Demilich's

3. Новая страница

Давным-давно реальность, известная как «Мир B», должна была перестать существовать, но воля угасающей богини, Космос, породила новых божеств – Материю и Спиритуса. Те исказили ткань пространства и времени, дабы возродить сию искусственную реальность, куда вновь призвали воителей из иных миров, дабы заставить их денно и нощно сходиться в бесконечном противостоянии.


Ноктис с удивлением обнаружил себя на лишенной жизни равнине, огляделся по сторонам. Куда подевались его друзья – Игнис, Гладио?.. Неужто сон?.. Непохоже...

Приближалась к нему молодая женщина, походящая на тень, и исходили от нее темные энергии. Незнакомка занесла меч для удара... но в следующее мгновение оказалась сражена своей точной копией, и бесследно исчезла. «Новичок?» - усмехнулась воительница, заметив изумление, отражающееся на лице юноши, и тот кивнул, с подозрением осведомился: «А ты... местная?»

«Здесь должны быть иные, подобные нам», - молвила воительница, отрицательно качнув головой. Не успел Ноктис ответить, как заметил поблизости воина, сразившего очередное теневое создание, а после – направившегося в их сторону. «Лайтнинг?» - улыбнулся Воитель Света, приветствуя молодую женщину, и, обернувшись к Ноктису, смерил его оценивающим взглядом: «Новый союзник? Что ж, добро пожаловать в битву».

«Я думала, она завершилась», - нахмурилась Лайтнинг, и отвечал Воитель Света: «Мы были призваны ради иного, нового начинания». «Космос?» - уточнила молодая женщина. «Нет, наследница ее сущности», - произнес Воитель Света.

«Какого такого начинания?» - с нескрываемым раздражением осведомился Ноктис, и двое велели ему следовать за ними, обещая, что все расскажут по пути. И лежал оный в направлении башни, высящейся средь пустоши...


С иной стороны к башне приближалась Шантотто, но, услышав шаги, схоронилась в руинах, пристально следя за тремя воителями, прежде выступавшими на стороне Хаоса – Кефку, Облако Тьмы и Сефирота. Кефка бесновался, наслаждаясь осознанием продолжения бесконечного конфликта, и спутники его снисходительно созерцали безумца. «Подобные создания ощущают жизнь лишь в подобном хаосе», - бросил Сефирот, и Облако Тьмы согласно кивнуло.

Дождавшись, когда трое удалятся, Шантотто выступила из укрытия, устремила взор на башню. «Уж брось нам кость со своего трона», - хмыкнула тару прежде, чем продолжить путь...


Фирион, искренне считавший, что цикл сражений завершен, был несказанно удивлен, вновь обнаружив себя в реальности, созданной двумя противостоящими друг другу божествами. Но здесь приветствовали его Сесиль и Зидан, и трое выступили в путь в направлении башни, уверенные, что там обретут они ответы на все свои вопросы...

Чуть поодаль в сем же направлении шагал Скволл Леонхарт, раздраженный и недовольный фактом самого своего нахождения с ним. Бесила и незнакомка, молча следующая за ним по пятам, не делающая попыток заговорить...

Скволл резко обернулся, и И’штола, улыбнувшись, указала в сторону. Обернувшись, зрел юноша трех товарищей по оружию, подступающих к башне. Вздохнув, Скволл в сопровождении мико’те последовали за ними...

Противостояли им немногочисленные имитации – теневые подобия воителей из иных миров, призванных божествами. Расправляясь с сими порождениями, продолжали герои путь к башне...


Ступив в обитель богини, четырнадцать воителей – поборников Света – проследовали к гигантскому кристаллу, где приветствовала их Материя. Герои с подозрением созерцали неведомую сущность, ведь ожидали они встретить здесь совсем не нее.

Ноктис, Зидан, Лунет, Ваан, Воитель Света, Терра, Скволл, Фирион, И’штола, Лайтнинг, Клауд, Сесиль, Шантотто и Тидус – все они внимали речам Материи, и молвила та: «Мое предназначение – спасти сей мир от Пустоты, предотвратить его гибель. Я – воплощение порядка и гармонии в сей реальности. Божество».

Герои переглянулись... и Сесиль выступил вперед, вопросив: «Как же ты собираешься предотвратить гибель мира?» Указав на кристалл, изрекла Материя: «Существование этой реальности поддерживается весьма особым видом энергии – той, коя создается в час сражений. К несчастью, я не могу творить ее сама, посему...» «Посему ты выдернула нас из родных миров, против нашей воли!» - постановила Лайтнинг, и Материя кивнула.

«То есть, нам придется сражаться друг с другом?» - воскликнула Лайтнинг... И вновь утвердительный ответ... Лайтнинг поморщилась: и в этой реальности смертные воители – всего лишь игрушки в руках богини, не более...

«Давайте ненадолго забудем о способе достижения цели», - попытался успокоить Воитель Света возмущенных товарищей по оружию, и, обратившись к богине, поинтересовался: «Ты хочешь, чтобы мы помогли тебе сохранить гармонию в этом мире?» Та, похоже растерялась, отвела взгляд... но, взяв себя в руки, все же подтвердила: «Да. Ради блага моего мира...»

«Ради твоего мира?» - громыхнул глас, и алые молнии расчертили небеса. Воители схватились за оружие: неужто... Хаос?!. «Меня зовут Спиритус», - продолжал вещать голос. – «Я – божество, рожденное из осколков иных реальностей и обретшее воплощение, дабы править сим миром». «Спиритус?» - казалось, Материя была так же удивлена, как и призванные ею воители. – «Твое имя мне незнакомо. Но я знаю, что я – единственная властительница этого мира». «Продолжай так думать, меня это не заботит», - прозвучал ответ. – «Мое могущество докажет, как ты ошибаешься».

Ведь прямо сейчас в иной башне, высящейся в пустоши, представлял кою сей мир, поборники Тьмы и хаоса собрались пред троном Спиритуса, божества, сотворенного из отголосков сущности Хаоса. На краткий момент предстало воителям Света видение зала, огромного алого кристалла... и темных воинов, готовых сражаться за Спиритуса.

...Пребывая в задумчивости, Материя молчала, устремив взор в пространство. «А как нам вернуться домой?» - нарушил воцарившуюся было тишину Ноктис, и богиня резко обернулась к нему, изрекла: «Молю вас, одержите верх над Спиритусом. Вот и все».


Обескураженные сим откровением, герои покинули башню, разбрелись в разные стороны, гадая, следует ли исполнить волю сей престранной сущности, назвавшейся «богиней». «Я видел подле Спиритуса своего старика», - вздохнул Тидус, обращаясь к Фириону. – «Если он там, я не стану сражаться – и мне наплевать на то, чего хочет эта девчонка». «Да, а я-то думал – все закончилось», - отвечал Фирион, мрачно кивая.

К ним приблизилась Шантотто, поманила за собой. «Отыщем путь отсюда», - молвила тару. – «Предпочитаю достигать своих целей самыми простыми путями и не тратить время на всякую бессмысленность».

Переглянувшись, двое устремились вслед за чародейкой; быть может, та действительно сможет отыскать способ покинуть этот мир, и не придется им принимать участие в сражениях...


Заметив Клауда, шагающего по пустоши средь руин, Ваан бросился следом, осведомился: «Снова один?» «Это – работа для одиночки», - отвечал Клауд, и Ваан демонстративно закатил глаза, помахал СОЛДАТу рукой: «Ох, простите. Не хотел вас задерживать».

Клауд коротко кивнул, устремился прочь, и Ваан проводил его взглядом... А после обернулся к луковому рыцарю, представившемуся И’штоле. «Ты, наверное, нервничаешь, впервые оказавшись в такой ситуации», - говорил Лунет. – «Но не тревожься, я позабочусь о том, чтобы нашли мы дорогу домой».

«Я и тоже пойду с вами», - заявил Ваан, приблизившись, напустив на себя самый что ни на есть самоуверенный вид. – «Не о чем тебе беспокоиться». И’штола благодарно улыбнулась, поинтересовалась, можешь ли рассчитывать на новых знакомых как проводников. После чего сотворила заклинание портала, явившее ей образы различных земель сего мира.

Оные разительно отличались друг от друга, и осознала И’штола, что в мире сем возможно воплотить воспоминания об иных реальностях. О возможности подобного она прежде и не мыслила, посему весьма заинтересовалась пространством, оказалась в котором волею богини.

И’штола ступила в портал, как будто позабыв о двух своих проводниках, и Ваан наряду с Лунетом устремились за нею...


Воитель Света покидал башню богини в сопровождении Сесиля и Ноктиса, которой все еще никак не мог освоиться в этой странной реальности. «Да, вопросов немало», - молвил Воитель Света, обращаясь к спутникам. – «Ясно одно: чтобы достичь своих целей, Материи требуется наша сила». «Что ж, она получит ее... по крайней мере, пока», - отвечал Сесиль, и Ноктис озадачился: «Что значит – пока?»

«Как верно заметил наш товарищ, мы многого еще не знаем», - пояснил Сесиль, и Воитель Света добавил: «Поэтому будем следовать вперед, сохраняя осторожность. В любом случае, действие принесет больше плодов, нежели бездействие».


С противоположной стороны башни у основания ее замерли четверо – Лайтнинг, Зидан, Терра и Скволл, задумчиво созерцая шпиль и размышляя, как следует поступить им в нынешней ситуации. Ведь, в отличие от Космос и Хаоса, неведомо, что представляют собой новые божества, каковы их цели и какие роли отводят они своим чемпионам. Ожидают ли тех новые бесконечные циклы сражений... или же правила игры изменились наряду с главными игроками?..

«Материи о нас мало что известно», - задумчиво произнес Зидан. – «Ровно как и о ее собственном мире, похоже». «Да, похоже, два божества не знакомы», - согласилась Лайтнинг. – «Возможно, Спиритус окажется нам вовсе не врагом». «Может, и так», - согласился Зидан. – «Нам надо понять, с чем мы столкнулись».

«Думаю, я могу помочь», - предложила Терра, и взоры героев обратились к призывательнице. – «Я ощущаю эсперов сего мира. Быть может, они смогут пояснить нам, что представляют собой Спиритус и Материя».


В области сей реальности, созданной по подобию межпространственного рифта, противостоял Бартз своей немезиде, Губителю. «Я в шаге от обретения величайшей силы – контроля над вселенной!» - бахвалился он. – «Могущества Пустоты!»

Бартз, вновь обнаружив себя в этом мире и до сих пор не встретив ни одного из сподвижников, предположил, что покончили с теми Губитель и иные чемпионы Хаоса. Потому в ярости атаковал противника, не замечая, как приближается к нему Сефирот, занося катану для удара.

К счастью, подоспевший Клауд отразил удар, предназначавшийся Бартзу, и осознал последний, где находится и что происходит. В отчаянии он закатил глаза: неужто бесконечный цикл сражений продолжается?!.

Появления Сефирота Губитель не ожидал. «Ты! Что это значит?!» - бросил он, обращаясь к среброволосому воину, и тот усмехнулся: «Да вот, хотел кое-что попробовать». «Что?!» - вопросил Губитель, однако Сефирот не удостоил его ответом, устремился в атаку.

Бартзу и Клауду пришлось принять бой... но спустя какое-то время противники отступили, вновь замерли друг напротив друга. «Что ты задумал, Сефирот?» - осведомился Губитель, однако воитель лишь загадочно улыбнулся: «Достаточно, что об этом знаю я. Но поверь, тебе понравится».

Он протянул руку к небесам, сосредоточился, и на глазах пораженных присутствующих реальность подернулась рябью, начала раскалываться. «Я понял!» - ликующе возвестил Губитель. – «Вот, значит, как!»

Бартз и Клауд, однако, не понимали ровным счетом ничего. Последний вновь метнулся к Сефироту, но тот стремительно парировал выпад меча катаной. «Что ты сделал?!» - потребовал ответа Клауд. «Не волнуйся», - отвечал Сефирот. – «Со временем цели наши совпадут». Он с силой оттолкнул Клауда, и тот не удержался на ногах, упал, а Сефирот добавил: «И когда это случится, мы встретимся снова».

Губитель и Сефирот скрылись в портале; Бартз встревоженно озирался по сторонам – мир рушился у них на глазах... Надлежало убираться отсюда, и поскорее... Но не успели двое сделать и шага, как под ногами у них возник портал, и Клауд наряду с Бартзом рухнули в него...


Шантотто, Фирион и Тидус перемещались меж различными областями сей причудливой реальности, противостояли множеству имитаций, принимавших обличье как их самих, так и иных героев.

«Если суть наших проблем – в этих созданиях, мы должны всего лишь отыскать их источник», - предложила неунывающая тару спутникам. Те держались от чародейки поодаль и смотрели на нее с опаской: хоть выглядела она забавно и безобидно, но владела множеством гибельных заклятий, и была совершенно безжалостна к врагам.

Неожиданно путь им преступил Губитель, появившийся из портала, сотворил заклятие... но Шантотто вовремя сотворила магический щит, отвратив двеомер от своих союзников. Тидус бросился к Губителю, скрестил с ним клинки... когда из следующего портала выпрыгнул Кефка. Хихикая, он подбежал к сражающимся, и, сотворив за спинами у них портал, толкнул обоих в оный, а после – сиганул следом.

Фирион метнулся было к порталу, но остановился, сознавая, что, скорее всего, угодит прямиком в расставленную ловушку. Впрочем, Шантотто это ничуть не смутило, и тару предложила Фириону не колебаться, а попытаться спасти Тидуса – где бы тот сейчас не находился.

Фирион и Шантотто ступили в портал...


Вели сражения с имитациями и И’штола, Лунет и Ваан, а после, ступив в один из многочисленных порталов, магия коих пронизывала сей мир, сплетая разрозненные отголоски иных реальностей воедино, обнаружили себя в мрачном городе из бетона и металла, в центре которого высилось огромное здание некой корпорации.

«Думаешь, это воспоминание принадлежит кому-то иному?» - осведомилась мико’те, понимая, что ни один из спутников ее окрестности сии не узнает, и луковый рыцарь утвердительно кивнул: похоже, что так.

Любопытный Ваан устремился вперед, заглядывая во все подворотни; И’штола и Лунет же оставались настороже, не отходя от портала. «Поверить не могу – здесь нет никого, кроме нас!» - воскликнул Ваан, завершив осмотр сопредельных территорий и сделав остальным знак приблизиться.

«Тот, кому принадлежит это воспоминание, не должен присутствовать здесь во плоти, дабы проявилось оно», - задумчиво молвила И’штола, и Лунет высказал догадку: «Должно быть, оно принадлежит одному из нас». «Я предполагаю, что с помощью подобных микропространств Материя расширяет свой мир», - предположила чародейка. – «Именно по этой причине она и собрала нас здесь».

«Другими словами, это место создано из воспоминаний кого-то из тех, кого она переместила сюда», - резюмировал луковый рыцарь, объясняя ситуацию обескураженному Ваану, и осознал тот: «Стало быть, чем больше здесь народа, тем больше мест для исследования. Ага! Так вот зачем понадобились Материи все мы!.. Но погодите-ка... Я-то думал, что нам переместили сюда, чтобы мы сражались». «Все верно, но причин нашего появления здесь может быть две», - молвила И’штола. – «Наши воспоминания – катализатор, благодаря которому эта реальность расширяется... а энергия, высвобождаемая в сражениях, поддерживает ее существование». «И, поскольку мы уже здесь, следует думать лишь об энергии», - вздохнул Лунет.

Трое продолжили исследование осколка реальности, в котором оказались, гадая, куда заведут их дальнейшие странствия...


Воитель Света, Сесиль и Ноктис шагали по пустоши, следуя к очередному порталу; вдали виднелась башня, окруженная ореолом алых сполохов – обиталище Спиритуса, наверняка.

«Меня ждут ребята», - сокрушался Ноктис, мыслями пребывая в родном мире. – «Там все было не очень хорошо, когда я покинул их». «У нас у всех так», - отвечал ему Сесиль. – «Обо мне тоже беспокоятся товарищи». «Да, у каждого из нас есть родной дом», - произнес Воитель Света, и уточнил Сесиль: «И у тебя тоже?» «Да», - кивнул Воитель Света. – «Но даже будь иначе, это ничего бы не изменило. Я все равно бы ответил на ее зов. Простите, что вы оказались втянуты во все это».

Ноктис отвел взгляд, пробормотал: «Но ведь не ты это затеял». Воитель Света коротко кивнул, продолжил путь к порталу, и двое последовали за ним. «Может, мотивов его мы и не понимаем», - шепнул Сесиль Ноктису. – «Но все же осознаем: то, что важно для них... становится важным и для нас...»

Воитель Света еще раз поблагодарил спутников за помощь, и те улыбнулись в ответ. Что ж, разделят они его начинание, сплотятся ради единой цели.

Трое шагнули в мерцающий портал, и, оказавшись в ином, ирреальном пространстве, сошлись в противостоянии с имитациями... повергнув которых, отыскали иной портал, вновь приведший их в знакомую пустошь. Выступив из разлома, заметили герои за спинами своими кристаллизовавшееся образование... а в следующее мгновение столп ярчайшего света ударил в ночные небеса из башни Материи. Ноктис, Воитель Света и Сесиль озадаченно наблюдали сие явление; неужто это есть та самая энергия сражений, появляющаяся в результате противостояний их, ведущихся в этой и сопредельных реальностях?..

«Пойдемте», - поторопил остальных Сесиль, указывая на вторую башню, расстояние до которой заметно уменьшилось теперь, когда выступили они из портала. – «Вскоре мы доберемся до обиталища Спиритуса».


Вели непрекращающиеся сражения с имитациями и иные чемпионы Материи: Лайтнинг, Терра, Скволл и Зидан. А после продолжали путь, миля за милей... Окружающий пейзаж и не думал меняться – все та же унылая пустошь, лишенная всякой растительности.

Неожиданно Терра замерла, сосредоточившись, а после сообщила остальным, что неподалеку находится еще один эспер. Возможно, им следует разделиться, дабы обрести обоих. «Я пойду за изначальным», - буднично сообщил остальным Скволл, устремился прочь. «В одиночку?» - удивился Зидан, и отвечал Скволл, не оборачиваясь: «Да, так будет легче. Не волнуйтесь, я глупостей не наделаю».

Лайтнинг, однако, пожелав Терре и Зидану удачи с эспером, последовала за Скволлом. «Никогда бы не подумал, что у Лайтнинг есть материнский инстинкт», - хмыкнул Зидан, провожая девушку взглядом, и Терра улыбнулась: «Кто-то должен присмотреть за ним».

После чего Терра, сопровождаемая Зиданом, зашагала в том направлении, ощущала в котором присутствие второго эспера...


Провалившись в портал, возникший у них прямо под ногами, Клауд и Бартз обнаружили себя на скоростной магистрали, заключенной в тоннель, по которой на огромных скоростях проносились автомобили. «Где это мы?» - в изумлении выдохнул Клауд, и Бартз пожал плечами: «Не знаю. Странные они, эти порталы».

Двое устремились вдоль магистрали, гадая, куда приведет их этот путь. Искусственный мир, воплощенные воспоминания о землях иных реальностей... «Я рад, что ты не забыл обо мне», - обратился Бартз к Клауду, и отвечал тот: «Я забыл... но ненадолго. А ты?..» «Я помню все, что происходило с нами во время нашего предыдущего пребывания здесь», - признался Бартз. – «Прежде мы этого не помнили. И я уверен, правила изменились не только в этом. Как же нам вернуться домой на этот раз?..» «В этом отношении ничего не изменилось», - молвил Клауд. – «Мы сражаемся, чтобы создать некую энергию. После чего Материя...» «Материя?..» - озадачился Бартз, и Клауд, припомнив, что спутник его отсутствовал на встрече с сей сущностью, пояснил: «Материя – это новая Космос. Я все объясню по пути».

Перед ними возник очередной портал, и Клауд, не сбавляя шаг, ступил в него; Бартз помедлил, но все же последовал за товарищем... Переместившись в иное пространство, двое были атакованы имитациями...


Кефка забросил Губителя и Тидуса в пространство, созданное по образу и подобию Пандемониума, после чего обратился к пребывающей здесь колдунье Ультимесии, предлагая покончить одним махом с мирами, созданными на основе воспоминаний. «Да, это создаст немалый потоко энергии», - задумчиво изрекла та.

Но вслед за Кефкой из портала появились Фирион и Шантотто, примкнули к Тидусу, созерцая противостоящую им троицу. «Мы были их приманкой», - заносчиво усмехнулась тару. – «Но они забыли, что, поскольку я с вами, планам их не суждено осуществиться!»

Манеры Шантотто выводили Ультимесию из себя, и взбешенная колдунья, сопровождаемая Кефкой и Губителем, устремилась в атаку... В небесах открывались врата, и Шантотто наряду со спутниками вознамерилась было сигануть в них... когда реальность неожиданно исказилась, начав разрушаться, и трое оказались отброшены от врат, кои ныне пребывали, казалось, за непроницаемым барьером.

Шантотто задумалась о причинах сего странного явления, позабыв о продолжающемся сражении; Фирион и Тидус продолжали противостоять Ультимесии, Губителю и Кефке. Не заметила тару портала, возникшего у нее под ногами, и, сделав неосторожный шаг, рухнула в него.

Множество порталов возникали в сей реальности; в один из таковых оказался отброшен Фирион... но схватил его показавшийся из портала Джект... Иной же портал поглотил Тидуса...


И’штола, Ваан и Лунет, обнаружив себя в некоем монументальном замке, лицезрели пред собою Кефку, отчаянно страдающего от безделья и развлекающего себя сотворением огненных шаров. Кефка бахвалился, угрожая уничтожить сию реальность, и Ваан скрипел зубами от гнева, ибо сознавал, что находился в родном Рабанастре – пусть даже иллюзорном.

И’штола нанесла Кефке стремительный удар, прервав творимое тем заклинание, молвив: «У тебя совсем совести нет? Так наслаждаться уничтожением мира, принаждлежащего кому-то другому. Что ж, вполне достойная причина, чтобы уничтожить тебя».

В противотоянии с троицей героев сторону Кефки приняли имитации, и вели они бой до тех пор, пока не начала реальность раскалываться. Кефка счел сие вполне подходящим предлогом, чтобы откланяться, а герои замерли, в изумлении озираясь по сторонам. Неужто сражения с чемпионами Спиритуса приводят к подобному исходу, и энергия, порожденная в результате противостояний, приводит к разрушению сих искусственных пластов реальности, созданных на основе воспоминаний об иных мирах?..

«Мы можем лишь отступить», - сокрушенно молвила И’штола, указав сподвижникам на сияющий портал, возникший неподалеку. «Материи нужно узнать, что происходит», - постановил луковый рыцарь, устремляясь к разлому. – «Она знает лучше, чем мы, как пресечь происходящее».

Трое бросились к порталу; в последний момент И’штола обернулась, воззрилась на погибающий мир. «Существа, пожирающие измерения...» - изумленно выдохнула она прежде, чем скрыться в разломе вслед за остальными.


Одержав очередную победу над имитациями, Ноктис, Сесиль и Воитель Света лицезрели сияющего дракона, несущегося сквозь пространство, искажающего и разрушающего его. На глазах их бестия исчезла в небесах, и трое изумленно проводили ее взглядом.

Воитель Света и Сесись поторопили Ноктиса, продолжили путь к башне Спиритуса. «Мы и прежде видели этого разрушителя миров, и было у него множество имен», - бросил Сесиль, и Воитель Света отвечал: «Как бы его не звали, он явно чинит препятствия начинанию Материи». «И нам», - добавил Ноктис. «Возможно, пришло время изменить мнение о том, кто на самом деле наш враг», - мрачно произнес Воитель Света.

Трое достигли следующего портала, ступили в него...


Зидан и Терра шагали по зеленому лугу... когда лицезрели впереди мугла. Последовав за сим созаднием, они заметили и иных муглов... которые исчезли во вспышке, явив кристалл. Заключена была в оном сущность могучего экспера, Рамуха, и ныне тот явился призвавшим его, изрек: «Приветствую, воители! Вам вновь нужна моя помощь?»

«Верно», - подтвердил Зидан. – «Но мы здесь не для того, чтобы сражаться». «А для чего же?» - полюбопытствовал Рамух. «Мы хотим больше узнать о богах этого мира», - обратилась к эсперу Терра. «Боги, рожденные вновь», - изрек Рамух, на что Зидан лишь хмыкнул: «Похоже, они слишком уж юны, мягко говоря».

«Не сделайте ошибки, не принимая их всерьез», - предупредил Рамух героев. – «Обладают они божественной сущностью и волей богов прошлого». «Волей... Космос и Хаоса?» - уточнила Терра, и эспер кивнул: «Они жаждут избавить сей мир от уготованной ему безжалостной судьбы». «Но почему?» - вопросил Зидан, и отвечал Рамух: «Ищите ответ в собственных душах. Почему вы сражаетесь за спасение сего мира?»

Зидан и Терра переглянулись, после чего молвила девушка: «Потому что у многих остались о нем добрые воспоминания». «И новые боги чувствуют то же самое», - изрек эспер. «Даже Спиритус?» - поразилась Терра, и осознал Зидан: «Неужто враг наш – вовсе не он?» «Да», - подтвердил Рамух. – «Ваш враг – иной. Пиявки высосут всю кровь из этого мира, а его иссохший остов низвергнут в забвение. Ваши попытки не смогут утолить столь всепоглощающий голод».

«Но кто они, наши истинные противники?» - продолжала спрашивать Терра. – «Ты ведь знаешь, верно?» «Мы, эсперы, называем их ‘пожирателями миров’», - прозвучал ответ. – «Они – манифестации дракона, очищавшего сию реальность множество раз». «Ты хочешь сказать, что этот мир обречен вне зависимости от того, продолжим ли мы сражаться?» - уточнил Зидан, и Терра постановила, что не станут они бежать, и непременно попытаются изменить предопределенный ход вещей.

«Но мы не сможем сделать этого сами», - с мольбой в голосе обратилась девушка к Рамуху. – «Помоги нам уничтожить этих пожирателей миров. Вместе мы сможем спасти сию реальность от гибели». «Вместе?» - громыхнул эспер. – «Что ж, хорошо... но при одном условии. Я хочу лично узреть вашу силу».

...В противостоянии Зидан и Терра одержали верх над Рамухом, и эспер согласился выступить на стороне героев против сил, угрожающих существованию сего мира...


Тем временем Лайтнинг и Скволл вели сражение с иным эспером, могучим Одином...


Тидас, а также Джект наряду с Фирионом обнаружили себя на идиллическом тропическом острове; небеса расчерчивали черные полосы – некие сущности продолжали поглощать сию искусственную реальности.

«Заставил ждать?» - усмехнулся Джект, обращаясь к сыну, на что тот лишь хмыкнул: «Не ждали мы помощи от старика!» «Похоже, этому старику пришлось спасать ваши задницы», - напомнил Джект... когда за спинами их возник портал, откуда выступала знакомая троица – Ультимесия, Кефка и Губитель. Оглядев исчезающую реальность, последний открыто возмутился, возопив: «Проклятый небесный змей! Имей какое-то уважение!»

«Плохо», - тихо произнес Фирион, обращаясь к Тидусу. – «Шантотто не с нами». «Как?» - опешил тот. – «А куда она подевалась?» Джект выступил на стороне сына и спутника его, и сражение с троицей злодеев началось.

«Почему все должны становиться на пути воплощения моих планов?!» - патетически возопил Губитель, на что Джект лишь криво ухмыльнулся, посоветовав его не закатывать истерику... чем, конечно же, привел противника в исступленную ярость...


Проследовав в портал, Воитель Света, Сесиль и Ноктис обнаружили себя на берегу озера; за водной гладью виднелся замок, Корнелия. «Именно здесь начался мой путь», - поведал остальным Воитель Света. «Ты был в этом замке?» - уточнил Сесиль, и Воитель Света утвердительно кивнул: «Да. Принцесса была похищена, и я выступил на ее поиски. Однако то, что нас ожидало...»

Послышался хохот, и за спинами троицы возник Гарланд. «Помнишь меня?» - бросил он, обращаясь к Воителю Света. – «Тебе повезло одержать однажды верх надо мною!» «Гарланд!» - изумился тот. – «Как ты узнал, что я окажусь здесь?» «Забавно, я хотел задать тебе тот же вопрос», - отвечал Гарланд. «Что ж, похоже, судьба желает, чтобы мы вновь скрестили мечи», - отозвался Воитель Света, обнажая клинок, и Гарланд согласно кивнул: «Даже если временная петля боле не связывает нас, мы все еще вынуждены сражаться – следуя воле судьбы!»

Воитель Света, Ноктис и Сесиль сошлись в сражении с Гарландом и примкнувшими к тому имитациями... Темный рыцарь оказался повержен, и Воитель Света, обратившись к нему, потребовал ответа: «Это Спиритус поглощает жизненные силы сего мира?» «Чушь», - отрезал Гарланд. – «Он – наследник одного из старых богов, и сильно привязан к этому миру. Он не желает его гибели».

Герои переглянулись: если Гарланд говорит правду, стало быть, они тратят время и силы впустую. Стало быть, надлежит вернуться в башню Материя и поведать им о силах, поглощающих искусственно сотворенные пласты реальности...

«Не стоит нам возвращаться», - неожиданно произнес Ноктис, и Сесиль с Воителем Света обернулись к нему, на лицах их отражалось удивление. – «Помните, как Материя и Спиритус общались напрямую, оставаясь каждый в собственных башнях? Предлагаю навестить обиталище Спиритуса. Не думаю, что он атакует нас. Уверен, мы сохраним немало времени, так поступив». «Может получиться...» - признал Воитель Света. – «Если, конечно, Спиритус позволит нам».

Гарланд подтвердил, что Спиритус не столь глуп, чтобы атаковать противников своих чемпионов, даже не выслушав. После чего пригласил троицу проследовать в возникший поблизости портал...


Выступив из портала, Зидан и Терра обнаружили себя в индустриальном граде, Мидгаре, где предстал им Император Матеус. «И какого же эспера вы ищите?» - вкрадчиво осведомился он, и, не получив ответа, продолжил: «Стало быть, имен вы не помните. Но неважно. Не существует силы, достаточно великой, чтобы не смогла она служить мне».

К Императору присоединился Сефирот; последний сошелся в сражении с Террой, в то время как Император заклинанием обездвижил Зидана. Тот рычал, силясь вырваться из колдовских путь, и Император с усмешкой созерцал сии жалкие попытки. «Как только мы обретем, что нам необходимо, то избавимся от тебя», - посулил он.

«Думаю, он мой», - прозвучал голос, и неведомая сила отшвырнула Императора далеко в сторону. «Предатель!» - рявкнул он, с ненавистью глядя на приближающегося Куджу. «На ноги!» - приказал тот Зидану, и юноша, вскочив, метнулся к Матеусу, продолжил бой.

Сефирот безжалостно теснил Терру, и Куджа, заклинанием исцелив раны девушки, присоединился к ней в противостоянии среброволосому воителю...

Искусственная реальность Мидгара начала разрушаться, и Сефирот, отступив, бросил взгляд на небо, усмехнулся: «Похоже, наша небольшая стычка пробудила зверя. «К сожалению, не того зверя», - согласился Матеус. – «Что ж, пора нам покинуть это место».

Они отступили, и Куджа наряду с Зиданом и Террой последовали их примеру, ступив в портал, переместившись из разрушающегося Мидгара на знакомую пустошь - основной пласт реальности, сотворенный наследниками древних божеств.

Не обращая внимания на недавних союзников, Куджа зашагал прочь... но возник перед ним мугл. Забавное создание махало лапками, отрицательно мотало головой – всеми силами пыталось остановить Куджу. «Или говори, или сгинь!» - постановил тот.

Терра приблизилась к Кудже, предложив тому просто поговорить, и мугл радостно запищал, кивая, а после попросту исчез. Вздохнув, Куджа поклонился девушке: мол, как я могу отказать...

«Это ведь ты вырвал меня из-под контроля Кефки?» - осведомилась Терра, сохранив каким-то образом воспоминание об эпизоде, произошедшем на двенадцатом цикле противостояния чемпионов Хаоса и Космос. «Мои воспоминания несколько спутаны», - признался Кефка, наряду с Зиданом и Терром шагая по пустоши к виднеющемуся поодаль порталу. «Без тебя я бы так и оставалось под действием заклятия принуждения», - благодарно молвила Терра, и Куджа улыбнулся: «Правда? Что ж, тебе повезло быть спасенной».

Терра искренне благодарила Куджу; трое шагнули в портал...


Множество боев, множество арен, образованных воспоминаниями об иных реальностях... Но ни на шаг не приблизились они к пониманию происходящего здесь, сути и целей конфликта новых божеств. Миновав очередной портал и обнаружив себя в некоем сказочном замке, Бартз устало вздохнул: «Бесполезно. Мы просто ходим кругами». «Ну, давай останемся здесь, подождем помощи», - предложил Клауд, на что Бартз лишь отмахнулся: «Ты прекрасно знаешь, где мы. Никто сюда не придет».

Будто отвечая ему, в небесах возник портал, откуда вывалилась Шантото, упав на землю с немалой высоты. Тару поднялась на ноги, отряхнулась, не преминула выругаться, а после, заметив, что не одна, напустила на себя важный вид. «Ты можешь помочь нам вернуться к Материи?» - поинтересовался Клауд, и Шантотто, заклинанием сотворив портал, пригласила парочку проследовать в него вслед за нею.

Приободрившись, Клауд и Бартз ступили в разлом... вновь оказавшись в знакомой ирреальности, где сошлись в противостоянии с эспером, Шивой.


Помимо троицы чемпионов Спиритуса, Тидусу, Фириону и Джекту пришлось противостоять и эсперу Левиафану, сколь некстати появившемуся здесь, у морского побережья, порожденного воспоминаниями о Спире.

Мир продолжал стремительно разрушаться, и Фирион поторопил спутников, указывая на возникший рядом портал. «Сгиньте наряду с этим миром», - бросила противникам Ультимесия, после чего наряду с Кефкой скрылась в ином портале, означившемся в небесах. Губитель задержался ненадолго, вперив взор в небеса. «Даже имя твое не убережет тебя от моего гнева», - посулил он неведомой немезиде, после чего последовал за остальными.

Шагнул в портал и Фирион; Тидус обернулся к Джекту, поинтересовался: «А ты разве не идешь?» «Нет, сперва хотелось бы оглядеться тут немного», - прозвучал уклончивый ответ, и Тидус, высказав надежду на то, что вскоре они свидятся снова, последовал за Фирионом в сияющий разлом.


И’штола, Ваан и Лунет повергли Ифрита, атаковавшего их в ирреальности, означившейся за одним из порталов; иному же отряду, входили в который Ноктис, Воитель Света, Сесиль и Гарланд, выпала честь сразиться с самим Бахамутом, Королем Драконов!..


Зидан, Терра и Куджа, обнаружив себя в иллюзорном подобии Александрии, были атакованы эспером Александром. Куджа полагал, что именно его присутствие раздражает эспера, и Терра с тревогой обратилась к спутнику: «Куджа, ты знаешь, как его успокоить?» «Твоя наивность просто очаровательна», - отвечал тот. – «Подобные создания всегда остаются глухи к гласу разума».

Героям не оставалось ничего иного, кроме как сразить Александра; могущество оного оказалось заключено в кристалл, коий опустился в ладони Терре. Обратившись к Кудже, Зидан выдавил слова благодарности, но тот лишь отмахнулся: «Не стоит. Александр был моей целью».

Голубые небеса расчертили черные разломы, и Куджа предупредил спутников, что очень скоро измерение сие перестанет существовать. После чего, не оборачиваясь, устремился к возникшему в нескольких десятках шагов порталу. Оный исчез, стоило Кудже исчезнуть в разломе; переглянувшись, Зидан и Терра бросились к иным сияющим вратам...


Клауд и Бартз вернулись в башню богини, остающейся подле гигантского кристалла. «Так ты и есть та самая Материя?» - молвил Бартз, воззрившись на божество сей реальности. – «Рад встрече». «Да, я знала о заблудившемся воине», - отвечала Материя. – «К счастью, ты сумел добраться до моего обиталища живым и здоровым».

«Вообще-то, у меня дурные вести», - бросил Клауд, и богиня, обернувшись к кристаллу, изрекла: «Ваше странствие началось, но сердце сего мира бьется весьма слабо. Неужто миньоны Спиритуса оказались столь сильны?» «Не совсем», - отвечал Клауд, и добавил Бартз: «Некие сущности забирают возникающую энергию себе».

«Но если вы знаете причину наших бед, почему не искорените ее?» - невинно осведомилась Материя. Клауд и Бартз, ошарашенные подобным ответом, лишь переглянулись.

«Для существа, куда более могущественного, чем мы, ты на удивление несведуща!» - молвила Шантотто, ступив в зал, и, произнеся заклинание, сотворила портал прямиком в обиталище Спиритуса. Помимо чемпионов оного – Гарланда, Губителя и Облака Тьмы, - в зале близ алого кристалла пребывали Ноктис, Воитель Света и Сесиль.

«Ты хочешь обратить моих воителей против меня?» - воскликнула Материя, и Спиритус отвечал с нескрываемым раздражением: «Прибереги свои глупые вопросы для другого случая, Материя!»

Облако Тьмы, явив присутствующим сферу с заключенным в ней золотым драконом – одним из пожирателей миров, изрекло: «Осколки зверя принимают это обличье, но беды наши продолжатся, пока не покончим мы с ней». «Да, куда бы мы не отправились – эти создания повсюду», - подтвердил Бартз, и Шантотто согласно кивнула: «Пока существует зверь, путь домой нам заказан».

Материя молчала, размышляя, а после обратилась непосредственно к Спиритусу: «Ты знал об этом? И ничего не предпринимал, пока эти создания поглощали энергии нашего мира?» «Я знал столько же, сколько и ты!» - отвечал Спиритус. – «И нет в этом ничего постыдного. Если мы стремимся обретать силу, то должны удостовериться в том, что обретает ее и вверенный нашим заботам мир».

Материя кивнула, соглашаясь, и, обратившись к воинам из далеких миров, смиренно просила их выступить против противника, угрожающего сей реальности. Так, между воителями Света и Тьмы был заключен союз; Материя и Спиритус подтвердили свою готовность сплотиться против общего врага.


И’штола, Ваан и Лунет приближались к основанию башни Материи, когда повстречали четверку сподвижников, возвращающихся к обиталищу богини – Лайтнинг, Скволла, Терру и Зидана. Те поведали Ваану и спутникам его, что обрели эсперов – сущностей, по ощущениям И’штолы, подобных Предвечным ее родного мира.

Луковый рыцарь, в свою очередь, сообщил встреченным о пожирателях миров, бесчинствующих в сей реальности и поглощающих те ее пласты, созданы которые на основе их воспоминаний. «Они питаются той самой энергией, которую мы творим, сражаясь», - продолжала рассказ Лунета И’штола, - «и угрожают равновесию этого мира». «Стало быть, нам следует изменить свои цели», - озадачился Зидан.

«Как мы понимаем, Материя и Спиритус были порождены желанием Космос сохранить этот мир», - обратилась к остальным Терра. – «И я сама разделяю это желание. Многое произошло с тех пор, как я здесь очутилась – да, не все было гладко, но это не делает сей мир менее значимым». Герои кивнули, соглашаясь. «Не будь этого мира, мы бы не встретились», - выразил Зидан общее мнение, и постановила И’штола: «Пора положить конец этим прожорливым драконам».


Все без исключения воители Света и Тьмы собрались, дабы разбить цепи, привязывающие их к циклу бесконечного противостояния. В сем мире едины они, и разделяют общую цель – раз и навсегда положить конец созданию, породившему пожирателей миров, - Божественному Дракону!

Чемпионы Материи и Спиритуса сошлись в противостоянии, высвобождая поистине колоссальное количество энергии... и низринулся с небес Божественный Дракон, стремящийся уничтожить сей бренный мир – существование которого и без того донельзя затянулось.

И боги, и воители их без колебаний устремились к могущественному, исполинскому созданию, атаковали его.

...Божественный Дракон был повержен и развоплощен; воители, свершившие сие, возвращались в родные свои миры. Но прежде, чем произошло это, мугл Мог наделил воспоминаниями о доблестных чемпионах кристаллы, которые вечно пребудут в сем мире...


Материя и Спиритус вновь остались одни – два божества в пустующем, искусственно порожденном пласте реальности.

«Не забывай», - бросила Материя, - «не будь моих воинов, Божественный Дракон не был бы повержен». «Верно», - подтвердил Спиритус, и продолжала Материя: «Я пошла на это, отринув гордость!» «Я и помыслить не мог, что ты так поступишь», - отвечал Спиритус. «У меня не было иного выбора», - пояснила богиня. – «Потому я просто воспользовалась теми средствами, что были у меня под рукой. Так что не преувеличивай собственную значимость. Все, что я сделала, я сделала ради этого мира».

«Я понимаю», - изрек Спиритус. – «Мир должен быть возрожден, и неважно, какую цену придется заплатить за это нам. А когда это случится...» «Я уничтожу тебя!» - с жаром заявила Материя, скрестив взгляды со своей немезидой. «Прекрасно», - усмехнулся тот. – «Меньшего я от тебя не ожидаю».

И у голубого кристалла в башне Материи, и у алого – в обиталище Спиритуса возникли фигуры воинов Света и Тьмы – воплощенные воспоминания о героях, вернувшихся в собственные миры. Прощальные дары сей реальности... И теперь каждому из них божества даровали частичку собственной сущности, вдыхая жизнь, наделяя волей.

И бесконечный конфликт возобновился вновь...

4. Единение стремлений

Конечно, ожесточенные сражения выматывали героев, воплощенных на основе воспоминаний; израненные тела их, измученные души взывали к Материи и Спиритусу, моля о передышке. Мольбы их были услышаны. Кристалл, пребывающий в сердце мира, приказал богам исполнить просьбу воителей. И те сотворили новый слой реальности – мир, должный стать раем для усталых героев... убежищем, где могут передохнуть они между изнуряющими битвами... правда, временно лишившись воспоминаний об оных.

Но вскоре возникли в сем мире Искажения пространственно-временного континуума, из которых низринулись ужасающие монстры, несущие с собою хаос. Искажения появлялись все чаще, и грозили уничтожить ткань мироздания. Но что стало тому причиной?..


Пребывая у кристалла, молвила Материя, обращаясь к Могу, муглу: «Воспоминания хранят в себе великую силу... силу защищать целые миры. Обладая сей силой, мы с тобой, Мог, сможем спасти наш мир». «Можешь рассчитывать на меня!» - с энтузиазмом отозвался мугл. – «Я проведу наших героев к эпицентру Искажений! Вместе мы сможем устранить угрозу и свершить правосудие над тем, кто затеял все это безумие».

«Это будет не так просто, как ты думаешь», - возразила Материя. – «Герои, о которых ты говоришь, пребывают в далеких землях, и каждый из них стремится исполнить собственное предназначение». «Но я уже отыскал четырех воинов, которых сражаться за нас», - заявил Мог. «Да, вижу их», - изрекла богиня, устремив взор в пространство. – «Воитель Света... Мальчик, обладающий невероятной магической силой... Мужчина, чья любовь к семье превосходит все остальное... И девушка, чей характер сформировался в час войны...»

Напомнила Материя муглу, что времени у них в обрез, ведь Искажения продолжают множиться и распространяться с невероятной скоростью. «А что господин Спиритус?» - поинтересовался мугл прежде, чем покинуть обитель богини. – «Ведь он наверняка что-то замышляет. Разве не должны мы помешать ему?» «Мы с ним... как день и ночь, воплощения противоположностей», - изрекла Материя. – «Но он не должен тебя заботить». «Но что, если мы, пытаясь устранить Искажения, каким-то образом помешаем его замыслам?» - продолжал тревожиться Мог, и улыбнулась богиня: «Уверена, твои воители найдут способ превозмочь все препоны, кои возникнут у них на пути. Ведь станет направлять их Свет».

Мугл удалился, ощутив возникновение иного Искажения, а Материя долго смотрела ему вслед, сознавая, что явления сии воздействуют и на сопредельную реальность, нарушая цикл противостояний. «Надеюсь, еще не слишком поздно», - прошептала она. – «Ведь если мир будет уничтожен, значит, я оказались никчемной хранительницей его и богиней...»


Последним, что помнил Воитель Света, был смертельный удар, нанесенный ему немезидой, Гарландом. «Когда я устраню тебя, Свет непременно окажется поглощен Тьмой!» - произнес темный рыцарь. – «И ничто меня не остановит!..»

Слова сии все еще звучали в памяти Воителя Света, когда он обнаружил себя на залитой солнечным светом лужайке; над ним склонились двое: девушка и малыш-чародей; чуть поодаль порхал мугл. Они представились – Рем, Виви, - однако больше не успели ровным счетом ничего сказать, ибо откуда ни возьмись набросились на них гоблины.

Пришлось принять бой, и когда монстры оказались повержены, Рем и Виви назвали прибывшему в сию реальность Воителю Света свои имена. «В последнее время существованию нашего мира угрожают Искажения», - просветил того Мог. – «Вы – наша единственная надежда, чтобы отыскать и уничтожить их».

Троица героев озадаченно воззрилась на мугла. Неужто монстры, заполонившие мир, появились из Искажений?.. По словам Мога, один из подобных разломов в реальности находился неподалеку, посему надлежит спешить к нему и попытаться закрыть. «Вы можете рассчитывать на меня», - заверил новых союзников Воитель Света, и троица героев выступила на восток.

Шагали они через дикоземье острова Примас, расправляясь по пути со встреченными монстрами. Повергнув железного гиганта – стража Искажения, герои сумели закрыть оное. «Нам больше не нужно беспокоиться о монстрах!» - просиял Виви, но Рем отрицательно покачала головой: «Нет, Виви. Не забывай – Искажений множество, и возникают они повсеместно». «И наш долг – закрыть все, без исключения», - постановил Воитель Света, и мугл заверил его, что в мире сем пребывает немало иных героев, души которых исполнены Света... надо только отыскать их.

И первый из таковых уже бежал к ним. То был никто иной, как Саж; Мог загодя просил сего пилота – уроженца далекого мира, Кокона, - разведать окрестные земли, и теперь докладывал Саж об Искажении, возникшем в северных пределах острова. И, поскольку изливаются из разлома монстры, следовало спешить... «А когда закроем мы Искажения, то сможем вернуться в наши родные миры?» - с надеждой осведомилась Рем у спутников, и Виви отвечал: «Да, я уверен! Потому нам нужно приложить все усилия, чтобы свершить задуманное!» Лишь Воитель Света задумчиво молчал; он не помнил ровным счетом ничего из своего прошлого, и гадал – существует ли мир, в который ему суждено вернуться?..

...И не заметили герои, что за спинами их возник Куджа, усмехнулся: «И не ведают они, что если все пойдет согласно плану, станут они плясать под мою музыку. О, какое же зрелищное шоу нас ждет!»

...Следуя через лес и разя огромных летучих мышей да нежить, повстречали герои девушку, представившуюся Тифой. «Что это за место?» - растерянно осведомилась она, и Воитель Света пожал плечами: «С уверенностью не скажу, знаю лишь, что все мы этому миру не принадлежим». «Опасно странствовать здесь в одиночку», - добавил Саж, но Тифа отрицательно покачала головой: «Я не одна, со мной мои друзья. Просто... мы разделились... так получилось. Я ищу их, но продолжаю натыкаться лишь на монстров». «А ведь недавно здесь еще было мирно», - вздохнул Мог. – «Монстры появляются лишь из Искажений. Но я надеюсь, что Свет вскоре восстановит безмятежность».

Ощущал мугл Свет и в душе Тифы, посему предложил девушке присоединиться к отряду. Та ответила согласием, и после непродолжительного пути через равнину встретила старого друга, Клауда Страйфа, разящего гоблинов. «Похоже, и в иных мирах предостаточно солдат, сражающихся в одиночку», - хмыкнул Саж, вспомнив про свою старую знакомую. Клауд же заявил, что ему необходимо свести счеты кое с кем, и он не хотел бы, чтобы на пути у него кто-то появлялся. Кивком указав на Мога, Саж заметил, что мугл знает о сей реальности больше, чем все они вместе взятые, посему не помешает оставаться с ним рядом. Поразмыслив, Клауд принял решение примкнуть к героям.

Отряд продолжил следовать к северной оконечности острова Примас; проходя через лес, заметили герои мальчугана, в котором Саж с радостью узнал своего приятеля из Кокона – Хоупа. Последний казался растерянным, недоумевая, как он очутился здесь. Мог рассказал мальчику о мире, подлежащем спасению, а также о том, что и в нем ощущает он Свет. Конечно же, Хоуп, ни мгновения не терзаясь сомнениями, примкнул к героям.

Следующей воительницей, кою повстречали те, исследуя остров, стала мико’те И’штола из далекого мира, рекомого Эорзеей. «Эфир в сем лесу оскверен», - молвила чародейка, обращаясь к незнакомцам. – «Надеюсь, что скверна не успела еще объять сопредельные земли». «Эфир осквернен?..» - озадачился Мог, но в следующую секунду осознал, о чем говорит девушка. – «Это из-за Искажений – межпространственных порталов, связанных с нашим миром! Именно оттуда изливается темная энергия. Мы здесь, чтобы закрыть их!» Мугл поведал И’штоле, что достаточно направить в Искажение волю героев, Свет в душах которых ярок, как исчезнет разлом в реальности.

Мико’те присоединилась к отряду, и продолжил он следовать через лес в направлении Искажения... Близ того пребывал Куджа, и, заметив приближающихся героев, ступил в разлом. Герои же, сразив огромного бегемота, выступающего стражем Искажения, закрыли оное могуществом Света, избавив таким образом остров Припас от последнего из источников Тьмы и кровожадных монстров.

Мог заявил, что теперь надлежит им отправиться на континент, через северное море, и проведет он героев к воздушному кораблю! Услышав об этом, Саж просиял, и первым устремился вслед за муглом.

...Взойдя на борт воздушного корабля, устремились герои к северной пустыне, означились в которой руины древнего града, Десерты.


Вернувшегося в обиталище богини Мога Материя поблагодарила за то, что сумел он наряду с героями закрыть Искажения на острове Примас. «И я сумел отыскать новых союзников!» - похвастался мугл, и улыбнулась богиня: «Верно. И каждый из них успел показать свой немалый потенциал. Но я боюсь, что Тьма все же продолжает распростаняться. Те, кто ответственен за сие, пытаются с помощью Искажений осуществить свои замыслы».

«Стало быть, нам следует сохранять осторожность», - встревожился Мог. «Да», - подтвердила Материя. – «И помни: среди воинов, которых ты встретишь, окажется тот, кому Тьма ведома не понаслышке. Когда все покажется утраченным, обратись к нему за наставлением».

Саж посадил воздушный корабль на равнине, вдали от руин. Отсюда герои выступили на своих двоих, придерживаясь северного расправления, ведь именно там – по словам Мога – находился очередной разлом в пространственно-временном континууме.

...Зидан Трибал с удивлением обнаружил Куджу – который, казалось, встречей был изумлен не менее. «И что ты тут делаешь?» - осведомился он. – «Нет у меня времени гостей развлекать». «Не нуждаюсь я в развлечениях», - отозвался Зидан. – «Скажи лучше: зачем тебе понадобилась армия монстров, Куджа?» «Уж-то мог бы понять!» - отвечла Куджа... и осекся, заметив приближающийся отряд героев Света.

«Это он!» - воскликнул Виви, указав остальным на Зидана. – «Мой друг, о котором я вам рассказывал! А рядом с ним...» «Виви?» - Зидан обернулся к магу, и Куджа, раздраженно качнув головой, сотворил Искажение, в котором и скрылся; разлом в континууме тут же исчез.

Зидан выругался: Куджа сумел ускользнуть, а он не узнал ровным счетом ничего о его планах! А в том, что они амбициозны и безумны, можно было не сомневаться. Кужда всегда действует без полумер...

Виви представил Зидана остальным; при виде Рем и Тифы глаза у хвостатого загорелись... Но, заметив пристальный, пронзительный взгляд И’штолы, хвостатый стушевался... «Все эти герои обладают силой, способной закрыть Искажения», - просветил Зидана Мог, и тот уточнил: «Искажения? Это так называются порталы, через которые Куджа проводит в мир монстров?»

Заметил Мог, что если разлом в континууме продолжат распространяться, то со временем смогут достичь даже миром, родом из которых герои. Конечно, лишь в теории, ведь о природе Искажений им было известно крайне мало.

Заметив на равнине очередной разлом, герои поспешили в сем направлении; на глазах их из Искажения появился рыцарь, облаченный в темные доспехи, после чего разлом исчез. «Где я?» - осведомился рыцарь, озадаченно озираясь по сторонам.

Обратившись к героям, рыцарь представился: «Сесиль, рыцарь королевства Борон. Пробудившись, я обнаружил себя в этом мире». Заявил Мог, что ощущает Свет в душе нового знакомого, и Саж облегченно вздохнул: по природе своей не доверял он солдатам, облаченным в подобную броню.

Мугл поведал Сесилю об Искажениях, разрушающий сей мир, и о попытках спасти оный, закрывая возникающие разломы в континууме. Герои убеждали Сесиля примкнуть к ним, однако тот оказывался, говоря, что слишком долго шагал по пути Тьмы. «Свет в моей душе, о котором вы говорите, лишь жалкая тень того, что было прежде», - признался он.

Сесиль вознамерился было уйти, когда атаковали героев монстры, и темный рыцарь безропотно встал на защиту новых знакомых, приняв бой. Мог вновь попытался убедить рыцаря остаться, примкнуть к ним, и Воитель Света поддержал мугла, молвив: «Тьму не стоит страшиться. Ведь без Света Тьма не может существовать. Может, меч твой и выкован из Тьмы, но сердце исполнено Света».

И Сесиль принял решение. Он разделит начинание героев, и обратит темный меч просил сил зла, угрожающих существованию сей чуждой реальности. И, возможно, однажды меч его воссияет Светом...

...Наконец, герои достигли руин Десерты; дабы достичь Искажения, надлежало пересечь их, и предупредил Мог героев, что по мере приближения к разломы монстры, встречающиеся им, будут все сильнее.

«Тот мужчина, с которым мы видели тебя прежде – кто он?» - спрашивала И’штола, когда шагали они по занесенным песками развалинам. «Долгая история», - отвечал Зидан. – «Если коротко, то он в ответе за войны, разразившиеся в Гее – мире, откуда я родом». «И, похоже, опустошить свою планету оказалось для него недостаточно?» - хмыкнул Саж, но Зидан пожал плечами, молвив: «Не знаю, для чего он здесь. Но я это выясню».

...Исследуя руины, Зидан испытывал странное чувство – будто оные были ему знакомы. «Мне тоже так кажется», - произнес Хоуп, и Клауд озадачился: «А разве вы не из разных миров?» «Мы с Хоупом – из Кокона», - подтвердил Саж. – «Просто судьба у нас такая – оказываться в руинах, тех или иных. Да, эти руины не похожи на те, в которых мы прежде бывали, но ощущение знакомое».

Обратившись к Могу, поинтересовался Зидан: «Ты говорил, что это древние руины. Стало быть, прежде в этом мире существовала некая цивилизация?» «Нет», - отвечал мугл. – «Понимаете, наш мир был создан божествами отчасти как подобие иных планет. Другими словами, как аспект этих земель основан на ваших родных мирах. Возможно, именно поэтому некоторые области могут показаться вам знакомыми». «А, так вот почему мы не встретили здесь никого из местных жителей», - осознал Саж. – «Стало быть, этот мир создан искусственно?» «Верно», - подтвердил Мог. – «И мы обязаны не допустить осквернения его. В противном случае расколы в континууме могут затронуть и иные миры!» «Сделаем все, что в наших силах», - заверил мугла Зидан.

В одном из уголков руин герои заметили девушку, лицо которой скрывала маска. Держась настороже, та призналась, что пыталась отыскать в сем мире живых существ – и, похоже, те сами нашли ее. Саж просветил незнакомку, что реальность, в которой она очутилась, полностью лишена жизни, и выходцы из иных миров ныне пытаются закрыть Искажения, угрожающие ее существованию.

«Я пыталась понять, откуда здесь так много монстров», - говорила девушка. – «Но заметила их источник странной энергии. Возможно, это и есть Искажение, о котором ты говоришь?» «Наверняка!» - подтвердил Саж. – «Стало быть, цели наши совпадают». «А, стало быть, Искажения связаны с монстрами!» - догадалась девушка. – «Занятно!»

Подоспевшая И’штола с удивлением узнала в девушке свою старую знакомую, Иду, наряду с котором принадлежала в далекой Эорзее к Наследникам Седьмой Зари. Рассказывала Ида, как, обнаружив себя в этом чуждом мире, пыталась отыскать своих друзей, преследуя монстров и пытаясь выяснить источник их появления. И’штола предложила подруге примкнуть к отряду, ведь если расстанутся они сейчас, неведомо, когда смогут встретиться вновь – уж слишком странен этот искусственный мир. Поразмыслив, Ида согласилась – объединившись, у них больше шансов отыскать иных Наследников...

...В сердце руин означилось Искажение, и Зидан, приблизившись, с тревогой воззрился на аномалию, наверняка сотворенную Куджей. «Страшно подумать, что Куджа может творить их с такой легкостью!» - воскликнул Мог. – «Ведь Искажение разрывают пространственно-временной континуум, а затем бессистемно восстанавливают его».

«И он исчез в одном из таковых Искажений», - задумчиво произнес Зидан, глядя в разлом, силясь разглядеть, что находится по ту сторону. А после, обернувшись к остальным, молвил: «Мы практически ничего не знаем об этих Искажениях. Возможно, единственный способ узнать, что они собой представляют – пройти в одно из них».

Герои переглянулись. «Разумно», - согласился Воитель Света, однако Саж, коему инстинкт самосохранения не был чужд, осведомился: «А что, если это ловушка?» «Шанс получить ответы перевешивает возможный риск», - поддержала идею Зидана И’штола, но тот уже принял окончательное решение и скрылся в Искажении.

Герои наряду с муглом последовали за ним... обнаружив себя в некоем ирреальном пространстве, пронизанном энергиями Тьмы. Поодаль означился никто иной, как Куджа. Последний героев не замечал, ибо стоял спиной к ним; сотворив Искажение, ведущее в мир, из которого поборники Света только что появились, Куджа сокрушенно покачал головой: «Недостаточно... Совершенно недостаточно... Чтобы направить судьбу по иному пути, надлежит сперва изменить природу мира».

«Куджа! Что ты творишь?» - выкрикнул Зидан, и Куджа обернулся к героям, усмехнулся: «Зидан, я знал, что рано или поздно ты появишься тут. Ведь вы – всего лишь марионетки для этих глупых созданий, коих именуете вы ‘богами’, и жизни ваши – лишь сценарии, ими написанные...» «Да как ты смеешь?!» - задохнулся от гнева Воитель Света, и Куджа перевел взгляд на него: «А, Воитель Света, - человек, от имени которого ведется сие повествование... Но даже ты не сможешь противостоять мне».

Призвав имитации – темные воплощения героев Света, - Куджа приказал им атаковать противников; сам же исчез, проследовав в Искажение... В сем пространстве Тьмы героям пришлось провести немало времени, разя как имитации, так и монстров, пребывающих здесь во множестве. «Неужто подобных созданий сотворил Куджа?» - вслух размышлял Саж, и подтвердил Зидан: «В нашем мире он создавал солдат, дабы претворяли те в жизнь его замыслы. Но даже если и сотворил он сии имитации, откуда он мог знать, как выглядим все мы?» «Да и зачем ему это?» - добавил Клауд, и Воитель Света кивнул, соглашаясь: «Да, есть вероятность, что эти призрачные создания не имеют отношения к Кудже».

Мог предложил героям покончить с имитациями прежде, чем проникнут они в мир, ведь создания сии чрезвычайно опасны. Неведомо, сколько времени провели они в ирреальности, когда заметили Искажение. Неужто, ступив в него, смогут они вернуться в мир?.. Или, возможно, угодят в ловушку, расставленную Куджей?.. Больше всех тревожился Виви: он-то помнил, сколь жесток Куджа, сколько бед причинил на Гее. «Здесь это не повторится», - попытался утешить сникшего черного мага Хоуп. – «Просто помни: нельзя отступать!» Виви благодарно кивнул.

Выбор у героев был невелик, посему проследовали они в Искажение... с облегчением обнаружив себя в руинах Десерты. Возобновили они исследование окрестных пределов, разя монстров, коих означилось окрест предостаточно...

«Я родом из мира под названием Ориенс», - рассказывала спутникам Рем. – «Если кто-то умирает в нем, то воспоминания об этом человеке стираются из разумом всех остальных». «И нет способа сделать так, чтобы о тебе помнили?» - поразился Виви. – «Как ужасно! Зачем жить, если о тебе все равно позабудут?» «Такова воля кристалла», - пожала плечами Рем. – «Это было сделано для того, чтобы те, кто остается жив, не испытывали тоски по ушедшим. Ведь мы боимся смерти, как и все».

«А Куджа стремится бросить вызов судьбе», - задумчиво произнес Хоуп. – «В нашем мире могущественные создания, подобные богам, ставят нам задачи, которые необходимо исполнить. А ты, Виви, пытался когда-нибудь поступить вопреки предначертанной судьбе?» «А ты?» - вопросом на вопрос отвечал черный маг, и Хоуп утвердительно кивнул: «Мы с друзьями... сделали это однажды». «Как и Куджа», - вздохнул Виви. – «Только он при этом причинил немало бед остальным».

«Если Искажения изменяют реальность, есть шанс, что мы можем воспользоваться ими, чтобы изменить судьбу наших миров», - молвила Рем. «А как же монстры, появляющиеся из этих разломов?» - озадачился Виви. «Мы все еще не знаем истинную природу этих Искажений», - напомнил остальным Хоуп, предлагая не строить необоснованных теорий на сей счет. – «Давайте же пока просто доверимся Могу».

На том и порешили. Изменение судеб миров – слишком громкие слова... И действительно ли необходимо пытаться сделать это с помощью аномалий, природа которых оставалась неведома?..

«Виви, Зидан, - а Куджа из вашего мира?» - уточнила Рем, и Зидан подтвердил: «Да, мы с Геи, но насчет него я не уверен точно...» «И вы точно не знаете, какова может быть его конечная цель?» - поинтересовался Хоуп. Зидан и Виви переглянулись, после чего черный маг тихо произнес: «Думаю... он боится смерти... Наверное, он думает, что, создавая Искажения реальности, он может избежать уготованной ему судьбы».

«То есть, им движет страх перед смертью?» - поразилась Рем, и Хоуп задумчиво протянул: «И пытается изменить свою судьбу...» «Неважно, каковы его мотивы», - отрезал Зидан. – «Факт остается непреложным: он заставляет людей страдать, чтобы обрести желаемое. Его необходимо остановить. Потому что действия его могут затронуть и иные миры. К тому же, он не стремится к нашему сочувствию».

Герои с мнением Зидана согласились, продолжили путь через руины, а когда пересекли их, вновь зашагали по равнине, ведомые Могом. Здесь повстречали они светловолосого парнишку, представившегося Вааном и поинтересовавшегося, не сии ли индивиды прибыли в Десерту на прекрасном воздушном корабле, коий недавно он лицезрел в небесах. Саж возликовал: наконец-то он обнаружил единомышленника!..

«Кстати, а где я?» - поинтересовался Ваан, рассказав, что, должно быть, заблудился во время охоты. Мугл просветил юношу касательно того, что оказался он в ином мире, и навряд ли возможно вернуть его в Ивалис на воздушном корабле. «Множество межпространственных Искажений связало миры», - добавил Саж. – «Все мы – выходцы из иных миров. И ты в том числе».

Поведал Мог, что в сей мир вторглись монстры, в числе которых – имитации, походящие на поборников Света. «Так может, надлежит одержать верх над тем, кто создает эти Искажения?» - предположил Ваан, и мугл сокрушенно вздохнул: «Мы не знаем наверняка, откуда они берутся». Воодушевившись, Ваан высказал желание примкнуть к отряду, дабы принять участие в противостоянии монстрам и закрытии Искажений.

Вновь вернувшись в руины, дабы отыскать Искажение, Зидан и Виви тихо беседовали, задаваясь ныне вопросом: если способны закрывать они разломы в реальности силой Света, каким образом делает то же самое Куджа? Ведь в душе последнего Света быть не должно, натворил он порядочно бед...

Наконец, герои достигли Искажения, у которого замер Куджа, отчаянно пытаясь расширить разлом еще больше. «Давай же, разорви, изуродуй этот мир!» - восклицал он, щедро делясь с Искажением энергией. Заметив недругов, Куджа обернулся к ним, процедил с нескрываемой ненавистью: «Вы ничего не понимаете! Поклоняетесь этим так называемым богам... Но конечный исход изменить невозможно».

Куджа призвал красного дракона, приказав тому атаковать героев. Но могучая бестия оказалась повержена, и Кудже не оставалось ничего иного, кроме как принять бой самому.

Но, потерпев поражение, он скрылся в Искажении, после чего герои закрыли оное, приступив к обсуждению дальнейших шагов. Разломов в континууме здесь, в руинах Десерты, не существует боле, однако миссия их далека от завершения. Ни на один из вопросов не получено ответов, а, стало быть, поиски их надлежит продолжить.


О событиях, случившихся в руинах Десерты, Мог не преминул сообщить Материи, и задумчиво молвила богиня: «Куджа, зачем же ты так стремишься изменить уготованную судьбу? Поглотила ли тебя Тьма, или же здесь кроется нечто большее?..»

Поведал Мог, что число героев все растет, и богиня одобрительно кивнула: «Чем нас больше, тем скорее завершится эта война». Но мыслями она вновь унеслась к загадочной природе Искажений. Обрекут ли замыслы Куджи их на гибель... или же в воплощении их кроется спасение?..

Мог, однако, сомнениями не терзался: если Куджа творит Искажения, стало быть – он враг. А врага надлежит сразить...


Саж опустил воздушный корабль на морском берегу, и герои, покинув судно, воззрились на виднеющиеся вдали руины древнего королевства Тронус.

Следуя по побережью, повстречали они давнюю знакомую Тифы и Клауда – Юффи, беззаботную охотницу за материей – и прочими сокровищами. Последняя умудрилась умыкнуть кинжал у Зидана и посох у И’штолы, и, довольно хихикая, бросилась наутек. Впрочем, герои сумели настигнуть воровку, убедили ту не только вернуть украденное, но и присоединиться к ним. Последняя с готовностью согласилась: кто знает, какие еще иномировые сокровища она сумеет раздобыть для того, чтобы продать их после по хорошей цене?..

На побережье повстречали герои троицу, настроенную весьма недружелюбно: чванливого, заносчивого Сейфера, и верных сподвижников его по Дисциплинарному Комитету: Райджина и Фуджин. Те атаковали герои, но были повержены и поспешили ретироваться, посулив, что вскоре они встретятся снова, и тогда уж непременно возьмут реванш.

«Почему они напали на нас?» - удивленно спрашивал Виви товарищей. – «Я не почувствовал в них зла». «Возможно, этот Сейфер отчаялся и преисполнился ярости», - предположил Сесиль. «Возможно», - согласился Мог. – «Но это его не оправдывает. Но не будем отвлекаться. Нам нужно отыскать Искажение».

«А возможно ли, что они станут нашими союзниками?» - с надеждой поинтересовался Виви, и Сесиль утвердительно кивнул: «Вполне возможно. Похоже, они тоже недавно обнаружили себя в этом мире. Если снова встретимся с ними, возможно, сможем убедить присоединиться к нам».

Остальные согласились, что Сейфер и спутники его нарочно задирались, и, возможно, удастся убедить их оставить вражду и примкнуть к отряду поборников Света. «Я не ставлю под сомнение их боевые умения», - высказал свое мнение Клауд. – «А вот личные качества ожидают желать много лучшего». «Да, даже если они не враги, это не означает, что они на нашей стороне», - поддержал товарища Ваан. – «Я бы не хотел, чтобы этот Сейфер примкнул к нам. Слишком уж он высокомерен и нагл». «Согласен», - молвил Хоуп. – «Я не уверен, что он воспримет наш возможный союз всерьез».

И действительно, довольно скоро герои вновь заметили странную троицу; на этот раз члены Дисциплинарного Комитета окружили некую девушку, требуя, чтобы та отправилась с ними. Увидев это, Зидан возмутился, и Сейфер в ярости обернулся к нему, постановив, что на этот раз он точно расправится с докучливыми бродягами, продолжающими его преследовать. Райджин и Фуджин переглянулись, тяжело вздохнули: да, у предводителя их на редкость тяжелый характер...

Вновь повергнув троицу, герои обратили ту в бегство, после чего обратились к девушке, спрашивая, не пострадала ли она. «Нет, со мной все хорошо», - отвечала та. – «Я встретила их незадолго до того, как появились вы. И как только я сказала им, кем являюсь, они принялись настаивать, чтобы я присоединилась к ним. Я, конечно же, отказалась». «Свет силен в тебе», - заметил Мог. – «Как твое имя?» «Юна», - представилась девушка. – «Я – призывательница».

Зидан утвердительно кивнул, благо призывателей на Гее было немало; Рем же, наоборот, озадачилась, ибо прежде о подобных не слыхала. «Так это не Спира?..» - изумилась Юна, и не подозревавшая о том, что оказалась в ином мире. – «Я разминулась с друзьями, и пока искала путь домой, была атакована монстрами». «Тогда и встретила Сейфера?» - уточнила Рем, и Юна кивнула: «Да. Он глаз с меня не спускал, сказав, что не может позволить, чтобы девушка осталась одна в этих диких землях». Мог предложил Юне присоединиться к их отряду, на что призывательница с готовностью согласилась.

Продолжив исследование лесных угодий близ руин королевства Тронус, заметили герои ниндзю, который, посчитав их за имитации, атаковал. Герои повергли противника, после чего сумели убедить его, что к имитациям не имеют ни малейшего отношения. «Я – принц Эдж из Эблана», - представился ниндзя, и Сесиль встрепенулся: «Из Эблана? Стало быть, ты из того же мира, что и я?» Эдж перевел взгляд на Сесиля, молвив: «Эти темные доспехи... Я слышал о тебе. Ты – темный рыцарь Барона, предводитель Красных Крыльев». «Верно», - не стал отрицать тот. – «Мое имя – Сесиль». «Но что здесь делает рыцарь Барона?» - озадачился Эдж. – «Разве не должен он странствовать по миру в поисках кристаллов?» «Это не ваш родной мир», - сообщила ниндзе Рем, а Мог поведал Эджу всю историю их от начала до конца.

Лишь узнав о том, что герои, несущие Свет в своих душах, стремятся спасти сей мир от гибели, Эдж сразу же заявил о желании присоединиться к отряду.


Сейфер и спутники его оставались неподалеку. Райджин сожалел о том, что не выслушали они встреченных воителей, а ведь те могли бы помочь им. «Сожаление», - констатировала немногословная Фуджин, соглашаясь с напарником.

«Прекратите говорить о них!» - рявкнул Сейфер. – «Не видите, что ли, что я и так в дурном настроении?.. Эта девушка... Юна... Ох судьба, ты возложила столь тяжкую ношу на это нежное создание!..» «Она показалась мне колдуньей», - высказал предположение Райджин, и добавила Фуджин: «Защитить». «Согласен», - молвил Сейфер. – «Девушке, на плечах которой – тяжкая ноша судьбы, необходим рыцарь для защиты... Да, я вспомнил – эти недоумки говорили о том, что направляются они в Позабытое Королевство... Мы защитим ее! Мы покончим со всеми монстрами в окрестностях до того, как они объявятся».

Трое устремились к полуразренным стенам Тронуса, и действительно сумели покончить с монстрами окрест до прибытия героев. «Тут, неподалеку, Искажение, которое мы должны закрыть», - обратился к Сейферу и спутникам его Воитель Света. – «Да и множество других подобных разломов, в этом мире остающихся. Если не сделаем этого, скверна и монстры продолжат распространяться». «Мы сами закроем Искажение», - постановил Сейфер, и, не желая ничего слышать, вознамерился вновь атаковать героев. Тяжело вздохнув, Фуджин и Райджин обнажили оружие вслед за своим лидером, зная, что переубедить его невозможно – слишком уж твердолоб.

Предыдущие поражения ничему не научили Сейфера: очертя голову, тот вновь и вновь бросался в бой... и терпел поражение. «В глубине души ты добр», - обратилась Юна к поверженному Сейферу. – «Мы бы хотели, чтобы ты присоединился к нам». «Шутишь?» - с презрением хмыкнул тот. – «Просто держитесь от меня подальше. Это и есть тот союз, который нам необходим. Так и быть, закрывайте свое Искажение, но спасением этого мира займусь я, ясно?»

Сейфер и спутники его устремились прочь, а герои продолжили путь к руинам Позабытого Королевства.

«Красивое у тебя украшение», - обратилась Юффи к Ваану. – «Где украл?» «Нигде я не крал», - отозвался юноша, коснувшись амулета, который всегда носил на шее. – «Это – одно из сокровищ, которое Империя забрала у моего народа. Я просто взял и вернул его». «О, да мы с тобой – родственные души!» - восхитилась Юффи. – «Там, откуда я родом, заправляла корпорация под названием «Шинра». Моя страна не была слаба, но корпорация развязала войну и сумела сокрушить ее».

«Так ты стала воровкой?» - уточнил прислушивающийся к разговору Зидан, и Юффи возмутилась: «Что?! Я не воровка! Я – ниндзя! Ниндзя, которая пытается вернуть все то, что «Шинра» украла у нас». «Мне нравится твоя решимость», - признался Ваан. – «В отличие от тебя я всю свою жизнь проводил на улицах. Я и помыслить не мог, что окажусь в ином мире, приму участие в этом приключении».

Наконец, герои достигли руин, остановились, чтобы передохнуть. «Интересно, как Сейфер собирается закрывать Искажение, если даже не представляет, что это такое?» - риторически осведомился Саж у остальных, и Ида кивнула: «Хороший вопрос. Будем надеяться, что он не наломает дров». Как бы то ни было, поблизости странной троицы не наблюдалось, и оставалось лишь уповать на то, что Сейфер и спутники его – живы-здоровы, и не станут больше путаться у них под ногами.

Углубившись в руины, лицезрели герои молодого человека в униформе Академии, в котором Рем с изумлением узнала товарища по Классу 0, Короля. «Где остальные?!» - буднично осведомился тот у девушки. – «С тех пор, как я оказался здесь, не могу их найти». «Король», - вздохнула Рем, - «знаю, это звучит безумно, но мы – не в нашем мире. Это – не Ориенс».

Подоспевший Мог поведал Королю о сей реальности, и о том, что юноша – как и все они – был призван в мир, дабы выступить его спасителем. «Я понял», - коротко констатировал Король. – «Правда, удивлен, что из Класса 0 была выбрана именно Рем». «Да, вот и я в шоке: почему столь неопытная особа, как я, была выбрана?» - всплеснула руками девушка, даже не пытаясь скрыть сарказм. «Я не хотел тебя обидеть», - обернулся к ней Король. – «Но ты ведь больна, помнишь?» «Ничего подобного», - отвела взгляд Рем. – «Ну, кашляю иногда, но не стоит беспокоиться обо мне».

Отведя Короля в сторонку, Рем просила товарища не упоминать о снедающем ее недуге при остальных. «Похоже, дело серьезно», - заметил проницательный Король. – «Еще одна причина, по которой тебе не стоит сражаться». «Нет, со мной все хорошо!» - возразила Рем. – «Просто я не хочу тревожить остальных». С этими словами она устремилась к героям, ожидающим поодаль, а Король проводил девушку взглядом, тихо произнес: «Не умеет она врать... Эх, если бы оказался здесь он ради нее! Уж он-то бы знал, что делать...»

Герои убеждали Короля примкнуть к ним, но тот сомневался; знал он в жизни лишь войну, и спасением мира прежде не занимался. «Это не причина», - говорил ему Саж. – «Оружие – лишь инструменты, и важны лишь причины, по которым ты нажимаешь на курок. Каковы твои намерения? Цели?» «...Я должен был стать куклой-солдатом в моем родном мире», - поддержал пилота Виви. – «Но семья моя и друзья дали мне новую цель». – «Вместо того, чтобы убивать других, я решил защитить их с помощью своей магии». «Твои благородные намерения озарят праведный путь!» - возвестил Воитель Света, и Король усмехнулся: «Вот, стало быть, каковы ценности в иных мирах? Да, я чувствовал, что за пределами Академии, и даже Ориенса есть что-то еще... Не знаю, разделяю ли я ваши устремления... но я с вами. Я стану сражаться за этот мир... и за себя».

Герои продолжили исследование руин Тронуса, ныне заполоненных монстрами. Ощущал Мог, что Искажение близко, и вел за собою спутников к сему разлому.

«Мы спасаем мир, применяя оружие и магию против монстров», - обратился Король к Рем, ведь ему сложно было принять для себя подобное начинание. – «Совсем не так, как в Ориенсе, верно?» «Да, хоть в нашем родном мире тоже существуют монстры, обычно мы сражаемся не с ними», - согласилась Рем, а после, помолчав, тихо добавила: «Король, я в последнее время много думаю об одном...» «О смерти?» - предположил проницательный Король, и Рем кивнула: «Да. Хоть никто из нас пока не погиб, если это случится, они ведь останутся в наших воспоминаниях, верно?» «Наверное», - задумчиво протянул Король. – «Не думаю, что воздействие нашего кристалла простирается так далеко». «...Просто я боюсь того, что мы станет помнить погибших», - призналась Рем, ведь прежде ничего подобного не испытывала, и страшилась сего. «Согласен», - отвечал Король. – «Потому и считаю, что всеми силами должны защищать мы тех, кто важен для нас». Рем утвердительно кивнула, полностью разделяя его мнение. И все же испытывала девушка удовлетворение от осознания того факта, что если погибнет она в сем мире, то не будет позабыта.

На центральной площади руин зрели герои Искажение... но пребывало подле него донельзя зловонное растительное порождение – плотоядный монстр, мальборо... Сразив оное, подступили герои к разлому в реальности, но оказался из него исторгнут молодой воин... и после Искажение исчезло.

Поднявшись на ноги, воин осмотрелся, представился – Бартз, странствующий искатель приключений. «Мы разминулись с друзьями, и пока я искал их, то обнаружил себя в некоем престранном пространстве, а после – здесь», - пояснил Бартз, после чего обратился к остальным: «А вы кто? Походите на рыцарей, на призывателей... Тоже искатели приключений, да?» «Что-то вроде», - признал Зидан, после чего поведал новому знакомому обо всем с самого начала. «Значит, я присоединюсь к вам!» - без долгих раздумий постановил Бартз. – «Судьба свела нас вместе не без причины! К тому же, мне некуда больше идти».

Герои вернулись к воздушному кораблю, и Саж поднял судно воздух, направив его за северные горы – по словам мугла, именно так, в заснеженных пиках Круделис, находится следующее Искажение... На какое-то время Мог покинул спутников, дабы поведать Материи о том, чего удалось им добиться; герои же продолжали исследовать окрестные пределы, и вскоре примкнули к ним еще двое выходцев из иных миров – Скволл Леонхарт и Ванилла, старая знакомая Хоупа.


«Свет сияет ярче прежнего, и мы сумели закрыть самое больше из Искажений, кои лицезрели», - завершил Мог свой рассказ о произошедшем в руинах королевства Тронус. «Но почему вы все-таки решили не объединяться с Сейфером?» - недоумевала Материя. – «Ведь и в его душе есть Свет – как и у других воинов». «Даже если бы я объяснил причины, не думаю, что ты поймешь их», - признался мугл. – «Ведь ты богиня, а они – люди».

«Я постараюсь», - обнадежила его Материя, и молвил Мог: «Видишь ли, людьми управляют их эмоции. И даже если цели их совпадают, если способы достижения оных разнятся, не следует им выступать единым фронтом – быть беде!» «Хоть Сейфер и твои воины разделяют общую цель, они слишком разные...» - осознала богиня. – «Думаю, я поняла».

Возможно, не до конца, но в этом вопросе Материя решила довериться могу. После чего сообщила муглу о том, что ощущает страшную опасность в землях, куда ныне лежал путь героев. «Некий могущественный монстр?» - уточнил Мог, и подтвердила Материя: «Да. Обезумевший и невероятно сильный».


Покинув обиталище богини, мугл поспешил вернуться к героям, терпеливо дожидающихся его близ заснеженных пиков Круделис. К несчастью, придется пересечь им сии горные пределы на своих двоих – провести над пиками корабль практически невозможно, ровно как и посадить его близ Искажения, изливаются из которого монстры.

Дрожа от холода, герои выступили в путь, огибая горную гряду с юга... где были атакованы некими солдатами, управляющими Магитек-броней. Повергнув противников, обнаружили воители в кабине одного из Магитеков бесчувственную девушку; с головы ее упала корона – возможно, артефакт, с помощью которого возможно контролировать разум пилотов брони. Является ли девушка врагом?.. Ответа на сей вопрос у героев не было. Эдж предложил остальным соорудить носилки да забрать незнакомку с собой; ведь рано или поздно очнется она и сможет рассказать, что произошло и как оказалась она в Магитек-броне.

Отряд продолжил путь, и вскоре ощутил Мог присутствие неподалеку индивида, несущего Свет в душе. Он попытался вызвать в разуме образ сего человека... «Девушка», - произнес мугл. – «Светлые волосы... и косички». Слов сих оказалось достаточно, чтобы Ваан припустил вперед, бросив: «Мы выросли вместе. Не могу допустить, чтобы она оставалась одна».

Надежды Ваана оправдались: на заснеженной равнине действительно означилась Пенело!.. Мог сообщил ей о миссии по закрытию Искажений, возникших в мире, ведь разломы эти могут нести гибель и их родным планетам. Ваан настаивал на том, чтобы Пенело присоединилась к отряду, и та не видела причин отвечать отказом.

Обнаружив подгорную пещеру, герои укрылись в ней от пронизывающей стужи, надеясь дождаться, когда пробудится странная девушка, управлявшая Магитек-броней. «Да, двигалась машина как-то странно, я заметил», - признался Виви. – «Как будто она вынуждена была атаковать нас вопреки своей воле». «Стало быть, разум этой девушки контролировался при помощи короны», - констатировал Хоуп. – «И это значит, что ее вынудили напасть на нас, верно?» «Вполне возможно», - признал Король. – «Хоть я и не представляю, что за иномировые чары на этом артефакте... Кажется, что создатель его владеет поистине невероятной магией». Но кто сотворил подобную корону, и зачем?.. Ответы на эти вопросы могла дать лишь остающаяся в беспамятстве девушка.

Тягостное ожидание продолжалось. В пещеру вернулся Воитель Света, коий ненадолго покидал остальных, дабы осмотреться в сих пределах, поинтересовался: «Ну как она?» «Ее раны практически затянулись», - отвечала Юна, на протяжении последних часов творившая целительную волшбу. – «Она может пробудиться в любое мгновение». «Может, и мне помочь магией?» - предложила Рем, но Воитель Света отрицательно покачал головой: «Нет. Пусть отдохнет. Ей и так досталось».

«Ого, да ты добр», - поразилась Юффи, не ожидавшая подобного от Воителя Света. – «Я-то думала, что твой характер вполне соответствует рогам, венчающим шлем. Ты же был готов бросить ее умирать там, в снегу, помнишь?» «Но тогда мы не знали, что ее разум некто контролирует», - отвечал за Воителя Света Бартз, и добавил тот: «Что бы ни произошло, нет надобности заставлять ее пробуждаться».

Наконец, незнакомка пришла в себя, озадаченно огляделась по сторонам. «Где это я?!» - выдохнула она, и, заметив приблизившихся героев, молвила: «Вы... спасли меня! Но почему? Я же напала на вас». «Мы поняли, что ты действовала не по своей воле», - пояснила Тифа. – «И хотели услышать, что ты скажешь».

«Я – Терра», - представилась девушка. – «И, насколько понимаю, нахожусь я не в своем родном мире... Вскоре после того, как оказалась здесь, я столкнулась с магом по имени Кефка. Мы сразились, и...» Она замолчала; героям исход сего противостояния был очевиден...

«Ты знала его прежде?» - полюбопытствовал Ваан, и Терра кивнула: «Да. Мы с ним родом из одного и того же мира – мира, который он стремится уничтожить. Уверена, сию же участь уготовил он и этому миру». «И ты попыталась остановить его?» - участливо осведомилась Тифа. «Но я потерпела неудачу», - понурилась Терра. – «Я оказалась недостаточно сильна, чтобы одержать верх над ним в одиночку».

«То есть, это Кефка управлял твоим разумом?» - уточнил Саж. «Да, но мои воспоминания об этом обрывочны», - призналась Терра. – «Я помню, как сражалась с ним... Если бы вы не сняли с меня корону, я все еще могла бесчинствовать окрест». Ваан заверил Терру, что не держат они зла на девушку: ведь очевидно, что винить в произошедшем следует Кефку.

«А он знает, что ты обрела свободу?» - вопросил Саж, и кивнула Терра: «Да, знает». «А он может снова взять под контроль твой разум?» - встревожился Зидан. «Даже если нет, нельзя ему позволять оставаться здесь и творить все, что он хочет», - постановила девушка. – «Немыслимо, каких дров он может наломать...»

От имени воинов Света Мог предложил Терре присоединиться к их отряду, и девушка с готовностью согласилась. Вместе продолжили они путь через заснеженные горные пределы, ступили в скованные льдом руины, находящиеся за перевалом.

«Наша миссия – закрывать все Искажения, возникающие в этом мире», - рассказывал Воитель Света Терре по пути. «Искажение?..» - нахмурилась та. – «Это те разломы в реальности, из которых появляются монстры?» «И не только это», - добавил Клауд, - «они также распространяют скверну, искажая пространство и время». «Мы еще не выяснили, что заставляет их возникать», - молвила И’штола. – «И пока можем лишь изыскивать их и закрывать».

«Ты упомянула, что Кефка стремится уничтожить мир», - обратился Бартз к Терре. – «Может ли он каким-то образом быть связан с Искажениями?» «Не знаю наверняка...» - вздохнула девушка. – «Все мои воспоминания с тех пор, как я нахожусь здесь, весьма спутаны... Я помню, что вроде бы сражалась с другим отрядом героев, подобных вам». «Все обитатели этой реальности – герои из иных миров», - изрекла И’штола, и Терра сокрушенно вздохнула: «Подумать только, я атаковала вас – тех, кто стремится закрыть Искажения и спасти этот мир!» «Ну, не все такие», - возразил Клауд. – «Некоторые пытаются использовать Искажения, чтобы воплотить в жизнь собственные замыслы. Но ты не могла этого знать. Потому не вини себя». Мог заявил, что надлежит прошлое оставить в прошлом; теперь Терра – часть отряда воителей, несущих Свет в душах своих, и лишь это важно.

Ощущал мугл, что следующее Искажение уже недалеко... когда тишину разорвал безумный хохот, и Терра встрепенулась: «Это он! Будьте настороже!» А в следующее мгновение Кефка предстал героям, и, воззрившись на Терру, вздохнул: «Ах, ты освободилась все-таки. Я так и думал, что в этом дело, но все же хотел убедиться лично. И правильно сделал – ты привела ко мне крупную рыбку... И сейчас мы ее поджарим!»

Безумец остался совершенно глух к гневным речам героев, и, призвав монстров, велел тем атаковать сих чрезмерно занудных поборников Света. Сам же отступил в сторону, с наслаждением созерцая противостояние, а когда завершилось оно с гибелью монстров, обратился к Терре: «Жаль, конечно, тебя потерять. Когда ты была под моим контролем, но являла собой несокрушимую боевую машину – расшвыривала противников во все стороны!»

«Расшвыривала?» - поразился Мог. – «Неужто речь идет о воинах, наделенных Светом?!» «Воины, наделенные Светом!» - поморщился Кефка. – «Вот, стало быть, как вы их называете! Абсурдное название!» «Расскажи, что тебе известно!» - потребовал Король, но Кефка пренебрежительно фыркнул: «Незачем вам это знать. По крайней мере, пока. Возможно, в другой раз!»

Он исчез, а Мог постановил, что следует им передохнуть, а затем начинать преследование злодея. Наверняка он остается где-то поблизости... «Возможно, я делала более страшные вещи, чем полагала», - прошептала Терра, пораженная словами Кефки. «Нет, ничего дурного ты не сделала», - попыталась успокоить волшебницу Юна, и Король добавил: «Он же сказал – «расшвыривала» противников. Вполне возможно, ты никого из них не убила. Нам следует продолжать путь. Лишь там мы сможем узнать правду».

В руинах повстречали герои Янга, монаха Фабула. «Янг? Что ты здесь делаешь?» - поразился Сесиль, но монах не обратил на слова темного рыцаря ни малейшего внимания, постановив: «Молчать! Никто не пройдет!» Воитель Света и Тифа переглянулись: неужто сей воин одержим некой силой?..

Янг атаковал, но был повержен героями. Взор его прояснился, и, оглядевшись по сторонам, выдавил монах: «Где это я?» «Янг, ты узнаешь меня?» - с тревогой обратился к нему Сесиль, и монах, поднявшись на ноги, утвердительно кивнул: «Сесиль? Я... напал на тебя?.. Не знаю, что на меня нашло. Прости, пожалуйста». «Похоже, кто-то контролировал тво й разум», - молвила Терра, которой подобное чувство было знакомо.

«Все, как в тумане...» - озадаченно произнес Янг, силясь собраться с мыслями. – «Некий голос приказывал мне сражаться – нести хаос в мир». Неужто и здесь приложил руку свою Кефка?..

«Ему можно доверять?» - напрямую вопросила Ида, обращаясь к Сесилю, и тот кивнул: «Он мой друг. Вместе мы сражались во множестве сражений в нашем родном мире. Я ручаюсь за него. Янг – доблестный монах, верный своему слову». «И все же я прислушался к шепоту зла», - понурился Янг. – «Мне стыдно за свои действия». Монах не помнил ровным счетом ничего о том, кто мог управлять его разумом, а строить ни на чем не обоснованные теории можно бесконечно. Янг чувствовал, что должен искупить свои пригрешения, посему, отвечая на приглашение Мога, присоединился к отряду воителей.

Наблюдая, сколь искусен Янг в кулачном бою, Эдж обратился к монаху, говоря о том, что слава о воителях Фабула достигла даже его родной державы. «И пользуешься ты лишь кулаками», - молвил он. – «Признаться, я слегка завидую». «Это мне нужно тебе завидовать», - отозвался Янг. – «Ты – ниндзя, и с легкостью подстраиваешь боевые стили под противника». «Признаться, я пользуюсь тайной техникой ниндзюцу, передаваемой из поколения в поколение в благородном роду Джеральдинов».

«В благородном роду?» - поразился монах. – «Стало быть, ты принадлежишь к королевской семье? И все же по своей рискуешь жизнью на поле брани?» «Я знаю короля, который также сражается», - отвечала Янгу Терра. – «А его младший брат сражается кулаками, как и ты, Янг». «Я вместе со мной в родном мире сражалась принцесса», - добавил Виви. «И мои друзья принадлежали к дворянству», - произнес Бартз. – «Принцесса и король».

«Если этот мир погибнет, то катастрофа может затронуть и наши миры», - с тревогой в голосе изрекла Терра. – «И наши друзья окажутся в беде». «Уверен, с ними все будет в порядке», - отозвался Эдж. – «Они гораздо сильнее, чем ты думаешь. И не забывай: есть вероятность, что они тоже могут оказаться здесь». Слова ниндзи заставили Терру воспрять духом. Действительно, друзья каждого из них вполне могут постоять за себя.

...Наконец, герои настигли Кефку в одном из кварталов руин. «Что ты замыслил?!» - потребовала ответа Терра, на что безумец лишь пожал плечами: «Не решил еще». Сотворив Искажение, Кефка скрылся внутри, и героям не оставалось ничего иного, как последовать за ним.

Вновь оказавшись во Тьме ирреальности, они сошлись в противостоянии с имитациями. В одну из кратких передышек между сражениями, Терра обратилась к остальным, молвив: «Вы говорили, что, помимо Кефки, и иные обладают способностью создавать Искажений». «Да, но мы лишь одного такого встречали», - отозвался Зидан, и Ваан задумчиво произнес: «Как и мы, он не принадлежит этому миру. Почему же он может управлять Искажениями, а мы – нет?»

На этот вопрос ни у героев, ни у Мога ответа не было. «Если мы одержим верх над всеми теми, кто создает Искажения, исчезнут ли они?» - вопросил Бартз, и И’штола пожала плечами: «Сомневаюсь, что все окажется так легко. Если верить Могу, число наше невелико. А ведь лишь те, кто обладает силой Света, способны закрывать Искажения».

«Если лишь они способны открывать Искажения, и лишь мы – закрывать их, стало быть, природа наших сил как-то связана», - предположил Зидан. «Хоть силы ваши подобны, то, как они проявляются, зависит от вас самих», - заявил Мог в ответ. – «Нам нужно больше тех, кто способен закрывать Искажения!» «Если мы не сделаем это, те, кто творит Искажения ради собственных амбиций, непременно уничтожат мир!» - поддержал мугла Бартз. «Верно!» - согласился Мог. – «И действиями своими угрожают они не только этому миру, но и тем, с которых вы родом».

«Может, это прозвучит и безумно, но не можем ли мы убедить их принять нашу сторону?» - произнес Зидан, и Мог согласился: «Это, быть может, и возможно. Ваша задача – заставить их примкнуть к вам!» Да, это будет весьма и весьма непросто...

Одно лишь пребывание в сем пространстве внутри Искажения изматывало героев больше, нежели сражения с монстрами и имитациями. «Искажения – планы бытия между мирами», - задумчиво молвила И’штола, озираясь по сторонам. – «По крайней мере, так мы считаем. Но мне кажется, это место – нечто куда большее». «Даже если и так, цели наши не меняются», - слабым голосом отвечала Рем. – «Мы должны продолжать сражаться с монстрами».

К счастью, довольно скоро обнаружили герои Искажение, проследовав которое, вновь обнаружили себя в заснеженных руинах на горном плато. Неподалеку заметили они мальчугана, облаченного в алые доспехи, который с удивлением на них воззрился, пробормотав: «Люди и мугл? Не похожи вы на рыщущих окрест монстров».

Мог узнал в юноше лукового рыцаря, Лунета; ведь выступал он посланником Материи, а, стало быть, знал о героях, призванных той однажды... еще до создания подобий их на основе воспоминаний. «Ты оказался здесь, пройдя через Искажение?» - уточнил мугл, и отвечал Лунет: «Эти разломы во времени и пространстве? Думаю, да. Но, разя определенных монстров, я заметил, что закрываю их. А вы что здесь делаете?» «Мы странствуем, расправляясь с монстрами и закрывая Искажения», - отозвался Воитель Света.

Луковый рыцарь с сомнением воззрился на мугла, и поведали герои, что Мог – их проводник в сем мире; кроме того, он позволяет им перемещаться между континентами на борту воздушного корабля. Воитель Света предложил Лунету примкнуть к отряду, однако тот заявил, что прежде надлежит ему покончить с монстрами, замеченными поблизости.

Против чудовищ выступили и герои, и, сразив тварей, вновь встретились с луковым рыцарем, который вздохнул с облечением, заметив, что новые знакомые его целы и невредимы. «Я бы не смог простить себя, если бы с вами что-то случилось», - признался Лунет, и Саж усмехнулся: «А ты милый паренек. Вот у мальчишек в моем родном мире напрочь отсутствует инстинкт самосохранения». Хоуп согласно кивнул, ведь в Коконе ребята живут в мире и покое, не ведая тягот.

«Но что же вы делаете здесь, если в вашем мире все так хорошо?» - осведомился Лунет. «Рано или поздно Искажения принесут хаос и в наш мир», - помрачнел Хоуп. – «Поэтому мы и сражаемся». «А ты?» - обратился к луковому рыцарю Бартз. – «Ты понятия не имеешь о происходящем, почему же сражаешься?» «Потому что хочу узнать», - пожал плечами тот. – «Хочу узнать цель своего появления здесь и правду о том, что в этом мире происходит».

Герои вновь предложили луковому рыцарю присоединиться к ним, ведь вместе отыскать ответы будет куда легче. Мог говорил о том, что именно Свет в душах воинов помогает закрывать врата, на что Лунет наградил мугла скептическим взглядом. Тем не менее, на приглашение объединить силы он ответил согласием.

Следуя к сердцу руин, где ощущал Мог Искажение, Лунет обратился к Терре с вопросом: «Как так случилось, что ты стала друзьями с остальными?» «Мой разум подчинил Кефка... и я напала на них», - отвечала девушка, и предположил луковый рыцарь: «И ты решила искупить грехи, присоединившись к ним?»

«Почему ты спрашиваешь?» - озадачилась Терра, не понимая, куда клонит ее собеседник, и признался тот: «Я не уверен, что всецело доверяю Могу... Я бы хотел еще немного понаблюдать за происходящим и вынести собственное суждение. Мне просто было интересно твое мнение». «Признаю, мы пока не видим картины в целом», - молвила Терра, - «но в одном я уверена: Кефка причинил боль немалому числу людей в нашем родном мире. Он безумен, и нельзя позволять ему творить зло безнаказанно. Я сделаю все, что в моих силах, чтобы остановить его». «Прекрасно», - улыбнулся Лунет. – «Я рад, что ты сама приняла это решение. Я боялся, что ты слепо следуешь за Могом, претворяя в жизнь его волю».

В сердце руин, на центральной площади герои настигли Кефку, которого появление воинов Света лишь забавляло. Безумец направил против героев прототип Омеги – гибельного роботизированного оружия; сам же отступил в сторону, с нескрываемым удовольствием наблюдая за сражением.

С уничтожением прототипа исчезло и Искажение, и Кефка поздравил героев с заслуженной победой. «Почему ты так счастлив?» - обратилась к чародею Терра. – «Мне казалось, ты хотел воспользоваться Искажениями, чтобы нести разрушение в мир». «Верно!» - подтвердил Кефка, ликуя. – «И я хочу, чтобы вы сражались с монстрами, не щадя себя!»

«Не понимаю!» - озадачился Мог. – «К чему же ты стремишься?» «Неужто не очевидно?» - хохотнул шут. – «Я просто развлекаюсь!» С этими словами Кефка исчез. Терра вознамерилась было продолжить поиски безумца, ведь наверняка тот подчинит себе разумы иных индивидов, и руками их продолжит воплощать в жизнь свои грязные замыслы. «Враг обладает куда большим понимание того, что здесь происходит», - осадил девушку Воитель Света, и Лунет поддержал его: «Поэтому не следует нам слепо начинать его преследовать».

Мугл предложил героям вернуться на борт воздушного корабля, дабы отправиться ко Дворцу Малитии, что на восточном континенте – находится там внушительных размеров Искажение, которое необходимо запечатать как можно скорее. Возможно, продолжая странствие, сумеют они обрести ответы на вопросы, продолжающие терзать их, и кусочки головоломки сложатся, наконец, воедино.


Действия Кефки весьма озадачили Материю, и, обратившись к Могу, спрашивала богиня, не придерживается ли он такого же мнения. «Он пытается разжечь конфликт, провоцируя наших воинов», - говорила Материя, - «но не атакует их, применяя все свое могущество. Что же он задумал?» «Честно говоря, понятия не имею», - признался мугл.

«Но тревожит то, что ему, похоже известно, кто или что стоит за Искажениями», - вздохнула Материя, и Мог изрек: «Да, но мы не можем допросить его. Мы даже не знаем, где он!.. Быть может, если бы ты применила свою магию...» «Посмотрим, что смогу сделать», - обнадежила Мога богиня, и постановил тот: «Как только узнаем, где он скрывается, мы схватим его!»

Мог удалился, стремясь вернуться в мир, где дожидаются его герои, а Материя еще долго смотрела ему вслед. Неужто происходящее – дело рук Спиритуса?.. Ведь если он преступил дозволенное божеству, она будет вынуждена принять ответные меры...


Воздушный корабль опустился на равнину, и герои, покинув судно, огляделись, констатировав, что поблизости нет никаких дворцов. «Мы вынуждены были совершить посадку, потому что Искажения окрест негативно воздействуют на двигатели корабля», - пояснил воинам Мог. – «Число земель, которых мы можем достичь, все уменьшается». «Ужасно, как же Искажения воздействуют на все вокруг!» - всплеснула руками Терра.

Что ж, по крайней мере, им выпала возможность пройти на своих двоих несколько миль, полюбоваться красотами идиллического мира – пусть и оскверненного Искажениями... Монстры, означившиеся на равнинах, оказались куда сильнее тех, коих встречали герои в пиках Круделис, и Виви вслух порадовался тому, что их уже – два десятка, ведь в одиночку он бы никогда не сумел осуществить все то, что удалось им.

«А правда, что вначале вас было всего четверо?» - осведомился Лунет, и Мог подтвердил: «Да! И я рад, что теперь нас столь много!» «Мог, ты ведь их проводник?» - уточнил луковый рыцарь. – «И ты ведешь их к тем Искажениям, закрыть которые отряду по силам?» «Верно», - изрек мугл. – «Я могу ощущать силу и размеры Искажений, а также местонахождение воинов, несущих в себе Свет». Подобное откровение несколько обескураживало; стало быть, путь их был предопределен Могом, и именно ему обязаны они своими успехами.

Лунет все же не оставил подозрений касательно мотивов Мога, посему убеждал себя в том, что сражается исключительно ради собственных целей; и если пока что совпадают они со стремлениями мугла – что ж, это и к лучшему...

Вскоре лицезрели герои одинокого воина, закрывающего Искажение и возлагающего к тому месту, где находилось оно, дикую розу. Подошедшим героям представился воин – Фирион, и, узнав, что те разделяют его цели, закрывая Искажения, молвил: «Я слышал о вас. Слышал. Что есть те, кто стремится к тому же, что и я». «Почему же ты возложил сюда цветок?» - полюбопытствовала Тифа, и отвечал Фирион: «Это послужит сообщением моим товарищам». «То есть, кто-то делает нечто подобное?» - осведомился Бартз, и Фирион уклончиво отвечал: «Что-то в этом роде».

После чего устремился прочь; Мог, однако, желал видеть Фириона среди воителей их отряда, посему убедил остальных последовать за новым знакомым. Разя встреченных монстров, те настигли Фириона, просили его рассказать подробнее об упомянутых прежде союзниках. «Если они – отряд, стремящийся спасти этот мир, возможно, мы сможем помочь друг другу», - предположил Сесиль, и Фирион отвечал: «Мои союзники? Я называю их ‘силами сопротивления’ – они напоминают мне о движении, существующем в моем родном мире». «Силы сопротивления?» - поразилась Терра. – «Как те, которые противостоят империям? Но ведь подобных образований в этом мире не существует». «Враг – не империя», - согласился Фирион. – «Я их просто так называю из удобства, не более. Но, насколько знаю, некоторые именуют их ‘Возвращающимися’». «Возвращающимися?» - поразилась Терра. – «Но так именовались мои друзья в мире, откуда я родом».

«Тогда, возможно, вы все принадлежите одному и тому же миру», - предположил Фирион. – «Ты здесь одна?» «Да, все мои спутники принадлежат иным мирам», - призналась Терра. Фирион признался, что хотел бы помочь ей и остальным, но долг его – закрыть Искажения здесь, на равнинах.

Терра просила Фириона рассказать ей подробнее о Возвращающихся, и молвил тот: «Силы сопротивления – фракция, члены которой странствуют по землям сего мира и закрывают Искажения. Насколько мне известно, их лидер был то ли королем, то ли королевой в своем родном мире». «Ты что, сам никогда не встречался с ними?» - озадачился Лунет, и Фирион пожал плечами: «Я слышал, они не хотят привлекать к себе излишнего внимания. Слишком опасно. Потому они отправляют посланников из иных миров для связи со мной. Я называю их своими «союзниками», но чувства товарищества между нами нет. Некоторые из них – солдаты, как и я, иные же – наемники».

«Стало быть, они держат свое местонахождение в тайне, а чужеземцы передают за них сведения?» - не переставал удивляться луковый рыцарь. «А мы можем встретиться с ними?» - обратился к Фириону Мог. – «Ведь закрыть Искажения могут лишь те герои, души которых исполнены Света. Будет здорово, если они примкнут к нам!»

Фирион лишь пожал плечами, после чего наряду с новыми знакомыми занялся искоренением монстров в окрестных землях да закрытием Искажений. А после высказал желание продолжить путь вместе с героями. «Я бы хотел, чтобы леди воссоединилась с друзьями из своего родного мира», - пояснил он, поклонившись сконфузившейся Терре, и та пробормотала слова благодарности.

...Миновав равнину, герои углубились в горы. «Похоже на то место, где мы с тобой впервые встретились, верно, Сесиль?» - обратился к темному рыцарю Янг, и тот согласно кивнул: «Точно. Навевает воспоминания». «Эта реальность была создана как подобие наших родных миров», - пояснил спутникам Воитель Света. – «Возможно, именно поэтому это место кажется вам таким знакомым». «Да!» - пискнул Мог. – «Быть может, эти земли бы созданы на основе воспоминаний о том самом месте, где вы встретились!»

«Там, откуда я родом, паломники отправляются в землю обетованную», - молвила Юна, которой окружающие скалы также показались знакомыми. – «Чтобы добраться туда, мы должны подняться на высокую гору. И, возможно, как и в моем родном мире, земли за сими горами явятся ключом к спасению реальности». «О, ты, должно быть, весьма уважаема на родине», - почтительно произнес Янг, и Юна смущенно потупилась: «Мне еще многому предстоит научиться. Мой отец же был невероятным человеком, и я собираюсь сохранить его наследие. Но спасение сего мира сейчас – в приоритете».

Пенело шагала рядом с Вааном, бросала украдкой взгляды на дорогого друга. «Долгий мы путь прошли с тобой, верно?» - наконец, нарушила молчание она, и Ваан улыбнулся в ответ: «Да, будучи в Ивалисе, мы и помыслить не могли о подобном!» «Ваан, а тебя происходящее не тревожит?» - поинтересовалась Пенело. – «Мы вынуждены совершать поступки, значения которых не понимаем, в мире, о котором ровным счетом ничего не знает». Признался Ваан, что даже и нервничает он немного, то предвкушение неведомого и возможность исследовать сии пределы наполняет душу его радостью. «Ах да, ты всегда был сорвиголовой!» - всплеснула Пенело руками.

Рем, прислушивавшаяся к их разговору, поинтересовалась, как давно эти двое знакомы. «С детства», - отвечала Пенело. – «Но он всегда бросался в авантюры, очертя голову, а мне оставалось лишь беспокоиться о нем». Девушка осеклась, вздохнула, качая головой, а после, обратившись к Ваану, молила того впредь сохранять осторожность – уж слишком этот сорванец ей дорог!

«Вижу, вы искренне заботитесь друг о друге», - заметила Рем. – «И это здорово!» «А у тебя есть такой друг, Рем?» - осведомилась Пенело, и отвечала девушка: «Да, есть... но не знаю, здесь ли он, или же остался в нашем родном мире.

...В горах заметили герои мужчину, и тот, обернувшись к разношерстному отряду, поинтересовался, не на карнавал ли он попал. «Кстати, меня зовут Лагуна», - вспомнив о манерах, представился путник. – «И я странствую по миру, как, впрочем, и обычно... А затем обнаруживаю себя здесь. Не успел я оглядеться, как подвергся нападению монстров. Можете в это поверить?» Несмотря на злоключения, Лагуна сохранял жизнерадостность, а Мог ощущал в душе сего индивида силу Света.

Воитель Света предложил Лагуне присоединиться к отряду, дабы продолжить закрывать Искажения, но солдат не спешил с ответом, предпочитая продолжать охоту на монстров в сих горных пределах. И все же просил Лагуна просветить его о том, что представляют собой помянутые Искажения и почему столь необходимо запечатывать их. «Искажения – врата, позволяющие монстрам проникать в мир», - поведал ему Клауд. – «К тому же, они сами обладают способностью мир преображать». «То есть, вы герои, спасающие мир?» - осведомился Лагуна, оценивающе разглядывая отряд воинов. – «И вам нужна моя помощь?» Размышлял Лагуна недолго: если на кону – спасение мира, то начинание сие он ни за что не пропустит!..

Видя, сколь быстро и безжалостно разит Лагуна монстров, поинтересовался Хоуп, не солдат ли их новый товарищ. «Бывший солдат», - признался Лагуна. – «Кое-что пошло не так, и с тех пор я странствую... Кстати, у меня такое чувство, что кто-то контролирует всех этих монстров. Вы что-нибудь знаете об этом?» «Нет», - покачала головой И’штола. – «Мы знаем об этом не больше твоего. Иначе нас бы здесь не было».

...Герои продолжили путь через горное ущелье, когда неожиданно услышали вкрадчивый голос: «Неужто это леди Юна?» «Мастер Сеймур!» - с изумлении воскликнула призывательница, и тот приблизился, молвив с улыбкой: «Не думал я, что встречу тебя в этом мире». «Я тоже удивлена», - призналась Юна, и возвестил Сеймур: «То, что мы воссоединились таким образом – наверняка воля Йевона!»

Обратившись к спутникам, Юна представила им своего знакомого: «Мастер Сеймур Гуадо». «Могу я поинтересоваться, кто вы такие?» - вопросил Сеймур, с интересом созерцая членов отряда. – «Тоже выходцы из иных миров?» «Да», - подтвердила Юна. – «Мы пытаемся избавить мир от Искажений, из которых изливаются монстры». «Избавить мир от Искажений...» - протянул Сеймур, сохраняя непроницаемое выражение лица. – «Понятно...»

Зидан предложил Сеймуру присоединиться к их отряду, но тот ответил отказом, сообщив, что ведет в сем мире свое расследование, и отвлекаться от него не намерен. С этими словами он удалился, и герои проводили его взглядами. «Странный человек», - медленно произнес Воитель Света. – «Не понимаю, привержен он Свету или же Тьме». «Хоть он и сильный маг, чувствуется в нем что-то недоброе», - согласилась И’штола. Лунет советовал Воителю Света и И’штоле не говорить об этом Юне, дабы не тревожить девушку понапрасну.

На горных перевалах встречались героям не только монстры, но и имитации. «Интересно, живые ли это создания», - произнес Виви после одного из подобных сражений, и Эдж отвечал: «Сомневаюсь. Они – безжизненные марионетки, я уверен. Именно поэтому они столь пугающи». «У некоторых марионеток есть души», - вздохнул Виви, - «как, например, у меня. По крайней мере, так было в моем мире».

«Марионетки, обладающие душами...» - задумчиво протянула Юна. – «Там, откуда я родом, возможно ненадолго воссоединиться с умершими». Герои с изумлением обернулись к призывательнице: неужто та действительно способна разговаривать с мертвыми?! «После смерти души отправляются в Дальние Пределы – место, куда могут ступить и живые», - пояснила Юна. – «Некоторые утверждают, что это просто иллюзия, но там действительно возможно общаться с душами мертвых». «Наверно, в том месте одновременно и грустно, и потрясающе», - предположила Тифа, но Юна промолчала, вновь задумавшись о мастере Сеймуре, и о том, чего стремиться он достичь в сем престранном мире...


Сам же Сеймур шагал по коридорам Дворца Малитии, заглядывая в пустующие чертоги. «Границы между мирами оказались искажены, и я был перемещен сюда», - пробормотал он в недоумении. – «Но почему? Почему я – человек, лишенный жизни, - здесь?»

Путь ему преградил мужчина, облаченный в черные одежды, представился: «Тень». «Зачем ты здесь?» - спрашивал Сеймур. – «Что ищешь?» «Зависит от нанимателя», - прозвучал ответ, и Сеймур покачал головой: «Ты одержим смертью... Твой голос столь холоден, что кажется ледяным».

«Кто ты такой, чтобы судить меня?» - бросил Тень. – «На первый взгляд ты не кажешься мертвым, но все же существование твое отличается от моего». «Ты не прав», - отозвался Сеймур. – «Единственное различие между нами – в законах, на основе которых зиждется существование каждого из наших миров... Да, ты упомянул о нанимателях. Как насчет, если ты поделишься со мной информацией за звонкую монету?»

Тень утвердительно кивнул, приблизился к Сеймуру, что-то шепнул ему на ухо, после чего устремился прочь. «Нет! Мне нужны подробности!» - воскликнул пораженный Сеймур, однако коридор был пуст...


В лесных угодьях повстречали герои на редкость бестолкового, заблудившегося рыцаря, узнали в котором Зидан и Виви старого знакомого – Штейнера. «Мастер Виви», - почтительно поклонился он черному магу, после чего наградил Зидана испепеляющим взглядом: «А, и ты здесь, обезьяна».

Стоило героям поведать Штейнеру о своей миссии, как тот сразу же примкнул к отряду, ведь начинание их, по мнению рыцаря, было донельзя благородным. Хоть казался Штейнер недалеким и простодушным, ощущал Мог, что Свет в душе его необычайно ярок. «Будучи рыцарем Александрии, я клянусь защищать этот мир!» - объявил Штейнер, и Зидан демонстративно закатил глаза; к счастью, рыцарь этого не заметил.

...Оставив за собой лесные приделы, герои приближались к стенам дворца. «Все чаще сражаемся мы с имитациями», - вздохнул Хоуп, и Король согласно кивнул: «Наплыв монстров можно отнести к Искажениям, вытягивающим тварей из различных миров, но это не объясняет, откуда берутся имитации и почему выглядят они так же, как мы».

«Если верить Могу, этот мир – создание богов», - недоверчиво произнес луковый рыцарь, глядя на мугла, и тот подтвердил: «Верно! И именно богиня велела мне собрать всех вас, чтобы противостоять угрозе, с которой мы столкнулись». «И ты упоминал, что этот мир сотворен на основании воспоминаний о наших родных мирах?» - уточнил Ваан, и Лунет продолжил мысль товарища: «Если реальность эта создана на основании наших миров, то, возможно, имитации созданы на основании нас!» «Хочешь сказать, что их тоже создали боги?!» - изумился Ваан, и Мог растерянно произнес: «Может, и так... Ведь мир этот создан не одним божеством. Госпожа Материя, которой я служу, прилагает все силы, чтобы закрыть Искажения и сохранить мир». «А другой бог – нет?» - нахмурился Лунет. «Не знаю наверняка», - признался мугл.

«А ты можешь рассказать нам о нем, об этом втором боге?» - просил Ваан. Хоть и не помнили герои ровным счетом ничего о сопредельном пласте реальности, где сходились в бесконечных сражениях со своими противниками для поддержания существования искусственных миров, осознание того, что выступают они лишь игрушками богов, угнетало. «Госпожа Материя уважает свободную волю своих чемпионов», - молвил мугл. – «Но иной бог не столь великодушен. Как вы уже знаете, госпожа Материя собрала вас – воинов, приверженных Свету, - для закрытия Искажений. Ей нужны ваши мечи для защиты этого мира... А второй бог, господин Спиритус, готов использовать все и вся для достижения собственных целей». «Так же, как Куджа и Кефка», - вздохнула И’штола.

«Если он захочет, то может с легкостью принудить даже этих двоих исполнить свою волю», - заметил Мог. «Это ужасно!» - воскликнула Терра. – «Если он подчинит себе Кефку, то этому миру уготована та же страшная участь, что и моему...» «Я бы не хотел, чтобы кто-то из вас стал марионеткой господина Спиритуса», - обнадежил встревожившихся героев Мог, и те поддержали его, заявив, что не позволят некой сущности определять их судьбу.

...У самых врат Дворца Малитии Терру окликнул Тень, и девушка с радостью приветствовала товарища по оружию. «Мы друзья, сражались вместе», - пояснила она спутникам, вопросительно на нее воззрившимся. «Друзья?» - холодно бросил Тень. – «Я состою в союзе лишь с теми, кто платит запрошенную цену». Услышав это, Юффи восхитилась: неужто нашла она родственную душу, которой не чужда здоровая меркантильность?!

«И что же привело тебя сюда, Тень?» - осведомилась Терра, и отвечал наемник: «Мой наниматель был свидетелем тому, как ты, находясь под влиянием Кефки, атаковала людей. Мне было велено освободить тебя от его чар и удостовериться, что с тобой все в порядке». «Ну, мы уже выполнили эту работу», - заверил незнакомца Саж, и Тень кивнул: «Верно. А теперь я должен откланяться и вернуться к своему нанимателю».

«Постой!» - окликнула товарища Терра. – «Почему бы тебе не присоединиться к нам?» «Только, если того пожелает мой наниматель», - отозвался Тень. Каждое слово, оброненное им, восхищало Юффи все больше; похоже, девушка обрела, наконец, пример для подражания.

«Да, в память о нашем прошлом союзе я скажу тебе кое-что», - обратился Тень к Терре. – «Я повстречал синеволосого мужчину, облаченного в ризу... подобную той, которая на этой девушке». Он указал на Юну, и поняла та, что речь идет о Сеймуре. «Он также был одержим смертью», - бросил Тень, и Эдж нахмурился: «Что это означает?» «Не знаю, просто чутье», - пожал наемник плечами, а после, выдержав долгую паузу, изрек: «Подчиниться ли богам или же презреть их волю?.. Каков путь ведет к счастью?» Задав сей риторический вопрос, Тень оставил героев...

Штейнер чувствовал себя в обширном, пустующим мире крайне неуютно. «Монстры атакуют, а земли исчезают сами по себе!» - причитал рыцарь Плутона. – «Это – воля небес или же козни людские?» «К несчастью, нам это неведомо», - вздохнул Виви. Бартз подбодрил воина, заявив, что они непременно получат ответы на все свои вопросы – рано или поздно. «Но если мы не сможем определить личину врага, то не узнаем, как противостоять ему!» - продолжал сомневаться Штейнер, а когда Зидан попытался успокоить его, попросту наорал на хвостатого.

«Он что, ненавидит тебя?» - шепотом осведомился Бартз, пораженный воплями рыцаря. «Нет, он просто не любит, что я все делаю по-своему», - беззаботно отмахнулся Зидан. – «И, кстати, сегодня он еще вежлив». После чего зашептал Бартзу на ухо, как возможно Штейнером манипулировать, навязывать ему свое мнение. Бартз слушал внимательно, кивал: да, подобные сведения могут пригодиться в будущем!

В центральном чертоге дворца у Искажения замер Сеймур. Кивком указав на Тень, он обратился к Юне: «Вижу, наемник отыскал тебя? Стало быть, теперь ты знаешь истинную причину, по которой мы здесь». «Нет, он почти ничего нам не сказал», - заявил Зидан. – «А ты знаешь что-то такое, что неведомо нам?»

«Вы следуете за муглом, рискуете жизнями ради божества, о котором ничего не знаете, и даже не задумываетесь о том, почему вы так поступаете!» - разразился Сеймур тирадой. – «Какие же вы жалкие! Да посмотрите же сами – возможно, тогда-то поймете, наконец, истину!»

Герои внимательно воззрились на Сеймура, отметив, что вокруг того вьются призрачные тени. «Так это правда?!» - изумилась Юна, и проницательный Лунет вопросил: «Юна, этот человек как-то связан с твоей способностью общаться с мертвыми?»

«Я, мертвец, пробудился в сем мире вопреки моей воле и стал марионеткой в их замыслах!» - гневно возвестил Сеймур. – «Я презираю их! Я презираю этих созданий, которых вы называете ‘божествами’! И вы глупцы, потому что продолжаете сражаться за них!»

«Слишком ты много делаешь выводов за нас!» - возразил Зидан. – «Мы не сражаемся за богов!» «Мы сражаемся, потому что сами хотим этого», - поддержал сподвижника Воитель Света. – «И ничьи мы не марионетки». «Неужто глупость ваше не знаете границ?» - закатил глаза Сеймур, не поверив ни слову. – «Похоже, придется мне спасать вас. Смерть станет достаточным избавлением!»

Из Искажения выступили монстры, атаковали героев; Сеймур же отступил в сторону, наблюдая за противостоянием. Он морщился, наблюдая, как эти жалкие игрушки богов цепляются за свои жизни... Сеймур призвал имитации, приказав тем окружить героев... но сторону тех неожиданно принял Тень.

«Тень, то, что ты сказал Сеймуру, правда?» - вопросила Юна. «Сама подумай», - отозвался наемник. – «Все вы оказались здесь по прихоти богов – против собственной воли. Хоть, считаете ли вы это за благо или нет, зависит исключительно от вас самих». «А ты сам?» - поинтересовался Сесиль. – «Твой наниматель... он каким-то образом связан с богами?» Тень долго молча, а после отрицательно качнул головой, молвив: «Не могу вам этого сказать. Замечу лишь, что он никак не связан с вашим приятелем-муглом». «Стало быть, где-то в этом мире странствуют и иные объединившиеся в отряд воины?» - воодушевился Мог.

«Понимаете теперь?» - вновь напомнил о себе Сеймур. – «Единственное спасение для вас – принять избавление, кое я вам дарую». «Сразить его и продолжать возложенную миссию, или же сдаться и умереть...» - вновь обратился к риторике Тень. – «Что выберете?» «Я никогда не сдамся!» - с жаром отвечал за всех спутников своих Виви. – «Никогда не отрину нечто столь ценное, как жизнь!» «Да, как и говорит Виви, мы не сдадимся», - поддержала черного мага Юна. – «Мы сделаем все возможное, чтобы спасти этот мир. И хоть ты, Сеймур, и дорог мне, если встанешь у меня на пути, я покончу с тобой!»

Сеймур призвал новые имитации, и сражение началось... Получив тяжелые раны, тот отступил, и Терра растерянно обратилась к остальным: «Он ослаблен, но я не знаю, как сразить того, кто и так мертв». «В нашем мире существует ритуал, именуемый ‘переходом’», - молвила Юна. – «Мы проводим его, чтобы отправить души умерших в Дальние Пределы. Я прямо сейчас приступлю к нему».

Юна приблизилась к поверженному Сеймуру... когда некая сила подняла тело того в воздух и исчез он в Искажении... которое в следующее мгновение закрылось. «Что ж, некто спас его», - заметил проницательный Тень. – «Возможно, боги. Какая же в этом ирония!»

«Тень, почему ты все-таки принял нашу сторону?» - обратилась к наемнику Терра. – «Ты ведь сказал, что твой наниматель совершенно не связан с Могом». «Но я также не сказал, что ему чуждо начинание вашего мугла», - отозвался Тень. «Стало быть, ты отправишься с нами и расскажешь, что тебе известно?» - с надеждой вопросила Юна. – «Нам нужно узнать как можно больше об этом мире и о том, что нам следует сделать здесь...»

Тень на предложение согласился, заявив, однако, что первым делом ему надлежит известить о сем своего нанимателя. Что ж, Искажение ныне закрыта, и герои обратились к Могу с вопросом: куда же им двигаться дальше?.. Мугл велел воинам возвращаться к воздушному кораблю, и устремились те к дворцовым вратам.

«Ты ведь наш проводник?» - с нескрываемым недоверием обратился Тень к Могу. – «Куда же ты ведешь нас?» «К миру и покою», - прозвучал лаконичный ответ.


Оставаясь в башне, над которой вихрились потоки алой энергии, Спиритус замер подле огромного кристалла, растянул в улыбке губы. «Похоже, все марионетки на своих местах», - прошипел он.

В чертог влетел Мог, и, извинившись за то, что заставил бога ждать, поинтересовался, не он ли спас Сеймура во Дворце Малитии. «Он еще пригодится», - прозвучал ответ. – «К тому же, я не мог допустить, чтобы он угодил в руки воинов Материи». «Мудрое решение, милорд!» - согласился мугл. – «Но одни лишь слова не спасут этот мир от гибели. Тебе следует сделать все, что в твоих силамх, чтобы преуспеть!» «Не думай, что обведешь меня вокруг пальца, мугл», - недобро прищурился Спиритус. – «Я все еще не доверяю тебе. Может, с методами моими ты и не согласен, но я делаю все, что необходимо, чтобы исполнить свой долг как бог». «Знаю», - согласился Мог. «В странствии своем ты повстречаешь многих иных», - изрек Спиритус. – «Используй же эти возможности!»

«Так и сделаю», - заверил Спиритуса Мог, после чего поспешил покинуть башню. Бог проводил мугла глазами, процедил: «Материя, как же ты глупа... Теперь этот мир принадлежит мне».

...Мог добрался до обиталища Материи, сообщил богине, что, похоже, где-то в этом мире существует и иной отряд воинов; стало быть, могут они объединиться. «И в душах их также Свет», - уточнила Материя, и Мог утвердительно кивнул: «Да. Тень и Фирион весьма сильны. Но когда мы уже загнали Сеймура в угол...» «...Спиритус спас его», - закончила богиня. – «Стало быть, он продолжает собирать вокруг себя злодеев?»

«Нельзя отрицать, что Сеймур и Кефка весьма могущественны», - признал Мог. «Однако, если подумать о том, что творили они в родных мирах...» - покачала головой Материя. – «Ситуация поистине ужасна. Если бы мы только смогли убедить их отринуть тягу к разрушению и присоединиться к нам!»

«Тогда тебе следует воспользоваться моими силами!» - предложил мугл. – «С помощью твоей божественной помощи я смогу призвать сюда любого воина из их миров». «И, говоришь, сможешь убедить их объединить усиилия с нашими воителями?» - уточнила Материя, и Мог уверенно кивнул. «Что ж, я дарую тебе эти силы», - согласилась богиня. – «Верю, что проведешь ты моих воинов по верному пути».


После того, как к отряду их примкнули Сетзер Габбиани – Странствующий Игрок, а также воздушный пират Балфир, герои ступили в Пустошь Домина, что на далеком восточном континенте. Пески здесь обжигали... и Ваан чувствовал себя как дома, в родных пустошах близ Рабанастра. «Да и мне кажется это место знакомым», - признался Бартз, озираясь.

«Потому что богиня Материя создала этот мир на основе воспоминаний о ваших родных мирах», - напомнил героям Мог. – «Неудивительно, что земли вам будут казаться знакомыми». «И мы вновь не можем воспользоваться воздушным кораблем из-за энергий Искажения?» - уточнил Ваан, которому перспектива тащиться долгие мили по тянущейся до горизонте пустыне совершенно не импонировала.

«Тьма поглощает мир», - бросил Воитель Света, ничем не показывающий, сколь некомфортно ему в тяжелых доспехах в такую жару. – «Мы должны закрыть Искажения... пока еще не поздно». «И как же нам это сделать?» - вздохнул Бартз. – «Ведь мы можем закрывать их лишь по одному».

Мог поторопил героев, и те выступили на восток, разя рыщущих в пустыне монстров – в числе коих означился и муравьиный лев. А после сразились они с двумя имитациями – Юны и молодого человека, в котором призывательница с изумлением узнала Вакку. «Он был моим стражем в Спире», - пояснила она остальным. – «Как вы знаете, я – призывательница, и совершала паломничество в землю обетованную, дабы спасти планету. Во время странствия нам выпадает множество испытания, посему сопровождают нас стражи». «Телохранители?» - уточнил Клауд. – «Есть у меня в этом определенный опыт, но, наверное, с Ваккой я не сравнюсь». «Поклялся служить леди Юне и защищать ее», - проникновенно возвестил Штейнер со слезами на глазах. – «Он – истинный рыцарь!»

«Я бы так не сказала», - улыбнулась Юна. – «Мы с ним из одной деревни, и он для меня – как старший брат». «Представить не могу, через что тебе пришлось пройти», - вздохнул Саж. – «Когда я был в твоем возрасте, даже не думал ни о чем подобном!» «Согласна», - поддержала пилота Юффи. – «Если бы мне кто-то велел отправляться спасать мир, я бы сказала, куда пойти ему самому». «О, поверь, тебе не стоит волноваться о том, что кто-то обратится к тебе за помощью», - заверил Юффи Саж, и та нахмурилась, почувствовав сарказм.Мог призвал спутников попытаться разыскать Вакку, ведь в душе того наверняка – Свет!

Довольно скоро помянутого индивида удалось обнаружить; обессиленный, он брел про пустыне, кляня свою удачу на чем свет стоит. Юна с радостью бросилась к своему стражу, исцелила того заклинанием. Вакка с удивлением рассматривал отряд, сопровождающий призывательницу, сознавая, что все эти воины кажутся вырванными из различных миров и эпох – что, в общем-то, вполне соответствовало действительности.

Юна поведала стражу обо всем, произошедшем в сем мире, и Вакка без долгих раздумий постановил: он присоединяется к отряду. «Ведь что же будет делать призывательница без своего стража?» - усмехнулся он.

...Граница пустыни была близка; на горизонте показались деревья - начинались лесные угодья. Озадаченный, Зидан озирался по сторонам: ему показалась, что наблюдает за ним некая девушка... Но было ли то всего лишь пустынным миражом?.. Мог предложил спутникам поскорее отыскать тень да разбить лагерь; быть может, удастся понять, кто именно шпионит за ними – если, конечно, ощущениям Зидана можно верить. «Может, они даже примкнут к нам», - высказала надежду Тифа, и Мог указал остальным на лес, начинающийся сразу же за песками.

«Приветствую и добро пожаловать», - раздался голос, и лицезрели герои выступившую из-за деревьев невысокую женщину. Мог поразился: Свет, исходящий от нее, был столь ярок... что казался почти зловещим, угрожающим!

«Я – Шантотто, величайшая из черных магов», - представилась чародейка; похоже, скромность была ей не присуща. Герои с сомнением воззрились на нее... Угрожающий Свет – чего можно ждать от этой миниатюрной, но донельзя могущественной волшебницы?.. «Я – всего лишь скромный профессор магических искусств», - заверила героев Шантотто, плутовато улыбаясь. – «И вскоре вы узнаете, сколь добра я по природе своей».

«А применишь ли ты свою магию ради спасения мира?» - с опаской осведомился Мог. – «Мы пытаемся...» «...Уничтожить Искажения», - закончила за мугла Шантотто. – «Это – ваше стремление. И вы надеетесь на мою помощь?» «Мы не можем тебя заставить, но, конечно же, приветствовали бы тебя в своих рядах», - осторожно отвечала чародейке Терра. «Ох, прости, но у меня – свои правила», - с нескрываемым сожалением в голосе молвила Шантотто. – «И первое из них – никогда не связываться с дураками».

«Что ж, дай знать, если вдруг передумаешь», - сухо заметил Сесиль, и Шантотто отступила в сторону, утратив интерес к разговору. Герои продолжили путь через лес; перед тем, как последовать за товарищами, Тень шепнул Шантотто: «Разыщи нас, если захочешь узнать правду об этом мире. Ты не пожалеешь, поверь».

Шантотто кивнула, но взгляд ее оставался неотрывно прикован к муглу. Похоже, это создание на самом деле - не то, каким пытается казаться... и являет собой нечто куда большее...

Довольно скоро заметили герои, что Шантотто следует за ними. Остановились, позволив чародейке приблизиться, вновь предложили ей примкнуть к отряду. «Моя магия имеет свою цену», - заявила та. – «То, что я умею, нельзя купить сладкими речами и овациями, лишь благородным стремлением». «Так мы оное и разделяем!» - с энтузиазмом воскликнул Мог. – «Искажения угрожают времени и пространству. Нам нужно что-то сделать с ними прежде, чем они разрушат иные миры». «Я хотела бы тебе поверить», - проникновенно заявила Шантотто. – «Все это так добродетельно и прекрасно! Но достаточно ли слов мугла?»

«Мы сражаемся не потому, что безоговорочно верим ему», - обратилась к чародейке И’штола. – «Мы сражаемся, чтобы защитить то, во что верим сами». «К тому же, мы не можем позволить монстрам бесчинствовать окрест», - добавил Эдж.

«Похоже, вы – не просто марионетки мугла», - заявила Шантотто, поразмыслив как следует, - «и слова ваши мудры. Возможно, они уберегут вас от несвоевременной кончины». «Так ты присоединишься к нам?» - с надеждой осведомился Хоуп, и тару приблизилась к нему, назидательно заявив: «Перед тем, как принять решения, должна лучше изучить вас и законы этого мира».

...Шантотто с интересом наблюдала за героями, прислушивалась к их разговором, смотрела, как самозабвенно сражаются они с монстрами. Однажды она даже сделала им комплимент, уж слишком зрелищно проходил бой с железным гигантом, означившемся на лесной поляне.

«Может, примешь уже решение», - хмуро бросил Клауд, а Рем добавила: «Мы бы хотели, чтобы ты примкнула к нам, но поймем, если цели твои отличны». «Что ж, по крайней мере, мне с вами будет нескучно», - заявила Шантотто, но осеклась и замерла, устремив взор в пространство.

«Искажение не там», - осмелился заметить Мог, но Шантотто отрицательно качнула головой, бросив: «Зов хаоса». С этими словами она устремилась прочь, не удостоив остальных даже взглядом.

Мог настаивал на том, чтобы продолжить путь к Искажению, но герои приняли решение последовать за Шантотто. Ведь если нашлось здесь то, что вызвало озабоченность столь могущественной чародейки, наверняка стоит воспринять это всерьез.

Героям встретился одинокий чокобо, что-то прокудахтал; Мог, понимающий язык сих птиц, воодушевился, передав остальным, что неподалеку находится некий старик – возможно, тот станет их сподвижником! «Возможно, Галуф», - высказал предположение Галуфю «А, быть может, Страго», - молвила Терра. – «Он бесится, правда, когда его называют ‘стариком’». «И зачем вы все тянете с собой стариков в странствия?» - всплеснула руками Юффи. – «Дайте им отдохнуть, погреться на завалинке!»

А вскоре герои были атакованы монстрами, означилась среди которых имитация Галуфа. Похоже, он и есть тот старик, о котором прочирикал встреченный прежде чокобо... «Он – великий человек!» - рассказывал остальным Бартз, предвкушая скорую встречу. – «Правда, память его временами подводит». «Может, он и силен, но следует отыскать его поскорее», - встревожился Эдж. – «Нельзя оставлять слабоумного старика здесь одного». Бартз согласно кивнул: только бы не испытал Галуф очередной принцип амнезии...

Продолжая поиски Галуфа здесь, в лесу, герои вновь схлестнулись с имитацией старика, а вскоре заметили распластавшегося на земле Галуфа... В ужасе воители бросились к старику... но, как оказалось, тот мирно почивал – прямо на лесной тропе, ничуть не страшась монстров. Пробудившись, Галуф огляделся по сторонам, обратился к героям: «Вам чего?» «Галуф!» - воскликнул Бартз, но старик ничем не выдал узнавания: «Ты кто? И... кто я?»

На лице Бартза отразилось отчаяние, и Галуф, вдоволь насладившись им, расхохотался. «Как дела, Бартз?» - поинтересовался он. – «Давненько не виделись!» Бартз поведал Галуфу обо всем, происходщем в этой реальности, и тот изрек: «Понятно. Стало быть, мы уже не в нашем мире». «Ты, похоже, ничуть не удивлен», - озадачился Эдж, и Галуф пожал плечами: «Скажем так: я привык странствовать между мирами! А где все остальные?..» «Я все еще не встретил их», - признался Бартз. – «Но уверен, они где-то здесь».

Галуф примкнул к отряду, и тот продолжил путь через лес...


Шантотто с интересом наблюдала за тем, как Куджа открывает Искажение – прямо здесь, на горном плато. «Теперь мне все куда понятнее», - призналась чародейка, и Куджа, обернувшись к ней, изрек: «Все призванные сюда обладают подобной силой. Но все же находятся глупцы, этого еще не осознавшие». «Те, кто могут закрывать порталы, могут и открывать их», - задумчиво произнесла Шантотто. – «Какой же это восхитительный мир!»

«Что станешь делать?» - поинтересовался Куджа. – «Они уже скоро будут здесь. Нашла ли ты свои ответы?» «Есть несколько теорий, но я не смогу подтвердить их, если не ступлю внутрь», - отвечала чародейка, указав на Искажение. «А ты уверена, что сможешь вернуться?» - Куджа вопросительно изогнул бровь, и Шантотто, пренебрежительно хмыкнув, проследовала в Искажение, которое закрылось за ее спиной.

«Смелая», - констатировал Куджа... когда за спиной раздался окрик: «Куджа! Что ты с ней сделал? Пленил в Искажении?» Маг обернулся, наблюдая выступившего из зарослей Зидана, сопровождаемого муглом. «Она ступила внутрь по своей воле», - пояснил Куджа. – «Я всего лишь протянул ей руку помощи». Зидан не поверил ни слову, и, взяв в руки кинжалы, изготовился к бою.

Подоспевшие герои присоединились к Зидану, повергли Куджу, и тот отступил, израненный, прохрипел, обращаясь к противникам: «Глупцы! Рискуете жизнями ради первой встречной... Слишком уж ты доверчив, Зидан!»

«Бежать не собираешься?» - осведомился Зидан, склонившись над поверженным. – «Я думал, ты умеешь открывать Искажения». «Куджа слишком слаб!» - воскликнул Мог. – «И это наш шанс, чтобы...» Но Зидан отмахнулся от мугла, вновь обратился к Кудже: «Зачем тебе вообще сдались Искажения? Ты знаешь о них что-то?» «Ни слова не скажу», - огрызнулся Куджа.

За спиной его возникло Искажение, откуда выступила Шантотто. «Похоже, я опоздала», - вздохнула тару. – «Но признаюсь, что обрела немало сведений касательно сих врат». Герои во все глаза смотрели на чародейку. «Она сама сумела сотворить Искажение», - растерянно вымолвил Клауд. – «Неужто в душе ее нет Света?»

Шантотто же, приблизившись к Кудже, велела тому подниматься на ноги и не сдаваться, ведь самое интересное еще впереди. «Знаю», - бросил маг. – «Не хочу оставаться в долгу перед тобой, потому скажу следующее: тот, кто обладает зовом хаоса, находится рядом. Он среброволос, обладает длинным, изогнутым клинком...» «Что?!» - поразился Клауд, узнав в сем описании своего заклятого врага.

Но Куджа сиганул в Искажение, которое незамедлительно исчезло. «На чьей ты стороне?» - напустился Мог на Шантотто, но та оставалась совершенно невозмутима. «Мы оба питаем интерес к прошлому», - молвила чародейка. – «Но, похоже, я нашла отряд, куда более интересный». И она выжидательно воззрилась на героев. Те растерялись: стоит ли позволить этой странной женщине присоединиться к ним?.. Но Мог заверил остальных, что в душе Шантотто пребывает Свет; к тому же, если отказать ей, тару непременно последует за героями – так или иначе, избавиться от нее не выйдет.

...Продолжая путь по плато, лицезрели герои мертвое тело монстра, рассеченное надвое. «Лишь один человек мог нанести подобный удар», - выдохнул Клауд, худшие подозрения которого подтвердились, и бегом устремился прочь. «Да, очевидно», - резюмировала Шантотто. – «Тот, кто обладает зовом хаоса, был здесь совсем недавно...» «Плохо», - нахмурился Фирион. – «Он, должно быть, действительно силен, если Куджа счел необходимым упомянуть о нем». «Да, и, похоже, именно этого парня разыскивал в сем мире Клауд», - заметил Саж, и Шантотто подтвердила: «Он хочет сойтись в сражении со своим противником, но лучше бы подумал о том, как выжить в этом бою».

Шагая вслед за Клаудом по высокогорью, Юна тихо беседовала с Ваккой, поведала ему о том, что в сем мире находится и Сеймур. «Но как?!» - изумился страж, и призывательница пожала плечами: «Он утверждает, что мертв». «Ты ведь знаешь, что нам призвали сюда боги?» - обратился Саж к Вакке, как будто одна фраза сия объясняла все происходящие чудеса да несуразицы. «Да, господин Сеймур сказал, что они считают нас своими марионетками», - продолжала рассказывать Юна. – «Даже он, будучи мертвым, не сумел избежать их внимания. Ему жаль нас и он хочет вырвать нас из этих оков – покончив с нами!»

«Звучит странно», - озадаченно произнес Вакка. – «Но я рад, что все случилось так, как случилось. Ведь Сина здесь нет, и ты не обязана вершить Последний Призыв. Стало быть, тебе не придется...» «Вакка!» - воскликнула Юна, не скрывая возмущения, и страж потупился, пробормотал слова извинения. «Неважно, где мы и с кем сражаемся», - постановил он. – «Я – твой страж, и я здесь, чтобы защитить тебя. Это останется неизменно». Воитель Света и Саж высказали Вакке свое уважение, а Юка тепло поблагодарила стража за то, что следует тот долгу столь неукоснительно.

...Тем временем Клауд настиг Сефирота в одной из подгорных таверн, и, обнажив клинок, возвестил: «Мы покончим со всем здесь и сейчас!» «И в этом мире ты остаешься все такой же марионеткой», - пренебрежительно хмыкнул Сефирот. «Заткнись!» - рявкнул Клауд. – «Я пришел сюда по своей воле – чтобы сразить тебя!» «Что ж, если жаждешь ты познать отчаяние, его и обретешь», - прошипел Сефирот.

Противостояние началось; подоспевшие герои приняли сторону Клауда, в то время как за Сефирота выступили имитации... Сефирот, казалось, забавлялся сим сражением, и вскоре отступил. «Вы слабы», - возвестил он, - «слишком слабы, чтобы изменить ход судьбы... Моя же сила все продолжает возрастать».

Сефирот, утратив интерес к героям, вознамерился было уйти, но Шантотто окрикнула его, и в голосе чародейки звучали повелительные нотки: «Я должна понять природу твоей силы, поэтому останься, или мне придется волосы тебе вырвать!» Впрочем, Сефирот ничуть не устрашился, продолжая шагать прочь, и тару, крякнув с досады, припустила следом.

«Она друг или враг?» - обратился к Могу обескураженный Воитель Света. – «Какова ее цель?» «Да не обращайте вы на нее внимания», - всплеснула руками Юффи, однако герои приняли решение последовать за Шантотто, надеясь, что приведет их чародейка к разгадке тайн, составляющих основы сего мира.

...Следуя к вершине плато, Янг признался Галуфу, что донельзя скучает по своей супруге. «Она добрая, смелая, прекрасно готовит», - рассказывал монах спутникам, - «а когда мне нужна дополнительная мотивация, лупит сковородкой».

«Кстати, Тень, ты что-то бормотал во сне прошлой ночью», - припомнил Галуф, и наемник встрепенулся: «Я говорил что-то?» «Да, что-то неразборчивое о своем партнере и дочери», - отвечал Галуф, и Тень отрезал: «Я просто устал. Только и всего».

«А что у тебя на душе, Штейнер?» - обратился Галуф к рыцарю, раз уж начались у них столь доверительные беседы, и отвечал тот: «Я много думал в последнее время. Может ли желание жить ради кого-то другого быть эгоистичным стремлением?» «Будучи монахом, служащим королю, я понимаю, о чем ты», - молвил Янг. – «Это на самом деле важный вопрос».

О себе же Галуф говорить отказался, вновь изобразив амнезию – следует отметить, довольно неумело.

...Шантотто оставалась в пустынных землях близ Искажения, вертела головой по сторонам, недоумевая, куда мог подеваться Сефирот; должно быть, скрылся в пространственно-временном разломе.

Подоспевшие герои поинтересовались, как сумела чародейка открыть сие искажение. «Это просто», - усмехнулась та. – «То, что Мог называет ‘Светом’, на самом деле...» Мог пронзительно завизжал, не позволяя Шантотто закончить фразу... а в следующее мгновение из-под песков пустыни показался гигантский песчаный червь, и воителям не оставалось ничего иного, кроме как принять бой с сим порождением.

И когда пал червь, исчезло Искажение, и Шантотто потрясенно качнула головой: «Потрясающе! Близ больших Искажений всегда остаются чудовища». «Разя их, мы закрываем Искажения», - напомнил героям Мог. «Понятно», - хмыкнула Шантотто. – «Однако есть кое-что, что я должна понять. Буквально несколько мгновений назад я почувствовала, как будто силы мои начали иссякать». «Подобное характерно, если мы ведем сражения в пространстве, пребывающем внутри Искажений», - встревожилась И’штола. Шантотто с выводами не торопилась, предпочитая сперва обрести неопровержимые доказательства своих теорий.

«Ты что-то говорила о природе Света?» - напомнил чародейке Лунет, и изрекла та: «Те, кто в силах закрывать врата, могут и открывать их. В теории, по крайней мере». «Хочешь сказать, Свет в наших душах – угроза сему миру?» - вопросил Воитель Света. «Если намерения твои чисты, миру нечего опасаться», - успокоила его Шантотто. «Понятно», - кивнула И’штола. – «Значит, наши противники использовали Свет в своих собственных интересах».

«Ты знал об этом?» - потребовал ответа луковый рыцарь, обернувшись к муглу, и тот печально вздохнул: «Я не хотел говорить об этом, так как сам не был уверен. К тому же, я хотел убедиться в том, что намерениям ваши чисты».

Воитель Света обратился к Шантотто, вновь предложив чародейке присоединиться к их отряду. «К тому же, я хочу понять, кто такой я и каково мое назначение», - признался он. Шантотто долго не раздумывала, на предложение согласилась.

Герои возвращались к воздушному кораблю, дабы, покинув Пустошь Домина, продолжить странствие...


«Похоже, у тебя появился новый друг», - заметила Материя, когда Мог в следующий раз показался под сводами ее башни. «Это было нелегко, но сейчас все хорошо», - признался мугл. – «Это ты призвала ее?» «Верно», - подтвердила богиня. – «Хоть она и может получать удовольствие от разрушения, но все же весьма умна».

«Профессор Шантотто пытается понять, в чем состоит воля Света», - сообщил Материи Мог, и отвечала та: «Сила, которую мы именуем ‘Светом’, - часть природы этого мира. Она определяет судьбу планеты, несмотря на прошлое тех, в чьих душах пребывает. Именно поэтому я прошу тебя провести их по верному пути. Можешь ли ты сделать это?» «Конечно!» - пискнул мугл, и продолжала Материя: «Мы не можем позволить, чтобы те, кто жаждет хаоса – как Кефка и Сефирот – сумели осуществить задуманное».

«Но Искажения становятся все больше», - пожаловался Мог. – «Возможно, убедить их принять нашу сторону будет разумнее?» «Убедить принять их нашу сторону?» - удивилась богиня, и мугл кивнул: «Конечно, я не тешу себя иллюзиями в том, что все они с ходу согласятся на это. Все все-таки устремления героев столь различны! Но если у меня будет на то твое благословение, я попробую!»

«Если мы сможем объединить воинов сего мира прежде, чем это сделает Спириус...» - задумчиво произнесла Материя, и Мог закончил мысль богини: «...Тогда мы сможем предотвратить обретение им полной власти над миром!» «Мой долг как богини – вернуть равновесие в мир», - приняла решение Материя, обратилась к муглу: «Мог, сможешь ли ты убедить их измениться?»

«Начну с тех, с кем будет проще», - заверил ее Мог. – «На самом деле, я чувствую присутствие героя, призванного тобой, но примкнувшего к одному из воинов Спиритуса». «То есть, прежде он был союзником одного из моих воинов?» - уточнила Материя. «Верно!» - подтвердил Мог. – «И убедить его перейти на нашу сторону будет куда проще, нежели тех воинов, коих призвал сам Спиритус!» «Если сумеем убедить его переметнуться к нам, сможем получить сведения о тех, кто сражается на иной стороне», - изрекла Материя, после чего велела Могу возвращаться к героям, несущим в душах Свет, и убедиться в том, что следует они по предначертанному пути.


Воздушный корабль доставил героев к старому особняку Имбер. Покинув судно, Воитель Света отошел от остальных, дабы в одиночестве поразмыслить над тем, что произошло. Стоя под проливным дождем, он воскрешал в памяти события недавнего прошлого, пытаясь понять, что означают они и какие выводы возможно сделать. «Стало быть, недобрые намерения в этом мире также могут соответствовать воле Света», - тихо произнес он, примиряясь с мыслью, претящей всей его природе.

Приблизились к нему Терра, Тень и Шантотто, и вопросила последняя, обращаясь к Воителю Света: «Скажи мне, а чем конкретно ты занимался?» «Закрытием Искажением и уничтожением монстров, их охраняющих», - отозвался тот. – «Иногда – противостоянием Кудже и ему подобным...» «Каждая встреча завершалась сражением», - добавила Терра. – «Мы расценивали этих воинов как угрозу...»

«И во всем вас направлял Мог?» - уточнила Шантотто, переведя исполненный подозрений взор на подоспевшего мугла, но Терра поспешила завершить чародейку: «Нет! То были наши собственные решения. Мы делали все возможное, чтобы защитить то, что было для нас действительно дорого...» «Тогда в чем проблема?» - бросила Шантотто. – «Продолжайте действовать так, как считаете правильным. Я, например, лишь так и поступаю».

«Мы не одни», - бросил Тень, и герои обернулись в сторону, куда указывал наемник. Сознавая, что замечен, Кефка отбросил заклятие невидимости, с удивлением воззрился на тару. «А я думал, ты на нашей стороне», - молвил он, и Шантотто усмехнулась: «Да ну? Вот это новость! Маг моего уровня не может быть на одной стороне с цирковым фокусником». «Ну, раз мы все здесь, как насчет небольшого поединка?» - предложил Кефка, и, не дожидаясь ответа, атаковал героев...

Осознав, что силы противников его весьма возросли, Кефка отступил, и, предложив воинам проследовать в особняк Имбер, исчез. Заметив, что внутри особняка – внушительных размеров Искажение, Мог обратился к спутникам с вопросом: следует ли им принять приглашение Кефки? Не ловушка ли это? «Мы не можем допустить, чтобы Кефка и впредь претворял в жизнь свои замыслы!» - с жаром постановила Терра, и остальные поддержали ее. Шантотту, к тому же, весьма интересовал сюрприз, который приготовил им Кефка.

У стен замка путь героям преградил молодой человек, изготовившийся к бою, ибо посчитал воителей за имитации. Лагуна выступил вперед, заверил юношу, что они монстрами не являются. «Лагуна?» - опешил тот. – «Это ты?» «А что, мы знакомы?» - поразился Лагуна, и молодой человек воскликнул: «И не раз! Правда, во снах!.. Погоди-ка... стало быть, и это сон?»

Лагуна лишился дара речи, и на помощь к нему пришел Саж, поинтересовавшись у молодого человека – кто он, собственно, такой. «Меня зовут Зелл», - представился юноша. – «Я – СииД из академии Баламб». «Баламб?» - уточнил Лагуна, благо название это было ему знакомо. – «Стало быть, ты из того же мира, что и я?» «Из того же мира?» - теперь уже озадачился Зелл. – «А мы говорим о реальном мире или же о мире снов?»

Мог поспешил разъяснить Зеллу о том, что оказался он в ином мире, который ныне снедают межпространственные Искажения. Внимательно выслушав рассказ, Зелл, тем не менее, отказался сопровождать героев, заявив, что немедленно изыщет способ вернуться в родной мир. После чего оставил воинов, и вскоре исчез за пеленой дождя.

Ступив в особняк, лицезрели герою Кефку... а также Винсента Валентайна, увидеть которого Клауд никак не ожидал. «Я избрал иной путь для себя в этом мире», - сообщил Винсент другу, кивком указал на Кефку. Мог встревожился – неужто и этот воин находится под контролем безумного мага?.. «Нет, я действую по собственной воле», - заверил мугла Винсент. – «Есть грехи, которые я должен искупить...» «Какие еще грехи?» - бросил Клауд, кивком указал на хихикающего Кефку. – «Думаешь, он поможет тебе что-то искупить? Да он сам – ходячее воплощение греха!» «Не так тут все просто», - отозвался Винсент, после чего скрылся в одной из комнат особняка.

Кефка же сообщил героям, где сокрыто в особняке огромное Искажение, и если воители закроют его, то могут рассчитывать на сказочную награду. После чего откланялся, оставив героев. Те устремились в залы обширного особняка, и не видели, как за спинами их возникло Облако Тьмы. «Свет... Тьма...» - прошелестело оно. – «Равновесие в этом мире нарушилось... И мы здесь, чтобы вернуть его в Пустоту, верно?..»

Шагая по коридорам особняка, Клауд Страйф испытывал стойкое чувство дежа вю. Особняк, Винсент... Подобное место существовало и в его родном мире, и просто кишело монстрами... На память пришли слова о том, что боги создали эту реальность на основе воспоминаний о тех, откуда родом сами герои...

В одном из чертогов лицезрели герои молодого человека, заявившего, что он, как и Тень, работает на Эдгара. «Эдгар?!» - поразилась Терра. – «Он – предводитель сопротивления?» «А ты ей не сказал?» - обратился юноша к Тени, и тот покачал головой: «Я сказал лишь то, что ей следовало знать». «Кто он, этот Эдгар?» - обратился к Терре Воитель Света, и отвечала та: «Друг. В моем родном мире он был король, поддерживающий фракцию мятежников – Возвращающихся».

Заметив мугла, слышал о котором немало, молодой человек воспользовался телекинезом, чтобы притянуть к себе трепыхающееся создание да хорошенько рассмотреть. Впрочем, ничего необычного он не заметил, и, обратившись к героям, изрек: «Эдгар просил меня помочь вам. Но у меня остаются неоконченные дела, потому я примкну к вам чуть позже».

С этими словами так и не представившийся юноша скрылся в тенях коридора особняка; герои же продолжили исследование здания. «Стало быть, этот Винсент был твоим другом?» - обратился Виви к Тифе, и та задумчиво кивнула: «Да, был. Но он частенько погружен в собственные тяжкие думы...» «Мы должны помочь ему!» - с готовностью предложил сердобольный Хоуп, и Галуф поддержал юношу: «Он говорил о грехах. Ты понимаешь, что он имел в виду?»

«Я не уверена», - покачала головой Тифа. – «Но... если происходящее в этом мире оказывает эффект на то, что творится в наших родных мирах...» «Он можешь попытаться воспользоваться Искажением, чтобы изменить судьбу...» - закончил мысль Виви. – «Как и Куджа!» Герои встревожились: подобное стремление – по меньшей мере безрассудно. Малейшая ошибка... и реальность окажется уничтожена вовсе!.. Да, Свет в душе Винсента силен, однако воин сбился с пути, и ныне балансирует между Светом и Тьмой... Конечно, все то – не более, чем их домыслы, потому надлежит поскорее разыскать Винсента и выяснить, что движет им.

Вскоре встреченный ранее юноша вновь настиг героев. Заявив, что закончил все свои дела, он выразил желание примкнуть к отряду, назвал свое имя – Лейл, хранитель кристалла. Лейл продемонстрировал воителям кристалл, пребывающий у него в щеке и дарующий способности к манипуляции гравитацией – в том числе и к телекинезу.

Заметив спуск в подвалы особняка, герои помедлили, не ведая, стоит ли спускаться в подземелья, но Юффи, посчитав, что лишь в оных возможно отыскать древние сокровища, ринулась вниз по лестнице; остальным не оставалось ничего иного, кроме как последовать за нею.

Вновь разыскав Винсента, поинтересовался Клауд, почему состоит тот союзе с Кефкой, ведь он отбросил всю свою человечность и предался хаосу да безуми. «Отбросил человечность?» - с горечью усмехнулся Винсент. – «Думаю, глядя на мое тело, можно сказать то же самое». «Ты знаешь, я не это имел в виду!» - воскликнул Клауд. – «Что с тобой? Обычно ты куда более рассудителен...»

«...Ты встречал Сефирота», - отозвался Винсент, после чего пояснил: – «Я выбрал своих сподвижников... основываясь на знании, которым вы, похоже, не располагаете. В зависимости от того, как им воспользоваться, возможно изменить судьбу мира...» «Ты действительно веришь в это?» - покачал головой Клауд, и поддержал его Фирион: «Все не может быть настолько просто!» «Да, возможно, знания у нас недостаточно», - заметила И’штола. – «Но все-таки мы не выступаем сподвижниками того, кто сеет лишь разрушение».

«Я не ищу понимания», - молвил Винсент. – «Лишь... искупления...» Показывая, что время разговоров прошло, он изготовился к бою... Герои вызов приняли, повергли Винсента в противостоянии, но Кефка с помощью заклинания телепортации спас своего сподвижника, перенеся того в безопасное место.

Герои продолжили поиски Винсента в подвалах особняка. Полагал Клауд, что Винсент водит Кефку за нос, заставляя того поверить в то, что выступает его союзником – а, возможно, и марионеткой. Но так ли это на самом деле?..

В одном из залов лицезрели герои Зелла, противостоящего знакомой троице из Дисциплинарного Комитета, ведомой Сейфером. Последний поверг противника, воззрившись на него с нескрываемым презрением. Лагуна выступил вперед, велев прекратить избиение беззащитного. Фуджин и Райджин опешили: в сем персонаже они узнали рыцаря, вооруженного ганблейдом, из старого кинофильма. «Ты мой герой!» - восхитился Сейфер, обращаясь к Лагуне. – «Я начал сражаться ганблейдом по примеру, явленному тобой! Поверить не могу, что встретил тебя здесь!»

Воодушевившись, Сейфер постановил, что мечтал скрестить клинки с героем своего детства, после чего атаковал ничего не разумеющего Лагуну. Последний при поддержке товарищей одержал верх над противниками, и те ретировались.

После чего герои магией исцелили раны Зелла, продолжавшего рваться в бой. «Тебе следует научиться признавать поражение», - обратился к юноше Воитель Света, - «таким образом ты получаешь возможность осознать свои слабые стороны и избавиться от них. Считай это уроком». Лагуна поддержал сподвижника, заметив, что надлежит избавиться от эго и продолжать тренироваться – однажды реванш неприменно произойдет... Поколебавшись, Зелл постановил, что примкнет к отряду, и при следующей встрече с Сейфером неприменно одержит верх над ним.

И действительно: Зелл продолжал упорно тренироваться, на каждом из привалов отрабатывая удары. Остальные взирали на нового спутника с нескрываемым уважением, поражаясь упорству того. «Кстати, ты назвал себя ‘СииД’», - припомнил Ваан. – «Что это означает?» «Мы – кадеты, обучающиеся в военной академиии», - отвечал Зелл, - «и сдаем действительно непростой экзамен, чтобы стать солдатами элитного отряда: СииД». «А Сейфер – тоже СииД?» - уточнил Зидан, и Зелл отрицательно покачал головой: «Нет, он – вечный кадет. Способности-то у него есть, но вы видите, как он ведет себя». «Да, проблемный ребенок», - понимающе вздохнул Зидан. – «Я примкнул к бродячей труппе, и представляю, как им со мной непросто». «Вот, именно поэтому я не могу позволить, чтобы последнее слово осталось за ним!» - пояснил спутникам Зелл.

...Антураж старинного особняка пришелся совсем не по нутру Лейлу. «Давайте покончим с нынешним делом и уберемся отсюда», - с надеждой обратился он к Тени и Терре. «Монстры становятся все сильнее», - согласился Тень. – «Нет смысла задерживаться здесь дольше необходимого». «Мог сказал, что может определить наш путь основываясь на силах, коими мы обладаем», - напомнила товарищам Терра. «Другими словами, все испытания и сражения должны быть нам по плечу», - закончил за девушку мысль Лейл. – «Но очевидно, что монстры в этом мире обладают преимуществом. Поэтому легче пока не станет... К тому же, Эдгар говорил о том, что не стоит слепо следовать воле этого мугла – обнажды пожалеем об этом».

«Существует и иное божество, помимо призвавшей нас сюда богини», - произнес Тень, обращаясь к Терре. – «Верно?» «Бог, который стремится защитить созданный им мир любой ценой... Спиритус», - молвила та. – «Вне всяких сомнений, именно он отдает приказы Кефке и Кудже...» «Об этом тоже заявляет ваш мугл?» - уточнил Лейл, и Терра утвердительно кивнула. «И, таким образом, вы рассчитываете первым делом навестить этого бога и задать ему взбучку?» - поинтересовался хранитель кристалла.

Вопрос весьма озадачил героев: неужто именно к этому выводу подталкивает их Мог?.. Впрочем, тот не замедлил появиться, и беседа прекратилась. И все же зерна сомнений давали ростки в душах героев, и к словам мугла относились они все с большим подозрением... Терра, однако, заявила, что станет и впредь безоговорочно доверять Могу; мнение ее разделили далеко не все...

...В одном из помещений особняка герои вновь схлестнулись с Винсентом, повергли его. Рядом возник Кефка, насмехающийся на слабостью союзника. «Я сражался не ради тебя...» - прохрипел Винсент. – «Я просто пытался... принести искру надежды... в этот искаженный мир». Подобные мотивы Кефке были неведомы: он получал удовольствие от разрушения в чистом виде, и ничто иное его не заботило.

Не останавлиясь на достигнутом, герои атаковали Кефку... когда возникло в зале Облако Тьмы. «И это ты называешь ‘разрушением’?» - насмешливо обратилось оно к Кефке. Лунет с ужасом узнал сие порождение, ибо память о противостоянии оному в родном его мире была еще свежа. Сесиль предложил спутникам отступить: неведомо, выстоят ли они, если Облако Тьмы и Кефка объединятся.

Винсент поднялся на ноги, и, сотворив Искажение, велел героем бежать через сей разлом в реальности. Не ведая, что движет Винсентом, те вновь предложили воину присоединиться к ним, однако и на этот раз он отрицательно покачал головой: «Я должен искупить свои грехи». Герои устремились в портал, и Винсент, закрыв Искажение, обернулся к Облаку Тьмы и Кефке, изготовился к бою. «Я сделал свой выбор», - тихо произнес он...

...В ирреальности Искажения герои сразили немало имитаций, преступивших им путь. Обращаясь к Лунету, спрашивал Воитель Света, что представляет собой Облако Тьмы. «Оно – из моего родного мира», - признался луковый рыцарь. – «Поверить не могу, что встретил его здесь». «К тому же, непонятно, друг оно или враг», - добавила Юна. «Облако Тьмы – ни человек, ни монстр», - пояснил Лунет. – «Оно возникает, когда равновесие между Светом и Тьмой нарушается, и разрушает мир. Оно подобно силе природе, которая возвращает мир в небытие, откуда тот может быть однажды возрожден вновь».

«Но если подобная сущность возникла здесь, означает ли это, что сей мир в опасности?» - вопросила Юна, и Воитель Тьмы задумчиво произнес: «Равновесие между Светом и Тьмой... Если предположить, что мы олицетворяем Свет... И даже если заполним им мир, все равно уготована ему гибель?» «Не знаю», - признался луковой рыцарь. – «Знаю лишь, что мы до сих пор не имеем ни малейшего представления о происходящем... Ведь очевидно, что равновесием в сей реальности и не пахнет... хоть и не знаем мы, в каком виде мир должен существовать».

«Именно поэтому вы должны доверять мне», - напомнил остальным Мог... когда возник в нескольких шагах от героев гигантский монстр, окруженный имитациями, и пришлось воинам Света принять нелегкий бой. Ни в коем случае нельзя допустить, чтобы подобное создание – Совершенное Орудие – прорвалось в тварный мир.

Наконец, тварь была повержена, и герои получили возможность перевести дух. «Неужто Совершенное Орудие появилось здесь из-за Искажений?» - недоумевала Терра. «Думаешь, есть какие-то правила, по которым Искажения подбирают монстров?» - озадачился Клауд, ведь подобное создание уже наблюдал однажды в своем родном мире.

«Да, и все эти твари каким-то образом связаны с нами», - с нескрываемым подозрением произнес луковый рыцарь, обернувшись к муглу. – «Подобное не может быть простым совпадением». От необходимости отвечать Мога спасло появившееся поблизости Искажение, выступили из которого Кефка и Облако Тьмы.

«Они нашли нас!» - воскликнул Клауд. – «Что же случилось с Винсентом?» «Эта марионетка нам больше не нужна», - отмахнулся Кефка, а Облако Тьмы постановило, что сражение его с воинами Света произойдет здесь и сейчас, и когда реальность сия вернется в Пустоту, цикл разрушения и созидания возобновится.

...В противостоянии герои повергли Кефку и Облако Тьмы, и те были вынуждены отступить. Проследовав в Искажение, обнаружили себя воины Света у стен особняка Имбер... лицезрев распластанное на земле тело Винсента. Раны того были тяжелы, но, к счастью, он еще дышал.

На этот раз герои убедили Винсента примкнуть к ним, и Мог возликовал: «Еще один воин Света теперь с нами!» «Что ж, посмотрим», - усмехнулся Винсент, пристально глядя на мугла, - «действительно ли этот Свет во благо, или же нет...»

После чего, как Искажение в особняке Имбер было закрыто, Мог поторопил остальных, предложив немедленно вернуться на воздушный корабль и двигаться к следующему разлому в континууме...


«У тебя весьма внушительный отряд воинов», - приветствовал Спиритус Мога, когда вернулся мугл в башню сего божества. – «Или мне стоит называть их ‘марионетками’?» «Совсем нет!» - запальчиво возразил Мог. – «Винсент был союзникам Клауда в его родном мире, посему логично, что принял он в итоге сторону богини Матери». «Что ж, тогда я отправлю вслед следующую марионетку», - хмыкнул Спиритус. – «Как то же Облако Тьмы».

«Так это ты его отправил?» - удивился мугл. – «Оно было весьма сильна». «Равновесие в этом мире не может существовать в отсутствие баланса между Светом и Тьмой», - отвечал ему Спиритус. – «Наивные марионетки Материи не смогут спасти планету. Но сейчас они делают именно то, что мне необходимо. К сожалению, закрытие Искажений – лишь временное решение. Ничего не изменится, если они не сумеют отыскать причину их возникновений».

«Но что, если причина окажется в них самих?» - предположил Мог, но Спиритус лишь отмахнулся: «Абсурд. Хотя в этом была бы своя ирония, верно? Кристалл создал это место, чтобы воины могли передохнуть от нескончаемых сражений. Но сражаться они продолжают и здесь. Но не стоит пока думать об этом. В скором будущем ты встретишь ту, кто презирает богов – воительницу, призванную Материей, которая не примет ни одну из сторон. Возможно, даже по отношению к тебе она будет настроена враждебно. В настоящий момент она сражается с одним из моих чемпионов. Станет ли она угрозой нашему миру? Или ключом к разгадке его тайн?» «Я проведу ее в верном направлении, не сомневайся!» - заверил Спиритуса Мог, после чего поспешил покинуть башню божества, дабы вернуться к своем быстро растущем отряду воинов, несущих Свет в своих душах.


В хаосе ирреальности Лайтинг сражалась с Гарландом и выступающими на стороне того имитациями. Гарланд предлагал воительнице примкнуть к нему, но Лайтнинг ответила категорическим отказом: она не собиралась слепо исполнять волю богов.


Воздушный корабль опустился на выжженной равнине, испещренной лавовыми потоками. Вдалеке виднелась башня Капта Эст, где, по заверениям Мога, пребывает следующее Искажение. Воителю Света подобное окружение показалось знакомым, однако, сколь ни старался он, не мог составить цельную картину событий своего прошлого – лишь ощущения, образы, фрагменты воспоминаний. Подобное ощущали и иные воины, посему пояснил Мог: «Перемещение в сию реальность по-разному воздействует на каждого. Кто-то утрачивает воспоминания, кто-то – способности».

Герои выступили в направлении далекой башни, разя монстров, заполонивших сии пределы. Улучив момент, когда Мога не было рядом, луковый рыцарь наряду с иными спутниками приблизился к Винсенту, поинтересовался: «Ты говорил, что примкнул к Кефке, потому что хотел понять что-то?» «Верно», - отозвался тот, и уточнила Шантотто: «Возможно, то, как самостоятельно создать Искажение, чтобы покинуть эту реальность?» «Увы, я не сумел узнать что-то, действительно значимое», - признался Винсент, на что Шантотто потребовала сообщить все, что удалось выяснить воину – а значимость сей информации она определит сама.

«Мугл говорит, что мы должны спасти этот мир», - произнес Винсент, озвучивая снедающий его вопрос. – «Но... для кого?» Герои переглянулись: а ведь верно! Иных обитателей, помимо выходцев из иных миров, в сей реальности попросту нет! Ну, если не брать в расчет монстров, зверье да имитации... «Я не видел ничего, за что стоит сражаться в сем безумном мире», - резюмировал Винсент, на что Терра задумчиво молвила: «Но, если верить Могу, гибель в итоге ожидает и наши родные миры». «Мы не можем подтверить или опровергнуть эту теорию», - заметил Скволл, и Лейл согласно кивнул: «Потому-то наш клиент и не доверяет особо этому муглу».

«Клиент?..» - усмехнулся Лунет. – «Мог утверждает, что он – посланник некой богини, так?» Шантотто с готовностью предложила остальным нанести визит оной, дабы просветила та сражающихся за нее воителей – что к чему. Ведь мугл время от времени куда-то исчезает... Надлежит попросту проследить за ним, только и всего. Ну, а если не удастся, применить силу.

Замысел чародейки пришелся остальным по душе. Да, расспросить богиню определенно стоит... Вот только сперва следует заняться Искажением в башне Капта Эст.

Следуя вдоль берега лавового озера, Тень неожиданно остановился, присмотрелся к покрытой пеплом земле. «Здесь была нанесена эмблема катаной», - произнес он, и Клауд встревожился: «Сефирот?!» «Навряд ли», - отозвался Тень. – «Эта эмблема державы из моего родного мира, Дома». «Думаешь, это он?!» - радостно встрепенулась Терра, и пояснила остальным: «То, должно быть, наш друг: самурай Сиан из королевства Дома». Взглянув на эмблему, девушка заметила стрелу, указывающую направление, увлекла в оном остальных.

Сиан означился в одном из Магитеков; с управлением машиной он не справился, и та атаковала героев. Впрочем, те уничтожили механический остов, и Сиан изменился перед Террой за свои действия. Та поведала, что она наряду с Тенью и новыми друзьями странствует по миру, занимаясь закрытием Искажений.

Когда узнал самурай о том, что творится в сей реальности, недоверчиво качнул головой. «Я был призван в иной мир?» - произнес он, пытаясь осознать услышанное. – «И этот мерзавец Кефка тоже здесь? Думаю, судьба дает мне шанс свершить отмщение раньше, чем я полагал». «Отмщение?» - поразилась Юффи. – «Но что он тебе сделал?» «Эта сволочь отравила жителей королевства», - выдавил Сиан, - «в том числе моих жену и сына. И я проследую своим путем до самого конца... Такова стезя самурая! Я не допущу, чтобы Кефка и впредь продолжил творит зло!»

Сиан высказал желание присоединиться к отряду, и воины с готовностью приняли нового спутника в свои ряды. Ныне Терра была для Сиана семьей, и станет он защищать девушку, не щадя себя.

...Продолжая путь по выжженной равнине, заметили герои двоих, сошедшихся в противостоянии. В одном из сражающихся Воитель Света узнал Гарланда, другой же – по словам Хоупа – была Лайтнинг, солдат из их родного мира, Кокона. Заметив подоспевших героев, Лайтнинг указала им на Искажение, находящееся поблизости, заявив, что задержит Гарланда, даря остальным время, чтобы закрыть пространственно-временной разлом.

Пожелав девушке удачи, герои метнулись к Искажению... стражем коего выступила Марилит!.. Гибель сего монстра знаменовала исчезновение Искажения. Но когда поспешили герои вернуться на равнину, где прежде оставались Лайтнинг и Гарланд, ныне не наблюдали они ни того, ни другого.

«Кто он, этот Гарланд?» - обратился Зидан к Воителю Света. – «Ты его знаешь?» «Да, старый враг», - лаконично отозвался тот. – «Но я не могу вспомнить... зачем он здесь... Но я помню одно: Гарланд заявил, что здесь он будет жить вечно, а затем... сразил меня...» Герои с удивлением воззрились на Воителя Света: не похож он на мертвеца...

Мог поторопил воинов, указывая лапкой на башню – следующее Искажение находится именно там. Вздохнув, герои поспешили за муглом.

По пути Терра, обратившись к Сиану, спрашивала, привык ли тот к сему странному миру. «Да, благодаря моим новым союзникам», - отозвался самурай. «Ах да, вы же все из одного мира», - заметил Лейл, воззрившись на Терру, Сиана и Тень. – «Стало быть, наш клиент тоже тебе знаком». «Клиент?» - озадачился самурай. – «Боюсь, не понимаю, о чем ты».

«Лейл и Тень – бойцы сопротивления, образованного в этом мире», - пояснила Сиану Терра. – «Наш клиент – чудак королевских кровей, обожающий возиться со всякими механизмами». «Чудак королевских кровей...» - задумчиво протянул Сиан. – «Речь, должно быть, о сире Эдгаре!» «Верно», - подтвердил Лейл. «Возвращающимися и здесь руководит он», - добавил Тень.

Сиан постановил, что надлежит им немедленно объединиться с Возвращающимися, однако Лейл и Тень пояснили самураю: бойцы сопротивление – не союзники Могу, но и не враги. Да и вообще, в сем престранном мире остается еще немало тайн... «Возвращающиеся хотят узнать больше об этой реальности прежде, чем сделать свой ход», - молвил Лейл. – «Эдгар куда более осторожен, чем может показаться на первый взгляд». Посему сперва надлежит понять истинные мотивы, коими руководствуется Мог, а уж после задумываться о союзе...

Наконец, приблизились герои к основанию башни Капта Эст, на вершине которой – по словам Мога – находилось следующее Искажение. Луковый рыцарь ощущал энергии Тьмы, изливающиеся из разлома, и сомневался – по силам ли им одолеть стража оного и закрыть Искажение... Воитель Света, однако, пребывал в собственных мыслях, пытаясь понять – почему же Гарланд пощадил его, не стал добивать... Союзники заметили, что стоит Воителю Света сосредоточиться на настоящем, а не на прошлом, и тот благодарно кивнул, после чего проследовал наряду с остальными во врата башни.

Скволл размышлял о том, пребывают ли в сем мире иные спутники его из родной реальности. Зелл и Лагуна здесь, ровно как и Сейфер со своими прихлебателями... «О чем думаешь?» - приветливо осведомилась Рем, и признался Скволл: «Вспоминаю, как встретили мы Сейфера и этих двоих». «Да, я об этом тебя хотела спросить тебя», - молвила Рем. – «Вы же знакомы?» «Мы – из одной академии», - отозвался Скволл, и девушка, указав на притороченный к поясу Скволла ганблэйд, добавила: «И оружие у вас одинаковое». «И шрам у него на лице такой же, как у тебя», - не преминул заявить подоспевший Ваан.

«Ну, мы не самые лучшие друзья», - поморщился Скволл. – «Я заработал этот шрам, сражаясь с ним. А одинаковое оружие – чистая случайность. В моем родном мире ганблэйды – вовсе не редкость. Да, мы знакомы, но мы не ладим, ясно?» «Может, ты все-таки смог бы убедить их присоединиться к нам?» - с надеждой осведомилась Рем, и Скволл отмахнулся: «Ты же их видела. Думаешь, это возможно?.. Да, Сейфер – неплохой человек, лишь донельзя упрямый, но, по большому счету, они нам не нужны».

Скволл желал как можно скорее оставить этот разговор, ему неприятный. Хоть и не хотел он признавать, но все же с Сейфером они действительно были похожи. Ведь и шрам у Сейфера на лице появился благодаря ему... Хотя мысль о том, что даже в этом чуждом мире спутники его не знают, как вести себя с Сейфером, забавляла...

Мыслями Скволл обратился к Зеллу. Его старый товарищ ведет себя совершенно беззаботно, как и обычно, как будто не осознает, что оказались они в неведомой реальности – ему, Скволлу, этого никогда не понять. Что нужно от них богине, если собрала она воедино воинов из столь разных миров?.. Его, Зелла, даже Лагуну... «Кстати, вы из того же мира, что и я?» - с подозрением осведомился тот при первой их встрече. – «Не помню, чтобы в Баламбе была академия...» Скволл не знал, что происходит: прежде видел он Лагуну лишь в снах... Тот, однако, предположил, что помнит его Скволл по кинофильмам... И все-таки... какой же он странный, этот мир!..

...Воитель Света, ступив во врата башни, продолжал размышлять о их последнем противостоянии с Гарландом. Тот поверг его, да... но, в отличие от иных союзников, Воитель Света совершенно не помнил о том, чтобы встречался с Могом. Мысли свои он держал при себе, не желая тревожить товарищей, заставлять их задаваться новыми вопросами – ведь тех и так в избытке!

Заметив, сколь отрешен Воитель Света, остальные приблизились к нему. «Не стоит тебе все взваливать на себя», - осторожно произнес Фирион. – «Я понимаю, ты чувствуешь ответственность за нас – считаешь, что должен вести нас за собой и защищать. Но мы – более, чем просто команда. Мы – друзья!» Герои поддержали Фириона: да, встретились все они случайно, но сплотились воедино – по собственной воле. Посему продолжат поддерживать друг друга, в то же время пытаясь разгадать загадки сего мира. «Нам нужно, чтобы ты верил в нас так же, как мы верим в тебя!» - постановил Фирион, и Воитель Света утвердительно кивнул, молвив: «Когда я в следующий раз повстречаю Гарланда, то непременно узнаю о своих утраченных воспоминаниях. И, думаю, мне будет необходима ваша помощь». «Для этого и существуют друзья», - улыбнулся Фирион.

Герои приступили к долгому восхождению к вершине башни Капта Эст. В одном из помещений оной повстречали они чародея, в котором И’штола и Ида узнали их старого знакомого – лалафела-тавматурга Папалимо, принадлежащего к Наследникам Седьмой Зари. Шантотто надеялась, что индивид сей окажется для нее родственной душой, склонной к черной магии и всяческим разрушениям.

Будучи весьма упрям, Папалимо наотрез отказывался признать, что попросту заблудился, доказывая, что занимался поисками своих сподвижниц. И теперь, убедившись, что те в безопасности, распрощался с ними, устремился прочь. Прочем, и И’штола, и Ида давно привыкли к выходкам своенравного мага.

Герои продолжали восхождение. Бартз, боявшийся высоты, заметно бледнел, и Янг, заметив состояние юноши, просветил его касательно подходящей к случаю техники медитации. Бартз поник: меньше всего желал он являть фобии своим всем без исключения спутникам...

Довольно скоро герои вновь повстречали Папалимо; тихо ругаясь себе под нос, маг отчаянно пытался противостоять имитациям. Ида пришла на помощь старому товарищу, и тот признал, что, видимо, объединиться будет верным решением, ибо монстров окрест – хоть отбавляй... Совместными усилиями повергли они имитации, и Папалимо поблагодарил Иду за поддержку. Да, они частенько пререкаются и спорят друг с другом, но в то же время безоговорочно друг другу доверяют.

Исследуя помещения башни, ощущала И’штола некое нарушения в потоках эфира, пронизывающих пространство. «Согласен», - подтвердил подозрения ее Папалимо. – «Только справедливо сие для всего этого мира. Думаешь, виной тому – Искажения?» «Если подумать, не Искажения ли соединяют это пространство с нашими родными мирами?» - вопросила Ида, и отозвалась И’штола: «Подозреваю, что эфир из иных миров постоянно наполняет эту реальность. И, поскольку выхода для потоков отсюда нет, эфир накапливается...» «...И препятствует зарождению новой жизни на наших планетах», - закончил за нее Папалимо. Неудивительно, почему ощущают они себя столь неуютно: «застоявшийся» эфир, полнящий мир, - поистине, извращение природы.

«Эфир – источник всего живого на планете», - молвила И’штола. – «Если он продолжит накапливаться, то вскоре мир прекратит свое существование». «Думаю, последствия окажутся куда хуже», - поморщился Папалимо. – «Что произойдет, когда запасы эфира на нашей родной планете иссякнут?» «Наш мир обратится в пустошь», - озвучила очевидный вывод И’штола, и Наследники Седьмой Зари постановили: надлежит во что бы то ни стало покончить с Искажениями, отсечь оные от их родных миров!

...Воитель Света, сопровождаемый верными товарищами, устремился к тем помещениям башни, ощущал в которых присутствие своего старого врага.


...Оставаясь близ Искажения на вершине башни, Гарланд произнес, глядя во тьму сочащегося Тьмой рифта: «С каждым сражением хаос продолжает распространяться». Сзади послышались шаги: к воину приблизилась Лайтнинг, обнажая меч. «Ты ведь использовал меня тогда, верно?» - бросила девушка. – «Искажение у вулкана все расширялось по мере того, как мы сражались?»

«Я впечатлен», - признался Гарланд. – «Но если ты поняла это, зачем же явилась сюда?» «Чтобы покончить с тобой и открыть путь для остальных», - открыто заявила Лайтнинг, и Гарланд удовлетворенно кивнул, принимая брошенный ему вызов...

...К тому времени, как подоспели герои, Лайтнинг оказалась повержена противником. Хоуп бросился к девушке, и прохрипела та: «Прости... Я не сумела сразить его». «Ты глупа, если полагала, что у тебя был шанс», - хмыкнул Гарланг. – «Ибо я не могу умереть. Я останусь существовать в сем мире на протяжении всей вечности».

«Я помню эти слова», - медленно произнес Воитель Света, и Клауд недоверчиво покачал головой: неужто возможно такое?.. Сей темный рыцарь – действительно бессмертен, как утверждает?.. «Обнажите клинки и проверьте сами, если не верите», - предложил ревнителям Света Гарланд. – «Однако, знайте: вы умрете и станете едины с хаосом!»

Дважды упрашивать ему не пришлось: Воитель Света и спутники его атаковали Гарланда, повергли его... Темный рыцарь отступил, удовлетворенно кивнул: «Вы держитесь лучше, чем я полагал, и все-таки – вы мне не противники».

От Искажения, находящегося за спиной Гарланда, исходили поистине невероятные потоки темной энергии. «Гарланд, что это означает?!» - с тревогой осведомился Воитель Света, и отвечал Гарланд: «Ничего. Таковы законы этого мира».

Из Искажения выступил гигантский дракон – Темный Бахамут, атаковал героев... Те сумели покончить с тварью... когда лицезрели флот воздушных кораблей, стремительно приближающихся к башне. Бортовые орудия открыли огонь, ибо таков был приказ командующего флотилией, Голбеза...

В ходе недавнего противостояния Гарланд куда-то исчез, но сейчас героев занимало иное: неужто столь долгий путь их бесславно завершится здесь, на вершине башни... которая, похоже, вот-вот будет уничтожена?!.

К счастью, Саж успел подвести воздушный корабль к башне, и герои бежали на борт судна. Лайтнинг приняла решение присоединиться к отряду... Луковый рыцарь, окинув новую спутницу внимательным взглядом, обратился к ней: «Похоже, ты знаешь об этом мире больше, чем мы». «Не так много, как ваш мугл», - отозвалась девушка. «Этого достаточно», - улыбнулся Лунет. – «Мы собираемся встретиться с ‘богиней’, которой он служит».

Воздушный корабль героев устремился прочь от башни Капта Эст; флотилия Голбеза начала преследование...


«Флотилия, их атаковавшая, должно быть послана Спиритусом», - задумчиво молвила Материя, ведая о произошедшем близ башни Капта Эст. – «Но почему он, будучи богом, сеет хаос в сем мире?.. Впрочем, тревожит меня иное: некоторые из моих воинов преисполнились подозрений в отношении Мога. Будучи богиней, я не могу лишить их способности ставить все под сомнение – именно это качество и делает их людьми... Воин, возглавляющий флотилию Спиритуса, похоже, добр сердцем. Возможно, встреча их принесет миру избавление».

...В иной же башне Спиритус, вглядываясь в грани алого кристалла, удовлетворенно кивнул: «Время близится. Армия сопротивления пришла в движение. Придите же – те, кто не связан законами, насаждаемыми Материей и этим муглом. Даруйте же сему миру хаос, как того и желаете!.. И останется лишь ждать, когда освободится он от своих оков! И тогда я восстановлю изломанный мир и принесу в него равновесие».


Пилотируемый Сидом воздушный корабль разрезал небеса; преследователи виднелись вдалеке, не отставали. Воитель Света оглядел собравшихся на палубе: похоже, все здесь.

«Стало быть, ты и есть тот самый мугл, о котором говорили Возвращающиеся», - констатировала Лайтнинг, разглядывая Мога. – «Бродишь по миру и закрываешь Искажения». «Возвращающиеся?» - встрепенулся Фирион. – «Ты знаешь о сопротивлении?» «Я встретилась с лидером его вскоре после того, как оказалась в этом мире», - молвила Лайтнинг. – «Он рассказал мне с большего о том, что здесь происходит... Но сама я частью сопротивления не являюсь. Ровно как и одной из вас. Я – сама по себе».

Сесиль узнал эмблемы на корпусах воздушных кораблей, их преследующих – Красные Крылья Барона. И сейчас суда настигли их, окружили, заставив прекратить полет и замереть в воздухе. «А я думал, ты верховодишь Красными Крыльями», - поразился Эдж, но Сесиль отрицательно покачал головой: «Я был вынужден покинуть свою страну... И Красные Крылья перешли под начало Голбеза, безжалотного ублюдка...»

Крылатые монстры атаковали героев, но те, повергнув противников, отдали приказ Сажу взять курс на сближение с флагманским кораблем Красных Крыльев.

...Голбез приказал судам открыть огонь по взятому в кольцо кораблю, и Куджа, приблизившись к командующему, заметил: «Надеюсь, ты понимаешь, что, сбив их с небес, навряд ли от них избавишься. К тому же, заметь – вон они, спешат к тебе!» «Куджа», - громыхнул рыцарь, обернувшись к спутнику. – «Не встречал ли ты рыцаря по имени Сесиль, странствующего с муглом и его отрядом?» «А, воин, взывающий к силам Тьмы», - кивнул Куджа. – «Твой знакомый?» «Тьмы?..» - удивленно переспросил Голбез, помолчал, затем понимающе кивнул: «Стало быть, Искажения, призывая нас сюда, искажают время». Поняв, что по какой-то причине пребывает Голбез в смятении чувств, Куджа просил рыцаря привести оные в порядок: ведь герои вскоре окажутся здесь...

Сесиль же пребывал в весьма мрачном расположении духа: подумать только, его флотилия используется во зло! «Быть может, верховодит кораблями кто-то иной, не принадлежащий твоему миру?» - с надеждой осведомился Воитель Света, но Сесиль отрицательно покачал головой: «Многие способы на подобное. Быть может, он не один, но... я уверен, что на борту флагмана – Голбез». «Быть может, ты знаешь, какими мотивами он руководствуется?» - спрашивал Воитель Света. «Нет, не знаю», - вздохнул Сесиль. – «Я знал лишь... что он сеет семена хаоса в надежде обрести большее могущество». Штейнер и Лайтнинг заверили темного рыцаря, что справедливость непременно восторжествует, и Сесиль благодарил сподвижников за поддержку.

Верховодил крылатыми созданиями Черный Вальс – искусственно созданный Куджей маг. «Я не думаю, что он исполняет приказы немезиды Сесиля!» - воскликнула Эйко, когда Вальс был повержен. – «Что здесь делает Куджа?» «Должно быть, наши противники объединились», - предположил Мог.

«Голбез... объединился с Куджей?» - задумчиво произнес Сесиль, а Винсент вымолвил: «Он использует Искажения, чтобы попытаться изменить свою судьбу... Я встречал его... когда оставался с Кефкой...» «Но если сейчас они едины, чего добиваются?» - вопросил Сесиль. – «Куджа хочет изменить судьбу, Кефка – уничтожить мир... Но к чему же стремится Голбез?» Ответ на этот вопрос, похоже, мог дать лишь упомянутый индивид.


Голбез и Куджа наблюдали, как воздушное судно противника приближается к их собственному кораблю, и чемпионы Материи начинают перепрыгивать на борт оного. «Что собирается предпринять, командующий?» - осведомился Куджа.

Послышался знакомый кудахтающий хохот, и возникший на палубе Кефка намекнул на кровь, которую разделяет Голбез с Сесилем. Подобного откровения Куджа не ожидал, но Кефка заверил его, что сегодня им предстоит сполна насладиться противостоянием ненавидящих друг друга братьев.

«Не слушай ты этого клоуна», - обратился Куджа к Голбезу. – «Полагаю, ты воплощаешь в жизнь некий свой замысел?» «Именно», - кивнул тот. – «Я и непременно претворю его в жизнь, даже если Свет, озаряющий путь моего брата, едва заметен». «Как трогательно!» - захихикал Кефка, патетически возвестив: – «Два Света сходятся воедино, и мир рушится вокруг них!»

Скрестив руки на груди, Голбез обернулся к приближающимся героям, дабы всецело сосредоточиться на скором противостоянии с ними. Куджа вызвался помочь сподвижнику, и когда тот согласно кивнул, призвал имитации, атаковал героев Материи.

Повергнув Куджу, герои подступили к Голбезу. «Хоть ты и темный рыцарь, Свет не оставил тебя в этом мире», - произнес тот, не отрывая взгляда от Сесиля. «О чем ты?!» - выкрикнул тот. – «Чего добиваешься?!»

Саж кричал героям, прося их вернуться на борт корабля; выстрелы противника поразили двигатель, и пилот прилагал все усилия, чтобы удержать судно в воздухе.

Похоже, противостояние с Голбезом не случится – с сожалением констатировал Сесиль. «В следующий раз я хочу видеть тебя в Свете», - бросил Голбез на прощание, и Сесиль, не понимая, что тем самым хотел сказать воин, припустил за остальными.

...Саж сумел довести теряющий высоту корабль до парящего в небесах континента; посадка вышла весьма жесткой, но, к счастью, герои остались живы. Лишь покинув борт потерпевшего крушения судна и ступив на заснеженную равнину, лицезрели они человека, представившегося Эдгаром, королем Фигаро.

«Стало быть, ты – предводитель Возвращающихся, принадлежат к которым Лейл и Фирион?» - уточнил Воитель Света, и Эдгар, утвердительно кивнув, заявил, что займется он восстановлением воздушного корабля. Чемпионам Материи же надлежит закрыть Искажение, пребывающее в пределах сего континента – Утопии Нивью. А уж после они смогут переговорить...

Сражаясь с монстрами, шагали герои по заснеженным равнинам да горным ущельям.

Терра обратилась к Тени, Скволлу и Фириону, уточняя, действительно ли те сражались в составе бойцов сопротивления, верховодил коими Эдгар. «Мне наплевать на мир», - отозвался наемник. – «Я иду туда, где мне платят». «А я защищал то, что мне велели защищать», - добавил Фирион. «Примерно то же и со мной», - подтвердил Скволл. – «Мне была изложена общая картина, а вот детали выполнения миссии остались за мной».

«А сколько вас в организации?» - заинтересовался Мог, но герои лишь пожали плечами: об этом Эдгар никогда не говорил... хоть одними ими Возвращающиеся не ограничивались. Несмотря на скрытность Эдгара, Терра была уверена в том, что он – на их стороне, и следует воле Света.

Заметив иных монстров, рыщущих по сим скованным льдом пределам, Хоуп изумленно выдохнул: «Это же шигай... из моего мира!» «Прежде они были людьми», - добавила Лайтнинг, и Шантотто вопросительно изогнула бровь: «Да? А в монстров они обратились за какие-то злодеяния?» «Напротив», - молвила Лайтнинг, и Хоуп добавил: «В нашем мире... богоподобные создания вверяют людям миссии. И если те не могут завершить их... даже по независящим от них причинам... они становятся шигай...»

«Какие заносчивые ваши боги!» - ужаснулся луковый рыцарь, и, поразмыслив, добавил: «Хотя наше теперешнее положение мало чем отличается». «Да», - согласилась Лайтнинг. – «И из-за плачевного состояния нашего воздушного корабля мой визит вежливости к богине этого мира пришлось отложить». «Ну, думаю, король-всезнайка его восстановит», - обнадежила воительницу Шантотто.

...Продолжая путь по заснеженной равнине, услыхали герои звуки выстрелов. Ни Лагуна, ни Винсент их производили – стало быть, стреляет кто-то иной... возможно, даже по ним! Но кто?..

Поскольку на открытом пространстве укрыться было негде, герои устремились в направлении, откуда доносились выстрелы. «Прекрати стрелять!» - гаркнул Зелл, и снайпер выглянул из укрытия, усмехнулся: «Надо же, старина Зелл! То-то ты показался мне знакомым». «Ты что, не видел, что это мы?» - процедил Скволл, и Ирвин развел руки в стороны: «Ну простите. Я думал, вы одни из этих странных сияющих ребят. Они напали на меня и порядком разозлили». «А, ты об имитациях», - озвучил очевидное Штейнер.

Зелл с готовностью просветил Ирвина о происходящем в сем странном мире, и снайпер самоуверенно хмыкнул: закрывать Искажения? Да проще простого!..

Уверенным шагом Ирвин устремился прочь, полагая, что остальные – несколько десятков героев, принадлежащих к различным мирам, - непременно последуют за ним. Впрочем, так и случилось: Зелл просил остальных не обращать внимания на причуды стрелка, принимать их как неприятную данность.

Со знанием дела Ирвин рассматривал стрелковое оружие спутников – Короля, Винсента, Лагуны. Подоспевший Зелл отметил, что его приятель Ирвин нервничает в самый ответственный момент – перед тем, как нужно нажать на спусковой крючок. Янг заявил, что подобное малодушие неприемлемо для истинного воина, вознамерился незамедлительно начать обучение Ирвина монашеским практикам, которые сделают нервы того поистине стальными.

...Впереди, в долине взору героев открылись виды чудесного города. «Эден?» - изумилась Лайтнинг, но, присмотревшись, озадаченно покачала головой: «Нет, только похож». «Некие элементы наших родных миров оказались воплощены в этой реальности», - пояснил ей Клауд. – «По крайней мере, так нам было сказано». Он кивнул в сторону Мога.

«Стало быть, ты родом из подобного города?» - уточнил Фирион, обращаясь к Лайтнинг и созерцая представшее взорам их великолепие небесного града. – «Я всегда хотел повидать мир... но не мог и представить себе чего-то подобного». «Мне вы кажетесь выходцами из каких-то сказок», - призналась Лайтнинг, и И’штола усмехнулась: «Ну, фантазии встречаются во множестве форм и обличий, верно?»

«Если вы способны строить столь прекрасные города... неужто у вас могут продолжаться конфликты между людьми?» - полюбопытствовал Воитель Света. «Да, находятся такие, которые с готовностью станут притеснять иных», - помрачнела Лайтнинг, и Фирион вздохнул, воскрешая в мыслях образ Императора: «Похоже, у всех нас есть враги, подобные Гарланду или Сефироту, которые также пребывают где-то здесь... Полагаю, и моя немезида рано или поздно явит себя. Это человек, преисполненный гордыни, который не остановится, пока весь мир не станет принадлежать ему».

Сразив гигантского червя, выступавшего стражем врат чудесного, заполоненного лишь монстрами града, лицезрели герои фигуру, облаченную в золотые доспехи. «Император Паламесии!» - выдохнул Фирион, и властитель, окинув героев презрительным взглядом, постановил: «Присягните мне на верность и я позволю вам служить мне!» «И зачем тебе мы?» - с подозрением осведомился Воитель Света, и отвечал Император: «Мы стоим на перекрестке, связующем воедино множество миров. Я сделаю царствие сие крепостью, кое откроет пути для дальнейших завоеваний!»

Герои озадаченно переглянулись, а Фирион воскликнул: «Не слушайте его! Этот тиран с помощью демонов распространил властью свою на наш родной мир!» «Если мы что-то не предпримем, и наши миры ожидает та же участь!» - ужаснулась Терра. Император же продолжал рассказывать, какое могущество обретут слуги его, когда завоевательная кампания завершится.

На предложение объединить силы герои ответили отказом, на что Император лишь усмехнулся, поставив: он станет ждать тех, кто передумает, у Искажения.

Продолжая исследовать кварталы высящегося на парящем в небесах континенте города, услышали герои женский крик. Лайтнинг изменилась в лице, опрометью бросилась в направлении, откуда он донесся... И действительно: двум образчикам Магитек-брони противостояла младшая сестра Лайтнинг, Сэра!

К удивлению Лайтнинг, ее младшая сестренка мастерки управлялась с причудливым арбалетом, и когда противники оказались повержены, поинтересовалась воительница, когда Сэра успела осводить это оружие. «Думаю, я прибыла из эпохи, отличающейся от той, в которой мы расстались», - попробовала объяснить Сэра, и Мог обреченно вздохнул, поведал девушке о хаосе, творящемся в сей реальности.

«Стало быть, то было Искажение», - задумчиво кивнула та. – «А я то полагала, что угодила в очередной парадокс... а попала, оказывается, в совершенно иной мир». «Именно из-за Искажений здесь повсюду монстры», - вздохнул Вакка, а Лайтнинг заверила сестренку, что непременно защитит ее – что бы ни случилось. Сэра печально улыбнулась: не понимает Лайтнинг, что она вполне может за себя постоять...

Сестры противостояли Магитек-броне, посмевшей преградить им путь, и Лайтнинг волей-неволей пришлось признать: Сэра – боле не беспомощная малышка, которую знала она прежде. Сложно отказаться от старых привычек: в каждом из последующих сражений Лайтнинг прикрывала сестру, и быстро теряла силы. Сие не укрылось и от иных героев.

«Лайтнинг, почему ты не веришь сестре, когда она говорит, что способна постоять за себя?» - осведомился Галуф. – «И вот только не говори о возрасте. У нас тут и старики, и дети в отряде». «Сэра – лицо гражданское, не солдат», - отвечала Лайтнинг. – «Конечно, я не могу допустить, чтобы она принимала участие в сражениях». «Не солдат?» - хмыкнула Ида. – «А как ты определяешь: кто – солдат, а кто – нет?» «Согласен», - поддержал ее Ваан. – «Вот мы с Пенело – сироты, и лишь в странствиях научились пользоваться оружием». «Совершенно неважно, есть ли у тебя титул или прошел ли ты обучение», - поддержал спутников Галуф. – «Достаточно воли и силы духа, и каждый может стать солдатом. Мое мнение. И у твоей сестры, Лайтнинг, всего этого в избытке».

Мог подтвердил, что ощущает Свет в душе Сэры, и заявила та, обращаясь к Лайтнинг: «Так же, как ты защищаешь меня, я могу защищать тебя». «Как знаешь», - хмыкнула Лайтнинг, отворачиваясь, и герои приветствовали Сэру – новую воительницу, к ним примкнувшую.

В сердце города близ Искажения вновь лицезрели герои Императора, и, обращаясь к тому, заявил Воитель Света: «Нет среди нас тех, кто последовал бы за тобой». «Да?» - изогнул бровь тот. – «Тогда ответьте мне: зачем продолжать бессмысленные сражения, насаждаемые безжалостным божеством? Вы якобы тем самым защищаете свои родные миры... Чушь! Хотите доказательства?»

«Что ж, причина сражаться у нас хотя бы в том, чтобы защитить миры от тиранов вроде тебя!» - постановил Галуф, и Сесиль согласно кивнул: «Даже если забыть на время об Искажениях, мы не можем допустить, чтобы зло продолжало вершиться!»

В последовавшем сражении герои повергли Императора, и тот, недоверчиво покачал головой, отступил в сторону, а место его занял страж Искажения – гигант Атлас!

Император отступил, приготовившись наблюдать за тем, как иномировой исполин покончит с докучливыми героями, однако те, вопрект его чаяниям, сумели сразить противника и закрыть Искажение в сердце города.

Рядом опутился воздушный корабль, и с трапа оного спустился Эдгар, весьма довольный собой... Воитель Света обратился к Эдгару, молвив: «Я слышал, что ты возглавляешь некий отряд воинов...» «А ты – первый из так называемых ’воителей, несущих Свет в душах’», - протянул ему руку Эдгар, и Воитель Света ответил на рукопожатие.

«Скажи, если ты знал о нашем начинании, почему же не присоединился к нам?» - вопросил он. «Думаю он, подобно мне, не верит в ложных богов», - предположила Лайтнинг, приблизившись к Воителю Света и Эдгару. Последний осмотрелся, и, заметив, что Мога поблизости нет, произнес шепотом: «Давайте я расскажу вам о Возвращающихся. Думаю, вы знаете, что этот мир был сотворен двумя богами: Материей и Спиритусом. Думаю, они противостоят друг другу... Почему был создан этот мир? Почему пространственно-временной континуум здесь искажен? У нас нет ответов на эти простые вопросы. Поэтому я предположил, что полезно основать фракцию, не приверженную делу ни одного из божеств».

«То есть, ты искал причину для всех этих сражений, в которых нам приходится участвовать?» - уточнил Воитель Света. – «Ты прислал к нам нескольких воинов. Это тоже было частью твоего расследования?» «Отчасти – да, отчасти – они действовали по собственной воле», - уклончиво ответил Эдгар. – «Ведь именно свобода воли делает нас людьми».

«Так что же сподвигло тебя выйти из теней и примкнуть к нам?» - вопросила Лайтнинг. «Если верить Лейлу, вы собираетесь на свидание с богиней», - улыбнулся Эдгар. – «На этом банкете я бы с удовольствием побывал. Хочу кое в чем удостовериться». Воитель Света кивнул, постановив: «Узнаем же истинную подоплеку сего мира!»

Воздушный корабль вновь взмыл в небеса, покидая Утопию Нивью...


Верный своему обещанию, Мог указал воителям путь в обиталище богини, и вопросила Материя, обращаясь к десяткам прибывших к башне ее воинов, какова цель их визита.

«У нас множество вопросов», - отвечала Лайтнинг. – «Что это за мир? Почему ты призвала нас?» «Это – искусственный мир», - молвила Материя. – «Предполагалось, что станет он местом, где воины смогут отдохнуть от бесконечных сражений. Однако...» «...Появились Искажения, и место стало не совсем для отдыха», - усмехнулся Эдгар.

«У меня есть свои обязательства», - вздохнула богиня. – «Дабы защитить этот мир, мне необходима ваша сила». «И, похоже, Мог», - изогнул бровь Эдгар, указав на мугла. «Муглы способны находить Искажения», - пояснила Материя. – «С этой целью и я отправила Мога, дабы он сопровождал вас».

«А чего добивается иной бог, Спиритус?» - спрашивала Лайтнинг. – «Я так поняла, все, кого он призывают, стремятся мир уничтожить». «Спиритус жаждет лишь обретения силы», - молвила Материя. – «Он верить, что с ее помощью способен разрешить любую проблему. Как следствие – стремления призванных им чемпионов отличны от тех, кои разделяете вы. Но методы Спиритуса мир не спасут... Я должна защитить... мой мир».

«Во время сражений мы заметили, что наши силы тают», - заметила Лайтнинг. – «Ты знаешь, что тому причиной?» «Увы, нет», - призналась богиня. – «Может, Искажения, а может, нечто иное». «Возможно, ты бы попыталась понять это», - с надеждой произнес Эдгар. – «Так мы бы еще с большим рвением за тебя сражались». С выводом его герои согласились: было бы неплохо, если бы богиня также проявила заботу о них, отойдя от роли пассивной наблюдательницы за происходящим.

«Хорошо, я теперь идите», - велела чемпионам своим Материя. – «Я же займусь тем... чем должна заниматься богиня».

...Увы, столь долгожданная встреча с Материей не принесла им ответов на снадающие вопросы о природе сей реальности и их роли в вершащемся.


Воздушный корабль опустился близ руин в восточных землях, где ощущал мог следующее Искажение. Обратившись к товарищам, заверил их Эдгар, что надлежит следовать за муглом и внимательно к нему приглядываться. «Хоть Материя и пыталась скрыть это, она сама мало что знает о Моге», - предположил Эдгар, и Хоуп осознал: «Стало быть, нам самим надлежит выяснить, к чему он стремится?»

Пилоты воздушного корабля пришли к выводу, что близ самых крупных Искажений они всегда встречают неких новых персонажей из иных миров. Оставалось лишь уповать на то, здесь здесь, в руинах, именуемых «Покинутым лепестком», обретут они новых союзников.

В руинах лицезрели герои знакомую неразлучную троицу – Сейфера, Райджина и Фуджин... а также колдунью, в которой Скволл с изумлением узнал Ультимесию. «Кто тебе сказал, как ее зовут?» - нахмурился Сейфер. – «Мугл?» «А ты не помнишь?» - поразился Скволл. – «О том, что случилось в нашем мире?.. О том, что ты натворил?..» «Я воплотил в жизнь свою мечту», - уверенно отозвался Сейфер. – «Я стал рыцарем колдуньи!»

Герои озадаченно переглянулись, и Райджин счел необходимым пояснить несведущим: «В нашем мире колдуньи обладают особыми силами. И Ульмимесия – сильнейшая из них, и даже наделила Сейфера толикой своего могущества!»

«Помолчи», - оборвал товарища Сейфер. – «Эти глупцы все равно не имеют понятия о том, что происходит в этом мире, и даже не представляют, кто он – этот мугл!» Герои озадаченно переглянулись: все-таки, эта странная троица – союзники или противники?..

Ультимесия постановила: Искажение, сокрытое в сердце руин, принадлежит ей, и на пути к нему ожидает чемпионов Материи немало препятствий. После чего, не удостоив героев лишним взглядом, удалилась, а Сейфер, Райджин и Фуджин изготовились к бою, оставишись глухи к словам Скволла, предлагавшего им перейти на сторону Света.

Герои повергли троицу, и наблюдавшая издали за противостоянием Ультимесия осведомилась: «Неужто еще недостаточно? Когда бурлят эмоции... предана вера... Когда правят гнев и ненависть... Люди жаждут обрести еще большее могущество... И конфликт нарастает...» Она сотворила могущественное заклинание, расколовшее твердь под ногами героев, и рухнули те в образовавшийся разлом...

Герои обнаружили себя в подземной пещере; ни колдуньи, ни Сейфера со сподвижниками, ни Мога поблизости не оказалось. Ирвин просветил товарищей касательно природы колдуний – добрых и злых, - правивших в мире их на протяжении столетий... и защищаемых верными рыцарями. «Я не знал, что ты помнишь, потому и рассказал сам», - извиняющимся тоном обратился стрелок к Скволлу, и тот заметил: «Если ты помнишь об Ультимесии, значит, воспоминания наши не так уж и отличаются».

Странно, конечно: Зелл и Лагуна вовсе не помнили о колдунье, а в воспоминаниях Скволла и Ирвина оставались белые пятна... Впрочем, сейчас задаваться вопросами о причинах сего не следовало, и отряд выступил на поиски выхода из подземелья...

Долгие часы провели герои в сих казематах, сражаясь с многочисленными монстрами, их заполонившими. А вскоре повстречали они Райджина, одинокого и сконфуженного. Последний хорохорился, утверждая, что членам Дисциплинарого Комитета не привыкать, и он непременно отыщет выход из подземелья, но в голосе его не было и толики уверенности.

Райджин был фанатично предан Сейферу, и отважился даже на противостояние героям в одиночку, посчитав, что подобный жест облегчит жизнь рыцарю, присягнувшему на верность своей колдунье... Но стоило начаться сражению, как из теней показалась парочка глубинных монстров, атаковавших Райджина сзади.

Герои встали на защиту недавнего противника, сразили тварей, и Райджин, вздохнув, признался: «Сейфер странно вел себя с тех пор, как встретил эту колдунью. Ну, он всегда был... с характером, но теперь стал совершенно невыносим!»

Скволл испытывающе смотрел на Райджина, сознавая, что тот ровным счетом ничего не помнит о родном мире... но все равно предан другу. «Ультимесия контролирует разум Сейфера», - мрачно резюмировал Скволл, и Райджин изумился: «Правда? А он был так счастлив стать рыцарем колдуньи!» «Подобное произошло в нашем мире, могло произойти и здесь», - пояснил предположение свое Скволл.

Райджин выказал желание присоединиться к отряду героев, дабы разыскать Сейфера и спасти друга. Конечно, тому подобное решение навряд ли понравится, но Райджин был уверен, что сумеет все объяснить Сейферу... так или иначе.

...Герои продолжили путь по подземелью, обсуждая загадочную колдунью. «Нет, Ультимесия мне не знакома», - говорил Лагуна. – «Она имеет какое-то отношение к Искажениям?» «Помнишь, даже выходцы из одного и того же мира могут иметь провалы в памяти и знания, ибо исходят из различных временных отрезков», - молвила Лайтнинг, и Скволл пожал плечами: «Да и твоя сестра не такая, какой ты помнила ее, верно?» «Да...» - отвечала за старшую сестру Сэра. – «Уверена, что знаю о произошедшем в родной реальности куда больше, чем Лайтнинг». «Да и я, похоже, чего-то лишился», - признался темный рыцарь Сесиль. – «Эта тьма... не похоже, чтобы она была моей истинной сутью».

«А ты сам что помнишь?» - обратился Скволл к Зеллу, товарищу по академии, и тот, задумавшись, медленно произнес: «Я сдал экзамен СииД... Видел сны о Лагуне... Мы собирались убить колдунью... Застрелить... Кажется, произошло много больше, но я мало что помню отчетливо». «Вот теперь я ничего не понимаю!» - с чувством возвестил Лагуна, и Скволл, обратившись как к выходцам из своего мира, так и к иным товарищам, молвил: «Ультимесия опасна. Это все, о чем стоит помнить».

Зелл просил Скволла рассказать ему то, о чем позабыл он сам, но Сесиль заявил, обращаясь к юноше: «Я понимаю, что ты чувствуешь. Но полагаю, утраченные воспоминания – это то, что ты должен восстановить самостоятельно». «То есть, мне просто следует принять тот факт, что Сэра – лицо исключительно гражданское – каким-то образом научилась сражаться?» - недоверчиво осведомилась Лайтнинг, и Сэра, вздохнув, тихо произнесла: «Есть вещи, которые тебе знать не следует. Если время и пространство окажутся искажены, я должна устранять подобные парадоксы...»

Зелл и Лагуна переглянулись, придя к одному и тому же выводу: так и быть, они постараются обо всем вспомнить самостоятельно. Переводя взгляд с одного на другого, Скволл гадал: «Зелл – это одно... Но что произойдет, если память вернется к Лагуне?.. Состарится ли он разом?.. Да и как поведут себя все остальные, если поймут, что разделяет их не только пространство, но и время?» Хотя о подобных высоких материях размышлять не следует, да и несвойственно Скволлу подобное.


Мог обнаружил себя в полном одиночестве в подземных руинах. Куда же все подевались?.. Следует ли ему вернуться на корабль?.. Или воспользоваться пространственными координатами, обладал коими каждый из героев в сей реальности, и призвать их к себе?..

«А, это ты», - устало произнес Сейфер, приближаясь. – «Колдунье нужны ответы. Ответы, которыми ты обладаешь. И это – прекрасная возможность получить их». Мог попытался было заверить воина, что он – просто мугл, и ничего более, однако тот лишь отмахнулся, и, направив острие ганблэйда в сторону Мога, вопросил: «Чего ты пытаешься добиться, собирая воителей из иных миров?»

«Ничего, честно!» - пискнул Мог. – «Мы просто закрываем Искажения, спасая этот мир». «Колдунья сказала, что может помочь – в зависимости от твоего ответа», - заметил Сейфер, и Мог, помолчав, уточнил: «Это означает, что ты и Ульмимесия – воины Спиритуса?» «Спиритус...» - нахмурился Сейфер, опустив клинок. – «Это один из богов, которые – по словам Ультисемии – создал этот мир. Ты на него работаешь?»

«Он не в лучших отношениях с Материей – богиней, которая призвала входящих в мой отряд воинов, потому об этом мне приходится помалкивать», - признался мугл. – «Он верит, что мир спасут лишь те, кто обладает настоящей силой!» «Обладающих настоящей силой...» - слова пришлись Сейферу по душе, и он с надеждой поинтересовался: «И я – один из таких?» «Конечно, ты же герой!» - воодушевился Мог, и Сейфер просиял. – «Отведи меня к Ультимесии, я все ей объясню».

Сейфер утвердительно кивнул, указал Могу путь к выходу из подземных глубин...


Выход же пытались отыскать и герои, проведшие в подземелье уже немало времени. «Нам бы Мога отыскать», - с тревогой произнес Воитель Света, но Эдгар лишь отмахнулся: «Он призывает нас с борта воздушного корабля и с легкостью замечает Искажения. Думаешь, он способен потеряться?» «Навряд ли», - признал Клауд. – «Наверное, что-то задумал».

Терра вгляделась в угрюмые лица спутников, уточнила: «Что, никто больше не верит в чистоту намерений Мога?» «Мы знаем лишь, что он не был откровенен с нами», - пожал плечами Эдгар, и Скволл согласно кивнул: «Россказни о ‘воле Света’ не всегда означают добрые устремления...»

«Мы проецируем в сем мире лишь свои силы воли», - попытался объяснить Терре Эдгар. «Обладают подобными и наши противники, как то Кефка или Сефирот», - добавил Скволл. «А когда наши силы вступают в противостояние с силами противников, часть сих энергий бесследно исчезает», - резюмировал Воитель Света, и Эдгар согласно кивнул: «А куда именно – не знают даже боги. А вот Мог вполне может знать...»

«Колдунья Ультимесия... она уничтожила твой мир так же, как Кефка поступил с нашим?» - обратилась к Скволлу Терра, решив сменить столь щепитильную тему как мотивы Мога. «Уничтожила... не совсем так», - отозвался Скволл. – «Думаю, пребывая здесь, она не сможет осуществить то, к чему стремилась». «Но мы не знаем, какими мотивами она руководствуется здесь», - возразил ему Воитель Света, и Скволл призадумался: неужто надеется колдунья отомстить им за свое прежнее поражение?..

Неподалеку возникло Искажение, выступила из которого Ультимесия. «Я здесь жива», - прошелестела она, обращаясь к героям. – «И не позволю вам забыть об этом. Пришло время пробудить тех, кто спит в своих колыбелях».

Колдунья атаковала героев... но была повержена ими. Отступив к Искажению, она пристально воззрилась на противников, покачала головой, молвив: «Неплохое представление, но чего-то не хватает. Да... нет того, кто свяжет нас воедино. Но... приближается время... Время... пробуждения... Мы встретимся снова... в роковой день». С этими словами она скрылась в Искажении, и рифт исчез.

Луковой рыцарь напомнил остальным, что и они могут творить Искажения, посему надлежит последовать за Ультимесией да выяснить смысл произнесенных ею загадочных слов. Но как открыть портал в точку, где находится колдунья?.. Предположил Винсент, что сможет сделать это кто-то, ей знакомый, и Скволл вызвался сотворить рифт... И когда возникло Искажение пред ним, юноша, похоже, удивился не меньше остальных.

Герои проследовали в портал, вновь оказавшись в заполненной темными энергиями ирреальности, пребывали в которой, похоже, лишь имитации.

«Мне кажется, Мог рассказывал, что Кефка и Сеймур были призваны богом Спиритусом», - произнес Король, когда герои в очередной раз заговорили о происходящем, пытаясь понять мотивы сил, правящих сей реальностью. Призвал ли Спириус и Ультимесию?.. А Сейфера?.. Скволл отказывался понимать причины, по которой божество способно избрать в свои чемпионы создание, подобное колдунье, ведь исполнена она ненависти ко всему живому!

«Мы знаем о Спиритусе только со слов других», - резонно заметила Лайтнинг. – «Ко знает, каковы его истинные намерения?» «То есть, и Мог, и Материя могут лгать?» - растерялся Тидус. – «Не знаю тогда, кому здесь вообще можно верить». Возможно ли поверить Спиритусу – тому, кто призвал Сеймура?.. И что, если Мог лгал им во всем, и на самом деле выступал на стороне Спиритуса?.. Или же предследовал собственные мотивы, не ведали о которых божества?..

Теории строить можно до бесконечности, и сейчас Скволл предлагал товарищам оставить это неблагодарное занятие и вновь сосредоточиться на преследовании Ультимесии.


Сейфер разил встреченных монстров, целенаправленно шагая по подземному тоннелю, а Мог парил в воздухе, предусмотрительно держась у него за спиной. «Выход там», - указал он лапкой в сторону одного из коридоров. – «Когда выберемся, Ультимесия наверняка с радостью приветствует тебя!»

Сейфер долго и пристально смотрел на мугла, после чего вопросил: «Ты же можешь чувствовать, где находятся другие люди, верно?» «Немного», - уклончиво отвечал Мог. – «Если кто-то намеренно скрывает от меня свою душу, я не смогу его отыскать». «Фуджин и Райджин, где они?!» - потребовал ответа Сейфер.

Мог сосредоточился, пробормотал что-то о том, что помянутые индивиды где-то неподалеку, но не может он поручиться за этот факт. «Ты переживаешь за ним?» - осведомился мугл, и Сейфер отрицательно покачал головой: «Ничуть. Она знают, что я хочу от них, и мне не приходится озвучивать свои приказы. Потому-кто давай продолжим поиски колдуньи».

Мугл вновь повел за собою Сейфера по подземному лабиринту...


В ирреальности Ульмимесии не оказалось, и герои вновь вернулись в руины. Да, Скволл сумел создать Искажение, но, похоже, не особо наловчился в том, чтобы с помощью подобных разломов связывать воедино необходимые точки пространства.

Обратившись к Лагуне, поинтересовался Зелл, не смущает ли солдата тот факт, что воспоминания их столь кардинально разнятся – несмотря на то, что принадлежат они одному миру. «Я помню, что водил дружбу со Скволлом и Лагуной, но ровным счетом ничего не помню об Ультимесии», - признался юноша, и Лагуна вздохнул: «Я тоже. Ни колдунью, ни вас я не знаю, хоть и чувствую, что смутно вы мне знакомы. Но не чувствую я себя испуганным или встревоженным. Поэтому цени это ощущение. Чем ты старше, тем слабее будет твоя память. И, оглянувшись назад, ты подумаешь: ‘Здорово, что я не стал бежать от проблем!’» «Не стал бежать?» - усмехнулся Зелл. – «Думаешь, таким способом я верну свои воспоминания?» «Продолжай верить в это, и непременно вернешь!» - заверил товарища Лагуна.

...Райджин с интересом разглядывал новых товарищей, не в силах поверить в то, что они – самые что ни на есть настоящие рыцари и маги. Сам же он рассказывал о назначении Дисциплинарного Комитета по поддержанию порядка в академии Баламб; Штейнер слушал внимательно, одобрительно кивал – порядк рыцарь ценил.


Мог и Сейфер выбрались на поверхность в иной области руин, и мугл, оглядевшись по сторонам, поинтересовался: «Ну и где же твоя колдунья?» «Мне было приказано лишь выведать у тебя информацию», - признался Сейфер. – «Это ты говорил, что она непременно встретит меня!»

«Я сказал – ‘несомненно’!» - возмутился мугл. – «Я думал, что если ты действительно ее рыцарь, она обязательно воздаст тебе хвалу за то, что сумел поймать меня!.. Но что, если она сражается с моими воинами?» Сейфер побледнел: если колдунья сошлась в противостоянии со Скволлом, он непременно должен защитить ее!..

А уж к своим-то героям Мог с легкостью мог его отвести...


Довольно скоро повстречали герои Фуджин, растерянно бродящую по руинах, и, заметив среди недавних противников Райджина, та поразилась: «Почему?» «Как ты и предполагала, от Ультимесии жди беды», - пояснил Райджин. «Потому мы все хотим убедить Сейфера отступить от намеченного», - добавил Зидан. – «Если хочешь примкнуть к нам, мы с радостью проведем тебя к нему».

Фуджин долго молчала, а после изрекла: «В смятении. Нужно время». «Фуджин, мы знаем, что ты волнуешься о Сейфере...» - начал было Скволл, но женщина резко качнула головой: «Недоверие. Заговаривает зубы».

Райджин вздохнул, попытался убедить подругу в том, что лишь Дисциплинарный Комитет в силах вернуть Сейфера на путь истинный, ведь Скволла тот и слушать не станет. «Согласна», - признала Фуджин, и Лейл, выступив вперед, предложил девушке присоединиться к нам: как минимум, шансы на выживание в противостоянии монстрам повышаются. Поразмыслив, Фуджин предложение приняла, но продолжала взирать на новых спутников с подозрением, которое даже не пыталась скрыть.

...А вскоре повстречали герои Вэйна Солидора, принадлежащего к тому же миру, что и Ваан с Пенело – Ивалису. «Наследние трона Аркадийской Империи», - процедил Балфир. – «Искренее надеюсь, что утратил он воспоминания о прошлом». Однако надеждам его сбыться было не суждено, ибо имперец сразу же выделил из нескольких десятков героев тех, которые были ему знакомы. «Дети, объединившиеся с моим братом», - произнес он. – «И воздушный пират Балфир... Некто, именующий себя «Императором», соблагоизволил поведать мне о мире, в котором я оказался. Призван богом... дабы сражаться за эту реальность. Император приказал, чтобы я принял для себя его верховенство. Я отказался».

«К чему ты стремишься?» - поинтересовался Саж, и отвечал Вэйн: «Я принадлежу к дому Солидор, и хочу лишь защитить свой род и свою страну. Оказавшись в незнакомом мире, я должен понять, что должен сделать для того, чтобы уцелеть здесь». Обратившись к спутникам, Ваан советовал им не верить ни единому слову этого проходимца, глаголящего о чести и долге; слишком много мирян расстались с жизнями в войнах, кои он развязал. Сладкими речами Вэйн умудрился заручиться поддержкой народа и в его родной державе, Далмаске!

Признался Вэйн, что практически ничего не ведает о сей реальности, просил героев позволить ему оставаться поблизости. «Я не стану обнажать оружие, а в сражениях буду держать руки на вину», - казалось, Вэйн был самой искренностью воплощенной. Несмотря на предостережения Ваана и Пенело, остальные приняли решение дать новому знакомому шанс, позволить ему сопровождать их отряд.

...На протяжении следующих часов, когда продолжал отряд путь через руины, Фирион присматривался к Вэйну, держащемуся поодаль от остальных, а после, решившись заговорить с сим индивидом, молвил: «Говоришь, ты происходишь из императорской семьи. Но ты совершенно не похож на Императора из моего мира». «Императора Паламесии?» - уточнил Вэйн. – «Как и здесь, в твоем мире он был тираном». «Он бросил монстров на завоевание сопредельных земель», - подтвердил Фирион. – «Жажда власти всецело поглотила его. Но нельзя притеснять свой народ. Он создал армию, всецело верную ему... и с помощью ее распространил власть свою на целый мир».

Ваан все еще не доверял Вэйну, помня о том, как захватил тот его родину. Вэйн, однако, попытался объяснить юноше, что бывают моменты, когда конфликт неизбежен, и в этом случае правитель обязан действовать в интересах своей державы. Эдгар с подобным утверждением согласился. «Будучи королем, я разорвал союз с империей в своем мире, и мы начали противостояние», - произнес он. – «И я всегда буду помнить о невинных, погибших в войне, развязанной из-за принятого мною решения».

Вэйн объяснял Эдгару и Фириону, что в его стране, Аркадии, император избирается народом, и двое внимательно слушали нового спутника. Наблюдая за правителями, ведущими дружескую беседу, Ваан чувствовал себя истеричным мальчуганом, к мнению которого никто не считает нужным прислушаться. Однако после Эдгар шепнул ему, что ничуть не доверяет Вэйну, а попытка расположить того к себе – политическая игра, не более.

Покинув руины, ступили герои на простирающийся до самого горизонта луг, усыпанный поистине прекрасными цветами. Все это время пытались они разговорить молчаливую Фуджин, и та, привыкшая к одиночеству, была потрясена, не зная, как себя вести. Прежде общалась она лишь с Сейфером и Райджином, и в их обществе чувствовала себя вполне комфортно. Но здесь, в окружении нескольких десятков героев, принадлежащих множеству миров... Фуджин просто растерялась. Но все же обещала сделать над собой усилие и научиться общаться с окружающими.

На лугу приветствовала героев Ультимесия, и Фуджин потребовала ответа: «Сейфер! Где?» «Рыцарь колдуньи исполняет ее желания», - усмехнулась Ультимесия. – «Он – ее щит, и хранит ее жизнь». К колдунье подоспели Мог и Сейфер; последний окинул противников недобрым взглядом, с удивлением воззрился на Райджина и Фуджин. «Это еще что?» - процедил он. – «Почему Дисциплинарный Комитет угрожает колдунье?»

Слушать ответы он не желав, для себя уже все решив. Герои вопросительно воззрились на Скволла – как им следует поступить? «Мы не можем позволить Ультимесии существовать здесь», - отвечал СииД. – «Она ничем не лучше того же Гарланда».

Сейфер обнажил ганблэйд, дабы бросить вызов противникам, и Ультимесия задумчиво изрекла: «Ненависть, скорбь, одиночество... Все окажется поглощено и направлено в пространственный алгоритм... Сражайтесь же, чада судьбы! Присоединюсь к вам и я!»

Герои приняли бой с Сейфером и Ультимесией. Рыцарь колдуньи пал, и та, презрительно качнув головой, отступила. «Встретимся вновь в Лабиринте Измерений, дети», - посулила Ультимесия, устремившись прочь. Напрасно Сейфер взывал к ней – та даже не обернулась. «Неужто я... недостоин?» - шептал Сейфер; горечь и ярость поглощали его душу.

«Так вот кто расставил все фигуры на доске», - неожиданно произнес Вэйн, и, схватив Мога за шкирку, хорошенько его потряс. Мугл протестующе пискнул. «Неужто не понимаете?» - обратился Вэйн к героям. – «Этот мугл, прикрываясь именами богов, манипулирует вами как марионетками... Что ж, я только что обрел цель в этой реальности. Во-первых, вырваться из-под власти так называемых ‘богов’...»

Мог обещал рассказать своим чемпионом все без утайки, но неожиданно на сторону мугла встал Ваан, атаковав Вэйна... Последний, отбросив парня, заключил Мога в магическую сферу... Та устремилась ввысь, к витающему над лугом Искажению; хаотические энергии оного вышли из-под контроля, и Вэйн задумчиво кивнул, будто только что получил подтверждение некой теории.

Из Искажения выступило могущественное создание – Ультима, Кровавый Ангел, атаковало героев... Герои повергли сие порождение, однако Искажение, в котором скрылась сфера, заключившая в себе Мога, не исчезло, и все увеличивалось в размерах.

Скволл оттащил в сторону от хаотических энергий Искажения израненного в недавнем сражении Сейфера. «Отпусти!» - вопил тот. – «Я был избран самим Спиритусом!» «Так тебе сказал мугл», - напомнил Скволл, и Сейфер осекся, призадумался.

«Какому же богу он служит?» - задумчиво произнес Воитель Света, устремив взор на Искажение... «Никакому», - прозвучал ответ, и подле героев возникла Материя. – «Мугл делал вид, что служит нам обоим, сам же он пытался обрести силу. Чего же он пытался добиться?..»

«Все ответы – за сим Искажением... в Лабиринте Измерений», - произнес Спиритус, воплощаясь подле Материи. Окинув взором героев, он потребовал ответа у Материи: ведала ли та о происках мугла? С ее ли ведома сии чемпионы разили его воинов?.. «Те, кто служит добру, избирают для себя противостояние силам зла», - отвечала богиня. – «Ведь оно разрушает мир!» «Важна лишь сила!» - пренебрежительно хмыкнул Спиритус, не верящий в концепции добра и зла.

Герои попытались было воззвать к разуму Спиритуса: он хоть понимает, что призывал в мир воителей, жаждущих лишь уничтожения сущего?.. Бог отмахнулся он столь жалкого лепета, и, обратившись к Сейферу, приказал тому проследовать в Лабиринт Измерений и положить конец бедам, снедающим сию реальность.

Постановил Скволл, что и они отправятся в означенный Лабиринт, и Материя согласно кивнула: «Вы сами избираете, на чью сторону встать». Спиритус с ней был совершенно не согласен, но продолжать дискуссию не посчитал разумным, потому попросту исчез. «Нет смысла в силе тех, кто пленен тьмою», - молвила Материя, обращаясь к своим чемпионам. – «Свет очистит снедаемые ею сердца».

Герои вернулись на борт воздушного корабля, и тот, взмыв в воздух, устремился к огромному, продолжающему расширяться Искажению...


Гадала Материя, действовал ли мугл по собственной воле, или же выступал всего лишь миньоном иной, куда более могущественной и злобной сущности. Сумеют ли совладать с угрозой воины, отправившиеся через гигантское Искажение в Лабиринт Измерений?.. Богине оставалось лишь уповать на то, что преуспеют чемпионы ее в грядущем сражении...


Герои тем временем обнаружили себя на каменистой равнине, витающей во тьме пространства, где пространство и время жило совершенно по иным законам, нежели бытующим в родных их реальностях. Ощущали они накатывающую усталость: очевидно, в этом месте долго им не продержаться, потому надлежит сделать то, зачем пришли, а после – отступить, и поскорее.

«Где-то здесь – Мог», - выдавила Терра. – «Он ждет нас. Я чувствую...» «Я бы сюда в любом случае направился», - пожал плечами Балфир. – «У меня немало вопросов к этому маленькому засранцу». «Что ж, тогда продолжим путь – к Могу... и к истине», - постановил Воитель Света. – «Наш свет укажет путь во тьме!»

Разя многочисленных монстров, выступили герои в путь по безжизненной пустоши Лабиринта Измерений. Сейфер продолжал тешить себя осознанием того, что он – избранный рыцарь Спиритуса, в то время как несколько десятков спутников его – всего лишь горстка неудачников, невесть как умудрившаяся выживать до сего момента. Скволл и Зелл полагали, что Сейфер всего лишь страшится одиночества, потому и остается с ними. Впрочем, сейчас было не до дрязг; к тому же, очевидно – исправит Сейфера лишь могила.

А чуть погодя повстречали герои Джекта, буднично приветствовавшего сына, Тидуса, а также Юну и Вакку. «Зачем ты здесь?» - выдохнул здесь, и Джект пожал плечами: «Вроде бы я был призван каким-то богом, но не понял всех деталей». «Сир Джект, почему бы тебе не присоединиться к нам?» - начала было Юна, но воин отрицательно покачал головой: «Прости, но не могу. Я же говорю: сюда меня призвал бог. Спиритус».

С этими словами Джект устремился прочь, так и не пояснил, как сказанное соотносится с отказом его присоединиться к отряду чемпионов Материи. Юна поведала спутникам, что сир Джект прежде служил стражем ее отцу, но заметили герои, что отношения отца и сына весьма натянуты. «Он исчез, когда я был еще ребенком», - признался Тидус. – «Он был великим игроком в бли... великим спортсменом. Однажды он отправился на пляж на тренировку и не вернулся. Но даже в ту пору он был на редкость высокомерен: смотрел на людей свысока, смеялся над ними...»

«Думаю, ты можешь ошибаться», - предположил проницательный Сиан, и Саж поддержал рыцаря: «Я тоже так думаю. Мне показалось, он искренне был рад тебя видеть». «...Но я не понимаю его», - сокрушенно заметил Тидус, и Саж советовал юноше дождаться того момента, когда он сам станет папашей. «Пойми: отцы любят своих детей, свою семью», - продолжал объяснять Тидусу природу отцовства Сиан. – «И именно это я увидел в глазах сира Джекта». Сторону Сиана и Сажа приняла Юна, заверив Тидуса в том, что у Джекта доброе сердце, и наверняка печется он о своем ершистом сорванце. «Что ж, я пойду за ним», - принял решение Тидус. – «И узнаю, что у него на уме».

С этими словами юноша наряду с иными героями устремился в направлении, исчез в котором прежде Джект. А вскоре их нагнала девушка, которая, отдышавшись, молвила: «Вы те самые воители Света, о которых говорила богиня? Я – Лилисетта, танцовщица из труппы Маякова. Рада познакомиться!» «Из труппы Маякова?» - встрепенулась Шантотто. – «Это были очень популярные танцовщицы несколько десятилетий назад».

Стало быть, хоть и являются Шантотто и Лилисетта уроженками Вана’деля, принадлежат все-таки различным временным отрезкам – и виной тому, как и прежде, - Искажения. «Позвольте мне присоединиться к вам!» - просила танцовщица. – «Ибо, боюсь, в опасности не только этот мир, но и мой тоже».

Лилисетта присоединилась к отряду, и герои продолжили путь по следу Джейка. Тидус держался в стороне от остальных, витая в собственных думах. Герои поведали танцовщице о недавно произошедшей встрече Тидуса с отцом, и об отказе последнего примкнуть к ним. Обратившись к юноше, Лилисетта советовала тому не унывать, а предпринять еще одну попытку наладить отношения с Джектом. Ее поддержали иные герои, говоря о том, что, проявляя упрямство, никогда не поймешь иную точку зрения. Ведь наверняка и Джект руководствуется некими мотивами, и неплохо бы выяснить, какими именно. Лунет полагал, что отец пытается защитить своего сына, оградить от некой угрозы, и мало-помалу Тидус стал склоняться к мысли, что, быть может, Джект – не просто самоволюбленный глупец... Да, поговорить с ним еще раз будет правильным решением!..

Герои шагали по каменистой равнине, витающей в испещренной звездами тьме, когда Галуф неожиданно постановился. «Зло витает в воздухе», - сообщил спутникам пожилой воин. – «То, которое стремится уничтожить все сущее... И, думаю, знаю, кто это». «Очень проницательно, Галуф!» - расхохотался Губитель, воплощаясь чуть поодаль, и пояснил Галуб героям, что зрят они темного чернокнижника Губителя.

«Спиритус отправил тебя за Могом?» - осведомился Бартз, и отвечал Губитель: «Не волнуйтесь, я не стану стоять у вас на пути. Неужто не чувствуете? От этого мугла исходит могущество Пустоты, жаждущей объять все мироздание!.. Но сила эта еще не обрела своего воплощения. И когда это произойдет, я получу ее и покончу со всеми вами!»

Галуф был исполнен решимости не позволить сему случиться – Губитель не должен обрести силу Пустоты! Наряду с Бартзом они атаковали свою немезиду, но та исчезла, и лишь громогласный хохот ее еще долго звучал над пустынной равниной...

Но впереди ожидала героев ловушка Губителя – магические барьеры силы и магии. Припомнил Бартз, что подобную волшбу встречал в одной из башен, которую навещал прежде, в ином мире... Физические атаки бесполезны там, где наведен магические барьер, и наоборот – магические атаки бессмысленны близ барьера силы. Чародейки, входящие в отряд, вознамерились заняться барьером магии, в то время как воины – барьером силы.

Наконец, миновав сию область, герои настигли Джекта, который вновь просил оставить его в покое. «Есть вещи, которые мы должны узнать, поэтому мы продолжим идти вперед», - постановил Хоуп, и Джект усмехнулся: «А вы, ребята, упрямцы!» «Это кто из нас упрямец?» - хмыкнул Тидус, и герои заверили Джекта, что все-таки не помешает им объединить силы – шансов выжить и преуспеть будет куда больше!

«А у тебя хорошие друзья», - обратился Джект к сыну, и тот покачал головой: «Они – больше, чем друзья. Я им свою жизнь доверю. И они тоже доверяют мне». «Ладно, кто хочешь», - отмахнулся Джект. – «Все, мне пора». И он вновь зашагал прочь... но Вакка нагнал его, прося изменить решение.

«Мой отец умер, и я его не помню», - признался страж. – «Честно говоря, в этом я завидую Тидусу. Почему ты не хочешь примкнуть к нам? Что между вами двумя произошло?» «Того факта, что я – самовлюбленный ублюдок, недостаточно?» - отозвался Джект. – «Сделай милость. Передай ему, что мы скоро снова встретимся».

Наконец, барьеры силы и магии остались позади, и задались герои вопросом: зачем вообще Губитель озаботился подобным для них испытанием? Галуф и Фарис, прежде сталкивавшиеся с сим злодеем, были уверены, что наверняка тот вынашивает некий замысел. «Ведь он – средоточие злых духов в едином древе, обретшем сознание и воплощение», - просветил остальных Галуф, и Шантотто с восхищением воскликнула: «Какое интересное происхождение!»

В нескольких десятках шагов от героев возник Губитель, постановив: «Надеюсь, прохождение барьеров сделало вас сильнее! Чем сильнее вы, тем ближе могущество Пустоты!..» Бартз, Галуф и Фарис выступили против своей немезиды; иные герои также взяли оружие в руки...

В сражении они повергли Губителя, однако в следующее мгновение он вновь возник поодаль, поинтересовавшись с издевкой: «Неужто победа над жалкой марионеткой столь сладка?» Герои озадаченно переглянулись: неужто противостояли только что не самому Губителю, но его имитации?... Но... противник их вовсе не был похож на сии порождения...

«Моя магическая сила вкупе с энергией Искажений поистине неимоверна!» - постановил Губитель. – «Преклонитесь же пред ней и останьтесь на целую вечность в заточении в сем Лабиринте Измерений!» Он осекся, когда атаковал его Джект, пресекая волну гибельных энергий, кои намеревался Губитель обрушить на чемпионов Материи.

«Глупец!» - рявкнул Губитель. – «Собираешься предать Спиритуса?» «У бога свои дела, у меня – свои!» - отозвался Джект. – «Делаю, что хочу!» Он велел героям бежать прочь; сам же вознамерился противостоять Губителю в одиночку. Тидус бросился было на помощь отцу, но Лейл заключил неистового юношу в гравитационную сферу, вынудив последовать за остальными.

Позже, когда отдалились герои на внушительное расстояние, Тидус оставался в смятении, вновь и вновь задаваясь вопросом: почему Джект решил спасти их? «Мы должны продолжать путь, чтобы жертва его не оказалась напрасной», - изрек Балфир, на что Тень отозвался: «Не записывай его в покойники». Остальные согласились с тем, что надлежит им продолжать путь, ведь тем самым они помогут Джекту, даже не находясь с ним рядом.

Повстречали в Лабиринте Измерений герои двух подростков, Юрия и Шелинку, неразлучных брата и сестру. Признались они, что каким-то образом переместились в сию реальность, к чему отнесилсь довольно спокойно. «Мы знаем: миров – великое множество, сколько и воспоминаний», - молвила Шелинка, и Юрий согласно кивнул: «Потому мы ничуть не удивлены».

Признались близнецы, что пытаются отыскать путь в родной мир; заметил Лейл, что в сражении с монстрами Юлий и Шелинка способны направлять энергии кристаллов... как и он сам. «Я высвобождаю эти энергии», - призналась Шелинка, - «а Юрий направляет их». «То есть, вы двое едины в бою?» - осведомился Туз, и Юрий утвердительно кивнул: «Да, и до сих пор именно это помогало нам выжить».

Обратившись к родичам, Лейл признался, что ни одному из них покамест не удалось выбраться из этой реальности и вернуться домой, потому разумным будет объединить усилия – ведь в лабиринте они смогут отыскать зацепки к тому, как осуществить сие. Посовещавшись, Юрий и Шелинка приняли решение примкнуть к отряду чемпионов Материи.

Вскоре настиг героев Джект, еле держащийся на ногах. Тидус бросился к отцу, вопросил: «Ты как? Что с Губителем?» «Слабаком оказался», - выдавил Джект. – «Но что-то мне плохо... В голове все перемешалось... После сражения с Губителем во мне... появилось нечто... И это – не я...»

Энергии Пустоты объяли Джекта, подчиняя его своей воле. Обратившись к друзьям, Тидус просил их помочь ему спасти отца, и герои ответили на зов юноши, повергнув Джекта. Она разрыдалась, и, обернувшись в Тидусу, вздохнула с облегчением: «Ты все еще здесь». «А, ты об этом помнишь...» - смутился юноша. – «Прости, что заставил тебя волноваться. Но со мной все хорошо. Я здесь для того, чтобы защищать тебя в этом странствии... поверь мне».

Джект пришел в себя, очистившись от тлетворных энергий, пробудивших воспоминания, которые он навсегда хотел бы позабыть. Похоже, сражение было столь яростным, что утраченные воспоминания вернулись и к героям, происходящим с Джейком из одного мира – Тидусу, Юне, Вакке... Возможно, это и есть первая зацепка к осознанию происходящего в сей реальности!

Радость от осознания того факта, что Джект, наконец, присоединился к ним, отражалась на лице Тидуса, что не укрылось от его спутников. Сознавали те, что он лишь защищал сына... хоть и делал это по-своему, в присущей ему весьма странно манере. «Мы с отцом прежде тоже плохо относились друг к другу», - признался Хоуп. – «Хотя нет – это я плохо к нему относился. И никто из нас не знал, как общаться друг с другом. Может, и у вас подобные проблемы?» «Ты говорил, что он – спортсмен?» - уточнил Саж. – «Наверное, у него мало времени на семью...» «Всего времени в мире недостаточно для того, чтобы сполга насладиться общением с семьей», - вздохнул Сиан, и Саж, утвердительно кивнув, добавил, обращаясь к Тидусу: «Но теперь вы можете многое наверстать».

Герои продолжали путь, а лабиринту не было видно и конца. «Но я чувствую Мога рядом!» - воскликнула Рем. – «Немного осталось». Виви вздохнул, перевел взгляд на Рем, Воителя Света и Сажа. Ведь в странствие они пустились вчетвером, а теперь их – больше шести десятков!.. И собрал их вместе никто иной, как Мог, утверждающий, что чует волю Света – души воителей, станут которые чемпионами Материи. Мугл всегда ободрял их, казался таким целеустремленным. Неужто он... действительно злодей? Признался Виви, что хотел бы увидеть Мога еще разок... просто увидеть... Ведь он – один из них!..

Юрий же и Шелинка поражались, сколь разнится этот мир от иных, ими виденных. Смогут ли они когда-либо вновь оказаться дома?.. «Помнишь, что говорил нам отец?» - ободрила Юрия сестра. – «’Нет ничего невозможного, если ты силен волей’. Если мы чего-то захотим, это непременно произойдет. Потому не сдавайся!»

Терра, прислушивавшаяся к разговору сей пары клаватов, призналась, что напоминают они ей детей-сирот из родного мира. Лишившихся родителей, растерянных, и в то же время исполненных непреклонной решимости... «Я могла лишь оставаться рядом с ними», - призналась чародейка. – «И они давали мне силы продолжать путь. Все говорили, что это я – опора селения, но на самом деле наоборот: они были для меня опорой».

В недрах Лабиринта Измерений героям вновь предстал Губитель, молвив, обращаясь к Джекту: «Я думал, вернув воспоминания, ты умудрился уничтожить себя». Джект грязно выругался, столь отвратны были ему означенные воспоминания, а Галуф устало вздохнул, молвив: «То, как ты терзаешь души людские... Нельзя позволить тебе продолжать свое существование!» «Согласен», - поддержал старика Клауд. – «С воспоминаниями... нельзя шутить».

Расхохотавшись, Губитель призвал воинов, одержимых тьмой. Раскрылись Искажения, выступили из которых Вэйн Солидор, Император, Сеймур, Сефирот, Кефка, Гарланд и Голбез. Сам же Губитель отступил, выразив надежду, что воители Тьмы уничтожат докучливых чемпионов Света раз и навсегда. Судя по всему, являли противники героев искусственно созданных воителей – таких же, каким выступило подобие Губителя, с которым они уже успели сразиться в Лабиринте Измерений.

И когда пали воители тьмы, возникла пред героями призрачная фигурка мугла. «Хочу поблагодарить вас за все сражения, которые провели вы в этой реальности!» - воскликнул Мог. – «Я сумел обрести огромнейшее количество энергии! Но ее все равно недостаточно!» «Погоди-ка», - нахмурилась Юффи. – «А зачем тебе вся эта энергия?» «Если хотите узнать, вам следует последовать сюда», - молвила Мог, и за спиной его возникло Искажение. – «Здесь – сердце Лабиринта Искажений. И вы заслужили право ступить сюда!»

Герои переглянулись: неужто ступают они в очередную ловушку?.. Но иного пути попросту не было. Проследовав в Искажение, обнаружили они себя в престранном месте, созданном, казалось, из множества шевелящихся щупалец и пастей; казалось, будто оказались они внутри некоего гигантского создания.

В нескольких шагах от героев возник призрачный образ Материи, и изрекла богиня: «Этот дух – мугл – здесь. Вы должны спешить, в противном случае он может стать сосудом для злой сущности. Я предчувствую великое бедствие! Вы должны помешать cему случиться. Не только ради этого мира – ради всех миров! Вы – мой Свет. Выступите же защитниками миров». Образ Материи исчез, но ясности не прибавилось. Связь между мирами, мугл, щупальца окрест...

Разя многочисленные имитации, преступающие им путь, продвигались герои к сердцу Лабиринта Измерений, терзаясь множеством вопросов. Стало быть, все сражения ради закрытия Искажений, были направлены на обретение энергии, возникающей в битвах, и направлении оной помянутой Материей злой сущности... Если, конечно, сам Мог не является таковой. «Как мы и подозревали, нас просто использовали», - заметил луковый рыцарь, но Сабин лишь отмахнулся: «Нет смысла сокрушаться об этом. Но сам бы я задал сейчас Могу несколько вопросов...» Да, им надлежит покончить с коварным муглом... или же с сущностью, принявшей столь безобидный облик.

Но далеко не все считали Мога врагом. И по сей час его роль в происходящем оставалась совершенно неясна. «Мог в опасности», - заявила Терра, ощущавшая присутствие мугла поблизости. – «И я хочу спасти его». «Тебе он нравится?» - удивился Ирвин, но чародейка покачала головой, молвив: «Я хочу отплатить ему за добро. За то, что он дал мне шанс встретиться со всеми вами – обитателями великого множества миров. За ту связь, которая установилась между нами на столь долгом пути, когда закрывали мы Искажения... И за то, что все это время он направлял нас к цели...» «Терра права», - встала на сторону подруги малышка Эйко. – «Если бы не Мог, мы бы никогда не встретились. А быть одной... это так ужасно...» Герои с сими доводами согласились: возможно, неведомые силы использовали не только их, но и Мога тоже. Кто может наверняка знать о том, что в действительности происходит в этой ирреальности?.. Суждено он сразить Мога... или же спасти его?

...Наконец, лицезрели герои фигурка Мога, объятого темными энергиями, бросились к муглу, однако путь им преградил магический барьер. Возникла пред ними иная фигура Мога, призрачная. Воители встревоженно переглянулись: что происходит?!

«Что ты собираешься сделать с этим миром?» - вопросили они, и призрачный Мог отозвался: «Все еще... недостаточно... Нужно больше... Больше сражений... Больше силы...» «Ты хочешь забрать всю нашу силу без остатка?» - напрямую вопросила Лайтнинг, и Мог подтвердил: «Сила... Все, что сможете...»

Призрачный мугл исчез, и на глазах воителей возникло пред ними исполинское чудовищное порождение – воплощение могущественной, темной воли существа, внутри которого пребывали они. Мог был поглощен темной волей, и поглощала та последние его силы...

В противостоянии герои повергли сущность... и мир исчез в ярчайшей вспышке...

...В себя воители пришли на лугу, лицезрев пред собою Материю... и Мога. «Темная воля, питавшаяся силами мугла, уничтожена», - изрекла богиня, обращаясь к своим чемпионам. «Это я во всем был виноват», - понурился мугл. – «Из-за меня этот мир оказался в опасности... Но вы спасли меня! И я этого никогда не забуду!»

«Это мы должны быть тебе благодарны», - улыбнулась Рем. – «Ведь темную волю мы смогли уничтожить с помощью Света, тобой собранного». «Ты вновь стал сам собой, потому что объединил нас всех!» - добавил Виви. «Мы ощущали, как твой дух противостоит темной воле», - молвил Воитель Света. – «Ты сражался вместе с нами».

«Кстати, Материя», - обратился к богине Саж. – «Теперь мы можем вернуться в родные миры?» «Раз вы уничтожили темную волю, угрозы этому миру не существует боле», - отвечала Материя. «Подождите!» - пискнул Мог, и когда взоры обратились к нему, пояснил: «Когда я был одержим темной волей, то разум мой касался неких злых сознаний...»

Стало быть, путь героев еще далек от завершения, и существуют иные сущности, несущие в себе угрозу и сей реальности, и иным мирам. Мог просил воителей задержаться ненадолго и продолжить совместное странствие. Что ж, те не возражали: хоть родом они из разных миров, но в этом престранном пространстве познали истинное единение стремлений, а, стало быть, путь их только начинается!

***

Герои продолжали странствия, и все больше спутников присоединялось к ним – выходцев из самых разных миров!.. Число чемпионов Материи перевалило за восемь десятков...

Вернувшись в обиталище Материи, обратились герои к богине, поинтересовавшись: «Мог снова с нами, а темная воля уничтожена. Закончили ли мы сражаться?» «К тому же, она реальность, насколько понимаю, была создана для того, чтобы мы могли передохнуть от сражений», - добавила И’штола. «...Мои воспоминания все еще не вернулись», - изрек Воитель Света, озвучив тревоги своих спутников. – «Должно быть, эффект от воздействия Искажений все еще существует».

«Вы правы», - подтвердила Материя. – «Вы сразили сущность, поглощавшую жизненные силы мугла, но искажения в сем мире все еще остаются». «Но разве не ты создала этот мир?» - поразился Ваан. – «Почему же не восстановишь ткань мироздания?» «Я пытаюсь», - заверила юношу богиня. – «Но не выходит. Должно быть, что-то случилось с основанием сего мира – изначальным кристаллом».

Материя просила героев наведаться к сему кристаллу и убедиться, что с ним все в порядке... или же получить подтверждения обратного. Сама богиня не могла надолго покидать свое обиталище, ведь сотворенная ею реальность продолжала трещать по швам, и причины сему оставались неведомы.


Тем временем Спиритус обращался к своим чемпионам. «Мугл больше не нужен нам», - говорил он. – «Отныне создайте собственные пути».

Воители Тьмы покидали обиталище божества, направляясь к изначальному кристаллу, ибо именно там – по словам Спиритуса – находилось то, что явили сей реальности герои Материи.


Те же обнаружили себя в сердце этого мира – пространстве из металла, являвшем собою некий технологический комплекс. Создан ли он на основе образов иного мира – как и практически все остальное в этом пласте реальности?.. Мог подтвердил: да, это так. И, раз окрест – воплощенные воспоминания, стало быть, кто-то еще стремится достичь изначального кристалла! Быть может, чемпионы Спиритуса?.. Или кто-то еще?..

Выступив в путь, лицезрели герои Вэйна Солидора, ведущего беседу с причудливым плюшевым котом, восседающем на механизме, созданном по образу мугла. «Что, не веришь богам на слово?» - спрашивал Вэйн. «Я – всего лишь машина, предсказывающая судьбу», - отмахнулся кот. – «И на такие сложные вопросы не отвечаю».

«Это – Кайт Ши!» - признал Клауд кота, и Балфир с удивлением обернулся к нему: «Только не говори, что водишь дружбу с плюшевыми игрушками». Кто он, этот кот? Агент ли Спиритуса... или Материи?.. Все обернулись к Могу, ожидая вердикта своего проводника. «Я могу ощущать волю Света в смертных созданиях», - растерянно молвил тот, обратив взор в сторону Кайт Ши. – «Но, как вы теперь уже знаете, грань между добром и злом, между Светом и Тьмой весьма переменчива».

Тем временем Вэйт и Кайт Ши, не замечая наблюдающих за ними героев, пришли к некоему соглашению, разошлись в разные стороны. Может ли быть их сделка как-то связана с изначальным кристаллом?.. Клауд предложил спутника последовать за Кайт Ши и получить однозначный ответ на этот вопрос.

...Кайт Ши что-то старательно искал в пределах комплекса, бормоча что-то о заверениях Вэйна в том, что осмотреться следует именно в этом месте. Однако был атакован огромной боевой машиной... К счастью, подоспевшие герои, ведомые Клаудом, уничтожили оную.

Кайт Ши тепло приветствовал Клауда, поблагодарил за спасение. «Я – Кайт Ши, предсказатель судьбы», - представился кот героям, и те смотрели на него во все глаза: подобного субъекта прежде видеть им не доводилось.

Заметив, сколь угрюм Воитель Света, Кайт Ши выразил готовность предсказать ему будущее, и, хоть и не верил тот в подобную чушь, все же осведомился: «Настанет ли когда-нибудь время, когда и этот мир, и наши друзья познают покой?» «Ты спрашиваешь ради нас?» - поразился Галуф. – «А я думал, ты задашь вопрос про свои утраченные воспоминания». «Да, но я знаю наверняка: тот человек, которым я был прежде, наверняка спросил бы именно это», - отозвался Воитель Света.

Кайт Ши поплясал немного на доспехе в форме мугла, изображая работу некоего сложного механизма, после чего оный протянул Воителю Свету записку с ответом на его вопрос. «Как повезет», - значилось в ней. «Это не ответ!» - возмутился за товарища Эдгар, и Кайт Ши, вновь поколдовав над доспехом, заставил тот выдать Воителю Света иной вариант ответа: «Остерегайся забвения. Твой оберег на удачу – нечто сияющее».

Заметив разочарование на лицах героев, Кайт Ши вздохнул и выдал Воителю Света свой окончательный вердикт: «Ты найдешь то, что идешь, но потеряешь нечто, тебе дорогое». После чего высказал настойчивое желание присоединиться к отряду героев; те не возражали.

Заинтересовавшись, просили у Кайт Ши предсказать им судьбу и другие герои, и кот не отказал никому. Обратившись к Винсенту, поинтересовался Хоуп, кто он – Кайт Ши? Просто старый механизм? Или живое создание?.. «Не совсем», - отозвался Винсент. – «Он – нечто куда более сложное, чем просто машина». «Но мы можем доверять ему, верно?» - спрашивал Хоуп, и отозвался Винсент: «У Кайт Ши... острый глаз. Он умеет проникать на территорию врага и собирать интересующие нас сведения». «Поэтому он общался с Вэйном?» - уточнил Хоуп. «Не знаю», - отвечал Винсент. – «Просто доверяй ему. Этот человек может отличить врага от друга». «Ты хочешь сказать – кот?» - озадачился Хоуп, но Винсент притворился, что не расслышал вопрос.

Отряд продолжил исследование покинутой фабрики, разя Магитек-броню и роботов, здесь остающихся. Рассказывал Мог героям, что сия реальность действительно была сотворена богами с целью отдыха чемпионов их от сражений. «Госпожа Материя и господин Спиритус правят также и иным миром», - говорил мугл. – «Там, где воины бесконечно сражаются». «Не помню что-то такого», - нахмурилась Фарис, и Мог уклончиво отвечал: «...Ну, предполагалось, что и они могут передохнуть в этом мире». «И теперь в их мире отдыха происходит невесть что», - вздохнул Балфир. – «Повезло же богам, что у них есть мы».

Герои не желали отдыхать; надеялись они вернуть утраченные воспоминания да вернуться в родные миры. Но прежде, чем это случится, приложат они все усилия, чтобы навести порядок в этой реальности – у каждого были на то свои причины, но стремления оказались едины.

Желая, чтобы не осталось между ними никаких договоренностей, герои обратились к Кайт Ши, спрашивая, о чем тот разговаривал с Вэйном. «Вэйн – из нашего мира», - объяснила коту Пенело. – «Он развязал войну, разрушившую мой дом». «Да, он говорил, что принадлежит к императорскому роду», - закивал Кайт Ши. – «Упоминал, что призвал его иной бог, нежели тот, коий привел меня, вот мы и разговорились. Меня-то призвала богиня Материя, велев отыскать Клауда и остальных».

Признался Кайт Ши, что интересовался у Вэйна необходимыми ему сведениями. «Мне кажется, Вэйн – разумный человек», - заметил Рамза, и Пенела признала: «Возможно, ты прав. Его интересует лишь престолонаследие и наш родной мир, Ивалис». «И мне кажется, он не испытывает любви к призвавшему его богу, Спиритусу», - добавил Кайт Ши. – «Болтал что-то о том, что историю вершат люди, а не боги».

«А он тебе хоть что-то полезное сказал?» - осведомилась Лайтнинг, и отвечал Кайт Ши: «В общем-то, ничего. Разве то, что – в отличии от Материи – Спиритус наблюдает со стороны, как его воины разрушают этот мир». «Странно», - озадачился Рамза. – «Он ведь создал этот мир вместе с Материей. Зачем же он позволяет разрушать его?» «Должна быть причина того, что он позволяет бесчинствовать негодяям – таким как Император или Кефка», -нахмурилась Лайтнинг.

Герои просили прощения у Кайт Ши, что усомнились в его намерениях, и великодушный кот с готовностью простил их. Покинув пределы комплекса, они углубились в занятый монстрами лес.

Чемпионы Материи рассказывали новому спутнику обо всем, что произошло с ними доселе. «В общем, сперва были межпространственные Искажения, но теперь наша цель – изначальный кристалл», - закончил рассказ Саж, и Кайт Ши покачал головой: «Все это так сложно! Столько всего здесь произошло. Клауд, а может ты все разложишь по полочкам? Ты ведь был в родном мире нашим лидером».

«Хорошо, попробую», - отозвался Клауд и начал свой рассказ: «Этот мир – искусственный, созданный Материей и Спиритусом. До недавнего времени здесь пребывало множество Искажений – разломов в пространстве этой реальности. Источником Искажений оказалась некая темная воля». «Я был одержим ею и вынужден питаться энергией своих спутников, купо», - вставил Мог, а Шантотто добавила: «После чего она воплотилась в невероятно могущественного монстра».

«Мы считали, что темная воля надеялась поглотить наши родные миры», - произнес Сесиль, после чего продолжили рассказ, говоря о том, как сразили они воплощение темной воли, однако, согласно словам Материи, остаются где-то поблизости некие иные злые сущности – те, что стремятся уничтожить сию реальность. «И теперь наша цель – изначальный кристалл, сердце этого мира», - говорил Мог. – «И поскольку здесь также наблюдаем мы монстров и воплощенные воспоминания, означает это, что некто положил глаз на кристалл и открывает разломы окрест».

Признались герои, что и они обладают подобной силой – создавать разломы в пространстве. Однако чемпионы Спиритуса пользуются сим могуществом куда более искусно... «Стало быть, сперва мы должны добраться до изначального кристалла и выяснить, кому он еще понадобился», - резюмировал Кайт Ши, поблагодарив спутников за столь содержательный рассказ.


И не ведали герои, что разговор их прекрасно слышал Вэйн Солидор; и сейчас воитель также спешил к изначальному кристаллу, надеясь, что получит он там ответы на все свои вопросы...

Гарланду, повстречавшему Вэйна на окраине леса, пришлось не по вкусу общение того с Кайт Ши. «Как смеешь ты яшкаться с воином Материи?» - рявкнул он. «Мы просто обменивались информацией», - отозвался Вэйн. Прежде рассказал он Кайт Ши о двух божествах и сущности, поглощающей реальности, решив, что этой причудливой игрушке можно доверять, ведь кот, как и он сам, не собирался слепо следовать воле богов. Ведь в сем мире нет ни народов, ни государств – лишь некие герои, пешки богов... И пусть принадлежат они сейчас к разным лагерям, не помешает обмениваться сведениями, которые приведут к пониманию происходящего. Кайт Ши передал Вэйну передатчик – работающий, себе же оставил частично сломанный, и воин посоветовал коту поискать запчасти в грудах хлама, пребывающих в пределах окружающего их комплекса. Обещал Кайт Ши, что как только починит свой передатчик, они смогут постоянно оставаться на связи друг с другом.

«Воины продолжают прибывать сюда из иных миров», - втолковывал Вэйн Гарланду. – «И энергии их, высвобождающиеся при сражениях, пожирает некая сущность. Существование этой реальности несет угрозу моему родному миру». «Ты собираешься уничтожить кристалл, и вместе с ним – этот мир», - произнес Гарланд, и Вэйн утвердительно кивнул: «У меня даже проводник есть. Подобный ход куда разумнее, нежели вызов богам, пределы сил которых мы не представляем».

Говорил Вэйн о том, что лишь исполняет свой долг, желая сохранить Ивалис и дом Солидор, но Гарланд был уверен, что сподвижник его, хоть и говорит гладко, так же одержим войной и кровопролитием, как и он сам...


Герои же, продолжая путь к изначальному кристаллу, задавались вопросом: почему после того, как одержали верх над темной волей, они так и не обрели утраченные воспоминания?

«Любой, обладающий силой волей, может создать здесь Искажение», - молвил Мог. – «И не только темная вол. Эти разломы в пространственно-временном континууме иногда порождают имитации». «То есть далеко не все Искажения созданы темной волей?» - уточнил Танкред. – «Их вполне могли создать мы сами. Ровно как и чемпионы Спиритуса». «Но мы не применяли эти силы», - озадачилась Терра, на что Лейл заметил: «А что, если применяли и позабыли об этом?»

«Возможно, противник лишил вас воспоминаний, чтобы ослабить», - предположил мугл. – «Или же... мы сами отринули их и вернулись обратно во времени, чтобы сразиться с врагом. О том, что произошло с вашими воспоминаниями, не знаю даже я!» «Что ж, если мы сами решили забыть обо всем, значит, имели на то причины», - философски заметил Танкред, и остальные поддержали эту теорию. Нет смысла ломать голову над происходящим, следует просто продолжать двигаться к цели.

Но все же теория о том, что каким-то образом герои переместились назад во времени, утратив воспоминания при этом, вызвала оживленное обсуждение. Сэра, прибывшая из совершенно иного временного отрезка, нежели сестра ее и Хоуп, знала, что уготовано им в будущем, но не говорила, полагая, что друзья ее должны сами сделать выбор в определенный момент... Возможно, с их отрядом сейчас происходит нечто подобное... Но, с другой стороны, возможно, теория эта в корне ошибочно, и воспоминаний их попросту лишил враг по лишь одному ему ведомым причинам.

«Был ли то наш осознанный выбор, или же он был сделан за нас?» - задумчиво пробормотал Воитель Света, но Сесиль, услышав сии слова, обратился к нему с вопросом: «Твое первое воспоминание – это сражение с Гарландом?» Воитель Света кивнул, молвив: «Потерпев поражение, я ощущал, что лишился куда большего, нежели просто победы в бою. Возможно, именно тогда я утратил некие драгоценные воспоминания». «А мне было кое-кем сказано, что я утратил свой ‘свет’, что бы это не значило», - вздохнул Сесиль, вспоминая их короткую встречу с Голбезом. – «Мне нужно вернуть его. И сделать это необходимо самостоятельно».

«Если мы по собственной воле расстались с воспоминаниями, то таким же способом сможем их вернуть», - предположил Воитель Света. «Не знаю...» - покачал головой Сесиль. – «Смогу ли я когда-либо вернуть свет, который утратил, защищая этот мир?» Воитель Света предложил ему просто продолжить путь, ведь, даже лишившись воспоминаний, сохранили они своих друзей и боевые навыки.

Герои практически добрались до сердца сего мира и изначального кристалла, когда путь им преградили Гарланд и Вэйн. Последний заявил, что, в отличие от чемпионов Материи, не стремится к сохранению этой чуждой реальности. Кайт Ши возмутился, постановив, что их сотрудничество по обмену информацией заканчивается здесь и сейчас, ибо уничтожение миров он не приветствует.

«Но почему ты стремишься уничтожить мир?» - спрашивал Ваан, и пояснил Вэйн: «Потому что здесь устроил свое логово пожиратель миров. И поскольку связан сей мир со множеством иных, существование их под угрозой. Хорошенько подумай, если действительно хочешь спасти Ивалис». «А что случится с нами и с богами, если этот мир будет уничтожен?» - осведомился Воитель Света, и Вэйн пожал плечами: «Понятия не имею. Если все мы погибнем – что ж, малая цена за жизни мирян всего Ивалиса».

Воитель Света покачал головой: должен быть способ спасти и эту реальность, и обитателей множества иных миров. Он отказывается сдаваться, избирая для себя самый простой из возможных вариантов развития событий.

Вэйн и Гарланд приняли бой с чемпионами Материи, но те одержали верх над противниками, вынудив их отступить. После чего проследовали в беломраморные Чертоги Кристалла... которые и луковому рыцарю, и Лайтнинг, и Бартзу показались донельзя знакомыми: в их родных мирах существовали подобные сооружения. «Это место – центр сего мира», - молвил Лунет, - «мира, созданного на основе образов наших родных миров».

Пребывало в Чертогах Кристалла немало имитаций... и пока герои противостояли им, чемпионы Спиритуса приближались к цели своего пути. «Пожиратель миров...» - возликовал Губитель. – «Открой же рифт, дабы вернулось все сущее в Пустоту!» Кефка, Ультимесия и многие другие, алчущие энтропии, поддержали его, проследовали в открывшееся пред ними Искажение.

Наблюдая за спутниками, ступающими в разлом, Вэйн сокрушенно вздохнул: «Монстры!» «Думаешь, отличаешься от них?» - послышался голос, и за спиною Вэйна возник Спиритус. Впрочем, вин ничуть не устрашился, постановив, что ни одно божество не властно над ним. «Что ж, тогда выступи против законов этого мира», - предложил Вэйну Спиритус, и вопросил воин: «Спиритус, почему же ты бездействуешь, наблюдая, как они разрушают твое творение? Если бы ты хотел сохранить этот мир, то не призвал мы тех, кто так жаждет его уничтожить!»

«Это не мой мир», - отозвался Спиритус. – «Мой – иной, продолжаются в котором бесконечные сражения. Этот же мир должен был стать местом отдыха для воителей, сражающихся в той, моей реальности. По крайней мере, так предполагалось... Если же воины желают продолжить свое противостояние здесь, что ж, так тому и быть». «Иной мир? Предполагалось?» - озадачился Вэйн, и пояснил Спиритус: «Параллельный мир, где воины сражаются друг с другом. Эта же реальность – всего лишь его балансир».

Вэйн пришел в ярость: стало быть, все они – действительно лишь игрушки бездушных богов! Обратившись к Спиритусу, обещал он уничтожить созданное им, вновь вернув себе свою судьбу. «Ты алчешь справедливости, а в итоге все же следуешь законам этого мира», - хмыкнул Спиритус, наблюдая, как скрывается Вэйн в Искажении. – «Сражайтесь, мои воины! И питайте энергиями своими мой мир!»

...Герои же достигли изначального кристалла... лицезрев близ оного огромного дракона, поглощающего энергии реликвии. Они бросились было к рептилии, когда путь им преградили выступившие из Искажения чемпионы Спиритуса – Кефка, Ультимесия и Губитель. «Пожиратель миров наслаждается своим обедом!» - захихикал Кефка, и Фирион озадачился: «Пожиратель миров? Объясни!»

«Этот – пока всего лишь младенец», - кивнула в сторону дракона Ультимесия. – «Пожиратели моров поглощают саму ткань мироздания – свет и энергии... Новая личинка пожирателя миров воспользовалась энергией темной воли как путеводным светочем». «Пожиратели миров жаждут расти и поглощать миры!» - добавил Губитель. – «И обратить оные в никто!»

Кефка счел необходимым заметить, что этот кристалл – мост между двумя параллельными мирами. «И, если вы не догадались еще, темная воля была частичкой сущности пожирателя миров», - добавил он. – «Она поглотила энергии мугла, необходимые ей для того, чтобы вырасти». «Пожиратель миров находился во мне?» - поразился мугл, глядя на дракона, обретшего, наконец, свое воплощение. «Да, благодаря тебе, мугл, личинка сумела попасть в этот мир и вырасти в нем», - подтвердил Губитель. – «И теперь мир непременно обратится в Пустоту, то лишь вопрос времени!»

«Вы думаете, мы будем ждать, пока эта тварь не вырастет достаточно, чтобы пожрать мир?!» - воскликнул Ваан, на что Ваан, выступивший из Искажения, заметил: «Мы можем приступить к решению проблемы, вернувшись в родные миры. Я не хочу быть инструментом для этих богов. Как только кристалл будет уничтожен, мы обретем свободу».

Герои бросились к кристаллу, на поверхности которого появились трещины: пожиратель миров – истинное воплощение темной воли – продолжал стремительно поглощать энергии реликвии. Путь чемпионам Материи преградили воители Спиритуса, и беспомощно наблюдали герои, как изначальный кристалл прекращает свое существование, а пожиратель миров, насытившись, устремляется к ним...

Герои окончили с драконом, после чего замерли в растерянности, созерцая осколки изначального кристалла, устилающие пол чертога. Воитель Света поднял один из них, прошептал: «Они полны... всем тем, что я утратил!» «Твоими воспоминаниями?» - воскликнула Шелинка. – «Они вернулись?» «Нет...» - покачал головой Воитель Света, предельно сосредоточившись, - «но я ощущаю... что-то».

Мир содрогнулся; основание его было разрушено, и, похоже, гибель сей реальности вот-вот случится. Какая же судьба ожидает героев? Неужто они они встретят здесь свой конец?

«Нет, еще есть время», - прозвучал знакомый голос, и возникла пред своими чемпионами Материя. Дрожь земной тверди прекратилась, и пояснила богиня: «Изначальный кристалл Тьмы ощутил смещение равновесия». «А что, изначальных кристаллов несколько?» - озадачилась И’штола, и Материя утвердительно кивнула: «Основа сего мира создана из кристалла света и кристалла тьмы. Доселе вы странствовали по землям света».

«Но там, где свет, всегда и тьма», - мрачно произнес луковый рыцарь. – «Означает ли случившееся, что тьма стала сильнее?» «Лишь временно», - заверила его богиня. – «В настоящий момент существование мира поддерживает изначальный кристалл Тьмы. Если два кристалла будут уничтожены, в этом случае мир ожидает гибель».

«Что же мы можем сделать?!» - воскликнула Шелинка. – «Ведь этот кристалл разбит...» «Надежда остается», - заверила героев богиня. – «Вам следует забрать свет, остающийся в осколках, и в этом случае изначальный кристалл Света возможно восстановить».

Судя по всему, множество осколков оказалось исторгнуто в Мир Тьмы – параллельное изменение, в основе которого – изначальный кристалл Тьмы. И именно туда ныне лет путь чемпионов Материи. «А воины Спиритуса?» - вспомнил Скволл об их противниках, удалившихся во время противостояния героев с пожирателем миров. – «Они же хотели уничтожить этот мир!» «Должно быть, ныне они заняты поисками изначального кристалла Тьмы», - предположила богиня. – «А, быть может, они уже успели обрести некоторые из осколков кристалла света».

Материя просила Мога сопроводить своих воителей в иное пространство – Мир Тьмы, сопредельный с Миром Света – туда, где продолжаются бесконечные сражения, а высвобождающаяся при этом энергия питает существование пластов реальности, правят которыми Материя и Спиритус...


«Отправляешься на следующую битву?» - осведомился Куджа у Гарланда, покидающего владения Спиритуса. – «Ты так предсказуем. Нужны тебе лишь конфликты да войны». «А тебе?» - отозвался Гарланд. – «К чему стремишься ты? Этот мир был создан не для войны, а для отдыха. Абсурд! Нет смысла в жизни, лишенной борьбы!»

«И поэтому ты сеешь семена битв?» - вздохнул Куджа. – «Это ведь ты украл их воспоминания, верно?» «Они слишком чисты для этого мира», - отозвался Гарланд, унесшись в воспоминаниях к приснопамятному сражению с Воителем Света, произошедшему в сопредельной реальности.

«У меня есть союзники из иных миров, которые сражались вместе со мной по приказу богов!» - возвестил тогда Воитель Света, скрестив с Гарландом клинки. – «Они могут, наконец, отдохнуть от бесконечных сражениях. И я не позволю тебе лишить их этой малости!»

Гарланд поверг противника, молвив: «Слабак! Ты ничего не знаешь о том, как устроена эта реальность. Существование каждого из миров имеет под собой свою основу. Ты цепляешься за свет, даже не зная, почему. Ты – не воин! Краткие мгновения отдыха ожидают тебя и твоих союзников посредством смерти! Смерть вновь и вновь станет приходить к тебе, в то время как я буду существовать вечно! Да исчезнет воля света!» С этими словами Гарланд нанес Воителю Света смертельный удар... отправивший того в мир сопредельный...

Внимательно выслушав рассказ Гарланда, произнес Куджа: «Но все же сражался он рука об руку с союзниками, и даже находил способ наносить нам поражения... Ты этому рад, думаю? Ведь существование пожирателей миров подразумевает под собой бесконечный конфликт».

«А ты думал о том, почему они позволили нам существовать?» - вопросом на вопрос отвечал Гарланд. – «Или о том, какое существование мы избрали для себя?» С этими словами он устремился прочь, а Куджа еще долго смотрел ему вслед, размышляя...

5. Осколки во Тьме

Темноволосый воин задумчиво озирался по сторонам, пытаясь понять, что представляет собой реальность, в которой он себя обнаружил. «Ни времени, ни пространства», - пробормотал он, взирая на тьму, его окружающую. – «Лишь хаос. Нет здесь ничего интересного. Хочется тебе тут находиться? В мире, где деяния и воспоминания об умерших растворяются в хаосе».

Обращался он к светловолосой девушке в темном жакете и красной клетчатой юбке. «Ты... помнишь о мертвых?» - поразилась та, с удивлением воззрившись на воина, встреченного ею в сей ирреальности. – «Ты – эл’Си?» «Был когда-то», - коротко отозвался тот, и девушка нахмурилась – прозвучавшие слова совершенно не соответствовали ее картине мира: «Был? Если ты стал эл’Си, обратного пути нет».

«Полагаю, подобное становление в наших с тобой мирах различно», - предположил воин. – «Тебя зовут ‘Семеркой’?» «Откуда тебе это известно?» - девушка встревожилась. – «Кто ты? Где мы?» «Я – Кайес Баллад, защитник истории», - представился воин, проигнорировав первый вопрос девушки. – «Но в этом мире, лишенном истории, я – просто воин».

«Если мы из иного мира, стало быть, и я больше не в Ориенсе», - пришла Семерка к очевидному ныне выводу. – «Богиня Материя сказала, что здесь я встречу своих друзей. Может, ты видел их? Они в такой же униформе, как и я. Думаю, они примкнули к выходцам из иных миров – таким, как ты». «Ты должна начать свое странствие», - отвечал Кайес. – «Отыщи леди-рыцаря по имени Лайтнинг, и обретешь ты своих друзей».

За спиною Семерки возникло Искажение, и неведомая сила втянула девушку внутрь. Разлом в пространстве исчез, и Кайес, покачав головой, пробормотал: «Рыцарь богини позабыла о своем долге». С этими словами Кайес устремился прочь, и вскоре скрылся в вихрящихся потоках тьмы, образующих этот пласт реальности...


Воздушный корабль, на борту которого находились чемпионы Материи, угодил в страшную бурю... и, похоже, подвергся нападению. За черными тучами и проливным дождем не видели герои атаковавших их, но судно трещало по швам, в корпусе появлялись пробоины.

Мог велел воителям собраться на палубе, и, воззвав к своим способностям, перенес их на земную твердь. Ошарашенные, герои беспомощно наблюдали, как корабль их рухнул вдалеке...

Ашелия заметила мугла, пребывающего без сознания; наверняка телепортация нескольких десятков героев стоила Могу последних сил. Целительная магия на него не действовала – возможно, страж-духи защищены от воздействия волшбы.

«Стало быть, это и есть Мир Тьмы?» - огляделся по сторонам Сесиль. Благодатная равнина вовсе не казалась чем-то зловещим и походила на пределы Мира Света, который покинули они, надеясь постичь тайны сей реальности – домена Материи и Спиритуса.

«Не думал я, что Мог обладает такой силой», - в восхищении присвистнул Янг, и Зелл согласно кивнул: «Корабль разбился, а на нас – ни царапины!» «Похоже, он действительно избавился от нечисти, одержим которой был», - добавила Фарис. Но что же атаковало воздушный корабль?..

«Оставаясь на палубе, я видел нечто, походящее на гигантский меч», - молвил Фирион. – «Он нанес удар по двигателю, потому судно и потерпело крушение». Лайон высказала уверенность в том, что рано или поздно встретят они своего таинственного врага; по первому впечатлению, в Мире Тьмы могут таиться куда больше опасностей, нежели в Мире Света.

Герои выступили в путь, разя монстров, рыщущих в дикоземье. Ведь пока оставался Мог без сознания, не оставалось им ничего иного. Мыслями обратились они к своей нынешней миссии – поиску осколков изначального кристалла Света.

«Кстати, ты, кажется, вспомнил что-то, коснувшись того осколка?» - обратился Эдж к Воителю Света, припомнив противостояние с пожирателем миров, и Туз поддержал вопрос товарища: «Ты сказал, что там заключалось то, что ты утратил». «Да, фрагменты», - кивнул Воитель Света. – «Воспоминания о моем странствии... и моих друзьях».

«Думаешь, и мы сможем обрести их?» - с надеждой вопросил Эдж. – «не могу избавиться от чувства, что позабыл я что-то важное. Как воспоминания о Сесиле и остальных выходцев из моего мира, и наших совместных приключениях». «И моих товарищей тревожат пробелы в памяти», - поделился наболевшим Скволл, и Воитель Света попытался обнадежить сподвижников, молвив: «В Свете – сила. Воспоминания, опыт, воля... Когда ты сжимаешь осколок в ладонях, что-то внутри тебя изменяется... Это все, что я могу выразить словами».

«Воспоминания...» - вздохнул Туз. – «Даже будучи в Ориенсе, я о многом забывал. Никогда не думал, что в иных мирах утрата воспоминаний может восприниматься столь болезненно».

«Тут?» - прозвучал изумленный девичий голосок, и юноша обернулся, воскликнув: «Семерка!» К героям приблизилась девушка, буднично приветствовала их: «Вы, должно быть, из иных миров! Я слышала о вас». «От богини?» - уточнил Туз, и Семерка подтвердила: «Да, и от кое-кого еще. Он открыл некое подобие врат, и я оказалась здесь... Не знаю точно, кто это был. Я желала лишь поскорее отыскать своих друзей».

Помедлив, Семерка добавила: «Мне было велено отыскать леди-рыцаря по имени Лайтнинг». «Рыцаря?» - удивился Эдж. – «Да, прежде она проходила военную службу, но рыцарем вряд ли можно ее назвать».

«Рыцарь богини...» - прозвучал голос, и герои в изумлении обернулись к имитации Воителя Света. – «Воспоминания пересекаются... ровно как и судьбы». Прежде не встречались чемпионам Материи имитации, обладающие даром речи, однако удивляться они будут после, а пока предстоит им сражение.

Герои – примкнула к которым и Семерка – изготовились к бою, однако имитация не выказывала враждебности. «Воины, наделенные волей... Света», - изрек потенциальный противник, рассматривая выходцев из сопредельного мира. «Кто ты такой?» - вопросил Воитель Света, и отвечало его подобие: «Мы – темные имитации, порожденные изначальным кристаллом Тьмы для защиты этого мира».

«Надо же», - не удержавшись, хмыкнула Шантотто. – «В отличие от кристалла Света, кристалл Тьмы оказался готов к бою». «Свет и Тьма – две стороны одной монеты», - задумчиво изрек Аурон.

«Вы – защитники этого мира?» - обратился к имитации Зидан. – «А почему вы походите на нас?» «Ощутив угрозу, кристалл создал подобия защитников Света», - отозвалась та. – «Мы – зеркальные отражения, обладающие силами, подобными теми, коими владеете вы. Пустые сосуды, лишенные душ. И нет у нас сил покончить с истинной сущностью пожирателя миров – Божественным Драконом!»

Герои переглянулись, поинтересовавшись, зачем же сия имитация Воителя Света предстала им, и молвила та: «Хоть мы и пусты... но можем помочь». Воитель Света предложил имитации скрестить клинки, дабы оценить силы друг друга, и ответили те согласием.

Примкнули к имитации Воителя Света и иные подобия героев, сойдясь в противостоянии с чемпионами Материи... После чего отступили противники, и молвила темная имитация, вполне удовлетворенная силами героев: «Может, мы и слабее, но многократно превосходим вас числом. Из каждого противостояния с нами вы можете выйти сильнее... И сражения с нами – не только для того, чтобы испытать вас. Некоторые из нас обладают осколками, которые вы ищете».

Герои озадачились: стало быть, чтобы обрести осколки изначального кристалла Света, надлежит им противостоять темными имитациям самих себя?! «Не все из нас расстанутся с осколками по доброй воле», - добавила имитация Воителя Свет. – «Мы – пустые сосуды, лишенные душ, и может подчинить нас себе чья-то темная воля». «И найдутся те, кто с радостью воспользуется случаем заполучить подобных марионеток», - молвила И’штола, воскрешая в памяти чемпионов Спиритуса.

«Воители из Мира Света, вы – наша надежда!» - воскликнула темная имитация. – «Лишившись изначального кристалла Света, существование этой реальности поддерживается лишь изначальным кристаллом Тьмы». Очевидно, что вскоре равновесие нарушится окончательно, и оба сопредельных мира низвергнутся в хаос.

Поблагодарив темную имитацию за совет, осознали герои, что для того, чтобы преуспеть, Тьма и Свет должны объединить усилия...


А в пустующем граде, лежащем за пределами равнин, приблизился Гарланд к Кайесу, бросив: «Вот и он, создатель хаоса. Это ведь ты уничтожил их воздушный корабль?» «Я не стремлюсь к хаосу», - отозвался Кайес, смерил темного рыцаря взглядом. – «Ты не выказываешь удивления, встретив уроженца иного мира. Стало быть, ты тут давно».

«Да, я принадлежу иному миру», - подтвердил Гарланд. – «Там я сражался с теми же врагами в бесконечной войне. Однако, в мире, созданном для отдыха чемпионов, я повстречал немало воителей, мне незнакомых... Какова цель твоего пребывания здесь? Будучи также исполнителем воли хаоса, я могу поделиться с тобой своей мудростью».

«В родном мире я был... стражем истории», - произнес Кайес. – «Это же царствие разрушают пожирающие континуум драконы, верно?» «Верно», - кивнул Гарланд. – «Пожиратели миров – это личинки Божественного Дракона, прогрызающие дыры в ткани мироздания».

«И именно это связывает сию реальность с нашими...» - задумчиво изрек Кайес. – «Если так и дальше пойдет, в хаос низвергнется весь миропорядок вселенной». «Твоя драгоценная история уж точно будет переписана», - подтвердил Гарланд. – «Но богиня Материя собирает воинов, надеясь, что справятся они с возникшей проблемой».

«Я не стану рабом богини», - молвил Кайес, и в голосе его прозвучали гневные нотки. «И что же станешь делать?» - с любопытством поинтересовался Гарланд. – «Твоя история уже начала разрушаться». «Изменение будущего изменит прошлое...» - уверенно заявил Кайес. – «Если истории суждено измениться, а сотру трагическое прошлое». «Мнишь себя спасителем?» - усмехнулся Гарланд, и Кайес отмахнулся: «Думай, что хочешь. В миропорядке иных реальностей есть своя сила. Сила изменить трагическое прошлое».

«Так ты даже миропорядок изменить стремишься...» - в изумлении протянул Гарланд, лишь сейчас осознав, сколь далеко простираются амбиции сего индивида, встреченного им в мертвом городе. – «Отправиться в прошлое и создать ту историю, которая тебе по нраву?» «Разве не был ты прежде рыцарем? Не стремился кого-то защитить?» - отозвался Кайес, но Гарланд ушел от прямого ответа, изрек: «Здесь – я воин, сражающийся в нескончаемой битве... Но дам тебе одну зацепку: они ищут осколки кристалла. Следуй за их Светом, и там ты найдешь своего врага».

Утратив интерес к беседе, Гарланд устремился прочь, и Кайес бросил ему вслед, вновь устремившись мыслями к своей немезиде - Лайтнинг: «Я последую твоему совету... Рыцарь богини... пришло время закончить наше вечное противостояние».

...И действительно: вскоре чемпионы Материи ступили в каменный град, и лицезрел Кайес среди героев знакомые лица – Сэру и Лайтнинг. Вот только последняя – в отличие от сестры – понятия не имела, кем является воин, столь недобро на нее смотрящий. «Ты его не знаешь еще, но я знаю!» - воскликнула Сэра. – «И я должна всех вас защитить от него!»

«Стало быть, вы действительно не помните», - вздохнул Кайес. – «Но я же отправил к вам посланницу». Он указал на Семерку, и та растерялась: «Столько всего произошло, я забыла сказать им!» «Ты его знаешь?» - уточнила Ида, и девушка кивнула: «Когда я переместилась в эту реальность, он велел мне разыскать Лайтнинг. Но она оказалась не рыцарем, хоть он и утверждал обратное, потому я и промолчала». «Рыцарем?» - озадачилась Лайтнинг. – «Это что, шутка такая?» «Нет...» - покачала головой Сэра. – «Ты просто не помнишь».

«В нашем родном мире я был немезидой этих двух сестер», - зычно произнес Кайес, указав героям на сестер Фаррон. – «Но в этом мире я обрел цель! Лайтнинг... я хочу воздать тебе за былое». Сэра с подозрением воззрилась на Баллада: что он еще задумал?.. А тот обратился к кадетам Класса 0 – Семерке и Тузу, уточнив: «Насколько знаю, вы оба из мира, именуемого ‘Ориенсом’. В нем существуют кристаллы, наделяющие вас определенными способностями». «Благословением кристаллов...» - подтвердила Семерка. – «Значит, ты знаешь также, что они заставляют нас забывать об умерших».

«Я творил ужасные вещи, будучи одержим теми, кого утратил», - признался Кайес. – «Мой долг был защищать историю. Но вместо этого я исказил ее!» «И что за ты сделал с Лайтнинг?» - уточнил Лейл, но за Кайеса ответила ему Сэра: «По его вине стала она рыцарем Это... и сошлась в ним в поистине долгом противостоянии...»

«Но взгляните на нас сейчас», - продолжал Кайес. – «Способность забывать о мертвых весьма разумна. Если благодаря брешам в ткани мироздания мы привнесем законы Ориенса в наш мир, история изменится. Мои ошибки, сражения, в которых вам пришлось участвовать, иные трагедии – все этого удастся избежать и позабыть».

«Связь между различными мирами обесценит все то, ради чего мы сражаемся здесь», - постановил Туз, и иные герои поддержали товарища. «Ты уверена?» - обратился Кайес к Лайтнинг. – «Может, ты и позабыла об этом, но наше сражение с тобой завершится трагически. Утрата воспоминаний о мертвых создаст куда более счастливую историю».

Лайтнинг обнажила клинок, сошлась с Кайесом в противостоянии... Потерпев поражение в сем сражении, отступил воин, и за спиной его возникло Искажение. «Даже лишившись воспоминаний, ты доказала, что остаешься рыцарем богини», - обратился Кайес к Лайтнинг. – «Личинки Божественного Дракона поглощают этот мир. Разыщи их, чтобы узнать правду... и обрести воспоминания. И не забывай – я прожил целую вечность, раз за разом избегая смерти. Я низвергнул мир в хаос, потому что пекся о мертвых. Уж лучше бы я позабыл о них».

С этими словами он скрылся в Искажении, и Лайтнинг задумчиво покачала головой: «Я не помню его, но помню... это ощущение». «Не знаю, действительно ли он всерьез говорит о забытьи», - молвила Сэра. – «Но ты не знаешь его не потому, что забыла, а потому, что еще не стала рыцарем».

Разговоры о забытьи ушедших заставили Рем обратиться к воспоминаниям о родном мире. «Мы забываем... чтобы продолжать жить дальше...» - молвила девушка. – «Даже если забывать о ком-то страшно и печально... это необходимо...»

Сноу предложил спутникам продолжать путь – разбить лагерь, чтобы удариться в философию и домыслы, совершенно бессмысленно. Он и сам не помнил Кайеса, но, в отличие от Лайтнинг, совершенно не переживал об этом. «Он – враг Сэры», - пожал Сноу плечами. – «Вот и причина, чтобы сражаться с ним». Сэра поддержала Сноу: надлежит разыскать Кайеса и остановить его прежде, чем воплотит тот свои замыслы по слиянию аспектов различных миров.

Следуя меж пустующих каменных зданий, просили герою Сэру поведать им о Кайесе – человеке, желающим изменить ход истории. «Кайес бессмертен, он вновь и вновь теряет свою возлюбленную», - просветила спутников девушка. – «Он хочет уничтожить само время, чтобы разорвать этот цикл, и именно поэтому я выступила в путь – чтобы исправить возникшие временные парадоксы». «И чтобы воздать Лайтнинг, он хочет изменить историю, дабы избежать вовлечения ее в его войну?» - уточнил Папалимо, и Сэра пожала плечами: «Не знаю, к чему в действительности он стремится. По нему всегда было непросто это понять».

«По мне, так он – законченный эгоист», - высказался Галуф. – «Нехорошо это: использовать уклад иного мира, чтобы решать проблемы своего родного». «А я вот не могу представить – как возможно обрести счастье, позабыв об умерших», - молвила Юна. – «Нет в этом для меня никакого смысла». «Смерть печальна и неотвратима, но, когда умирает близкий тебе человек, это изменяет тебя», - обратился к ней Галуф, и Юна вздохнула: «Я не хочу забывать о своем отце... и ни о ком ином. Именно воспоминания о них даруют мне силу, чтобы продолжать сражаться».

Слыша сей разговор, Туз поражался. Прежде считал он, что все они одинаковы, хоть и выступают уроженцами различных миров. Он и помыслить не мог, что законы Ориенса окажется настолько неприемлемыми для остальных!.. Навряд ли смогут они понять друг друга...

«Чувствуешь себя одиноким?» - осведомился Воитель Света, подойдя к Тузу, и тот отозвался: «Тебе не понять». «Ну, я не рассказывал тебе о своем прошлом», - напомнил Воитель Света. – «Ведь я сам позабыл о нем». «Ты – как мы?» - с надеждой вопросил Туз, и Воитель Света, помолчав, отозвался: «Не совсем. Но чем-то подобен... Мой путь неведом другим. Но на самом деле я переместился в прошлое и уничтожил корень зла. Миряне, принадлежащие к моему времени, не мыслили даже, что подобное зло существовало».

«И ты смирился с осознанием этого?» - уточнил Туз, и Воитель Света утвердительно кивнул: «Я сражаюсь не за почести и не за награду. А ты разве нет?» «Мы обретаем ‘достойные смерти’ в нашем мире, но поскольку живые о мертвых забывают, то лишь пустые речи набольших Доминиона», - изрек присоединившийся к разговору Король. «Был ли смысл в сражениях, которые мы вели в Ориенсе?» - риторически вопросил Туз, и Воитель Света отвечал усомнившимся кадетам: «Вы оставили что-то для тех, кто остался, ради того, чтобы мир продолжал вращаться и впредь. Даже если люди позабудут о вашем существовании, свет ваших сердец не угаснет никогда».

Слова Воителя Света воодушевила кадетов; подошли к ним Юрий и Шелинка, и заметила последняя: «Кайес пытается изменить историю, изменяя суть законов миров». «Уверен, он лжет, говоря о том, что хочет что-то исправить!» - с жаром воскликнул ее брат, и добавила Шелинка: «Он утверждают, что законы Ориенса делают людей счастливыми, но так ли это в действительности?» «Я не знаю», - честно признался Туз. – «Мы все время лишь сражаемся в бесконечной войне».

«То есть, если Кайес осуществит задуманное, возможно, подобная судьба постигнет и его родной мир», - предположил Юрий, и Шелинка поддержала брата: «Даже изменяя историю, есть то, что невозможно изменить, да и перемены имеют свою цену...» «Мы были тому свидетелями...» - тихо пробормотал Юрий, отводя взгляд в сторону. – «Каждый мир имеет определенные законы не без причины. Посему всем нас надо следовать им». «Мы не можем использовать свои силы здесь так же, как делаем это в родном мире, но мы решили воспользоваться ими, чтобы защитить мирян», - изрекла Шелинка.

Слова брата с сестрой окончательно убедили герои, что решение их противостоять Кайесу – единственно верное. Ведь все они несут Свет в своих душах. Все они с самого начала были союзниками, и сейчас не отвернутся друг от друга. «Если кто-то из нас утратит свой Свет, другой сразу же займет его место!» - воскликнул Воитель Света.

«Болтай, сколько угодно, но цикл бесконечного противостояния продолжится», - изрек голос, и, обернувшись, воззрились герои на Гарланда. «Я пришел, чтобы испытать силу вашего Света!» - возвестил тот, и герои атаковали темного рыцаря.

Последний вынужден был отступить, после чего чемпионы Материи вновь продолжили исследование мертвого града, обсуждая меж собой Кайеса и его вероятные мотивы. Очевидно, что ради осуществления задуманного тот пойдет на все, и воспользуется ролью хранителя истории себе в угоду.

«А правда, что вы двое обладаете уникальными способностями?» - неожиданно сменила тему Шантотто, с неподдельным интересом воззрившись на Юрия и Шелинку. «Лишь в нашем родном мире», - отвечали те. – «И то, мы не можем особо влиять на нее, а видим лишь возможные вероятности течения событий, и избираем одну из них». «То есть, вы не можете отправляться в любые миры по своему усмотрению?» - уточнила Сэра, и Юрий кивнул: «Верно. Я даже не знаю, существуют ли они». «Да и не хотим мы видеть те вероятности, воплощения которых в жизнь не желаем», - добавила Шелинка.

«Переписывать историю... плохо?» - озадачилась Лилисетта, почему-то адресовав свой вопрос Скволлу, и тот пожал плечами: «Не меня нужно спрашивать. К тому же вышел у меня однажды конфликт с той, которая жаждала управлять временем. Но не мне решать, была ли правда на ее стороне или же нет».

«А что ты скажешь?» - обернулась Лилисетта к Шантотто; похоже, уроженку Вана’деля сей вопрос весьма заинтересовал. «Это все равно что спрашивать о том, что справедливо», - отмахнулась тару. – «Правда, неправда... воспользоваться своей силой для обретения желаемого – вот, что действительно важно!» «Как бы то ни было, я должна остановить Кайеса, пока не навлек он беду на другие миры», - постановила Сэра, и с этим-то утверждением Лилисетта согласилась.

Юрий и Шелинка поведали остальным, что выходцы из Ориенса встревожены тем, что их мировоззрение весьма отличается от тем, располагают которым иные герои. Брат с сестрой просили остальных поддержать кадетов, и обещали герои непременно так и поступить.

...А вскоре приблизились к героям темные имитации – подобия Сэры, Лайтнинг и Хоупа. Признались те, что подчиняются воле Кайеса, и убеждали чемпионов Материи поступить так же. Ведь собирается тот исправить прошлое, даровать всем им счастливую, спокойную жизнь... Не случится ни Очищения, ни обращения в эл’Си... мать Хоупа останется жива...

Хоуп зажмурился; на лице его отражалась боль. Но парень нашел силы взять себя в руки, процедил: «Я молился о том, чтобы изменить прошлое. Я испытываю немало сожалений. Да, это больно. Но... я ни разу же желал обо всем позабыть! Годы назад я повстречал Лайт и иных друзей. Да, то было непростое время для меня, но воспоминания о нем донельзя ценны. Неважно, сколь в тяжкую передрягу ты угодил – всегда жива надежда! Нет ценности в том, что никогда не произошло! Именно надежда на лучшее будущее придает нам сил!»

Герои атаковали темные имитации, продолжавшие вести речи о справедливости изменения прошлого, и когда пали те, энергии Света из осколков изначального кристалла наполнили Хоупа, возвращая утраченные воспоминания. «Теперь я вспомнил о тебе, Сэра», - обернулся он к девушке, и та озадачилась: «Значит, это воспоминания тебя взрослого».

Лайтнинг в недоумении воззрилась на паренька, и тот поспешил заверить ее: «Да, я выгляжу сейчас ребенком, но на самом деле я старше, чем ты меня помнишь. И начинаю вспоминать о том, что произошло, когда я явился в этот мир. Когда я оказался между измерениями, я выбрал этот образ». «Но почему не себя старшего?» - все еще не понимала Лайтнинг. – «Наверное, ты бы был сильнее?»

«Хоуп даже мальчиком был силен», - заверила сестру Сэра, а Хоуп пояснил: «Я выбрал это воплощение, ведь именно таким я был во время наших с тобой странствий, Лайт. Когда я вырос, ты была уже очень далеко. И я не мыслил, что когда-нибудь мы сможем встретиться снова». «...Я сражалась с Кайесом?» - уточнила Лайтнинг, и Сэра, переглянувшись с Хоупом, обратилась к сестре: «Ты стала Рыцарем Этро и сошлась с Кайесом в вечном противостоянии». «Сэра, я и остальные пытались защитить ход истории от изменений, вызванных Кайесом, потому что именно к этому ты стремилась», - добавил Хоуп, и Сэра вздохнула: «Когда ты все вспомнишь, ты осознаешь, сколь страшную боль испытала». Лайтнинг кивнула, принимая услышанное откровение: «Значит, узнаю. И приму все, уготованное мне в будущем».

Иные герои пожелали узнать, каков в действительности возраст Хоупа, и признался тот: «Мне примерно столько же лет, сколько Эдгару». Винсент обнадежил Хоупа: он и сам выглядит куда моложе, нежели на самом деле. «Ты сказал, что дорожил временем, проведенным с Лайтнинг», - заметил он, обратившись к Хоупу. – «И хочешь сохранить эти воспоминания, верно?» «Конечно!» - воскликнул паренек, и Винсент молвил: «Тогда так и сделай! Цепляться за сожаления – лишь пустая трата времени».

Приблизились к ним иные темные имитации, на этот раз походящие на Сэру, Сноу и Сажа. Образы заверили героев, что не выступают на стороне Кайеса, однако, учитывая недавнее сражение чемпионов Материи с их подобиями, поверить в это непросто. «Да, мы – просто отражения вас», - говорили они. – «У нас есть хорошие воспоминания и плохие, но душ нет, поэтому мы не способны что-то чувствовать».

Темные имитации просили героев сразиться с ними, лишь так сумеют они передать им Свет, который обрели посредством осколков... Сразив противников, осознали Сноу, Сэра и Саж, что воспоминания вернулись к ним. Вспомнили они и хорошее, и плохое, но были счастливы от осознания того, что это, наконец, произошло. «Я вспомнил о том, что сделал Кайес!» - мрачно заметил Саж. – «Не знаю, как надеется он провернуть задуманное здесь». «Мне казалось, он сказал, что хотел исправить отношения с Лайтнинг», - напомнил пилоту Клауд, на что Сэра лишь покачала головой: «Я в это не верю. Он делает лишь то, что хочет». «Тогда нам надо отыскать его поскорее», - поторопил остальных Воитель Света. – «Он направился к пожирателям миров».

Расчертила мертвый город светлая полоса – неужто темные имитации указывают им путь?.. Не мешкая, устремились герои по дороге, сотканной из света...

Вскоре лицезрели они Кайеса, находящегося близ пожирателя времени – одного из воплощений Божественного Дракона, подобное которому уничтожило изначальный кристалл Света в сопредельном пласте реальности, именуемом Миром Света.

«Пришли, чтобы присоединиться ко мне?» - буднично осведомился Кайес. – «Узнали правду и теперь хотите изменить прошлое?» «Нет», - отрезала Лайтнинг, выступив вперед. – «Я сражалась с тобой, потому что это был мой осознанный выбор. Не нужны мне ни твоя жалость, ни твои воздаяния».


Указав на пожирателя миров, молвил Кайес: «Этот червь продолжит поглощать реальность и преобразится во взрослую особь. Тогда-то я и смогу изменить законы нашего родного мира». Устремив взор на Рем, продолжал Кайес: «Ты несешь на плечах своих тяжелую ношу как следствие законов своего родного мира. Если законы наших миров окажутся изменены, разве это не сделает судьбу твою проще? Ты перестанешь бояться того, что окажешься позабыта... Если присоединишься ко мне, и ты, и твой мир могут измениться».

Рем долго молчала, размышляя, а после изрекла: «Часть меня хотела бы откликнуться на твое предложение. Но я должна принять свою судьбу. Принять и продолжать сражаться! Все те, кого я встретила здесь, разделяют это стремление. Так поступлю и я!» «Законы нашего мира – это наша проблема», - поддержал девушку Туз, и Семерка добавила: «И иные миры не изменив, насаждая им наши законы и уклады!»

«Говоришь, что хочешь все исправить, но на самом деле причиняешь моей сестре лишь еще большую боль!» - выкрикнула Сэра. – «Пользуешься тем, что утратила она воспоминания, чтобы выбить ее из равновесия... Но я не позволю тебе продолжать делать это!»

Кайес печально кивнул, и, обращаясь к чемпионам Материи, резюмировал: «Стало быть, это и есть будущее, которое вы для себя избрали?» «Верно», - подтвердила Рем. – «Мы сами выбираем, как нам жить и какому пути следовать».

Обнажив клинок, постановила Лайтнинг: «Наше вечное противостояние завершится здесь и сейчас, Кайес!» Хранитель времени презрительно искривил губы, но все же принял вызов. Послушный воле его пожиратель миров атаковал героев, а после в бой вступил и сам Кайес...

Повергли противники очередное порождение Божественного Дракона, и Кайес, отступив, постановил: «Нет у меня больше причин оставаться в этом мире». Но сотворил он Искажение – разлом в пространстве, воззрился в вихрящуюся пустоту, выжидая. «Похоже на хаос твоего родного мира?» - бросил Кайес, обращаясь к Лайтнинг. – «Искажение порядка, упокоение душ, обращение мира живых в ничто... Ты не помнишь, что сотворил хаос с нашим миром. Можно ли воспользоваться Искажениями, чтобы восстановить порядок в этом мире? Тогда я смогу обрести воздаяние за свои грехи».

«Я не позволю тебе это сделать!» - воскликнула Лайтнинг, и Кайес безразлично пожал плечами: «Тогда этот монстр утащит тебя в хаос. Ты захлебнешься в нем, и вечная битва, наконец, завершится». Из Искажения выступила гигантская тварь – королевский бегемот...

Рядом с Лайтнинг встали ее верные друзья, и Хоуп постановил, что не позволит Кайесу изменить прошлое их родного мира. «Не в силах отринуть прошлое, ты не понимаешь, что таит в себе будущее», - отозвался хранитель истории. – «Жалкие вы душонки. Продолжаете оставаться марионетками богов».

Герои сразили королевского бегемота, но Кайес наотрез отказывался признавать поражение, вновь и вновь говоря о том, что долг его еще не исполнен. Однако, израненный, он пал, исчез, обращаясь в сгусток тьмы... и от развоплощающегося тела его отделились осколки кристалла, устремились к Лайтнинг...

«Вот, стало быть, что он имел в виду, говоря о ‘рыцаре богини’», - задумчиво произнесла девушка, обретя утраченные воспоминания. – «Я вспомнила. О сражении с Кайесом, о странствии Сэры, и о повзрослевшем Хоупе».

Да, некоторые из них сумели обрести воспоминания, но нескольким десятков чемпионов Материи лишь предстоит сие, стало быть – путь их далек от завершения. А без воздушного корабля странствие по землям Мира Тьмы грозит затянуться надолго...

Пробудившийся Мог поведал героям, что для них приготовлен новый воздушный корабль. На вопрос, кто же так позаботился о них, мугл ответил уклончиво, заметив лишь, что богиня Материя здесь не при чем...


Двое чемпионов Спиритуса оставались на борту огромного воздушного судна, к которому скоро подоспеют ведомые Могом воители Материи. Разыскав на палубе Голбеза, Куджа напрямую вопросил, почему того столь заботит судьба их противников. «Свет и Тьма», - философски заметил Голбез. – «Одно не может существовать без другого. Утратившие свой Свет вполне могут отыскать его в сем темном царствии».

«Ты надеешься, они перестанут ненавидеть тебя», - напрямую заявил Куджа, но Голбез отрицательно покачал головой: «Дело не во мне. Но если он вернет свой Свет, он также вернет то, что связывает его со сподвижниками». «И печаль», - добавил Куджа. «Это он превозможет», - уверенно произнес Голбез. – «Без воспоминаний не может быть ни радости, ни печали... Так что Сесилю надлежит обрести себя...»

***

Навестили герои Материю, поинтересовавшись, кто же даровал им новый воздушный корабль – от неведомых лиц подобные подарки получать в высшей степени опрометчиво. Да, походит он на корабль, на борту которого перемещались они в Мире Света, но... есть в нем что-то странное...

«Я не имею отношения к этому судна», - молвила богиня. – «Породила его сильная воля... Этот тот, кто близок к вам... Тот, кто бережно хранит Свет в глубинах Тьмы. Но не ведаю я, можно ли доверять его Свету».

«Мы можем перемещаться по Миру Тьмы на этом корабле, или он – всего лишь иллюзия?» - вопросил Скволл, и отвечала Материя: «В этом мире сильная воля обладает способностью к созиданию. Посему решение примите вы сами». Скволл задумался: неужто в сем пространстве образы иных миров, ими зримые, созданы не богами, но обитателями их, призванными, дабы вести бесконечное сражение?

Что касается корабля – что ж, иного способа перемещения у них все равно нет, посему придется воспользоваться подарком, невесть откуда взявшимся. Саж занял место в кресле пилота, хоть претендовали на оное и иные – Балфир, Сетзер... и даже Ваан. Наблюдая за жарким способ предполагаемых пилотом, Фарис обратилась к Сесилю: «Ну а ты? Ты же прежде любил летать». «Да, раньше я был горд тем, что возглавлял воздушную флотилию», - отозвался темный рыцарь, - «но... нет у меня права боле попирать небеса. После чего того, что я и мои солдаты причинили невинным». Фарис закатила глаза: и вновь это самобичевание!..

Неожиданно находящийся в воздухе корабль ощутимо тряхнуло, и Саж встревожено сообщил остальным, что по неведомой причине утратил контроль над судном.

Пилоту удалось посадить воздушный корабль в дикоземье континента; судя по тому, что судна наотрез отказывалось подчиняться командам, можно было сделать вывод о том, что кто-то сознательно проложил курс, желая, чтобы воители Материи оказались именно здесь.

Глядя на гору, маячащую на горизонте, Сесиль признался остальным: «Эта гора мне знакома». Герои воззрились на товарища: но ведь прежде они здесь никогда не бывали!.. Палом велел Сесилю следовать за ним, обещая, что непременно поможет ему все вспомнить.

Юный чародей привел темного рыцаря и иных героев в некое здание, означившееся в дикоземье, пребывало в котором огромное зеркало. «Ну?» - выжидательно уставился Палом на Сесиля, но тот покачал головой, молвив: «Я чувствую ностальгию... и тепло... Здесь находятся мои воспоминания?» «Ты вообще уверен, что мы там, где должны быть?» - с сомнением поинтересовалась Восьмерка, и Палом уверенно кивнул: «Конечно! О таком я не забуду!»

Признался Сесиль: чувствует он, что утраченные воспоминания где-то рядом, но чего-то не хватает, чтобы обрести их. Темный рыцарь приблизился к зеркалу... когда поверхность того подернулась рябью, и узрел пораженный Сесиль самого себя, облаченного в сияющие доспехи. «Ты не готов узреть истину?» - осведомилось отражение. – «Ты слаб, прячешься за своими темными доспехами». «Ты... это я?» - выдавил Сесиль... после чего шагнул в зеркало... и исчез...

Изумленные, наблюдали герои за двумя Сесилями, ныне отражающимися в зеркале. Похоже, они о чем-то разговаривали, но до воителей не доносилось ни звука. И оставалось им лишь наблюдать... и надеяться на лучшее...

«Есть ли у тебя смелость узнать правду?» - спрашивал светлый Сесиль у темного рыцаря. «Ты – паладин», - констатировал тот. – «Я желал стать таковым?» «Да, но, даже обладая этим светом, было сделано много ошибок», - с нескрываемым сожалением изрек паладин. – «Именно поэтому я и решил сокрыть эти воспоминания перед тем, как ступил в сей мир. Все потому, что...» «Я слаб», - закончил за него темный рыцарь, и паладин, кивнув, продолжил: «Обретение воспоминаний принесет тебе боль и страдания. Жертвы, которые мне пришлось принести, будучи паладином, меркнут в сравнении с теми, кои случились в бытность темным рыцарем. Мы использовали свою ненависть в качестве силы, но в итоге это оказалось бессмысленно... Ты все еще хочешь стать паладином? Оставить позади неведение?» «Я хочу... двигаться дальше», - признал Сесиль. – «Может, в прошлом моем и немало трагедий, но это то, с чем я должен научиться жить».

Паладин простер руку... и на глазах героев зеркало раскололось, и выступили оттуда двое Сесилей. Узрев друга в двух ипостасях, Каин выступил вперед, заверив те: «Со всеми испытаниями мы столкнемся вместе! У каждго из нас – свое прошлое, свое бремя». Остальные поддержали драгуна, постановив, что не оставят они Сесиля наедине со своими демонами, нет – связь, установившуюся между ними за время странствий, уже не разорвать. Поблагодарив героев за высказанную поддержку, обещал Сесиль, что вернет утраченный Свет, и после воспользуется как сим первоначалом, так и Тьмою, дабы стать сильнее.

«Да будет так!» - постановил паладин. – «Сокруши же меня наряду со своими друзьями!» В противостоянии герои сразили воплощение отражений воспоминаний Сесиля, и обрел тот осколки изначального кристалла – утраченную память... преобразившись в паладина!

«Я вспомнил», - обратился Сесиль к товарищам. – «Темный рыцарь, ставший паладином. Я вспомнил все... и, наверное, поэтому выгляжу теперь так... Я вынужден был покинуть дом. Я обрел эту священную силу, чтобы оставить прошлое позади. Но в час странствия в сей мир я подсознательно отринул эти воспоминания... Возможно, я хотел вернуться назад – в то время, когда еще входил в ближний круг короля, когда сражался вместе со своими друзьями. Да, я обрел силу паладина, но утратил куда больше. Часть меня всегда сожалела о принятом решении».

«Не говори так!» - выкрикнул Палом со слезами на глазах. – «Я так долго ждал, когда ты, наконец, вспомнишь! Разве ты не знаешь, что бы произошло с нашим миром, не будь тебя?» «А ты сам все помнишь?» - недоверчиво осведомился Сесиль, и маг кивнул: «Конечно! Почему же ты с такой легкостью предпочел забыть о времени, которое провел с нами?! Мы с Поромой рисковали жизнями не для того, чтобы спасти человека, который сейчас перед нами! Неужто ты позабыл о людях, которых так стремился защитить?.. Я-то думал, что ты, наконец, вернулся. Но испытываешь ты лишь сожаления! Даже не помнишь все то добро, которое совершил...»

Столько горечи, столько гнева звучало в словах Палома! «Прости меня», - тихо произнес Сесиль, отводя взгляд. – «Я... слаб. Я противостоял собственному брату в войне, унесшей великое множество жизней. Я хотел скрыться от этой реальности».

Сознавая, сколь нелегко сейчас Сесилю, сколь трагично прошлое его, Бартз призвал остальных не бередить старые раны воина – пусть все идет своим чередом. Когда придет время – он поделится с ними сокровенным. А пока надлежит им продолжать путь в поисках осколков.

Сесиль ныне держался особняком, погрузившись в раздумья. Заметив это, Бартз попытался завязать разговор с паладином, и признался тот: «Воспоминания застали меня врасплох. В родном мире мне удавалось лучше скрывать свои чувства. Но как ты остаешься все время позитивным и уверенным в себе? Как сумел превозмочь случившуюся в прошлом трагедию?»

«Мое странствие началось из-за отца», - признался Бартз. – «На смертном одре он велел мне повидать мир. Я и помыслить не мог, что произойдет со мной столь грандиозное приключение».

Галуф и И’штола, приблизившись, попытались ободрить Сесиля, раскаивающегося в бездействии. «Это – проявление доброты, а не слабости», - убеждала паладина мико’те, и Бартз с энтузиазмом кивнул: «Верно! Сесиль, который знаком нам, силен и добр! Уверен, все выходцы из твоего мира считают так же и верят в тебя!»

Путь героям преградили темные имитации Янга и Эджа. «Мы обладаем воспоминаниями», - заверили они воителей. – «Хотите узнать, что сделал Сесиль?.. Война стала куда более жестокой после того, как он обратился в паладина. Мы теряли дома и друзей. Некоторые даже пожертвовали собственными жизнями, чтобы защитить его». «Если бы не ты, мои родители были еще живы!» - воскликнула имитация Эджа, и имитация Янга подтвердила: «Слабость этого человека уничтожила множество жизней».

Сесиль не знал, что и думать: неужто Янг и Эдж на самом деле относятся к нему подобным образом, но скрывают это?! Бартз, И’штола и Галуф заверили паладина в том, что стоит тому доверять своим друзьям, не обращать внимания на эти престранные порождения.

«Я доверяю!» - воскликнул Сесиль со вновь обретенной уверенностью, после чего атаковал темные имитации... Гибель тех вернула воспоминания Эджу и Янгу, и воскликнул монах: «Как такое стало возможным? Как мог я обо всем позабыть?!» «Я... неудачник», - признал Эдж, сокрушенно качая головой. – «Я не смог защитить свой дом, свою семью. Во всем случившемся моя вина!.. А я обо всем позабыл...» «И я позабыл о своем постыдном прошлом», - признался Янг.

Герои переглянулись: уже трое выходцев из одного и того же мира после обретения воспоминаний оказываются не похожи на самих себя и занимаются исключительно самобичеванием. Быть может, правду говорят: счастье – в забвении?..

«Вы что, только за других сражались?» - непонимающе осведомился Клауд. – «А помимо осознания ответственности перед иными, нет у вас иных желаний и стремлений? Собственных?» «Не суди их строго», - обратился к СОЛДАТу Каин. – «Они правители, и ответственность их перед подданными поистине велика».

«Каин, а ты не терял своих воспоминаний?» - удивился Эдж, пораженный осведомленностью драгуна, и отозвался тот: «Я помнил немного больше, чем вы». «Прости, что сомневался в тебе прежде», - добавил Янг, положив Каину руку на плечо. – «Ты храбро сражался рука об руку с лордом Сесилем».

Каин пожал плечами, заметив, что в этом мире они могут оставаться союзниками исключительно по своей воле, ведь никакая сила не указывает им, что делать. «Погоди-ка», - нахмурился Эдж. – «Хочешь сказать, и Голбез обладает свободой воли?» «Голбез – этот тот человек в черном, командующий флотилией воздушных кораблей?» - уточнил Клауд, вспоминая о весьма неприятном инциденте, произошедшем с их отрядом в Мире Света. «Да», - подтвердил Каин. – «Его разум был под контролем могущественной и злобной сущностью, и не раз сходились мы с ним в бою... Он – старший брат Сесиля». «И лорд Сесиль был весьма удручен, когда узнал об этом», - добавил Янг. «Я повстречал Голбеза еще до того, как узнал всех вас», - обратился Каин к воителям. – «Тогда он был в своем уме, но не знаю, как обстоят дела сейчас. Я же здесь исключительно по собственной воле».

«Эдж, твои воспоминания вернулись», - обратился к ниндзе Лейл. – «Ты помнишь, к чему стремился? За что сражался?» Эдж надолго задумался, воскрешая воспоминания в разуме, и Каин советовал ему не торопиться с ответом. Теперь, когда обрели Сесиль, Эдж и Янг осколки кристалла Света, а вместе с тем – целостность своих личностей, им потребуется время, чтобы вновь осознать самих себя, цели свои и стремления.

Герои продолжили путь через горные отроги, размышляя о цене, которую приходится платить за возвращение воспоминаний. «Мой друзья потрясены образами, которые им предстали», - убеждал сам себя Сесиль. – «Я должен быть сильным – ради всех остальных!» «Но ты не можешь всего достичь в одиночку», - заметил Воитель Света. – «Позволь помочь тебе».

Какое-то время паладин молчал, пристально глядя Воителю Света в глаза, а после изрек: «Свет ярок в тебе. Святая сила, которую я обрел, и близко не сравнится с ним». «Свет и Тьма – необязательно противостояние друг другу первоначала», - молвил Воитель Света. – «Нельзя к ним применять концепции ‘верно’ и ‘неверно’». «Они – две стороны одной монеты», - добавил Лунет, и Прише согласно кивнула: «Тьма, столь страшащая людей, не всегда плоха. Люди слабы, и потому обращаются к ней порою».

Иные герои поддержали высказанные доводы: определение добра и зла весьма эфемерно, поскольку у каждого может быть свое представление об этих концепциях. Сейфер, обратившись к Сесилю, резонно заметил, что, вне зависимости от содеянного в прошлом, глупо сокрушаться о том, что уже произошло. «А ведь он прав», - поддержал Сейфера луковый рыцарь. – «Самобичевание за прошлое не позволит тебе продолжать идти дальше по жизни». «Будучи воителем и Света, и Тьмы, ты можешь вершить то, что иным не под силу», - пытался ободрить Сесиля Воитель Света. – «И когда ты поймешь, что именно, мы все будем сражаться рядом с тобой».

Сесиль поблагодарил друзей за поддержку. Да, есть то, что лишь он может сделать. То, что лишь он должен сделать. Он должен двигаться дальше по жизни...

Горы остались позади... когда предстал героям Голбез. «Вижу, ты вернул свои священные силы», - обратился тот к брату. – «С помощью вот этих самых моих рук, объятых тьмою». «То есть, ты стоял за этим?» - изумился Рамза. – «Ты привел сюда Сесиля и позволил ему вернуть воспоминания?»

«Я лишь указал тебе путь», - отозвался Голбез, неотрывно глядя на Сесиля. – «Остальное – следствие твоей собственной воли и отношений, которые связывают тебя с друзьями». «Я не чувствую исходящего от тебя зла», - медленно произнес Сесиль. – «Ты контролируешь свой разум». «Меня встревожило то, что утратил ты свои силы», - пояснил Голбез. – «Я надеялся, что ты восстановишь их».

Поинтересовался Ваан, почему же Голбез выступает на стороне чемпионов Спиритуса, и отозвался тот: «Грехи мои не могут быть ни позабыты, ни прощены... Сесиль! Ты должен воспользоваться своими силами, чтобы сразить меня!» «Но почему?!» - поразился паладин. – «Нам нет нужды сражаться в этом мире!»

«Ты можешь простить меня?» - осведомился Голбез. – «За то что предавал я огню державы и убивал великое множество невинных?» Сесиль безмолвствовал; герои не ведали, что и посоветовать братьям, конфликт между которыми, похоже, был глубок. Следует ли им сражаться?.. Или достаточно будет просто поговорить?.. В любом случае выбор – за Сесилем...

И паладин принял вызов брата, поверг того в противостоянии... «Тебе недостает сил нанести последний удар», - процедил Голбез, тяжело поднимаясь на ноги.

«Но почему вы сражаетесь?» - недоумевал Кайт Ши. – «Вы же семья!» «Да, семья», - признал Голбез. – «Но я причинил многим боль и страдания. Я был одержим злом, и коснулась оно потаенных уголков моего сердца. Даже если я мог вернуться в свой мир, для меня нет места там». «И ты хочешь, чтобы Сесиль убил тебя?» - ужаснулась Терра, а Кайт Ши добавил: «Не нужно все так усложнять. Я понимаю тебя, но посмотри, что ты делаешь с теми, кто тебя окружает. Ты доставляешь им немало хлопот со своей эгоистичной логикой. И мне это совершенно не по нраву». «Я не жду, чтобы вы меня поняли, и не нужно мне это», - процедил Голбез, после чего сотворил Искажение и скрылся в нем.

Обратившись к спутникам, Сесиль признался, что пребывал в смятении чувств касательно брата, не ведая, как в действительности к нему относится. Заметил Кайт Ши, что искать гибели в сей странной реальности – в высшей степени безответственно, и следует пытаться искупать грехи в родном мире. «Он пытался», - молвил Сесиль. – «Когда он освободился ото зла, то вознамерился уничтожить его». Знал Сесиль одно: он не хотел терять брата, воспоминания о котором вернулись. Потому намеревался вновь отыскать его, и как можно скорее...

Закрыв глаза и сосредоточившись, Сесиль сумел создать Искажение, надеясь, что, миновав заполненное тьмою пространство, вновь отыщут они Голбеза, который, похоже, ныне опасен для самого себя.

Втайне от Сесиля обсуждали герои, что же с ним произошло, вызвавшее столь разительные перемены в характере. «Его всегда тяготило обостренное чувство ответственности», - заметил Каин. – «Его вырастил король Барона и назначил капитаном Красных Крыльев в весьма юном возрасте». После чего высказал предположение, что Сесилю, Эджу и Янгу нужно лишь немного больше времени; они непременно вновь станут самим собой.


В ирреальности Искажения лицезрел Голбез Губителя, поинтересовался, что же делает здесь сей чернокнижник. «Связываю пространство и время», - отозвался тот. – «Ведь это – не обычные проходу. Насколько я помню, с их помощью сумел призвать в эту реальность свою флотилию. А также подготовил воздушный корабль, дабы направить на верный путь своего брата. Очень уж у тебя по-человечески это получилось. Сложно увязать сей поступок со злом».

«В сторону», - потребовал Голбез, но Губитель воззвал к своим силам... и неожиданно обнаружили себя двое в лесной чащобе. «Ты воспользовался Искажением, чтобы искривить пространство и время», - осознал Голбез. – «Иные, обладающие подобными силами, могут применить их, дабы пленить моего брата».

«Голбез, ты хочешь прекратить свое существование в сем мире за свои грехи», - произнес Губитель, не желая изменять тему. – «Поэтому я советую тебе вернуться в Пустоту. Там ты обретешь покой». «Ты принимаешь меня за отчаявшегося глупца», - возразил Голбез. – «Я хочу все исправить, дабы, пока могу, навести порядок в своем родном мире». «Это одно и то же», - отмахнулся Губитель. – «Ты – вместилище для злой силы. Не будь тебя, не будет и ее».

«И что же ты предпримешь?» - поинтересовался Голбез. – «Хочешь убить меня?» «Спиритус не обрадуется, если ему чемпионы начнут выяснять отношения друг с другом», - с сожалением отвечал Губитель, после чего, сделав широкий жест рукой, молвил: «Этот лес некогда пленил меня. Теперь же я пленю тебя и изгоню это пространство туда, где отыскать его не смогут сами боги!»


Проследовав в Искажение и миновав карманное изменение, выступили герои в чащобе... лицезрели в коей поверженного Голбеза. С трудом поднялся тот на ноги, обернулся к брату. «Вижу, ты пришел покончить со всем», - констатировал он, и Сесиль поразился: «Что?!»

Остальные герои отступили, дабы братья сумели, наконец, выяснить отношения. Ведь оставались те вдали друг от друга очень долго, и пройдет немало времени прежде, чем сумеют они навести мосты.

«Сесиль, мне не нужна твоя жалость», - произнес Голбез. – «Возможно, я покончу с твоими друзьями. Тогда ты станешь ненавидеть меня достаточно, чтобы сделать то, что должно быть сделано!» Выбора у Сесиля не было, и, обнажив клинок, наряду с верными сподвижниками противостоял он родному брату...

Чемпионы Материи одержали верх над Голбезом, когда возник подле того Губитель, заключил в сферу магической энергии. «Сейчас он познает вечный сон», - известил Губитель героев. – «Он вернется в Пустоту. Предоставленный лишь своим грехам и тьме, он окажется в месте, недосягаемом ни для кого».

«Нет!» - выдохнул Сесиль, и осведомился Губитель: «Разве не заслуживает он наказания за свои деяния?» «Ты – единственный, кто считает Пустоту чем-то великим», - отвечал Бартз своей немезиде. – «Одиночество, отсутствие всяких ощущений... Немыслимо, чтобы кто бы то ни был исторгнут в это пространство!»

«Ты должен жить, дабы обрести воздаяние за свои грехи», - обратился Сесиль к Голбезу, после чего наряду с иными воителями Материи атаковал Губителя.

Последний отступил, и сфера магических энергий, заключавшая в себе Голбеза, исчезла. «Разве это не то, что он желает... и заслуживает?» - с нескрываемым удивлением осведомился Губитель, и герои заверили противника, что продолжат отчаянно противостоять ему.

Голбез поднялся на ноги; обратившись к Сесилю, он велел брату покинуть сей лес – ложный пласт реальности, сотворенный Губителем, - как можно скорее... Губитель ступил в Искажение, а наведенная им иллюзия исчезла, открыв взорами воителей Материи пустошь, испещренную руинами.

«Не думал я, что останусь в живых столь долго», - признался Голбез. «Юноша», - выступил вперед Галуф. – «Мы с тобой принадлежим к разным мирам, и я не знаю, какие за тобой грехи. Но если ты хочешь искупить их, смерть – это не ответ. Предаться Пустоте бессмысленно. Ты должен жить и ждать, когда представится подходящая возможность». «Я подумаю над твоими словами, старик», - обещал Голбез.

Бартз предлагал Голбезу присоединиться к их отряду, однако тот ответил отказом. «Я должен кое-что сделать», - произнес он, после чего обернулся к Сесилю: «А тебе потребуется время, чтобы привести мысли в порядок». С этими словами он скрылся в Искажении...

Сознавал Сесиль, что нет смысла продолжать идти по следу брата. Прав тот: им обоим нужно время...


«Голбез», - вздохнул Спиритус, ощутив произошедшее с его чемпионом. – «Я позволил тебе сделать собственный выбор, и ты предпочел смерть. Я не могу не обращать внимания на тех, кто стремится избежать бесконечного противостояния, присущего этой реальности. Все вы должны сражаться друг с другом. Нет смысла в передышке... Однако, если этот мир станет неконтролируемым, мир сопредельный также прекратит свое существование. Возможно, пришло время для моего вмешательства...»

Долго размышлял бог, а после отрицательно покачал головой, молвив: «Нет, еще нет. Движущие ими мотивы приближают их друг к другу. В отличие от Материи, я не стану вверять своим воителям некие миссии».

Материя же, остававшаяся в башне своей, также ощущала случившееся, и имела на сие свою точку зрения. «В одном из воителей Спиритуса – Свет», - констатировала она. – «Но нельзя верить столь слепо. Иногда воспоминания могут оказаться обманчивы... Я – единственная, кто может защитить этот мир. Никому не позволю уничтожить его».


Проследовали герои в пределы руин, и предупредил их Мог, что где-то рядом может означиться один из пожирателей миров.

«А правда ли, что лес, через который мы недавно проходили, был творением Губителя?» - обратилась к муглу Крайль. «Я и не знал, что все вы способны создавать подобные иллюзии», - растерялся тот. – «Должно быть, он отыскал пространство, ткань которого был нестабильна из-за воздействия пожирателя миров». Стало быть, воители Спиритуса способны воссоздавать земли на основе одних лишь воспоминаний.

Оставаясь в отдалении от остальных, Сесиль и Эдж прислушивались к разговору. «Воспоминания, надо же», - с горечью бросил ниндзя. – «Когда я обрел их, все тут же принялись расспрашивать о моих целях и желаниях. А их у меня попросту не было. Воспоминания хлынули в разум, и я мог осознавать лишь то, что потерял. Но есть те, кого я хочу защитить и в родном мире, и в этом. И на этот раз я смогу это сделать! Вот чего я хочу». «Думаю, я тоже знаю, к чему стремлюсь», - произнес Сесиль. – «Жертвы, грехи моего брата... Сложно простить все это. Но должен больше узнать о своей семье, о нем... Ведь я сирота. Любовь отца научила меня, как важно иметь семью. После того, как я узнал правду о Голбезе, судьба развела нас в разные стороны. Я ничего не знал о своем брате».

Услышав откровение Сесиля, герои приблизились к нему, заверив, что со временем он с Голбезом непременно сблизятся. Ведь они так похожи! Оба винят самих себя за случившееся в прошлом. Эдж предлагал Сесилю все же найти время и поговорить с Голбезом по душам; паладин обещал, что непременно так и поступит.

Зидан погрузился в раздумья, размышляя об отношениях между братьями. Ведь и ему приходился братом Куджа... в каком-то смысле.

Обратившись к Пенело, поинтересовалась Мария, есть ли у девушки братья, и та утвердительно кивнула: «Да, но они – рыцари, и научили меня сражаться... Вот только погибли они на войне. Но я помню их и идеалы, за которые они сражались». «У тебя тоже есть старший брат, Мария?» - полюбопытствовала Ванилла. «Да, но...» - замялась Мария, не желая делиться сокровенным. – «Надеюсь, когда увижу ему в следующий раз, все образуется».

Девушки взглянули на Зидана, остававшегося наедине со своими мыслями. Возможно, размышляет он о чем-то подобном?.. Заметив устремленные на него взоры, Зидан обратился к троим, вопросив: «А что вы думаете о Голбезе? Разумно ли желать смерти за свои прошлые деяния?» «Даже не знаю», - растерялась Пенело. – «Ведь если ты умираешь... это же навсегда».

«Я считаю, что люди не должны с ходу стремиться растерзать того, кто натворил дел», - признался Зидан. – «Иногда сложно отделить добро от зла». «Верно», - поддержала его Мария. – «И смерть означает, что ты утратишь свой шанс на искупление». Зидан надеялся, что сможет ободрить Сесиля, заставить его найти с братом общий язык.

Разыскали герои в одном из чертогов руин пожирателя миров, сразили его, дабы уберечь собственные пласты реальности от вероятной гибели.

Рядом опустился воздушный корабль, коий оставили они в горах, и по опустившемуся трапу сошел Голбез. «Вижу, ты выжил», - обратился он к Сесилю. – «Я отключил автопилот на корабле. Можете лететь на нем, куда хотите». «Брат!» - порывисто воскликнул паладин, и, смутившись, заметил: «Я называю тебя так, но не знаю, должен ли. Но спрошу: присоединишься ли ты к нам? Поскольку мы в чужом мире, следует нам сплотиться!» «Пока – нет», - отозвался Голбез. – «Сперва я должен отыскать свой собственный путь к искуплению. Но, возможно, придет время, когда я стану сражаться с вами плечом к плечу».

Братья простились друг с другом, а герои отметили, что Сесиль впервые назвал «братом» Голбеза, а тому, похоже, это пришлось по душе. Как бы то ни было, ожидали их дальнейшие поиски осколков изначального кристалла Света, потому герои взошли на борт корабля, Балфир занял кресло пилота, поднял судно в воздух...

  1  2  
Web-mastering & art by Bard, idea & materials by Demilich Demilich