одержал победу", - прозвучал в разуме Рейнора исполненный ненависти голос Вершителя Тал'Дарим. - "Весть о свершенном тобой осквернении достигнет звезд, Джеймс Рейнор. И возмездие не заставит себя ждать!"

Как и два предыдущих, артефакт был помещен в лабораторию, и Рейнор, глядя на добычу, не мог избавиться от мысли, что осколки сии представляют собой части некоего... предмета. С передачей артефактов Фонду Мёбиуса тоже не все обстояло гладко: зерги нанесли удар по основному исследовательскому центру сей организации на Тиридоре, и Рейнор приказал Хорнеру немедленно направить "Гиперион" в подпространство... быть может, удастся успеть до того, как Фонд будет уничтожен на корню.

...Когда "Гиперион" достиг Тирадора VIII, вторжение зергов было в самом разгаре. Эвакуация оборудования Фонда Мёбиуса шла полным ходом; выйдя на связь с Рейнором, глава организации, доктор Эмиль Нарюд сообщил, что вторжением верховодит сама Королева Клинков, пытаясь добраться до архивов, хранятся в которых координаты оставшихся к секторе артефактов Ксел'Нага. "Но почему она так стремится заполучить эти артефакты?" - удивлялся Рейнор. "Она страшится их силы", - отвечал Нарюд, - "ровно как страшится Ксел'Нага, их сотворивших. Ксел'Нага создали и протоссов, и зергов. Они были богами той эпохи".

Рейдерам не оставалось ничего иного, как уничтожить архивы, разрушив - пусть и временно - замыслы Керриган... в чем бы они не состояли. После, по возвращении на борт "Гипериона", Рейнор вновь полез в бутылку, не в силах справиться с чувством вины, мучившем его все эти долгие годы. Ведь кошмар приснопамятного вторжения зергов на Тарсонис упорно преследовал его, не желая отпускать...


Наконец, пришел черед задействовать информацию, добытую из адьютанта на Тарсонисе. В идеале следовало бы пустить ее в эфир Вселенской Службы Новостей, но сделать это крайне тяжело... однако, не невозможно. Мэтт Хорнер с подачи Миры Хан предложил Рейнору дерзкий и изящный план: нанести удар по "Вальгалле" - засекреченному исследовательскому комплексу Доминиона на маленькой луне на орбите Сигмарис Прайм, где разрабатываются новейшие образцы вооружения.

В скором времени Доминион собирается представить на Корхале новую боевую машину под названием "Один". Хорнер предлагал похитить Одина и с помощью его пробиться в здание ВСН, дабы пустить в эфир репортаж о военных преступлениях Менгска.

Не мешкая, на территорию "Вальгаллы" был отправлен отряд Рейдеров под началом Тайкуса Финдли. Операция по захвату боевой машины прошла без сучка, без задоринки. Дабы персонал комплекса не сумел сообщить о похищении Одина высшему командованию Доминиона, Тайкус и его солдаты попросту уничтожили все живое на поверхности луны, в буквальном смысле сровняв комплекс с землей.

По возвращении отряда на борт "Гипериона", Хорнер сообщил Рейнору, что просканировал бронекостюм, который Финдли носит, не снимая, и обнаружил в нем скрытый передатчик. Похоже, броня эта - своеобразная бомба замедленного действия, и стоит... кому-то направить определенный код, как деятельностью жизненно важных органов Тайкуса прекратится. Рейнор тяжело вздохнул: "Тайкус, во что же ты вляпался на этот раз?" Кто же проделал с ним подобное?.. Неужто Фонд Мёбиуса?..


...До прибытия к цели оставалось еще несколько часов, и Рейнор отправился в каюту, чтобы вздремнуть, когда из теней выступил никто иной, как Зератул, Темный Прелат. Выглядел он неважно, еле держался на ногах, то и дело затравленно озирался по сторонам. "Джеймс Рейнор", - резанул разум человека шепот, - "я принес дурные вести. Я заглянул в грядущее и узрел там лишь... забвение. Однако остается еще искра надежды. Ее жизнь окажется в твоих руках... Правосудие требует, чтобы она рассталась с жизнью за свои злодеяния, но лишь она может спасти нас". "Погоди-ка, ты о Керриган?" - опешил Рейнор. - "Ведь четыре года прошло! Ты появляешься откуда ни возьмись и..."

Резко схватив Рейнора за руку, Зератул вложил в ладонь ему кристалл. "Времени нет! Ты должен понять!" - возвестил он. - "Здесь находятся все ответы. Тщательно все изучи, судьба мироздания висит на волоске". С этими словами Зератул скрылся в тенях, и обнаружить его на "Гиперионе" не удалось.

Встречу Рейнор списал бы на белую горячку, вызванную чрезмерными возлияниями в корабельной кантине, если бы не кристалл. Насколько было известно Джиму, подобные кристаллы позволяют лицезреть воспоминания иных разумных созданий. Посему Рейнор поспешил в лабораторию, сосредоточился на чудесном кристалле, и немедленно в разуме его зазвучал глас Зератула.

"Рейнор... Гончие Пустоты подбираются ко мне..." - говорил Прелат. - "Я заключаю свои воспоминания - саму свою сущность... в этот кристалл... чтобы ты увидел то же, что и я... и что в будущем... еще может оставаться надежда".

Пред ментальным взором Рейнора предстала неведомая планета, и крошечный кораблик Зератула, стремящийся к ее поверхности. "Много времени прошло с тех пор, как мы сражались против Роя, друг Рейнор", - продолжал вещать Зератул. - "С тех пор я в одиночестве странствовал по Пустоте в поисках древнего пророчества, должного предсказать возвращение Ксел'Нага. Странствия привели меня к отдаленной планете Улаан, где я обнаружил части пророчества. Но я был не первым, кто нашел их... Как и было предсказано, Рой зергов явился, и противостояли ему протоссы, перворожденные богов. Теперь же Ксел'Нага, сотворившие нас, возвращаются. Но идут они для того, чтобы спасти... или уничтожить?.."

Спустившись на поверхность Улаан, Зератул углубился в руины Ксел'Нага, когда атаковали его зерги. Темный Прелат без труда расправился с миньонами Роя, когда в разуме его прозвучал вкрадчивый и до боли знакомый голос. "Я знала, что рано или поздно ты появишься здесь", - молвила Королева Клинков, выступая из теней. - "Ты слышишь их, Зератул? Шепот, доносящийся от звезд? Появление их обратит галактику в прах".

Зератул устремился в атаку, хоть и говорила Керриган, что пред грядущей бурей все их нынешние конфликты воистину ничтожны. Пси-клинок Зератула начисто снес одно из костяных крыльев Королеве Клинков, но то немедленно восстановилась. Керриган молча взирала на Зератула, не делая попытки атаковать, и осознал протосс, что та милостью своей сохраняет ему жизнь. "Судьбу не изменить", - произнесла Керриган. - "Грядет конец сущего. И я приму его". С этими словами она отступила, предоставив Зератула самому себе.

"Пророчество туманно", - покачал головой тот, размышляя над словами Королевы Клинков. - "Всегда есть надежда". После чего Зератул устремился к виднеющимся вдалеке святынями Ксел'Нага, зная, что в каждой из них отыщет части пророчества, что поможет ему составить цельную картину вершащегося.

По пути повстречал он отряд протоссов под началом Верховного Рыцаря Карасса. Почтительно приветствовав Зератула, тот поведал, что последовал за Королевой Клинков на эту планету, хоть и не знает, что понадобилось ей здесь. "И я, и Керриган прибыли сюда, чтобы найти древнее пророчество", - сообщил Зератул. - "И я уповаю на то, что нам удастся сделать это раньше нее".

...Наконец, все три кристалла, содержащие пророчество о том, кто "разрушит цикл богов", были в руках Зератула... и в этот момент Рой атаковал. "Ты можешь снимать слои с сердца пророчества, но тебе не избежать судьбы, которая ожидает всех нас!" - говорила Королева Клинков, направляя атаку зергов.

Ценою собственных жизней Карасс и его Рыцари даровали Зератулу несколько драгоценных минут, чтобы добраться до корабля и покинуть планету. Темный Прелат не мог расшифровать найденные фрагменты пророчества, посему устремился на Закул, где обитал триумвират таинственных Хранителей. Если уж они не смогут понять, о чем говорится в пророчестве... воистину, вселенная обратится в прах.

Лишь высадившись на поверхности Закула, Зератул был поражен странной тишиной... ровно как и тем фактом, что структуры протоссов, возведенные поодаль, излучают не небесно-голубое, но изумрудное сияние. Подобного Темный Прелат не видал доселе... и не ожидал, что атакуют его собраться. Похоже, некая могущественная сущность подчинила себе разумы протоссов, но... что с Хранителями?

Последние оказались заточены в изумрудных кристаллах, и энергии их поглощал чудовищный гибрид протосса и зерга!.. Зератулу удалось расправиться с тварью, и освобожденные Хранители расшифровали пророчество, прочтя его в разуме Темного Прелата. "Цикл приближается к завершению", - изрекли они. - "Ксел'Нага, сотворившие звезды, превзойдут свое творение... Но останется Падший... Судьбой уготовано ему сокрыть Пустоту тенью... Он разрушит цикл богов, поглотив свет и надежду. Все начинается с Великого Пожирателя... Все заканчивается... непроницаемой тьмой".

Признаться, слова сии заставили Зератула содрогнуться. Но... Великий Пожиратель... Уж не о Сверхразуме ли идет речь? И Темный Прелат, покинув Закул, отправился на Аюр, дабы отыскать на покрытой биомассой поверхности обезображенной планеты останки Сверхразума.

После оных кишмя кишели зерги, но Зератулу удалось пробиться к мертвым щупальцам сущности, прикоснуться к ним. Темный Прелат ощутил смерть... радость... удовлетворение от претворения замысла... страх перед грядущим. Неожиданно возник пред ним сияющий дух Тассадара. "Я говорю с тобой... Извне", - произнес он. "Тассадар!" - поразился Зератул. - "Но ты же... погиб... забрав с собою этот проклятый Сверхразум!" "Я так и не вкусил смерти, Зератул", - отвечал Тассадар, - "и не вкушу впредь. Но об этом в другой раз. Я хочу поведать тебе о... доблести этого создания".

"Доблести?" - изумился Темный Прелат. - "Эта тварь отвратительна!" "Так было не всегда", - произнес дух. - "Зерги оказались... изменены. Им было навязано одно-единственное стремление: уничтожение нашего народа. Сверхразум был создан мыслящим существом... но оказался лишен свободы воли. Он в ярости бился о несокрушимую тюрьму собственного разума".

"Но кто сделал это?" - спрашивал Зератул. - "И зачем?" "Я не знаю", - молвил Тассадар. - "Но Сверхразум сумел воспротивиться всепоглощающему стремлению. Он создал... надежду на спасение. Королеву Клинков. Лишь она может избавить зергов от рабства, и, сделав это, спасти все сущее... от пламени. Забудь все, что ты знаешь, Зератул. Сверхразуму было видение... конец всего сущего. И теперь ты тоже должен узреть его".

И предстало Зератулу видение последнего противостояния его народа с неисчислимыми ордами зергов, ведомыми чудовищными гибридами, исполнителями воли могущественного Падшего. На далеком Ульнаре собрались все остающиеся в живых герои протоссов - Иерарх Артанис, Вершительница Селендис, адмирал Урун, Мохандар... и сам Зератул. "Галактика горит вокруг нас!" - обращался Темный Прелат к обреченным сородичам. - "Людей уже поглотило сие пламя. Мы - единственные, противостоящие тени. Но если нам предстоит сегодня погибнуть, мы умрем, сражаясь плечом к плечу! Эн Таро Тассадар!"

В последовавшем последнем противостоянии протоссы пали пред миньонами Падшего, после чего гибриды направили энергии Пустоты на зергов. "Глупые чада, исполненные гордыни..." - разносился глас Падшего над полем брани. - "Среди вас лишь одна могла представлять угрозу воплощению моего замысла... но вы посчитали ее истинной угрозой! Я был вашим началом, я стану вашим концом".

Таково было страшное видение Сверхразума, явленное Зератулу Тассадаром... и наблюдаемое Рейнором посредством кристалла памяти. "Друг Рейнор, ты узрел истину", - прозвучали в разуме его последние слова Темного Прелата. - "В Пустоте пребывает зловещая сущность, стремящаяся уничтожить все, что нам дорого. Может ли... Падший оказаться Ксел'Нага? После стольких эонов... могут ли боги желать нашей гибели? И Керриган... мне с трудом верится в это, но лишь она может предотвратить уничтожение сущего... Рейнор, вскоре жизнь Керриган может оказаться в твоих руках. Я лишь знаю, что она должна остаться в живых. Будь осторожен, старый друг... гончие Пустоты... вышли на охоту".

...Когда Рейнор ступил на капитанский мостик "Гипериона", Хорнер сразу обратил внимание, сколь бледен их лидер. Джим поведал Мэтту о пережитом видении, о пришествии гибридов и... о роли, предположительно отведенной Керриган. "В том будущем, которое я наблюдал, она была мертва", - сообщил Рейнор. - "Убита... нами. Именно от этого меня пытался предостеречь Зератул. Она должна остаться в живых, или все мы обречены".


Дерзкий рейд на Корхал, столицу Доминиона, прошел фактически идеально; Император Менгск и генерал Хорус Ворфилд помыслить не могли, что Рейнор пойдет на столь рискованную операцию. Так как вести о нападении на "Вальгаллу" Корхала не достигли, сим фактом было грех не воспользоваться.

Посему Тайкус Финдли, заняв место в кабине Одина, гордо шагал по улицам города, в котором распологались студии ВСН, в то время как Рейдеры тайно высаживались за пределами города. В определенный момент Финдли принялся поливать огнем сопровождавшие его силы Доминиона, и в городе воцарился хаос.

Немедленно, солдаты Рейнора устремились к зданию Вселенской Службы Новостей, пустив в прямой эфир репортаж, раскрывающий истинную подоплеку действий Менгска в час падения Тарсониса.

Сие деяние застало Императора врасплох и знаменовало начало истинной революции. В пространстве Доминиона начались мятежи и восстания, ибо Рейнор обратил против Менгска его самое могущественное оружие: СМИ. Одна-единственная трансляция принесла мятежникам большую победу, чем одержанные во множестве сражений.

Рейнор же вознамерился вплотную заняться вторжением зергов, благо миньоны Королевы Клинков продолжали атаковать граничные колонии. За прошедшие недели нападения поутихли, и оставалось гадать: то ли зерги достигли некой поставленной цели, то ли отказались от нее.


Фонд Мёбиуса обнаружил следующий артефакт Ксел'Нага на отдаленной планете Тайфон XI в системе с чрезвычайно нестабильной звездой. Однако, вскоре после того, как к планете приблизился "Гиперион", солнечное излучение возросло до 500%, а это значит, что остаются считанные часы до того момента, как звезда обратится в сверхновую. Никогда Рейнор не слышал о столь мгновенной трансформации, но, несмотря на предостережения Финдли и Хорнера, был полон решимости исполнить миссию... после чего, наконец, избавиться от артефакта, передав их представителям Фонда.

Как оказалось, на Тайфоне XI пребывал внушительный контингент Тал'Дарим; Вершитель сего племени протоссов считал Рейнора своим личным врагом, осквернителем святынь. Впрочем, Джиму на мнение его было откровенно наплевать. Под огненными волнами, омывающими планету, Рейдеры извлекли из святилища Ксел'Нага четвертый артефакт, после чего вернулись на борт корабля.

..."Гиперион" прибыл в сектор космоса, где должна была состояться передача артефактов, но обнаружил там три крейсера Доминиона, в том числе и флагман, "Буцефал". Силовые щиты на кораблях были отключены, и Рейнор немедленно отдал приказ пришвартоваться к флагману. Быть может, действуя стремительно, им и удастся выжить.

Валериан Менгск Облачившись в старый бронекостюм с эмблемой приснопамятных "Небесных дьяволов", Рейнор лично возглавил атаку на "Буцефал". С боем пробившись к капитанской каюте, он распахнул дверь, но обнаружил внутри не Арктуруса Менгска, а его сына, Валериана. "Я владею Фондом Мёбиуса", - сообщил Рейнору наследник престола. "Дай мне причину, по которой я не пристрелю тебя здесь и сейчас", - процедил Джим, и Валериан отвечал: "Потому что я могу предложить тебе то, к чему ты всегда стремился - шанс спасти Сару Керриган. Фрагменты артефакта, которые ты собрал, созданы Ксел'Нага. С их помощью я могу собрать устройство, которое обратит вспять зерг-заражение, обратившее Керриган в Королеву Клинков. Ты - единственный человек, который был близок к ней и выжил. Ты знаешь ее тактику, ее стратегии - и я уверен, рискнешь всем, чтобы вернуть ее".

"Зачем это тебе?" - поинтересовался Рейнор. "Все гадают, стану ли я таким же хорошим Императором, как мой отец", - признался Валериан. - "Но я хочу большего. Я хочу доказать, что буду лучшим Императором. И лучшим человеком. Если я вновь обращу в человека самую страшную убийцу в истории... объединившись со знаменитым преступником Рейнора... это то самое доказательство, которое мне необходимо". "Значит, я просто механизм в твоей машине?" - нахмурился Рейнор. "А тебе не все равно?" - поинтересовался Валериан.

...Вернувшись на борт "Гипериона", Рейнор принял решение немедленно готовиться к экспедиции на Гарь. Хорнер поверить не мог, что Джим всерьез заключал сделку с отпрыском Менгска; наверняка тот приготовил ему некую изощренную ловушку. Но изменить решение Рейнора было невозможно, хоть и сам он понимал - чересчур много совпадений... По прошествии стольких лет откуда ни возьмись появляется Финдли, втягивает его в сбор артефактов, которые оказываются ключом к осуществлению самой сокровенной мечты...


Последний, пятый артефакт Рейдеры забрали с дрейфующего в отдаленной звездой системе остова корабля Ксел'Нага, попутно разгромив силы Вершителя Тал'Дарим. Принц Валериан передал под начало Рейнора боевые крейсеры Доминиона класса "Минотавр"; хоть многие из Рейдеров и не доверяли отпрыску Менгска, авторитет Рейнора заставил их принять сложившуюся ситуацию как должное.

Наконец, все было готово к проведению операции на Гари. Не ставя в известность венценосного отца, Валериан увел к оплоту зергов половину флотилии Доминиона под началом генерала Ворфилда. Похоже, юноша всерьез вознамерился доказать Арктурусу, что сумеет одержать верх над Королевой Клинков и принести мир в пространство Доминиона.

Сражение началось... Керриган бросила против дерзких людишек все силы Роя. Потери Доминиона оказались весьма велики, но все же многим транспортным шаттлам удалось достичь поверхности, где пехотинцы немедленно занялись возведением укреплений.

Крейсер, на борту которого пребывал Хорус Ворфилд, оказался сбит муталисками, и лишь своевременное появление в месте крушения Рейдеров под началом Рейнора и Финдли спасло жизнь генералу. "Хоть ты и хренов пират, Рейнор, сегодня ты спас моих ребят, и я не забуду этого", - произнес Хорус, крепко пожимая Джиму руку.

Получив в сражении серьезные раны, генерал не мог продолжать командование операцией, поэтому вверил силы Доминиона под начало Рейнора. Перед тем, как выступить к основному улью Роя, где, скорее всего, и находится Королева Клинков, Джим направил часть подразделений на орбитальную платформу, где гнездились летающие виды зергов. В задачу солдатам вверялось уничтожить охлаждающие системы реакторов платформы, что приведет к скорому взрыву оных. Иные же подразделения выступили к сети тоннелей, используемых гигантскими зергами-червями, дабы направить в них потоки раскаленной лавы.

Добившись успеха в обоих начинаниях и вновь воссоединившись, силы Доминиона и мятежников атаковали улей Королевы Клинков. Артефакт Ксел'Нага, восстановленный учеными Фонда Мёбиуса, сыграл свою роль: испепелив полчища зергов, он очистил Сару Керриган от зерг-заражения, вновь вернув ей человеческий облик.

Но в это мгновение на глазах Рейнора Тайкус Финдли направил винтовку за обессиленную женщину, и в воцарившейся тишине из коммутатора, вмонтированного в его бронекостюм, отчетливо донесся голос Арктуруса Менгска: "Исполняйте свой приказ, мистер Финдли".

Все стало на свои места: и своевременное появление Финдли на Мар Сара, и взрывчатка в его бронекостюме... "Я заключил сделку с дьяволом, Джимми", - извиняющимся тоном произнес Тайкус. - "Она умирает, я обретаю свободу". "Каждый из нас делает собственный выбор", - произнес Рейнор и, закрыв Керриган своим телом, всадил Финдли пулю в голову.

После чего, бережно подняв Сару Керриган на руки, вынес ее из улья... Рейдеры сдерживали натиск обезумевших зергов, дожидаясь прибытия как шаттла, так и второго отряда, должного обеспечить безопасность артефакта Ксел'Нага; похоже, расчет профессора Джейкоба Рамзи оказался верен, и мистическая реликвия действительно вернула Королеве Клинков человеческое обличье... Наконец, корабль опустился поблизости, и, поднявшись на борт, солдаты Рейнора покинули Гарь... но в орбитальном пространстве планеты столкнулись с роем муталиском.

За неимением иного выхода, Рейнор отдал приказ пришвартоваться к крейсеру "Буцефал", хоть и сомневался в том, что Валериан Менгск использует Керриган лишь как средство для претворения в жизнь собственных амбиций. С другой стороны, наследник трона обещал обеспечить вновь обращенной в человека женщине лучшее медицинское обслуживание, которое только могут обеспечить специалисты Фонда Мёбиуса, а частности - доктор Эмиль Нарюд, эксперт по физиологии зергов.

Неожиданно в системе возник флот Доминионе, на флагмане которого, "Белой звезде", находился сам Император! Арктурус Менгск, выйдя на связь с "Буцефалом", потребовал у непутевого сына немедленно передать ему Керриган, однако - к удивлению присутствовавшего при разговоре Рейнора - Валериан ответил отказом, прося отца проявить дальновидность и напоминая ему, что недавняя Королева Клинков является ключевой фигурой древнего пророчества, единственной надеждой на спасение обитателей сектора, ибо Ксел'Нага возвращаются. Однако, Император отмел все доводы сына, приказав подначальным ему кораблям открыть огонь по "Буцефалу" и иным кораблям Доминиона, находящимися под началом Валериана.

В последовавшем сражении с превосходящими силами Императора уцелели лишь два боевых крейсера наследника престола, а также "Буцефал" и "Гиперион". Корабли мятежников сумели совершить прыжок через подпространство, однако флотилия Доминиона последовала за ними, руководствуясь данными устройств слежения, установленных на "Буцефале" по приказу Императора. Техники Рейнора приступили к методичному прочесыванию отсеков флагмана Валериана, в то время как оставшиеся суда последнего отражали яростный натиск противника...

Еще один крейсер оказался уничтожен; оставшийся - "Геракл", "Гиперион" и "Буцефал" совершили очередной прыжок. Мэтт Хорнер, Валериан Менгск и Джим Рейнор приняли решение укрыться в Порту Мертвеца и надеяться на временную защиту со стороны Миры Хан и ее наемников... Все это время Сара Керриган оставалась в бессознательном состоянии в медицинском отсеке "Буцефала"; Рейнор старался почаще заглядывать ко вновь обретенной возлюбленной, вспоминал эпизоды пережитого вместе, в час восстания Менгска, надеясь, что Сара услышит его голос.

Крейсера удалось укрыть на свалке кораблей и прочего хлама, покрывшего большую часть поверхности Камня Мертвеца; верная своему слову Мира, к которой перешли бразды правления планеткой после того, как Этан Стюарт обратился в зерга - предоставила Рейдерам и людям Валериана укрытие на время, пока не объявится Император и не станет слишком жарко. Сейчас на Камень Мертвеца стекались беженцы с планет, подвергшихся недавним атакам зергов, и Валериан с болью наблюдал, как местные головорезы и наемники делятся последним с собратьями по несчастью, в то время как всесильный Доминион его отца попросту закрывает глаза на нужды неимущих.

С дозволения Миры Хан Валериану удалось связаться с доктором Нарюдом, и ученый заявил, что прибудет в Порт Мертвеца при первой же возможности, дабы оценить нынешнее состояние Сары Керриган, определить, что она собой представляет...

Действительно, вскорости Нарюд прибыл в городок Рай, находящийся в некотором отдалении от Порта Мертвеца, и Рейнор, Хорнер и Валериан отправились на встречу с исследователем... когда наемники, прежде выступавшие на стороне Миры, нанесли удар. Истребители "Фантомы" и боевые машины "Викинги" атаковали остающиеся в Порту Мертвеца крейсера "Гиперион" и "Буцефал", в то время как отряд наемников, выступивший к Раю, попытался захватить наследника престола Доминиона и его спутников.

К счастью, Мира и остававшиеся верными ей солдаты успели вытащить Рейнора и остальных из окружения, и "Гиперион" наряду с "Буцефалом" сумели совершить прыжок в подпространство. Мира же занялась наведением порядка на своей планетке, Камне Мертвеца, и начала с расправы над столь цинично предавшими ее наемниками...

Корабли прибыли в звездную систему, где в поясе астероидов, известном как Пояс Киркегаарда, находился тайный исследовательский комплекс Фонда Мёбиуса "Прометей", архитектура которого до боли напомнила Рейнору артефакт Ксел'Нага, вновь обративший Керриган в человека.

При встрече с Нарюдом Сара ощутила что-то хорошо ей знакомое, на ментальном уровне... хоть была уверена в том, что никогда прежде не встречала ученого лично, и это настораживало. Тем не менее, женщина позволила сотрудникам исследовательского центра сопроводить себя в лабораторию, в то время как Нарюд выразил желание как можно скорее взглянуть на остающийся на борту "Буцефала" артефакт Ксел'Нага, который Валериан Менгск обещал передать ему для проведения дальнейших исследований.

Нарюд цинично предал гостей, известив об их местонахождении Императора, и вскоре флот Доминиона прибыл в Пояс Киркегаарда. На исследовательской станции же Рейдеры, солдаты наследника престола, а также сами Рейнор и Валериан противостояли охранникам комплекса, в то время как Сара Керриган, телепатически прикончив дерзнувших преступить ей путь солдат, устремилась на выручку к возлюбленному.

"Гиперион" под началом Мэтта Хорнера принял бой с боевыми крейсерами Доминиона, а вскоре присоединился к нему и "Буцефал". Пользуясь сумятицей, бармен Купер, работавший в кантине "Гипериона", вознамерился улизнуть, от греха подальше, ибо именно он, исполняя приказы Арктуруса Менгска и Нарюда, организовал нападение наемников на Рейнора, Хорнера и Валериана, случившееся на Камне Мертвеца, и теперь собирался унести ноги, пока наниматель его не обратил крейсер Рейдеров в пыль. За неимением иного выхода и следуя отданному по коммутатором Рейнором приказу, капитаны "Гипериона" и "Буцефала" устремились прочь от астероида, оставались на котором лидер Рейдеров, наследник престола и вчерашняя Королева Клинков; флот Доминиона преследовал отступающие боевые крейсера...

На "Прометее" же Норюд выпустил из тайных отсеков станции двух чудовищных гибридов, направил их по следу Рейнора и Валериана, но от гибели тех спасла Керриган, применившая псионические способности, дабы покончить с тварями. Положение индивидов, крови которых столь жаждал Император, казалось безнадежным, ибо пехотинцы Менгска наводнили коридоры станции... но капитаны "Гипериона" и "Буцефала" приняли решение пренебречь приказом; в то время, как флагман Валериана сдерживал натиск "Белой звезды", Рейдеры отправили к астероиду шаттл, на борт которого сумели подняться Рейнор, Керриган и Валериан.

Крейсеры мятежников сумели скрыться от погони, совершив прыжок в звездную систему Протектората Умойа, где Рейдеры Рейнора получили укрытие на тайной станции союзников Валериана. И "Гиперион", и "Буцефал" были изрядно потрепаны в недавних сражениях, по пятам за беглецами следовала флотилия Доминиона, артефакт Ксел'Нага заполучил предатель Эмиль Нарюд, а в теле Сары Керриган оставалось предостаточно мутагена зергов, что поднимало вполне резонный вопрос: кто же она - человек или зерг?..

Сонм проблем и вопросов повергал Джима Рейнора в откровенное уныние...


Минуло 16 дней, но Керриган, помещенная в один из отсеков исследовательской станции, казалась, впала в совершенную апатию. Несмотря на все стремления ученых дознаться, что она сейчас собой представляет, бывшая Королева Клинков продолжала отказываться от воды и пищи, лежала на полу отсека и не шевелилась. И исследователи, и продолжавший наблюдать за отражавшейся на мониторах Керриган Валериан Менгск недоумевали: осознанно ли подобное поведение "подопытного образца", или же является следствием своеобразного "противостояния" начал человеческого и зерга, представленных в этой женщине. Попытка внутривенно ввести Керриган глюкозу встретила яростный отпор, который Валериан считал исключительно инстинктивным, поскольку активность мозга женщины была минимальна. Хоть какое-то утешение для убитых ею ученых... Но, наблюдая за Керриган, Валериан убеждался, что она - не человек.

Сара Керриган же уносилась мыслями в прошлое, воскрешая картины, сделавшей ее подобным... существом. Воспоминания, которые, как она полагала прежде, стерты конфедератами, лишившими некогда ее личности. Да, тогда она была маленькой девочкой, и счастливо жила с мамой и папой... Безмятежная жизнь, без войн, без ужасов... Без смерти... Но однажды она нечаянно раздавила в ладони прекрасную бабочку, и неосознанно ударила псионической волной по самым дорогим ей людям - родителям...

"Смерть следует за ней", - размышлял Валериан, наряду с исследователями наблюдая за показаниями приборов, фиксирующими как физическую, так и ментальную активность Керриган. - "Не знаю, что произошло прошлой ночью, но наш субъект проявил некие признаки сознания. Вернулась ли она из псионического кокона, в который сама же себя и поместила? Или просто устала от своей комы? Может, ей привиделся кошмар. Как бы то ни было, сотворенная ею волна уничтожила комнаты для наблюдений и прикончила одного из техников. Еще одна случайная смерть".

Валериан приказал, чтобы отныне Керриган имела дело исключительно с механизмами, должными заменить техников и исследователей; во-первых, это позволит сохранить человеческие жизни, во-вторых... похоже, женщина сама предпочитает поменьше общаться с людьми. Ибо те приносили ей одну лишь боль, жестокость, предательство. Детство Сары закончилось, когда таящиеся в ней силы вырвались из-под контроля.

Тогда-то конфедераты и изолировали девочку, дабы с помощью тупых, грубых инструментов обратить ее в оружие системы, которой слепо следовали. Валериан читал отчет, который его людям удалось спасти из объятого пламенем комплекса Конфедерации. Как следовало из донесения, Керриган противилась всем попыткам вновь открыться тем силам, которые убили ее мать, и тогда мучители заключили ее в клеть, заставив сражаться один на один с ресоциализированными пехотинцами, заставив убивать, безропотно подчиняться отдаваемым приказам. Они хотели сделать из нее монстра, и добились своего...

"Они сделали из меня монстра", - продолжала переживать эпизоды прошлого Керриган. - "Эти силы убили мою маму, а им было наплевать. Они высвободили их. Силы убивали, а иного им было и не нужно. Я убивала, и мне было плевать на обстоятельства". Так Сара Керриган обратилась в Призрака - тайное, гибельное оружие Конфедерации Землян. Она убивала всех, дерзнувших бросить вызов системе, а также беззащитных женщин и детей - для того, чтобы преподать урок остальным.

А затем... она обрела свободу, и даровал женщине ее человек, который имел все причины ее ненавидеть, ведь именно она покончила с его отцом, Ангусом Менгском. И сейчас Керриган понимала, что хитроумный Арктурус обвел ее вокруг пальца, вновь заставив убивать, но на этот раз - самих конфедератов. Но Менгск, вовлекая ее в свое революционное движение, не отдавал приказы... а просил ее, говоря о будущем, о надежде. О том, что мучители ее окажутся низвержены. О неизбежное отмщении, которое постигнет их.

Слова "надежда" и "отмщение" ничего не значили для нее, но теперь у нее была цель... и свобода выбора. И впервые в жизни она была там, где хотела... с тем человеком, который был ей небезразличен - с Джимом Рейнором. Она начала учиться чувствовать, заботиться... верить...

Но подобной ошибки она не повторить никогда...

Наблюдая, как воспрявшая к жизни Керриган методично разносит волнами псионической энергии оборудование лаборатории, Валериан Менгск покачал головой. Никогда больше не станет он рисковать человеческими жизнями ради этого... существа. Арктурус Менгск сыграл свою роль в его создании, но Валериан не собирался позволять подобной твари вновь обрести свободу, дабы продолжить свою кровавую войну, направленную против всего живого в секторе. Валериан продолжит скрупулезное изучение Керриган...

Но вместе с тем наследник престола сознавал, что у него остаются обязательства перед союзниками, к которым он - в отличие от отца - не смеет повернуться спиной. Если в той, которая его недавно была Королевой Клинков, осталось что-нибудь человеческое, он отыщет это. Потому что дал обещание Рейнору. Но если ничего человеческого в ней не обнаружится, он незамедлительно отдаст приказ о ее устранении. Ведь одно дело - возвращающийся к жизни солдат, совсем другое - обретающая былое могущество богиня...

"Почему Сверхразум сохранил ей жизнь?" - недоумевал Валериан. - "Знал ли он, что готовит инструмент, который послужит его собственной гибели?" Наследник престола терзался сомнениями. И конфедераты, и Сверхразум зергов использовали ее, обращая в оружие... Сам Валериан был убежден, что лишь пытается помочь, понять, что эта женщина представляет собой... Но все время возвращался к одному и тому же вопросу: быть может, те, которые использовали Керриган, также считали, что руководствуются благими намерениями... И если так, отличается ли он от них?.. Валериан отметал подобные мысли, подобные сомнения... но они все возвращались...

"Я контролировала все", - переживала Керриган бытие свое безжалостной Королевой Клинков. - "Ощущая боль, я возвращала ее усиленной тысячекратно. Я провела Рой через кровь и ложь, и обратила его против тех, кто предал меня. Я была миллиардами когтей. Я была миллиардами клыков. Я контролировала все. Я убивала. И продолжала убивать. Одно мое слово сокрушало горы, осушало океаны, приводило к гибели целые планеты. Я контролировала все, и я была монстром. Жажда мести направляла меня так же твердо, как прежде это делала Конфедерация. Теперь я понимаю месть. Но когда же я сумею понять надежду?.."

Герметичность крушимой Керриган лаборатории была нарушена, и системы управления комплексом, проанализировав ситуацию, предложили Валериану устранить подопытный образец... выбор, который наследник престола сделал, не колеблясь. До взрыва отсека, заключавшем в себе одно из опаснейших существ галактики, оставалось 20 секунд, когда неожиданно Керриган прекратила буйствовать, опустилась на колени. Да, она - монстр... ради которого Джим Рейнор пересек полгалактики и спас от верной смерти, прикончив при этом своего лучшего друга. И если этот циничный ублюдок искренне полагает, что в ней могло остаться что-то человеческое, что ж... не стоит лишать его этой надежды.

"Отключи, Валериан", - устало произнесла Керриган, глядя в камеру и прекрасно сознавая, что наследник престола слышит ее. - "Или через девять секунд станешь истинным Менгском, убивающим трусливо, исподтишка. Кстати, я позволила себе переместить заряды вокруг твоего маленького шпионского гнездышка на тот случай, если ты просто врал о том, что не станешь следовать по стопам своего отца".

Глаза Валериана округлились от ужаса, и ладонью он ударил по консоли, остановив процесс за три секунды до взрыва, чуть было не унесшего его собственную жизнь. Но остаются камеры наблюдения, и с их помощью он продолжить следить... "Никаких камер, Валериан", - отрезала Керриган, с легкостью прочитав его мысли. - "Никаких больше тестов". "Я... восстановлю оборудование для исследований", - запинаясь, произнес Валериан, не зная, как следует вести себя с этой женщиной - уверенной в себе, загадочной, смертоносной. - "Мы... начнем все сначала, Сара". "Ты хочешь понять, что сможешь узнать, проводя надо мной исследования", - усмехнулась Керриган. - "Не думаю, что ты сумеешь переварить эти сведения".

Ведь в конечном итоге она осознала, что, вновь обретя человеческое обличье, человеком так и не стала...

Глава 8. Сердце Роя

Изнурительные тесты продолжились, перемежаемые краткими разговорами с Джимом Рейнором. Последний настаивал, что надлежит им оставить эту войну, победить в которой невозможно, и укрыться от мира, дабы познать, наконец, счастье, отказано в котором им было так долго; Сара, однако, не соглашалась, полагая, что лишь гибель Менгска ознаменует свершение ее отмщения, и ничто иное не может быть более важным.

Керриган утверждала, что не помнит ровным счетом ничего из бытности своей Королевы Клинков, но Валериан желал убедиться, сохранила ли женщина способность контролировать зергов, осталось ли в организме ее достаточное количество мутагена. На нижнем уровне исследовательского комплекса содержалось немало сих созданий, и Валериан предложил Керриган телепатически воздействовать на них. Что ж, наследник престола не представляет, о чем просит...

Керриган с легкостью взяла под контроль зерглингов, и, дабы проверить, насколько хорошо этот напыщенный Валериан и его исследователи-умойане контролируют ситуацию, выпустила тварей в коридоры комплекса. Подобного поворота Валериан никак не ожидал: отчаявшись упросить Керриган остановиться, он приказал бросить в бой охранных роботов.

Коридоры лаборатории стремительно покрывались биомассой, а зерглинги, направляемые Сарой Керриган, уничтожали одного робота за другим. Ученые в панике бежали из отсека, заблокировали его, а светопреставление продолжалось. Свою позицию Керриган объяснила весьма доходчиво, выпустив на свободу всех без исключения зерглингов, содержащихся в комплексе, и обратив с их помощью в руины половину лаборатории... и при этом не сделала ни шагу из отсека, в котором содержалась.

"Надеюсь, ты понял, сколь опасными могут быть зерги", - молвила Керриган, зная, что Валериан прекрасно слышит ее. - "Я верну их в камеры". Наследник престола с облегчением вздохнул, объявив, что эксперименты над Керриган на этом закончены и в дальнейшем он надеется на плодотворное взаимовыгодное сотрудничество.

...Разыскав Сару, Рейнор постановил, что они покидают комплекс через час, и женщина кивнула: быть может, прав Джим, и действительно стоит забыть о прошлом... Но оное напомнило о себе самым вопиющим образом; крейсера Доминиона появились в пространстве близ планетоида XT39323 и отряды пехотинцев, ведомые Новой, заполонили пределы комплекса.

"Пока Менгск жив, будет литься кровь", - прошипела Керриган, придя к окончательному решению. - "Он заплатит за все". Она поцеловала Джима; было в этом жесте сожаление, извинение за то, что не сможет разделить его мечты, к которым шел он долгие годы...

После чего Керриган и Рейнор устремились через лаборатории к транспортной станции, откуда до ангара - рукой подать. К сожалению, от подразделения Валериана двое оказались отрезаны, и рассчитывать им приходилось лишь на самих себя. Впрочем, телепатические способности Сары оказались на высоте; творя псионические волны, женщина расправлялась с пехотинцами Доминиона, а Рейнор не жалел игр, паля по противнику из верной винтовки Гаусса...

Коридор, ведущий к цели, оказался завален, и двоим пришлось спуститься на нижний уровень комплекса, находились на котором обретшие свободу зерги. Тем временем солдаты Новы получили контроль над системами безопасности, приступили к изоляции комплекса; очевидно, они стремятся отрезать остающуюся внутри Керриган от потенциальных лазеек, потому бывшей Королеве Клинков и спутнику ее следовало поспешить, чтобы вырваться из западни.

Валерин со своими людьми уже покинул комплекс и теперь был на пути к космопорту, находящемуся на расстоянии в несколько километров. Джим, Сара и несколько умойанских солдат последовали за ним на грузовой платформе, не забывая уничтожать боевые машины Доминиона, дерзающие приблизиться к ней.

Но в космопорту их ждал новый сюрприз: одна из новейших разработок Доминиона, боевая машина "Архангел" блокировала подходы к шаттлу Рейнора. Не устрашившись, Керриган пересекла мост, ведущий к посадочной платформе, но Рейнор не успел сделать то же самое, ибо мост оказался разрушен направленным взрывом. Обещав, что попытается найти иной путь к шаттлу, Джим повернул назад; Сара схлестнулась в противостоянии с "Архангелом" и иными машинами и пехотинцами Доминиона.

Разбивая механизмы кинетическими ударами, Керриган обратила боевые машины в груды металла, после чего, добежав до шаттла, связалась с Джимом... Тот велел ей немедленно улетать к установленному месту встречи в околопланетном пространстве, где их должен дожидаться "Гиперион". "Мы только нашли друг друга!" - воскликнула Керриган. - "Я тебя не оставлю!"

Вышедший на связь с обоими Валериан обещал, что немедленно вышлет за Джимом отряд, и Сара, скрепя сердце, активировала двигатели корабля, покинула планетоид...

Но уже спустя несколько минут Валериан вновь связался с Джимом, объяснив, что "Гиперион" находится под сильным обстрелом флотилии Доминиона, и солдат просто не пробиться на выручку Рейнору. Последний пообещал, что найдет способ выбраться... однако сознавал, что, скорее всего, это окажется невозможно... А вскоре путь ему преступила Нова Терра; Призрак припомнила Рейнору их прошлый разговор, когда Джим, обладая правом выбора, принял сторону Тоша. Что ж, по мнению Новы, выбор был в корне неверен, и сейчас Рейнору придется весьма пожалеть об этом...


Проведя шаттл в ангар "Гипериона", Сара Керриган проследовала на капитанский мостик, продолжая звать Джима. Однако того на борту крейсера не оказалось, и Валериан, обратившись к женщине, извиняющимся тоном сообщил: "Нам не удалось вытащить его".

Слепая ярость овладела Сарой, и ощутил ужаснувшийся наследник престола, как дыхание его перехватывает, ноги отрываются от пола... Мэтт Хорнер пытался воззвать к разуму женщины, уверяя ее, что Валериан всецело выступает на их стороне...

А корабли Доминиона продолжали поливать огнем "Гиперион", и дальнейшее пребывание в системе ознаменует гибель крейсера... о чем Хорнер не преминул сообщить Саре. "Мы останемся здесь, пока я не увижу Джима", - отрезала та, но душить Валериана прекратила, и тот тяжело осел на палубу, хватая ртом воздух. Хорнер бросил отчаянный взгляд на панель управления, отметив, что энергии щитов крейсера снизились до 30%.

Активировав коммутатор, Хорнер вышел на связь с флотилией Доминиона, требуя прекратить огонь, ведь на борту у них - принц Валериан. Однако ответа не последовало, и наследник престола с горечью констатировал, что отец его пойдет на любые жертвы, чтобы покончить с Керриган. "Мы должны прыгать сейчас!" - настаивал Хорнер, умоляюще глядя на Сару. - "Мы оторвемся от них и вернемся за Джимом". "Делай, что хочешь", - бросила та, отвернувшись, после чего покинула капитанский мостик, вернулась в ангар.

На борту шаттла женщина устремилась к близлежащей пустынной планете Фаэтон, на поверхности которой разворачивались боевые комплексы Доминиона. Пролетая над ними, Керриган заметила устанавливаемую драккенскую импульсную пушку - оружие, которое уничтожит любой корабль, что попытается покинуть сей осколок тверди. Керриган встревожилась: Джим не знает о пушке, и если попытается подняться в воздух, будет немедленно сбит... Ведь именно здесь они договорились встретиться после бегства с планетоида...

Что ж, женщина приняла окончательное решение, направив шаттл к старому улью зергов, пребывающему поблизости. Теперь Керриган необходима армия, дабы противостоять доминионцам, стоящим между ней и возлюбленным.

Лишь покинув шаттл близ улья, Сара ощутила присутствие разума, управляющего стаей зергов... то оказалась Нактул, одна из сотворенных некогда Керриган матерей выводкой для более эффективного управления Роем. "Моя королева, ты вернулась к нам?" - ментально осведомилась Нактул. "Я не возвращалась, и я не твоя королева", - отрезала Керриган. - "Но чтобы уничтожить пушку людей, мне нужен твой выводок. Прямо сейчас".

Увы, большая часть особей сейчас находилась вместе с Нактул, далеко от улья, и пройдет время, прежде чем ему смогут прибыть на помощь бывшей Королеве Клинков. Керриган приказала матери роя немедленно возвращаться, надеясь, что сумеет подготовить улей к битве, ведь солдаты Доминиона наверняка засекли ее шаттл, и скоро будут здесь...

Восстановив улей, Керриган начала творить зерглингов, бросая тех против подступающих сил Доминиона. Вскоре подоспели и гигантские черви, в каждом из которых пребывало немало зерглинглов. Керриган лично возглавила атаку выводка на лагерь Доминиона, и вскоре оный оказался разорен, а драккенская пушка уничтожена. Приказав зергам добивать выживших солдат, Сара вернулась на шаттл, после чего отправилась в означенную загодя точку встречи с Рейнором.

Шли часы, но Джим так и не появился и на связь не вышел. "Ты нужен мне", - шептала Сара. - "Мне нужно, чтобы ты услышал меня". Пережитое заставило ее вновь - пусть и ненадолго - ощутить себя всемогущей Королевой Клинков, и эпизод сей напомнил Керриган, что тьма, живущая в душе ее, никуда не ушла, лишь затаилась.

Неожиданно ожил один из мониторов в кабине шаттла, ибо трансляции всех каналов в пространстве Доминиона и сопредельных звездных системах были прерваны для передачи срочного сообщения ВСН: "Вчера в ходе успешной военной операции был пойман мятежник Джим Рейнор. Сразу после допроса он был казнен. Император Менгск выступил с заявлением: "Граждане Доминиона, наконец-то этот кошмар закончился. Террорист Джеймс Рейнор мертв. С его смертью наступает эпоха мира. Протоссы покинули пределы Доминиона. Угроза со стороны зергов ликвидирована. Рой обезглавлен и разбит. Вскоре мы истребим всех оставшихся на Гари зергов. Одним словом, это победа. Мир и безопасность восстановлены. Спите спокойно, сограждане".

Слезы катились по щекам изумленной до глубины души Сары; горечь от утраты любимого и злость, направленная на коварного, вероломного Императора, лишившего ее будущего. И теперь ей, лишенной последней надежды, оставалось лишь одно - отмщение.

В навигационный компьютер Керриган ввела координаты Гари - сердца пространства Зергов. Она восстановит свой Рой, после чего бросит его на Корхал, дабы раз и навсегда покончить с режимом Арктуруса Менгска. Нет, она - не человек, и именно он повинен в этом...


Достигнув Гари, Керриган заметила на орбите планеты одного из гигантских левиафанов - своеобразных транспортников зергов, нервных центров Роя. Что ж, эта тварь вполне пригодна для того, чтобы стать ее временной базой.

Посадив шаттл внутри левиафана, Керриган ступила наружу, телепатически распространяя власть свою на всех без исключения зергов, оказавшихся внутри. Женщину приветствовало престранное существо, весьма отдаленно походящее на человека. "Я - Изша", - представилось оно. - "Ты использовала меня для хранения своих мыслей, идей и планов".

Войдя в ментальный контакт с Изшей, осознала Керриган, что прежде та была молодым врачем, и звали ее Амандой Хейли. Обладая определенными телепатическими способностями, она каким-то образом избегла Программы Призраков, однако не сумела укрыться от Королевы Клинков. Последняя обратила Аманду в жалкий гибрид зерга и человека, лишенный собственного разума и являющийся своеобразным хранилищем данных.

"Призови Рой", - не терпящим возращением тоном приказала Керриган Изше. - "Мы уничтожим Корхал". "Рой разрознен", - отвечала та. - "Он не ответит на твой призыв. Большинство зергов на Гари подчиняются матери выводка Загаре. Она хочет создать собственный Рой. Пока она жива, Рой будет разделен".

Что ж, вполне ожидаемо; в отсутствие истинной королевы матери Роя взяли выводки под свой контроль. Подобное случилось и после гибели Сверхразума, в час Войны Выводков, когда верховодили оными мозговые центры. Стало быть, настало время восстановить раздробленный Рой...

В эволюционном отсеке левиафана Керриган обнаружило существо по имени Абатур, ответственному за развитие Роя, изучение ДНК поглощаемых созданий, выведение новых особей и улучшение существующих. "Неужто Загара не пыталась увести тебя с собой?" - поинтересовалась Керриган. "Нет", - отвечал Абатур. - "Она недостаточно сильна, чтобы повелевать мной. Способна на это лишь ты". "Но если так, как же она собралась верховодить Роем?" - нахмурилась Керриган. "Адаптация", - прозвучал ответ. - "Поставила себя в сложные условия. Единственный способ выжить - развитие. Заставила себя меняться".

Прежде, чем покончить с силами людей под началом генерала Ворфилда, остающимися на Гари, Керриган вознамерилась уничтожить Загару, отказывающуюся признавать ее верховенство, и присоединить выводок сей матери к Рою. Изша поведала, что выводок Загары обитает в кислотных болотах Гари; именно там хранятся миллионы яиц, которые Королева Клинков запасла на будущее. Похоже, сбором яиц миньоны Загары и заняты в настоящее время. "Но как же она выведет зергов из яиц?" - озадачилась Керриган, и Изша с готовностью отвечала: "Она может поместить их в пруды рождения, чтобы ускорить появление зергов".

Керриган решила воспользоваться подобной стратегией, и, расположив основной улей близ подобного пруда, направила выведенных зерглингов и гиблингов на отражение атак выводка Загары; сама же занялась поиском драгоценных яиц. И когда оных набралось достаточное количество, Керриган поместила их в пруд, наблюдая, как сотня гиблингов в одночасье родилась, встав под ее начало.

Миньоны Керриган уничтожили улей Загары, с саму мать выводка Керриган приказала немедленно убить. "Моя королева, я лишь выполняла твой приказ", - возопила Загара, и Керриган недоуменно нахмурилась: "Я приказала тебе восстать против меня?" "Ты велела всем матерям выводков быть сильными, сражаться и завоевывать", - молвила Загара. - "Ты сказала, что зерги повинуются силе. Ты сильнее, и я буду служить тебе".

Пообещав сохранить жизнь Загаре, Керриган наряду с матерью выводка вернулась на левиафан, где поинтересовалась у новой соратницы: "Что бы ты сделала, чтобы изгнать людей?" "Я бы полностью уничтожила их войска на Плато Бесстрашия", - отвечала Загара. - Но добраться до него можно лишь одним способом - через Костяной Ров. Будь осторожна: люди затопили тоннели лавой. Мы будем уязвимы, пока не достигнем плато".

Керриган терзалась сомнениями: она не могла вспомнить, почему, будучи Королевой Клинков, несколько лет держала зергов здесь, на Гари? С этим вопросом женщина обратилась к Изше, и отвечала та: "Ты изучала будущее, готовясь к великой войне. Нам ты ничего не рассказывала, упомянула лишь, что тебе было видение нашего исчезновения. Ты хотела, чтобы мы сражались до последнего". Воспоминания упорно не хотели возвращаться...

Загару Керриган препоручила Абатуру, и тот увеличил площадь коры мозга матери выводка, наделив ее гибким мышлением. Конечно, это противоречило прежней аксиоме о том, что ни один зерг не должен представлять угрозы для предводителя Роя, но Керриган хотела, чтобы миньоны ее стали как можно более опасными и смертоносными созданиями.

Наконец, атака на Костяной Ров началась. Оный каньон получил свое название, ибо был устлан скелетами множества зергов, и генерал Ворфилд надеялся, что подобный символизм окажется вполне уместен в противостоянии его с Сарой Керриган, вернувшейся на Гарь. Загада сокрушенно известила свою госпожу, что уже пробовала провести через Костяной Рой свою стаю, однако солдаты Ворфилда бросили против зергов крейсеры класса "Горгона", и атака захлебнулась.

Керриган же повела себя хитрее: наказав матерям выводков творить биомассу, она пробудила спящих слепней, и твари эти атаковали крейсеры, уничтожив их. Сознавая, что каньон потерян, генерал Ворфилд приказал войскам отступать на Плато Бесстрашия - последний рубеж Доминиона на Гари, удержать который следует любой ценой.

Изша ощущала, сколь велика ненависть ее королевы к противнику... но вместе с тем в душе ее - и нечто иное. "Это боль, Изша", - призналась Керриган. - "Иногда даже ненависть не может затмить мои воспоминания. Боль... о лучших временах. О друге... которого я потеряла".

...Керриган продолжала кампанию на Гари, ведя за собой орду зергов на штурм укрепленного оплота людей, возведенного на Плато Бесстрашия. Противник наносил по ульям Роя, развитием которых занималась Загара, точечные ядерные удары, в то время, как миньоны Керриган атаковала центр тактических операций Доминиона на Гари. Загара создала новый вид зергов - аберрации, оказавшиеся весьма эффективными в бою, пусть и обладавшие нестабильными цепочками ДНК.

Сокрушив пехотинцев, а также отряды Призраков "Браво" и "Дельта", зерги ворвались внутрь центра тактических операций, безжалостно расправляясь со всеми без исключения противниками. Приказав лейтенанту позаботиться о раненых и эвакуировать выживших с Гари, смертельно раненый генерал Ворфилд остался в командном центре, где его и обнаружила Керриган. С болью взирал генерал Доминиона на женщину, которую совсем недавно помог спасти Джиму Рейнору, просил ее отозвать зергов, дать возможность невинным покинуть Гарь. Керриган молчала, не отвечая генералу, и тот взорвался: "Ты тварь! В тебе не осталось ничего человеческого! Ты предала всех нас. И ради чего? Своей жалкой мести! Скольких невинных ты уже убила? Скольких еще ждет смерть? Видел бы тебя сейчас Рейнор!"

В неистовой ярости Керриган нанесла генералу ментальный удар, оборвав его страдания, но зергов отозвала, позволив отступающим доминионцам эвакуироваться. Очевидно, что они доложат командованию о ее возвращении, но Керриган не собиралась ждать, когда военная машина Доминиона вновь обрушится на нее; она нанесет удар первой!.. Загара, измененная Абатуром, ощущала в себе новые силы и возможности, однако покамест оставалась исполнительницей воли Керриган - быть может, когда-нибудь она и возглавит Рой, но не сейчас...

Гарь вновь принадлежала зергам; левиафан, пребывал в которой Рой, оставил орбиту планеты, устремившись в иные звездные системы. Тем временем Абатур - существо, которое годы назад по приказу Сверхразума обратило Сару Керриган в Королеву Клинков, - всецело посвятил себя эволюции особей, входящих в Рой. На планете Калис зерглинги поглотили эссенцию караков, и, обретя новый геном, обратились в крылатых рапторов; на Астриде III были выведены сворлинги, время создания которых из биомассы было существенно сокращено по сравнению с обыкновенными зерглингами. На планете Нелит миньоны Роя ассимилировали уникальную жизнеформу - митоскарабея, обладающего децентрализованной нервной системой, и, умирая, распадающегося на два меньших организма; эссенция подобного создания оказалась внедрена в генную структуру гиблинга, и создания сии эволюционировали в новый вид - дроблингов. На Скории, вулканической планете, гиблинги, оказавшись к экстремальных условиях, сумели адаптироваться к ним; как следствие - появился новый подвид, способный забираться на утесы, спасаясь от лавовых рек.

Лавиафан достиг скованной льдом луны Калдир, находился на который выводок матери Нафаш, противостоящий одному из отделений Экспедиционного Корпуса протосов с Шакураса. Загара уверяла Керриган, что в присоединении выводка Нафаш к Рою нет необходимости; Доминион можно сокрушить и имеющимися силами. Однако Керриган была непреклонно, и вскоре зерги, ведомые ею, достигли поверхности луны, устремившись на поиски выводка.

На Калдире свирепствовали страшные ледяные бури, однако зерги поглотили эссенцию местных животных, урсадонов, обретя таким образом невосприимчивость к холоду. Вскоре отыскали они останки улья Нафаш, уничтоженного протоссами; здесь же пребывали бренные останки матери выводка.

Керриган сумела возродить улей, начав немедленное производство особей из биомассы; конечно, это не укрылось от протоссов, чей оплот находился поблизости. Глава экспедиции вознамерился как можно скорее отправить на Шакурас весть о возвращении Королевы Клинков, надеясь, что сородичи пришлют к Калдире Золотую Армаду и покончат с Роем раз и навсегда. Керриган, однако, вознамерилась помешать подобному исходу, и, дождавшись следующей ледяной бури, повела зергов в атаку. Миньоны ее сокрушили шпили пси-связи, которыми рассчитывали воспользоваться протоссы, и те обратились в бегство.

Абатур, обожавший проводить различные эксперименты, приказал зергам удалось захватить пленницу, даже зная, что использовать генетический материал протоссов для ассимиляции невозможно. Керриган заинтересовалась, обратилась к пленнице, Лассаре, с вопросом, что понадобилось протоссам на этой позабытой луне. "Мы изучаем ее", - последовал ментальный ответ. - "Пытаемся выяснить, можно ли изменить скорость вращения луны и улучшить климат. Мы - обычные колонисты, а ты убиваешь нас". "Если я оставлю вас в живых, вы тут же призовете Золотую Армаду, и тогда мне конец", - парировала Керриган. "Убить тысячи, чтобы спасти самой? Разве это справедливо?" - допытывалась Лассара. "Я не пытаюсь найти оправдание", - отрезала Керриган. - "Здесь нет правых и виноватых. До этого протоссы убили миллиарды зергов. У всех нас руки в крови. Может, мои по локоть, а твои - по запястье, но все равно мы обе - убийцы".

Противостояние с протоссами на Калдире продолжалось; Керриган была исполнена решимости не позволить противнику предупредить Шакурас о ее возвращении, как следствие - сбить челноки, стремящиеся покинуть луну через каналы искривленного пространства.

Понимая, что челноки навряд ли доберутся до цели, протоссы привели в исполнение запасной план, и начали готовить к запуску межзвездный корабль на другой стороне луны, на котором, собственно, и достигли ее. Немедленно, миньоны Керриган устремились к предполагаемой точке запуска судна, однако опоздали: оное уже покинуло поверхность планеты.

Немедленно, Керриган внедрила в тело Лассары личинку зерга, после чего прекратила блокировать псионические способности протоссов, и те с легкостью телепортировали несчастную исследовательницу на корабль... не подозревая, что соратница принесет им погибель. Ведь известно, что заражение протосса невозможно... чего не скажешь о внедрении чужеродного организма.

Оказавшись на борту корабля, личинка пожрала Лассару изнутри, после чего продолжила исследовать судно, прячась в вентиляционных шахтах. В отсеках судно оказалось немало уникальных животных особей, обнаруженных протоссами в различных звездных системах, которые довелось посетить экспедиции. Личинка поглощала биомассу тварей, увеличилась в размерах, эволюционировала... и, наконец, обратилась в мать выводка, которую Керриган нарекла Ниадра.

Обнаружив на корабле биомассу зергов, протоссы вступили в сражение с порожденных Ниадрой зерглингами, тараками, гиблингами и гидралисками. Ниадра продолжала поглощать биомассу содержащихся в стазисе животных, увеличиваясь в размерах и творя все больше и больше миньонов. Пробившись в один из центральных отсеков, зерги уничтожили двигатель судно, лишив протоссов возможности совершить прыжок в подпространство и достичь Шакураса. Исследователи бросились к спасательным капсулам, но зерги не оставили им ни единого шанса на спасение, уничтожив оные, а после покончив с последними протоссами, остающимися на борту. Ниадра попыталась воззвать к Керриган, извещая свою королеву о победе... однако та молчала, и мать выводка постановила, что останется на сем корабле, продолжая исполнять поставленную перед ней задачу: уничтожать протоссов...

Абатур же продолжал эксперименты по дальнейшему усовершенствованию особей Роя. На планете Кантар зерги-тараканы атаковали тайную базу протоссов, и, поглотив эссенцию содержащейся в стазисе многоножки, обрели ее эссенцию... а вместе с тем - способность вживлять в тела врагов паразита-труплинга, который после вылезает из труплинга. Увы, генетический код подобной особи донельзя нестабилен, и время жизни крайне мало... На планете Мелус IV сама среда стимулировала эволюции тараканов, и поколения их, обитающие в озерах, обратилась в новый подвид кислотов, способных изрыгать едкую слюну, покрывающую противника, замедляющую его движения.

...Неожиданно Керриган ощутила на левиафане чье-то присутствие, ей знакомое... Из теней выступил Зератул, и в следующее мгновение Керриган сбила Темного Прелата с ног кинетическим ударом, бросилась к нему. Взгляды их скрестились, и поток видения захлестнул Керриган. Узрела она неведомую планету, буйство растительности...

"Я был так, где все началось", - вещал Зератул. - "Перед тобой - Зерус, древняя родина зергов. Именно тут Падший нашел их. И преобразил. Но еще остались истинные, изначальные зерги. Они продолжают сражаться. Убивать. Эволюционировать. Тот же путь предстоит и тебе, если... выживешь".

Оторопевшая, Керриган созерцала картины пред своим внутренним взором, а когда пришла в себя, осознала, что Зератул исчез; присутствие его на левиафане она не ощущала... Тем не менее, женщина знала, где находится Зерус, и понимала, что путь ее лежит на эту планету, находящуюся далеко за пределами сектора Копрулу - предвечную родину Роя... дабы постичь ее тайны...

...И левиафан, и сопровождающий его корабль Зератула вышли из подпространства в далекой звездной системе, совершили посадку на поверхность благодатного Зеруса, сплошь покрытую джунглями. Подобное буйство растительной и животной жизни не походило на выжженный ландшафт Гари, и зерги Роя пристально наблюдали за своими "собратьями" и прародителями - изначальными зергами Зеруса. Те охотились, поглощали иных особей, постоянно эволюционировали, обретая новые силы, способности; казалось, они не стареют и продолжают жить до тех пор, пока не убьют их иные изначальные зерги...

"Сила Зеруса привела тебя сюда", - обратился Зератул к Керриган, когда ступила та на поверхность планеты, но женщина отрицательно качнула головой: "Меня привело сюда желание увидеть, как умрет Менгск. А зерги помогут мне уничтожить Корхал". "Ты должна позволить Зерусу изменить себя!" - настаивал Темный Прелат. - "Приближается великая битва, и у тебя осталось мало времени".

"Я никому ничего не должна", - отрезала Керриган. - "Твои пророчества не для меня. Кстати, почему ты помогаешь мне? Ты должен ненавидеть меня больше всех остальных". "Ксел'Нага желают, чтобы ты вновь возглавила Рой", - не стал скрывать Зератул, и Керриган демонстративно закатила глаза: "Ты знаешь, не верю я в твои пророчества". "Не важно, веришь ты или лет", - молвил Зератул. - "Я служу высшей цели, и заработал тем самым ненависть со стороны протоссов". "Избавь меня от этих жалостливых речей, Зератул", - поморщилась Керриган. - "Каждый сам делает свой выбор". "Я смирился с этим", - вздохнул Темный Прелат. - "И когда наши дела будут закончены, я вернусь к своему народу и предстану перед судом".

Керриган обратилась мыслями к нынешнему положению, наблюдая за изначальными зергами и изучая их. В отличие от эффективной и упорядоченной структуры Роя, объединенного коллективным сознанием, изначальные зерги сохраняли индивидуальность, но являли собой хаотичность эволюции; существование их - в постоянном развитии посредством убийств иных особей и себе подобных.

"Я чувствую здесь присутствие чужого создания", - молвила Керриган, обращаясь к Зератулу. - "Оно... спит?" "Древний", - отвечал Темный Прелат. - "Изначальный зерг, заставший еще создание Сверхразума. Если хочешь обрести силу Зеруса, тебе понадобится его помощь". Обещав, что впредь они не встретятся боле, Зератул удалился; Керриган же создала улей на поверхности планеты, готовясь отразить неминуемую атаку изначальных зергов, весьма недовольных присутствием своих "оскверненных" собратьев.

Древний, Зурван Дабы пробудить гигантского Древнего, дроны скармливали сему созданию огромное количество биомассы, полученной из представителей местной фауны - иглобразов; миньоны Керриган же противостояли выводку Бракка - вожаку изначальных зергов.

Выводок Бракка оказался уничтожен, а сам вождь пал, растерзанный зергами Керриган; наконец, Древний воспрял, выбираясь на поверхность из своего подземного укрывища. Гигантский изначальный зерг навис над Керриган, с интересом разглядывая незнакомое создание. "Древний!" - обратилась к зергу Керриган. - "Я здесь, потому что мне нужна сила Зеруса. Я пожертвую всем, чтобы добиться своего". "Твой Рой отмечен знаком Амуна, падшего Ксел'Нага", - отвечал Древний, Зурван, - "пришедшего на Зерус много лет назад. Он превратил зергов в свое оружие и забрал их отсюда. Но некоторые из нас скрылись. Наша численность росла. Наша раса оставалась чистой. Если ты ищешь силу, то сама должна стать изначальным зергом. Ты должна обрести чистоту сущности".

"Изначальные зерги считают Рой оскверненным", - нахмурилась Керриган. - "Что с нами сделал Амун, падший Ксел'Нага?" "Он хотел получить нашу способность поглощать эссенцию", - произнес Зурван. - "Но мы были независимыми... не повиновались ему. Поэтому он подчинил зергов единой воле. Они утратили индивидуальность, стали рабами". "Значит, "скверна" - коллективный разум?" - уточнила Керриган, и Древний отвечал: "Да. Для изначальных зергов такая судьба подобна смерти".

Изша недоумевала, зачем ее королеве понадобилось пробуждение Древнего, ведь сила его превосходит возможности Керриган; последняя, однако, считала подобный риск оправданным, ибо готова была все поставить на карту ради достижения вожделенной цели - обретения могущества и низвержения ненавистного Менгска.

Зурван указал Керриган на сокровенную святыню Зеруса - изначальный омут рождения, существующий с незапамятных времен... именно в нем возникли первые зерги. Тогда, эоны назад, единая сущность, пребывающая в омуте, разделилась на несколько; одна поглотила другую и стала сильнее, обратившись в первого зерга. Древний говорил о том, что, обретая силу, Керриган утратит себя нынешнюю, эволюционирует, обретя новое обличье и могущество, поистине невообразимое.

Абатур возражал против подобного риска, указывая на то, что нынешнее тело его королевы недостаточно сильное, однако Керриган проследовала в омут рождения, где оказалась заключена в кокон... подобный тому, пребывала в которым некогда перед перерождением в Королеву Клинков.

Выводок Загары оставался в улье, отражая непрекращающиеся атаки выводков изначальных зергов - погибшего Бракка, а также Ягдры. Оба выводка схлестывались не только с "оскверненными" зергами, но и друг с другом, стремясь заполучить как можно больше эссенции павших противников. Атаки выводка Ягдры становились все яростнее... когда раскрылся кокон, и миру предстала измененная сущность - Сара Керриган, вновь обретшая обличье Королевы Клинков, однако вместе с тем - куда большее могущество. Сотворенная ею псионическая волна разметала выводок Ягдры, и страшный вихрь пронесся над Зерусом, знаменуя перерождение королевы Роя, его истинного сердца.

Конечно, выводки изначальных зергов собирались до последнего противостоять "оскверненным" особям, однако один из уроженцев Зеруса, Дехака, примкнул к Керриган, пообещав, что станет следовать за ней, пока приносит она эссенцию.

Могущество Зеруса, воплощенное в Керриган, ощутил и Зурван. "Теперь ты - королева Роя, и могущество твое безгранично", - произнес Древний, и Керриган кивнула: "Кажется, я могу раскалывать планеты". "Стала ли ты равной Амуну, который когда-то управлял тобой?" - поинтересовался Зурван, и отвечала Керриган: "Он никогда не управлял мной. Я ощущала... влияние. След тьмы, которая давно отступила. Амун погиб до того, как я подверглась зерг-заражению". "Надеюсь", - молвил Древний. - "Потому что он действительно мог раскалывать планеты".

И теперь, свободная от слияния Амуна, Керриган намеревалась завершить становление Роя, определить судьбу расы зергов. Посему, следуя совету Зурвана, обратилась против выводков изначальных зергов, расправившись с их предводителями и поглотив их эссенцию - Ягдру, Крейта и Зилван.

Наконец, Древний назвал Керриган королевой единого Роя, вознамерился поглотить ее эссенцию, дабы стать сильнее, впервые за тысячелетия. Керриган знала, что подобный вызов последует рано или поздно, ибо сие заложено в самой природе зергов... В противостоянии с Керриган могучий Зурван пал, и, поглотив эссенцию Древнего, женщина тем самым обрела могущество Зеруса. За сражением сим Дехака наблюдал за стороны, ибо знал, что подобное закономерно, ведь среди зергов выживают лишь сильнейшие.

Рой возвращался в сектор Копрулу, когда Керриган достиг ментальный зов матери выводка Килисы. Выводок последней невелик, однако входят в него сильные левиафаны... Керриган приказала Килисе уничтожить центр военной промышленности Доминиона на планете Мистафф IV, обретя тем самым право присоединиться к Рою. Изша считала, что присоединение матерей выводков к Рою - хороший знак; возможно, отказываясь от независимости, они понимают, что в большом выводке безопаснее.

Продолжая эксперименты по эволюции особей, Абатур обнаружил на планете Марек V колонию пронзателей, творение Сверхразума, в коих возможно обратить гидралисков. Колония подверглась атаке элитного штурмового корпуса Доминиона "Прометей", но миньонам Керриган удалось отразить натиск противника. На планете Ковир, изначальной колонии выводка Даггота, обнаружились скрытни, выжившие во внутреннем конфликте; мать выводка Килиса сумела обрести недостающие фрагменты их генетического кода, что сделало возможным воспроизведение скрытней и присоединение сих особей к Рою.

На защитной платформе Доминиона в системе Сигма Центавра Абатур отыскал диких хозяев стай; поглотив эссенцию сих тварей, муталиски Роя обрели способность порождать симбионтов, атакующих наземные цели. А на планете Боркас Хур - хранилище ресурсов Доминиона, отыскались кристаллы джориума, усиливающие псионический потенциал различных особей; с помощью генома изначальных зергов Абатур вывел новый вид муталисков, "стрекоз", притягивающих цели длинными отростками. Так, стрекозы атаковали форпост Доминиона на планете, захватив вожделенные кристаллы.

Кроме того, Килиса передала Керриган коммуникатор, подобные которым люди сбросили на поверхность Гари. Устройство заключало в себе запись обращения Императора Доминиона к возродившейся Королеве Клинков. "Я знал, что ты вернешься к своему истинному обличью", - говорил, выплевывая слова Арктурус Менгск. - "Обличью монстра. А теперь ты сделаешь то, что я тебе скажу, если тебя вообще волнует судьба Джима Рейнора. Да... он жив. Так что держи свой Рой подальше от Корхала и подальше от меня, иначе Рейнор умрет. Он пожертвовал всем, чтобы ты вновь стала человеком. А ты наплевала на это. Наверняка он будет первым, кто захочет убить тебя".

Подобное заявление изумило Керриган до глубины души; возможно ли, что распространенное ранее ВСН заявление о казни Рейнора было сделано с целью спровоцировать ее на преображение, доказать пленнику, что все, сделанное им, оказалось впустую... Если так, то Менгск сильно переоценил свои возможности, ибо и представить не может, сколь велико ныне могущество королевы Роя. И если Рейнор действительно жив, она обязательно отыщет его...

Численность Роя продолжала расти; посредством Изши с Керриган связалась мать выводка Рилот, изъявив о желании своем присоединиться к возрожденной королеве. Керриган приказала ей вести выводок зергов к планете Йонтур II и уничтожить корабельные верфи Доминиона.

По возвращении в сектор Копрулу Изша известила Керриган о том, что одна из матерей выводков уловила необычный псионический импульс, принадлежащий зергу, с Роем не связанному. Последний извещал владычицу Роя о том, что в тайной лаборатории Доминиона ученые Менгска создают чудовищных гибридов, посему необходимо уничтожить означенный комплекс; в противном случае вторжение Роя на Корхал наверняка захлебнется.

По прибытии в сектор, координаты которого таинственный субъект не забыл предоставить, Керриган воочию лицезрела орбитальный комплекс Доминиона "Скайгерр". Чуть погодя на левиафан ее ступил зараженный человек, в котором изумленная женщина узнала Алексея Стукова, некогда - вице-адмирала Объединенного Земного Директората. Убитый, возрожденный и исцеленный протоссами, отрезанный от Роя, сохранивший индивидуальность... поистине, человек этот, обращенный в зерга, уникален в своем роде. И теперь они преследуют общую цель - уничтожение засекреченной лаборатории Доминиона, в которой выводятся гибриды - особи, выведенные в результате скрещивания ДНК зергов и протоссов... и в которой сам он содержался в заточении последние годы, подвергаясь страшным пыткам.

Керриган призвала в систему матерей выводков, повелев им держаться поблизости, ведь по завершении нынешней операции они непременно отправятся на выручку Рейнору; атаку на станцию "Скайгерр" возглавит она сама, поведя за собою выводок Загары. Поскольку воинский континент на станции весьма внушителен, Керриган решила действовать осторожно, отказавшись от фронтальной атаки; отправив на платформу зергов-заразителей, она дождалась, когда те внедрят в гарнизоны пехотинцев вирофагов, после чего приказала начать массированное заражение солдат зерг-спорами.

Зараженные пехотинцы обращались против своих же товарищей; командующие силами обороны "Скайгерра" открывали вентили с гибельным газом, убивая несчастных, однако число пушечного мяса, творимого миньонами Керриган, было слишком великого, и в считанные минуты зараженные пехотинцы заполонили отсеки орбитальной платформы. Сокрушив боевые машины у элеватора, ведущего в недра комплекса, Керриган спустилась в предела лаборатории, надеясь выяснить, какие гнусные еще тайны скрывает Император Менгск. Странно, но технологии, применяемые исследователями Доминиона, недоступны инженерам Менгска и лежат за пределами их собственных научных достижений... Возможно, Императора поддерживают иные силы, стоящие куда дальше на пути эволюции, нежели люди. Стуков предупредил Керриган о подобной возможности: Император полагает, что выведенные гибриды всецело ему повинуются, но наверняка некто поддерживает в нем это заблуждение... которое вполне может оказаться фатальным... Потому вопрос о том, кто и зачем использует возможности Доминиона для создания подобных тварей, остается открытым...

Кроме того, Стуков предупредил Керриган о том, что руководит лабораторией доктор Эмиль Нарюд - существо, сменившее множество обличий, не принадлежащее ни к одной из известных рас и являющееся творением Амуна, древнего Ксел'Нага. "Я узнала об Амуне на Зерусе", - нахмурилась Керриган. - "Он мертв". "Однако живо его творение", - отвечал Стуков. - "Нарюд - самое опасное существо из тех, что встречались тебе. Он ждет тебя внутри".

Спустившись в лабораторию, зерги атаковали немногочисленных, но крайне опасных гибридов - созданий, который вполне могли в корне изменить исход нынешнего конфликта. Керриган с трудом отражала псионические атаки тварей, а Рой, который Нарюд успел списать со счетов как сломанный инструмент, продолжали расправляться с гибридами, зачищая внутренние отсеки лаборатории.

Керриган приказала зергам переместиться на нижние уровни комплекса, уничтожая все живое на своем пути. "Я заглянула в разум Нарюда", - сообщила она подоспевшему Алексею Стукову. - "Он служит Амуну, и тысячелетиями пытается воскресить своего господина". "Все сходится", - кивнул Стуков. - "Бесконечный конфликт между протоссами и зергами, гибриды... все это части плана по воскрешению Амуна".

Керриган знала, что Нарюд скрывается в сердце лаборатории, и сознавала, что грядущее противостояние - не из легких, ведь противник ее - порождение Пустоты, холодное и бездушное... но могущественное невероятно. Она, впитавшая в себя мощь Зеруса, не знала, сумеет ли справиться с подобным порождением.

Кроме того, в нижних пределах лаборатории Керриган ощутила присутствие протоссов Тал'Дарим, поклоняющихся Амуну как божеству. "Интересно, как Нарюд собирается воскресить столь могущественное существо, как Амун", - задумчиво произнес Стуков, и Керриган передернула плечами: "Думаю, с помощью гибридов: они накапливают псионическую энергию. Но смогут ли они накопить ее достаточно, чтобы воскресить мертвого бога?.."

"Ты говорила, что тебя превратили в человека с помощью древнего артефакта Ксел'Нага", - напомнил Стуков. - "Но куда после этого делась вся энергия, которой обладала Королева Клинков?" "Ты думаешь, что гибриды в тот момент поглотили всю мою силу?" - нахмурилась Керриган. - "А затем использовали ее, чтобы..." Мысль так и осталась невысказанной, однако ужас, отразившийся на лице Керриган, говорил сам за себя. Ведь именно Нарюд сподвиг Рейнора на поиски артефакта; неужто энергии Королевы Клинков, поглощенные им, использовались для воскрешения Амуна?..

Спустившись на нижние уровни комплекса, Керриган и Стуков обнаружили, что орбитальная платформа "Скайгерр" возведена на поверхности астероида... над храмом Ксел'Нага! Эмиль Нарюд сотворил псионическую нуль-зону, намереваясь подобным потоком энергии покончить с Керриган, однако та успела создать собственную волну, блокировав атаку противника. Понимая, что долго псионический натиск того сдерживать не сможет, Керриган приказала Стукову уничтожить святилища Ксел'Нага, энергии которых поглощает Нарюд.

Немедленно, Алексей Стуков наряду с миньонами Роя устремился к святилищам; в то время, как зерги схлестывались с Тал'Дарим и гибридами, Стуков перегружал ядра святилищ псионической энергией, таким образом разрушая их, отрезая Нарюда от источников силы. Керриган усиливала натиск, в то время как противник ее, наоборот, слабел.

Наконец, Нарюд отступил, скрылся внутри храма; Керриган последовала за ним с твердым намерением покончить с сим созданием. "Все только начинается", - услышала она зловещий шепот, ступив в обширный чертог храма, высились в котором кристаллические сооружения. - "Амун шептал об этом с далеких звезд. Он говорил о своем возвращении. О крахе. О разрушении. О гибели сущего". "Твой бог мертв!" - выкрикнула Керриган в пространство, пытаясь определить, где скрывается противник. - "И никогда не вернется".

Поединок Керриган и Нарюда "Ты и правда так думаешь?" - вкрадчиво произнес знакомый голос... и изумленная Керриган лицезрела пред собой Джима Рейнора! Секундное замешательство... а затем две могущественные сущности сошлись в противостоянии. Керриган понимала, что облик Рейнора - всего лишь одно из множества обличий, кои принял за эоны существования своего Нарюд.

Последний вновь перевоплотился, на этот раз приняв прежний, позабытый человеческий облик самой Сары Керриган, и, воспользовавшись изумлением последней, пронзил тело ее пси-клинком. "Ты уже проиграла", - с ненавистью прошипел Нарюд. - "Амун жив. Скоро ты его увидишь". Собрав последние силы, Керриган вонзила острые крылья в тело противника, разрывая его... а после оба рухнули на каменный пол...

В себя Керриган пришла на левиафане; Загара известила предводительницу Роя, что ее едва удалось спасти. Восстановив силы, Керриган постановила, что пришло время заняться Менгском... а уж потом готовиться к неминуемому появлению Амуна. Стуков, получеловек-полузерг, принял решение остаться с Роем; быть может, однажды ему удастся обрести свое место... По крайней мере, сейчас иных альтернатив у него попросту не было...

"Ты ведь что-то узнала в лаборатории, заглянув в сознание Нарюда", - заметил проницательный Стуков, и Керриган согласно кивнула: "Я увидела Амуна. Он старше нашей вселенной. Его могущество безгранично. И он ожил вновь. К его появлению нужно подготовиться, но сначала я сведу старые счеты".

Керриган отдала Изше приказ направить левиафан в пространство Доминиона, дабы начать поиски крейсера "Гиперион"; вне всякого сомнения, команда оного окажет ей помощь в поисках Джима Рейнора... если, конечно, Менгск не лгал, и ее возлюбленный действительно жив и находится у него в руках.

Ментально Рейнора обнаружить не удалось... и Керриган, псионически обнаружив "Гиперион" в одной из отдаленных звездных систем, связалась с Мэттом Хорнером, просив того о помощи в поисках Джима. "Взломай сеть Доминиона и определи, где его держат", - просила Керриган. Валериан сомневался, не зная, стоит ли доверять преображенной королеве Роя, однако Хорнер принял решение воспользоваться представившимся шансом и попытаться спасти Рейнора... если, конечно, тот действительно жив.

Взломать защищенный сеть Доминиона мог лишь один человек из ему известных - дешифровщик полковник Орлан... Проблема состояла в том, что содержался сей индивид в плену у Миры Хан, которая, несмотря на теплые чувства, питаемые к Хорнеру, свято блюла свою репутацию наемницы и принципами поступаться не собиралась. Посему просьбу Хорнера передать им Орлана Мира отвергла, заявив, что сделает это лишь с разрешения Джима. Тот факт, что полковник необходим именно для обнаружения и освобождения Рейнора, наемницу нисколько не волновал.

Мэтт Хорнер принял решение действовать методами наемницы, ведь лишь так возможно заслужить ее уважение. Он направил "Гиперион" в атаку на основную базу Миры Хан, расположенную в поясе астероидов, попутно захватывая мобильные платформы наемников и используя их для производства небольших маневренных автоматизированных истребителей. Кроме того, в системе означился боевой корабль "Капитолий" кел-морианцев; связываться с последними Валериан не желал, однако Хорнер повел "Гиперион" в атаку и покончил с противником, исключив возможность нанесения удара в спину.

Признав силу противника, Мира Хан передала Хорнеру полковника Орлана, не переставая ворчать о своей разрушенной базе, и о затратах, которые повлечет за собой создание новой. Дешифратор, опасаясь возвращения в руки к безумной наемнице, безропотно согласился выудить из сети Доминиона интересующие Хорнера и принца Валериана данные...

Керриган, пребывая на левиафане, терпеливо дожидалась, когда полковник Орлан закончит работу. Дехака недоумевал, что Рой позабыл здесь, в глубоком космосе, где совершенно нет эссенции, которую возможно поглотить; иное существование изначальный зерг попросту не мыслил.

Изша известила королеву, что с ними на связь вышла мать выводка Нактул, подчиняются которой и иные матери выводков. Керриган ментально обратилась к оным, передав координаты вражеских объектов в секторе, подлежащих уничтожению. Матери выводков подчинились; с возвращением их Рой вновь станет един.

Выходя на связь с "Гиперионом", Керриган требовала, чтобы дешифровщик работал быстрее, на что Валериан отвечал: "Если взлом обнаружат, Джима переведут в другое место или убьют. Я не стану рисковать только потому, что у тебя не хватает терпения". Какое-то время Керриган молча созерцала наследного принца, после чего произнесла, не скрывая уважения: "А ты изменился за это время". "Не только зерги эволюционируют", - усмехнулся Валериан, и Керриган согласилась подождать, когда полковник закончит работу.

Вскоре стало известно, что содержится Рейнор на тюремном корабле "Морос", который находится в пределах сектора и каждый час перемещается по случайным координатам. Полковнику Орлану удалось выяснить, что вскоре судно пришвартуется на 32 минуту к станции "Атлас" для дозаправки, откуда на корабль оправят танкер с топливом. Габриэль Тош вызвался помочь команде "Гипериона" в освобождении Рейнора, однако предложение Фантома Керриган отвергла: она справится своими силами...

Левиафаны Роя вышли из подпространства близ "Атласа" ровно в те минуты, когда подле станции оставался "Морос". Керриган и миньоны ее проникли на борт тюремного корабля, устремились к тюремному отсеку, безжалостно расправляясь со всеми без исключения солдатами, поспевшими преступить путь зергам. Подобный вариант Арктурус Менгск предвидел и, получив донесение о вторжении Керриган на судно, вознамерился уничтожить оное, покончив таким образом и с возрожденной Королевой Клинков, и с Джимом Рейнором.

Страшные взрывы сотрясли отсеки тюремного корабля; Император вновь бесстрастно жертвовал подданными "во имя высшего блага для выживших" - в его представлении. На борту воцарилась паника; доминионцы стремились покинуть обреченный корабль... Керриган, проникнув в тюремный отсек, отыскала в одной из камер Джима Рейнора... который воззрился на нее с ужасом и отвращением.

"Джим... я должна была спасти тебя", - выдохнула Сара, но Рейнор с нескрываемой горечью покачал головой, не в силах вновь лицезреть возлюбленную в обличье Королевы Клинков: "Что ты натворила..." "То, что должна была", - отвечала Керриган, надеясь на понимание, но зная, что не последует оного... и оказалась права. "Скажи это Фениксу", - процедил Рейнор. - "И миллионам невинных, которых ты уничтожила".

Керриган вложила в ладони Рейнору его револьвер, и, опустив голову, тихо произнесла: "Ты поклялся убить Королеву Клинков. Ты всегда был единственным, кто верил в меня. Веришь ли ты в меня до сих пор?" Глухо зарычав, Рейнор нажал на курок... выпустив всю обойму в переборку за спиной Сары Керриган.

"Я люблю тебя", - выдохнула та. - "Помни об этом". Но Джим Рейнор не удостоил спасительницу взглядом. "Все кончено", - с этими словами он покинул тюремную камеру...

...Рейдеры доставили своего лидера на борт "Гипериона", немедленно поместили в медицинский отсек. Керриган же, вернувшись на левиафан, вышла на связь с Валерианом, и когда ее псионический сигнал был преобразован системами крейсера в визуальный, обратилась к наследнику престола: "Ты понимаешь, что я лечу на Корхал?" "Да", - кивнул Валериан. - "Ты хочешь убить моего отца". "Он давно заслуживает смерти", - подтвердила Керриган. - "Я должна знать, на чьей ты стороне". "Я со своим народом", - постановил принц. - "Я смирился с тем, что моему отцу нет прощения. Его нужно отстранить от власти". "Рада, что мы нашли общий язык", - резюмировала Керриган.

...На планете Круксас III, Новом Вавилоне, Абатур обнаружил местный вид крылатых созданий, обладавших фрагментами генетического кода, необходимыми для эволюции зерга-роевика. Поглотив эссенцию сих тварей, роевики обрели способность порождать летающих саранчидов, "падальщиков", с помощью которых уничтожили ракетные шахты на базах Доминиона, пребывающих на поверхности планеты... На планете Игнус местные жизнеформы, пепельные черви, сумели покончить с одной из матерей выводков; покончив с одним из подобных созданий, роевики смогли эволюционировать в ползунов, стремительно прокладывающих подземные ходы.

Наконец, все было готова к вторжению на Корхал, удару в самое сердце Доминиона Землян. Приказав всем без исключения матерям выводков направлять левиафаны в означенную звездную систему, Керриган вновь связалась с "Гиперионом", известив Валериана и Хорнера о начале кампании; Рейнор оставался в медицинском отсеке и общаться с бывшей возлюбленной категорически отказывался.

"Зачем ты говоришь нам это?" - озадачился Хорнер, и Керриган отвечала: "Там будет твориться безумие. Погибнуть могут миллионы. Валериан, людям понадобится лидер". "Ты права", - кивнул наследник престола. - "И как лидер своего народа я хочу попросить тебя лишь об одном. Высади Рой в стороне от Августграда. Это даст нам время на эвакуацию". "Сражение на Корхале и так будет тяжелым, а ты хочешь еще больше усложнить его?" - прищурилась Керриган, но Валериан взгляда не отвел, коротко бросил: "Да". "Я ошибалась в тебе, Валериан", - признала Керриган после долгого молчания. - "Ты не такой, как твой отец... Хорошо, я дам тебе шанс. Сделай все возможное".

Объединенный Рой окружил Корхал, и Керриган приказала выводкам зергов оставаться на орбите, вне действия радиуса защитных систем. Со всех частей сектора к столице Доминиона стягивались флотилии; Император стягивал к Корхалу все силы, чтобы отстоять его, и, по мнению, Керриган, походил на крысу, загнанную в угол. Килисе она приказала выстроить защитный фронт из левиафанов, уничтожать всех, пытающихся проникнуть в систему.

Вторжение началось, и миллионы капсул, заключавших в себе зергов, устремились к поверхности Корхала. Большинство из них оказалось уничтожено шквальным огнем орудий орбительной защиты, но часть все же достигла поверхности. В одной из таковых означались Керриган; на равнине близ Августграда предводительница Роя развязала сражение с доминионцами, вставшими на защиту столицы.

Изша продолжала высылать из левиафанов капсулы со споровыми орудиями, и Керриган без устали направляла зергов на защиту оных, благо солдаты Доминиона не жалели сил, чтобы уничтожить творения ксеноморфов. Выводку Загары Керриган приказала сокрушить врата Августграда, и, превозмогая отчаянное сопротивление противника, прорываться к Императорскому дворцу.

Наконец, доминионцы дрогнули, обратились в бегство, надеясь укрыться под защитой городских стен. Керриган приказала выводкам окружить дворец, сознавая, что Арктурус Менгск донельзя хитер, и сейчас, загнанный в ловушку, смертельно опасен. Ведь доселе Императору удавалось предугадывать ее действия, просчитывать ситуацию на шаг вперед... Неведомо, удастся ли выжить ей самой в противостоянии с немезидой, и Керриган, обратившись к Загаре, постановила: "Если я погибну, ты должна будешь увести Рой с Корхала, на битву с нашим истинным врагом. Найди Амуна и уничтожь его, прежде чем он снова поработит зергов". Хоть Загара и помыслить не могла подобный исход, перечить своей госпоже не посмела.

Абатур же обнаружил на Корхале лабораторию Доминиона "Метис", проводились в которой эксперименты над ультралисками. С помощью Керриган твари сии вырвались на свободу; доминионцы попытались покончить с ними с помощью ядовитого соединения, однако Абатур внедрил оное в генетическую структуру ультралисков, создав таким образом новый подвид - токсилисков, обладающих способностью поражать противников кислотой... На окраинах Августграда ультралиски атаковали военную базу и центр снабжения противника, в том числе лабораторию, разрабатывалось в которой экспериментальное ядерное оружие. По приказу Императора по ультралискам был нанесен ядерный удар, но подвергнувшиеся радиационному заражению особи эволюционировали в могучих таррасков, обладающих способностью восстанавливать поврежденные ткани, а также оживать после гибели. Вскоре лаборатория была уничтожена, и ультралиски присоединились к выводкам, заполонившим кварталы и площади Августграда.

Однако Император предусмотрел подобный вариант развития событий, приказав установить в центре города пси-разрушитель, поражающий коллективный разум зергов, разрывая их связь и убивая отдельных особей. Керриган приказала Загаре не прекращать натиск с фронтальных позиций, Стукову - удерживать фланги... Дехаке же и его выводку изначальных зергов выпала особая роль. О существовании особей, не разделяющих коллективный разум Роя, Менгск не подозревает, и сыграют те ключевую роль в нынешнем сражении.

Изначальные зерги, не подверженные воздействию со стороны пси-разрушителя, атаковали энергетические узлы, служащие для увеличения дальности действия устройства. Уничтожив их, они на некоторое время отключили поле пси-разрушителя, дав возможность Керриган и миньонам ее разрушить устройство.

Войска Доминиона оказались оттеснены к Императорскому дворцу. Обратившись к Стукову, Керриган молвила: "Через час кто-то умрет: или я, или Менгск. Если я выживу, мы сразу отправимся на поиски Амуна". "Падший Ксел'Нага", - покачал головой Стуков. - "Существо, обладающее немыслимой мощью". "У нас нет шансов на победу", - мрачно резюмировала Керриган, и Стуков поинтересовался: "Тогда зачем вообще сражаться?" "Потому что если не сражаться, то нам останется лишь лечь и умереть", - доходчиво разъяснила Керриган, и Стуков всецело согласился с ее утверждением.

Сара Керриган Обратив взор на Императорский дворец, Керриган отдала приказ к началу последней атаке. Интересно, чувствует ли Менгск, как рушатся все его планы, как гибнет мир, основанный на лжи и манипуляциях?..

Валериан просил Керриган держаться подальше от жилых кварталов столицы, благо эвакуировать из обреченного Августграда далеко не все жители... и предводительница Роя пообещала, что сделает все, что сможет... к вящему облегчению Джима Рейнора, напряженно прислушивавшегося к разговору.

Выводки зергов под началом Загары, Стукова и Дехаки сжимали кольцо вокруг Императорского сектора. К изумлению Керриган, к атаке примкнули и Рейдеры Рейнора, ибо признал Джим, что нынешняя предводительница Роя не походит на прежнюю безжалостную и беспринципную Королеву Клинков.

И когда силы доминионцев, защищавшие дворец, оказались сокрушены, Керриган проследовала внутрь... на личную аудиенцию с Императором. Последний ничуть не удивился, узрев ступившую в покои его противницу. "Я удивлена, что ты не сбежал", - хмыкнула та, и Арктурус Менгск нахмурился: "Сбежал? Боюсь, дорогая, тут ты ошиблась".

Из тайного отверстия в полу чертога показался до боли знакомый артефакт Ксел'Нага; Керриган среагировать не успела, и могла лишь беспомощно сознавать, что поглощает реликвия ее энергии, лишая последних сил. Безвольная, предводительница Роя осела наземь, а Менгск, приблизившись, воззрился на поверженную противницу, процедил: "Неужто ты думала, что я подпущу к себе такую опасную тварь, как ты, не приняв мер предосторожности?.. Несомненно, ты - моя величайшая ошибка. И теперь, наконец, ты умрешь..."

Однако свершиться сему было не суждено, ибо ступивший в чертог облаченный в бронекостюм Рейнор сильнейшим ударом отбросил Императора Доминиона в сторону; тот выронил устройство, позволявшее ему управлять артефактом, и Керриган, стремительно поднявшись, пронзила тело Арктуруса Менгска острейшими крыльями. "Я сделал из тебя монстра, Керриган", - прохрипел тот, неотрывно глядя в лицо собственной смерти, и женщина утвердительно кивнула: "Ты сделал монстрами всех нас". После чего нанесла Императору сильнейший ментальный удар, выжигая его разум...

После они с Рейнором долго стояли на балконе Императорского дворца, созерцая панораму разрушенного города, зависли над которым гигантские левиафаны. Переворот свершился, враг повержен, однако Арктурус Менгск бледнеет в сравнении с Падшим, избежать противостояния с которым Керриган не надеялась.

"Спасибо, Джим", - улыбнулась Сара, - "за все". "Рад был помочь", - отозвался Рейнор, и, провожая взглядом Керриган, взмахнувшую крыльями и воспарившую в небеса, тихо добавил: "Как и всегда".

Саре Керриган, предводительнице объединенного Роя, предстояло сражение со страшным противником, выжидающим в Пустоте, обладающим поистине невероятным могуществом. Чтобы сразиться с ним, она отказалась от всего. От человеческих радостей, от будущего... от возлюбленного.

Но на эту битву она выходит не одна, ибо она - это Рой...

***

Около четырех месяцев назад по приказу Императора Арктуруса Менгска лучшие умы человеческой расы – ученые и исследователи – были приписаны к проекту «Блэкстоун» и направлены в тайный комплекс, возведенный на одном из астероиде в поясе близ Порта Мертвеца, дабы заняться изучением тайн протоссов и зергов.

Первыми в комплекс ступили сотрудники, принадлежащие к обслуживающему персоналу. Однако ступили в запретную для посещений секцию его, где расправился с несчастными один-единственный зерглинг. После чего на базу был направлен дополнительный персонал.

Следующими прибыли руководитель проекта, доктор Гелек Бранамур и начальник отдела безопасности майор Ли Трейкер. Проведя расследование эпизода с зерглингом, Трейкер приказала персоналу воздержаться от посещения помещений, содержащих образцы инородцев.

После чего в комплекс были доставлены ученые, обладающие различными уровнями доступа к системам проекта «Блэкстоун». Некоторые из исследователей (как то ксенобиологи Талис Коган и Тален Айерс) были похищены и доставлены на базу против воли. Айерс, в частности, выразил формальный протест в связи со своим похищением Призраком. После чего Бранамур наложил запрет на личное общение между исследователями.

Ксенобиологи Тален Айерс и Талис Коган занялись изучением тел особей инородцев – зерглингов, гидралисков муталисков... Им удалось выяснить, что ДНК зергов, обладающих псионическими способностями, передается от особи к особи практически без изменений, в то время как ДНК более примитивных видов – зерглингов или гидралисков – чрезвычайно разнится.

А через четыре недели после старта проекта «Блэкстоун» стало известно о том, что в комплекс прибыл Джейкоб Рамзи, археолог. Причины подключения последнего к проекту заставляли ученых теряться в догадках, тем более, что Рамзи прежде открыто выступал против властей Доминиона.

К изумлению исследователей, Рамзи сразу же заявил Бранамуру, что проводящиеся в комплексе эксперименты – чистой воды садизм, и недопустимо считать врагами протоссов, а тем более – ставить эксперименты на живых особях, что практикует известный ксенофоб - доктор Уоррен Гельд. Радикальные взгляды и высказывания археолога шокировали многих из приписанных к проекту ученых, и те едва удерживали Рамзи, готового вцепиться Гельду в глотку. Отстранившись от конфликта, Бранамур, казалось, с интересом наблюдал за развитием ситуации.

Однако вскоре Гельду пришлось покинуть проект, когда он набросился на свою ассистентку, Винлалию Мартин. Вовлеченные в «Блэкстоун» полагали, что у Гельда – психическое расстройство, а садистские опыты над протоссами лишь подтверждали этот факт, но Рамзи были уверен, что Мартин, прежде участвовавшая в программе обучения Призраков, спланировала, как избавиться от опостылевшего ученого, и исподволь манипулировала его сознанием. Как бы то ни было, археолог был уверен, что от отстутствия Гельда проект только выиграет.

Императору необходимы были образцы нового оружия, и в кратчайшие сроки – именно поэтому и был запущен проект «Блэкстоун». Многие из входящих в него исследователей, однако, были от подобных целей не в восторге, и инородцы интересовали их в первую очередь как биологические объекты. Одному из ученых, доктору Дэниелу Ротфусу, удалось создать устройство, пресекающее попытки Бранамура и сподвижников его прослушать разговоры исследователей, и те с радостью воспользовались предоставившейся возможностью, чтобы общаться, не опасаясь руководителей проекта.

Сумев взломать личные архивы сотрудников проекта «Блэкстоун», Ротфус выяснил немало интересного, чем не замедлил поделиться с доктором Айерсом. В частности, касательно того, что на иных изолированных этажах комплекса проводятся эксперименты, использующие полученные исследователями данные. И направлены иные в совершенно иное русло, нежели сообщается вовлеченным в проект ученым. В частности, доктор Лэнгридж получила в свое распоряжение целый этаж комплекса, где разводит инопланетную флору, способную подчинять разум людей, а доктор Гельд вовсе не покинул астероид, а наряду с группой псионически блокированных протоссов был переведен в иной отсек. Очевидно, что Менгск и его ставленник – Блэкмур – заинтересованы в первую очередь использовать проект для упрочения власти Императора и подавления сил, могущих нести угрозу оной.

На тринадцатую неделю существования «Блэкстоуна» Гален Бранамур разослал сотрудникам сообщение, в котором указывал на то, что покровители проекта в столице Доминиона на Корхале неожиданно разорвали все связи с исследовательским комплексом. Неизвестно, что может означать подобное; доктор Ротфус предположил, что проекту скоро конец, и предложил коллегам – Айерсу и Рамзи – встретиться, чтобы составить план действий в создавшейся ситуации.

А неделю спустя Уоррен Гельд выпустил на свободу содержащихся на нижних уровнях комплекса зерглингов, дабы покончить с коллегами, потребляющими ограниченные ресурсы проекта и тем самым стоящие на пути его изысканий, направленных на открытие нейронной сети протоссов для людей. Охранники комплекса пали в противостоянии зерглингам, но подарили ученым драгоценные минуты, чтобы отступить в отдаленные отсеки и заблокировать доступ к ним. Систем жизнеобеспечения должно хватить на 47 стандартных суток, и майор Трейкер, взявшая контроль над ситуацией в свои руки, благо от паникующего Бранамура толку было мало, распределяла между учеными ограниченные ресурсы, а также активировала сигнал бедствия на всех защищенных каналах Доминиона.

Ученым удалось заполнить парами спирта вентиляционные шахты, а после – поджечь их, убивая остающихся в комплексе зерглингов. Винлалия Мартин предала коллег, сумев улизнуть на единственном остающемся в ангаре шаттле. Надеясь добраться до коварного Гельда, Трейкер и остальные спустились на нижние уровни (благо у Лэнгридж, получавшей приказы лично от Императора, оказался необходимый уровень доступа), однако отыскали лишь изувеченного протосса, Кэйона. Пообщавшись с последним, Рамзи сообщил остальным, что протосс прикончил Гельда, «слившись» с разумом своего истязателя.

К счастью, вскоре к астероиду, базировался на котором комплекс, прибыло научное судно класса «Курцвейл», находились на котором представители нового Императора Доминиона, Валериана Менгска. Последний предлагал исследователям продолжить свои изыскания на борту прекрасно оснащенного корабля, обещая, что не станет использовать результаты работ ученых в военных целях, ибо заинтересован исключительно в познании Вселенной – в частности, обнаруженных в секторе артефактов Ксел’Нага. Возглавить проект «Блэкстоун» Валериан предложил Талену Айерсу.

Лишь сейчас стало известно, что Арктурус заручился участием Джейкоба Рамзи в проекте, использовав его возлюбленную, Розмари Даль, в качестве заложницы. Но теперь двое воссоединились, и, возможно, Рамзи даст свое согласие Валериану на продолжение сотрудничества; приглядывались к новому правителю Доминиона и размышляли над его предложением и другие ученые...

Глава 9. Наследие Пустоты

Увидев, что силы зергов и землян истощены, Иерарх Артанис призвал объединенных протоссов вернуть Аюр. Слабые доводы против наступления потонули в возгласах, полных надежды. Золотая Армада протоссов готовилась покинуть Шакурас, дабы устремиться к захваченному зергами родному миру.

Зератул, проклятый собственным народом как предатель и еретик за помощь Королеве Клинков в час Войны Выводков, провел последние шесть лет в поисках пророчества о возвращении Ксел’Нага. Он предупредил землян и зергов, но все еще не понимает, какую роль должны сыграть протоссы в событиях, которые потрясут все галактику. И сейчас, терзаясь недобрым предчувствием о том, что совершает Иерарх ужасную ошибку, Зератул продолжал поиски последней части древнего пророчества... и отчаянной надежды на спасение пред угрозой, несомой Амуном, Падшим Ксел’Нага.

Лишь одна часть пророчества оставалась неисполненной: «В мире, где возродится Амун, воссияет и последний свет». Зератул полагал, что лишь одному существу могло быть известно название этого мира – Самиру Дюрану, также известному как Нарюд. Вот только Королева Клинков покончила с сим сподвижником Падшего, но Зератул надеялся, что тайны того сохранились в архивах Фонда Мёбиуса.

В одной из отдаленных систем обнаружил Темный Прелат заброшенную базу организации, направил к ней корабль... когда связалась с ним Претор Талис, сообщившая, что кто-то похищает Рыцарей из колоний протоссов. «Нашим войскам удалось отследить их путь до базы землян, но на нас постоянно нападает Рой», - рассказывала Претор. Судя по всему, станция, направлялся на которую Зератул, не такая уж и заброшенная...

И действительно: прибыв на базу, Зератус, Талис и сопровождавшие последнюю Рыцари обнаружили лабораторию, в которой удерживали пленных протоссов, проводя над ними эксперименты, обращая в гибридов. Ощутил Темный Прелат ментальный контакт – Керриган интересовалась, что привело Зератула сюда. Последний честно отвечал - он ищет информацию и надеется вызволить похищенных собратьев. «В этой лаборатории выращивают гибридов для армии Амуна», - прозвучал ответ Королевы Клинков. – «Мой Рой сотрет ее в порошок. Знаю, что тебя это не остановит. Главное – не стой на пути у моих войск, Зератул». Темный Прелат доказывал, что убийство гибридов смысла не имеет, и следует пробудить Ксел’Нага, дабы вернулись те в галактику и исполнилось пророчество, но Керриган не отвечала и отступать от намеченного не собиралась.

Избегая открытых противостояний с зергами, стремящимися достичь реактора базы и уничтожить его, протоссы, ведомые Зератулом и Таллис, следовали к лабораториям, по пути расправляясь с землянами, полностью утратившими разум и обратившимися в служителей гибридов. Более того, людям удались эксперименты с некоторыми из технологиях протоссов, в частности – с телепортирующими устройствами, позволяющими, искривляя пространство, мгновенно перебрасывать войска с место на место.

Освобожденные протоссы поведали, что похищали их Тал’Дарим, доставляли на станции землян, где обращали в гибридов. Судя по всему, именно Тал’Дарим всецело пребывают под властью Амуна, исполняя волю последнего. Рыцари сообщили также, что прежде, чем оказались в нынешнем комплексе, содержались они в храме Ксел’Нага, который Тал’Дарим называли «Эррис».

В информационных базах станции Зератус обнаружил упоминание о храме. Находится он на планете Атриас, в квадранте «сигма»... именно там переродился Амун... Оставив базу Фонда Мёбиуса на растерзание зергам, протоссы покинули ее; Талис приняла решение и впредь сопровождать Темного Прелата в его поисках.

Укрепившись поблизости от храма, протоссы выступили против Тал’Дарим, охраняющим оный. Верховодил противником Ма’лаш, Владыка племени Тал’Дарим, именуемый «Клинком Амуна» и проводящий в святилище храма некий ритуал... Сокрушив сопротивление, силы Талис остались у ворот Эрриса, в то время как Зератул с небольшим контингентом Темных Рыцарей проследовал внутрь.

Талис просила Темного Прелата поторапливаться: на ее войска нападали гибриды, и долго оставшемуся у входа контингенту не продержаться... Приближаясь к главному залу, зрели Зератул и сородичи его, как замер Ма'лаш у некоего устройства, вырываются из которого потоки темной энергии. «О, вестник истины, люди не справились со своей задачей и позволили чужакам найти храм», - говорил Владыка Тал’Дарим. – «Наш великий план в опасности». «Не поддавайся страху, Ма’лаш», - громыхнул глас Падшего. – «Освобождение близится. Вскоре ваша вселенная будет очищена от страданий. Готовь свой народ к войне и жди моего приказа».

Очевидно, что наблюдал Зератул устройство, с помощью которого Тал’Дарим общаются с Амуном. Потому принял решение уничтожить сей катализатор Пустоты; в этом случае он получит достаточно времени, чтобы предупредить об угрозе Артаниса... Ступив в зал, неразимы схлестнулись с Тал’Дарим, и, перебив противника (Ма’лаш, к несчастью, сумел ускользнуть), уничтожили устройство... Случился сильнейший выброс энергий Пустоты, но наблюдал изумленный Зератул, как расчертил оный стол ослепительного сияния, и прозвучал в разуме его голос Тассадара: «Найди Ключ, что дарует вам надежду».

Неужто это и есть последний фрагмент пророчества – то, что может спасти вселенную?.. «Лишь я способен спасти вас», - резанул разумы протоссов глас Падшего. – «Я положу конец вашим страданиям».

Гибриды и Тал’Дарим усилили натиск, дабы не позволить Зератулу и сподвижникам его покинуть Эррис и поделиться добытыми сведениями с иными протоссами. Ценой собственной жизни и жизней подначальных Рыцарей Прелат Талис подарила Зератулу драгоценные мгновения, чтобы сумел он спастись и покинуть планету. Возвращаясь к своему народу, Зератул готов был предстать перед судом... но он обязан заставить их понять, откуда исходит истинная угроза. Ведь лишь Артанис, молодой Иерарх, способен объединить протоссов... пока ярость Амуна не захлестнула всю галактику.


За день до начала кампании по возвращению Аюра расе протоссов Артанис перенесся на Саалок, луну Аюра, наряду со своим близким другом, Калдалисом. «Я хочу побыть один, Калдалис», - заметил Иерарх, но все же счел возможным поделиться со спутником своими сомнениями. – «Мы – древний народ. Нас мало. А сколько еще протоссов погибнет завтра по моему приказу?» «Если ты сомневаешься в нас...» - начал Калдалис, однако Артанис перебил его, молвив: «Не в вас, друг мой. А в своих мотивах. А мои сомнения передадутся и вам».

«Что может быть благороднее, чем битва за родной дом?» - риторически вопросил Калдалис, устремив взор на сферу Аюра. «Аюр – наше прошлое, но вот будущее ли?..» - произнес Артанис, и Калдалис уверенно постановил: «Он – наше наследие». «Эпоха Раздора – тоже», - возразил Иерарх. – «Мы же не цепляемся за нее и не жаждем ее возвращения. Мы вели себя как звери и чуть не залили Аюр собственной кровью». «Но именно после нее великий Хас распахнул наше сознание», - напомнил Калдалис. – «Он показал нам сияние Хала и мы стали и мыслить, и чувствовать как один! Хала объединила нас! Мы осознали свои ошибки, и Аюр стал светочем надежды для всей галактики! Сами звезды завидовали нам!»

«Но осененные сиянием Хала и уверенные в своей безупречности, мы обратились против своих собратьев», - молвил Иерарх. – «Темные Рыцари отказались от всего, что нам дорого, и отсекли себя от Хала. Мы нарекли их еретиками и попытались уничтожить. Мы утратили единство, и с ним – нашу силу, как и во времена Эпохи Раздора. Судьба наказала нас за это. Мы были слишком самоуверенными, и зерги захватили Аюр». «Я видел, как мы теряли нашу планету», - отвечал Калдалис, и воскликнул Артанис: «Мы потеряли наших собратьев! И сколько еще погибнет в этом вторжении?! Сколько наших друзей падет?! Все потому, что мы цепляемся за прошлое...»

«Я думаю иначе», - изрек Калдалис. – «Неужели ты не видишь связи?.. Изгнание Темных Рыцарей было ошибкой, но теперь мы вместе. Ты объединил нас! Жизни наших собратьев – это плата за будущее!» «Тебе легко говорить!» - взорвался Артанис. – «Ведь не ты пошлешь их на гибель!» «Я – тот, кто пойдет на гибель!» - прозвучал ответ. – «Я одним из первых ворвусь в ряды зергов. Ведь я – Хунделар, «Острие копья». Иерарх опешил: он и не подозревал, что друг его примкнул к отряду, коему оказана честь первыми высадиться на поверхность Аюра и принять бой... Очевидно, что выживут немногие... «Зачем?» - только и смог произнес он, и пояснил Калдалис: «Это высшая честь! Я готов отдать жизнь за возможность вернуть наш родной мир! Единый для всех протоссов. И ты дал мне эту надежду!»

«Единый мир для всех протоссов...» - повторил Иерарх, созерцая Аюр. - «Он станет таким благодаря воинам вроде тебя». Да... за это стоит сражаться... и погибнуть...


...Золотая Армада протоссов вышла на орбиту Аюра, дабы отвоевать древнюю родину, властвует над которой ныне Рой. Обращаясь к Рыцарям, Иерарх Артанис говорил о том, что день, ждали которого они долгие годы, настал, и вскоре родной мир вновь будет принадлежать им.

Неожиданно подле Иерарха возник Зератул, воскликнув: «Вы должны остановить вторжение!» Вершительница Селендис приказала Рыцарям схватить предателя, однако Артанис приказал сородичам остановиться, Темному Прелату же велел пояснить свои слова. «Грядет последняя война», - изрек Зератул. – «Амун... Темный. Вернулся. Вторжение на Аюр лишь отвлечет вас от главной битвы».

«Не забывай, что именно из-за него мы потеряли Аюр», - напомнила Артанису Селендис, и Зератул согласно кивнул: «И это лежит на мне тяжким бременем... Артанис, я знаю, что противопоставить надвигающейся тьме. Ты должен мне поверить». Иерарх заверил старого товарища, что всецело доверяет ему... однако ради нынешнего момента пожертвовали они слишком многим, и вторжение на Аюр откладывать боле не станут. После чего отдал Селендис приказ о начале кампании...

Рыцари «Острия копья», ведомые Калдалисом, принялись телепортироваться на Аюр, приступили к очищению от биомассы зергов каналов искривления пространства в районе Керрисана. Оные дадут возможность переместить на поверхность большее количество войск и технологий, после чего последует решительный удар по силам Роя на всей поверхности Аюра.

Кампания проходила весьма успешно: протоссы освобождали каналы искривления, разрушали ульи зергов... когда неожиданно Рыцари обнаружили гибридов, управляющих Роем на Аюре!.. Велев Селендис принять командование вторжением, Артанис наряду с Зератулом отошли подальше от сородичей, дабы обсудить последние события; гибриды донельзя встревожили Иерарха, и надеялся он, выслушав Темного Прелата, понять, что стоит за подобными порождениями.

«Я видел конец всего сущего», - молвил Зератул. – «Полчища гибридов, опустошающие целые миры. Ими повелевает голос из тьмы, Амун... Но также я слышал голос, будто доносящийся из глубины веков, и он шептал мне: «Найди Ключ, что дарует вам надежду»... И я видел свет, озаривший артефакт Ксел’Нага на планете людей, Корхал. Это и есть Ключ из видения. Пророчества гласят о противостоянии Ксел’Нага с Амуном в конце времен. Думаю, Ключ приведет нас к ним». Артанис велел Зератулу отправляться к Джейму Рейнору на Корхал и забрать Ключ; сам же он подготовит войска Рыцарей к грядущей кампании против миньонов Падшего.

Однако, вернувшись к своему кораблю, Зератул увидел, что тот полностью разрушен. Устремившись к основному лагерю протоссов, неразим нашел тем в полнейшем смятении. Селендис поведала, что больше не чувствует в Хала Рыцарей... в том числе и Артаниса. «Как такое возможно?» - изумился Зератул. – «Вы же не можете исчезнуть из Хала, не обрезав нервные отростки». Как бы то ни было, очевидно, что вторжение пошло совершенно не так, как планировалась, и ныне протоссам, высадившимся на Аюр, угрожает смертельная опасность.

Каракс, Артанис, Зератул Вершительница просила Зератула отыскать Иерарха; в помощь ему она выделила искусного фазового кузнеца Каракса из касты Халаев. Прочесывая окрестные джунгли, встречал Темный Прелат немало протоссов, атаковавших его, лишь завидев – похоже, некая сила помутила разум сородичей.

А вскоре удалось ему обнаружить Артаниса. «Зератус...» - мыслеречь Иерарха была исполнена неприкрытой боли. – «Я... чувствую твое присутствие. Хала... наполнена... яростью... Она порабощает мой разум!» Осознал Темный Прелат, что пребывает Амун на Аюре, и, обретя контроль над Хала, он тем самым подчинил себе великое множество протоссов – Рыцарей Золотой Армады. Лишь немногочисленным неразимам, лишенным нервных отростков, удалось сохранить рассудок.

Устами Артаниса ныне вещал Амун – темное божество, осквернившее Хала. «Я прерву этот порочный цикл...» - говорил Падший. – «И ты не помешаешь мне». С этими словами Иерарх атаковал Зератула... В сем сражении Темный Прелат оказался сражен, однако успел отсечь пси-клинком нервные отростки Артаниса, освобождая того из-под власти Амуна. «Ключ... приведет тебя... к Ксел’Нага...» - то были последние слова доблестного неразима...

Позже Артанису удалось отыскать лагерь Темных Рыцарей, означился в котором и фазовый кузнец Каракс, нервные отростки которому отсек один из неразимов. Иерарх постановил, что надлежит изыскать способ покинуть эту планету, и как можно скорее. «Корабль «Копье Адуна» все еще покоится под руинами Кор-шакала!» - говорил он. – «У него древние генераторы, но одаренный кузнец вроде тебя сможет их активировать».

С помощью сего легендарного корабля, погребенного под местом, где прежде находилось сердце Конклава, Артанис надеялся одержать окончательную победу над зергами... но теперь стал он единственным шансом их на выживание. Амун, вещающий ныне устами Селендис, был исполнен решимости покончить с горсткой выживших сподвижников Иерарха, и послушные воле его протоссы и зерги стремились достичь лагеря тех.

Пока сподвижники Артаниса сдерживали натиск противника, Каракс занимался приведением в действие энергетических ядер древнего корабля, очищая те от покрывавшей их биомассы. И когда завершилась активация, фазовый кузнец перенес на борт судна всех Перворожденных, свободных от воли Амуна. Впервые за долгие столетия «Копье Адуна» поднялся в небеса, покинул Аюр, ибо судно это явилось вершиной творения Халаев – одним из трех ковчегов, созданных, чтобы сохранить наследие расы протоссов в самые темные времена.

В отсеках корабля пребывало множество Рыцарей, погруженных в стазис, чтобы стать частью армии этого судна. С болью в душе Каракс занялся отсечением нервных отростков их, и лишь после этого выводил воинов из стазиса. Фазовый кузнец был поражен, сколь много тайн хранит в себе «Копье Адуна», сколь сложны древние технологии и сколь много возможностей дают они. Сердцем «Копья Адуна» выступало солнечное ядро – рукотворная звезда, дремавшая долгие столетия, и ныне снабжающая энергией все системы судна.

Неведомо, надолго ли выжившим удалось ускользнуть от Падшего, распространившего власть свою на Аюр. Отрезанный от Хала и лишившийся Золотой Армады Артанис вынужден обратиться за помощью к старым союзникам, а также заняться поиском новых, чтобы иметь возможность выстоять в следующем противостоянии с темным богом.

Исследуя отсеки корабля, Артанис и Каракс обнаружили выведенную из стазиса Хранительницу Рохану, сохранившую связь к Хала, однако не позволяющую скверне Амуна завладеть своим разумом. Рохана хранила воспоминания и личности всех протоссов, живших до того, как погрузили ее в стазис, потому ныне готова была выступить советницей Иерарха, поделиться с ним опытом прежних Вершителей... К несчастью, две иные Хранительницы, находившиеся на борту ковчегов, подобных «Копью Адуна», погибли, когда зерги напали на Аюр... Тот факт, что ныне Рыцари выступают в союзе с изгнанниками-неразимами, Рохане откровенно претил, но Хранительница пыталась осознать, сколь многое ей предстоит принять и понять в сей весьма изменившейся вселенной.

Иерарх направил «Копье Адуна» к Шакурасу, надеясь достичь мира Темных Рыцарей прежде, чем это сделает Амун... однако надежды его не оправдались. С кораблем вышла на связь Старейшая Воразун, дочь покойной Рашагал, сменившая на сем посту Мохандара, убитого в противостоянии горстке мятежников-неразимов, противились которые самой идее объединения с Рыцарями ради вторжения на Аюр. Иерарху Воразун поведала о том, что пространственные врата, связующие Аюр с Шакурасам, открылись вновь, и выходят из них полчища зергов и гибридов. За считанные часы они разрушили города неразимов, перебили воинов... Выжившие пытались организовать эвакуацию, но не были уверены, удастся ли им продержаться достаточно долго, чтобы успеть активировать каналы искривления пространства и вывести в них корабли.

Артанис поведал Воразун о произошедшем на Аюре... и о том, что именно он покончил с Зератулом, пусть рукой его в ту минуту и управлял Падший. Бремя вины продолжало снедать Иерарха...

Обещав, что сделают все возможное, чтобы выиграть время для союзников, Артанис отрядил к поверхности захваченной планеты контингент Рыцарей. Высадившись в юго-западном квадранте Талематроса, протоссы приступили к взятию под контроль каналов искривления. Окрестные земли кишели подвластным Амуну зергами, и толстый слой биомассы покрывал поверхность Шакураса. Наземные войска очищали каналы искривления, в то время как с «Копья Амуна» велась орбитальная бомбардировка по ульям зергов... а также по ужасающим порождениям Амуна – гигантам Пустоты, пытающимся разрушить каналы и пресечь эвакуацию населения.

Выживших неразимов удалось спасти; корабли их организовали эскорт ковчега, в то время как Старейшая Воразун поднялась на борт оного. Напомнив Иерарху о том, что зерги Амуна продолжают изливаться на планету из пространственных врат, и, наводнив Телематрос, подбираются к Святилищам Лизул, правительница Темных Рыцарей постановила – Шакурас придется уничтожить. Подобное стремление вызвало у Артаниса стойкое неприятие, однако Воразун сумела убедить Иерарха в том, что это – единственный выход. «Я не отдам Амуну эту планету», - говорила Старейшая. – «Пусть гибнут миры. Главное, чтобы мы выстояли». «Но потерять и Шакурас, и Аюр...» - Артанис никак не мог свыкнуться с мыслью о том, сколь сокрушительные удары понесла его раса. «Мы изгнанники, Артанис», - напомнила предводителю протоссов Воразун. – «Истинным домом нашего народа всегда был Аюр. Вернем же его вместе!»

Старейшая предлагала Иерарху вызвав перегрузку фазовой призмы в сердце храма Ксел’Нага, что приведет к мощнейшему выбросу энергии в ядро планеты... Как следствие, Шакурас будет уничтожен...

Артанис с замыслом Воразул согласился, и вскоре войска его, переместившись на поверхность, заняли позиции вокруг храма Ксел’Нага. Иерарх находился внутри цитадели, пытаясь перенастроить матрицу храма, что без кристаллов Ураж и Халис было проблематично. Армии же протоссов, следуя указаниям Воразул, разрушали монолиты Зенита, контролировавшие потоки энергии храма.

Число зергов все прибывало, и протоссы держали оборону до последнего. Лишь когда миньоны Амуна, ведомые гибридами, захлестнули укрепления протоссов, те приступили к пространственному перемещению, возвращаясь на борт остающегося на орбите «Копья Адуна». Артанис уходил последним, и в одиночку сдерживал бешеный натиск зергов до тех пор, пока перерузка фазовой призмы не завершилась.

Лишь тогда он позволил себе переместиться на корабль, и оный немедленно снялся с орбиты Шакураса, устремился прочь... ибо несколько минут спустя планета взорвалась, прекратив свое существования; более миллиарда миньонов Амуна погибли...

Воразун поздравила Артаниса с сим свершением, назвав Иерарха Темным Рыцарем – ведь он один проследовал Путем Тени, сдерживая в одиночку атаку бесчисленных врагов; подобное в социуме неразимов считается священным обрядом посвящения.

...Артанис направил «Копье Адуна» к Корхалу... обнаружив, что в околопланетном пространстве идет сражение! Вышедший на связь с судном протоссов Джим Рейнор тепло приветствовал Артаниса, поведав о том, что прихвостни Нарюда, называющие себя «корпусом Мёбиуса», нападают на планеты по всему сектору, не щадя никого, и возглавляют их гибриды! «Воистину, от Амуна не скрыться нигде», - вздохнул Артанис, пораженный тем, что Падший сумел подчинить себе и представителей человеческой расы, и теперь наносит удары по всем направлениям. «Они захватили нашу орбитальную платформу, «Небесный щит», - продолжал говорить Рейнор. – «И уничтожили атмосферные стабилизаторы». Она теряет высоту. И если упадет, Августграду конец».

Артанис, в свою очередь, рассказал о гибели Зератула, и о том, что привело сюда его самого. Рейнор лишь плечами пожал: если Зератул хотел, чтобы Ключ был передан Артанису... что ж, так тому и быть. Но сначала следует бросить все силы на то, чтобы спасти город.

Силы Доминиона сдерживали корпус Мёбиуса, в то время как протоссы под началом Артаниса переместились на «Небесный щит», выступив против занявших платформу отрядов противника. Рыцари расправлялись с пехотинцами, пребывающими под властью Амуна, а сподвижники Рейнора, следующие за протоссами по пятам, немедленно приступали к восстановлению атмосферных стабилизаторов... Наконец, падение «Небесного щита» замедлилось, а после и вовсе прекратилось. Корпус Мёбиуса отступил, и контроль над станцией принял адмирал Хорнер...

Однако противника со счетов списывать было еще рано. Рейнору поступило донесение о том, что атака корпуса на орбитальную платформу была лишь отвлекающим маневром, позволившим корпусу Мёбиуса ворваться в императорский дворец и выкрасть Ключ. Согласно последним донесениям разведки, отряды корпуса движутся к порту Беннета.

«Как эти люди стали невольниками Амуна?» - спрашивал Артанис, и отвечал Рейнор: «Они служили в секретных подразделениях. Отвечали за охрану исследовательского комплекса доктора Нарюда. После того, как Валериан пришел к власти, связь с Фондом Мёбиуса была утрачена. Их последние сообщения были бессвязными. Безумными. А затем начались нападения». «Амун превратил их в своих рабов... в свою армию», - резюмировал Артанис. – «Они опасны... Но это лишь начало грядущей войны».

Сообщения, присылаемые на «Копье Амуна» разведчиками, были неутешительны: похоже, войска Амуна, состоящие из направляемых гибридами зергов, людей, принадлежащих к корпусу Мёбиуса, и протоссов племени Тал’Дарим, разделяются, чтобы одновременно захватить несколько планетарных систем сектора.

Объединенные силы протоссов и людей, возглавляемые Артанисом и Джимом Рейнором, схлестнулись с корпусом Мёбиуса в порту Беннета. Захватившие Ключ гибриды вливали в артефакт энергии Пустоты, вызывая тем самым краткосрочные помутнения сознания всех без исключения представителей человеческой расы в окрестностях. Протоссы по мере сил защищали беспомощных в те минуты союзников... а когда туманящие рассудок энергии иссякали, продолжали наступление. Валериан Менгск направлял в район боевых действий подкрепления, и вскоре оборону противника удалось сокрушить... но город обратился в пылающие руины. И не только порт Беннета. Отовсюду из пространства Доминиона продолжали поступать донесения о разоренных мирах, разрушенных форпостах, множестве смертей... Безжалостная армия Амуна не щадила никого... Но Рейнор, как и Зератул верил в Артаниса, зная, что Иерарх как никто другой способен противостоять предвечному злу.

Обретя Ключ, Артанис вернулся на «Копье Адуна»... где лицезрел Хранительницу Рохану, глаза которой полыхали алым. Очевидно, что ныне одержима она сущностью Амуна... «Я чувствую твои сомнения, Артанис», - изрек Падший устами Хранительницы. – «Страх. Одиночество. Ты блуждаешь во тьме. Дай мне освободить тебя... всех вас... от мук этой жизни. Бесконечный цикл раздора и страданий подходит к концу». «Твои слова – яд, Амун», - отозвался Иерарх. – «То, что ты делаешь, ведет лишь к смерти». «Я дарую предназначение», - возразил Амун. – «Конец цикла, навязанного нам всем!.. Сопротивление лишь приумножит страдания».

Колоссальным усилием воли Рохана исторгла сущность Амуна из своего разума, но даже после случившегося наотрез отказалась отринуть Хала и расстаться с нервными отростками. Артанис был вынужден заключить Хранительницу в стазис-поле на случай, если Падший вновь овладеет ее разумом.

Тем временем фазовый кузнец Каракс всецело посвятил себя изучению доставленного на борт артефакта Ксел’Нага. «Этот материал самостоятельно восстанавливается», - с благоговением произнес Каракс, обращаясь к Артанису, когда спустился тот к солнечному ядру судна, близ которого оставался кузнец. – «Неудивительно, что люди считали, что он родом из недавней эпохи. По моему мнению, этому артефакту несколько миллиардов лет, если не больше». «В своем пророчестве Зератул сказал, что Ключ может привести нас к надежде», - задумчиво произнес Иерарх. – «Что, по-твоему, это значит?» «Привести нас к надежде...» - повторил Каракс, созерцая артефакт. – «Похоже на зашифрованное сообщение... Ключ способен управлять потоками энергии, но это не единственное его предназначение. Я считаю, что он также хранит данные о месте своего происхождения. И я обязательно выясню, каким образом он способен привести нас к Ксел’Нага».

Артанис поделился своими надеждами касательно Ключа и с Воразун. «Согласно легендам, Ксел’Нага обитают там, где не может существовать ни один мир», - молвила Старейшая. – «Оттуда ведет начало вся жизнь во вселенной. Наши предки искали это место, но так и не нашли ничего, кроме преданий». «А ты веришь в то, во что верил Зератул?» - спрашивал Артанис, и отвечала Воразун: «Зератул убил мою мать. Поэтому я всегда буду испытывать к нему ненависть и презрение». «Рашагал была заражена Королевой Клинков», - напомнил Артанис, и Воразун подтвердила: «Сейчас я это знаю. Однако разум не властен над чувствами. И нам это известно лучше, чем вам». «Зератул тоже скорбел о ней», - молвил Иерарх. – «И чувство вины подтолкнуло его к поиску смысла древних пророчеств... к поиску новой надежды для нашего народа». «Надеюсь, ты простишь, если я не стану полагаться на слова изгоя», - произнесла Воразун, и на этом сей непростой для обоих сторон завершился – продолжать доказывать Старейшей, что действовал Темный Прелат исключительно из лучших побуждений, не было ни нужды, ни смысла.

...Артанис отдал приказ направить «Копье Адуна» к океанической планете Гласиус, где, как он знал, находится комплекс, в котором ученые-Халаи экспериментировали с секретным оружием – в частности, возрождали программу создания чистильщиков, некогда запрещенную Конклавом. Каракс открыл Иерарху, что древние чистильщики до сих пор находятся в заключении, на Гласиусе же разрабатывались прототипы оружия на основе сей технологии. Сознавая, что с помощью одного лишь Ключа победу над ордами Амуна не одержать, Артанис надеялся заполучить столь мощную технологию.

Но, достигнув околопланетного пространства Гласиуса, лицезрели протоссы небольшую флотилию Тал’Дарим, нападающих на комплекс. «О них не было слышно со времен Эпохи Раздора», - изрекла Рохана, устремив взор на алые суда противника, - «с тех пор, как протоссы воссоединились под светом Хала». «К сожалению, некоторое время назад они объявились снова», - мрачно произнес Артанис. – «Мы долго считали их фанатичными служителями Ксел’Нага, но в действительности они сделались рабами Амуна. Никто не знает, почему последовали они за Падшим. Тал’Дарим называют себя Избранными, но для чего Амун избрал их, нам не дано понять. Это опасные противники. Именно они помогли Амуну создавать гибридов и проливали кровь во имя нашего врага». «Протоссы, обратившиеся против протоссов», - молвила Хранительница. Де’Ул требует от нас отмщения. Их необходимо уничтожить». С сим утверждением Артанис не мог не согласиться.

Перед тем, как объявить о высадке войск на поверхность Гласиуса, Иерарх обратился к фазовому кузнецу, поинтересовавшись, не опасны ли образцы разрабатывавшегося здесь вооружения для них самих. «Халаи на Гласиусе создали несколько прототипов и даже провели успешные их испытания», - известил Артаниса Каракс. – «По слухам, эти копии полностью воспроизводят личности Рыцарей. Подобный продукт квантовой предиктивной аналитики». «Это всего лишь машины, Каракс», - заметил Иерарх. – «Не стоит ожидать от них слишком многого». «Мы тоже машины, только у нас биологическая природа», - возразил фазовый кузнец. – «Я часто поражаюсь, глядя на наше устройство, внутреннюю планировку, выверенные формы, наш аппарат. Ксел’Нага создали нас, как и мы когда-то стали творцами чистильщиков».

Тал’Дарим стремились полностью уничтожить комплекс на Гласиусе, и с материнского корабля направили на систему орбитальной планеты луч фазового искажения. Вышедший на связь с «Копьем Адуна» Высший Посвященный Тал’Дарим – Аларак – заявил, что хранилище технологий будет уничтожено наряду с сим миром... Действуя стремительно, подначальные Артаниса устремились к комплексу, вступая в сражения с Тал’Дарим, прибывавшими к оному на транспортных кораблях. Противники Иерарха, следуя приказу Аларака, пытались активировать призмы искривления пространства – обратить древние системы защиты комплекса против тех, кто надееятся заполучить сокрытые здесь технологии.

Протоссы сумели отыскать хранилище с образцами технологий чистильщиков и переместить его на на борт «Копья Адуна» за считанные мгновения до того, как луч фазового искажения выжег пространство, где находилось оно. Флот Тал’Дарим отступил, Аларак признавал поражение...

Среди обретенных технологий чистильщиков оказался один прототип воина, изготовленный на основе копии сознания Феникса! То было сделано тогда, когда сущность его была перемещена в тело драгуна, и копии сей было приказано Алдарисом отправляться на Гласиус и служить Рыцарям. «Это последняя запись в его памяти», - сообщил пораженному Артанису Каракс. – «Конклав приказал продолжать копировать личности наших воинов. Похоже, Феникс был первым в рамках возрождения древней программы».

Сам же Феникс – точнее, его копия, - был счастлив от осознания воссоединения со старым другом. Артанис поведал ему, что боле не является Вершителем – оставшимися Судьями и кланами неразимов избран он Иерархом народа протоссов. После чего рассказл о гибели Тассадара, о захвате зергами Аюра... Феникс полагал, что является драгуном, и Артанис покамест не знал, как открыть сей личности, что она – чистильщик, копия оригинала, сраженного Королевой Клинков. Вместо радости от воссоединения со старым другом ощущал он лишь печаль, сознавая, что зрит лишь подобие Феникса, воплощенное напоминание о доблестном Преторе. Но... если разум отказывается принять Феникса, почему же чувства требуют обратного?..

Феникс, изучая корабельные архивы, пребывал в растерянности: в воспоминаниях его обнаружились пробелы, а и тело его не походило на облик «драгуна». Что же он такое?..

Воразун ...Вскоре фазовому кузнецу удалось разрешить загадку Ключа, и, призвав Артаниса к солнечному ядру судна, Каракс, указав на артефакт, молвил: «Иерарх, я наконец понял, как мыслят Ксел’Нага. Для них энергия, сущность и информация были едины. Взаимозаменяемы. Гибки». «Значит, ты извлечешь из Ключа информацию, о которой говорил Зератул?» - с надеждой вопросил Артанис, и Каракс уверенно отвечал: «Да. Насколько я понял, они приведет нас на Ульнар, родной мир Ксел’Нага. Думаю, Ключ укажет нам его местонахождение».

Произведя манипуляции над артефактом, фазовый кузнец добился его раскрытия, и пред взорами Каракса и Артаниса возникла звездная карта – Алтарианский разлом – космическая аномалия, где царит невероятное буйство энергии... и жизнь невозможна в принципе... Фазовый кузнец готов был предаться отчаянию, ведь теория его, похоже, оказалась в корне неверна, однако Артанис придерживался противоположного мнения. «Считается, что Ксел’Нага пришли из места, где не может быть жизни», - напомнил он. – «И это совпадает с пророчествами Зератула. Мы войдем в разлом».

Сознавая, что подобный перелет может знаменовать их гибель, Артанис, тем не менее, приказал направить «Копье Адуна» в Алтарианский разлом. Согласно всем законам физики, судно должно было расщепить на атомы, однако этого не случилось, и собравшиеся на мостике корабля протоссы наблюдали гигантский храм Ксел’Нага в сердце разлома, на стыке реальностей – Ульнар, колыбель жизни во вселенной.

«Невероятно, но Зератул знал, что Ключ приведет нас в такое место», - с благоговением произнес Каракс, взирая на гигантский храм, пребывающий в пустоте космоса. – «Вот в чем заключалось основное предназначение этого устройства». «Зератул постиг нечто за гранью моего понимания», - согласился с кузнецом Артанис, и тот молвил, не отводя взгляда от храма: «Этого места... просто не должно существовать. Оно противоречит всем законам, разрушает все представления об астромеханике».

Лишь сейчас осознавали протоссы – Артанис, Каракс, Воразун, Рохана – сколь многое в галактике остается за пределами их разумения. «Трудно поверить, что перед нами Ульмар – древняя обитель Ихан’рии, Ксел’Нага», - молвила Хранительница. – «Судьи полагали, что Ксел’Нага покинули Аюр, чтобы направиться в подобное пристанище. А затем погрузиться в многовековой сон. И, если легенды правдивы, то Ксел’Нага действительно остаются там в ожидании своих детей, которые пробудят их ото сна».

Сенсорам «Копья Адуна» удалось обнаружить проход внутрь колоссального космического обелиска – Ульнара, Храма Объединения, и силы протоссов, ведомые Иерархом, проследовали внутрь. Рохана ведала о сем месте лишь мифы да легенды – о том, что для того, чтобы проход во внутренние пределы Ульнара открылся, достаточно представителей избранных рас, и познают они вознесение. Однако с более практической точки зрения казалось, что врата во внутренние помещения открывают древние небесные затворы... которые взяли под контроль неведомо откуда появившиеся в Храме Объединения Тал’Дарим! И не только: прибыли и солдаты корпуса Мёбиуса... Судя по всему, Амун был исполнен решимости не позволить протоссам достигнуть сердца храма...

Тем не менее, воинам Артаниса удалось отбросить противника, привести в действие все пять небесных затворов... и проход в святая святых храма открылся!

Оставив командование «Копьем Адуна» на Воразул, Иерарх, не желая рисковать жизнями сородичей, в одиночку устремился в недра Ульмара – несмотря на то, что силы Амуна, возможно, уже успели захватить Храм Объединения. Коракс счел необходимым загодя предупредить Артаниса о том, что Ключ, похоже, реагирует на идущие от основания храма, пребывающего на стыке измерений, потоки Пустоты. «Ключ словно поглощает излучаемую этим местом энергию», - говорил фазовый кузнец. – «Информация же о месте происхождения Ключа была сохранена иным способом... Похоже, его перенастроили на выполнение другой функции». «Надеюсь, Ксел’Нага раскроют нам свои тайны», - вздохнул Артанис, после чего переместился к распахнутым ныне вратам, ведущим в недра Ульнара.

К вящему своему изумлению, в чертогах, через которые проходил Иерарх, наблюдал он каменные фрески, и в образах, на них запечатленных, узнавал Зератула, Королеву Клинков, Шакурас... Конечно, оставалось великое множество иных образов, о сути которых Артанис не имел ни малейшего представления.

Неожиданно для себя узрел Артанис Королеву Клинков, сражающуюся с гибридами. Покончив с последними, Керриган призналась изготовившемуся к атаке Иерарху, что не враг ему, и стремится лишь отыскать Ксел’Нага. Находится она здесь уже несколько дней, но доселе зрела лишь гибридов, и проход в усыпальницу Ксел’Нага отыскать не сумела. «Пророчества говорят о двух вознесшихся расах, которые должны вместе отыскать Зал Откровения в глубинах храма», - поведал Артанис Королеве Клинков. – «Лишь им двоим святилища откроют способ пробудить спящих Ксел’Нага». «Никогда не верила в пророчества», - хмыкнула Керриган, однако Иерарх предложил ей объединить усилия на пути к общей цели.

Двое продолжили исследование храма; немногочисленные каменные стражи, встреченные ими, пробуждались, нападали, прося «чистоту формы» и «чистоту сущности» доказать свою силу... И, погибая, стражи обращались в своеобразные энергетические ключи, отворяющие двери храмовых чертогов, составлявших Зал Откровения.

Миньоны Амуна – Тал’Дарим и солдаты корпуса Мёбиуса – стремительно наводняли храм, и, направляемые гибридами, атаковали предводителей рас зергов и протоссов. Преодолевая ожесточенное сопротивление, те достигли первого из святилищ Храма Объединения. В разуме Артаниса возникли образы, знания... «Теперь я понимаю», - ментально обратился Иерарх к спутнице. – «Ксел’Нага были первой расой, рожденной в Пустоте. Их священной целью было создавать жизнь и поддерживать бесконечный цикл. При зарождении новой вселенной они обретали физическую оболочку. Если оболочка разрушалась, они возвращались в Пустоту. Все это время они ждали, пока избранные существа соберут все части Ключа и найдут дорогу сюда».

Артанис и Керриган оставили святилище, устремились по поиски следующего. По пути Иерарх делился со спутницей своими мыслями о том, что Амун управляет его народом через Хала, однако лишен физической оболочки... и если удастся отрезать его от разумов Рыцарей, то, быть может, и удастся изгнать сию сущность обратно в Пустоту, ее породившую.

Второе святилище открыло Артанису иные эпизоды предвечной истории, и рассказывал он Королеве Клинков: «Именно отсюда, из Ульнара, Ксел’Нага начали распространять по вселенной семена жизни. Они создали нас, как и бесконечное число рас, заселявших нашу и другие вселенные. Ксел’Нага лишь наблюдают и ищут в своих отпрысках потенциал... но не вмешиваются. Бесконечный цикл неизменен. Появляются две расы. Одна наделена чистотой сущности и неукротимым духом, вторая – чистотой формы. Существа с безграничным псионическим потенциалом, способные вместить сущность Ксел’Нага».

Очевидно, что чистота сущности и формы относится к зергам и протоссов. Но упоминание о том, что Ксел’Нага никогда не вмешиваются в развитие созданных ими цивилизаций, донельзя озадачило Артаниса, ибо события, предшествующие Эпохе Раздора, описывали отношения протоссов с сей расой совершенно иначе. «Стало быть, Амун изменил мой народ...» - осознал Иерарх. – «Все наши представления о Ксел’Нага оказались неверными!»

Наконец, перебив немало миньонов Падшего, направляемых гибридами, двое достигли третьего святилища Зала Откровения, где обрел Иерарх новое знание о расе творцов. «Ксел’Нага, заключенные в Зале Вознесения, тысячелетиями пребывали во сне, пока цивилизации гибли и создавались», - передавал Артанис смысл осознанного Керриган. – «Они пробудятся ото сна лишь по прибытии двух предначертанных рас. И тогда их старейшины пожертвуют жизнью, чтобы передать избранным свою сущность – и те, кто наделен чистотой формы и чистотой сущности переродятся, обратившись в Ксел’Нага, хранителей бесконечного цикла».

С благоговением ступили Артанис и Керриган в Зал Вознесения... но в следующее мгновение ужас охватил Иерарха, ибо Ксел’Нага, заключенные в сем чертоге, были давным-давно мертвы, убитые собственным же собратом - Амуном! Неужто пророчество Зератула ложно, и нет надежды на спасение?!.

В видении зрел Иерарх алое сведение, и угадывались в нем очертания гуманоидной фигуры. «С сущностью предателя твой народ исполнит предначертанное», - резанул разум Артаниса ментальный глас Падшего. – «Мое тело уже создано... С его помощью я прерву цикл. И покончу с вечным страданием». В помещении открылся портал, открывалась за которым Пустота...

...Зафиксировали выброс энергии Пустоты в недрах храма и сенсоры «Копья Адуна». Но неожиданно на мостике корабля возник Аларак, и, обратившись к изумленной Воразун, произнес: «Выслушай меня, Старейшая... Ловушка Амуна захлопнулась. Ваш лидер в опасности. Амун открыл врата в Пустоту, из них сочится тьма. Она погубит вашего лидера и любого иного, кого коснется. Я проведу вас к Артанису прежде, чем его настигнет эта судьба. Мы сможем отразить натиск Темного».

Воразун стремительно атаковала, но Аларак с легкостью отразил ее натиск, однако попытки покончить со Старейшей не сделал, пояснив, что Амун предал его народ, и если выживет Артанис, то сможет свершить месть – в том числе, и за Тал’Дарим. Воразун кивнула, после чего испросила Высшего Посвященного привести войска протоссов к Артанису. Надлежало торопиться: Ключ поглощал энергии Пустоты с невероятной скоростью, и переполяли они Ульнар; с каждым мгновением угроза все нарастала, и медлить было нельзя. Аларак наряду с Рыцарями и неразимами переместился в Храм Объединения...

...когда Амун вновь завладел разумом Роханы, остающейся в стазис-поле, принявшись вещать устами Хранительницы. «Вы искали Ульнар... и нашли его», - рек Падший. – «Колыбель жизни. Здесь все начиналось... здесь и закончится. Что вы надеетесь здесь отыскать? Спасение? Все, что вы здесь найдете – свидетельство крушения замысла Ксел’Нага. Я несу дар... избавления в забвении!» Сущность Амуна вновь оставила обессиленную Рохану, на то вновь наотрез отказалась расстаться с нервными отростками, полагая, что не следует терять Хала, ибо именно в ней пребудет их спасение. «Хала объединяет все наши мысли и эмоции», - говорила Хранительница. – «И я ощущаю яростный поток мыслей и эмоций Амуна. Падший не осознает этого, но внутри Хала он уязвим. Так же, как он может заглянуть в меня, я могу заглянуть в него. И мы можем использовать это в свою пользу».

...Следуя указаниям Аларака, простоссы устремились в храм, стараясь избегать помещений, уже занятых Пустотой. Артаниса и Керриган, успевшую призвать силы Роя, Рыцари отыскали неподалеку от распахнутого портала в Пустоту. В то время, как зерги приняли на себя удар миньонов Амуна, протоссы, вставшие под начало Артаниса, разрушили находящиеся в храме кристаллы Пустоты, активированные гибридами и дающие энергию порталу.

Наконец, врата в Пустоту были вновь запечатаны, и возвестил Артанис, что сие – поворотный момент во всей истории, ибо отныне союзники станут плечом к плечу сражаться против Амуна и тьмы, которую он несет.

Керриган покидала союзников, ибо Рой ее был разбит, и Королеве Клинков необходимо было восстановить численность миньонов. Артанису она советовала собирать союзников, подчинять противнику, делать все ради победы... ибо на войне – не до хороших манер, здесь хороши все средства.

На капитанском мостике «Копья Адуна» Артаниса и следующего за ним Феникса язвительно приветствовал Аларак, пояснив Иерарху свое появление: «Наш бог нарушил свой же древний завет и предал нас». «Лжешь!» - воскликнул Феникс, и Тал’Дарим бросил, обращаясь к чистильщику: «Лгу? А разве ты, искусственный протосс, не воплощение лжи?» После чего вновь обратился к Артанису: «Флот Смерти Тал’Дарим на орбите Слейна ждет приказа к началу вторжения. Я пришел с предложением. Ты поможешь мне захватить власть над моим народом и стать их Владыкой. А взамен я положу конец войне между нашими народами». Иерарх обещал Алараку, что на скором военном совете они обсудят этот вопрос.

«Знай, что Амун уничтожит тебя», - не преминул заметить Аларак, и осведомился Артанис: «Если ты так в него веришь, почему ты здесь?» «Я всего лишь озвучил неизбежное», - отвечал Тал’Дарим. – «Я знаю истинную мощь твоего врага... Я сказал, что он уничтожит тебя. Не меня». «Я узнал его достаточно, чтобы понять, что самонадеянность его погубит», - возразил Артанис. – «И в тебе я вижу тот же недостаток». «Ты мне определенно нравишься, Иерарх», - изрек Высший Посвященный. – «Твоя храбрость достойна всяких похвал». «Давай объединим наши силы», - предложил Артанис. – «Вместе мы его одолеем». «Я не могу связать свою судьбу с твоей», - прозвучал ответ Аларака. – «В тебе нет твой ненависти, что пылает во мне. Ты не закипаешь от мысли, что все, во что ты верил, оказалось ложью; и что твое единственное утешение – уничтожить предателя». «Ты так считаешь?» - с едва сдерживаемым гневом вопроси Иерарх. – «Амун поработил моих собратьев и теперь превращает их в отвратительных гибридов. Моя ярость кипит ярче тысячи солнц, и когда она вырвется наружу, это ощутят все!» «Надеюсь присутствовать при этом событии», - склонил голову Тал’Дарим.

...Воразун признала, что Зератул был близок к истине, чем немало удивила откровенно раздосадованного Артаниса, ведь вместо того, чтобы пробудить Ксел’Нага, они сами едва уцелели, чуть не погибнув от рук Амуна... Фазовый кузнец же, пригласив Иерарха проследовать к солнечному ядру судна и указав на Ключ, изрек: «Похоже, я нашел способ спасти наш народ. Как и предвидел Зератул, наше спасение кроется в этом Ключе. Он был создан для того, чтобы его нашли и собрали те, кому суждено вознестись и стать Ксел’Нага. Приведя их на Ульнар, он использовал бы запасенную энергию, чтобы пробудить спящих Ксел’Нага. Ключ собирает и направляет что угодно. Сущность, материю, данные сознание – для этого устройства все едино. Теперь я это понимаю». «Именно так он очистил Керриган?» - вопросил Артанис, и Каракс подтвердил: «Да. Он извлек сущность, сделавшую ее Королевой Клинков, и с помощью полученной энергии призвал Амуна из Пустоты. Если я узнаю, как управлять Ключом, мы используем его, чтобы избавить Хала от Амуна и спасти наш народ».

Поблагодарив фазового кузнеца за предоставленные сведения, Иерарх отыскал Феникса, пребывавшего в весьма подавленном состоянии духа. Слова Аларака заставили чистильщика осознать, что он – не более чем клон истинного Феникса, подделка. «Я обнаружил в архиве сведения о т ом, как он погиб», - говорил чистильщик Артанису. – «О том, как был возрожден в теле «драгуна». И о том, как затем снова погиб от рук Королевы Клинков. Я не Феникс, но во мне живут его воспоминания... Я должен все обдумать». «Ты – воин, Феникс», - уверенно отвечал Иерарх. – «Считаешь ты себя моим старым другом или нет. Знай, что я в тебя верю... верю, что ты поможешь мне разгромить армии Амуна и спасти наш род!»

...Вскоре у стазис-камеры, оставалась в которой Рохана, на военный совет собрались Артанис, Феникс, Воразун, Каракс и Аларак. «Портал в Пустоту запечатан», - обратился к собравшимся Иерарх. – «Но нас ждет куда большая угроза. Амун превращает наш народ в свое новое тело». «Пока мы сражались на Ульнаре, он воспользовался всей мощью Золотой Армады, и применяет наше оружие для истребления всего живого в секторе Копрулу», - мрачно добавила Рохана. «Сейчас наших сил не хватает, чтобы вступить в бой с Великим Флотом», - продолжал Артанис. – «Но иные слуги Амуна свирепствуют по всему сектору».

«Ударим незамедлительно», - поддержала Иерарха Ворузун. – «Устраним его второстепенные силы». «Чистильщики созданы для войны», - добавил Феникс. – «Если реактивируем их, у нас появится и армия, и возможность разбить зергов Амуна». «Если они сразу не нападут на нас», - предостерегла Хранительница. – «Им неведомо, что такое честь». «Не тратьте время на ссоры», - взял слово Аларак. – «Ваша цель – флот Тал’Дарим. Лишь я могу оспорить право Ма’лаша на правление и подчинить себе войска».

«Не забывайте про корпус Мёбиуса», - напомнил остальным Каракс. – «Говорят, их штаб находится на секретной базе, где создаются армии гибридов». «Верно», - согласился Артанис. – «Но мы не можем сражаться с ними, не зная, где их найти». Иерарх велел Воразун отправить на поиски оплота корпуса Мебиуса Темных Рыцарей, Караксу же – заняться разгадкой тайн Ключа.

Столь много целей, столь мало надежды... Но сознавал Артанис: от того, что предпримут они, зависит судьба не только народа протоссов, но и иных. Ибо именно им выпало остановить уничтожение жизни во вселенной...

...«Копье Адуна» вышло на орбиту Слейна, где находился Флот Смерти Тал’Дарим, направляемый Амуном и призванный истребить все живое в секторе. Аларак, однако, торопиться не желал, заявив о том, что Рак’шир – ритуал захвата власти через поединок – требует тщательной подготовки. «Чтобы понять Рак’шир, ты должен вначале осознать суть Цепи Вознесения, которая ведет к Амуну», - рассказывал Аларак Артанису. – «Каждый из нас связан его волей и волей того, кто стоит над нами. Однако существует способ вознестись. Клинком и кровью любой Тал’Дарим может подняться на ступень выше своего текущего круга. Посредством этого ритуала отбираются те, кто достойны вознесения; те, кто смогут исполнить волю Амуна». «Значит, Ма’лаш – сильнейший представитель твоего народа?» - уточнил Иерарх, и Аларак отвечал с неприкрытой самоуверенностью: «Так считают... но он еще не вступал в схватку со мной».

Позже, терзающийся вопросами и сомнениями Артанис проследовал к стазис-камере, дабы испросить совета у Хранительницы. «Я многое понимаю в действиях Тал’Дарим», - говорил он, - «их рвение, стремление услужить своему богу... Чего я не понимаю, так это почему Амун так просто решил отвернуться от своих верных союзников? Почему, несмотря на их абсолютную преданность, Амун решил ими пренебречь?» «Он не остановится ни перед чем, Артанис», - изрекла Рохана, - «и горькая правда состоит в том, что ему не нужны союзники кроме гибридов. Он считает, что прервет цикл насилия, а на самом деле принесет лишь вечность ужаса».

Аларак велел Артанису перебить остающихся на поверхности планеты стражей Ма’лаша – необходимо действо для того, чтобы Высший Посвященный смог приступить к ритуалу; сам же он участие в сражении принять отказался, сославшись на то, что должен отдохнуть и набраться сил перед поединком с Владыкой племени Тал’Дарим.

Поинтересовался Артанис, что за густой туман окутывает поверхность Слейна, и Аларак отвечал: «Терразин... он периодически поднимается на поверхность планеты и приближает нас к Пустоте. Пока газ на поверхности, войска Амуна могут переходить в наш мир». И действительно: на глазах изумленных протоссов повсеместно возникали рифты, открывалась за которыми Пустота, и выступали из оной зерги, люди и протоссы, ведомые гибридами и всецело послушные воле Падшего.

Дождавшись, когда поток газа ослаб и туман рассеялся, пусть и временно, войска Артаниса устремились в атаку, разыскав в святилищам Тал’Дарим стражей Ма’лаша и перебив их. Лишь тогда признался Аларак, что расправа над ними не была частью ритуала, он просто желал, чтобы стражи умерли и лишился бы Ма’лаш их поддержки. Тем не менее, Аларак вызвал Владыку на Рак’шир, и тот вызов принял, постановив, что противостояние состоится на рассвете следующего дня.

Обман Аларака привел Артаниса в бешенство, но Тал’Дарим указал на то, что убийство стражей Ма’лаша позволило ему достичь нескольких целей, в частности – удостовериться в том, что после победы над Владыкой никто оную не оспорит. Донельзя самоуверенный, Аларак был уверен в том, что сумеет обратить племя свое против Амуна, ведь Падший не сумеет подчинить Тал’Дарим через Хала.

«А самому Мал’лашу многих удалось победить в ходе ритуала?» - спрашивал Артанис, и отвечал Аларак: «Бессчетное число соперников. Он поднялся по Цепи Вознесения, безжалостно уничтожая всех на своем пути. Будто его благословил сам Темный. Он получил прозвище «Клинок Амуна». Слова Высшего Посвященного вызывали у Иерарха тревогу, однако сам Аларак, похоже, сомнений не испытывал, ибо был всецело уверен в своей победе.

Воразун считала традиции Цепи Вознесения – железную иерархию, служение вышестоящим и укрепление связи с самим Амуном – отвратительным, однако Артанис указал Старейшей на то, что прежде Халаи считали таковым и Путь Тени, который практикуют неразимы. Быть может, после того, как Амуна удастся уничтожить и правда о предательстве его откроется, Тал’Дарим станут искать свое истинное предназначение, и народы протоссов продолжал сплочение.

Пока шла высадка сил протоссов на поверхность Слейна, Артанис заглянул в отсек солнечного ядра, где Каракс рассказал ему о том, что, как и на Ульнаре, Ключ реагирует на потоки энергии Пустоты на поверхности планеты. «Должно быть, терразин напрямую связан с Пустотой», - предположил фазовый кузнец. «Тал’Дарим называют его «Дыханием Жизни», - произнес Артанис. – «Они считают, что, поглощая его, могут обращаться напрямую к Амуну». «Довольно условное утверждение, но его нельзя полностью отметать», - отвечал Каракс. – «Свойства этого вещества указывают на то, что оно может происходить из иной вселенной». «Возможно, поэтому оно для них священно», - согласился с теорией сей Артанис. – «Они ищут богатые терразином планеты, чтобы превратить их в святилища своего бога». Каракс надеялся, что сумеет использовать газ, чтобы испытать возможности артефакта, продолжать познавать его тайны... Ведь им нельзя полагаться на случай: мощь Амуна превосходит возможности даже Королевы Клинком, потому сподвижникам Иерарха надлежит действовать исключительно наверняка.

...На рассвете следующего дня ритуальный поединок между Ма’лашем и Алараком начался. Лидеры Тал’Дарим схлестнулись в вихре псионических энергий; каждый надеялся одержать верх над противником и повергнуть того в Бездну Обреченных – там именовалась огромная яма, дна которой не было видно, ибо скрывали его рвущиеся к поверхности потоки терразина. Рохана сообщила Артанису, что, насколько ей известнго, Рак’шир не запрещает поддерживать противников на ментальном уровне, даруя им псионические силы.

Потому протоссы теснили Тал’Дарим, рвущихся на помощь своему Владыке, в то же время пытаясь поддержать Аларака, дабы обрел тот преимущество... Высшему Посвященному удалось низвергнуть Ма’лаша в Бездну Обреченных, и, обратившись к племени, Аларак нарек себя Владыкой, и возражений тому не последовало. «Ма’лаш обманул вас!» - вещал Аларак, обращаясь к внемлющим ему Тал’Дарим. – «Нам не дано вознестись. Нам никогда не стать гибридами! Амун предал нас, и за это... его ждет смерть!» Знал Аларак, что «Вознесение», сулимое Амуном его народу – не более, чем ложь, и стремится Темный, разорвав предвечный цикл, уничтожить все живое во Вселенной... в том числе и верных своих служителей, Тал’Дарим.

Отныне Флот Смерти подчинялся приказам Аларака, и намеревался последний отомстить Амуну за предательство. Владыку не интересовало, разделяет ли племя его убеждения – достаточно того, чтобы Тал’Дарим беспрекословно ему подчинялись... Надеясь сплотить племена протоссов, Артанис предлагал Алараку союз, но властолюбивый Владыка был согласен на оный лишь в том случае, если верховодить альянсом будет он, и никто иной. Конечно, на подобное Иерарх не пошел, потому Аларак предложил Артанису считать, что, действуя сообща, они заключили не союз, но временное взаимовыгодное соглашение. Аларак настаивал, что надлежит немедленно отправляться на Аюр и покончить с Амуном, однако приготовления Артаниса к противостоянию с Падшим еще не были завершены.

Феникс, однако, продолжал пристально следить за остающимся на борту «Копья Адуна» Алараком, не доверяя Владыке; если тот предпримет что-то, могущее поставить под угрозу жизнь Артаниса или же их начинание, чистильщик готов был расправиться с Тал’Дарим на месте.

Испытывала недоверие в отношении Тал’Дарим и Воразун. «Я боюсь не того, чем они являются сейчас, а того, во что они превратятся, когда Амун будет повержен», - призналась Старейшая Артанису. – «Мы с ними одной крови, но они не такие, как мы. И глубоко внутри ты знаешь, что этого не изменить». «Нас ждут нелегкие времена, но мы должны попробовать», - отвечал Иерарх. – «Чтобы объединить всех протоссов, нужно много усилий. Мы как нити одной материи – станем сильнее, только связавшись вместе». «Страшно подумать о том, что может сделать с нами их культура», - молвила Воразун. – «Насколько сильно мы изменимся...» «Да, мы изменимся», - признал Артанис. – «Возможно, ты боишься этого даже больше, чем предстоящей битвы. Впереди нас ждет неизвестность, Старейшая».

Обратившись к Артанису, Рохана поведала ему, что Хала наполняется энергиями Амуна, и Хранительнице становится все сложнее сопротивляться ему. «Он считает, что все войны и страдания являются следствием бесконечного цикла», - говорила Хранительница, заглянув в разум Амуна. – «Он хочет с этим покончить. Но это на поверхности. Внутри же его переполняет ненависть. Возмущенная гордость, ради которой он готов испепелить все живое. Гибриды – вот истинное лицо Амуна. Он хочет не просто уничтожить творение Ксел’Нага, но и принести им при этом страдания».

...Вновь созвав военный совет, Артанис заметил, что без должной армии не сумеет нанести удар по Аюра, потому постановил, что, следуя совету Феникса, пробудить древних чистильщиков и обратится к ним за помощью. Как и ожидалось, возмутилась Рохана, указав на то, что чистильщики неуправляемы, и однажды уже обратились против своих же создателей, уничтожив всех без исключений Рыцарей на базе на Лантинуме. «Ими не надо управлять», - возразил Хранительнице Феникс. – «Как и я, они обладают свободной волей». Артанис надеялся на то, что изначальные чистильщики окажутся чем-то большим, нежели просто роботы, и покажут себя верными союзниками; веря в Феникса, он решил сделать ставку именно на это. К тому же, обещал Феникс, что поможет чистильщикам принять самих себя, убедить, что не станут к ним боле относиться, как к бездушным слугам. И теперь Феникс не испытывал того смятения, которое овладело им после пробуждения; ныне появилась цель, достичь которой мог лишь он, и осознание этого наполняло его радостью.

«Первые чистильщики запечатаны внутри корабля «Киброс» на орбите планеты Эндион», - перешел непосредственно к сути дела Артанис. – «Феникс показал нам, что такие воины могут быть полезны. Конклав ошибался, общаясь с ними как с роботами, а не как с Рыцарями. В стремлении контролировать их».

Не слушая возможных возражений со стороны Аларака, уверенного в том, что свобода – не более, чем миф, Артанис приказал сподвижникам направить «Копье Адуна» к Эндиону... На орбите планеты все еще оставался корабль «Киброс», окруженный стазисной сетью, препятствующей приближению к нему иных судов. Каракс известил сподвижников о том, что сеть эту можно отключить лишь с поверхности планеты, однако хозяйничают на оной зерги, принадлежащие к стае Амуна. «Деактивировать стазисную сеть и без зергов было не просто», - говорил Каракс, обращаясь к Иерарху, - «а теперь нам придется это делать, отбиваясь от атак стаи Амуна. Ученые запечатали «Киброс» с помощью устройства под названием «Мегалит». Оно является ключом к деактивации стазисного узла. Когда сеть будет отключена, нам нужно будет сразу же активировать «Киброс» или покинуть орбиту. Местная стая зергов очень сильна».

Отряд протоссов был перемещен на поверхность Эндиона – планеты, где некогда создавалось самое совершенное оружие в империи, в том числе и огромные колоссы, которые с легкостью преодолевали горы. И сейчас сподвижники Артаниса обретали некоторые образчики подобного вооружения, обращая его против зергов.

Расправляясь со стаей Амуна, протоссы оттесняли зергов от земель, оставались на которых стазисные узлы, после чего приведенный в действие фазовым кузнецом «Мегалит» перемещался к оным, деактивируя их. Стазисная сеть, окружающая «Киброс», слабела... а вскоре исчезла совсем.

Очевидно, что теперь судно, заключены на котором оставались древние чистильщики, находится под угрозой атаки зергов; стало быть, медлить нельзя. Феникс настаивал на десантировании армии протоссов на «Киброс»; предполагал он, что, возможно, чистильщиков переполняет гнев и обида за то, как поступил с ними Конклав, однако был уверен в том, что должны они получить право самим выбирать свою судьбу. И именно от действий Иерарха зависит будущее как Рыцарей, так и чистильщиков.

Когда протоссы ступили на борт «Киброса», заражение зергами сего корабля уже началось. Направляемые Караксом, воители занялись уничтожением нулевых схем в секторах, составляющих систему энергоснабжения судна, надеясь восстановить их питание и пробудить содержащихся в отсеках чистильщиков. Протоссы же, возглавляемые Фениксом, держали оборону у матрицы ядра «Киброса», сознавая, что уничтожение оного ознаменует гибель корабля.

Предводитель пробудившихся чистильщиков, являющийся копией личности Вершителя Клолариона, обратился к Артанису, напрямую вопросив, зачем тому понадобились его воины. Иерарх просил чистильщиков вспомнить о священном долге Рыцарей, простить предков и объединить силы, дабы сражаться рука об руку – как равные. Клоларион предложил отложить разговор, и сосредоточиться на отражении непосредственной угрозы со стороны зергов.

Силы Артаниса и Клолариона покончили с заполонившими «Киброс» миньонами Амуна, после чего Вершитель произвел выстрел из орудий корабля, выжигая огромные площади поверхности Эндиона, полностью уничтожая жизнь на захваченной зергами планете.

Оставаясь на борту «Копья Адуна», Артанис просил Феникса связаться с чистильщиками, дабы понести до тех послание. «Вершитель Клоларион», - говорил Иерарх, зная, что сейчас сознание Вершителя разделяет с копией Феникса единое тело, ибо подобные создания объединены в искусственную сеть, подобную Хала. – «Вы пробудились в тяжелый час для перворожденных. Вы показали нам, что чистильщики – грозная сила, способная изменить ход войны. И я прошу вас исполнить священный долг всех Рыцарей. Сражайтесь вместе с нами, как раньше!» «Ты ничем не отличаешься от Конклава», - прозвучал ответ. – «Ты тоже пытаешься подчинить нас». «Я пытаюсь искупить ошибки прошлого», - возразил Артанис. – «Я прошел через множество битв вместе с одним из вас, Фениксом. Я знаю, вы связаны с ним. Конклав вас боялся, но его больше нет. Я знаю, что вы – истинные Рыцари. И я прошу вас присоединиться к нам, иначе нас всех ждет лишь погибель».

Клоларион долго молчал, советуясь с собратьями, после чего постановил, что отныне Феникс выступит голосом чистильщиков, и пока Иерарх держит свое слово, те станут сражаться вместе с ним. О большем Артанис и просить не мог...

Рохана, продолжавшая сопротивляться влиянию Амуна и заглядывающую в разум врага, поведала Артанису о том, что пока собратья Падшего пребывали в тысячелетнем сне, Амун и последователи его высадились на Аюре, ускорив развитие народа протоссов и став для них учителями, богами. «Он модифицировал нашу сущность, но затем потерял над нами контроль», - вещала Хранительница. – «Он и его последователи бежали на Зерус, чтобы создать там зергов. Гибриды стали кульминацией его усилий. Искусственные Ксел’Нага, созданные по его подобию». Рохана запнулась; продолжать постигать помыслы Амуна ей становилось все сложнее, но Хранительница видела в этом свой долг, и не собиралась останавливаться на достигнутом.

...Пришел час переходить в наступление, и первым делом Иерарх вознамерился лишить Амуна армии гибридов, производимых Корпусом Мёбиуса над одном из тайных исследовательских комплексов в астероидном поясе Ревана. Оставив «Копье Адуна» в отдалении от пояса, протоссы устремились к базе противника на борту авианосцев. Однако враг загодя приготовился к подобному сценарию, и флагман Артаниса был атакован: множество морпехов из Корпуса Мёбиуса наводнило нижние палубы «Копья Адуна», вступив в сражение с защитниками ковчега.

Понимая, что обязан верховодить обороной судна, Иерарх приказал Караксу возглавить операцию по уничтожению астероидной базы Корпуса Мёбиуса. Противник не ожидал, что протоссы станут вести сражение сразу на два фронта, и отряды фазового кузнеца сумели высадиться у комплекса, встретив лишь минимальное сопротивление. Каракс направил авианосцы на уничтожение энергетических ядер, отвечающих за функционирование базы, и вскоре та оказалась разрушена; взрыв комплекса унес жизни немалого числа гибридов, остававшихся на астероиде... «Копье Адуна» оказалось очищено от сил противника, и Артанис назвал вернувшегося на борт корабля Халая Каракса Рыцарем, и знаменовало сие завершение эпохи каст протоссов.

Амун, вновь овладев телом Роханы, зло вещал, обращаясь к Иерарху: «Ты думаешь, что победил. Пытаешься спасти порочный цикл. Но меня не остановить». «Амун», - отвечал Артанис, - «я разбил твою армию землян, разрушил лабораторию гибридов и привлек твоих слуг на свою сторону. Осталось лишь уничтожить тебя». Амун обещал Иерарху гибель, если решится тот показаться на Аюре, после чего оставил разум Хранительницы.

Та призналась, что успела заглянуть в сознание Падшего, и говорила, обращаясь к Иерарху: «Тело Амуна почти готово, и сейчас он ждет нашего появления, чтобы направить против нас Великий Флот. Есть способ этого избежать... Нужно уничтожить священную пси-матрицу Аюра. Иначе мы все обречены». «Если он использует Золотую Армаду, чтомы мы не смогли уничтожить его тело, ты права», - согласился Артанис. – «Матрицу придется разрушить».

Иерарх настаивал, что дальнейшее пребывание в Хала опасно для Роханы, и должна Хранительница отказаться от всех знаний, кои пребывали с ней на протяжении столетий, отринуть прошлое и принять перемены. И Рохана отсекла нервные отростки... «Ты увидела еще что-нибудь до того, как сделала это?» - вопросил Иерарх, и Рохана утвердительно кивнула: «Да, я видела гибель Амуна. Когда перворожденные создали Хала, Ксел’Нага очнулись ото сна. Они ощутили некую неполноту в Пустоте. Они обнаружили Амуна наряду с последователями на Зерусе, и началась война богов. Амун выпустил свой рой». «И тогда Рой поглотил Ксел’Нага», - с ужасом осознал Артанис. «Лишь немногие остались на Ульнаре», - подтвердила страшную догадку Рохана. – «В последней битве Амун был повержен, но не уничтожен. Он вернулся в Пустоту и заразил ее своей ненавистью. Его служитель, Нарюд, тысячелетиями подыскивал новое тело для своего хозяина. И создание гибридов стало важным шагом к сотворению сего тела, которое сейчас готовят на Аюре. Он уже близок к успеху». «Мы еще в силах ему помешать, Рохана», - обнадежил Хранительницу Иерарх. – «Его можно победить снова».

Пришел час последнего противостояния с Падшим и его миньонами, и Артанис направлял «Копье Адуна» к Аюру. На последнем военном совете Иерарх поведал сподвижникам, что на поверхности планеты Амун создает себе новое тело, и существует лишь в нем и в Хала. И пока тело его не завершено, Падший уязвим, и наверняка, ощутив угрозу, призовет на свою защиту Золотую Армаду. Рохана предлагала помешать оной переместиться к Аюру, лишив энергии планетарную сеть искривления, охватывающую империю протоссов и позволяющую кораблям перемещаться через подпространство из одной звездной системы в другую. «Это даст нас время, чтобы уничтожить тело Амуна», - одобрительно молвила Воразун. – «Умно». «Когда под его контролем останутся лишь Рыцари, мы используем Ключ и вытесним его из Хала», - продолжала делиться своим замыслом с остальными Рохана. – «У нас будет совсем немного времени, но его должно хватить, чтобы воины успели отсечь себя от Хала. Это изгонит Амуна в Пустоту».

Алдарис поморщился: слишком сложно и рискованно. Гораздо проще выжечь поверхностью Аюра орбительной бомбардировкой, покончив с миньонами Амуна... Подобное предложение Артанис воспринял с гневом и возмущением: он не станет палачом для собственного народа!

...«Копье Адуна» достигло Аюра, и Артанис наряду с сородичами незамедлительно приступили и исполнению оговоренного замысла. Рохана определила, что элементы питания пси-матрицы, состоящие из кристаллов хайдарина, расположены в трех местах в разных точках Аюра, потому надлежало им разделиться и уничтожить их, отключив таким образом сеть искривления пространства, что сделает невозможным стремительное перемещение к планете Золотой Армады.

Первый из элементов питания означился в Цитадели Вершителя в Антиохе, и направились туда Воразун и Аларак. Покончив со множеством зергов, биомасса которых покрывала город, двое сумели уничтожить источник, о чем не преминули незамедлительно сообщить сподвижникам. Второй источник пребывал в древнем храме, охраняемый гибридами, и сокрушить оных сумели Феникс и Каракс, причем последний, заблаговременно уделив достаточно внимания изучению энергии Пустоты, сумели вывести из-под власти Амуна роботизированные единицы, созданные протоссами.

Уничтожение источников энергии пси-матрицы привело к высвобождению огромной волны псионической энергии, прокатившейся по поверхности Аюра. К счастью, Артанис, лично возглавивший отряд Рыцарей, успел спуститься в пещеры Ксел’Нага и вывести из строя последний, третий источник; в начинании сем Иерарха поддержали своевременно подоспевшие Тал’Дарим, чистильщики и Темные Рыцари, расчистившие путь через каверны, покончившие с находящимися поблизости зергами.

Сеть искривления была нарушена и прибытие Золотой Армады задерживалось. Надлежало использовать обретенное время для уничтожения физического воплощения Амуна!.. Воразун ощущала смятение Артаниса, его печаль: ведь им приходится уничтожать протоссов, ставших рабами Падшего. Последний, однако, был всецело уверен в своем безоговорочном триумфе, в разрыве порочного цикла... Что ж, Иерарху надлежало наглядно продемонстрировать противнику, как он заблуждается на этот счет...

...Находясь в кратере, где прежде пребывал Сверхразум, гигантское тело Амуна поглощало энергии Пустоты, и представляло собой чудовищное творение из плоти протоссов и останков Сверхразума. Рохана заметила, что сию область окружают кристиллические осколки, выступающие генераторами энергии Пустоты и высасывающие жизнь из всего вокруг, чтобы питать тело Амуна. Кроме того, осколки обладают способностью изменять пространство, преобразуя его в Пустоту, создавая тем самым порталы, изливались из которых миньоны Падшего.

Все силы бросили Артанис и союзники его на уничтожение осколков Пустоты... но когда последний из оных был расколот, тело Амуна пробудилось!.. Впрочем, существовало сие воплощение силь считанные мгновения, ибо «Копье Адуна» нанесло по нему удар с орбиты, напрочь уничтожив. И теперь, когда прибытие Золотой Армады вот-вот случится, сподвижники Иерарха готовились к последней битве, ключевую роль в которой должен сыграть Ключ... а от исхода ее зависит судьба Вселенной...

Аларак признался, что доблестными действиями своими Артанис его весьма удивил и заставил уважать; Иерарх отвечал, что и он впечатлен проявленной Тал’Дарим отвагой. Сейчас, пред лицом смертельной угрозы, протоссы, Тал’Дарим, неразимы и чистильщики сплотились, как никогда прежде; старые традиции оказывались отринуты, и ощущали себя воители поистине единым народом!.. Предводитель чистильщиков, являвшийся копией Феникса, сообщил Артанису, что решил избрать для себя новое имя – Таландар, «Стойкий сердцем».

Не ведая, сумеет ли артефакт, предназначенный совсем для иной цели, послужить тюрьмой для сущности Амуна, Артанис, тем не менее, отдал приказ Караксу приготовить Ключ к использованию, надеясь, что предоставленных недолгих мгновений ему хватит, чтобы убедить освободившихся из-под власти Рыцарей прибывшией в систему Золотой Армады отсечь себя от Хала.

Ключ, доставленный на поверхность планеты, накапливал энергию, и силы миньонов утратившего воплощение Амуна устремились к нему, поддерживаемые кораблями прибывшей в систему Золотой Армады. Суда оной атаковали «Копье Адуна», оборону которого возглавила Рохана... в то время как Артанис и остальные верховодили армиями, защищающими Ключ от безудержного натиска противника.

...К Иерарху метнулась Вершительница Селендис, пси-клинки скрестились... когда, наконец, артефакт Ксел’Нага воссиял, поглощая сущность Амуна, освобождая протоссов от ментального рабства... Эссенция Темного пребывала в Ключе, но очевидно, что артефакт не сумеет сдержать столь могущественную сущность надолго...

Обратившись к растерянной Селендис, Артанис молил ее отсечь нервные отрости, отринув Хала, но обретя свободу. Доверившись Иерарху, Селендис последовала ее воле... и пример ее повторили множество протоссов, внемлющих словам Артаниса... Вырвавшаяся из Ключа сущность Амуна была исторгнута обратно в Пустоту...

В тот день была одержана великая победа, и Артанис поклялся себе, что непременно воплотит в жизнь мечту о едином народе. Выжившие – Рыцари, неразимы, чистильщики, Тал’Дарим – соберутся на освобожденном Аюре, вновь отстроят города, отринут старые разногласия и создадут новое общество.


...Псионический зов Керриган заставил отправиться к Ульнару силы протоссов и людей под началом Артаниса и Рейнора. Последний проследовал на борт «Копья Адуна», где в зале военного совета находилась также Вершительница Селендис, продолжавшая считать Королеву Клинков гнусной предательницей, не более.

Наконец, в зал ступила Керриган, приветствовала протоссов, Рейнора. «Что происходит, Сара?» - поинтересовался тот. – «Зачем ты собрала нас здесь?» «Амун жив», - мрачно констатировала Керриган. – «Его ненависть терзает Пустоту. И он хочет вернутья. Но также я слышу голос. И это... не его голос. Там, в Пустоте есть кто-то еще. Его наполняет отчаяние. Он страдает. Но в нем... нет зла... Мощь Амуна же растет. Мы можем не дожить до его возвращения... но оно неизбежно». «И что же ты предлагаешь, Керриган?» - вопросил Артанис, и отвечала Сара: «В Ульнаре есть врата в Пустоту. Я собираюсь пройти через них и уничтожить Падшего раз и навсегда!»

Рейнор согласился с Керриган, указав на то, что покончить с сей сущностью – их обязанность. Артанис согласно кивнул: Зератул предсказывал, что этот день непременно настанет...

...В Ульнаре раскрывались огромные врата в Пустоту – разрыв в реальности, ведущий за пределы известного пространственно-временного континуума. Судя людей, «Копье Адуна», а также лефиафан, несущий в себе зергов, устремились в рифт... сразу же ощутив на себе разрушительное воздействие гибельных энергий Пустоты. Тени, составлявшие ее, буквально разрывали корабли на части, но Керриган заверяла остальных, что ментальный, исполненный отчаяния голос звучит откуда-то спереди, и им жизненно необходимо отыскать его источник!

Высадавшись на островке тверди, протоссы устремились к источнику миазмов, дабы уничтожить его, пока тени Пустоты не поглотили их всех... Из теней сих выступали порождения Пустоты, предстающие людьми, протоссами, зергами... атаковали Рыцарей, дабы задержать их, не позволить приблизиться к цели. Воители же разрушали кристаллические образования, служащие источником миазмов Пустоты... когда в разумах их зазвучал бесплотный голос, и осознал изумленный Артанис, что принадлежит он Тассадару! Последний говорил о том, что сущность его пленена, молил даровать ему свободу...

А вскоре узрели Рейнор, Керриган, Артанис и сопровождавшие их воины помянутого Тассадаром пленителя – чудовищное существо, Нарюда, остающегося в окружении многочисленных миньонов. «Лишившись тела, мы, Ксел’Нага, возвращаемся в Пустоту», - просветил Нарюд Керриган, весьма недовольную тем, что немезида ее остается жива. – «Здесь моя жизнь продолжится, а твоя – завершится».

Урос Объединенные силы протоссов, людей и зергов схлестнулись с миньонами, направляемыми Нарюдом. Прорвавшись к последнему, Стуков напомнил противнику – которого знал как Самира Дюрана, что тот с ним сделал, после чего лично прикончил Нарюда, ибо в этом удовольствии не мог себе отказать.

В Пустоте, среди парящих осколков земной тверди, зрел Артанис призрачный образ своего наставника, Тассадара... но исчез тот, а взорам Иерарха и спутников его предстало поистине гигантское сознание, ментально обратившееся к присутствующим: «Это лишь облик, в котором я являлся к Зератулу, побуждал его к действию. Пророчества, которым следовал Зератул – результат моего влияния на умы примитивных созданий». «Ты – Ксел’Нага», - осознала Керриган. – «Ведь это твой зов я слышала? Кто ты?» «Урос», - изрек Ксел’Нага. – «Последний хранитель цикла. Враг Амуна. Он един с Пустотой. Она – продолжение его воли и моя тюрьма».

«Зачем же ты призвал нас сюда?» - продолжала спрашивать Керриган, и отвечал Урос: «Слияние чистоты сущности и чистоты формы должно продолжаться. Существо по имени Керриган, ты можешь принять мою эссенцию. Вознесись как Ксел’Нага. Продолжи бесконечный цикл... Ведь только Ксел’Нага может надеяться одержать верх над Падшим».

Подобному Рейнор противился всей душой – потерять Сару еще раз... это будет уже слишком... Но сознавала Керриган, что она – погубившая множество жизней и миров – обязана принять предложение Уроса, ибо лишь так может надеяться обрести искупление. В подобном преображении – ее судьба...

Сара Керриган поглощала эссенцию Уроса, ощущала, как наполняет ее немыслимое прежде могущество... В Пустоте же возник сияющий рифт, и хлынули из него десятки миньонов Амуна... Силы Рейнора, Артаниса и Загары, принявшей власть над Роем, сдерживали бешеный натиск, даруя Керриган драгоценные мгновения, необходимые для завершения преображения.

Наконец, поглотив практически всю энергию Уроса, Сара обратилась в сияющее создание – Ксел’Нага! Бросив на Рейнора последний, исполненный неприкрытой тоски взгляд, устремилась она к сияющему рифту, ибо зрела ныне сквозь потоки времени и пространства, сознавая, что все пути вели лишь к этому судьбоносному моменту, когда решится судьба Вселенной.

Здесь пребывало истинное вопложение Амуна. Принадлежащий к расе Ксел’Нага, Падший, однако, являл собою антипод Уросу, властвуя над энергиями Пустоты и выступая их же средоточиям. Амуна ограждал и надежно защищал энергетический барьер, созданный кристаллами Пустоты, и даже обращенная в Ксел’Нага Керриган была не в силах пробиться через него.

Но вслед за нею в сем пространстве появился объединенный флот людей, протоссов и зергов, и силы Артаниса, Рейнора и Загары приступили к уничтожению кристаллов, и когда были расколоты те, Керриган устремилась к Амуну, дабы покончить с ним раз и навсегда. Повинуясь воле ее, флотилия союзников поспешила отступить к рифту, дабы вернуться в родной континуум... «Ты – лишь продукт порочного цикла», - вещал Амун, обращаясь к Керриган. – «Всю жизнь тобой магипулировали...» «Ты ничего обо мне не знаешь!» - отрезала Сара. – «И мне нет дела ни до вечного цикла Ксел’Нага, ни до твоей мерзкой лжи. Я выбираю свободу. Свободу для всех нас». После чего Керриган направила энергетические потоки на Амуна, разрушая ее воплощение, знаменуя окончательную и бесповоротную гибель Падшего...


Прошло два года...

Под руководством Императора Валериана Менгска и адмирала Мэтью Хорнера Доминион вступил в новую эпоху мира и процветания.

Зерги под управлением матери выводка Загары захватили звездные системы близ Гари.

Владыка Аларак и верные ему Тал’Дарим отказались от союза с объединенными протоссами и покинули Аюр, чтобы найти новый дом. Несогласные с этим решением Тал’Дарим получили шанс вступить в ряды Рыцарей.

Ученые доложили об аномальном восстановлении жизни на опустошенных войнами и конфликтами последних лет планетах по всему сектору Копрулу. Причина этого явления неизвестна...

...Джим Рейнор же коротал дни в баре Риксвилля на Мар Сара, предаваясь возлияниям, рассматривая старые фотографии – «Небесных дьяволов», команды «Гипериона», Сары Керриган, - уносясь мыслями в прошлое... ибо будущего для себя не видел в новом Доминионе... Новое правительство вело мирные переговоры с протоссами, Валериан и Мэт трудились, не покладая рук, чтобы создать процветающую державу...

«Как насчет убраться отсюда, ковбой?» - прозвучал голос. Изумленный, Рейнор обернулся к дверям, увидев в них ту, на встречу с которой не надеялся больше. Было ли то иллюзией?.. А даже если и так!.. «Давно пора», - улыбнулся Джим, и, оставив на барной стойке свой значок колониального маршала, вышел за дверь.

Джеймса Рейнора больше не видел никто и никогда...

Глава 10. Незримая война

Нова ступила в нейролабораторию одного из военных комплексов Доминиона в Августграде, куда часто возвращалась после исполнения возглагаемых на нее миссий. Шагая, по коридорам, девушка размышляла о тайнах, которыми обладают люди. Их пытаются скрыть всеми средствами, однако большинство не может просто взять да позабыть о них. Она же, Нова, оставалась Призраком, отличным от иных людей, - псиоником, телепатом, убийцей. Ее стезя предполагала переход определенных граней, а также ход на крайние меры ради достижения поставленных целей. Нова не могла сосчитать количество жизней, которые она забрала... потому что попросту не помнила об этом.

Проследовав в лабораторию, она привычно опустилась в кресло, сотрудники тут же закрепили на голове девушки шлем, принялись колдовать за консолями... Да, при прежнем Императоре Доминиона Призракам обязательно стирали память после каждой миссии, но нынешний правитель предлагал им выбор... Нова только что вернулась с задания, согласно которому, должна была отбить у врага фазовый искажатель – оружие, расщепляющее материю на молекулярном уровне. И через пять минут она позабудет об этом.

«Ты готова?» - поинтересовался лаборант; Нова кивнула. Каждая миссия, каждая операция, каждая тайна и каждое сожаление. Нова так привыкла стирать собственные воспоминания, что ей казался необычным тот факт, что теперь она вполне могла сохранить их...


Позже Нова была призвана в покои Императора Валериана Менгска. Подобное несколько необычно, ведь редко Призракам сообщает о возлагаемой на них миссии сам правитель Доминиона.

«Уверен, ты спрашиваешь себя, почему ты здесь», - озвучил ее мысли Валериан. – «Мой отец погряз в тенях и лжи. И предательстве, двуличности и обмане. Злодеяния привели его к неминуемому падению. И я потратил немало усилий, чтобы дистанцироваться от его печального наследия... Весьма неоднозначные сведения оказались в руках противника в Протекторате Умойа, и если они окажутся обнародованы, то могут сокрушить мост доверия между мной и жителями Доминиона. Умойяне заполучили диски с данными, содержащие записи, однозначно доказывающие, что именно я управлял Фондом Мёбиуса. На первый взгляд фонд был археологическим сообществом. Однако его служба безопасности – корпус Мёбиуса – наряду с гибрадами зергов и протоссов атаковала мирное население. Конечно же, я и не подозревал об устремлениях фонда. И коррупции в его структурах». «Конечно», - согласилась Нова, однако чувствовала: Валериан что-то скрывает. Но это было не ее дело – сейчас важна лишь миссия. «Я хочу, чтобы ты проникла в комплекс, где находятся диски, забрала их и вернула мне», - приказал Император.

...Так Нова оказалась в пространстве близ Крепости – комплекса на окраине пределов Протектората, окруженного четырьмя боевыми башнями, на каждой из которых было установлено тяжелое вооружение. Умойане считали Крепость неприступной, ведь любой неопознанный объект, к ней приближавшийся, тут же оказывался уничтожен.

Потому Призраку пришлось отключить все системы своего корабля, «Харона», и, выдав тот за безжизненный космический хлам, дождаться, пока обитатели Крепости активируют луч захвата, который затянет судно в ангар для последующего исследования. Следует отметить, что грузовой корабль был недавно захвачен пиратами, однако Доминион отбил его; именно этот корабль и использовала Нова в качестве транспорта к Крепости.

Вколов себе определенную дозировку токсина, Нова имитировала собственную смерть для обнаруживших ее на борту умойан; однако в системы скафандра, в который облачилась Призрак, был помещен антитоксин, должный вывести девушку из коматозного состояния через несколько часов. И когда это произошло, Нова обнаружила себя там, где и надеялась оказаться – в лаборатории Крепости, где умойане наверняка готовились проводить вскрытие, чтобы определить причину ее «смерти».

Сбросив скафандр, Нова осталась в маскировочном костюме, позволявшим ей сливаться с окружающей средой, после чего занялась поисками ангара, надеясь избежать ненужного противостояния с охраной комплекса. Приходилось поторапливаться – ее исчезновение из лаборатории скоро наверняка обнаружат... Нова касалась разумов охранников, надеясь понять, где находится ангар... когда ощутила прикосновение чужого разума к собственному.

«Я знаю, что ты здесь», - прозвучали слова мыслеречи. Теневой Страж – псионик-убийца, эдакие Призраки Протектората. Выжить в противостоянии с ним практически невозможно, и сейчас этот индивид настроился на альфа-волны, излучаемые мозгом Новы, и пытался прочесть ее мысли. «Я помню тебя», - продолжал вещать Теневой Страж. – «Это было на Занадар Прайм. Мы взорвала здание, много невинных погибло... Хммм, но ты ведь не помнишь об этом?»

Нова чувствовала, где находится ее противник. Неизвестно, говорит ли он правду, или же просто пытается вывести ее из равновесия. Наконец, она достигла двери, за которой выжидал Теневой Страж. Но следует заставить его играть на ее условиях, и самой выбрать место противостояния. «Подобное не исчезает, даже когда тебе стирают память», - вновь зазвучала мыслеречь Теневого Стража. – «Прошлое всегда с тобой, прямо под поверхностью... Да, я тоже совершал ужасные поступки, но, в отличие от тебя, не прячусь от них».

Теневой Страж, продолжая ощущать альфа-волны Призрака, выступил из помещения, пытаясь отыскать противницу, но Нова сумела использовать эффект неожиданности, атаковала умойанца, пристрелила его из снайперской винтовки. К сожалению, звук выстрела не остался незамеченным, и в Крепости взвыла тревога, зазвучали приказы охране занять оборонительные позиции. А, быть может, это врач обнаружил исчезнувший труп и сообщил об этом. Очевидно, в считанные секунды в действие окажутся приведены защитные системы Крепости – чем бы они ни были.

Нова остановилась, как вкопанная, заметив впереди множество небольших паукообразных роботов. «Черные вдовы» - так именовались эти венцы инженерной мысли, способные замечать на расстоянии псионическое альфа-излучение. Обычно они набрасываются на жертву и взрываются. Насколько было известно разведке Доминиона, «черные вдовы» существовали лишь в виде прототипов, но, похоже, их уже успели запустить в серийное производство.

Нова бросилась бежать по коридору, на ходу расстреливая роботов, надеясь, что те не успеют среагировать на нее. «Черные вдовы» взрывались у нее за спиной, и один из взрывов, к несчастью, повредил костюм Призрака, лишая той возможности маскировки... Однако роботов было слишком много, и оторваться от них возможности не представлялось.

Оглядевшись по сторонам в поисках решения, Нова выстрелила в одну из тянущихся вдоль коридора труб, заключавшей в себе жидкий кислород, который системы космической станции преобразовывали в воздух. Но при изменении внешнего давления он охлаждается, замораживая то, чего касается. К счастью, костюм Новы позволял ей выживать даже в космическом вакууме, потому, в отличие от роботов, в охлаждающемся кислороде она уцелела.

Девушка сумела добраться до ангара, забрала с борта «Харона» необходимые ей вещи, после чего вновь углубилась в коридоры Крепости. Лишенная возможности маскировки, она попросту расстреливала встреченных стражей... Через несколько минут Призрак достигла шахты, извлекла из сумки, прежде остававшейся в потайном отсеке для контрабанды на борту ее корабля, взрывчатку, привела в действие двухминутный таймер.

После чего, спрятавшись в шахте, стала ждать. Умойане довольно быстро обнаружили взрывчатку, и, бежав в ангар, погрузились на корабли, покинули Крепость... Но они и представить не могли, что взрывчатка в шахте станции окажется подделкой, а настоящую Нова загодя установила на каждом из кораблей противника.

Суда умойанцев взорвались... а остающаяся в Крепости Нова продолжала свою миссию. Взломав один из терминалов, она выяснила, что перед эвакуацией персонал станции запросил подкрепления, и явятся они в течение пяти минут. Другими словами, у Призрака было не более трех минут, чтобы проникнуть в хранилище, стены которого были в метр толщиной. Однако на борту «Харона» Нова доставила в Крепость прототив фазового искажателя, и надеялась, что оружия окажется достаточно, чтобы проделать в дверях хранилище отверстие.

Она так сосредоточилась на искажателе, что заметила противника слишком поздно. Теневой Страж оказался лишь ранен, и сейчас набросился на Нову, дабы покончить с нею. Но Призрак, оттолкнув убийцу к двери хранилище, произвела выстрел из фазового искажателя, уничтожив и противника, и препятствие.

После чего, метнувшись внутрь, забрала диски, бегом вернулась на «Харон», привела в действие системы корабля и покинула Крепость и звездную систему в тот момент, когда прибыли в нее корабли Протектората.


Император задумчиво вертел переданный ему Новой диск в руках. «Такая маленькая вещица – и столько проблем», - вздохнул он. – «Думаю, тайны часто связаны с сожалениями. Я много думал о своей связи с Фондом Мёбиуса, и все время прихожу к одному и тому же неутешительному выводу. Я должен был догадаться. Я должен был понять, чего в действительности они добивались, запуская программу гибридов... Хоть и хотелось бы мне думать иначе, возможно, я догадывался, хоть и не хотел признаться себе в этом. Возможно, в этом я больше похож на своего отца, чем мне бы этого хотелось. Я не могу... я не должен повторять его ошибок!»

«Могу я говорить прямо?» - поинтересовалась Нова, и, дождавшись кивка Валериана, продолжала: «Что вы собираетесь делать с дисками?» «Уничтожить их», - как само собой разумеющееся, отвечал Император. – «А почему ты спрашиваешь?» «Кое-кто сказал мне... что прошлое не исчезает лишь потому, что мы пытаемся забыть о нем», - молвила Призрак. – «Думаю, это касается и секретов. Но я также думаю, секреты обладают властью над вами лишь до тех пор, пока вы позволяете им это».

Император долго и пристально смотрел на девушку, после чего бросил: «Что ж... ты можешь быть свободно». Но и после того, как Нова покинула кабинет, он еще долго вертел диск в руках, напряженно размышляя...


Как и всегда по завершении миссии, Нова направилась в нейролабораторию для стирания воспоминаний. По пути же она прокручивала в голове события последней миссии. Думала об умойанах, которые погибли при взрыве кораблей – в том числе и гражданских. Даже если есть возможность, об этом позабыть, стоит ли?..

На настенном экране, установленном у входа в лабораторию, шли новости, и Кейт Локвелл говорила о недавнем заявлении Императора, который открыто признал свою связь с Фондом Мёбиуса. «Я не стану приуменьшать злодеяния этой организации», - говорил Валериан в своем признании. – «И не стану отрицать, что, возглавляя ее, разделяю вину в случившемся. Вину в том, что не сделал достаточно, не сумел распознать тайные цели Фонда Мёбиуса. Но больше – нет. Больше никаких секретов. Никакого бегства от прошого... Пришло время смотреть в будущее».

Помедлив, Нова устремилась прочь от нейролаборатории. Действительно – пришло время смотреть в будущее...

***

После нескольких лет затишья зерги вернулись и вновь атаковали планеты Доминиона. Император Валериан Менгск всеми силами пытался успокоить взволнованное население, но нашлись те, кто не поверил его обещаниям. Они создали организацию «Защитники человечества». В то же время командование Доминиона потеряло связь с несколькими Призраками, включая Нову Терру – одного из лучших агентов – и ее команду: Стоуна, Дельту и Пирса...


...Нова пришла в себя в некоем военном комплексе, не помня ровным счетом ничего о событиях последних месяцев. Голос некоего человека, наблюдающего за ней, бесстрастно сообщил, что оперативные данные о текущей миссии засекречены ради ее же безопасности, после чего приказал перейти к проверке экипировки – визора и маскировочного костюма. Нова послушно опустила визор на глаза, и на внутреннем экране на краткое мгновение появились слова: «Ты в опасности. Тебя хотят убить».

Кто бы ни был таинственный незнакомец, предупреждающий ее, наверняка он говорит правду – отсутствие воспоминаний и ощущение тревоги, не покидающие Нову, подтвердали посыл, а ощущениям своим она научилась всецело доверять за годы службы. Потому, активировав режим маскировки костюма, Нова бежала из заключения, по пути расправляясь со встреченными в коридорах комплекса солдатами. Настроив коммутатор на зашифрованную частоту, Призрак обратилась к иным агентам, которые, возможно, услышат ее... Ответил ей Стоун, сообщив, что, похоже, им всем стерли память и теперь держат на некой охраняемой базе, с которой необходимо поскорее бежать и выйти на связь с Доминионом. Вопрос о том, кто отправил сообщение Нове на визор, оставался открытым...

В арсенале комплеса Нова отыскала снайперскую винтовку, а также импульсные гранаты, которые не замедлила применить против противника. В исследовательском блоке она вызволила из заточения Стоуна, после чего двое продолжили поиски Дельты и Пирса. Понимая, что Призраки вот-вот обретут свободу, командование комплекса запустило механизм его уничтожения...

Нове удалось отыскать остальные своих товарищей, а также выяснить, что находятся они в городе Шарпсбурге. От идеи выйти на связь с местным гарнизоном Доминиона Стоун ее отговорив, предложив покинуть планету, а уж потом заняться выяснением обстоятельств произошедшего с ними. Нова согласилась – слова Стоуна действительно звучали разумно... Четверо Призраков достигли ангара за считанные минуты до взрыва комплекса, покинули оный на «Стервятниках».

После чего, разделившись, понеслись по городской магистрали к космопорту. Преследователи не желали упускать Призраков, потому ховерциклы «Стервятники» и истребители «Банши» устремились следом за беглецами, открыв огонь на поражение; жертвы среди гражданских противников, похоже, нисколько не заботили.

Оторвавшись от преследования, Нова и Стоун достигли космопорта; Дельты и Пирса пока видно не было – Нова уповала на то, что напарники лишь задержались в пути, и вскоре непременно появятся здесь. Не желая отвечать на вопросы Новы, Стоун велел ей бежать с планеты на одном из находящихся в ангаре челноков, обещая, что непременно последует за нею.

Понимая, что спорить нет времени, Нова покинула планету на челноке, после чего активировала коммутатор, запросив у сил Доминиона, которые получат это сообщение, немедленную эвакуацию... Ждать долго не пришлось: буквально через несколько минут после отправки сигнала из подпространства вышел крейсер Доминиона, принял на борт челнок.

Нову доставили на планету Борею, где на базе Доминиона ее встретил сам адмирал Мэт Хорнер. «Расскажи, что ты помнишь», - потребовал он. «Я... сбежала с неизвестной базы...» - растерянно молвила Нова, - «не доминионской... Что это было за место? Как я там оказалась?» «Нова... Несколько месяцев назад ты и трое других Призраков пропали без вести», - вздохнул адмирал. «Значит, я не на задании», - осознала девушка. – «А вы не знали, что я здесь».

«Нет», - покачал головой Хорнер. – «У нас есть данные о твоей связи с террористической группой «Защитники человечества». Тебя обвиняют в измене Доминиону Землян». Подобное откровение Нову изумило до глубины души: она всегда хранила верность Доминиону!.. Хорнер открыл Нове, что вскоре на Борею прибудет Император Валериан, и у него к агенту X41822N наверняка будет много вопросов...

Вбежавший в ангар пехотинец обратился к адмиралу с донесением о том, что у базе направляются силы зергов. Судя по всему, они начали заражением планеты, расположив основной улей в горах неподалеку. Хорнер тяжело вздохнул: зерги стали атаковать слишком часто, и Доминион никак не может оправиться... Нова предложила Хорнеру свою помощь: она возглавит небольшой гарнизон в расположенном в горах аванпосту, и станет сдерживать натиск зергов, пробирающихся по окрестным ущельям, до тех пор, пока к Борее не подойдет императорский флот. Адмирал предложение принял: для Новы это шанс доказать свою невиновность и верность Доминиону.

На протяжении последующих часов отряд, возглавляемый Новой, оставался в горных ущельях, сдерживая натиск зергов, не позволяя тем приближаться к базе Доминиона... Неожиданно на орбите появилась флотилия, открывшая огонь по позициям зергов на Борее. Прибывшие, оказавшиеся «Защитниками человечества», передавали в эфир на всех частотах: «Зерги всегда представляли угрозу. И сегодня войска Императора в очередной раз показали свою беспомощность. Они не смогли защитить населения Бореи. Но «Защитники человечества» всегда на страже. Мы сделаем все возможное для вашей безопасности».

Офицер «Защитников» отправил сообщение адмиралу Хорнеру, постановив, что отныне планета под их защитой, после чего потребовал передать ему Призрака и убраться прочь. Хорнер, однако, понимал, что сепаратисты не смогут одновременно сражаться и с зергами, и с Доминионом, потому, приказав Нове возвращаться на базу, отдал приказ к эвакуации.

...После, достигнув звездной системы, находился в которой императорский флот, Хорнер препроводил Нову на флагман, в каюту, занимаемую Императором Валерианам. Тот, недовольно морщась, смотрел последний выпуск Вселенской Службы Новостей, в котором Кейт Локвелл рассказывала о том, что редакция программы получила сообщение от «Защитников человечества»; те заверяли, что зерги непременно нападут еще, но Валериан Менгск не принимает ровным счетом ничего для защиты населения пространства Доминиона. Генерал Дэвис остается с Императором, в то время как магистрат Грейсон заявил, что ситуация может привести к смене власти...

Заметив вошедших, Валериан прервал трансляцию; Хорнер удалился, оставив Призрака и Императора наедине. Последний предложил Нове объединить усилия, чтобы остановить «Защитников», после чего объявил, что передает Призраку корабль "Грифон", основанный на новейших технологиях, а также спецгруппу, в состав которой входит Райгель – один из лучших специалистов по технике и оружию.

Райгель проследовал в помещение, обратился к Нове, молвив: «По нашим данным, твои воспоминания изменены. Но их еще можно восстановить». Он протянул девушке некое устройство, должное перегрузить ее нейронный ингибитор и, возможно, восстановить память... Нова кивнула, попробовала активировать устройство, подсоединив его к ингибитору... однако несколько минут спустя отключила его, отрицательно покачав головой: «Не работает. Я вижу только город, где выросла. Но он разрушен, покрыт биомассой. Этого я не должна помнить. Я не была там после атаки зергов». «Хмм, а может, и была», - возразил Райгель...

Как бы то ни было, следовало проверить, действительно ли «Защитники человечества» находятся на Тарсонисе, захваченной зергами столице Конфедерации... Довольно скоро были получены разведданные о том, что база «Защитников» действительно находится на планете, под руинами монументальных некогда зданий.

Прибыв на планету, Нова приказала отряду своему рассредоточиться, защищая все подступы к базе, и при приближении зергов вести огонь на поражение. Нельзя допустить, чтобы твари помешали ей исполнить миссию... Сама же Нова, активировав маскировочный костюм, проникла на базу противника, осмотрелась. На складе оружия она обнаружила прототип энергетического меча...

Проникновение Новы не осталось незамеченным «Защитниками», и тем был отдан приказ немедленно эвакуировать базу. В одном из помещений был активирован мощный пси-излучатель, и множество зергов устремилось к комплексу, сойдясь в противостоянии с его защитниками. Наблюдая за происходящим из теней, Нова была изумлена: неужели таким образом власть имущие в организации жертвуют своими же сподвижниками ради сохранения в тайне конечных целей «Защитников»?!.

Приказав спецгруппе отступать, благо дальнейшая защита периметра, скорее всего, приведет к гибели солдат, Нова оставалась в комплексе, и, получив доступ к центру управления, выяснила, что с помощью обнаруженных на Тарсонисе пси-излучателей «Защитники человечества» планируют спровоцировать атаку зергов на густонаселенную мирную планету. Погибнут сотни тысяч невинных, но цели своей они добьются – дискедитируют Валериана, выставят его слабым... Сознавала Нова, что «Защитников» необходимо остановить, во что бы то ни стало!..

...К тому времени, когда «Грифон» прибыл в систему, «Защитники человечества» уже успели сбросить пси-излучатель на поверхность Тирадора IX, и зерги, привлеченные сигналом, устремлялись к поверхности планеты. Казалось, замысел организации увенчается успехом: поступали донесения об огромных потерях, о невозможности противостоять обезумевшим инородцам. Доминион наверняка не успеет оказать помощь несчастным, но – вполне ожидаемо – в систему прибыл флот «Защитников», заявивших о желании спасти обреченных. Но знала, что руководители организации хотят выставить себя героями... ценой множества, множества жизней подданных Доминиона.

Нова приняла решение: она лично поведет вверенный ее отряд на поверхность планеты, чтобы спасти выживших, укрывшихся от зергов в здании Доминиона. Если задуманное удастся и им удастся справиться с зергами до того, как это сделают «Защитники», планы врага, желавшего объявить власти Доминиона неспособными на защиту подданных, провалятся.

Солдаты Новы использовали истребители «Банши» и боевые машины «Голиафы», чтобы сдерживать натиск зергов, пока Призрак руководила эвакуацией гражданских. Приходилось торопиться: все больше зергов стекалось к планете, исходил с поверхности которой устойчивый сигнал пси-излучателя.

Неожиданностью стало появление на орбите флотилии Тал’Дарим, под началом посвященной Джи-нары. Исполняя приказ Владыки Аларака, она намеревалась истребить «Защитников человечества». Понимая, что иного выбора попросту нет, Нова отдала приказ подначальным не подпускать зергов и протоссов к позициям «Защитников», пока обеспечивают те эвакуацию гражданских... Силы Джи-нары были вынуждены отступить, и «Защитники» успешно завершили эвакуацию – очевидно, что слава за содеянное достанется им.

...Напряжение в пространстве Доминиона нарастало. Нынешняя власть показывала неспособность что-либо изменить, в то время как зерги и вернувшиеся протоссы наносят удары по планетам людей! Нова сознавала, что происходящее – умело срежессированный сценарий «Защитников человечества», и пока что замыслы их оказываются весьма успешны.

На борт «Грифона» телепортировался Аларак, Владыка Тал’Дарим, поведал нове, что стремится устребить «Защитников», поскольку те уничтожили один из его аванпостов, что непростительно! Нова же Алараку была необходима для того, чтобы отыскать убежище предводителей сей организации. «Если бы я помнила, где они прячутся, то уже была бы там», - с горечью заметила Призрак. – «Но память подводит меня».

Аларак долго всматривался Нове в лицо, будто пытаясь что-то прочитать в в ее разуме, после чего девушка вновь услышала мыслеречь протосса: «Значит, ты была одной из них. Ты оказалась полезней, чем я мог ожидать. Полагаю, ты уже пыталась вернуть себе память. Разум людей очень податливый. Все, что тебе нужно, - это терразин. И я готов поделиться им. Взамен ты приведешь меня к «Защитникам человечества». Аларак указал Нове на планету под названием Малый Джарбан. Некогда Протекторат Умойя основал там исследовательскую колонию, но связь с ней оказалась утрачена – и причина тому неизвестна...

«Грифон» достиг планетарной системы, и отряд под началом Новы ступил на поверхность Малого Джарбана. Как оказалось, планета подверглась зерг-заражению, и множество мутировавших людей, бывших прежде исследователями и солдатами, атаковали Нову и ее сподвижников. Противостоя силам противника, те продвигались к экстракторам терразина, дабы добыть необходимые объемы драгоценного газа.

Но, к изумлению и неудовольствию Новы, протоссы под началом Джи-нары также означились на планете, и стремились они уничтожить экстракторы, дабы не позволить Призраку получить терразин. Райгель предположил, что, возможно, таким образом Аларак испытывает Нову, ведь для Тал’Дарим сила – превыше всего.

В противостоянии с протоссами силы Новы одержали победу, и Джи-наре пришлось бесславно покинуть планету. В разуме девушки прозвучал голос Аларака: Владыка выражал ей свое уважение, и обещал, что явится сразу же, как только местонахождение тайного убежища «Защитников человечества» стало известно.

Вернувшись на борт «Грифона», Нова и Райгель вышли на связь с Корхалом, поведав Императору обо всем, случившемся на Тарсонисе и Тирадоре IX. Валериана торопил Хорнер, прося как можно скорее покинуть дворец: протесты против действующей власти в Августграде все нарастали!

Зная, что терразин может быть донельзя опасен для людей, Райгель принял решение вводить вещество в организм Новы микродозами – восстановление памяти займет больше времени, но риск повредить психику девушки значительно уменьшится... И Нова вспомнила – она находилась в тот самом комплексе, из которого впоследствии бежала, однако выступала союзницей «Защитников», искренне веруя в то, что организация много сделала для благоденствия Доминиона. Агент «Защитников» Максвелл, отправлявший Нову на миссии, передал ей данные о задании, выполнить которое надлежит на Антиге Прайм...

Воспоминания обравались... но Нова точно знала, что миссия стала последней для нее перед побегом. Она помнила, что Антига Прайм стала одной из первых планет, павших пред зергами... но что понадобилось здесь «Защитникам»?.. Нова помнила координаты разрушенного города, в который ей было приказано проследовать... Что ж, сейчас она пройдет по своим собственным следам, соберет необходимые сведения и составит цельную картину произошедшего.

На поверхности Антиги Прайм продолжали хозяйничать зерги; Нова и сопровождавшие ее солдаты, стараясь не попадаться экзотам на глаза, осматривали кварталы разрушенного города. Достигая мест, с которыми, по мнению Новы, были связаны ее воспоминания, девушка принимала дозу тераззина, вызывая в памяти образы прошлого.

Тогда Максвелл сообщил ей и Стоуну, что планета – вероятная цель нападения зергов, потому велел Призракам установить, не привлекая к себе внимания, в определенных точках города приборы, являющиеся защитным оборудованием; предполагается, что оно нейтрализует зергов в случае вторжения. Исполняя миссию, Нова и Стоун все же испытывали определенные сомнения: ведь прежде командование заявляло, что угрозы пространству Доминиона со стороны диких зергов не существует, да и о разработке столь дорогостоящих устройств Призраком почему-то ничего не было известно... Осознали двое, что «Защитники человечества», возможно, темнят касательно своих целей, а когда, активировав устройства, ощутила Нова псионный резонанс, с ужасом осознала, что не защищают они планету от зергов, а призывают их сюда! Ведь устройства – ничто иное, как пси-излучатели... как те, которые когда-то использовала Конфедерация!.. Но если Призраков не направляли к «Защитникам» власти Доминиона, стало быть, в командовании есть кто-то, покрывающий эту организацию!..

Зерги атаковали Антигу Прайм, а Максвелл, понимая, что Призраки слишком много знают, приказал схватить их и доставить на базу. Там Нова Терра впервые лицезрела ту, которая стоит за «Защитниками человечества» - генерала Доминиона Каролину Дэвис! Последняя приказала Максвеллу стереть Нове память, начать обучение заново...

Воспоминания вернулись к Нове, и, выйдя на связь с Валерианом, вынужденно покинувшим Корхал из-за продолжающихся в Августграде беспорядков, девушка поведала Императору о предательстве генерала, прежде верно случившей семье Менгсков. «Пока она жива, гражданские будут умирать», - закончила Нова свой рассказ. – «Ее нужно убить». «Нет», - покачал головой Валериан. – «Народ призывает меня отречься от престола. Нельзя позволить ей стать мученицей. Нужно все сделать правильно».

Пояснив жаждущей крови девушке, что ставки слишком высоки и надлежит соблюдать осторожность, Валериан Менгск заручился ее поддержкой в реализации собственного плана... после чего, выйдя на связь с генералом Дэвис, сообщил той о своем намерении отречься от престола...

Внешне демонстрируя лояльность Императору, генерал Каролина Дэвис, остающаяся ярой сподвижницей покойного Арктуруса Менгска, втайне надеялась, что ее действия ослабят позиции Валериана, и со временем он будет вынужден отречься от престола. И сейчас, когда Император вышел на связь с борта «Буцефала» и сообщил ей эту новость, генерал постаралась ничем не выдать радости – создание «Защитников человечества», режиссированные нападения зергов и Тал’Дарим на мирных жителей Доминиона, использование разработанных Фондом Мёбиуса технологий в пси-излучателях, наконец, окупались сполна.

Вариан вызвался прибыть на планету Вардона, оплот генерала Дэвис, дабы выступить с заявлением об отречении от престола. Дэвис торжествовала, но все же приказала верным ей офицерам «Защитников» прикончить Императора, если что-то пойдет не так.

Конечно, у Валериана наготове был собственный план. Зная, что люди Дэвис будут пристально следить за его охраной, ожидая провокаций, он приказал Нове проникнуть в оплот генерала, взять ее под стражу и привести на балкон до окончания его речи – именно тогда Валериан объявит об аресте предательницы Доминиона.

Воспользовавшись системой канализационных стоков, Призрак проникла в комплекс, без труда минуя охрану, благо маскировочный костюм ее был актирован. К удивлению своему, обнаружила она помещения, заполненные новейшими разработками оружия – ученые из числа «Защитников» превзошли сами себя.

Подчиняя себе разумы сотрудников генерала, Нова заставляла их отпирать бронированные двери, и, таким образом, без особых препятствий сумела добраться до кабинета Дэвис. Та замерла перед настенным экраном, слушая речь уже начавшего выступление Валериана...

Путь Нове преградил Стоун, заявив, что девушка бросила его и начала охоту на своих бывших товарищей. Похоже, Призрак вновь угодил в руки «Защитников», и те не замедлили промыть ему мозги, наделив ложными воспоминаниями... Нове удалось одержать верх над бывшим напарников, но убивать его она не стала; оттащив лишившегося чувств Стоуна в сторону, девушка вышла на связь с Райгелем, и, коротко обрисовав ситуацию, просила кого-то прислать за Призраком.

После чего, наведя снайперскую винтовку на Дэвис, приказала той следовать на балкон комплекса. Именно отсюда держал речь Император, и трансляция ее охватывала пространство Доминиона. «Отец оставил мне тяжелое наследие», - говорил Валериан, - «и я ценю поддержку народа. Именно поэтому «Защитники человечества» обвинили меня в неспособности противостоять зергам. Я не мог игнорировать эту клевету. Моя администрация провела расследование недавних инцидентов. «Защитники» применяли пси-излучатели, чтобы вызвать нападение зергов. Они же намеренно спровоцировали протоссов. У нас есть неопровержимые улики того, что соответствующие приказы были отданы генералом Каролиной Дэвис». Император указал на выведенного на балкон опального генерала, чьи руки ныне были скованы, после чего обвинил ее в измене Доминиону, ровно как и о том, что судьба Дэвид решится на скором суде.

Неожиданно над городом возникли суда – Флот Смерти Тал’Дарим! Потоки плазмы обрушились на поверхность, среди людей воцарилась слепая паника. Аларак, верховодящий атакой, был исполнен решимости выжечь убежище ненавистных «Защитников человечества» до самого основания. Велев пехотинцам увести пленную на борт крейсера, Валериан просил Нову возглавить оборону города против сил Тал’Дарим. К тому же, по полученной от адмирала Хорнера информации, несколько отрядов «Защитников», не ведавших об истинных планах Дэвис, выразили желание перейти на сторону Доминиона.

Нова верховодила обороной на передовой, не подпуская протоссов к военным базам в центре города; она не могла допустить гибели столь большого числа мирных жителей ради удовлетворения жажды мщения Аларака. К счастью, им удалось продержаться до прибытия флотилии Доминиона, и Флот Смерти был разгромлен, а Джи-нара, непосредственно координировавшая атаку, погибла. Ментально связавшись с Новой, Аларак обещал, что не забудет случившегося, и Призрак непременно поплатится за свое своеволие.

Но и силы Доминиона получили серьезный урон, потому Валериан приказал уводить корабли на Корхал. Однако «Медуза» - крейсер, на котором держали генерала Дэвис, - приказу не последовал, и, уйдя с орбиты Вардоны, исчез в подпространстве.

Дождавшись, когда Нова вернетя на борт «Грифона», Валериан вышел с ней на связь, молвив: «Тал’Дарим отступают, но Дэвис своего добилась. Теперь сложнее будет убедить людей, что инородцы – не угроза». «Именно поэтому «Защитники» атаковали протоссов», - подтвердила Нова. – «Дэвис не важно, сколько гражданских погибнет. Ради власти она пойдет на все». «В точности как мой отец», - согласился Император. – «Она ответит за свои преступления. Найди ее, Нова. Остальное пусть решает суд». «Суд?!» - с явным пренебрежением бросила девушка. – «По-моему, мы это уже проходили. Есть лишь один способ...» «Нет», - оборвал ее Валериан. – «Я обещал народу, что Дэвис предстанет перед судом. Нова, приведи ее живой». Нова получение приказа подтвердила, но присутствовавший при разговоре Райгель сознавал, что слова Императора девушку ничуть не убедили, что подобный исход пойдет во благо Доминиону.

Вскоре с доком Церроса пришел сигнал бедствия – судно Доминиона вело огонь по своим же кораблям. Очевидно, что Дэвис себя обнаружила... Во время перелета к Церросу Райгель говорил Нове, что Церрос – стратегический объект Доминиона, куда отправляют на ремонт поврежденные крейсеры класса «Горгона». «Похоже, она перебралась на ‘Ксанф’», - встревоженно говорил Райгель. – «Это экспериментальный боевой корабль с внушительным штурмовым арсеналом». Призрак осознала, что Дэвис стремится разгромить и без того потрепанный в противостоянии с Тал’Дарим флот Доминиона, а без его поддержки власть Валериану не удержать.

Высадившись в доках Церроса, ударная группа под началом Новы схлестнулась с силами «Защитников человечества», остающихся преданными своей предводительнице; флотилия Доминиона поддерживала отряд огнем с воздуха. «Ксанф» оказался оснащен прототипной броней, отражающей любые атаки, но, сосредоточив огонь на этой боевой машине, силам Новы удалось повредить ее орудия, заставив отступить.

Призрак в одиночку проникла в поврежденный «Ксанф», разыскала Каролину Дэвис, и, презрев приказ Императора, пристрелила предательницу. Райгель, хоть и был обескуражен поступком Новы, все же понимал, чем она руководствовалась. «Сегодня ты нарушила приказ Императора», - обратился он к девушке, разыскав ее подле остова «Ксанфа». – «Но я помню его еще кронпринцем. Тогда Валериана интересовали только инопланетные артефакты. Я вступил в его Фонд Мёбиуса. Хотел поразить всех своими изобретениями... и погубил карьеру. Эта команда – все, что у меня... что у нас осталось». Райгель заверил Нову, что команда «Грифона» пойдет за ней, куда угодно, и Призрак благодарно кивнула, молвив: «У Доминиона всегда будут проблемы. И мы станем решать их... по-своему».

...«Грифон» покидал систему Церосса, и Валериан Менгск позволял мятежному Призраку уйти. Пока он ничего не станет предпринимать против Новы...


Волнения в Доминионе утихли, когда Император вернул контроль над правительством. Большинство граждан считали ликвидацию такой опасной преступницы, как генерал Дэвис, абсолютно оправданной...

Глава 11. Последствия

Шесть лет минуло с завершения противостояния обитателей сектора Копрулу с миньонами Амуна, и три цивилизации восстанавливались после понесенных сокрушительных ударов. Рой под началом Верховной Королевы Загары занял сопредельные с Гарью планетарные системы; цивилизация протоссов училась существовать и выживать без Хала; Доминион же продолжал испытывать недостаток продовольствия и пригодных для обитания планет, однако Император Валериан Менгск был исполнен решимость создать для подданных достойные условия существования.

И однажды в системе Корхала появился одинокий левиафан, находилась на котором королева зергов, Мукав. Передавая Императору послание Загары, она просила Доминион помощи в защите планеты Гистт от протоссов, настаивая, что Верховная Королева стремится к мирному сосуществованию со всеми расами. Согласно сведениям, которыми распологало высшее военное командование Доминиона, поверхность помянутой планеты была выжжена флотом протосов вскоре после атаки того на Чау Сара. Узнав, что силы протоссов, угрожающих Гистту, возглавляет сам Иерарх Артанис, Валериан вознамерился лично возглавить военный континент Доминиона, который будет отряжен к планете. Помимо взводов пехотинцев и головорезов, Императора станут сопровождать Призрак Таня Колфилд и протосс-исследователь Улаву, по неведомой причине оставивший свой народ и ныне остававшийся в Академии Призраков на Корхале.

И когда, следуя за левиафаном, шесть крейсеров Доминиона оказались в околопланетном пространстве Гистта, то люди, находящиеся на кораблях, с изумлением наблюдали буйную растительность на поверхности. Как может подобное соотноситься с фактом орбитальной бомбардировки, случившейся годы назад и уничтожившей всю жизнь?..

С Артанисом и Валерианом связалась Загара, находящаяся на поверхности планеты. Верховная Королева поведала, что Керриган заставила Рой пересмотреть свои конечные цели, и ныне зерги могут возродить опустошенные планеты сектора – и Гистт тому примером. Загара предлагала лидерам трех рас провести переговоры на поверхности, дабы смогла доказать она свои добрые намерения. Кроме того, Верховная Королева обещала не чинить препятствий потенциальным союзникам, если пожелают те осмотреть поверхность планеты.

Потому, когда сканеры «Гипериона» засекли в отдаленных пределах планеты некое излучение, Валериан – прежде, чем отправиться на встречу с Загарой, - велел находящейся на борту крейсера ксенобиологу Эрин Вайленд отправляться в означенную точку, чтобы выяснить – что именно там находится и понять, представляет ли творимая зергами флора угрозу. В сопровождение Эрин были назначены Таня Колфилд, Улаву, а также сержант пехоты Фостер «Вист» Крэй и лейтенант головорезов Деннис Халкман. Император знал, что Призрак обладает невероятными способностями – творить огонь псионическим усилием, потому предполагал, что – вполне возможно – она привлечет внимание зергов, и те обнаружат свои истинные намерения. Адмирал Хорнер же считал, что подобный расчет Валериана очень схож с теми, которыми так славился его отец...

Тем временем Валериан, Артанис и телохранители их прибыли на встречу с Загарой. Верховная Королева Роя представила лидерам людей и протоссов своего сподвижника – Абатура, мастера над эволюцией, после чего предложила осмотреть образцы растений, творимых зергами. Артанис сразу же ощутил во флоре сей толику сущности Ксел’Нага. Следует отметить, Иерарх до сих пор ощущал горькую несправедливость судьбы: Керриган – прежде человеку, а после зергу, - была дарована возможность становления Ксел’Нага, его же народу в сем было отказано. Какая же участь уготована протоссам, отрезанным от Хала?.. Не ожидают ли их племенные распри, что выльются в новую Эпоху Раздора?..

Следуя через джунгли, отряд Эрин подвергся нападению небольшой группы зергов, с которыми оказалось расправиться на удивление легко; иные особи, означившиеся окрест, интереса к людям никак не проявляли. Потому оставалось неясно, чем спровоцировано нападение и какие выводы можно из него сделать. Чуть позже, спустившись в некую означившуюся поблизости пещеру, люди и протосс столкнулись с новым видом зергов, обладал которой псионическими способностями. Эти псиолиски, как окрестила их Эрин, сумели воздействовать на разумы людей, лишая их способности сражаться, и тогда Улаву, оказавшийся неожиданно для всех Темным Рыцарем, встал на защиту спутников, расправился с тварями. Как оказалось, именно Артанис годы назад приказал Улаву примкнуть к людям, скрыв свою принадлежность к неразимам, дабы выяснить, представляют ли те угрозу для протоссов.

Отыскав в пещере коконы, пребывали в которых зародыши псиолисков, люди решили взорвать оные, после чего, покинув каверну, сообщили о своей находке на «Гиперион». Информация была немедленно передана Валериану, и тот озвучил ее Загаре, обвинив в тайном создании нового вида зергов, обладающих псионическими способностями. Артанис расценил это как вполне ожидаемое предательство со стороны зергов, потому вернулся к ожидающей на орбите флотилии. Валериана же Загара заверила, что останки Ксел’Нага, обнаруженные в пределах Ульнара, послужили основой для создания Абатуром адостр – нового вида зергов, проводящих жизнь во сне и создающих с помощью псионики растения!.. То, что адостры могли каким-то образом обратиться в агрессивных псиолисков и атаковать ступивших в пещеру людей, для Загары было немыслимо.

Артанис отправил отряд Рыцарей и неразимов ко второй из пещер, замеченных сканерами остающихся на орбите кораблей, однако протоссы были атаковали превосходящими силами зергов. Прибывшая ударная группа людей сумела спасти немногочисленных выживших протоссов, а также покончить с псиолисками, которые, судя по всему, и управляли остальными зергами, бросая их в бой.

Когда весть о сем стала известна Загаре, та изумилась: она никак не могла поверить в то, что безвредные адостры имеют какое-то отношение к псиолискам!.. Валериан обещал Верховной Королеве, что истина непременно станет известна, ведь он уже приказал отправиться к третьей – и последней - из пещер на поверхности Гистта, где в коконах оставались адостры, отряду лейтенанта Халкмага.

Следуя к третьей пещере, Эрин анализировала последние события, и пришла к выводу, что псиолиски действиями своими не защищают коконы, пребывают в которых адостры, а наоборот, - стремятся уничтожить их... руками людей и протоссов! О том, какими мотивами руководствуются эти твари, оставалось неизвестно...

Не подозревая о подкрепленной фактами теории ксенобиолога, отряды людей и протоссов покинули остающиеся на орбите крейсера, устремившись к третьей пещере, дабы держать оборону, пока доктор Эрин будет занята получением образцов тканей адостр. Псиолиски бросили против чужаков множество зергов, и – вполне ожидаемо – пехотинцы и Рыцари лишь на время сумели сдержать натиск тварей.

Тем временем к третьей пещере подоспела сама Загара, постановив, что желает лично убедиться в том, что в коконах пребывают именно адостры. Верховная Королева подтвердила сей факт, но, тем не менее, не могла дать ответы ни на один из остающихся вопросов касательно существования и мотивов псиолисков – а также их создателя, Абатура.

Валериан предположил, что мастер над эволюцией и его творения вполне могут скрываться на левиафане матери роя Мукав, которая – вполне возможно – состоит с Абатуром в союзе. Император Доминиона, связавшись с Загарой, предложил ей продолжить переговоры на борту «Гипериона», и Верховная Королева, хоть и не видела в этом особого смысла, согласилась. Валериан рассчитывал на то, что, отвечая на его просьбу, Загара препроводит внутрь левиафана и встреченную у третьей пещеры команду лейтенанта Халкмага, и оная сможет подтвердить, верна ли теория Императора, и действительно ли скрываются в левиафане Абатур и его псиолиски.

Предложения оказались верны: последние наряду с Мукав действительно означились внутри левиафана. Мотивы Абатура были донельзя просты: Загару – ставленницу Кериган – он считал предательницей, посмевшей попробовать изменить предвечное предназначение Роя, должного принимать в себя всю разумную жизнь во вселенной и постоянно эволюционировать. Роль должен пребывать в состоянии постоянной войны с иными расами, но никак не в союзе! Подобное для Абатура было попросту немыслимо.

Потому мастер над эволюцией атаковал Загару, в то время Мукав и сотни псиолисков набросились на маленький отряд людей. Сознавая, что положение их донельзя отчаянное, Таня сожгла имплант в своей голове, внедрялся который всем без исключения Призраком, и впервые применила свои псионические силы безо всякого огранические. Творимое ею пламя сжигало псиолисков, и вскоре все они... а также Мукав... были мертвы. Загара нанесла Абатуру немало тяжелых ран, однако сохранила ему жизнь, заявив людям, что зергам мастер над эволюцией необходим.

Конфликт удалось предотвратить, но неведомо, как сложатся отношения трех рас сектора в дальнейшем...

***

Годы спустя после завершения противостояния с Амуном и его миньонами мир воцарился в секторе Копрулу. Но даже если правители трех разумных рас пришли к пониманию, не всегда такое можно сказать о подданных их. И противостояние людей, зергов и протоссов порою продолжается в тенях, никем не замечаемое...


Крейсер Доминиона "Этон" прибыл в звездую систему, являющуюся граничной между владениями людей и протоссов. Согласно договоренностям между правителями двух рас, патрулировали ее протоссы, потому появление крейсера, устремившегося к планете Адена, бывшей некогда сырьевой колонией Доминиона, не осталось незамеченным для них.

На борту крейсера находились как военные Доминиона, так и наемники. Не ставя в известность вышестоящее командование, надеялись они проскользнуть под носом к протоссов и раздобыть спешно брошенные в комплексе при военной эвакуации кристаллы джориума, стоящие целое состояние. Предприимчивая командующая Надери сделала расчеты, убедив капитана Хогарта в том, что выручить за кристаллы на черном рынке можно поистине баснословную сумму – достаточную, чтобы каждому из них безбедно существовать остаток лет.

Капитан приказал продолжить снижение крейсера к поверхности, в то время как Надери приказала и пехотинцам, и наемникам готовиться к скорой высадке и облачаться в бронекостюмы. Одна из пехотинцев, Элмс, приказу не последовала, и держалась в сторонке, угрюмо глядя в пол. Нахмурившись, Надери приблизилась к подчиненной, правую руку которой заменял механический протез, поинтересовалась: «Элмс, ты забыла, как надевается броня? Может, инструкцию принести?» «Рука подводит», - отвечала та. – «Фантомные боли накатывают, когда мне не по себе... Не нравится мне это место». «Аванпост давно заброшен», - напомнила пехотинцу командующая. – «Обыщем его – и сразу на выход. А трусишь – так поработай в кои-то веки своей железкой: вставь себе мозги на место». Сообщив Элмс, что до высадки остается двадцать минут и надлежит ей поторопиться, Надери вернулась к остальным членом своего отряда...


Тем временем на борту авианосца протоссов «Око Саалока», патрулировавшего звездную систему, адмирал Урун и подначальные его наблюдали за маневрами судна Доминиона. Вызвав оное на связь, адмирал приказал капитану Хогарту немедленно покинуть демилитаризованную зону. «Поверьте, я и сам не в восторге, но у меня связаны руки», - прозвучал ответ капитана крейсера, жажда наживы для которого оказалась притягательнее принесенной присяги и здравого смысла. – «Командование Доминиона мне не отвечает. На данный момент наш приказ – проверить эти аванпосты на наличие выживших и припасов. Для солдата ослушаться приказа – большой позор. Полагаю, такой опытный лидер, как вы, это понимает?»

Протоссы понимали, что человек лжет; никаких радиосигналов дальнего действия от крейсера не исходило, стало быть, Хогарт даже не пытался связаться со своим командованием. Сподвижники адмирала предложили тому уступить, закрыть на происходящее глаза – в конце концов, этот аванпост действительно принадлежит людям. «Невнимательность прекращает мелкую искру в пожар», - не согласился с предложением Урун. – «Поблажка сейчас приведет к хаосу в будущем». Тем не менее, чинить препятствия военным Доминиона он не стал, наблюдая, как десантные корабли отделяются от крейсера, устремляются к поверхности планеты.


Пехотинцы и наемники высадились у входа в заброшенный комплекс, принялись выносить оттуда припасы. «Что у нас будет на этот раз в докладах?» - усмехнулся один из офицеров, обращаясь к наблюдающей за процессом командующей. «В официальных бумагах – что ничего не нашли», - отвечала Надери, - «все припасы оказались уничтожены. Ну а в личном отчете капитана... пятнадцать ящиков. Остается еще три. Их с тобой мы поделим пополам».

Исследуя комплекс, Элмс с ужасом обнаружила покрывающую ее биомассу зергов... а в следующее мгновение множество инородцев атаковало не ожидавших подобного поворота пехотинцев...

За противостоянием зергов и людей издали наблюдала мать выводка Ниадра, несколько лет назад сотворенная Королевой Клинков. «Уничтожь протоссов. До единого», - приказала ей та. Исполняя волю Керриган, Ниадра и ее зерги захватили корабль протоссов, перебили всех, кто был на борту... но с тех пор мать выводка не слышала голос Королевы Клинков. Посему Ниадра продолжала исполнять полученный приказ, желая покончить со всеми без исключения представителями расы протоссов.

Выводок свой она привела на Адену, где зерги разместились на заброшенной базе людей. После планета наряду со всей звездной системой перешла под власть протоссов. Ниадра сознавала, что выводок ее слишком слаб, чтобы бросить ненавистным инородцам открытый вызов.

Посему Ниадра предпочла ожидание, зная, что рано или поздно люди появятся вновь, ведь они неспособны побороть свою алчность. Теперь-то их биомасса станет принадлежать зергам, выводок окрепнет и сможет выступить против настоящего врага – протоссов! И Ниадра приказала зергам покончить со всеми людьми, за исключением двоих, указав чадам своим на облаченных в бронекостюмы женщин.

Зерги окружили Надери, но медлили, не нападая. Используя тот же прием, что и Керриган некогда, Ниадра внедрила в тело командующей личинку, и та – послушная исполнительница воли матери выводка – вернулась на десантный корабль, и, подняв оный в воздух, направилась к крейсеру. Ниадра знала, что вскоре женщина доставит на борт человеческого судна ее выводок...

Но пришло время заняться второй находкой – женщиной-псиоником. Элмс наряду с немногими выжившими пехотинцами укрылась в одной из шахт, где дожидалась появления преследователей. Ниадра верила, что женщина станет ее главным оружием, и, будучи обращенной в зерга, принесет гибель протоссам. Но, будучи псиоником, она чувствует замыслы матери роя, и взять ее живой будет непросто...

Корабль командующей Надери приближался к крейсеру... когда был уничтожен выстрелом с судна протоссов. Мать выводка не ожидала, что те вмешаются так скоро, распознав ее замысел. Впрочем, это не имело значения. Ниадра знала, что покончит с каждым, кто дерзнет спуститься на принадлежащую ей планету.

...Капитан Хогарт, наблюдая, как протоссы без всякой на то причины уничтожили судно, на котором – предположительно – находились раненые пехотинцы, отдал приказ атаковать. В направлении «Ока Саалока» устремились боеголовки, и с горечью сознавал адмирал Урун, что безумие войны начинается вновь, и виноваты в том – люди, снедаемые алчностью.

«Вот, значит, как вы выражаете свою благодарность?» - произнес он, выйдя на связь с крейсером Доминиона. – «А ведь мы закрыли глаза на то, что вы нарушили договор, отправившись обыскивать аванпосты! На вашем «корабле с ранеными» были зерги. Мы спасли вас от заражения!» «Что? Что вы несете...» - начал было Хогарт, но адмирал Урун прервал сеанс связи, и, обратившись к подначальным, приказал приготовить эвакуационные челноки, а также запустить все разведчики, перехватчики и «Фениксы».

«Но адмирал...» - отвечал ему изумленный подобными действиями вышестоящего офицер. – «Вы ведь знаете, что Иерарх Артанис стремится сохранить союз...» «Это они напали на нас», - напомнил сородичу Урун. – «Возможно, мы погибнем, но они еще пожалеют о своей глупости, а мы тем временем эвакуируем всех, кого успеем».

Велев воителям-добровольцам собраться на телепортационной платформе в ангаре авианосца, Урун обратился к ним с речью. «Мои элитные воины всегда готовы пожертвовать собой», - говорил он. – «Вы согреваете мой дух. На этой планете гнездится выводок зергов, который атаковал людей. Мы не знали о его существовании. Вина за это лежит на мне. Но пришло время исправить мою ошибку... Меня мало заботит судьба ничтожных людей. Однако мать этого чудовищного выводка... отправила на корабль зараженного... Она хитра. Она угрожает существованию протоссов. Я намерен ее уничтожить. Я буду признателен тем из вас, кто присоединится ко мне. Остальные свободны. Присматривайте за своими собратьями. И доложите Иерарху, что люди нарушили договор».

Обратившись к оператору, адмирал приказал ему незамедлительно телепортировать его и воинов-добровольцев на поверхность, как можно ближе к выводку; в настоящее время зерги всецело сосредоточились на остающемся в пределах аванпоста отряде людей, и по неведомой причине действуют они весьма осторожно, не бросаясь слепо на противника.

...Зерги брали людей в кольцо, намереваясь покончить с пехотинцами, захватив псионика живой... Подоспевшие протоссы ударили зергам в спину, принявшись разить тварей пси-клинками...

Наконец, зерги были перебиты, и предводитель протоссов, множество воинов которого сложило головы, выступил вперед, приближаясь к пехотинцам. «Вы вовремя», - приветствовала его Элмс. – «Еще немного, и...» «Молчать!» - резанул разум ее яростный мысленный крик разъяренного адмирала. – «Единственный вопрос сейчас – убить мне вас своими руками или нет! Глупые корыстные приматы! Вы всех нас погубили! Кто надоумил вас обыскивать аванпосты? Отвечай, ты, наемница!»

«Вам не кажется, что сейчас искать виновных уже поздно... адмирал Урун?» - ментально же отвечала Элмс. – «Почти все наши мертвы. Полагаю, у вас дело обстоит так же... Мы зря сюда отправились. Я пыталась предупредить всех, но меня не стали слушать. Эта зона находится в ведении протоссов. Все были уверены, что здесь безопасно. Но мать этого выводка... Думаю, она давно хотела заманить вас и ваших бойцов сюда, чтобы с вами разделаться. И, похоже, у нее это прекрасно вышло».

Урун долго молчал, осмысливая сказанное. «Ты думаешь, что мудрее меня?!» - всплеснул руками он. – «Прекрасно. Если у тебя есть план, поделись им». «Времени до новой атаки у нас осталось немного», - признала Элмс. – «Мы можем поискать место, где спрятаться... или объединить силы и, пока еще не поздно, сразиться с самой матерью выводка. Решать вам».

Протоссы воззрились на адмирала Уруна, ожидая решения своего лидера... «Похоже, наши судьбы связаны, человек», - признал, наконец, Урун. – «Мы станем сражаться вместе... сейчас. И враг уже приближается».

Орда зергов показалась на горизонте, стремительно приближаясь. По приказу адмирала маневренные корабли протоссов поднялись в воздух, поливая потоками плазмы противников. Пехотинцы, ведомые Элмс, открыли огонь на поражение... Продвижение зергов удалось несколько замедлить, но не остановить. И люди, и протоссы действовали слаженно, прикрывая спины друг другу.

Ощутила Элмс новую волну зергов, которые, судя по всему, приближались со стороны пещер. «Я не Призрак», - молвила она, обращаясь к союзникам. – «Мои способности то проявляются, то нет. Поэтому я их и не афиширую». «Знаешь, мы всегда считали тебя немного странной Элмс», - отвечала ей одна из пехотинцев. – «Но сейчас это неважно. Мне плевать, ненавидишь ли ты свои псионические способности или же просто хочешь сохранить их в тайне. Уверена, у тебя есть свои причины. Я просто хочу знать, последует ли атака». «Последует», - подтвердила Элмс. – «Мои способности никогда не проявлялись столь ярко как здесь, на Адене».

Пехотинец кивнула, после чего предложила Элмс отступить в пещеры да отыскать в них место достаточно узкое, чтобы продержаться и не позволить зергам взять их в кольцо. Псионик ментально сообщила Уруну о решении; адмирал удивился – присутствия зергов в пещерах он не ощущал, но отговаривать людей от затеи не стал. К тому же, укрыться в пещерах имело смысл, ведь корабли протоссов атаковали муталиски, и вскоре наземные силы останутся без воздушной поддержки.

Элмс приказала пехотинцам и головорезам, продолжающим вести огонь по приближающимся зергам, отступить к пещерам, и те поинтересовались: «Зачем?» «Зерги собираются устроить нам засаду, Картер», - разъяснила Элмс. – «Мы должны остановить их». Один из головорезов возмутился подобным решением – в пещеры соваться он не желал, предлагая связаться с кораблем и запросить помощь.

«Элмс оказалась права прежде», - вступился за наемницу пехотинец. – «Именно поэтому все мы еще живы. Не осталось никого иного, кто знает, как нам поступить. Корабль не успеет забрать нас. Элмс – наша единственная надежда». «Она просто наемница», - поморщился головорез. – «Она даже не одна из нас». «Верно», - подтвердила псионик. – «Я не сражаюсь за Доминион. Мне плевать, какие силы контролируют эту планетку... Я просто хочу остаться в живых и убраться отсюда. Поэтому я спускаюсь в пещеры. Если хотите остаться здесь, с протоссами, возражать не буду».

За Элмс в пещеры последовали как пехотинцы, так и головорезы – все, до единого. Пятеро долго шагали они по каменным коридорам, вскоре заметив биомассу зергов на потолке каверны – наверняка основание некой наземной постройки.

Элмс ощущала зергов поблизости... и в следующей пещере предстало им одно из порождений Роя...


Теперь, когда люди скрылись в пещерах, вся мощь зергов обрушилась на протоссов. «Ты собираешься противостоять им здесь, адмирал?» - обратился к Уруну один из Рыцарей, Лередар. – «Ряды наши тают, кораблей больше нет... Даже люди оставили нас. Быть может, нам следует попытаться занять более выгодную позицию?» «Нет», - отвечал адмирал. – «Люди устремились в пещеры, чтобы предотвратить следующую атаку. Мы должны почтить договоренность с союзниками и продержаться до их возвращения».

Лицезрел Урун, как зерги расступились, пропуская вперед мать выводка, и ментально обратился к Элмс, прося о помощи...

«Хватайте их вожака, дети мои», - отдала ментальный приказ миньонам своим Ниадра. – «Того, что зовется Уруном. Его ярость укажет вам путь». «Загара оказалась столь вероломна, что нарушила перемирие?» - обратился адмирал к матери выводка. – «От зергов я ничего другого и не ждал». «Я подчиняюсь не Загаре», - последовал ответ. – «Скоро все протоссы погибнут. А за ними – и люди».

Слова Ниадры звучали в разуме протоссов, и осознали те, что противостоят беглому выводку, отрезанному от Роя, и твари сии вполне могут втянуть сектор в новую войну. Урун не оставлял попыток дозваться до Элмс, однако псионик, наряду с отрядом своим скрывшаяся в пещерах, не отвечала... она вела собственный бой.

В тоннелях под шахтерским комплексом противостояли пехотинцы и головорезы редкому виду зергов - заражателям: туши огромных особей заблокировали коридоры, и из раззявленных пастей их выползали личинки. Солдаты вели огонь на поражение, разя сих созданий, и пехотинцы признали Элмс своим лидером, спрашивая, каковы будут их дальнейшие действия. Хоть офицерские обязанности девушке и были не по душе, все же она приказала сподвижникам разделиться на пары и продолжать исследование пещер. «Картер и Тюран, вы ведете», - отрывисто бросила она. – «Йонг – со мной. Контрерас и Гари – вы позади».

Шестеро выступили вглубь тоннелей, надеясь, что протоссы на поверхности все еще держатся. Не заметил Гари, как одна из личинок зергов заползла к нему в бронекостюм...

На поверхности же продолжалось сражение; многократно превосходящие силы выводка окружали горстку протоссов; воины Уруна гибли один за другим. Оставаясь поодаль, Ниадра наблюдала за резней. «Вам больше не за что сражаться», - вещала она. – «Сложите оружие, и я позволю вам умереть быстро».

Не отвечая, протоссы продолжали бой. «Где же наши трусливые люди?» - язвительно вопроси Лередар, разя зергов, и отвечал Урун: «Эти люди сражаются отважно. И я одобрил их поход». «Слабое утешение, адмирал», - бросил Рыцарь. – «Я боюсь, наши воины просто погибнут, пытаясь защитить недостойных». «Не время пререкаться, Лередар!» - оборвал сородича Урун. – «Сейчас мы должны покончить с зергами любой ценой!» Мыслями же адмирал пребывал со скрывшимся в тоннелях отрядом людей, гадая, куда же подевались те.

...Отряд Элмс же ступил в просторную пещеру, где кишмя кишели зерги. Повинуясь ментальному приказу, твари обратили взоры на людей, бросились к ним. Отстреливаясь, те отступали, отчаянно костеря капитана крейсера, по вине которого и оказались здесь. Конечно, далеко не все знали причины, по которым изначально оказались на Адене, и Элмс сочла необходимым просветить остальных: «Это очередная афера с черным рынком. Грязное дельце для капитана и Надири. Вряд ли они горели желанием делиться с какими-то дуболомами. И если вам интересно, откуда я знаю...» «Ну, ты мысли читаешь», - отвечала Йонг, не переставая вести огонь по зергам, наседающим им на пятки. – «А чего сразу не сказала-то?» «Я – наемник», - напомнила Элмс остальным. – «Говорить – не моя работа».

Прервав беседу, солдаты продолжали держать оборону, а после Йонг швырнул гранату в тоннель, обрушив его и отрезав тем самым отряд от преследователей. Люди получили короткую передышку, и Элмс попыталась ментально связаться с Уруном... однако посыл ее услышала лишь мать выводка, внимательно следящая за горсткой протоссов, остающихся у входа в пещеру и окруженных ее порождениями. Что ж, похоже, люди скоро вернуться... и Элмс все еще не заражена. Упущение... но исправить его – лишь вопрос времени...

...Ведя неравный бой, протоссы роптали, считая людей трусами, бросившими их в столь критический момент. «Довольно!» - резанул разумы их глас адмирала. – «Воины! Вы пошли за мной на верную смерть в надежде исправить ошибку, которой можно было избежать. Люди несовершенны, может и так. Вы считаете их недостойными. Но наши судьбы тесно связаны. Ведь мы сражались вместе с ними. Вы хотите знать, зачем жертвовать собой ради них... Так вспомните, что священный долг Рыцарей – защищать всех, кто наделен разумом! И сегодня мы исполним свой долг, перебив зергов Адены, всех до последнего! Нас мало, но нам так повезло. Ведь мы обретем славу в праведной битве! Мы устраним нависшую угрозу, покончим с этим выводком, и наш народ восславит нас! Наши подвиги не забудут!»

Воодушевленные речью своего предводителя, протоссы взялись за руки, объединив силы, творя всесокрушающую волну псионической энергии, разрывающей окруживших их зергов на части...

...Выбежав из пещеры, пехотинцы и головорезы присоединились к сражению. Элмс же, обратившись к Уруну, сообщила о выводке, обнаруженном под землей, просила адмирала вызвать корабль им на подмогу. «Элмс... наш авианосец покинул систему», - отвечал Урун, кивком указал на замершую поодаль Ниадру. – «У меня тоже скверные новости. Во главе зергов стоит беглая мать выводка. И она хочет развязать войну с обеими нашими расами. Собирай своих воинов и отступай. Мы прикроем вас!»

Элмс колебалась, не желая оставлять союзников на верную гибель, однако адмирал настаивал: людям необходимо бежать и предупредить оба народа об угрозе, возникшей на Адене. Обратившись к солдатам, псионик велела им бежать к транспортному кораблю, и, бросив последний благодарный взгляд в сторону протоссов, устремилась следом. «Мы выберемся с этой планеты», - прозвучали ее последние слова, обращенные к солдатам, - «и позаботимся о том, чтобы их не забыли».

...Сражение завершилось довольно скоро; мать выводка повергла адмирала, клешни ее пронзили грудь доблестного Рыцаря. «Глупый, слабый Урун», - прошипела Ниадра. – «От твоего геройства нет толку, а жизнь твоя вот-вот оборвется. А затем... погибнет и весь твой народ... Ну а мне пора обрести свою награду...»

Мать выводка была исполнена решимости не позволить людям покинуть планету; любой ценой заполучит она псионика, Элмс...

Зерги добивали последнего из протоссов, а шестеро пехотинцев и головорезов бежали прочь. «Он мертв», - в отчаянии бросила спутникам Элмс, ощутив гибель адмирала. – «Урун, предводитель протоссов. Теперь мы остались одни». «Но он выиграл для нас немного времени», - напомнил ей один из солдат. – «И мы не можем потратить его впустую!»

Не прекращая бег, пехотинцы сумели, наконец, выйти на связь с остающимся на орбите крейсером. Капитан Хогарт все не мог поверить в то, что авианосец протоссов попросту взял и покинул систему; здесь наверняка какой-то подвох со стороны инородцев!

И когда связист доложил о вызове к поверхности, капитан удалился в свою каюту, где принял его – подальше от чужих глаз и ушей. «На поверхности Адены – множество противников», - коротко доложил Хогарту рядовой Картер. – «Нам необходима немедленная эвакуация». «Это можно устроить», - отвечал капитан. – «Сколько джориума вам удалось собрать?» «Сэр?» - изумился Картер, не в силах поверить в то, что слышит, а Хогарт продолжал: «Я слышал, там оставалось пятнадцать ящиков. Мне необходимо как минимум десять в качестве компенсации за провал миссии». «Но у нас нет никаких ящиков, капитан», - попытался воззвать к здравому смыслу командующего Картер. – «Нам осталось лишь шестеро против целого выводка зергов». «Что ж, это все упрощает», - отозвался капитан, прерывая разговор.

Осознали пехотинцы, что оказались брошены на произвол судьбы. Но за жизнь свою они еще поборются. Зерги уже наверняка начали их поиски, потому осталась у них лишь одна возможность – прорваться к челноку, доставившему их на поверхность планеты... Головорезы не прекращали попыток вновь связаться с крейсером, но тот уже покинул орбиту Адены. Капитан Хогарт был уверен в то, что шестеро обречены и история о произошедшем никогда не станет достоянием ВСН...

Струя кислоты, изрыгнутая одним из зергов, ударила Картеру в спину, расплавляя бронекостюм. Выводок настиг беглецов!.. Те уже достигли небольшого ангара, в котором намеревались укрыться и принять бой – который, скорее всего, окажется для них последним.

Боеприпасы заканчивались, и Элмс отдала короткий приказ, веля спутникам как можно скорее пересечь ангар, выйти на равнину с обратной стороны здания и продолжать бег к челноку... Но в коридоре ангара путь им преградили заразители, и пехотинцам вновь пришлось принять бой.

«Возможно, зерги следят за тобой», - крикнула Йонг, не переставая вести огонь на поражение по инородцам. «Я – единственная псионик», - согласилась Элмс. – «Я ощущаю мать выводка и допускаю, что и она может ощущать меня... Но я скорее умру, чем позволю себя заразить». «Можешь рассчитывать на меня в этом», - улыбнулась Йонг, и Элмс благодарно кивнула.

Наконец, пятеро достигла задних ворот ангара, оказавшихся закрытыми. Головорезы открыли огонь по воротам, тратя драгоценные боеприпасы, но, выбив их, устремились к челноку, остающемуся в нескольких десятках шагов. Гари замешкался, и один из преследующих отряд зерглингов схватил головореза за ноги. Тот споткнулся, но Йонг в упор расстреляла инородца, помогла спутнику подняться по трапу.

Приказав остальным оставаться у шлюза, Элмс бросилась в кабину... обнаружив в ней остывающее тело пилота. «Мне понадобится минута, чтобы поднять челнок в воздух», - обреченно сообщила она солдатам, прекрасно сознавая, что минуты у них уже нет.

Волна зергов докатилась до челнока, облепила его обшивку. «Даже протоссы не смогли сопротивляться мне, человек», - вещала приближающаяся к судну Ниадра. – «И ты станешь страдать куда больше, чем они...»

Страшная, туманящая рассудок головная боль заставила Элмс заорать. «Мать выводка в моей голове!» - стонала она, и подоспевшая Йонг с силой ударила псионика; та лишилась сознания. После чего пехотинец принялась колдовать над панелью управления, готовя челнок к запуску.

Остающиеся в соседнем отсеке головорезы обнаружили ящики с джориумом – те самые, упоминал о которых капитан Хогарт. Их можно продать за немалые деньги, стало быть, в пространство Доминиона возвращаться нет особого смысла. Воодушевленные находкой, головорезы не заметили, что из уха их собрата, Гари, продолжает течь кровь...

Челнок взмыл ввысь, и мать выводка проводила ускользнувших в последний момент жертв взглядом. Что ж... придется ей изыскать иной способ покинуть эту планету...


Остающемуся на борту «Копья Адуна» Иерарху Артанису доложили о гибели адмирала Уруна на Адене – предположительно, в противостоянии солдатам Доминиона, презревших границы пространства протоссов. И сейчас племя Орига, к которому принадлежал адмирал, требует мести расе людей.

Прибыв на Корхал IV, капитан Хогарт предоставил доклад адмиралу Хорнеру, следовало из которого, что наемники подкупили часть команды, вынудив ту сделать высадку на Адену. Но вскоре после этого между пехотинцами и головорезами разгорелся конфликт, выживших в котором не было. «Убедительно», - процедил Император Валериан Менгск, выслушав сообщение адмирала. – «И теперь протоссы приняли решение на неопределенный срок отложить наши переговоры. Разве ради этого исхода мы сражались?»

На Гистте же Загара ощутила появление новой, амбициозной матери выводка... и сознавала, что ожидает их скорое противостояние.

...Непродолжительная стычка на захолустной планете грозила перерасти в крупномасштабный конфликт, затронет который множество планетарных систем сектора Копрулу...


Элмс пришла в себя, проследовала в рубку, где четверо выживших на Адене спутников ее внимательно слушали экстренный выпуск Вселенской Службы Новостей.

«Власти отказываются назвать общее число погибших на Адене», - говорила бессменная диктор канала, Кейт Локвелл, - «однако, если верить нашему источнику, ответственность лежит на отряде наемников. Они открыли огонь как по диким зергам, так и по протоссам. Вероятно, наемники решили захватить минеральные ресурсы планеты. Адмирал Хорнер подтвердил, что выживших нет».

Лица наемников были мрачны. «Дикие зерги?!» - воскликнула Контрерас. – «Йонг, они что, серьезно в это верят?» «Это все Хогарт», - скрипнула зубами Йонг. – «Задницу свою прикрыть надеется. Мы должны с ними поквитаться, Контрерас».

Иные, однако, напомнили женщинам, что теперь они богаты, ведь на корабле находится немало джоруима. Быть может, следует забыть о произошедшем и начать новые жизни?..

Мыслями Элмс унеслась в прошлое, когда, будучи совсем молодой и неопытной, она входила в отряд наемников, сражавшийся на Лурии-4, оспариваемой кел-морианской колонии. Да, тех интересовали только деньги, и даже гибель соратников они воспринимали с радостью: ведь по завершении миссии им достанется большая сумма!

Элмс приблизилась к наемникам, собравшимся в отсеке, и Йонг облегченно вздохнула: «Слава богу, ты очнулась!» «Ага, до тех пор, пока ты снова меня не вырубишь», - хмыкнула псионик.

Впрочем, сейчас у них означились дела поважнее: в звездной системе возник крейсер Доминиона. От последнего отделились истребители, выпустившие по челноку торпеды. Похоже, кто-то отчаянно хочет, чтобы объявленные мертвыми таковыми и оставались.

Йонг немедленно начала маневр уклонения. Один из пехотинцев, Тюран, предложил остальным открыть канал связи. «Я с ними поговорю!» - настаивал он. – «Не все же такие, как Хогарт. Мы еще можем добиться справедливости». «Тюран, ты с ума сошел?» - возразила Контрерас. – «Да нам и слова сказать не дадут – Хогарт отправит нас прямиком в тюрьму!» «У нас нет выбора», - согласилась с ней Элмс. – «Надо бежать. Мы предатели, а с предателями торговать согласятся только наемники. До них еще поди доберись. Но я знаю дорогу».

«Это ловушка!» - воскликнул Гари, обвиняюще ткнув пальцем в сторону Элмс. – «Ты хочешь заграбастать все себе, поделишь нашу добычу со своими дружками-наемниками!» «С кем именно ты хочешь связаться, Элмс?» - осведомилась Контрерас.

Ответить девушка не успела. Одна из торпед все же ударила в челнок, и находящиеся на борту не удержались на ногах, кубарем покатились кто куда. Помещение заполнилось дымом; оборвавшиеся провода искрили.

«Я тебе свой джориум не отдам!» - продолжал вопить Гари. – «Это я нашел его! У меня на него особые права!» «Если мы сейчас же отсюда не уберемся, весь наш джориум достанется Доминиону!» - рявкнула Элмс в ответ. – «Ты этого хочешь, Гари?!» «Я хочу, чтобы ты не лезла не в свое дело!» - брызжа слюной, вопил тот.

Вместо ответа псионик с силой ударила головореза механической правой рукой в живот, вышибив дух. «Не понимаю, что на него нашло...» - покачала головой Йонг, не отрываясь от пилотирования. «Он с самого начала меня невзлюбил», - бросила Элмс. – «Но вот цены у наемников его точно порадуют».

Она ввела в бортовой компьютер координаты, и челнок, преследуемый крейсером Доминиона, устремился прочь; надеялись беглецы уйти в подпространство прежде, чем будут уничтожены...


Вскоре прибыло судно на планету, где располагался «Последний перекресток» - черный рынок наемников. «Значит так», - деловито заявила Элмс, обращаясь к спутникам, с подозрением на нее взирающим. – «Здесь надо проявить хитрость. Если мы будем слишком давить, станет ясно, что деваться нам больше некуда. Поэтому туда пойдем мы с Тюраном. Найдем покупателя, получим деньги – и можно выходить на пенсию».

Тюран отсыпал кристаллы из контейнера себе в рюкзак, на что Контрерас с подозрением заметила: «Что-то многовато вы набрали». «У тебя все равно остается большая часть», - кивком указала на контейнер Элмс. – «А это пусть будут как бы непредвиденные расходы».

Гари участия в дискуссии не принимал, и, похоже, ко всему потерял интерес. Лишь сидел в углу отсека и стенал, прижимая ладони к голове. «Приглядывайте за ним», - с тревогой заметила псионик, обращаясь к Йонг и Контрерас. – «Что-то он совсем плох».

На мгновение голову Элмс пронзил импульс боли, она поморщилась, но это не укрылось от Йонг. «Ты сама как?» - осведомилась женщина. – «Вдруг тоже что-то подцепила?» «Не выдумывай, Йонг», - резко отозвалась Элмс. – «Я в порядке».

Покидая челнок наряду с Тюраном, псионик обернулась к спутницам, бросила: «Если не вернемся к одиннадцати, можете делить остаток джориума на троих». Контрерас наемнице не доверяла и была уверена, что та их непременно подставить. Йонг столь категорично не была, напомнила напарнице о том, что, не будь с ними Элмс, навряд ли уцелели бы они на Адене. «Тогда мы были ей нужны», - возразила Контрерас. – «И мы уже не на Адене».

...Элмс уверенно шагала по извилистым улочкам комплекса, остановилась к дверей некоего бара, заправлял которым один из ее прежних знакомых, Сайкс, ныне отошедший от дел. Последний тепло приветствовал псионика, с подозрением воззрился на ее спутника: «Кто это с тбоой?» «Новенький», - ничуть не смутилась Элмс. – «Я ему тут показываю, что к чему».

Сайкс кивнул, демонстративно положил свой пистолет на стол; Элмс и Тюран последовали его примеру. Псионик кивнула пехотинцу, и тот, вытащив из рюкзака небольшой ящичек, откинул крышку, продемонстрировав Сайксу его содержимое. «Нам нужен покупатель на партию джориума», - сразу перешла к делу Элмс, продолжая морщиться от острой боли, пронизывающей виски, - «и это – малая часть того, что есть».

«Вообще-то я с этим добром не работаю», - нахмурился Сайкс, - «но... я тебе слегка задолжал. Сейчас, надо навести справки...» Он принялся колдовать над своим инфопланшетом, и, закончив, улыбнулся: «Думаю, покупатель быстро найдется. Хотите выпить?» «Больше не пью», - ни на мгновение не ослабляла бдительность Элмс, а Тюран расслабился, утвердительно кивнул.

...Контрерас и Йонг заметили приближающихся к челноку вооруженных людей, и навряд ли намерения у них добрые. Переглянувшись, женщины принялись облачаться в бронекостюмы, попутно пытаясь связаться с ушедшими на поиски покупателей товарищами.

...Тюран вызов принял, однако ничего расслышать не сумел – какие-то странные помехи мешали установлению канала связи. «Тут такое бывает», - дружелюбно заметил Сайкс, разливающий у бара вино по бокалам. – «Я тебе тоже кое-что скажу, новичок».

Резко обернувшись, он вызватил из-под жилета пистолет, выстрелил Тюрану в грудь. Тот погиб мгновенно.

«Так вот, значит, как ты отдаешь долги?» - рявкнула Элмс, устремив на бывшего напарника горящий ненавистью взгляд. «Ничего личного», - ухмыльнулся тот, наведя оружие на женщину. – «Делай, что скажу, и уйдешь отсюда богатой. Да я тебе даже скидку на нормальный протез дам!» Элмс только и оставалось, что скрежетать зубами в бессильной ярости: подобного оборота событий она никак не ожидала.

...Повинуясь приказу Сайкса, Элмс связалась с челноком, и заявила беззаботным тоном: «Пардон, ребята, какие-то помехи на связи. Покупатели должны были уже подойти. Выносите джориум». «А вы с Тюраном где?» - с подозрением осведомилась Контрерас. «За нами приглядывают», - прозвучал ответ, - «на случай, если вы что-то задумали».

Контретас потащила контейнер с джориумом вниз по трапу; Йонг, сжимая в руках винтовку Гаусса, страховала ее, следя со собравшимися близ челнока «покупателями». «Не дергайтесь, мы быстро управимся», - прозвучал в коммутаторах бронекостюмов Йонг и Контрерас голос Элмс. – «Деньги разделим на троих, как и договаривались».

Переглянувшись, пехотинец и головорез открыли огонь на поражение...

...Злобно оскалившись, Сайкс направил дуло пистолета на Элмс, но псионик вскинула протез, заменявший ей правую руку, блокировав им выстрел. После чего наемница с силой ударила Сайкса, и тот осел на пол.

...Из челнока выглянул Гари; изо рта у него лилась кровь... В следующее мгновение он начал преображаться в зерга! «Я ее слышу...» - завывал несчастный. – «Ниадра... Она... она...» Он бросился прочь от челнока, разя новообретенными клешнями ошарашенных подобным зрелищем наемников Сайкса...

Контрерас и Йонг прикончили последних противников, и Контрерас незамедлительно вновь связалась с Элмс. «Какого черта?!» - кричала она. – «Еще скажи, что и Тюран был в курсе!» Йонг пыталась успокоить подругу, ведь все-таки надо отдать Элмс должное – она сумела предупредить их.

«Тюран мертв», - отвечала псионик, потягивая вино прямо из бутылки, глядя на два мертвых тела, остывающих на полу бара – Тюран и Сайкс. – «Это моя вина. Слишком расслабилась». «И я должна в это поверить?» - лютовала Контрерас. – «Ты же мысли читать умеешь!» «Джориум плохо влияет на меня», - призналась псионик, поняв, наконец, что являлось причиной ее недавней головной боли. – «Не знаю, как мы теперь найдем покупателя».

Но об этом следует подумать позже. Гари обратился в зерга, и он вот-вот устроит бойню в колонии!

«Оставайтесь у корабля», - велела Элмс сподвижницам, и, протерев тряпицей с символом Рейдеров Рейнора заляпанный кровью протез, взяла с барной стойки пистолет. – «Я отправлюсь за Гари. А вы охраняйте джориум. Если не опоздаю, жить будем». «Ты с ума сошла, Элмс», - раздался в коммутаторе встревоженный голос Йонг. – «Он уже не человек! Что ты сможешь сделать?»

«Я убью его, пока никто еще не успел понять, что он такое и откуда взялся», - доходчиво разъяснила псионик, устремляясь к выходу из бара. – «Слухи распространяются быстро, Йонг. Мы не можем рисковать. Если я выживу, просто заберу свое и свалю. Забавно вышло. Теперь мне полагается треть».

«Треть?» - уточнила Йонг, и Элмс подтвердила: «Тюран мертв. Гари тоже недолго осталось. Простая арифметика». «Значит, из-за денег переживаешь?» - с нескрываемым презрением в голосе осведомилась пехотинец. – «Не думала, что ты такая». «Да что ты вообще можешь обо мне знать...» - огрызнулась Элмс, и Йонг бросила: «Черт с тобой. Просто убей его. Мы будем ждать».


...Йонг и Контрерас вернулись на борт корабля, и, не выпуская винтовок из рук, замерли у трапа. Головорез настаивала на том, что нужно поскорее сматывать удочки, чтобы не разделить судьбу Тюрана, однако Йонг отрицательно качнула головой. «Мы никуда не двинемся, пока не починим корабль», - постановила она. – «Так что снимай броню – и за работу».


...Шагая по узким улочкам станции, лицезрела Элмс мертвые тела, покрытые зеленой слизью, а чуть позже лицезрела и убийцу – подвергшегося зерг-заражению Гари! Не тратя времени на пустые слова, она выстрелила в чудовище, но промазала.

Гари сиганул в закусочную, с посетителями которой уже успел расправиться. Элмс метнулась за ним, укрылась за одним из столиков от слизи, изрыгнутой противником. Схватив лежащий на полу заведения огнемет, принадлежащий некоему уже покойному посетителю, Элмс направила на зерг-зараженного поток пламени. «Рой восстанет вновь», - прохрипел Гари в последние мгновения своего существования, - «с тобой или без тебя...»

«Отличная работа», - раздался позади спокойный голос, и Элмс, резко обернувшись, заметила ступившего в закусочную мужчину, предусмотрительно остающегося в тенях. – «Я все думал, как же тебе удалось добраться сюда с Адены... да еще с таким необычным грузом. Но ты всегда была смекалистой, верно Элмс?» «Не подходи, черт тебя дери!» - рявкнула наемница, направив пистолет на незнакомца. Тот же не переставал держать наемницу на прицеле, произнес: «Спокойно. Я хочу предложить тебе сделку. Смею надеяться, эта пройдет лучше предыдущей...»

«Ты не наемник», - констатировала Элмс. – «На кого ты работаешь?» «На одну весьма щедрую даму», - прозвучал уклончивый ответ. – «Она вот-вот прибудет».


Йонг и Контрерас продолжали заниматься ремонтом корабля, не переставая пререкаться по поводу ситуации, в которой оказались.

«Гари мертв. Я возвращаюсь», - сообщила Элмс, вновь выйдя на связь. «Принято», - отвечала Йонг. – «Мы подготовим твою долю». «Не нужно», - отозвалась псионик. – «Я нашла покупателя. Хорошего».

Женщины переглянулись: предыдущий опыт подсказывал им, что второй раз наступать на те же грабли определенно не стоит. «Не тащи своего покупателя сюда!» - заявила Йонг. – «Забирай у него деньги и приходи. Одна». «Я знаю, что делаю», - отрезала Элмс. – «Не дергайтесь. Деньги будут».

Предчувствуя недоброе, двое вновь облачились в бронекостюмы, и, взяв в руки винтовки, ступили на трап, внимательно следя за приближающимися фигурами – Элмс и неким незнакомцем, держащим в руках сумку.

Псионик и спутник ее, назвавшийся ‘Райгелем’, остановились в нескольких десятков шагов от корабля. «Сколько из твоей команды выжило?» - осведомился новый знакомый, кивнув в сторону судна, и отвечала Элмс: «Двое. Но это не моя команда... и они мне не доверяют».

Велев Райгелю оставаться здесь и не приближаться к кораблю, псионик устремилась в направлении пехотинца и головореза, дожидающихся ее. Лишь когда Элмс приблизилась к ним вплотную, спутница ее отключила маскировку, и потрясенные женщины уставились на Призрака, привела которого псионик. «Думаю, пока вам познакомиться», - бросила Элмс, и Призрак согласно кивнула, обратилась к Йонг и Контрерас, с недоверием на нее взирающим: «Зовите меня Нова. Говорят, у вас завалялся джориум?»

***

Кел-морианский корабль «Сорока» бороздил просторы сектора, и команду отщепенцев, находящихся на борту его, в цивилизованных мирах Доминиона именовали не иначе как «мусорщиками», ибо те занимались исследованием заброшенных застав, комплексов да судов в поисках наживы.

Собрав в одном из отсеков корабля свою разношерстную команду, капитан Тебан заявил: «Мы почти прибыли в место назначения. Знаю, многие из вас задаются вопросами о том, куда мы направляемся, ведь обычно мы избегаем пространства Доминиона... но поверьте - эта работенка сделает нас сказочно богатыми. Мы пришвартуемся к дрейфующему кораблю протоссов».

На лицах мусорщиков отражалась буря эмоций – замешательство, страх, предвкушение... «Это те самые инородцы, которые напали на наши колонии?» - шепотом осведомился молодой Калеб у сподвижницы, Киры, и та отрешенно кивнула, все еще пытаясь осознать сказанное капитаном: «Да... насколько я знаю, они уничтожили Чау Сара, когда впервые появились. По причине предполагаемого зерг-заражения. Наши технологии по сравнению с теми, которыми обладают протоссы, - каменный век. Они столь же опасны, как и зерги». Но, как и Калеб, Кира ни разу не видела воочию представителя этой загадочной расы.

«Уверен, у вас есть вопросы», - продолжал говорить капитан. – «Это предприятие не относится к тому, чем мы обычно промышляем. Оно опасно. Куда более незаконно. Но овчинка определенно стоит выгоды. Каждый наш покупатель в секторе с готовностью раскошелится!» «А разве у Доминиона нет какого-то мирного договора с протоссами?» - поинтересовался Винс, старейший из мусорщиков. – «Боюсь, как бы эта авантюра не нарисовала у всех нас мишени на спинах». «Так, возможно, и было бы, если бы мы оставляли за собой следы, Винс», - возразил Тебан. – «Но этот корабль гниент на орбите необитаемой планеты. И я рассчитал наше появление как раз непосредственно перед тем, как затянет судно в атмосферу». «Корабль разобьется на поверхности и никаких следов не останется!» - воскликнула Кира, восхищенная прозорливостью их капитана.

«Последние несколько лет были непростыми», - признал тот, - «но после этой работенки все изменится. Конечно, все, кто примет участие в рейде, получат двойную долю. Итак, кто же отправится на миссию?» Все без исключения члены команды подняли руки, и Тебан удовлетворенно кивнул.

Мусорщики устремились к выходу из отсека, но Орри – первая помощница на «Сороке» и ближайшая сподвижница капитана – попросила Киру задержаться на пару слов. Калеб бросил на подругу встревоженный взгляд, задержался на мгновение, но все же продолжил путь к выходу.

«А твой юный друг хорошо вписался в нашу компанию», - произнес Тебан, и Орри, со значением глядя на Киру, произнесла: «Он нам нужен на этом предприятии». «Верно», - подтвердил Тебан. – «Он наш лучший инженер на борту с тех пор, как мы потеряли Джонаса и его команду».

«Как много мы можем открыть ему?» - осторожно осведомилась Кира, и отвечала Орри: «Он ведь с твоей планеты. Тебе лучше знать, какой из сторон принадлежит его верность». «Он никогда не говорил об этом», - молвила Кира. – «Но не думаю, что ему может оказаться не по душе ОЗД». «Но нет причин думать, что симпатизирует он этой фракции», - продолжила Орри, и Кира растерянно потупилась: «Честно сказать, не думаю, что он вообще в курсе».

«Тогда нет нужды сообщать ему все детали», - резюмировал капитан, не желая, чтобы отвлекался юный Калеб от поставленной задачи, но все жевелел Кире: «Оставайся рядом с ним. Выясни, какой из фракций он симпатизирует – если подобное вообще имеет место быть. Если все сложится, он станет одним из нас, если же нет... что ж, он не последний инженер с какого-нибудь захолустного мирка».

...Калеба, предающегося воспоминаниям о прошлом – об их с Кирой детстве, - девушка разыскала в инженерном отсеке, напомнила, что пришло время облачаться в скафандры да готовиться к скорой вылазке. «Нервничаешь?» - участливо поинтересовалась Кира. – «Я тоже нервничала перед своей первой вылазкой, а ведь было у меня не меньше месяца, чтобы привыкнуть к космосу». «Уверен, у тебя все получилось», - вздохнул Калеб, и девушка, ободряюще потрепав друга за плечо, заверила его: «И у тебя получится. О чем, кстати, размышлял сейчас?» «О папиной ферме», - честно отвечал юноша. – «И как быть здесь и бояться лучше, чем быть там и скучать». «Ты был слишком хорош для того захолустья», - обнадежила Калеба Кира. – «Мы оба были. Идем! Пришло время приключений!»

...Корабль мусорщиков приблизился к дрейфующему на орбите планеты судну протоссов. Обратившись к собравшимся в ангаре и облачающимся в скафандры подначальным, капитан напомнил, что времени у них – в обрез, потому надлежит им разделиться на небольшие команды, чтобы успеть обыскать как можно больше отсеков. «Берите все, что увидите, а разберемся позже», - наставлял мусорщиков Тебан. – «Любой хлам протоссов что-то да стоит. Я хочу, чтобы вы оставались на связи все время. Возникнет проблема – немедленно известите меня или Орри. И когда эта корабль начнет гореть в атмосфере, вы должны успеть к тому времени убраться оттуда».

«Сорока» оказалась пришвартована к пробоине в корпусе судна протоссов. Капитан открыл шлюз, и мусорщики устремились вперед. «Новичок, ты со мной!» - приказал Тебан, и Калеб подтвердил полученный приказ, растерянно озираясь по сторонам. Орри толкнула замешкавшего юношу, веля тому следовать за остальными, и тот, пробормотав извинения, припустил за удаляющимися фигурами; подобный рейд был для него в новинку.

Следуя за капитаном по пустующим коридорам дрейфующего судна, Калеб обратился к Кире: «А что могло случиться с протоссами?» «Возможно, заражение», - отвечала девушка, и, заметив недоуменное выражение на лице Калеба, пояснила: «Выводки зергов способны поглощать целые города, целые планеты! Слышала, они даже могут обращать людей в себе подобных. Возможно, столь незавидную участь разделили и протоссы на этом корабле».

«А эти зерги... они все еще здесь?» - дрогнувшим голосом поинтересовался Калеб. Капитан неодобрительно покосился на хихикнувшую Киру, пояснил юноше: «Она просто пугает тебя, паренек. Зерги не могут заразить протоссов. По крайней мере, так я слышал. Жаль, конечно. Было бы лучше, если бы эти все твари попросту перебили друг друга».

Вытащив из сумки некую пластину, Тебан передал ее Калебу, поинтересовался: «Что это, как думаешь?» «Юноша задумчиво повертел находку в руках, предположил: «Какой-то источник энергии?» «Верно!» - подтвердил капитан. – «Приобрел его у парня, который клянется, что это – батарея, питающая орудия протоссов». «Так вот, стало быть, зачем мы здесь?» - осознала Кира, и Тебан одобрительно кивнул: «Умная девочка. Если верить тому, что мне говорили, эта штука сможет стать источником питания для оружия, убойная сила которого превосходит все, что есть у нас в арсенале».

«И почему лишь инородцы обладают подобными технологиями?» - задумчиво произнес Калеб. Трое продолжали путь по коридору корабля, внимательно оглядываясь – не попадется ли чего стоящего. «Да, деньги, которые мы получим за добычу, тоже важны», - излагал капитан спутникам свою философию, - «но не все виды силы можно купить за них. Некоторые возможно обрести, лишь взяв их своими руками».

Взяв Калеба за руку, Кира пояснила: «В этом деле ты еще новичок, но в секторе Копрулу опасно, и надо уметь защитить себя». «Да... согласен», - улыбнулся Калеб, даже через скафандр ощущая прикосновение девушки.

На связь с капитаном вышла Орри, сообщив, что ее группа обнаружила нечто странное – дверь, вот только открыть ее возможным не представлялось. «Дверь обычно означает, что за ней есть что-то, достойное защиты», - резюмировал Тебан. – «Попытайтесь взломать ее. Но следите за временем».

...Орри и спутники ее принялись раздвигать створки двери подручными инструментами, и мало-помалу те разошлись в стороны. Из-за двери хлынуло некое сияние; люди прищурились, силясь разглядеть источник оного. Орри нахмурилась: ей показалось, или же в помещении что-то двигалось?..

...Калеб продолжал исследовать стены корабельных отсеков. «Возможно, за этой стеной – проводник энергии», - предположил он, указав на одну из стен. – «Похоже, она толще остальных. Как будто здесь – дополнительная защита. Подобные конструкции и у нас на «Сороке» есть». «Что-то ты не слишком в этом уверен», - нахмурился капитан, и инженер пожал плечами: «Да, это всего лишь мое предположение. Я понятия не имею, как функционируют системы энергоснабжения инородцев...»

Тебан вновь вышел на связь с Орри, поинтересовался, удалось ли команде первой помощницы открыть помянутую дверь. Голос Орри срывался от ужаса, она лишь кричала «Они все...» и, казалось, куда-то бежала. С ужасом слышал капитан панические вопли, просьбы о пощаде, а затем – истошный крик... и звенящая тишина...

Капитан тщетно пытался связаться с Орри и двумя ее спутниками – Винсом и Чейсом... Не знал он наверняка, но справедливо полагал, что трое уже мертвы. Потому, открыв канал связи с командой «Сороки», Тебан предупредил сподвижников о возможной опасности и необходимости сохранять осторожность.

«А что-то подобное прежде уже случалось?» - шепотом обратился Калеб к Кире, и девушка отрицательно покачала головой: «Нет, мы же никогда не ступали прежде на корабль инородцев».

Завершив сообщение и дождавшись подтверждение от иных членов команды, капитан обратился к Калебу, веля тому продолжать путь и отыскать, наконец, источник энергии. Освещая темный коридор фонариком, юноша зашагал вперед, и вскоре обнаружил устройство протоссов – судя по всему, тот самый источник энергии. Единственный из замеченный ими на этом мертвом корабле... «Можешь извлечь ядро так, чтобы тут все не взорвалось?» - осведомился Тебан, и Калеб неуверенно промямлил: «Могу попытаться». «Ты сделаешь больше, чем просто попытаешься», - оборвал его Тебан. – «Я не хочу, чтобы кто-то из нас погиб сегодня».

Встревоженный, Калеб обернулся к Кире, и та ободряюще улыбнулась ему: «Если кто и может забрать с собой эту странную технологию инородцев...» «...То это я», - согласился юноша, внимательно разглядывая со всех сторон устройство.

После чего сумел извлечь из него небольшой генератор, опустил находку в металлический ящик, означившийся поблизости. «Забавно, что высокоразвитый протоссы используют самые что ни на есть обыкновенные контейнеры», - хмыкнул Калеб. «Хорош болтать и бери его в руки», - оборвал юношу капитан, тщетно пытавшийся связаться с иным членом команды, Мейсоном. – «Убираемся отсюда».

Они устремились прочь по коридору. Тебан продолжал оставаться на связи с командой «Сороки», напоминая, что, похоже, они на этом корабле не одни – и, похоже, на Орри кто-то напал, а на связь не выходят уже четверо: Орри, Винс, Чейс и Мейсон. «Берите, что можете, и возвращайтесь к точке встречи», - настаивал капитан. – «Вылазка закончена. Больше нельзя терять людей».

Собравшись в означенном ранее помещении, мусорщики испуганно озирались по сторонам. Ведь они потеряли уже четверых... «Пятерых», - бежал к ним Ген, и в глазах его отражалась паника. – «Нечто... схватило Шерон. Не видел, что именно... Мы должны отправиться за ней и остальными. Должны убить этого ублюдка...» «Нет», - рявкнул капитан, и Ген подступил вплотную к нему, ядовито поинтересовавшись: «То есть мы бежим, поджав хвосты?» «Мы выживем», - отвечал ему Тебан. – «Эта тварь перебила весь отряд Орри. Она мне и слова сказать не успела. То, что рыщет на этом корабле, пусть горит вместе с ним». «И с нашими людьми, если они не мертвы!» - восклицал Ген, сжав кулаки. – «И со всем тем доходом, который ты сулил нам!»

«Мы не знаем, живы ли они», - возразил Тебан. – «Если отправимся за ними – можем погибнуть все». «Я не уверен, что хочу капитана, который бросает своих», - зло прошипел Ген в ответ, оттолкнув пытающуюся урезонить его Киру, обернулся к девушке: «Ты действительно хочешь так поступить? Ведь это Орри привела тебя к нам! И ты бросишь ее здесь?»

Кира молчала, закусив тишину. Воцарилась напряженная тишина, нарушил которую тихий голос Калеба. «А что, если мы вернемся на ‘Сороку’, а затем придем сюда снова и попытаемся отыскать пропавших?» - осведомился юноша. – «И, может, прикончим то, что рыщет на этом корабле? Ну, это просто идея...» «Неплохо, парень», - признал капитан. – «Мы обменяем то, что уже нашли, на оружие. И займемся поисками наших людей. Если они еще живы. Но мы станем держаться вместе! И никакой беготни во имя отмщения, понял?!» Последние слова адресовались Гену, и тот кивнул, пробормотав: «Да, капитан...»

В запасе у них оставалось лишь несколько часов прежде, чем судно протоссов сгорит в атмосфере планеты, потому медлить было нельзя. Вслед за капитаном члены команды «Сороки» устремились к ангару, чтобы вернуться на свой корабль как можно скорее. Кира с улыбкой кивнула Калебу – мол, хорошая идея, и юноша улыбнулся ей в ответ. «Думаешь, это один из этих протоссов выжил?» - обратился Калеб к спутнице, и та пожала плечами: «Не знаю, как здесь вообще можно было выжить... Может они тут какие-то эксперименты проводили. Или обнаружили новый вид инородца и закрыли его за той дверью. Что бы не схватило Орри, оно...»

«Тихо!» - оборвал ее Ген, и отряд замер, прислушиваясь к тихому звуку - скрежету, неведомо откуда доносящемуся. А затем с истошным криком один из мусорщиков исчез в тенях – неведомая тварь была совсем близко! «Бегом!» - рявкнул капитан, и мусорщики сорвались на бег, молясь лишь о том, чтобы выжить и добраться до ангара. Еще одна из мусорщиц, Амелия, была схвачена незримой сущностью, но никто не остановился, чтобы оглянуться...

Но дверь, ведущая в шлюз «Сороки», оказалась запечатана, и мусорщики замерли, обескураженные: ведь еще недавно оставалась она открыта! «То, что убивает наших людей, обогнало нас», - прошипел Тебан. – «Оно добралось до нашего корабля, а нас заперло здесь». Ген вызвался взломать дверь ломом, но капитан отрицательно покачал головой, и, вытащив из кармана скафандра пульт, нажал на кнопку, дающую ему контроль над всеми системами судна.

Дверь шлюза послушно открылась, и мусорщики поднялись на борт «Сороки». Первым делом капитан с помощью пульта управления блокировал капитанский мостик, дабы не позволить твари получить доступ к пилотированию кораблем.

Ген вознамерился было снять скафандр, но Кира упреждающе коснулась ладонью его плеча: «Оставь. А что, если это существо попытается выкачать воздух? Или повредить систему жизнеобеспечения?» Тебан поддержал предложение девушки, после чего приказал команде немедленно вооружиться и прикончить создание, находящееся на борту. Обратившись к Калебу и Кире, капитан велел охранять найденный на борту судна протоссов источник энергии как зеницу ока: ведь если утратит они находку, стало быть, их люди погибли зря. «А не можешь именно за этим предметом охотиться тварь?» - с опаской поинтересовался юноша, но капитан лишь отмахнулся: «Мне наплевать. Пока мы живы, она его не получит».

Взяв в руки винтовки шестеро выживших мусорщиков выступили в сторону капитанского мостика; Калеб держался позади, сжимая контейнер в руках. Существа нигде не было видно, и предположил Тебан, что, быть может, она успело пробраться до мостика до того, как он дистанционно инициировал закрытие ведущих к нему переборок.

Однако сейчас пульт управления не помог капитану открыть проход – переборка оставалась опущена. «Должно быть, он как-то блокировал ее изнутри», - в ярости выдохнул Тебан. – «Мы не сможем покинуть это место, пока не получим доступ к управлению кораблем». «Можем расстрелять переборку», - вскинула винтовку Кира, но капитан отрицательно покачал головой: «Переборки бронированы. Не так-то легко их взломать».

Обратившись к Калебу, поинтересовался Тебан, может ли инженер что-то придумать. «Ну, если бы у меня было время...» - промямлил тот, и капитан вздохнул: «Нет у нас времени. Если мы останемся пришвартованы к кораблю протоссов, когда он войдет в атмосферу, то сгорим все разом».

Капитан приказал Калебу изыскать способ убрать подачу энергии на переборки, и тогда смогут позаботиться они о безбилетном пассажире, проникшем на борт «Сороки». Прижимая контейнер к груди, юноша устремился к ближайшему энергоблоку; Кира следовала за ним по пятам, прикрывая спину.

Инженер поколдовал над энергоблоком, и переборка послушно отошла в сторону. Шестеро мусорщиков направила дула винтовок во тьму, скрывавшую мостик, доносились откуда тихие звуки. «Стреляйте во все, что движется», - отдал приказ Тебан. «Это может быть кто-то из наших», - возразили ему. – «Может, они выжили». «Если бы выжили, уже присоединились бы к нам», - отрезал капитан. – «Мало шансов, что через эту дверь пройдет кто-то, дружественный нам».

Отвечая ему, из теней вылетела граната, взорвалась ярчайшей вспышкой. Сияние больно резануло мусорщиков по глазам, а из теней, скрывавших мостик, выступили пехотинцы Доминиона в полном боевом облачении. «Я – капитан Барлоу», - представилась пораженным мусорщикам верховодящий ими офицер. – «Бросить оружие! Вы все арестованы!»

«Вы не представляете, с чем мы...» - начал было капитан, но тут у одного из мусорщиков не выдержали нервы, он выстрелил. Немедленно, пехотинцы Доминиона открылись огонь на поражение, успев покончить с одним из противников, а вторую, Грэйс – ранить в предплечье прежде, чем Тебан отбросил винтовку, заявив: «Мы сдаемся!»

Примеру его последовали Кира, Ген и Калеб. Пехотинцы забрали у молодого инженера контейнер, и капитан Барлоу покачала головой, обращаясь к юноше: «Это на каком из граничных миров они тебя отыскали?» «Они не...» - начал было Калеб, но Тебан отрывисто приказал: «Молчи, парень».

Тот немедленно исполнил приказ, и Барлоу понимающе усмехнулась: «Верен своему капитану, да? Похвальная черта. Но не уверен, что ты осознаешь, во что ты вляпался. Вы ведь не просто прочесыпали дрейфующий корабль на предмет всякого хлама. Вы нарушили соглашение Доминиона с расой инородцев! А это – военое преступление! Но если ты согласишься сотрудничать с нами...»

«Не верь ей, Калеб!» - обратилась Кира к другу. – «Ничего ей не говори!» «Можешь слушать подругу, Калеб», - ничуть не смутилась офицер Доминиона. – «Но тебе она не поможет. Никто из них не поможет. Помочь себе можешь лишь ты сам». «Хорошо», - кивнул Калеб, и Барлоу одобрительно кивнула: «Ты сделал правильный выбор, сынок».

Она увлекла юношу за собой в один из отсеков корабля; пехотинцы надели на Калеба наручника, после чего покинули помещение, оставив инженера наедине с Барлоу. «Это должна была быть просто миссия по поиску чего-то ценного», - рассказывал юноша, на что капитан не преминула заметить: «Незаконная миссия. И твоя команда знала об этом. Невиновные люди не открывают огонь по представителям власти, когда те появляются. А теперь говори: что находится в том контейнере, который был у тебя в руках?» «Просто какой-то хлам, который нам удалось отыскать там», - отвечал Калеб. – «Но не об этом вам следует беспокоиться... Правда в том, что на корабле был кто-то еще. И я думаю, теперь он скрывается на нашем».

«Да ладно. Кто-то», - скептически бросила Барлоу. – «На корабле, который дрейфовал здесь неведомо сколько». «Знаю, звучит безумно!» - настаивал инженер. – «Но я правду говорю. Ваши люди хорошо оснащены – лучше, чем мы. Но и этого может оказаться недостаточно. Мы так и не увидели это существо, по оно прикончило более, чем половину дюжины наших. А мы даже выстрела по нему сделать не сумели. Не знаю, почему здесь этот корабль и что с ним произошло. Но думаю, что все мы в страшной опасности».

Пехотинцы наведались на корабль протоссов, осмотрели помещения, и мертвые, разорванные тела мусорщиков, означившиеся в отсеках, подтверждали слова Калеба. «Наши все еще заняты изучением записей в корабельных системах», - доложил один из пехотинцев капитану Барлоу по возвращении. – «Но найденные нами тела полностью соответствуют рассказанной пареньком истории». «Может, и так», - задумчиво произнесла Барлоу. – «А можем они сами прикончили своих же. Эти отбросы только о доходах и пекутся. Команда меньше – доля больше». «Ну, не знаю», - отозвался пехотинец. – «Эта была не пуля в голову. Тела разорваны и изуродованы...»

В отсек ступила пехотинец, занимавшаяся изучением записей из бортового компьютера корабля протоссов - Дэвис. Пораженная до глубины души, она просила капитан Барлоу немедленно ознакомиться с ними...


Тебан, Кира и Гин, запертые в одном из отсеков, перевязывали предплечье раненой в недавней перестрелке Грэйс...

...Один из пехотинцев Доминиона, осматривающий «Сороку», ступил в пустующее помещение, когда услышал за спиной тихие, скрежечущие звуки... а в следующее мгновение острый длинный коготь вонзился ему в глаз...


Воспроизвести данные протоссов на оборудовании людей непросто, на какие-то сведения все же удалось расшифровать, и теперь Дэвис представляла их своему офицеру. Судя по всему, корабль протоссов был тюрьмой, содержалась на котором одна-единственная неразим, Темный Рыцарь. Она с превеликим удовольствием расправлялась с сородичами, и была то ли еретиком, то ли последовательницей некой силы. Потому протоссы заключили ее на этом корабле...

«Здесь записи обрываются», - с сожалением сообщила Дэвис. – «Я не знаю, что произошло с ее тюремщиками, да и с самим кораблем». «А затем эти идиоты выпустили ее на свободу», - процедила Барлоу. – «Похоже, нам придется прибраться за ними».

Проследовав в камеру, где оставался Калеб, капитан признала: «Похоже, ты говорил правду. Монстр реален. И твои друзья жизнями поплатились за то, что выпустили его на свободу». «Стало быть, вы вытащите нас отсюда?» - с надеждой вопросил юноша, и Барлоу утвердительно кивнула: «После зачистки. Думаю, уничтожение вашего корабля и судна протоссов должно решить проблему». «Но... 'Сорока'...» - начал было Калеб, но капитан отрезала: «Не ваша забота и не ваша собственность. Ты и твои дружки навряд ли в обозримом будущем отправитесь куда-то в полет».

Барлоу приказала пехотинцу, Коллинсу, сопроводить Калеба в камеру, где томились его дружки, и тот приказ исполнил. Мусорщики не обрадовались появлению Калеба, которого успели заклеймить «предателем» - наверняка выболтал тот шавкам Доминиона все их секреты. «Если хочешь, чтобы парень остался жив, лучше не подпускай его к нам», - зло процедил Тебан. «Они собираются уничтожить ‘Сороку’», - тихо произнес Калеб, и четверо мусорщиков изумленно воззрились на него.

Пехотинец открыл дверь камеры, втолкнул юношу внутрь, но тот, резко обернувшись, с силой ударил наручниками ему по колену. Здоровяк, не ожидавший подобного, с грохотом рухнул на пол, и мусорщики набросились на него, избивая. Наконец, тот замер.

«Не знаю, передумал ты или же с самого начала все это спланировал», - процедил Тебан, глядя Калебу в глаза. – «Но не смей предать меня снова». Обратившись к команде, капитан предлагал разыскать оружие и вернуть корабль...


Пехотинцы вернулись на борт корабля Доминиона, наблюдая издали за входящим в атмосферу планеты судном протоссов и пришвартованным к нему кораблем мусорщиков.

Пехотинец Джэксон доложил капитану Барлоу о том, что Коллинс так и не вернулся на борт... когда прогремел выстрел, и солдат пал замертво. Изумленная, Барлоу обернулась, воззрившись на пятерых вооруженных и весьма озлобленных мусорщиков; Калеб прижимал к груди контейнер, который вновь сумел разыскать на судне противника.

«Сперва ты крадешь мою добычу», - рявкнул Тебан, вперив взор в офицера Доминиона. – «Теперь собираешься сжечь мой корабль. Через мой труп!» «Послушай, мы все станем трупами, если...» - попыталась урезонить его Барлоу, но Тебан приказал сподвижникам открыть огонь на поражение.

Выстрелы мусорщиков разили пехотинцев, не ожидавших нападения и не успевших поднять оружие; тяжелораненая, Дэвис метнулась к панели управления, ввела команду... и бортовые орудия корабля произвели выстрел в сторону суда протоссов, уничтожив его.

В ярости Кира принялась стрелять из пистолета в Барлоу. «Это был наш дом!» - вопила она. – «У вас не было права!..» В ужасе Калеб взирал на свою подругу детства: Кира, лицо которой искажала гримаса, в упор расстреливала беспомощную женщину, била ее ногами... не сознавая, что Барлоу уже мертва...

Наконец, все было кончено, и мостик устилали лишь мертвые тела солдат Доминиона. «Грэйс, можешь пилотировать эту кучу хлама?» - осведомился Тебан, и мусорщица согласно кивнула: «С легкостью, сэр. У ублюдков из Доминиона все стандартизировано донельзя».

Капитан велел Грэйс уводить корабль прочь из системы, после чего, приняв из рук Калеба контейнер, обратился к команде: «Эти любители инородцев лишили нас корабля, но мы забрали их судно. И самая ценная находка с корабля протоссов осталась у нас».

«О, нет, я так не думаю», - раздался тихий голос, и пораженные мусорщики обернулись, осознав, что исходит он от одного из мертвых пехотинцев. «Не похоже на радио», - заметил Калеб, и голос прошелестел: «Какой умный малыш. Но он умрет так же быстро. Все малыши умрут...» «Ты – тот самый монстр, который преследовал моих сородичей?» - потребовал ответа Тебан, и прошелестела сущность устами мертвеца: «Он называет их сородичами».

Капитан в упор расстрелял произносящие слова голову, после чего обернулся к четверке выживших, молвив: «Может, они и взорвали наш корабль, но теперь у нас есть их судно, и мы можем...» «О, нет, нет, нет», - раздался тихий хор голосов, исходящий от устилавших отсек мертвых тел. – «Вам ничего не принадлежит. Корабль? Воздух, которым дышите? Не ваше, никогда не было вашим... Все – мое, и я с этим играю...»

«То мертво! Слышишь? Мертво!» - рявкнул капитан, стараясь примером своим ободрить ужаснувшихся мусорщиков. – «С тобой и собратьями твоими покончено! Люди уничтожат даже воспоминания о вас в этом секторе». Тебан приказал остальным уничтожить мертвые тела, и мусорщики открыли прицельный огонь, целясь в головы трупов.

Тебан поднял руку с зажатым в ней контейнером, выкрикнул: «Думаешь, что умнее нас? Мы прикончим весь ваш род с помощью ваших же технологий. Слышишь? Все вы сгорите дотла! Думаешь, люди – слабаки? Да ты просто прежде не встречала ОЗД! Да мы...» «ОЗД?» - прервала его Грэйс. – «Сэр, неужто все это – не более, чем какой-то политический гамбит? За что, что ли, погибла вся наша команда?» Калеб был изумлен не меньше девушки.

«Грэйс, мы собирались сказать тебе...» - начал было Ген, но Грэйс обернулась к капитану, выпалила: «Собирались? Вы должны были сказать нам об этом с самого начала! У нас должен был быть выбор...» Тебан выстрелил Грэйс в сердце, прерывая ее тираду, пояснив остальным: «Она была ранена. Лишь замедляла нас».

Даже Ген был поражен жестокостью капитана, а тот, вновь передав контейнер Калебу, кивком указал на дверь: «Идем. Пришло время поохотиться».

«Сэр, у меня идея», - произнес инженер, и Тебан обернулся к нему. – «О том, как прикончить эту тварь. Давайте изолируем капитанский мостик – на таком корабле это возможно. А затем откроем шлюзы в остальных отсеках и отправим монстра прямиком в вакуум». И Гену, и Кире идея пришлась по душе, но Тебан отрицательно покачал головой: «Нет. Эта тварь сумела выжить в дрейфующем корабле. Мы не знаем, что может убить ее. Может, ей и дышать не нужно. Но я сомневаюсь, что она выживет, если всадить в ее тело шипы из винтовок Гаусса. Мы заставим ее истекать кровью. Разорвем на куски. Я своими глазами хочу убедиться в том, что она мертва».

С этими словами капитан устремился к выходу из отсека. Ген устремился за ним, но Калеб удержал Киру, тихо произнес: «Мы все еще можем реализовать мой план. Запечатать мостик, открыть шлюзы». «Но капитан...» - растерялась девушка, и Калеб отрицательно покачал головой: «С капитаном Неро что-то не так, Кира. Мы с Геном видели, как он поступил с Грэйс. Что, если и нас ожидает та же участь? Он не может мыслить разумно. И он хочет лишь прикончить это создание».

«А ты – нет?» - едко бросила Кира. – «Если мы, люди, не сумеем оставаться сплоченными в подобные моменты, инородцы победят. Как здесь, так и там, снаружи. Может, Грэйс просто этого не понимала. Но я понимаю». Кира поспешила к Гену, остановившемуся у двери, и тот произнес, обращаясь к Калебу: «Кира права, парень. Или мы держимся вместе, или надеяться нам не на что». «У нас больше нет корабля, но остается капитан», - добавила девушка. – «И я не повернусь к нему спиной».

Вздохнув, Калеб поспешил за остальными, прижимая контейнер к груди. Неожиданно за спиной Гена возникла некая тень... и клинок пронзил его спину. Немедленно, Тебан открыл огонь на поражение; шипы пронзали тело Гена насквозь...

На глазах ужаснувшихся Калеба и Киры голова капитана оказалась срезана с плеч, покатилась по полу. Двое опрометью бросились назад, к капитанскому мостику, надеясь, что удастся им обнаружить спасательные капсулы и достичь поверхности планеты. «Но у нас нет припасов», - пролепетала Кира. – «Мы погибнем». «Нет, пехотинцы явятся на поиски, узнав, что связь с их кораблем прервалась», - отозвался Калеб. – «Увидят, что одной спасательной капсулы не хватает. Отправятся на поиски и обнаружат нас». «Если протосс не перебьет их раньше», - заметила Кира, и Калеб, сжав ее ладонь, отвечал: «Но мы должны попытаться. Если останемся здесь...»

Он замер у одного из иллюминаторов, с ужасом наблюдая за спасательными капсулами, отделившимися от корабля и ныне медленно вращающимися в космическом пространстве. Инженер устало опустился на пол, сознавая неотвратимость скорой гибели. «Должно быть, это протосс», - вздохнул он, закрыв лицо руками. – «Или же пехотинцы, которых мы не заметили».

«Так что же нам делать?!» - с ужасом спрашивала Кира. – «Как быть?!» «Не знаю, больше я ничего не знаю», - устало прошептал Калеб. – «Всегда остается шлюз. Мы просто расстанемся с жизнями по своей воле». «Нет, я не собираюсь погибнуть и позволить ей победить», - постановила Кира, и, с сомнением устремив взор в полумрак коридора, предположила: «Может, мы все еще можем привести в исполнение твой замысел... Если доберемся до мостика...»

«Простосс всегда была на шаг впереди нас», - напомнил Калеб подруге. – «Мы даже не знаем, на что она вообще способна! Она говорит устами мертвецов! Что, если она читает наши мысли? Знает о наших планах? Капитан был безумен, но он был прав. Вакуум может и не убить ее». «Но я не готова сидеть и покорно ждать смерти!» - воскликнула Кира. – «Если она хочет сражения...»

«Последние из малышей», - прозвучали в разуме двоих слова, и из теней выступила неразим. – «Такие юные, такие слабые. Жертвы». Калеб, протягивая протоссу контейнер с источником энергии, быстро произнес: «Мы сдаемся! Корабль твой! И эту штуку забирай!» «Калеб!» - возмущенно воскликнула Кира, пораженная малодушием друга, и направила пистолет на неразиму. – «Я уже говорила, без противостояния я не сдамся».

«Они хотят жить», - прозвучало в разумах двоих испуганных людей, и протосс смерила Киру оценивающим взглядом. – «Возможно, так и будет». Калеб и Кира подумали было, что ослышались, недоверчиво воззрились на Темного Рыцаря. «Ты... нас отпустишь?» - с надеждой вопросил Калеб, упреждающе опустив ладонь на пистолет Киры.

«Отпущу? Полетим», - изрекла неразима, приблизившись к молодым людям вплотную. – «Этот корабль создала ваша раса. Один должен остаться. Только один». Кира выступила вперед, заявив, что пилотирует суда она куда лучше своего спутника, посему и должна выжить.

Тот покачал головой, обратившись мыслями к их встрече, когда вернулась Кира на планету, предложив оставить Калебу фермерское хозяйство да податься в мусорщики. «Да, иногда там, в космосе, может быть страшно», - рассказывала она. – «Но жизнь – вообще опасная штука. В отличие от этого места там – по крайней мере – не скучно... К тому же, я скучала по своему лучшему другу. Давай же отправимся вместе на поиски приключений, как всегда и хотели». Кира порывисто обняла Калеба, и тот прошептал: «И я скучал по тебе. Когда отправляемся?..»

«Забирай ее», - обратился он к протоссу, бросив контейнер на пол. – «Она пробыла в космосе дольше меня. Забирай ее. Пусть живет». Кира бросила на него быстрый взгляд – не шутит ли? После чего вновь обернулась к неразиме, подтвердив: «Ты слышала. Это я тебе нужна».

«Подойди, малышка», - приказала Темный Рыцарь, и Кира, исполнив ее волю, поинтересовалась: «Куда... ты хочешь, чтобы я направила этот корабль?» «Во множество мест», - отозвалась протосс, и, указав в сторону юноши, заметила: «Но он пока жив».

На лице Киры отражалась решимость, и заверила она неразиму, что непременно покончит с последним обстоятельством, препятствующим ее выживанию. «Прости, Калеб», - прошептала девушка, направила на друга пистолет... когда пси-клинок протосса пронзил ее тело, и пала она замертво. Калеб бросился к Кире, упал на колени, в отчаянии закрыл лицо руками. «Выживший сильнее», - констатировала неразим, с интересом наблюдая за юношей. – «И все же испытывает он столь восхитительную душевную боль!»

Протосс заставила Калеба проследовать на капитанский мостик, и юноша, опустившись в кресло пилота, направил судно прочь из звездной системы – в неведомые космические дали...

  1  2  3  4  5  6  
Web-mastering & art by Bard, idea & materials by Demilich Demilich