Demilich's

Хроника

Глава 4. Нова. Академия Призраков

Нова Терра Нова продиралась через джунгли одного из десяти континентов Тирадора VIII, приближаясь к лагерю мятежников Клиффа Наданера - человека, повинного в гибели всей ее семьи, в последние годы правления Конфедерации показавшего себя мелким провокатором и инсургентом. Император Арктурус Менгск, приказавший ей устранить сего индивида исключительно телепатическими силами, терпел мятежников не больше, чем Конфедерация, которую он сам же и уничтожил. Если миссия пройдет успешно, обучение Новы в Академии Призраков наконец закончится, ибо выполняла она сейчас своеобразное "выпускное" задание.

Сегодня Нове исполнялось ровно восемнадцать лет, и мыслями девушка обратилась к событиям трехлетней давности. Отец ее, Константино Терра, являлся патриархом одной из Старых Семей - правящих династий Конфедерации, восходящих к капитанам кораблей, прибывших в сектор Копрулу с далекой Земли. Он выступал ярым противником бомбардировки Корхала, но Совет принял иное решение, что привело к становлению Сынов Корхала - силы, с которой волей-неволей приходилось считаться.

В честь пятнадцатилетия младшей дочери Константино организовал званый прием, посетили который многие представители благородных семей Тарсониса. Именно в тот день свершилась трагедия на Мар Сара, и главы Старых Семей - Константино Терра, Артурро Калабас, Андрея Тайгор и иные - приняли решение отправить наследников династий на Тирадор IX, весь в свете последних событий - атак протоссов и зергов, а также предательства Эдмунда Дюка, переметнувшегося к Сынам Корхала, - оставаться на Тарсонисе стало небезопасно.

А три дня спустя ворвавшиеся в особняк Терра мятежники, не принадлежащие к Сынам Корхала, но истово ненавидящие Старые Семьи, расправились с Константино и Анабеллой Терра, а также со страшим братом Новы Зебедией. Тогда-то и проявились потрясающие телепатические способности Новы, ибо разум ее наполнился сонмом голосов, отголосков мыслей всех без исключения окружающих - убийц, угрожающих ее жизни, слуг, сторонних прохожих. И девушка велела всем им замолчать... так, в одно мгновение она убила три сотни людей. Не помня себя, Нова бежала в Трущобы - нижний район, обитали в котором бедняки и преступники...

Расследование инцидента было поручено Малкольму Келерчиану, агенту Программы Призраков, входящему в подразделение охотников за телепатами. Изучив обнаруженные свидетельства произошедшего, он заключил, что, вероятнее всего, Нова Терра неосознанно совершила убийство силами разума. Директор Программы Призраков, Ильза Киллиани, приказала Келерчиану отыскать беглянку, благо для общества девушка все равно мертва: в лучшем случаем ей предстоит стать безликим оперативником Конфедерации. Келерчиан начал методичные поиски в Трущобах, предположив, что Нова направится именно туда, ведь в сих нижних районах редко отваживаются появляться силы правопорядка.

Заправилы Трущоб, обнаружив на своей территории совершенно сконфуженную телепатку, желающую лишь умереть, препроводили ее к местному криминальному авторитету по имени Джулиус Антуан Дэйл, в миру известном как "Фагин". Конечно, Нова отказалась поступать к сему индивиду в услужение в качестве ручной телепатки и убийцы, и Фагин просто выставил девушку за дверь, решив, что, поголодав несколько дней, она вернется сама.

В последующие несколько дней несчастная Нова сполна вкусила нищенское существование, ибо во рту у нее не было и маковой росинки. Мало-помалу научившись заглушать отголоски чужих мыслей, постоянно звучащие в ее разуме, девушка бродила по улицам Трущоб, сознавая, что добывать пропитание ей придется не иначе, как грабежом. Совершенно случайно наткнулась она на новостной терминал, транслировалось на котором интервью с Кларой Терра, старшей сестрой Новы, которая в момент нападения на семейный небоскреб находилась в доме своего жениха, Мило Кусиниса. По просьбе директора Программы Призраков Клара сообщила, что все ее родные, включая младшую сестру Нову, погибли. Подобным ходом Ильза Киллиани рассчитывала разорвать все остававшиеся связи Новы с прошлой жизнью, а, если повезет и девушка - где бы она не находилась - увидит репортаж, она вполне может дать знать о себе, что существенно облегчит ее обнаружение и последующую вербовку в ряды Призраков.

Тот репортаж не укрылся от внимания и Фагина, который сразу же отметил сходство Клары Терра и сумасбродной блондинки-телепатки, объявившейся в Трущобах. Рассудив, что легче избавиться от одной из наследниц Старых Семей, чем позволить ей и дальше рыскать по его владениям, Фагин приказал подручному - законченному наркоману и психопату - отыскать Нову и расправиться с ней. Вот только девушка, прочитав мысли убийцы, телепатически убила его сама, после чего вернулась в логово Фагина, дабы прикончить негодяя, однако тот хорошо подготовился к встрече. Пси-экран, похищенный подручными Фагина у конфедератов, обладал способность причинять телепатке сильнейшую ментальную боль, ровно как и лишал ее возможности ощущить волны, излучаемые мозгом самого криминального авторитета. Обезопасив таким образом себя от телепатических атак Новы, Фагин заверил девушку в том, что, если она откажется сотрудничать с ним, он начнет одного за другим убивать взятых в заложники его головорезами малолетних детишек. Нове ничего не оставалось, как согласиться...


Минуло более месяца. Клара Терра вышла замуж за Мило Кусиниса, что послужило символом единения двух Старых Семей, а отчаянная операция Сынов Корхала привела к потере Конфередацией Антиги Прайм, вынудив флот оной отступить к Хальсиону. Что до Малкольма Келерчиана, занимавшегося все это время прочесыванием Трущоб в поисках исчезнувшей Новы Терра, то удача, похоже, улыбнулась наконец агенту Проекта Призраков, ибо проведал он о странной телепатке, находящейся в услужении у местного заправилы, Фагина.

Назвать теперешнее положение Новы "услужением" - значит, серьезно погрешить против истины. Рабство, и никак иначе. Фагин заставлял телепатку читать мысли своих подопечных и немедленно сообщать ему обо всем, не греша против истины, а при малейшем неповиновении причинял ее мозгу дикую боль с помощью пси-экрана. За это время, полное мучений физических и душевных, она убила 74 человека по приказу своего ненавистного хозяина, которого не могла ни оставить, ни причинить ему вред. Фагин ни днем, ни ночью не расставался с пси-экраном, расплачиваясь за возможность контролировать Нову подступающим безумием, ибо устройство медленно, но верно разрушало его разум.

Ступив в логово Фагина, агент Келерчиан потребовал передать ему Нову, на что криминальный авторитет ответил отказом в форме выстрелов в упор... отраженных окружающим Малкольма силовым полем. Используя силы телекинеза, Нова заставила одного из присутствовавших помощников Фагина выстрелить боссу в спину... избавив таким образом Трущобы от безумной тирании Джулиуса Дэйла. Узнав от Келерчиана о том, что уготовано ей начать обучение по контролю над телепатическими способностями и дальнейшему развитию их в рамках Программы Призраков, Нова Терра с радостью согласилась на это предложение, благо одним из этапов, знаменующих завершение обучение, являлось избавление от воспоминаний о прошлой жизни. А от оных избавиться девушке хотелось больше всего на свете...

Майор Эсмеральда Ндоси оказалась страшно недовольна тем, что Келерчиану удалось вернуть Нову без особых усилий и излишнего кровопролития, и возликовала, когда связавшийся с ней генерал Ледбеттер сообщил, что Сыны Корхала атакуют Тарсонис, а, стало быть, приоритеты в нынешней операции изменились и 22-му подразделению пехоты необходимо доставить Нову Терра командованию в течение получаса. В истовом стремлении содеять сие пехотинцы мимоходом обрушили десятиэтажное здание, представлявшее собой оплот почившего Фагина, на головы себе и всем находившимся внутри. Агент Келерчиан получил тяжелейшие ранения...

Несколько недель спустя он пришел в себя на борту медицинского космического корабля "Пастер", где его навестил Кевин Бик - новый директор Программы Призраков, назначенный на эту должность Императором Доминиона Землян Арктурусом Менгском I. Бик поведал пораженному Келерчиану о падении Тарсониса, о стремительной эвакуации с Осборна - единственной уцелевшей орбитальной платформы на момент нашествия зергов, о становлении Доминиона. Менгск решил сохранить Программу Призраков как один из весьма полезных инструментов Конфедерации, и Академия Призраков оказалась перенесена с Тарсониса на Урсу, куда в настоящее время и направлялся "Пастер" наряду с иными кораблями, на борту которых находился приписанный к Программе персонал, а также молодые люди, обладающие потенциалом занять место в рядах Призраков. Вот только директору Киллиани, истово преданной Конфедерации и вверенной ей Программе, не нашлось места при новом режиме Императора Менгска, посему и заместил ее удобный и лояльный Кевин Бик.

По прибытии на Урсу Келерчиану предстоял долгий курс реабилитации, а Нове Терра - интенсивное обучение навыкам рукопашного боя, владения оружием, дальнейшее развитие телепатических способностей и контроль над ними. Еще полгода спустя Менгск поручил Келерчиану миссию по розыску вероятного телепата на одной из отдаленных колоний, Сакристе - весьма опасную, надо сказать, и ни Император, ни сам Малкольм не надеялись, что ему удастся вернуться в Академию Призраков живым.

***

Что до отпрысков Старых Семей, то еще год назад они бездельничали в райском уголке на Тирадоре IX, куда отправили их родители в свете вызывающих тревогу атак Сынов Корхала. Беззаботные близнецы Рокхэм и Бесс Кусинис, Морган Калабас, Антония Тайгор... все они, а также иные находились в огромном особняке на берегу моря под неусыпным контролем службы безопасности.

Но вот все они сгрудились у видеоэкранов, с ужасом наблюдая репортаж ВСН о падении Тарсониса - планеты, где остались их семьи, родители. Сопротивление вооруженных сил Конфедерации оказалось сломлено, и волна безжалостных зергов захлестнула города...

Служба безопасности получила сообщение с Тарсониса от Артурро Калабаса, в котором тот приказывал приступать к плану "Бритва" и немедленно доставить детей в резервное убежище. Охранники отвели подопечным 15 минут на сборы, и те, все еще не в силах оправиться от пережитого шока, разбежались по комнатам.

Когда в назначенное время отпрыски Старых Семей поднялись на борт шаттла, командующий службой безопасности обратился к ним, заявив, что они пристыкуются к кораблю "Патрик", который доставит их на "Чертову дюжину" - так назывались тринадцать планет, где шла добыча полезных ископаемых. Истинное захолустье сектора...

Три месяца спустя "Патрик" достиг цели и вышел на орбиту планеты Ши, четвертой из тринадцати в "Чертовой дюжине". Экипажу удалось установить связь со станцией, и программа выдала пилотам опознавательные коды и координаты базы. Автоматика на оной работала превосходно, но почему-то на запросы экипажа не отвечал никто из персонала станции...

Тем не менее, экипаж посадил судно на посадочную площадку, и телохранители отпрысков Старых Семей, облаченные в бронекостюмы, спустились по трапу, наказав своим подопечным ни в коем случае не покидать корабль, пока не будет выяснено, что произошло с персоналом станции.

Первичный осмотр комплекса показал, что все шахтерские машины стоят в гаражах, но ни одного человека замечено не было. Командующий службой безопасности приказал капитану "Патрика" дозаправиться и оставаться наготове, ни в коем случае не отпуская наследников Старых Семей далеко на случай, если придется срочно эвакуироваться. Что бы не происходило на Ши, это ему весьма не нравилось. В самом деле, куда все подевались?..

Охранники вывели ребят из корабля, разместили в одном из ближайших к посадочной площадке отсеков базы. По поводу переворота, случившегося в пространстве землян, и основания Менгском Доминиона их держали в неведении, не желая подвергать сильнейшему эмоциональному стрессу. Ведь, скорее всего, главы Старых Семей мертвы...

Отпрыски морщили нос, озираясь по сторонам; по сравнению с комфортом особняка на Тирадоре IX здешнее окружение больше смахивало на тюремную камеру. Антония Тайгор и Бесс Кусинис демонстративно закатывали глаза, выражая свое неприятие действительности; Морган Калабас и Рокхэм Кусинис старались ободрить капризных девчонок...

Минуло еще три месяца. Наследники попривыкли к непритязательному окружению горнодобывающего комплекса и даже сочли его довольно интересным для исследования. В одном из отсеков они обнаружили работающую голографическую звездную карту системы, что весьма удивило Моргана: зачем его отец потратился на такое сложное устройство для сей захолустной планетки?

Воспользовавшись кодами доступами, известными им от родителей, юнцы активировали карту, и взорам их предстало трехмерное изображение звездной системы с краткой информацией касательно полезных ископаемых на каждой из тринадцати планет.

"Горнодобывающие планетки - довольно доходное дело", - заметил Рокхэм, пробежав глазами представленную информацию. - "Правда, приходится опасаться пиратов". "Может, и так", - равнодушно отвечал Морган, - "но я не собираюсь становиться горняком. Грязная работенка. Купаться в деньгах можно там, где есть море денег. Течения покупок и продаж".

Бесс согласно кивнула: уж об этом-то все они прекрасно осведомлены. "Наш отец пользуется звездной картой, чтобы наблюдать за движением кораблей", - продолжал Рокхэм. - "Так он отслеживает свои инвестиции". Он поколдовал над клавишами, управляющими картой... и неожиданно для себя юнцы узрели в околопланетном пространстве Ши некий объект, приближающийся к поверхности.

"Это еще что?" - нахмурился Морган. "Корабль", - пожал плечами Рокхэм. - "Если он выйдет на связь, мы сможем взглянуть на его опознавательные коды". Но тут же заметно посерьезнел, нахмурился. "А вот это странно", - произнес он. - "Система безопасности дала ему разрешение. Но не на посадку, а на выход на орбиту".

Наследники Старых Семей наблюдали, как неизвестный транспортник сбросил контейнер на поверхность планеты. Для кого может предназначаться содержимое?.. Ведь за прошедшие месяцы исчезнувшие шахтеры так и не обнаружились.

И не ведали ребята, что, достигнув поверхности, контейнер раскрылся, и пребывала в нем биомасса зергов... достаточная для создания на поверхности Ши целой колонии сих чудовищных тварей!

За следующий месяц оная разрослась, и однажды нападению зерглинга подвергся один из охранников комплекса - Джакк, патрулировавший окрестную территорию. За мгновение до того, как челюсти твари сомкнулись на его шее, человек успел передать сообщение товарищам о присутствии зергов на планете... Зерги, однако, не стали добивать жертву; зараженный зерг-спорами человек повел за собою тварей по направлению к шахтерской базе, где ныне пребывали чада Старых Семей.

Заметив приближающихся зергов, пехотинцы велели подопечным немедленно прыгать в кузов машины, сами же открыли огонь по приближающейся лавине. Охранники понимали, что обречены, но жертвой своей надеялись подарить ребятам несколько драгоценных минут, чтобы спастись... Сев за руль, Морган направил бронированную машину прямо на зергов, давя тех без разбора и истово молясь о том, чтобы им удалось выбраться из этого пекла живыми...

К счастью, они сумели достичь гарнизона пехоты, назначенной родителями им в охрану. Велев ребятам оставаться внутри бункера, солдаты активировали "Голиафы" и осадные танки, дабы встретить волну зергов во всеоружии. Недоумевая, что могло понадобиться зергам на этой каменной глыбе - планете Ши - пехотинцы, тем не менее, не сомневались в победе, ибо загодя припасли в гарнизоне целую гору оружия.

С момента нападения на шахтерскую базу прошел месяц, и пехотинцы наконец выступили в направлении колонны зергов, дабы выжечь еще раз и навсегда. Но в изумлении наблюдали солдаты, как во главе сонма зергов спешит к ним никто иной, как чудовищно преображенный Джакк.

В первые же мгновения зерги смяли ряд "Голиафов", и стало очевидно, что сражение проиграно, фактически даже не начавшись. Осадные танки прикрывали отступление, в то время как пехотинцы пытались вызвать на связь экипаж остающегося на орбите "Патрика"... не зная, что тот получил приказ ни в коем случае не отвечать. Снявшись с орбиты, "Патрик" покинул систему "Чертовой дюжины"...

Остававшиеся в центре управления шахтерской базой отпрыски Старых Семей с ужасом наблюдали за резней, в которой погибали все без исключения их телохранители; души поглощала слепая паника.

"Корабль все еще тут?" - поинтересовался Рокхэм у Моргана, но тот обреченно хлопнул себя ладонью по лбу: "Даже если бы и был, никто из нас не умеет им управлять".

"Ладно, давайте попробуем кое-что другое", - каким-то чудом Рокхэму удавалось сохранять присутствие духа в отличие от совершенно обезумевших от ужаса девчонок. - "Морган, тебе знакома эта база. Передвижные сверхмощные буровые установки оснащены лучами высокого давления?" "Да, конечно", - отвечал Морган. - "Машины BDE-1600 способны докопаться до самой магмы. Направить бур можно куда угодно. Даже вбок. Для вырубания целых слоев из стен каньона".

"И сколько сверхмощных установок на этой базе?" - продолжал спрашивать Рокхэм. "Ну, на поверхности вы их сами видите", - Морган кивком указал на окно, за которым виднелось три гигантских бура. - "И, может, еще дюжина внизу, в ремонтном отсеке... плюс достаточно запчастей, чтобы собрать еще около дюжины. Отец часто говорил о том, что эту гору надо срыть до основания, чтобы добраться до более тяжелой породы. Чего бы это ни стоило".

"И последний вопрос", - в глазах Рокхэма засветилась надежда, - "можно ли управлять ими отсюда?" "Отец предпочитал делать это вручную, но да, у них есть система дистанционного управления", - улыбнулся Морган, поняв наконец, к чему клонит Рокхэм.

"Я могу помочь", - предложила немногословная обычно Антония Тайгор и, заметив устремленные на нее удивленные взгляды, пожала плечами: "И чего вы все на меня так смотрите? Я умею согласовывать работу группы машин. Забыли балет роботов, который я поставила в прошлом году? Как, по-вашему, мне это удалось?" Воодушевившись, наследники Старых Семей принялись за работу; пусть шанс на выживание и призрачный - его непременно нужно использовать!..

Увы, ребята просчитались: надеясь испепелить полчища зергов высокомощными буровыми лазерами, они добились того, что перегрели плазменные установки и системы охлаждения не справились с нагрузкой, после чего взорвались. Иные буры, управляемые некоторыми из отпрысков Старых Семей, вынуждены были оставаться на равнине у стен комплекса; пилоты - Родерик, Кейз и Дхупал - сидели в кабинах и ждали, когда их системы перезарядятся... но зерги захлестнули их, подобно приливной волне. Ребята, находившиеся в этот момент в центре управления, ничего не могли поделать, и лишь беспомощно созерцали над жестокой расправой...

С тех пор минуло еще два месяца. Так случилось, что близнецы Кусинис разделились с Морганом и Антонией, укрывшись где-то в глубинах шахты под обреченной базой. Отыскав глубинное убежище от солнечных вспышек с функционирующей коммуникационной системой, Рокхэм постоянно передавал сигнал бедствия в окружающее пространство, не теряя надежды на то, что кто-нибудь услышит его. Не зная, живы ли еще Могран и Антония, близнецы считали себя единственными уцелевшими в яростной атаке зергов.

На некоторое время след в истории наследников правящей элиты павшей Конфедерации затерялся...

***

Когда в Сеть просочился голо-репортаж Корбина Фаша, на множестве миров пространства Доминиона вспыхнули мятежи и акции протеста. Ибо требовал опальный сенатор прекращения деятельности Академии Призраков, ибо представители оной в лучших традициях Конфедерации похищают детей и ставят над ними чудовищные эксперименты.

Дабы пресечь дальнейшие волнения, Вселенская Служба Новостей организовала интервью с директором Академии Кевином Биком, срочно пустив репортаж в эфир в рамках программы "Доминион и вы". "Я понимаю недовольство господина Фаша", - говорил директор Бик. - "Его сын Колин с недавних пор обучается в Академии, но вербовка его оказалась... сложной. Единственная проблема крылась в том, что господин Фаш отказался добровольно отдать сына в Академию, спрятав паренька на планете, где того чуть не убили зерги. Дело в том, что господину Фашу следовало немедленно известить Программу Призраков о том, что псионические способности его сына начали проявляться. Если бы он сделал это, ужасной трагедии на Мальтаире IV удалось бы избежать".

"Но что насчет обвинений сенатора Фаша в адрес Академии Призраков?" - спрашивал репортер И. Б. Джеймс. "Подобное давно устарело", - отвечал директор. - "Истории, которые господин Фаш слышал об Академии, относятся ко времени Конфедерации. Мы не ставим эксперименты над студентами. Академия Призраков - институт знаний, где молодые люди становятся элитными солдатами Доминиона".

"Так это институт знаний... или тренировочный лагерь?" - уточнил репортер. - "И то, и другое", - ничуть не смутился директор. - "Это люди с пугающими способностями, которые они должны уметь контролировать - как для собственной защиты, так и для безопасности окружающих. Они обучаются не только применять свои псионические способности, но и направлять их против врагов Доминиона. Зерги и протоссы представляют собой угрозу, также как и Объединенный Земной Директорат, и инсургенты в нашем пространстве. Призраки - элитные солдаты, которые могут этим угрозам противостоять. Тревоги господина Фаша понятны, учитывая ситуацию с юным Колином, но совершенно необоснованы. Призраки защищают наш уклад бытия. Колин и его товарищи получат привилегию служения Доминиону, так же, как и сам господин Фаш в свою бытность сенатором".

На этой патриотической ноте интервью завершилось. Вселенская Служба Новостей сделала все, от нее зависящее, чтобы успокоить народные массы, и, действительно, волнения в большинстве своем улеглись...


Следуя настоянию суперинтенданта Академии Призраков Ангелини, отныне студенты работали в командах, и наибольший интерес у набольших сего института вызывал Синий отряд, ибо с недавних пор в число членов его входила Нова Терра. И сегодня команде предстояло первое испытание - симуляция с освобождением заложников.

Четверка студентов оказалась в виртуально воссозданном лесу; чуть поодаль, не поляне, виднелся планетарный транспорт, явно видавший лучшие деньки. Лидер команды, Габриэль Тош, обернулся к находящим под его началом студентам - Кэт Тум, Лио Травскому и Нове Терра. Такие разные, сумеют ли они работать вместе?.. Или начинание суперинтенданта обречено на провал, и Призраки останутся, как и прежде, - солдатами-одиночками?..

"Это транспорт "Валериан", - указал тот на корабль, - "и он захвачен пятью пиратами ОЗД. Нам нужно любыми способами спасти находящихся на борту сенатора и трех его помощников. План состоит в..." На этом этапе Нова решила, что информации для нее достаточно, и, перехватив винтовку по удобнее, сорвалась с места, бросившись к кораблю.

Тош вздохнул: вот тебе и преимущества слаженной работы в команде... Что ж, придется работать втроем. "Кэт, войдешь внутрь через служебный люк", - принялся инструктивать напарников лидер. - "Лио, заберешься на корабль сверху и прикончишь всех, находящихся в кабине". Кэт и Лио кивнули, и Тош мог лишь уповать на то, что Нова не станет слишком уж часто путаться под ногами и мешать воплощению его плана. В удачу лидер не верил, лишь в приобретенные в процессе обучения навыки...

Тем временем Нова проникла внутрь транспорта через сопло, попыталась уловить мысли находящихся на борту пиратов... но безуспешно. "Проклятье, они используют пси-экраны", - чертыхнулась девушка, и, соблюдая предельную осторожность, направилась ко внутренним отсекам.

...Пока Лио пытался забраться на крышу судна, Тош метнулся к нижнему люку и, предельно сосредоточившись, сумел ментально увидеть взрывчатку, обещавшую горячий прием каждому, что вознамерится проникнуть в корабль наиболее очевидным путем. Габриль довольно хмыкнул: бабуля всегда утверждала, что у внучка ее способности к вуду, но сам Тош считал себя - и небезосновательно - весьма неплохим телепатом. Обезвредив взрывчатку, он распахнул люк.

Проникнув внутрь через служебный люк, Кэт ползла по узкой шахте. Наличие у противников пси-экранов не укрылось и от нее, и, ругаясь на столь неприятный поворот, девушка слишком поздно заметила взрывчатку...

Раздавшийся взрыв заставил Тоша заскрипеть зубами: наверняка один из напарников его облажался. Немедленно он попытался связать с Лио и Кэт: первый так и не сумел забраться на крышу судна, и повис на крыле, прилагая все усилия, чтобы не сорваться... вторая же вовсе не отвечала. Похоже, Габриэль остался в одиночестве, но ничего не попишешь, миссию необходимо завершать.

В коридоре показался человек в бронекостюме, и Тош немедленно расстрелял его в упор... не заметив при этом напарника пирата. Шквальный огонь оборвал участие Габриэля в миссии по освобождению заложников...

Последних двое пиратов стерегли в кабине судна; осторожно заглянув в дверной проем, Нова отметила положение противников - бронекостюмы их и винтовки Гаусса осложнят задачу, - заложников... а также обратила внимание на бездыханные тела Габриэля и Кэт, брошенные в углу. У одной из стен Нова заметила автомат, сконцентрировалась...

На глазах ошарашенного пирата оружие взмыло в воздух, выпустив очередь ему в лицо; выжить после такой атаки шансов не было. Второй инсургент, однако, оказался посообразительнее, успел повернуться к ожившему автомату спиной, и очередь прошила его бронекостюм. Возможно, будь в автомате побольше патронов, удалось бы прикончить и этого, но - не судьба.

Нова метнулась в кабину, сделала кувырок, уходя от шипов, ибо пират, быстро сориентировавшись, пытался прикончить ее короткими очередями. Вскинув автомат, девушка расправилась с противником, но короткий поединок ее основательно вымотал.

А в коридоре уже слышались тяжелые шаги, и не требовалась иметь семи пядей во лбу, чтобы понять: к пиратам спешит подкрепление. Применив телекинез, Нова вырвала одно из сидений кабины, запустила им в голову появившегося в проеме нового противника. Надо отдать ему должное: человек ловко пригнулся, а в следующую секунду принялся поливать шипами салон, нимало не заботясь тому факту, что в попытке достать Нову расстреливает беззащитных заложников.

Спрятавшись за креслами в дальнем углу кабины, девушка скрипела зубами, понимая, что сейчас бессильна помешать пирату чинить убийства, и ей остается лишь дожидаться, когда у того закончатся шипы. И когда случилось это, Нова не теряла ни секунды, всадив пирату пулю в лоб.

Похоже, на корабле остался лишь один пират. Бросив быстрый взгляд на единственного выжившего заложника, Нова устремилась было к выходу из кабины... но пули пронзили ее тело, и девушка успела лишь беспомощно взглянуть в лицо своему убийце - заложнику... точнее, лидеру пиратов.

Гибель Новы Терра означала завершение симуляции, ибо никто из членов Синего отряда не остался в живых. Немедленно, оные были вызваны в кабинет преподавательницы Лагдамен, для разбора полетов. Шагая по коридору наряду с товарищами, Нова пребывала в прескверном настроении: она привыкла быть лучшей, а здесь... так глупо провалить миссию!..

"Это было первое упражнение для недавно сформированных команд", - обратилась Лагдамен к студентам, когда те, потрепанные и недовольные, ступили в кабинет и замерли по стойке "смирно". - "Вообще-то, в каждой из команд должно быть по пять человек, но мне велели сформировать Синий отряд из четверых. Надеюсь, в скором времени директор назначит вам пятого. В общем-то, не скажу, что показали вы себя плохо. Конечно, есть еще куда расти".

После чего Лагдамен представила студентам их рейтинги по итогам симуляции: Лио заработал всего 10%, Кэт показала себя немногим лучше - 20%, Габриль получил 40%, в то время как Нова - 70%. "Что?!" - не сдержалась девушка, рассчитывавшая на худший результат, ведь задание, в сущности, было ею провалено.

"Поздравляю, Нова", - улыбнулась ей преподавательница. - "Никогда и никто из младшего, четвертого класса, не достигал такого высокого результата". "Но я же провалила миссию!" - доказывала Нова. - "Я не заслуживаю..." Лио и Кэт закатили глаза: нет, чтобы радоваться, она еще и выпендривается!

"Целью не стоял успех, Нова", - шепнул Тош, но Лагдамен, услышав реплику, согласно кивнула. "Тош прав, Нова", - молвила она, обращаясь к девушке. - "Это было стандартным упражнением, которые выполняют пятеро случайным образом подобранных студентов. Теперь, когда мы ввели в Академии команды, вы будете работать по подобным сценариям. И вам нужно научиться действовать как можно более слаженно, особенно, когда получите пятого члена в свой отряд".

Студенты молчали, обдумывая услышанное. Наконец, Кэт не выдержала, подняла руку и, дождавшись кивка преподавательницы, недовольно буркнула: "Мы все работали в команде... кроме Новы". "И у вас это так прекрасно получилось, что лишь один из трех сумел проникнуть внутрь корабля и продержаться там долю секунды", - голос Лагдамен был исполнен неприкрытого сарказма. - "Потому что плохая работа в команде хуже, чем ее отсутствие - что Нова и доказала. Лио не слишком ловок, чтобы забраться на крыло корабля - это следовало сделать Кэт или Тошу. То, что Кэт отправили к люку, было правильным выбором... но она даже не подумала проверить его на заложенную взрывчатку. Тош, ты был обречен, ведь твое появление сработало бы только в том случае, если бы Лио и Кэт успели атаковать... ну, и Нова тоже".

Обернувшись к Нове, преподавательница продолжала: "Проникнуть внутрь через сопло было мудрым решением. Поскольку твой пси-индекс равен 10, ты владеешь телекинезом и телепатией, у тебя явное преимущество. Но ты не сумела сохранить жизнь заложнику".

На этом Лагдамен завершила разбор миссии, напомнив четверке студентов, что теперь их ожидает лекция по истории преподавателя Суху. Покинув кабинет, четверка быстрым шагом устремилась по коридору в направлении лекционного помещения. Кэт громко возмущалась, почитая историю самым скучным из читаемых в Академии предметов, на что Габриэль намекнул ей, что знать историю полезно, хотя бы для того, чтобы ответить на вопросы, с кем они сражаются и почему.

Неожиданно Нова замерла, ощутив направленные на нее мысли. Обернувшись, она заметила на стене тень мальчугана... или ей только показалось? Тош окликнул девушку, в нерешительности оглядывающуюся по сторонам, и Нова, списав ощущение на нервное напряжение, вызванное симуляцией, устремилась вслед за напарниками...


Директор Кевин Бик в который уже раз прокручивал запись собственного интервью, когда в кабинет его ступил суперинтендант Сарко Ангелини. "Наслаждаешься минутой славы?" - полюбопытствовал он, удобно расположившись в кресле напротив. "Что-то вроде этого", - произнес Бик, обрывая трансляцию записи. - "В любом случае это дает нам оружие против сподвижников Фаша, ровно как и созданные тобой команды. Император Менгск считает, что создание более благоприятных условий для студентов поможет при "вербовке".

"Рад, что ты наконец-то дал добро на это", - улыбнулся Ангелини. - "Но я бы предпочел, чтобы это случилось потому, что ты посчитал идею хорошей, а не как средство противостояния очерняющим репортажам бывшего сенатора... Ну ладно, сойдет и так. К тому же, объединение студентов в команды по пять человек поможет их социальной адаптации. Да и обучению это пойдет на пользу, ведь теперь они все станут разделять процесс. Заставлять студентов работать индивидуально куда менее эффективно, чем..."

"Сарко", - заскрипел зубами директор, крайне недовольный тем фактом, что пришлось поменять сложившиеся устои его института. - "Ты уже продал меня. Я не хочу, чтобы подобное повторилось". "Что ж, справедливо", - отвечал суперинтендант, понимая, что не стоит продолжать обсуждение столь неприятной для директора темы.

"Кстати о семье Фаша, как там Колин?" - полюбопытствовал Бик. "Пока что очень хорошо", - отвечал Ангелини. - "Доктор Готьер весьма доволен результатами исследований. Его пси-индекс - 7.5, но мы пока что не сумели определить, почему он так притягивает зергов. Но Готьер полагает, что мы можем вывести эксперименты на новый уровень".

"Хорошо", - кивнул директор. - "Я также хочу, чтобы Колин присоединился к одной из команд". "Что?!" - поразился Ангелини. - "Мы не можем допустить этого, Кевин, он же всего лишь маленький ребенок!"

"Я не имею в виду прямо сейчас, Сарко", - пояснил Бик, - "я так понимаю, нам еще многое предстоит о нем узнать. Но нам нужно держать его на виду, поэтому необходимо сделать его частью команды сразу же, как только это будет возможно". "Думаю, это ошибка, Кевин", - тихо произнес суперинтендант. Лицо директора налилось кровью. "Ты можешь так думать", - отчеканил он. - "Однако мое решение остается в силе. А пока хочу сообщить, что у меня есть пятый для твоего Синего отряда".

Директор продемонстрировал Ангелини голограмму молодого человека с откровенно нахальной физиономией. "Наш новый рекрут, Аал Кистлер", - произнес он со значением, и суперинтендант прищурился: "Случайно, не родственник Альдео Кистлера?" "Да, сын министра финансов", - подтвердил Бик его догадку.

"И он телепат?" - уточнил Ангелини. "Ему 24 года, очень умен и прекрасно владеет боевыми искусствами", - ушел от ответа директор. - "У него три черных пояса". "Я слышу "но" в конце твоей фразы", - произнес Ангелини, и директор, вздохнув, закончил: "Его пси-индекс равен всего 4.5".

"Что?!" - поразился суперинтендант. - "Да он даже не телепат!" "Он прекрасно читает язык тела", - настаивал Бик. - "Потому и добился столь больших успехов в боевых искусствах". "Но он все равно не телепат!" - от возмущения Ангелини вскочил на ноги. - "Но не можем просто взять и..."

"Сядь, Сарко!" - рявкнул директор, и, дождавшись, когда суперинтендант вновь опустится в кресло, продолжил: "Большую часть своей жизни сын министра Кистлера провел, попадая из одного переплета в другой. Он - настоящая головная боль, и министр - должен напомнить, входящий во внутреннее окружение Императора, хочет, "чтобы Академия сделала из него мужика".

"Проклятье, Кевин, ну что ему делать здесь с индексом 4.5", - простонал Ангелини. - "Правило о том, что для зачисления нужен индекс не меньше пяти, мы же не просто так придумали". "И ты думаешь, "правила" применимы к сильным мира всего?" - парировал Бик. - "Да в какой вселенной ты живешь?"

"Ладно", - сдался суперинтендант. - "И ты хочешь включить его в Синий отряд?" "Я думаю, что если кто-то и сможет сделать из него мужика, то только Тош", - усмехнулся директор.

"Ладно", - Ангелини поднялся на ноги, и, даже не пытаясь скрыть свое недовольство, направился к двери, - "я сообщу об этом преподавателям на вечернем собрании. "Понимаешь, Сарко", - увещевающее произнес Бик, не желая расставаться с товарищем на таких тонах, - "я тоже не хочу, чтобы маленький ублюдок был включен в Программу Призраков. Но этого хочет близкий личный друг Императора, поэтому он будет здесь. Просто прими это, как есть. Он останется висеть на нас, если не выкинет какой-либо чрезвычайной глупости".

Хмыкнув, Ангелини покинул кабинет директора. Что ж, хоть и неприятно сознавать, но им лишний раз напоминают, что Академия Призраков - институт Доминиона, а приказы сверху не обсуждаются...


Студенты, собравшиеся в амфитеатре обширной аудитории-поточке, внимали дребезжащему голосу преподавателя истории Суху. Последний - убеленный сединами старец с окладистой белоснежной бородой до пояса (которой, надо отметить, очень гордился) - сегодняшнюю лекцию начал издалека, с древнейшей истории старушки Земли.

"Есть несколько основополагающих элементов, позволяющих нации оставаться сильной", - говорил Суху. - "Очевидно, фактории эти - достаточная обороноспособность, сильная экономика, а также стратегически занимаемая территория. Но есть и еще один критический элемент, использовать который сумели лишь величайшие империи, и это - нововведения. Ченгис Хал сделал Монгольскую Империю сильной, назначив в правительство людей по их заслугам, а не по семейным связям - воистину новаторский подход для 13 столетия. Соединенные Штаты Америки ввели идею добровольной передачи верховной власти вместо ожидания смерти лидера нынешнего. Что делает новаторским Доминион - все вы".

Кэт, наряду с напарниками сидевшая в первом ряду, с трудом подавила зевок. "Видишь, о чем я?" - шепнула она на ухо Лио. - "Это все такая чушь". "Как так?" - всполошился тот. - "Ведь это история, верно?" "Нет, это пропага..." - начала было Кэт, но, осознав тщетность объяснений прописных истин своему откровенно тормознутому товарищу, махнула рукой. - "Ладно, забудь".

"Поддерживаемый силой Призраков, Доминион процветает", - продолжал взывать к разумам и сердцам слушателей преподаватель. - "Источник силы Доминиона - обучение людей с псионическими способностями и обращение их в солдат".

Лио поднял руку и, дождавшись, когда Суху обратит на него взгляд, поинтересовался: "А что насчет Конфедерации? У них ведь тоже были Призраки, верно? Верно?.." "Я рад, что ты упомянул об этом, Лио", - одобрительно кивнул историк. - "По существу говоря, да, были. Но правительство Конфедерации было донельзя развращено. Старые Семьи больше интересовались своими барышами и положением в обществе, нежели нуждами народа. Это правительство начало распадаться еще до того, как зерги заполонили Тарсонис. Сыны Корхала под началом Императора Менгска сумели одержать победу и создать Доминион Землян в свете полного упадка Конфедерации. И дело в том, что Император заботится о своем народе, а не о банковском счете".

Кэт демонстративно зевнула, но Лио заворожено слушал речь старого преподавателя. "Конфедерация была столь некомпетентна в использовании телепатов, что сильнейшая из их Призраков переметнулась в стан врага", - назидательно произнес Суху, и на голоэкране за спиной его возникло изображение приснопамятной Королевы Клинков. - "Вот так Конфедерация разбазаривала свои лучшие ресурсы. Они позволили зергам завладеть своим величайшим оружием".

Изображение Керриган на экране сменяют иные - протоссов, зергов... даже человека, в котором Нова немедленно признала Джеймса Рейнора, предателя Доминиона. "Враги Доминиона везде", - повысил голос преподаватель. - "И не только предатели, как то умойяне или солдаты ОЗД, и не только зерги и протоссы... но и те среди нас, которые хотят вернуть упадок и разруху Конфедерации!.. Ладно, на сегодня все. Завтра мы начнем лекцию с падения Конфедерации".

Аудиторию Кэт покидала чуть ли не бегом: нудный голос преподавателя упорно клонил ее в сон. Наряду с Габриэлем Тошем она направилась было в столовую (Лио загодя куда-то умчался), когда услышала окрик: "Эй, ты, блондиночка!"

Тош и Кэт нахмурились, обернулись; четверка студентов из Красного отряда, демонстративно изображая превосходство, оттеснила Терра в сторону. "Пожалуйста, не называй меня так", - ледяным тоном произнесла Нова, испепеляя взглядом рыжеволосую красотку Диланну Окил - лидера Красного отряда. - "Мое имя - Нова". "Да наплевать, хоть Менгск", - огрызнулась та. - "Ты что, думаешь, то дерьмо, которое ты заварила, не пахнет, потому что ты набрала 70% и установила новый рекорд".

"Я не..." - начала пораженная Нова, но Диланна была не в настроении выслушивать оправдания. "В общем, дерьмо твое рейтинг", - резюмировала она. - "Да, ты побила мой рекорд, но мне на это наплевать. А вот то, что ты позволила умереть всем членам твоего отряда, дело другое! Ты получила 70%, оставив всех позади на смерть!"

"Прости, не знаю, о чем ты", - отчеканила Нова, вознамерившись было уйти, и Диланна взъярилась пуще прежнего. "Когда я получила 68% на этом транспорте, все члены моего отряда выжили!" - выкрикнула она. - "Тебя наградили за твою же некомпетентность!"

Все студенты, присутствовавшие в коридоре, обратили взоры на Нову и Диланну. Последнюю попытался урезонить было Тош, но та и слушать ничего не хотела. "Может, не так важно то, что Нову наградили за некомпетентность", - ядовито молвила она, - "но остальные члены Синего отряда заставили выглядеть ее дерьмо вполне привлекательно. И ты знаешь, что это так, Тош". С этими словами Красный отряд устремился прочь...

"Это мы некомпетентны?" - завелась Кэт, и, не обращая внимания на увещевающий жест Тоша, продолжала: "Это Нова отправилась на миссию в одиночку! Поэтому нам троим пришлось исполнять задание, предназначенное для пятерых! И я думаю, учитывая все обстоятельства, мы неплохо с ним справились!"

"Не спорю", - кивнул Габриэль. - "Но Диланна болеет за свой Красный отряд. Такие уж обязанности у лидеров". "А ты - нет", - буркнула Кэт, и Тош согласно кивнул: "Не в моем стиле".

Добравшись наконец до столовой, они разыскали Нову, на лице которой невозможно было что-либо прочитать... впрочем, как обычно. Тем не менее, Тош счел своим долгом как лидера объясниться с сим молодым дарованием. "Нова, не грузись ты из-за слов Диланны", - с улыбкой произнес он. - "Большая часть из того, что она сказала, полная чушь. Единственное, в чем она, права, это в том, что мы - команда, и..."

"Я сделаю все от меня зависящее, чтобы закончить обучение и стать Призраком", - холодно отвечала Нова. - "Я попытаюсь не сбегать снова и не приводить своими действиями к вашей... гибели". Не удостоив взглядом ни Тоша, ни Кэт, Нова двинулась прочь, уселась в одиночестве за столик и задумчиво принялась потягивать сок через трубочку.

"Ну и кто из них большая сучка, Диланна или Нова?" - поморщила Кэт, наблюдая за нелюдимой напарницей. - "Мы тут должны задницы рвать, а в итоге еще и жрать ее дермо?" Тош вздохнул; наверное, ему следует поговорить с Новой еще раз...

Но сделать это ему не удалось, ибо вошедшая в столовую преподавательница Лагдамен представила Габриэлю Тошу пятого члена Синего отряда. "Добро пожаловать, дружище", - Тош протянул новичку руку, но Аал Кистлер презрительно поморщился, отвернулся. "Нет у меня здесь друзей", - бросил он, направился прочь.

Тош прищурился, обернулся к преподавательнице. "Знакомая личность", - произнес он, кивнув в сторону удаляющегося новичка. - "Часом не сынок министра финансов?" "Он здесь обучается по причине "мой папаша - важная шишка", - поморщилась Лагдамен, наблюдая, как Аал, не теряя зря времени, знакомится с миловидными студентками у барной стойки.

"Не волнуйтесь, преподавательница", - обнадежил женщину Тош. - "Я им займусь". "Уж надеюсь", - хмыкнула Лагдамен. - "Его пси-индекс всего лишь 4.5". Глаза Габриэля округлились от изумления: услышать подобное он никак не ожидал. "В общем, приказ Бика", - быстро добавила преподавательница, тем самым на корню пресекая возможные возращения и жалобы.


Лио спрятался в одном из складских помещений Академии - наверное, единственном месте, недоступном для мобильных камер наблюдения. Вернее, место стало недоступным именно благодаря его способностям, ибо Лио был технопатом и умел подключаться к искусственным интеллектам машин. Их биометрические сенсоры и камеры не засекали его, что позволяло Травскому чувствовать себя настоящим Призраком!

Здесь, на складе он отправлял сообщения дяде Деси на родную планету Прайдватер, нарушая тем самым строжайший запрет управляющих Академией Призраков. Но было и другое... Здесь Лио тайно встречался с Кэмом Хантрой... поставщиком наркотика - хаба, к которому пристрастился юноша, не в силах вынести психическое напряжение, сопровождающее обучение его в Академии...


Следующее задание, которая поставила перед Синим отрядом преподавательница Лагдамен, заключалось в прохождении стереотипного лабиринта в условиях кромешной темноты, достижении его центра и отключении защитных систем. Каждому из студентов были выданы инфракрасные очки, позволяющие видеть пространство в радиусе лишь метра.

Перед началом упражнения Тош наказал остальным немедленно делиться информацией о том, что они обнаружат внутри, с другими, дабы как можно скорее составить карту лабиринта.

Лио устремился вперед, но вскоре уперся в глухую стену и, как обычно, предался отчаянию. Кэт вовремя заметила установленные в лабиринте лазерные пушки, предупредила по внутренней связи остальных. Аал и Нова столкнулись с роботами; первый разбивал их голыми руками, вторая же крушила псионической энергией.

Получив общее представление о защитных системах, Тош вновь обратился к напарникам, наказав им ментально сопоставить свое местоположение для получения общений карты пройденной части лабиринта. Кэт и Лио немедленно исполнили поручение, давая возможность Тошу определить точки, в которых они находились. Аал был слишком занят тем, что крушил роботов, Нова на связь не выходила.

За следующим поворотом Кэт столкнулась сразу с тремя защитными роботами, и, понимая, что одной девушке выстоять навряд ли удастся, Тош приказал Лио немедленно отправляться к ней на помощь. Но Травский, все еще остававшийся в тупике, паниковал от осознания очередной неудачи, и Габриэль устремился по извилистым коридорам в ту точку, где сейчас вела неравный бой Кэт Тум. По пути он пытался взывать к Аалу и Нове, прося тех выйти на связь и передать сведения о пройденной части лабиринта... но неожиданно вспыхнул свет, и говорило это о том, что испытание пройдено. И очевидно, кто добрался до центра лабиринта первым - конечно же, Нова Терра.

Угрюмые студены Синего отряда собрались перед Лагдамен, которая представила результаты сегодняшнего упражнения. Так, Лио получил свои неизменные 10%, что ни в коей мере не способствовало повышению его самооценки, Аалу досталось 20%, Кэт - 30%, Габриэль - 35%, а Нова - 65%.

"Это было кошмарно", - резюмировала преподавательница, и студенты еще больше сникли под ее уничижающим взглядом. - "Тош, твое начинание было верным, но реализация вышла кривой". Обернувшись к Лио и Аалу, она продолжила: "Плохо, когда один из твоей команды ходит, заткнув уши, а другой не делает того, что ему говорят. За исключением Тоша и Кэт, никто из вас не работал в команде, а Нова оказалась единственной, кто более-менее грамотно прошла лабиринт. Это же упражнение делал Красный отряд, и ни один из них не набрал меньше 50%, потому что они работали слаженно. Иногда Призракам приходится работать вместе в полевых условиях, плюс к тому они должны координировать свои действия с пехотой. Пехотинцы не всегда доверяют Призракам - поэтому мы и создали здесь команды, чтобы вы сумели работать в этом направлении. Если не научитесь действовать слаженно, на передовой не проживете и недели. А теперь двигайтесь - вам надо переодеться перед занятием у сержанта Хартли".

...Сержант Хартли обучал студентов боевым искусствам, и занятие началось, как только члены Синего и Красного отрядов переоделись в кимоно и собрались в тренировочном зале. Приказав всем студентом активировать свои пси-экраны, дабы исключить возможность ментальных воздействий, Хартли приступил к обучению их базовым приемам самозащиты.

Нова, однако, мыслями была далеко. Отрешенно созерцая, как сержант, от недостатка жестокости не страдавший, метелит одного из студентов Красного отряда, попутно пытаясь объяснять проводимые приемы, она возвращалась мыслями к недавней перебранке с Диланной. Та назвала ее "блондиночкой"... как Фагин. Этот ублюдок долгое время держал ее в Трущобах, сделав личным телепатом, заставлял убивать. Впервые Нову посетила мысль, что Диланны, быть может, и права... Но нет, нет. Единственное, что для Новы имело значение - завершить обучение и стать Призраком. Именно это стремление позволило ей убраться из Трущоб, оставив Фагина в прошлом. А все остальное - неважно...

Закончив фактическое избиение студента, Хартли рявкнул "Встать!", и когда жертва его сумела подняться на ноги, назидательно произнес: "Всегда вставайте, когда падаете, ясно?.. На старушке Земле есть мудрая японская пословица, которая звучит так: нана короби, я оки. "Семь раз упал, восемь встал". Первое, что вы делаете, когда падаете, это снова встаете!"

Следующей противостоять сержанту выпало Кэт. Сумев уклониться от удара и провести ловкий захват, девушка обрадовалось было, и в следующую секунду оказалась на полу, получив сильнейший удар в челюсть. "В самозащите всего два шага", - продолжал изливать мудрость веков Хартли. - "Первый - не попасть под удар. Второй - нанести удар ответный".

Из всей группы лишь Аал сумел не оказаться на полу, выстоять в поединке с сержантом. После того тот приказал всем десятерым студентам пятьдесят раз отжаться на левой руке, заведя правую за спину, затем пятьдесят - на правой. Нова сумела справиться с этим непростым заданием, повторяя про себя - "Семь раз упал, восемь встал". Следует сделать изречение сие своим жизненным кредо...

Поздравив Нову с успешным завершением упражнения, сержант Хартли, дождавшись, когда измотанные и отдувающиеся студенты вновь построятся перед ним, продолжил занятие. "Вы, членоголовые, хотите стать Призраками, насколько я помню", - рявкнул он. - "Это значит, что вы должны уметь во сне отжаться сотню раз, ясно? Тош, Аал, вы первыми отжались сто раз, поэтому обладаете привилегией на первый спарринг. Я хочу увидеть, как вы делаете это в течение минуты".

Остальные отошли в сторону, освобождая пространство для Тоша и Аала. Немедленно, Габриэль сумел нанести несколько точных ударов в лицо противника, и того словно подменили. Оскалившись, Аал перешел в атаку, наградив опешившего противника градом ударов. Растерявшись подобному натиску, Тош стал допускать ошибки в обороне...

"Хватит!" - произнес Хартли, и, приблизившись к довольно ухмыляющемуся Аалу, швырнул его на пол. "Встать!" - проревел сержант в лицо опешившему юноше. - "Ты что, не слышал, что я говорил, членоголовый?! Нана короби, я оки!!"

...Стеная, студенты покинули тренировочный зал. Тош и Кэт тихо обсуждали результаты сегодняшних занятий, а также успехи своего нового напарника. "Да, Аал неплох в боевых искусствах", - признал Тош. "Да, но ты говорил, его пси-индекс всего 4.5?" - передернула плечами Кэт. - "Это объясняет, почему он не смог создать ментальную проекцию в лабиринте. Какого хрена он вообще здесь делает?"

Диланна же не удержалась, вновь окликнула Нову: "Эй! Блондиночка!" "Я уже говорила тебе", - обернулась та, - "меня зовут Нова". "А я говорила тебе, что мне плевать!" - в тон девушке отвечала Диланна. - "Я хочу, чтобы ты поняла, какая ты засранка на самом деле. Лагдамен этого не видит, потому что остальные члены твоего отряда еще хуже тебя. Но ты тянешь вниз весь отряд вместо того, чтобы тянуть их за собой".

"Прости, что побила твой рекорд", - вздохнула Нова, предположив, что именно в этом кроется столь неприязненное отношение к ней со стороны лидера Красного отряда. - "Я не хотела". "Да наплевать мне на рекорд!" - повысила голос Диланна. - "Я говорю о том, что может случиться там, на передовой!" "Это не важно", - тихо отвечала Нова. - "Я здесь для того, чтобы стать Призраком. А остальное меня совершенно не интересует". "А это как раз имеет прямое отношение к твоему стремлению", - возразила Диланна. - "Если ты не можешь помочь своим товарищам-Призракам, то ты просто обуза!"

"А ведь она права, Нова", - неожиданно поддержал Диланну Тош. - "Команда не слишком хорошо выполнила упражнение, но если бы ты действовала слаженно..." "Ты же слышал результаты!" - выкрикнула Нова, обернувшись к нему. - "И слышал наставницу! Если бы Аал и Лио не облажались..."

Терпение Габриэля лопнуло; как может она не понимать столь элементарных вещей?! "Если бы ты была частью команды, а не одиночкой, то, что они облажались, не имело бы никакого значения!" - веско произнес он, после чего студены демонстративно повернулись к Нове спиной, устремились прочь, оставив ее одну в коридоре.

На душе стало весьма погано, чего Нова не ожидала. Вздохнув, она собралась было продолжить путь, когда боковым зрением засекла какое-то движение за стеклом соседнего кабинета. Резко обернувшись, девушка успела заметить маленького мальчика, тут же бросившегося наутек. Похоже, этого же паренька она заметила и вчера, но кто же он такой?

В поисках мальчугана Нова добралась до библиотеки Академии, но таинственный паренек как сквозь землю провалился. В библиотеке находилась лишь девчонка, у которой при виде вошедшей Новы восторженно загорелись глаза. "Ты ведь Нова, да?!" - выпалила девчонка. - "Тут все про тебя знают! А меня зовут Дельта". "Правда?" - удивилась Нова. - "А откуда все про меня знают?" "Шутишь, что ли?" - нахмурилась Дельта, столь очевидным ей виделся этот вопрос. - "У тебя же пси-индекс 10!.. На следующей неделе я прохожу испытание, и если завершу его успешно, стану членом одной из команд. Здорово, да?!"

"Я бы на твоем месте так не радовалась", - осадила девчонку Нова. - "Не так уж здорово быть членом команды, поверь мне". "Ну, а преподаватель Аппельбаум доволен моими успехами", - не сдавалась Дальта. "Я и не думала, что Аппельбаум может быть в принципе доволен", - хмыкнула Нова. - "Дельта, а какое испытание тебе предстоит?"

Уже задавая этот вопрос, Нова уловила мысли девочки, безрадостные образы прошлого. Сама Дельта родом с Нью Сиднея... Мама ее работала на заводе, пока нелегкие условия труда и антисанитария не свели ее в могилу... С горя отец запил... Тогда Дельте было лишь семь лет... Она никогда не посещала школу, не умела ни читать, ни писать... И друзей у нее тоже не было... К счастью, обладала она телепатическими способностями, и агент Программы Призраков спас ее от ужасных жизненных условий...

Теперь Нова другими глазами смотрела на девочку, чье прошлое столь разительно отличалось от ее собственного. "Не твоя вина в том, что ты не умеешь читать", - молвила она, дружески положив руку Дельте на плечо. - "Я слышала рассказы о Нью Сиднее. Тебе повезло, что вообще сумела там выжить". "Ты прочитала мои мысли?" - с удивлением осведомилась Дельта.

"Прости", - молвила Нова. - "Я не специально, но... Понимаешь... ПИ10, само собой получается. Особенно, если твои мысли столь же ярки, как и воспоминания". "Да нет, все хорошо", - улыбнулась девочка. - "Просто я немного смущена, вот и все". "Не стоит", - покачала головой Нова. - "Здесь не важно, кем ты была прежде. Важно то, в кого ты превратишься".


Лио Травский, испытывающий весьма неприятную ломку от недостатка наркотика, сломя голову бежал по коридору. Юноша ликовал: буквально через несколько минут Кэм передаст ему дозу, и тогда - здравствуй, эйфория!..

Но Кэм сообщил, что поставщик его по неведомой причине так и не появился на Канисе, одном из спутников Урсы. "Как?" - поразился Лио, состояние которого с каждой минутой становилось все хуже. "Там вроде какой-то сенатор толкает речь", - хмуро отозвался Кэм, - "поэтому все вокруг кишит силами безопасности. Подожди еще несколько дней, сенатор уберется восвояси, и..."

"Нет!" - выкрикнул Лио, разум которого начала захлестывать привычная паника. - "Несколько дней? Ты что, с головой совсем не дружишь? Я и хренов час прождать не могу, не то что дни! У меня ломка! Я не вынесу еще один такой день, как сегодня! Ох, как мне препогано..."

Но Кэм мог лишь обещать своему постоянному клиенту, что свяжется с ним сразу же, как поставщик доставит следующую порцию товара...


На следующее утро Кэт нашла Габриэля в столовой, поинтересовалась, не видал ли тот Лио. "Нет, я что?" - нахмурился Тош. "Не знаю", - пожала плечами Кэт. - "Как-то странно он себя вел прошлой ночью. Еще более странно, чем обычно". "Да, я видел", - согласился Тош, разом посерьезнев. - "Мы должны глаз с него не спускать".

"Привет, напарники!" - радостно воскликнул подоспевший Аал, усаживаясь за столик, и Кэт демонстративно закатила глаза. "О, теперь мы стали напарниками?" - буркнул Тош, вполне разделяя настроение девушки.

"Да, и всегда были", - ничуть не смутился Аал, и, адресовав Кэт очаровательную улыбку, добавил: "Должен отметить, Кэт, ты - потрясающая женщина". "Ну да, ну да..." - окрысилась та. - "Что, думаешь, все должны с ходу прыгать к тебе в кроватку из-за положения твоего папочки?" Габриэль постарался спрятать улыбку, заметив, как вытянулось при этих словах лицо Аала; не ожидал, видать.

"Вот так-то, сынишка министра финансов", - сделала Кэт контрольный выстрел. - "Я - дочь одного из исполнительных президентов горнодобывающего Конгломерата Кал-Бриант на Прайдватере. И знаешь что? У меня было много парней, куда более могущественных, привлекательных и интересных, чем ты". "Более могущественных?" - попытался придраться к слову Аал, не желая терять лицо. - "Ох, сомневаюсь".

"Во-вторых", - продолжала разозленная Кэт, решив расставить все точки над "i" раз и навсегда, - "нет различий между теми, кто находится здесь. Не важно, кто твой папочка, кто - мой, а кто - Новы". Видя, что все без исключения студенты, находящиеся в столовой, обернулись к ним, Аал попытался изобразить на лице беспечное выражение, но злость так и рвалась наружу: эта девка задела его за живое. Впрочем, Кэт еще не закончила. "Когда обучение завершится, всем нам промоют мозги", - говорила она. - "Будь мы сейчас на Прайдватере, я бы ни за что в жизни не оказалась рядом с Лио. Его дядя - какой-то компьютерщик-технарь в Конгломерате, а я - дочь президента. Но здесь - мы ровня. Здесь ты такой же, как и все остальные. Конечно, если ты не пойдешь на попятную... тогда ты окажется хуже, чем все остальные. Честно? Я даю тебе шесть месяцев".

Рывком поднявшись из-за столика, Кэт, провожаемая восхищенными взглядами, направилась к выходу из помещения. Аал, побагровев, смотрел в пол, пробурчал: "Глупая сучка. Вообще не знает, о чем говорит. Нам ведь не промоют мозги на самом деле, да?" Он с надеждой воззрился на Габриэля, получившего колоссальное наслаждение от тирады Кэт, и тот отвечал: "Промоют. Таков порядок в Академии".

Лицо Аала отразилось неподдельный ужас; завтракать ему расхотелось совершенно. "Но... это же безумие!" - возопил сынишка министра финансов. - "Ну, я конечно, понимаю, зачем это нужно сделать кому-нибудь вроде Лио, но..." "Я бы первым делом промыл мозги тебе, нежели Лио", - оборвал его Тош, разом посерьезнев. - "Он предан Программе Призраков. А ты?.. Ты носишься повсюду с багажом своего папаши, а это недопустимо. Тебе предназначено сражаться на стороне Доминиона, а это означает, что ты должен быть не просто Призраком, а всецело Призраком".

Пробормотав что-то о потере аппетита, Аал покинул столовую; ему нужно было о многом поразмыслить.


Когда после завтрака Синий отряд предстал пред светлыми очами преподавательницы Лагдамен, последняя изложила задание, которое им придется выполнить - а именно, заняться сборкой винтовки C-10, визитной карточки Призрака. "Кэт, ты этим занимаешься уже несколько месяцев", - продолжала Лагдамен. - "Лио, Нова - лишь несколько недель. Тош, конечно, не первый год. Но каждый из вас достаточно опытен, чтобы выполнить задание за 1.5 минуты или меньше. Конечно, кроме Аала. Но и ему стоит попробовать".

Хоть и уверял Аал, что никогда прежде подобную винтовку в глаза не видел, Лагдамен была непреклонно. "Считай это головоломкой, которую нужно собрать", - постановила она, и отчеканила: "Начали!"

Немедленно, студенты приступили к сборке; Лио, испытывавший жуткую ломку, подавил подступающий приступ паники, кое-как сумел довести дело до конца и неуверенно улыбнулся, глядя на собранное оружие в своих подрагивающих руках.

Автоматическая компьютерная система "Искорка", посредством мобильных голокамер надзиравшая за происходящим в Академии Призраков, немедленно озвучила результаты упражнения: "Студент четвертого класса Лио Травский. 10%. Предыдущий результат - 50%. Снижение - 40%". Лио опустил голову: самооценка его вновь упала...

"Студент четвертого класса Аал Кистлер", - продолжал механический голос "Искорки". - "10%. Первый результат в этом упражнении". "Чушь все это!" - со злостью произнес Аал; головоломка, надо же...

"Студентка третьего класса Кэт Тум: 65%", - доложила система, и Кэт не сдержала радостной улыбки. - "Предыдущий результат - 60%. Увеличение - 5%... Студент первого класса Габриэль Тош: 95%. Результат аналогичен предыдущему... Студентка четвертого класса Нова Терра: 85%. Предыдущий результат - 55%. Увеличение - 30%".

"Молодец, Нова", - похвалила девушку Лагдамен. - "30% за неделю. Впечатляет". Преподавательница перевела взгляд на Лио, нахмурилась; по лицу парня градом катился пот, его трясло. "Лио, ты хорошо себя чувствуешь?" - озабоченно поинтересовалась Лагдамен. "Хорошо, хорошо, хорошо, хорошо, хорошо", - зачастил тот, тяжело дыша. - "Плохо спал ночью. Плохие, плохие, плохие сны".

Обернувшись к набычевшемуся Аалу, женщина заверила того, что 10% для первого раза - результат очень и очень неплохой. "Я не думаю, что твоему папе это очень понравится", - добавила она. - "Поэтому я предлагаю тебе перед следующей сборкой оружия, что состоится через неделю, досконально изучить устройство С-10".

"Простите Аала, преподавательница", - не сдержалась Кэт. - "Просто в детстве за него головоломки складывали слуги". "Ах ты, курва..." - скрежетнул зубами Аал под дружный хохот студентов.

...Уже в коридоре Нова догнала Кэт, предложила после обеда совместно поупражняться в сборке оружия. Кэт опешила: уж от Новы она таких слов никак не ожидала!.. Девушки направились в столовую, и Габриэль, глядя им вслед, облегченно улыбнулся: может, отношения между напарниками в его отряде наконец-то наладятся...

К тому же, Нова собиралась сегодня же навестить малышку Дельту в библиотеке, где та пыталась научиться читать, и помочь ей по мере возможностей. Ведь Призраки должны помогать друг другу!..


Нагнав Лио, Аал вкрадчиво поинтересовался, что произошло с поставщиком наркотика - хаба. "Что?" - поразился Лио, запаниковав пуще прежнего. - "Ты спятил? Это совершенно-совершенно незаконно! Я бы никогда..." "Ой, оставь несознанку, Лио", - доверительно усмехнулся Аал. - "Я сразу распознаю симптомы ломки по хабу. Скажем так, сам баловался им пару раз".

"Не знаю, о чем ты", - отрезал Лио, и Аал с деланным безразличием передернул плечами: "Ладно, продолжай в том же духе, просто у меня есть источник на Канисе". "Канис недоступен из-за сенатора", - вздохнул Лио, пригорюнившись, но Аал произнес: "Мой источник входит в число помощников сенатора".

"Правда?" - с робкой надеждой воскликнул Лио. - "Правда? Правда?" "Три раза да", - отвечал Аал. - "Я могу к вечеру раздобыть для тебя дозу хаба. Но нужно, чтобы ты сперва оказал мне услугу". "Все, что угодно!" - воскликнул возликовавший юноша, и Аал, криво ухмыльнувшись, уточнил: "Твой дядя все его компьютерный техник и работает на Конгломерат на Прайдватере? Мне нужно, чтобы он кое-что для меня сделал..."


...Отыскав в столовой Нову, обедавшей наряду с иными членами Синего отряда, Дельта устремилась к старшей подруге; на лице ее играла счастливая улыбка. "У прошла испытание!" - выдохнула Дельта, подпрыгивая на месте от избытка чувств. - "Нова, большое тебе спасибо за помощь!"

"А я тебе что говорила?" - улыбнулась Нова. - "Работа приносит свои плоды". Обернувшись к товарищам, она представила им Дельту Эмблок, студентку четвертого класса.

"В какой ты команде?" - поинтересовалась у девушки Нова. "Меня еще ни к какой не приписали", - несколько смущенно улыбнулась та. - "Сперва мне нужно было пройти экзамен по чтению и грамотности".

"Ты что, не умела читать?" - осведомился Аал, изобразив на лице удивления. - "А я-то думал, здесь есть какие-то критерии". "Раз уж зачислили тебя, но их точно нет", - поморщилась Кэт, которую манеры папенькиного сынка откровенно раздражали.

"Очень смешно, мисс Тум", - отозвался Аал, сопроводив слова гаденькой ухмылкой. - "Кстати, как там твой папочка?" "И что это должно означать?" - нахмурилась Кэт, но Кистлер обезоруживающе улыбнулся: "Нет, ничего..."

Габриль Тош тепло поздравил зардевшуюся Дельту, предложил девчонке присоединиться к ним за столиком и отпраздновать прохождение ею вступительных испытаний. "Можешь занять мое место", - поморщился Аал, рывком поднимаясь из-за стола. - "Давайте, празднуйте, детишки. Я сдал свой экзамен по технике чтения лет двадцать назад". С этими словами он устремился к выходу из столовой; неожиданно всполошившись, Лио выбежал следом, но когда нагнал Кистлера, тот, нахмурившись, сообщил о задержке курьера, пообещав, что товар прибудет завтра. Впрочем, "завтраками" он уже кормил Лио несколько дней...

Дельта нахмурилась: неужели эти двое ушли из-за нее? "Не бери в голову Аала", - вздохнула Кэт, в то время как Нова отправилась к стойке, чтобы сделать заказ для Дельты. - "Он был рожден с манией величия. Кстати, я - Кэт. А тот лысый, что выбежал, - Лио. И не спрашивай, где именно у него ошибка в ДНК, это мы и сами пытаемся выяснить".

На подносе, который поставила перед нею Нова, красовался аппетитный сэндвич - любимое блюдо малышки Дельты. "Как ты узнала?!" - задохнулась от радости та, и тут же сникла: действительно глупый вопрос. "Прости, ПИ10", - обезоруживающе улыбнулась Нова. - "Мы с преподавателем Райком работаем над подавлением произвольного чтения мною мыслей, но временами это непросто. Особенно, когда во время наших с тобой занятий мы ужасно проголодаемся".

"Я все еще поражен самим фактом ваших совместных занятий", - покачал головой Габриэль. "Нова мне очень помогла за последние несколько дней", - промычала Дельта, расправляясь с сэндвичем. Тош тепло улыбнулся Нове: быть может, она и впрямь не осталась глуха к словам Диланны, сколь бы неприятны для нее они ни были?..

"Надо же", - обернулась Кэт к Нове, - "Дельту научила читать, мне помогла собрать С-10... Кто же ты такая, и куда подевала Нову Терра?" "Просто сейчас приятно сейчас чувствовать... не одинокой", - тихо молвила Нова. Габриэль нахмурился. "Мне казалось, в дни Конфедерации ты входила в одну из Старых Семей", - произнес он, пытаясь понять, что же творится на душе напарницы. - "Я бы не назвал это одиночеством". "Не будь так в этом уверен, Тош", - отозвалась Кэт. - "Поверь, быть в окружении богатых глупцов - самое страшное одиночество в галактике". Опустив взгляд, Нова кивнула; Как же все-таки права Кэт...

"Так с тобой тоже занимается преподаватель Райк?" - нарушила воцарившееся было молчание Дельта, и Нова отозвалась: "Да. Он обучает обладающих ПИ7 и выше, как блокировать мысли". "А я в группе для обладающих ПИ6 и ниже, которые до прихода сюда вообще не получили никакого обучения", - призналась Дельта.

"Единственное свое обучение я получил на улицах Хаджи", - заметно помрачнев, произнес Тош. - "Радуйтесь, что никому из вас не суждено узнать, что значит быть телепатом в злачных кварталах. В любом случае, мы..."

Неожиданно Нова вскочила на ноги, бросилась к выходу. Слова Тоша воскресили в разуме ее страшные воспоминания, о которых она никогда и никому не рассказывала. Кошмарное существование в Трущобах Тарсониса вполне может поспорить с любыми злоключениями Габриэля на Хаджи...

И вновь заметила она в дальнем конце коридора маленького мальчика... Но он успел исчезнуть до того, как Нова добралась до точки, в которой он только что находился. Неужто это всего лишь игры ее измученного разума, и никакого мальчишки не существует в действительности?..


Ночью Нову вновь снедали знакомые кошмары, воскрешая эпизоды прошлого, о котором она так отчаянно стремилась забыть. Осознав угрозу со стороны зергов, протоссов и мятежников, главы Старых Семей приняли решение отослать своих отпрысков в убежище на Тирадор IX. Неожиданно Нова ощутила, что все, оставшиеся дома - родители, члены семьи, слуги - испытывают страх за свои жизни. Покинув яхту, она поспешила домой... где на глазах ее инсургенты расстреляли родителей, Константино и Анабеллу Терра.

И когда оружие навели на Нову... ее невероятные псионические силы проявились впервые. Неожиданно для самой себя Нова мгновенно убила всех людей, находящихся в семейном особняке и ближайших окрестностях. Она бежала в Трущобы, тщетно пытаясь отгородиться от потока чужих мыслей, захлестывающих разум. Вскоре местные привели ее к Фагину, заправиле преступного мира, который заставил девушку убивать, исполняя его прихоти. Нова хотела умереть... но Фагин не позволял ей этого.

А затем в Трущобы явился Малкольм Келерчиан, агент Программы Призраков. В тот день Фагин погиб, а Нова оказалась зачислена в Академию Призраков. Наконец-то она обрела цель в жизни, способ забыть о смертях, которые наблюдала или которым стала причиной...

Дельту же в ту ночь преследовали кошмары иного рода. Объятая ужасом, зрела она пред собою чудовищные зерги. Девочка пытается убежать, но тщетно: твари повсюду!.. Наконец, они вырывают ей сердце...


Наутро, встретившись с Тошем в столовой, Нова первым делом извинилась за вчерашнее. "Не стоит об этом", - дружески улыбнулся Габриль. - "Это мне стоило держать рот на замке. Похоже, не один я стал телепатом, пройдя через все круги ада".

"Ты что, телепатически подсмотрел мой сон?" - смутилась Нова. "Угу", - не стал отпираться Тош. - "Полагаю, никто из нас не оставил на ночь пси-экран? Ненавижу ложиться с ним спать. Такое чувство, что пытаешься уснуть с ведром на голове". "А я предпочитаю иметь его в наличии - он отсекает чужие голоса", - призналась Нова. - "Но меня клонит в сон, когда я читаю, и никогда его не надеваю".

"Знаешь, Хаджи сложновато назвать курортом", - заговорил Тош, считая своим долгом поделиться с Новой своими переживаниями и опытом. - "Меня пыталась растить бабушка, но она ничего не знала о телепатах. Она говорила, что я "избран богами", ну и всякую подобную чушь. Неважно, откуда мы родом - из высоких небоскребов или из зловонных трущоб. Неважно, чем мы занимались в прошлом. Важно то, к чему мы стремимся. Мы становимся чем-то куда более великим. И за это стоит держаться".

Нова тепло поблагодарила лидера Синего отряда за поддержку, после чего, закончив трапезу, они направились на очередную монотонную лекцию преподавателя Тохо. По пути Нова поинтересовалась, не видал ли Габриэль в округе мальчугана лет семи-восьми, на что тот с удивлением отвечал, что такиек малыши вообще не допускаются в их крыло.


...Ворвавшись в тренировочный зал, Лио бросился к Аалу. "Мне нужен хаб!" - громко зашептал он, тряся Кистлера за плечи. - "Ты обещал, обещал мне, что..." Тот, усмехнувшись, указал ему на лежащий на соседнем столике медицинский пистолет для внутримышечных иньекций. Облегченно вздохнув, Лио пристал пистолет к руке, ввел содержимое...


Этим вечером Кэт прислал голописьмо отец. "Веришь или нет, но в Конгломерате сейчас проходит расследование Министерства Финансов", - сообщил он с нескрываемой тревогой в голосе. - "Похоже, дело в каком-то сбое в компьютере... что привело... к неверным отражениям средств на счетах. Но не волнуйся. Уверен, это какая-то ерунда, но приятного мало".

И все же сообщение отца вызвало у Кэт неясную тревогу. Расследование Министерства Финансов... Слова Аала, сказанные за завтраком...


Наутро Синий отряд вновь проходил симуляцию, аналогичную предыдущей. Оказавшись в виртуальной реальности, Габриэль указал напарникам на захваченный инсургентами ОЗД транспорт, обозначив цель: спасти сенатора и трех его помощников. Хотелось верить в то, что за прошедшую неделю студенты сплотились, осознали предыдущие ошибки и больше их не допустят...

"В общем, так", - говорил Тош. - "Кэт, ты заходишь через служебный люк". "Хорошо, на этот раз я не забуду про ловушку", - отвечала девушка. "Мы все не забудем", - Тош со значением оглядел членов отряда. - "Но они не будут находиться в тех местах, что прежде... Лио, на этот раз ты вместе со мной направишься в кабину. Нова, ты, как и прежде, проникнешь внутрь через топливное сопло. Возьми с собой Аала. Мы нанесем удары сразу с трех направлений, и сделаем это ровно через три минуты после того, как прозвучит моя команда".

Кэт ехидно усмехнулась, не преминув напомнить Аалу, что тот не может ментально сообщать остальным сое местонахождение. "Глупая сучка..." - прошипел тот, наградив девушку исполненным ненависти взглядом.

Прозвучала команда Тоша... и пятеро студентов устремились по направлению к транспорту. Применив телекинез, Нова выдавила решетку, защищающую сопло, ступила внутрь наряду с Аалом. Не ощущая противников, благо те вновь имели при себе пси-экраны, девушка краем глаза уловила какое-то движение. Обернувшись, заметила пирата в бронекостюме, уже наведшего на нее винтовку Гаусса. К счастью, Аал среагировал мгновенно, и просто врезал противнику кулаком в переносицу, благо открытое забрало бронекостюма позволяло.

"Через сорок секунд, как мы и договаривались с Тошем, я снесу телекинезом эту дверь", - молвила Нова, объясняя напарнику причины нынешнего промедления. "Да ну его", - скривился Аал. - "Давай войдем сейчас, получим высший балл". Нова вздохнула: еще несколько дней назад она наверняка поступила бы именно так, но сейчас... "Мы войдем, когда скажет Тош", - чеканя каждое слово, проговорила она. - "А не раньше, понял?"

...Кэт замерла в шахте, морщась от боли: пси-экраны противников были включены на максимум и доставляли ей страшную головную боль. Но ничего, через тридцать секунд они начнут атаку...

Секунды медленно утекали; студены, пребывая в ментальном единении, ждали... Наконец...

Тош вышиб люк корабля ногой... Кэт ворвалась внутрь через шахту, Нова - через заднюю дверь, Лио вспрыгнул на выбитый Габриэлем люк... Все трое открыли огонь на поражение... Синий отряд сработал слаженно, как никогда. Похоже, пятеро пиратов мертвы и можно приступать к освобождению сенатора...

"Снимите их с меня!" - неожиданно в ужасе заорал Лио, хлопая руками по телу, будто сбрасывая невидимых насекомых. Выброс ментальной энергии заставил студентов отшатнуться от Травского; лишь Нова бросилась к товарищу, пытаясь взять под контроль ситуацию, успокоить измученный разум. Наконец, Лио обмяк в ее руках...


Позже, когда Лио был помещен в изолятор, медработники Академии, проведя био-сканирование, обнаружили, что незадолго перед недавним упражнением юноша принял огромную дозу турка - сильнодействующего наркотика. Кроме того, в крови у него были обнаружены остаточные следы хаба, о что медработники не замедлили сообщить явившемуся в палату суперинтенданту.

С тех пор, как Лио поместили в изолятор, у постели его неусыпно дежурила Нова Терра. "Преподавательница Лагдамен сказала, что ты действовала быстро - возможно, спасла Лио жизнь", - обратился к ней Ангелини. "Я узнала симптомы чрезмерного одновременного воздействия турка и хаба, сэр", - отозвалась девушка.

"Помог опыт пребывания в Трущобах на Тарсонисе?" - осведомился суперинтендант, и Нова кивнула, опустив взгляд. "Значит, вы оба пойдете со мной", - тоном, не терпящим возражений, произнес Ангелини.

По приказу суперинтенданта Нова и Лио проследовали в крыло Академии, в котором доселе никогда не бывали. Работники института поместили студентов в изолированные камеры, надели им на головы сложные устройства. Нова ощущала тревогу, не зная, что на уме у суперинтенданта..

"Понимаешь, Лио, мы знали о твоей наркотической зависимости", - говорил тот, пока техники занимались подготовкой аппаратуры. - "Потому-то я и назначил Хантру твоим поставщиком. Но мы не хотели, чтобы ты знал об этом".

"Что происходит, сэр?" - выдохнула не на шутку перепуганная Нова, уж очень ровно звучал голос суперинтенданта... даже, обреченно. - "Я не понимаю, это..." Озарение снизошло внезапно, на смену растерянности пришла злость... но в следующее мгновение девушка с ужасом обнаружила, что телепатические способности ее полностью блокированы в этой камере... по промывке мозгов!

"Прости, Нова", - искренне произнес Ангелини. - "Я знаю, ты верна нам... но нужно знать наверняка, понимаешь?" Нова умоляла его остановиться, говоря, что не хочет больше этого, но безжалостный суперинтендант Академии Призраков сделал знак техникам запускать оборудование...


Обедали они молча; настроение за столом царило подавленное. Вернувшись из изолятора, Лио и Нова поглощали пищу, смотря себе в тарелки и не желая вступать в разговоры. Габриэль поинтересовался, в чем же все-таки была причина срыва Лио, на что тот ровно отвечал: "Отравился едой, вот и все".

"А от тебя что хотели, Нова?" - поинтересовалась Дельта, озабоченная отрешенным молчанием старшей подруги. "Обычный инструктаж", - отозвалась та. - "Ничего особенного".

К столику приблизились двое десантников из приписанного к Академии гарнизона, грубо велели Аалу Кистлеру проследовать с ними, благо суперинтендант весьма жаждет побеседовать с новобранцем.

Помимо Ангелини, в кабинете означился и директор Бик; тяжелые взгляды обоих не предвещали Аалу ничего хорошего. "Ты что, нас за идиотов здесь держишь, студент?" - рявкнул суперинтендант. - "Мы знаем, что ты продавал наркотики студенту Травскому. И ты столь глуп, что решил: раз турк и хаб одинаковые по цвету, то и по воздействию тоже. Торговля наркотиками - весьма серьезное нарушение преступление. Достаточное, чтобы выпереть тебя отсюда ко всем чертям".

Он сделал знак пехотинцам, дабы те вывели строптивого юнца прочь, но Аал не был расположен уходить, не хлопнув дверью. "Думаете, сумеете так просто от меня избавиться?" - прорычал он. - "Да мой папаша тебя в порошок сотрет, гнида!" "Твой отец - единственная причина, по которой ты отправляешься на Корхал, а не в тюрьму, мальчик", - сдержанно заметил директор Бик.

"Это еще не все, ясно!?" - брызгал слюной Аал, когда солдаты выводили его прочь. - "Не верите? Идите и спросите у студентки Тум, как дела у ее папочки!" Но, как бы то ни было, директор Бик пребывал в прекрасном расположении духа. Не только они избавились от сынка министра финансов, но и получили данные о воздействии наркотических средств на телепатов. Воистину, сегодня день просто замечательный!.. Но что там Кистлер тявкал про отца Кэт Тум?..


Кэт пребывала в крайнем замешательстве: письмо, отосланное ею отцу, вернулось с пометкой, что исполнительный президент Конгломерата проходит по уголовному делу и не может принимать личную корреспонденцию.

Не зная, к кому обратиться за разъяснением происходящего, Кэт готова была уже броситься к директору Академии, когда на терминал ее пришло сообщение из министерства финансов на Корхале. "Привет, дочурка хренова вице-президента", - ухмыльнулась с экрана ненавистная рожа Аала Кистлера. - "Не думала, надеюсь, что я уйду, не попрощавшись? Уж прости, что твоего старика трясет контора моего. Жаль, что он забыл про денежные потоки "Сектора 9". Кэт могла лишь сжимать кулаки в бессильно ярости: как эта сволочь сумела...


Несмотря на случившееся с Лио и исключение Аала, преподавательница Лагдамен вызвала членов Синего отряда к себе в кабинет, приказав "Искорке" объявить результаты упражнения. Так, Аал получил 40%, Лио - неизменные 10%, Тош - 80%, Кэт - 70%, Нова - 90%.

Возликовав, Габриэль в порыве чувств сграбастал Нову в охапку, прижал к груди. "Видишь преимущества работы в команде?" - вопросил лидер, и девушка кивнула: "Угу. Я побила свой рекорд".

"Ну, больше шансов сделать это тебе не представится, Нова", - улыбнулась ей преподавательница. - "Учитывая отличные баллы во всех дисциплинах, а также принимая во внимания помощь студентке Эмблок в обучении чтению и Лио, когда тому стало плохо, ты переводишься из четвертого и третий класс... К тому же, суперинтендант назначил вам нового пятого члена отряда. Ею станет студентка Элмбок".

Ребята радостно улыбались друг другу: за этот короткий срок они действительно стали сплоченной командой.


Позже Кэт рассказала Нове о произошедшем с ее отцом. "Единственная возможность, откуда этот слизняк мой узнать о "Секторе 9" - если бы сам занимался его разработкой", - говорила Кэт, все еще не в силах понять, как Аалу удалось совершить такую подлость. - "Потому-то он и делал все эти намеки про моего отца".

"А может, он узнал об этом от своего папаши и пытается блефовать", - предположила Нова. - "Это в его духе". "Может, и так", - неуверенно произнесла Кэт, и порывисто обняла подругу, благодаря ее за поддержку, ведь та показала себя прекрасным членом команды, лучшего и желать нельзя.

"Ну как, все еще ждешь промывки мозгов?" - с улыбкой поинтересовалась Кэт, и Нова сразу же помрачнела: "Знаешь... не очень".


Как оказалось, исключение Аала Кистлера из Академии Призраков еще аукнулось руководству оной, ибо юнец - наверняка не без помощи папаши - обратился напрямую к ВСН с россказнями о бесчинствах, творящихся в сем институте. Посему директор Кевин Бик счел необходимым вновь принять участие в популярном шоу "Доминион и вы", дабы опровергнуть обвинения Аала.

"Аал Кистлер утверждает, что его несправедливо исключили из Академии", - сразу взял быка за рога ведущий И. Б. Джеймс, представив гостя программы. "Мистер Кистлер нарушил правила Академии", - жестко произнес Бик, на что ведущий с готовностью возразил: "Он это отрицает. Давайте посмотрим запись".

Зрителям программы вновь предстала запись, наделавшая столько шума в последние недели. "Меня подставили!" - вещал с экранов Аал Кистлер, весь вид которого отражал горькую обиду. - "Это было просто ужасно. Наставники злоупотребляют своими полномочиями. Жестоко обращаются с учащимися. Они обладают безграничной властью над каждым. Тебя могут обвинить в чем угодно. И апелляция не предусмотрена. Так что и справедливости нет. Поначалу я думал, что суровое обращение - принцип этого заведения. Но нет. У преподавателей есть любимчики. И я в их число не попал". Обвиняющие слова юнца сопровождал видеоряд: классы Академии, преподаватели Лагдамен, Суху, сержант Хартли...

"Это неправда", - вновь повторил Кевин Бик, сохраняя на лице каменное выражение. - "Кистлер оказался злостным нарушителем. Он передал другому студенту наркотик. У того случился припадок. Аал подверг опасности жизнь этого юноши. К счастью, все обошлось. Мы тщательно наблюдаем за учащимися и смогли вмешаться достаточно быстро".

"Если вы наблюдаете за учащимися, как вышло, что вы не знали о наркотике?" - вкрадчиво поинтересовался ведущий, и Бик на мгновение утратил самообладание, столь неожиданным был вопрос. "Что?!" - выдохнул он. - "К чему вы клоните?!" "Вы заявили, что внимательно следите за учащимися", - лучезарно улыбнулся Джеймс, довольный произведенным эффектом.

"Да, именно так", - согласился Бик. - "Весьма внимательно. Академия Призраков крайне важна для Императора Менгска. Мы не можем испытывать судьбу". "И в вашем деле мог бы пригодиться наркотик, влияющий на пси-способности будущего Призрака, не так ли?" - продолжал ведущий. "Ну да, разумеется", - нехотя признал директор. - "Мы пытаемся выяснить, какие стимуляторы могут усилить псионические способности человека. Но все эксперименты проходят под строжайшим контролем".

"Значит, преподавателям было известно о том, что Кистлер передал Лид наркотик?" - уточнил Джеймс, испытывающее воззрившись на собеседника, испытывающего страстное желание придушить ведущего. "В Академии существуют определенные принципы", - отчеканил Бик. - "Сожалею, но мы не можем разглашать личные сведения о наших учащихся".

"Но, директор, речь не об Академии, а о вас", - сделал наконец контрольный выстрел репортер и, насладившись вытянувшейся физиономией директора, продолжал: "Император Менгск радикально реформировал Академию Призраков. А теперь, похоже, вы пытаетесь вернуть нас в темные века Конфедерации..." Бик зубами скрипел от переполнявшей его злости, а Джеймс продолжал забивать гвозди в крышку его гроба: "Аал Кистлер утверждает, что преподаватели попустительствовали зависимости Лио, поскольку вы вели за ним наблюдение. Откуда он мог это узнать? Желаете прокомментировать?"

На лбу Кевина Бика выступила испарина: эти журналисты и те, кто стоит за ними, разнюхали куда больше, чем он мог предположить. "Я не собираюсь разглашать конфиденциальные сведения об Академии", - наконец произнес он, взяв себя в руки. - "Аал Кистлер - наркоторговец и лжец!"

"Итак, не исключено, что в заявлениях Кистлера все же содержится зерно истины", - триумфально произнес ведущий и, не обращая внимание на возмущенный протест директора Бика, вновь обратился к нему: "У вас была возможность объясниться. Может, нам стоит внимательнее присмотреться к вашей деятельности, директор Бик, чтобы убедиться, что она не расходиться с намерениями Императора Менгска..." Глаза Бика расширились от растерянности и изумления, столь откровенна и неприкрыта оказалась прозвучавшая угроза...

Кадр этот стал завершающим в эфире передачи, после чего Кевин Бик напустился на ведущего, требуя объяснений всего этого фарса. "Вы не понимаете, верно?" - вздохнул И. Б. Джеймс, мастерски изображая симпатию. - "Отец Аала Кистлера - министр финансов Императора Менгска. Вы не представляете, насколько он могуществен. Вам следовало бы предвидеть последствия своего шага. Богатые и могущественные всегда обладают преимуществом! Ничего личного, Кевин. Новости - наша профессия. Вы - всего лишь... одна история. Но, возможно, вам пора освежить свое резюме".

Эта последняя фраза ведущего непрерывно крутилась в голове директора Бика, когда покидал он здание ВСН. Возможно, в Академии Призраков действительно стоит кое-что поменять...


Суперинтендант Сарко Ангелини и недавно вернувшийся на Урсу директор Кевин Бик посредством установленной на складском помещении скрытой камеры внимательно наблюдали за Лио Травским, только что вколовшем себе в вену внушительную порцию хаба.

"Этого я и боялся", - сокрушенно произнес Ангелини, не отрывая взгляд от монитора. - "У него выработалась устойчивость. С каждым разом ему приходится принимать все больше и больше хаба..." "Довольно", - резко оборвал его Бик. - "Приведи его в порядок".

"Но передозировки дают результаты, которых иначе не получить", - попытался возразить раздраженному директору Ангелини. - "Теперь, когда мы знаем..." "Плевать!" - рявкнул Бик. - "Менгск не одобряет! Что, по-твоему означало это интервью?! Ведь Менгск контролирует каждое слово в этой сети! Это было его предупреждение! Вылечи мальчишку чего бы это ни стоило. Сейчас же".

Ангелини промолчал, напряженно размышляя. Да, интервью здорово напугало Кевина Бика, и он искренне полагал, что это не происки алчных до рейтингов журналистов, а "привет" от самого Императора Доминиона. Быть может, их действительно вынудят провести ряд реформ в Академии Призраков, и неизвестно, чьи головы полетят при этом.


Пару дней спустя Ангелини приказал Синему и Красному отряду прибыть в тренировочный бункер для прохождения упражнения "Нашествие". Как только десять курсантов собрались в означенном помещении, как пред ними в воздухе возникла голограмма зергоподобных созданий, а бесплотный голос суперинтенданта произнес: "Внимание на экран. Эти роботы в точности воспроизводят зерглингов, осквернителей и гидралисков. Всех зергов контролирует Керриган. Королеве Клинков известно, кто вы. Она хочет вас убить. Она воспользуется каждым зергов, которым управляет. А управляет она всеми ими".

Лио Травский чувствовал себя крайне неуютно: сказывалось действие наркотика. Юноша переминался с ноги на ноги, гадая, когда начнется упражнение, но вступительная часть все продолжалась. "Зерглинги - ударные части роя", - продолжал Анлегини, являя студентам увеличенное изображение помянутых особей. - "Они кусают... Настоящие осквернители рассеивают облака спор, разъедающих все, к чему прикасаются. Единственное ваше преимущество в том, что газ не приводит к мгновенной смерти. Он только замедлит вас - парализует, так что зерглинги смогут разорвать вас в клочья... Гидралиск отстреливает иглы, расположенные на спине. Прежде, чем выстрелить, он припадает вперед и опускает голову. Это единственное предупреждение, которое вы получите".

При каждой следующей фразе Дельте Эмблок становилось все больше не по себе, но Тош ободряюще прошептал ей на ухо: "Мы с ними справимся. У нас есть Нова". Девушка облегченно улыбнулась, и Кэт добавила, припомнив об осозых отношениях Травского с машинами: "У меня идея получше. Лио же технопат". Впрочем, улыбка ее померкла, когда заметила она состояние напарника: Лио усиленно потел, отводил взгляд. Это может плохо кончиться...

"О, и еще одно", - произнес суперинтендант, будто прочитав мысли Кэт. - "Все должно быть как в жизни. Вам придется остановить этих робозергов с помощью тех способностей, которые вы использовали бы против настоящих зергов. Лио, ты не можешь применять свою технопатию против настоящих зергов - так что не можешь прибегнуть к ней и здесь".

При виде кислой мины Кэт Диланна Окил довольно ухмыльнулась, чувствуя молчаливую поддержку соратников - Оби Минаи, Дори Куглер, Винлалеи Мартин и Энди Дессая: "Ну как, готовимся к очередному поражению, Синий отряд?" Никто из команды Тоша не удостоил ее ответом...

"Синий отряд идет первым", - постановил Ангелини. - "Зерги будут учиться на вас, так что Красный отряд не получит преимущества. И помните: это настоящие боевые роботы. Нет никаких гарантий вашей безопасности. Синий отряд... начали!"

Как только прозвучала команда, пятерка студентов рассредоточилась по помещению, а в следующее мгновение в оное ворвались несколько механических осквернителей. Лио задрожал, чувствуя свою полную беспомощность, но же нахмурилась, ощутив нечто странное в происходящем...

Поняв, что в рассеиваемых роботами спорах содержится горючий катализатор, Дельта ментально воспламенила оный, и на глазах потрясенных товарищей осквернители взорвались. "Дельта, как тебе это удалось?" - только и смог выдавить Тош, на что девчонка лишь плечами пожала: "Не знаю точно... Я сказала спорам, что они могут загореться. Так и вышло".

Кэт бросилась к Нове, спрашивая, почему та бездействует, на что Терра неуверенно отвечала: "Я нащупала управляющее сознание. Вот только тут же может быть... что тогда я нащупала?" Ведь не Керриган же, в самом деле?.. Впрочем долго задаваться сим вопросом Нове не пришлось, ибо в помещении появились механические гидралистки, и студенты вновь рассредоточились, готовясь противостоять новой угрозе. В направлении их устремились испущенные тварями шипы, и Лио среагировал мгновенно, телепатической волной отбросив их. После чего в бой вступила Нова, ментально разорвав робозерга на куски.

Подобной демонстрации способностей Новы товарищи ее еще не видели, но стоять, разинув рот, им не позволили стремительные механические зерглинги. В отличие от осквернителей и гидралисков, этих тварей было слишком много, и кольцо их неумолимо сжималось вокруг Синего отряда...

Не забывая о сознании, управляющем робозергами, Нова предложила Лио сбить оное с толку, создавая галлюцинации. Тош и Кэт, однако, выступили против этой идеи, предложив Нове просто уничтожить этих роботов так же, как она поступила с гидралисками. Зерглинги набросились на студентов... и Нова осознала, что разум, контролирующий роботов - никто иной, как Ангелини. И она направила телепатическую волну на суперинтенданта, разом вышибив из него дух. В то же мгновение робозерги остановились...

Придя в себя, Ангелини бросил взгляд на членов Синего отряда, поздравляющих друг друга с победой, после чего по внутренней связи обратился к заметно приунывшему Красному отряду, сообщив, что их упражнение откладывается до тех пор, пока роботы не будут починены. Эх, если бы каждый Призрак обладал силами Новы, Доминион получил бы в свое распоряжение несокрушимую армию!..

Крайне недовольная отменой упражнения, Диланна стремительно приблизилась к Нове, бросила ей в лицо: "Ты сжульничала!" "Я остановила управляющее сознание", - Нова кивком указала на видневшееся под потолком отсека окошко, из которого выглядывал суперинтендант. - "Именно это от нас и требуется".

Диланна пришла в ярость, заявив, что весь Синий отряд - сборище недоумков, не владеющих ни собой, ни собственными силами. Нова бросила на девушку удивленный взгляд: с чего это она так распалилась?.. Но затем заглянула в разум Диланны, и все сразу стало на свои места. Габриэль Тош, предмет откровенной симпатии лидера Красного отряда.

"Не подглядывай!" - окрысилась Диланна, ощутив касание Новой ее разума. "Мне нет нужды подсматривать", - парировала Нова, указав на Габриэля. - "Это очевидно. Иногда ты думаешь так громко, что даже стенам слышно!" И, обернувшись к Тошу, напрямую спросила: "Диланна ревнует! Не так ли, Тош?"

Тот не нашелся, что ответить, и Диланна, в глазах которой выступили злые слезы, резко развернулась и широким шагом устремилась к выходу, провожаемая удивленными взглядами студентов обоих отрядов...


В полтретьего ночи в комнату, занимаемую Лио, проникли двое. Ощутив чужое присутствие, Травский подхватился, но ощутил лишь жуткую боль, раздирающую разум - у ночных гостей, облаченных в бронекостюмы, были пси-экраны. Шею юноши пронзила игла, и пару секунд спустя он лишился чувств. Один из визитеров взвалил обмякшее тело на плечо, после чего наряду с напарником покинул комнату. Задание суперинтенданта было выполнено...


"Порой это так раздражает", - говорила Нова Габриэлю на следующее утро, когда направлялись они в учебный класс. - "Все эти сплетни, склоки. Толпа чертовых истеричек. Это безумие. Все постоянно что-то излучают. Забывают об экранах. Никакого самоконтроля. Как будто никого не волнует, кто их слышит. Даже ты, Тош".

Лицо Тоша вытянулось, и Нова, усмехнувшись, похлопала его по плечу. "Да все путем, Тош. Ты хочешь, как лучше. Для меня это много значит". "Я пытаюсь", - вздохнул Габриэль, после чего с жаром продолжил: - "Но, Нова... я так думаю... все это, включая Академию, очень важно. Понимаешь? Миллионы людей погибли! Зерги... почти непобедимые убийцы! Убивают всех без разбора! А протоссы... даже еще опаснее, уж больше они продвинутые! Верно, сейчас всем приходится туго, и на совести Доминиона, возможно, не самые приятные решения... но это ради людей! Ради людей! И Призраки - мы - решаем все! Мы способны переломить ход войны! Вот в этом самая суть. Я верю в это. Я верю в Менгска! Менгск сражается за свободу! Он борется с пороком! Он объединит все нации! Самое важное мгновение во всей человеческой истории. Жизнь или смерть! Величайшая битва в мире! И мы - в самом ее центре! Вот то, о чем они забывают. Но мы с тобой... мы знаем, зачем мы здесь".

Нова Терра взглянула на Габриэля... как-то по новому. Она и предположить не могла, что немногословный лидер Синего отряда столь свято верит в Императора, в Доминион, в их собственную роль в конфликте с экзотами... "Это хорошо, что ты такой искренний", - улыбнулась она, но осеклась, ибо ощутила ментальную просьбу о помощи... Наверняка исходит она от того мальчугана, которого девушка мимолетно лицезрела в коридорах Академии... но в следующую секунду ментальный контакт прервался...


Когда Кевин Бик и Сарко Ангелини ступили в палату детоксикации, специалисты уже закончили анализ физического и психологического состояния их нового пациента - Лио Травского. "Он сидел на наркотике слишком долго", - сообщили они прибывшему начальству. - "Мы можем адаптировать его к жизни в обществе, но физическая зависимость останется. На большее мы не способны".

Директор Бик, пребывавший в чрезвычайно дурном распоряжении духа, приказал специалистам сделать все, что только возможно; суперинтенданту же он приказал немедленно явиться к нему в кабинет...

Специалисты же приступили к частичному избавлению пациента от наркотической зависимости... посредством нейросоциализации.


После разговора с директором, суперинтендант Ангелини проследовал в лекционный зал, попросив преподавателя Суху на сегодняшнем занятии предоставить слово ему. "Сегодня я хочу поговорить с вами о роли Призраков в сражении", - произнес Ангелины, обращаясь к студентам. - "Особенно в крупномасштабном сражении. Важно представлять себе, как Призраки взаимодействуют с другими родами войск".

Дельта тревожилась: Лио опять не присутствует на лекции. Простодушный Габриэль предположил, что у напарника их опять нелады с желудком, на что Кэт заметила: "Головой думай, Тош. Никто не травится каждую неделю".

В лекционный зал проследовал Кевин Бик, приказал Ангелини прервать лекцию и следовать за ним. Когда вконец сбитый с толку суперинтендант покинул помещение, директор, еле сдерживающий свою ярость, объяснил: "Мы зачисляем обратно Аала Кистлера". Лицо Ангелини вытянулось: подобного он никак не ожидал. "У нас нет выбор", - скрипя зубами, процедил Бик. - "Он уже направляется сюда. С отцом и тремя сенаторами". "О, нет! Если они найдут..." - простонал суперинтендант. "Не беспокойся. Не найдут", - буркнул Бик. - "С этим все улажено".

Управляющие Академией Призраков проследовали к воротам комплекса, у которого их дожидались Аал Кистлер в сопровождении сенаторов и представителей СМИ. Протянув директору бумагу с императорской печатью, юнец, гаденько ухмыляясь, произнес: "Я прибыл, чтобы продолжить обучение. Как вам известно... свидетельствам против меня не хватило достоверности".

Бик угромо молча, изучая бумагу. "Разумеется", - ответил за шефа Ангелини, осторожно подбирая слова. - "Мы обязательно рассмотрим этот вопрос. Это займет некоторое время..." "Он должен быть немедленно зачислен обратно", - оборвал суперинтенданта один из сенаторов. "Да, конечно", - выдавил Ангелини, пытаясь сохранить контроль над ситуацией. - "Но существует процедура... и все это совершенно не отвечает правилам..."

"Еще одно", - добавил сенатор, не отрывая от помрачневшего Бика цепкого взгляда. - "Министр финансов вскоре намерен пересмотреть ваш бюджет. Возможно, вы захотите удостовериться, что все ваши записи в порядке. Особенно ваша личная финансовая отчетность". Прожигая ухмыляющегося Аала исполненным ненависти взглядом, директор Бик поздравил его с возвращением в Академию Призраков...

Сенаторы потребовали у директора Бика в корне изменить внутренний режим Академии: никакой промывки мозгов, психокоррекции и трансформационной терапии - словом, ничего такого, о чем им сообщил Аал Кистлер. "Сенаторы, ваши намеки меня оскорбляют", - попытался изобразить негодование Бик. - "Мы никогда бы не сделали ничего подобного".

Сам же Аал попросил зачислить его в Красный отряд, и директору Бику не оставалось ничего иного, как удовлетворить просьбу зарвавшегося юнца; дабы не превышать максимально возможное число входящих в отряд студентов, пришлось включить Аала вместо Дори Куглер.


Кэт была неприятно поражена, когда на следующих занятиях у сержанта Хартли лицезрела среди членов Красного отряда ненавистную ей рожу. Весть о повторном зачислении Аала в Академию Призраков уже успела распространиться, и ни студенты, ни преподаватели сего не приветствовали.

"Не задирайте нос, мистер Кистлер", - проворчал сержант, меряя шагами зал. - "Вы научитесь держаться вместе... или вас разнесут в пух и прах!" Кистлер лишь ухмыльнулся, и Кэт, не отрывавшая от него взгляда, зло прошипела: "Ну и поганец!"

"Ладно!" - рявкнул Хартли, обращаясь к собравшимся студентам. - "Будете сражаться один на один, синий против красного! Включить пси-экраны! Будете сражаться до победы... любой ценой!"

Первым сражаться вызвался Аал, и в качестве противницы выбрал Кэт. Противостояние началось, и довольно скоро Кистлеру удалось парочкой едких фраз вывести Кэт из равновесия, после чего закончить бой бесспорной победой. "Спорим, папочка не сказал тебе, что его арестовали", - с мерзкой ухмылочкой прошептал Кэт, склонившись над поверженной девушкой. - "Берегись "Сектора 9", дрянь". Зарычав от ярости, Кэт вновь рванулась к Аалу, но тот только этого и ждал и резко ударил девушку по шее ребром ладони. Та задохнулась, рухнула на маты; первый поединок был окончен.

Не мешкая, Диланна вызвала на бой Нову, ибо взгляды, которыми в последнее время та обменилась с Габриэлем, лидера Красного отряда откровенно бесили. "Нет! Дерись со мной!" - тут же встал перед нею Тош. - "Это мне ты хочешь сделать больно!" Диланна с силой ударила его кулаком в лицо, и Габриэль, не ожидавший подобного, упал на спину.

"Ну что, больше не можешь смотреть свысока, а?" - ухмыльнулась Диланна, скрестив руки на груди. Тош долго неотрывно смотрел ей в лицо, после чего тихо процедил: "Если бы не правила рукопашного боя... ты уже... была бы мертва". "Да-да, продолжай в это верить", - усмехнулась Диланна, наблюдая, как Нова помогает Габриэлю подняться на ноги.

"Смысл в том, что вы не можете всегда полагаться на псионические способности", - счел необходимым разъяснить смысл упражнения студентам сержант Хартли. - "Слушайте все! Это самая легкая часть ваших тренировок! Следующим заданием будет имитация боя без ограничений!"

Студенты удивленно воззрились на преподавателя; подобного упражнения у них еще не было. Лишь Аал касался донельзя довольным происходящим. "Твой папочка больше не сможет защитить тебя, малышка!" - ухмыльнулся он, обращаясь к Кэт, и та в ярости метнулась к нему, но путь ей заступил Хартли. "Оставьте это на потом, вы оба!" - рявкнул он, смерив Аала недобрым взглядом. Тот, однако, ничуть не смутился. "Мое сердце пылает от предвкушения", - пропел он, издевательски глядя на перекошенное от ярости лицо Кэт. - "А мне еще столько всего нужно уладить".


Лио Травский пришел в себя в маленькой камере. О произошедшем с ним остались лишь обрывки воспоминаний - страшных, кошмарных... Как будто кто-то здорово покопался у него в разуме, вытащил наружу потаенные страхи и, извратив их до безумия, вновь заставил пережить... Юноша ощущал странное опустошение в душе, как будто навсегда утратил какую-то часть самого себя.

Оглядевшись по сторонам, он заметил в центре комнаты столик, а на нем - шприц. Наверняка с дозой хаба, которую так требовал сейчас его организм... Сражение с собственной силой воли Лио проиграл, метнулся к столику... и в то же мгновение сильнейший электрический разряд поверг его на колени. "Еще, Лио?" - раздался в камере бесплотный голос. - "Мы будем продолжать, Лио... пока ты не научишься быть сильнее своей зависимости".

Травский тяжело дышал, приходя в себя от электрического шока; похоже, мучениям его еще далеко до завершения...


Поздно вечером Габриэль и Нова стояли на балконе Академии, любуясь огромной бледной луной. Идиллии мешали лишь тревоги, вызванные событиями уходящего дня. "Это бессмысленно, совершенно бессмысленно", - говорил Тош. - "Все это занятие по рукопашному бою... это нечестно. Мы не приблизились к тому, чтобы стать Призраками". "Но этому мы и должны были научиться", - мягко возразила Нова, - "для достижения цели Призраки пользуются не одними лишь пси-способностями".

"Но... это же Академия Прзираков!" - неуверенно произнес вконец сбитый с толку Тош. "Все еще больно, да?" - Нова осторожно коснулась ладонью плеча товарища, заглянула в глаза. - "Внутри, я имею в виду". Юноша обернулся к ней, и Нова ласково провела пальцами по щеке Габриэля. "Пройдет", - улыбнулась она. - "Она застала меня врасплох. Ты заступился за меня".

"И заступлюсь снова", - уверенно произнес Тош, и неожиданно для себя добавил: "Ты слишком красива..." "Тош... ты слишком много волнуешься", - неожиданно для себя Нова зарделась, отвела взгляд. "Мне есть о чем волноваться", - молвил Габриэль и, помолчав, тихо добавил: "Впервые в жизни".

"Я просто не хочу, чтобы ты пострадал", - отвечала Нова, вновь вспомнив о загадочном мальчугане и его ментальном зове о помощи. - "Ты не видел или не слышал ничего... странного?" "Что ты имеешь в виду?" - озадачился Габриэль. "Порой мне кажется... будто есть что-то... неправильное... тут, в Академии", - молвила Нова, осторожно подбирая слова, но Тош уверенно произнес: "Нет. Мы не можем поддаваться сомнениям. Иногда здешние уроки суровы, но мы все равно должны их выучить".

"Ты такой пылкий", - искренне улыбнулась Нова, вновь проведя ладонью по щеке товарища. - "Это-то мне в тебе и нравится, Тош. Ты горишь так ярко..." "Возможно, ты чувствуешь... то же самое, что и я", - с робкой надеждой в голосе произнес Габриэль и, оглядевшись по сторонам, заключил ладони Новы в свои.

"Но словам Лио, здесь слепое пятно их наблюдения", - продолжал он. - "Если нас поймают... это против правил". Нова улыбнулась: бедный Габриэль, всегда такой правильный... "Мы просто разговариваем, Тош", - уточнила она. - "Мы не нарушили ни одного правила. Пока".

И губы их слились в долгом, сладком поцелуе...


Дельта пришла в восторг, когда Нова рассказала ей о произошедшем на балконе, но тут же всполошилась: "Но что, если вам поймают?" "Я просто хочу стать хорошим Призраком", - отвечала Нова, отведя взгляд. - "Если мне промоют мозги, мне больше ни о чем не придется беспокоиться, верно?"

Дельта нахмурилась: иногда она совсем не понимала свою подругу. Неужели та с такой легкостью готова отказаться и от своего прошлого, и от зарождающихся отношений с красавцем Габриэлем... да и от себя самой?..


Члены Синего отряды были поражены, когда на следующее утро перед занятиями к ним приблизился Лио; на лице юноши играла чуть кривая, самоуверенная улыбка. И куда подевался вечно затравленный взгляд, тремор рук?

Повинуясь ментальной команде Травского, портативные компьютеры его напарников, находившиеся на столике, взмыли в воздух, устремившись к своим владельцам. "Они созданы, чтобы летать", - пояснил Лио, наслаждаясь всеобщим вниманием. - "Я им просто разрешил".

И он уверенным шагом устремился в лекционное помещение. Дельта и Нова переглянулись. "Это и правда Лио?" - выдохнула Эмблок. - "Он совсем... другой". "Это еще мягко сказано", - отвечала Нова, в душе которой закипала злость. - "Как будто что-то выжгло еще дотла... и Лио там больше нет..." "Думаешь, с ним что-то сделали?" - поразилась Дельта. "Кто-то что-то сделал", - медленно произнесла Нова, провожая взглядом удаляющегося технопата. - "Он не мог сделать это с собой сам".

Лишь Габриэля и Кэт, похоже, не тревожили произошедшие с Лио перемены; они просто радовались возвращению напарника и приветствовали его необычный настрой...


Сарко Ангелини находился в кабинете директора, куда последний вызвал его, дабы продемонстрировать очередную видеозапись, выпущенную в эфир опальным сенатором Корбином Фашем, получившем политическое убежище в Протекторате Умойа.

"...продолжающиеся ужасы Программы Призраков", - вещал Фаш с голо-экрана. - "Программа Призраков принудительно вербует детей и истязает их, чтобы усилить псионические способности! Программа использует людей, словно скот!"

Кевин Бик схватился за голову. "Зачем я вообще согласился на эту работу?" - простонал он. - "Сначала Кистлер, теперь это! Какого черта Менгск все это допускает?!" "Возможно..." - произнес сохранявший спокойствие Ангелини, - "Император не настолько владеет ситуацией, как... мы считаем?"

Директор наградил суперинтенданта хмурым взглядом. "Тебе не кажется, что это звучит несколько... изменнически?" - буркнул он, и Ангелини замахал руками: "Нет-нет, ты неправильно меня понял!" "Сарко..." - прорычал Бик, терпение которого было на пределе, - "я понимаю куда больше, чем ты считаешь. Все вновь возвращается к тому мальчишке, Фашу".

Колин Фаш оказался поразительным образцом. Он обладал способностью создавать астральные проекции самого себя, и тогда сознание буквально оставляло его тело... Если бы сими проекциями можно было управлять...


После занятия Габриэль и Нова расположились под деревом во внутреннем дворике Академии; вокруг не было ни души - наверняка все студенты устремились прямиком в столовую.

"Это был мой первый поцелуй", - плутовато улыбнулся Тош, покосившись на Нову. "Правда?" - та устроилась поудобнее на травке у основания ствола. "Угу", - кивнул Габриль, и тут же добавил: "Все остальные были лишь тренировкой".

"Тренировкой?" - рассмеялась Нова, наслаждаясь окружающей ее безмятежностью. - "Думаешь, тебе нужно еще тренироваться?.. Сегодня ночью снова будет темно. Никто не увидит, как мы выскользнем..." "Нова... нет, нельзя", - понурился Габриэль, избегая смотреть Нове в глаза. - "Кто-нибудь может нас заметить".

"Кто?!" - прищурилась та. - "Мы же так осторожны!" "Диланна", - признался Тош. - "Она говорила со мной... угрожала. Сказала, что если увидит нас, то непременно выдаст. Сама знаешь, какой злобной она бывает..." "Ты что, и вправду ее боишься?!" - недоверчиво поинтересовалась девушка, и Тош, повесив голову, тихо отвечал: "Нова, я не могу... то есть, мы не можем так рисковать".

Нова рывком поднялась на ноги, устремилась прочь. Габриэль крикнул ей вслед, что заботится о ней и не хочет, чтобы она пострадала, но девушка полагала, что напарник ее просто струсил, испугался своей стервозной ухажерки.

Неожиданно Нова остановилась, как вкопанная, заметив у входа в комплекс знакомую фигурку мальчугана. Последний молча поманил ее, после чего бросился прочь. Нова бежала следом, прося мальчишку остановиться... не ведая, что ведет ее за собою астральная проекция сознания Колина Фаша.

А затем мальчишка исчез, и осознала Нова, что находится в совершенно незнакомом крыле Академии. За ее спиной выросли две фигуры в бронекостюмах; в руках охранники сжимали винтовки Гаусса. "Что вы здесь делаете?" - поинтересовался один из них у растерянно озирающейся по сторонам Новы. - "Студентам не разрешается сюда заходить".

"А вы кто такие?" - раздраженно бросила девушка. - "И что здесь делаете? И где... тот мальчик?" "Мы здесь для того, чтобы защищать вас", - доходчиво объяснил охранник. - "А вход сюда запрещен". "Неужели?" - Нова вызывающе скрестила руки на груди. - "Почему? С какой стати?"

"Пожалуйста, мисс, не нужно скандалить", - произнес охранник. - "Вы должны немедленно покинуть это место. Нам придется об этом доложить..." Поняв, что сейчас она все равно ничего не добьется, Нова пошла прочь по коридору; однажды она непременно узнает, что здесь творится... Их, не будь у этих громил пси-экранов, она была уже все выяснила...

Нова так глубоко погрузилась в собственные мысли, что не заметила, как столкнулась с Аалом, о чем-то ворковавшим с Диланной в уголке коридора. "Что стряслось, белобрысая?" - лидер Красного отряда даже не пыталась скрыть своей ненависти. - "Потеряла малыша Тоша?" "Да он, наверное, ее уже бросил", -подыграл подруге Кистлер. - "В погоне за следующей симпатяшкой".

Заметив, как брови Новы угрожающе сошлись к переносице, Аал склонился к ней и тихо произнес: "Поберегись, Нова. Не теряй головы и не делай ничего такого, о чем еще пожалеешь. Я собираюсь уничтожить вас. Вас всех". Лучезарно улыбнувшись напоследок, Аал приобнял Диланну за плечи, и оба двинулись прочь по коридору, оставив Нову наедине с ее крайне скверным настроением...


Об угрозе Аала Нова сообщила товарищам за обедом; все, за исключением Лио, заметно приуныли. "Не обращайте на него внимания", - пренебрежительно отмахнулся Травский. - "Единственное, что он умеет, это манипулировать - а это не пси-способность. Это работает, только если его слушать. Они не могут побить нас честно, и сами это знают. У нас есть Тош, Кэт, Нова, Дельта... и у нас есть я. Взгляните на меня! Теперь я вижу ясно! Все! Теперь я знаю, что делаю!"

"Да, это мы и раньше слышали", - закатила глаза Кэт. - "Лио, ты уже столько раз облажался..." "Дайте мне шанс!" - с жаром произнес Лио. - "И вы увидите".

Члены Синего отряда заметно приуныли: мало им козней Диланны и Аала, так еще и Лио чудит... "А у нас есть выбор?" - наконец риторически поинтересовалась Кэт, и Габриэль кивнул: "Кэт права. Мы должны это сделать". Сжав ладонью руку Новы, он тихо вопросил: "А что насчет тебя, Нова?"

Реакция девушки, однако, удивила всех. "Просто не путайтесь у меня под ногами", - с еле сдерживаемой злостью произнесла Нова. - "Вы все. Я сама разберусь. Это личное". Глаза ее метали молнии, и Тош поостерегся задавать дальнейшие вопросы...


В следующий раз Синий и Красный отряды сошлись на тренировочной площадке Академии в упражнении, названным "городским боем". Вооруженные снайперскими винтовками, студенты должны были вывести из строя весь отряд противника, чтобы обеспечить себе безоговорочную победу. За ходом упражнения посредством многочисленных мониторов наблюдали суперинтендант и директор, причем последний, еще не оправившийся от последних потрясений, счел необходимым обратиться к Ангелини: "Я не хочу, чтобы кто-то пострадал, по крайней мере серьезно. Мне и так хватает поводов для беспокойства". "Оружие трижды проверено и заблокировано", - обнадежил его суперинтендант.

"Покажи мне Лио", - приказал Бик, и Ангелини увеличил изображение с одной из камер, явив взору директора Лио Травского, на лице которого застыла маска мрачной сосредоточенности. Сцепив пальцы, Бик вперил взгляд в экран: все это упражнение затеяно ради Лио и Новы, и от того, как они проявятся себя, зависит многое...

Диланна и Аал условились первым делом вывести из игры Нову, благо остальных членов Синего отряда угрозой для себя не считали. Так, Красный отряд открыл шквальный огонь, вынуждая противников укрыться за обломками стен, коими было усеяно пространство тренировочной площадки. Члены отряд Тоша общались между собой исключительно ментально, координируя свои действия.

Нова знала, что стреляют противники исключительно в нее, и предложение Габриэля вызвать огонь на себя изначально обречено на неудачу. Тош приказал Кэт и Дельте обходить здание, где занял оборону Красный отряд, слева, а Лио - справа... Но Травский проигнорировал приказ лидера; выпрямившись во весь рост чуть в отдалении, он о чем-то напряженно размышлял, рассматривая остов SCV...

Шквальный огонь не давал Нове двинуться с места; тактика, избранная Диланной, приносила успех. Винлалея и Энди держали на прицеле стену, за которой пряталась Терра, в то время как Диланна и Аал собирались подобраться к своей жертве сверху, используя для прикрытия SCV... Диланна, однако, не преминула напомнить Аалу, что вывести Нову из игры должна она, и никто другой.

Дельта и Кэт сумели зайти за спины Винлалее и Энди, но те вовремя заметили новую угрозу и умудрились снять девчонок прежде, чем те сумели что-либо предпринять. Заметив, что отряд его лишился двух членов, Габриэль вновь обратился к Лио, прося того о помощи. "Подожди", - прозвучал ментальный ответ Травского, все так же созерцавшего остовы SCV. - "Они не хотят быть сломанными. Не думаю, что они сломаны".

Терпение Габриэля лопнуло; в который уже раз Лио подставляет всю команду! "Что за хрень ты несешь?!" - разозлился он. - "Лио! Да я тебе сам сердце вырву!.." Чувствуя, что надеяться придется лишь на самого себя, он отыскал в прицеле снайперской винтовки затылок Аала, но нажать на курок не успел: Оби Минайя, зашедший ему за спину, вырубил Тоша ударом приклада. Казалось, сокрушительное поражение Синего отряда неминуемо...

Нова Терра покинула укрытие, выйдя на открытую площадку, где ее встретил Красный отряд в полном составе. Впрочем, Диланна хотела обеспечить себе красивую победу, повергнув Нову в поединке один на один. Она устремилась в атаку; иные члены Красного отряда отошли в сторону, дабы наблюдать за противостоянием, не вмешиваясь. На лице Кистлера играла злая усмешка: именно для этого он и вернулся сюда, чтобы жестоко отомстить Синему отряду!..

Студенты Красного отряда совершенно позабыли о Лио... тем самым совершив фатальную ошибку. Повинуясь ментальной команде технопата, машины SCV неожиданно воспряли к жизни. Манипуляторы и буры протянулись к опешившим подручным Диланны, замерев в считанных сантиметрах от их голов. Студены боялись двинуться с места, не зная, что можно ожидать от непредсказуемого технопата. Сама Диланна отвлеклась лишь на мгновение... и оказалась повержена Новой.

Манипуляторы трех SCV, окруживших площадку, сомкнулись на членах Красного отряда, подняв их в воздух. "Что это значит, Нова?!" - возмутился Аал, так и не распознав, чей разум стоял за происходящим. - "Еще один из твоих фокусов?!"

"Нет, Кистлер!" - прозвучал ответ, и из кабины SCV выпрыгнул Лио. - "Это один из моих фокусов!" Команда Габриэля восхищенно взирала на Травского: студены Синего отряда и подумать не могли, что товарищ их способен на такое! "Это было легко", - объяснил им Лио. - "Все эти SCV, они хотели заработать снова! Я им просто разрешил! Они не были сломаны. Но сами об этом не знали. Я их разбудил".

"Весьма впечатляюще", - хохотнул Кистлер, умудряясь сохранять достоинство в своем незавидном положении - находясь зажатым манипулятором SCV. - "Мои поздравления. Я знал, что ты на это способен, Лио".

Услышав эту реплику, Кевин Бик, неотрывно наблюдавший за творящимся на экране, обратил на Ангелини взгляд, в котором плескалась неприкрытая тревога: "Он слишком много знает..." "Нет", - покачал головой суперинтендант. - "Он знаете только то, что я хочу, чтобы он знал".

"Поставь меня на землю, Лио", - приказным тоном произнес Кистлер. - "Нам надо поговорить". "Нет, Аал", - твердо отвечал Лио. - "Нам не о чем разговаривать. Ни сейчас, ни потом, никогда". "Уверен в этом?" - глумливо ухмыльнулся Кистлер, и, выудив из кармана небольшую емкость с хабом, потряс ею перед лицом Лио. - "Вели машинам отпустить меня, и он твой..."

Лаконичным ответом Лио стал кулак, врезавшийся в лицо Аалу; носовой хрящ громко хрустнул. "Я серьезно!" - рявкнул Травский, и впервые в глазах Кистлера появилось нечто, похожее на испуг. - "Никогда, Аал - значит, никогда! Ты просто пытаешься меня использовать, а мне надоело, что меня используют".


...Кевин Бик откинулся на спинку кресла, поздравил Ангелини с успешным избавлением Лио Травского от наркозависимости. Суперинтендант и сам пребывал в превосходном расположении духа: он и раньше предполагал, что хаб лишь сдерживает уникальные способности технопата...

"Я сейчас на подъеме", - улыбнулся он. - "Иногда достаточно слегка подтолкнуть здесь или там... Многого можно добиться, не привлекая к себе внимания". "Ты о Лио?" - уточнил Бик, но Ангелини покачал головой: "Я о Кистлере. Но насчет Лио ты прав".

"Да... Кистлер..." - Бик получал истинное удовольствие от созерцательства на экране ошарашенного лица Аала с перебитым носом. - "Мы вынуждены гарантировать его безопасность... но это не означает, что его пребывание в Академии должно быть приятным".


Спустившись вниз, к студентам Красного и Синего отрядов, директор Бик и суперинтендант Ангелини сообщили им, что отныне оба они объединяются в единое подразделение. "Что означает - никаких больше склок", - не преминул добавить директор, глядя на отражающие чрезмерное недовольство лица студентов. - "Вы научитесь работать вместе как единая команда. Однажды у вас появятся более серьезные враги, чем собственные товарищи".

"Для дальнейших тренировок мы отправляем вас на заброшенную шахтерскую планету", - продолжил Ангелини. - "Пятую планету "Чертовой дюжины".


...А на четвертой планете звездной системы "Чертовой дюжины" в глубокой шахте под шахтерской базой, ныне укрытой плотным ковром биомассы зергов, оставались в живых четверо молодых людей - наследников Старых Семей. Огонек надежды на спасение все еще тлел в их душах, и раз за разом выходили они в эфир, моля о помощи...


Очередной выпуск программы "Доминион и вы" был посвящен годовщине инаугурации Императора Арктуруса Менгска и становления Доминиона Землян. Ведущий И. Б. Джеймс заливался соловьем, вещая о счастливом будущем обитателей пространства Доминиона, а сопутствующие кадры хроники отражали улыбающиеся лица обывателей, развитие инфраструктур, мощную военную машину Доминиона...

"Всего за один лишь год Император Менск преобразил жизнь в Доминоне!" - восклицал ведущий. - "Эпоха неуверенности в завтрашнем дне завершилась! Люди вновь смеются, они счастливы! И почему - спросите вы?! А я вам отвечу - потому что Император Менгск принес стабильность в пространство Доминиона! Она вернул нам будущее! Дал нам сотни тысяч новых рабочих мест! Строятся сотни индустриальных центров! И еще тысячи будут созданы в ближайшие 18 месяцев! Экономика на подъеме! Наши новые заводы перевыполняют планы! Император точно знает, что нужно Доминиону и создает мощнейшую военную машину в секторе! Император Менгск объявил войну страху! Никогда впредь зерги и протоссы не представят для нас угрозы! Император Менгск защитит нас! Никогда боле люди не испытают страха!.. Ведь мы помним Тарсонис - самую страшную атаку на планету людей! Миллионы несчастных погибло в тот день! Император Менгск обещал: "Мы не забудем об этом! Никогда!" И обещание это исполняет по сей день. Он сдержал его! Ни один человек не испытает впредь страха!"

Но когда закончилась программа, выражение наигранного ликование исчезло с лица И. Б. Джеймса. Поморщившись, ведущий покинул студию, устремившись к выходу из здания...


Ожесточенное сражение продолжалось на пустынной равнине неведомой планеты; зависшие над землею крейсера Доминиона поливали волны зергов огнем, на земле облаченные в бронекостюмы пехотинцы с трудом сдерживали натиск чудовищных тварей... И в сердце этого хаоса - четверо будущих Призраков, членов Синего отряда.

"Я не могу сделать это!" - в отчаянии кричит Нова. "Ты должна!" - убеждает ее Габриэль. - "И не беспокойся обо мне! Со мной все будет хорошо!" Но в следующее мгновение Дельта обращает внимание товарищей на пугающее явление: боевые машины Доминиона сливаются воедино, образуя высоко над землей гигантскую голову Лио. "Я понял!" - восклицает технопат.

Синий отряд фиксирует запуск ядерной боеголовки - дело рук "дорогих товарищей" из Красного отряда, Диланны и Аала. Души Габриэля и членов его команды захлестывает слепая паника, осознание неизбежной гибели... и ядерный взрыв обрывает их существования...

Дейльта Эмблок проснулась в холодном поту, пытаясь осознать, в чем смысл представшего ей в ночном кошмаре. А в том, что смысл в оном действительно присутствует, девушка не сомневалась.


На следующее утро Кэт Тум на глазах у всего подразделения набросились на Аала Кистлера, и Габриэлю Тошу пришлось насильно оттаскивать подругу от самодовольного сынка министра финансов.

"Чего он лезет к моему отцу?" - в ярости прошипела Кэт, когда Тош отвел ее в сторонку, дабы девушка успокоилась и взяла себя в руки. "К сожалению, его арест стал достоянием общественности", - вздохнул Габриэль. - "Уверен, отец свяжется с тобой, как только ему представится такая возможность". "Хотела бы я быть в этом столь же уверена", - хмыкнула Кэт, отводя взгляд. "Нам нужно упорно трудиться, чтобы быть готовыми", - продолжал убеждать напарницу Габриэль. - "Мне нужно заботиться о вас... обо всех. Обо всей команде. Эх, если бы мне удалось донести это до Новы..."


Переступив порог офиса директора, суперинтендант Ангелини сразу отметил, что тот пребывает в прескверном расположении духа. "Кевин, все в порядке?" - осторожно осведомился он, и директор, тяжело вздохнув, откинулся в кресле. "Все дело в этом проклятом расследовании", - буркнул Бик. - "Папаша Аала Кистлера не дает покоя мне. То есть, нам". С моими финансовыми потоками, ровно как и потоками Академии полный порядок".

"Тогда тебе не о чем опасаться", - осторожно предположил Ангелини, и Бик взорвался: "Мы должны опасаться обо всем! Он же шакал! Обязательно что-нибудь подстроит! Я уверен в этом! И в довершение всего сюда прибывает генерал подразделения Призраков. Он собирается проверить готовность Колина Фаша". "Колин еще не готов", - твердо заявил Ангелини, но Бик лишь качнул головой: "Генералу на это наплевать".

Со значением взглянув на подчиненного, директор отчеканил: "Мы должны оставить Колина здесь. Любой ценой !" "Этот мальчик стал нашей головной болью..." - начал суперинтендант, но Бик резко оборвал его: "Нет! Мы должны оставить его здесь! Мальчишка Колина обладает самой уникальной способностью из виденных мною. Астральная проекция! У него огромный потенциал! Менгск должен узнать, сколь важна Академия!"

"Кевин?" - тихо вымолвил Ангелини, понимающе глядя на директора, последние дни пребывающего в исключительно стрессовом состоянии. - "Прости, что перебиваю, но я пришел, чтобы сказать: ребята ждут тебя".

Бик устало кивнул, поднялся на ноги и в сопровождении суперинтенданта направился в иное крыло комплекса, где наряду с преподавательницей Лагдамен его уже дожидались десять слушателей, составлявших прежде Синий и Красный отряды. "Я знаю, что вам не терпится отправиться на тренировку на пятую - или четвертую? - планету "Чертовой дюжины", - начал директор свое обращение к подопечным. - "Ладно, не важно. Я просто хочу, чтобы вы знали: мы все гордимся вами. Вы прекрасно развиваете свои способности. Поэтому мы и отправляем вас на эту общую тренировку. Помните, ни Синего, ни Красного отряда больше не существует. Все вы теперь одна большая команда - Фиолетовый отряд".

"Спасибо, директор Бик", - молвила преподавательница Лагдамен и, обернувшись к слушателям, продолжила: "Во всех отношениях мы станем относиться к предстоящему как к боевой миссии. Миссии для всех вас. Я же останусь в основном лишь наблюдательницей. Вопросы? Эта тренировка покажет, насколько слаженно вы работаете в команде". Слушатели угрюмо молчали, и директор приказал воспитанникам разойтись, приступив к выполнению задания.

Члены Фиолетового отряда устремились к посадочной площадке, опускался на которую боевой крейсер. Навстречу курсантам выступил офицер, окинул будущих Призраков недовольным взглядом. "Я - коммодор Жорж Дарабонт", - процедил он, - "а это - боевой крейсер Доминиона "Сайрус". Это мой корабль. Я устанавливаю правила. Вы следуете им. И каждый раз проявляете чудеса профессионализма. Я не дают ни первых предупреждений, ни еще одних шансов. Если хотите увидеть, как выглядит стыковочный шлюз снаружи, попробуйте нарушить мои правила".

Курсанты заметно приуныли, и коммодор, закончив с вводным инструктажем, приказал следующей на шаг позади него офицеру Мирне заняться юнцами и показать им их отсеки. Проведя молодняк наряду с преподавательницей на палубу С, женщина постановила, что курсантам строжайше запрещается покидать оную. "Я уверена, все будет..." - начала Лагдамен, но Мирна жестко оборвала ее: "Буду откровенна. Коммодор не в восторге от этой миссии. Ровно как и я. Мы тут не няньки". "А мы не дети", - нахмурился Тош, и офицер недовольно хмыкнула: "Просто не лезьте под ноги. Вы все".

...Боевой крейсер "Сайрус" покинул Урсу, через подпространство устремившись к звездной системе "Чертовой дюжины".


Позже Фиолетовый отряд собрался за столом в отведенном ему отсеке, чтобы перекусить и поделиться весьма неоднозначными впечатлениями от начала космического вояжа. Кэт и Габриэль открыто высказали свое непонимание причин выделения курсантам целого боевого крейсера, на что Энди Дессай предположил: "Может, это просто прикрытие? Чего-то иного, темного и зловещего?"

"Опять ты за свое, Энди!" - закатила глаза Диланна. - "Вечно тебе мерещатся теории заговора". Однако от прозвучавших слов всем стало не по себе, и Лио, помолчав, пожал плечами: "Ну... идет война. Им приходится хранить свои секреты". "Да, много о чем нам просто не сообщают", - согласился Тош. "Но это не ответ на вопрос", - напомнила товарищам Кэт. - "Зачем нам боевой крейсер для этого упражнения?"

Женщина, присланная коммодором для обслуживания курсантов за обедом, всеми силами пыталась сохранить на лице бесстрастное выражение, но Нова уловила обрывки ее мыслей, смятенных и тревожных: "Не настоящий боевой крейсер... больше - нет... с тех пор, как... не должна думать... они не должны узнать!"

...Позже, когда курсанты остались одни, Нова сообщила о своем тревожащем открытии товарищам, резюмировав: "Я сама еще не все сумела понять. Но, похоже, коммодор нажил себе каких-то проблем на Тарсонисе..." "А я, прочесывая гипернет, выяснил, что Доминион не доверяет ему", - добавил Аал, нахмурившись.

"Нет, все куда хуже", - прозвучали слова Лио Травского, и технопат, разведя руки в стороны, продолжил: "Вы ведь не слышите всего этого, верно? Корабль болен. Ранен. Он не восстановлен. Он хочет умереть". "Откуда ты все это знаешь, Лио?" - изумилась Дельта, и юноша отвечал: "Корабль сам сказал мне. Большинство его орудий выведено из строя. Со времен Тарсониса он так и не был восстановлен. На борту - лишь минимальная команда... достаточная для того, чтобы поддерживать системы корабля".

"Да нет же, ты ошибаешься", - неуверенно молвила Диланна. - "Когда мы поднимались на борт, я видела пехотинцев", и Лио наряду с Энди согласно кивнули, однако Аал резонно поинтересовался: "А вы видели их отличительные знаки принадлежности к отряду? На них - желтая черта, поскольку они отступили у Тарсониса. Они здесь потому, что бежали, струсив".

"И что это означает для нашей миссии?" - нахмурился Тош. Курсанты переводили взгляд друг на друга, выказывая предположения. Командование не доверяет экипажу судна ничего более существенного?.. Беспокоиться не о чем?.. Или наоборот?.. А может, им еще далеко не все известно о происходящем... "Ладно, важно следующее", - резюмировал Габриэль, - "мы здесь для того, чтобы доказать: мы станем самыми лучшими Призраками. Верно?"

Курсанты закивали, соглашаясь, и лидер Фиолетового отряда продолжал, распаляясь: "Император Менгск дал нам шанс доказать, что мы можем быть самым лучшим оружием! Ведь идет война... Так станем же героями! Кто со мной?! Кто со мной?!" Воодушевленные речью лидера, курсанты радостно загомонили; от недавней неуверенности и растерянности не осталось и следа...


Это случилось, когда крейсер покинул подпространство, достигнув системы "Чертовой дюжины". Коммодор Дарабонт наряду с офицером Мирной оставались на капитанском мостике, с горечью вспоминая падение Тарсониса и роль, отведенную им Менгском в сем действе. Ведь именно он, лидер Сынов Корхала, приказал им держаться в стороне от сражения, когда полчища зергов добивали конфедератов, и коммодор не посмел ослушаться приказа... шаг, за которой впоследствии был заклеймен наряду со всей командой "Сайруса". И сейчас сердца несправедливо обвиненных солдат были исполнены неприкрытой горечи, осознания жестокой несправедливости...

"Коммодор! Вы слышите?" - послышался голос, и Дарабонт, вздрогнув, обернулся. В отсек ворвались запыхавшиеся курсанты - Лио Травский и Нова Терра. "Что вы здесь делаете?" - в ярости рявкнул коммодор. - "Как выбрались с палубы C?"

Мирна кричала в коммутатор, требуя солдат подняться на мостик, а вбежавшая следом за слушателями Академии преподавательница всеми силами пыталась сгладить конфликт... В отсек ступили двое пехотинцев в бронекостюмах, устремились к курсантам... когда конец излишней суете положил сам коммодор, обратившись к Лио: "Так что же ты слышишь?"

"Это слышит корабль", - попытался объяснить юноша свои ощущения, преследующие ее с момента входа судна в эту звездную систему. - "Очень слабый сигнал. Отчаяние. Опасность. Страх". Пред мысленным взором Лио вставали образы множества зергов, а также лица молодых людей - изможденных, доведенных до полнейшего отчаяния... "Мы следуем не на ту планету", - резюмировал Травский. - "Кому-то нужна помощь".

"Это что, какая-то телепатическая уловка?" - нахмурился коммодор. "Они все телепаты", - попыталась объяснить Лагдамен. - "Просто Лио обладает... иными способностями". "Он - технопат", - напрямую заявила Нова. - "Он ощущает то же, что и машины".

Коммодор покачал головой: если каким-то людям угрожает опасность, то спасать их придется кому-то иному... у них самих - вполне определенная миссия... Однако следующие слова технопата заставили Дарабонта встрепенуться, ибо Лио произнес слово, воистину ненавистное коммодору: "Зерги". "Где?" - бросил Дарабонт, и технопат отвечал: "Четвертая планета. Ши".

Коммодор задумчиво потер подбородок, переглянулся с Мирной. "Мы должны проверить..." - начала та, и Дарабонт, согласно кивнул, обернулся к Лагдамен: "Ты сможешь играть со своими игрушками-Призраками на четвертой планете системы?" Женщина отрицательно покачала головой: "Я не могу рисковать ими". Коммодор презрительно ухмыльнулся и, скрестив руки на груди, поинтересовался: "Тогда зачем вы вообще обучаете их на Призраков?!"

Отвернувшись от преподавательницы и не слушая ее дальнейших возражений, коммодор постановил, что они берут курс на Ши, и в первую очередь вышлют пехотинцев на разведку...


"Вы слышали..." - начала Диланна, лишь ступив в отсек, где оставались курсанты, прежде входившие в Красный отряд, - "мы изменяем курс". "Четвертая планета вместо пятой", - спокойно отметил Аал, и девушка воззрилась на него с подозрением: "Как ты узнал?"

"В этом твое слабое место", - невозмутимо произнес Кистлер. - "Помимо телепатии, есть иные способы узнавать о чем-либо".


По мере приближения крейсера к планете Ши связной действительно засек сигнал, исходящий с поверхности. Крайне слабый... Остававшиеся в рубке Дарабонт и Мирна терпеливо дожидались, когда связной сумеет добиться достаточного качества видео и звука, и тихо переговаривались, споря о том, действительно ли способностям мальчишки - этого "технопата" - можно доверять. Лио и Нова оставались за спинами командующих крейсером, ожидая их решения.

Наконец, связному удалось уловить частоту передачи, и на экране коммуникатора возникли два изможденных лица. "...три дня! Они приближаются!" - запинаясь, говорил юноша, а девушка в истовой панике молила: "Пожалуйста, пожалуйста, если кто-нибудь слышит нас - наше время на исходе! Помогите! Мы в убежище от солнечных вспышек!.. Здесь какие-то зерги, они пытаются прорваться к нам". Изображение отчаявшихся лиц сменила трехмерная карта некоего комплекса, а затем последовала картинка экзотов, в которых коммодор безошибочно опознал зерглингов. "За наше спасение вы получите большую награду!" - продолжали увещевать безмолвное пространство обреченные. - "Есть там вообще кто-нибудь?!"

"Награда - это хорошо", - отметил Дарабонт, но Мирна, презрительно хмыкнув, отметила: "Не помешало бы уважение". Коммодор согласно кивнул: "Да, Менгск должен его нам... Возможно, это ложная тревога, ведь здесь никогда не отмечалось присутствие зергов. Но если эти твари действительно здесь, мы можем заработать себе повышение". "И искупить прошлое", - добавила Мирна, однако Дарабонт упрямо качнул головой: "Мы не сделали ничего такого, чего стоило бы стыдиться. Мы - Сыны Корхала. Это не мы виноваты в том, что Тарсонис пал. Вина лежит на ком-то ином".

Воцарившуюся тишину прервал неуверенный голос связного: "Мне им ответить?" "В первую очередь отправь сообщение командованию", - приказал коммодор. - "Мы расследуем возможное зерг-заражение". "Попросить дополнительные силы?" - поинтересовался связной, но Дарабонт постановил: "Я устал ждать, когда вышестоящие чины удосужатся принимать решения. Мы сами справимся с этим. У нас есть отряд пехотинцев и наши маленькие Призраки. Даже несколько боеголовок".

"Коммодор", - твердо заявила преподавательница Лагдамен, - "пока я не получу дозволения на то из Академии, эти курсанты шагу не ступят с корабля..." "Здесь я принимаю решения!" - загремел Дарабонт. Неизвестно, чем бы закончилась их стычка, но конец перепалке положила Нова Терра, заявив, что должна во что бы то ни стало ступить на поверхность планеты. "Ведь это - Рокхэм и Бесс Кусинис", - пояснила девушка, указав на искаженные отчаянием лица, продолжающие отображаться на мониторе...


Казалось, усугубиться ситуация не может в принципе, но суперинтендант развеял это заблуждение директора, переступив порог его офиса и с ходу заявив, что Колин Фаш каким-то непостижимым образом исчез из изолированного отсека, в который был помещен. И это в преддверии визита генерала подразделения Призраков...

"Сарко! Ты - идиот!" - исступленный рев Кевина Бика разнесся по коридорам Академии Призраков, все территорию которой уже начали прочесывать пехотинцы. Рано или поздно, но беглец будет обнаружен...


Боевой крейсер остался на орбите, а к поверхности планеты Ши устремились транспортные шаттлы... Сражение с хлынувшими навстречу зергами началось сразу же, как пехотинцы ступили наружу, однако тварей оказалось слишком много. Солдаты с трудом сдерживали яростный натиск экзотов, в то время как "Сайрус" шел на низкой орбите, пытаясь обнаружить улей зергов, где непрерывно рождаются новые особи.

Улей - точнее, даже несколько - удалось обнаружить, и коммодор постановил, что безопаснее всего будет уничтожить оные боеголовкой. Однако для точного поражения цели необходимо, чтобы к той как можно ближе подобрался Призрак... "Мы можем использовать девчонку!" - с ходу отметая возможные возражения, Дарабонт обратился к Лагдамен. - "У нас есть боеголовки. У вас - Призраки. Считай это частью тренировочных упражнений. Мне нужен Призрак, чтобы пометить цель. И твоя девчонка может это сделать".

"Если с ней что-нибудь случится..." - сдалась преподавательница, и Дарабонт согласно кивнул: "Я - коммодор, и несу ответственность за нее". Лагдамент устремилась к выходу из отсека, а Дарабонт, дождавшись, когда она скроется из виду, обратился к Мирне: "Мы воспользуемся несколькими боеголовками класса "Апокалипсис". Дюжины будет достаточно". "Так много?" - выдохнула та. - "Но, сэр..." "Не думай об этом", - отмахнулся командующий. - "Потери всегда случаются. К тому же, не верю я во всех этих Призраков".


В предвкушении предстоящей операции Нова облачалась в костюм Призрака, слушая последние указания Лагдамен. "Костюм оборудован реактором "Мёбиус", однако его механизм невидимости я буду контролировать дистанционно", - говорила преподавательница. "Вы отправляетесь со мной?" - удивилась Нова, и женщина кивнула: "Мы все еще на тренировочном задании".

"Если там окажутся зерги-повелители, они заметят меня", - рискнула поделиться своими сомнениями Нова, но преподавательница обнадежила ее: "Дарабонт обещал, что таковых рядом не окажется... Ты отметишь цель. Красный отряд произведет выстрел. И мы будем считать это удачным упражнением".


Крейсер завис над ковром биомассы, покрывающим регион, открыв огонь, внося смятение в орду зергов... А в отдалении шаттл коснулся земли, и из открывшегося люка выступили двое: преподавательница и ее слушательница. Лагдамен активировала маскировочные системы костюма Новы, и девушка, незримая для ксеноморфов, устремилась к ульям, вокруг которых непрестанно сновали дроны.

Отметить цели не составило труда, и Диланна немедленно запустила в означенные точки боеголовки... Локальные ядерные взрывы испепелили ульи... Казалось, операция прошла идеально, и остававшиеся на борту "Сайруса" курсанты поздравляли друг друга с успехом...

Коммодор приказал шаттлу забрать Нову... если, конечно, от нее что-то осталось. К счастью, Лагдамен обнаружила девушку целой и невредимой; Нова замерла подле новосотворенных кратеров и, казалось, к чему-то напряженно прислушивалась. "Пытаюсь определить, если ли выжившие", - пояснила она подошедшей преподавательнице, а в следующее мгновение лицо ее озарилось счастливой улыбкой, ибо осознала Нова: помимо близнецов Кусинис, в близлежащих шахтах скрываются также ее другие старые знакомые - Морган Калабас и Антония Тайгор!..


Офицер Мирна выдала остававшимся на борту курсантам костюмы Призраков, заявив, что они спустятся на поверхность в шаттле наряду с пехотинцами. Вот только активировать щиты невидимости ребята не смогут, поскольку реакторы "Мёбиус" дистанционно контролирует исключительно Лагдамен. Правда, после взрывов связаться с преподавательницей по неведомой причине возможным не представляется...

При виде счастливых улыбок на лицах недо-Призраков - еще бы, боевое крещение! - Мирна пришла в ярость. "Это не игра!" - рявкнула она, и, переводя взгляд с одного опешившего юнца на другого, продолжала: "Вы все, внимание! Королеве Клинков откровенно наплевать на то, сколько зергов сдохнет, чтобы добраться до вас! Кроме того, есть вещи, худшие, чем смерть. Во-первых, заражение. Мы не допустим, чтобы это произошло. Так или иначе".

Слова невысказанной угрозы повисли в воздухе, и давящую тишину нарушил Тош: "Мы прикроем спину друг другу". Офицер лишь кивнула: посмотрим, как эта ребятня проявит себя в действии...


Шаттлы устремились к поверхности; члены прежних Красного и Синего отряда спорили, кто из них какую роль на себя примет. Конец перепалке положил Габриэль Тош, заявив, что отныне они - Фиолетовый отряд, поэтому станут четко придерживаться оговоренного плана.

Наконец, двери шаттла открылись, и курсанты наряду с отрядом пехотинцев, названному "Чарли-2" ступили на поверхность планеты, устремившись к бункеру, откуда прежде был принят сигнал с просьбой о помощи. Второй отряд пехоты, "Чарли-1", спешил к точке, где предположительно оставались Нова и Лагдамен. Связаться с последними до сих пор не удалось: возможно, электромагнитное излучение повредило из коммутаторы... а может, они оказались слишком близко от эпицентра взрыва. Как бы то ни было, если они живы, то наверняка заметят пехотинцев.

Связной на борту крейсера координировал обстановку под неусыпным взором своего коммодора и офицера Мирны. Неожиданно на тактическом экране возник сонм красных точек, стремительно приближающихся к отрядам. Лишь сейчас связной заметил на другой стороне каньона еще одну колонию ульев - куда больше уничтоженной. "Обоим отрядам! Следовать к точке высадки!" - рявкнул Дарабонт в коммутатор. - "У вас - шесть минут!"

Зерги, оставшиеся подле бункеров, атаковали оба отряда пехотинцев. Курсанты противостояли лавине экзотов, искренне сожаления о том, что не могут воспользоваться щитами невидимости, встроенными в костюмы. Лео, однако, проблему решил, обратившись к реакторам "Мёбиус", прося их активироваться... А в следующее мгновение курсанты Фиолетового отряда скрылись из виду, обретя ощутимое преимущество в бою...

Отряд "Чарли-1" держал оборону подле убежища и, зачистив вход в оное от зергов, проследовал внутрь, где разыскал испуганных до смерти, но живых близнецов Кусинас. Последние до глубины души поразились, узрев Нову, которую считали погибшей... более того, в облике Призрака!..

Впрочем, времени на общение у них не было, посему пехотинцы наряду с Новой, Лагдамен и спасенными молодыми людьми бросились к зоне высадки, надеясь, что успеют убраться с планеты до того, как зерги из отдаленных ульев настигнут их. Отряд "Чарли-2" сумел разыскать двух иных отпрысков Старых Семей - Моргана и Антонию, - и ныне также спешил к помянутой точке.

Здесь, на равнине они воссоединились. Тош с радостной улыбкой бросился к Нове; Лагдамен же поинтересовалась первым делом: "Раненых нет?" "Нет, Лио активировал щиты невидимости", - признался Габриэль, и преподавательница удовлетворенно кивнула: "Я могла бы догадаться..."

Зерги стремительно приближались; пехотинцы наряду с разящей тварей из снайперской винтовки Кэт прикрывали отступление к шаттлу, к которому спешили остальные... Увы, зерги успели первыми, устремились в открытые люки... Выжившие пехотинцы и курсанты держали круговую обороны, ограждая четверку спасенных ребят, но становилось очевидно, что долго им не продержаться. Шаттлы уничтожены, пехотинцы гибнут один за другим... Остается одно - попытаться отступить к бункерам...

...Коммодор Дарабонт, наблюдая за критической обстановкой, отдал приказ навигатору направить "Сайрус" ко второй колонии ульев. Осознав смысл приказа, Мирна в изумлении выдохнула: "А пехотинцы? А Призраки?" "Они знали, на что шли", - отрезал коммодор. - "Они практически мертвы. Мы все равно не сумеем добраться до них вовремя. Нянчиться с Призраками? Мерзкая ошибка!.. И мы должны уничтожить вторую колонию ульев немедленно. Зерги рождаются там с невероятной скоростью. Если мы не уничтожим ее, вся планета будет потеряна".

...К легиону зергов присоединились и повелители, которые прекрасно видели курсантов, даже скрытых щитами невидимости. Наряду с немногочисленными выжившими солдатами и спасенными молодыми людьми те отступили ко входу одного из бункеров, однако зерги успели настигнуть и растерзать Энди Дессая. Наконец, тяжелые двери закрылись за их спинами; оставалось уповать на то, что продержатся они до прибытия помощи, коей выступит "Сайрус".

...Впрочем, боевой крейсер долго в воздухе не продержался, ибо был сбит зерг-спорами. Немедленно, орда зергов хлынула к потерпевшему крушение судну... Ворвавшись на капитанский мостик, твари растерзали всех пребывающих на нем... в том числе коммодора Дарабонта и офицера Митру...


Сарко Ангелини отыскал Колина Фаша в одном из складских помещений. Понурившись, малыш сидел в углу, размышляя о своей несчастливой судьбе.

"Колин, не стоит бояться", - мягко произнес суперинтендант, опускаясь на колено подле мальчишки. - "Я знаю, через что тебе пришлось пройти. Ты особенный. Именно для этого и проводились все эти эксперименты. Но их больше не будет, обещаю. Я знаю, ты не веришь мне, но я действительно забочусь о тебе. Я надеялся, что... мы станем друзьями". И Ангелини протянул Колину руку...


Курсанты и пехотинцы, фактически плененные в бункере, получили возможность перевести дыхание и оценить сложившуюся ситуацию. Приходилось принять очевидный факт: помощи ждать неоткуда. Последняя перехваченная передача с "Сайруса" указывала на то, что крейсер сбит зерг-спорами...

В отчаянии Нова опустилась на колени. "Так не должно было быть!" - всхлипывала она. - "Мы потеряли Энди!.." Опустившись рядом с нею, Тош тихо произнес: "Мне нужно сказать тебе кое-что. Понимаю, сейчас, быть может, не время, но... я все еще питаю чувства к тебе. Я порвал с тобой не потому, что не хотел больше видеть, а потому, что не желал подвергать опасности. Не хотел, чтобы ты страдала. Но разрыв причинил тебе лишь больше боли. Прости меня. "И ты - меня", - прошелестела девушка.

Нова и Тош еще долго не выпускали друг друга из объятий, когда деликатное покашливание напомнило курсантам, что они не одни в помещении. "Нова, это правда ты?" - восклицал Морган Калабас. - "Я так рад, что ты жива". "Даже если я теперь Призрак?" - улыбнулась Нова, и юноша закивал, говоря о том, что сумел выжить, тогда как многие расстались с жизнями, но, наверное, недостаточно сделал для спасения их... "Морган, не знаю, через что тебе пришлось пройти", - прервала его Нова, - "но знаю, что люди могут меняться. Мы должны".

Лио, сохраняя ментальный контакт с боевым крейсером, обратился к остальным: "Сайрус" лишь прикидывается мертвым. Он может исцелиться, но его окружают зерги. Если бы я смог пробиться туда, то сумел бы..." "Мы не сможем приблизиться", - с ходу отмела идею Лагдамен. - "Слишком много зергов". "И совсем мало пехотинцев", - поддержала преподавательницу Кэт.

Лио, однако, не смутился. "Нова сумеет", - твердо заявил он. "Нет, это слишком опасно!" - вырвалось у Тоша, однако присутствующие знали, что в словах технопата есть резон. "Лио прав", - согласилась Кэт. - "Нова может разметать их псионической волной, создать которую сумеет в огромном радиусе. Никто не знает наверняка пределы ее возможностей".

"Невозможно!" - продолжал настаивать Тош. - "Как вы собираетесь пригласить всех зергов в пределы этого круга?" "Зерги обладают коллективным разумом", - напомнил ему Аал. - "Создай угрозу улью и они разом ответят на нее. Пусть она приблизится, оставит невидимость и сыграет роль приманки".

Подобное высказывание повергло Габриэля в ужас, и лидер Фиолетового отряда твердо постановил: "Нет! Ни в коем случае!" "Слишком опасно", - поддержала его Лагдамен. "А что, есть идеи получше?" - окрысился Аал.

"Прекратите!" - выкрикнула Нова, устав от перепалки товарищей. - "Решение остается за мной". "Если ты пойдешь, я с тобой", - начал было Тош, и Нова с тревогой воззрилась на него: "Я не хочу, чтобы из-за меня ты подвергся опасности..." "И что получилось в прошлый раз, когда я хотел защитить тебя?" - печально улыбнулся Габриэль. - "Нам обоим было больно". Нова кивнула, закусив губу; а ведь он прав...

Лагдамен продолжала что-то говорить о поисках иного решения, но ни Нова, ни Габриэль не слушали слова преподавательницы. Они улыбнулись друг другу, взялись за руки. Да, они сумеют, наверняка!.


Генерала подразделения Призраков Леонида Селсуса директор Академии и суперинтендант встречали у трапа шаттла, однако гость, удостоив их едва заметным кивком, постановил, что хотел бы немедленно узреть в действии выдающиеся способности юного сына опального сенатора.

Препроводив генерала в наблюдательную комнату, Ангелини и Бик указали ему на Колина Фаша, находящегося в соседнем, изолированном отсеке. "Колин может проецировать свое сознание куда угодно", - пояснил генералу суперинтендант. - "Радиус действия продолжает возрастать. Ваши люди спрятали три голографических изображения Императора Менгска в трех определенных местах. Колин найдет их".

Не сходя с места, Колин просканировал пределы Академии, точно определив: первая из проекций находится в холле неподалеку от входа в здание, вторая - на балконе у второго лазарета, третья - в шаттле самого генерала. Ангелини и Бик обменялись довольными взглядами...


Преподавательница Лагдамен, взяв командование на себя, кратко изложила подопечным план действий. Разделять силы равносильно самоубийству, поэтому к "Сайрусу" направятся все - благо в соседнем гараже находятся небольшие машины, использовавшиеся горняками для разведки. "Мы все отправимся к "Сайрусу" с Лио", - говорила женщина внимающим ей курсантам. - "Оттуда Нова и Тош устремятся к улью. По пути к "Сайрусу" пехотинцы обеспечат дополнительное прикрытие".

Морган попытался было еще раз отговорить Нову от столь самоубийственного начинания, но девушка была непреклонна. "Это единственный выход", - отвечала она, обезоруживающе улыбаясь. - "Поговорим, когда все это закончится. Обещаю".

...Двери бункера распахнулись, и невидимые зергам курсанты наряду с пехотинцами принялись расстреливать тварей. Расчистив необходимое пространство, они устремились к гаражу, где завели две машины. К сожалению, бронированы те оказались далеко не так, как хотелось бы, но что поделать - использовали их прежде горняки, а не солдаты...

Выведя машины из гаража, курсанты направили их прочь от бункера... к точке, где предположительно рухнул боевой крейсер. Аал пренебрежительно хмыкал, полагая, что первый этап операции прошел слишком уж просто, на что Нова посоветовала ему не расслабляться - все самое сложное еще впереди.

Наконец, впереди показался искореженный корпус "Сайруса"; помимо зергов, иных жизнеформ поблизости не наблюдалось, посему стоило предположить, что из членов команды не выжил никто. "Я слышу корабль", - тихо произнес Лио, и на лице технопата отразилась неприкрытая боль. - "Он сильно ранен. Мы должны помочь ему".

Сохраняя осторожность, отряд устремился вниз по склону холма по направлению к кораблю, не забывая расстреливать немногочисленных зергов. Лагдамен призывала остальных не обманываться ложным ощущением безопасности. "Никто не войдет внутрь, пока мы не укрепимся в наблюдательном отсеке и не просканируем корабль на наличие жизнеформ!" - постановила она.

Пехотинцы рассредоточились, обходя корабль по периметру, добивая уцелевших зергов, после чего Лагдамен повела за собою Фиолетовый отряд в ангар "Сайруса". "Первым делом мы должны восстановить питание систем корабля", - говорил Лио спутникам. - "И щиты. После чего сможем заделать пробоины в обшивке судна. Внутренние системы корабля могут исполнить часть задачи, но..." "Приступай к делу", - оборвала его Лагдамен, пребывая настороже ввиду слишком уж вялого сопротивления экзотов. - "Делай все, что необходимо. Возьми с собой ребят. И двух пехотинцев для охраны. Остальные - укрепимся здесь и обеспечим путь для Новы и Тоша. Повелители заметят Нову, поэтому тебе, Кэт, придется прикончить их. Всех без исключения". "Без проблем!" - хмыкнула Кэт, любовно похлопав приклад любимой снайперской винтовки. - "Посмотрим, как им понравятся разрывные пули".

Не тратя больше времени на ненужные слова, Кэт устроилась поудобнее у корабельного шлюза, принявшись вести прицельный огонь по парящим над пустошью повелителям, в то время как пехотинцы разили зергов, дерзавших приблизиться к кораблю. Если натиск тварей не усилится в ближайшие часы, им, быть может, и удастся вернуть судно к жизни и убраться с этой планетки подобру-поздорову...

Лагдамен обратилась к Тошу, напомнив, что реакторы в их костюмах обладают ограниченным количеством энергии, и к невидимости нужно прибегать лишь в случае необходимости. А поскольку преподавательница не может выступать к ульям вместе со своими слушателями, она передавала Габриэлю устройство управления реакторами.

Оставив крейсер, Нова и Габриэль активировали щиты невидимости, устремившись по устилавшей поверхность биомассе в направлении улья. "Ты все еще можешь вернуться", - выдохнула девушка, обращаясь к товарищу. - "Ты нужен им на корабле". "Тебе я нужен больше", - отвечал Тош. "Но если Кэт прикончила всех повелителей..." - начала Нова, но юноша оборвал ее: "А если нет, я прикрою тебя".

Неожиданно он остановился, выругался, указав спутнице на шагающих в отдалении огромных споровых ползунов. Пока они перемещаются, то не могут видеть людей за щитами невидимости, однако если остановятся и вроются в биомассу, костюмы Призраков окажутся бесполезны. Выход оставался лишь один - прикончить тварей!.. Они открыли огонь, и в скором времени ползуны были мертвы. Оставалось лишь уповать на то, что больше подобных созданий им не встретится...


Лио был занят восстановлением систем корабля, который сам говорил ему, в чем состоят неполадки... когда новая волна зергов устремилась к открытому входу в ангар, у которого пехотинцы наскоро возвели баррикаду. Отрешившись от яростного боя, идущего от него буквально в нескольких десятков шагов, Лио продолжал слышимый лишь ему диалог с "Сайрусом", уповая на то, что совместными усилиями им удастся восстановить системы до того, как зерги сметут сопротивление и прорвутся внутрь.


Тош и Нова сумели проникнуть в улей, пребывало в котором множество личинок зергов. Юноша передал спутнице устройство управления реакторами, и та отключила свой. Курсанты принялись поливать огнем беспомощных личинок...


Тварей, подступающих к кораблю, становилось все больше, и защитники судна сознавали, что долго им не продержаться, ибо боеприпасы неумолимо подходили к концу... Неожиданно зерги разом остановились... после чего устремились в обратном направлении, и вскоре в пределах видимости не осталось ни одной твари.

"Они ощутили угрозу ульям", - мрачно резюмировала Лагдамен, глядя вслед отступающим зергам. - "Должно быть, Нова и Тош добрались до цели. Надеюсь, я приняла верное решение. Надеюсь, все получится..."


Нова создала щит из псионической энергии, ограждающий ее наряду с остающимся сокрытым завесой невидимостью Тошем. Похоже, к ульям стянулись действительно все зерги, и настало время для заключительного аккорда...

"Нова, я должен сказать..." - несмело начал Тош, но девушка лишь качнула головой: "Я и так знаю. Беги!" И Габриэль со всех ног бросился прочь... Нова же начала творить мощнейшую псионическую волну...


Генерал Леонид Селсус недовольно разглядывал сникшего Колина Фаша, после чего обернулся к замершим чуть поодаль директору и суперинтенданту. "Бик, что ты тут пытаешься изобразить?" - процедил он. - "Этот мальчик ровным счетом ничего из себя не представляет! Он провалил все испытания! Первая голограмма оставалась у тебя на столе, прямо на виду! Вторая была вовсе не на каком-то балконе у второго лазарета, а под символом Доминиона на входе в Академию! А третья... вовсе не в моем шаттле, а в одном из тренировочных центров! Ты говорил, что у тебя есть нечто особенное, Бик! Невероятная астральная проекция! Да ярмарочный маг добился бы лучших результатов! Император узнаем о твоей шуточке, и уверяю тебя, он не обрадуется!"

С этими словами генерал, провожаемый взглядами вконец сбитых с толку директора и суперинтенданта, проследовал к своему шаттлу. Бросив взгляд на Колина, Ангелини заметил, что мальчишка пытается спрятать довольную улыбку...

Позже Ангелини поинтересовался у Колина, почему он не сказал генералу, где действительно находятся голографические изображения. "Если бы я сделал это, он забрал бы меня отсюда", - признался мальчуган. - "А я не хочу уходить туда, куда он может отправить меня". Ангелини удовлетворенно кивнул: "Ты прав. Академия - куда лучшее место для тебя. Все будет хорошо".

"Правда?" - с надеждой выдохнул мальчик. - "А так на это надеюсь..." "Да, Колин", - отвечал суперинтендант. - "Мы все делаем то, что должны делать".


Габриэль Тош со всех нос бежал прочь от улья... но, как оказалось, недостаточно быстро, ибо энергии, запасенной в реакторе, не хватило. Щит невидимости спал, и курсант предстал во всей красе сонму зергов. Последние набросились на юношу, и тот, с трудом уклоняясь от когтей и зубастых пастей, вел прицельный огонь на поражение...

Наконец, натиск ослаб, и Тош получил возможность перевести дух, когда на связь вышла Нова, все еще остававшаяся в улье и аккумулирующая псионическую энергию, дабы обрушить ее на зергов. "Тош? Ты уже успел отойти?" - напряженно спрашивала девушка. - "Я не могу сделать это, пока ты в радиусе поражения!"

Тяжело дыша, Габриэль вновь перешел на бег, стремясь добраться до ущелья, дабы укрыться в оном, а Нова продолжала выходить на связь, говоря, что не в силах больше поддерживать псионический щит. Тош остановился: сил совсем не оставалось, и сознавал юноша, что до ущелья не доберется... Собрав волю в кулак, он прошептал в коммутатор: "Давай. Я уже на безопасном расстоянии".

Последовавший взрыв псионической энергии испепелил все живое в радиусе десятков метров... Взрывная волна подхватила несчастного Габриэля, подняла в воздух... с силой ударила о скалу...


Нова обнаружила себя в огромном кратере; девушку собственные силы поражали... и тревожили. Чем она становится?.. Сколь разрушителен ее потенциал?..

"Нова? Ты слышишь меня?" - раздался в коммутаторе напряженный голос преподавательницы. "Слышу", - устало отвечала девушка, не переставая озираться, созерцая разорванные на части туши зергов. - "Сработало".

А в следующее мгновение душу захлестнул всепоглощающий ужас. Тош!.. Опрометью Нова бросилась по направлению к крейсеру... а уже несколько спустя заметила его - окровавленного, не подающего никаких признаков жизни... Нова в ужасе пала на колени рядом с любимым, сознавая, что убила его сотворенная ею волна...

Но в израненном теле еще теплилась искра жизни, и, разорвав костюм, Нова возложила ладони Габриэлю на грудь, передавая энергию. "Ты не умрешь!" - говорила она. - "Не здесь! Не сейчас! Потому что я так сказала! Мы ведь - одна команда, помнишь? Мы не оставляем друг друга! Мы не сдаемся! И я не позволю тебе уйти!"

Она продолжала наполнять энергией тело товарища, когда тень боевого крейсера, восстановленного и пилотируемого Лио Травским, нависла над нею...


Тоша немедленно поместили в медицинский отсек, подключив к аппарату искусственного жизнеобеспечения. Нова и Лагдамен оставались в помещении, наблюдая за отражавшимися на мониторах показаниями и уповая на то, что лидер Фиолетового отряда все-таки сумеет выкарабкаться...

"Сайрус" оставил планетарное пространство Ши; пришло время возвращаться на Урсу...


Когда с Кевином Биком на связь вышел сам Арктурус Менгск, директор предположил, что это связано с малышом Фашем. Он сбивчиво попытался объяснить, что Колин слишком нервничал, потому и провалил испытание, однако Император нетерпеливо отмахнулся: "В другой раз об этом. Сейчас есть куда более важный вопрос. Слушай внимательно, и выполни следующие инструкции. На планете Ши не случилось ничего. Ничего! Не будет никаких обсуждений, донесений, отчетов, расследований. Ничего. Этого не было. И самое важное: сотрите память всем без исключения курсантам. Выжившие члены Старых Семей должны быть переданы пехотинцам Доминиона незамедлительно по прибытии. Эти инструкции должны быть исполнены беспрекословно".

Лицо Бика просветлело; он всерьез опасался, что доклад генерала Селсуса будет стоит ему должности, но, похоже, Император всего лишь хочет спрятать свое грязное белье... "Император Менгск, ваши приказы будут исполнены в точности", - отчеканил директор. За этим он проследит лично.


Несколько дней спустя члены Фиолетового отряда собрались в столовой. Настроение у всех было упадническое - только что пришла новость о том, что тренировочное упражнение на одной из планет "Чертовой дюжины" для них отменили.

"Эх, было бы здорово увидеть настоящий боевой крейсер", - вздыхал Лио. "Да, а я бы с удовольствием постреляла из снайперки", - вторила ему Кэт. "Но у нас не полный отряд", - повторила Нова основную причину отмены упражнения, им названную. Действительно, как стало известно курсантам, Энди Дессай покинул Академию Призраков, даже не попрощавшись. О причинах сего их не сочли необходимым уведомлять. "Да нет, ничего неординарного", - фыркнул Аал. - "Когда тебя отчисляют, то немедленно отправляют домой. Ради всеобщего блага".

Внимание курсантов привлек стенной экран, транслировался на котором выпуск новостей. Кейт Локвелл, корреспондент ВСН, говорила, что, согласно обнаруженным свидетельствам, отпрыски Старых Семей - в том числе Морган Калабас, Антония Тайгор, Рокхэм и Бесс Кусинас - были убиты зергами практически год назад.

Нова изменилась в лице. "Я знала их..." - прошептала она. Голова ее жутко болела, живот - тоже; поднявшись с табурета, девушка поплелась в лазарет, провожаемая удивленными взглядами товарищей...


Габриэль Тош, остававшийся в лазарете, тоже внимательно смотрел выпуск новостей. Избежавший из-за тяжелого ранения промывки мозгов, он беспомощно наблюдал за циничной ложью, проповедуемой гласом Доминиона.

В комнату ступила Нова, с улыбкой коснулась ладонью руки Тоша. Насколько она знала, с ним произошел несчастный случай, но Лагдамен говорит, что все будет хорошо...

"Нова, я должен знать, что ты помнишь?" - телепатически осведомился Габриэль. "Я помню... что произошел... несчастный случай..." - прозвучал неуверенный ментальный ответ. - "Ты... мы не должны обсуждать это. Даже друг с другом".

Лицо Габриэля исказилось от ярости. "То есть, ты ничего не помнишь?" - продолжал он мысленный разговор. - "Ши? "Сайрус"? Энди? Зергов?" "О чем ты говоришь?" - недоумевала Нова. - "Лагдамен говорила, что у тебя могут быть странные... сны, что ли. Какое-то время".

"Они стерли твою память!" - поразился Тош, но Нова отрицательно качнула головой. "Нет!" - прозвучал ее телепатический импульс. - "Это одно из твоих... заблуждений! Неужто сам не помнишь? Поэтому и произошел несчастный случай, Тош!" "Ты действительно веришь этому?" - с нескрываемой горечью мысленно произнес Тош.

"Тош... поверь мне", - произнесла Нова вслух, и Габриэль, отвернувшись, выдавил: "Я всегда хотел... верить тебе". "Тош, все будет в порядке. Как и прежде", - пыталась убедить раненого товарища девушка, и тот обреченно кивнул: "Да. Все будет... как и прежде... Как будто ничего и не случилось... Совсем ничего..."

Не было ни Ши... ни сражения с зергами... ни их с Новой зарождающихся отношений... Все следы произошедшего сокрыла политика лжи могущественного Доминиона, а вскоре Тош пойдет на поправку... и подвергнется стиранию памяти. Так исчезнет последний свидетель трагедии, произошедшей в далекой системе "Чертовой дюжины", и Император Менгск вздохнет спокойнее...

***

Нова завершила рассчитанное на четыре года обучение за два с половиной, после чего получила лично от Арктуруса Менгска задание, что ознаменует выпуск девушки из Академии Призраков - устранение Клиффа Наданера и его банды, скрывавшихся в джунглях Тирадора VIII.

Нова Терра не могла отказать себе в удовольствии взглянуть в глаза человека, отдавшего приказ о расправе над ее семьей, но жалкий, пресмыкающийся у ног девушки Наданер вызывал у нее лишь отвращение. Уничтожив его мозг, Нова выполнила возложенное на нее задание и обучение ее в Академии Призраков завершилось.

Страшные воспоминания, терзавшие Нову последние годы, были милосердно стерты, обратив ее тем самым в безжалостного Призрака - агента X41822N, не имеющего прошлого, будущее которого посвящено истовому служению Доминиону Землян.

***

Безликий Призрак X52735N, прежде известная как Кэт Тум, была направлена на захолустную планету Алтару, известную тем, что в единственном крупном городке Оазисе собирались головорезы и отщепенцы всех мастей. Но, по имеющейся информации, именно здесь находится террористическая ячейка Объединенного Земного Директората, представляющая потенциальную угрозу для Доминиона. В некотором отдалении от Оазиса Призрак обнаружила базу Кел-Морианского Синдиката, озадачилась: неужто оный состоит в тайном союзе с ОЗД?!. Спустившись в сеть тоннелей, находящихся подле, казалось бы, покинутого комплекса кел-морианцев, она подверглась нападению таинственного индивида...

...На поиски исчезнувшего Призрака был немедленно отправлен агент, обладающий телепатическими способностями, но и он сгинул бесследно, предварительно отправив сигнал бедствия. Посему на Алтару была направлена Призрак X41822N, Нова Терра, а также целый взвод пехотинцев под началом полковника Джексона Хаулера. Настораживало то, что за последние месяцы исчезло уже несколько Призраков, и этот факт, вкупе с нападениями на оплоты Доминиона неких отрядов, обладающих сверхспособностями, присущими Призракам, заставлял увериться в том, что в секторе появляется новая сила, с которой стоит считаться.

При подлете к планете сканеры крейсера "Палатин" зафиксировали присутствие зергов, и Нова сознавала, что факт этот не может быть простым совпадением - некое мощное псионическое излучение привлекло инородцев! Призрак обратилась к полковнику, прося повременить с нападением на зергов, уже достигших поверхности Алтары, и дать ей час на анализ и прояснение ситуации.

Средоточие зергов наблюдалось в нескольких километрах от Оазиса, и, похоже, к планетке их привлек взрыв некоего газообразного вещества, ощущала которое и Нова. Поскольку биомассы на поверхности не наблюдалось, полковник Хаулер дал сигнал к бою, и пехотинцы атаковали зергов, в то время как Нова занялась поисками исчезнувшего агента - охотника за телепатами. Последний, раненый и пребывающий без сознания, означился в собственном шаттле неподалеку, куда, судя по всему, он сумел добраться после взрыва, ставшего источником странного газа, сочащегося из близлежащего ущелья. Быть может, это и послужило причиной возращения образов из воспоминаний Новы, прежде милосердно стертых: Трущобы Тарсониса, ненавистный Фагин... сражение на планете Ши, в котором участвовала она наряду с иными служителями Академии Призраков... и, наконец, самое страшное: видение родителей, павших от рук убийц... и трех сотен тарсонцев, принявших смерть от мощнейшей волны псионической энергии, сотворенной ею... И сейчас, когда и прежде - на Тарсонисе, на Ши, - Нова создала псионическую волну, напрочь уничтожившую зергов.

Как оказалось, спасенный девушкой агент Нову знал, ибо он, Малкольм Келерчиан, и разыскал ее некогда в Трущобах Тарсониса. Конечно, Призрак X41822N не помнила этого человека, но факт возвращения обрывочных воспоминаний, которые она так стремилась навсегда позабыть, ее донельзя тревожил.

Келерчиан сообщил Нове, что расследовать исчезновение Призрака X52735N ему поручил лично Император Менгск. Прибыв к кел-морианскому комплексу на Алтаре, агент ощутил сильнейшую головную боль, означающую некую пси-активность, а после его атаковал персонал комплекса; в перестрелке оказался взорван один из реакторов, что вызвало утечку престранного газа...

На связь с "Палатином" вышел Арктурус Менгск, приказав Нове и Келерчиану лично заняться поисками исчезнувших Призраков и таинственных террористов, продолжающих наносить точечные удары по базам Доминиона.

...Придя в себя на некоей космической станции, Кэт Тум осознала, что помнит множество отрывочных эпизодов своей прежней жизни - обучение в Академии Призраков, самоубийство отца, близкие отношения с Габриэлем Тошем, ныне официально считавшегося погибшим... Но последний предстал ей, сообщив, что это - эффект воздействия газа - терразина, и вскоре она вспомнит все, и здесь, на станции "Геенна", созданной на управляемом астероиде, Синий отряд воссоединится вновь. Что до индивида, захватившего Кэт на Алтаре, то оной оказалась Диланна Окил, командовавшая Красным отрядом в Академии Призраков. Последователи Тоша называли себя "Фантомами" и считали, что их священная миссия - спасти Программу Призраков от самой себя и восстановить порядок во вселенной. Присоединился к ним и Лио Травский... в некотором смысле. Технопат погиб, помогая Тошу бежать от преследующих его солдат Доминиона во время страшного сражения за контроль над Академией, но сумел перенести свою сущность в системы искусственного интеллекта станции, и теперь управлял ею... Дельту Эмблок Фантомы обнаружить так и не сумели, но если удастся убедить Нову принять их сторону, Синий отряд будет практически восстановлен. Тош был убежден в успехе, ибо наряду с Лио обладал неоспоримыми доказательствами преступления, свершенного Менгском над отпрысками Старых Семей, обнаруженными на Ши. После чего вплотную можно приступить к низвержению Императора и освобождению Призраков - послушных рабов Доминиона, благо число Фантомов продолжает расти, а союзники с Умойи, в том числе и опальный сенатор Кобрин Фаш, снабжают их оружием и новейшими технологиями. Сенатору удалось вырвать сына, Колина, из рук управляющих Академией Призраков, и теперь юноша присоединился к Теневым Стражам Умойи. В противостоянии Доминиону всеми возможными силами и состояла суть операции "Теневой Клинок"...

Лио поведал Кэт о том, что отца ее вынудили совершить суицид Аал Кистлер и его папочка - министр финансов Доминиона, сфабриковав свидетельства продажи секретов программы "Сектор 9" Конгломерата Кал-Бриант Умойе. Доказательства невиновности несчастного Габриэль и Кэт обнаружили незадолго до выпуска из Академии, но девушка подверглась принудительному стиранию памяти.

...Призраки скрупулезно исследовали Оазис и окрестности разрушенного ныне комплекса, но единственное, что им удалось выяснить о таинственных противниках, это образ облаченного в черный маскировочный костюм индивида, сохранившийся в разуме одной из местных жительниц, а также относящиеся к нему термины - "Фантомы. Теневой Клинок". Однако срочное сообщение от Императора о нападении на Августград вынудило Призраков вернуться на борт "Палатина", дабы незамедлительно отбыть на Корхал.

...Пятеро Фантомов, ведомые Габриэлем, проникли в Императорский дворец в Августграде, однако Менгск сумел укрыться в бронированном бункере. А вскоре ко дворцу подоспел отряд Призраков, ведомый Новой; о прибытии оного Тоша своевременно известил Тален Холт - Фантом, остающийся среди Призраков. Впрочем, предателя Нова вычислила довольно скоро и покончила с ним, после чего наряду с пятью сопровождающими ее Призраками ступила во дворец.

Терразин, обогащенный кристаллическим джориумом, многократно усиливал псионические способности Фантомов; последние вывели из строя костюмы Призраков, после чего попытались подчинить себе их нервные системы, надеясь обездвижить противников... Призраки и Фантомы сошлись в противостоянии; Тош телепатически обратился к Нове, рассказывая о произошедшем на Ши, о роли Императора в устранении последних наследников Старых Семей, о своем бегстве из Академии и о создании Фантомов, противников репрессивного режима Менгска. Нова растерялась было, но, взяв себя в руки, сосредоточилась на поставленной миссии: защитить Императора от инсургентов любой ценой!

Но подоспевшая Диланна подвергла Нову воздействию терразина, и воспоминания о жестоких, неправедных деяниях, слепо вершимых девушкой во имя Доминиона, вернулись. Она безжалостно расправлялась с дезертирами-пехотинцами, предателями Императора, лазутчиками ОЗД - бездумный, неукоснительно следующий приказам палач... Но сейчас она колебалась, стремясь вновь обрести спасительное забвение, кое и стало изначально причиной ее присоединения к Программе Призраков.

Понимая, что в данный момент убедить Нову примкнуть к их движению не удастся, Фантомы покинули Императорский дворец, благо оный стремительно наводняли прибывшие пехотинцы. Менгск сообщил Нове и Келерчиану, что впервые терразин был обнаружен несколько лет назад на одной из граничных планет подле руин комплекса протоссов. Как следовало из обнаруженных письмен сего народа, протоссы клана Тал'Дарим называли газ "Дыханием Творения" и использовали его, чтобы расширить свое ментальное восприятие, что позволяло им приблизиться к Ксел'Нага. Тогда Император приказал ученым исследовать свойства странного газа, и проект получил название "Теневой Клинок". Координировать исследования было поручено генералу Хорусу Ворфилду. Довольно скоро исследователи обнаружили, что газ не только оттачивает псионические способности, но и вызывает у людей зависимость, сродни сильнейшему наркотику, а также галлюцинации, магию и приступы ярости. Менгск приказал прекратить исследования, а все данные по проекту уничтожить; трое оставшихся в живых, но обезумевших ученых были заключены в тюрьму на планете Нью Фолсом. Но теперь, похоже, Фантомы возродили "Теневой Клинок" и собираются обратить оный против Императора. Последний приказал Нове уничтожить Тоша и всех без исключения его подельников, осмелившихся бросить открытый вызов Доминиону.

Не ведал Менгск, что о "Теневом Клинке" Тошу поведал "генерал" Коул Беннетт, принимавший непосредственное участие в исследовании терразина. Заключив тайный союз с Правящим Советом Умойи, двое приступили к реализации плана, надеясь сокрушить порочный Доминион.

...Вернувшись наряду с Келерчианом на борт "Палатина", Нова просила полковника Хаулера попытаться раскопать любую информацию касательно проекта "Теневой Клинок"... а также о нашествии зергов на планету Ши, случившемся несколько лет тому назад. Келерчиан полагал, что Фантомов поддерживает Правящий Совет Умойи, известный своей ненавистью к Академии Призраков; в конце концов, именно этот августейший орган стоял за распространяемой Майклом Либерти пропагандой касательно Колина Фаша.

Неожиданно странный газ наполнил помещение, лишив Нову и Малкольма сознания... Придя в себя, девушка лицезрела пред собою полковника Хаулера... в генеральском мундире. Он признался, что некогда обучался в Академии Призраков, но был признан потенциально опасным и исключен. Приняв иную личину, он участвовал в изначальном проекте "Теневой Клинок", но когда Менгск приказал уничтожить исследователей наряду со всеми свидетельствами, сумел бежать и вновь перевоплотиться - на этот раз в офицера подразделения пехоты. И сейчас Хаулер - или Коул Беннетт, его иная личина - пытался убедить Нову в необходимости примкнуть к Фантомам, ибо Император Арктурус Менгск - самый страшный из злодеев, на руках которого кровь миллионов невинных... а также наследников Старых Семей, что были так дороги Нове. Последняя, к тому же, и не ведает, что совершает тиран и преступления против природы, поощряя исследования по выведению новых особей на основе геномов иных рас с целью использования таковых в качестве оружия. Ради свержения коррумпированного режима Беннетт и создал Фантомов, и теперь предлагал Нове возглавить их. И когда та наотрез отказалась, Беннетт приказал ей вернуться на Корхал, дабы похитить Императора (или убить, если так сложатся обстоятельства), поскольку в случае бездействия Новы он немедленно казнит Келерчиана - человека, девушке небезразличного...

С помощью всепроникающей сущности Лио Травского, отключившего удерживающие Нову механизмы, девушка сумела обрести свободу, напрочь уничтожила коммуникационные системы, лишив Беннетта возможности связаться с Тошем, пребывающем на станции "Геенна". На какое-то время ей удалось обвести противника вокруг пальца, ибо Лио запустил в космос обнаружившийся в ангаре крейсера корабль Келерчиана...

И когда "Палатин" прибыл на скрытую непроницаемым для сенсоров энергетическим щитом "Геенну", следующую к Корхалу, Нова устремилась на поиски Келерчиана; Лио продолжал направлять девушку, ибо мотивы Фантомов и средства, ими используемые, вызывали у сущности технопата все большее неприятие. Путь Нове преградила Кэт Тум; последняя не приняла для себя устремления Фантомов, но оставалась с ними исключительно ради любви, которую питала к Габриэлю... не понимая, что терразин донельзя изменил и его, и ее тоже, и прошлого не вернуть никогда. В противостоянии Нова одержала верх над бывшей подругой, но, нарушая отданный Императором приказ, не смогла заставить себя прикончить ее.

Посему устремилась прочь, но следующие за ней по пятам Беннетт и Диланна оказались не столь щепетильны. Беннетт нанес Кэт телепатический удар, выжигая ей разум, а Диланне выпала честь сообщить Габриэлю о том, что случившееся - дело рук Новы. В неистовом приступе ярости лидер Фантомов прикончил Диланну, получавшую искреннее удовольствие от инсценировки, после чего выступил на поиски Новы, горя желанием расправиться с ней раз и навсегда...

Нова сумела вызволить Келерчиана из заточения, и, то и дело схлестываясь с выступившими против них пехотинцами Беннетта и Фантомами, стремилась добраться до ангара крейсера. Еще загодя она с помощью Лио связалась с одним из верных Менгску подразделений пехоты - "Аннигиляторами", обрисовав им ситуацию и дав координаты станции, и теперь крейсер тех атаковал "Геенну", предоставив Нове и Малкольму столь необходимую ситуацию, когда внимание противника оказалось рассредоточено.

В сердце станции, в обширной пещере Нова обнаружила лабораторию, пребывали в которой сотни пехотинцев, находящихся в стазисе. Подоспевший Беннетт самодовольно объяснил девушке, что с помощью изобретенных им устройств он создает армию полностью послушных его воле солдат, чьи псионические способности будут многократно усилены, ибо сама структура мозга изменится благодаря терразину и джориуму - минералу, поддерживающему стабильность структуры газа и приуменьшающему побочные эффекты. Навряд ли Тош, ратующий за свободу для Призраков, знает об этом эксперименте "генерала", метящем на Императорский трон.

Лио открыл Габриэлю правду о гибели Кэт, и теперь тот, ворвавшись в лабораторию, телепатически атаковал Беннета. Последний ответил на вызов, и Нова воспользовалась представившейся возможностью, чтобы воспользоваться телекинезом и обрушить на голову "генералу" сталактит.

На борту корабля Келерчиана, доставленного Фантомами в ангар станции, Нова и Малкольм покинули "Геенну", по которой продолжал вести огонь крейсер "Аннигиляторов". Лио, вновь вышедший на связь с Новой, сообщил, что прекращает свое существование в нынешней форме цельного сознания, ибо принял решение слиться с бесконечным потоком данных... Наблюдая за уничтожением "Геенны", Нова приняла для себя твердое решение - она останется Призраком, оружием Доминиона. Пусть и несовершенен этот режим, альтернатива, предлагаемая Фантомами, неприемлема.

...Габриэль Тош успел покинуть обреченную, разрушаемую ядерными боеголовками станцию на борту "Палатина", увозя с собою нескольких остающихся в стазисе Фантомов. Безумие поглощало разум Габриэля, наполняя пустующие отсеки крейсера призраками и галлюцинациями... Но сейчас он возвращался на Хаджи, свою родную планету, где восстановит подорванные силы и однажды возродит Фантомов, дабы свершить задуманную революцию...

Глава 5. Гамбит изгоев

Далеко не все преступники проходили через программу принудительной ресоциализации ныне почившей Конфедерации, после чего вливались безликими и верными солдатами в стройные ряды пехоты. Существовала альтернативная программа - "Боевые Свиньи". Закоренелым преступникам, многих из которых ожидал смертный приговор, конфедераты позволяли сохранить свои уникальные таланты и умения, отряжая их на выполнение опаснейших миссий. Если они погибали в процессе, их просто замещали другие, благо расходного материала - потенциальных Боевых Свиней - в тюрьмах Конфедерации было предостаточно.

События, о которых пойдет рассказ, берут начало за несколько месяцев до первого контакта цивилизаций сектора Копрулу, вылившихся в уничтожение всего живого в системе Сара. Когда обнаруженный на отдаленной планете LV-555 организм перебил большую часть команды крейсера "Гефест", разрешить ситуацию было поручено Тамсену Коли - чиновнику-конфедерату, ответственному за программу "Боевые Свиньи". Немедленно, тот приказал доставить к нему пятерых действующих членов сего отряда, в настоящее время пребывающих на территории военного лагеря Коннели, в двадцати километрах от столицы Тарсониса.

Боевые Свиньи - лидер отряда Брок Вэйлвосс, эксперт по взрывчатке Турфа Дей, механик и гений инженерии Вин Иггинс, эксперт в области химии, медицины и биологии Роми Пириус, а также специалист по боевым искусствам Фен Чакра - завтракали в столовой лагеря, не обращая внимания на буравящие их взгляды рядовых пехотинцев. Последние не знали ровным счетом ничего об этих "Боевых Свиньях" - ни привилегий, ни полномочий, - и некоторых десантников это порядком злило.

Наконец, один из них - понаглее других - развязной походкой приблизился к столику Боевых Свиней, прошептал на ушко Фен что-то пошлое, при этом по-хозяйски проведя ладонью по спине девушки. Вэйлвосс и Иггинс воззрились на бедолагу с нескрываемым сочувствием: они-то прекрасно знали, что сейчас произойдет, насколько сложно Фен держать в узде свой взрывной характер.

Действительно, не взглянув на незадачливого ухажера, Чакра резко ударила его локтем в лицо, а затем как следует приложила этим же лицом о стол. На глазах у оторопевших посетителей столовой она бросила пехотинца на пол, сломала ему руку.

Поднявшись из-за столиков, друзья поверженного устремились к Боевым Свиньям, когда Брок Вэйлволл отчетливо произнес: "Все сядьте, мальчики. Повторять не буду. Те правила, по которым живете вы, нас не касаются. Мы уже перешли черту, и для нас возврата нет. Вам есть что терять... а у нас нет ничего". Пехотинцы остановились, переглянулись, затем один из них взвалил на плечо тело остающегося без сознания товарища и устремился в лазарет. Казалось, инцидент был исчерпан...

К столику Боевых Свиней приблизился один из смотрителей лагеря. "Капитан Вэйлвосс", - обратился он к лидеру отряда, - "мне приказано доставить вам и ваших людей в Центр Государственной Безопасности". "Прекрасно", - согласно кивнул Брок. - "Нам тут крайне неуютно со всеми этими рядовыми солдафонами и ресоциализированными куклами".


Боевых Свиней немедленно препроводили в кабинет их непосредственного - и откровенно ненавистного - начальника, после чего Тамсен Коли приступил к изложению ситуации. "Боевой крейсер "Гефест", - сообщил он, активировав голопроектор. - "На борту - команда в составе 236 человек. На данный момент мы предполагаем, что две трети от этого числа мертвы. Быть может, больше".

"Погибли в сражении?" - предположила Фен, но Коли покачал головой: "Не совсем. Они взялись за транспортировку... образца биологического оружия, которое ученые Конфедерации разрабатывали несколько лет. В 9:16 мы приняли сигнал "SOS". Похоже, оружие вышло из-под контроля, и сейчас корабль дрейфует по орбите планеты, которой присвоен номер LV-555".

"Стало быть, наша миссия - в спасении выживших?" - уточнил Вэйлвосс, и вновь Коли отрицательно покачал головой: "Нет. Вы должны проникнуть на борт и извлечь носитель информации касательно проекта "Магамед". Из соображений безопасности, эта информация не существует в электронном виде, посему не подлежит копированию. Как только цель будет достигнута, убирайтесь оттуда ко всем чертям и уничтожьте все - корабль, команду, оружие. Вопросы?"

Чакра и Вэйлвосс переглянулись, пожали плечами, однако Пириус не смолчал. "Почему каждый раз, когда какой-нибудь недоумок из Старых Семей мочится от страха, мы должны менять ему пеленки?" - полюбопытствовал он. "Потому что вы - жалкие подонки, которые подобным лишь и занимаются", - процедил Коли, - "ведь если не будете слепо исполнять мои приказы, то окажетесь в тюрьме или на промывке мозгов". Казалось, Роми полностью удовлетворен столь исчерпывающим ответом.


Боевые Свиньи направились в космопорт, где их уже дожидалась Нуура Джосс, шестой член команды. Последние три недели девушка колдовала над старым кораблем класса "странник", и работой своей осталась вполне довольна. Остальных, однако, "Генерал Ли" не впечатлил, но приходилось доверять словам Нууры, которая утверждала, что лично проследила за переоснасткой судна.

Наконец, шестеро поднялись на борт, и "Генерал Ли" покинул пространство Трасониса, устремившись к намеченной цели... Собравшись в рубке, Боевые Свиньи болтали на отвлеченные темы, благо говорить о предстоящей миссии не хотелось никому.

"Чем бы я сейчас занимался, если бы не был приговорен к смерти?" - задумался Турфа, отвечая на вопрос Фен. - "Наверное, тем же, чем и сейчас. Никогда не был идеалистом, но уж хорошо умею взрывать... А, кстати, только сейчас сообразил. Мы действуем в одном отряде уже около двух лет, а практически ничего не знаем о Фен. Давай-ка, расскажи".

И он выжидательно воззрился на девушку; та затянулась сигаретой, размышляя. "Я - типичная черная овца, Турфа", - наконец молвила она. - "У меня были богатые родители с хорошими связями. Я могла получить от жизни все, но вместо этого восстала против системы без видимой на то причины. Обычная история: связалась с плохой компанией. Попалась в итоге. Но давай посмотрим правде в лицо: мы все здесь потому, что нас устраивает такая жизнь. Никаких правил, никаких ограничений, лишь инстинкт самосохранения. И чем безумнее миссия, тем больший мы получаем от нее кайф".

Ни для кого не было секретом, что Фен спала с Броком Вэйлвоссом, но девушка и не скрывала, что, если ситуация окажется критической, она без зазрения совести бросит любовника, спасая собственную шкуру. Подобная мораль устраивала обоих; таковы правила поганого, насквозь прогнившего мира... но - единственного мира, им доступного и ими понимаемого!


"Генерал Ли" вышел из подпространства в непосредственной близости от "Гефеста". Сигнал "SOS" продолжал исходить на крейсера; стало быть, на борту еще оставались живые люди.

Пришвартовавшись и облачившись в бронекостюмы, Боевые Свиньи ступили в шлюз "Гефеста"... и остановились, как вкопанные, ибо пространство впереди заполняла преотвратная биомасса. Подобного не видал даже Роми. "Не думаю, что она разумна", - предположил он. - "Ну, где-то на уровне коралла".

"Ничего не трогать", - приказал Вэйлвосс, которого встречи с неведомым весьма злили. - "Не открывать шлемы. Помните, мы имеем дело с неизвестным биооружием, возможно - инородным. Турфа, прекрати трансляцию сигнала бедствия. Мне плевать, как ты это сделаешь. Роми, Иггинс - отыщите носитель информации. Прикончите всех без исключения, кто встретится вам на пути. Фен, ты со мной. Поищем нашу звурушку".

...Не успели Роми и Иггинс отойти далеко, как навстречу им шагнул человек в бронекостюме. Неожиданно из оного хлестнули щупальца, ища щели в костюме Иггинса, но шип, выпущенный Роми из винтовки Гаусса, прошил мутанту голову. Рецидивисты переглянулись: во что они вляпались на этот раз?.. Тем не менее, добравшись до отсека, на который им загодя указал Коли, Иггинс приступил к извлечению информационных чипов, но в забрало шлема ему уперлось дуло винтовки Гаусса. "Мародер? Знаешь, что мы делаем с вашим братом", - угрожающе произнес десантник.

...Турфа, спешащий к рубке, едва успел укрыться от града выстрелов. Напрасно взывал он к пехотиницам крейсера, объясняя, что пришел им на выручку, те были непреклонны. "У нас приказ!" - говорили они. - "Здесь никто не пройдет. Поворачивай!" "Проклятые ресоциолизированные", - заскрипел зубами Турфа, - "способность к мышлению такая же, как у дворняг. Думаю, единственное, что я могу сделать ради них - избавить от этого жалкого существования". И Турфа Дей открыл огонь на поражение...

Фен и Брок следовали по коридорам, покрытым биомассой; наконец, ступили в отсек. Тварь обрушилась на девушку сзади, острым как бритва когтем прорвала бронекостюм, полоснула по телу. Вэйлвосс открыл огонь на поражение, и стрелял до тех пор, пока неведомая жизнеформа не перестала двигаться. На данный момент лишь представители Старых Семей да высшие чины Конфедерации знали о зергах - потенциальном биологическом оружии, но вскоре волею судьбы факт сей станет достоянием общественности и в секторе Копрулу разразится страшная война...

Обойдя труп зерглинга, Брок опустился на колено рядом с Фен. "Ног не чувствую", - выдохнула девушка. - "Наверное, тварь мне позвоночник перебила". "Костюм автоматически восстановил герметичность", - попытался приободрить напарнику Вэйлвосс. - "Мы доставим тебя на "Генерала Ли" и там подлатаем".

На связь с Броком вышла Нуура. Остававшись на борту "Генерала Ли", она внимательно изучала траекторию дрейфа "Гефеста", заметив, что радиус орбиты его резко снижается. На то, чтобы покинуть гибнущий крейсер, у Боевых Свиней остается не больше пяти минут...

"Вэйлвосс, оставь меня", - напряженно произнесла Фен, и глаза Брока отразили изумление - не таких слов он ждал сейчас. - "Я не хочу жить в таком состоянии. Я хочу умереть... как Боевая Свинья. А теперь иди! Быстрее!" "Но не может так все кончиться", - в отчаянии произнес Брок, лихорадочно прикидывая, как ему следует поступить. "Конец всегда предполагался именно такой", - тихо отвечала Фен. - "Рано или поздно. Для нам подобных счастливых концов не существует. Придет и твой черед... но не сегодня".

...Иггинс все же сумел прикончить угрожавшего ему пехотинца, покачал головой: "Ненавижу убивать своих же". "Своих же?" - Пириуса фраза эта несказанно поразила. - "Послушай, Иггинс, для Боевых Свиней нет "своих же". Есть мы... и все остальные во вселенной".

...Боевые Свиньи едва успели унести ноги, как "Гефест" вошел в атмосферу планеты, где и благополучно сгинул. Рецидивисты же собрались в рубке "Генерала Ли"; настроение у всех - в особенности, у Брока, - было крайне подавленное.

"Ну и что это была за тварь?" - наконец вопросил Турфа. "Как следует из данных с информационных чипов, представитель иной цивилизации - зергов", - отвечал Иггинс. - "Они попыталась отобрать встреченную нами особь у его собратьев-жуков, обратить его в эдакое супероружие. В общем-то, эксперимент оказался довольно успешным. 240 пехотинцев, техников, один боевой крейсер..." "И одна Боевая Свинья", - мрачно добавил Роми...

Брок Вэйлвосс закрыл глаза, пытаясь справиться с натиском нахлынувшей душевной боли...

***

В разгар восстания Сынов Корхала (несколько дней спустя после приснопамятных событий на Антиге Прайм) отряд Боевых Свиней был направлен на горнодобывающую колонию Аттикус Минор, где шло яростное противостояние между мятежниками и конфедератами, причем последние терпели поражение. В задачу Боевых Свиней входило устранение присутствовавшего на планете Арктуруса Менгска, и члены группы были близки к цели... когда по колонии нанесли удар зерги, и на поверхности воцарился сущий хаос.

Попытка покушения на Менгска провалилась, и Боевым Свиньям - Броку Вэйлвоссу, Турфу Дею, Вину Иггинсу и Роми Пириусу - пришлось искать спасения в тоннелях, которым Аттикус Минор была буквально пронизана. Преследуемые муталисками и гидралисками, люди углублялись в лабиринт шахт, вызывая оставшуюся на "Генерале Ли" - корабле класса "странник" - Нууру Джосс с требованием немедленной эвакуации группы с поверхности.

Девушка сообщила, что попытается посадить корабль в гараже для горноразрабатывающих машин, и Боевые Свиньи устремились в указанном ею направлении, попутно швыряя в зергов взрывчатку, которой в этих тоннелях пребывало в изобилии. Обнаружились в подземных лабиринтах и шахтеры, поливавшие огнем как зергов, так и незваных гостей - Боевых Свиней. Что ж, тем пришлось расстрелять обреченных, после чего продолжить путь к гаражу, где их уже дожидался "Генерал Ли"; трап корабля был опущен.

Четверка Боевых Свиней взбежала на борт, и Нуура Джосс немедленно подняла корабль в воздух, выводя его на орбиту... где неожиданно означился флот Конфедерации. "Возможно, они хотят сдержать распространение зергов", - прагматично заметила Нуура, - "по крайней мере, до тех пор, пока не покажутся протоссы, а, возможно, они здесь по наши души. Как бы то ни было, мы убираемся".

И "Генерал Ли" ушел в подпространство, устремившись к граничным планетам сектора Копрулу. Здесь Боевые Свиньи намеревались забрать своего товарища, Кола Хиксона, раненого во время предыдущей миссии и находящегося в госпитале на одной из планет. Неудача на Аттикус Минор весьма удручала, а блокада планеты конфедератами заставляла тревожиться.

"Случайность, совпадение или намеренная атака?" - озвучил Иггинс перечень вариантов. "Боевые Свиньи легко замещаются", - с оттенком горечи заметила Нуура. - "И трупы их не расскажут ничего лишнего". "Давайте будет честны с самими собой, не все пошло по сценарию", - вздохнул Турфа Дей. - "Хотя нашего мнения никто не спрашивал, да и выбора у нас не было!" "Это не первый раз, когда нас подставляли", - сплюнул Роми Пириус. - "И не последний".

Рецидивисты нахмурились, согласно закивали, припоминая человека, от которого зависели их жизни - Тамсена Коли. Интересно, стоит ли его благодарить за столь "своевременную" орбитальную блокаду Аттикус Минор? "Не думаю, что это произошло без его участия", - молвила Нуура. - "Он - политическая проститутка, приспособленец. Когда настанет Судный День, выживут лишь он да тараканы".

Брок Вэйлвосс, негласный лидер отряда, велел четверке соратников отправляться за Коулом, после чего залечь на дно. "А ты?.." - полюбопытствовал Роми. "Я собираюсь постучать в дверь Тамсена Коли, посмотреть ему в глаза и спросить, не он ли нас подставил", - произнес Вэйлвосс, и яростный взгляд его не сулил ничего хорошего чинуше-конфедерату.


Тамсена Коли тяжелый взгляд нависавшего над ним Брока Вэйлвосса ничуть не страшил; скорее, забавлял. Здесь, на Тарсонисе, в собственном офисе бюрократ чувствовал себя в полной безопасности, даже если в настоящую минуту собеседником его являлся разъяренный преступник.

"Да", - честно признал он, отвечая на заданный вопрос и совершенно не ощущая собственной вины в содеянном. - "Ты и твои люди не представляете никакого ценности и легко заменимы. Ты должен бы знать об этом. А зачем еще набирать кадров из тюрем? В основе программы "Боевые Свиньи" - пушечное мясо. Легко заменяемое пушечное мясо. Признаю, у вас есть особые таланты и умения, которые ресоциализация просто бы уничтожила, но в общем и целом, ты - просто инструмент, Вэйлвосс, ты и твой драгоценный отряд".

"Ах ты сукин сын!" Вэйлвосс угрожающе потряс кулаком перед лицом Коли, но тот лишь усмехнулся. "Пожалуйста, не будь таким недоумком", - усмехнулся он. - "Навряд ли я скажу тебе, что удалил файлы, содержащие данные о твоем отряде, не получив сперва кое-какую компенсацию".

Вэйлвосс замер, ощутив два ствола у своего затылка; два человека в алых бронекостюмах, лица которых скрывали визоры шлемов, будто материализовались у него за спиной из воздуха. "Познакомься со следующим витком эволюции, Вэйлвосс", - криво усмехнулся конфедерат. - "Два представителя моей новой, усовершенствованной программы "Цербер". Ну что, сознаешь, что ты - пережиток прошлого?"

"Я не..." - начал сбитый с толку Вэйлвосс, но Коли, встав из за стола, подошел к окну, и, сцепив руки за спиной, воззрился на панораму небоскребов Тарсониса. "Грядут перемены", - прагматично констатировал он. - "Конфедерация стара, погрязла в коррупции и пожирает сама себя, как огромный слабоумный паразит. Поверь мне, у меня нюх на подобное. Скорее всего, Сыны Корхала все-таки придут к власти в секторе Копрулу. Потому я, совсем недавно заказавший смерть своего нового босса, должен выйти сухим из воды, сохранив чистые руки. И вы, Боевые Свиньи, становитесь нежеланными свидетелями".

Что ж, Вэйлвосс ожидал чего-то подобного. Большая политика сектора нисколько его не интересовала, и факт, что конфедерат решил переметнуться в лагерь Менгска, интересовал его исключительно с той позиции, что в этом случае жизни его и товарищей находятся под угрозой.

"Это ребята ресоциализированы?" - поинтересовался он, скосов глаза на Церберов, винтовки которых по-прежнему оставались прижаты к его затылку. "Все без исключения", - кивнул Коли. - "Я, конечно, понимаю, что независимое мышление весьма ценно, но решил, что предпочту импровизации слепое подчинение".

"Ну так кончай с этим", - фыркнул Вэйлвосс. - "Ты дал мне прожить достаточно лишнего времени, чтобы я свыкся с мыслью о смерти". "Нет, нет, если бы я хотел видеть тебя мертвым, ты бы уже сейчас лежал в гробу", - усмехнулся конфедерат, наклонившись к рецидивисту. - "Я предлагаю тебе сделку, Вэйлвосс. Полная амнистия, снятие всех приговоров, если... ты выдашь мне остальных".

Пятеро Боевых Свиней - удрученных, отчаявшихся, и - весьма опасных - сидели за столиком в захолустной забегаловке на одной из граничных планет, не имеющей даже названия - лишь порядковый номер.

"Проклятье!" - констатировал Коул Хиксон, когда соратники кратко изложили ему суть случившегося на Аттикус Минор. - " Вам ни за что не следовало отпускать Вэйлвосса одного. Коли - змея!" "Как будто у нас кто-то спрашивал", - вздохнул Турфа. - "Ты же знаешь Брока, последнего из одиноких волков". "И правда, Коул, сколько раз у тебя получалось привлечь его внимание, когда он ступал в зону "я, я и только я"?" - поддержал товарища Роми.

"Знаю, знаю", - покачал головой Коул, сложив руки домиком перед обожженным лицом. - "Но... Если Тамсен Коли начал в доме генеральную уборку, Брока можно списывать со счетов. Вокруг этого человека люди частенько исчезают". "Только не Брок", - возразила Нуура. - "Он справится".


Чуть позже Боевые Свиньи получили закодированное сообщение от Вэйлвосса с координатами места встречи на Тирадоре VIII, куда немедленно и отправились на борту "Генерала Ли". Однако души их снедала тревога. Как закончилась встреча Брока с Коли?.. Что теперь их ожидает?.. Ведь если их отстранят от участия в программе "Боевые Свиньи", то они вновь станут лишь "самыми разыскиваемыми головорезами в секторе", а перспектива вновь вкушать нечеловеческие условия содержания в тюрьмах совершенно не радовала.


На встречу с Броком, назначенную у заброшенного завода, Боевые Свиньи явились в бронекостюмах и с винтовками Гаусса в руках. "К чему скафандры?" - сразу же поинтересовался Вэйлвосс, лишь завидя подельников, и, сосчитав их, добавил: "А где Коул?" "Коул все еще плох, Брок", - отвечал Турфа. - "Осложнения. Мы оставили его в госпитале на Прайдватере. А скафандры... после Аттикус Минор мы с ними решили не расставаться".

"Справедливо", - кивнул Вэйлвосс и указал на здание завода. - "Пойдемте". "Что еще за "пойдемте"?" - недобро прищурился Турфа. - "Что за хрень творится, Брок? Как прошло с Коли?" "С Коли все нормально", - произнес Брок, пряча глаза. - "У него есть для нас другая работенка. Внутри я вам все объясню".

"Ложись!" - выкрикнула Нуура, не отводящая взгляд от завода, и Боевые Свиньи бросились врассыпную как раз вовремя, ибо площадку, где они только что находились, напрочь разорвали выстрелы двух "Голиафов". За оными следовали пехотинцы подразделения "Цербер", но держались они на расстоянии, предпочитая, чтобы с противником расправились боевые машины.

Боевые Свиньи укрылись за одиноким бульдозером, костеря Брока на чем свет стоит за предательство и одновременно вознося хвалу высшим силам за то, что Коул убедил их принять дополнительные меры предосторожности. Сам же Коул, находясь в укрытии, вел прицельный огонь из снайперской винтовки, одного за другим сняв пилотов "Голиафов". Теперь, когда боевые машины больше не представляли угрозы, Боевые Свиньи расправились с Церберами, после чего поспешили навстречу Коулу.

"Это все", - сообщил тот, подоспев к товарищам. - "Я хорошо осмотрел тут все перед тем, как занял позицию для стрельбы. Но где-то на орбите находится корабль. Нам придется силой прокладывать путь отсюда".

Взгляды рецидивистов обратились к лежащему на земле Броку Вэйлвоссу. Похоже, пилот "Голиафа" оказался не очень-то разборчив в целях. Что ж, стало быть, Брок мертв. Он сам сделал свой выбор, ведь, если бы хотел, то наверняка смог бы предупредить товарищей о готовящейся засаде. Потому Боевые Свиньи устремились к "Генералу Ли", даже не озаботившись предать Брока земле; мразь того не заслужила.


Два года спустя Тамсен Коли - руководитель службы собственной безопасности Императора Арктуруса Менгска I - был приглашен в апартаменты своего непосредственного работодателя, расположенные в Августраде, столице Корхала IV.

"Знаешь, в чем состоит принципиальная разница между Конфедерацией и Доминионом?" - поинтересовался Менгск, искоса глядя на своего подчиненного. Они прогуливались по обширной оранжерее, обилие разнообразнейших растений в которой расслабляло, усыпляло бдительность. Но столь прожженный чиновник, каковым был Тамсен Коли, прекрасно сознавал, что говорит сейчас с одной из опаснейших - и могущественнейших - личностей в секторе, поэтому тщательно следил за каждым своим словом, ровно как и за эмоциями, которым позволял отражаться на лице.

"У Доминиона меньше скелетов в шкафу?" - пошутил он, и Менгск непринужденно рассмеялся: "И это тоже. Но я имел в виду - в идеологическом плане". "Ну, я полагаю", - осторожно начал Коли, - "что Доминион - по крайней мере, на бумаге, - отрицает идею "каждый сам за себя". "В точку!" - согласился Император. - "Конфедерацию создали изначальные поселенцы, которые были - чего уж греха таить - мошенниками, работягами и тунеядцами. И эта ограниченность мировосприятия, менталитет, направленный на то, чтобы урвать себе кусок побольше, остался с ними до конца. Основы Доминиона лежат в куда большей широте взглядов и начинаний. Оставив мелочные дрязги, мы привели на смену своему бесславному наследию альтруизм вкупе со взглядом в будущее. Но остались еще пережитки прошлого, угрожающие величию стяга Доминиона. Потому-то ты, Тамсен - в отличие от многих остальных бывших бюрократов Конфедерации - нашел свое место в моем новом режиме. Ведь ты как никто другой умеешь читать между строк".

С этими словами Арктурус Менгск удалился; Тамсен Коли долго смотрел вслед Императору, столь завуалировано выказавшему свою волю...


Коула Хиксона Тамсен Коли обнаружил в тюрьме строгого режима над Нью Фолсоме. "Пережитки прошлого", - задумчиво произнес чиновник Доминиона, кратко передав заключенному суть приказа Императора. - "В каждом слове, сказанном Менгском, был тайный подтекст - "я прикрываю твою задницу". Но в этом случае мне придется исполнить волю власть имущего. В конце концов, полное отрицание прошлого - причина, по которой я навестил тебя... одного из моих "пережитков".

...Чуть позже Коул с превеликим трудом отыскал Турфу Дея, работавшего комбайнером на Хальсионе, и передал ему предложение Коли. "И ты веришь ему?" - поинтересовался Турфа, скрестив руки на груди. "Мы живем в новом мире", - пожал плечами Коул. - "У Коула больше нет верной и разветвленной агентурной сети. Может, ему это и не нравится, но Менгск крепко затянул на нем поводок".

"Так что конкретно он предлагает?" - вздохнул Турфа. "Вновь собрать наш отряд для выполнения последней миссии", - отвечал Коул. - "Все сделаем - и мы свободны. Полное прощение, солидные выплаты". "Какая большая счастливая семья", - саркастически произнес Турфа, поморщившись. - "Помнишь, что случилось в прошлый раз?" "Знаю, знаю", - отмахнулся Коул. - "Многое нужно забыть и простить. Когда Коли изложил мне суть дела, первой моей реакцией было посоветовать ему идти в задницу. Но альтернатива у нас - по гроб жизни выполнять мерзкие работенки в этих выгребных ямах, по ошибке названных "планетами". Я устал, Турфа... устал жить лишь наполовину".

"Я тебя понимаю", - серьезно кивнул чернокожий гигант. - "Иногда я просыпаюсь по утрам и на долю секунды ощущаю прилив адреналина; мое сердце бьется так, что готово вырваться из груди. Но если ты думаешь, что я когда-нибудь смогу вновь поверить Коли... ты глубоко заблуждаешься. Прости... Кстати, просто любопытно, а что за работка?" "Обычная", - пожал плечами Коул. - "Найти и устранить". "Кого?" - не отставал Турфа. "Бывшего маршала Конфедерации, перебежчика, который и сейчас - заноза у Менгска в заднице", - произнес Коул Хиксон. - "Джима Рейнора".


Тамсен Коли пребывал в весьма приподнятом расположении духа, благо игра началась и на этот раз - по его собственным правилам. В одном, по его мнению, Менгск был прав - все дело в новых начинаниях. И когда Боевые Свиньи выполнят возложенную на них миссию, он уничтожит последний след своей прошлой деятельности, что может поставить под угрозу его нынешнее положение.

Прибыв в главный офис службы собственной безопасности, Коли попросил подчиненных вывести на его монитор имеющиеся сведения касательно Джеймса Рейнора и Тайкуса Финдли. "Поразительно, просто поразительно!" - восхищенно шептал он, пробежав текст глазами. - "Рейнору всегда удавалось оказаться в самой гуще событий. Какая честь для меня - стать тем, что напишет ему эпитафию".

Поднявшись на ноги, Тамсен Коли проследовал к стеклянной стене, за которой открывался вид на обширное внутреннее помещение здание... заполненное безликими солдатами в алых бронекостюмах - наглядному воплощению программы "Цербер". "Не Менгска. Не Доминиона. Мои", - ликующе прошептал он, растянув в улыбке тонкие губы. - "И только мои! Как только дело будет сделано, Хиксона и остальных немедленно уничтожат. Боевые Свиньи окажутся мимолетным, малозначительным эпизодом в славном и стремительном карьерном росте Тамсена Коли!"

Прижавшись к корпусам ховерциклов класса "Стервятник", они пытались выжать из машин максимальную скорость, что позволит им оторваться от преследования, как можно скорее выбраться из Кликтауна - комплекса по переработке газа веспин на планете Мориа. Местные силы правопорядка, преследующие тройку рецидивистов, стрелять в них не отваживались, ибо траектория полета "Стервятника" пролегала между огромными цистернами, заполненными сжиженным газом, и достаточно одной искры, чтобы весь комплекс взлетел на воздух.

Наконец, трио преследуемых вырвались из недр комплекса, и теперь ничто не уберегало их беззащитные спины. "Что теперь?" - крикнула Коулу Нуура, но тот покачал головой, пытаясь собраться с мыслями: "Не знаю, Нуура. Дай... мне немного подумать..." Девушка грязно выругалась. "Ты хочешь сказать, что завел нас сюда, не подумав о путях отступления?" - поразилась она. - "У нас нет ни секунды на раздумья, Коул".

Нуура свернула чуть в сторону от Кликтауна и направила "Стервятника" к месторождениям веспина; обернулась на ходу и, убедившись, что преследователи неотступно следует за ней, швырнула вниз взрывчатку, после чего немедленно прибавила скорость... За спиной прогремел страшный взрыв - похоже, о несчастных охранниках комплекса можно забыть.

Нуура сбавила скорость, чуть позже с ней поравнялись Коул и Иггинс. "Прекрасно сработано, Нуура", - поздравил Коул товарку. "Нам повезло, только и всего", - отмахнулась та. - "А удача - это последнее средство потенциальных покойников. Твои слова, Коул..." "Мне интересно, где же "Генерал Ли"?" - поинтересовался прагматичный Вин Иггинс...

А в следующее мгновение корабль показался на горизонте, стремительно приближаясь, благо его методично поливали огнем более мобильные боевые машины местных сил обороны. Пилотировал "Генерала Ли" Роми Пириус, в то время как Турфа Дей открыл ангар, призывая товарищей не мешкать и направить в него "Стервятника" на полном ходу.

Совету сему трое не преминули последовать, и взяли курс на корабль, на борту которого собирались оставить Мориа далеко позади, благо дело их здесь закончены. Вот только преследующие "Генерала Ли" суда немедленно взяли на прицел тройку "Стервятников", справедливо предположив, что восседают на тех пособники пилотирующих корабль.

Двигатель "Стервятника" Иггинса взорвался, но Коул успел подхватить товарища, после чего машина его на полном ходу влетела в ангар, где и взорвалась. Появление Нууры было столь же феерическим; Боевые Свиньи едва успели унести ноги из ангара, где теперь ярилось жаркое пламя, и Роми немедленно направил корабль в верхние слои атмосферы.

Нуура немедленно заняла место у гашетки, принявшись методично расстреливать преследующие "Генерала Ли" "Стервятники". "Я научу вас уважению", - говорила девушка, поливая противника огнем. - "Может, кораблик наш и стар, но еще кусается!"

...Лишь когда Мориа обратилась в стремительно уменьшающуюся красную сферу, Боевые Свиньи собрались в центральном отсеке корабля, чтобы перевести дух, заняться полученными ранами и наметить курс дальнейших действий.

"Ну и что вы же выяснили?" - поинтересовался Турфа. "Ну, во-первых, Рейнор был там какое-то время назад", - отозвался Коул, стараясь не морщиться, когда Роми бинтовал ему голову. - "Информация, которую мы купили, оказалась просрочена месяца на три". "И?" - в этот нехитрый возглас Турфа умудрился вложить и вопрос, и раздражение.

"У Рейнора есть друзья", - вздохнул Коул. - "И это делает нашу работу по преследованию его куда сложнее. С тех пор, как Кел-Морианский Синдикат порвал все отношения с Доминионом, союзы с подобными бывшему маршалу Джиму Рейнору - который ставит палки в колеса новому режима Менгска всюду, где только может, - весьма в цене. Думаю, я должен был это предвидеть".

"Такое чувство, будто говорим мы об одном из нас", - вздохнул Вин Иггинс. - "Думаю, что с удовольствием бы проставил пиво этому Рейнору". "Работа есть работа", - отрезал Роми. - "Когда ты работаешь на тварь, подобную Тамсену Коли, сложно не симпатизировать своей цели. И все же... хотел бы я поскорее закончить с этим". "Или это... или мы вечно останемся в бегах", - поддержал его Коул. - "Доминион предлагает нас полное прощение, свободу, если мы достанем эту занозу из задницы Менгска". "Конечно, если предположить, что Коли останется верен своему слову", - скептически произнес Турфа. - "В прошлый раз он попытался устранить нас руками Вэйлвосса". "Это было тогда, Турфа", - произнес Коул с напускной уверенностью, которой сам совершенно не испытывал. - "Сейчас все по-другому. Я действительно верю в то, что..."

Ступившая в отсек Нуура сообщила, что побег с Мория под огнем противника даром не прошел, и теперь у них утечка охлаждающей жидкость. "Попробуем уйти в подпространство - станем хорошо прожаренными Боевыми Свиньями", - мрачно пошутила она. "Починить можешь?"- поинтересовался Колун, но Нуура отрицательно покачала головой: "Не без помощи специалиста. Нам нужна верфь и ее владелец, который не задает лишних вопросов. И, думаю, знаю, где найти такую".

...Но Боевые Свиньи даже не предполагали, что корабельная верфь "Аполло", находящаяся на орбите планеты Гриссом IV, захвачена пиратской группировкой "Орущие черепа". И когда сигнал с просьбой о стыковке поступил от "Генерала Ли" на пункт связи верфи, пираты с радостью позволили гостям зайти на посадку... ведь лишний корабль им всяко не помешает!


"Они были здесь, пришли и ушли", - докладывал вышедшему на связь из Августграда Тамсену Коли офицер "Цербера" Ларс Траккен, наряду с контингентом пехоты прибывший на Мориа и повелевший солдатам перебить всех тех, кто не согласен вежливо отвечать на их вопросы... а остальных перебить после полученных ответов.

"Направление оказалось тупиковым", - продолжал он. - "Рейнора здесь не было. Мы задавали те же вопросы, что и они, пусть и с пристрастием. Банда Рейнора показалась на Мория, много общалась с местными власть имущими, после чего покинула планету. Никто не знает, куда она направилась. Если бы знали, то бы наверняка сказали нам".

"Он не дурак", - задумчиво произнес Коли, сложив ладони домиком. - "Рейнор прекрасно научился заметать следы. Лучше всего продолжать делать ставку на Боевых Свиней и следовать за ними. Если кто-то и сумеет отыскать Рейнора, это они!" "Я все еще думаю, что вы слишком уж полагаетесь на Хиксона", - возразил Ларс. - "Он подведет вас". "Не подведет", - отрезал Коли, не преминув добавить: "И если ты начнешь думать, Ларс, я начну жалеть о своем решении, что не промыл тебе мозги, как остальным".

Разговор с Траккеном оставил в душе Коли чувство тревоги, источник которой он определить не мог, и это несказанно раздражало. Быть может, выражение истовой ненависти, отразившееся на лице Траккена, когда говорил он о Коуле... "Что-то я упускаю..." - пробормотал Коли, потребовав у одной из сотрудниц службы собственной безопасности вывести на монитор его личной консоли подробнейшее досье на строптивого офицера.


Получив разрешение на посадку от диспетчера "Аполло", Нуура направила "Генерала Ли" к верфи, отметив вслух, что складывается все слишком уж гладко, а это, как известно, не к добру.

"А еще Коул", - поделилась девушка своими сомнениями с Турфой, заглянувшему к ней в рубку. - "Он изменился. Когда мы расставались, он мог думать лишь о том, чтобы отыскать Коли и всадить ему между глаз шип из винтовки Гаусса. А теперь он так отзывается о Коли, будто той заварушки на Тирадоре VIII и не было никогда. И сам Коул иногда кажется каким-то... отстраненным, не похожим на себя прошлого". "Может, и так", - согласился Турфа, - "но и сам Коул может размышлять подобным образом обо мне или о тебе. Мир изменился, Нуура, и все мы стали другими". "Да знаю я, Турфа", - отмахнулась Нуура. - "Просто не могу избавиться от ощущения..."

Она замолчала, сосредоточившись на управлении кораблем. "Какого?" - попытался Турфа, но Нуура лишь покачала головой: "Нет, ничего. Дурацкая идея. Наверное, я просто устала. Забудь все, о чем я говорила. Просто... присматривай за ним".

Турфа кивнул, направился к шлюзу, где уже находились Иггинс и Коул. "А где Роми?" - поинтересовалась подоспевшая Нуура. "Сказал, чтобы мы шли без него", - скривился Иггинс. - "Занимается этой своей дрянью. Ты знаешь, о чем я... все никак не может накачаться стимуляторами до полной эйфории".

"Ты действительно доверяешь этим людям, Нуура?" - поинтересовался Коул. "Да, доверяю", - кивнула девушка. - "Владелец, Ролли Гиббонс, он надежен. В старые добрые и мерзкие деньги мы не раз вытаскивали друг друга из передряг".

"Хорошо", - кивнул Коул и, выступив наружу из шлюзового отсека, громко поинтересовался: "И где же наш комитет по встрече?" В ответ в лицо ему уперся ствол дробовика. "Только зыркни на меня так, что мне не понравится, и твои мозги окажутся на твоих же спутниках", - посулил "ярчайший представитель комитета по встрече".

Боевых Свиней окружили вооруженные люди, быстренько обезоружили, не обратив внимания на возмущенные протесты Турфы. "Полегче, мужик", - дружелюбно обратился к чернокожему великану один из пиратов. - "Босс решил, что все вы обладаете навыками, которые нам пригодятся, но если придется пристрелить одного-двух из вас - это мелочи".

Пираты повели Коула, Нууру, Иггинса и Турфу вглубь станции; трое же ступили на борт "Генерала Ли" - проверить, не осталось ли кого...

Плененных Боевых Свиней пираты поместили в тюремную камеру, обнаруженную в одном из отсеков орбитальной верфи, после чего снизошли до того, чтобы разъяснить сложившуюся ситуацию. "Короче, мы хотим ваш корабль", - без обиняков констатировал один из головорезов. - "Но... совсем не обязательно, чтобы ваша роль здесь заканчивалась". "Кто это - "мы"?" - подозрительно поинтересовался Коул. "Орущие черепа", - название группировки пират произнес с нескрываемой гордостью. - "Название обычно отпугивает туристов. Но если отбросить весь этот излишний пафос, мы - профессиональные наемники, контрабандисты... выполняем любую работенку, за которую платят. И так как у нас с недавних пор недобор кардов... мы набираем новых".

"Не интересует", - отрезал Коул, ковыряясь зубочисткой в зубах и демонстрируя совершенное спокойствие в сложившейся непростой ситуации. - "Верните наш корабль и можете продолжать веселиться и мародерствовать, сколько душе угодно. И все останутся довольны". "Короче, у вас есть время, чтобы передумать, пока мы здесь прибираемся и готовимся к уходу", - ухмыльнулся пират, после чего со значением кивнул на коллегу - здоровяка, который, скрестив руки на груди, разглядывал пленников с циничной ухмылкой на лице. - "А затем с вами поиграет Даш. А до тех пор..." "Как твое имя", - прервал излияния пирата Коул. "Венделл Карвен", - с удивлением произнес тот. - "А зачем тебе?" "Для эпитафии на могильной плите", - сплюнул Коул.

Столь доверительную беседу прервал вой двигателей и пираты, бросившиеся в центр управления "Аполло" с изумлением наблюдали, как "Генерал Ли" пришел в движение. Роми Пириус, получив огромный выброс адреналина от употребленной дозы стимулятора, жестоко расправился с тремя ступившими на корабль пиратами, после чего, дистанционно заблокировав оружейные системы верфи, дал залп по станции, уничтожив основные системы жизнеобеспечения, обесточив ряд отсеков, в том числе и тюремный.

Боевые Свиньи, воспользовавшись ситуацией, немедленно расправились с охраной и бросились к выходу из отсека, вот только пираты активировали боевые машины - "киберкотов", которые не замедлили атаковать беглецов. Во время боя Коула Хиксона совсем некстати посетили видения прошлого... Лос Андарес пылал, силы правопорядка едва сдерживали волну зергов...

"Хиксон!" - вырвал его из тенет воспоминаний окрик Иггинса, и Коул едва успел расстрелять бросившегося на него механического кошачьего. "Прости, Иггинс, я на мгновение вернулся в прошлое", - признался он в ответ на недоуменный взгляд товарища. - "Снова был в Лос Андаресе... Но нам нужно еще взять под контроль центр управления".

Трое выживших пиратов спешили в шлюзовой отсек, где был пристыкован их собственный корабль, "Кортик". Они потеряли восьмерых и "киберкотов", сознавая, что верфь перешла под контроль этих бешеных пленников. Но ничего, стоит им вернуться на корабль, и уж тогда они померяются огневой мощью с этими выскочками...

Один из пиратов бросил взгляд в иллюминатор... и задохнулся от ужаса, ибо с другой стороны на него смотрела девушка в бронекостюме и с винтовкой в руке. Недобро ухмыльнувшись, Нуура Джосс разбила иллюминатор прикладом, и тела пиратов выбросило в открытый космос...

Однако не все пираты погибли в противостоянии Боевым Свиньям, ровно как не все они были кровожадными головорезами. Рецидивисты захватили пятерых механиков, которым поставили условие - свобода в обмен на полный ремонт подпространственных двигателей "Генерала Ли".

Конечно, пираты с радостью согласились на предложение и работа немедленно закипела. "Что дальше?" - поинтересовался Турфа, когда команда Боевых Свиней вновь собралась на родном корабле. "Я думаю, стоит задействовать кое-какие из твоих старых связей, Турфа", - отозвался Коул. - "Если судить по Мория, Рейнор перемещается в среде недовольных и разочарованных Доминионом". "Если таким образом ты хочешь сказать, что я знаю недовольных и разочарованных типов..." - осклабился Турфа, - "...то это мысль".

Пока "Генерал Ли" готовился к отбытию с "Аполло", Роми Пириус проник на "Кортик" и, обыскав судно пиратов, обнаружил в складском отсеке некий светящийся артефакт...


...И не ведали Боевые Свиньи, что по пятам за ними следуют солдаты "Цербера", ведомые Ларсом Траккеном, истово ненавидящим Коула Хиксона за то, что тот атаковал его, офицера сил безопасности, на Лос Андаресе, после чего оставил умирать пред всесокрушающей волною наступающих зергов.

***

Команду "Генерала Ли", пересекающего Рифт Келаниса, подняли на ноги вопли Иггинса; того снова мучили кошмары. "Ты... не понимаешь!" - хрипел тот, вцепившись руками в насквозь промокшую от пота подушку. - "Ее кровь. О, боже! Она... все еще у меня под ногтями. Я... не могу... избавиться... от нее!"

Иггинс рывком сел, огляделся по сторонам дикими глазами, после чего со стоном вытер ладонью взмокшее лицо...

Коул Хиксон скептически покачал головой, проходя мимо по коридору. Раз уж старина Иггинс воплями своими разбудил его, не помешает принять душ... вот только чертова головная боль лишь усиливала раздражение. "Турфа!" - приветствовал Коул товарища, появившегося из уборной. - "Ты тоже?.." "Да весь чертов корабль это слышит!" - проворчал чернокожий великан. - "Какой, к дьяволу сон, когда Иггинс ночь от ночи переживает свое собственное чистилище! Да и вообще, в последние дни я спал отвратительно - ненавижу эти тесные каютки и долгие перелеты! Да и ты, Коул, выглядишь помятым".

"Да?" - Коул потер висок. - "Кажется, голова моя... сейчас взорвется. Будто я вот-вот вспоминаю что-то, что-то важное, но... не могу уловить". "Мне поскорее нужно что-то ударить", - признался Турфа, и в доказательство своих слов что есть сил ударил кулаком в металлическую переборку, погнув ее и нисколько сим не озаботившись. - "Чем быстрее мы доберемся до цели, тем лучше!" "Да, точно..." - отозвался Коул, и тихо добавил: "В ад и обратно".

Чуть позже Турфа и Коул проследовали в рубку, где помимо пилотирующей корабль Нууры Джосс находился их "пассажир" - Денни Хьюстон. "Мы на месте?" - с ходу поинтересовался Турфа. "Нет", - отвечала Нуура, даже не взглянув на него. - "И если ты снова задашь мне этот вопрос, Турфа, я всажу шип тебе в задницу!" Почему-то ни у кого из присутствующих не оставалось сомнений, что женщина так и поступит. "Просто спросил", - примирительно проворчал Турфа. - "Не стоит из-за этого отгрызать мне голову, Нуура". "В следующий раз сначала думай, а затем уж спрашивай!" - продолжала злиться та.

"Вот скажи..." - обратился Хьюстон к Коулу, - "это ради меня или вы действительно не ладите друг с другом? Видите ли, не стоит ради меня так стараться, я и так прекрасно понимаю вашу суть и настроение". Эти слова оказались последней каплей; терпение Турфы лопнуло. Метнувшись к Хьюстону, великан схватил его рукой за горло, как следует приложил о стену. "Слушай, Хьюстон", - заревел Турфа в лицо насмерть перепуганному человеку, - "тебя взяли на борт лишь потому, что ты согласился с правилом держать рот на замке, если, конечно, не можешь поделиться откровениями по поводу местонахождения Джима Рейнора". "Я... буду рад", - прохрипел Хьюстон, тщетно пытаясь вырваться из железной хватки, - "после того... как вновь обрету свою собственность. Такие условия сделки..." "Ах ты, продажный сукин сын..." - пуще прежнего взъярился Турфа.

"Турфа! Отпусти его!" - выкрикнул Коул, бросаясь к товарищу. - "Что с тобой? Турфа!" Исполненный ярости взгляд Турфы прояснился; хмыкнув, он ослабил хватку на шее Хьюстона. "Мы исполним свои условия сделки, Хьюстон", - пообещал Коул, встав между двумя мужчинами. - "Даю слово". "Твое слово?" - саркастически просипел Хьюстон, потирая горло, после чего поспешил покинуть рубку. - "О, это обнадеживает. Твое слово! Теперь я чувствую себя куда спокойнее!"

"Ну и что это было?" - напустился Коул на Турфу, с лица которого не сходило угрюмое выражение. - "Денни Хьюстон - первая надежная зацепка, которую мы получили за несколько недель, а ты чуть было все не испортил!" "Этот человек - слизняк", - процедил Турфа. - "У меня от отвращения мурашки по коже". "Он устраивает встречи", - напомнил ему Коул. - "Услугами подобного посредника могли воспользоваться и Рейдеры Рейнора. К тому же, это ты навел нас на него!"

...В коридоре Хьюстона догнал Роми Пириус. "У меня есть кое-что, что может тебя заинтересовать", - сообщил пройдоха. - "Что окажется весьма ценно на рынке... для человека с нужными связями". Пригласив Хьюстона в свою каюту, Пириус с гордостью продемонстрировал ему найденный на "Кортике" светящийся артефакт, предположительно принадлежащий протоссам...


Наконец, "Генерал Ли" вышел на орбиту Джотуна, и Боевые Свиньи собрались в кают-компании для обсуждения деталей операции. "Вот ваша цель", - указал стилусом Хьюстон точку на голографической карте. - "Шахтерский городок Откровение. Они добывают и перерабатывают урановую руду, а когда шахта истощается, перемещаются в иное место. Я приложил немало усилий, чтобы засечь их. Они организованы, привычны к неприятностям и могут за себя постоять". "Понятно", - кивнул Коул, рассматривая карту и запоминая расположение объектов. - "И что же мы должны изъять?"

"Мою жену. Эллен", - ничуть не смутился Хьюстон. - "Она бросила меня. Я хочу вновь получить ее". "И это ты называешь собственностью?" - немедленно завелся Турфа. - "Ну ты и фрукт, Хьюстон! Нет. И не надейся. У меня есть определенные моральные стандарты". "А у меня нет", - произнес Коул. - "Слушай, Хьюстон. Я приведу тебе жену, хоть я ей и искренне сочувствую, но сперва и ты дай нам кое-что - авансом".

"Хорошо", - кивнул Хьюстон и, выдержав паузу, молвил: "Рейнор с зергами". "Что?" - поразился Коул. - "Такое возможно". "Вполне", - тихо отвечал Хьюстон. - "Ему я задал этот же вопрос. "Это рискованно", - ответил мне Рейнор, - "но все дело в том, на что зерги обращают внимание. Есть способы и средства избежать встреч с ними, если не высовываться и не злить их". "Звучит так, будто ты уважаешь их", - сказал я, и Рейнор ответил: "То, что ты видишь, это то, что ты получаешь. Вот что я уважаю".

"Это... достаточно безумно, чтобы оказаться правдой", - нехотя согласился Коул. - "Но где именно? Миров, захваченных зергами, никак не меньше сотни!" "Я открою вам точное местонахождение Рейнора после того, как вы приведете мне Эллен", - твердо заявил Хьюстон.

Что ж, сделка есть сделка, и Боевые Свиньи, проникнув на территорию шахтерского городка, устремились к указанному Хьюстоном бункеру. Иггинс первым ступил внутрь, и парочка в постели резко вскинулась. Мужчина потянулся за пистолетом, а Иггинс только и мог, что во все глаза смотреть на них, а память воскрешала картины прошлого. Он возвращается домой... застает жену в постели с любовником... убивает обоих шахтерской лопаткой...

Не сознавая, что творит, Иггинс разрядил обойму в лицо мужчине. Женщина взвыла в голос, но ворвавшийся в бункер Коул ударом приклада заставил ее замолчать. Взвалив женщину на плечи, Коул выскочил наружу, но лагерь уже бурлил. Чужаков заметили сразу, но стрелять не решились, поскольку разглядели в заложницах женщину. Отступая к окраине Откровения, Коул и Иггинс связались с Нуурой, требуя незамедлительно опустить "Генерала Ли" в заранее условленную точку - здесь становилось слишком жарко.

Роми Пириус, забравшийся на одну из башен, установленных по периметру городка, искренне наслаждался, "прикрывая" отступление товарищей, а именно поливая огнем турели все, что движение. "Гори! Гори!" - ликовал он.

...Операция завершилась успешно, если не считать проявления внутренних демонов Иггинса и Пириуса. Но когда Боевые Свиньи поднялись на борт "Генерала Ли" и тот устремился прочь от Джотуна, Турфа отозвал Коула в сторонку для серьезного разговора. "Мы так не договаривались!" - громыхнул он. - "Мы идем по следу народного героя, выполняя заказ Тамсена Коли - получеловека, полузмея, который еще недавно пытался убить нас. В теперь вдруг мы занимаемся похищениями и хладнокровными убийствами".

"Нам приходилось заниматься куда худшим, и ставки тогда были менее высоки", - парировал Коул. - "Хоть в этот раз перед нами морковка, а не просто палка, на которой она болтается. Мы найдем Рейнора, и чисты - свободные люди, а не бывшие головорезы на поводке Доминиона. Ради этого стоит пойти раз-другой на сделку с совестью".

"Нуура права - ты изменился, Коул", - прошипел Турфа, схватив товарища за грудки. - "Я начинаю гадать, что Коли предложил тебе... и всходим ли мы с условия этой сделки!" "Отвали", - завелся Коул. - "Не то я..."

"Хватит! Да что с нами происходит?" - Пириус немедленно встал между двумя мужчинами, готовыми вцепиться друг другу в глотки. - "Иггинс превратился в маньяка, Нуура заперлась в рубке, а вы двое собираетесь набить друг другу морды! Мы - Боевые Свиньи, помните? Раньше это кое-что значило: честь, поддержка, товарищи по оружию... и все такое! Перевожу... мы есть друг у друга. Отнять это - и не останется ничего". "Может, весь этот поход за воздаянием за грехи был большой ошибкой", - хмыкнул Турфа. - "Мы - отбросы общества. Попытки изменить этот факт могут привести к еще большему падению". С этими словами Турфа двинулся прочь...


Придя в себя, Эллен обнаружила склонившегося над нею бывшего мужа. "Все хорошо, Эллен", - говорил Хьюстон. - "Теперь ты снова со мной. Там, где и должна быть..." "Ах ты, гад!" - вскинулась женщина. - "Ты, сукин сын! Ты убил Хала! Ты, больной..." "Тише, тише", - зло прошипел Хьюстон, зажав ей рот ладонью. - "Не стоит так говорить с тем, кто потратил столько усилий на твои поиски. Тебе нужно успокоиться..."

"Отвали от нее!" - послышался окрик, и в дверном проеме каюты возникла фигура; пистолет в ее руке был направлен на Хьюстона. - "Отвали от моей жены!"


"Слушай, Роми", - доверительно говорил напарнику Коул, - "хоть вы и не ладили, я хочу, чтобы ты присмотрел за Иггинсом. Он там просто замер. Как будто... кто-то повернул выключатель в его голове, выключив его". "Знаешь, я пытался", - отмахнулся Пириус. - "Я сейчас я должен заняться собой..."

Раздавшиеся выстрелы заставили обоих вздрогнуть. "Иггинс!" - выдохнул Коул, и вместе с Пириусом устремился к каюте, предоставленной Хьюстону. Внутри мужчину наблюдали Иггинса, приставившего пистолет к виску несчастной Эллен, и Хьюстона, наводящего собственное оружие на однорукого психопата. "Я убью ее!" - ревел Иггинс. - "Отойди!"

"Он пытался убить меня!" - выкрикнул Хьюстон, заметив возникшего в дверях Коула. - "Назвал Эллен своей женой. Он... обезумел!" Коул ступил в каюту, встал между Хьюстоном и Иггинсом. "Иггинс, тебе нужно успокоиться", - обратился он к товарищу. - "Мы разберемся во всем этом. Просто... опусти пистолет и выпусти женщину". "Ты... не понимаешь..." - прохрипел Иггинс. - "Она... была красива". "Кто?" - уточнил Коул. "Дези. Моя жена", - объяснил Иггинс. - "Но... она изменяла мне. Множество раз, со множеством мужчин! У меня... не было выбора. Она понемногу убивала меня, убивала нас. И я... превратил ее в кровавое месиво. Разбил ее прелестную головку".

"Видишь это?" - он продемонстрировал Коулу культю, оставшуюся от правой руки. - "Официальная версия - я лишился руки в сражении с мятежниками. Но правда в том, что я сунул ее глубоко в измельчитель руды и смотрел, как перемалываются кости. Понимаешь, я никак иначе не мог избавиться от ее крови у меня под ногтями. Она впиталась мне в кожу..."

Терпение Эллен наконец лопнуло. Она двинула Иггинса локтем в живот, а Коул хорошенько врезал товарищу по физиономии, выбив пистолет у того из рук. Оружием немедленно завладела Эллен и - не успел Коул опомниться - разрядила обойму в голову бывшему мужу. Женщина молча протянула оружие Коулу... в это мгновение по внутренней связи прозвучал голос Нууры. Последняя сообщила, что рядом с "Генералом Ли" возник корабль протоссов, и некто - или ничто - проник в грузовой отсек.

Коул, Турфа и Пириус немедленно устремились туда... но никак не ожидали столкнуться с троицей протоссов, угрожающе направивших на них свои энергетические клинки. "Опустите оружие", - ментально обратился к людям один из экзотов. - "Мы не хотим вашей гибели, но нам также будет совершенно безразлично, если прольется ваша кровь. К тому же, мы получили то, за чем пришли".

Один из протоссов держал в руках сияющий артефакт, в котором Пириус безошибочно опознал свою находку. "Это принадлежит протоссам", - говорил экзот. - "В руках существ, подобных вам, он лишь усиливает раздор". "То есть, из-за этой штуки мы готовы были разорвать друг друга на части?" - поразился Коул. "Это - кристалл Ксел'Нага", - пояснил протосс. - "Он усиливает эмоции, которые и без того присутствуют. Он заглянул в ваши примитивные разумы и обнажил глубочайшие, темные стороны вашего общего сознания".

"Ты говоришь так, будто он - мыслящее существо", - недоверчиво произнес Коул. "Он ни жив, ни мертв", - загадочно ответил протосс. - "Энергетическая сущность, которую вы, люди, называете... душой. Вас же мы предупреждаем. Человек Джеймс Рейнор стал братом Темным Рыцарем. Посмеете причинить ему вред - столкнетесь с последствиями".

Очертания протоссов слились с тенями, и пораженные люди обнаружили, что находятся в грузовом отсеке одни. "Как они это сделали?" - поразился Пириус. - "И откуда узнали про Рейнора?" "Они читают мысли", - объяснил Турфа. - "Представь, насколько им приятно было заглянуть в наши разумы. Я хочу знать, как этот проклятый кристалл вообще оказался на борту". "Это вещи Хьюстона", - не моргнув глазом, соврал Пириус. - "Наверное, он принес его с собой. Может, у него где-то был покупатель..." "Будем надеяться, что больше мы с ними не встретимся", - резюмировал Турфа, удовлетворившись предложенным объяснением. - "Мне кажется, что эти три протосса могли прикончить нас с превеликой легкостью. Так что теперь?"

"Мы начнем один за одним осматривать миры зергов, пока не найдем Рейнора", - твердо произнес Коул. "А Эллен?" - не отставал Турфа. - "Мы разнесли ее мир и разрушили ее разум. Сколько еще жизней нам придется погубить, чтобы получить второй шанс?" "Верно", - поддержал его Пириус, устремив взор на пребывающего в мрачной задумчивости Коула. - "Что бы мы ни сделали в прошлом, должна быть черта, которую мы не должны переступать. А сейчас я такой черты не вижу".


"Продолжайте следить за каждым их шагом", - инструктировал Тамсен Коли Ларса Траккена. - "Мы приближаемся к цели - я чувствую это".

"Сэр... он пробудился", - обратился к руководителю службы собственной безопасности один из служащих после того, как Коли закончил разговор с офицером "Цербера". "Отлично", - потер руки тот. - "Если Траккер и его вышибалы подведут меня, у нас есть более высокотехнологичное решение проблемы".


Землю устилали мертвые тела... Мужчины, женщины, дети - все жители колонии Бекар Ро были мертвы... Призрак, содеявшая это, в последний раз бросила взгляд на дело рук своих, после чего устремилась прочь - ее ждало следующее задание.

***

Дождь низвергался с затянутых свинцовыми тучами небес, будто оплакивая гибель множества безвинных. Осторожно переступая через устилающие землю мертвые тела, Коул, Нуура и Турфа осматривали колонию Хаддерстаун, что на Агрии, на предмет живых, однако таковых обнаружить так и не удалось. Лишь мертвецы...

"Все мертвы", - констатировала Нуура, обращаясь к товарищам. - "Убиты одним выстрелом в голову. Чистая работа". Все трое были облачены предусмотрительно в бронекостюмы пехоты - кто знает, с чем им предстоит столкнуться здесь, на захудалой, покрытой джунглями планетке, жители которой занимались селекцией да выведением новых сортов злаков. Кому они могли помешать?..

"Это были твои сограждане, Турфа?" - ровным тоном, не было в котором и тени сочувствия, поинтересовался Коул. "Да. Мой народ", - коротко ответил чернокожий великан. "Семья?" - уточнила Нуура. "Типа того", - хмыкнул Турфа, явно не расположенный сейчас к беседе. "Предполагаешь, кто? И почему?" - не отставала девушка. "Может быть", - процедил Турфа.

"Мы должны идти", - заявил Коул и, не обращая внимания на устремленный на него возмущенный взгляд Нууры, продолжил: "Тот, кто это сделал, может все еще оставаться поблизости, чтобы посмотреть, кто явится на сигнал бедствия!" "Он уже далеко", - громыхнул Турфа. "Что? Ты откуда знаешь?" - поразился Коул, но Турфа лишь повел в ответ могучими плечами: "Просто знаю".

"Прекрасно", - произнес Коул, демонстративно закатив глаза. "Проклятье, Коул, да что с тобой такое?" - взорвалась Нуура, которой донельзя осточертели выходки и поведение товарища. - "С тех самых пор, как мы высадились здесь, ты бесишься, будто в клетке. Кто-то только что учинил кровавую баню в родном городе Турфы, а твоя симпатия ограничивается словами "Как-нибудь переживешь".

"Просто... мы так близко!" - воскликнул Коул. - "Круг наших поисков сузился до занятых зергами миров, и мы должны были бы исследовать именно их. А вместо этого мы здесь... топчемся по падали". "Знаешь, Коул", - медленно протянула Нуура, одарив Коула испепеляющим взглядом, - "с тех пор, как Боевые Свиньи объединились вновь, твои приоритеты всецело и полностью изменились. Раньше тебе было бы не все равно!" "Наше время уходит, Нуура", - возразил Коул. - "Коул отвел нам временной промежуток для устранения Джима Рейнора. И если мы вскоре не предъявим ему результат, то придется бежать быстро и очень далеко". "Может, оно и к лучшему", - хмыкнула Нуура, - "чем продолжать идти у него на поводу. Иногда я думаю, с нами ли ты..."

"Тридцать шесть", - прервал их перепалку Турфа, обойдя Хаддерстаун, и, заметив устремленные на него недоумевающие взоры, пояснил: "Трупов. По последним данным, в колонии находилось около пятидесяти человек. Я обычно помню цифры. Привычка". "Ну и где же остальные?" - Коул демонстративно развел руки, оглядевшись по сторонам.

"Полагаю, что где-то там", - Турфа указал на утопающие в джунглях холмы, начинающиеся сразу же за пределами городка. - "В прежние времена у меня было там достаточно укрывищ на тот случай, если за мной явятся незваные гости. Думаю, что-то такое здесь и произошло... Люди занимались своими делами, и неожиданно - безо всякого предупреждения - начали погибать один за другим. Никто из этих колонистов даже вооружен не был. Но шум встревожил остальных и они схватились за оружие, но результат оказался таким же плачевным. Посему те, кто сумел, бежали в холмы. Все, кроме одного, который активировал сигнал бедствия в надежде хоть на чью-либо помощь! Так что Нуура, помоги-ка мне снять этот бронекостюм".

"Что?" - поразилась девушка. - "Зачем?" "Убийца или убийцы уже успели уйти далеко", - пояснил Турфа. - "Думаю, что смогу их догнать, только если немного срежу путь. А бронекостюм лишь замедлит мое продвижение". "Ну, не знаю, Турфа", - покачала головой Нуура, - "не нравится мне твоя идея. Броня может оказаться единственным твоим преимуществом".

"Те люди, что вырастили меня, были добрыми, и хотели лишь выращивать свои злаки в резервуарах", - произнес Турфа, глядя девушке прямо в глаза. - "Когда я начал взрывать тут все, я причинил им большие неприятности. Больше я их не подведу. Я обо всем позабочусь сам".


...Освободившись от бронекостюма и оставив его на борту "Генерала Ли", Турфа Дей устремился в изумрудные заросли. Вскоре он достиг пещеры в склоне холма, где, как предполагал, могут скрываться выжившие жители колонии... Опасность Турфа ощутил за мгновение до того, как приклад винтовки ударил его в затылок, но сознания не потерял, и схватился в рукопашную с атаковавшим его Призраком - судя по облегающему фигуру бронекостюму, женщиной.

Последней удалось бросить Турфу наземь, после чего Призрак атаковала разум противника, просеивая воспоминания в поисках тех, что были ему необходимы. Турфа извивался на земле, силясь вырваться из мертвой хватки Призрака; то-то ему показалось, что в Хаддерстауне он уловил стойкий душок присутствия телепата...

"Меззо?" - удивился Турфа, осознав, какие именно воспоминания и образы пытается обнаружить Призрак в его разуме. - "Кастор Меззо? Зачем тебе эти воспоминания? Если, конечно, не... Хватит! Я ненавижу телепатов и на все пойду, чтобы убрать твои щупальца из своей головы! На все..."

Свободной рукой он выдернул чеку из гранаты, которую извлек из кармана плаща; немедленно, Призрак отпрыгнула в сторону, метнулась к выходу из пещеры. Швырнув гранату ей в спину, Турфа распластался на земле. Прогремел взрыв... Пошатываясь, Турфа поднялся на ноги. "Дело дрянь!" - пробормотал он. - "Я-то думал, что это была какая-то зачистка Доминиона и мое террористическое прошлое привело к уничтожению Хаддерстауна. Но нет... Это Кастор. Он здесь".


Обстановка на "Генерале Ли", стремительно удалявшегося от Агрии, оставалась донельзя напряженной, даже взрывоопасной. Пириус, Иггинс и Нуура буравили недобрыми взорами спину Коула, возившегося с корабельным компьютером и пытавшегося делать вид, что не произошло ничего из ряда вон выходящего.

"...Мы знаем, что какое-то время назад наш неоплаканный друг Денни Хьюстон встречался с Рейнором", - говорил Коул. - "Я пытаюсь отследить списки пассажиров, прибывших в течение последних трех месяцев на планеты, где замечены зерги, задав в поиск все известные имена, которые мог использовать Хьюстон, и..." "Я обо всем позабочусь сам", - процедил Пириус, которому ломаемая Коулом комедия донельзя осточертела. - "Это сказал Турфа на прощание. Скажи-ка, Коул, когда это мы стали заботиться о слизняке, подобном Коли, больше, чем об одном из наших? Благодаря Конфедерации или Доминиону мы и так чертовски мало имеем в этой жизни. Я за то, чтобы выполнить эту работу вместе - впятером! - или не выполнять ее вообще".

"Похоже, ты в меньшинстве, Коул", - усмехнулась Нуура. - "Поэтому, если ты ничего больше не хочешь сказать, чтобы облегчить душу, я разворачиваю корабль". "Вы правы", - вздохнул Коул. - "Коли может засунуть свои временные рамки в задницу".

"Генерал Ли" устремился по направлению к Агрии...


Турфа Дей осторожно следовал по направлению к небольшому бункеру, сокрытому в дикоземье, а пять услужливо воскрешала факты касательно столь колоритной личности, как Кастор Меззо. Самопровозглашенный поборник справедливости в секторе Копрулу, защитник слабых и обездоленных. Сперва выступал он против Конфедерации, после - против сменившего ее Доминиона. Меззо долго и нудно разглагольствовал об идеалах, кои исповедует, пытаясь убедить в них и Турфу, но истина состояла в том, что он всего лишь хотел создать свой образ эдакого "брутального красавца-мятежника". Меззо принял Турфу под свое крыло, научил его сражаться против системы и сражаться грязно. А когда Турфа разглядел его истинную сущность, Меззо отбросил его в сторону, как мусор, отказался от него. Теперь он в бегах и, похоже, решил скрываться на родине Турфы.

Память Турфы Дея услужливо воскресила события 12-летней давности на Тарсонисе. Тогда, находясь под началом революционера-идеалиста Кастора Меззо - по крайней мере, таковым тот себя представлял, - Турфа взрывал мосты, здания и военные базы... причем руки его никогда не дрожали... до последнего времени. "Должно быть, плохо сплю", - решил он. - "И эти сны, которые я вижу". Это продолжалось уже четыре ночи: во снах ему являлись лица тех, кто погиб от устроенных им взрывов. Они взывали об отмщении, требовали его крови. Турфа пытался сказать что-то в свое оправдание, но выходило лишь: "Виновен! Виновен! Виновен!" Мертвые разрывали его на части...

А затем, после очередного сводящего с ума кошмара в комнате Турфы появился человек. "Я могу помочь", - увещевающе произнес он. - "Но ты должен впустить меня. Полностью впустить! Ты противостоишь мне и поэтому страдаешь. Впусти меня и муки твои прекратятся". "Т-ты... Я знаю тебя", - выдохнул Турфа. "Потому что мы уже вместе четыре дня", - согласился человек. - "О, да, и ночи. Мне нужно лишь несколько имен и парочку локаций, после чего я исчезну. Я такой же, как и ты, Турфа, зарабатываю на жизнь своими умениями. Не нужно противостоять мне..."

"Ты... был... у меня... в голове!" - яростно прошипел Турфа, поднимаясь на ноги. "Турфа?" - поразился человек, отступая на шаг. - "Ты что делаешь? Турфа? Почему... ты не сломлен? Почему не взываешь о забвении? Почему?" "Ты... насиловал мое сознание", - произнес Турфа, сжимая руки на горле незнакомца. - "Ты превратил мою жизнь в ад, и чего ради? Информации? Я не сломлен... я вне себя от ярости!"

Медленно, растягивая удовольствие, Турфа Дей душил свою жертву - своего мучителя, - и руки его больше не дрожали. Позжеон узнал, что обладает пси-индексом выше среднего, что позволило ему противостоять вторжению телепата в его разум. Но, тем не менее, произошедшее оставило свои шрамы, которые не исцелятся никогда...


Достигнув бункера, Турфа осторожно постучал в дверь... и едва уклонился от выстрела, разорвавшего металл. "Прекратите огонь!" - выкрикнул он. - "Это Дей. Турфа Дей". Дверь распахнулась, и чуть более десятка пар глаз подозрительно воззрились на Турфу; оружие люди опускать не спешили. "Я один", - произнес Дей. - "Но в округе бродит Призрак Доминиона, и рано или поздно она заявится сюда, почувствовав ваши страх и тревогу".

"Турфа? Это действительно ты?" - ликующе воскликнул чернобородый мужчина, бросился к Дею, обнял его за плечи. - "Ты же вытащишь меня отсюда, верно? Не подведешь ведь?" "То есть... как я сделал раньше?" - уточнил Турфа. - "Слушай, Кастор, это из-за тебя Призрак рыщет в поисках этих людей, и сейчас я попытаюсь вывести их отсюда. Можешь пойти с нами".

Следуя за Турфой и Кастором, люди вышли из бункера под ледяные струи дождя. "Держитесь у меня за спиной", - наказал Дей согражданам. - "Я немного чувствую этих телепатов". "Правда?" - встрепенулся Меззо. "Да", - кивнул Турфа. - "Как следствие того, что мой пси-индекс выше среднего, да и как-то телепат... побывал... у меня в голове".

Он осекся, заметив Призрака, устремившуюся по направлению к ним, и проклял себя за вопиющую тупость. Конечно, просеяв его воспоминания, она узнала о дырах, в которых Меззо мог схорониться, и подождала, пока Турфа приведет его к ней. Призрак набросилась на Турфу, нанеся серию стремительных ударов, но прикончить противника так и не успела: тело женщины прошили выстрелы, и рев двигателей символизировал о появлении над холмами "Генерала Ли".

...Немногим позже выжившие колонисты поднялись на борт корабля, и Кастор, подобострастно улыбаясь, подошел к Дею. "Ты справился, Турфа!" - воскликнул он. - "Я никогда не сомневался в тебе. Ведь... тебя же обучал лучший, верно?" "Да", - кивнул Турфа, улыбнувшись в ответ. - "Но ты же знаешь, что еще не все кончено, верно? Они пришлют иного Призрака. А затем еще одного. Ты будешь продолжать искать другую нору, в которой бы спрятаться, и иные люди будут принимать тебя к себе, ведь ты же их защитник, верно?" "Верно..." - согласился Кастор, а в следующее мгновение Турфа несколько раз выстрелил ему в голову. "Проблема решено", - произнес Дей и, провожаемый испуганными взглядами колонистов, поднялся на борт "Генерала Ли".

Высадив людей в Хаддерстауне, корабль устремился прочь от Агрии...


А три дня спустя на планету прибыли "Церберы" во главе с Ларсом Тракеном. Последний внимательно осмотрел два мертвых тела подле сокрытого в джунглях бункера. "Впечатляет", - заметил он. - "Я посылал сотню Призраков на сотню различных миссий, и могу пересчитать их поражения по пальцам одной руки. Боевые Свиньи показали себя силой, с которой стоит считаться. Я могу предвидеть тот час, когда они окажутся весьма и весьма полезны".

***

"Генерал Ли" вышел на орбиту Уроны Сигма, и Боевые Свиньи сейчас методично проверяли обоймы винтовок Гаусса, благо, возможно, скоро станет жарко, и это еще слабо сказано. Бортовые сканеры показывали, что зерги кишмя кишат на поверхности планеты, но ступить на оную требовала возложенная на них миссия.

"Неужели Рейнор там?" - уже в который раз спрашивал Турфа, не в силах уверовать в подобную возможность, и раз за разом Коул пожимал плечами: "Теоретически". "Коул, да там полно зергов!" - тщетно взывал к здравомыслию товарища Турфа. - "Даже если предположить, что ты не заблуждаешься насчет Рейнора, как может быть, что он еще жив?" "Подумай сам, Турфа", - отвечал Коул. - "Это или самое лучшее, или самое худшее место во всем секторе Копрулу для того, кто хочет скрыться от чужих глаз. Если знать повадки зергов - а уж это Джим Рейнор знает наверняка - то скрыться от них не составит труда. Наши сканеры показывают, что зерги на Уроне рассредоточены повсеместно, но держатся колониями. Я думаю, что Рейнор не сидит на месте. Он внимательно следит за потоком зергов и движется в соответствии с его перемещениями".

"Ты выказываешь слишком много предположений о человеке, которого и не видел-то никогда", - хмыкнул Турфа. "Может, и так", - согласился Коул. - "Но у нас целая куда документации. Достаточно, чтобы почувствовать, будто я его всю жизнь знал!" "Ладно", - сдался Турфа. - "Предположим, что Хьюстон не дурил нам голову, и тот факт, что он был в этой части галактики два месяца назад, что-то означает... И что же дальше?" "Будем ждать", - лаконично произнес Коул. - "Рейдеры Рейнора рано или поздно должны появиться".


Глава службы собственной безопасности Тамсен Коли принимал по голосвязи очередной доклад Ларса Траккена, в обязанности которого вменялась неустанное следование за Боевыми Свиньями. И сейчас корабль "Цербера", недоступный для обнаружения любыми сканирующими пространство устройствами, оставался на орбите Уроны Сигма.

Коли выказывал откровенное нетерпение, но ускорить события не мог. "И чем же они заняты?" - раздраженно спрашивал он. "Ничем, особо", - отвечал Траккен. - "Возможно, ожидают фактических подтверждений тем сведениям, которые собрали". "Ты действительно думаешь, что они нашли его?" - выдохнул Коли, но Траккен лишь плечами пожал: "Возможно".

"Если это так, Хиксон и остальные Боевые Свиньи превзошли мои ожидания", - с невольным уважением произнес Коли. - "Помни, Траккен, ничего не предпринимай, если не получишь неоспоримые доказательства присутствия на планете Рейнора". "И тогда?" - уточнил Траккен. "Перебей их всех", - прошипел Коли, выказывая одно из сокровеннейших своих желаний. - "Я знаю, Траккен, о тебе и Хиксоне. Я все знаю о Лос Андаресе. Помни, Траккен, ни при каких обстоятельствах не позволяй, чтобы сведение личных счетов возобладало над успехом миссии!"


Нуура Джосс оставалась в ангаре корабля, наблюдая за Хиксоном, возящимся с бронекостюмом, но мысли девушки витали далеко... Потому она не сразу осознала, что Иггинс уже довольно давно пытается дозваться до нее.

"Ты явно где-то в другом месте", - произнес Иггинс, отыскав наконец Нууру среди нагромождения контейнеров. - "Или, точнее, в другом времени? Хочешь о чем-нибудь поговорить?" "Скажи мне вот что", - молвила Нуура, вновь устремив на Коула задумчивый взгляд. - "За те три года, что мы знали Коула... ты видел его когда-нибудь столь поглощенным чем-то? Мы здесь уже три дня, и из 72 часов 64 он провел, возясь с этим бронекостюмом. А оставшиеся восемь проверял корабельные сенсоры. Насколько я знаю, он не спал. Вообще".

"Это, конечно, тревожно", - согласился Иггинс, - "но вполне объяснимо. Это Коул сообщил нам о миссии, вызвав нас из укрытий. Если что-то пойдет не так... отвечать ему". "Есть еще кое-что", - задумчиво молвила девушка. - "Сперва я думала, что мне это кажется, но затем... отдельные эпизоды... Он тормозил на корабельной верфи, не имел плана отступления с комплекса по переработке газа веспин, да и с Турфой на Агрии он вел себя донельзя странно. Все эти маленький эпизоды, но они объединяются..." "Вот что?" - поинтересовался Иггинс, но Нуура лишь покачала головой: "Может, и ни во что. Но мне нужно знать наверняка".

Девушка устремилась в рубку и не видела, как Коул Хиксон, оторвавшись от бронекостюма, наградил ее тяжелым, подозрительным взглядом...


Наконец, долгое ожидание Боевых Свиней завершилось, когда из подпространства показались три корабля... судя по всему, ранее пребывавшие во флотилии Сынов Корхала. "Генерала Ли" новоприбывшие не заметили, поскольку практически все системы корабля были отключены, что делало обнаружение его сканерами весьма затруднительным.

Коул позвал за собою соратников, наказав тем готовиться к высадке, а Нуура, дождавшись, когда останется в рубке одна, вышла на связь с человеком, знала которого давно и безоговорочно доверяла. "Маркус", - тихо молвила она, когда установившаяся голосвязь отразила образ мужчины в форме офицера Доминиона. - "Есть что-нибудь для меня?" "Пока нет", - отозвался тот. - "Ты же знаешь, как сложно вытянуть нужные сведения из этих спецслужб. Я поднял все возможные связи, но по этому твоему Хиксону пока ничего нет. Однако появилось кое-что от агента, приставленного к Коли. Она услышала нечто, для нее не предназначающееся. Слушай, Нуура, мы давно друг друга знаем. Я никогда не верил, что ты имеешь отношение к смерти Канона, но... здесь я в меньшинстве, и есть Кодекс, но... да ты и сама все знаешь". "Да. Знаю", - подтвердила Нуура. - "Я никогда бы не обратилась к тебе за помощью, Маркус, но у меня в душе весьма гнетущее чувство... наше время и возможности стремительно утекают".

Мыслями Нуура вернулась на Бронтс, где шесть лет назад работала в службе безопасности. В обязанности ей вменялось обеспечение безопасности господина Канона, политика... связывали девушку с которым не только деловые отношения. Да, они были любовниками... На одной из публичных предвыборных речей на Канона было совершенно покушение, но Джосс сумела спасти политика и прикончить инсургента. Последним оказался выходец с Корхала IV, истово ненавидящий политическую машину Конфедерации как таковую. Понимая, что не может беспристрастно выполнять свою работу, Нуура решила обратиться к начальству с просьбой дать ей иное задание... но не успела, ибо Канона прикончил Призрак. В панике она бежала, но, одумавшись, предала себя в руки правосудия, и на все вопросы отвечала: "Виновна". Виновна в пренебрежении профессиональными обязанностями. Виновна в том, что нарушила Кодекс работника спецслужб.

Конечно, Нуура и не догадывалась, что за убийством Канона стоит генерал Леонид Селсус, которого насторожили призывы сенатора сделать открытой внутреннюю политику Конфедерации. Уже тогда Коли приступал к запуску программы "Боевые Свиньи", и Нуура Джосс, получившая пожизненный срок, через годик-другой в тюрьме станет прекрасным кандидатом для ее воплощения в жизнь.


"Генерал Ли" опустился на северо-восточном континенте Уроны Сигма, и четверка Боевых Свиней, облаченных в бронекостюмы и вооруженных винтовками Гаусса, ступила на каменистую равнину. Однако ни одного из трех кораблей замечено не было, что донельзя странно - не провалились же они под землю!

Как оказалось, заинтересовались кораблями Рейдеров не только Боевые Свиньи, и над горизонтом показался небольшой рой муталисков, стремительно приближающихся. Переглянувшись, люди открыли огонь из винтовок, стараясь целиться тварям в крылья... А по равнине уже катилась лавина зергов, и Боевые Свиньи, оттесненные от "Генерала Ли", сделали то единственное, что им оставалось в сложившейся ситуации: сиганули с утеса в ярящееся море, благо герметичные бронекостюмы дарили им такую возможность.

Каково ж было их удивление, когда на дне морском обнаружили они тройку пропавших кораблей, а, миновав подводный грот, ступили в изолированную пещерку выше уровня моря... Боевые Свиньи оказались в складском помещении, но ни одного человека внутри не обнаружилось. Неужели Рейдеры Рейнора вновь сменили дислокацию?

"Не нравится мне это", - нахмурился Турфа. - "Мы здесь на виду". "Расслабься", - произнес Хиксон, демонстративно поднимая шлем бронекостюма. - "Они не узнают, что мы здесь, пока..." Пуля вонзилась в землю у его ног, и Коул мигом сник. "Это было предупреждение", - раздался голос, и Боевые Свиньи принялись встревоженно озираться по сторонам, пытаясь понять, откуда был произведен выстрел. - "Второго не будет. Сложите оружие и отключите оборудование, установленное на бронекостюмах. Мы ожидали вас".


На связь с Нуурой, выведшей корабль на орбиту, вышел Маркус, и девушка встрепенулась: "У тебя есть что-то для меня?" "Да", - мрачно произнес офицер. - "И тебе это не понравится".


Выросшие как из-под земли люди освободили четверку Боевых Свиней от бронекостюмов, приказав им поднять руки повыше и не совершать лишних телодвижений. "Вы проделали долгий путь", - продолжал все тот же спокойный голос. - "Поэтому ведите себя хорошо и, быть может, мы обойдемся без сквозных ранений".

"Ты сказал, что вы нас ждали", - произнес Коул, не рискуя обернуться к говорившему. - "Каким образом?.." "Насколько я знаю, по пути вы столкнулись с несколькими протоссами, Темными Рыцарями", - пояснил Джеймс Рейнор, выступая из теней, - "а от них, как знаете, секретов нет. Я помог им в прошлом, и то, что они предупредили меня, такое своеобразное "спасибо". Но вопрос теперь в том, что же нам с вами делать?"


"Как следует из слов Калли Мюллер", - продолжал Маркус, - "которая тенью следует за Тамсеном Коли в кулуарах службы собственной безопасности, существует новая, экспериментальная форма ресоциализации, которая присутствует лишь в подсознании и заставляет тебя подчиниться в определенный, предначертанный сценарием момент. И подопытным кроликом для эксперимента стал Коул Хиксон!"

Нуура Джосс закатила глаза: конечно, теперь все стало так очевидно!.. "Так вот почему Хиксон вел себя так странно", - пробормотала она, потирая виски и отчаянно пытаясь придумать выход из сложившейся непростой ситуации. - "Коли все это время оставался у него в голове, отдавая приказы. Тирадор VIII повторяется вновь! Он собирается убить Рейнора и остальных Боевых Свиней тоже!"


Приблизившись вплотную к Коулу, Рейнор тепло обнял его к вящему изумлению всех без исключения окружающих. "Так вы знакомы?" - выдавил Иггинс, и Рейнор утвердительно кивнул: "Конечно. Мы оба находились на исправительных работах, еще когда я служил в 321-ом. Я обязан Коулу тем, что сохранил рассудок. Может, даже жизнью обязан! Поэтому, когда я узнал о вас, то понял, что здесь стоит нечто большее, чем кажется на первый взгляд".

Воспользовавшись тем, что Рейнор отвернулся, Коул осторожно вытащил из кармана брюк пистолет...


Отчаянно надеясь на то, что внутренние коммутаторы в бронекостюмах Боевых Свиней не отключены, Нуура Джосс попыталась выйти на связь с товарищами, но в это мгновение страшный взрыв сотряс корабль; ударной волной девушку швырнуло на панель управления.

Ларс Траккен, презрев прямые приказы Тамсена Коли, решил свести счеты с Боевыми Свиньями вообще и с ненавистным Хиксоном в частности... ведь личная месть всегда превалирует над чувством долга.

Церберы высадились на борт "Генерала Ли", устремились в рубку управления, где открыли огонь по Нууре. Девушка метнулась прочь, в соседний отсек; пехотинцы следовали за ней по пятам, исполняя прямой приказ своего командира - прикончить ту, которая имеет хотя бы малейшее значение для Коула Хиксона. Ларс Траккен первым ворвался в коридор, в котором исчезла девушка, и грязно выругался, заметив чуть приоткрытый люк вентиляционной шахты. "Найдите его!" - приказал он солдатам, и те послушно рассредоточились по кораблю.

Но опоздали: Нуура успела добраться до спасательной капсулы и, поклявшись обязательно вернуть захваченный противником корабль, направила ее к поверхности Уроны Сигма. Траккен приказал вести по капсуле прицельный огонь из всех корабельных орудий, проклиная ресоциализированных Церберов, только и годных на то, чтобы исполнять приказы. Одна из выпущенных ракет в цель попала, но серьезного урона капсуле не причинила. Молясь о том, чтобы не встретила ее орда зергов, чтобы не оказались повреждены инерционные компенсаторы, чтобы Хиксон не успел перебить Рейнора и Боевых Свиней, Нуура Джосс вела спасательную капсулу к поверхности...


За тридцать три минуты до приземления капсулы Нууры на поверхность планеты Хиксон осторожно потянулся за пистолетом, спрятанным в заднем кармане брюк, пользуясь тем, что Джим Рейнор переключил внимание на Турфу Дея. "Вы познакомились во время Войн Гильдий?" - спрашивал тот. "Мы служили в разных отрядах", - кивнул Рейнор, - "но встретились на исправительных работах. Я был в ужасной форме, и Коул помог мне сохранить волю к жизни. Через год или около того я получил возможность его отблагодарить за это".

"Но почему он нам ни разу не сказал о том, что знает тебя?" - недоумевал Турфа. - "Похоже, дела принимают новый и скверный оборот". "Да, что происходит, Коул?" - нахмурился Рейнор, обернувшись к былому товарищу. - "Когда Темные Рыцари сказали мне, что ты и твой отряд ищите нас, Рейдеров, у меня глаза из орбит вылезли от изумления".

Вместо ответа Коул прижал дуло пистолета к виску опешившего Джеймса Рейнора. В то же мгновение Рейдеры направили оружие на Хиксона, готовые стрелять, если тот хоть пальцем шевельнет. Боевые Свиньи были удивлены не менее и пытались взывать к сознанию Коула, но тот не слышал товарищей; глаза его остекленели, что не укрылось от Рейнора. "Взгляните на его глаза", - произнес он. - "Ресоциализация, вне всяких сомнений. Наверняка какой-то "спящий" вариант, до которого додумались яйцеголовые Доминиона".

Неожиданно в потолке пещеры возникла зияющая дыра, в которую хлынули гидралиски. Зерги обнаружили тайное логово Рейдеров!.. В пещере воцарился сущий хаос; люди спешили убраться с пути чудовищных тварей и, по возможности, достичь кораблей, остававшихся на дне морском.

Турфа выбросил вперед руку, схватив Коула за запястье, и пуля, предназначавшаяся Рейнору, ушла в потолок. "Если это действительно ресоциализация, значит, Коли снова подставил нас!" - прорычал великан, обращаясь к Иггинсу и Пириусу, и те, уже ведущие прицельный огонь по зергам из винтовок Гаусса, согласно кивнули: "Наверняка этот хер даже не думал очищать наш "послужной список. Скорее всего, Коул и нас должен был прикончить!"

Осознание столь вопиющего предательства придало ярости и решимости Боевым Свиньям: сейчас они сражались за собственные жизни, изливая ненависть на сыплющихся через отверстие в потолке пещеры зергов. "Не хочу... бить тебя... Хиксон..." - прохрипел Турфа, прижав Коула к полу и выкручивая ему запястье, благо оружие тот упрямо не желал выпускать. - "Но я... не позволю тебе пристрелить человека, как проклятой марионетке, особенно, если за ниточки дергает Тамсен Коли".

За спиной Турфы возник гидралиск, занес ужасающие клешни для удара... но пал, сраженный Рейнором, оказавшимся наряду с Боевыми Свиньями по одну сторону образовавшегося в пещере завала, в то время как люди его - по иную. Последние упрямо пытались пробиться к кораблям, вот только, помимо завала, теперь между ними и спасением пребывало еще множество особей Роя.

"Есть запасной выход?" - бросил Рейнору Турфа, выдергивая чеку из гранаты; в суматохе Коул куда-то исчез. "Да", - кивнул Рейнор, лицо которого отражало истовую тревогу. - "Но понадобится время, чтобы достичь поверхности, а наличие у нас времени - под большим вопросом". "Это как?" - нахмурился Турфа. "Помнишь, я упоминал протоссов, что рассказали мне о вашем маленьком охотничьем предприятии?" - произнес Рейнор, и Турфа, согласно кивнул, швырнул гранату в подступающих гидралисков. - "Ну... они обещали вернуться. Мы уже сворачивались и готовились к отходу, когда появились вы".

"Вернуться?" - переспросил Турфа, когда взрыв уничтожил добрую дюжину зергов, даря Боевым Свиньям несколько драгоценных мгновений, чтобы метнуться в прилегающий коридор, ведущий к спасительным кораблям. - "Они считают, что потеряли Урону, и не собираются даже высаживать на планету десант. Посему, остается выжигание поверхности". "Но... они не осмелятся", - выдохнул Турфа. - "Ты же все еще здесь, верно?" "Я бы не стал проверять эту теорию!" - молвил Рейнор, припустив вслед за наемниками; гидралиски неотступно следовали за ними по пятам. Интересно, куда делся Хиксон?.. Резонно предположить, что, если его еще не растерзали зерги, этот парень с промытыми мозгами все еще собирается вынести им смертные приговоры.

А в это мгновение Коул Хиксон, цепляясь за малейшие углубления в каменной породе, пытался выбраться наружу через дыру проделанную зергами дыру в потолке пещеры...


Ларс Траккен, восседающий на капитанском мостике корабля Церберов, остающегося на орбите Уроны, внимательно выслушал доклад своего подчиненного. Информация оптимизма не внушала: пехотинцы обнаружили покинутую спасательную капсулу с "Генерала Ли", а район, где высадились Боевые Свиньи, кишмя кишел зергами. Быть может, все рецидивисты уже мертвы... Но Траккен поверит в это, лишь когда своими глазами увидит их остывающие трупы.

"Пусть подразделение "Дельта" продолжит наблюдение с воздуха..." - приказал он подчиненному, но один из пилотов прервал его: "Командующий Траккен, только что из подпространства появились три корабля. Протоссы". Ларс Траккен рывком поднялся на ноги - вот уж неожиданность!..

"Какого черта им нужно?" - взорвался он, и отдал приказ пилотам: - "Отсоедините стыковочный коридор, соединяющий нас с "Генералом Ли". Мы отходим. Бессмысленно играть с ними в кошки-мышки, наверняка эти проклятые уродцы уже читают наши мысли. Просто максимально увеличьте расстояние между нами. И немедленно установите связь с Коли из службы собственной безопасности..."


Ползя по вертикальной шахте к поверхности, Рейнор обернулся к троице наемников. "Сдается мне, мы так и не познакомились", - молвил он, протягивая руку Турфе Дею. - "Джим Рейнор. Мятежник-альтруист". "Турфа Дей", - улыбнулся гигант, пожимая Рейнору руку. - "А это - Роми Пириус и Вин Иггинс. А где-то наверху Нуура Джосс, готовая вытянуть наши задницы с этой без пяти минут сожженной глыбы... по крайней мере, я еще надеюсь на это".

"Я слышал, как вы поминали о Тамсене Коли", - продолжил Рейнор, возобновив восхождение по каменному колодцу. - "Это он все организовал?" "Да", - подтвердил Турфа. - "Он дал задачу Хиксону вновь собрать всех нас вместе, наверняка хотел подчистить свое темное прошлое". "Я не знаю этого Коли лично, но подобные люди знакомы мне", - поморщился Рейнор. - "Сомневаюсь, что он просто хочет прикрыть свою задницу. И не стоит слишком винить Коула. Не думаю, что у него было выбор - до промывания мозгов или после". "Ты добрее меня, Джим Рейнор", - признал Турфа. - "Я не смог бы так быстро простить и забыть после того, как он ткнул бы P-220 мне в рожу".

"Да, но он не нажал на курок", - напомнил Рейнор. - "По крайней мере, не сразу". "Не нажал... или не смог?" - риторически вопросил Турфа. "Знаешь, что я думаю, Турфа?" - резюмировал Рейнор. - "Я думаю, что личность Коула Хиксона изо всех сил сражается за свою свободу". "И что, поставишь на это свою жизнь?" - хмыкнул Турфа, но Рейнор утвердительно кивнул, ничуть не смутившись: "Может, и придется".

Снизу послышалось клацанье клешней: зерги стремительно настигали беглецов. Пириус открыл по тварям огонь, в то время как Рейнор и Турфа помогли однорукому Иггинсу выбраться на поверхность. Наконец, подле них оказался и Турфа, и, пробормотав "А сейчас я закрою за собой дверь", швырнул в шахту припасенный загодя мешок со взрывчаткой.

Взрывной волной людей отбросило на добрый десяток шагов в сторону, но когда Рейнор пришел в себя и сел, ошалело тряся головой, первым, что он увидел, было дуло P-200, вновь упершееся ему в лицо, и недобрый взгляд Коула Хиксона.

Турфа, Пириус и Иггинс были столь же поражены увидеть "товарища" живым и невредимым, как и сам Рейнор. "Но как он?.." - задохнулся от изумления Иггинс. - "Ты же сказал..." "Что у меня есть запасной выход, но я не сказал, что он единственный", - произнес Рейнор, после чего, поднявшись на ноги, обратился к Коулу, который отчего-то медлил, не нажимал на курок: "Знаешь, Хискон, я не виню тебя. Я не отправлюсь на тот свет, проклиная тебя. Но есть куда лучшие кандидаты для этой пули. Коли, например! Ты помнишь ту дыру, в которой мы оказались? Ты тогда показал мне, как не позволить им победить. Ты называл это "дислокацией". Отрешиться от всего окружающего, спрятаться в маленькой ментальной крепости, которую никто не сможет коснуться. Я вот думаю, когда они провели тебя через все круги ада, промывая мозги в одном из комплексов Доминиона, последовал ли ты своему же совету? Спрятал ли ты маленький кусочек себя так, что они не сумели его найти..."

Заметив движение на периферии зрения, Рейнор громко произнес: "Если ты - Нуура Джосс, пока не стреляй". Сделав шаг в сторону, он встал между девушкой и Коулом так, что дуло снайперской винтовки в руках Нууры теперь смотрело ему в затылок. "Что ты творишь?" - изумилась Джосс. "Возвращаю долг", - молвил Рейнор, не отводя взгляд от Коула. - "Просто сделай выбор, Хиксон: или жми на курок, или опусти оружие. Но пока ты решаешь, вспомни, что они сделали с тобой. Вспомни!"

В затуманенном разуме Коула возникли картины... Он пребывает в резервуаре, наполненном жидкостью, вокруг снуют исследователи, офицеры Доминиона... а поодаль с премерзкой ухмылкой на лице замер Тамсен Коли...

Память услужливо вызывает события куда более далекого прошлого... Он в заточении в одном из лагерей для военнопленных Кел-Морианского Синдиката на Тираксисе II... Каждый день они убивают его, вводя в вены какие-то вещества, а затем возвращают к жизни... Что это - пытки или эксперименты? Он и сам не знает, но пытается удержать в разуме драгоценные осколки воспоминаний, чтобы не поддаться подступающему безумию... А две недели спустя после начала заключения к нему в камеру швырнули человека по имени Джим Рейнор. Они спрашивали его о некой "ресоциализации", а когда ответы не нравились, начинались пытки. А затем они задавали те же самые вопросы и ему. Наверное, считали, что они станут общаться в камере. Но он ничего не сказал Рейнору, даже имени своего не открыл. Рейнор, однако, болтал за них двоих. Сперва он вычленял его за пределы собственного сознания, скрываясь в маленькой ментальной крепости, но затем стал понимать, что сокамерник его - хороший человек, который по колено увяз в события, суть которых лишь начинал понимать. Он начал открывать Рейнору глаза на ложь, их окружающую, и на Войны Гильдий, в которые тот так геройски ввязался. Наконец, он разглядел в Рейноре человека, достойного спасения. Если он сумеет показать ему, как сопротивляться, как не сломаться... быть может, жизнь его самого не окажется столь вопиющей неудачей...

Пистолет в руке Хиксона дрогнул, на мгновение лицо отразило решимость, но пальцы безвольно разжались... Обхватив голову руками, Коул страшно закричал, после чего рухнул без сознания к ногам Рейнора. Остальные с опаской приблизились; Пириус склонился, коснулся пальцами горла Коула, пытаясь нащупать пульс. "Пульса почти нет", - констатировал он.

"Это, быть может, уже не важно", - с неподдельным отчаянием в голосе произнес Джим Рейнор, устремив взгляд ввысь. - "Мы опоздали. Началось".


Ларс Траккен наблюдал за тем, как флотилия протоссов выжигает поверхность Уроны, убивая все живое, что могло оставаться на планете. Коли приказал ему ничего не предпринимать и дождаться, пока протоссы сделают всю работу, ведь никто не сможет выжить в том аду, в который обратилась Урона...


Замерев на скальном утесе, Боевые Свиньи и Джим Рейнор смотрели, как свинцовые тучи пронзают ослепительные колонны гибельного света. Надежда оставила обреченных... "Теперь уже недолго", - прошептал Рейнор. За эти краткие, страшные мгновения перед глазами у каждого пронеслась целая жизнь.

Роми Пириусу вспомнилось о сладкой жизни... обернувшейся кошмаром. В эпоху владычества Конфедерации он был уважаемым бизнесменом в Новом Гёттисбурге - центральном районе Тарсонис Сити. Помимо легального бизнеса, он приторговывал наркотиками, посему на доходы не жаловался. Власть имущие закрывали глаза на его деятельность, а он исполнял некоторые... поручения, частенько сводившиеся к убийствам.

В напарники Пириусу назначили пятерых. Он знал лишь их имена: Кон Ренни, Банта Вест, Грегг Мунстоун, Юпитер Росс и Густав Лорка. Были ли имена вымышленными? Пириус не знал и знать не хотел. Если они проколются, то не будет никаких ниточек, ведущих от них к чиновникам Конфедерации.

На этот раз им приказали устранить несколько шишек, собравшихся в загородном домике. Шестеро коммандос выступили в означенном направлении... но все пошло не так, как предполагалось, и Пириус оказался схвачен. Что интересно, офицеров, допрашивающих его, интересовали не "ночные похождения", но дневная деятельность. Они хотели знать все о сети распространения наркотиков, о клиентуре Пириуса... в частности - о самых влиятельных чиновниках в иерархии Конфедерации.

Пириуса провели на секретный исследовательский комплекс, где разрабатывались генетические акселераторы, био-молекулярные токсины и им подобное - другими словами, медленная смерть в привлекательной оболочке. Все его бывшие пособники тоже были здесь, в качестве подопытных кроликов для испытания новых препаратов.

Пириусу предложили выбор: стать одним из подобных подопытных... или вернуться к прежней жизни и прежнему ремеслу. Вот только теперь он будет продавать некоторым из своих клиентов вещества, что неминуемо приведут к их гибели. Таковы условия сделки. Да, Пириус без зазрения совести сдал свой отряд... и - будь у него возможность изменить это решение, он бы ею не воспользовался... И сейчас, когда смерть неминуема, он вознамерился испытать удовольствие, подобных которому не знал прежде. Пакетик с желтоватой жидкостью был приклеен к лодыжке его скотчем, и Пириус, разорвав его, выплеснул содержимое на запястье...

"Я заметил, что интервал между выстрелами - один и тот же", - Турфа, прищурившись, внимательно следил за пронзающими небеса и устремляющимися к поверхности сполохами. - "Бьюсь об заклад, что дальность между поражаемыми точками одинакова". "В этом вся их, протоссов, суть", - усмехнулся Рейнор. - "Они даже десант не высаживали, сразу перешли к орбитальной бомбардировке. Может, решили, что нечего здесь спасать". "Похоже, сегодня они торопятся", - мрачно заметил Иггинс, и Рейнор согласно кивнул: "Да, к счастью для нас. Наше знакомство было кратким, Боевые Свиньи, но... было весело".

Слова эти Турфу весьма позабавили. "Ну ты и кадр, Рейнор", - рассмеялся он. - "Мы все поставили черные метки на твою задницу, за что следует благодарить этого скользкого ублюдка Тамсена Коли, а все, что ты можешь сказать - "было весело". Из чего только и делают вас, бывших маршалов?"

"Из того же, что и тебя, Турфа - яиц и дурного характера", - произнес Рейнор и, опустившись на колено подле пребывающего в беспамятстве Хиксона, осторожно разлепил ему веки, бросил внимательный взгляд на расширенные зрачки. "Как он?" - вопросил Турфа. "Трудно сказать", - пожал плечами Рейнор. - "Он жив, если это можно так назвать, но ни на что не реагирует. Ему дорого стоило превозмочь ресоциализацию, очень дорого".

"А где же "Генерал Ли"?" - обратился Иггинс к Нууре. "Где-то там, наверху", - девушка безразлично мотнула головой. - "Корабль взяли на абордаж Церберы с промытыми мозгами и офицер, готовый лично растерзать Хиксона. Мне пришлось бежать. Кстати, Рейнор: есть вероятность, что твои ребята вернутся за тобой?" "Нет", - покачал головой тот. - "У них однозначный приказ - уходить и не возвращаться ни в коем случае. Если не брать в расчет название, Рейдеры Рейнора - нечто большее, нежели группа, сплоченная за конкретным индивидом. Они продолжат наше дело и без меня. Так что простите". "Не стоит", - молвила Нуура. - "Для нас, Боевых Свиней, все так и должно было кончиться. Мы попадали из одной передряги в другую с тех самых пор, как Коли впервые открыл двери наших камер".

Казалось, надежды на выживание никакой, но Джим Рейнор сохранял полное спокойствие. "Я столько раз бывал в безвыходных ситуациях, Нуура, и все же выживал", - объяснил он девушке. - "Но однажды жизнь, которую мы ведем, сводит с нами счеты. Возможно, нам и представится некий шанс, а, быть может, и нет. В любом случае я просто жду. Жду конца света".


Ларс Траккен, однако, подобным терпением не отличался. Если Коли может наблюдать орбитальную бомбардировку Уроны и наслаждаться зрелищем, офицер "Цербера" собирался лично удостовериться в гибели немезиды.

"Немедленно приготовьте мне шаттл", - приказал он подчиненным. - "Я долгие годы ждал этой возможности. Я сейчас я должен видеть глаза Хиксона, когда буду сдавливать ему шею руками и слышать хруст костей".


Иггинс, Нуура, Турфа и Рейнор продолжали безмятежно взирать на озаряемое ослепительными сполохами темное небо. Пириус, пребывая в наркотическом экстазе, бился на камнях за их спинами, бормоча что-то невразумительное.

"Можем же мы что-то предпринять!" - воскликнула девушка. - "Умирать я не боюсь, но не так же. Я хочу умереть, стреляя изо всех стволов, и никак иначе!" "Не думаю, что у нас есть выбор, Нуура", - вздохнул Турфа. - "От Армагеддона не сбежать". "А что протоссы?" - поинтересовался Иггинс. - "Мне казалось, что Рейнор у них в друзьях. Если бы они знали, что он здесь на планете..."

"Вообще-то, я ожидал, что что-то такое произойдет и они не станут действовать столь радикально", - признался Рейнор. - "Эдакое шестое чувство. Но может, я заблуждался. Может, я не настолько уж важная птица..."

Неожиданно Пириус страшно закричал: экстаз сменился кошмаром, ибо пред опьяненным разумом предстали фигуры былых пятерых пособников, которых он без зазрения совести продал Конфедерации... Заметив на земле пустой пакетик, Иггинс продемонстрировал его товарищам: неизвестно, чем накачал себя Роми, но явно из области "на черный день".

Выстрели вспороли почву поблизости - на посадку заходил алый шаттл Церберов, и пехотинцы, высыпав на трап, поливали Боевых Свиней огнем. Видать, решили не дожидаться, пока грязную работу за них сделают протоссы...

Сжав в руках винтовки Гаусса, рецидивисты бросились в укрытие, благо высоких камней на берегу оказалось предостаточно. А вот боеприпасов у них оставалось немного...

Целый взвод пехотинцев в алых бронекостюмах показался из шаттла. "Слушайте, Боевые Свиньи!" - прокричал Траккен, обращаясь к укрывшимся за камнями обреченным. - "Я буду предельно краток. Я - Траккен. Коммандер Ларс Траккен. Отдайте мне Хиксона, и остальных мы вывезем отсюда. Попытайтесь сопротивляться... и мои ребята просто прикончат вас, а Хиксона заберут все равно". "Давай, нападай!" - пьяно проорал Пириус в ответ. - "Хреновы Церберы, я вас на завтрак жру..."

"Мы можем воспользоваться его одержимостью Хиксоном", - обернулся Рейнор к Нууре, в то время как Церберы брали укрывшихся Боевых Свиней в кольцо. - "Ведь он мог просто остаться на орбите и смотреть, как мы поджариваемся. Но нет же, он лично спустился сюда. Он хочет, чтобы Хиксон знал, кто его прикончит". "Вот только сейчас слово "знал" к Хиксону не очень-то применимо", - мрачно напомнил Турфа, и Рейнор усмехнулся: "Точно".

Подняв над головой оружие, Боевые Свиньи показались из-за камней, безразличным тоном предложив Траккену забирать Коула. Тот заглянул за камень, где Хиксон безвольно распластался на земле. "Что это еще за штучки?" - проревел офицер. "Никаких штучек", - отозвался Хиксон. - "Ты видишь перед собой работу Тамсена Коли. Он что-то сделал с головой Хисона, и вот результат".

"Нет! Нет!" - орал Траккен, тряся Хиксона за ворот. - "Так не пойдет. Я хочу, чтобы ты знал, кто я... что ты мне сделал! Зерги кишели на Лос Андаресе, заключенные вырвались из тюрьмы. Мы - охранники - сдерживали их, как могли, но умирали, один за другим. Спасательный отряд прорывался к нам, но я был ранен, а ты, Хиксон... ты занял мое место, забрав мою униформу, а меня оставил на съедение зергам. Три дня я прятался под мертвыми телами, когда военные наконец остановили нашествие. 72 часа... когда каждая минута растянулась до вечности. Им я показался совершенным безумцем, они поместили меня в комнату с мягкими стенами... Но я вырвался из тенет безумия. Меня вернула ненависть, она придала мне сил!"

Воспользовавшись тем, что внимание Церберов оказалось отвлечено, Боевые Свиньи начали действовать незамедлительно, ведь шаттл был их единственной надеждой на спасение. Турфа сломал шею одному из оперативников, Рейнор в упор пристрелил другого, после чего, отстреливаясь, бросился к трапу. Лишь Пириус озадаченно стоял за спинами Церберов, не понимая, что, в сущности, происходит.

Траккен отбросил Хиксона на землю, сделал было шаг в сторону шаттла, но неожиданно Коул схватил его за локоть. "Я тебя знаю?" - прошипел он в лицо опешившему Ларсу и, не дожидаясь ответа, ударил его головой в лицо. - "Впрочем, неважно. Я знаю таких, как ты".

Земля под ногами Церберов, взявших на прицел убегающих Боевых Свиней, дрогнула, разверзлась, и показалась из-под нее голова гигантского зерга...

Они упали на землю, продолжая бороться. "Ты что, не помнишь меня?" - хрипел Траккен. - "Ты украл мою жизнь!" Тем временем Пириус, взгляд которого так и не прояснился окончательно, поднялся с земли винтовку Траккена, направил его на противников. Те чуть отстранились друг от друга, воззрились на Роми, ибо в руках этого безумного наркомана ныне пребывали их судьбы.

"Пириус, пристрели его!" - выкрикнул Траккен. - "Ты станешь свободным человеком, никакого криминала! Чего же ты ждешь? Я же читал твое досье, ты и раньше продавал своих". "Да", - мрачно процедил Пириус. - "Тогда. Но не сейчас".

С этими словами он нажал на курок, и шип насквозь прошил ему плечо. Изумленный, Траккен отступил на шаг... не заметив дыру в земле, из которой высыпали зерги. "Хиииксооон!" - прозвучал последний, душераздирающий крик офицера, исчезнувшего под массой зергов. Не в Лос Андаресе, но сейчас... От уготованной судьбы не уйдешь.

Улыбнувшись, Пириус протянул Хиксону руку, помогая подняться, и тот с благодарностью принял ее. Но в следующее мгновение в груди Роми возникло зияющее отверсте, и он камнем рухнул на землю... Один из Церберов все же сделал роковой выстрел... Коул страшно закричал в бессильной ярости, отмечая каким-то уголком сознания, что алый шаттл устремляется к нему, и Турфа Рей протягивает руку...


Позже, на борту "Генерала Ли" Боевые Свиньи, пытающиеся уверовать в свое чудесное спасение, обсуждали сложившуюся ситуацию.

"То есть, ты считаешь, протоссы знали", - уточнил Иггинс, и Рейнор задумчиво кивнул: "Вероятно. Они многое знают. Предположу, что они решили позволить событиям на Уроне идти своим чередом". "А бомбардирока..." - начала Нуура. "...Не была столь уж тщательной", - закончил мысль Рейнор. - "Они бы стреляли по местам наибольшей концентрации зергов". "Только вот именно этого они и не сделали", - резюмировал Иггинс. - "Потому что в том месте был ты. И мы. Но я не думал, что протоссы могут хоть сколько-то ценить человеческие жизни". "Быть может, как раз сейчас они изменяют свой взгляд на эту догму", - философски заметил Рейнор.

Встал иной вопрос: что теперь?.. Куда им податься? Чем заняться?.. "Коли что-то сделал с моей головой, и я не знаю, можно ли исправить это", - с пугающей прямотой заявил Хиксон. - "Это уже стоило Роми жизни. Так что, хоть, быть может, это и не мудро, и даже бессмысленно, но я собираюсь вырвать сердце Коли и продемонстрировать его ему". "Это чистое самоубийство", - улыбнулся Турфа. "Знаю", - произнес Коул. - "Вы со мной?" Боевые Свиньи кивнули: "Мы все с тобой".

Глава 6. Передовая

В сопровождении майора Десантного корпуса Доминиона репортер Вселенской Службы Новостей Кейт Локвелл ступила на борт новейшего линейного крейсера класса "Минотавр", чтобы приготовить репортаж об одной из миссий десантников, должный выйти в эфир ровно за месяц до годовщины инаугурации Императора Арктуруса Менгска I.

"Для нас это грандиозное событие", - восторженно говорила Кейт, крутя головой по сторонам. - "Доминион не разрешал присутствие репортеров после..." "Майкла Либерти", - поморщился майор Том Хоукинс. - "Он основательно нагадил". История о блистательном репортере ВСН и о плевке его в физиономию Арктуруса Менгска после падения Тарсониса была широко известна, а неуловимый Либерти продолжал помещать репортажи в Сеть, выступая эдаким противником нынешнего режима.

"Я не гоняюсь на грошовыми сенсациями, майор Хоукинс", - нахмурилась Кейт. - "Я здесь, чтобы рассказывать людям новости". "Я в этом не сомневаюсь, Локвелл", - ухмыльнулся майор. - "Не сомневаюсь, потому что за тебя поручился твой главред Хэнди Андерсон. После той истории с Либерти мы не горим желанием работать с ВСН, но Андерсон обещал, что такого не повторится. Хватит с нас чокнутых фанатиков, которые бьют в спину и рвут когти. Беда с Либерти была в том, что он подгонял факты под свою точку зрения. А нам нужен тот, кто покажет вещи такими, какими видит их Десантный корпус Доминиона. Вот ты всегда все делала для блага Доминиона, что мы в Десантном корпусе очень ценим".

"После моего репортажа все граждане Доминиона будут ценить Десантный корпус", - отозвалась польщенная девушка, и Хоукинс, вперив в нее пронзительный взгляд, веско произнес: "Ставки очень высоки для нас, Локвелл. Такого рода эксклюзив... может сделать тебе карьеру".

Майор наказал рядовому сопроводить Кейт в предоставленную ей каюту, где репортера ждал один крайне неприятный сюрприз в лице оператора Зака Оливера, с которым работала вместе пять лет... и которого уволила несколько месяцев назад, ибо постоянные теории заговоров, повсюду мерещившихся Заку, ей основательно приелись.

"С горечью сообщаю, что твой постоянный оператор слег с насморком", - дружелюбно улыбнулся Зак, делая вид, что не замечает ее уничижающего взгляда. - "Весьма дорогостоящим насморком, я бы сказал. Но не волнуйся, будет весело! Совсем как в старые времена! Может, ты и вышвырнула меня, но это не отменяет пять лет совместной работы".

"Ты, небось, до сих пор носишься со своими идиотскими теориями заговоров", - поморщилась Кейт, на что Зак ответил лучезарной улыбкой: "Ну, про идиотские не знаю, но, в общем, да". "Проклятье", - Кейт за голову схватилась от отчаяния. - "Нет времени искать нового оператора..."

"Послушай, впервые за много лет репортера прикомандировали к военной части!" - попробовал вразумить ее Зак. - "Не мог же я упустить свой шанс заснять что-нибудь за железным занавесом!" "Нет никакого "железного занавеса", - огрызнулась Кейт, и, ткнув пальцем оператору в грудь, заявила: "Забудь о погонях за сенсациями, это солдаты - хорошие ребята, которые рискуют жизнями ради неблагодарных подонков вроде тебя. Я не позволю тебе насмехаться над ними". "Кейт..." - вздохну Зак. - "Я просто хочу убедиться, что над ними не насмехается кое-кто еще".


Лишь крейсер стартовал, Кейт Локвелл приступила к созданию "лучшего репортажа своей жизни". Вместе с Заком Оливером, следующим неотступно по пятам со своей портативной камерой, и майором Хоукинсом, проводящим экскурсию, побывала она в рубке управления, в казармах, столовой, и везде их встречали улыбками, уверяя, что "Десантный корпус - это одна большая семья, члены которой должны защищать друг друга". Репортаж получался откровенно глянцевым, и иллюзии Кейт, питаемые в отношении бравых пехотинцев, лишь подтверждались.

Но вот крейсер вышел на орбиту Кондора, одной из колоний землян; репортер, оператор, майор и небольшой отряд пехотинцев ступили на поверхность планеты, чтобы - по словам Хоукинса - "доставить колонистам необходимые припасы и обследовать местность, где может скрываться такой враг, как зерги".

"Почему ты вступил в Десантный корпус, сынок?" - обратился майор к одному из рядовых, наказав Заку взять крупный план, включающий как солдат, так и обступивших их гражданских. "Я хотел защищать людей, сэр", - со слезами радости на глазах отвечал тот. Кейт восторженно всплеснула руками, но Зак лишь поморщился: слишком приторно, слишком наиграно, слишком...

Неожиданно к майору подоспел один из пехотинцев, что-то прошептал ему на ухо. Хоукинс скривился - ох, невовремя! - и, сделав знак солдатам возвращаться на борт шаттла, обратился к Кейт: "Послушай, Локвелл, нам придется оставить вас с оператором здесь на пару часов. Пришел приказ из штаба. Нас отправляют на задание". "Правда?" - воодушевилась девушка. - "Нам бы хотелось..."

"Невозможно", - отрезал майор, уже поднимаясь по трапу. - "Это ненадолго. Вскоре мы вернемся и заберем вас. Я распорядился, чтобы ваше оборудование перенесли в палатку". Шаттл взмыл в воздух, и оставшимся на поверхности репортеру и оператору не оставалось ничего иного, как отправиться в палатку да просмотреть отснятый на Кондоре материал.

Зак немедленно приступил к создании резервной копии отснятого материала, пояснив ошарашенной Кейт, что подстраховывается на случай, если десантуре вдруг вздумается конфисковать видео. "С таким отношением ты нам весь сюжет запорешь", - скривилась Кейт. "Не будь ребенком", - отмахнулся Зак. - "Тут и запарывать нечего - сюжета нет".

Закусив губу, Кейт кивнула, поневоле соглашаясь. Бравые десантники на фоне благодарных колонистов - похоже на дешевую пропаганду времен становления Доминиона. Покинув палатку, Кейт устремилась к двум пехотинцам, стоящим на страже. "Я бы хотела вернуться в колонии и взять интервью у поселенцев", - уперев руки в бока, заявила она. "А я бы хотел, чтобы меня не назначали нянчиться с репортеришками", - огрызнулся один из солдат - здоровенный детина, пустую правую глазницу которого пересекал шрам. - "Мы оба обломались, крошка".

"Что, простите?" - опешила Кейт, и пехотинец, злой на весь мир из-за того, что пропускает возложенную на отряд миссию, снизошел до ответа: "Задание выполнено, но, похоже, мы возвращаемся обратно в порт. Транспорт будет через несколько минут".

Лишь только шаттл коснулся земли, Кейт бросилась к опустившемуся трапу. "Рад снова видеть тебя, Локвелл!" - с напускным радушием воскликнул появившийся из транспорта майор, для убеждения разведя руки в сторону. Но девушке было не до шуток; она начинала понимать, в чем суть этого репортажа: ее водят по строго определенной траектории, без права на шаг в сторону, и вся ее журналистская суть протестовала против такого обращения.

"На борту заключенные?" - прямо вопросила она. Хоукинс разом изменился в лице. "Прости, Локвелл, но сказочке конец", - отрезал он, отворачиваясь. "Но я собиралась взять у вас интервью!" - в отчаянии воскликнула репортер, на что майор лишь бросил: "Наслаждайтесь гостеприимством на обратном пути".

...Вернувшись на борт линейного крейсера, покинувшего орбиту Кондора, Кейт Локвелл места себе не находила от досады. Сидя в столовой, она отстраненно ковыряла ложкой кашу (которую, кстати сказать, ее напарник уплетал за обе щеки) и мысленно соглашалась со словами оператора: у них действительно не было сюжета. Одни банальнейшие кадры приевшейся армейской пропаганды...

Рывком поднявшись с места и дернув оператора за рукав, Кейт уверенно направилась к одному из пехотинцев - громиле с татуировкой на лице, - одиноко сидящему в уголке. Судя по всему, излишним интеллектом он обезображен не был, и, как следствие, прекрасно подходил для интервью.

Предложение Кейт сказать несколько слов в камеру смутило и растрогало детину, а заявление о том, как обрадуются родные, когда увидят его в новостях, решило дело. "Безусловно, я рад, что вступил в ряды пехоты корпуса Доминиона", - говорил десантник, глядя в окуляр портативной камеры Зака и откровенно смущаясь. - "Это здорово - быть частью огромного коллектива..."

"Ага, особенно когда приходится сражаться с огромным противником, да?" - прервала его Кейт. - "А кто заперт в тюремном отсеке". Солдат изменился в лице. "Это, не думаю, что мне разрешено..." - проблеял он, но Кейт, ощутив неуверенность "жертвы", продолжала допрос с пристрастием, рекомый "интервью": "Каких чужаков держит в страхе Десантный корпус? Кого вам приходится лишать свободы и даже самой жизни? На что похоже зло во плоти?"

Брови пехотинца сошлись к переносице, он оскалился. Похоже, слова Кейт подобрала верно. "Да на меня оно похоже, ясно?!" - с горячностью выпалил он. - "Или на вас! Чертовы повстанцы - убивают своих же соплеменников! И не только нашего брата-солдата, но и гражданских! Так что сегодня я спас ваши жизни!"

"Так в тюремном отсеке пленные люди?" - попыталась уточнить изумленная Кейт. - "Ни зерги, ни протоссы, а люди?" "Я ничего такого не говорил", - пробормотал солдат, до которого лишь сейчас дошло, что он разболтал этой дотошной корреспондентке. Пехотинец бросился прочь из отсека, оттолкнув с пути Зака, но тот лишь плутовато улыбнулся.

"Надо пробраться в тюремный отсек и взять интервью у заключенных", - предложил он напарнице, но Кейт, задумчиво глядя вслед солдату, медленно покачала головой: "Я так не думаю!" "Как ты можешь называть себя настоящим репортером, если не пытаешься выслушать обе стороны?!" - поразился Зак. - "Ну же! Во время этого показушного тура по колонии наши вояки вдруг исчезают, а когда возвращаются, объявляют, что репортаж окончен. И тут выясняется, что злобные десантники поймали и посадили в клетку бедненьких колонистов! Ты жаловалась, что нет сюжета. Теперь он есть". "Не за таким репортажем нас посылали", - тихо молвила Кейт, избегая смотреть Заку в глаза. "Правда?" - едко вопросил тот. - "А может, как раз ради такого и стоило ехать?"

С этими словами Зак устремился прочь, а Кейт еще долго стояла, отстраненно глядя в пространство...


Уснуть Кейт Локвелл так и не смогла и, приняв решение, кликнула мгновенно встрепенувшегося Зака и вышла из каюты в коридор. "Веди себя естественно", - шепотом инструктировала девушка оператора, шагая по опустевшим отсекам крейсера. - "Если нас остановят, скажешь, мол, да, знаем, что съемки окончены, просто подбираем интересные ракурсы".

"Почему ты вдруг передумала?" - озвучил Зак вопрос, не дававший ему покоя. "Ты сказал, надо выслушать обе стороны", - бросила Кейт. - "Думаю, немного злобного тявканья мятежников прекрасно дополнит материал".

"Я вообще-то другое имел в виду", - вздохнул оператор, надеясь, что за бахвальством его спутница прячет истинную заинтересованность в темных делишках армейских. - "И откуда ты знаешь, где находится тюремный отсек?" "Я тщательно подготовилась к этой командировке, дабы планы линейного крейсера выучила", - похвасталась Кейт, после чего, оглядевшись по сторонам и не заметив ничего подозрительного, спустилась по лестнице в карцер.

Здесь, за решеткой томились люди, которые немедленно обернулись, чтобы взглянуть на вошедших в помещение. "Кейт Локвелл..." - с презрением протянул один из заключенных. - "Если пришла заснять очередную "агитку", то обломись". "Нет", - усмехнулась Кейт, покачав головой. - "Я просто поспорила со своим оператором, что тут полно людишек-отбросов. Теперь денежки мои. Легко и просто".

Мужчина осекся, явно обескураженный и, обменявшись взглядами с товарищами, тихо произнес: "Ты правда хочешь выпустить это в эфир?" "Если вы дадите мне эксклюзив - да, я пущу его в эфир", - обещала Кейт, беря в руки микрофон, в то время как Зак запускал портативную камеру.

"Я спал!" - рявкнул человек и, с усилием взяв себя в руки, пояснил: "Я спал, когда пришли солдаты Доминиона. Проснулся и увидел перед носом дуло!" "Но вы, конечно, ожидали подобного?" - нахмурилась Кейт. - "Доминион вынужден защищать своих граждан от злоумышленников!" "Я не повстанец", - сокрушенно покачал головой мужчина. - "Я всего лишь колонист, несогласный со своим правительством".

"Доминион принимает решительные меры только против вооруженных мятежей", - с уверенностью, ничем, в сущности, неподкрепленной, заявила Кейт. "Может, для них я и мятежник, но я и оружия с роду в руках не держал", - устало возразил мужчина. - "Просто не смолчал, когда надо было". "Тогда почему же вы за решеткой?" - продолжала расспросы Кейт, и мужчина отвечал: "Потому что не смог убежать. Хотите настоящий эксклюзив? Загляните за ту дверь. Ваш большой куш - там".

С опаской репортер и оператор приблизилась к двери в дальнем конце тюремного отсека... за которой обнаружилась целая гора трупов - женщины, дети, старики.

Потрясенные до глубины души, они вернулись в свою каюту; дело принимало скверный оборот, и Кейт пребывала в совершеннейшем смятении чувств. Наказав Заку сделать пару копий отснятого материала, она металась по каюте, как тигр в клетке, не ведая, как объяснить то, свидетельницей чему стала.

"Мы должны поверить на слово мятежнику?" - обращалась она к себе самой. - "Мы же не знаем, как умерли эти люди..." "Эти женщины и дети? Нет, не знаем", - жестко произнес Зак. - "Но я догадываюсь, кто может знать". Покопавшись в рюкзачке, он вытащил приемник сигнала Сети, пояснив спутнице: "Возможно, нам удастся поймать частоту Майкла Либерти".

"Либерти до сих пор вещает в эфире?" - поморщилась Кейт. - "И какова его аудитория? Человек пять?" "Цель настоящего репортера - вовсе не рейтинги, Кейт", - веско произнес Зак, и девушка смолкла, не желая показывать, как задели ее за живое слова спутника. К тому же, отступать было некуда: если их поймают, то обвинят в измене и непременно казнят.

Наконец, старания Зака увенчались успехом, и он сумел отыскать частоту Сети, на которой шел репортаж Либерти. Над приемником возникло голографическое изображение мужчины средних лет в неизменном плаще, стоящем на фоне неких развалин. "...Верите вы мне или нет, но я стою там, где раньше находилась колония Кандор", - говорил Майкл. - "Жители Кандора, как и многие из нас, усомнились в Доминионе. Некоторые из них предложили убежище повстанцам, известным как "Рыцари свободы". От "Рыцарей" я и узнал, что такая колония, как Кандор, вообще существовала. Но где теперь Кандор? Поселение, которое всего несколько часов назад было полно жизни, исчезло, будто его и не было. Сладкая ложь для тех, кто никогда не слышал о нем, и предостережение тем, кто знал".

А несколько минут спустя в каюту Кейт Локвелл ворвались пехотинцы с винтовками Гаусса наперевес, благо передача на запрещенной частоте была запеленгована в рубке управления крейсера. Кейт и Зака препроводили в кабинет Тома Хоукинса, смерившего работников ВСН тяжелым, уничижающим взглядом.

"Я просмотрел материал в памяти их камеры", - доложил майору корабельный техник. - "Они определенно побывали в тюрьме и... прилегающем отсеке. Я также обнаружил копию материала, отснятного ранее, но не нашел копию съемок тюремного отсека". По налившемуся краской лицу Хоукинса было ясно, что в игры он играть не намерен и терпение его на исходе. "Где копия?!" - брызжа слюной, проревел майор.

Зак потупился - воплощенная невинность. "Мы не успели скопировать материал, сэр", - промямлил он, упрямо глядя в пол. "Не смей выделываться, ты, урод!" - продолжал лютовать Хоукинс. - "Ты с самого начала норовил сунуть нос, куда не следует! Думаешь, я не видел?"

Он обратился к технику: "Та передача... Они что, пересылали данные?" "Нет, это был входящий сигнал", - произнес тот. Майор скрежетнул зубами от злости. "Вот как?" - прошипел он, вновь устремив взор на Зака. - "И какой же приказ ты получил, мятежник?" "Зак Оливер не мятежник!" - вступилась за своего оператора Кейт Локвелл.

"Значит, мятежница - ты, Локвелл?" - пришел ко вполне очевидному выводу майор. "Что?" - задохнулась от изумления Кейт. - "Майор Хоукинс, я же преданная сторонница Доминиона, это всем известно!" "А может, ты все время притворялась, чтобы заслужить наше доверие?" - прорычал Хоукинс. - "Чтобы вы смогли провернуть это ваше дельце?"

"Вы сами пригласили меня на борт, помните?" - парировала Кейт. "В самом деле... что же это я?" - нахмурился майор. - "Не буду спрашивать, почему вы отправились в тюремный отсек без сопровождения... Вот если бы ты еще не лгала насчет копии..." "Но я не лгу", - Кейт попыталась изобразить на лице самую располагающую профессиональную улыбку. - "Было уже поздно. Зак собирался сделать копию утром".

Майор молча кивнул пехотинцам, и те вытолкали Зака из кабинета. "Куда вы его?!" - в отчаянии воскликнула Кейт. "Ты задаешь очень много вопросов, Локвелл", - сухо произнес майор. - "Должно быть, журналистская привычка. И я отвечу на твои вопросы, как только ты ответишь на мой. Где копия?"

Пехотинец подтолкнул девушку к двери, за которой исчез Зак. Указав на панель управления на стене, Том Хоукинс произнес: "Это воздушный шлюз. Если я нажму эту кнопку, он откроется с другой стороны и твоего друга высосет отсюда в открытый космос. Он умрет. Где копия?"

В отчаянии Кейт прильнула к иллюминатору в двери, и Зак, заметив ее, закричал: "Зачем ты полезла в тюремный отсек, Кейт?! Ради чего ты это сделала?!" "Я должна была знать", - неуверенно отвечала девушка, и Зак улыбнулся, выказывая примирение с ожидающей его страшной судьбой: "Верно. И все должны это знать".

Майор, терпение которого лопнуло, ударил кулаком по панели управления, исполнив угрозу. Воздух с шипением вырвался из шлюза, и несколько мгновений спустя Зак Оливер, оператор Вселенской Службы Новостей, был мертв...

"Ты монстр!" - Кейт с кулаками набросилась на майора, но тот с легкостью отшвырнул миниатюрную девушку прочь. "А ты предательница!" - парировал он. - "Ты говорила, что веришь в Доминион!" "Я верила!" - истошно кричала Кейт, а по щекам ее струились горячие слезы. - "Я доверяла вам! Я вам всем доверяла! Я и представить не могла, что вы творите такое!"

"Потому что ты не слишком-то хороший репортер, Локвелл", - усмехнулся Хоукинс, наведя на ужаснувшуюся девушку винтовку. "Это... это неправда!" - лепетала та. - "И даже если так... Я известный репортер. Я не могу просто исчезнуть!" "Ничего", - отмахнулся майор. - "Скоро все узнают, что ты была шпионкой мятежников. И нам поверят. Мы просто найдем еще одну дурочку репортершу, которая раздует историю".

Он нажал на курок... и в это мгновение линейный крейсер содрогнулся; очередь, предназначенная Кейт Локвелл, ушла в переборку у нее над головой. Майор потряс головой - что-то рвануло снаружи? - после чего приказал пехотинцам выяснить, в чем дело; сам же он устремился за беглянкой. "Вернусь, как только добуду эту чертову копию!" - обещал майор солдатам.

...Кейт ворвалась в каюту, где все было перерыто и в буквальном смысле изорвано в клочья. Вытащив два мини-диска изнутри приемника сигнала, девушка вернулась в коридор... когда плечо ее пронзила пули и она, вскрикнув, распласталась на полу. "Ай-ай, ты разбиваешь мне сердце, Локвелл", - произнес ненавистный голос, и Том Хоукинс навис над нею, намереваясь закончить начатое... но в это мгновение во лбу у него появился третий глаз, и майор рухнул, сохранив недоуменное выражение на лице в качестве посмертной гримасы.

Появившиеся в конце коридора люди открыли огонь по пехотинцам Доминиона, и Кейт сжалась в комочек, молясь о том, чтобы шальная пуля еще не задела. Наконец, выстрелы стихли. Кейт осмелилась открыть глаза, лицезрев протянутую к ней руку, принадлежащую человеку, видела которого впервые в жизни, но о котором была много наслышана - Майклу Либерти.

Кровь толчками выбивалась из предплечья Локвелл - наверное, артерия перебита... Девушка сунула мини-диск с последним репортажем в руку Либерти, но когда тот велел спутникам - Рыцарям Свободы, учинившим столь безумный рейд на линейный крейсер - перенести девушку на корабль, она отрицательно покачала головой. "Вы не понимаете", - прошептала Кейт. - "Копий две. Они должны найти меня с этим диском... тогда они не догадаются про ту копию, что я передаю вам".

"Если я оставлю тебя, ты можешь умереть", - неуверенно произнес Майкл, напряженно прислушиваясь. На верхних палубах слышались крики, характерный топот людей, облаченных в бронекостюмы. "Сюжет пока что жив..." - выдавила Кейт; сознание стремительно оставляло ее. - "А значит... я... хороший репортер".


Вернувшись на одну из тайных баз Рыцарей Свободы, Майкл Либерти первым делом просмотрел содержимое диска, переданного ему Кейт Локвелл. Глаза его изумленно расширились, когда на экране отразилось ужасающее содержимое соседнего с карцером отсека...

"Либерти! Ты должен это видеть!" - заглянула к нему в палатку одна из мятежниц. - "Ты говорил, что видел Кейт Локвелл на линейном крейсере? Она в эфире!" Нахмурившись, Майкл проследовал к экрану, подле которого уже собралась внушительная группа повстанцев. Шел экстренный выпуск Вселенской Службы Новостей, и Кейт Локвелл - на плечо наложена грубая шина - вещала на фоне опаленных стен корабельного коридора: "Я поднялась на борт, чтобы взглянуть, на что похожа жизнь отважных десантников, и столкнулась лицом к лицу с жестокой реальностью, когда нас атаковали повстанцы. Они были беспощадны. Майор Том Хоукинс погиб, защищая корабль, а колонисты, которых десантники взяли на борт, чтобы доставить в безопасное место, были убиты все до единого".

Повстанцы, слушавшие репортаж, обратили к хмурящемуся Либерти недоуменные взгляды. "Что происходит?" - спрашивали она. "Кто знает", - пожал плечами Майкл. - "Возможно, ей промыли мозги. Либо она сама спохватилась. Но что-то мне подсказывает, что она ломает комедию, чтобы защитить запись, которую передала нам". "А в таком случае нам надо поскорее пустить ее в эфир", - предложил мятежник.

"...И не пропустите в следующем месяце мое эксклюзивное интервью с Императором Менгском", - закончила репортаж Кейт, улыбнулась: "Я уверена, у него найдется пара теплых слов для этих повстанцев!" Майкл Либерти улыбнулся в ответ. "Пожалуй, мы запустим запись в следующем месяце", - обнадежил он товарищей. - "В конце концов, хороший сюжет заслуживает двух точек зрения..."

***

Несмотря на то, что и беженцы с Аюра, и их темные собратья пребывали ныне на Шакурасе, единства между ними не наблюдалось. И сейчас Иерархия, входили в которую представители обеих сторон, образовали новый социум дэлаамом, - и собрались, дабы обсудить сложившуюся непростую ситуацию и попытаться изыскать решение.

На совете присутствовали нынешний лидер неразимов, Старейший Мохандар, наставник будущей Старейшей – Воразун, дочери Рашагал, Вершитель Артанис, старейшина племени Фуринакс Табренус, Вершительница Селендис, старейшина племени Орига Урун, старейшина племени Ара Нахаан, а также старейшина племени Шелак Зекрат.

Собрание началось со взаимных обвинений: обе стороны принялись обвинять друг друга в нежелании сотрудничать, делиться ресурсами... «Прекратите», - прервал жаркий спор Артанис. – «Мы еще – единый народ. Мы пытаемся сражаться каждый за свою фракцию, но таким образом мы не достигнем ничего. Нам нужно принять кардинальное решение». «Иерархия в нынешнем состоянии бесполезна», - поддержал Вершителя Зекрат. – «Нам необходим лидер».

Оным незамедлительно вызвался стать Нахаан, однако Урун с возмущением отверг его кандидатуру, предложив свою собственную. «Невероятно», - покачала головой Воразун. – «Мы приняли вас, Халаев, в своем мире, а вы принесли с собой еще больше раздора. Предлагаю избрать Иерарха из неразимов». Признав собравшихся успокоиться, Зекрат предложил назвать Иерархом Артаниса, и Мохандар согласился с тем, что выбор сей действительно мудр.

Взоры протоссов обратились к Вершителю, однако тот напомнил, что место, занимаемое им в Иерархии, временно, и вскоре он покинет сей августейший орган, ибо нет у него желания участвовать в политических играх. «Но я последую за тобой», - заметил Табренус. – «Ты сплотил нас в страшный час, привел в этот мир». «Но как Верховный Рыцарь», - напомнил старейшине Артанис. – «Как воин». «И ты помог примирить две враждовавшие некогда фракции протоссов», - заметил Мохандар.

Да, Артанис был единственным, кому доверяли обе фракции, и иной достойной кандидатуры на должность Иерарха попросту не существовало. Посему члены Иерархии предложили Вершителю подумать над прозвучавшим предложением до утра... в противном случае навряд ли сумеют они продолжить сотрудничество и сосуществование. После чего удалились из помещения, оставив Артаниса одного.

«Мохандар, это не та судьба, которой я бы желал», - обратился напоследок Артанис к лидеру неразимов, и отвечал тот: «Желание, друг мой, часто противоречит долгу. Тассадар знал это». Мохандар удалился; Артанис же унесся воспоминаниями в прошлое...

Тассадар был его другом и наставником. Тот, кто стал спасителем расы протоссов... а прежде был заклеймен предателем. Теперь-то сознавал Артанис, как глуп был в те времена! Зерги атаковали Аюр, а он слепо следовал безумству Конклава и преследовал Тассадара.

Тогда, на борту вышедшего на орбиту Гари «Гантритора», Судья Алтарис продолжал убеждать Артаниса в том, что Тассадар предался ереси, объединившись с Темными Рыцарями. А после Вершитель своими глазами наблюдал, как Тассадар творит пси-клинки, созданные могуществом Пустоты. Но в помыслах его Артанис не ощущал зла, лишь нечто... иное.

«Ты, быть может, считаешь, что я еретик, но все, что я сделал, я сделал ради нашего народа», - сказал тогда Тассадар Артанису при встрече. – «Мы должны заключить мир с теми, кого прежде изгнали, и научиться у них пользоваться силами Пустоты. Дабы очистить Аюр от зергов, мы должны отринуть старые догмы и поставить под вопрос все, что знаем. Знаю, что требую многого. Но задам тебе вопрос: перед чем ты остановишься, если на кону – спасение твоей расы?»

«Ни перед чем», - ответил он тогда, и наряду с Тассадаром и союзниками его – Темными Рыцарями – устремился на Аюр. Алтарис предупреждал Вершителя, что Конклав не потерпит подобного неповиновения, но Артанис был уверен, что Судьи последуют голосу разума... Но он ошибался. Зерги разоряли Аюр, уничтожая города, расправляясь с протоссами... но Конклав бросил все силы на искоренение «ереси». Отчаяние захлестнуло Артаниса, однако Тассадар оставался непоколебим. «Мы не сможем покончить с зергами, пока продолжается гражданская война», - говорил он Вершителю. – «Потому я сдамся Судьям и прекращу кровопролитие, дав нашему народу шанс продолжить сражение». Артанис убеждал друга в том, что должен быть иной путь, не должен он приносить эту жертву. «Я должен», - просто отвечал Тассадар.

Воспоминания Артаниса оказались прерваны появлением Селендис. Вершительница сообщила, что члены Иерархии готовятся покинуть Шакурас, ибо уверены в том, что Артанис отринет бремя лидерства, ибо сознают, на какую жертву ему тем самым придется пойти. «Я боюсь, что, если откажусь, все, за что мы сражались, окажется утрачено», - признался Артанис, и Селенис согласилась с сим: «Если Иерархия распадется, нам придется направить флотилию к иной планете». «Но не как дэлаамы», - констатировал Артанис, и Вершительница подтвердила: «Верно. И хоть многие сражались за становление сего объединенного социума, возможно, сама судьба препятствует его возникновению».

Селендис удалилась, а Артанис вновь унесся мыслями в прошлое, вспоминая, что сдавшийся Судьям Тассадар был заключен в энергетическую клеть. Неужто судьба свела оба народа для того, чтобы вновь развести? Или же она вверяет будущее дэлаамов ему?..

Как жаль, что здесь нет Тассадара... Он жизнь готов был отдать за единство народа протоссов, и за принесенную жертву они поверили в него. Презрев древние законы, Артанис при помощи Джима Рейнора и Зератула вызволил из заточения Тассадара, после чего союзники обратились против зергов и Сверхразума. Осознав Артанис, что перемены возможны, если убеждения достаточно сильны и готов ты к безоговорочному самопожертвованию.

В памяти Артаниса воскресло последнее сообщение Тассадара, обращенное к нему. «Сверхразум ослаблен, но наше судно понесло тяжелые потери», - говорил Верховный Рыцарь. – «Я направлю «Гантритор на столкновение со Сверхразумом. Если я сумею направить достаточное количество энергии Темных Рыцарей через корпус корабля, то смогу раз и навсегда покончить с этой проклятой тварью. Помни о нас, Вершитель. Помни о том, что произошло здесь сегодня. Да сохранит вас Адун». «Должен быть иной способ», - отвечал Артанис, но не верил собственным словам. – «Как можешь ты с такой готовностью расставаться с жизнью?» «Я не желаю смерти, друг мой, так же, как не желал противостоять Конклаву, который некогда столь уважал», - молвил Тассадар. – «Я всегда хотел быть лишь Вершителем армий Рыцарей, служа воле Конклава. Но судьба направила меня на этот путь, желал я этого или нет. И я должен принять его – ради блага нашего народа. Однажды ты поймешь. Все лидеры должны понимать».

Тогда, пожертвовав собою, Тассадар уничтожил Сверхразум и навсегда изменил народ протоссов. И хоть зерги все же вынудили тех оставить Аюр и укрыться на Шакурасе, жертва Верховного Рыцаря позволило расе выжить, дало надежду на то, что два народа сумеют разделить общее будущее, создав для себя новую судьбу... Еще долго размышлял Артанис над последним уроком, преподанным ему Тассадаром...

Наутро члены Иерархии вернулись в чертог, поинтересовались, принял ли Артанис решение. Тот долго молчал, взирая на них – старейшин племен, лидеров неразимов... «Я не правильно, я воин», - жаждал сказать он им. – «Лишь таковым я мечтал стать и оставаться. Но судьба направила меня на этот путь, желал я этого или нет. И я должен принять его – ради блага нашего народа. Старый друг, ты сказал мне, что однажды я пойму твой выбор. И теперь я действительно понимаю. Нужды народа всегда должны быть важнее наших собственных надежд и желаний. Это – последний урок, который я не забуду никогда. И исцелю раны войны и примирю наши народы. Займет это годы или десятилетия, но я сумею возродить славу протоссов. И вместе мы займем наше место среди звезд!»

«Я принимаю должность Иерарха и возглавлю дэлаамов», - произнес Артанис... тем самым определив дальнейшую свою судьбу...

***

Ради чего мы сражаемся?..

Вопрос, занимавший все больше и больше умов, в то время, как кровавый конфликт трех цивилизаций в секторе Копрулу все нарастал, то затухая, то разгораясь вновь, но никогда не прекращаясь.

Во время народных волнений в городе Нью Канаан, что на Тирадоре IX, одном из миров Доминиона Землян, пехотинцами был пленен один из наиболее ярых лидеров восстания против единовластного правления Императора Менгска I - Джин-хо Лим. Последнего доставили в Главный Реориентационный Центр на Корхале, где занялся им сам доктор Бургесс, намеревавшийся создать из истово ненавидящего Доминион парня преданнейшего солдата, жаждущего жить и убивать во славу своего Императора.

Денно и нощно прикованный к креслу Джин-хо Лим, лишенный возможности даже закрыть глаза, вынужден был смотреть на огромные экраны, с которых Арктурус Менгск громогласно и пафосно вещал, обращаясь к подданным. "Настали темные времена!" - кричал Император, глаза его фанатично сверкали. - "И если человечество намерено выжить и встретить новый рассвет, то все мы должны быть единым целым, должны быть вместе..." Помимо лика Менгска, несчастному представали картины сражений с зергами и протоссами, образцов вооружения пехотинцев Доминиона, и все это сопровождалось подробнейшими комментариями. Пытка продолжалась и продолжалась, и вскоре весь мир Джин-хо Лима сузился до этих огромных экранов, а звучавшие слова казались незыблемой истиной. И в том состояла суть нейроресоциализации криминальных элементов...

"Вы добились очень многого за очень короткий срок, рядовой Лим", - поздравил доктор Бургесс молодого пехотинца с заставшим взглядом, и, дождавшись короткого "Спасибо, сэр", продолжил: "После того, как вы выполните задание, ваше обучение закончится". Доктор провел молодого человека в комнату, где находилась привязанная к креслу женщина, явно подвергавшаяся жестоким пыткам. Глаза, полные надежды и боли, воззрились на Джин-хо Лима, и тот узнал в заключенной Анну, свою возлюбленную, захваченную в плен наряду с ним в час приснопамятного восстания в Нью Канаане. "Эта заключенная - террористка и участница заговора по свержению нашего правительства", - объяснил доктор Бургесс. - "Имперский трибунал признал ее виновной в государственной измене и проговорил к смерти. Привести приговор в исполнение приказано тебе". Ни один мускул не дрогнул на лице рядового Лима, когда он направил он пистолет на обреченную и нажал на курок...

...На далекой Гари донельзя агрессивный зерглинг, лишь вылупившись, немедленно атаковал сородича и прикончил его, лишившись в поединке глаза. Такова природа сих ксеноморфов - в отсутствие внешнего противника и объединяющего коллективного разума зерги обращаются друг против другов, подобно бездумным животным. Тяжело поднявшись с тела только что убитого сородича, зерглинг злобно воззрился на нависшего над ним гидралиска... и прозвучавший в этот момент ментальный приказ Королевы Клинков уберег их от непременного поединка, заставив обратиться к иной, общей цели.

...На Аш'Араке, колониальном мире протоссов, Хастиана пыталась убедить своего наставника, Претора Муадуна, позволить ей стать воительницей. "Ты хочешь присоединиться к воинам на передовой?" - с сомнением качал головой Муадун. - "Есть и иные способы служения Де'Ул". "Наставник, враги не оставляют мне выбора", - возражала молодая женщина. - "Грядет война, и желание сохранить мир ничего не изменит". "Вижу, ты избрала свой путь", - кивнул Муадун. - "В следующий раз мы встретимся как собратья по оружию, как равные. И пусть честь направляет тебя, Хастиана". "И вас, Претор Муадун", - почтительно отвечала Хастиана.

С благословения Муадуна Хастиана отправилась на Шакурас, центральный мир Протектората протоссов, где на арене испытаний сошлась в поединке с воином, дабы доказать свое право занять место среди Рыцарей. "Твое путешествие по Пути Восхождения подходит к концу", - говорил ее противник, когда кружили они по арене, пытаясь нащупать брешь в обороне друг друга. - "Но мы столкнулись с противником, подобного которому не знали. Чтобы победить его, нам нужно стать еще сильнее. Хала - лишь первый шаг. Ты должна впустить в разум свой и душу всю глубину мироздания. Ты должна знать сердце врага столь же хорошо, как знаешь свое. Лишь тогда ты полностью осознаешь свой потенциал". "Как же я могу лишить жизни другое разумное создание после того, как загляну в его душу?" - недоумевала Хастиана, с трудом отражая энергетическим клинком разящий удар посоха. "Ты сделаешь то, что должна сделать", - отрезал воин.

Уклоняясь от следующего удара, Хастиана взмыла в воздух, намереваясь оказаться за спиной противника, но тот разгадал ее нехитрый маневр и с силой ударил молодую женщину ногой, поверг ее наземь. "Отнимать жизнь никогда не бывает легко", - продолжал наставления воин, приближаясь к Хастиане, - "но часто это бывает необходимо. И каждая отнятая тобой жизнь спасает неисчислимое множество других". Он занес посох над женщиной, но чувство предвидения подсказало той, куда придется удар, и когда энергетическое лезвие устремилось вниз, она ушла из-под удара и, вскочив на ноги и воспользовавшись импульсом противника, приставила клинок ему к горлу, знаменуя завершение поединка. "Когда придет время, я сделаю то, что должна сделать", - были ее ментальные слова, и воин уважительно склонил голову: "Тогда мне больше нечему учить тебя". Вскоре после этого Хастиана получила из рук Претора Муадуна доспехи, знаменующие ее становление воином.


...Силы Доминиона Землян, Протектората протоссов и зерги сошлись в жесточайшем сражении на Артике, каждая из сторон стремилась захватить обнаруженный недавно храм Ксел'Нага. Пехотинцы подразделения, неформально известного как "Мертвая голова", в состав которого входил и рядовой Джин-хо Лим, лишь высадившись на поверхность планеты, атаковали зергов.

Тем временем протоссы, создав подпространственные врата, соединившие Артику и Шакурас, готовились присоединиться к сражению за наследие прородителей. "Адун, защитник наш, да сияет вечно твой свет!" - вещал Артанис пред внемлющими ему Рыцарями, собравшимися у врат. - "Мы не собьемся с пути и последуем за тобой, как и прежде, на Аюре. С сего дня мы вступаем в битву. Пусть наши поражения научат нас одерживать победы. Пусть дело наше будет правым, а деяния - справедливыми. Да ведет нас честь, и она же будет нашей силой и нашей славой до самого конца. Вперед... Рыцари! За Аюр!" "За Аюр!" - ввысь взметнулись сотни энергетических клинков, и воины хлынули во врата, дабы присоединиться к сражению, ведущемуся у подножья холма, на котором гордо высился древний храм.

Джин-хо Лим оказался единственным выжившим из взвода, брошенного ко вратам величественной твердыни; тем не менее, он был полон решимости выполнить задание и захватить артефакты, наверняка схороненные внутри. "Тебе не стоило сюда приходить, человек", - раздался в разуме его голос, и путь ему заступила женщина-протосс. - "Здесь для тебя ничего нет. Ничего, кроме смерти". Стремительно метнувшись к пехотинцу, она рассекла энергетическим клинком его винтовку Гаусса надвое, но неожиданно отстранилась, так и не нанеся солдату смертельный удар.

"Чего же ты ждешь?!" - выкрикнул Лим. - "Ну давай!" "Нет, это не правильно", - покачала головой Хастиана. - "Мой враг не ты. Твой разум... твою душу превратили в нечто чудовищное. Ты был сломан, но я могу тебя наладить..." Не обращая внимания на протестующий крик пехотинца, протосс простела к нему руки... и образы хлынули в измученный разум человека, образы иной жизни. Анна... Их недолгое счастье на Тирадоре IX, а затем... восстание... ее взгляд, обращенный к нему... глаза расширены от ужаса... пистолет в его руке... выстрел... Кровь ее - на его руках...

Осознание чудовищности происходящего заставило Лима вконец лишиться рассудка. "Зачем ты заставила меня вспомнить?!" - вновь и вновь повторял он, выхватив пистолет и разряжая обойму в опешившую Хастиану, которая лишь искренне хотела помочь несчастному человеку. И не видел последний, как за спиной его выросла фигура зерглинга, на глазах у женщины оборвавшего смертное существование пехотинца. Из последних сил протосс обрушила на зерга энергетические молнии, и сознание ее милосердно потухло...


Ради чего мы сражаемся?..

"Найдутся те, кто будет говорить, что все эти мужчины и женщины погибли ни за что", - вещает с трибуны Арктурус Менгск I, и выступление Императора Доминиона транслируют на всех без исключения планетах владений землян. - "Что их жизнями напрасно пожертвовали в бессмысленной войне, в которой невозможно победить. Но правда в том, что они погибли, сражаясь за нас. За всех нас. Они погибли, чтобы сохранить наследие тех, кто был прежде, и гарантировать будущее следующих поколений. Они погибли, защищая нашу цивилизацию от всепоглощающего голода зергов и мессианских притязаний протоссов. Солдаты из всех миров Доминиона сражались плечом к плечу под единым знаменем. Только вместе мы сможем преуспеть. Только вместе мы сможем торжествовать победу. Только вместе мы сможем все преодолеть. Вот ради чего мы сражаемся".

"Рой бесконечен, Рой вечен!" - Сара Керриган, Королева Клинков, окруженная верными миньонами, наблюдает за перерождением зерглинга, погибшего в древнем храме на Артике. - "Даже поражения лишь приближают нас к совершенству, и достоинства врагов прибавляются к нашим собственным. Слабые отсеиваются, в то время как сильные перерождаются снова и снова, чтобы служить бессмертной воле Роя. Скоро Рой объемлет все сущее. И тогда каждое живое существо во вселенной склонится перед Королевой Клинков или умрет. Повиновение или забвение. Вот ради чего мы сражаемся".

"Артанис, за что наши воины боролись и умирали?" - вопрошает Муадун, наблюдая, как бренные останки Хастианы помещают в остов "Бессмертного". - "Сопоставимо ли то, что мы приобретаем, с тем, что теряем?" "Ты скорбишь о своей бывшей ученице, мой старый друг", - отвечает мудрый Иерарх. - "Но она сражалась с честью. И она сама выбрала свой путь". "И все же мне горько, что избранный путь привел ее сюда", - вздыхает Муадун. "Адун однажды сказал, что цена мира высока и платить ее приходится жизнями праведников", - звучат слова Артаниса. - "Но ведь Хастиана не отчаялась, и мы тоже должны держаться! И даже в эти сумрачные дни все еще есть надежда встретить рассвет. Вот ради чего мы сражаемся".

***

Четверо изыскателей Кел-Морианского Синдиката покинули корабль "Большой куш", ступили на каменистую почву сей захолустной планетки на отрогах сектора. Впереди, сжимая в руках винтовки Гаусса, следовали облаченные в бронекостюмы Урия Сайрис, командир отряда и Чак Тайросин; следом за ними - вечно восторженный инженер Люк Киган и связист Мэйси Клифт, как всегда серьезная и собранная. В последнее время команде их чрезвычайно не везло, и теперь, когда оказались изыскатели фактически на мели, именно здесь надеялись отыскать хоть что-то мало-мальски стоящее. Надеялись... и все же настроены были чрезвычайно скептически.

Четверо направились к руинам некоего комплекса, видневшегося неподалеку. "На этот раз есть хоть какие-то шансы прилично заработать, а, Мэйси?" - с неприкрытой издевкой осведомился Сайрис. "Сэр, я категорически возражаю против бесконечных намеков, будто в полосе наших неудач виновата я", - возмутилась девушка. "Ты отвечаешь за информацию", - жестко прервал ее командир. - "Кого мне еще винить, если мы раз за разом попадаем на голые каменюки, на которых и на хлеб с маслом не наскребешь?"

Командир пребывал в чрезвычайно скверном расположении духа, потому срывал злость на спутниках. Действительно, вскоре им нечем будет платить за изыскательскую лицензию... и где они тогда окажутся? А если еще и корабль потеряют...

Изыскатели ступили в заброшенное здание; Сайрис предположил, что некогда здесь был рудник, но теперь жила наверняка иссохла и народ покинул это место. Неожиданно взорам четверки людей предстала вереница человеческих скелетов; в черепах многих зияли характерные отверстия от пуль. "Возьмете последние слова назад, шеф?" - усмехнулся Киган, но Сайрису и остальным было не до смеха: жутковато здесь... Прямо над усеянным костями пространством пребывал огромный плакат, изображавший открытое и честное лицо какого-то человека. И надпись: "Пелагей хранит нас".

Продолжив путь, изыскатели обнаружили давно не работающий генератор, наверняка снабжавший ранее комплекс электроэнергией. Люк Киган остался хлопотать у генератора, пытаясь вернуть махину к жизни; остальные же занялись осмотром соседних помещений.

В одном из таковых Мэйси радостно бросилась к огромной - во всю стену - консоли, сообщив товарищам: "Это модифицированная система "Марк 2". Изготовлена на заказ, много дополнительных возможностей. Думаю, биомеханические исследования, системные вычисления... Но... нет питания". Пообещав в очередной раз вышвырнуть девчонку с корабля за вопиющую занудность и неспособность заставить работать консоль, командир терпеливо дождался, пока благодаря титаническим усилиям Кигана генератор вернется к жизни.

Мониторы вспыхнули, мертвый доселе комплекс наполнился жутковатым подобием электронной жизни. Мэйси немедленно взялась за изучение информации, хранящейся в памяти центрального компьютера комплекса. Файлы, однако, оказались закодированы, и девушка, тяжело вздохнув, приступила к взлому.

Из обрывочных сведений, почерпнутых из компьютера, она сумела понять, что Пелагей был ученым, проводящим исследования на стыке наук - химии, биологии, нейрофизиологии. А целью его было... "Потрясающе!" - выдохнула Мэйси, восхищенно вперившись в экран.

Сайрис и Тайросин немедленно возникли у нее за спиной, обменялись взглядами, полными надежды. "Сколько это стоит?" - озвучил командир снедавший их вопрос. "Они далеко опередили современную науку", - отвечала девушка. - "Я пока даже вообразить не могу".

В памяти компьютера Мэйси обнаружила видеозапись под названием "Журнал пресвятой церкви, файл 007", попыталась воспроизвести. На экране возникло изображение лопоухого молодого человека. " Видеожурнал церкви пресвятого Пелагея", - заговорил он. - "Говорит брат 2. Сия благословенная колония все так же процветает, осиянная вечным гением его. Даже нелепая смерть братьев 4 и 7 не смогла вселить тревогу в наши сердца. Хотя несколько младших братьев признались, что крики брата 4 их несколько... смутили".

Будто отвечая его словам, в коридорах комплекса эхом отдался страшный, исполненный невероятных ужаса и боли крик. Сайрис и Тайросин немедленно обернулись к двери... которая захлопнулась прямо перед ними. А мгновение спустя в дверь с внешней стороны заколотил Люк, умоляя впустить его внутрь...

Мэйси наконец сумела справиться с кодом, открывающим дверь, и двое мужчин выглянули в коридор... вот только Люка не было и следа. "Мэйси, сколько времени займет дешифровка оставшейся информации?" - не скрывая тревоги, произнес Сайрис. "По моим подсчетам, на полную д-дешифровку у-уйдет... пара часов", - запинаясь и мелко дрожа от страха, отвечала девушка.

"Два часа", - простонал Сайрик, качая головой, после чего наказал Чаку осмотреть окрестные помещения, но далеко не уходить. Взяв в руки сканер, чтобы следить за перемещениями товарища, командир обратился к сконфуженной Мэйси: "А ты давай взламывай. Если повезет, после этого дела мы разбогатеем.

Вернувшись к компьютеру, девушка принялась колдовать над консолью, открывая все новые и новые видеозаписи "Журналов пресвятой церкви", расположенные, похоже, в хронологическим порядке. "Смерти продолжаются, но они не могут омрачить нам радость от работы", - вещал с экрана человек в записи №69. - "Наша работа - это поиски пропавших! И строительство баррикад!"

"Братьев 8 и 9 не стало!" - надрывался он же в записи №72. - "Мы нашли брата 5 - он так кричал... Сказал, что за ним явился ангел. Он умер, прежде чем мы смогли остановить кровотечение. Пресвятой брат Пелагей говорит, что великий часовщик даровал ему знание, которое защитит нас. Но младшие братья рассказывают, что по ночам слышат странные звуки... шепот призраков. Я их тоже слышу".

...Чак Тайросин полагал, что сходит с ума: где-то на грани сознания слышался ему тихий хохот, насвистывание, иные звуки... Со всех ног солдат бросился обратно в рубку управления, с ходу выпалил, обращаясь к командиру: "Слышал звуки. Ерунда какая-то. Будто детки поют. Или читают нараспев".

"Кто-то убивал здесь людей", - оторвалась от консоли Мэйси, закончив просмотр видео, - "одного за другим. Они думали, что их преследуют привидения. Они тоже слышали голоса..." Сайрис и Тайросин встревоженно переглянулись: и принесла же их нелегкая... "Сваливаем", - выдохнул Чак, одним словом выразив сокровенные мысли всех троих.

"Тут есть вероятность вмешательства протоссов, и..." - начала Мэйси, но осеклась, глубоко вздохнула, продолжила: "Командир, я не верю в сверхъестественное. В общем, возможно, что существует доселе неизвестная инопланетная сущность, которая кормится эманациями смертей, произошедших в этом месте, и воплотилась в..." Сайрис и Тайросин наградили девушку настолько уничижающими взглядами, что та мгновенно сникла, пробормотала: "Ну, это только гипотеза. Я согласна с Чаком. Нужно уходить. Немедленно".

Сайрис, однако, не был настроен столь категорично; страх в душе его боролся с алчностью. "Прекратите, вы оба!" - рявкнул он, ткнув пальцев в экран, на котором безымянный религиозный фанатик продолжал свое выступление. - "Только подумайте, сколько стоит эта информация! Это то, о чем мы все мечтали! Мы не просто расплатимся с долгами - мы обеспечим себя до конца жизни. Двадцать лет я спас и видел: вот бы однажды сорвать куш. И вот оно! К черту лицензию! Продадим эти данные тому, кто больше даст, и нам никогда не придется работать!"

Он направился к выходу из комнаты, бросив: "Я поищу Люка. Запомните: нет никаких приви..." Закончить фразу Сайрису не удалось: на глазах пораженных товарищей голова командира буквально взорвалось, и он был мертв еще до того, как тело его осело на пол. Чаг открыл огонь, но в коридоре не было ни души. Подскочив к панели управления дверью, он ударил по ней, закрывая портал, и, обернувшись к Мэйси, бросил: "Данные".

"Чак, ты свихнулся?!" - в голосе девушки слышались истерические нотки. - "Надо уходить! Немедленно!" "Выход один", - вздохнул Чак. - "Пойдем сейчас - умрем как он. Выберемся - лицензия на проведения изыскательных работ наша. Если заплатим. Урия был паршивым боссом. Надеюсь, новый босс лучше".

И он с улыбкой взглянул на Мэйси, которая, с усилием взяв себя в руки, судорожно кивнула: "Хорошо, хорошо... я доведу дело до конца. Только прикрывай меня, ладно?" Пальцы ее вновь запорхали над консолью, дешифруя оставшиеся видеозаписи. "Вечно я хожу по лезвию ножа", - бормотала девушка. - "Рискую и выигрываю. И знаешь, что я скажу тебе, Чак... Ради шанса, что мной больше никогда не будет командовать урод вроде Урии, я готова рискнуть".

Чак кивнул, отвернулся к двери... Вновь с экрана зазвучал голос фанатика, благо Мэйси сумела загрузить следующую видеозапись. "Смерти продолжаются", - оптимистично изрек он. - "Из старших братьев остались только Пелагей и я. Младшие номера продолжают поиски. Но тщетно. Слова Пелагей больше не утешают. Дети кричат... Пресвятой Пелагей работает над великой машиной, чтобы поймать незваного гостя. Он говорит, скоро все кончится. Мы стараемся не терять веру. Быть может, он пророчествует о конце света? Мы страшимся этого. Он говорит, что только мы и выживем. Но, похоже, мы тоже погибнем. Мы будем среди тех, кто очистился".

Дрожь пробрала Мэйси, когда издалека донеслись до нее песнопения, детский смех... Обычно выдержанный Чак посерел он ужаса. "Никогда не верил в привидений", - выдохнул он. - "Теперь верю".

"Ха!" - натянуто усмехнулась Мэйси, продолжая щелкать по клавишам. - "Реальность часто заставляет пересматривать самые устоявшиеся представления..." Последняя из записей была расшифрована, и девушка начала копирование информации, хранящейся в компьютере комплекса, на свой портативный носитель.

Отметив, что Чак слишком долго уж молчит, Мэйси обернулась к товарищу... заметив, как окровавленный солдат в бронекостюме рухнул на пол. Взвыв от ужаса, девушка схватилась за голову, пребывая в совершеннейшей панике, а религиозный фанатик продолжал вещать с экрана, как ни в чем не бывало: "Отличные новости! Братья ликуют! Святая машина пресвятого Пелагея спасла нас! Мы обнаружили незваного гостя. Это был агент-невидимка, которого Конфедерация прислала, чтобы уничтожить нас!"

Картинка на экране изменилась, явив человека, тело которого стягивали крепкие веревки. "Мы схватили еретика!" - ликовал рассказчик. - "Брат Пелагей утверждает, что сможет при помощи божественного вдохновения высшего часовщика обратить этого "Призрака". У нас новый и могущественный брат. Ликуйте! Ликуйте!"

Закончив копирование данных, Мэйси бросилась прочь из комнаты, прочь из разрушенного комплекса. Панический ужас гнал ее вперед, и чудилось ей, что следует по пятам безжалостный Призрак-убийца... Наконец, впереди показались очертания корабля, но на глазах пораженной девушки "Большой куш" неожиданно стартовал, через несколько секунд обратившись в маленькую точку на небосводе. Мэйси опустилась на колени, признавая свое сокрушительное поражение...

"Здравствуй, дитя", - произнес приятный, глубокий голос, и девушка встрепенулась. К ней приближался пожилой мужчина, облаченный в богатые одеяния. "Только не говорите, что вы привидение", - всхлипнула Мэйси. - "Это было бы слишком жестокой насмешкой судьбы - после всего этого встретиться с настоящим Призраком". "Разумеется, я не Призрак", - улыбнулся мужчина. - "Призрак улетел на твоем корабле. Мой Призрак, если быть точным. Он улетит на нем далеко отсюда и катапультируется. Мы же не хотим, чтобы в Кел-Морианском Синдикате узнали, на какой планете вы пропали. Видишь ли, мы очень ценим уединение. Именно прибытие нашего призрачного брата научило меня его беречь. Раньше я и не подозревал, как далеко зашло безумие Конфедерации, не понимающей моей близости к божественному. Они боятся знания, дарованного мне великим часовщиком. Они боятся моей растущей паствы. В своей мелочной злобе они стремятся похитить мои священные тайны и убить нас. Поймав и обратив нашего призрачного брата, мы спрятались еще глубже. Я прав, дети мои?"

"Да, пресвятой ответ", - прозвучал ответ, и из замаскированных люков показались дети. Множество детей. Мэйси встревожено озиралась по сторонам: кошмар продолжался и заканчиваться не стремился... "Вы прячетесь... от Конфедерации?" - обратилась она к безумцу, наверняка пресвятому отцу Пелагею. - "Но с ней покончено много лет назад. Так почему..." "Я знал о ее падении", - признал предводитель культа, - "но конфедераты всегда были наименьшей из моих проблем. И истинная суть их поражения подтвердила мое великое пророчество. Мар Сара. Антига Прайм. Чау Сара. Все они выжжены дотла безжалостным светом инопланетных богов. Как я и предсказывал, великий пожар опустошает вселенную. Лишь нас пощадит он. Поэтому мы и останемся здесь, продолжим свою работу. До тех пор, пока свет не закончит свою. Через десять лет не останется иной жизни, кроме нас, братья. И вселенная станет нашей".

"Т-так..." - запнувшись, начала Мэйси, сбитая с толку безумными речами Пелагея, - "вы собираетесь убить меня, как и остальных?" "Нет, мы не станем убивать тебя", - покачал головой фанатик. - "В этом нет нужды. Мы убили ваших воинов, но ты не боец. Ты присоединишься к нам в нашей вере".

"Ты безумец!" - выкрикнула девушка и повернулась, чтобы броситься прочь. "О, ты присоединишься", - удовлетворенно прокаркал Пелагей. - "Ты поймешь, что я... умею убеждать. Верно, брат 651?" "Да, пресвятой Пелагей", - прозвучал бесстрастный голос, и Мэйси с ужасом констатировала, что принадлежал он Люку Кигану. Взгляд прежнего весельчака был пуст, лоб пересекал шрам, недавно зашитый... затылок же и часть черепа заменяла мешанина микросхем и проводов.

"Нейронный ингибитор нашего призрачного брата подал мне идею", - продолжал Пелагей. - "Устройство, позволяющее подавлять волю на благо властителя... Мое учение привело ко мне много последователей... Но зачем рисковать, полагаясь на неустойчивый человеческий разум? Мои технологии всегда были святы. Мои создания, воплощенные образы великого часовщика... Так почему бы не даровать братьям нерушимую механическую веру?"

Каждое слово Пелагея как громом разило несчастную Мэйси, ибо осознала она, сколь страшная участь ее ожидает. "Пойдем с нами, брат 652!" - грянула толпа, ринувшись на нее...

***

"Каждая секунда, которая уходит на подготовку Вирма к бою, может стоить жизни многим людям. Эти штуки не созданы для быстрого реагирования. Только чистая ударная мощь для нанесения тяжелого ущерба".

То и дело бросая тревожные взгляды на разрывы снарядов, расцветающие снаружи, за пределами замкнутого мирка кабины Вирма, Вес Картер методично нажимал на клавиши, приводя в действие боевую машину. Снаряды рвались повсюду, обращая в пламенные шары здания, технику, невинных людей...

"И я вновь напоминаю себе, что если потороплюсь, если позволю волнению взять верх над твердым рассудком, то лишь усугублю и без того ужасную ситуацию. Поэтому я терпеливо жду, пока генератор основной оси не подключится и не начнет прокачивать гидравлическую жидкость сквозь лабиринт системы питания Вирма. Меня не оставляют мысли о человеке, которого люблю больше, чем кого-либо. О человеке, которого безмерно уважаю, о человеке, за которого я бы отдал жизнь. О человеке, научившем меня всему, что я знаю о боевых машинах. О человеке... которого я должен убить".

Картер вывел Вирм из ангара, немедленно направив машину туда, где бесчинствовал Викинг... пилотируемый капитаном Йоном Дайром, по мнению Картера, "самым последним человеком, которого вы хотели бы рассердить, когда он в вооруженной и бронированной машине для убийства"... Вскоре по завершении Войны Выводков военная машина Доминиона, показавшая себя достаточно неэффективной в ходе последнего конфликта, что чуть не привело к падению человеческой цивилизации в секторе Копрулу, заработала на полную катушку. Разрабатывались новые образцы вооружения, сменившие старые - наследие почившей Конфедерации. Истребители "Фантомы" и фригаты "Валькирии" оказались фактически бесполезны в противостоянии весьма мобильным воздушным организмам Роя, ровно как и могучие неповоротливые "Голиафы" с крайне небольшим радиусом поражения. Посему было налажено производство новых моделей вооружения, бронированных боевых машин, способных быстро трансформироваться из орудий для наземного боя в массивные истребители, огневая мощь которых поистине потрясала. Одной из таковых стал Вирм, однако совсем недавно ему на смену пришел Викинг, куда более усовершенствованная единица вооружения, полевые испытания которой должны были состояться здесь, на военной базе Урсы. Они и состоялись... в определенном смысле.

"Прятаться некуда!" - ревел капитан Йон Дайр, ведя планомерное разрушение военной базы, воцарился в которой сущий хаос. - "Я чувствую этот мерзкий, гнилостный запах разложения под маской плоти... Вы, жалкие чудовища... горите же ярким пламенем!" "Сэр, что вы делаете?" - на связь с "праведным мстителем" вышел Картер, отдававший последнюю дань дипломатичности. - "Это же гражданские. Наши гражданские!" "Это ты, Картер?" - Дайр бросил взгляд на приближающегося Вирма. - "Убирайся с дороги! Не становись между мной и моей целью, иначе ты исчезнешь, просто исчезнешь. Насколько я знаю, до тебя они тоже добрались!"

Картер тяжело вздохнул, нажал на гашетку, поливая Викинг огнем. "Зависимость от стимуляторов, породившая бессонницу, паранойю и в конечном счете полную потерю самоконтроля" - таков будет неизбежный психиатрический отчет касательно действий Йона Дайра. Но почему-то Картеру казалось, что это лишь вершина айсберга.

"Картер, я надеюсь поколебать твою решимость", - услышал пилот Вирма уверенный голос своего офицера, когда орудия Викинга обратились на приближающуюся боевую машину, куда менее совершенную, и это сознавали оба. - "Надеюсь, у тебя в запасе есть какая-нибудь выигрышная стратегия... Ведь ты не забыл, с кем имеешь дело?!"

"Выигрышная стратегия... Если бы!" Пытаясь поразить устремившиеся к нему ракеты Викинга перехватчиками, Картер немедленно перевел Вирм в режим ведения воздушного боя, что эффективно сбивало систему навигации ракет. Викинг продолжал палить по нему, и Картер прилагал все усилия, чтобы совершать маневры уклонения... молясь при этом, чтобы выдержали щиты. "Дайр лучше многих знает, каково это - управлять одной из таких птичек", - пронеслась мысль. - "Мне потребовалось два года только на то, чтобы освоить азы, а он... практически родился в одной из них. Но сейчас основная задача - отвлечь его от главной колонии. А это значит, что все его внимание должно быть сфокусировано на мне. Он палит как бешеный, даже не используя систему захвата цели. И все равно он чуть не сбил меня".

"При всем уважении, сэр, мне кажется, вы уже не тот человек, каким когда-то были", - Картер предпринял очередную попытку воззвать к затуманенному стимуляторами рассудку противостоящего ему офицера. - "Капитан Йон Дайр, что вел меня сквозь звания, обучал законам и правилам, по которым мы живем и умираем, не обратил бы такую огневую мощь против гражданских". "Ты не понимаешь", - прозвучал короткий ответ. "Так просветите меня", - не сдавался Картер. - "Потому что мне уже мерещится, что все эти вдохновенные речи, все эти красивые слова... очень похожи на стандартную оперативно-командную чепуху, которую вы так презираете. В конце концов, может быть, вы просто еще один наивный психопат с манией величия, прячущийся за нашивками, которые он не заслужил и флагом, который он не уважает?"

Картер добился своего: он довел Дайра до белого каления, и, хоть капитан не снизошел до ответа на столь яростную тираду, Викинг немедленно устремился вслед за удаляющимся от военной базы Вирмом. Что ж, расправа над невинными людьми прекратилась... на какое-то время... достаточное для того, чтобы Викинг стер в порошок противостоящую ему боевую машину и вернулся, чтобы закончить уничтожение колонии...

А ведь Картер предупреждал командование, но Доминиону нужно было это показательное шоу с испытанием новой боевой единицы. Сколько же людей заплатило за тщеславие командного состава своими жизнями?..

"Командир... ну я же вам говорю..." - Вес Картер неотступно следовал за командующим военной базой на Урсе, тщетно пытаясь заставить его изменить принятое решение. - "Он едва на ногах держится! На него нельзя положиться".

"Давай начистоту, Картер", - командующий наконец-то обратил на младшего офицера усталый взор. - "Твоя основная функция как одного из наиболее часто награждаемых и высоко ценимых офицеров флота Доминиона - это ведь, как ни странно, исполнение долга?.. Сынок, ты можешь воображать, что что-то знаешь, но позволь отметить, тебе еще рано стирать грязное армейское белье Йона Дайра. И пока у тебя нет достаточных доказательств, что Дайр зависает на чем-либо, кроме стандартной аптечки, ты должен выбросить эту чушь из головы, как пустые гильзы!" "По совести сказать, не могу, сэр", - признался Картер. - "Я знаю капитана Дайра около шести лет. Я сражался вместе с ним в двадцати девяти отдельных кампаниях. И если бы не он, я был бы уже трижды мертв. Поэтому, когда я говорю, что капитана Дайра следует освободить от его обязанностей, я отдаю себе отчет в своих словах. Это как-то связано с этим местом. С тех пор, как мы прибыли сюда, он отдалился... и стал вести себя как-то странно".

"Послушай, Вес..." - промолвил командующий, положив руку офицеру на плечо, - "давай ты просто успокоишься и вздохнешь поглубже. То, что будет происходить сегодня, это всего лишь показуха, шанс впечатлить некоторых высоких особ. Это очень, очень далеко от настоящих боевых действий. Давай дадим ему возможность блеснуть своими умениями, пусть проскачет аллюром на Викинге для людей, у которых рука лежит на тесьме кошеля, и потом... как только уберут праздничные декорации, мы отправим Дайра на прохождение полного освидетельствования. Договорились?" "Да", - выдавил Картер. А что он еще мог сказать?..

...Шоу началось. Представители благородных семей и финансовых картелей собрались на военной базе Урсы в предвкушении грядущей демонстрации новой боевой машины Доминиона. На душе у Картера, однако, было неспокойно.

"Капитан?" - обратился он к Дайру, заметив того одиноко сидящим в уголке на стуле и упрямо глядящим в пол. - "Вы хорошо себя чувствуете?" "Да", - после некоторых колебаний выдавил тот. - "Все в норме". "Просто..." - Картер замялся, пытаясь подобрать правильные слова. - "Ну, я заметил, что вы недавно вкололи стимулятор. А мероприятие вряд ли этого заслуживает". "Нужно быть начеку... всегда, и ты это знаешь не хуже меня, Вес", - хриплым голосом произнес Дайр, и, поднявшись на ноги, устремился прочь, благо военные уже приглашали гостей проследовать к ангарам. - "Враг... никогда не спит".

...Персонал базы и тузы Доминиона собрались в непосредственной близости от бронированный громады Викинга, в кабину которого как раз сейчас поднимался Йон Картер.

"Вне всяких сомнений, это произведение искусства", - искренне восхитился командующий, обращаясь к Весу Картеру, которой провожал пилота Викинга подозрительным взглядом. "Это гнев господа Бога, воплощенный в металле и управляемый человеком", - патетически процитировал тот. - "Думая о нем, как о чем-то симпатичном или декоративном, мы рискуем забыть о его совершенно отвратительном предназначении".

"Любопытные сантименты, Картер", - процедил командующий, бросив на офицера косой взгляд. - "Было бы здорово, если бы ты оставил их при себе". "Это не мои слова", - промолвил Вес Картер, кивнув на занявшего место в кабине Дайра, - "а его".

На трибуну подле боевой машины поднялся один из высокопоставленных офицеров Доминиона, ставших организаторами сегодняшнего шоу. "Леди и джентльмены!" - возвестил он, и взоры присутствующих обратились к трибуне. - "Я покажу вам новейшую военную разработку, появившуюся в арсенале Доминиона, силу для подавления и защиты, как раз для той поры, когда мы все глубже и глубже уходим в неведомое. С удовольствием представляю... Викинга, боевую систему класса "земля-воздух".

А в следующее мгновение воцарился хаос, когда Йон Дайр открыл пальбу из всех орудий, избрав первоочередной целью ангары боевой техники военной базы... "Что он делает?" - выдохнул командующий, в то время как люди в панике бросились врассыпную, силясь укрыться от неизбежной гибели. "Вы имеете в виду, что он сделал?" - совершенно спокойно отвечал Картер; чего-то подобного он ожидал и страшился. - "Примерно за тридцать секунд он разнес всю базу. И даже если бы мы захотели, то все равно не смогли бы оказать боевое сопротивление".

"Но... почему?" - командующий никак не мог оправиться от шока. "Вопрос в том, что дальше?" - покачал головой Картер. - "Ведь все это... лишь для того, чтобы гарантировать, что никто не встанет между ним и какой-то его основной целью". "Ц-целью?!" - воскликнул командующий, постепенно поддаваясь всеобщей панике. - "Картер! Вы должны сделать что-нибудь!" "Я сделаю", - уверенно отвечал офицер, направившись к ангару, где ожидал его Вирм...

Вирм стремительно рисовал петли в воздухе; Картер же пытался сообразить, как ему поступить. Вступить в бой или бежать? Ведь в лобовом столкновении с Викингом он проиграет по всем статьям; у боевой машины противника лучше броня, тоньше настройка, короче время отклика. Да и управляет им человек, который написал учебник по наземному бою!..

Вес Картер горько усмехнулся собственным невеселым мыслям - а есть ли у него выбор? Ведь если он поддастся малодушию и направит Вирма прочь, Дай вновь сосредоточит огонь на колонии.

"Знай свой плацдарм", - вспомнились Картеру слова, частенько повторяемые Дайром. Плацдарм... Вся проблема в том, что высокое начальство решило устроить презентацию боевой машины именно на Урсе, где Дайр в свое время практически в одиночку остановил зерг-заражение. Направляя Вирм в извилистые горные каньоны, Картер гадал, насколько хорошо капитану Дайру знаком здешний плацдарм.

Последний нахмурился, задумчиво потер подбородок. Вирм скрылся из виду за поворотом каньона, но Дайр уверенно вел Викинга следом, пытаясь понять, что же задумал Картер. "Бреющий полет не даст тебе совершенно никакого тактического преимущества", - пробормотал Дайр, косясь на экран, отображалась на котором трехмерная карта местности. - "Значит, тебе что-то потребовалось там, внизу... Но что? Весь этот район - одна сплошная пыльная пустошь... Никакой растительности, никаких укрытий, ничего. Прятаться негде, но... пожалуй, ты сможешь дотянуть на малой высоте до гор. Возможно, туда-то тебе и надо".

Развернув боевую машину, Дайр поднял ее на вершину ущелья, решив прекратить наконец бессмысленное преследование и стереть с лица планеты зараженную - по его мнению - колонию. И в это мгновение ракеты вынырнувшего откуда-то Вирса ударили в основание каменного утеса, на котором возвышался Викинг.

Прогремел взрыв, боевую машину объяло пламя, и пораженный Дайр сообразил, что Картер заманил его к подземной линзе, заполненной газом, не преминув взорвать его. "Я уже бывал в аду", - проскрежетал Дайр, вновь устремляясь в погоду за улепетывающим Вирмом, - "и выжил, чтобы рассказать об этом".

"Расскажите мне о заражении, капитан", - попросил Картер, не думая, впрочем, даже сбавить скорость своей машины. - "Откуда у вас такие данные?" "Эти данные передают мои глаза", - прошипел Дайр. - "Зараженные, Картер, меняются мгновенно - только что перед тобой был нормальный человек, а через секунду уже чудовище. Перерождение происходит незаметно для глаза". "Да ну?" - не поверил Картер. - "Вы подавали рапорт?"

"Конечно", - отвечал Дайр. - "Меня не стали слушать. Нет вещественных доказательств, понимаешь ли, зерг-заражение покидает жертвы в момент гибели. На вид - мертвецы как мертвецы. И анализы ничего не показывают". "Надо же, какая досада", - едко произнес Картер, заложив вираж и осторожно проведя Вирм через сузившееся ущелье.

"Не смей хихикать, Вес!" - завелся Дайр. - "Несколько лет назад, когда мы только появились на этом булыжнике, терраформеры, топографы и даже мои парни... все превратились в монстров. И теперь история повторяется! Колония должна быть обеззаражена! А ты - всего лишь досадная помеха!"

С этими словами Дайр нажал на гашетку, и ракеты устремились к Вирму. Тот в последнее мгновение успел резко устремиться ввысь, и ракеты ударили в стену ущелья. Картер мысленно поздравил себя с удачным маневром, отдавая полный отчет в том, что удача рано или поздно оставляет любого солдата. "Лишь у Дайра удача бесконечна", - невесело усмехнулся Картер и, решив идти ва-банк, достиг открытого плато, перевел Вирм в режим ведения наземного боя, после чего предложил Дайру решить исход поединка в открытом противостоянии.

Капитан вызов принял и, опустив Викинга в некотором отдалении, открыл по Вирму огонь из всех орудий. Палил из всех стволов и Картер, выжимая из своего Вирма все, на что боевая машина еще была способна.

"Если хочешь знать, Картер, мне жаль, что все так заканчивается", - произнес Дайр, выпуская новую череду ракет по боевой машине противника. - "Скажешь что-нибудь напоследок?.." Ракеты Викинга пробили броню Вирма, разнеся машину на части, но на глазах капитана Дайра от груды металла, в который обратился Вирм, отделилась герметичная капсула кабины пилота, снабженная небольшим реактивным двигателем.

"Вообще-то, да..." - раздался по внутренней связи спокойный голос Веса Картера, пребывающего в капсуле. - "Знай свой плацдарм!" Дарй нахмурился, не понимая, откуда ждать подвох, но неожиданно Викинг содрогнулся; поверхность, на которой высилась боевая машина, проседала, поглощая ее. Впервые Дайр ощутил укол страха, проследил взглядом за капсулой, опустившейся на одном из каменных утесов, ограждающих равнину.

"Это называется "темпа", - пояснил потерпевшему поражение капитану Картер. - "На вид твердая поверхность, но внешность обманчива. На деле это нечто среднее между зыбучим песком и жидким бетоном. Если уж влип, ни за что не выбраться". Дайр усмехнулся: да, он хорошо обучил своего подопечного за годы службы. Жаль, что все так заканчивается... "Сэр, выслушайте меня", - зачем-то продолжал говорить Картер. - "Клянусь, я заставлю начальство исследовать эту новую схему заражения. Но вы должны немедленно вырубить питание и сдать машину".

"Нет, не должен", - отозвался Дайр. "Сэр, пожалуйста, у вас нет выбора", - с отчаянием в голосе продолжал Картер. - "Вам еще можно помочь. Вы ведь не держите на прицеле кабину моего Вирма, хотя могли бы. Еще не поздно..," "Поздно", - тихо произнес Дайр, пред внутренним взором которого вновь встали картины прошлого. - "Мне не стоило возвращаться сюда, Вес. То, что я повидал, что, что мне пришлось сделать... Знаешь, почему говорят, что я выиграл сражение за Урсу в одиночку? Потому что я перебил собственное подразделение до последнего человека. О да, я прекратил их страдания. Но такое не забывается. Так что, Вес, у меня остался один выход".

Протестующий вопль Веса Картера оказался заглушен звуком взрыва, когда кабину Викинга объяло пламя. Йон Дайр покончил с собой.

Командование предпочло не афишировать случившееся, и Картер не винил его. У него-то точно не было желания поливать имя Дайра грязью. Его кошмары были не менее реальными, не менее разрушительными, чем настоящее зерг-заражение. Но он не сдался, и противостоял им, заключив свой разум в тяжелый доспех из железной воли. Дайр сражался со своими внутренними демонами до последнего патрона, и это больше, чем любая выигранная битва заставляет уважать его память.

***

Трое воителей-протоссов - Акам, Голарат и Руом - ступили на территорию аналитико-креативной станции, пребывающей на одном из безымянных астероидов. Их встретила группа ученых, предстояло которым провести чрезвычайно опасное исследование - биомассу зергов!

Признаться, осознание чего будоражило разумы исследователей. Ведь здесь, на станции, теоремы и стратегии ученых выходят за рамки любых классификаций. Они не просто расширяют границы познания, но стирают их напрочь. Они идут туда, куда иные боятся ступить, за пределы дозволенного моралью и наукой. Себя ученые гордо именуют "зодчими невозможного", но откровенное пренебрежение нормами морали сделало их изгоями в собственном социуме. Коллеги избегают их, но вожди закрывают глаза на их вольности, ибо ученые приносят вполне ощутимую пользу. Однако воители все же были направлены для надзора над экспериментом нынешним ввиду его повышенной опасности.

Препроводив трио воителей в кристаллический чертог, пребывала в котором плита с образцом биомассы, один из ученых - Груу - обратился к Акаму. "Эти преображенные кристаллы быстро понижают температуру вокруг себя", - произнес он, обведя рукою чертог. - "Образец надлежит хранить при температуре, которая может показаться вашим воинам... некомфортной". "Ясно", - ничуть не смутился Акам и, указав на замерших у дверей Голарата и Руома, добавил: "Но имейте в виду: Руом и Голарат должны иметь постоянный свободный доступ к образцу. Вожди желают, чтобы все стадии эксперимента проходили на глазах непредвзятых наблюдателей. Чтобы прошлые ошибки не повторились".

Груу не приветствовал столь явный контроль со стороны воителей, но с оным придется смириться. Ведь сейчас главное - провести анализ и исследование биомассы, от которой всецело зависит способность зергов к агрессивной экспансии. Эта живая материя, которая тонким слоем покрывает поверхность атакуемой планеты, обеспечивая зергов и инфраструктурой, и пищей. Если рост биомассы не остановить, она продолжит распространение со скоростью лесного пожара. И до сих пор не известно - как с ней бороться. Посему ученые аналитико-креативной станции и собирались, используя образец, создать мутирующий вирусный реактив, способный вызвать массированное поражение тканей биомассы и лишить тем самым зергов возможности восполнять силы. Другими словами, если эксперимент увенчается успехов, зергов ожидает геноцид, к чему ученые и стремились. Объединив разумы, ученые сосредоточились на биомассе, добывая данные, необходимые для культивации вируса...

Позже Груу, измотанный физически и ментально, вернулся в свою келью для медитации, дабы восполнить силы. Но вместо светлой, исцеляющей бездны явилось ему давно похороненное воспоминание - о брате Нубасе и его злосчастном генетическом ключе. План был неплох - раскрыть генетический потенциал протосса - но честолюбие Нубаса подтолкнуло его пойти короткой дорогой, поставив эксперимент на себе. Он обратился в чудовище... Позже ученые обнаружили, что в главной генетической цепочке Нубаса отсутствовал ключевой элемент, что привело к мутации и гибели их коллеги. Произошедшее стало хорошим уроком для Груу и его коллег.

Однако сейчас сомнения затопили душу Груу. "Все, что природа и Хас дали нам, мы улучшаем, совершенствуем, делая свою расу лучше, быстрее, сильнее", - размышлял он, воскрешая в памяти страшные сражения с безжалостными зергами. - "Строим гипотезы, ставим опыты... И когда подходим к границам, установленным обществом или нами силами, мы преступаем их. Однако... неужто нас ничто не остановит? Как можно желать полного уничтожения целого вида? Или мы ничем не лучше брата Нубаса и однажды нас постигнет его судьба?"

Неожиданно мир обратился в кошмар. Услышав характерное шипение пси-клинков, донесшееся из лаборатории, Груу бросился прочь из кельи. В лаборатории ученый лицезрел Акама, стоящего у мертвого тела Голарата... сплошь покрытого биомассой зергов. "Что произошло, Акам?" - в ужасе вопросил Груу. "Роум и Голарат вошли внутрь, чтобы взять фрагмент образца", - отвечал Акам, скорбно взирая на тело почившего товарища. - "Я остался снаружи. Потом... Не знаю, как это получилось, но биомасса разрослась! Она была повсюду! На Роуме и Голарате. А затем Голарат вдруг начал калечить себя. Прежде, чем я успел подбежать к нему, он бросился на свои пси-клинки! А Руом... стал совершенно недосягаем. Его разум обратился в череду противоречивых и абсурдных образов".

Ученые осторожно приблизились к неподвижному Роуму, взгляд которого совершенно утратил осмысленное выражение, осторожно коснулись его разума... Действительно, мысли несчастного лились неуправляемым оглушающим потоком, и в глубине под ними таилось... нечто, вызывающее ассоциации с ужасом, смертью...

Акам требовал от ученых ответа, как подобное могло произойти, но те и сами не знали. Единственное, что они могли сделать для Роума - это изолировать его на случай дальнейших осложнений. Тем не менее, ученые поражались тому факту, что не восприняли телепатически последние мысли Роума и Голарата, как если бы...

"Это он", - неожиданно произнес Харрум, один из исследователей. - "Он вернулся. Брат Нубас. Он вернулся, чтобы заставить нас страдать за то, что мы сотворили с ним". Пораженные сим откровением, протоссы, однако, отнеслись к нему скептически: ведь никто не заставлял Нубаса накачиваться экспериментальными препаратами и запечатывать себя в камере с биораствором. Груу, однако, хранил молчание, ведь предположение Харрума всецело совпадало с его собственными недавними мыслями.

Позже, оставшись в одиночестве, Груу ощутил странный порыв закрыть свой разум для окружающих. Где-то на грани восприятия мерещилось присутствие опасности - безумия, затаившегося в ожидании своего часа. Ступив в оранжерею комплекса, воссоздана в которой была флора родного Аюра, Груу обнаружил, что не один, ибо навстречу ему шагнул один из исследователей, Ва'рак. "Мы должны подготовиться", - без обиняков изрек он. - "Возможно, что, в то время, как физическая оболочка брата Нубаса безусловно мертва, его разум жив".

"Я не понимаю", - встревожился Груу. - "Объясни". "Ты тоже это почувствовал", - молвил Ва'рак. - "Его... присутствие. Он вернулся, чтобы судить нас. Наш грех. Наше преступление. Уродливые существа, которых мы породили и бросили на пути к созданию идеального протосса. Приготовься".

С этими словами Ва'рак устремился прочь, но зловещее его "приготовься" еще долго звучало в сознании Груу. Сначала тот не придал особого значения словам коллеги, сочтя их еще одним симптомом безумия, охватившего аналитико-креативную станцию, но сомнения продолжали терзать душу. Что, если генетический ключ Нубаса позволил ему выйти за пределы материального мира? И смерть его... стала лишь началом?..

Трагические события начинали развиваться стремительно, и подпространственные врата, соединяющие астероид с Шакурасом, неожиданно взорвались. Ученые Груу, Фортум, Йхас, а также воитель Акам собрались в центральном зале станции, чтобы оценить ситуацию. Очевидно, что теперь выхода у них нет, к тому же - Хала непостижимым образом "затуманилась". Исследователи вовсе не ощущали присутствия Харрума, а от Ва'рака, сгинувшего неведомо где, исходили отчаяние и боль.

Не сговариваясь, протоссы бросились в келью Ва'рака, но очам их предстало изуродованное тело ученого; в руке тот сжимал кинжал и - скорее всего - сам покончил с жизнью... как и Голарат. Происходящее стремительно оборачивалось кошмаром, направляемым таинственной злой волей.

Для протоссов в смерти нет никакого таинства. Они чувствуют каждую перемену в сплетении мысли, хоть это и невозможно описать словами. Они никогда не удивляются. Но сейчас... происходило откровенно невозможное. Как и Голарат, Ва'рак отсек себе все воспринимающие отростки на голове. Но... почему? Зачем?..

"Чувство вины", - произнес Акам, склонившись над бездыханным телом ученого. - "Оно сочится из каждой его раны. Это он дестабилизировал станцию и уничтожил врата". Ученые переглянулись; в глазах их отражалась тревога. Воспоминания о том, как они схватили Нубаса, накачали под завязку генными стимуляторами и швырнули в резервуар, нахлынули с новой силой. Но... этого же не было!.. Или было?.. Исследователи чувствовали, что сходят с ума...

Неожиданно за спиной Акама возник Роум, чудовищно преображенный биомассой зергов. Одним ударом он отсек воителю голову, после чего навис над учеными, взирающими на него с ужасом и изумлением. Ведь доселе духовная сила Хала защищали их от зерг-заражения... Означает ли это, что биомасса обрела новые способности проникать в тела протоссов?..

Подняв с пола кинжал, Йхас бросился на Роума, но тот разбил ему голову голыми руками. Становилось очевидно, что именно зараженный биомассой воитель ниспосылает ученым ужасающие видения расправы над Нубасом...

Руом приближался, и Фортум усилием воли активировал телепортирующее устройство в бронекостюме зараженного протосса, подарив коллегам несколько минут, чтобы обдумать сложившуюся критическую ситуацию. Биомасса разрасталась, заполняя собой внутренние помещения станции. Она изменилась - у нее появился разум. Она мутировала в хищника-телепата! Теперь Груу понимал, затем Голарат и Ва'рак искалечили себя... Чтобы защитить остальных! Биомасса сеет безумие среди протоссов через их воспринимающие отростки! Но даже вооруженный сим откровением, Груу был неспособен защититься от всепроникающего ужаса, туманящего разум.

Пред внутренним взором вставали сотни жертв, безжалостно принесенных им на алтарь науки. Мертвецы... и Груу, как ни старался, не мог избавиться от сих безумных видений. Что это - ложные воспоминания или истина, о которой он просто не желает воспоминать?

В живых оставались лишь Груу и Фортум, причем последний сломался, предавшись во власть кошмарных видений. И когда в коридоре показался изуродованный Руом, Фортум безвольно опустил руки, не подумав даже бежать... а в следующую секунду пал, пронзенный энергетическим клинком.

Груу бросился бежать... но остановился на границе лаборатории, укрытой ковром биомассы. Как же это произошло? Каким же образом она превратилась в хищника-телепата? Возможно, она изначально была вирусным реактивом... или же обрела новые способности, проникнув в тело Роума. Наверняка этого он не узнает никогда.

Очевидно лишь одно: время у Груу на исходе. Он знал, что выживших сегодня не будет, и, собрав волю в кулак, устремился по заполненному биомассой пространству. Протосс чувствовал, как чуждая воля вытаскивает на свет все его постыдные тайны, все слабости, питая чувство вины и подталкивая все ближе к бездне.

Груу стремился исправить чудовищную ошибку, поставившую расу его на грань гибели. Ведь это он придумал план, ради осуществления которого на аналитико-креативную станцию доставили образец биомассы. Ведь чтобы покончить со своим изгнанием, положить конец войне раз и навсегда, он предложил вождям протоссов истребить противника как вид. И сейчас Груу успел разбить охлаждающие кристаллы, и многометровый слой льда погреб под собою комплекс. Так ценою собственной жизни ученый уберег расу протоссов от гибели...


Много позже на астероид высадился десант Доминиона, обнаружив, что образец замороженной мутировавшей биомассы все еще жизнеспособен. Исполняя отданные им приказы, пехотинцы приступили к его немедленному извлечению...

***

Орудия Тора звучат словно гром и бьют словно молнии, ниспосланные с небес богом, в честь которого и названа новая боевая машина Доминиона...

Широко ухмыляясь, Сандин Форст жал на гашетку, не забывая вести в уме нехитрые подсчеты. Одного за другим пламя поглощало зергов, что приводило пилота Тора в истовый восторг. Еще бы, он как никто иной заслужил право именоваться Богом Грома, лучшим пилотом Тора в Доминионе. Число убитых им в два раза превышало тех, которыми мог похвастаться следующий в списке. Конечно, его упрекают в излишней бесшабашности, ровно как и в том, что он рискует чужими жизнями ради статистики. Пусть! Он - Бог Грома, и ему все дозволено!..

В выборе напарников Форст был разборчив, как никто иной, и таковыми называл лишь тех двух людей, которые сопровождали его повсюду и действительно были ему удобны. Ближе всех к понятию "друг" в его глазах подходил Рифф, ведь его компьютерные навыки, находящиеся зачастую на уровне инстинкта, были слишком важны для личных и зачастую противозаконных деяниях Бога Грома. Рифф мог бы сделать карьеру первоклассного компьютерного специалиста... но это не оплачивалось так хорошо, как участие в затеях Сандина, и Рифф обустроил все таким образом, чтобы его военное звание не росло выше пилота SCV (Space Construction Vehicle - машины для создания различных конструкций в условиях открытого комплекса). А вот Гарт, оператор осадного танка "Крусио", был лишь дополнением к Сандину Форсту - целеустремленной, послушной гончей Бога Грома.

Прикончив очередного гидралиска, Форст, довольно ухмыльнувшись, откинулся в кресле. "Наши сигналы внедрились в систему этих ослов!" - сообщил Рифф по внутренней связи. - "У нас всего десять часов!" Форст усмехнулся: только этих слов он и ждал!..

План был прост, но в то же время изящный... разработанный, конечно же, самим Сандином. Осуществить его предстояло под самым носом у командования в самый разгар "зачистки" планеты от зергов. И успешное осуществление плана сулило Сандину и его компаньонам несметные богатства, о которых они раньше и мечтать не смели... богатства, каких не было даже у Бога Грома...

Только что Рифф изменил сигналы, передаваемые с трех единиц боевой техники, так, чтобы те, в чью задачу входило наблюдение за ними, пребывали в полной уверенности, что Тор, осадный танк и SCV все же остаются в заданном квадрате поверхности Мар Сара, продолжая выполнение поставленной перед ними задачи - уничтожение остающихся на поверхности зергов. Фактическая "невидимость" понадобилась Форсту, чтобы добраться до выжженных остатков базы Якобса и обчистить ее. Истинное предназначение комплекса, построенного еще во времена павшей Конфедерации, оставалось засекреченным и при Доминионе... но слухи все же ходили. Некоторые утверждали, что Конфедерация совершала эксперименты над инородцами, особенно в сфере генетического манипулирования. Другие же говорили, что там проводились псионические исследования, а также создание и проверка новых видов супероружия. Но, каким бы ни было ее предназначение, база была уничтожена несколькими взрывами, организованными, как говорили, кем-то вторгшимся извне... А все, что осталось после этого, было вскоре уничтожено бомбардировкой протоссов, желавших выжечь поверхность Мар Сара.

И сейчас по пустынной равнине следовал Тор, чуть позади которого держались осадный танк и SCV, расположившийся внутри которого Рифф внимательно смотрел на мониторы, отображались на которых карты местности, полученные с центрального сервера командования... нелегально, естественно.

"Рифф, что там у тебя?" - окликнул товарища Сандин. Десять часов, дарованных им, - совсем небольшой срок для осуществления задуманного, поэтому приходится поторапливаться. "Пока глухо, Сандин", - вздохнул Рифф, но тут же добавил: "...Но я еще раз просмотрел карты и заметил белое пятно, которое может заинтересовать тебя". "Белые пятна" на картах были зонами повышенной секретности, считалось, что они невидимы стороннему взгляду, хотя... если это был взгляд профессионала, все обстояло как раз наоборот.

"В этой точке проводились земляные работы, пока не началась вся заварушка", - добавил Рифф, и Сандин задумчиво кивнул, следя за данными, отразившимися на одном из мониторов в кабине Тора. Земляные работы, конечно же... В постоянных поисках новых ресурсов Кел-Морианский Синдикат установил несколько добывающих предприятий на Мар Сара сразу же после того, как на планете было истреблено все живого. Результатом появления большого количества шахтеров, которым нечем было заняться в свободное время, стали маленькие городски, где царило практически полное беззаконие. Доминион прислал "миротворческие" силы, но перед ними стояли иные задачи, главной из которых было прекращение раскопок в районе комплекса Якобса. Истинная подоплека этой операции требовала режима "строжайшей секретности".

Для пилота уровня Сандина Форста - первого и наиболее кровожадного из всех пилотов Торов - это открывало большие возможности, снимало ограничения и давало лазейки для нарушения законов. Сандин постоянно проверял вводимые Доминионом запреты на прочность и подстраивал их под себя... Так случилось и в этот раз, когда до него дошли слухи о запрете раскопок и о том, чем, по его данным, этот запрет был спровоцирован. Даже несмотря на полное разрушение комплекса, в изолированных бункерах его могли сохраниться ардеонские кристаллы - сокровища, обладатели которых могли бы стать равными богатейшим кланам Корхала.

...Прибыв в означенную точку, Форст и его компаньоны лицезрели груду металла и камня - все, что осталось от исследовательского комплекса Конфедерации. Весь путь занял у них всего 20 минут - стало быть, на поиски сокровищ еще остается предостаточно времени. "Вы уверены, что Синдакат еще не выгреб все отсюда?" - сомневался Гарт. "Судя по записям, здесь никого не было со времени заварушки", - произнес Рифф, бросив взгляд на монитор. - "Другой возможности у нас не будет. Если мы сегодня же не разыщем груз и не передадим его нашему клиенту, власти снова могут начать раскопки".

"Не переживайте, парни", - самодовольно заявил Форст. - "Вы же с Богом Грома!" Орудия Тора загрохотали, расплавляя тонны металла, разбивая камень. Земля не могла устоять перед жестокостью Тора и самолюбием Сандина Форста. Огневая мощь осадного танка Гарта присоединилась к адскому шквалу Тора, и сообща компаньоны пробили в склоне горы отверстие... за которым означился коридор, уводивший в земные недра.

"Сандин!" - в голосе Рифф слышалось ликование. - "Эти стены в три фута толщиной! То, что хранится внутри, должно быть в целости и сохранности!" "Ну, что я вам говорил?" - ухмыльнулся Форст. - "Веруйте в Бога Грома, к богатствам приводящего!.. Гарт! Воспользуйся случаем! Мне нужно кое-что подрегулировать, прежде чем войти..." Гарт не посмел ослушаться Бога Грома, перед которым преклонялся, и направил осадный танк ко входу в темный тоннель... SCV и Тор следовали за ним на расстоянии в несколько десятков метров.

Рифф постоянно сканировал область на предмет электромагнитного излучения, и, наконец, засек какую-то активность, о чем не преминул сообщить товарищам. "Хочу попробовать разобраться, откуда она исходит, и взломать систему безопасности комплекса..." - пробормотал он; пальцы его с бешеной скоростью застучали по клавишам.

"Дерзай!" - беззаботно отозвался Форст, размышляя сейчас совсем о другом. - "Похоже, отсюда начинаются огромные хранилища! Интересно, помимо кристаллов здесь есть что-нибудь ценное?.. Гарт! Что-нибудь видно!" "Одна пылища!" - отозвался Гарт, чей осадный танк продолжал движение по бесконечному коридору, ведущему к сердцу комплекса Якобса, уцелевшему в давнишней бомбардировке планеты флотилией протоссов. - "Наверное, конфедераты все вывезли. Но лучше, чтобы кристаллы здесь все же остались, о великий Бог Грома. А то, если я рискую своей шкурой впустую..." "И что же ты сделаешь?" - лениво улыбнулся Форст.

"Прямо по курсу какие-то красные огоньки", - неожиданно сообщил Гарт. "Красные огоньки?" - всполошился Рифф. - "Назад, Гарт! Отступай!" Но было уже поздно. Покинув шахты в стенах тоннеля, к осадному танку устремились ракеты, и боевая машина обратилась в огненный шар. Ухмыльнувшись, Форст начал ответную стрельбу, выжигая все, что может представлять угрозу для них.

Адское пламя, бушевавшее в тоннеле, улеглось - системы безопасности, приведенной в действие их вторжением, не существовало больше. "И Бог Грома сокрушит тебя..." - протянул Форст, донельзя довольный собой; потеря товарища ничуть его не опечалила.

"Сандин! Гарт не отвечает!" - Риффа, напротив, гибель пилота танка потрясла до глубины души. - "Он... он мертв! Там были пушки! Их старые снаряды прошли сквозь броню, как будто ее и не было! Как? Каким образом?" "Да без разницы, каким образом!" - Форст поморщился, эмоции напарника вызывали в душе его лишь презрение. - "Это лишний раз доказывает, что конфедераты спрятали здесь что-то действительно ценное! И забудь про Гарта! Он все равно был дураком! Да к тому же нам больше достанется, верно?"

Столь откровенный цинизм потряс Риффа до глубины души, но непоколебимый авторитет Бога Грома заглушил глас совести. "Но... как мы объясним его отсутствие?" - вздохнул он, зная, что все попытки убедить Сандина в значимости человеческой жизни разобьются о глухую стену тщеславия. "А чего там объяснять?" - прозвучал ответ. - "К тому времени мы уже улетим с Мар Сара! Ты же не думаешь, что я планирую оставаться здесь после того, как сорву куш? Сразу после этого мы исчезнем! А когда всплывет правда, если это вообще случится, мы будем уже далеко. Несколько взрывов скроют это место, а начальники решат, что это работа зергов! И у нас будет время добраться до нашего клиента и договориться о сумме!"

"Но... мы же станем дезертирами!" - по лицу Риффа стекали крупные капли пота; мониторы, установленные в кабине SCV, отражали дымящуюся груду металла, в которую обратился осадный танк. "Ага... богатыми дезертирами", - с готовностью согласился Форст. - "А теперь займись своим делом и, будь любезен, избавь меня от сюрпризов с этого момента. И чтоб больше никаких ошибок, Рифф! Это место, похоже, на автономном управлении! Здесь, видимо, есть система защиты. Из-за нее Гарт и погиб..."

"Думаю, ты прав", - Рифф бросил быстрый взгляд на шкалу интенсивности электромагнитного излучения. - "Уровень активности все возрастает! Первая линия защиты, похоже, пробудила всю систему..." Заметив на дисплее красный огонек, быстро к ним приближающийся, Форст разрядил орудия Тора в его направлении и огонек исчез.

Рифф тем временем отыскал в еще каким-то чудом функционирующей части локальной сети план комплекса, передал его на бортовой компьютер Тора, подсветив те коридоры, в которых внушительных размеров боевая машина не будет испытывать проблем с маневрированием.

Так они и двигались вперед. Рифф пристально выискивал невидимые угрозы, а Сандин охотно расправлялся с видимыми... А вскоре они достигли исполинских размеров ворот... конечно же, наглухо запечатанных. "Посмотри на размер этого хранилища!" - в благоговении выдохнул Форст. - "Вот она, наша золотая жила!" Нажав на гашетку, он выпустил во врата несколько ракет... но те оставили на металле лишь едва заметные следы. Подобного пилот Тора никак не ожидал, и уставился на врата со смесью удивления и тревоги.

"Если верить ничтожным крохам информации, которые я вытянул, эта дверь примерно два метра толщиной и сделана из сверхпрочного металла", - прозвучал у него в ушах голос Риффа. - "Скорее всего, даже твои ускорители частиц не смогут ее вспороть. А если и смогут, то с большой долей вероятности уничтожат все, что находится внутри"." "Вот именно для этого ты здесь!" - процедил Форст в ответ. - "Найди способ проникнуть внутрь! Сейчас же!" Он и мысли не допускал о том, чтобы повернуть назад... Не сейчас, когда вожделенная цель столь близка.

"Я работаю над этим, работаю!" Пальцы Риффа порхали над клавиатурой. "Это хранилище потребляет энергии больше, чем все остальные секции! Оно было создано, чтобы всегда оставаться закрытым". К счастью, Рифф изучил системы кодирования Конфедерации достаточно хорошо, чтобы взломать эту.

С громким скрежетом створки врат разошлись в стороны, и оператор SCV довольно улыбнулся... Впрочем, улыбка его поблекла, когда заметил он, как орудия Тора обратились в его сторону. "Сандин?!" - выдохнул он за мгновение до того, как лучший друг в упор расстрелял его. "До встречи в Вальхалле", - ухмыльнулся Сандин. Теперь уж точно ни с кем не придется делиться сокровищами! В конце концов, Бог Грома должен вести себя как бог!..

Форст направил Тора в огромных размеров хранилище, центральную часть которого занимала глубокая шахта, дна которой не было видно. После непродолжительных поисков он действительно обнаружил груду ардеонских кристаллов, сваленных на полу в одном из отсеков. "Они должны поместиться в дополнительные отсеки для боеприпасов", - рассудил Форст. - "Дорогие конфедераты, спасибо вам, что так удобно все разложили!"

Покинув боевую машину, он приблизился к груде кристаллов, дотронулся до них... обнаружив, что покрыты они какой-то мерзкой слизью. "Занятный способ хранения, но стольной ящик подошел бы куда лучше", - пробормотал Сандин и приготовился было начать погрузку кристаллов в Тор, когда в разуме его прозвучал голос...

Пав на колени, Форст схватился за голову обеими руками. Это был скорее даже не голос. То, что пронзило разум Сандина Форста, больше напоминало призыв... призыв уничтожать... Призыв, которому Сандин поначалу даже не сопротивлялся, наслаждаясь. Ведь Бог Грома любил уничтожать... Но в конце концов он начал сопротивляться, потому что вместе с призывом пришли чудовищные картины человеческой бойни, картины, давшие Сандину осознание того, что происходит...

Ему стоило лишь поднести к глазами руки, столь нежно сжимавшие кристаллы, а ныне - чудовищно мутировавшие... в доказательство зерг-заражения! "Кристаллы!" - возопил обреченный "бог". - "Это все из-за них! Наверное, на них были споры! Вот почему кристаллы запечатали, а все остальное вывезли!"

Уже не имело значения, для чего давно переставшая существовать Конфедерация хранила кристаллы - для последующего изучения или по каким-то другим таинственным причинам. Имело значение лишь то, что они были здесь... и то, что Сандин Форст неосмотрительно к ним прикоснулся.

Зерг-заражение может протекать очень быстро. В то время, как сознание заполняется непреодолимым призывом убивать все, что не является зергов, тело преобразуется в жуткую помесь человека и ксеноморфа... До тех пор, пока все, что было прежде, поглощается тем, что пришло позже. Насколько знал Форст, тело которого чудовищно мутировало, процесс был необратим, но у ученых Доминиона или у протоссов наверняка найдется что-нибудь для Бога Грома.

Пошатываясь, зараженный спорами человек вернулся в кабину Тора, душу его стремительно поглощало отчаяние. "У них должен быть способ остановить это!" - хрипло шептал он. - "Они просто скрывают правду, так же как конфедераты скрывали эту часть комплекса! Они вернут меня в норму!.. Это Рифф с Гартом во всем виноваты! Они должны были первыми прикоснуться к кристаллам! Рифф должен быть вытянуть какую-нибудь информацию из систем!"

Перед помутившимся внутренним взором Сандина стояли его напарники, которые так его подвели. Стремление убивать их снова и снова овладело им! Нет, не просто убивать - он хотел выпотрошить их, вырвать им глотки, расшвырять окровавленные куски их тел по всему хранилищу! Но вниманием его завладел иной враг, и Форст открыл огонь по груде кристаллов, выжигая споры зергов.

Но он никак не ожидал, что из-за взрывов сработали аварийные системы хранилища, и массивная дверь за его спиной с лязгом захлопнулась. Желания самого Сандина и воля Роя слились в едином порыве, когда он обрушил на дверь всю огневую мощь Тора. Но хранилище было спроектировано Конфедерацией не только для того, чтобы посторонние не могли проникнуть внутрь, но и для того, чтобы воспрепятствовать чему бы то ни было выбраться отсюда.

Видя, что дверь никак не поддается, Форс обрушил ярость на единичные кристаллы, остававшиеся на полу хранилища. Пол не выдержал, и Тор тяжело рухнул в бездонную шахту. За боевой машиной вниз устремился ливень осколков, но в искаженном разуме Сандина все они представали чудовищными зергами. Он продолжал жать на гашетку, упорно пытаясь прикончить всех своих противников, совершенно не заботясь о всесокрушающем ливне осколков, что низвергался сверху...

Груда металла на дне шахты скрывала под собою изломанную боевую машину, Тор. Быть может, именно здесь покоится урок, к которому стоило бы прислушаться Доминиону, если они когда-нибудь обнаружат, - а те, кто обнаружит, переживут свое открытие - Сандина Форста и его Тор. О том, что жадность и самое совершенное оружие могут объединиться и сокрушить величайшую из боевых машин.

И что величайшие империи и даже Боги Грома обречены испытать всю горечь падения...

***

После приснопамятных событий на Артике Претор Муадун удалился от дел мирских, посвятив себя выращиванию алаваша - растения, обладающего способностью чувствовать мысли разумных созданий и на определенном уровне ментально общаться с протоссами.

"Мы, протоссы, назначили себя единственными блюстителями мира и справедливости", - с жаром говорил Муадун Темному Рыцарю Азимару, пытающемуся отговорить его от добровольного изгнания. - "И все же мы до сих пор страшимся того, чего не понимаем. До сих пор ненавидим. А ненавистное - уничтожаем. Мы именуем это справедливостью. Но это всего лишь слова. Они не могут смыть кровь с моих рук".

"Мы делаем то, что должны", - возразил Азимар. "Да, или убеждаем в этом себя", - парировал Муадун. - "Я всю жизнь служил Ди'Ул. На Артике, на Гари. В мирах, чьи названия уже истерлись из моей памяти. Я познал войну. Теперь, напоследок, я хочу познать мир".

"Мир невозможен, пока живы наши враги", - настаивал Темный Рыцарь. "Какие еще враги?" - отмахнулся Муадун. - "Зерги притихли на Гари. А земляне никогда не были для нас настоящей угрозой". "Зергов не удержать", - не соглашался Азимар. - "А люди куда опаснее, чем тебе кажется. Ходили даже слухи, что они похищают твоих собратьев-Халаев с колониальных миров".

"Уже ужасно", - отозвался Муадун. - "Но более меня не касается". Указав Азимару на распустившийся цветок алаваша, он добавил: "Теперь моя забота - вот. Алаваш зародился на Аюре вместе с нашим народом и, как и мы, воспринимает мысли и чувства других. Он живет в почти совершенной гармонии с окружающим миром. Его нектар - природное средство для укрепления связи с Хала. Теперь, когда зерги разорили наш родной мир, этот цветок оказался на грани исчезновения. Я посвятил себя сохранению последних растений, чтобы следующие поколения могли познать их красоту".

"Это почетное дело", - согласился Азимар. - "Но ты - воин, и твой долг - защищать эту красоту от тех, кто стремится ее уничтожить". "Я больше не Рыцарь", - покачал головой Муадун. - "Мое место - и мой долг - здесь".

Темный Рыцарь тяжело вздохнул; Претор непоколебим в своем решении, посему надлежит просто оставить его, вернувшись на передовую. Распрощавшись с Муадуном, Азимар слился с тенями.

Претор остался в одиночестве... но затрепетал цветок алаваша, а в следующее мгновение в основание черепа протосса вонзился дротик. Сознание Муадуна угасало, тело не повиновалось ему... К павшему протоссу приблизился некто, облаченный в бронекостюм, и алаваш беспокойно задрожал, пытаясь уклониться. Безжалостно сорвав цветок, незнакомец раздавил его, и то стало последним, что зрил беспомощный Муадун перед тем, как низвергнуться во тьму...


Голос... Голос, звучащий во тьме... Отступает оная; с трудом разлепив веки, Муадун видит склонившегося над ним человека с жестокой улыбкой на лице. "Похоже, наш высокий гость наконец-то снизошел до нашего общества", - издевательски произнес доктор Бургесс. - "Мое почтение, Претор Муадун. Счастлив наконец-то встреться с вами. Позвольте мне первым приветствовать вас в проекте "Гештальт". Приношу свои извинения за неудобства и - или - растерянность, которые вы можете испытывать. Из соображений безопасности я был вынужден вживить в ваш мозг специальные нейронные ограничители. Попытайтесь предпринять что-либо помимо телепатического общения и, обещаю, вы об этом пожалеете".

Муадун осознал, что прикован к лабораторному столу, тело его покрывает множество датчиков, а часть черепной коробки попросту отсутствует. "Кто ты, землянин?" - мысленно прошептал протосс. - "Зачем ты это делаешь?" "Меня зовут Стэнли Бургесс", - с готовностью представился его мучитель. - "Доктор Стэнли Бургесс, Департамент Разведки Доминиона. Что до того, зачем... Я хочу лучше понять псионический гештальт вашей расы - Хала". "Хала - это врата в бесконечность", - изрек Муадун. - "Она объединяет мысли и чувства так, что многие становятся единым целым, превосходящим сумму его частей. Ее невозможно измерить. Ее невозможно исчислить. Ее можно лишь испытать, и это определяется только правом рождения".

"Осмелюсь возразить", - ухмыльнулся доктор, делая знак фигуре в бронекостюме, доселе маячившей в отдалении, приблизиться. - "Вы уже встречались, но позвольте мне официально представить вам Гештальт Ноль. Результат первой успешной межвидовой пересадки тканей между человеком и протоссом".

Существо, захватившее Муадуна на далеком колониальном мире Протектората, сняло шлем, и ужаснувшийся Претор узрел жуткий гибрид протосса и человека. "Это безумие!" - резанул его мысленный возглас. - "Вы породили мерзость!" "Историю пишут победители", - ничуть не смутился Бургесс, искренне наслаждаясь видом своего творения. - "И я войду в нее как отец новой могучей расы. Кроме того, будущее всегда страшит тех, кто настаивает на прозябании в прошлом".

"Ты ничего не знаешь обо мне и моем народе", - возразил Муадун, но Бургесс отрицательно покачал головой: "Год назад я был бы вынужден согласиться... но с тех пор я изрядно потрудился". "Тогда делай, что хочешь", - вздохнул протосс. - "Я не боюсь смерти. Я - река, а Хала - вечное море, к которому я стремлюсь".

"Только я перегородил эту реку плотиной, и вы остались в одиночестве", - усмехнулся доктор и, взяв в руки острый скальпель, склонился над телом Муадуна, приблизив инструмент к головным отросткам протосса. - "Но не беспокойтесь, я не собираюсь убивать вас. По крайней мере, пока. В конце концов, мы еще можем многому друг у друга поучиться".


Гештальт Ноль проходил множество испытаний; уроженный человек, затем - Призрак, этот гибрид не переставал удивлять своего создателя прекрасными результатами. Как раз сейчас он вел сражение с гидралиском на изолированной арене в сердце исследовательского комплекса, в то время как подопечные Стэнли Бургесса пристально следили за данными, отображающимися на мониторах.

"Все жизненные показатели в пределах допустимого", - докладывали они. - "Пси-индекс, по нашим оценкам, превысил уровень 7. Эффективность в бою в сравнении с Призраком составляет 187%". "Превосходно", - протянул Бургесс, растянув в улыбке тонкие губы. - "Пересаженные головные отростки нашего друга Муадуна оказались даже эффективнее, чем я надеялся".

"Отмечается существенное превосходство в пси-проводимости отростков над особями касты Халаев", - продолжал докладывать младший научный сотрудник шефу. - "Это выяснится, что это справедливо для всей касты Рыцарей протоссов, тогда..." Усмехнувшись, доктор Бургесс потер руки. "...Тогда мы, наконец, имеем все необходимое, чтобы начать массовое производство", - закончил он, наблюдая, как Гештальт Ноль прикончил гидралиска. - "Но, полагаю, все еще остается последнее полевое испытание. А пока давайте выясним, чему может нас научить наш Верховный Рыцарь".

Бургесс ликовал: после почти года напряженных изысканий и существенных капиталовложений - одни только пси-экраны стоили дороже валового планетарного продукта Тирадора IX - проект "Гештальт" близился к завершению. А в связи с недавним обретением генетического материала протосса уровня Рыцаря опытный образец усовершенствованного Призрака, именуемый Гештальт Ноль, теперь действует в бою почти вдвое эффективнее обычного Призрака. Вскоре они дополнят его снаряжение личными псионическими щитами и, приспособив нейронную связь протоссов к собственной пси-сети, запустят массовое производство. И все это - без каких-либо побочных эффектов улучшения человеческой природы. Интенсивная психологическая обработка и хирургически вживленные нейронные ограничители обеспечат полную лояльность боевых единиц. "Вскоре Доминион получит армию невидимых, неодолимых воинов", - прошипел Бургесс, отдавшись сладостным грезам. - "Человечеству обеспечена окончательная победа в гонке пси-вооружений".


Дни, проведенные в заключении, слились для Муадуна в бесконечную вереницу допросов и мучительных экспериментов, после чего один из охранников отводил его в иное крыло комплекса и бесцеремонно швырял в одиночную камеру. В соседних томились иные протоссы, принадлежащие к касте Халаев и захваченные по приказу Бургесса на отдаленных колониальных мирах Протектората.

"Я больше не в силах терпеть это место, Муадун", - обратилась к изуродованному рыцарю протосс, томящаяся в соседней камере. Как и Муадуна, ее лишили головных отростков... "Я тоскую по естественному освещению, измучена, унижена", - продолжала несчастная, - "и, хуже того, одинока. Они отняли у меня Хала и оставили на ее месте холодную, темную пустоту".

"Нет, Делория", - твердо возразил Муадун. - "Люди своими ограничителями лишили тебя возможности видеть ее сияние и слышать ее мелодию, но им не отнять у нас Хала. Ты должен хранить веру". "Они отняли у меня веру в тот день, когда захватили меня", - прошелестела Делория, сознание которой воскресило в памяти страшные картины нападения Гештальта Ноль на их общину. Халаи сражались, не щадя себя, но не сумели остановить это создание. Оно было бездушным, как механизм; ни сочувствия, ни сожалений. Потом оно притащило протоссов сюда, в тайный исследовательский комплекс, и узнали они, что чудовище служит еще более чудовищному хозяину.

"Я начинаю завидовать погибшим в тот день", - вздохнула Делория. - "По крайней мере, они не дожили до того, чтобы оказаться материалом для опытов безумца". "Не поддавайся отчаянию, дитя", - попытался подбодрить собрата по несчастью Муадун. - "Пока есть жизнь, есть надежда. И помни: даже если мы умрем здесь, лучшее в нас останется жить..."


Под "последним полевым испытанием" для Гештальта Ноль доктор Бургесс понимал проникновение усовершенствованного Призрака в штаб-квартиру корпорации "Ларскорп Технолоджиз" в Кел-Морианском Синдикате, где разрабатывается принципиально новая система наведения ракет. В задачу Гештальту Ноль вменялось раздобыть относящиеся к ней данные, а перед тем, как покинуть здание, разместить в нем как можно больше взрывчатки.

Подобно чудовищной машине смерти Гештальт Ноль следовал по коридорам здания, безжалостно расправляясь со всеми, встречавшимися ему на пути. Отыскав данные о системе наведения, он устремился к выходу, но, ступив в лабораторию, заметил молодую женщину, научную сотрудницу. Гештальт протянул к ней руку, намереваясь прикончить жертву, но, войдя с ней в телепатический контакт, лицезрел образы светлой, счастливой жизни...

Что-то незримо изменилось; резко отвернувшись от отчаявшейся, уже успевшей проститься с жизнью женщины, Гештальт Ноль устремился прочь...


"Ваше общество стало застойным и слабым, Муадун", - обратился Бургесс к Претору, когда того наряду с Делорией приковали к лабораторным столам для очередной серии экспериментов. - "Но не переживайте. Вы продолжите жить в нас... в каком-то смысле".

"Ты ошибочно принимаешь за слабость сострадание", - изрек Муадун, но Бургесс лишь отмахнулся: "Слабость - это все, что препятствует выживанию. Вселенную не заботит нравственность. Ее интересует лишь власть. Вроде той, что я имею над вами. А теперь я хочу посмотреть, как глубоко заходит ваша эмпатическая связь".

Приказав ассистентке постепенно отключить нейронные пси-ограничители, Бургесс вонзил в тело Делории скальпель. Тела обоих протоссов, вновь ощутивших Хала, выгнулись от боли, и лаборант, пристально следящий за показаниями на мониторе, немедленно сообщил: "У обоих особей нарастает возбуждение болевых рецепторов".

"Прекрати!" - возопил Муадун; сознание его сотворило псионическую бурю, и люди, присутствовавшие в лаборатории, бросились врассыпную. Оковы на запястьях Претора лопнули, но Гештальт Ноль, не растерявшись, вспрыгнул на лабораторный стол, занес хирургический инструмент для удара. Игла оного вошла в шею протоссу, но сознания Муадуна и Гештальта соприкоснулись, и узрел последний образы, сохранившиеся в памяти Претора. "Наши сознания едины..." - прошептал последний; глаза его закатились, тело обмякло.

Лишь тогда исследователи рискнули вновь приблизиться к лабораторным столам, покоились на которых тела двух протоссов. "И чтоб ни звука об этом!" - рявкнул Бургесс, прожигая взглядом испуганных коллег. - "Если Менгск решит, что мы не в силах справиться с собственными опытными образцами, он тут же нас прикроет. Подлатайте этих двоих и уведите обратно в камеры. И удвойте охрану. Пусть все нейронные ограничители полностью перепроверят. Это не должно повториться".

Но теперь Муадун доподлинно знал, что устройство людей не может сдержать его силу. И, вновь оказавшись в камере, он понял, что дальнейший путь его предопределен. Он может спасти всех заключенных протоссов, несмотря на последствия, несмотря на принесенные им обеты...

И Претор воззвал к сородичам, попутно сотворив в тюремном отсеке сильнейшую псионическую бурю. Электричество отключилось; бронекостюмы охранников вышли из строя; силовые поля, закрывающие камеры с заключенными, исчезли. Осторожно, Халаи выступили в коридор. "Ты справился, Рыцарь!" - воскликнула Делория, устремившись к камере своего спасителя. - "Мы свободны, я вновь чувствую в себе Хала!"

Она замерла в ужасе, узрев в углу камеры безвольное, изможденное тело Претора. "Муадун!" - взмолилась она, обхватив товарища по несчастью руками и помогая ему подняться на ноги. - "Прошу, не оставляй нас теперь!" "Я все еще с вами", - тихо прошептал Муадун. - "Но я слаб..," "Тогда я стану твоей силой", - постановила Делория, выводя Претора из камеры.

Остальные Халаи уже собрались в коридоре. "Мы ждем твоих приказов, Рыцарь", - почтительно молвили они, обращаясь к Муадуну. - "Для нас будет честью сражаться рядом с тобой". Все помыслы о добровольном уединении оставили Муадуна: он вновь был рыцарем, вновь сражался на передовой. "Соберите оружие людей и готовьтесь к бою", - велел он, и сородичи поспешили исполнить приказ.


Стэнли Бургесс скрипел зубами от злости, ибо донесения, приходящие в центр управления исследовательским комплексом, не радовали. Псионическая буря закоротила все камеры наблюдения, охрана на связь не выходила; скорее всего, протоссы полностью захватили тюремный блок.

"Отряд пехотинцев готов штурмовать их позиции по вашему приказанию", - обратился к Бургессу один из сотрудников, но доктор отрицательно покачал головой: "Нет, пойдет Гештальт Ноль". "Сэр, у них будет по меньшей мере шестикратный численный перевес", - попытался возразить ассистент, но Бургесс был непоколебим в принятом решении: "Знаю. И мне даже почти жаль протоссов".

Подойдя к Гештальту, доктор положил ему руку на бронированное плечо. "Захвати их живыми, если сможешь", - приказал он. - "Всех, кроме Муадуна. Он умрет. И включи записывающее устройство. Я хочу это видеть!" Отдав честь, Гештальт Ноль устремился в тюремный блок...

Достигнув цели, Гештальт Ноль немедленно открыл огонь на поражение; протоссы ответили тем же, и коридор озарился сполохами выстрелом. Лишь Муадун не принимал участия в противостоянии, пытаясь дозваться до разума гибрида. "Мы не враги тебе!" - мысленно вещал он. - "Я знаю, что тебе это известно, я видел твою истинную суть, как и ты - мою. Из тебя слепили наше подобие. Ты получил нашу силу, но и наше сострадание".

...Пол коридора устилали мертвые и раненые тела Халаев. Отшвырнув в сторону Делорию, зажимающую рану в плече, Гештальт неспешно приблизился к Муадуну. "Ты смотришь сквозь плоть в самую суть вещей", - продолжал говорить тот, не делая и попытки защититься. - "Ты еще остаешься рабом зла. Они сделали из тебя чудовище, но ты можешь..."

Он задохнулся от боли, когда пси-клинок Гештальта пронзил его насквозь. Собрав волю в кулак, Муадун протянул дрожащие руки к шлему гибрида. "Т-ты можешь стать чем-то большим", - прошептал он. - "Сбрось же свои цепи... и обрети свободу".

Находясь в центре управления и наблюдая за происходящим в тюремном отсеке, Бургесс ни на шутку встревожился, приказал подчиненным немедленно подключиться к нейронным ограничителям поля Ноля. "Они не отвечают, сэр!" - отвечали сотрудники. "Тогда высылайте отряд пехотинцев!" - приказал доктор, чувствуя, как ситуация стремительно выходит из-под контроля. - "Пусть никто не покинет этот отсек живым!"

А в следующее мгновение сканеры засекли множество кораблей протоссов, вышедших из подпространства прямо над исследовательским комплексом. Протоссы ворвались во внутренние помещения комплекса, вступили в сражение с пехотинцами...

Стоя на коленях подле мертвого тела Муадуна, Гештальт Ноль осторожно вытянул руку, закрыл протоссу глаза, отдавая последнюю дань памяти усопшему... А затем, резко поднявшись на ноги, он устремился к офису Стэнли Бургесса.

Последний, предвидя нечто подобное, лишь завидев ворвавшегося в помещение и нацелившего на него оружие Гештальта Ноль, привел в действие собственный пси-экран, и гибрид сжал руками голову, разрывала которую страшная боль. "Это зашло слишком далеко", - констатировал Бургесс. - "Может, ты и разрушил свой нейронный ограничитель, но, похоже, пси-экран по прежнему работает хорошо".

Театральным жестом вытащив из ящика стола пистолет, Бургес сделал шаг к рухнувшему на колени гибриду. "Должен сказать, ты разочаровал меня, Ноль", - поцокал языком он, направив оружие на беспомощное создание. - "Я сделал из тебя больше, чем человека, а ты предпочел стать меньшим. Но меня ждет спасательный транспорт, и все данные о проекте до последнего байта записаны на диск. А это значит, что я просто буду пытаться снова и снова, пока все не выйдет по-моему. Ты был для меня как сын. Однако... я всегда терпеть не мог детей".

Но не заметил Бургесс детонатора, зажатого в ладони поверженного, казалось бы, Гештальта, и сейчас тот инициировал взрыв небольшой бомбы, заложенной у дверей офиса. Взрывной волной Бургеса отбросило в сторону, а Гештальт, стремительно приблизившись, пронзил доктора пси-клинком.


Сопротивление землян было безжалостно подавлено; Претор Азимар приказал воинам собрать тела павших протоссов и покинуть комплекс, где творились столь чудовищные зверства по отношению к его сородичам. "Пусть от него останутся лишь пепел и горькая память", - произнес Темный Рыцарь.

Отступив в сторону, он наблюдал за тем, как протоссы бережно выносят из здания тело Претора Муадуна, чей ментальный призыв к оружию достиг их, преодолев межзвездное пространство. И протоссы ответили - потому что есть битвы, от которых нельзя уклониться, и враги, которых нельзя не повергнуть. Но теперь задача исполнена, справедливость восторжествовала.

Содеянное Муадуном не будет забыто ни протоссами... ни Гештальтом Ноль. Возложив цветок авалаша на могилу Муадуна, похороненного на планетке, где Претор провел в уединение последние месяцы своей жизни, гибрид выступил по направлению к виднеющемуся невдалеке селению протоссов. Он возвращался домой...

***

Обнаружение таинственного артефакта на Бекар Ро стало лишь первой ласточкой; в последующие годы поступало немало донесений о нахождении на различных планетах сектора престранных структур, "храмов", не имеющих отношения ни к протоссам, ни к зергам.

Валериан Менгск, сын Императора Арктуруса Менгска, весьма заинтересовался подобными открытиями, благо питал истовый интерес к археологии. Посему для проведения изысканий он нанял команду археолога Джейкоба Рамзи, который выдвигал теорию о том, что энергетическая сущность, рожденная на Бекар Ро и поглотившая ведущих сражение как на самой планете, так и на орбите ее протоссов и зергов, относится к цивилизации, создавшей сии расы. Теорию эту, с ходу отринутую многими учеными и археологами Доминиона, Валериан поддержал, потому и доверил профессору Рамзи проведение раскопок и исследований храма, обнаруженного на пустынной и лишенной атмосферы планете Немаке.

Экспедиции Рамзи сын Императора выделил потрепанный боевой крейсер "Серый тигр" с контингентом ресоциализированных пехотинцев на борту, а также команду наемников под началом прекрасной и смертоносной Розмари Даль. После происшествия на Бекар Ро солдаты опасались появления новой энергетической сущности, но профессор Рамзи заверил их в том, что этот окруженный кристаллами храм "мертв", если можно применить к нему такой термин, и феникс давным-давно покинул его.

Высадившись на поверхность планеты в непосредственной близости от храма, пехотинцы разбили лагерь, установили защитное силовое поле с искусственной атмосферой внутри, после чего экспедиция приступила к работе.

Отыскав путь в сердце храма, Рамзи обнаружил надпись, сделанную кровью на языке протоссов, а также дверь, ведущую в обширный чертог, заполненный сияющими кристаллами. Именно здесь профессор наткнулся на разбитый корабль протосса и на мертвое тело его самого. Точнее, ее - почему-то Рамзи был уверен, что протосс - женщина. Но стоило профессору прикоснуться к телу, как разум его захлестнул поток эмоций, воспоминаний, чувств...

Археологи осторожно перенесли впавшего в кому Рамзи в лагерь, где сопровождавший экспедицию врач, проведя необходимые исследования и тесты, констатировала необычную активность в мозгу профессора, как будто вливаются в него новые знания; кристаллы же в сердце храма после столь необычного происшествия совершенно потухли, ибо зона остановившегося времени, поддерживаемая в пещере женщиной-протоссом, наконец исчезла.

Выйдя из комы, Рамзи с удивлением и ужасом обнаружил, что обладает способностью читать мысли окружающих, посему скрытые доселе цели Розмари Даль стали ему ведомы. Немедленно, профессор обвинил женщину в вынашиваемом предательстве, и та, поняв, что медлить больше нельзя, приказала наемникам взять всех без исключения археологов под стражу. Приказы ее, недвусмысленно отданные Валерианом Менгском, заключались в сохранении Джейкоба Рамзи живым и здоровым, благо после случившегося в храме сей индивид стал невероятно ценен, остальных же членов экспедиции... в случае неповиновения можно списать в расход... Однако Розмари Даль никак не ожидала, что сама окажется пленницей ресоциализированных пехотинцев с "Серого тигра", взявших под стражу как археологов, так и наемников по приказу Чарльза Уиттьера - ассистента Валериана, подотчетного самому Арктурусу Менгску. Уиттьер приказал доставить членов экспедиции на одну из тайных исследовательских баз Доминиона, где Призраки скрупулезно изучат содержимое разумов людей... а после, скорее всего, убьют как ненужных свидетелей произошедшего на Немаке.

Джейкоб Рамзи осознал, что в сознании его пребывает ныне еще одна сущность - Замара, Хранительница знаний цивилизации протоссов. Именно она спровоцировала хаос на борту "Серого тигра", когда вернула воспоминания одному из ресоциализированных пехотинцев, бывшему некогда убийцей и каннибалом. Воспользовавшись сумятицей, Розмари Даль и Разми, фактически контролируемый Замарой, бежали на спасательной капсуле.

Видения терзали измученный разум профессора... Ихан-рии - Великие Учителя, Создатели, Стражи - покидают протоссов, и народ сий предается беспросветному отчаянию, что выливаается в насилие... Племя Шелак, в которое входит и воин Темлаа, на протяжении долгих столетий защищает артефакты Создателей от посягательств иных племен, как то Фуринакс или Ара...

Замара обнадежила профессора, пообещав, что как только знания в разуме человека упорядочатся, он сможет понять полную картину произошедшего с цивилизацией протоссов. Новые картины прошлого являлись Рамзи, и переживал он их, пребывая в теле молодого протосса Темлаа, стремящегося открыть тайны артефактов Ихан-рии, хранимых племенем Шелак. В одной из пещер Аюра Телмаа и наставник его, Савассан, находят странные кристаллы (подобные тем, которые Рамзи обнаружил в сердце храма на Немаке), позволяющие им переживать чувства и эмоции друг друга - умение, давным-давно утраченное протоссами. Быть может, именно это наследие Ихан-рии поможет им понять суть артефактов?..

Савассан нарек обнаруженные кристаллы "кристаллами хайдарина", что означает "направляющими сердца". Вместе с Телмаа он вплотную занялся их изучением, открывая для себя умения и навыки, утраченные протоссами в Эпоху Раздора. Но однажды во сне сим двум исследователям явилась иная пещера, и они немедленно выступили в направлении, указанном им. То оказалось подземелье, нет - огромный город, созданный самими Ихан-рии, - в сердце которого пребывал огромный кристалл. Именно здесь Савассан обрел знание Ксел'Нага, позволившее ему навсегда изменить цивилизацию протоссов... В историю Савассан вошел как Хас, "несущий порядок". Поделившись почерпнутыми знаниями со всеми племенами протоссов, он объединил их учением Хала, и это знаменовало окончание Эпохи Раздоров. Протоссы вновь осознали свое единство.

...Спасательная капсула донесла Рамзи и Даль до планетки, прозванной Камнем Мертвеца - истинному захолустью сектора. Здесь беглецов встретил Этан Стюарт - бывший напарник Розмари, а ныне - преуспевающий делец; единственный человек, которому она безоговорочно доверяла. Тем не менее, Рамзи сумел прочесть мысли Этана даже несмотря на наличие у того пси-экрана и понять, что этот человек собирается передать беглецов Валериану для принудительной ресоциализации после того, как наследник престола получит от них всю необходимую информацию.

Размзи и Даль бежали из особняка Этана, по пути подстрелив самого хозяина, и, завладев кораблем, покинули Камень Мертвеца. Однако в околопланетном пространстве уже означился небольшой флот, присланный Валерианом Менгском... И тогда Рамзи, повторяя содеянное Хасом, установил телепатическую связь между множеством людей, как на поверхности Камня Мертвеца, так и находящимися внутри кораблей, присланных Валерианом. "Мы едины!" - был ментальный импульс, и пораженные до глубины души люди ощутили мысли, чувства, эмоции друг друга...

Воспользовавшись моментом, Рамзи и Даль направили корабль в подпространство, не ведая, что особняк Этана неожиданно атаковали зерги, забрав находящегося при смерти Стюарта с собою. Поместив человека в кокон, они доставили его на Гарь, чтобы, переродившись, тот стал союзником, полководцем и консортом Королевы Клинков...

Замара настояла на том, чтобы немедленно отправиться на Аюр; Хранительница знаний утверждала, что им жизненно необходимо посетить подземный город, обнаруженный Телмаа и Савассаном. Попутно она продолжала являть Рамзи видения далекого прошлого протоссов; и зрил профессор Рыцаря Ветрааса и Вершителя Адуна, принесшего процветание своему народу много поколений спустя спустя после эпохи становления Хала. Так, назначено было Адуну предстать пред Конклавом в Хор-шакале, коий поведал Вершителю о тех, кто отринул Хала... о Темных Рыцарях!.. В плену у Конклава оказалась одна из оных еретиков, девочка по имени Рашагал, чьи воззрения последователи Хала сочли чрезвычайно опасными для социума... Впрочем, опасными ли?.. Темные Рыцари всего лишь не желали открывать своих чувств и эмоций остальным, нарушая тем самым учения Хаса, но можно ли счесть подобное преступлением?.. И Адун принял решение пощадить отступников, обучить их псионическим способностям, которые позволят им укрыться от всевидящего ока Конклава. Однако некоторые Темные Рыцари переоценили свои возможности, и в неведении сотворили опустошительные псионические бури. Так, замысел Адуна стал ведом Конклаву; Темным Рыцарям даровали жизни, но должны они были покинуть Аюр на одном из остававшихся в ведении Конклава кораблей Ксел'Нага. Адун же примером своим наглядно продемонстрировал пораженным протоссам, что возможно овладеть псионическими силами как света, так и тени...

Наконец, в иллюминаторах корабля возник обезображенный Аюр. Тропические леса и голубые океаны сменили огромные пространства выжженной земли, покрытые биомассой зергов. Как оказалось, твари сии не оставили планету и по прошествии четырех лет, минувших с уничтожения Сверхразума.

Следуя ко входу в подземные руины Ксел'Нага, Рамзи и Даль повстречали отряд протоссов, ведомый Ладраниксом, - представителей одного из немногочисленных анклавов, остававшихся на Аюре и неустанно противостоящих зергам. Протоссы, именовавшие себя Шел'на Крихас - "те, кто не оставили борьбы" - привели людей в руины Цитадели Вершителя, где издревле проживал цвет касты Рыцарей. Ладраникс поведал Рамзи и Даль о существовании на Аюре иной группировки протоссов - Тал'Дарим, "закаленных болью". Последним осознание закрытия пространственных врат нанесло тяжелейшую душевную травму, и обратились они в исполненных злобы и жестокости созданий, укрывшись в пещерных комплексах, простирающихся под поверхностью планеты.

Замара испросила Розмари отправиться на разведку в подземный комплекс Ксел'Нага, где Телмаа и Савассан побывали два тысячелетия назад. Однако девушка, следуя по подземным коридорам, угодила прямиком в руки Тал'Дарим. Накачав Розмари сильнейшим наркотиком, рекомым "Солнечной каплей", Закаленные сделали ее послушным исполнителем своей воли, наказав как можно скорее привести к ним Джейка/Замару.

Розмари, однако, нашла в себе силы открыться товарищам, и Джейк, войдя с нею в ментальный контакт, помог превозмочь женщине пагубную зависимость от "Солнечной капли". Слившись разумами с Розмари, Замара осознала, что предводителем Закаленных является Темный Архонт Улрезай, исполненный решимости уничтожить всех без исключения Хранителей, лишив тем самым последователей Хала прошлого... и будущего.

Отыскав приснопамятную россыпь кристаллов хайдарина, Рамзи, используя знания Телмаа, сумел с их помощью открыть иные врата, ведущие в подземный город, благо те, что пребывали в пещерном комплексе, контролировали Закаленные под началом Улрезая.

Взорам Рамзи, Даль и сопровождавших их протоссов открылся гигантский кристалл хайдарина... тот самый, лицезрел который Телмаа два тысячелетия назад. Замара собиралась забрать из подземного комплекса его осколок, дабы впоследствии переместить в кристалл из разума Рамзи свою сущность. Однако вскоре после того, как археолог разыскал осколок, отряд Шел'на Крихас атаковали Закаленные, верные исполнители воли Улрезая.

Часть Шел'на Крихас остались в подземном комплексе и приняли бой, остальные же устремились на поверхность, стремясь добраться до недействующих пространственных врат, связующих Аюр и Шакурас, благо Замара обещала попытаться реактивировать их... Однако у выхода из пещер как людей, так и протоссов ожидал неприятный сюрприз - орда зергов, ведомая Этаном Стюартом, перерожденным консортом Королевы Клинков.

Своевременно прибывший небольшой флот Доминиона под началом Валериана Менгска атаковал зергов, и спутники Рамзи, воспользовавшись воцарившимся смятением, захватили один из транспортников, отправленных за ними сыном Императора, устремившись к пространственным вратам...

Крупномасштабное сражение развернулось у оных. Помимо зергов Стюарта и флотилии Доминиона, приняли участие в нем и некоторые Закаленные, отринувшие Улрезая, ибо осознали, что "Солнечной каплей" обращал он их в Темных Рыцарей... и сам гигантский Темный Архонт. Стоило последнему появиться на горизонте, как обратились против сей сущности и зерги, и люди, распознав в ней куда более страшную угрозу, чем представляли сами они друг для друга.

Следуя мысленному приказу Джейка/Замары, Шел'на Крихас и Тал'Дарим - протоссы, приверженные свету и тени соответственно - объединили ментальные усилия, сотворив псионические бури, находящие под строгим контролем, и направив их на Темного Архонта. Воспользовавшись предоставленной возможностью и скорбя о гибели множества протоссов, отдающих жизни за Хранительницу, Рамзи, Даль и иные их соратники бежали через реактивированные на короткое время пространственные врата...

Оставшиеся на поверхности Аюра зерги устремились вслед за отступающим, обессиленным Улрезаем в обширный подземный комплекс, но Темный Архонт покинул его на корабле Ксел'Нага, доселе пребывавшим в земных недрах; он знал - вернее, предполагал - куда именно направится Хранительница. Повинуясь ментальному приказу Королевы Клинков, Этан Стюарт и вверенные ему муталиски устремились следом, надеясь, что Улрезай приведет их к Джейку/Замаре.

Даль и спутники ее ступили на Шакурас, но тамошние обитатели, страшась повторного вторжения зергов, немедленно изменили вектор пространственных врат, благодаря чему Рамзи, ступивший в портал последним, оказался на совершенно иной планете. Не унывая, Замара обнаружила поблизости покинутый корабль протоссов, предложив археологу устремиться на поиски легендарного Прелата Зератула...

Хранительница ведала о тайном укрывище Темного Рыцаря на безымянной планетке; по пути она являла Джейку образы, приведшие к первому контакту людей и протоссов: орбитальная бомбардировка Чау Сара, неподчинение Тассадара приказу Конклава атаковать Мар Сара, прибытие Вершителя на Гарь и первая встреча его с Прелатом Зератулом, когда впервые за долгие столетия лидеры последователей Хала и Темных Рыцарей сумели пообщаться, попытаться понять позиции друг друга... Позже, когда Тассадар препроводил Зератула на борт "Гантритора", Замара лично встретилась с Темным Рыцарем, узнав, что лидер его народа и поныне - Старейшая Рашагал. Также Зератул открыл Хранительнице о том, что отринувшие Хала протоссы сохраняют свои воспоминания в кристаллах хайдарина...

На планете Джейк/Замара повстречал Зератула, но совершенно раздавленного бременем вины и отрешившегося от мира. Замара поведала Прелату об атаке, которой подвергся ее корабль со стороны таинственных противников, прибывших на боевых судах протоссов. Были ли то миньоны Улрезая?.. Преследуемая, Хранительница сумела довести спасательную капсулу до некоего мирка, обнаружился на котором храм Ксел'Нага. Воспользовавшись энергиями оного, она сумела замедлить ход времени и продлить собственную жизнь достаточно долго... когда и обнаружил ее Джейк Рамзи.

Как оказалось, в добровольное изгнание Зератул отправился после того, как был вынужден убить Старейшую Рашагал, ставшую послушной исполнительницей воли Королевы Клинков. Однако Замара убедила его оставить самобичевание, открыв часть тайны, ведомой лишь немногочисленным индивидам во всем сущем.

Как следовало из слов Хранительницы, существование Ксел'Нага было циклично. Будучи смертными существами, они, приближаясь к концу своего существования, искали две расы и создавали на их основе две части единого целого - "чистоту формы" и "чистоту сущности". Процесс продолжался бесчисленные эоны, и на последнем этапе цикла Ксел'Нага избрали протоссов и зергов, поместив в них свои сущности. Сим двум цивилизациям надлежало гармонично развиваться долгие, долгие тысячелетия, до тех пор, пока однажды не объединятся они, и тогда Ксел'Нага возродятся. Однако цикл оказался прерван зергами, уничтожившими Ксел'Нага, и процесс, заложенный старейшей расой, принялся развиваться по непредвиденному сценарию.

Зератул, в свою очередь, поведал Джейку/Замаре об обнаруженном им вскоре после Войны Выводков на одной из безымянных лун, где таинственная сущность, принявшая личину человека - Самира Дюрана - ставила эксперименты над зергами и протоссами, пытаясь создать чудовищный гибрид. Да, Ксел'Нага верили, что однажды протоссам и зергам надлежит объединиться, но неведомые силы, агентами которых выступали Дюран и наверняка Улрезай, стремились сотворить нечто иное, несущее погибель всему живому во вселенной.

Тем временем на Шакурасе Розмари предстала пред Вершительницей Селендис, Иерархом Артанисом и предводителями племен протоссов, поведав им все, что ей было известно о Замаре - быть может, последней Хранительнице во вселенной, если учесть, как стремился Улрезай уничтожить таковых. И Артанис приказал Селендис во что бы то ни стало разыскать Джейка/Замару, на какой бы планете сектора не оказался археолог, ступивший в пространственные врата на Аюре. Мохандар - нынешний лидер Темных Рыцарей, неразимов, поведал присутствующим предводителям протоссов о луне Эхлна, что означает "Гавань". Некогда Темные Рыцари возвели на поверхности ее Алис'арил, Святилище Мудрости, и хранятся в оном кристаллы хайдарина, содержащие воспоминания их народа. Наверняка Замара вознамерится отправиться именно туда и переместить сущность свою в кристалл...

Посредством пространственных врат Селендис Мохандар и Розмари переместились на Эхлну... где повстречали только что прибывших в Святилище Мудрости Джейка/Замару и Зератула. Немедленно, аколиты-асисаары приступили к ритуалу перемещения знаний Хранительницы в кристалл хайдарина; Зератул же, следуя последнему указанию Замары, отправился на планету Пегас, пребывал на которой храм Ксел'Нага. Нет, не храм - кокон, из которого на глазах Прелата родился феникс, сотканный из чистой энергии. Прекрасное создание устремилось в глубины космоса, и Зератул последовал за ним. Но лицезрел он десятки - сотни подобных энергетических созданий, собравшихся воедино... а затем исчезнувших. Но на глазах Зератула в самом пространстве возник разрыв, за котором виднелась неведомая планета. И Прелат направил свой корабль к оной, зная: то, что он обнаружит в сем мире - окажется ли оно прекрасным и чудесным, или же чудовищным и разрушительным - изменит абсолютно все...

Темный Архонт Улрезай и следующие за ним зерги прибыли к Эхлне; спустившись на поверхность, Стюарт потребовал у вышедших к нему Селендис и Розмари немедленно передать ему Замару, ибо такова воля Королевы Клинков. Те были вынуждены согласиться на требование, вот только зергам придется дождаться завершения ритуала.

В отличие от зергов, Улрезай не стремился сохранить сущность Хранительницы, посему устремился к Святилищу Мудрости с явным намерением уничтожить все на своем пути. Не видя иного способа добиться цели, Стюарт приказал зергам атаковать Темного Архонта, уповая на то, что ритуал перемещения знаний Замары в кристалл хайдарина, вершимый асисаарами, вскоре завершится. Обрушил на Улрезая всю свою огневую мощь и прибывший к Эхлне флот Доминиона, однако Темный Архонт неумолимо приближался к Алис'арилу.

Замара, сущность которой оказалась перемещена в кристалл хайдарина, использовала энергии кристаллов, пронизывающие Эхлну, чтобы заточить естество Темного Архонта в том же артефакте, пребывала в котором и она сама. Немедленно, сражение между атакующими Святилище Мудрости зергами, вставшими на защиту его протоссами и флотилией Доминиона вспыхнуло с новой силой.

Зерги потерпели поражение, а Этан Стюарт погиб; Селендис сумела доставить кристалл, заключающий в себе сущности Замары и Улрезая, к пространственным вратам.

По завершении сражения Валериан Менгск, прибывший на Эхлну наряду с флотилией, от имени венценосного отца объявил луну территорией Доминиона. Император Менгск I, однако, повелел немедленно доставить Джейкоба Рамзи пред его светлые очи, посему Валериан оказался в весьма затруднительном положении, ибо обрекать тем самым Рамзи на верную гибель он не желал.

Выход подсказал Девон Старк, преданный наследнику престола Призрак; он извлек сведения о произошедшем из разума Рамзи, после чего предложил Валериану передать жаждущему получить "козла отпущения" Императору его самого. Да, Призраки Менгска I наверняка изуродуют его разум, быть может, прикончат при этом, но Старк был готов пойти на подобную жертву из-за единения человеческих разумов, случившегося в околопланетном пространстве Камня Мертвеца, благодарить за которое стоило Рамзи. Пережитое изменило мировосприятие Старка, который осознал, что человечество может стать куда более совершенно...

Появившийся у Эхлны флот протоссов вынудил Валериана вернуть захваченную луну ее исконным обитателям; впрочем, наследник престола особо не расстроился, ибо знал, что его отец попросту уничтожил бы обитель знаний, осознав, что не сможет заполучить ее. К тому же, перед Валерианом стояла иная важная задача: сокрыть Джейкоба Рамзи и Розмари Даль от всевидящего ока Императора Доминиона...

***

Исследовательская организация Фонд Мёбиуса снаряжает экспедиции на множество планет сектора Копрулу в поисках древних артефактов, принадлежащих расам экзотов. События, о которых пойдет речь ниже, произошли на безымянной планетке KL-2 на самой окраине сектора, где был обнаружен храм древней расы.

Команда исследователей спустилась в глубины здания, с восхищением принявшись за его изучение. В сердце храма был обнаружен гигантский, чистейший кристалл, назначение которого покамест ускользало от ученых.

У одного из них, Пректа, все это чужеродное окружение вызывало необъяснимую тревогу, и он желал убраться отсюда как можно скорее и как можно дальше. "Я не понимаю, как ты можешь бросить важнейшую археологическую находку века", - возражал ему товарищ, Хассан. - "Эта конструкция возведена расой, более древней и более развитой, чем протоссы, и в полости под нею энергетические показатели ни на что не похожи".

"Ну, может, некоторым вещам стоит оставаться в земле", - стоял на своем Прект. - "Я знаю, это звучит дико, но с этим местом что-то неладно". Пректу, Хассану, да и остальным исследователем, полгода проведшим на этой планетке, все чаще снились кошмары, все чаще слышался шепот в тенях...

"Но это еще не значит, что здесь водятся приведения", - натужно усмехнулся прагматичный Хассан, добавив: "Кроме того, тебя не беспокоит, что скажет доктор Морриган о твоем намерении отбыть досрочно?" "Я принял решение неделю назад, так что, полагаю, она уже в курсе", - несколько неуверенно произнес Прект. Лидер экспедиции вызывала у него не меньшую тревогу, чем все здешнее окружение. Вздохнув, он вновь перевел взгляд на гигантский кристалл. Откроется ли им когда-нибудь его тайна, его назначение?..

"Так ты веришь слухам?" - оглянувшись по сторонам, громким шепотом поинтересовался Хассан. - "Думаешь, она действительно скрытый телепат?" "Я знаю только то, что вот тут у нее не все в порядке", - Прект выразительно постучал себя пальцем по голове. - "Ты видел, как она говорит сама с собой, когда думает, что одна?"

Ответить Хассан не успел, ибо в этот момент в чертог ступила доктор Морриган, ставшая свидетелем последних слов подчиненных. "Фонд Мёбиуса платит вам не за сплетни, господин Прект", - отчеканила женщина и, не удостоив покрывшихся испариной исследователей взглядом, проследовала к кристаллу, окруженному серией приборов. О завершении установки их Хассан и Прект проинформировали доктора Морриган, признавшись, однако, что не понимают их назначения.

"Это псионические усилители", - снизошла до ответа та, - "способные превратить мою скудную искру в ревущее пламя, и их устройство - вне человеческого понимания. И все же в награду за вашу службу вы двое можете остаться и стать свидетелями".

Прект и Хассан переглянулись: похоже, их нанимательница совершенно съезжает с катушек... "Стать свидетелями чего?" - осторожно уточнили они. "Конца и начала", - отвечала женщина. Приблизившись к кристаллу вплотную, она коснулась его ладонями, и те немедленно объяло ослепительное сияние. Исследователи испуганно отступили на несколько шагов, отметив, что единственная дверь в чертог с грохотом захлопнулась, а Морриган, не замечая ничего вокруг, помимо грандиозного артефакта, продолжала: "Он говорил со мной и многое сообщил. Он рассказал мне, что это место - тюрьма, этот кристалл - замок, а я стала ключом. Теперь стена между этим миром и следующим рушится в прах, и узник освободится! Пусть же шепот его станет криком!"

Последние слова женщины прозвучали в разумах ужаснувшихся исследователей. Закричав, те пали на колени, чувствуя, как поглощает их некая сущность, чуждая сему миру, сей вселенной. Щупальца, сотканные из Пустоты, устремились во все стороны от кристалла, настигая несчастных исследователей. Пустота же наполнила тело Морриган, и ментальный рев сотряс измученные разумы людей: "Ибо Владыка Промежутков вернулся!"


Ощутив, что сама Пустота осквернена в сем уголке космоса, на планете высадился отряд Темных Рыцарей под началом Прелата Азимара. Последний наряду с Кси'талом остался на поверхности, в то время как остальные осторожно устремившихся в недра храма Ксел'Нага. Повсюду виднелись следы разрушения, изуродованные трупы людей, о чем протоссы сообщали Азимару посредством ментальной связи через кристаллы хайдарина.

Кси'тал, пренебрежительно заметил, что люди наверняка сами навлекли на себя беду, но он был полон решимости остановить скверну у самого истока, пока не распространилась она по всей галактике.

"Их смерти так мало для тебя значат?" - поинтересовался Азимар. "Прежде всего, люди пробудили это зло", - отвечал Кси'тал. - "Зло столь великое, что мы ощутили, как эта мерзость ворочается в Пустоте, за половину сектора отсюда. Жажда власти побуждает их связываться с силами за пределами их понимания. Их постигла та судьба, которой они заслуживают". "Неправда, никто не заслуживает такой судьбы", - возразил Азимар.

Вышедший на связь Джарзул - один из членов спустившегося в недра храма Ксел'Нага отряда - сообщил, что им удалось обнаружить двадцать пять человеческих трупов, причем убиты люди с жестокостью, достойной зергов. Однако здания в человеческом лагере, возведенном в непосредственной близости от храма, могли вместить вдвое больше число людей, посему судьба остальных покамест оставалось загадкой.

Связь оказалась разорвана столь неожиданно, что не оставалось сомнений: с Джарзулом что-то произошло. Сокрывшись в тенях, Азимар и Кси'тал устремились в недра храма, и вскоре отыскали мертвое тело Джарзула... и склонившегося над ним человека. Точнее... неведомой сущности, ибо Темные Рыцари ощутили, что бренную человеческую оболочку заполняет Пустота.

"От тебя несет духом Ксел'Нага, в точности, как от этого", - коснулся разума Азимара отвратный ментальный импульс, и человек медленно устремился по направлению к нему. - "Интересно, умрешь ли ты столь же просто?" Кси'тал, скрывавшийся в тенях за спиною человека, бывшего еще совсем недавно исследователем по имени Хассан, избрал сей момент, чтобы нанести противнику удар посохом, но тот ловко уклонился, умудрившись при этом с силой оттолкнуть неразима. "Неужто ты и правда думал, что сможешь спрятаться от меня?" - продолжала вещать сущность, занявшая человеческое тело. - "Ты можешь прятаться в тени, но я и есть тени!"

Усилием воли Азимар сотворил пси-клинок, бросился к человеку, но то с легкостью развернулся, перехватил его запястье. "Ты так глуп, что надеешься победить в этой битве?" - удивилась сущность, приказывая рукам человека сжать горло Темного Рыцаря. - "Твой хилый разум не способен даже приблизиться к осознанию величия того, с чем ты встретился. Я - живое сердце Пустоты... Голос во Тьме!"

Кси'тал вновь устремился в бой, отсек пси-посохом по локоть руку сущности, сжавшую горло Азимара. Левой рукой противник перехватил посох, раскрыл рот, и хлынувший оттуда черный туман - воплощение Пустоты - объял тело Ксил'тала, причиняя ему страшную боль.

Азимар полоснул пси-клинком по груди создания, вынуждая то отступить от корчащегося в муках Кси'тала. "Ты отвергаешь единственного истинного бога?" - поразилась сущность, и отвечал Прелат: "Я отвергаю тебя и твою ложь! Я отвергаю чудовище!"

Взревев от ярости, человек опрокинул протосса наземь, предпринял ментальную атаку, стремясь поглотить разум Азимара. Но тот сумел пронзить сердце противника пси-клинком. "Я - Азимар, Прелат Темных Рыцарей", - произнес он, отбрасывая прочь обмякшее тело. - "И моя жизнь принадлежит лишь мне".

Черные щупальца Пустоты, наполнявшей тело человека, стремительно развеивались, иссякали; исчезли и те, что опутывали тело Кси'тала. "Ты ничего не добился, маленький протосс", - прозвучал в разуме Азимара, холодный, зловещий голос. - "Это просто скорлупка... всего лишь вместилище для моей божественной сущности. Я ношу плоть низших существ, как ты - одежду. И мой гардероб велик..."

Голос сущности затих, но не оставалось сомнений, что Темные Рыцари встретятся с ней вновь... и в самом скором временем. Наверняка наполняет сие порождение Пустоты тела и иных людей, входивших в экспедицию...

"Ты был внутри разума чудовища", - констатировал Кси'тал, наблюдавший за последним противостоянием сущности и Прелата. - "Что ты видел?" "Я заглянул туда лишь мельком..." - неуверенно отвечал Азимар, - "но он... древний, огромный и исполненный злобы выше всякого понимания. Он еще привязан к этому месту, но с каждым мгновением эта связь истончается. Чтобы победить подобного врага, придется призвать флот". "Мы не можем позволить себе ждать, пока Совет пререкается и размышляет, как надо действовать", - возразил Кси'тал. - "Мы должны вырезать эту опухоль сейчас, прежде, чем она разнесет свою пагубу по всему космосу".

Согласившись с соратником, Азимар принял решение собрать всех выживших и остающихся под его началом неразимов, после чего нанести удар в логово противника... и уповать на то, что удастся им справиться с сей неведомой, но невероятно могущественной сущностью. Не ведал Прелат, что наполненные Пустотой человеческие оболочки уже следуют из недр храма к поверхности, дабы уничтожить "ненавистных порождений Ксел'Нага"...

И когда десяток протоссов собрался у входа в храм, Азимар обратился к собратьям пред грядущим неминуемым сражением. "Мы никогда прежде не сталкивались с подобной угрозой", - молвил он.- "Это... это создание несет скверну, а затем поглощает всех, кто его слышит. Оно искушает равно нечестивых и праведных, мешая явь с ложью, дабы придать обману видимость правды. Оно владеет силами Пустоты, отравляя этот поток вселенной собственным злом. Оно протачивает себе путь в умы жертв. Те, кто поддастся, до конца дней остаются рабами его воли. Их псионическая суть становится пищей его неутолимой прожорливости. Наша подготовка позволяет нам лучше противостоять его мерзостному влиянию, но и мы уязвимы. Так что умоляю вас: твердо держитесь своих убеждений и помните, кто вы, - или будете потеряны навеки".

Но вот из глубин храма показались люди - вернее, человеческие тела, наполненные сущностью, - и сражение началось. Потоки Пустоты, исторгнутые из людей, атаковали неразимов, те отвечали ударами пси-клинков и пси-посохов. Кси'тал сражался, не щадя себя, но в измученном разуме его продолжал звучать бесстрастный глас Владыки Промежутков. "Выслушай меня, Кси'тал", - говорил он. - "Ты считаешь меня чудовищем, но я лишь то, чем меня сделала вселенная. Я несу мир тем, кому ведома лишь борьба. Я несу цель тем, кому недостает направления. Я несу убежище тени тем, кто не в силах выносить свет. За это я был свергнут и погребен здесь, глубоко в недрах бесплодного мира, обращающегося вокруг мертвой звезды. Принужден использовать силы Пустоты теми, кто мнил себя богами и на каждом шагу отвергал естественный порядок. Хотя в итоге спесь Ксел'Нага не принесла ничего, кроме гибели им самим и всему, чего они касались. Если бы они не вмешались в естественное развитие твоей расы, разве протосс обернулся бы против протосса, брат против брата в вечной борьбе? Если бы они не повлияли на эволюцию изначальных зергов, разве пал бы Аюр? Если бы они не питали желания сохранить любую жизнь и уничтожили меня тысячелетия назад, разве произошло бы хоть единое из событий этого дня? Ты почитаешь ложных богов, маленький протосс, но теперь истина открылась. Ты никогда не был хозяином собственной судьбы. Ты не более, чем пешка в космической игре Ксел'Нага. Я бы сделал тебя своим апостолом, направляющим мою паству и несущим по галактике благую весть. Я заберу твою боль, твой страх и твое сомнение. Я дам тебе силу отомстить врагам и вернуть ваш утраченный родной мир. Я сделаю тебя целым. Все, чего я прошу в ответ, - это отдать мне все, чем ты был, что ты есть и чем ты когда-либо станешь".

Ряды Темных Рыцарей редели в противостоянии с человеческими телами, наделенными Владыкой Промежутков поистине невероятными рефлексами и силой. Наконец, выжившие достигли внутреннего святилища храма, где у огромного, чистейшего кристалла лицезрели женщину, до поглощения сущностью бывшую доктором Морриган, лидером экспедиции.

"Темные Рыцари, вы превзошли все мои ожидания", - приветствовала их сущность устами женщины, и неразимы изготовились к бою, не понимая, с чем связан столь радушный прием. "Никаких уловок, лишь искреннее восхищение", - продолжал Владыка Промежутков. - "Вы доказали свое превосходство над этими хрупкими людьми, что предоставляют столь скудное пропитание и чья плоть не может долго вмещать мою божественную сущность. Так что я желаю назначить протоссов, первенцев ненавистных мне тюремщиков моими провозвестниками, почитаемыми превыше всех прочих рас".

"Среди нас нет ни одного, кто стал бы служить подобному тебе", - уверенно произнес Азимар, но женщина отрицательно качнула головой. "Ошибаешься, Азимар", - молвила сущность, - "один уже есть. Первый из многих".

Прелат с тревогой обернулся к Кси'талу, и увидено подтвердило его опасение: неразим был всецело поглощен сущностью Пустоты. Тело боле не повиновалось ему, но разум все еще боролся. "Азимар! Помоги мне!" - был ментальный крик, после чего Кси'тал, следуя воле Владыки Промежутков, атаковал собрата. "Поначалу он противился, но собственные горечь и ярость сокрушили его", - продолжала вещать сущность, в то время как новоявленный раб ее наседал на сбората. - "Теперь он не ведает иной воли, кроме моей". "Ты лжешь!" - выкрикнул Прелат, отражая яростный натиск. - "Кси'тал еще борется, чтобы освободиться!" "Что за изысканную пищу представляет собой этот протосс", - не обратив ни малейшего внимания на реплику противника, ликовала сущность. - "Вскоре мне хватит сил сбросить остатки моих оков".

Пси-посох начисто срезал Азимару правую руку, и сущность, подавляя последние проблески воли Кси'тала, велела тому прикончить Прелата, но неразим воспротивился приказу. "Предатель! Ты отрекаешься от своего хозяина?" - взъярилась тварь Пустоты. - "За это отступничество ты будешь страдать".

Порабощенное тело Кси'тала пронзил импульс немыслимой боли. Азимар непрестанно взывал к товарищу, моля его помнить о том, кто он есть на самом деле. "Я - Кси'тал", - прохрипел тот, с превеликим трудом поднимаясь на ноги и медленно устремляясь к женщине - средоточию сущности Владыки Промежутков. - "Воин из Темных Рыцарей".

С этими словами Кси'тал вонзил острие пси-посоха в голову Морриган. "Вероломная тварь", - прозвучал в разумах протоссов яростный ментальный крик сущности, в то время как тело человеческой женщины рассыпалось в пыль, - "если ты противишься обращению, то будешь поглощен! Узри же истинное обличье того, кто уничтожит тебя!"

Храм содрогнулся до основания; разбивая каменную твердь, ввысь взметнулись черные щупальца, сотканные из Пустоты. Понимая, что Кристалл Аргуса - ключ к победе над сущностью, Кси'тал метнулся к нему, и Азимар, понимая, что сейчас произойдет, велел трем выжившим неразимам бежать к кораблям.

Возложив руки на поверхность кристалла, Кси'тал вознамерился высвободить содержащуюся в нем пси-энергию. Навряд ли ему удастся вновь заточить чудовище... нет, он уничтожит сущность, пожертвовав своей жизнью. Гибели Кси'тал не страшился: ведь смерть приходит ко всем, важно лишь то, как ее встречаешь.

Шаттлы Темных Рыцарей покинули поверхность планеты, а несколько мгновений спустя приборы зафиксировали взрыв такой силы, что выброса энергий хватит для разрыва самой пространственно-временной ткани. Планета KL-2 обратилась в пояс астероидов...

Позже в систему прибыла флотилия протоссов, методично обыскивая пояс в поисков сущности Пустоты. Но оной не осталось и следов, не удалось зафиксировать даже энергетических отпечатков. Пребывая на борту материнского корабля, Азимар не смел и надеяться на то, что владыка Промежутков уничтожен окончательно. Вздохнув, он вознес ментальную молитву богам, прося тех принять верного слугу их, Кси'тала.

"Здесь есть лишь один бог", - резанул разум Прелата знакомой шепот ненавистной сущности, и пред ментальным взором предстал образ поглощенного Пустотой Кси'тала. - "И я слежу за всеми вами".

***

В подразделение "головорезов" попадают в основном самые жестокие преступники, личность которых невозможно изменить даже принудительной нейроресоциализацией. Таковых отправляют в "Ледяной дом", что в системе Тора, где над рекрутами проводятся эксперименты, должные сделать их еще более агрессивными. Как следствие, командование Доминиона готовит "головорезов" в качестве пушечного мяса, дабы бросить их на потенциального противника для причинения тому максимального ущерба. Но иногда "головорезы" выходят из-под контроля...

Четверка "головорезов" - полковник Неро и рядовые Керн, Пфафф и Рок - решили провернуть выгодную сделку под носом у командования: выкрасть из исследовательского комплекса на Нью Сиднее несколько двигателей нового поколения и продать их знаменитым пиратам с "Кимеры".

Однако все пошло наперекосяк, когда Неро - вопреки прежним договоренностям - расстрелял охрану комплекса. Остальные струхнули: одно дело - красть у своих же, совсем другое - убивать их при этом. Когда Керн попытался указать на это полковнику, тот просто прострелил ему ногу, после чего связался с базой Доминиона, заявив, что "пираты вырезали всех в исследовательском центре".

Неро полагал, что напарники-"головорезы" поддержат его басню, но те решили сдать полковника, дабы сохранить собственные шкуры. Как следствие - Неро был схвачен и на долгие годы брошен в тюрьму Ганнемак, дожидаться неминуемой казни...

Но никто и предположить не мог, что в день, на который была назначена экзекуция Неро, тому удастся бежать. Расправившись с двумя конвоирами, бывший "головорез" подобрал пистолеты обоих, а, расстреляв персонал на посту охраны, завладел и винтовкой Гаусса. Угнать корабль для него не составило труда... ровно, как и взорвать тюрьму напоследок. Воистину, Ганнемак Неро покинул, громко хлопнув дверью... Пришла пора свести старые счеты...


Оставив службу в армии Доминиона, Керн поселился на граничном колониальном мирке Роксаре. Медикам так и не удалось спасти его простреленную ногу, посему конечность пришлось ампутировать, заменив протезом, имевшим обыкновение ломаться в самое неподходящее время. Керн наслаждался мирным бытием вместе с любимой супругой, Синди, и дочуркой Тиффи. Казалось, ничто не может омрачить им жизнь, но Керн все время оставался начеку...


Рока Неро отыскал на лунной базе Паральта. "Я думал, что могу доверять тебе", - произнес "головорез" за мгновение до того, как в упор расстрелять бывшего напарника.

Пфафф оставался на Райдине IV - богатой полезными ископаемыми планете, принадлежащей Кел-Морианскому Синдикату. Он как раз собирался умыкнуть груз оных, когда заметил фигуру в знакомом бронекостюме подразделения "головорезов". Даже не видя лица незваного гостя, Пфафф понял, кто перед ним; все эти годы он страшился этого момента, и теперь пришла пора платить по счетам за давнее предательство.

"Это Керн придумал!" - завопил Пфафф, пытаясь спастись от приближающейся смерти. - "Он предложил свалить всю вину на тебя!" В отчаянной попытке выторговать жизнь, он сообщил Неро, что Керн осел на Роксаре... а в следующую секунду шип, выпущенный из винтовки Гаусса, оборвал его существование...


На Роксару в поисках артефакта Ксел'Нага прибыл Темный Рыцарь Лассатар. Приблизившись к ферме Керна, он остановился, издали наблюдая за людьми. Прежде он считал их исключительно воинственной расой, бездумными разрушителями. Но эти... особи совершенно не казались таковыми; счастливо смеясь, отец и дочь играли во дворе фермы. Слившись с тенями, Лассатар принялся наблюдать за ними...

Перед тем, как отойти ко сну, малышка Тиффи каждую ночь молилась ангелу, прося того придти и вылечить ногу отца. И сегодня, выглянув в окошко, девочка заметила неподалеку от фермы призрачный силуэт. "Ангел!" - радостно воскликнула Тиффи и, выбравшись через окно наружу, бросилась к замершей на холме фигуре, в воздухе пред которой завис предмет, и исходило от него сияние.

"Ты - волшебный ангел!" - заявила она, приблизившись. Незнакомец сменил девочку задумчивым взглядом. "Я - Лассатар, Темный Рыцарь с Шакураса", - прозвучали в разуме ее слова, - "из клана неразимов, Высший Защитник секретов Ксел'Нага и Лорд-Хранитель таинств протоссов".

"Да, но ты еще и волшебный ангел", - заявила малышка и хихикнула: "Ты смешной". "В мои намерения не входило шутить", - озадачился Лассатар.

Ничуть не смутившись, Тиффи заявила: "Когда ты говоришь, у меня в голове щекотится". "Это оттого, что твой вид слаб и жесток", - высокомерно произнес Темный Рыцарь. - "И недостоин доверия. Теперь тебе надо уйти. У меня есть дело, а ты мне мешаешь".

Лассадар отвернулся, вознамерившись вновь заняться поисками артефакта Ксел'Нага, но девчушка осторожно взяла его за руку. "Но ты же ангел", - с робкой надеждой произнесла она. - "Ты пришел помочь моему папе".

Лассадар озадачился. Разум этой девочки совершенно необучен, открыт, невинен, бесстрашен. Протосс и не подозревал прежде, что люди способны радоваться и удивляться. Почему же их взрослые особи так изменяются? Быть может, дело в неком структурном изъяне мозга?..

Темный Рыцарь был очарован девочкой так же, как и она - им. Стало быть, в людях скрыто куда больше, чем доселе полагали протоссы. На что же еще они способны?.. "Папа сказал, что прогнал всех плохих людей", - тем временем щебетала Тиффи. - "Поэтому я и поняла, что ты - мой волшебный ангел".

Поисковый зонд, зависший в воздухе пред Лассадаром, ярко полыхнул, указывая на то, что вожделенный артефакт находится совсем рядом... а именно, под грудой камней, подле которой они и стояли. Извлечь находку для Темного Рыцаря оказалось тяжеловато, а вот юркая Тиффи змейкой скользнула в скальную расщелину, а когда выбралась наружу, сжимала в ладошке кристаллическое образование. Поблагодарив девочку за помощь, Лассадар вызвался проводить ее до дома...


Заметив пропажу дочурки, Керн и Синди обыскали всю ферму, но безрезультатно... Рев двигателей знаменовал приближение небольшого шаттла; люк оного распахнулся, и взорам хозяев предстала фигура в бронекостюме подразделения "головорезов".

"Неро!" - с ненавистью выдохнул Керн. - "Я думал, тебя приговорили к смерти... Где моя дочь?" В ответ Неро лишь расхохотался: надо же, дочь... Его бывший напарник действительно размяк, оставив службу...

Малютка Тиффи, выскочив откуда-то из-за дома, бросилась к родителям. Керн, сознавая собственную беспомощность, молил Неро пощадить его супругу и дочь, но жестокий "головорез" с силой толкнул его в грудь. "Заткнись", - прошипел он, взирая на распластавшегося на земле человека. - "Твое дело смотреть, а не спорить!"

Но на пути наведшего оружие на женщину и ребенка человека вырос Темный Рыцарь, сделал выпад посохом, оба навершия которого заканчивались пси-клинками. Неро - надо отдать ему должное - среагировал мгновенно на новую угрозу, ушел из-под удара и, активировав ракетный ранец, поднялся в воздух, не забывая поливая огнем протосса, успевшего окружить себя энергетическим щитом.

Воспользовавшись возможностью, Керн с семьей скрылся в доме, в то время как Лассадар продолжал теснить человека, разум которого был болен, неспособен на здравомыслие. Темный Рыцарь подсек "головореза" ударом посоха, но тот сумел извернуться в воздухе, развернуться лицом к противнику.

Тот молниеносно метнулся к человеку, поверг его наземь, сбив шлем с головы. И Неро осознал, что смотрит прямо в дуло винтовки, направленной на него Керном. "Не проси у меня пощады", - произнес последний, делая контрольный выстрел. - "Не хотел убивать снова, но раз уж пришлось, хорошо, что это был ты..."

Заметив, что невесть откуда взявшийся протосс приблизился к его супруге и дочери, Керн навел винтовку на него, и инородец помедлил... а затем, устремившись к отцу семейства, коснулся рукою его лба. Похож ли этот человек на ту взрослую особь? - гадал Лассадар. - Или на детеныша?

Ни одно из сокровенных воспоминаний Керна не укрылось от Темного Рыцаря. Службы в подразделении "головорезов"... Ранение... Медсестра, выхаживавшая его в госпитале и впоследствии ставшая женой... Мирные годы, счастливые годы... Рождение дочурки...

Осознал Лассадар, что человек этот сумел отринуть свою темную натуру, изменившись к лучшему. Протосс и помыслить не мог, что подобное возможно!.. И он устремился прочь, хоть и просила девочка своего ангела не уходить.

Покидая Роксару, размышлял Темный Рыцарь о том, что перемены возможны... но что несут они с собою?..

***

Это случилось в захолустном шахтерском поселении Кел-Морианского Синдиката, рекомом "станцией "Метеор" на одном из граничных миров сектора. Все началось с потасовки в местном баре, когда пехотинец Доминиона, донельзя раздраженный отвратительным выступлением комика, с кулаками набросился на молодого дипломата Синдиката, Ульрика, которому представление пришлось по душе.

Казалось, назревал откровенный дипломатический скандал; посетители бара не стремились вмешиваться в драку, а выступающие наблюдали за оной из-за кулис. Неожиданно в разуме певицы Старри Лейс, чей номер был включен в программу сегодняшнего вечера, прозвучал голос: "Ему нужно помочь". Девушка ступила из-за кулис на сцену, подошла к микрофону... Ее чарующее пение заставило дерущихся замереть, прекратить потасовку; хмыкнув, пехотинец вернулся к своей выпивке, Ульрик же заворожено смотрел на свою спасительницы.

Позже, когда наряду с товарищами он покинул бал, с балкона соседнего здания его окликнула мисс Лейс. "Вход со стороны переулка", - очаровательно улыбаясь, сообщила она покрасневшему от смущения Ульрику. Товарищи последнего, рассмеявшись и похлопав дипломата по плечу, посмешили ретироваться, сам же Ульрик на негнущихся ногах побрел к ступеням, на вершине которых его ожидала... судьба?..

Усадив гостя на диван, Старри нежно коснулась его лица ладонью. "Знаешь, никогда тебя раньше не видела в баре", - улыбнулась она. "Думаешь, запомнила бы?" - смущенно отозвался Ульрик. "Я тебя запомню", - пообещала девушка. - "Ты похож... на хорошего человека". "Правда?" - обрадовался молодой человек. - "М-меня зовут Ульрик. Меня только что сюда перевели..."

"Он здесь недавно", - подтвердил голос, прозвучавший в разуме Старри Лейс. - "Тот наемник в баре называл его "важной шишкой". Кивнув, будто соглашаясь с собственными мыслями, девушка попробовала дознаться до истины. "Ни на миг не поверю, что ты шахтер!" - воскликнула она, присев на диван рядом с Ульриком и игриво улыбаясь. - "Или солдат!" "Нет, нет!" - замахал руками тот. - "Я - дипломат Кел-Морианского Синдиката. Прибыл сгладить шероховатости в отношениях с Доминионом".

"Есть какие-то осложнения?" - захлопала ресницами Старри, неожиданно прижавшись к опешившему мужчине всем телом. - "Это плохо сказывается на бизнесе..." "Ну, замеченные поблизости зерги всегда чреваты осложнениями", - нахмурился Ульрик, и женщина разом помрачнела, отстранилась. "Ему неприятно, но, возможно, он сможет понять", - произнес в разуме ее бесплотный голос.

"Я не могу забыть о зергах", - вздохнув, призналась Старри. - "Видишь ли, я выступала на Тарсонисе, когда на планету напали зерги. Это должно было стать переломом в моей карьере". Изящным движением она отвела прядь волос с лица, продемонстрировав опешившему дипломата страшный шрам на скуле. "Мне не по карману избавиться от этого", - неожиданно Старри вновь подалась вперед, ладони ее уперлись в грудь гостю. - "Так что я это прячу. И сама прячусь в местах вроде этого бара". Губы их слились в нежном поцелуе... "Возможно, он сможет почувствовать", - вновь дал знать о себе бесплотный голос.

Неожиданно Старри рывком поднялась с дивана, выставила опешившего гостя наружу. "Прости, у меня другие планы. Тебе придется уйти", - заявила она, закрыв дверь перед носом Ульрика, лицо которого выражало целую гамму чувств - смущение, обиду, непонимание...

Это ночь Старри Лайт вновь мучили кошмары того страшного эпизода, перевернувшего всю ее жизнь - нападения чудовищных зергов в час ее триумфа, когда под шквал оваций она исполняла песни на сцене Большого Оперного Театра столицы Тарсониса...


И вновь она проснулась в слезах, привычным жестом коснулась застарелого шрама на скуле. Снедаемая чувством вины за прошлый вечер, потрясла за плечо мирно посапывающего рядом Ричарда, полковника Доминиона, встречалась с которым последние месяцы.

"Я поцеловала другого", - прошептала она на ухо любимому. - "Сама не знаю, почему... Если... если ты прощаешь меня - не просыпайся". Но Ричард лишь всхрапнул, и Старри, облегченно чмокнув его в щеку, вновь прилегла рядом.

Позже, лишь проснувшись, Ричард сразу же облачился в форму, сообщил Старри, что уезжает. Голос в разуме последней немедленно велел поинтересоваться, куда именно. "По вопросам снабжения", - коротко отвечал полковник, но женщина понимала, что он что-то не договаривает.

"Как может мужчина скрывать что-то от любимой женщины?" - полюбопытствовал голос, и Старри, согласно кивнув, поинтересовалась: "Ричард, что тебя тревожит?" Полковник открыл было рот, чтобы посоветовать женщине не лезть не в чужие дела, но столь искренней казалась ее тревога о нем, что он помимо воли рассказал ей обо всем.

"Шахтеры Кел-Морианского Синдиката случайно наткнулись на артефакт Ксел'Нага", - объяснил он, возвращаясь мыслями к чарующей кристаллической структуре. - "Конечно, Доминион желает, чтобы я заполучил его, но "мирным путем" - так, чтобы вся станция не пострадала от политических осложнений. Две недели назад я связался с кел-морианцами, чтобы договориться о сделке, но они требуют больше, чем я уполномочен заплатить. Выходит, мне остается только ждать, пока они не снизят цену. Вот только не знаю, как долго я смогу тянуть, прежде чем Доминион отправит торговаться кого-то другого. Или, того хуже, кел-морианцы попробуют продать артефакт на черном рынке. А если они так поступят, что ж, мне еще повезет, если меня всего лишь переведут в какую-нибудь дыру похлеще этой. А мне нравится здесь, на станции "Метеор"... по многим причинам".

С этими словами он нежно поцеловал ладонь возлюбленной, внимательно слушавшей его рассказ. "Неужели Ричард больше ничего не может сделать?" - прозвучал голос, и Старри, вновь соглашаясь с ним, прильнула к офицеру, промурлыкав: "Ты умен, милый. Обязательно найдется что-то, что ты сможешь предложить кел-морианцам кроме денег..." "Даже если мне удастся что-то придумать, я не знаю, к кому подступиться", - мрачно покачал головой Ричард. - "Я слышал, что человека, с которым я вел переговоры, самого сменили". С этими словами он направился к выходу; Старри долго смотрела ему вслед, задумчивая постукивая ноготком по подбородку...


Вечером женщина отправилась в бар, но, не найдя там Ульрика, она, следуя настойчивому голосу, отправилась к дому, где расположился кел-морианский чиновник. Признаться, тот был несказанно поражен, увидев у себя на пороге мисс Старри Лейс.

"Как ты нашла меня?" - выдавил он, пропуская женщину внутрь. "Твои товарищи по работе были в баре..." - тихо отвечала та. - "А почему ты спросил? Ты прячешься от меня?" "Нет, просто у меня на сегодня еще много дел", - улыбнулся Ульрик. - "Как видишь, я тут один остался".

"Я спросил, как ты меня нашла, поскольку волновался, что ты бродишь по улицам одна так поздно ночью", - продолжал Ульрик, нежно коснувшись ладонью изуродованной щеки женщины. - "Мне не стоило говорить тебе о замеченных зергах". "Неважно", - вздохнула Старри, потупившись. - "Я не могу перестать думать о тебе. Не знаю, почему, просто не могу".

"Над чем он работает?" - требовал ответа голос в ее разуме. - "Что он знает о Ричарде? Он прибыл сюда из-за артефакта? Поможет ли он? Или он здесь не при чем?"

Старри прильнула к Ульрику, и тот с готовностью заключил ее в объятия. "Мне о многом хочется тебя спросить", - прошептала женщина. - "Но я так устала задавать вопросы..."

Старри осталась с ним этой ночью... Но, даже засыпая в объятиях Ульрика, она вновь погрузилась в тенета неотступных кошмаров... Залитое кровью фойе театра... Разорванные, изуродованные тела... Пехотинцы в бронекостюмах помогают ей подняться на ноги, приказывают бежать прочь...

Вздрогнув, певица проснулась. Навязчивый голос в разуме ее указывал на то, что, по словам Ричарда, кел-морианца, с которым он вел дела, только что сменили, а Ульрик лишь недавно прибыл на станцию... "Как может мужчина скрывать что-то от любимой женщины?" - резонно повторял голос. - "Спроси его! Выясни, любит ли он тебя!"

И Старри решилась. "Ты прибыл сюда из-за артефакта Ксел'Нага?" - поинтересовалась она. На лице Ульрика отразилось неприкрытое изумление; он рывком сел на диване, испытывающее воззрился на молодую женщину, бледное лицо которое отражало лишь печаль и понимание. "Откуда ты..." - начал он. - "Кто тебе сказал об этом?"

"Я... услышала разговор в баре", - обезоруживающе улыбнулась она. - "Не помню, кто об этом упомянул". "Думаю, мужчины склонны слишком много болтать в присутствии красивой женщины", - усмехнулся Ульрик. - "На меня изрядно давят. Начальство прислало меня сюда, чтобы я уладил отношения с Доминионом, но станционные чиновники хотят получить побольше денег, чтобы часть прикарманить. Я не могу даже выяснить у них, кто из представителей Доминиона уполномочен вести со мной переговоры. Они хотят сохранить за собой роли посредников".

"Ричард! Расскажи ему про Ричарда!" - приказал женщине голос, и Старри, счастливо всплеснув руками, воскликнула: "О, Ульрик! Я знаю, с кем тебе нужно поговорить!" Лицо кел-морианца вытянулось от удивления, взгляд преисполнился подозрительности... "Откуда?" - прищурился он.

"Осторожней", - настаивал бесплотный голос. - "Если он узнает о Ричарде все, это скажется на его отношении..." "Среди чиновников Доминиона есть один... поклонник моего пения", - осторожно произнесла Старри, продолжая радостно улыбаться молодому человеку, пытаясь развеять его тревоги. - "Как раз прошлым вечером он заливал печаль вином - потому что отчаялся, совсем как ты". "Кто он?" - вопросил Ульрик, вскочив с дивана и принявшись торопливо одеваться. - "Я с ним встречусь".

"Нет!" - раздался ментальный крик в разуме Старри, и женщина тороплива заговорила, пытаясь спасти положение: "Не говори никому! Те люди, которые хотят наживы, помешают тебе! И тогда тебя отошлют прочь отсюда... и от меня. Но, может, если твое начальство будет довольно, тебе позволят остаться".

Ульрик долго молчал, обдумывая ее слова. "Ты уверена, что знаешь человека, с которым я должен заключить сделку?" - наконец произнес он и, дождавшись утвердительного кивка женщины, улыбнулся, принимая ее доводы: "Если я сумею заполучить артефакт, то оставлю весточку в баре, чтобы ты связалась со своим знакомым из Доминиона". В огромных очах Старри Лейс отразилось неприкрытое ликование...


Действительно, этим же вечером администратор бара передал женщине записку, значилось в которой: "Все улажено. Меняться будем на заброшенной погрузочной платформе R12 через час. Приведи своего знакомого". Не обращая внимания на крики возмущенного администратора и посетителей, требующей ее выхода на бис, певица опрометью бросилась к выходу из бара.

Старри устремилась в расположение пехоты Доминиона, твердым шагом проследовала в офис полковника. "Разве ты не должна быть в баре?" - нахмурился Ричард, сознавая, что высшим армейским чинам не по нраву его отношения с певицей из бара. - "Мне не нравится, когда ты приходишь сюда... Это не могло подождать?"

Но Старри, не желая ничего слышать, повела вконец сбитого с толку офицера на погрузочную платформу. "Зачем ты притащила меня сюда?" - раздраженно спрашивал Ричард. - "Ради какого-то выяснения отношений между нами?" "Я... честно говоря, я не знаю, зачем привела тебя сюда", - медленно произнесла Старри, зябко поежившись. - "Просто привела".

"Я - полковник Доминиона!" - взорвался Ричард, которому уже поднадоели престранные "игры" любовницы. - "Как ты смеешь тратить мое время на эти игры?!"

К счастью, в этот момент к ним подоспел Ульрик, и недовольство Ричарда разом угасло, как только узнал он, что находится в кейсе кел-морианца. Так, сделка состоялась, и артефакт Ксел'Нага был передал офицеру Доминиона в обмен на крупную сумму денег.

Облегченно улыбнувшись Старри, Ульрик взял девушку за руку, и глаза Ричарда округлились от изумления. Полковник вскипел он ярости, но не заметил он, как позади него неслышно выросли зерги... Острая, как бритва, клешня, отсекла Ричарду правую руку, но офицер, мгновенно сориентировавшись, открыл по подступающим тварям огонь на поражение.

Один из зергов сомкнул зубы на кейсе с артефактом Ксел'Нага, и Ричарда словно озарило. Уж слишком своевременно все произошло - передача артефакта, появление зергов. И повинна в этом...

"Никчемная баба!" - рявкнул Ричард наведя винтовку на Старри, пытающуюся укрыться за спиной Ульрика. - "Это ты во всем виновата!" "Ублюдок!" - завелся кел-морианец. - "Она не..."

Выстрел в упор разорвал ему правое предплечье и руку; застонав, Ульрик пал на колени, а Ричард, подступив к Старри и направив дуло винтовки ей в лицо, с ненавистью прошипел: "Хорошая новость, детка. Сейчас я избавлю тебя от этого шрама..." Но сделать сие он не успел; клешня гидралиска пробила ему грудь.

С усилием поднявшись на ноги, истекающий Ульрик велел Старри бежать, после чего последовал за нею. В разуме Старри вновь ожил привычный кошмар... Не помня себя от ужаса, женщина со всех ног бежит к выходу из Большого Театра столицы Тарсониса, но путь ей приступает гигантская королева зергов... Она склоняет к девушке голову... Неожиданно маленькая личинка перепрыгивает с нее на щеку девушке, пронзает кожу, проникает внутрь... С истошным воплем Старри падает на колени, пытаясь вырвать паразита из изуродованной щеки, а в разуме ее звучит голос: "Не бойся. Тебя ничего не угрожает. Ты можешь быть нам полезна. Мы - Рой. Мы поглощаем все полезное и избавляемся от отслужившего свое. Мы развиваемся. Мы продолжаемся. Следующая ступень эволюции началась".


Когда пребывающую без сознания Старри Лейс доставили в госпиталь станции "Метеор", чиновники Доминиона приказали первым делом определить, не заражена ли женщина паразитами зергов. Однако результаты оказались отрицательны - певица, обнаруженная на погрузочной платформе подле изуродованных тел полковника Доминиона и дипломата Кел-Мории, не несла в себе оных.

Армейские чины Доминона были, мягко говоря, недовольны результатами операции: ходили слухи, что у кел-морианцев похитили артефакт Ксел'Нага, и, скорее всего, Синдикат обвинит в этом агентов Доминиона. Надлежит как можно скорее заняться поисками артефакта, пока не успели продать его на черном рынке...

Да, сканирование не выявило никаких паразитов в теле несчастной Старри, но один из них, схоронившись под страшным шрамом на лице женщины, ликовал, ибо начинание их завершилось успехом. "Мы - Рой!" - вещал он. - "Мы побеждаем. Мы торжествуем. Следующим шагом в нашей эволюции станет успех! Но важно узнать, не пережил ли наше нападение Ричард или Ульрик..."

Губы Старри Лейс дрогнули, и медработники, ровно как и остающиеся в палате чиновники Доминиона немедленно склонились к женщине. "Ульрик?" - прошептала та, приходя в отчаянное исступление. - "Где Ульрик? Где он?!"

"Кел-морианский дипломат мертв", - произнес один из чиновников, и, видя, что девушка успокоилась при этих словах, продолжал: "И еще погиб полковник Доминиона. Мисс, крайне важно, чтобы вы рассказали нам о событиях прошлой ночи. Почему зерги напали на вас?"

"Последнее твое воспоминание о том, как ты спасла Ульрика при первой встрече", - прозвучал глас зерг-паразита, и отвечала Старри: "Все, что я помню... как я спасла его в баре. Но, думаю, я не была его достойна".

Врач шепотом сообщила чиновнику, что женщина пережила сильнейшее потрясение и, возможно, никогда не сумеет вспомнить о случившемся на погрузочной платформе... Но все возвращается на круги своя, так и Старри Лейс вернулась в бар на станции "Метеор", где продолжала каждый вечер выходить на сцену, исполняя песни об одиночестве...

  1  2  3  4  5  6  
Web-mastering & art by Bard, idea & materials by Demilich Demilich