Demilich's

1. Вероломство богов

Космос, Богиня Гармонии.

Хаос, Бог Разрушения.

В плане бытия, чрезвычайно далеком от миров смертных, сии две сущности продолжают свое извечное противостояние, и долгие тысячелетия ни одна из них не может взять верх. Созидание и разрушение продолжают свой бесконечный танец... но всему этому вскорости может настать конец, ибо чемпионы Хаоса сильны, как никогда... и все меньше и меньше остается воителей, выступающих на стороне Космос.

Позвольте же мне, Сиду из Луфении, поведать вам о сей страшной войне и о неожиданном ее исходе...


Одиннадцать раз сходились в противостоянии воины, направляемые Космос и Хаосом, одиннадцать раз сражались они под солнцем сего ирреального мира, образованного из осколков множества реальностей. И одиннадцать раз воители Космос терпели сокрушительное поражение...

В ходе одного из циклов бесконечного противостояния силы Хаоса нанесли удар по Кристаллу Музыки, порожденному в пространстве между царствиями Космос и Хаоса, и наполняющему вселенную гармонией. Единственное, что могло восстановить свет сего кристалла, - Ритмия, музыкальная волна, наполняющая все сущее... Доблестные воители Космос сумели восстановить свет кристалла, и новая, чарующая музыка наполнила мир...

И сейчас, когда Божественный Дракон вновь очистил сей мир, начинается следующий, двенадцатый этап бесконечного божественного противостояния, и новые герои встают под знамена Гармонии и Разрушения.

Воители Космос возникли в сей престранной реальности, лишенные воспоминаний и возможности вернуться в родные миры - беспомощные пешки высших сил. Бесконечные сражения - единственное, что знает этот мир. Единственная надежда для воинов - суметь одержать победу над силами противника. Потому они и продолжают сражаться, сознавая даже, что это - не их битва.

Так, призванные Космос, к Обители Порядка следуют воители - таинственный Воитель Света, немногословный и собранный Скволл Леонхарт, луковый рыцарь Лунет, искусный в обращении с многочисленными видами оружия Фирион, решительная и целеустремленная Лайтнинг, бесшабашный воришка Зидан Трибал, Ваан - юноша, грезящий о становлении воздушным пиратом, призывательница Юна, жизнерадостный Лагуна Лоир, воин-мим Бартз Клосер, суровый Джект и бесстрашная Тифа Локхарт, а также рыцарь Сесиль Харви и темный драгун Каин Хайвинд.

Противостоят же им чемпионы Хаоса - Губитель, Клод Страйф, Сефирот, Облако Тьмы, Император Матеус, Тидус, Гарланд, Терра Бранфорд, Куджа, Кефка Палаззо, Ультимесия, Голбез и Габрант.


Лайтнинг целенаправленно следовала к Обители Порядка - святилищу Космос, ибо достиг ее зов богини. До цели оставалось еще немало миль... Девушка пребывала в прескверном расположении духа, по ряду причин: и утрата воспоминаний, и отсутствия понятной ей цели в сем противостоянии... Не радовало и присутствие новых спутников, иных чемпионов Космос - Каина и Джекта. Лайтнинг доверяла лишь себе самой, и менять сию аксиому покамест не собиралась.

Переглянувшись с драгуном, Джект попытался обратиться к Лайтнинг, демонстративно их игнорирующей: "Нет нужды так держаться друг с другом. Никто из нас не находится здесь по собственной воле". "Да ты что?" - с едким сарказмом отвечала Лайтнинг. - "И ты считаешь это достаточной причиной, чтобы какой-то незнакомец совал нос в мои дела?"

"Знаешь, в его словах есть резон..." - Джект кивнул на Каина, только что предложившего держаться вместе и попробовать доверять друг другу, раз уж суждено сражаться им на одной стороне. Замечание это, однако, привело Лайтнинг в ярость. "То есть, ты хочешь сказать, что я неправа, Джект?" - ледяным тоном осведомилась она. "Ух, давай не будем ломать копья!" - упреждающе замахал руками Джект, отступив на шаг. - "Верно, Каин? Зачем нам так вести себя друг с другом?"

"Лайтнинг..." - тихо произнес драгун, пытаясь примирить эти горячие головы. - "Я согласен с твоей точкой зрения. В определенной мере. Мы еще не знаем способностей друг друга. Но можем ли мы просто доверять друг другу и объединить усилия? Давай так: мы будем идти рядом с ним и своими глазами посмотрим, на что он способен". Ни Лайтнинг, ни Джект не выразили особого восторга по поводу сего предложения, и Каин продолжал убеждать свою спутницу: "Если что-то случится, мы сумеем повлиять на исход. Если это окажется решающим сражением, тогда и определится победитель". "Под "мы" ты и меня подразумеваешь?" - уточнил Джект, но Лайтнинг осадила его: "Не спеши. Не помню, чтобы кто-то делал тебя главным".

"Боишься принять вызов?" - взорвался Каин, которого манеры спутницы за время их недолгого знакомства уже успели донельзя разозлить. - "Да? Я пока еще не успел увидеть твоих умений, сравнимых с гордыней, и понять, действительно ли ты столь искусна в бою, как пытаешься утверждать. Дай мне причину верить тебе".

Несколько мгновений трое лишь молча смотрели друг на друга, пока к ним не подоспел Воитель Света, некоторое время назад ушедший вперед разведать местность. "Враг впереди!" - выкрикнул он, и Лайтнинг немедленно устремилась в указанном им направлении. Каин и Джект за ними не последовали, в то время как Воитель Света и Космос лицезрели преградивших им путь Гарланда и Императора.

"Вы, воители Космос, должно быть, весьма самоуверенны, раз забываете о своей миссии сразу же, как пробуждаетесь здесь..." - заметил Гарланд, созерцая представшую ему пару. "Что?!" - поразилась Лайтнинг, не ожидавшая подобного приветствия от противника. - "Вы, должно быть, воители Хаоса?!"

"Ждут, пока на них не нападут первыми", - презрительно хмыкнул Гарланд, поняв, что девушка атаковать не собирается. - "Похоже, Космос призвала горстку трусов". "Да, Космос может призывать лишь насекомых", - немедленно согласился с ним Император. - "Гарланд, я позволю тебе расправиться с ними. Но зови, если потребуется помощь. Я с радостью подсоблю тебе".

"Лайтнинг, он - не единственная наша забота", - обратился к напарнице Воитель Света, кивком указав на изготовившегося к бою Гарланда. - "Предоставь его мне, а сама..." "Я не собираюсь выслушивать твои приказы", - отрезала своенравная дева. - "Почему бы тебе самому не предоставить его мне?!"

Гарланд осуждающе покачал головой: пешки Космос уже с самого начала пререкаются друг с другом?.. Какие ничтожества!.. Гарланд и Император устремились в атаку, и Лайтнинг с Воителем Света приняли бой... но оказалось, что противник лишь испытывает их. Надо отметить, боевые навыки сей парочки на побегушках у Космос Гарланда не впечатлили и они наряду с Императором сочли необходимым удалиться, отметив, что вскорости им придется сразиться вновь...

Лайтнинг и Воитель Света продолжили путь к Обители Порядка в молчании, но вскорости донесся до них ликующий хохот: "Я нашел их! Мои драгоценные потерянные игрушки!" Воители Космос остановились, лишь сейчас заметив новых противников - Кефку и Ультимесию. Сребровласый субъект, похоже, искренне наслаждался моментом, и Лайтнинг недоуменно нахмурилась, пытаясь понять, не вызвана ли его самоуверенность банальным безумием.

"Нечего тебе руки марать, Ультимесия", - с улыбкой на лице Кефка обернулся к колдунье. - "Я сам избавлюсь от этих сопляков". "Как пожелаешь, Кефка", - пожала плечами та. - "Поступай, как знаешь. Но не забудь пригласить меня, когда соберешься пытать их. Тогда я с радостью помогу тебе".

Лайтнинг устремилась в атаку, и вскоре Кефка вынужден был признать, что сия противница им не по зубам. Наряду с Ультимесией он телепортировался прочь, Лайтнинг же с Воителем Света продолжили путь... но вскорости лицезрели следующих чемпионов Хаоса - Сефирота и Облако Тьмы. Похоже, последние лишь только что встретились, что Сефирот хранил воспоминания о сущности, рекомой Облаком Тьмы. Означает ли это, что победители предыдущих циклов божественного противостояния сохраняют свои воспоминания?..

В последовавшем сражении обе стороны попытались понять, что представляют собой их противники. "Наверняка вы сражались далеко не в полную силу", - произнес наконец Сефирот, отступив на несколько шагов, показывая тем самым, что продолжать бой он не намерен.- "Попытайтесь в следующий раз показать настоящее сражение. Иначе предназначение этого мира утратит всякий смысл".

...Следующими противниками, представшими Лайтнинг и Воителю Света, выступили Клод Страйф и Голбез. "Разве не должны вы спешить к Обители?" - осведомился Клод. - "Насколько я знаю, противник проник на вашу территорию. А если падет Богиня Гармонии, вы просто исчезните". "Надо же, враг обо мне беспокоится", - хмыкнула Лайтнинг, пытаясь понять, что скрывается за пронзительным, печальным взглядом сего парня. - "Не помню, чтобы просила о твоем сочувствии!"

Обернулся к Клоду и Голбез. "Тревожишься о других?" - глухо пророкотал он. - "Среди них есть твои знакомые?" "Не твое дело", - отрезал Клод. - "Заткнись и сражайся, если для этого явился, Голбез".

В противостоянии Лайтнинг и Воитель Света сумели выстоять, и Голбез, отступив, уважительно кивнул: "Совсем неплохо для тех, кто только что пробудился. Я удалюсь первым..." Он телепортировался прочь; Клод Страйф же напоследок обратился к Лайтнинг. "Вы, должно быть, уже сразились с иными чемпионами Хаоса", - произнес он. - "Они сдерживали свои силы. Если станешь недооценивать их, то поплатишься, и... твои союзники..."

Он замолчал, отвернулся. Недосказанная фраза встревожила Лайтнинг. "Что - мои союзники?" - попыталась уточнить она, но Клод покачал головой: "Ничего. Уж лучше приготовься. Истинный конфликт лишь только начинается".

Ощутил Воитель Тьмы, что присутствие воинов Хаоса не чувствуется боле, а означает это, что Обитель Порядка уже недалеко. Действительно, они достигли морского побережья; вдалеке виднелась Хрустальная Башня - оплот Космос.

"Сегодня мы одержали победу благодаря тебе", - тихо произнес Воитель Света, обращаясь к Лайтнинг. - "Спасибо". "За что?" - удивленно обернулась к нему девушка. - "Ты и без меня бы прекрасно справился. Моя помощь была тебе совершенно необязательно". "Зная, что ты прикрываешь мне спину, я мог сражаться именно так", - объяснил Воитель Света. - "Однако сражаться рука об руку - роскошь, которую мы не всегда сможем себе позволить. Мы не должны терять бдительности. Даже ты. Пока мы не теряем из виду цель, каждая победа на шаг приближает нас к ней. Мы никогда не должны забывать об этом. Думаю, враги могут оказаться поблизости. Я пойду вперед, разведаю. А ты дождись здесь Каина и остальных".

"Кто сделал тебя главным?" - вновь поинтересовалась Лайтнинг; она органически не могла исполнять приказы, отдаваемые ей тем, кто не имеет на это никакого права. "Вскоре мы можем быть вынуждены сражаться вновь", - произнес Воитель Света, проигнорировав риторический вопрос девушки. - "Поэтому передохни, пока есть такая возможность".

Не дожидаясь ответа, он устремился прочь; Лайтнинг долго стояла, вперив взор в воды морские, и вскорости к ней неспешно приблизились Джект и Каин. "Я так и не понял, то ли ты пытаешься трезво мыслить или просто выпендриваешься", - усмехнулся Джект, приветственно кивнув девушке, - "но, похоже, ты такая и есть". "Выяснила что-нибудь?" - поинтересовался Каин, имея в виду недолгое странствие Лайтнинг с Воителем Света, и та пожала плечами: "Странноватый он какой-то, этот поборник Света. Но... в боевых навыках ему не откажешь".

"Стало быть... ты стала не столь категоричной?" - улыбнулся драгун. "Ну, не до такой степени", - хмыкнула Лайтнинг. - "Не думаю, что мне может понравиться такой человек. Но я, по крайней мере, увидела, на что он способен... да и вы, парни, тоже. Так что... спасибо вам". "Да и я хотел посмотреть, на что ты способна", - хмыкнул Каин, стараясь не показывать виду, сколь приятна ему неловкая похвала девушки.

И трое продолжили путь, следуя по направлению к Хрустальной Башне.

К вящему удивлению Лагуны, Скволла и Фириона, держащих путь к Обители Порядка, лицезрели они недалече от Хрустальной Башни цветущий сад; в глаза сразу бросилась прекрасная дикая роза. "Цветет, даже в таком месте", - улыбнувшись, покачал головой Лагуна, присев рядом с цветком.

"Должно быть, ловушка", - предположил практичный Скволл, но Лагуна уже сорвал розу, вновь поднялся на ноги. Заинтересовавшись, поближе подошел и Фирион, поинтересовался, как называется этот цветок. Лагуна пожал плечами, высказав предположение, что это, должно быть, "дикая роза". Скволл закатил глаза: наверняка его старший спутник только сейчас придумал это название...

"Дикая роза", - медленно произнес Фирион, будто пробуя название на вкус. - "Кажется... будто я уже слышал эти слова где-то прежде. Как мучительно, когда воспоминания оставляют тебя..." И Лагуна протянул розу Фириону. "Быть может, она вернет тебе воспоминания", - предположил он.

Как завороженный, смотрел Фирион на прекрасный алый цветок в своих ладонях... после чего, кивнув товарищам, устремился прочь. Глядя ему вслед, Лагуна покачал головой. "А он весьма интересен", - усмехнулся он, и, поймав на себе недоуменный взгляд Скволла, пояснил: "Все они интересны. Тебе не кажется? Они несут с собою оружие из волшебных сказок, не говоря уже о магии. Подобных доспехов я никогда не видел прежде, а один из них даже хвостатый! Я его за хвост дернул, а он почему-то разозлился. Но я просто проверял, настоящий ли хвост".

Скволл пораженно молчал: Лагуна... попросту дернул за хвост иного избранного Космос?.. "Нет, ты подумай", - с жаром продолжал Лоир. - "Если бы все это не случилось, мы бы никогда не встретили этих людей. Нужно обязательно узнать их поближе. Так сказать, расширить горизонты общения... Да ты и сам такой таинственный. Обычно из тебя не вытянешь больше трех слов. И как ты надеешься найти себе друзей?"

"Это - поле боя", - отвечал Скволл. - "Зачем мне здесь "искать друзей"? Зачем узнавать друг друга поближе, если рано или поздно всем нам суждено вернуться в родные миры". "О, но ты же не всерьез?" - всплеснул руками Лагуна. - "Для взрослого парня ты невероятно наивен. Послушай. Даже если бы мы с тобой жили в одном мире, наступает момент, когда жизнь разводит нас в стороны. Но это не причина избегать людей. Даже если от тебя забирают того, кого ты любишь больше всего на свете. Нет никаких гарантий, что вам даже представится шанс попрощаться. Но пока этого не произошло, вам нужно быть вместе, верно? Скволл, ты понимаешь, о чем я? Забудь обо всем, что не можешь изменить, и наслаждайся настоящим!"

С улыбкой хлопнув парня по плечу, он продолжил путь, но Скволл лишь покачал головой. Жизненная философия весельчака Лагуны ни в коей мере им не воспринималась... пожалуй, даже претила.


Вскорости Фирион повстречал отряд иных воителей Космос, ведомых Лайтнинг и следующих к Обители Порядка. От проницательного Сесиля не укрылось, как Фирион подолгу пристально смотрит на Лайтнинг, поэтому, подозвав девушку, паладин произнес: "Похоже, молодой Фирион хочет что-то сказать тебе".

Фирион вспыхнул, тихо изрек: "Я предпочел бы обсудить это с Лайтнинг наедине". "Конечно, конечно, уже ухожу", - заторопился Сесиль, но Фирион, всплеснув руками и выпалив "Вы все неправильно поняли!", устремился прочь.

В последующие дни он не раз порывался заговорить с Лайтнинг, но мешали то внезапно появившиеся в округе миньоны Хаоса, то Скволл, желающий обсудить с девушкой врата, разделяющие сей мир на изолированные регионы... Наконец, улучив момент, Фирион, смущаясь, обратился к Лайтнинг: "Ты... подобрала одну мою вещь".

Из сумки девушка извлекла розу, повертела в руках: "Это, что ли?" "Да!" - с жаром выдохнул Фирион. - "Я так рад, что ты не выбросила ее!" "А, так она твоя? А почему ты сразу не сказал?" - полюбопытствовала Лайтнинг. "Ну, я не знал, как попросить", - замялся воин. - "Ну, понимаешь, взрослый человек просит вернуть ему цветок... немного глупо".

"Никогда бы не подумала, что он твой", - улыбнулась Лайтнинг, протянув розу Фириону. Тот бережно принял ее, и девушка поинтересовалась: "Он очень дорог тебе, да?" "Да", - нервно сглотнув, признался Фирион.- "Ну, не знаю точно. Вообще-то, я не очень сведущ в розах. Однако, узнав название этого цветка, я ощутил какую-то связь с ним. Как будто услышал имя давно забытого друга. С тех пор не могу перестать думать об этом... Нет, ты только послушай меня! Великий воин и его драгоценная роза".

"Держись за эту мысль", - совершенно серьезно молвила Лайтнинг. - "Быть может, это та зацепка, которая тебе нужна. И неважно, что подумают другие. Только можешь обещать мне: когда все твои воспоминания вернутся к тебе, ты отдаешь ее мне?" "Что?" - поразился Фирион, и девушка пояснила: "Этот цветок... мне кажется, он и для меня что-то значит. Я продолжаю видеть пред собою его лепестки, танцующие в воздухе. Поэтому я и не смогла его выкинуть. Как и ты, я чувствую связь, но у меня нет воспоминаний, чтобы объяснить ее. Так что... продолжай хранить эту розу, Фирион. Сохрани ее для меня, хорошо?"

"Обязательно", - твердо произнес воин. - "Обещаю".


Впервые повстречав лукового рыцаря, Ваан не мог сдержать улыбки. "Ты же просто ребенок", - вырвалось у него, и Лунет обиженно нахмурился: "То есть?" "Ты многое пережил, на сам - всего-навсего ребенок, верно?" - жизнерадостно разъяснил Ваан, и Лунет набычился, засопел...

"Ну, я просто..." - поспешил исправиться Ваан, сообразив, что сболтнул лишнего, - "не хочу, чтобы дети принимали участие в сражениях. Не знаю, почему Космос призвала сюда такого ребенка, как ты". "То есть, ты говоришь, что я недостоин стать воином?" - уточнил Лунет. "Нет, ничего подобного", - замахал руками Ваан. - "Но ты - всего лишь ребенок... Разве не сложно сражаться рядом со взрослыми?"

"Да нет, ничего сложного", - покачал головой луковый рыцарь. - "К тому же, ты и сам ребенок". "Я взрослый", - немедленно возразил Ваан. - "В отличие от тебя, меня больше ребенком не считают". "Ваан, другие тоже не считают меня ребенком", - резонно заметил Лунет, и Ваан озадачился: "Хммм... Но они должны относиться к тебе именно как к ребенку. Жаль, что тебе приходится сражаться вместе с нами".

И тут Ваана осенило, о чем он не преминул сообщить несколько раздраженному собеседнику: "Есть отличная идея! Я стану для тебя старшим братом, сняв таким образом часть бремени с твоих плеч". "Чего?" - изумился Лунет. "Отныне ты - мой младшим брат", - беспрекословно резюмировал Ваан. - "Просто оставайся ребенком! Если тебе понадобится что-то, дай мне знать".

Лунет не нашелся, что ответить на это, посему просто молча кивнул. Вместе продолжили они путь к Обители Порядка, сражаясь по пути с диковинными кристаллическими образованиями - имитациями, неведомо как оказавшимися в сем мире. Наконец, Лунет, собравшись с духом, попросил Ваана на время оставить его одного, мотивировав это желанием отточить боевые навыки. "А разве ты только что не сражался?" - удивился Ваан, после чего назидательно изрек: "Детям нельзя чрезмерно выкладываться, знаешь ли. Хватит на сегодня, передохни. Завтра нам придется непросто".

"Обычно позже просыпаешься ты", - заметил луковый рыцарь. - "Я ни разу не спал дольше тебя". "Да, здесь ты прав", - простодушно улыбнулся Ваан. - "В этом отношении ты ведешь себя как взрослый". Лунет вновь попросил товарища на время оставить его без присмотра, и Ваан, пожав плечами, согласился...

Луковый рыцарь немедленно устремился в соседний лесок, где, как он знал, разбил лагерь Воитель Света. Лунет загодя договорился с ним о тренировочном поединке, и теперь, оставшись без присмотра Ваана, стремился как можно скорее приступить к делу....

Однако "заботливый братец" подоспел как раз к концу поединка. "Ты ногу не потянул?" - осведомился он у Лунета, после чего, нахмурившись, обратился к Воителю Света: "Ты что, сражался в полную силу? Он всего лишь ребенок!" "Ребенок?" - поразился Воитель Света, а изумлении воззрившись на пожавшего плечами Лунета. - "Но он же избранный воин..."

"Он ребенок", - твердо произнес Ваан. - "И неважно, с какой стороны смотреть на это. Он что, похож на взрослого?" "Ну, если так... Наверное, он действительно ребенок", - согласился Воитель Света. Больше Лунет выносить этого не мог и бросился прочь...

Весь следующий день он не разговаривал с Вааном, угрюмо смотрел в землю, шагая в направлении Обители Порядка. Несколько раз Ваан тщетно пытался завязать беседу, но безуспешно. "Что ж, как я понимаю, иногда поражение неизбежно", - неожиданно философски заметил Ваан, и когда луковый рыцарь удивленно обернулся к нему, пояснил: "Перед тем, как вырасти, обязательно несколько раз потерпишь поражение. А когда повзрослеешь, покажешь противнику, где раки зимуют. И затем придет время, когда он вообще не сможет одержать верх над тобой".

Лунет вздохнул: Ваан, как всегда, все неправильно понял. Он считал, что луковый рыцарь переживает из-за того, что не может одержать верх над Воителем Света, но это совсем не так. Просто Лунету претила подобная опека...

Проходившие поблизости Скволл и Лагуна приветственно помахали им, причем Лоир не преминул заметить, что он весьма похожи на братьев. "Похоже, я начинаю к этому привыкать", - тихо произнес луковый рыцарь, окончательно примиряясь со злодейкой-судьбой. - "Что еще можно поделать, если у тебя такой брат?.."


Вернувшись в Землю Разрушения - оплот Хаоса на северном континенте, Клод Страйф повстречал Куджу, который приветствовал его вопросом: "Ну что, сумел сразиться со своей немезидой и одержать победу?" "Нет еще", - покачал головой юноша, после чего попытался было удалиться, но Куджа неожиданно присоединился к нему, подстроился под шаг.

"Все еще размышляешь над идеей необходимости всецело посвятить себя сражениям?" - понимающе осведомился он, и, не дождавшись ответа, продолжил: "Неожиданно ты обнаруживаешь себя в этом унылом мире. И неожиданно перед тобой возникает знакомое лицо. Не друг, нет. Враг, с которым ты должен сражаться, ибо иного выбора просто не существует. Эдакая насмешка безжалостных богов. Сама личность значения не имеет, важна лишь связь. Даже если эта личность - не тот враг, которого ты некогда ненавидел".

"Даже если эта личность не была врагом с самого начала, верно?" - тихо произнес Клод, бросив на Куджу короткий взгляд. Тот утвердительно кивнул. "Но если ты не станешь ничего предпринимать, твоего "врага" одолеют иные", - продолжал он. - "Сможешь продолжать жить с осознанием этого?"

Слова Куджи отражали собственные сомнения, снедаемые Страйфа, потому он решился поинтересоваться: "А ты сам, Куджа? Что ты решил? Не будешь ни с кем сражаться?" "А зачем сражаться, когда исход очевиден?" - риторически вопросил тот. - "Мы, воины, лишь вновь и вновь исполняем одну и ту же песнь. Даже без моего голоса гимн во славу Хаоса ничуть не изменится".

"Но..." - покачал головой Клод, - "разве нет здесь того, которого ты прежде называл врагом?" "Он?" - удивился Куджа, и нельзя было сказать, напускные ли эмоции прозвучали в его голосе. - "О, уже неважно, что с ним случится. Все встречи и воспоминания в этом мире - они не значат ровным счетом ничего. Единственные воспоминания, которые я ценю, - это те, которые принес с собой из родного мира. Ладно, Клод, мне, пожалуй, пора. Кто знает, когда заявится какой-нибудь герой и начнет требовать поединка. Возможно, и тебе стоит отправиться в путь. Если кто-нибудь тебя заметит, спокойные времена закончатся".

Клод остановился, напряженно размышляя, а Куджа, усмехнувшись и кивнув ему на прощание, двинулся прочь. "Куджа..." - произнес Клод ему вслед. - "Я надеюсь, ты сумеешь сохранить свои воспоминания". Обернувшись, Куджа улыбнулся юноше. "Мы с тобой далеко не друзья, но желаю тебе того же", - молвил он.

На том и расстались; но ни Куджа, ни Клод не подозревали, что за ними зорко наблюдал Кефка Палаззо, скрывавшийся в тенях. Подобный прямолинейный разговор пришелся ему глубоко не по нраву. Похоже, драгоценные воспоминания о прошлом не дают сей парочке всецело посвятить себя божественному конфликту. "Воспоминания - полная чушь!" - возмущался Кефка. - "Как можно попасть в зависимость от подобного?! Какая досада!" Что ж, он лично проследит за тем, чтобы этому подозрительному и хитроумному Кудже воспоминания не досаждали боле...


...В осколке реальности, составляющей сей мир, но образованной от его собственной реальности, Куджа повстречал старого знакомого - хвостатого воришку Зидана Трибала, лишь недавно пробудившегося здесь и еще не успевшего вникнуть в суть конфликта, узнать личности противников. Что ж, символично, чем первым, кто приветствует его из стана Хаоса, станет именно он, Куджа.

"Зидан", - склонил голову он, и Трибал подпрыгнул от неожиданности, резко обернулся, положив ладонь на рукоять верной "глефы". - "Жизнерадостен, как всегда". "Куда? Почему ты здесь?" - выдохнул Зидан, не зная, радоваться ли этой встрече либо же продолжать оставаться настороже. "Как и ты, я был призван в этот мир", - возвестил Куджа. - "Несчастная пешка, обреченная сражаться". "Как, и ты тоже?.." - поразился Зидан. "Похоже, мы связаны друг с другом", - взгляд Куджи выражал лишь участие. - "К сожалению..."

"Эй, а ты уже побывал у Космос?" - как ни в чем не бывало осведомился Зидан; похоже, простодушный воришка даже мысли не допускал о том, что знакомец его может выступать на стороне противника. "Я посетил ее..." - не моргнув глазом, отвечал Куджа, - "ибо пробудился раньше тебя".

"Понятно", - улыбнулся Зидан. - "Похоже, нам стоит заняться тем, что от нас хотят. Но, честно говоря, никогда и помыслить не мог, что окажусь втянут в конфликт богов. Мы - в ином мире, и все остальные с нами в одной лодке. Среди них оказался даже один идиот, который дернул меня за хвост, ибо никогда не встречал мне подобных! Но, думаю, с этим ничего не поделаешь, верно? Давай поскорее покончим с этим и вернемся домой. Нам ведь предстоит сразиться с Хаосом, верно? И для этого нужно прикончить его приспешников?"

"На них у нас нет времени", - покачал головой Куджа. - "Наш враг - сам Хаос, Бог Разрушения". "Хаос?" - озадаченно переспросил Зидан. - "Бог Хаос? Но ведь на его стороне выступает предостаточно воинов, верно?" "Бессмысленно сражаться с ними", - отмахнулся Куджа. - "Хаос обладает способностью немедленно исцелять их раны. Поэтому мы должны повергнуть самого Хаоса. И тогда воины его попросту исчезнут".

"Исчезнут?" - Зидан пытался осмыслить услышанное. - "То есть, ты имеешь в виду..." "Да, с тобой все может произойти точно так же", - подтвердил Куджа его опасения. - "Если Космос падет, ты исчезнешь. Так что нам следует начать приготовления. Я постараюсь найти путь, ведущий к оплоту Хаоса".

Куджа устремился было прочь, но Зидан заступил ему путь. "Погоди-ка, Куджа, а не опасно тебе идти в одиночку?" - с тревогой осведомился он. Куджа тяжело вздохнул: вот она, святая наивность!.. "Я не люблю странствовать с компанией", - признался он. - "Иные лишь путаются под ногами. Так что иди и собери товарищей, которым доверяешь. Как только отыщу безопасный путь, я свяжусь с тобой. Так что передай от меня привет остальным".


Возвращение Куджи в Святыню Хаоса не осталось незамеченным Кефкой, который тут же устремился к воителю, поведением своим вызывавшим у него откровенные подозрения. "Что-то ты частенько где-то пропадаешь для того, кто утверждает, что не хочет сражаться", - елейно улыбаясь, заметил он. "Снова ты", - поморщился Куджа, не сбавляя шага и демонстративно не глядя на докучливого клоуна. - "Почему ты меня донимаешь?"

"Донимаю? И вовсе не донимаю!" - обиделся Кефка. - "У меня есть вопросы... и подозрения..." "Правда?" - изогнул бровь Куджа. - "Но с тобой я говорить не стану". "И где же твои манеры?!" - всплеснув руками, возопил Кефка. - "И почему ты ни с кем не сражаешься?" "Я сказал тебе, что не стану отвечать на вопросы", - отрезал Куджа. - "У тебя что, уши для красоты только?"

"Ну же, посвяти меня в свои тайны", - не отставал Кефка, откровенно испытывая терпение Куджи. - "Бьюсь об заклад, у тебя их много! Ты что-нибудь уничтожил? Или кого-нибудь? Наверняка задумал что-то и сейчас, верно? Придумал, как одним махом расправиться с этими недоумками Космос?"

"Ты невероятно меня раздражаешь", - закатил глаза Куджа, усилием воли подавляя в себе желание придушить этого клоуна здесь и сейчас. - "Мне неприятен твой вкрадчивый голос, твои слова. Если продолжишь в том же духе... я тебе гортань вырву!" "Ой, боюсь-боюсь!" - захихикал Кефка, отскочив на шаг. - "Но ты бы с удовольствием вырвал мне гортань, даже если бы я молчал, верно?" "Что?" - озадачился Куджа, но Кефка, остановившись, лишь помахал ему рукой.

Палаззо проводил удаляющегося Куджу задумчивым взглядом. Эти солдатики Космос наверняка что-то замышляют... Наверняка попытаются обрести могущество... К счастью, на их стороне выступают идеальные марионетки - имитации... Да, предстоит веселье, и какое!..

Тем не менее, поведение Куджи тревожило Кефку, и он поспешил в иное крыло Святыни Хаоса, дабы поделиться своими подозрениями с Императором и Ультимисией, чья верность делу Разрушения сомнений не вызывала. "Новичок, который говорит, что не хочет сражаться, наверняка замышляет что-то за нашими спинами", - сообщил он. - "Похоже, он пытается втереться в доверие к некоторым из недоумков Космос. Уверен, он собирается обмануть их и прикончить всех разом. И если это действительно так, мы не можем оставаться в стороне и отказать ему в помощи. Мы должны присмотреть за ним и приготовиться нанести удар".

"Присмотреть за ним?" - задумчиво переспросила Ультимесия, от которой не укрылась истинная подоплека предложения коварного клоуна. - "Стало быть, еще один яшкается с Космос". "Да, верно!" - закивал Кефка. - "Если его план окажется на грани провала... Мы должны убедиться, что все пройдет, как должно".


Не ведая о действиях Палаззо, Куджа поспешил в заранее условленное место встречи с Зиданом, где к удивлению своему обнаружил Терру Бранфорд - послушную марионетку Кефки. Чародейка пребывала под полным контролем клоуна, который надеялся управлять ее невероятными магическими силами. Но что она делает здесь?.. Исполняет приказ своего хозяина?..

"Я бы просил тебя убраться с дороги... но, похоже, это бесполезно", - задумчиво произнес Куджа. Действительно, отрешенный взгляд девушки был устремлен в пространство и ничем не выказывала она, что вообще замечает чужое присутствие. "Ты ведь все равно лишена эмоций", - продолжал говорить Куджа, - "всего лишь марионетка, исполняющая приказы хозяина. Но интересно, если я наложу на тебя заклятие, сделает ли это меня твоим хозяином? Так и представляю себе лицо Кефки. Этот болван хочет творить разрушение твоими руками... Неужто ты до самой смерти хочешь исполнять волю этого клоуна? Я бы подобного не пережил".

Но, поразмыслив, Куджа изменил свое решение. Кефка вызывал у него откровенную неприязнь, посему Куджа развеял могущественное заклятие принуждения, довлеющее над Террой, велев той отправляться на все четыре стороны.

...Кивнув, Терра устремилась прочь, и вскорости добралась до башни Кефки, сообщив тому, что не хочет больше сражаться. Заметив, что заклятие его боле не подавляет волю чародейки, тот пришел в бешенство, поклявшись отомстить злокозненному Кудже, лишившему его любимой игрушки.

"Тяжелый день?" - осведомился Император, наряду с Ультимесией материализовавшись в чертоге подле лютующего Кефки. "Ваше Величество, вы как раз вовремя", - проскрежетал клоун, не отводя от Терры исполненного ненависти взгляда. - "Подождите, я сейчас с ней закончу! И к вам у меня важное дело!"

"Надо же, она пришла в себя", - задумчиво произнес Император, лишь сейчас заметив состояние волшебницы. - "Если от нее будет слишком много бед, я могу забрать ее". "Ее воля противится твоим чарам..." - добавила Ультимеси. - "Похоже, твое вожделенное заклинание получило достойный отпор".

"Может, хватит критики?" - огрызнулся Кефка, донельзя разъяренный. - "В общем так! Я решил помочь этому бесшабашному барду! Пойдемте со мной. Я покажу вам истинное предательство..."


Как и обещал, Зидан привел в условленное место встречи двух соратников - Скволла и Бартза. Вскорости явился и Куджа.. заметно нервничающий. "Нет времени болтать, я сразу перейду к делу", - изрек он, не успел Зидан и рта раскрыть. - "Я должен еще немного в одиночку разведать ситуацию. Творится что-то недоброе. Похоже, наши враги что-то замыслили". "А ты сам справишься?" - поинтересовался Зидан, и Куджа уверенно кивнул: "Вернусь сразу же, как узнаю их планы".

Бартз и Скволл переглянулись: довольно странного компаньона лицезрели они пред собою... Но Зидан утверждал, что этому индивиду можно доверять... "Стало быть, Зидан, это и есть воин Космос, о котором мы столько слышали, но прежде не видели?" - с подозрением осведомился Бартз.

Понимая, что времени в обрез, Куджа велел воителям Космос как можно быстрее уходить, и сам устремился было прочь... "Не так быстро", - процедил Скволл. Он не двинулся с места, упреждающе положил ладонь на рукоять ганблейда. "Откуда нам знать, что ты действительно на нашей стороне?" - холодно осведомился он.

Зидан принялся что-то горячо втолковывать товарищу, когда послышался тихий смешок, и в нескольких шагах от собравшихся материализовался Император Матеус. "Какое интересное собрание", - промурлыкал он, устремив на Куджу недобрый взгляд. - "Надеешься заманить в ловушку одного из своих врагов?"

"Зидан, забирай свой спутников и беги..." - начал было Куджа, сознавая, что воители Хаоса начали действовать быстрее, чем он рассчитывал. Наверняка подлец Кефка подсуетился... "Стало быть, это ты - Куджа?" - с улыбкой обратился к названному индивиду Император. - "Герой Гармонии, избранник Космос?"

От изумления Куджа не нашелся, что ответить; какую игру ведет Матеус?!. А между тем подле Императора возникли колдунья Ультимесия и Кефка Палаззо. Последний призвал две кристаллические имитации, созданных по образу Куджи, которые замерли у клоуна за спиной. "Дамы и господа, приветствуйте сии потрясающие имитации!" - ликующе провизжал Кефка, забавляясь изумлением, отразившимся на лицах чемпионов Космос. - "Прикончите же их всех!"

Имитации устремились к воителям Космос, миновали Куджу, даже не взглянув на него. "Что это?" - в притворном ужасе воскликнул Кефка. - "Как странно. Эти имитации созданы для расправы с миньонами Космос, и даже помыслить не могут о том, чтобы причинить вред воителям Хаоса. Почему же они не тронули тебя? Но нет, нет. Быть не может? Ты ведь не..." Сплюнув с досады, Скволл пробормотал: "Предатель. Так я и знал".

Кефка довольно захихикал, наслаждаясь устроенным представлением, всецело соответствующим его сценарию. Куджа хохотнул, обреченно покачал головой: "Ведь день репетировал, да?" Он вновь обернулся к воинам Космос, взирающим на него недоверчиво и пораженно. "Жаль, но, похоже, придется вам сегодня умереть", - констатировал он. - "Так что готовьтесь к бою. Или, быть может, предпочтете поджать хвост и раствориться в тенях?"

"О чем ты говоришь?" - в отчаянии выкрикнул Зидан. - "Ты что, врал нам все это время?" "Да, именно", - согласился Куджа. План предполагал обман, пленение и безжалостное убийство. И он неплохо воплощается в жизнь, не находишь? Спасибо, что решил подсобить, Кефка. Но можешь забирать своих марионеток. Я вполне способен справиться с этими тремя глупцами".

Устремившись в бой, Куджа поверг трех воителей Космос, но жизни им сохранил, велев убираться, да поскорее. После чего на равнине воцарилась тишина; опустив голову, Куджа молча стоял, стараясь сокрыть от "союзников" свои потаенные эмоции. Да, недооценил он коварство Палаззо...

"Интересное зрелище", - холодно заметил Император. - "Однако ты заходишь слишком далеко". "Нам бессмысленно было следовать твоему плану", - поддержала его Ультимесия. - "Ты поставил под угрозу жизни своим собратьев-воинов и рисковал существованием нашего божественного властелина - вот в чем фатальные огрехи твоего замысла. Похоже, ты недооценил этого надоедливого клоуна".

"На этот раз мы просто предупреждаем тебя", - с неприкрытой угрозой добавил Император. - "Если хочешь выжить, не стоит делать нас своими врагами. Если попробуешь вновь вовлечь меня в свои глупые замыслы, я раздавлю тебя как жука". После чего исчез наряду с Ультимесией.

Куджа все еще не двигался с места - молча стоял, опустив голову. "Да не обращай ты внимание на этих двух старых злодеев", - беззаботно произнес Кефка, приблизившись. - "Твои хитроумные махинации меня весьма впечатлили. Тот факт, однако... что ты отпустил их... вызывает сожаление. Уверен, в следующий раз ты поступишь иначе. Мы еще сделаем из тебя полубога Разрушения".

"Не смей разговаривать со мной свысока", - прошипел Куджа, но Кефка лишь усмехнулся: "О, успокойся, я и не думал с тобой разговаривать свысока. Просто я предлагаю тебе играть более активную роль в этом конфликте. Если не хочешь сражаться, дело твое. Твой изначальный план все равно был великолепен. Он может все еще сработать! Объединив кучку ностальгических воспоминаний с полумертвым Куджей, ты сможешь заставить эту эмоциональную обезьяну вновь поверить тебе!"

"Похоже, ты все продумал за меня", - с горечью хохотнул Куджа. - "Ты действительно расстроился из-за того, что я упустил их? Если в этом дело, ты можешь просто заставить меня сражаться, пока не будешь полностью удовлетворен. В конце концов, благодаря тебе я потерял причины держаться подальше от конфликта... Кстати, Кефка, как поживает твой маленькая марионетка Терра?"

Кефка лишь недовольно хмыкнул, и Куджа улыбнулся, поняв, что задел клоуна за живое. "О, не расстраивайся", - делано посочувствовал он, - "быть не может, чтобы наложенные тобой заклятия оказались развеяны. Не нужно мне было волноваться за тебя. Это глупо".

Воспарив над равниной, Куджа устремился прочь. Кефка долго смотрел ему вслед. Что ж, на этот раз последнее слово осталось за Куджей... но самое интересное начнется, когда этого болвана повергнет кто-нибудь из недоумков Космос. Вот тогда-то Кефка сполна насладиться этим зрелищем... тем более, что - по его мнению - покамест не все фигуры на доске расставлены должным образом, а смущение интригана вызывал молодой воин, Клод Страйф.

Разыскав в Святыне Хаоса среброволосого воителя, Сефирота, Кефка обратился к нему: "Похоже, некоторые новички не хотят сражаться. Я бы хотел указать им истинную цель. Так что у меня для тебя прекрасный враг! Ты должен привести его в форму!" "К делу", - потребовал Сефирот, и Кефка мерзко захихикал: "Не спеши, не спеши... Я всего лишь собирался... рассказать тебе о том, как сразиться с Клодом. Если двое воинов из одного и того же мира сражаются, их воспоминания становятся куда более отчетливы. Но Клод - наш союзник... Запрещено убивать союзников... Что же нам делать? Вот что - ты сделаешь его предателем! Предателей наказывать можно, и тогда ты сможешь сам с ним справиться".

"И как же ты хочешь сделать его предателем?" - осведомился Сефирот. Но и на этот вопрос у Кефки был готов ответ. "На этот этап противостояния Космос призвала девушку", - сообщил он. - "Причина, по которой Клод отказывается сражаться с ней, состоит в том, что он ее помнит! Стало быть, она из того же мира, что и вы. Если ты бросишь ей вызов, то и он подоспеет. Прекрасный шанс вернуть утраченные воспоминания, верно?"

Ничего не ответив, Сефирот устремился прочь, но слова Кефки пришлись ему по нраву. Действительно, таким образом он сможем вернуть воспоминания о прошлом... а заодно и выбить из Клода дурь, сделав его послушным инструментом воли Хаоса.

Немедленно, Сефирот отправился на поиски Тифы Локхарт, и вскорости оные увенчались успехом. "Я... тебя знаю?" - неуверенно вопросила девушка, когда воитель преградил ей путь. "Я - твой враг", - коротко отвечал Сефирот. - "Это все, что тебе необходимо знать". "Стало быть, воитель Хаоса", - уточнила Тифа, и Сефирот кивнул: "Да. А теперь сразись со мной. И постарайся не умереть слишком быстро".

Сражение началось... и Сефирот обнаружил, что с каждым ударом, наносимым им девушке, воспоминания действительно возвращаются!.. Наконец, он приставил острие катаны к горлу поверженной противницы. "Что случится, если я прикончу тебя?" - прошипел воин. - "Явит ли мне твоя смерть потаенные воспоминания? Стоит попробовать, как считаешь?"

Тифа закрыла глаза, мысленно простившись с жизнью, но неожиданно тишину разорвал крик: "Сефирот! Остановись!" К воителю быстрым шагом приближался Клод Страйф. Хитроумный Кефка поведал ему о том, что Сефирот отправился на поиски Тифы, и Клод устремился следом с намерением помешать ему осуществить задуманное.

И сейчас Клод, недолго думая, атаковал Сефирота; последний с удивлением обнаружил, что одолеть этого наглого выскочку не так-то и легко. "Хватит на сегодня", - произнес он, отступив. - "Позже я прикончу тебя за это предательство".

Сефирот исчез, а Тифа, облегченно вздохнув, обратилась к своему спасителю: "Спасибо. Я думала, мне конец. Кстати, меня зовут Тифа. А ты - один из воителей Космос, да?" "Вообще-то, нет", - отвечал Клод, устремив взгляд в сторону. - "Я выступаю на другой стороне". "Погоди-ка, значит, ты сражался с одним из своих союзников?" - изумилась девушка. - "Но почему?"

"Захотелось", - передернул плечами Клод. "Позволь уточнить", - неуверенно улыбнулась Тифа, ибо поведение этого странного юноши никак не укладывалось у нее в голове. - "Ты спасаешь своих врагов под настроение?" "Что-то вроде", - согласился Клод, и вновь замолчал, не желая ничего добавлять к сказанному.

"Наверное, воители Хаоса и должны быть несколько непредсказуемы", - резюмировала Тифа. - "Но все же ты удивил меня. Кстати, ты не назвал мне своего имени". "Клод", - бросил юноша; за все время их разговора он ни разу не взглянул на собеседницу, будто не мог найти в себе силы для столь, казалось бы, нехитрого действия.

"Клод..." - тихо повторила Тифа и, внезапно озадачившись, поинтересовалась: "Клод, а мы... знаем друг друга? Я не помню, что происходило со мной... до всего этого. Но когда я услышала твое имя, то подумала, что мы, быть может..." "Нет, никогда не встречал тебя прежде", - отрезал Клод, и Тифа разочарованно вздохнула: "Да? Ну что ж, спросить стоило. Еще раз спасибо за помощь. Ты показался мне героем, появившимся, чтобы спасти бедную девушку".

Лицо Клода на мгновение исказила гримаса боли, но Тифа не заметила этого, продолжала: "Хаос и Космос... Поскольку ты - один из избранных воителей Хаоса, значит, рано или поздно нам придется сразиться". "Думаю, да", - согласился Клод. "Не знаю, смогу ли думать о тебе как о враге", - призналась девушка. "Уж лучше попытайся", - бросил Клод. - "Если начнешь сомневаться, тебе конец. Мы враги, это определенно. Мы должны сражаться. Но сейчас тебе следует спешить к своим друзьям - пока я не передумал. Сегодня мне не хочется сражаться. Иди же... пока у тебя есть такой шанс".

Кивнув, Тифа устремилась прочь, но остановилась и, оглянувшись, спросила: "Я тебя еще увижу?" "Увидишь", - прозвучал холодный ответ. - "Но при следующей нашей встрече мы будем врагами. Тогда тебе не поздоровится". "Спасибо, что предупредил", - улыбнулась Тифа, после чего продолжила путь...

Клод Страйф выступил в обратный путь к Святыне Хаоса, пребывающей в северных Землях Разрушения. Он знал, что когда Тифа обретет воспоминания о прошлом, она утратит желание сражаться... как произошло с ним самим. Но перед тем, как это произойдет, ему следует действовать...

Как выяснили воители Космос, сей мир делился на своеобразные регионы, разделенные вратами, скрывали которые ирреальные подземелья, составленные из осколков различных миров... в том числе и их родных. Неведомо, как может существовать подобный пласт реальности...

По пути отряду, ведомому Лайтнинг, встретились и иные воители, призванные Космос в сей мир - Тифа, Ваан, Юна и Лагуна. Последний обладал поистине заразительным оптимизмом и уверенностью в собственных силах, посему когда он вызвался провести новых товарищей к Обители Порядка, никто не стал ему возражать... Кто мог подумать, что топографический кретинизм у Лагуны в крови?..

Фигурально выражаясь, они долгое время плутали в трех соснах, среди истлевших руин Корнелии. Какое-то время спустя Джект плюнул, пошел своей дорогой... Остальные же рассредоточились на местности, дабы определить свое местоположения.

Однако немногословный драгун чем-то тревожил Джекта, что последнему весьма не нравилось. Наконец, во время одного из ночных привалов Джект осторожно вышел из пещеры, где спала товарищи, разыскал несущего вахту Каина. "Вот, решил составить тебе компанию", - усмехнулся он, приближаясь. "Как трогательно", - отозвался драгун, явно не горя желанием начинать разговор.

"Ну, раз уж я здесь, давай кое о чем переговорим", - предложил Джект. "К тебе вернулись еще какие-то воспоминания?" - поинтересовался Каин, но Джект отрицательно покачал головой: "Нет, ничего подобного. Я хочу поговорить о нынешней ситуации. О союзниках. О доверии. О тебе. И не смей бычиться и отворачиваться от меня. Все не так уж критично. Говорю прямо: то, что ты держишься так обособленно, популярности тебе не добавляет".

"Я не пытался..." - начал было возражать драгун, но Джект оборвал его: "Дело не в том, пытался ты или нет, а в том, как это выглядит для окружающих. Особенно для самых юных - они не6верно интерпретируют твои действия. Если ты заставишь их мучиться сомнениями, будут неприятности". "А что... они уже обсуждают?" - поинтересовался Каин, и Джек усмехнулся: "О, можешь себе представить".

"Это... шутка?" - нахмурился Каин, и Джект, хохотнув, хлопнул его по плечу: "Ну ладно, последняя фраза действительно была шуткой. Пока еще ничего не произошло, но... это не изменяет того факта, что все беспокоятся". "Беспокоятся? За меня?" - удивился драгун, но Джект лишь пожал плечами: "У меня нет на все ответов. Но если бы ты стал более открытым, это определенно пошло бы на пользу. Просто вступай в беседу, смейся вместе с остальными. И тогда они почувствуют облегчение. Ладно, я сказал все, что хотел. Пойду, пожалуй".

И Джект устремился прочь, оставив Каина в раздумьях... Похоже, в словах Джекта действительно есть резон и стоит к ним прислушаться...


Наутро герои продолжили путь к Обители Порядка.

"Эй, Тифа", - устало обратился Ваан к девушке, - "как считаешь, остальные уже добрались до Космос?" "Думаю, да", - пожала плечами та. - "Устал, небось?" "Еще как", - честно признался Ваан. - "Лагуна просто водит нас кругами. Не знаю, чем вы думали, когда соглашались с его ролью провожатого". Приблизившись к ним, Лагуна смущенно почесал затылок. "Ну, я готов был поклясться, что мы срежем путь", - с улыбкой вздохнул он. - "Наверное, ошибся". Ваан обреченно закатил глаза...

"Ну, отсюда наверняка недалеко до цели", - попыталась обнадежить спутников Юна. - "Мне кажется, я уже видела раньше это место". "Правда?!" - Лагуна немедленно воспрял духом, обернулся к остальным: "Вот видите? Юна знает, что говорит. Мы немного сбились с пути, но все еще движемся в верном направлении, так что не жалуйтесь". Ваан лишь головой покачал: неужто этот балагур, именуемый "лидером", действительно не понимает, что Юна всего лишь пытается его подбодрить?..

Лайтнинг с новыми спутниками практически не общалась, а сейчас и вовсе отошла в сторону и, скрестив руки на груди, демонстративно отвернулась. "Эй, прекрати дуться", - обратился к ней Каин. - "Если бы Лагуна не повел нас, мы, быть может, и не добрались досюда. Возможно, его пламенные речи - полная чушь, но они зажгли наши сердца, и именно поэтому мы здесь". "Знаю", - угрюмо бросила Лайтнинг. - "Спасибо за напоминание".

Оба помолчали немного; первой воцарившуюся было тишину нарушила Лайтнинг. "Каин... Космос призвала нас снова", - молвила она. - "Как думаешь, зачем?" "Кто знает?" - передернул плечами драгун. "Я хочу..." - начала девушка, но, отрицательно качнув головой, поправилась, - "я собираюсь одержать верх в этом противостоянии. Я одержу победу и верну свои воспоминания. Я хочу вернуться домой. Как и все остальные, я продолжаю говорить себе это. Но ты знаешь... теперь, когда я уже какое-то время нахожусь здесь... начинаю задумываться, означает ли победа то, что мы действительно сможем вернуться домой. Ведь, быть может, победа... и не изменит ровным счетом ничего. Я все время возвращаюсь к этой мысли".

Каин молчал, не зная, что ответить на подобное откровение... "Ух-ты, неужто и в нашей Лайтнинг есть что-то человеческое?" - беззлобно подначил девушку Лагуна, услышав ее замечание. В гневе Лайтнинг обернулась к нему, намереваясь сурово отчитать за подслушивание чужих разговоров, но Лагуна, приблизившись к ней, продолжал: "Понимаешь, у каждого из нас свои тревоги, но мы все делаем, что можем. Так что поведешь нас сама? Или предоставишь это мне?" "Все, что угодно, но только ни это", - отрезала Лайтнинг, и Лагуна понимающе усмехнулся: "Не бери в голову. Что-нибудь придумаем. Пока мы живы, будь уверена, все образуется". "Я бы поверил нашему сбившемуся с пути проводнику", - обернулся к Лайтнинг Каин. - "Он говорит, исходя из собственного опыта".

И шестеро воителей Космос вновь выступили в путь, благо до Хрустальной Башни - рукой подать. Действительно, вскорости они достигли цели, и у трона величественной Космос лицезрели иных чемпионов Богини Гармонии. Последняя развела руки в стороны... и ощутили герои, как наполняет их чудесная энергия. Космос поведала своим воителям, что даровала им силы, необходимые для низвержения Хаоса. Сия божественная энергия пребудет в их телах, ожидая необходимого момента, чтобы пробудиться и воплотиться в форме Кристалла. И Кристалл сей дарует чемпионам силу, что позволит совладать с божеством Разрушения.

Покинув Обитель Порядка, воители вновь ступили в мир, ставшим одним гигантским полем брани, разошлись в разные стороны...


Клод Страйф уверенным шагом ступил в Святыню Хаоса, где недвусмысленно направил клинок на божество, бросая тому вызов. "Стало быть, тебя снедают сомнения, ты ненавидишь свое существование", - произнес Хаос, вперив взгляд в своего несостоявшегося воителя. - "Может, тебе стоило просто тихо исчезнуть. Зачем ты пришел?"

"Сразиться", - бросил Клод. "Бежишь от судьбы?" - хохотнул Хаос. - "Или надеешься и меня с собой прихватить? Чего ты хочешь добиться, направляя на меня меч, должный сразить Богиню Гармонии?" "Я хочу... пресечь поражения Космос", - пояснил юноша, и Хаос недоуменно качнул головой: "Не молишь о том, чтобы я сохранил тебе жизнь, но в то же время не желаешь отправлять Разрушение в забвение... Думаешь, направив меч на меня, ты достигнешь цели?" "Тебя никто и никогда не побеждал..." - отвечал Клод, - "и даже не бросал вызов. Таким способом цикл конфликтов тоже можно прервать".

"Собираешься изменить судьбу, уготованную этому миру?" - скептически осведомился Хаос. - "Забавно. Жалкий воин, сбившийся с пути из-за обрывочных воспоминаний о прошлом... знай, сколь ты слаб, и познай отчаяние!"

Хаос играючи поверг Клода и, вернувшись на трон, насмешливо обратился к умирающему воителю: "Ну что, смог твой клинок изменить судьбу этого мира? Самое большое, чего ты можешь надеяться достичь здесь - это собственной гибели. Так познай же забвение!"

В последние мгновения своего существования Клод мысленно обратился к Космос, моля богиню спасти Тифу, уберечь от гибели... И Богиня Гармонии услышала обращенные к ней слова, прозвучавшие в них желание прекратить божественный конфликт и сохранить жизнь дорогой подруге. Обещала Космос возродить Клода на следующем этапе противостояния... как своего избранного воителя.


Лайтнинг, Тифа, Лагуна и Ваан устремились к безмятежному Озеру Полумесяца... и почти сразу же атаковали их кристаллические создания, походящие на самих чемпионов. Эти сущности - имитации - поразили героев, ибо те совершенно не представляли, какова природа неведомых противников. Выступают ли они на стороне Хаоса... и что вообще представляют собою?..

Все больше и больше имитаций атаковали четверку у Озера Полумесяца, и факт сей весьма тревожил героев. Конечно, хотелось бы обрести Кристаллы поскорее, но... Посовещавшись с товарищами, Лайтнинг убедила их следовать обратно к Обители Порядка, ибо беспокоилась об остальных, да и поинтересоваться у Космос о природе имитаций будет не лишним.

Четверка ступила в Ущелье Мудреца; имитации упорно не желали оставлять в покое воителей Космос, и, похоже, брали их в кольцо. Лайтнинг велела товарищам не отвлекаться на бесконечные сражения с этими кристаллическими сущностями, а как можно быстрее следовать напрямую к цели. Имитации, наконец, настигли их... а путь преградили двое чемпионов Хаоса - Кефка и Куджа.

"Надо же, сами воители Космос пожаловали ко мне!" - усмехнулся Куджа, и Лайтнинг, кивнув в сторону преследующих их имитаций, изрекла: "В последнее время нам встречаются лишь эти марионетки". "Правда?" - театрально изумился Кефка. - "О, бедняжки мои! Обернитесь. С вами хотят поиграть эти милые имитации".

Обратившись к Лагуне, Ваану и Тифе, Лайтнинг велела им заняться имитациями... в то время как сама она будет противостоять воинам Хаоса. Не тратя лишних слов, трое устремились прочь, сдерживать волну пугающих имитаций самих себя...

Усмехнувшись, Кефка похлопал Куджу по плечу: "Что ж, дружище Куджа... пришла пора показать, на что ты способен. Осталась только одна из них, видишь? Это твой звездный час!" "Почему бы тебе не прекратить болтать?" - отозвался Куджа, которому развязные манеры этого напомаженного клоуна откровенно претили. - "У меня голова болит каждый раз, когда ты рот раскрываешь. К тому же, ты не смеешь мне ни приказывать, ни советовать, Кефка. Я сражусь ними когда пожелаю и где пожелаю". "Ладно, ладно, ладно", - замахал руками Палаззо. - "Я замолчу и постою в сторонке, глядя на твой бой. Давай уже, приступай, не томи!"

Куджа устремился в бой, но не сумел выстоять в противостоянии с Лайтнинг. Израненный, он пал наземь, и тело его на глазах изумленной воительницы начало растворять в воздухе. "Ух-ты, взял да проиграл, верно?" - тут же подскочил к поверженному доселе молча наблюдавший за ходом сражения Кефка. - "Как же ты жалок! Ладно, не бери в голову. Подобная досадная случайность тебя не прикончит".

Фигура Куджи исчезла вовсе, но Кефка продолжал расхаживать взад-вперед, патетически взмахивая руками, и, казалось, получал истинное удовольствия от поражения "товарища". Уж теперь-то тот наверняка лишится своих драгоценных воспоминаний, об этом он, Кефка, позаботится лично!.. "Ты позволил товарищу умереть?" - с откровенным презрением обратилась к нему Лайтнинг. - "Не многим же ты отличаешься от имитаций". "Именно по этой причине ты все еще жива", - захихикал Кефка. - "Можешь начинать благодарно целовать мои сапоги!"

"Да как ты смеешь..." - в гневе прошипела Лайтнинг, но Кефка лишь пренебрежительно отмахнулся: "К тому же, он от этого не умрет. Скоро вернется". "Так он не погиб?" - изумилась Лайтнинг. "Не забивай себе этим голову", - хохотнул Кефка. - "Какой смысл мне объяснять, если ты все равно все забудешь! Ладно, приятно было пообщаться, но, извини, дела. Увидимся!"

Он телепортировался прочь; Лайтнинг продолжила путь к Обители Порядка в одиночестве, ибо недавних спутников ее поблизости не наблюдалось. Долгие часы шагала она по равнинам и ущельям сего пустынного мира, сражаясь с неустанными имитациями...

Неожиданно заметила она невдалеке знакомую фигуру драгуна... "Каин?" - выдохнула Лайтнинг, устремившись к товарищу. - "Ты сумел вырваться из окружения имитаций. А где остальные? Ваан, Тифа?.."

Она осеклась, лишь заметив у ног Каина израненное тело Бартза Клосера. "Бартз!" - бросилась к миму Лайтнинг. - "Кто-то сумел ранить его?" "Да", - просто произнес Каин, отступая на шаг. В это мгновение Бартз пошевелился, и, с усилием приподнявшись на руках, обратил на драгуна обвиняющий взор. "Каин..." - прохрипел он. - "Почему ты..."

Слова эти повергли Лайтнинг в шок; лишь сейчас осознала она свершенное предательство... а в следующее мгновение Каин устремился в атаку. "Каин, что ты творишь?!" - выкрикнула Лайтнинг, уходя из-под удара копья, но драгун не удостоил ее ответом. Не разумея причин, сподвигнувших Каина обратиться против соратников, Лайтнинг приняла бой.

Завершению оного, однако, помешало появление двух чемпионов Хаоса - Губителя и Гарланда. "Не наш лишь это маленький предатель?" - хохотнул Губитель, окинув взором представшую сцену, обратился к Каину: "И сколько же друзей ты уже успел предать?" "Что?!" - выдохнула Лайтнинг, одарив драгуна испепеляющим, презрительным взором.

Тот резко метнулся в сторону, подхватил обмякшее тело Бартза и бросился прочь; Лайтнинг не стала его преследовать, ибо сомневалась, что воители Хаоса позволят им сделать это. "Я - за ним", - бросил Губитель Гарланду, и, дождавшись согласного кивка рыцаря, устремился следом за беглецом.

Лайтнинг держала клинок в вытянутой руке, направив острие в сторону Гарланда; во взгляде ее читался неприкрытый вызов. Противник, однако, не удосужился принять его. "Скоро здесь будет армия имитаций", - произнес он. - "Посему я не стану утруждать себя сражением с тобой. Марионетки послужили своей цели куда лучше, чем ты можешь себе представить. Возможно они несколько... несовершенны... но вполне способны справиться с вами. Большинства твоих друзей уже нет. Так что наслаждайся тем временем, которое тебе осталось".

С этими словами Гарланд двинулся было прочь... "Их уже нет?" - недоуменно выпалила Лайтнинг. - "Что означают твои слова?" Гарланд остановился, пояснил: "Имитации безжалостны. Они знают лишь то, как сеять смерть и разрушение, откуда уже не вернуться. Полагаю, больше мы с тобой не увидимся. Прощай, воительница Космос".

Не добавив ничего к сказанному, он продолжил свой путь; Лайтнинг же, тихо выругавшись с досады, вновь направилась к Обители Порядка... Конечно, в этом жестоком мире божества избирают воителей исключительно по силам, которыми те обладают, и совершенно не принимают в расчет их собственную волю...


Пытался следовать к Обители Порядка и Ваан. В пылу сражения с имитациями он обнаружил, что остался один неподалеку от Озера Полумесяца, и с тех пор следовал преимущественно в северном направлении.

Каково же было его удивление, когда путь ему преступила девушка со странным, пронзительным... но в то же время каким-то отсутствующим взглядом. "Должна уничтожить..." - выдавила она из себя. - "Уничтожить!.."

Девушка устремилась в атаку, и Ваану нелегко пришлось в сражении с ней могущественной чародейкой. Каким-то чудом он одержал верх, и дева бежала прочь. Пожав плечами, Ваан продолжил путь к Обители Порядка; обогнув вулкан Галг, он устремился в южные пределы континента, на заснеженные Эльфийские Равнины.

Неожиданно до юноши донеслись голоса; опасливо выглянув из-за валуна, Ваан заметил уже знакомую девушку и расхаживающую перед ней фигуру в шутовских одеяниях. "И это ты-то потерпела столь сокрушительное поражение?!" - лютовал Кефка Палаззо, грозно нависая над лепетавшей в ответ что-то невнятное Террой. - "Слушай, ты, маленькая тварь. Ты обладаешь невероятной силой, призванной сеять хаос и разрушение! И теперь скажи, как ты можешь взять да "не захотеть сражаться"? Давай, бери себя в руки, девчонка, или я преподам тебе урок!"

Ваан справедливо предположил, что ему нет никакого дела для дрязг между чемпионами Хаоса, и направился было прочь, но остановился, услышав истошный крик девушки. Кефка перешел от слов к делу, и молнии, сорвавшиеся с кончиков его пальцев, пронзили Терру. Недолго думая, Ваан бросился вперед, заслонив девушку. "Оставь ее в покое!" - грозно произнес он.

Кефка ничуть не устрашился; усмехнувшись, он атаковал юношу. Тот, однако, показал себя весьма достойным противником, и доставил поединком зловредному арлекину истинное наслаждение. Улучив мгновение, Ваан схватил Терру за руку, бросился прочь... Кефка помахал ему рукой напоследок: что ж, пусть забирает его любимую игрушку... в конце концов, она всегда возвращается назад.

...Несколько раз за время пути по Эльфийским Равнинам Ваан пытался заговорить с девушкой, но та упорно молчала, уставившись себе под ноги. Похоже, что-то снедало ее, некая потаенная боль... Но когда Ваан, вздохнув, вслух пожелал обрести воздушный корабль, который доставил бы их к цели, Терра встрепенулась, поведав, что и в ее родном мире в ходу воздушные корабли.

"Ты... один из воителей Космос", - молвила она, и неожиданно взмолилась. - "Если так... пожалуйста, убей меня". Ваан опешил: доселе девушки к нему с подобными просьбами не обращались... "Я не хочу больше сражаться", - говорила Терра, устремив исполненный откровенной мольбы взгляд на изумленного юношу. - "Я не хочу причинять вред людям, продолжать разрушать. Пожалуйста!"

"А ты не можешь просто взять и прекратить сражаться?" - озадачился Ваан. - "Это, наверное, лучше, нежели альтернатива". "О чем ты говоришь?" - вопросила Терра. - "Я же... Ты - мой враг, разве нет?" "Люди остаются людьми", - философски заметил Ваан. - "И не важно, на чьей стороне они сражаются".

Видя, что слова его окончательно смутили девушку, Ваан попытался доходчиво растолковать ей свою мысль: "Тогда мне показалось, что ты в беде. Поэтому я сделал то, что считал правильным, и вытащил тебя оттуда. Я знал, что ты - на стороне противника, но... какая, в сущности, разница?" "То есть... тебе все равно?" - уточнила Терра. "Именно", - улыбнулся Ваан. - "Это ведь ничего не меняет, верно. Тот факт, что ты была в беде, ни имеет отношения ни к Космос, ни к Хаосу".

"Ну, мы ведь оба солдаты, и призваны сюда для того, чтобы сражаться", - повторила Терра заученную догму. "Да, призваны, чтобы сражаться", - согласился Ваан. - "Но это не означает, что я с ходу возьму и отрину то, во что верю. Я решил помочь тебе потому, что хотел этого. И у меня нет намерений причинять тебе вред. Это был бы не я. Слушай... не анализируй мои слова слишком уж тщательно, хорошо? Ты ведь не хочешь лишь послушно исполнять то, что тебе велят другие, верно?" Терра кивнула и, вновь замолчав, погрузилась в раздумья...

Прошло еще несколько часов; двое продолжали шагать по заснеженной равнине, отвлекаясь лишь на сражения с имитациями. Ваан доказывал спутнице, что та вполне может принимать решения самостоятельно. "Это противостояние вскоре закончится", - говорил он. - "И я уверен, что Космос одержит победу. А когда Хаоса больше не станет, все успокоится. И тогда мы сможем вернуться домой, верно?.. Так что спрячься где-нибудь и подожди, когда все закончится. Там, где тебе не придется сражаться".

"Что?" - изумилась Терра. О подобной возможности она даже не помышляла прежде. "Перед сражением с Хаосом я обязательно разыщу тебя", - пообещал Ваан. - "И тогда ты сможешь вернуться к Космос вместе с нами. Если ты станешь одной из ее воительниц, то сможешь тоже вернуться в родной мир. Ладно, я, пожалуй, пойду. А ты спрячься. Я приду за тобой".

С этими словами юноша устремился прочь. Терра долго смотрела ему вслед... Не знала она, что нежелание сражаться - идея, неприемлемая для этого мира... Тем не менее, девушка приняла ее для себя, и отважно противостояла сонму имитаций, движущихся по направлению к Обители Порядка... Сперва те не отвечали на ее атаки, позволяя уничтожать себя, ибо не смели выступать против воительницы Хаоса, но зачем... что-то изменилось... и имитации ответила на вызов, брошенный чародейкой.

Долгие часы сражалась она с кристаллическими порождениями, и, наконец, поток их иссяк. Израненная, Терра Бранфорд ступила в Обитель Порядка, где у трона Космос путь ей преступил Воитель Света, обнажил меч. Но последние силы оставили Терру, и рухнула она наземь у подножья трона.

"Неужто она сражалась с имитациями?" - поразился Воитель Света, и отвечала Космос: "Вполне может быть. Возможно, она была ранена и в неведении своем забрела сюда". "Но... почему?" - выдохнул Воитель Света, не в силах осознать мотивов воительницы Хаоса. "Я чувствую ее решимость", - молвила богиня. - "Она больше не желает сражаться. Она хочет мира".

"Но... ты понимаешь, что она - воительница Хаоса?" - продолжал Воитель Света, и Космос утвердительно кивнула: "Да. Но она также - воительница, желающая положить конец этой войне. Я не хочу, чтобы мечта ее канула в небытие".

Космос простерла руку, и чистейший свет омыл израненную фигуру Терры. "Отдыхай, дитя", - тихо молвила богиня. - "А когда очнешься, то сможешь избрать иной путь... следуя лишь собственной воле".


Разлучившись с Лайтнинг и остальными, Лагуна долгое время странствовал в одиночестве, пытаясь разыскать товарищей. Оставив за спиною Эльфийские Равнины, он ступил в Джунгли Мелмонда. Здесь он повстречал Ваана, также следующего к Обители Порядка, и путь они продолжили уже вдвоем. Увы, недолго, ибо в одном из сражений с имитациями товарищи разделились вновь. Вздохнув, Лагуна продолжил было путь, благо на горизонте уже показалась Хрустальная Башня.

"Воитель Космос?" - неожиданно произнес вкрадчивый голос, и глазам пораженного Лагуны предстало Облако Тьмы в обличье прекрасной женщины, фактически обнаженной. - "Не питаешь глупых мыслей о том, чтобы убить нас?" "Я лучше пойду!" - покраснев, заторопился Лагуна, но воительница Хаоса не намеревалась отпускать его живым. "Так скоро?" - изогнуло бровь Облако Тьмы. - "Давненько у нас не было гостей. Уж позволь как следует с тобой попрощаться".

Сущность сия устремилась в атаку, и Лагуне не оставалось ничего иного, как, вскинув автомат, разрядить его в прекрасное женское тело, стремительно приближающееся. Но неожиданно правую ногу свела судорога... Лагуна тихо выругался, опустившись на колено: как некстати! Такое с ним всегда случалось в присутствии красивых женщин...

Облако Тьмы помедлило, изумленно качая головой. "Невероятно", - изрекло оно наконец. - "Космос не о чем беспокоиться, раз у нее есть доблестные защитники вроде тебя". "Сам удивляюсь, нужно сказать ей, чтобы получше выбирала кандидатов", - согласился Лагуна, пытаясь подняться на ноги. Так опозориться!..

"Стало быть, ты не питаешь уважения даже к богине, которой служишь", - презрительно молвило Облако Тьмы. - "Если бы мы не противостояли ей, то, пожалуй, пожалели". "Вообще-то я никому не служу, госпожа", - отвечал Лагуна. - "Мы просто делаем с ней одно дело, только и всего. Если мир будет уничтожен, ничего хорошего из этого не выйдет, верно? Посему нам остается лишь попытаться защитить его. А это непросто, когда всюду снуют эти... как их..."

"Имитации?" - подсказало Облако Тьмы. "Они, верно", - кивнул Лагуна. - "О них я и говорю. Откуда они вообще берутся? И вообще, я собираюсь найти способ вернуться домой, несмотря на кишащие здесь имитации. И все делают для того, чтобы это произошло. Так что никому я не служу".

"Имитации не принадлежат этому миру", - молвило Облако Тьмы. - "Они - чужеродные создания, которые нарушают весьма хрупкое равновесие". "Что?!" - поразился Лагуна. Сущность помедлила, гадая, стоит ли посвящать противника в происходящее... С другой стороны, Облако Тьмы ратовала за честное противостояние... в отличие от некоторых иных чемпионов Хаоса...

"Знай, человек", - наконец изрекло оно. - "Имитации - проклятые пародии на людей, появляющиеся из межпространственного рифта и оскверняющие сей мир. А их хозяева управляют ими, как марионетками". "То есть, это не вы их создаете", - резюмировал Лагуна. "Существует портал, связывающий этот мир с тем, откуда изливаются имитации", - продолжало Облако Тьмы. - "Запечатай его, и марионетки больше не проникнут сюда. И так уже множество имитации осквернило этот мир своим присутствием. Если хочешь остановить их поток, следуй к его источнику".

"Но почему ты мне все это рассказываешь?" - подозрительно осведомился Лагуна. "Ты меня не слушал?" - хохотнуло Облако Тьмы. - "Эти создания продолжают проходить через портал. Если ты направишься к нему, то обретешь лишь бесконечные сражения и верную смерть. Что до нас... нам просто интересно, какую именно смерть ты для себя изберешь".

С этими словами Облако Тьмы исчезло, и Лагуна вновь остался в одиночестве. Поразмыслив над услышанным, он продолжил путь к Обители Порядка. Перво-наперво следует рассказать остальным о том, что он сумел узнать...


Призывательница Юна стремилась добраться до Обители Порядка наряду с Джектом. Вместе добрались они до западных пределов Джунглей Мелмонда, когда в одном из ирреальных подземелий, пребывающих за вратами, Джект умудрился исчезнуть; магические энергии перенесли воителя прочь, и Юна осталась совершенно одна.

Девушка обнаружила себя в Пандемониуме... где встретился ей юноша, куда-то весьма спешащий. "Не стоит тебе оставаться здесь", - дружелюбно улыбнулся он, остановившись чуть поодаль, чтобы перевести дыхание. Глаза Юны округлились от изумления. "Тидус!" - воскликнула она.

Парень откровенно озадачился, почесал затылок. "А мы что, встречались раньше?" - пробормотал он, и вновь припустил прочь, вспомнив о некоем неотложном деле. Юна бросилась следом. Прежде она не видела Тидуса в Обители Порядка, стало быть, юноша выступает на стороне Хаоса. Но неужто он позабыл о ней? Об их совместных странствиях? О Джекте?.. Все эти вопросы Юна намеревалась задать Тидусу... как только нагонит.

Но на смену дьявольским пейзажам Пандемониума вновь явились просторы Джунглей Мелмонда. Тидуса нигде не было видно... Вздохнув, Юна продолжила путь к Обители Порядка. По пути она повстречала Зидана, и некоторое время воители Космос шли вместе, расправляясь со встреченными на пути имитациями, но затем хвостатый воришка умчался прочь, дабы разведать местность. Юна вновь осталась одна...

А вскоре услышала знакомый голос: "Ты что здесь делаешь?.." Ускорив шаг, Юна проследовала вперед, оказавшись на обширной арене - осколке иной реальности. Здесь Джект и Тидус замерли в нескольких шагах друг от друга; казалось, оба не знали, ввязываться ли в сражение...

"Да прикончу тебя, старик", - усмехнулся Тидус. - "Что, по-твоему, мне еще здесь делать?" "Стало быть, они велели тебе сразиться со мной?" - произнес Джект. - "Все стараешься следовать по моим стопам, мальчишка? Глупый пацан... Промыли тебе мозги... Что ж, сам напросился!.."

Не дожидаясь, когда они сойдутся в сражении, Юна бросилась вперед, встала между двумя воинами. "Подождите!" - выкрикнула она, обернулась к Джекту: "Он поймет, я все объясню ему. Он вспомнит, я знаю! Пожалуйста... дайте мне немного времени".

Джект хмыкнул, отступил на шаг, и Юна, благодарно кивнув, обратилась к Тидусу: "Это я, Юна. Призывательница, помнишь?" "Не знаю никаких Юн", - отрезал юноша. - "Прочь с дороги! Это моя битва. Ты здесь не при чем!"

Но отступать Юна была не намерена. "Очень даже причем", - горячо возразила девушка. - "Ты... помнишь наше совместное странствие, верно? Даже я не помню всего. Но... я помню тебя. Я никогда тебя не забуду". "Я не..." - неуверенно начал Тидус. "Ты сражался ради того, чтобы уберечь меня", - перебила его Юна. - "И рассказывал мне много разных историй".

"Не знаю, о чем ты говоришь", - раздраженно отмахнулся Тидус. - "Еще раз повторяю... прочь с дороги! Не заставляй меня атаковать и тебя!" "Я не сдвинусь с место", - твердо молвила Юна. - "Я знаю, ты не причинишь мне вреда".

Медленно, она устремилась к растерявшемуся юноше. "Тидус", - улыбнулась девушка, - "я так давно хотела тебя увидеть. Если ты сумеешь вспомнить, нужда в сражениях отпадет. Я останусь с тобой и стану оберегать тебя до тех пор, пока это не случится. Пожалуйста... пойдем с нами".

Ответить Тидус не успел; подле него соткалась фигура Императора. Молча, тот воздел руку, намереваясь сразить докучливую призывательницу гибельным заклятием... Инстинктивно Тидус метнулся вперед, закрывая Юну своим телом... и разряд магической энергии ударил ему в спину, отбросив далеко в сторону.

Джект бросился к сраженному сыну, склонился над ним; Юна же не отступила ни на шаг, изготовившись к сражению с Матеусом. "Сложно с вами, пробывшими здесь долгое время", - поморщился последний. - "Все пытаетесь пробудить у других воспоминания, которым лучше оставаться позабытыми". Действительно, к воинам, достаточно долгое время проведшим в сражениях в сем мире, воспоминания возвращались... по крайней мере, частично.

"Ты... на стороне Хаоса", - констатировала Юна, оценивая противника, и тот кивнул, усмехнулся: "Забавно, мальчишку призвали сюда, дабы прикончить Джекта, а он пал, защищая иную из своих врагов. Если бы не твое вмешательство, мы могли бы стать свидетелями куда более ироничной трагедии".

Велев Джекту позаботиться о Тидусе, призывательница устремилась в атаку на Императора. "Ты не хочешь быть с ним, когда он умрет?" - ухмыльнулся тот, но Юна отрезала: "Он не умрет. Я об этом позабочусь".

...Не обращая внимания на сошедшихся в сражении воителей Космос и Хаоса, Джект созерцал тело Тидуса, исходила от которого сущность Хаоса, возвращаясь к Богу Разрушения и знаменуя гибель одного из его чемпионов. "Отец... позаботься о Юне", - выдохнул Тидус. Глухо зарычав с досады, Джект высвободил сущность Космос, наполняющую его, направил сии энергии в тело Тидуса... после чего, опустошенный, рухнул наземь.

Заметив сие, Император прервал поединок с Юной. "Похоже, события приняли весьма интересный оборот", - с усмешкой заметил он, кивком указав в сторону, где на каменном полу пребывали два неподвижных тела - Джект и Тидус, отец и сын. "Сир Джект!" - в отчаянии выкрикнула Юна. "Он передал сыну свои силы", - пояснил Император. - "Теперь тело этого мужчины - лишь пустое вместилище. Да, я получил весьма неожиданный приз. Пришло время прощаться, моя леди".

"Наше сражение еще не закончила!" - возразила Юна, но Матеус лишь отмахнулся: "Чего не скажешь о войне в целом. Вы будете слишком заняты, сражаясь с имитациями". Кивнув в сторону Тидуса, он заметил: "Пусть и он падет вместе с вами, если того хочет". С этими словами он исчез, забрав с собою тело Джекта. В отчаянии Юна бросилась к Тидусу, пытаясь привести юношу в чувство...

Подоспевшие Ваан и Лагуна тут же поинтересовались, что произошло, и когда Юна поведала им о произошедшем, Лоир улыбнулся: "Нечего переживать. Выслушай меня, ладно? Если его забрали, это означает, что он все еще жив, верно? А Тидус здесь, спит, как младенец. А нам еще предстоит сразиться со всеми воителями Хаоса. Поэтому нам не следует сидеть здесь с мокрыми глазами и горевать". "Да... Наверное, ты прав", - отозвалась Юна. Как ни странно, слова Лагуны ободрили ее, вернув утраченную было уверенность.

Воители Космос устремились к выходу из подземелья, забрав с собою покамест не пришедшего в себя Тидуса...


Тем временем Император переместился в Святыню Хаоса, опустил тело Джекта у подножья трона Бога Разрушения. "Что это ты принес?" - тут же осведомился Гарланд, верный страж своего господина. - "Разве он не воитель Космос?" "Был им", - отвечал Матеус. - "Но теперь это уже не важно. Мне нужно кое-что обсудить с Богом Разрушения".

Не слушая возражений Гарланда, Император устремился к трону; Хаос, доселе молча созерцавший происходящее, поинтересовался: "Лишенная сил пешка... Это и есть твое подношение?" "Да", - ничуть не смутился хитроумный Император. - "Прежде эта пешка выступала на стороне Гармонии. Но теперь... он лишь пустое вместилище. Хаос, мой лорд и господин! Даруешь ли ты ему свою божественную силу?"

"Что?" - опешило божество. "Тебе нужно лишь наполнить это вместилище", - терпеливо пояснил Император, - "и мы обретем могущественного союзника, который исполнит твою волю в этой войне". Хаос молчал, размышляя...

"Немыслимо!" - выкрикнул Гарланд. - "Что ты задумал?" "Не ревность ли я слышу в твоем голосе?" - глаза Матеуса угрожающе сузились. - "Мне казалось, мы желаем лишь одного, Гарланд: победы Бога Разрушения".

И Хаос принял окончательное решение. Да, он последует совету Императора и наполнит тело этого человека своей божественной сущностью. Джект вновь примет участие в конфликте... выступив на стороне Разрушения.


Лайтнинг продолжала путь к Обители Порядка. Произошедшее не давало ей покоя... Что означают странные слова Кефки? Что сподвигло Каина на предательство?.. А еще эти имитации повсюду... Сумели ли остальные добраться до Хрустальной Башни?.. И когда наконец появятся эти самые Кристаллы, о которых говорила Космос?

Вопросы, вопросы... И ответов на них не предвидится...

Наконец, Лайтнинг достигла цели, и предстала пред Богиней Гармонии, у трона которой нес неусыпный дозор Воитель Света. "Похоже, остальные сюда еще не добрались", - констатировала девушка, оглянувшись по сторонам, после чего обратилась к Космос: "Противостояние в этом мире... несколько иное, чем представлялось. Эти создания, имитации... они все пребывают и пребывают. И каждая из них пытается расправиться с нами. И Каин... не знаю, чего он добивается, но он обратился против нас и теперь атакует своих же союзников".

Лицо Космос отразило крайнее изумление, а Лайтнинг продолжала: "Мы разделились с остальными. Я даже не уверена, сумели ли они выжить".

Но богиня, казалось, не слышала ее; обреченно вздохнув, она тихо изрекла: "Джект... Я ощутила, что дух его слабеет, а затем... он исчез". "Исчез?" - поразился Воитель Света. - "Стало быть, он убит одной из тварей Хаоса". "Я бы не стала это утверждать", - невесело усмехнулась Лайтнинг. - "Их сподвижник в нашем стане сделает всю работу за них".

"Ты думаешь... это сделал Каин?" - молвила Космос, и Лайтнинг уверенно кивнула: "Джект - не единственный, до кого он сумел добраться. Я своими глазами видела, как он предал товарища, после чего попытался и меня прикончить".

"Ты, должно быть, ошибаешься", - прошептала богиня, не в силах поверить в услышанное. - "Я чувствую, что остальные воители все еще..." "Остальные воители не появятся!" - в гневе отрезала Лайтнинг и, кивнув на Воителя Света, продолжала: - "Выслушай меня. Лишь нас двое сумели выбраться из этой передряги живыми и сейчас стоим перед тобой. Если продолжим следовать твоим приказам, то можем забыть про Кристаллы. Так долго мы не продержимся!"

"Ты совершенно права", - неожиданно прервал ее Воитель Света, обнажая меч. - "Мы не можем одержать победу". "Ты... как Каин?.." - изумилась Лайтнинг. - "Предатель! Чего ты добиваешься?" "Думаю, в настоящий момент тебя это заботить не должно", - отозвался Воитель Света, после чего атаковал.

...Конец поединку положила сама Космос. Поднявшись с трона, богиня обратилась к Воителю Света, велев тому объяснить мотивы своего неожиданного поступка. Избегая встречаться с ней взглядом, Воитель Света опустил клинок и долгое время молчал... "Прости меня", - обратился наконец он к Космос. - "Я хотел позже рассказать тебе о Каине. Видишь ли, это противостояние... я и Каин... мы сдались". "Что?" - поразилась Лайтнинг, не веря ушам своим.

И Воитель Тьмы поведал о том, что вскорости после того, как Космос наделила их своей силой, в сем мире появились первые имитации, направляемые воителями Хаоса. На место каждой из них тут же вставали две новые кристаллические сущности... И Каин с Воителем Света, преисполнившись отчаяния, осознали, что могу сражаться до бесконечности, без надежды на победу.

"В сражении против столь многочисленных противников есть ли у нас шанс на победу, как считаешь?" - спросил тогда у товарища Каин, и отвечал Воитель Света: "За исход не поручусь, но мы можем сражаться, пока стоим на ногах". "Ты прав", - согласился Каин. - "Мы можем сражаться, пока стоим на ногах и, скорее всего, в итоге потерпим поражение. Но если бы появилась надежда на победу после принятия поражения как неизбежного... ты смог бы пойти на это?" "Что ты имеешь в виду?" - поразился Воитель Света, и драгун пояснил: "Мы оказались в ловушке. Эта война - бесконечный цикл противостояний. Мы сражаемся и умираем, возрождаемся и все повторяется снова". От удивления Воитель Света лишился дара речи, а Каин продолжал: "Я понимаю, в это непросто поверить. Но подумай сам. Если то, о чем я поведал тебе правда, значит, у нас будет еще один шанс. Пока силы наши окончательно не угасли, мы будем возрождены и обретем шанс сразиться вновь".

...Обо всем этом Воитель Света поведал своей богине и Лайтнинг. "То есть, вы сражаете своих же товарищей и погружаете их в сон, чтобы они смогли возродиться?" - в голосе девушки слышалось и изумление, и презрение. Солдат до мозга костей, не могла она принять для себя подобное устремление... "И хочешь, чтобы я поверила в это?!" - в гневе выкрикнула она, устремив на поникшего Воителя Света обвиняющий взгляд. - "Ты полагаешь, что мы не сможем победить, значит, предлагаешь поставить целью поражение?" "Верно", - кивнул тот. - "Это наша единственная надежда на успех".

"Где ты наслушался таких сказок?!" - возмутилась Лайтнинг. - "Даже если не все, сказанное тобой, откровенный идиотизм... скажи, с чего ты взял, что, возродившись, мы не продолжим бесконечную войну?" Воитель Света молчал; глаза Космос отражали бесконечную печаль.

"Если этой войне не суждено завершиться..." - продолжала Лайтнинг, - "зачем вообще сражаться? Что мы вообще здесь делаем?" "Пытаемся завершить войну", - уверенно произнес Воитель Света заученную догму, обернулся к богине: "Верно, Космос?" Но та лишь молча, с бесконечной болью смотрела на своего чемпиона...

"Мы здесь для того, чтобы с помощью сил, дарованных нам Космос - наших Кристаллов - завершить бесконечный цикл противостояний", - продолжал втолковывать Лайтнинг Воитель Света. - "Но в сложившейся ситуации мы обречены потерпеть поражение до того, как сумеем обрести их. Но если мы не примем для себя необходимость продолжать противостояние, Кристаллы не явят себя". Лайтнинг обреченно вздохнула: быть может, в словах воителя и есть резон?.. На память пришли слова Гарланда, обращенные к ней: "Имитации безжалостны. Они знают лишь то, как сеять смерть и разрушение, откуда уже не вернуться".

Погруженная в невеселые думы, девушка не заметила, как к трону Богини Гармонии подошли Лагуна, Ваан и Юна, став свидетелями рассказа Воителя Света. "Не очень-то обнадеживает", - произнес Лагуна, и Юна согласно кивнула: "У нас даже нет времени, чтобы взвесить свои возможности".

Воитель Света обернулся к новоприбывшим. "Я надеялся, что вы возродитесь в следующем витке цикла противостояний", - объяснил он. "А ты?" - вопросила призывательница. - "Что станешь делать ты?" "Я поклялся Каину", - отвечал Воитель Света, - "что пока он отправляет иных воителей в сон, я стану для него щитом. Так что все наши надежды на победу лежат на вас и на следующем противостоянии. Иногда необходимо проиграть в сражении, дабы одержать верх в войне. Пожалуйста, попытайтесь принять это. Кристаллы - наша единственная надежда".

"Ты ошибаешься", - отрезала Лайтнинг и, встретив озадаченный взгляд Воителя Света, продолжала: "Вы, двое, можете делать все, что захотите. Но не просите, чтобы я поверила во всю эту чушь. Я... сама творю свою судьбу. И продолжу искать надежду до тех пор, пока не сумею обрести ее. Допустим, твой "следующий этап противостояния" начинается прямо сейчас. Наших врагов меньше не станет. И, будучи возрожденными, не означает, что мы обретем свои Кристаллы быстрее. Мы вполне можем и сейчас сократить численность противника. Это не повредит, верно? В итоге пойдем нам на пользу".

"Вообще-то, у меня есть сведения, которые могут в корне изменить ход противостояния", - заметил Лагуна, выдержал драматическую паузу, дабы слова его присутствующие осознали, после чего продолжил: "Хотите уравнять шансы обеих сторон? Тогда слушайте: я знаю, откуда исходят имитации. Точнее, знаю, как найти это место. Но если соберетесь отправиться на поиски, я с вами".

Немедленно, готовность выступить в путь выразили Ваан, Юна и Лайтнинг. "Это нелегкий путь", - обратился к девушке Воитель Света, остающийся у подножья трона богини. - "И даже зная о том, с чем предстоит столкнуться, ты собираешься пройти по нему?" Лайтнинг уверенно кивнула, и Воитель Света, вздохнув, произнес: "Тогда мои надежды и вера остаются с вами".

Четверо воителей Космос покидали Обитель Порядка...


Преследуемый имитациями, Каин странствовал в одиночестве; встреченных соратников он скрывал от противника в далекой южной пустыне... дабы в будущем, при следующем возрождении представился им шанс на победу. И благодарить за избранную драгуном стезю следовало Голбеза, словам которого Каин безоговорочно поверил...

Лишь покинув Обитель Порядка, он впервые повстречал имитаций, принимающих облик как его самого, так и иных воителей Космос. Тогда-то его и разыскал Голбез. "Я не буду сражаться с тобой", - упреждающе произнес чемпион Хаоса, заметив, что Каин поудобнее перехватил верное копье. - "Сегодня я исключительно наблюдаю. Хочу посмотреть, как вы справляетесь с бесконечной ордой кристаллических воинов".

"Надеюсь, насладишься зрелищем", - хмыкнул Каин. - "Кто бы мог подумать, что я погибну здесь, в этом чужом мире. Скажи мне вот что. Если Хаос одержит верх, этот мир будет уничтожен. Вы к этому стремитесь?" "Победа ознаменует завершение противостояния, а не самого мира", - возразил Голбез. Казалось, он хотел еще что-то добавить к сказанному, но передумал: какой смысл объяснять все обреченному на гибель?

"Война богов бесконечна", - произнес он, выдержав долгую паузу. - "Она уже повторялась множество раз. Позволь мне уверить тебя: этот мир продолжит свое существование. Он должен существовать - потому что война продолжится. Но ты не веришь мне?" "А ты ожидал чего-то другого?" - огрызнулся Каин. "Думаю, нет", - согласился Голбез. - "Для лишенного воспоминаний это может показаться абсурдным".

"Объясни", - изрек Каин, и Голбез продолжил: "Ты пал в сражении и был возрожден, чтобы сражаться вновь. Процесс возрождения сопровождался утратой тобой воспоминаний. Ты забыл о том, что циклы противостояния повторяются, поэтому и ставишь под сомнение мои слова. Обратись к своим потаенным воспоминаниям, и ты найдешь доказательство моих слов".

"Потаенным воспоминаниям?" - озадачился Каин. "Призванные в этот мир практически ничего не помнят о своем прошлом", - пояснил Голбез. - "Но ты... помнишь Сесиля и меня. Помнишь свой родной мир. Чем больше ты сражаешься, тем больше воспоминаний возвращается. Ты уже немало вспомнил... Это доказывает, что ты..."

"Каин!" - послышался крик, и драгун, обернувшись, заметил Сесиля, стремительно приближающегося с обнаженным клинком в руке. "То же верно и для моего брата, Сесиля", - хмыкнул Голбез. - "Впервые появившись здесь, мы не помнили даже наших близких... Так что думай сам. Если хочешь правды - она перед тобой".

Сесиль атаковал Голбеза, но в то же мгновение тот телепортировался прочь. Паладин обернулся к драгуну, взгляд которого, отрешенный и задумчивый, был устремлен вдаль. "Сесиль... твои воспоминания... все еще не вернулись, верно?" - наконец вопросил он. "Нет", - признался Сесиль. - "Но я начал вспоминать тебя... чем больше сражаемся, тем больше вспоминанию". Каин изумленно воззрился на товарища, ибо слова того всецело подтверждали сказанное Голбезом. "Но и тобой все происходит точно так же?" - осведомился Сесиль. - "Чем больше ты сражаешься, тем больше осколков воспоминаний складывается в цельную картину? Не тревожься. Мы продолжим сражаться, и однажды воспоминания вернутся. Все будет хорошо".

...И сейчас Каин целенаправленно занимался поисками воителей Космос поблизости от Озера Полумесяца. Вскоре он повстречал Фириона, и воители продолжили путь к южной оконечности континента. Число имитаций, атаковавших их, все росло, вселяя в души чемпионов Космос отчаяние.

Фирион спрашивал спутника, не встречал ли тот иных соратников, ибо, насколько он слышал, некоторые из тех погибли. Каин лишь отрицательно покачал головой: нет, не встречал...

Дождавшись, когда внимание спутника его оказалось сосредоточено на чем-то ином, драгун нанес ему предательский удар в спину... "За... что?" - выдохнул Фирион, оседая наземь. Каин опустил голову. "Прости меня", - прошептал он. - "Наша надежда должна продолжать жить... до следующего этапа противостояния".

"Ты сражаешь друзей, но все же отказываешься продаться врагу", - произнес глубокий голос, и в нескольких шагах от драгуна соткалась фигура Губителя. - "Скажи... куда ты намереваешься поместить этого воина?" "Тебе какое дело?" - огрызнулся Каин. - "Хочешь прикончить меня? Я не собираюсь тебе открывать местонахождение своих союзников. Следи за мной, если хочешь. Ты ничего не узнаешь".

Губитель, однако, не собирался вникать в замыслы драгуна, посему попросту атаковал его... Расправиться с воителем Космос ему, однако, не удалось, посему Губитель отступил, признавая поражение. А в следующее мгновение за спиной его возникло несколько имитаций - кристаллических подобий драгуна.

"Или оставишь товарища, или погибнешь вместе с ним", - подвел Губитель неутешительный итог, видя, сколь шокировало противника явление имитаций. "У меня иные планы", - покачал головой Каин. - "Ты ошибаешься, если думаешь, что эти марионетки смогут одержать верх надо мной. Но, возможно, в посмертии ты обретешь покой. Слишком поздно вам надеяться на победу".

С этими словами он исчез... а безжалостные имитации устремились в атаку...


После встречи с Каином Голбез вернулся в пределы владений Хаоса, где его уже дожидался Император Матеус. "Если все воители одной из сторон падут, это будет означать поражение их божества", - произнес он вместе приветствия. - "А мне-то казалось, что один из наших противников действует странно. Но теперь я вижу, что он намеренно стремится к поражению. Таким образом они сохранят в себе могущество своей богини и, обладая оным, начнут следующий этап противостояния".

"Их драгоценные Кристаллы - могущество Космос", - уточнил Голбез, гадая, что именно известно Императору о его недавней отлучке и беседе с Каином Хайвиндом. "Да, и все же..." - Матеус выдержал драматическую паузу, - "меня беспокоит одно. Раз за разом воители Космос терпят поражение. Ни один из них не помнит о предыдущих этапах противостояния. Они не должны знать об этом ровным счетом ничего. Кто же открыл им эту стратегию, которую применят они на следующем этапе? Сама Космос? Или, что более неприятно... чемпион Хаоса? Ибо лишь победителям было дозволено сохранить воспоминания о происходившем здесь прежде. Кто же это может быть? Кто из нас даровал им эти знания?"

Голбез молчал; он прекрасно сознавал, почему Император задает сии риторические вопросы именно ему... как понимал, что у Матеуса нет доказательств его вины. "Неважно", - хищно улыбнулся Император, когда молчание затянулось. - "Будет приятно разбить их призрачные надежды". "И что же ты задумал?" - полюбопытствовал Голбез. "Их уничтожение", - отвечал Матеус. - "Одним махом".

"Ты собираешься атаковать Космос?" - поразился Голбез, и Император передернул плечами: "Это кажется мне гораздо более эффективным, нежели охота за каждым из ее воителей по отдельности. Мы возьмем их хрупкую надежду и растопчем ее своими сапогами. Ведь так, Голбез?"

Голбез лишь хмыкнул что-то неопределенное, и Император указал ему на соседний чертог Святыни, покоилось в котором бездыханное тело Джекта. "Священная сила, которую они пытаются сохранить?" - усмехнулся Матеус. - "Частица ее находится и в нем. Он - вместилище, которое коснулись энергии богини. Я с нетерпением ожидаю его пробуждения".

Голбез в недоумении покачал головой, но Император ничего не добавил к сказанному. Посему Голбез устремился прочь... но вскорости путь ему преступила Ультимесия, ближайшая сподвижница Матеуса. "Вижу, занят ты в последнее время", - прошипела колдунья. - "Похоже, проявляешь повышенный к интерес к жалким пешкам Космос. Я предположила, что ты задумал нечто дьявольски грандиозное и пришла, чтобы присоединиться к веселью".

"Ты ошиблась", - лаконично отвечал Голбез. - "На нашей стороне выступают имитации и, стало быть, победа обеспечена. Больше нет нужды для хитроумных стратегий". "Да, полагаю, ты прав", - согласилась Ультимесия. - "Имитации поистине безжалостны. Даже одержав верх над противником, они не позволят ему уйти живым, дабы зализать раны. Имитации сражаются, пока не погасят в противнике последнюю искорку жизни. Герои Космос обретут дар вечной смерти и больше не станут тревожить нас своими жалкими возрождениями. Иначе они вновь и вновь будут бросаться в сражения... Нет, мы проявляем к ним милость".

"Это если войну не остановить", - произнес Голбез, и колдунья прищурилась: "Намекаешь, что сему противостоянию может быть положен конец?" "Я ни на что не намекаю", - отрезал Голбез. - "Конца еще не видно".

И он устремился прочь, мысленно проклиная старейших чемпионов Хаоса, излишне хитроумных и проницательных...


Несколько дней провела Тифа Локхарт на заснеженных Эльфийских Равнинах, непрерывно сражаясь с вездесущими имитациями, пока, наконец, не предстала ей сама колдунья Ультимесия. Заметив, что ряды воителей Космос стремительно редеют, она устремилась в атаку, и, несомненно, повергла бы Тифу, если бы не своевременное появление Каина.

Последний заслонил собою Тифу, и та благодарно улыбнулась своему спасителю. Сие не укрылось от Ультимесии. "Так рада видеть предателя вашего начинания?" - осведомилась она, скептически изогнув бровь. - "О, бедное дитя". "Предателя?" - недоуменно повторила Тифа: о чем говорит эта колдунья?..

"О, прости, а ты считала его спасителем?" - усмехнулась Ультимесия, указав на Каина. - "Будь я на твоем месте, больше беспокоилась бы о нем, нежели обо мне". "О чем ты говоришь?!" - выкрикнула Тифа, переводя взгляд с хранящего молчания драгуна на откровенно забавляющуюся ситуацией колдунью. - "Несешь какую-то околесицу".

"А вот и наглядное свидетельство", - кивнула в сторону Ультимесия. Проследив за взглядом ее, Тифа лицезрела с нескольких десятках шагов израненное тело Зидана Трибала. "Хочешь знать, что случилось с ним?" - молвила Ультимесия. - "Спроси своего рыцаря в сияющих доспехах". С этими словами она исчезла.

Тифа рванулась было в сторону Зидана, но Каин опередил ее, подхватил тело поверженного и с невероятной скоростью бежал прочь. Тифа не ведала, что и думать. Неужто Каин действительно поверг своего же товарища?.. Но чего же он добивается?.. И Тифа продолжила путь, вознамерившись во что бы то ни стало разыскать драгуна и задать ему несколько вопросов...

Наконец, она настигла Каина на южном полуострове - израненного, еле держащегося на ногах... Зидана поблизости не наблюдалось... "Имитации вскоре настигнут нас", - прохрипел драгун, упреждающе направив острие копья в стороны Тифы. - "Возвращайся к Космос". "А что же ты?" - выдохнула Тифа, и Каин горько усмехнулся: "Не безразличен предатель?"

"Прекрати!" - воскликнула Тифа. - "Ты знаешь, я доверяю тебе". Каин устремил на девушку растерянный, затравленный взор, а та уверенно продолжала: "Все это время ты помогал нас, а сейчас взял да переметнулся в стан врага? Даже если бы ты не спас меня тогда, я бы все равно в это не поверила. Мы друзья, верно? Просто расскажи мне: что произошло? Где Зидан? Ты нашел кого-нибудь еще?"

Каин угрюмо молчал долгое время, наконец тихо изрек: "Прости, тебе не следует этого знать". "Что ж, тогда я пойду вместе с тобой", - беспрекословно постановила Тифа, и когда Каин попытался возразить, покачала головой: "Я доверяю тебе. Мы друзья".

Тифа передала драгуну единственное остававшееся у нее целительное зелье, и двое продолжили путь. Каин молчал, не отвечая на попытки девушки завязать разговор. "Почему ты не хочешь говорить со мной?" - спрашивала та. - "Неужто тебе безразлично, что тебя считают предателем? Я должна полагать, что ты не считаешь нас друзьями? Лучше так думать? Тогда кто же твои друзья? Лишь те, кто принадлежит твоему родному миру? А об этом мире ты не желаешь вспоминать? Не хочешь заводить друзей в этом мире?"

"Думай, что хочешь", - прозвучал безразличный ответ, но Тифа не отставала: "Стало быть, ты вернул воспоминания и что-то знаешь, верно? Может, для тебя это и нормально, но если я потеряю друзей в этом мире... то останусь совсем одна..."

"Дело не в том... что я не считаю вас союзниками", - изрек Каин после продолжительного молчания и, сделав глубокий вдох, впервые за долгое время взглянул спутнице прямо в глаза: "У меня нерадостные вести. Поскольку мы товарищи, я не хотел обременять тебя ими. Однако, будучи воительницей, призванной в этот мир, ты должна узнать правду и то, что нас ожидает. Я расскажу тебе, если хочешь... Ты обо всем забудешь... рано или поздно".

И Каин поведал Тифе о бесконечном божественном противостоянии, о циклах, сменяющих друг друга... и о своем долгосрочном замысле, что в идеале поможет возрожденным воителям Богини Гармонии одержать в перспективе окончательную победу. "Стало быть, неважно, сколь яростно мы станем сражаться, нам не победить", - резюмировала Тифа, выслушав рассказ. - "Обрести эти Кристаллы действительно непросто. Хотела бы я, чтобы они уже появились. Тогда мы сумели бы покончить со всем, не дожидаясь следующего этапа противостояния".

"Не бери в голову", - посоветовал девушке Каин. - "Когда ты очнешься в следующий раз, то не будешь помнить об этом. А когда обреетесь свой Кристалл, то не станешь больше предаваться отчаянию". "Думаю, нет", - улыбнулась Тифа. - "Что ж, пожалуй, нам следует разыскать остальных!"

Насладившись изумленным взглядом Каина, лишившегося дара речи, Тифа пояснила: "Что ж... я с тобой. Я не хочу... чтобы остальные пострадали. Я хочу помочь тебе сражаться, чтобы тем самым уберечь остальных... Ведь это не честно. То есть, я была призвана сюда... вынуждена сражаться... исчезнуть... все это. Мы ведь не просто сборище безликих солдат. Мы - друзья, и через многое прошли вместе".

"Мы можем погибнуть, так и не увидев окончания этой войны", - предупредил девушки Каин. - "Ты все еще хочешь пойти со мной?" "Ты же идешь", - пожала плечами Тифа. - "Даже зная, против чего мы выступаем, ты не отступаешь". "Не могу обещать, что ты выживешь", - вздохнул драгун, и девушка кивнула без тени улыбки: "Знаю".

Что ж, ради окончательного торжества Гармонии Тифа Локхарт готова была пожертвовать и сокровенными воспоминаниями, и собственной жизнью...


Оставив пределы владений Космос, четверка героев - Лайтнинг, Лагуна, Юна и Ваан - ступили на северный континент, именуемый Землями Разрушения. Где-то здесь находился портал в межпространственный рифт - конечная цель их странствия.

Вскорости их нагнали Тифа и Каин, и Лагуна, обернувшись к новоприбывшим, произнес без тени улыбки: "Я окажусь прав, если предположу, что ты собрался отправить нас в тенета сна?" "А, вижу, ты уже слышал о моем замысле", - отвечал драгун.

Герои поведали Каину и Тифе о своем начинании, ведь если не пресечь наполнение сего мира имитациями на данном этапе, вскорости сдержать их натиск станет невозможно вовсе. "Вы понимаете, что можете погибнуть?" - осведомился Каин, и Лагуна кивнул: "Так же прекрасно понимаем, как и ты сам". "Мы все хотим одержать победу", - поддержал товарища Ваан. - "Просто мы следуем к ней различными путями". "Наверное, так", - согласилась Тифа, и внезапно выпалила: "Я тоже вам помогу. Мы ведь к одному и тому же стремимся".

Сопровождать остальных вызвался и Каин; услышав это, Лайтнинг, хранившая в течение разговора молчание, хмыкнула, направилась прочь. Воители последовали за ней, но на следующем привале драгун, заметив, что Лайтнинг отошла от остальных, обратился к девушке: "Я не стану просить твоего прощения, но все же извиняюсь". "Когда ты обращаешь оружие против своих же соратников, извинениями не отделаешься", - отрезала Лайтнинг. Слишком свежи были воспоминания о беспомощном Бартзе, сраженном драгуном у нее на глазах...

Однако... в последние дни она немало размышляла о замысле Каина, открытом ей Воителем Света, и невольно пришла к выводу о том, что, быть может, это действительно их единственная надежда на победу. "Остальные... С ними действительно все хорошо?" - вопросила она, и Каин кивнул: "В этом можешь не сомневаться".

"Если бы ты не занялся выяснением истины, никого бы из нас, наверное, сейчас бы здесь не было", - призналась Лайтнинг, хоть и нелегко дались ей эти слова. - "Спасибо тебе за это. Но только за это. Не ожидай, что я прощу тебя за то, что ты других вовлек в свои замыслы без их ведома... Ладно, впереди у нас - тяжелейшее сражение".

Действительно, число имитаций, встречавшихся героям, все росло, и все чаще и чаще приходилось им останавливаться, чтобы восстановить силы. Но целенаправленно шагали они по выжженным пустошам Земель Разрушения, приближаясь к точке, где, по словам Лагуну, и пребывал портал, связующий сей мир с межпространственным рифтом... Навряд ли выживут они в сем противостоянии, но надежда шестерки воителей пребывала с товарищами, погруженными Каином в сон. Пробудившись, они вновь утратят воспоминания, но сохранят могущество, которым наделила их Богиня Гармонии...

"Интересно, а каким образом должны нам явиться Кристаллы?" - неожиданно произнес Ваан, и остальные, отвлекшись от мрачных раздумий, воззрились на юношу. "Будь у нас время приспособиться к могуществу богини, все могло обернуться по-иному?" - неуверенно заметила Юна. "Но как мы могли приспособиться?" - риторически вопросил Лагуна. Действительно, как?..

"Быть может, все пошло наперекосяк, потому что наши цели и цели Космос стали различны", - высказал предположение Ваан, пояснив: "Мы слишком заняты противостоянием с имитациями. Мы совершенно не готовы к противостоянию с Хаосом". "А ведь ты прав!" - с жаром воскликнул Лагуна. - "Теперь даже наша финальная цель стала связана исключительно с имитациями".

"Если мы сумеем уничтожить портал в рифт, следующие герои смогут разделить общую цель с Космос", - молвил Ваан. - "Стало быть, в определенном смысле то, что мы делаем, очень важно, и очень близко к Кристаллам". "Согласен", - кивнул Лагуна. - "Нашим врагом станет Хаос лишь на следующем этапе божественного конфликта. И тогда мы разделим устремление Космос".

Они продолжили путь, оставляя за собой милю за милей Земель Разрушения. Имитаций стало заметно меньше... Но радоваться ли этому или огорчаться?.. "А следующий этап точно случится?" - поинтересовалась Тифа у Каина, но тот лишь пожал плечами: "Этого я не знаю наверняка. Доказательств не видел".

"Тем не менее, ты погружал в сон своих союзников?" - удивилась Лайтнинг, и отвечал драгун: "Мои действия оставляли надежду. Не надежду даже - шанс. Я рискнул поверить в него вместо того, чтобы жить в образе пешки и в итоге исчезнуть". "Мог бы и нам все рассказать", - упрекнула его Тифа, но Каин отрицательно покачал головой: "Если бы я это сделал, сейчас бы никто не был погружен в сон, а все присутствовали бы здесь. Лишь в одиночку я мог нападать на них... Защищать от наших врагов... Лишь благодаря всем вам сейчас мы можем атаковать портал".

...До цели оставалось совсем немного, и герои приняли решение в последний раз сделать привал на каменистом плато прежде, чем совершить рывок до портала. "Интересно, на что похож оплот имитаций?" - мечтательно произнес Ваан, растянувшись на земле. - "Не то, чтобы я не тревожился... просто... мы ведь никогда не были там". "Если смотреть на предстоящее с этой точки зрения, не так страшно", - улыбнулась Тифа, обернулась к призывательнице: "Верно, Юна?" "Да... наверное", - отвечала та. - "Пожалуй, притворюсь, что тоже с нетерпением ожидаю узреть все это".

Герои продолжали беззаботно шутить, дабы в первую очередь подбодрить самих себя, ведь сознавали они, что существование их в этом мире подходит к концу. А что последует за ним?.. Возрождение? Возвращение в родные миры? Или же... пустота, вечная тьма... забвение?..

Неожиданно в некотором отдалении от героев возникли фигуры Губителя и Голбеза. "Продолжайте следовать этим путем и уже не вернетесь", - произнес Губитель. - "Если, конечно, сумеете выжить в сражении с нами". "К тому времени, как мы закончим, все уже будет кончено", - со значением добавил Голбез. - "Вы ведь наверняка ощутили - что-то не так? Имитации все разом куда-то исчезли".

"Что происходит?" - в ужасе выдохнула Лайтнинг, и Голбез с готовностью пояснил: "В настоящее время орда имитаций уже подходит к цели. Даже богиня не сможет справиться со столь сокрушительной силой. Но ей придется попытаться. Имитации направляются к трону Космос". "Что?!" - поразилась Лайтнинг, и Голбез хохотнул: "Ты забыла? Воины, лишившиеся своего божества, исчезают во тьме. Истинная смерть, безо всякой надежды на возрождение".

Наказав остальным продолжать путь к порталу, Каин выступил против Голбеза и Губителя. Да, вернуться в Обитель Порядка им не успеть... остается надеяться лишь на Воителя Света, остающегося подле богини. "Я сдержу их, пока вы не уничтожите портал!" - напутствовал драгун товарищей. - "А когда закончу с ними, нагоню вас!"

Кивнув Каину на прощание, Лайтнинг велела остальным поторапливаться - времени оставалось в обрез. Похоже, нынешний этап божественного противостояния вот-вот завершится...

Повинуясь воле Губителя, имитации атаковали драгуна; отступив в сторону, чемпион Хаоса приготовился было насладиться неизбежной гибелью противника... когда поток имитаций неожиданно иссяк. "Что происходит? Лишь воитель Хаоса может контролировать их..." - пробормотал Губитель, и, осознав подоплеку происходящего, резко обернулся к Голбезу: "Предатель!" "Прибереги свои обвинения", - невозмутимо отвечал Голбез. - "Драгун приближается".

В следующее мгновение Каин атаковал, и в ходе недолгого ожесточенного сражения поверг Губителя. "Имитации не остановить", - успел произнести чемпион Хаоса до того, как тело его развоплотилось. - "Если продолжишь идти вперед, знай, что живым не вернешься. И умрешь, сознавая свое бессилие".

Хмыкнув, Каин устремился прочь, намереваясь догнать ушедших к порталу товарищей, но Голбез окликнул его. "Думаю... что должен поблагодарить тебя", - произнес он. - "Я уже начал терять надежду. Я думал, что цикл бесконечен и Сесиля невозможно спасти". "Наша цель еще не достигнута", - отвечал Каин. - "Если мы падем, значит, все было впустую". "Но если ты продолжишь идти вперед, гибель неизбежна", - повторил Голбез последние слова Губителя. - "Ты уверен, что не хочешь принять участие в следующем противостоянии?"

"Не у всех путей в конце есть будущее", - философски заметил драгун. - "Но этот путь - мой". "Что ж, тогда не стану мешать тебе пройти его до конца", - молвил Голбез, и Каин произнес: "Этому однажды настанет конец. Настоящий конец. Обещаю".

И драгун продолжил путь к порталу в межпространственный рифт...


Отряд, ведомый Лайтнинг ступил во врата на южной оконечности Земель Разрушения, в подземелье за которыми - предположительно - и пребывал портал. "Если бы мы продолжили сражаться в этом мире, то вернули бы свои воспоминания?" - поинтересовалась Тифа у товарищей. "Если верить Каину, то да", - кивнула Лайтнинг. - "Хотя навряд ли наши воспоминания повлияли на исход конфликта". "Если, конечно, они не стали бы нашим билетом домой, но и это маловероятно", - усмехнулся Лагуна.

Помолчали. "Начинаешь нервничать, Тифа?" - поинтересовалась Лайтнинг, но девушка покачала головой: "Нет-нет. Я не так уж много помню, чтобы стоило нервничать. Честно говоря, сейчас, находясь среди друзей, я чувствую себя уверенно. Но... может, только чуть-чуть боюсь. Потому что вы, ребята, - мои единственные друзья... Просто... закрадываются мысли о том, что о куда более близких друзьях я позабыла... Но... я ведь могу называть вас друзьями? И не только вас, но и тех, кто погружен в сон, тоже..."

"Конечно же, мы друзья!" - с деланным возмущением воскликнул Лагуна. - "Дядюшка Лагуна может и обидеться, что ты ставишь это под сомнение!" "Наши совместные сражения - самые яркие мои воспоминания", - поддержала его Лайтнинг. - "И самые значимые". "Спасибо", - с искренней признательностью молвила Тифа. - "То, что значит для меня... чего мне недоставало... ощущения, что я не одинока. Так что теперь я уверена: все будет в порядке".

...И вновь сражения с имитациями, после которых следует краткий перерыв, и шагают герои по ирреальным просторам пространства за вратами. "Скажи, Лагуна, а откуда ты узнал о портале?" - неожиданно поинтересовался Ваан. "Один из противников просто взял да сказал мне", - признался Лагуна. - "Но также сказал мне готовиться к бесконечному сражению и верной гибели". "И ты готов?" - осведомилась Лайтнинг, и Лагуна пренебрежительно махнул рукой: "У нас что, нет более важных дел, чем размышлять об этом?"

"Да ну, не стоит об этом думать", - поддержал товарища Ваан. - "Просто уничтожим портал и отправимся по домам". "Это будет не так-то просто", - предупредила соратников Лайтнинг. - "Их число все растет и растет". "Знаю", - улыбнулся Ваан, и Лайнтинг нахмурилась: "Точно знаешь? Потому что если ты не принимаешь это всерьез, то будешь просто обузой". "А ты идет на это, чтобы потерпеть поражение?" - парировал юноша. - "Так-то ты побиваешь врагов?"

"Что?" - задохнулась от возмущения Лайтнинг. - "Ах ты, маленький наглый..." "Эй, ребятишки", - встал между ними Лагуна. - "Нет нужды сражаться друг с другом. Ну, расслабьтесь... ради меня. Мы все стремимся остановить имитации. Ты, я, Ваан, мы все. Посему лучший способ подготовиться к тому, что нас ожидает - выступать единым фронтом. Хотел бы я, чтобы домой можно было попасть более легким путем. Я не хочу очертя голову бросаться навстречу опасности. Но никто из нас больше не может отступать. Я не могу встать в сторонку и позволить остальным делать всю грязную работу".

Лайтнинг смотрела на Лагуну и не узнавала его. Откуда такая умудренность, столь четкая жизненная позиция? Куда подевался образ весельчака-раздолбая?.. Молча кивнув друг другу в знак примирения, Лайтнинг и Ваан продолжили путь; остальные устремились следом.

Герои спустились на следующий уровень подземелья, повергли немедленно бросившихся в атаку имитаций. "Если мы уничтожим портал в рифт", - молвила Юна, - "мы можем вернуть покой в сии земли... и спящие за запертыми вратами могут пробудиться и вновь вступить в сражение". "Эти спящие... ты имеешь в виду воинов Хаоса?" - уточнила Лайтнинг, и Тифа, припомнив рассказы призывательницы о возлюбленном, выступавшем на стороне противника, добавила: "Юна... быть может, тебе следует остаться. Ведь здесь те, кого ты хочешь защитить. Ты помнишь о произошедшем в своем родном мире. И даже погрузившись в сон, ты не забудешь его".

"Но я..." - неуверенно начала Юна, растерявшись, и Лайтнинг упреждающе молвила: "Тебе не нужно продолжать путь. Если он так важен для тебя, оставайся с ним". "Нет, я должна", - уверенно покачала головой девушка. - "Я сделаю все, что в моих силах. Я продолжу сражаться... чтобы сир Джект и Тидус смогли положить конец своему противостоянию в будущем. С ними все будет в порядке, они оба сильны. Я продолжу верить в них и пройду свой путь до конца".

И когда остальные продолжили путь, Юна, помедлив, тихо прошептала: "Это конец нашего времени здесь. В следующий раз сражаться предстоит лишь тебе. Хотела бы я остаться рядом с тобой, но не судьба. Но я сделаю путь возможным для тебя. Все будет хорошо, верно, Тидус?" И сознавала призывательница, что это - прощание... быть может, навсегда.

...Воители Космос неумолимо приближались к порталу, и силы имитаций, противостоящих им, все росли. "Как только мы уничтожим портал и имитации, все вновь будет хорошо", - с улыбкой заметил Ваан, и Лайтнинг возмущенно фыркнула: "Ну вот, опять. Когда ты перестанешь быть таким наивным?" "Чего ты ко мне цепляешься?" - закатил глаза Ваан. - "Неужто слово "победа" так тебя раздражает?" "Да, когда ты употребляешь его столь бездумно", - с вызовом бросила девушка. - "Ты вообще осознаешь, что мы здесь делаем? Если хочешь зря положить свою жизнь, участвуй в следующем этапе противостояния! Я лично отправлю тебя в сон!"

"Хе, если я тебе столь небезразличен, почему не скажешь прямо?" - невинно усмехнулся Ваан, и когда зардевшаяся Лайтнинг набрала в грудь воздуха, дабы осадить наглеца, быстро произнес: "Успокойся. Я просто говорю, что мы победим после стольких усилий, и я действительно так считаю. Никого ты спать не отправишь. Мы так далеко зашли и пройдем вместе до конца". "...Наглец", - беззлобно пробормотала Лайтнинг. - "Что ж, языком чесать ты мастер. Посмотрим, каков окажешься в деле. Пойдем".

Ваан кивнул, но мысли его оставались с девушкой, встреченной во время странствий на Эльфийский Равнинах - Террой. Он мог лишь уповать на то, что Воитель Света не прикончит ее, лишь завидев, и чародейка сможет сама избрать свою жизненную стезю...

Наконец, воители Космос достигли разрыва в ткани реальности, открывалась за которым чернота межпространственного рифта... и выступали из него десятки... нет, сотни имитаций. Однако приблизиться к порталу пятерке героев не удалось, ибо путь им преградили чемпионы Хаоса - Император Матеус, Кефка, Гарланд, Ультимесия и Облако Тьмы.

...Здесь произошло их последнее противостояние, и чемпионы Хаоса, осознав, что не одолеть им воителей Космос, отступили, пребывая в полнейшей уверенности, что бесконечный поток имитаций закончит начатое. И герои устремились в свой последний бой с многократно превосходящими силами противника; присоединился к ним и Каин, раненый в противостоянии с Губителем, но исполненный решимости довести начатое до конца. Ведь когда начнется следующий этап божественного конфликта, десять воинов, погруженным им в сон, получат несомненное преимущество. А посему - следует забыть о прошлом и ни в коем случае не оглядываться назад.

...В сей же час тысячи имитаций ступили в Обитель Порядка, и путь им преградил лишь Воитель Света. "Космос, в этом бою я могу лишь потерпеть поражение", - обратился он к богини, поднявшейся с трона. - "Ты желала победы. Ты желала положить конец конфликту. Мне жаль, что я ничего не могу поделать". "Нет, это мне стоило сделать больше", - покачала головой Космос. - "Я хотела... уберечь всех вас от этого кошмара".

"Твоя божественная сила поддерживает существование этого мира", - напомнил Воитель Света. - "Если ты истратишь ее на своих слуг и позволишь миру погибнуть, будем ли в этом смысл? Мы - воины, призванные в сей мир, дабы Богиня Гармонии смогла одержать победу. Космос. В будущем эта победа станет возможна. Посему я прошу тебя: верь в это будущее. Оставайся рядом со своими героями на следующем этапе противостояния".

И Воитель Света поклялся защитить свою богиню до самого конца... каков бы он ни был. "Космос, хоть я и не смогу присоединиться к тебе в будущих сражениях, надеюсь, ты простишь меня", - прошептал он... после чего выступил против ринувшихся в бой имитаций.

...Шестеро воителей Космос пали у портала в межпространственный рифт... но не раньше, чем сумели они исполнить свою миссию и запечатать разрыв в ткани реальности. Да, в сем мире остается еще множество имитаций, но число их не бесконечно, как прежде.

...На глазах предавшегося отчаянию Воителя Света Богиня Гармонии воспарила над полем брани... разом высвободив все свое могущество. Энергии Космос смели орду имитаций, но и сама она исчезла, погибнув и потерпев поражение на сем, двенадцатом этапе божественного противостояния.

Глазам Воителя Света предстали омытые сиянием тела павших соратников, опустившиеся наземь у опустевшего трона богини. Но... вершится очищение мира, и снисходит с небес Божественный Дракон. Воспаряют ввысь тела Клода, Терры и Тидуса, ибо предстоит сим воителям принять участие в следующем, судьбоносном тринадцатом противостоянии одержавшего победу бога и потерпевшей поражение, но возрожденной богини... выступив на стороне Гармонии. Тела же шестерки, выступившей к порталу, поглощает пламя, и омывает оно мир, знаменуя перерождение... и новое начало.

Существование мира поддерживалось Богиней Гармонии, и энергии ее изливались бесконечным потоком, сдерживая разрушительное могущество Бога Разрушения. Но в последнем сражении прежние правила оказались попраны. Воспротивившись неминуемой судьбе, Космос направила все свои силы не на поддержание мира, но на защиту своих избранных героев... и знаменовало сие ее гибель.

Как следствие, энергии Хаоса захлестнули мир, разрывая на части ткань реальности. Но все равно, Божественный Дракон свершил великое очищение, дабы следующий этап конфликта мог начаться...

Лишившиеся воспоминаний, воители Космос вновь пробуждаются в сем мире... наряду со своей богиней. Путь им преградят чемпионы Хаоса... и бесконечный конфликт продолжится.

2. Да озарит нас Свет...

Десятерых воинов призывает богиня, последнюю надежду мира, разрываемого на части потоками Хаоса. Они -

Воитель Света - легендарный воин, чье происхождение, цели и мотивы неведомы даже ему самому; Фирион, мастерски владеющий множеством видов оружия; Лунет, луковый рыцарь, чье главное оружие - острый ум, и Сесиль - рыцарь, обладающий могуществом Света и Тьмы; Бартз Клосер, странствующий искатель приключений, воин-мим; Терра Бранфорд - чародейка, страшащаяся собственного разрушительного могущества и не понимающая его; Клод Страйф, пытающийся найти ответ на вопрос, за что же он сражается; Скволл Леонхарт - благородный и гордый солдат, отгородившийся от мира стеною одиночества; Зидан Трибал, хитроумный вор; Тидус - жизнерадостный юноша с несгибаемой волей, стремящийся выступить из тени отца.

На стороне Хаоса выступают чемпионы, олицетворяющие Тьму и Разрушение - давние немезиды воителей Космос. То - рыцарь Гарланд, Император Матеус, Облако Тьмы, Голбез, Губитель, Кефка Палаззо, Сефирот, Ультимесия, Куджа и Джект.

И сейчас Хаос как никогда близок к абсолютной победе и безоговорочной власти над вселенной...

***

Возродившись в Хрустальной Башне после поражения и гибели на предыдущем этапе божественного конфликта, Космос лицезрела пред своим троном фигуру воина в черных доспехах. "Богиня Гармонии, вижу, ты пробудилась", - поклонился Голбез. - "Я - воитель Хаоса. Однако я принес тебе послание, и ничего больше".

"Послание?" - изрекла богиня. - "Что ж, я выслушаю тебя". "И ты не ставишь под сомнения мои намерения?" - произнес Голбез, и отвечала Космос: "Мои воители еще не восстали ото сна. Первый удар в этой новой войне еще не был нанесен. Ты ведь неспроста явился ко мне сейчас. Полагаю, до того, как мои избранные пробудятся и противостояние начнется, ты хочешь, чтобы я что-то узнала".

"На предыдущем этапе противостояния ты погибла до того, как пали твои воины", - поведал Голбез. - "Если следовать правилам конфликта, герои Гармонии должны были быть уничтожены наряду с тобой. Однако они остались в этом мире и обрели очищение". "Правда?" - изумленно выдохнула Космос, и Голбез кивнул: "Благодаря божественной энергии, поддерживающей существование этого мира. Ты высвободила эту силу, дабы уберечь своих избранных".

"Это объясняет, почему сейчас я столь слаба", - молвила богиня. Стало быть, могущество ее пребывает с героями, должными вот-вот пробудиться. "Однако, подумай о последствиях, если вновь решить поделиться божественными энергиями в столь ослабленном состоянии", - предупредил Голбез сущность Гармонии, и богиня отвечала: "Я избираю собственный путь, зная, каковы станут последствия. Зная, что уготовило грядущее и что стоит на кону". "Что ж, если ты действительно намерена следовать по этому пути, я удаляюсь", - поклонился Голбез, отступая. - "Больше мне сказать нечего. Твоя решимость... достойна восхищения".

Решимость... Если бы она обрела ее раньше... быть может, и не было бы всех этих этапов, сменяющих друг друга...


Терра Бранфорд пробудилась... обнаружив себя в окружении безжалостных имитаций. Становление ее воительницей Космос могло завершиться, так фактически и не начавшись, если бы не неожиданная помощь лукового рыцаря. Последний расправился с кристаллическими порождениями, после чего обратился к девушке: "Опасно пребывать здесь в одиночестве". "Ты спас меня... но почему?" - молвила Терра, и Лунет пожал плечами: "Ты не любишь сражаться, верно? Ты как? В порядке?" "Да, все хорошо", - улыбнулась чародейка.

"Ты... одна?" - нахмурился Лунет. - "Но... можешь ли ты защитить себя?" "При необходимость я могу постоять за себя", - обнадежила его новая знакомая. "Но сражаться ты не хочешь?" - напрямую поинтересовался луковый рыцарь, и Терра замялась: "Не то, чтобы... просто... неважно. Спасибо, что подумал обо мне".

"А почему бы нам не странствовать вместе?" - неожиданно предложил Лунет. - "Думаю, ты все еще боишься сражаться. Не стоит принуждать себя. Я стану защищать тебя до тех пор, пока ты не будешь готова. Мало-помалу ты сможешь все расставить на свои места". "Но... я стану для тебя лишь обузой", - попыталась возразить девушка, и Лунет улыбнулся: "Не бери в голову! Я - опытный воин, знаешь ли. Когда начнется сражение, ты дожидайся меня, особо не высовываясь".

Вдвоем они выступили путь...


Воитель Света, переживший очищение мира Божественным Драконом, с трудом поднялся на ноги, огляделся по сторонам. Мир Богини Гармонии, стремительно разрывали на части потоки энергий Хаоса, проникшие даже сюда, в Обитель Порядка, святая святых Космос. Но... где же она сама?..

"Я потерпела поражение", - донесся до Воителя Света исполненный печали голос богини, и различил он вдалеке ослепительное сияние. - "Я... не смогла уберечь этот мир". Немедленно, Воитель Света бросился к источнику сияния, расправляясь по пути с кристаллическими порождениями - имитациями, посмевшими появиться в Обители Порядка. Были ли имитации миньонами Хаоса?.. Навряд ли, но походили они на чемпионов как Богини Гармонии, так и Бога Разрушения...

Наконец, Воитель Света достиг трона, восседала на котором Космос. Вот только богиня, столь величественная прежде, ныне походила на бледную тень себя былой, столь тяжко давила на нее горечь поражения. "Бог Разрушения, Хаос", - молвила Космос, - "в ярости своей он уничтожил гармонию и мир утратил свой изначальный облик".

Воитель Света был вынужден согласиться с ее словами. В последние дни бесконечных сражений побывал он во множестве мест сего мира... Да, мир преобразился до неузнаваемости, и ныне являл собой причудливую мешанину образов множества иных реальностей, наверняка созданных не без участия десяти воителей Хаоса по образу и подобию их собственных владений.

В иных уголках сего мира бесплотному гласу Космос внимали Скволл, Зидан и Бартз, Терра и Лунет, а также доблестная четверка - Фирион, Сесиль, Клод и Тидус. "Все погружается в водоворот разрушения", - продолжала богиня. - "Вы - последняя надежда этого истерзанного мира, ибо Кристаллы не утратили свой свет! Обладают они силой остановить подступающее отчаяние, и если собрать десять Кристаллов, у мира сего появится надежда на спасение. Путь к Кристаллам сложен и у каждого свой. Верьте в свой путь и продолжайте следовать по нему, не смотря ни на что! Даже если цель ваша призрачна, не отступайте от нее..."

"Да без проблем", - пробормотал Скволл, привычным движением закинув ганблэйд на плечо. - "Свой путь я и так знаю".

"Если бы сокровище было легко отыскать, какое удовольствие от его поисков?" - театрально возмутился Зидан, но Бартз урезонил хвостатого, промолвив: "Это не игра, и не стоит относиться к происходящему легкомысленно. Ты должен быть более серьезен". Зидан в ответ лишь хмыкнул...

Лунет улыбнулся Терре, напряженно внимавшей словам богини. "Выше нос", - ободряюще произнес луковый рыцарь. - "Я с тобой. Положись на меня!" "Что ж, так и сделаю", - помимо воли улыбнулась девушка.

Сесиль, Клод, Фирион и Тидус решили отправиться на поиски Кристаллов вместе, не зная еще, что каждому из них Судьба предначертала свой собственный путь...

"От сего мира осталось совсем немного", - продолжала богиня. - "Он практически полностью поглощен энергиями Хаоса. До того момента, как вы отыщите Кристаллы, я не смогу помочь вам... Простите. Я хочу быть с вами, но... мне нужно... отдохнуть..." И сущность Богини Гармонии на глазах преклонившего пред троном колено Воителя Света обратилась в сонм мельчайших искрящихся искорок. "Космос", - прошептал Воитель Света, почтительно склонив голову. - "Твой свет никогда не оставит нас".


Собравшимся в Святыне Хаоса чемпионам Бога Разрушения Император Матеус поведал о своем грандиозном замысле - завершить бесконечный конфликт божеств... и, выйдя из него победителями, изменить вселенную по своему видению.

"Когда придет время, все фигуры встанут на свои места", - коварно усмехнулась Ультимесия, кивая в знак согласия. - "Последнее противостояние..." "...А затем - истинное завершение конфликта", - закончил Император и, поочередно оглядев каждого из внимающих ему, произнес: "Если мы заполучим Кристаллы... учитывает ли план богини подобную возможность?"

Завершив встречу, чемпионы Хаоса разошлись кто куда, дабы немедленно приступить к воплощению амбиционного замысла, только что открытого им. Гарланд, однако, направился прямиком в тронный зал Бога Разрушения, преклонил колено у трона Хаоса. "Я - Бог Разрушения", - прогрохотал тот. - "Властитель мира сего... Прав ли я?" "Да", - почтительно отвечал Гарланд. - "Данная нам задача - одержать верх над Космос и позволить энергиям разрушения уничтожить мир".

"Как только я восстановлю утраченные силы, эта война завершится", - уверенно произнес Хаос. - "Победа - лишь вопрос времени". Неожиданно он запнулся и, прищурившись, окинул коленопреклоненного рыцаря оценивающим взглядом. "Однако... что-то... тревожит меня..." - медленно, чеканя каждое слово, изрек он. - "Гарланд... то, что ты рассказал мне... Ты действительно считаешь, что это возможно?" "Конечно, Хаос", - уверенно отвечал Гарланд. Да, план Императора сложен, но воплощение его в жизнь приведет к окончательной гибели Космос и установлению полного контроля сил Разрушения над этим миром... и иными.


Шагая прочь от трона Космос по обманчиво благословенным просторам Обители Порядка, Воитель Света вновь и вновь воскрешал в памяти слова, сказанные богиней. Ведь всей душой стремился он к тому, чтобы исполнить ее волю и подарить умирающему миру надежду.

"И куда это ты собрался?" - прозвучал голос, и, обернувшись, Воитель Света узрел приближающегося к нему Гарланда с обнаженным мечом в руке. "Собираешься бежать от сражения?" - полюбопытствовал рыцарь, остановившись в нескольких шагах. "Ни от чего я не собираюсь бежать!" - возмущенно отвечал Воитель Света, и Гарланд удовлетворенно кивнул: "Тогда начнем, пожалуй. Близится судьбоносный момент... А пока почему бы нам немного не поразвлечься?.."

И с этими словами Гарланд устремился в атаку...


На поиски Кристаллов Лунет выступил вместе с Террой. Будучи юношей весьма проницательным, он размышлял о том, можно ли в принципе спасти сей умирающий мир, даже обретя Кристаллы. "Но богиня велела нам отыскать их", - возразила Терра, когда луковый рыцарь поделился с ней своими сомнениями.

Лунет, однако, не спешил принимать слова Космос за чистую монету. "В словах богов не всегда кроется то значение, которое наиболее очевидно", - философски заметил он. - "Однако сейчас нам не остается ничего иного, как верить в них".

Терра кивнула, соглашаясь с товарищем. Путь им предстоял долгий, а впереди девушка ощущала великое множество врагов...


Не ведали Лунет и Терра, что за перемещениями их посредством магии зорко наблюдают Кефка и Облако Тьмы. "Думаешь, мы сможем использовать девчонку?" - сомневалось Облако Тьмы. "Конечно!" - с жаром закивал Кефка. - "Ее могущество потрясающе! Хочешь, чтобы я заставил ее продемонстрировать свою силу, как в прошлый раз?"

"В прошлый раз?" - нахмурилось Облако Тьмы, и Кефка, поняв, что оговорился, замотал головой: "Нет, нет, нет, нет! Никакого прошлого раза. Тебе послышалось". Облако Тьмы удрученно вздохнуло: кто поймет, что на уме у этого безумного мага?..


Император сознавал, что из всех воителей Хаоса больше всего его тревожит Сефирот. "Кто он такой?" - вслух размышлял Матеус. - "Чего добивается?.." "Не тревожься об этом", - беззаботно отмахнулся Кефка. - "Он просто маньяк с непомерным самомнением".

"Сефирот... покончил с жизнью у меня на глазах... в конце предыдущего противостояния воителям Космос", - сообщил Император, и Кефка рот разинул от изумления: "Правда? А зачем?" "Как будто он проверял какую-то теорию", - задумчиво промолвил Император. - "Нам следует быть весьма осторожными с ним..."

Действительно, пусть и выступают они на стороне Хаоса, но кто знает, какие собственные цели преследует каждый из них... Да, необходимо не терять бдительность даже среди союзников...


Сесиль Харви Клод, Фирион, Сесиль и Тидус уже несколько дней шагали по землям изуродованного мира, но не обнаружили и следа Кристаллов. "То есть предполагается, что Кристаллы - последняя надежда сего мира?" - говорил Тидус, обращаясь к товарищам. - "И как же нам отыскать их?" "Может, просто продолжать сражаться?" - предположил Фирион. - "Если мы будем расправляться со всеми противниками..." "...Что будет дальше, мы не знаем", - закончил за него Клод. - "Опасно ввязываться в бой, очертя голову. Нельзя из каждого сражения выходить победителем".

"А у Клода есть голова на плечах", - молвил Сесиль, уважительно кивнув. - "Он трезво оценивает сложившуюся ситуацию". "Не только нам, но и тебе тоже не помешает прислушаться к нему!" - заметил Тидус, и герои расхохотались - весело, искренне. Когда в последний раз смех звучал под сими свинцовыми небесами?..

Общего веселья не разделял лишь Клод, ибо четкой цели в сем вселенском конфликте он до сих пор не замечал. А число имитаций, противостоящих им, все росло и росло...


В противостоянии с Воителем Света Гарланд потерпел поражение, и теперь очертания его истончались, а бессмертная сущность - воплощенная темная энергия - готова была возвратиться в Святыню Хаоса, дабы возродиться во плоти вновь.

"Ты действительно собираешься спасти этот мир?" - прошипел Гарланд, пав на колени. "Такова наша цель", - уверенно кивнул Воитель Света. - "Еще не вся надежда утрачена". "Чушь", - хохотнул Гарланд. - "Надежда, за которую ты цепляешься - всего лишь иллюзия. К ней можно приблизиться, но ее невозможно достигнуть". "Что?" - поразился Воитель Света, смущенный словами рыцаря. "Со временем ты поймешь, в чем кроется истина этого конфликта", - произнес Гарланд, и последние слова его прозвучали как зловещее пророчество: "Мир предаст тебя".

Очертания его развеялись окончательно, а Воитель Света еще долго стоял, устремив отрешенный взгляд в пространство. "Неважно, в чем истина конфликта", - наконец произнес он, вытесняя сомнения из своей души. - "Свет остается со мной".

И Воитель Света, чья вера в Богиню Гармонии была непоколебима, продолжил поиски Кристалла...


Разбив лагерь, четверка героев решила обсудить ту ситуацию, в которой они оказались волею вселенских сил. Множество безответных вопросов снедало их... Что такое Кристаллы? Сумеют ли они одержать верх над Хаосом, лишь обретя их?.. "В том - воля Космос, и мы должны исполнить ее", - уверял товарищей Фирион, но Клода догма эта не убеждала.

"Ради чего мы сражаемся?" - озвучил он мысль, не дававшую ему покоя уже долгое время. "Как для чего?" - удивился Фирион. - "Чтобы одержать победу над Хаосом и вернуть благоденствие в сей мир, так ведь?" "Космос сказала нам лишь собрать Кристаллы", - резонно возразил Клод. - "Даже если мы одержим верх над Хаосом, нет гарантии, что воцарится мир. Никто не знает, что случится после".

"Ну, нам нужно просто верить в нее, парни!" - высказался Тидус. "Даже если мы многого еще не знаем, сейчас нам остается только сражаться, верно?" - поддержал его Фирион. "Я... хотел бы согласиться с вами", - вздохнул Клод, - "но до сих пор не вижу ответа на вопрос, за что мы сражаемся. И я не хочу забывать об этом вопросе, мне нужно знать причину". "Причину... за что мы сражаемся..." - медленно промолвил Сесиль. - "Я как-то не задумывался об этом..." "Я хочу разобраться со своим стариком!" - уверенно заявил Тидус.

"Можно я немного поразмыслю над твоим вопросом?.." - обратился к Клоду Фирион. - "Уверен, что найду ответ, который ты сочтешь достойным". Клод согласно кивнул: он не прочь был услышать ответ Фириона... но сомневался, что сможет принять его сердцем.


Неожиданно Терра остановилась, устремив взгляд вдаль, и луковый рыцарь встревожился. "Что?" - выдохнул он, озираясь. "У меня какое-то странное чувство", - медленно произнесла девушка. - "В той стороне я ощущаю огромное могущество". "Кристалла?" - уточнил Лунет, но Терра лишь пожала плечами: "Не знаю. Просто могущество".

Луковый рыцарь немедленно припустил в означенную сторону, но заметив, что Терра за ним не последовала, остановился. "Почему-то мне тревожно", - объяснила девушка. - "Не стоит нам туда идти". "Терра, возможно, там мы отыщем какие-то зацепки к местонахождению Кристалла", - промолвил луковый рыцарь. - "А если там враг, я справлюсь с ним. Да, имитации сильны, но они туповаты, а у меня есть мозги".

Все еще сомневаясь, Терра, тем не менее, последовала за товарищем, поражаясь его уверенности в себе. Ведь он совсем еще мальчишка, но к каждому сражению подходит с умом, анализируя силы и слабости противника...


Скволл Леонхарт не считал нынешних соратников своих ни друзьями, ни даже товарищами. Всю свою сознательную жизнь он оставался один, в собственном изолированном мирке, окруженном непроницаемой стеною одиночества. Иногда от тоски хотелось выть, но... это было давно. Он привык. И сейчас стремился лишь исполнить волю Космос, отыскать Кристалл, после чего встретиться лицом к лицу со своей немезидой...

Бредя по извилистым тропам поглощенного безумием мира, Скволл совершенно случайно обнаружил Зидана и Бартза, ведущих неравный бой с имитациями. Недолго думая, Леонхарт устремился в атаку, и вскорости с противниками было покончено. Зидан и Бартз тепло поблагодарили своего спасителя; тот в ответ лишь сдержанно кивнул.

"Пойдем с нами!" - воскликнул Бартз. - "Давай вместе отыщем Кристаллы!" "Простите, но я уж как-нибудь сам", - отозвался Скволл. Бартз осекся, обменялся с Зиданом удивленными взглядами. "А тебе... не одиноко?" - поинтересовался Зидан, но, не дождавшись ответа, искренне улыбнулся, пожав плечами: "Что ж, встретимся после того, как найдем Кристаллы. Обещай!".

Помахав Скволлу на прощание, Зидан и Бартз устремились было прочь, но последний неожиданно обернулся, протянул изумленному Леонхарту перо чокобо. "Это - мой оберег на удачу", - объяснил он, вспоминая верного Боко. - "Мой приятель частенько вытаскивал меня изо всяких передряг". "Это - поле брани", - скептически произнес Скволл, вертя перо в руках. - "Ты что, действительно полагаешь, что такая ерунда решает судьбы людей?" "Я о тебе беспокоюсь", - объяснил Бартз. - "Со мной все будет в порядке, я-то с Зиданом. А перо вернешь мне при следующей встрече". С этими словами Бартз устремился вслед за Зиданом.

Скволл Леонхарт долго смотрел им вслед. Как можно так цепляться друг за друга?.. Нет, в этой жизни надеяться можно лишь на самого себя, не перекладывая ответственности на других и не подвергая их опасности. Спрятав желтое перо в карман, Скволл зашагал прочь...


Наказав Тидусу и Сесилю заняться лагерем, Фирион отозвал Клода в сторонку, сказав, что хочет обсудить вопрос о причине, по которой сражаются они в нынешнем конфликте. Фирион продемонстрировал товарищу дикую розу, которую бережно хранил в походной суме. "Я хочу увидеть мир, где цветут дикие розы", - суть смущенно признался он. - "Ради этой мечты я и продолжаю сражаться. Мы не должны ставить крест на своих мечтах".

Клод долго молчал, погрузившись в раздумья, а затем, взяв в руки свой огромный меч, произнес: "Фирион... ты сразишься со мной? Я хочу понять, насколько достойна твоя причина продолжать сражаться. Покажи мне силу того, кто толь истово верит в свою мечту". "Я принимаю твой вызов", - кивнул Фирион, ощущая внутреннее смятение товарища.

Они сошлись в поединке...


Терра Бранфорд Терра и Лунет целенаправленно следовали в направлении источника могущества, которое девушка продолжала ощущать, когда перед ними открылся портал и выступил из него исполинский воин - Губитель. Признаться, могущество его потрясало, и луковый рыцарь осознал, что навряд ли выстоит в поединке с подобным противником. А раз так... надлежит действовать по-иному.

"П-пожалуйста, отпусти нас", - заныл он, делая шаг по направлению к Губителю и заслоняя собою Терру. "Что?" - поразился Губитель. Подобного от воителей Космос он никак не ожидал. "Куда нам до тебя", - продолжал гнуть свое Лунет. - "Лучше поищи себе достойных противников, я ведь еще ребенок, а она - девушка. Если ты нападешь на нас, совершенно беспомощных, то проявишь себя последним трусом".

Лунет затаил дыхание, не зная, удалась ли его игра... и Губитель гулко расхохотался. "Ладно, так и быть, отпущу вас", - произнес он, и луковый рыцарь расслабился было, когда чемпион Хаоса продолжил: "Но вот что я тебе скажу, юнец: тот, кто не ведает доблести, не способен обрести Кристалл".

Губитель исчез, и Лунет наконец вздохнул спокойно. "Проще некуда", - усмехнулся он, обернувшись к Терре. - "Я стараюсь не связываться с противниками, которых не могу одолеть". "А мне кажется, он отпустил нас не просто так", - задумчиво молвила девушка. - "Думаю, он хотел не сражаться с тобой, а дать тебе этот совет". "Насчет "того, кто не ведает доблести"?" - обиделся луковый рыцарь. - "Нет доблести в том, чтобы сражаться с противником, многократно превосходящим тебя силами. Это просто сумасбродство. И чтобы доказать тебе это, я обрету Кристалл! Я не лишен доблести... Ну ладно, ты все еще ощущаешь источник могущества?"

Кивнув, Терра указала направление, и они продолжили путь, продолжая размышлять над странной встречей с Губителем...


Фирион пал на колени; Клод одержал верх в поединке, но противник сдаваться был не намерен. Улыбнувшись, Клод приблизился к Фириону, протянул ему руку, помогая подняться на ноги. "Как я уже сказал..." - выдавил Фирион, - "я не оставлю свою мечту".

"Впечатляет", - произнес Клод и вздохнул: "Но я... не такой, как ты. У меня нет мечты. И я гадаю, как же мне жить, не имея оной. Но прости. Не хочу взваливать на тебя свои проблемы. Возможно, приемлемого для меня ответа на мой вопрос попросту не существует".

Понурившись, он двинулся прочь, к лагерю, где оставались Сесиль и Тидус.


"Ты лжешь!.." - изумленно воскликнул Куджа, не в силах поверить в то, что история, рассказанная ему колдуньей, истинна. - "Этого быть не может!" "Увы, это правда", - с чувством собственного превосходства усмехнулась Ультимесия. - "Ты - всего лишь сосуд, вместилище..." "Не смей смотреть на меня свысока!.." - прорычал Куджа. - "Вот увидишь... Мой замысел увенчается успехом куда раньше, нежели планы остальных. Я докажу... Я всем вам докажу!"

Взгляд Ультимесии был исполнен снисходительности; так смотрят на беспомощного ребенка, дающего выход своей ярости. "Жалкое дитя", - желчно молвила колдунья, устремившись прочь. - "Ты так одержим своим хвостатым, что просто тошно..."


Вышеозначенный хвостатый продолжал путь в компании Бартза, с которым успел сдружиться. Как всегда жизнерадостный, Зидан предложил спутнику состязание: кто первым из них обретет Кристалл, тот и выиграл.

"В этом случае я наверняка одержу победу!" - уверенно заявил Бартз. "Да ну?" - усмехнулся Зидан. - "Я - профессиональный вор, знаешь ли". "А я - профессиональный мим", - возразил Бартз. - "Я украду победу у тебя из-под носа".

Рассмеявшись, Зидан бегом бросился прочь, Бартз следовал за ним по пятам, копируя каждое движение. В сих опустошенных, безумных землях они не теряли присутствия духа, и даже сражаясь с бесчисленными имитациями, считали это простым состязанием, соперничеством. И все же на сердце у Зидана было неспокойно, пусть и не осознавал он причину своего душевного смятения...


Отыскав Кефку, Губитель поведал ему о своей встрече с Лунетом и Террой. "Она стремится к Свету", - пророкотал разрушитель, выказывая свои наблюдения по поводу чародейки. - "Твой план обречен на неудачу, Кефка". "На неудачу?" - завелся тот. - "Ты позабыл о невероятной силе, которую она продемонстрировала в предыдущей войне?" "Да, в предыдущей она оказалась замечательным подспорьем", - согласился Губитель. - "Однако на этот раз все по-другому. Даже ты должен понимать, что сейчас у нее иные цели".

"И что?" - набычился Кефка, не желая признавать поражение. "Оставь все это", - посоветовал ему Губитель. - "Эта девчонка больше не служит Хаосу. Сейчас она выступает на стороне Космос". "Оставить?.." - разозлился Кефка, чья мания уничтожения всего сущего воистину не знала пределов. - "Я высвобожу ее силу... И тем самым уничтожу всех своих врагов! Вот!"


Терра и Лунет продолжали странствовать по умирающему миру, причем луковый рыцарь с каждой следующей победой над имитациями выказывал всю большую самоуверенность, что чародейку начинало тревожить, ведь ведет сие к потере осторожности.

Неожиданно Терра ощутила чье-то незримое присутствие поблизости, а в следующее мгновение сознание ее помутилось. Пораженный луковый рыцарь заметил, как фигура спутницы его озарилась сиянием, выражение лица стало каким-то чужим... и Терра атаковала друга, направив на него поток разрушительных заклинаний...


"Гарланд... А у тебя сохранились воспоминания прошлой жизни, до пробуждения здесь?" - полюбопытствовал Сефирот. Рыцарь внимательно воззрился на среброволосого воителя, пытаясь понять, что скрывается за вечной улыбкой, кривящей его губы. "К чему это ты?" - произнес Гарланд наконец.

"У меня не было воспоминаний", - развел руками Сефирот. - "А теперь, когда я наблюдаю за Клодом, они вернулись. Такое чувство, что воспоминания о прежней жизни были нарочно запечатаны". Гарланд упрямо молчал и Сефирот, поняв, что не дождется ответа, продолжил: "Я хочу спросить тебя кое о чем. Пробудившись, я узрел дракона, исходило от которого ослепительное сияние. Кто это был?" "Почему ты думаешь, что я знаю?" - вновь ушел от прямого ответа Гарланд.


После разговора с Фирионом душевное состояние Клода ничуть не улучшилось: он все так же оставался погружен в себя, сражался через силу... Крайне сим озабоченным, Сесиль решил попробовать поговорить с товарищем. "Дал ли Фирион тебе ответ?" - полюбопытствовал Сесиль, когда они с Клодом остались наедине, благо Фирион и Тидус ушли вперед - разведать прилегающие территории. "Да", - кивнул Клод. - "У него есть мечта. И он сражается, чтобы воплотить ее в жизнь".

"В этом весь Фирион!" - улыбнулся Сесиль. - "Он сказал: "Если дикие розы будет цвести всегда, все захотят видеть свой мир благодатным". "Какое детство..." - пробормотал Клод, вздохнул: "Но у меня нет и такой мечты. А у тебя, Сесиль?" "Боюсь, не смогу дать тебе вразумительного ответ", - молвил Сесиль. - "Но, возможно, кто-нибудь в этом мире сможет. Почему бы тебе не поискать его самому?"

Хоть и был уверен Клод в том, что стоит ему оставлять друзей, вернувшиеся Фирион и Тидус поддержали Сесиля. "Когда найдешь ответ, обязательно скажешь нам", - промолвил Фирион, и Клод, пообещав ему это, двинулся прочь, а трое воинов еще долго смотрели ему вслед.


Облако Тьмы Продолжая отражать направленные на него заклинания, Лунет взывал к затуманенному сознанию Терры, моля ее остановиться, бороться со злой силой, поработившей разум. Однако, мольбы его результата не принесли, и девушка, вскрикнув от боли исчезла на глазах у товарища, а в наступившей тишине прозвучал едкий смех, исполненный триумфа.

Паря над землею, у Лунету приблизилось Облако Тьмы - истинная Тьма, воплощенная в обличье прекрасной женщины. "Не мешай", - угрожающе молвило оно. - "Мы пытаемся пробудить ее могущество". "Что ты сделало с Террой?" - в отчаянии выкрикнул Луннет, и Облако Тьмы оценивающе воззрилось на него. "Стало быть, ты - легендарный луковый рыцарь?" - усмехнулось оно. - "Похоже, легенды сильно приукрашены, ведь ты совсем еще дитя. И кто же несет ответственность за случившееся? Как считаешь? Кто только что атаковал девушку, пытаясь избавить ее от боли? Кто заставлял ее продолжать путь?"

Лунет потрясенно молчал, впервые в жизни усомнившись в верности избранного им пути. Ведь всегда он руководствовался трезвой логикой, и ныне подобный подход оказался неприменим. "Девушка поняла это", - продолжала Облако Тьмы. - "И больше не могла этого выносить. Ты умничал лишь для того, чтобы потешить собственное самолюбие. Но ты слаб, и спасти девушку тебе не под силу!"

Облако Тьмы исчезло, а Лунет рухнул на колени, предавшись полному, всепоглощающему отчаянию, туманящему рассудок и отзывающемуся в сердце нестерпимой болью.


Все последние дни слились воедино для Скволла Леонхарта. Пейзажи окружающего мира - или, вернее, элементы реальностей, его составляющие - сменяли друг друга с поразительной скоростью, и, казалось, помимо имитаций, нет здесь иной разумной жизни.

Решив ненадолго остановиться и перевести дух, Скволл - в который уже раз - вытащил из кармана перо чокобо и принялся задумчиво вертеть его в пальцах, пытаясь понять, почему Бартз, которому безделушка это наверняка весьма дорога, передал ее ему.

"Подарок друга?" - прозвучал чистый, нежный голос, и Скволл встрепенулся, ибо в нескольких шагах от него материализовалась Богиня Гармонии. "Просто ерунда, которую мне всунули", - пренебрежительно отвечал Леонхарт. "У тебя все на лице написано, Скволл", - улыбнулась Космос. - "Жалеешь о том, что не пошел вместе с друзьями?"

"Вовсе нет", - отрезал Скволл, но, поколебавшись, признался: "Однако... они беспокоились обо мне. Их забота - тяжкая ноша для меня. Но, быть может, я бы смог прикрывать им спину. Может, и зря отказался от предложения сопровождать их". "Вовсе нет", - возразила Космос. - "Ты принял верное решение. Способ, которым можно добыть Кристалл, заключен в ваших сердцах. Ты должен встретиться со своим истинным врагом, и сделать это в одиночку".

"Моим истинным врагом..." - повторил Скволл, и неожиданное озарение снизошло на него: "С ней?!" "Верно", - подтвердила Космос. - "С колдуньей, обретшей власть над временем - Ультимесией. Если сможешь одержать верх над ней, получишь свой Кристалл. Но для этого ты должен продолжать путь один..."

Кивнув, Скволл двинулся прочь, и не видел он, как за спиной его очертания Богини Гармонии развеялись, явив образ Ультимесии. Последняя усмехнулась: похоже, ее маленький розыгрыш удался, и Леонхарт продолжит предначертанный ему путь, не пытаясь заручиться поддержкой иных... которые могут создать совершенно ненужные проблемы.

...Пробормотав заклинание, колдунья телепортировалась в Святыню Хаоса, где Гарланд поведал ей о воплощающемся в жизнь замысле Императора Матеуса, призванном завершить бесконечное противостояние двух божеств сей вселенной. "...Если мы покончим с Космос, и чемпионы ее будет уничтожены", - закончил Гарланд. - "Нам и руки марать не придется". "А ты уверен, что все пойдет так, как задумал Император?" - усомнилась Ультимесия. - "Неужто возможно покончить с Космос навсегда?"

"...Другими словами, у тебя есть какой-то собственный план?" - вопросом на вопрос ответил Гарланд, но Ультимесия лишь улыбнулась, проигнорировав очевидную угрозу в его словах: "А неужто у тебя нет? Я ведь знаю... о твоей связи с Хаосом". Гарланд хмыкнул, не желая развивать тему, а колдунья продолжала: "Необходимо завершить все до пробуждения Божественного Дракона. По крайней мере, я приложу к этому все усилия". Гарланд согласно кивнул: словами своими Ультимесия подтвердила, что замысел Императора ее заинтересовал, и остается лишь воплотить его в жизнь... И тогда принадлежать им будет целая вселенная!..


Самобичевание Лунета оказалось прервано неожиданным появлением Космос. Смутившись от осознания того факта, что богиня видит одного из своих воителей в столь подавленном состоянии, луковый рыцарь поднялся на ноги, неловко поклонился.

"Я услышала мольбу Терры о помощи", - тихо молвила Космос, но Лунет был не в силах поднять на нее взгляд. - "Облако Тьмы пытается пробудить ее разрушительные силы. Она страдает от боли". "Это я во всем виноват", - пробормотал луковый рыцарь, и Космос согласно кивнула: "Верно. Ты переоценил собственные силы".

"Но как же мне спасти Терру?" - воскликнул Лунет, и Богиня Гармонии отвечала: "Единственный способ - одержать верх над Облаком Тьмы". "Но я никогда не сражаюсь с противниками, которые превосходят меня по силам", - повторил луковый рыцарь догму, следовал которой всю сознательную жизнь, но неожиданная мысль пришла к нему в голову: "Конечно же! Кристалл! Если я обрету Кристалл, то смогу спасти Терру... Ведь они же обладают могуществом, необходимым для спасения этого мира. И тогда мне не придется сражаться с Облаком Тьмы! Скажи, где я могу найти Кристалл!"

Космос тяжело вздохнула: похоже, он так ничего и не понял. "Ты сам принимаешь решение", - молвила богиня. - "Но в чем же кроется твое истинное желание? Кристалл - это отражение твоей решимости. Лишь если ты будешь следовать желаниям сердца, а не разума, то сможешь обрести его. Это все, что я хотела тебе сказать". Космос исчезла, своими последними словами повергнув Лунета в еще большее смятение. Следовать желаниям сердца?.. Но ведь это практически всегда идет вразрез с трезвостью рассудка!..

"Как жаль", - произнес властный голос, и луковый рыцарь встревожено обернулся, лишь сейчас заметив приближающегося к нему чемпиона Хаоса, Голбеза. Последний, похоже, сражаться был не намерен. "Будучи подчиненная заклинанием, Терра станет сражаться против вас в качестве послушной рабы Облака Тьмы", - произнес Голбез, остановившись в нескольких шагах от лукового рыцаря. - "А когда могущество ее иссякнет, девчонка наверняка сложит голову на поле брани. Ты же не можешь надеяться одержать верх над Облаком Тьмы. Избегать противостояния с этой сущностью - мудрое решение".

Слова Голбеза коробили Лунета, хоть озвучивал чемпион Хаоса жизненные принципы лукового рыцаря ему самому. Наверное, неприятие сих догм отразилось на лице Лунета, поскольку Голбез неожиданно поинтересовался: "Что такое? Разве это не твои же слова?" И, не дожидаясь ответа, устремился прочь...

Но Лунет уже принял решение: впервые в жизни он последует желаниям сердца и сразится с Облаком Тьмы!.. Ради Терры... ради себя самого.


Кефка Куджа поделился с Кефкой своими мыслями по поводу происходящего, упомянув о том, что приложит все усилия, чтобы одержать верх над ненавистным Зиданом. "Если хочешь изловить его, тебе понадобится приманка", - рассудительно заметил Кефка. - "Ты сказал, что эта хвостатая обезьяна всегда рискует жизнью ради друзей, верно? Почему бы нам не захватить одного из них?"

Куджа задумчиво кивнул: просто и со вкусом, но... "Но все они странствуют группами", - молвил он. - "И сложновато будет захватить лишь одного..." "А вот и нет!" - усмехнулся Кефка. - "Кое-кто ищет свой Кристалл в одиночку! Ты ведь на дух не переносишь эту колдунью Ультимесию, верно? Так насоли ей! Убьешь двух птиц одним камнем". Куджа скрестил руки на груди, прекрасно понимая, кого имеет в виду хитроумный Палаззо, посему немедленно перенесся из Святыни Хаоса в ту точку изуродованного мира, где пребывал в сей момент Скволл Леонхарт.

"Мне нужна приманка, чтобы изловить Зидана", - без обиняков заявил он. - "И ты - лучший для этого вариант, раз странствуешь в одиночку". "Спасибо, но нет", - огрызнулся Скволл, крепче сжав в руках рукоять ганблэйда. - "Я позабочусь о том, чтобы Зидан даже не встретился с бестолковым идиотом вроде тебя". "Хорошо рычишь", - прошипел Куджа, устремляясь в атаку. - "Посмотрим, как сейчас заскулишь..."


Владения Облака Тьмы именовались Миром Тьмы, и именно сюда спешил луковый рыцарь в надежде вырвать Терру Бранфорд из лап Облака Тьмы. Тело девушки покоилось у ног зловещего воплощения, и Облако Тьмы сокрушенно вздыхало, поражаясь, сколь хрупка чародейка, обладающая столь невероятным разрушительным могуществом, высвободить и использовать которое предложил ей хитроумный Кефка.

Обернувшись, Облако Тьмы воззрилось на Лунета, который брел к нему, понурив голову. "Я никогда не сражаюсь с теми, кто сильнее меня", - сокрушенно признался луковый рыцарь, приблизившись к порождению Тьмы. - "Я сделаю все, что ты скажешь, но пожалуйста, отпусти Терру". "О, я тебя немного вразумило?" - усмехнулось Облако Тьмы, искренне забавляясь ситуацией. - "Мудрое решение. Ты станешь нашим слугой, и постарайся быть более полезным, нежели эта девчонка".

Неожиданно Лунет выхватил клинок из ножен и нанес удар; в последнее мгновение Облако Тьмы отпрянуло в сторону. "Какой идиот по доброй воле станет слугой Хаоса?" - процедил луковый рыцарь, от напускной покорности которого не осталось и следа. Видимо, игра требовалась ему лишь для того, чтобы подобраться к Облаку Тьмы поближе. "Глупо с твоей стороны противостоять нам!" - не преминуло заметить оно, и Лунет согласно кивнул: "Знаю. Но еще глупее - следовать доводам рассудка, презрев желания сердца! Я приложу все силы, чтобы защитить Терру! Это - истинное желание моего сердца. Я до сих пор не хочу сражаться с теми, кто превосходит меня по силам. Но с тобой я буду сражаться. Потому что я обязательно одержу победу!"

Облако Тьмы без устали творило гибельные заклинания, преследуя наглеца, посмевшего бросить ей вызов. "Одно-единственное сердце не в силах изменить мир", - вещало оно. - "Открыв глаза, узришь ты лишь отчаяние!" "Но кое-что забрать у меня никто не сможет", - скрежетнул зубами Лунет. - "Силу защитить тех, кто мне дорог!" "О, правда?" - усомнилось Облако Тьмы, вновь устремляясь в атаку...


Сражение с Леонхартом, который оказался значительно сильнее, чем предполагал Куджа, последнему донельзя наскучило, и он, переместившись на безопасное расстояние, уверенно заявил: "...Я понял. Похоже, из тебя приманка для Зидана никакая, верно? Но есть куда более верный способ его изловить".

Куджа исчез, и Скволл неожиданно поймал себя на мысли, что испытывает... что? Тревогу?.. Нет, не то... "Встретимся после того, как найдем Кристаллы", - прозвучали в разуме слова, сказанные Зиданом при расставании... Скволл Леонхарт кивнул, соглашаясь с собственными мыслями. Конечно, необходимо как можно скорее отыскать Кристалл... и возвращаться, дабы вновь встретиться с товарищами, судьба в которых в какой-то момент стала ему небезразлична.


Исследуя гибнущий мир, Воитель Света повстречал Сесиля и Тидуса, которые о чем-то жарко спорили. "Что произошло?" - поинтересовался Воитель Света, приближаясь к соратникам. "Это все Фирион!" - всплеснул руками Тидус. "У него украли кое-что, и он, очертя голову, бросился вслед за вором прямо через вражеские территории", - добавил Сесиль.

Воитель Света понимающе кивнул: похоже, эти двое обсуждали целесообразность возможности пуститься по следу Фириона. Что ж, он решит за них эту проблему. "Куда он направился?" - вопросил Воитель Света и Сесиль, указав направление, заявил, что они с Тидусом тоже отправятся на выручку товарищу.

"Нет, предоставьте все мне", - покачал головой Воитель Света. - "Вы же должны продолжать свои поиски Кристаллов". "Но..." - неуверенно начал Сесиль, переглянувшись с Тидусом. "Сесиль, выслушай меня", - произнес Воитель Света. - "Твой брат знает что-то об этом мире. Ты должен выяснить, можно ли ему доверять. Вот в чем состоит твоя задача". "Хорошо", - сдался Сесиль. - "Фириона мы оставляем на тебя. Да озарит твой путь богиня".

Пожелав того же и соратникам, Воитель Света уверенно зашагал по следам Фирион. Интересно, что же украли у него чемпионы Хаоса, раз обычно уверенный в себе и рассудительный воин очертя голову бросился вслед за ними. Наверняка что-то очень дорогое...

Довольно скоро он нагнал ушедшего; зажимая рукой рану на животе, Фирион с ненавистью смотрел в глаза Сефирота, на лице которого змеилась обычная полуулыбка. "Я позабочусь о нем", - произнес Воитель Света, встав перед Фирионом, и, отмечая возможные возражения соратника, добавил: "Твои друзья рассчитывают на тебя. Продолжайте поиски Кристаллов..."

Помедлив, Фирион все же кивнул и устремился прочь, оставив Воителя Света наедине с Сефиротом. "Противостояние мне не даст тебе Кристалл", - со значением произнес тот, оценивая нового противника, но Воитель Света мотнул головой, отмечая его довод: "Ты ранил моего друга". "И я буду мстить!" Это ты хочешь сказать мне?" - усмехнулся Сефирот, направив острие катаны в сторону Воителя Света. - "Ввязываться в бой из-за сиюминутных эмоций..."

Воитель Света атаковал, и Сефирот с радостью принял его вызов...


Лунет, луковый рыцарь Сраженное Лунетом, Облако Тьмы обратилось в энергии Хаоса, сознавая, что недооценило противника. Луковый рыцарь бросился к Терре, все еще остающейся без сознания, пал на колени, непрерывно взывая к девушке и пытаясь привести ее в чувство.

И вновь подле Лунета возник Голбез; такое чувство, что этот таинственный чемпион Хаоса пытает определенный интерес к воителям Космос, и мотивы его отличаются от устремлений соратников. "Она всего лишь без сознания", - произнес Голбез. - "Слишком большое количество ее магических энергий оказалось высвобождено единовременно".

"Ты!" - вскочил на ноги Лунет, хватаясь за меч. - "Я тебе и пальцем ее тронуть ее позволю!" "Верное решение", - согласно кивнул Голбез, не делая и попытки атаковать. - "Защищай ее всеми силами. Эта девушка обладает невероятным могуществом и сама страшится его. Ты должен поддерживать ее и оберегать". "Это и так понятно!" - возмущенно выкрикнул луковый рыцарь, отчаянно пытаясь понять, на чьей же стороне в действительности выступает этот таинственный, облаченный в черные доспехи рыцарь.

"Ты уже все для себя решил", - констатировал Голбез. - "И в сердце твоей решимости воссияет Кристалл". Будто отвечая его словам, в воздухе перед Лунетом возник сияющий артефакт, и не заметил луковый рыцарь, чье внимание всецело поглотила вожделенная реликвия, как Голбез исчез, и остался он наедине с Террой.

Лишь сейчас Лунет ощутил страшную усталость; события последних часов донельзя истощили его. Опустившись на каменный пол подле Терры, луковый рыцарь немедленно провалился в сон...


Прознав о поражении Облака Тьмы, Кефка разозлился не на шутку. Меряя шагами заклинательный покой своей башни, Палаззо бормотал под себя, демонстративно всплескивая руками: "Да, я не сумел получить могущество этой девчонки... Это бесполезное создание, Облако Тьмы! Хуже, хуже, хуже, чем бесполезное! Подумать только, я с самого начала доверил ему столь ответственное задание... Ладно, похоже, придется все делать самому!.."


"Мне это не интересно", - отрезал Гарланд, выслушав замысел Ультимесии и ее просьбу. - "Низко играть с сердцами людскими". "А Куджа?" - немедленно возразила колдунья. - "Я думала, он чего-то стоит... до тех пор, пока не открыла ему правду. Теперь он одержим лишь одной мыслью: изловить своего хвостатого". "Глупо", - согласился рыцарь. - "Они поймут, что все случится не так, как планировалось".

Ультимесия вздохнула: Гарланд исповедовал странный рыцарский кодекс и цеплялся за некие идеалы, кардинально разнящиеся с ее собственными. И все же сейчас он был ей необходим. "Нам нужно выступать", - молвила она, испытывающее глядя на рыцарей. - "Наш одинокий лев уже почти ступил в расставленную ему ловушку".

Гарланд глухо зарычал: чем замысел колдуньи по поимке этого Скволла отличается от одержимости Куджи Зиданом?.. Тем не менее, рыцарь кивнул, и вслед за Ультимесией устремился в направлении ее зловещего замка.


Исследуя окрестные земли в поисках Кристаллов, Зидан инструктировал спутника по выживанию на вражеской территории, советуя ему ни на мгновение не терять бдительность. "Хорошо, конечно, осторожничать, но бесцельные странствия - мой конек", - улыбнулся Бартз, беззаботно махнув рукой. - "Пока я расправляюсь со всеми без исключения противниками, встающими на пути, со мной все будет в порядке".

Зидан скептически покачал головой: неужто Бартз и вправду думает, что сумеет выжить, исповедуя подобную философию?.. Неожиданно в нескольких шагах от них возник сияющих Кристалл, парящий в воздухе, и Бартз, радостно вскрикнув, устремился к нему. Зидан и глазом моргнуть не успел, как и иллюзорный Кристалл, и сам мим исчезли во вспышке света, а над равниной прокатился хохот, исполненный безумия.

"Странно..." - прокудахтал Кефка, безумный маг, выступив из теней пред Зиданом. - "Похоже, вместо обезьяны я поймал бесполезную мышь?.. Но так даже интереснее". "Эй!" - возмущенно воскликнул Зидан, обнажая "глефу". - "Так это твоих рук дело? Что ты сделал с Бартзом?!"

"Замолчи, ты, "обезьяна, которую никак не могут поймать", - захихикал Кефка, но Зидан, не тратя боле слов, ринулся в бой...


Сефирот Воитель Света и Сефирот отступили друг от друга; ни один из них не сумел взять верх над противником в этом затянувшемся поединке. "Неплохо", - констатировал Сефирот. - "Но у меня к тебе один вопрос. Почему ты продолжаешь сражаться?" "Чтобы обрести Кристалл и завершить этот конфликт", - уверенно отвечал Воитель Света, но Сефирот скептически изогнул бровь: "Сражаться, чтобы прекратить сражения? И как долго это должно продолжаться?" "Может, и долго, но я обязательно достигну цели", - молвил Воитель Света.

"Нет, ты заблуждаешься", - вздохнул Сефирот. - "Ты сражаешься потому, что получаешь удовольствие от самого процесса". Из складок плаща он извлек дикую розу, задумчиво повертел ее в пальцах, и Воитель Света осознал, что, скорее всего, именно этот цветок противник его украл у Фириона. "Ты такой же, как и я", - резюмировал Сефирот. - "Вполне подходящее создание для этого закрытого мира". "Закрытого мира?" - поразился Воитель Света, но Сефирот чуть склонил голову набок, будто прислушиваясь к чему-то, после чего произнес: "Он уже здесь. Похоже, настал час исполнить данное ему обещание".

Ничего не добавив к сказанному, он телепортировался прочь, оставив Воителя Света мучиться вопросом - что же знают враги об этом мире такого, что неведомо ему самому? Возможно, им известна подоплека божественного конфликта... Но, отбрасывая сомнения, Воитель Света продолжил путь, понимая, что, утратив решимость, цели он не достигнет и не сможет обрести Кристалл.


Продолжать поединок с Зиданом Кефка не желал, ибо оный складывался откровенно не в его пользу. "Куда ты отправил Бартза?!" - требовал ответа Зидан, горя решимостью покончить этого напомаженного клоуна. "Мышка в лапах врага!" - хихикнул Кефка, и, расхохотавшись, телепортировался прочь.

"Бартз!" - прошептал Зидан, пытаясь отгородиться от захлестывающего душу отчаяния, вызванного тревогой за дорогого друга. - "Я приду за тобой!"


...Погруженный в собственные думы, Клод устало брел по тропе, когда путь ему преградил Сефирот. Усмехнувшись, последний направил в сторону вероятного противника острие катаны, но Клод и не подумал защититься.

"Почему ты не собираешься сражаться?" - вопросительно изогнул бровь Сефирот. "А что толку?" - бросил Клод в ответ. - "Надоели мне бессмысленные сражения". "То есть, если бы у тебя была цель, ты продолжал бы сражаться?" - поинтересовался Сефирот, но Клод отрицательно покачал головой: "Нет. Я сражаюсь лишь за ту цель, которую я могу принять для себя".

"Ты просто марионетка", - произнес Сефирот с нескрываемым презрением. - "Так и быть, я дам тебе цель". Из складок плаща он извлек алый цветок, в котором Клод с ужасом опознал дикую розу Фириона. "Так легко было сорвать эту мечту", - усмехнулся Сефирот и швырнул цветок Клоду под ноги. "Что ты сделал с ним?!" - в ужасе выкрикнул Клод, но Сефирот продолжал улыбаться - холодно, жестоко. "Сойдет тебе такая цель?" - процедил он. - "Тогда следуй за мной".


Воитель Света ступил в сумрачные покои престранного замка, нутро которого составляли вращающиеся шестерни и иные механизмы. Хозяйка - колдунья Ультимесия - не замедлила явить себя. "Ну и куда направляешься?" - насмешливо полюбопытствовала она. - "Неужто все еще Кристалл ищешь?"

"Кристаллы - наша надежда", - твердо произнес Воитель Света. - "Мы не остановимся, пока не отыщем их". Ультимесия театрально вздохнула: каков болван... "Печально", - молвила она. - "Бросаетесь своими жизнями ради махинаций Космос, павшей богини. Это более, чем глупо".

На Воителя Света, однако, речи ее не произвели впечатления. "Закончила?" - буднично вопросил он. - "Тогда можешь идти. У этого мира осталось не так много времени. И я не собираюсь тратить его на тебя".

Разъярившись, Ультимесия атаковала...


Когда в коридорах Святыни Хаоса Голбез повстречал только что вернувшегося Сефирота, то хотел пройти мимо, но оклик среброволосого воителя заставил его остановиться. "Тебе недостает Света?" - вопросил тот, и Голбез непроизвольно напрягся, столь неожиданным оказался вопрос.

"Я лишь исполняю свой долг", - пророкотал он и устремился прочь. "Если слишком приблизишься к Свету, он опалит тебя", - произнес Сефирот, и заключались в его словах и угроза, и предостережение. Конечно, чемпионам Хаоса ведомо о родственной связи его с Сесилем, но оная их нисколько не касается. Как и его самого, пожалуй...


Поединок с Воителем Света Ультимесии наскучил, посему колдунья, отступив на безопасное расстояние от противника, полюбопытствовала: "Думаешь, когда победишь, все закончится? Ты ничего не можешь изменить! Даже если ты будешь сражаться, невзирая ни на что, у этого мира уже не осталось надежды!" "Если ты хочешь поколебать мою решимость, можешь не стараться", - отвечал Воитель Света. - "Ее разделяют и остальные".

"Ты ведь ничего не знаешь, верно?" - недобро усмехнулась Ультимесия и, насладившись тенью сомнений, отразившейся на лице Воителя Света, продолжила: "Остальные сейчас страдают... Они утрачивают видение цели, за которую сражаются. Неужели ты действительно веришь в столь беспомощных соратников?.. Вас всех ожидает лишь бездна отчаяния, где нет ни надежды, ни будущего!"

С этими словами колдунья исчезла, но и ее речи не смогли заставить Воителя Света предаться отчаянию и отказаться от поисков Кристалла. Ибо он истово веровал в Свет... как и в то, что жива еще надежда.


Очередное сражение с имитациями закончилось победой троицы героев. Утерев пот, Тидус усмехнулся и, обернувшись к Сесилю, пообещал ему из всех чемпионов Бога Разрушения сохранить жизнь лишь Голбезу. Рыцарь благодарно кивнул, но все же поинтересовался: "Ведь член твоей семьи тоже выступает на стороне врага?"

"Наплевать мне на старикана", - отмахнулся Тидус. - "Я его всю морду разобью! Даже если он взмолится о пощаде!" "Но ведь вы же связаны кровью?" - опешил Сесиль. - "А как же..." "Я не просил об этой связи", - прервал его Тидус и устремился прочь; переглянувшись, Сесиль и Фирион последовали за ним.

А вскоре мысли об отце на время оставили Тидуса, ибо число противников, противостоящих им, оказалось поистине огромно...


Преследуя Сефирота, Клод достиг огромного кратера, внутри которого струились изумрудные потоки Живого Ручья - аллюзия родного мира. Слова Сефирота, сказанные накануне, породили новые сомнения в истерзанном разуме юноши. Ведь если верить им, он продолжает сражаться, исполняя волю Сефирота, ведь иначе поступить попросту не может.

"Пришел-таки", - констатировал Сефирот, ожидая Клода на каменной платформе, зависшей над изумрудной бездной. - "Я приказал тебе следовать за мной, и ты беспрекословно подчинился. Ты просто плывешь по течению, делая вид, что ищешь причину, по которой продолжаешь сражаться. Но суть в том, что собственной цели у тебя нет. Потому ты хватаешься за любую цель, которую дают тебе окружающие".

"К чему ты клонишь?" - устало поинтересовался Клод. "У остальных хватает решимости продолжать поиск своих Кристаллов", - отвечал Сефирот. - "А у тебя? У тебя нет собственной воли. Ты - марионетка, которую дергают за веревочки. Даже сейчас тебе нужен я, чтобы дать цель твоему существованию. Вот что тебе действительно нужно". "Замолчи!" - выкрикнул Клод. - "Мне не нужно, чтобы кто-то ставил передо мной цели! Отныне я буду сражаться по собственной воле!"

Он атаковал Сефирота, который стремительно парировал выпад катаной. "Я управляю твоей судьбой!" - прошипел среброволосый воитель. - "Если стремишься познать отчаяние... я дарую его тебе!"

Дуэль не на жизнь, а на смерть началась...

...Но Сефирот пал, и изумрудный шарик материи возник в воздухе перед Клодом Страйфом - его Кристалл! "Ты обрел его", - констатировал Сефирот, и, опираясь на острие катаны, поднялся на ноги. - "Превозмог отчаяние. Но если возьмешь его, вновь последует череда бесконечных сражений".

"Если такова моя судьба", - произнес Клод, не отрывая глаз от Кристалла, - "тогда я... исполню свое предназначение". "Прекрасно", - усмехнулся Сефирот, наблюдая, как Кристалл лег в протянутую ладонь Клода. - "Но помни - ты обрел Кристалл благодаря тому, что я вел тебя к нему. И я всегда буду контролировать тебя, марионетка". "Я сам избрал свой путь", - покачал головой Клод, и Сефирот, недоверчиво хмыкнув, исчез, перенесшись в иную точку изломанного мира.

Клод же возвращался в Обитель Порядка. Шел он с высоко поднятой головой, зная, что продолжит сражаться, ища ответы на свои вопросы... А в том, что однажды отыщем их, он не сомневался.


На всем протяжении поисков Клодом Кристалла из теней за действиями хитроумного Сефирота следили Император и Гарнет. "...Он не лишился воспоминаний", - озабоченно промолвил последний, вспоминания настойчивые вопросы Сефирота касательно дракона. - "Он подобрался еще ближе к истине. Существование Сефирота ставит под угрозу твой замысел..."

"...Ничто, пребывающее в этом мире, не существует в реальности", - отвечал Матеус. - "То есть, не совсем так. Я хочу сказать, что мы можем стать реальностью". "Император..." - тихо произнес Гарланд. - "Ты хочешь разорвать божественный цикл?" "Да", - уверенно отвечал Император. - "Я намереваюсь создать собственную легенду".


Скволл шагал по пустынной равнине под испещренным изумрудными сполохами ночным небом. Да, он должен как можно скорее обрести Кристалл, а после... Неожиданно Леонхарт остановился, как вкопанный, ощутив приближение... нет, не чемпиона Хаоса, скорее, наоборот... того, чья душа исполнена Света.

Остановившись, Скволл терпеливо дождался, когда Воитель Света приблизится. "Ты один?" - полюбопытствовал последний вместо приветствия. Душу Скволла захлестнуло раздражение: почему все задают ему этот дурацкий вопрос?.. "Если я буду не один, то не смогу встретиться со своим истинным врагом, а, стало быть, не смогу обрести Кристалл", - пояснил он. - "Так сказала Космос".

"Космос так сказала?.." - с откровенным сомнением произнес Воитель Света. "А ты разве не поэтому сам странствуешь в одиночку?" - вопросом на вопрос ответил Скволл. - "Я хочу как можно скорее получить свой Кристалл". "Однако противники наши объединяются и атакуют нас", - возразил Воитель Света. - "Может, не стоит давать им преимущество?"

Раздражение Скволла перенесло в стойкую неприязнь: с чего этот напыщенный поборник Света решил, что имеет право учить его, навязывать собственное мировоззрение? "Прекрати мешать мне", - процедил Леохнард, направив ганблэйд в сторону Воителя Света, лицо которого отразило вящее удивление. - "У меня есть цель. И все остальное мне просто безразлично. Если я полностью не сосредоточусь на цели, то не смогу достигнуть ее".

Воитель Света обнажил меч, принимая вызов... противника?.. союзника?.. "Почему же ты все-таки так стремишься сражаться в одиночку?" - недоумевал он. - "Ты действительно надеешься преуспеть в этом?" Но Скволл, не снизойдя до ответа, атаковал...


Голбез пребывал у трона Космос в Обители Порядка, ибо только что у них с Богиней Гармонии состоялся весьма откровенный и серьезный разговор. "Другими словами... ты сознаешь это?" - уточнил Голбез, и Космос кивнула: "Да. Я осознаю последствия... Но пока ярок свет Кристаллов, они не исчезнут".

"Это опасная игра", - покачал головой Голбез. - "Неужто богине действительно стоит идти на подобные меры? Ведь когда терпит поражение Бог Разрушенния или Богиня Гармонии, нисходит Божественный Дракон и начинает цикл заново. Побежденное божество возрождается, его чемпионы возвращаются и... война разгорается вновь. Бесконечный цикл продолжается... То, что ты задумала, станет лишь временным решением проблемы. Если надеждам твоим сбыться будет не суждено... мир познает истинную гибель". "Истинную гибель..." - повторила Космос. Неужели чемпионы Хаоса преуспеют в задуманном ими?..


Бартз Бартз пришел в себя в межпространственном рифте, куда забросила его магия Кефки, расставившего ловушку за Зидана. Суть рифта искривляла пространство и время, связывая воедино миры и эпохи, и осколок оного ныне пребывал и в сем безумном мире, ставшего ареной для бесконечных циклов божественного конфликта.

Услышав приближающиеся голоса, воин-мим метнулся в укрытие, и вовремя: на площадь меж стен безлюдного ирреального замка ступили двое - тихо хихикающий напомаженный клоун в пестрых одеждах и беловласый мужчина, взгляд которого источал непомерное высокомерие.

"Ну и где же пойманная тобой мышка?" - поинтересовался Куджа, озираясь по сторонам. Бартз вжался в каменную стену, молясь о том, что останется незамеченным чемпионами Хаоса. "Он должен быть где-то здесь..." - прокудахтал Кефка в ответ и зашелся мерзким хихиканьем. "Мне нужен лишь Зидан", - отрезал Куджа. - "И как же нам теперь заполучить его? От тебя одни только неприятности..." Но Кефка что-то зашептал ему на ухо, и лицо Куджи просветлело, на губах зазмеилась усмешка.

С превеликой осторожностью Бартз устремился прочь, осознав, что ловушка, в которую он угодил, предназначалась для Зидана. Посему мим стремился как можно скорее разыскать друзей... а, если повезет, и свой Кристалл...


Губитель поведал Кудже о встрече своей с Террой и Лунетом, и беловласый воитель недоверчиво покачал головой. "Ты позволил девчонке и этому мальчишке бежать?" - недоверчиво уточнил он. - "Подобное не свойственно разрушителю". "Когда я верну все сущее в Пустоту, не выживет никто", - уверенно произнес Губитель. - "Я лишь не отказал себе в удовольствии загодя представиться им".

"Я не понимаю тебя..." - вздохнул Куджа. - "Но ладно. Если сейчас тебе все равно нечем заняться, почему бы не разыграть мой сценарий? В котором свою роль сыграет один искатель приключений, шагающий туда, куда ветер подует?" Губитель обратился в слух, ибо прекрасно знал, кого имеет в виду его собеседник.


Скволл Леонхарт и Воитель Света отступили друг от друга; оба тяжело дышали, изнуренные противостоянием. "...Ты силен", - констатировал Воитель Света, и в очередной раз попытался переубедить Скволла: "Неужто не собираешься использовать свои силы для защиты товарищей?"

"Сражаться плечом к плечу - не единственный способ достичь цели", - отвечал Скволл и, продемонстрировав Воителю Света перо чокобо, продолжил: "Даже будучи разлучены, мы все равно продолжаем поддерживать друг друга. Хочу я того или нет, товарищи поддерживают меня. И я тоже по-своему поддерживаю их. Чтобы получить перевес в этой войне, все мы должны преуспеть на выбранных нами стезях".

Воитель Света долго молчал, размышляя, затем уважительно кивнул: "Похоже, я ошибся в тебе. Я думал, что ты сражаешься в одиночку потому, что сомневаешься в силах своих товарищей. Что ж, продолжай свой путь, зная, что мы все пребываем с тобой. Помни: ты никогда не останешься один".

И Воитель Света зашагал прочь, не ведая, сколь неожиданны и значимы оказались для Скволла Леонхарта его последние слова...


На одном из привалов Сесиль оставил Тидуса и Фириона хлопотать у походного костерка, заявив, что немного прогуляется. Тяжелые думы снедали рыцаря, ибо даже не представлял он, как отыщет Кристалл. Вот уже долгое время они бесцельно бредут по сему затронутому Хаосом миру, подобному на чуждую реальность...

"Похоже, тебя что-то заботит, Сесиль", - недалече от рыцаря возник Голбез, который, как с недавних пор узнал Сесиль, приходится ему старшим братом. - "Тебе не стоит в таком ключе думать о предмете твоих поисков, иначе ты никогда не обретешь Кристалл". "Я не могу достигнуть цели именно из-за этого?.." - поразился Сесиль. "А что, по-твоему, представляет собой свет Кристаллов?" - расхохотался Голбез, остановившись от брата в нескольких шагах. - "Отражения сияния Кристалла я не вижу в твоих очах. Если ты будешь искать его, лишь вертя головой по сторонам, то не отыщешь никогда". "Что это значит?.." - Сесиль был откровенно обескуражен.

Послышался крик Фириона, взывающий к Сесилю; наверняка воин ощутил опасность, которой подвергается его друг, и пустился на поиски. "Тайна Кристаллов..." - пророкотал Голбез. - "Если хочешь узнать ее, следуй за моей тенью". С этими словами он исчез, а вскоре к Сесилю действительно подоспел Фирион, настороженно озиравшийся по сторонам.

"С тобой все в порядке?" - первым делом поинтересовался он. - "Это ведь был Голбез... воин Хаоса?" "Он еще и мой брат..." - тихо произнес Сесиль. "Пусть и брат, сейчас вы враги", - возразил Фирион. - "И что же он сказал тебе?" "Что он ведает тайну Кристаллов", - честно отвечал Сесиль. - "И если ее хочу узнать и я, то должен последовать за ним..." "Сесиль, уж прости, что я это говорю..." - медленно произнес Фирион, - "но если не будешь осторожен, наверняка пожалеешь об этом. Полагаю, враги просто расставили тебе ловушку".

Сесиль был исполнен сомнений, но пришло время время сворачивать лагерь и двигаться дальше, благо друзей уже звал оставшийся в одиночестве Тидус.


"Прекрасная работа, Голбез", - широко улыбнулся Император, когда могучий воин в черных доспехах проследовал в Святыню Хаоса. - "Думаешь, он проглотит приманку?" "Не волнуйся..." - громыхнул Голбез. - "Я знаю своего брата. Он поверит тому, что я скажу ему". "Хммм..." - протянул Император. - "Что ж, интересно будет посмотреть, что из этого выйдет..."

Как и ожидал Голбез, теперь Сесиль был всецело поглощен мыслями о тайне Кристаллов, все глубже уходя в себя к тревоге спутников - Тидуса и Фириона, от которых не укрылись перемены в поведении рыцаря.


После того, как Терра Бранфорд пришла в себя в Мире Тьмы, он не помнила ровным счетом ничего о произошедшем, а луковый рыцарь решил ничего не рассказывать о пугающем преображении девушки, поведал лишь о том, что обрел свой Кристалл. После чего друзья покинули опустевшие владения Облака Тьмы, продолжив странствия по умирающему миру в поисках Кристалла Терры.

Не ведали странники, проходящие через горный каньон, что пристально следят за ними Кефка и Облако Тьмы, пребывающие на одном из плато. Облако Тьмы приготовилось было поразить воителей Космос заклинанием, но Кефка упреждающе поднял руку, мерзко захихикав. "Почему мы не можем просто уничтожить их?" - удивилось Облако Тьмы. - "Такие жалкие создания". "О, мы должны соблюдать осторожность", - прошипел безумный маг. - "Потому что эта девушка... моя дорогая подруга!"

Хохот, эхом разнесшийся по каньону, заставил Лунета и Терру вздрогнуть от неожиданности. Она начала с тревогой озираться по сторонам и, заметив вопросительный взгляд лукового рыцаря, устремленный на нее, объяснила: "Ветер стих. Я перестала ощущать и друзей, и врагов. Совершенно перестала. Такого раньше никогда не случалось. Но все в порядке, потому что..."

"Я защищаю тебя", - уверенно закончил Лунет. "С каких это пор ты стал таким рыцарем?" - улыбнулась Терра. - "Еще недавно ты вел себя совершенно по-иному... более самовлюбленно". "Ты... действительно ничего не помнишь?" - удивился луковый рыцарь, и когда девушка недоуменно нахмурилась, быстро добавил: "Ничего. Все хорошо. Поспешим".

Терра пожала плечами и последовала за товарищам. Вопросы, однако, продолжали звучать в ее разуме. Почему он стал таким после ее пробуждения в Мире Тьмы? Такое чувство, что она забыла что-то очень важное... Но что именно? Что произошло, пока она была без сознания? Но Терра была уверена, что со временем память вернется к ней... и тогда она обязательно обретет свой Кристалл.


Джект широким шагом проследовал в Святыню Хаоса, заметив Куджу и Гарланда, которые о чем-то яростно спорили, готовые вот-вот вцепиться друг другу в глотки. Похоже, каждый из них был занят воплощением в жизнь собственных замыслов, и наверняка оные в чем-то противоречат друг другу. "Веселитесь!" - хохотнул Джект, приближаясь. - "Я тоже хочу поучаствовать!"

Как по команде, Куджа и Гарланд отступили друг от друга. "Весь азарт пропал", - процедил Куджа, после чего телепортировался прочь. Гарланд долго молчал, затем изрек, обернувшись к выжидающему Джекту: "Похоже, враги есть и среди нас".


Император Матеус продолжал воплощать в жизнь свой грандиозный замысел, внимательно разглядывая все без исключения фигуры, которые потенциально мог использовать для достижения сокровенной цели. "Как видишь, приверженность делу Хаоса или Космос не абсолютна", - говорил он Гарланду, поведав тому о Терре Брандфорд. - "И эта девушка - прекрасный тому пример". "Если мы высвободим ее могущество, она, вероятно, вновь примет сторону Хаоса", - предположил Гарланд.

"Не смеши", - отмахнулся Император. - "Хочешь сказать, она снова встанет рядом с нами, если замыслы этого клоуна увенчаются успехом?" "Замыслы этого клоуна ничем не отличаются от твоих собственных", - резонно возразил Гарланд, и Матеус пренебрежительно хмыкнул: "Вовсе нет. Мы мыслим совершенно различными критериями. Мои замыслы направлены на окончательное завершение конфликта... и на новое будущее".


Терра и луковый рыцарь продолжали свое долгое странствие, непрерывно отвлекаясь на сражение с вездесущими имитациями. "Спасибо за то, что поддерживаешь меня", - неожиданно молвила Терра, обращаясь к верному товарищу. - "Сказать по правде, я была немного испугана. Остальные прилагают все усилия, чтобы добиться цели, одна лишь я неспособна что-либо сделать. Без тебя я была бы совершенно беспомощна. И сознавать это нелегко".

"Это не так", - покачал головой Лунет и, продемонстрировав чародейке Кристалл, пояснил: "Ты обретаешь Кристалл, когда начинаешь следовать собственным чувствам. Кое-кто открыл мне этот факт. "Кристалл - это отражение твоей решимости" - сказал он мне. Поэтому все будет хорошо, если ты приложишь все силы для воплощения своего самого сокровенного желания".

"Моего сокровенного желания?" - нахмурилась Терра, замедлив шаг. - "Нет у меня такого... Но я обязательно попробую следовать твоему совету. Я продолжу стремиться к цели, даже если утрачу всю надежду". "Ты обязательно обретешь цель", - с уверенностью произнес луковый рыцарь, призывая девушку продолжить путь. - "И я уверен, что она будет замечательная".


Император усмехался собственным мыслям, благо хитроумный замыслы его постепенно воплощались в жизнь. "Если мы сумеем раз и навсегда уничтожить Космос", - сообщил он подошедшему Джекту, - "цикл будет прерван и мир станет принадлежать нам..." "И тогда все будет как прежде, мы вернемся в родные миры?" - полюбопытствовал Джект. "Мы сможем делать, все, что хотим", - пожал плечами Матеус.

"А мой... мальчуган... сможем вернуться в свой мир вместе со мной?" - неуверенно вопросил Джект, на что Император ответил великодушным кивком.


Тидус Последние дни Сесиль пребывал в глубокой задумчивости, сознавая справедливость слов Фириона, и в то же время истово желая поверить Голбезу - врагу... брату. И когда на привале Сесиль в очередной раз отошел в сторонку, дабы остаться в одиночестве, Тидус последовал за ним, чтобы дознаться наконец, что гнетет рыцаря.

"Я все думаю о словах моего брата", - признался Сесиль. "О тайне Кристаллов?" - уточнил Тидус, и Сесиль утвердительно кивнул: "Я все думаю, что он пытался сказать мне этим..." "Ну так иди и спроси у него, парень!" - жизнерадостно предложил Тидус. - "Ведь если не сделаешь этого, всю жизнь жалеть будешь?" "Ну да, ведь брат подверг себя опасности, когда решил встретиться со мной", - медленно произнес Сесиль, напряженно размышляя. - "Я не хочу, чтобы все так и осталось... недосказанным..."

"Если хочешь идти за ним, иди!" - настаивал Тидус. "Но Фирион..." - неуверенно начал Сесиль, пытаясь понять, почему же советы его спутников столь разительно различаются. "Фирион тут не причем!" - с жаром воскликнул Тидус. - "Решить свой вопрос и быстренько вернешься к нам. Я что-нибудь сочиню для Фириона!" "Спасибо", - улыбнулся Сесиль, положив товарищу руку на плечо. - "Я обязательно вернусь. Обещаю!"

С этими словами он устремился прочь, а Тидус еще долго смотрел ему вслед. "Семья..." - мечтательно протянул юноша, и вздохнул, почесав затылок: "Теперь нужно как-то объяснить это Фириону".

Последний тем временем уже приблизился к Тидусу сзади, растерянно огляделся по сторонам. "А куда отправился Сесиль?" - поинтересовался он. Вздохнув, Тидус поведал Фириону об имевшем место разговоре, внутренне страшась, что товарищ его придет в неописуемую ярость. Фирион, однако, остался спокоен и, помолчав, уточнил: "То есть, он отправился к Голбезу?" "Угу", - кивнул Тидус. - "Он никак не мог выбросить брата из головы. Он все хранил в себе, и это съедало его... Он думал, что если сможет поговорить с братом, то получит ответ".

"Ну, здесь уже ничего не попишешь", - вздохнул Фирион. - "А у тебя, по-моему, сложилась похожая ситуация?" "Нет. Вовсе нет", - набычился Тидус. "Но почему?" - не отставал Фирион. - "Он же твой отец!" "Я ненавижу его", - скрежетнул зубами юноша, отвернувшись. - "Он всегда был напыщенным болваном и относился ко мне, как к мелюзге... Я всегда хотел набить ему морду. И сейчас хочу!"

Кивнув, Фирион предложил Тидусу продолжить путь...


Бартз исследовал межпространственный рифт, куда забросила его магия Кефки, оторвав от верных друзей. Да, длительные странствия без четкой цели - воистину, его судьба. Заслышав голоса поблизости, воин-мим замедлил шаг, осторожно выглянул из-за стены замка. На площади находилось трое - Император Матеус, Ультимесия и Сефирот, причем лицо последнего отражало скуку и презрение.

"Победа уже не за горами", - убеждал Сефирота Император. - "Самое сложное начнется после. Почему бы тебе не поддержать нас? Неужто ты не пресытился нашими "товарищами", помешанными на бессмысленном разрушении всего сущего?" "Не интересует", - мотнул головой Сефирот, и губы Ультимесии дрогнули от едва сдерживаемой ярости. "Похоже, ты не понимаешь свое собственное положение здесь", - прошипела она. "Даже если и так, ты посмеешь что-то сделать?" - парировал Сефирот, но прежде, чем дело дошло до открытого противостояния, Император поднял руку, в упор воззрившись на стену, за которой прятался Бартз.

Поняв, что раскрыт, воин-мим бросился наутек, но чемпионы Хаоса не стали преследовать его. Ведь бегство Бартза полностью соответствовало планам Императора... тем более, что этой назойливой мошкой, угодившей в рифт, займется один из "помешанных на бессмысленном разрушении" - Губитель.


Воитель Света решительно следовал к цели, не позволяя речам чемпионов Хаоса посеять семена сомнений в его душе. Все эти слова о неизбежности победы сил Разрушения, об обреченности мира - не более, чем ложь...

"Путь твой становится слишком опасен", - раздался тихий, музыкальный голос, и в нескольких шагах от Воителя Света возникла Космос. - "Темные силы собираются вместе". "Оно и к лучшему", - отвечал Воитель Света. - "Мы сумеем сразу получить все Кристаллы". Космос смерила его оценивающим взглядом. "Бросаться в бой очертя голову - это не показатель доблести", - молвила она наконец. "А осторожность - не то же, что трусость", - парировал Воитель Света. - "Даже если грядущее видится совершенно безнадежным, истинный путь всегда обозначит себя. Ты сама это говорила. В этом умирающем мире ты явила нам Свет. Главное - чтобы было желание, а уж путь найдется... Вот во что мы верим всей душой. Я поклялся: я обрету Кристаллы и спасу мир. Именно эта мысль и заставляет меня двигаться вперед".

"Слова свои тронули меня", - мягко произнесла Космос. - "И я тоже клянусь, что буду верить в вас до самого конца..." Очертания ее поблекли, и Воитель Света продолжил путь, веря, что принесенные клятвы позволят выстоять им пред всесокрушающей волною Разрушения.


Наконец, Сесиль отыскал Голбеза на вершине одной из башен, усыпающих безжизненную землю подобно обвиняющим перстам, устремленным к небесам. "Ты пришел, Сесиль", - констатировал Голбез, обернувшись к брату, но не приближаясь к нему ни на шаг. "Почему ты сказал мне о тайне Кристаллов?" - допытывался тот. "А почему ты пришел?" - вопросом на вопрос отвечал Голбез. - "Сесиль, ты знаешь, что требуется для того, чтобы получить Кристалл? Я хочу, чтобы ты знал..."

Разговор братьев оказался неожиданно прерван появлением в нескольких шагах от них Губителя. "Воссоединение пребывающих во Тьме", - гулко расхохотался он. - "Какая трогательная братская любовь. Ты ведь не перешел на сторону врага, а, Голбез? Ты - слабак, который не может обрести Свет!"

"То, о чем мы разговариваем, не имеет отношения к тебе", - отвечал Голбез. "О, еще как имеет", - покачал увенчанной шлемом головой Губитель, направив копье в сторону братьев. - "Ибо я расправляюсь с предателями!" Путь Губителю заступил Сесиль, закрыв собою Голбеза, немало изумленного жестом брата. "Пусть я и не знаю того, что требуется для обретения Кристалла", - промолвил он, - "но я не позволю тебе тронуть брата!"

Взревев, Губитель устремился в атаку...


Скволл Леонхарт Когда пред продолжающим свой путь Скволлом вновь возникла Космос, Леонхарт замер в нерешительности, припомнив их последнюю встречу и слова богини, заронившие зерна сомнений в его душу. Впрочем, замешательство было недолгим, ибо Ультимесия сбросила иллюзорную личину Богини Гармонии, представ пред Скволлом в своем истинном обличье.

"Я так ждала..." - прошипела колдунья, прожигая Скволла пронзительным взглядом желтых глаз, - "когда ты обретешь столь непреклонную решимость". "Решимость?" - смутился тот. "Да, решимость!" - подтвердила Ультимесия. - "Решимость следовать своим путем в одиночку! Безжалостно оставить своих союзников! Таким образом я вела тебя к твоему Кристаллу".

"Я никого не оставлял!" - возмущенно возразил Скволл, но колдунья отрицательно покачала головой, уверенная в собственной правоте: "В глубине сердца ты не веришь ни в кого, кроме себя. Ведь именно поэтому ты сейчас один... верно? Как раз сейчас Куджа должен позаботиться о том, чтобы Зидан и Бартз нас больше не беспокоили. Уже слишком поздно бежать назад и спасать своих союзников. И лучшее доказательство этому то, что сердце твое говорит "А мне все равно".

"А мне все равно?" - удивленно повторил Скволл. Эта самоуверенная колдунья совершенно неверно интерпретировала мотивы его и помыслы. "Это нормально на поле брани", - подтвердила Ультимесия, и воскликнула: "А сейчас давай же, нападай!" Скволл, однако, атаковать не спешил, и колдунья, помедлив немного, вздохнула с сожалением. "Боишься, что ли?" - передернула плечами она. - "Ладно... Я скрываться не стану. Буду ждать, когда придешь сам".

И Ультимесия исчезла, оставив Скволла одного. Закинув ганблэйд на плечо, Леохнарт продолжил путь, в душе радуясь тому, что колдунья восприняла его исключительно как воина-одиночку, рассчитывающего исключительно на самого себя. Истина же куда сложнее, и вскоре Ультимесии придется осознать этот факт, хочет она того или нет. Скволл обретет Кристалл, но не ради себя, а ради успеха их общего начинания...


В тяжелейшем противостоянии Сесиль одержал победу над Губителем и, стоя над поверженным врагом, уверенно произнес: "Мой брат... не такой, как вы все!" "Это ничего не меняет", - пророкотал Губитель. - "И у Света, и у Тьмы один источник... ровно как и у Гармонии и Разрушения..." Бренные останки его исчезли пред взором Сесиля - наверняка Губитель перенесся в Святыню Хаоса восстанавливать силы...

"Интересно, почему не появился Кристалл?" - задумчиво произнес Голбез, нарушив воцарившуюся тишину. - "Я ведь не помогал тебе в сражении с Губителем, ты сам одержал нам верх. Сияние Кристалла пребывает в решимости тех, кто стремится его обрести. Вот в чем заключается тайна Кристаллов. Вот я и подумал, что ты должен был обрести Кристалл..."

"Брат, я сражался, чтобы защитить тебя", - признался Сесиль. - "Присоединяйся к нам!" "Что?.." - опешил Голбез. "Я хочу рассказать друзьям о том, что узнал от тебя", - молвил Сесиль. - "Ведь все они тоже ищут свои Кристаллы. Если мы соберем их, война эта закончится. И если это случится, ты..." "Хватит!" - рявкнул Голбез. - "Я - твоя тень. Ни Свет, ни Тьма не примут меня... в отличие от тебя. Ты разочаровываешь меня, Сесиль".

С этими словами Голбез исчез, и Сесиль в одиночестве остался на вершине башни, гадая, к каким же целям действительно стремится Голбез.


Терра остановилась, как вкопанная, жестом наказав Лунету сделать то же самое. Долгие дни минули в бесцельных поисках Кристалла, но сейчас она почувствовала присутствие того, кто был ответственен за все ее беды - Кефки.

"Следить за тобой, подруга, одно удовольствие", - промурлыкал безумный маг, подступая к Терре. - "Какое великолепное разрушения! Какая магия!" "Кефка!" - прошипела Терра. - "Что ты задумал?" "Я пришел, чтобы взглянуть, насколько ты сильна", - захихикал Палаззо, пританцовывая на месте. - "Как я и думал, ты куда лучше смотрелась бы в рядах чемпионов Хаоса, не находишь?" "О чем ты?" - поразилась Терра, и Кефка патетично взмахнул руками: "О! Ты ничего не помнишь? Ну ладно, так и быть, скажу. Своей невероятной силой ты ранила своего маленького..."

"Прекрати!" - выкрикнул Лунет, заслоняя собою Терру. "О, несчастная жертва хочет что-то сказать?" - ничуть не устрашился Кефка. - "О, теперь между ними крепкая дружба. Какая мерзкость!" "Что?" - выдохнула Терра, в памяти которой вновь встали картины пробуждения в Мире Тьмы и разительные перемены, произошедшие с луковым рыцарем после этого.

"Вот, вот!" - непрерывно хихикая, подтвердил Кефка, наслаждаясь выражением ужаса, отразившимся на лице девушки. - "Ты своего дружка так мило отделала! Повеселилась на славу! А затем взяла и обо всем забыла! Какое же ты все-таки опасное создание! Сражаешься ради того, чтобы сражаться, не в силах контролировать собственное могущество. Ты - само воплощение разрушения!"

"Ты лжешь", - выдохнула Терра, с горечью сознавая, что страхи ее воплотились в реальность: она действительно не может контролировать дремлющую в ней силу. "Ах, лжешь!" - усмехнулся Кефка. - "Смотри, ты делала что-то вроде такого!"

И безумный маг принялся творить гибельные пламенные заклятия, направляя их не на воителей Космос, а в пространство. Казалось, Кефка искренне наслаждается самим процессом разрушения. "Противники, союзники, весь мир", - верещал Палаззо. - "Уничтожить все, уничтожить!"

Лунет бросился к Кефке, попытался нанести тому удар мечом, но маг с легкостью уклонился. "Терра, беги!" - выкрикнул луковый рыцарь, продолжая атаку - возможно, безнадежную. Кефка продолжал творить заклятия, и в огненных сполохах исчезли и он сам, и несчастный Лунет.

Терра Бранфорд осталась совершенно одна...


Смятение в душе Сесиля так и не улеглось: сердцем он понимал, что должен вернуться к друзьям, но слова, сказанные Голбезом, сдерживали сей порыв. Неожиданно, пред Сесилем вновь возник брат, немедленно перешедший к делу. "Я пришел, чтобы направить тебя на верный путь", - промолвил Голбез. - "Ты считаешь тот, кто цепляется за юбки друзей, обладает достаточной решимостью, чтобы получить Кристалл? Истинное сияние его не откроется тем, кто ставит себя в зависимость от других. Ты должен не волноваться о них, а сосредоточиться исключительно на собственных целях".

"Но я хочу продолжать поиски Кристаллов вместе с остальными!" - возразил Сесиль... и в следующее мгновение его поразила молния, сотворенная Голбезом. "Забудь об узах, связующих тебя с иными", - произнес старший брат. - "Если я разобью их, ты поймешь, что они немногого стоят".

С этими словами Голбез вновь исчез, оставив Сесиля в сомнениях. Говорил ли брат об узах, связующих его с друзьями... либо же об узах кровных?..


Джект "Тебе ведь это не по душе?" - усмехнулся Джект, когда Голбез вернулся в Святыню Хаоса. - "Вести кого-то по нужному пути нелегко". "Джект, я разве не говорил тебе раньше?" - медленно промолвил Голбез; сказать по правде, словоохотливый Джект немало его раздражал. "Да, что-то насчет "враги остаются врагами", - отвечал тот.

"И я - враг Сесиля", - напомнил Голбез. - "Поэтому я не потерплю поражение вторично". "Но мы потерпим поражение..." - произнес Джект. - "Это, так сказать, неизбежно". "Скорее всего..." - согласился Голбез. - "И в чем же ты собрался потерпеть поражение?.." Джект в ответ лишь усмехнулся.


Да, Кефка изловил не того героя, которого собирался, почему Куджа пребывал в чрезвычайно скверном расположении духа. "Итого, благодаря тебе мой план потерпел неудачу", -процедил он, в упор глядя на безумного мага. - "И что теперь?" "Ох, ох, как мы заговорили", - расхохотался тот и, не удержавшись, ехидно произнес: "У простого вместилища нет права быть столь непочтительным".

"Не смей смеяться надо мною!" - разъярился Куджа, и Кефка примирительно замахал руками: "Тише, тише... Где же твое чувство юмора? Я помогу тебе, не злись". "До чего же я докатился, если мой союзник - обезумевший клоун!" - с горечью воскликнул Куджа, чем вызвал у Кефки новый приступ гомерического хохота.


...Наконец, после долгих дней странствий Скволл Леонхарт ступил в замок Ультимесии, где ожидала его коварная колдунья. "Ты пришел", - констатировала она, наблюдая, как юноша поднимается по извилистой лестнице. - "Оставив друзей, ты пришел, следуя собственным желаниям".

"Я пришел, чтобы исполнить данное обещание", - отвечал Скволл, медленно подступая к Ультимесии с обнаженным ганблэйдом в руке. - "Ради них я не отступлю. Мы верим друг в друга, потому и следуем каждый своим путем!" "Любопытно", - хмыкнула колдунья, взглянув на Скволла как-то... по-иному. - "Что ж, попробуй продолжить свой путь".

Из теней за спиной Скволла выступил Гарланд, и Ультимесия ехидно усмехнулась, радуясь тому, что ловушка, созданная ею наконец захлопнулась. "И что же предпримешь теперь?" - издевательски осведомилась она. - "Продолжишь упорствовать?" "По мне, так даже лучше", - мрачно произнес Скволл, и улыбка исчезла с лица Ультимесии. - "Я прикончу вас обоих и облегчу тем самым жизнь остальным".

Неожиданно Гарланд отлетел в сторону, звучно впечатавшись в стену, а под сводами замка прозвенел знакомый голос нанесшего удар: "По-моему, ты просто рисуешься, Скволл". "Зидан!" - поразился тот, и хвостатый приветственно махнул рукою. - "Но... почему?" "А тебе что, нужна причина для того, чтобы помочь остальным?" - отвечал Зидан столь своевременно добравшийся до замка колдуньи. - "Оставь этого громилу мне!"

Кивнув, Скволл устремился к Ультимесии, не обращая боле внимания на Гарланда, и колдунья произнесла одно-единственное слово: "Время!" Повинуясь ее воле, время замерла, лишь Ультимесия существовала вне его. "Глупое дитя", - прошипела она, медленно приближаясь к обездвиженному Скволлу. - "Все - иллюзия. Надежды... друзья... Даже твоя собственная жизнь... Все исчезнет, как сон".

Колдунья сотворила множество магических стрел, нацелив их на Скволла, после чего прервала заклятие, остановившее время. В то же мгновение стрелы устремились к намеченной цели, но Леонхарт каким-то непостижимым образом рассек большинство из них ганблэйдом. "Я лишу тебя возможности манипулировать временем!" - прорычал он, бросаясь к колдунье, которая плела очередное гибельное заклинание...

Жаркое сражение закипело под сводами замка Ультимесии: в то время, как Скволл Леонхарт противостоял хозяйке твердыни, Зидан Трибал теснил Гарланда. Последний, не испытывавший особого желания принимать участие в коварных кознях колдуньи, отступил на шаг, и, кивнув Зидану на прощание, исчез. Вор бросился было на помощь Скволлу, но, как оказалось, тот справился и сам...

Израненная, Ультимесия пала; очертания ее бледнели, растворялись. Колдунья погибала... чтобы спустя некоторое время вновь быть возрожденной Хаосом в Святыне его и продолжить противостояние чемпионам Космос. "Ты поймешь рано или поздно", - прошипела колдунья, с ненавистью глядя в лицо своему убийце - Скволлу Леонхарту. - "Ты не можешь вернуть то, что утратил. Время невозможно повернуть вспять!.."

И когда развеялись очертания колдуньи, к Скволлу подоспел Зидан. "Бартз!" - с ходу выпалил он. - "Они поймали Бартза в ловушку! Нам нужно поспешить и спасти его!" "Бартз?" - выдохнул Скволл. - "Понял. Пошли".

Признаться, Зидан ожидал, что Скволла долго придется уговаривать, и неожиданно согласие застало его врасплох. "Что? Правда?" - выдохнул он, и Скволл кивнул, продемонстрировав товарищу желтое перо: "Мне нужно кое-что вернуть ему... К тому же, он мой друг".

Будто отвечая его словам, в воздухе возник белый Кристалл; подхваченное неведомой силой, перо чокобо воспарило к артефакту, и луч света ударил из него, устремившись вдаль, к далекому горизонту. Возможно ли... Кристалл указывает им путь к Бартзу?.. Переглянувшись, Скволл и Зидан устремились в означенном направлении...

"Никогда бы не подумал, что Бартз угодит в ловушку", - произнес Скволл, непроизвольно ускоряя шаг, хоть луч света, протянувшийся у них над головами, и не думал исчезать. Зидан потупился. "Просто мы слишком увлеклись нашим состязанием", - пояснил он.

"Будь осторожен", - предостерег товарища Скволл, припоминая недавнюю атаку Куджи и слова, сказанные тем на прощание. - "Они наверняка охотятся за тобой". "Я не отступлю", - мотнул головой Зидан. - "Мне необходимо спасти Бартза".

Герои продолжали путь, озаряемый светом Кристалла...


Сознавая, что Кефка, скорее всего, заточил лукового рыцаря в собственной башне, Терра Бранфорд устремилась на выручку товарищу, благо силы ее позволяли определить, в каком направлении продолжать поиски.

Неожиданно девушку бросило в жар; она почувствовала, как сознание оставляет ее, а непомерное могущество, заключенное в хрупком теле, высвобождается. Память услужливо воскресила издевательские слова Кефки: "Повеселилась на славу! Ты - само воплощение разрушения!" Нет, бессмысленного разрушения, столь обожаемого Кефкой, Терра не желала, сознавая в то же время, что бессильна что-либо изменить.

Ощутив на себе чей-то взгляд, девушка обернулась, заметив Клода Страйфа. Положив руку на рукоять огромного меча, юноша неотрывно смотрел на нее, а затем, приняв нелегкое для себя решение, атаковал...


Смятение в душе Сесиля достигло апогея: он уже не знал, что правильно, а что - нет, какие стремление принадлежат лишь ему, а какие - иным. День за днем брел он по ирреальным просторам изуродованного мира, сражаясь с имитациями, тщетно пытаясь обрести душевный покой.

Но однажды явилась ему Космос, и факту сему Сесиль несказанно обрадовался. "Я больше ничего не понимаю", - честно признался он. - "Я думал, мы вместе должны были заняться поисками Кристаллов, объединить свои силы. Но мой брат сказал мне не рассчитывать на остальных. Неужто в этом и состоит моя слабость? Неужто я действительно цепляюсь за детские устремления?"

"Ты просишь меня ответить?" - молвила Космос и, дождавшись утвердительного кивка, продолжила: "Кристаллы действительно не воссияют для тех, кто в поисках своих полагается на других. Твой брат сказал чистую правду. Но не тревожься. Ты приближаешься к своему Кристаллу. Полагаться на иных и объединять с ними силы - для тебя это одно и то же?.. Ты обязательно узришь сияние Кристалла, я уверена, но ответить на сей вопрос можешь только ты".

Образ Космос исчез, но после разговора с богиней Сесиль воспрял духом, с новыми силами продолжил путь...


Терра Бранфорд и Клод Страйф отступили друг от друга; последний пристально смотрел на недавнюю противницу. "Ты в порядке?" - тихо поинтересовался он, не зная, миновала ли опасности, и Терра кивнула, потупив взгляд. "Почему ты не бежал прочь?" - тихо вопросила она. "Не мог оставить тебя в таком состоянии", - честно признался Клод. "То есть... ты сражался, чтобы утихомирить мое могущество?" - выдохнула чародейка. "Да, прости", - кивнул Клод. - "Должен был сказать сначала что-нибудь. Но не факт, что в этом случае исход был тем же самым".

"Спасибо", - поблагодарила Терра своего спасителя. "Я не заслуживаю таких слов", - покачал головой Клод Страйф. - "Не факт, что я поступил правильно". "Да, но ты помог мне", - напомнила ему Терра. Оба замолчали, не зная, как продолжить разговор, как поделиться собственными бедами, сомнениями, переживаниями...

"Ладно, что собираешься делать теперь?" - произнес наконец Клод. - "Ты одна странствуешь?" Вздохнув, Терра поведала ему о похищении Кефкой лукового рыцаря. "Я помогу тебе", - принял решение Клод, внимательно выслушав рассказ девушки. - "В благодарность за то, что ты помогла мне понять кое-что. Хоть я и исполнен сомнений, я все еще могу спасти кое-кого..."

Позже, когда Терра и Клод выступили в путь, последний обратился к девушке: "Я кое-чего не понимаю... Что Кефка хочет от тебя?" "Нести хаос в мир..." - вздохнула Терра. - "Я - воплощенное разрушение. Он сказал, что я не могу контролировать свои собственные силы. Я... сама не понимаю этого..." Клод бросил на нее исполненный тревоги взгляд, но ничего не сказал.


Долгие дни странствовал Бартз по межпространственному рифту, когда внимание его привлекло сияние Кристалла. Реликвия поблескивала на постаменте, и мим, радостно вскрикнув, устремился к ней... но путь ему заступил Губитель. Последний взмахнул мечом, но Бартз ушел из-под удара, метнулся к Кристаллу, схватил его и бросился прочь, благо сражение с сей ипостасью разрушения не входило в его планы. К тому же, Бартз мысленно поздравил себя с тем, что выиграл спор с Зиданом и первым обрел Кристалл.

Дождавшись, когда Бартз удалится на достаточное расстояние, из укрытия выступил Куджа, приблизился к Губителю. "А ты довольно хороший актер", - усмехнулся он, и Губитель медленно кивнул, неотрывно глядя вслед Бартзу: "Каков простак..."


Фирион Фирион задумчиво рассматривал дикую розу, с которой не расставался, пребывая в глубоких раздумьях. Конечно, Тидус немедленно заинтересовался наличием у приятеля столь прекрасного цветка, но Фирион упорно отмалчивался, не позволяя юноше заглянуть к нему в душу. "Я выбью из тебя правду после того, как разберусь с папашей и отыщу свой Кристалл", - посулил Тидус, на что Фирион лишь улыбнулся, поражаясь упорству товарища.

Свернув лагерь, они продолжили путь по лабиринтам изуродованного мира, когда Тидус неожиданно поинтересовался: "Фирион! А какая у тебя цель в жизни?" "Цель?" - нахмурился Фирион. "Неужто у тебя нет цели?" - не отставал Тидус. - "Ну, к примеру, "стать лучшим мечником мира" или "уничтожить противника, не смотря ни на что". Вот у Клода и Сесиля есть цели, и они следуют им! Если у тебя цели нет, продолжать следовать по избранному пути тяжеловато". "Сейчас... я лишь хочу, чтобы эта война прекратилась", - запнувшись, произнес Фирион. - "Я не думал ни о чем ином".

Легко говорить о завершении войны, но недостатка в противниках Фирион и Тидус не испытывали - казалось, имитации поджидают героев повсеместно. Тем не менее, Тидус пребывал в полной уверенности в том, что стоит лишь сосредоточиться на цели - и все прочее окажется нипочем!.. Его бы уверенности еще и Фириону...

Последний упрямо отмалчивался, когда Тидус вновь и вновь пытался заговорить о дикой розе. Он и сам не знал, откуда у него этот цветок. Когда он пришел в себя в этом странном мире, цветок уже пребывал рядом. "Космос, ты знаешь, откуда он взялся?" - обратился Фирион тогда к богине, наряду с Воителем Света ступив в Обитель Порядка. "Я не знаю..." - покачала головой Космос. - "Чувствую, тут действуют некие таинственные силы. Не знаю, какие именно, но что-то в них донельзя знакомое..." "Дикая роза..." - прошептал Фирион, разглядывая алый цветок. - "Как прекрасно это звучит..."

Вскоре Фирион и Тидус решили разделиться, дабы в поисках Кристаллов охватить как можно большую территорию истерзанного мира. Договорившись встретиться чуть позже, герои разошлись в разные стороны...


Бартз бежал по выжженной равнине, и душа его ликовала. Он обрел свой Кристалл! И так быстро... И теперь надлежит как можно скорее разыскать Зидана и похвастаться своим успехом.

Однако, вскоре на пути Бартза выросла фигура в темных доспехах, и мир замедлил шаг, оценивая потенциального противника. "Ты ведь из чемпионов Хаоса, верно?" - уточнил он. - "Хочешь забрать у меня Кристалл?" "Таким путем ты цели не достигнешь", - пророкотал Голбез, кивнув на реликвию в руке Бартза. - "Кристаллы нельзя обрести, просто ища их в сем мире. К истинному Кристаллу тебя может привести лишь твое сердце. Ищи сияние Кристалла в ином месте".

Голбез атаковал, и Бартзу не оставалось ничего иного, как принять вызов сего воина, выступающего на стороне Хаоса, но произносящего столь странные речи...


Все ближе приближались они к зловещей башне Кефки Палаззо, и все более неуверенной становилась поступить Терры. Наконец, девушка остановилось вовсе. "Что случилось?" - обратился к ней Клод, озираясь по сторонам в поисках вероятных противников, имитаций. "Я боюсь собственного могущества", - призналась Терра. - "Я хочу помочь ему, но боюсь, что вновь не сумею контролировать свою силу".

"Все сомневаются в чем-то", - пожал плечами Клод, после чего извлек из кармана на поясе алый цветок. - "Мало кто полностью уверен в своих действиях". "Что это?" - заинтересовалась Терра. "Это - мечта Фириона", - пояснил Клод. - "Мир, в котором цветут дикие розы. Вот к чему он стремится. Он сказал мне: "Ради этой мечты я и продолжаю сражаться". Иногда я завидую его решимости".

"Наверное, здорово быть в чем-то уверенным", - задумчиво произнесла Терра, искоса взглянула на Клода. - "Клод, а у тебя какая мечта?" "У меня нет мечты", - покачал головой Клод. - "А у тебя?" "И у меня", - вздохнула Терра. - "Не вижу никакой причины строить планы на будущее. К тому же я постоянно испытываю страх из-за своего скрытого могущества. Но... как насчет, если мы разделим одну и ту же мечту?"

"Одну и ту же?" - удивился Клод. - "Мир, в котором цветут дикие розы?" "Да, но не только дикие розы", - улыбнулась девушка. - "Мир, в котором цветут разные цветы. Те, которые нравятся мне, тебе, луковому рыцарю. Я подумала об этом после нашего разговора о мечте. Будущее, в котором я не испытывала бы страха. Я хочу разделить этот мир со всеми вами. Если я буду думать об этом... сердце мое не дрогнет".

Клод согласно кивнул: подобная мечта пришлась по душе и ему. Рука об руку ступили они под своды башни Кефки Палаззо...


Земля под ногами сошедшихся в противостоянии Голбеза и Бартза сотряслась, и мим использовал момент, чтобы бежать прочь от своего странного противника. Голбез еще долго смотрел вслед воину, уносящему с собою Кристалл. "Ты бежишь навстречу собственной гибели и даже не понимаешь этого", - вздохнул Голбез, - "ведь ты не слушаешь никого, кроме себя".


Истово веря в то, что надежда на спасение сего гибнущего мира еще жива, Воитель Света продолжал долгий путь, исполненный решимости узреть завершение божественного конфликта. Ничто не могло поколебать веру его в могущество Света... ничто.

Путь ему преградил Император Матеус, смерил Воителя Света взглядом, исполненным жгучей ненависти. "Из-за того, что ты здесь бесчинствуешь, Бартзу удалось бежать", - холодно произнес Император, и Воитель Света недоуменно нахмурился: Бартз? А он тут причем?..

"Это на него похоже - воспользоваться ситуацией и бежать", - произнес Воитель Света, не показывая, что слова Императора его удивили. "Да, у мальчишки невероятная удача", - согласился Матеус. - "Но понимаешь ли ты, что в действительности происходит? У тебя нет никаких шансов на победу. Свет утратил могущество свое давным-давно. Почему бы тебе не перейти на нашу сторону? Ты даже награду получишь..."

Император лениво взмахнул рукой, и в воздухе перед ним появился сияющий Кристалл. Воитель Света, однако, рассек артефакт на мелкие осколки. "То есть, ты уничтожил свою последнюю надежду", - констатировал Император, ничуть не удивившись поступку Воителя Света. - "Разве вы не Кристаллы ищите?"

"Я поклялся лично прекратить этот затянувшийся конфликт", - с достоинством произнес Воитель Света. - "Именно решимость позволит мне обрести Кристалл, а не подачки со стороны врагов. Ведь это - просто иллюзия". "Хм, а ты решительно настроен", - с невольным уважением произнес Император... и устремился в атаку...


Лукового рыцаря, плененного в башне Кефки, навестил Голбез. "Похоже, тебя что-то тревожит", - обратился он к Лунету. - "Наверное, ты не знаешь правды... Но разве ты не поклялся, что будешь защищать ту девушку? Решимость твоя привела тебя к Кристаллу... Неужто все это было ложью, мальчишка?"

"Я..." - начал Лунет, и замолчал, не зная, что сказать. Хмыкнув, Голбез устремился прочь, благо ждала его скорая, судьбоносная встреча с братом... но перед этим не забыл отомкнуть дверь камеры, в которой томился луковый рыцарь...

А по ступеням, ведущим на вершину башни, уже поднимались Клод и Терра; последняя шагала уверенно, благо представляла ныне будущее - такое, к которому она будет стремиться всеми силами!.. В заклинательном чертоге гостей встречал сам Кефка Палаззо. "Ох, ты пришла за этим недоноском?" - с притворной обидой обратился безумный маг к Терре, но той было не до его штучек. "Где он?!" - с угрозой вопросила она. "Да забудь ты о нем!" - беззаботно отмахнулся Кефка. - "Скажи лучше, ты решила присоединиться ко мне и помочь с уничтожением всего мироздания?"

У Терры этот хихикающий, напомаженный клоун вызывал стойкое отвращение, и она уверенно произнесла: "Я не такая, как ты". "Верно, не такая", - немедленно согласился Кефка. - "Ты строишь из себя святошу, а затем тебя поглощает твоя же сила и ты громишь все на своем пути!"

"Я нашла для себя будущее, ради которого буду сражаться", - ровным тоном молвила Терра, на которую выпады Кефки не произвели ни малейшего впечатления. - "Неважно, какими силами я обладаю, суть моя от этого не изменится. Больше я не сойду с верного пути!"

"Тогда мироздание уничтожим мы сами", - произнес за спиной Терры вкрадчивый женский голос, и у выхода из чертога материализовалось Облако Тьмы. Оное немедленно сотворило несколько магических стрел, но Клод Страйф отразил их лезвием меча. А в следующее мгновение в чертог ворвался луковый рыцарь, освобожденный Голбезом из заточения. "Я же говорил, что буду защищать тебя!" - крикнул он Терре, после чего наряду с Клодом занялся противостоянием Облаку Тьмы.

Терра же вступила в магическую дуэль с Кефкой, который явил себя сколь искусным магом, столь и безумным. Дико хохоча, он стремительно творил огненные шары, пытаясь поразить ими девушку, игра с которой ему откровенно наскучила...


Получив смертельную рану, Император пал, но не выказал ни страха, ни негодования пред ликом смерти. "Прекратить божественный конфликт", - рассмеялся он в лицо Воителю Света. - "Какая благородная цель. Интересно, что бы ты сказал, если бы знал правду?!"

Очертания Императора развеялись, но неожиданно пред Воителем Света возникла фигура Гарланда - целого и невредимого, несмотря на то, что рыцарь пал от его руки в Обители Порядка. "И чему ты так удивился?!" - усмехнулся Гарланд, искренне наслаждаясь выражением лица Воителя Света. - "Неважно, сколько раз ты сразишь меня, я всегда буду возвращаться. Такова воля этого мира. Это - наша судьба". "Что это означает?" - выдохнул Воитель Света, совершенно сбитый с толку возрождением своей немезиды. "Если хочешь узнать истину об этом конфликте... иди за мной!" С этими словами Гарланд телепортировался прочь, в Святыню Хаоса, уверенный в том, что Воитель Света не заставит себя ждать.


Голбез Голбез ожидал Сесиля на равнине, до боли напоминающей дно лунного кратера; вдалеке высился чудесный Хрустальный Дворец. Темный рыцарь приближался уверенным шагом, что от Голбеза не укрылось. "Похоже, ты принял решение", - обратился он к брату. "Я остаюсь со своими друзьями", - произнес тот. "Что?!" - изумился Голбез. Неужто все старания его вразумить младшего брата и направить его на путь истинный оказались впустую?..

"Брат..." - начал Сесиль, - "я странствую со своими друзьями не потому, что завишу от их силы. Их сила - это и моя сила. Они придают мне доблести и разделяют мои тревоги. Поэтому и я в ответ хочу стать их силой! Сила - в единстве, и я искренне верю в это". "Все-таки мы с тобой радикально различаемся", - произнес Голбез, которого страстная речь брата ничуть не впечатлила. - "Ты - рыцарь. Если хочешь держаться за свои идеалы, придется доказать это мечом, брат".

Сесиль устремился в атаку; обличье темного рыцаря позволяло ему отражать заклинания Голбеза, в то время как облик пресветлого паладина, который Сесиль мог принять лишь усилием воли, давал возможность наносить противнику чувствительные удары. "Свет и Тьма - моя сила", - говорил Сесиль, тесня Голбеза. - "Сила Тьмы дополняет мощь Света!" "Ты наивен, Сесиль", - отвечал Голбез, парируя выпады брата. - "Ты познал отчаяние и предательство, и все равно хочешь стать силой, на которую могут рассчитывать другие?" "Я в это верю!" - твердо произнес Сесиль, не отступая. В сем сражении не имел он права на поражение...


Магическая дуэль между Террой и Кефкой завершилась поражением последнего. "Я это запомню!" - посулил маг, развоплощаясь, обращаясь в поток темной энергии. Бросив взгляд в сторону, Терра заметила, что товарищи ее - Клод и Лунет - успешно справились со своей задачей, поразив Облако Тьмы.

В воздухе перед девушкой возник алый Кристалл, и она с благоговением приняла его в ладони. Но времени на отдых у них не было; да, все они обрели собственные реликвии, но соратники их все еще продолжают поиски.

Покидая опустевшую башню Кефки в сопровождении верных друзей, Терра размышляла над тем, что хороши даже самые обыкновенные мечты. Ведь они делают людей сильнее. А сила... ведет к новым, лучшим мечтам!..


Охнув, израненный Голбез отступил на шаг. Противостояние братьев завершилось победой Сесиля, но тот и помыслить не мог, чтобы нанести противнику смертельный удар. "Вот, стало быть, какова сила твоих убеждений..." - тихо произнес Голбез, и прозвучало в голосе его неподдельное уважение.

Голубое сияние озарило лунную равнину, и в нескольких шагах от Сесиля возник Кристалл! "Его сияние обрели мы оба, брат!" - пафосно возвестил рыцарь, протягивая руки к реликвии, но Голбез лишь фыркнул: "Чушь. Ты обрел его сам".

После чего он произнес короткое заклятие и исчез; Сесиль лишь с грустью покачал головой. "Неважно, что ждет меня впереди, я встречу грядущее рука об руку с моими друзьями", - поклялся он, вскинув голову к небесам. - "А однажды - и с тобой, брат... Ибо направят меня узы, разделяемые с иными. Я буду продолжать верить в это!"

И Сесиль пустился в далекий обратный путь к Обители Порядка, где его - вне всяких сомнений - ожидали верные друзья...


Наблюдавшие за последним противостоянием братьев посредством магических артефактов Император и Губитель переглянулись. Исход битвы оказался вполне предсказуем, но все равно - неприятен.

"Стало быть, Голбез позволил ему уйти", - скривился Матеус. "Он действительно предатель..." - согласно кивнул Губитель. "Был лишь вопрос времени в том, когда Свет в душе его явил себя", - произнес Император. - "Хорошо, что мы обо всем позаботились заранее. Нам необходимо решить все вопросы до того, как Божественный Дракон вмешается".

...Мотивы Голбеза действительно смущали и тревожили многих из чемпионов Хаоса, посему Губитель разыскал его в чертогах Святыни, чтобы поговорить начистоту. "Стало быть, вот в чем состоит твой замысел?" - задумчиво кивнул он после того, как Голбез в общих чертах обрисовал ему план. - "Ты включил в него даже Богиню Гармонии?" "Ты ведь понимаешь, что мой замысел не противоречит плану Императора?" - на всякий случай поинтересовался Голбез. - "Посему не будет вреда, если я продолжу воплощать его в жизнь".

"Да..." - произнес Губитель, после чего надолго замолчал. "Ты о чем-то знаешь и не говоришь мне?" - напрямую вопросил Голбез. - "Это как-то связано с твоей Пустотой?" "То, что я знаю, ничего не меняет", - расхохотался Губитель. - "Это неважно. Я жажду лишь... истинного завершения всего".


Куджа Поток света Кристалла, сопровождающий их на всем протяжении пути, неожиданно иссяк, но не успели Зидан и Скволл встревожиться, как заметили Бартза, бегущего им навстречу и приветственно машущего рукой. "Бартз!" - вырвалось у Зидана. - "Наконец-то мы нашли тебя!"

"Да, я вырвался от этих злодеев", - широко улыбаясь, сообщил Бартз, поравнявшись с товарищами. - "И посмотрите, что у меня есть!" Он с гордостью продемонстрировал сияющий Кристалл и добавил, обращаясь к Зидану: "Это осталось у меня после противостояния им. Думаю, я выиграл наше состязание!" Бартз, однако, не признался, что слова Голбеза - "Ищи сияние Кристалла в ином месте" - до сих пор не дают ему покоя, тревожат душу. И что дало ему возможность бежать из межпространственного рифта? Подземный толчок и... как там сказал Голбез... приближающийся Свет?..

Импульсивно Зидан протянул руку, коснулся Кристалла... и мир исчез во вспышке ярчайшего света... А когда реальность вернулась, он осознал, что находится совершенно в ином месте, иллюзорном мире Кристаллов, друзей не видать, и единственная личность, пребывающая в чертоге наряду с ним - Куджа, ухмыляющийся гаденько и триумфально. "Итак, мы снова встретились", - промурлыкал он, наслаждаясь сиюминутным смятением Зидана. - "Манипулировать твоим другом оказалось так просто... Он доставил к тебе мою ловушку, даже не задумавшись о том, что делает". "Стало быть, это твоя работа..." - прошипел Зидан, до боли в пальцах сжав рукоять "глефы". - "Где мои друзья?!"

"Ты даже сейчас тревожишься за них?" - удивился Куджа, и Зидан коротко кивнул: "Я всегда тревожусь". "А что ты будешь делать, когда все, дорогое тебе, неожиданно исчезнет?" - внезапно посерьезнев, вопросил Куджа. - "Ведь мы с тобой разделяем одну судьбу, посему я хочу проверить кое-что. Когда ты осознаешь свою полную беспомощность, предашься ли ты отчаянию?"

Зидан глухо зарычал, понимая, что ненавистный противник всего лишь играет с ним, заставляя утратить самоконтроль. "Ведь в настоящий момент ты ничем не можешь помочь друзьям, даже если они очень нуждаются в этом", - продолжал глумиться Куджа. - "Подобно птице в клетке, ты можешь слышать лишь собственный голос. А я же собираюсь насладиться твоим театром одного актера..."

Захохотав, Куджа исчез, оставив Зидана кусать губы в бессильной ярости...


Как завороженные, Скволл и Бартз уставились на то место, где только что находился их друг, исчезнувший наряду с Кристаллом. Тишину разорвал зловещий хохот, и навстречу двум воителям Света ступил Губитель. "Что, действительно думал, что Кристалл обрести столь легко?" - с издевкой обратился он к Бартзу, только сейчас осознавшему, как красиво его обвели вокруг пальца. Пленение в рифте... Кристалл, валяющийся - в сущности - на дороге... побег... Единственным, что не походило на звенья одной цепи, было противостояние с Голбезом и слова, произнесенные тем... Такое чувство, будто этот воин хотел предупредить его об опасности. Но... зачем? Какую игру он ведет?

"Этот Кристалл - фальшивка, которую я сотворил из Пустоты", - произнес Губитель, обнажая меч. - "А вы все сыграли свои роли в замысле Куджи. Как раз сейчас тот убивает вашего Зидана". "Ты действительно думаешь, что Зидана так легко уничтожить?" - совершенно спокойно произнес Скволл.

Разъярившись, Губитель призвал множество имитаций, и Скволл с Бартзом сочли за лучшее отступить...


Тидус достиг каменного плато, на котором условился встретиться с Фирионом, однако последнего покамест не наблюдалось. "Ээээй! Фирион!" - заорал Тидус. - "Выходи, ты, любитель роз!.. И куда он подевался?.."

"О, а не мальчуган ли это Джекта?" - послышался знакомый хриплый голос и навстречу к Тидусу устремился невесть откуда взявшийся Джект, который остановился в нескольких шагах, опираясь на огромный меч. "Что стал?" - с ехидцей подначил сына папаша. - "Вот он я. Давай, нападай. Что, струсил?"

"Не дождешься!" - прошипел Тидус, и уже готов был устремиться в атаку, когда прозвучал повелительный оклик: "Стой". Подле Джекта возник Император, перед которым мужчина почтительно склонился: "Ваше Величество..." "Твоего сына переполняет ненависть", - произнес Император, буравя Тидуса пронзительным взглядом. - "Это не входит в наши замыслы".

Крякнув с досады, Джект кивнул, устремился прочь, пробормотав что-то об "отложенном на время поединке". Император же преградил путь Тидусу, собравшемуся броситься за отцом. "Ты ненавидишь своего отца?" - холодно осведомился Матеус. - "Выплесни свою агрессию на меня!"

Уговаривать Тидуса долго не пришлось, и он немедленно устремился в атаку, явив себя поистине достойным противником Матеусу. Последний, однако, не собирался задерживаться и тратить время на поединок с сим юнцом. "Если сражаешься лишь во имя ненависти, Кристалл не обретешь", - назидательно промолвил он, отступив на несколько шагов. - "И ничего не достигнешь".

Император исчез, а Тидус остался в одиночестве на плато, сжимая в бессильной ярости кулаки. Больше всего его бесил тот факт, что Император следует указывать ему, как надлежит поступать... в точности так же, как и его проклятый папаша.


"Его чувства говорят сами за себя", - произнес Гарланд, который, пребывая наряду с Голебзом в Святыне Хаоса, внимательно следил за перемещениями Фириона. - "Цветок - твоя идея? Думаю, ты понимаешь, что подобные хитроумные ходы не принесут им больше времени".

"Прошлое - это прошлое", - произнес Голбез. - "Мне же нужно создать новое будущее". "Надеешься спасти их на этот раз?" - поинтересовался Гарланд, но Голбез лишь хмыкнул в ответ, не желая отвечать на сей провокационный вопрос.


Переводя дух после очередного сражения, Фирион, спешивший к означенному месту встречи с Тидусом, никак не ожидал увидеть направляющегося к нему человека. Последний был обнажен по пояс, сжимал в руке огромный клинок, а взгляд его не предвещал Фириону ничего хорошего.

"Ты... отец Тидуса?" - догадался Фирион, припомнив рассказы друга. - "Что ты сделал с ним?" "Ничего", - скривился Джект. - "Бессмысленно было сейчас с ним сражаться, поэтому мне и запретили это делать". "А вот Тидус хотел бы сразиться с тобой", - произнес Фирион. - "Ты что, бежал от него?"

"Не смешно!" - прорычал Джект. - "Все эти сражения раздражают меня!" И он устремился в атаку, но Фирион, парировав направленный на него выпад, отрицательно покачал головой. "Я не буду сражаться с тобой", - произнес он. "Чего?!" - опешил Джект. Подобного заявления неистовый воин никак не ожидал. "Теперь-то я понял", - пояснил Фирион. - "Твоим противником должен быть не я, а Тидус! Ты говоришь, что сражаешься со мной вместо него, а с сыном схлестнуться боишься?"

"А ты не трус", - с уважением произнес Джект, отступая на шаг. - "Однако, ты прав". С этими словами он устремился прочь, потеряв всякий интерес к противостоянию Фириону. "Теперь-то я знаю, что должен сделать", - бросил Джект напоследок. - "Все дело в том, что кое-кто встревает туда, куда не следует".

Некоторое время спустя к оговоренному месту встречи подоспел Тидус. "Фирион? Ты в порядке?" - выдохнул он при виде изрядно потрепанного товарища. "Каков папаша, таков и сын", - через силу усмехнулся тот. "Мой старикан?" - удивился Тидус, озираясь по сторонам. - "Он... был здесь?" "Только что ушел", - отвечал Фирион. - "Мы сражались, а после я отпустил его. Одержать верх на ним - твой долг, не мой".

"Угу", - кивнул Тидус, упрямо глядя в землю. - "Только вот... я встретил человека в золотых доспехах... Императора. И он сказал мне: "Если сражаешься лишь во имя ненависти, Кристалл не обретешь". Как думаешь, что это означает?" "Император использует слова для того, чтобы вводить людей в заблуждение", - уверенно произнес Фирион. - "Ты должен следовать лишь велениям сердца. Ты ведь хочешь сразиться с отцом, верно?" "Непременно!" - воскликнул Тидус. "Видишь? Ты даже не колеблешься", - молвил Фирион. - "Ровно как и твой отец".

И герои продолжили путь... вот только Тидусом овладели сомнения. Да, он не колебался... но отчего же на душе такая печаль?..


К мучающемуся сомнениями Джекту подступил Голбез, отыскав человека в одном из чертогов Святыни Хаоса. "Похоже, тебя что-то гнетет, Джект", - заметил Голбез. "Не знаю, как поступить", - вздохнул тот. - "Если все пойдет по плану, сможем ли мы вернуться назад, в наши миры?"

"Вернуться в наши миры?" - переспросил Голбез. - "И ты действительно хочешь лишь этого? Неужто ты столь уверовал в слова Императора, что предаешь собственные чувства?!" Джект выругался: а ведь Голбез прав... иные чемпионы Хаоса, задумавшие разорвать извечный цикл, просто используют его...


В чертог башни Куджи, пребывающей в иллюзорном мире Кристаллов, где тот с интересом наблюдал за перемещениями Зидана в лабиринтах твердыне, ступил Гарланд. "Что, тоже пришел поглумиться надо мной?" - раздраженно осведомился Куджа, но Гарланд отрицательно покачал головой, увенчанной рогатым шлемом: "Вовсе нет. Мы с тобой одинаковы. И все остальные тоже... Даже колдунья Ультимесия. Все мы - родственные души, разделяющие общую судьбу. Они смотрели на тебя свысока, потому что ты недавно среди нас".

"Общую судьбу?" - переспросил Куджа и расхохотался в голос. - "Забавно. Но у меня нет с вами ничего общего, вы, низшие создания! Вот увидите! Лишь я буду смеяться последним!" Гарланд лишь вздохнул: ну почему с этими безумцами с магией величия столь тяжело?..


По извилистым тропам осколка мира Кристаллов устало брел Зидан Трибал, погрузившись в тяжелые раздумья. Слова, сказанные Куджей при последней их встрече, упорно сверлили разум... Неожиданно пред Зиданом возникла Космос, и лик богини отражал лишь печаль. "Если хочешь назначить свидание, сейчас не лучшее время", - уныло бросил Зидан, но Космос покачала головой.

"Зидан, не стоит тревожиться", - тихо молвила она. "Но ведь я ничего не могу сделать для своих друзей!" - воскликнул Зидан. Что, если Бартз и Скволл уже мертвы?.. "Есть то, что ты можешь сделать", - возразила богиня. - "Твои друзья верят в тебя. Они не думают, что ты потерпел поражение. И ты тоже должен верить в них. Твои друзья сильны..." "Да... ты права", - кивнул Зидан, и улыбка озарила его лицо. - "Они так легко не сдадутся. Наверняка с ними все будет в порядке. Спасибо, Космос! Эх, а ведь обычно это я подбадриваю девушек, а не наоборот". "Твоя доброта... твоя сила", - прошелестела Богиня Порядка; очертания ее истончились, а вскоре и вовсе развеялись, но Зидан, воспряв духом, продолжил поиски своей немезиды в сем иллюзорном мире Кристаллов. Сомнения оставили его, и уверился Зидан, что вскоре вернется к друзьям, которые продолжают верить в него.


Вернувшись в межпространственный рифт, Скволл и Бартз продолжали поиски Зидана, молясь о том, чтобы с их другом все было в порядке. Воин-мим продолжал бичевать за то, что дал чемпионам Хаоса так легко провести себя, и теперь по его вине Зидан неведомо где... и жив ли он?..

"Это я во всем виноват", - поделился Бартз своими переживаниями со Скволлом. - "Зидан шел ко мне на помощь, а я заставил его ступить в ловушку". Вместо ответа Скволл протянул товарищу перо чокобо Боко, произнес: "Сейчас тебе это нужно больше, чем мне. Этот оберег не раз выручал меня из передряг".

Зловещий хохот знаменовал появление Губителя, и Бартз, велев Леонхарту отойти в сторону, устремился к своей немезиде, дабы завершить наконец это затянувшееся противостояние...


Зидан Трибал Куджа, скрестив руки на груди, наблюдал за приближением ненавистного Зидана. Тот остановился в нескольких шагах, смерил противника оценивающим взглядом. "Я возвращаюсь к своим друзьям", - с ноткой угрозы изрек Зидан, понимая, что отступать с его пути Куджа не собирается. "Почему ты все не сдаешься?" - воскликнул тот, не разумея разительной перемены, произошедшей с Зиданом со времени их последней встречи. - "Ты же остался один!"

"Я верю в них", - просто ответил Зидан, и Куджа выдохнул: "Веришь в них? Хочешь сказать, что хочешь вернуться и играть в детские игры с этими сосунками?" "Верить в кого-то - не игра", - возразил Зидан. - "У тебя же, вроде бы, тоже есть друзья".

При упоминании о чемпионах Хаоса лишь Куджи исказилось от гнева. "Друзья?!" - прорычал он. - "Не смей сравнивать меня с этими тварями!" Он поднял руку, и Зидан едва успел уклониться от сорвавшихся с пальцев его магических стрел. "Я разочарован", - прошипел Куджа, медленно подступив к обнажившему "глефу" противнику. - "Я-то надеялся насладиться прекрасной трагедией... а вынужден положить конец этому глупому фарсу! Позволь сыграть для тебя реквием!" "Пусть там!" - выкрикнул Зидан, принимая вызов. - "Но финал пройдет по моему сценарию!"

Противостояние истово ненавидящих друг друга чемпионов Космос и Хаоса началось...


Губитель пал, очертания его стремительно бледнели. "Вас всех ожидает... вечная Пустота!" - посулил он, прежде чем исчезнуть окончательно. Скволл, внимательно следивший за поединком, приблизился к Бартзу... и на глазах юношей перо чокобо обратилось в Кристалл!

"Так он все время был здесь?" - изумленно выдохнул Бартз. - "А я столько сил потратил на бессмысленные поиски". "Это на тебя похоже", - не преминул заметить Скволл. Кивнув, Бартз предложил товарищу продолжить поиски Зидана...


Зидан отступил от поверженного Куджи, очертания которого уже начинали бледнеть. Ослепительное сияние разлилось в воздухе, и пред Зиданом возник Кристалл. "Куджа, скажи мне вот что", - произнес вор, коснувшись артефакта ладонью. - "Неужто так тяжело в кого-то верить?" "В кого-то верить..." - ядовито прошипел Куджа. - "И что дальше? Ты рассчитываешь на кого-то лишь потому, что в одиночку ничего не стоишь!"

"Верить в других - значит, показать свою силу", - философски заметил Зидан. "Заткнись!" - рявкнул Куджа. - "Не могу слышать этот вздор! Когда опустится занавес, аплодировать будут лишь мне..." Фигура его исчезла; сущность устремилась к Святыне Хаоса, где суждено ей возродиться вновь.

А Кристалл Зидана неожиданно устремился прочь; вскрикнув от удивления, вор бросился следом... Как оказалось, реликвия указала ему путь к Скволлу и Бартзу, уже спешащих на выручку товарищу. Трое героев встретились на парапете странного замка в межпространственном рифте, где Бартз только что обрел свой собственный Кристалл.

Пришло время возвращаться в Обитель Порядка, и Зидан, сопровождаемый друзьями, шагал с высоко поднятой головой, зная, что есть те, кто продолжает верить в него... и, поддерживаемый ими, он не устрашится ничего отныне, даже если мир погрузится в пучины отчаяния...


Шли дни, а творений Хаоса, атакующих Фириона и Тидуса, казалось, становилось все больше и больше. Означает ли это, что Бог Разрушения уверенно набирает силу в сем обезображенном мире?..

Недавнее противостояние Фириона и Джекта все не давало покоя Тидусу. "Как вел себя мой отец?" - спрашивал он товарища. "Мы поговори", - пожимал плечами Фирион. - "Знаешь, я даже забыл, что выступает он на стороне Хаоса". "Понятно", - пробормотал Тидус, не отрывая глаз от извивающейся ленты дороги.

Оба резко остановились, заметив вдалеке Джекта и Императора, и разговор тех навряд ли можно было назвать дружеским. "Из-за этой глупой причины ты хочешь отринуть наш великий замысел?!" - выкрикнул Матеус, устремившись в атаку. Однако одержать верх над Джектом он не сумел и, получив несколько существенных ран, презрительно хмыкнул, отступая. "На тебя мы больше не рассчитываем", - объявил он и, кивнув в сторону замерших неподалеку Фириона и Тидуса, добавил: "Можешь сражаться с сыном столько, сколько хочешь!"

Император исчез, телепортировавшись в Святыню Хаоса, а ослабленный противостоянием Джект рухнул на колени, неотрывно глядя на подступающих героев. "Теперь-то нам никто не помешает", - прошипел он, обращаясь к Тидусу, но тот не спешил атаковать. "Ты ранен", - произнес юноша, приблизившись к отцу. "Просто царапина", - отмахнулся Джект, с видимым усилием поднимаясь на ноги. - "Я не такой нытик, как ты. Пришел разобраться со мной?" "Да", - подтвердил Тидус. - "Но... но не так!"

Презрительно хмыкнув, Джект двинулся прочь. "Похоже, ты все-таки не можешь сразиться с отцом", - произнес Фирион, глядя вслед удаляющемуся воину. "Не в том дело", - покачал головой Тидус. - "Мое желание набить ему морду не уменьшилось. Но если я атакую его, когда он так изранен... я так не хочу! Если я собираюсь одержать верх над ним..."

Тидус признался Фириону, что с этого момента хотел бы продолжить путь в одиночку, дабы свести счеты с отцом. "Что ж, каждый из нас избирает собственный путь, верно?" - философски произнес Фирион, и Тидус, улыбнувшись, пожав товарищу руку на прощание, после чего устремился прочь...

Фирион долго смотрел ему вслед... "Что, друзья оставили тебя один за другим?" - произнес вкрадчивый голос, и за спиной Фириона возник воин в золотых доспехах - Император Матеус. "Просто каждый должен решить собственные проблемы!" - огрызнулся Фирион. Император скептически изогнул бровь. "И какую же из них решаешь ты?" - полюбопытствовал он. "Я прекращу этот затянувшийся конфликт!" - с непоколебимой уверенностью отвечал Фирион.

"Прекратишь конфликт..." - с очевидной издевкой в голосе протянул Император. - "Не болтай о невозможном". Подле Матеуса возникла Ультимесия и замерла, скрестив руки на груди; заявление Фириона немало позабавило и ее. "Тогда слушай и запоминай", - молвила колдунья. - "Твое начинание обречено на неудачу".

Император отступил на шаг, а Ультимесия устремилась в атаку...


На привале Скволл, Бартз и Зидан внимательно рассматривали обретенные Кристаллы, радуясь тому, что странствия их завершились, и осталось лишь вернуться в Обитель Порядка, где богиня сообщит им о том, каким образом связаны реликвии со спасением сего мира. "Кстати, а как вы обрели Кристаллы?" - обратился Зидан к товарищам. "Я обрел свой посредством надежды, рожденной словами Космос", - загадочно отвечал Леонхарт.

В Кристалле своем Бартз заметил отражение Космос, но когда обернулся, равнина за спиной его была пуста. Исчезло и отражение в Кристалле. Бартз недоуменно почесал затылок: что это... Видение? Мираж?..


Противники отступили друг от друга, тяжело дыша; раны, нанесенные Фирионом Ультимесии, немедленно затянулись. "Разве я не говорила, что твое устремление обречено на неудачу?" - напомнила колдунья. - "Этот бесконечный конфликт - следствие противостояния богов. Неужто ты действительно веришь, что в силах что-то изменить?"

"Ведь мечта об обретении Кристаллов так и останется мечтой", - добавил Император, все это время остававшийся безмолвным наблюдателем. - "Все старания твоих товарищей не приведут ни к чему". "Я... не позволю этому случиться!" - с жаром заявил Фирион. - "Я обрету свой Кристалл и прекращу сей конфликт..." "То есть, это твое намерение?" - уточнил Император. - "Вот почему ты так слаб. Сражаешься за слова, услышанные от иных. Ты - всего лишь марионетка Космос".

Император и Ультимесия исчезли, а Фирион остался в одиночестве на безжизненном плато. Слова Императора эхом отдавались в его разуме. Неужто он действительно... марионетка Богини Гармонии, не имеющая собственных желаний и воли?..


Израненного Джекта Тидус настиг весьма скоро. Наконец-то он осознал причину, по которой так стремился к этому противостоянию... Приблизившись к отцу, Тидус оросил его исцеляющим зельем, и раны Джекта на глазах затянулись.

"Что ты творишь?" - разозлился тот. - "Уж не проявляешь ли сострадание ко мне?" "Это неправильно", - покачал головой Тидус. - "Добить тебя, когда ты ранен и слаб. Ведь ты - сильнейший мужик в своем мире, который никогда не терпит поражений. Вот такого тебя и хочу одолеть!"

"Ах ты щенок!" - проревел Джект, бросившись в атаку и нанеся сыну сильнейший удар кулаком в живот. Разом лишившись способности дышать, Тидус отлетел на несколько шагов, где и остался лежать. Джект приблизился, присел рядом. "Я никогда не поддаюсь, знаешь ли", - буднично заметил он, не глядя на сына. - "Никто не может одержать верх над великим Джектом. А ты - еще просто пацан... хотя и не побоялся вызвать на бой столь сильного противника, как я. Надеюсь, завтра ты сможешь подняться на ноги".

С этими словами он двинулся прочь... "Никаких завтра!" - прорычал Тидус, поднимаясь, и Джект удивленно обернулся к нему. - "Я набью тебе морду сегодня!"

...В последовавшем поединке Тидус одержал верх над отцом и тот, пав наземь, признал свое поражение. Очертания Джекта подернулись рябью - донельзя ослабленный, он переместится в Святыню Хаоса, где Бог Разрушения придаст ему новых сил.

Глаза Тидуса наполнились непрошенными слезами... но разве не этого он хотел? "Я ненавидел тебя", - произнес он, упорно глядя в землю. - "Всегда считал, что ненавижу. Но на самом деле... я стремился стать сильным... чтобы заслужить твое одобрение. Вот что я хочу сказать тебе..."

"Эй, плакса..." - произнес Джект за мгновение того, как очертания его окончательно растворились в воздухе. - "А ты стал сильным..." А воздухе перед юношей возник Кристалл, который он бережно принял в руки. Возможно, последние слова, сказанные отцу - та сила, что позволила явиться Кристаллу.

Тидус продолжает путь, но теперь в сердце его пребывают чувства, погребенные ранее под неистовой ненавистью. Он вспоминает сон, что преследовал его с самого детства - отец, уходящий навстречу закату...


На обратном пути к Обители Порядка Скволл, Зидан и Бартз встретили Тидуса, поздравили друг друга с обретением Кристаллов. На следующем привале Тидус отозвал Бартза в сторонку, поинтересовался, помнит ли тот свой родной мир. "Мой родной мир?" - покачал головой Бартз. - "Нет... я практически ничего не помню".

"Стало быть... единственное, что у тебя осталось от него - это перо?" - уточнил Тидус, и Бартз кивнул: "Да, это единственное, о чем у меня сохранились воспоминания". "И это тебя не тревожит?" - продолжал Тидус. - "То есть, я помню о своем старике, но все остальное как в тумане. Может, я позабыл о чем-то важном, и это мне все не дает покоя". "Ну, я..." - начал Бартз, но неожиданно атаковавшие их три имитации не дали юноше закончить фразу.

Сразив противников, Тидус попросил Бартза продолжить недосказанную мысль, но тот лишь пожал плечами: "В общем-то, это не важно... Просто кое-кто однажды сказал мне не брать в голову то, что не можешь изменить". "И кто же это был?" - поинтересовался Тидус, и Бартз отвечал: "Как и я, он был лишен воспоминаний, но всегда оставался жизнерадостен, да и вообще был хорошим другом. Думаю, именно от него я черпал силы продолжать все это. И хоть я не могу вспомнить его лицо, я пытаюсь хранить эти воспоминания".

"Похоже, это весьма знаменательная личность!" - усмехнулся Тидус. "Думаешь?" - пожал плечами Бартз. - "Возможно, со временем я больше вспомню о нем. Как же звали этого мужика?.." "Что? Мужика?" - поразился Тидус. - "Так это была не девушка?!" "Нет. Мужик", - уверенно произнес Бартз.

Тидус закатил глаза... и неожиданно расхохотался. Сначала чокобо, теперь какой-то мужик... Да, с Бартзом определенно не соскучишься...


Погруженный в невеселые думы, Фирион брел по извилистой дороге, не замечая ничего и никого вокруг. Но неожиданно возник пред ним призрачный образ Космос, с тревогой воззрившейся на воителя. "Клод, Сесиль и Тидус обрели свои Кристаллы", - молвила богиня. - "Но лишь потому, что они следовали своими собственными путями. Неужто ты потерял свой путь?.."

"У меня... нет отца, которого я хочу превзойти, брата, которому я противостою, или же определенной цели", - вздохнул Фирион. - "Я просто всеми силами хочу прекратить этот конфликт. Правду сказал Император: я - всего лишь марионетка, не имеющая собственных желаний. Но я всего равно не могу изменить этот факт". "Нет, у тебя тоже есть сокровенное желание", - возразила Космос. - "Которые ты давно пестовал в своем сердце".

"Нет у меня сокровенного желания", - покачал головой Фирион. - "Лишь призрачная детская мечта. Дикие розы... я хочу создать мир, где цветут дикие розы. Вот моя мечта. Мир, где нет войн, мир, утопающий в цветах. Мир, где дождь и бури - единственные силы, несущие разрушение... И этот мир я хочу создать". "Какая прекрасная мечта", - улыбнулась Космос. - "Если бы ты был марионеткой, способной лишь сражаться, то не было бы у тебя такой мечты".

"А ведь верно", - согласился Фирион, воспряв духом. - "Ты права. Это моя мечта. И я воплощу ее в жизнь". "Я хочу увидеть это..." - молвила богиня, и образ ее растаял...

Фирион же продолжил свой путь по царствию, поглощаемому хаосом, и новая надежда зажглась в сердце воина. Ведь на войне всегда кто-то погибает. Иногда за своих друзей. Иногда по велению полководцев. Однако всегда найдутся те, кто станет скорбеть о них. Возможно, если они увидят цветущие дикие розы, то вновь смогут улыбаться. Вот какой мир собирался создать Фирион!.. И он шел вперед: за мечту Космос... и за свою мечту!..

...Но буквально несколько часов спустя путь Фириону преградил Император. "Вот идет марионетка без собственной цели", - издевательски возвестил Матеус, патетически воздев руки. - "И чего же ты хочешь?" "Я - не марионетка", - огрызнулся Фирион, положив руку на рукоять меча. - "Я сражаюсь за свою мечту". "Дикую розу?" - скептически изогнул бровь Император. - "Ты рискуешь жизнью за столь глупую мечту! У тебя даже нет силы, чтобы понять это".

Немедленно, Император сотворил несколько заклятий, повергнув Фириона на колени. "Что такое?" - осведомился он с напускным сочувствием. - "Что, мечта уже разлетелась вдребезги?" Но неожиданно встали пред Фирионом Тидус и Клод, дабы встретить следующую атаку Императора. "Мечта нашего друга - наша мечта!" - заявил Тидус, бесстрашно глядя в лицо Матеусу. - "Мы вместе станем сражаться за нее!"

Император попробовал было поразить противников заклятиями, но видя, как мастерки те отразили магические стрелы, счел за благо телепортироваться прочь. "Скоро подоспеют Сесиль и Терра", - неуверенно начал Клод, помогая Фириону подняться на ноги. - "Но... ты же хочешь закончить это в одиночку?" Фирион кивнул, исполненный решимость свести счеты с Императором, и Клод, улыбнувшись, протянул ему дикую розу. "Символ твоей мечты", - произнес он. Кивнув на прощание товарищам и пообещав, что непременно вернется, Фирион отправился разыскивать Императора в сем ирреальном мире...


"Каждый раз мы цепляемся за одно и то же..." - процедил Сефирот, обращаясь к Гарланду. - "Стремимся к одному и тому же... Как марионетки на ниточках". "Такова природа бесконечного цикла", - философски заметил рыцарь.

"И Свет спас тебя вновь", - произнес Сефирот, выжидательно глядя на собеседника. - "Неужто потому, что он не ведает об истинной природе цикла, он всегда пытается нарушить его?" "Эти попытки бессмысленны", - отвечал Гарланд. - "Все это - ничто в сравнении с великой целью!"


Наконец, Фирион разыскал Императора в сердце Пандемониума. Теперь, когда он знал, что друзья разделяют его мечту, Фирион с надеждой смотрел в будущее, и на душе у него было легко. "Ты пришел", - констатировал Матеус. "Я не потерплю поражение пред тем, кто считает людей всего лишь марионетками", - усмехнулся Фирион. "Все еще цепляешься за свою глупую мечту..." - недоверчиво покачал головой Император. - "Что ж, я лишу тебя этих иллюзий. Уж лучше бы ты оставался простой марионеткой".

"Нет", - отвечал Фирион. - "Мои друзья разделяют мою мечту. И именно из-за них мечта моя несокрушима. Ты не можешь лишить нас надежды на будущее!" "Тогда я заберу у тебя все", - передернул плечами Император и устремился в атаку, заключив Фириона в магическую ловушку. Усмехнувшись, Император приготовился было покончить обездвиженного противника, но оружие, с которым тот не расставался, неожиданно воспарило в воздух, развеяв двеомеры Матеуса.

"Что?!" - поразился тот. "Могущество, причиняющее вред, бессмысленно", - промолвил Фирион, поднимаясь на ноги и принимая вернувшееся к нему оружие. - "За мечту свою я готов отдать жизнь!" "И что же может сделать насекомое, подобное тебе?" - саркастически изогнул бровь Император. "Моя вера в грядущее - единственное, что заставляет меня двигаться вперед!" - выкрикнул Фирион, устремившись в атаку...


Воитель Света Гарланд дожидался Воителя Света в сердце Святыни Хаоса. "Похоже, ты готов узнать истину", - произнес он, когда противник остановился у входа в чертог. - "Но наше сражение не имеет значения, ибо божественный конфликт бесконечен. Бесконечный цикл смерти и возрождения, непрекращающихся сражений".

"Бесконечный?" - поразился Воитель Света. "Верно", - кивнул Гарланд. - "Как и божественный цикл смертей и возрождения, наше противостояние будет длиться вечно. Вот она - истина сего мира! Вот она - неизбежность судьбы! Ты должен отринуть глупые надежды что-либо изменить! Прими для себя этот бесконечный цикл. В конце концов, можно получить удовольствие и от сражений".

"Мне жаль тебя, Гарланд", - вымолвил Воитель Света. - "Ты связан безнадежной судьбой бесконечных сражений. Мне действительно жаль тебя. Но мы наверняка положим конец этому циклу. Мы обязательно сделаем это. Я сражаюсь лишь ради этой цели!" "Но даже твоя победа надо мной станет лишь очередной ступенью цикла", - возразил Гарланд.

С обнаженным мечом в руке Воитель Света медленно двинулся к Гарланду. "Неважно, какая судьба ожидает мир... я не отступлю!" - изрек он. - "Я завершу этот конфликт и избавлю тебя от бесконечного цикла!" Гарланд лишь удрученно покачал головой: этот напыщенный болван так ничего и не понял. Ведь они не смогут принять существование друг друга. Их судьба состоит в том, чтобы продолжать сражаться, снова и снова!..


В сражении с Императором Фирион одержал верх, но Матеус, пав на колени пред победителем, прошипел: "Ты не сможешь завершить этот конфликт. И когда мечта твоя разобьется, ты предашь себя под мою власть!" Слова прозвучали как зловещее пророчество; очертания Императора поблекли и образ его развеялся, а в воздухе возник сияющий пурпурный Кристалл.

"Противостояние лишь началось", - прошептал Фирион, сжав ладони на бесценной реликвии. - "Посему я продолжу воплощать в жизнь свою мечту. Мир, где цветут дикие розы... Я воплощу ее ради остальных... однажды!.."


В сражении с Воителем Света Гарланд потерпел сокрушительное поражение, и, пав на колени, наблюдал, как тот бережно принимает в руки материализовавшийся в воздухе Кристалл. "Стало быть, ты получил его", - констатировал Гарланд. - "Кристалл обладает силой разорвать цепи времени".

"Значит, он может и завершить сей конфликт", - предположил Воитель Света, и Гарланд согласно кивнул: "И даже уничтожить самих богов". "Что?" - поразился Воитель Света. "Что произойдет с богами, если все Кристаллы будут собраны воедино?" - риторически вопросил Гарланд, чьи очертания стремительно бледнели. - "Что произойдет с миром, если бесконечный цикл окажется разорван? Этого не ведают даже сами боги... Мы встретимся вновь, в ближайшем будущем!" Зловещий хохот Гарланда прозвучал под сводами Святыни Хаоса, и Воитель Света понимал, что цикл еще не разорван, и рыцарь будет возвращаться... раз за разом.

В сорванные с петель двери чертога проследовали девять воителей Космос. "Похоже, и ты наконец обрел Кристалл", - улыбнулся Зидан Воителю Света, и тот кивнул: "Да. Поторопимся. Космос ждет".

Они устремились к выходу - десять героев, превозмогших волю судьбы, и Воитель Света пребывал в твердой уверенности, что даже в мире, объятом Тьмой, Свет всегда пребудет с ними...

...По пути Бартз пытался завязать с немногословным и отстраненным Воителем Света разговор. "Ты все еще не вспомнил своего имени?" - осведомился мин, и когда Воитель Света отрицательно покачал головой, предложил: "А как насчет того, чтобы мы придумали тебе новое?" "Спасибо, конечно... но я вынужден отказать", - отвечал Воитель Света.

"Что? Но почему?" - озадачился Бартз, и Воитель Света пояснил: "Мое прошлое - чистый лист. У меня нет имени. Я даже никаких деталей не могу вспомнить. Посему, волей-неволей, начинаю верить, что прошлого никакого и не было. Однако, сохранились еле заметные следы... как текст, кем-то стертый. Это чувство - последний осколок моих утраченных воспоминаний. Даже если прошлое скрыто от меня, оно наверняка было у меня когда-то было. Я в это верю. Когда-то меня называли по имени, я уверен. И я не хочу... замещать память об этом".

"Понял", - задумчиво произнес Бартз. - "Ты не хочешь, чтобы новое имя скрыло под собою это ощущение". Воитель Света кивнул, и, не добавив больше ничего к сказанному, продолжил путь...


Император Матеус приветствовал Хаоса насмешливым поклоном, не было в котором ни грамма уважения к божеству. "Ну что, восстановил свои силы?" - поинтересовался он. "Практически", - отозвался Бог Разрушения. - "Как продвигается воплощение твоего замысла?" "Прекрасно", - улыбнулся Матеус. - "Однако самое главное еще впереди".

"Что?" - нахмурился Хаос, но Император твердо произнес: "Ты исполни то, что от тебя зависит. Я же создам окончание... этой бесконечной фантазии".


Ожидая возвращения героев, Богиня Гармонии вспоминала иные эпизоды бесконечного цикла... иных чемпионов, выступающих на стороне Гармонии. Пред мысленным взором ее явилась картина прошлого, и чародейка-тару Шантотто, стоящая у трона. Милая, своенравная, чудаковатая Шантотто... На прежних этапах божественного конфликта она всеми силами стремилась создать совершенное заклинание, но, так и не успев завершить магические изыскания, бесследно исчезла...

К трону приблизился Судья Габрант, и Шантотто усмехнулась: "Неужто один из наших противников дерзнул явиться сюда? Безрассудно одно уже твое появление - я уважаю твою храбрость, но ты, должно быть, невероятно туп. Сражения, в котором тебе не победить, следует избежать. Если бы ты остался дрожать в тенях, я, быть может, и сделала вид, что не заметила тебя, но ты просто молишь о погибели".

"Не вставай у меня на пути", - произнес Габрант, и, направив на тару обвиняющий перст, заявил: - "Единственная причина, по которой я здесь - стремление положить конец этому бессмысленному противостоянию. Оставаясь в стороне, будущего не создашь ни для себя, ни для тех, кого должна защищать". На что Шантотто лишь рассмеялась с ехидцей: "Уж конечно, будущее захватишь грубой силой!" "Стало быть, ты - последняя линия обороны", - молвил Судья, смерив взглядом миниатюрную чародейку, и та с готовностью кивнула: "Именно!" В последовавшем сражении Шантотто испепелила противника заклятием...

Габрант... Ныне задачу его входил надзор за подпространством, низвергались в которое побежденные чемпионы как Гармонии, так и Хаоса. И если превозмогут они опасности той отрезанной от мира земли, совладают с могущественными имитациями, то получат шанс принять участие в конфликте вновь, на следующем этапе бесконечного цикла...

Вскорости после случившегося в Обители Порядка сражения с Габрантом к трону богини вернулась Прише, довольно продолжительное время занимавшаяся патрулированием окрестных земель. "Пока ты "бродила кругами", сюда забрел какой-то облом в доспехах", - сообщила Шантотто новоприбывшей. - "Уж не знаю, как ты смогла пропустить его сюда. Потому позволь спросить тебя: насколько всерьез ты воспринимаешь свою обязанность патрулирования окрестностей?" Прише заметно сникла, а тару продолжала: "Я не угрожаю тебе. Если результатов не будет к тому времени, как я закончу создание совершенного заклинания, будет слишком поздно сожалеть. Ты поняла меня, Прише? Я просто поджарю тебя наряду с этими миньонами Хаоса".

Помахав на прощание, Прише поспешила удалиться от разъяренной чародейки, еще раз предупредившей ее насчет уклонения от своих прямых обязанностей. Честно говоря, рутинное патрулирование окрестных земель ей до смерти надоело; этот пустой мир, где само время остановилось, навевал неимоверную скуку. К тому же, Прише повидала здесь уже все, за исключением северных Земель Разрушения и Святыни Хаоса.

Неожиданно заметила она одинокую фигуру воина, омытую ярчайшим светом и медленно опускающуюся вниз, на утес. Разинув рот, Прише смотрела на незнакомца. Кто же он?.. Определенно не воитель Хаоса... но и среди чемпионов Космос такого индивида прежде не наблюдалось.

"Эй, как тебя зовут?" - жизнерадостно обратилась Прише к новоприбывшему. - "Откуда ты взялся? Ты ведь не из миньонов Хаоса, верно?" "Хаоса?.." - растерянно переспросил светловолосый мужчина, и Прише, удовлетворенно кивнув, резюмировала: "Но ты не входишь в число избранных Космос. Никогда тебя прежде не видела".

Человек продолжал озадаченно смотреть на болтливую девчушку; имена, произносимые ею, он прежде никогда не слыхал... Прише задумалась: единственными здешними созданиями которые не выступали ни за одну из сторон, были муглы... а этот, вроде, на мугла не похож...

Неожиданно поодаль возник Гарланд, тоже вперив взгляд в воплотившегося незнакомца. "Быть не может..." - в изумлении выдохнул он. Прише закатила глаза: надо же, снова Гарланд... Она-то надеялась на что-нибудь более интересное... Заметил девушку и темный рыцарь. "Воительница Космос", - приветствовал он Прише. - "Ты не знаешь, с чем столкнулась. Так что лучше подожми хвост и беги подобру-поздорову". "И не думай", - отрезала Прише, осознав внезапно, что если она не покажет незнакомца Шантотто, та ее в буквальном смысле в порошок сотрет. - "Думаешь, явился и заберешь у меня мою находку? Уж извини за прямоту, но на кону моя жизнь. Если я не приведу его с собой, нам с тобою не поздоровится".

Гарланд, однако, заявил, что личность неведомого воителя лежит за пределами разумения Прише, после чего атаковал... и, потерпев поражение, поспешил ретироваться. Прише же привела незнакомца, все еще пребывающего в полнейшей растерянности, в Хрустальную Башню.

Шантотто с интересом воззрилась на спутника Прише, а та обратилась к богине, прося ту сделать его одним из избранных Гармонии. "Но где же ты нашла этого воина?" - удивилась Космос. "Повстречала по пути", - пожала плечами девушка. - "Но, похоже, и Хаос хотел бы заполучить его. Но мы, по крайней мере, не причиним ему вреда".

Космос долго и пристально смотрела на сникшего незнакомца, в то время как Прише и Шантотто убеждали богиню сделать того одним из избранных воителей Гармонии. Но вдруг на лице Космос отразилось озарение, она изумленно покачала головой... затем вздохнула: "Хорошо, я сделаю так, как вы просите. Этот воин присоединится к нам".

Обернувшись к человеку, она молвила: "Сражайся же во имя Гармонии и защищать этот мир от тех, кто стремится уничтожить его. Присоединяйся к нам". Она простерла руки, и мужчину омыл чистейший свет. Он почтительно склонил голову: "Слушаю и повинуюсь. Я сделаю все, что в моих силах".

...Позже Прише покинула Обитель Порядка, дабы наряду с новым товарищем продолжить патрулировать окрестные земли. "Стало быть, ты ничего не помнишь?" - обратилась она к спутнику, и тот покачал головой: "Ничего. Однако это не тревожит меня. Если мне суждено сражаться, стало быть, мое существование не бессмысленно". "О чем ты говоришь?" - поразилась Прише. - "Сражения не определяют тебя как личность". "А что тогда?" - вопросил воин. - "До сих пор я ничего не помню о своей жизни. А без прошлого могу ли я оставаться личностью?"

"Ну конечно!" - воскликнула Прише. - "Ты же каждое утро просыпаешься, верно? Считаешь тот, кто лишен воспоминаний, не является личностью? Мы все часто забываем о чем-либо. Воспоминания не являются каким бы то ни было доказательством. Ну ладно, факт состоит в том, что ты не помнишь своего прошлого. Но сейчас ты впервые начинаешь ощущать страх. И это чувство доказывает, что ты жив. Ты. Я. Профессор Шантотто. Мы все ощущаем страх, но когда преодолеваем это чувство, становимся сильнее. И, становясь сильнее с каждым днем, мы понимаем, что живы. Испытания, преодолеваемые нами, дают нам силы. Если у тебя это будет, тебе не понадобятся воспоминания. Тебе просто следует полагаться на внутреннюю силу и жить собственной жизнью. Да, и еще... я должна предупредить тебя... В этом месте не стоит полагаться на воспоминания. Да, без воспоминаний тяжеловато! Ты не знаешь, кто ты, и..."

Всплеснув руками, Прише осознала, что до сих пор не придумала имени новому другу... Но отныне тот, кто являл собою совершенную имитацию и воплощал личность Сида из Луфении, был наречен "Воителем Света"...


А из портала, связующего сей мир с межпространственным рифтом, выступил воитель. Казалось, целую вечность провел он в ирреальности Пустоты, сражаясь с бесчисленными монстрами, но, наконец, вновь оказался в мире смертном... и немедленно ощутил присутствие в нем знакомой сущности.

"Давно я ждал этого, Бартз!" - воскликнул Гильгамеш, после чего сообразил, что троица воителей, в изумлении воззрившихся на него, ничуть не походит на помянутого индивида. Зидан, Ваан и Скволл, никак не ожидавшие встретить сего воина в алом плаще здесь, в подземелье в сердце Земель Разрушения, переглянулись.

Извинившись за беспокойство и заявив, что обознался, Гильгамеш поспешил вернуться в межпространственный рифт... и не видел, как к троице воителей Космос подбежал Бартз, поинтересовавшись, что здесь, собственно, произошло. Зидан объяснил, что лицезрели они здоровенного истукана в алом плаще, но Бартз озадаченно покачал головой; подобного воина он, вроде бы, не встречал...

За долгое время заточения в пределах рифта, куда некогда он был изгнан Губителем, Гильгамеш не раз представлял себе свою следующую встречу с Бартзом, а пафосную речь, которую произнесет при этом, отрепетировал до мелочей. И после они сразятся, и Гильгамеш одержит верх, и Бартз признает его величайшим воителем...

Посему, когда Бартз действительно появился у портала, Гильгамеш выступил навстречу, приветствовал его. Но юноша лишь пожал плечами и собрался было уйти... Гильгамеш был поражен до глубины души подобным поведением. "Ты что, глазам своим не веришь?" - выкрикнул он. - "Не говори только, что ты забыл мое имя, червь".

Бартз остановился, обернулся, но узнавания во взгляде его не было. "Не удивлен, что ты лишился дара речи", - подбоченившись, продолжал вещать Гильгамеш заранее заготовленные слова. - "В час последней нашей встречи я был изгнан в рифт, а ты лишь смотрел на это, рот разинув. Но, как видишь, я вырвался оттуда... Я вернулся! Мое изгнание подошло к концу!"

"Ну... рад за тебя", - только и произнес Бартз, почесав затылок. "Нет, это не было легким странствием", - продолжал Гильгамеш, решив произнести свою пламенную речь до конца. Я скрещивал клинки с престранными противниками бессчетное число раз. Я практически предался существованию в рифте, но кое-кто ожидал мое возвращение в мир живых. Это мысль поддерживала меня в час странствия в Пустоте!.. Много испытаний я пережил, и много сражения провел. И теперь, наконец, я стою пред тобою! Я мечтал об этом мгновении! Нет способа избежать сей дуэли, предначертанной нам судьбой".

"Не уверен, что понял, о чем ты бормочешь", - признался Бартз, почесав затылок, - "но, похоже, ты... хочешь сразиться со мной? Ну ладно! Это, должно быть, будет забавно. Вызов принят!"

Возликовав, Гильгамеш устремился в бой... и в очередной раз потерпел поражение в противостоянии с Бартзом. Не успел Гильгамеш опомниться, как неведомая сила втянула его в портал, низвергнув обратно в межпространственный рифт. Бартз лишь плечами пожал: было что-то в его противнике донельзя... знакомым, но он никак не мог вспомнить, что именно. Впрочем, рано или поздно им наверняка уготовано встретиться вновь...

Да, таковы эпизоды этого бесконечного сна, цикла смерти и возрождения... Но вскоре он окажется разорван...


Обретя Кристаллы, десять героев вновь собрались пред троном Космос в Обители Порядка. "Давайте завершим этот конфликт!" - предложил Воитель Света, и остальные герои согласно кивнули.

"Нет", - с грустью покачала головой Космос. - "Уже слишком поздно". Она попыталась подняться с трона, но не удержалась на ногах и осела наземь. Герои с тревогой воззрились на донельзя обессиленную богиню. "Все вы должны познать истинную Тьму", - прошептала она.

И реальность преобразилась: Обитель Порядка обратилась в выжженную пустошь под пламенеющим небом - владения Хаоса. Последний не замедлил появиться, дабы насладиться полной и безоговорочной победой над своею немезидой. Один лишь взгляд Хаоса заставил героев Света рухнуть на колени пред истинным владыкой этой вселенной.

"Я уничтожу Свет!" - взревел Хаос, и жаркое пламя объяло Космос, а когда иссякло оно, от Богини Гармонии не осталось и следа. "Этот мир пребудет всегда", - постановил Хаос, обратив недобрый взор к десяти героям, взирающим на него с ужасом и ненавистью. - "Вы - беспомощные создания! Ступите же вот Тьму... Будет лучше, если вы просто сгинете вместе с вашей богиней".

А в следующее мгновение начали бледнеть очертания самих воителей Космос... В некотором отдалении замерли Губитель и Кефка, любуясь безоговорочной победой своего божества. "Конфликт богов завершился", - промолвил Губитель, и герои обернулись к нему, не в силах уверовать в неминуемое поражение. - "Космос мертва. Тьму теперь не остановить". "И все благодаря вам", - хихикнул Кефка. - "Ведь Космос была уничтожена вами, и никем иным!"

С гибелью богини исчезали и ее чемпионы, но Зидан, пораженный словами Кефки, воскликнул: "О чем ты?!" "О, вы исчезнете раньше, чем узнаете жестокую правду", - отмахнулся тот. - "Вы должны удовлетвориться этим". "И после того, как будете уничтожены мы, я верну этот мир в Пустоту", - добавил Губитель.

Герои оказались в беспросветной тьме, но сохранили сознание. Означает ли это гибель их сущностей?.. "Нет! Все не может так кончиться!" - раздался протестующий крик лукового рыцаря. - "Мы должны сражаться! И неважно, как ужасно все складывается... мы не имеем права сдаваться!" Будто отвечая его словам, во тьме возникли десять Кристаллов, и ослепительное их сияние изгнало тьму.

Герои вновь обнаружили себя в Обители Порядка; Кристаллы оставались у них в руках. Воины непонимающе переглянулись: что вернуло их к жизни?.. Космос?.. Память упорно воскрешала последние слова богини: "Все вы должны познать истинную Тьму". "Но мы - те, кто уничтожил Космос", - растерянно промолвил Сесиль, не ведая, как интерпретировать реплику Кефки. "Мы должны выяснить правду", - твердо заявил Фирион, и остальные кивнули, соглашаясь. "Да, узнать, почему с гибелью Космос не исчезли мы", - добавил Бартз. - "Мы должны получить ответы!"

И герои, покинув относительную безопасность Обители Порядка, ступили в выжженный мир под пламенеющими небесами - мир, существовать которому осталось совсем недолго... Немедленно, множество имитаций устремилось к хранителям Кристаллов, и жестокие сражения закипели вновь...


"Конфликт вот-вот завершится", - говорила Ультимесия Облаку Тьмы, навестившем ее в замке колдуньи. - "Божественный Дракон вскоре явится". "Божественный Дракон?" - удивилось Облако Тьмы. "Да", - Ультимесия широко улыбнулась. - "Тот, кто очистит этот мир. И тогда мы, выжившие, начнем следующий этап войны с новыми пешками".

"Понятно", - молвило Облако Тьмы. - "То есть вот почему сражения эти повторяются снова и снова". "Именно", - подтвердила Ультимесия. - "Я использую эти вечную войну, чтобы обрести могущество, достаточное для осуществления моей цели. Но на этот раз... что-то не так. Мир дрожит, как никогда прежде. Неужели Император сумел достичь своей цели и даровать Космос абсолютную смерть?"

"Нас не интересуют презренные замыслы этого человечка", - отрезало Облако Тьмы. - "Значение имеет лишь возвращение сущего в Пустоту". "Но почему?" - удивилась Ультимесия. "Пустота восхищает нас", - объяснило Облако Тьмы. - "В отличие от миров и их суеты, она вечна. Ты считаешь нас всего лишь пешками в этом конфликте. Но сама всеми силами стараешься привести в исполнение собственные замыслы. Забавно".

"Я не столь глупа, чтобы слепо повиноваться воле некоего божества", - отвечала колдунья. - "Вот и все. Возможно, куда более мудро было бы склонить головы и принять свои судьбы, как поступили наши противники. Какую судьбу изберешь ты, меня не заботит. Если, конечно, ты не решишь вмешаться". "В твою "магию времени"?" - уточнило Облако Тьмы. - "И чего же ты намереваешься добиться с помощью оной?"

"Сжатия времени", - молвила Ультимесия. - "Я остановлю время в этом жалком конфликте и уничтожу всю жизнь в сем мире, за исключением своей собственной. Вот чего я намереваюсь добиться с помощью своей магии. Интересно, веришь ли ты мне?" "Верю ли тебе?" - изрекло Облако Тьмы. - "Возможно, и так. Но для Пустоты время и божественная воля не имеют никакого значения. Посему замыслы твои ничего не значат для нас".

С этими словами Облако Тьмы исчезло; колдунья же задумчиво склонила голову. "Не сомневаюсь в этом", - произнесла она. - "Они ничего не значат для тех, кому суждено кануть в забвение. Этому же миру и так уготовано полное разрушение".


Покинув южный континент, герои выступили к северному, раскинулись на котором выжженные и обезображенные Земли Разрушения. В одном из сражений с вездесущими имитациями Воитель Света расправился с порождениями, угрожающими Терре и Лунету, и чародейка поблагодарила его. Воитель Света, однако, отвечал: "Не то, чтобы я помог тебе. Я лишь помог ему защитить тебя". И он со значением кивнул в сторону лукового рыцаря.

"Посему благодарить стоит его", - добавил Воитель Света и вознамерился было продолжить путь, когда Терра неожиданно молвила: "Погоди. Спасибо, что защитил его". "Ты должна сказать..." - начал Воитель Света, кивая в сторону Лунета, но чародейка покачала головой: "Ты должен благодарить тех, кто помогает тебе. Ты только что сам так сказал. А когда тебе говорят "спасибо", ты должен отвечать "пожалуйста". Спасибо, что защитил нас обоих". "Пожалуйста..." - неуверенно улыбнулся Воитель Света.

...Позже, шагая по покрытой пеплом равнине наряду с Воителем Света и Лунетом, Сесиль обратился к луковому рыцарю: "А почему ты так стремишься защитить Терру?" "Ну..." - замялся тот, - "с момента нашей первой встречи она кажется какой-то растерянной, посему я решил, что должен оберегать ее". "Ага, влюбился, стало быть", - резюмировал Сесиль, и Лунет вспыхнул, выпалил: "Вовсе нет! У меня куда более достойная причина... То есть, будь иначе, мы бы не обрели Кристаллы..."

"Тогда тебе следует действовать в соответствии с волей Кристаллов", - назидательно произнес Воитель Света, пояснив удивленному Лунету: "В окрестностях множество имитаций. Ты должен быть рядом с нею. Истинного рыцаря определяет то, что он защищает. Если ты определил это для тебя, оставайся верным сей идее до конца".

Лунет, радостно кивнул, умчался вперед; Сесиль же задумчиво повторил: "...Определяет то, что он защищает..." Фраза сия как нельзя лучше отражала его собственные помыслы.

...Вскорости к Сесилю, Воителю Света и Лунету присоединились Фирион и Бартз, и пятеро решили разбить лагерь, дабы дождаться возвращения остальных чемпионов Гармонии, рассредоточившихся в окрестностях. Наблюдая за Воителем Света, тихо беседующим чуть в отдалении с Фирионом и Бартзом, Лунет обратился к Сесилю: "Вот скажи, как он может оставаться таким спокойным? Теперь, когда Космос больше нет... когда мы знаем правду о Кристаллах, я едва сдерживаюсь, чтобы не взвыть с досады".

"Да, я чувствую то же самое", - согласился паладин. "Разве не он всегда подбодрял нас?" - продолжал Лунет. - "'Мы должны закончить этот конфликт'. 'Мы должны сделать это ради Космос'. 'Мы должны идти вперед'. Ты ведь тоже слышал его речи, верно, Сесиль? И как... теперь, когда ее нет, он остается таким спокойным? Неужто он ничего не чувствует? Совсем ничего?" "Сомневаюсь, что совсем ничего", - отвечал Сесиль. - "Я уверен, что он столь же опечален, как и мы. Столь же разгневан. Но сейчас он не может позволить себе предаться сим эмоциям. Ему еще столь многое нужно защитить".

"Защитить?" - удивился Лунет. - "Но ведь Космос..." "В Кристаллах, доверенных нам, пребывает могущество Космос", - пояснил паладин. - "Посему, оберегая своих спутников, он исполняет тем самым волю Космос. Истинного рыцаря определяет то, что он защищает, помнишь?"

Луковый рыцарь кивнул, поклялся, что всеми силами будет и впредь защищать Терру... а также всех остальных, в том числе и себя самого.


С обретением Кристаллов к героям вернулись и утраченные воспоминания, но... принесли ли оные им душевное спокойствие? "Разве в этой войне ты не сражаешься с собственным братом, Сесиль?" - обратилась Терра к паладину. - "Как ты смиряешься с этим?" "Боюсь, не очень", - признался Сесиль. - "Я понимаю, что мы должны сражаться, но делаю это не по своей воле".

"Понимаю", - кивнула чародейка. - "Надеюсь, вскоре все это закончится. Тогда вам с братом не придется сражаться и вы сможете вместе вернуться в родной мир". Неприкрытая горечь, прозвучавшая в словах девушки, заставила Сесиля встревожиться, а Терра, тяжело вздохнув, пояснила: "Все мы пойдем своими путями. И никогда больше не встретимся... Когда я вернусь в родной мир, я... скорее всего, сразу окажусь ввергнута в гущу сражения. Единственные мои воспоминания, связанные с ним, это война и смерть. Интересно... были ли прежде у меня друзья, подобные тебе? Когда я вернусь, будет ли там кто-то... рад видеть меня?"

"Даже если тебе придется вновь сражаться..." - произнес Сесиль, - "даже если по возвращении тебя никто не приветит... это не будет ничем отличаться от начала нашего странствия здесь. Мы все были незнакомы друг с другом. Не знали, кому можно доверять. Сперва мы были одиноки. Но теперь мы обрели союзников - тех, кто встречает нас с распростертыми объятиями". "Верно", - кивнула Терра, и Сесиль ободряюще улыбнулся: "Верь мне, Терра. Мы одержим победу в этом конфликте. И когда это произойдет и ты вернешься в родной мир, там у тебя все будет хорошо".

Терра несмело улыбнулась в ответ, ибо слова паладина запали ей глубоко в душу, даря тепло...


Приближаясь к Землям Разрушения - оплоту Хаоса - воителям Космос приходилось все чаще и чаще сходиться в сражениях с кристаллическими имитациями. "Проклятые марионетки", - выругался Зидан после одного из подобных противостояний, - "их так много! Хоть бы дали нам чуток передохнуть".

"А что, если мы подобны им?" - высказал Лунет мысль, снедающую его уже давно. Зидан изумленно воззрился на него, и луковый рыцарь продолжал: "Что, если это не они - имитации нас? Что, если в начале существовали исключительно имитации... А затем некоторые из них случайным образом были избраны и обращены в то, что представляем собой мы?" "А если и так?" - пожал плечами Зидан. - "Не такое уж это важное дело. Неважно, как мы оказались в этом мире. Важно то, к каким последствиям приводят наши поступки".

"Может, ты и прав, но..." - молвил Лунет, - "предположи, что мы были рождены в этом мире. Воспоминания, которые мы считали своими, не более, чем ложь. Как можешь ты..." "Что, если?" - передразнил его Зидан. - "Предположи... Таким образом ты никогда не найдешь ответы. Поэтому Космос и даровала нам Кристаллы. Сейчас мы собираемся низвергнуть Хаоса. Кто знает, что произойдет после этого? Я стану тревожиться об этом, лишь когда мы достигнем цели. Так что не кручинься, не доставляй головной боли своей старшей сестре".

"Старшей сестре?" - озадачился Лунет, и Зидан пояснил: "Терра присматривает за тобой, как будто ты ее... вредный маленький братишка". Луковый рыцарь возмущенно засопел, и Зидан усмехнулся: "Ну вот, тебе уже лучше. Куда это годится, чтобы детишки ныли весь день!" "Но ты... сам все еще ребенок!" - выпалил Лунет, и Зидан взъерошил ему волосы.


Не ведая, что ожидает их впереди, чемпионы погибшей богини уверенно шагали по землям поглощаемого энергиями Хаоса мира. Сама ткань пространства стала крайне нестабильна, и твердую, выжженную землю под ногами героев то и дело сменяли неведомо откуда появляющиеся иные элементы ландшафтов, составляющие сию реальность... как то лавовые озерца, замковые площади, кристаллические образования... Сменяли - и тут же исчезали, растворяясь в ирреальности магических потоков, разрывающих мир на части.

Неожиданно впереди выросла башня из металла; изнутри доносился шум механизмов, наружу то и дело вырывались облачка пара. Терра и Зидан немедленно узнали твердыню, благо принадлежала она их старому знакомому - Кефке Палаззо. Последний, лично встретив героев в холле башни, не выказал ни малейшего удивления от их чудесного воскрешения, отнесшись к возвращению воителей Космос как к досадному недоразумению, которое надлежит устранить, и поскорее.

"О, ты все еще жива?" - констатировал он, заметив Терру в рядах противника. - "Вероятно, выжили не только чемпионы Хаоса. Ты пришла... чтобы я лично уничтожил тебя? Конечно! После того, что вы сотворили с Космос, вы наверняка хотите последовать за нею". "Что ты знаешь об этом?!" - воскликнула Терра. "Не скажу!" - Кефка зашелся лающим смехом. - "А толку? Все равно я уничтожу все сущее! Разрушение близится!"

Наказав товарищам не вмешиваться в противостояние, Терра Бранфорд сошлась с Кефкой в магическом поединке, и сумела одержать победу над безумным магом. "Почему?!." - воскликнул тот в последние моменты очередного этапа своего затянувшегося существования. - "Почему вы продолжаете жить? Ведь все ваши усилия ничего не значат... Это бессмысленно. И мир, и вы сами будете уничтожены. Жизни... Мечты... Надежды... Откуда они берутся? Куда уходят? Я уничтожу их... Я всю жизнь потрачу на их уничтожение!" Ни один из героев не ответил ему, ибо огонек надежды все еще пылал в их сердцах... "Разбитое сердце", - тихо прошептала Терра, когда очертания безумного мага исчезли бесследно. - "Быть может, он исполнен жажды разрушения, чтобы заполнить пустоту в собственной душе?.. Но я все равно продолжу идти вперед".


Император Матеус Скрестив руки на груди, Император Матеус устремил исполненный триумфа взор вдаль. К воину в золотых доспехах, возвышающемуся на скальном уступе, приблизился Джект. Последний с тревогой озирался по сторонам, ибо стремительные преображения реальности немало его тревожили.

"Все кончено", - произнес Император, не оборачиваясь. - "Вечное противостояние богов". "Но разве не начнется следующий этап цикла?" - поразился Джект. - "После того, как мир будет "очищен", разве не схватимся мы с нашими противниками вновь?" "Ну, предполагается, что да", - согласился Император, улыбнувшись уголком рта. - "Но мы даровали Космос смерть не временную, но истинную. И вскоре воители Космос исчезнут тоже. А затем и мы..."

"Что?.." - воскликнул Джект, глаза которого округлились от изумления. "Наше дальнейшее существование не будет иметь цели", - пояснил Император. - "Скорее всего, мы исчезнем, как и они. Война... завершится по-настоящему..." "Эй, мы так не договаривались!.." - возмутился Джект, и в голосе его мелькнула паническая нотка. - "Ты что, с самого начала собирался уничтожить все сущее? И с самого начала марионетки Хаоса воплощали в жизнь твой замысел?"

"О, ты ошибся в самом главном", - усмехнулся Император, соблагоизволив наконец обернуться к Джекту. - "Ты - марионетка не Хаоса". "Чего?!" - озадачился Джект, но Матеус лишь загадочно улыбнулся и, помолчав, добавил: "У тебя ведь не осталось воспоминаний о прошлом, да?.. Ранее ты был марионеткой Космос. По природе своей ты не принадлежишь всецело ни гармонии, ни разрушению. На этом этапе конфликта ты выступаешь на нашей стороне. Ты - предатель, чье тело принадлежит Тьме, в то время как душа - Свету. Потому я и решил использовать тебя. Чтобы создать Кристаллы - особенные, исключительно для чемпионов Тьмы. Свет был рожден во время твоего противостояния с сыном. И я забрал его... Трепещи же! Ибо я обрел могущество, позавидовать которому могут даже боги!"

"Понятно..." - процедил Джект, с ненавистью взирая на самодовольно ухмыляющегося Матеуса. - "Было у меня чувство, что здесь что-то нечисто". Стало быть, после поединка его с сыном Кристалл был рожден не только для Тидуса, но и для Джекта тоже... Другое дело, что оный мгновенно прибрал к рукам Император, намереваясь использовать его для сохранения своей физической и духовной сущности после того, как Хаос уничтожит сей мир и исчезнет сам.

И Джект уверенным шагом двинулся прочь. "И куда это ты собрался?" - бросил Император ему вслед. "Сражаться", - огрызнулся Джект, не замедлив шага. - "С тем, кто этого действительно достоин!"

Император лишь усмехнулся: конечно, теперь ему нужно выпустить пар после подобного откровения... но это уже ничего не изменит. Фигуры расставлены и партия неминуемо приближается к финалу. "Тявкай, пока можешь", - тихо произнес Император. - "Твое время на исходе. Лишь я один обладаю достаточным могуществом, чтобы пережить гибель этого мира. В итоге я буду править сущим!.."


Джект направился прямиком к героям, исследующим сей преображенный мир, остановился в некотором отдалении, демонстративно положив руку на рукоять меча. Противником его выступил Тидус, в то время как остальные воители Космос отступили, понимая, что в этом противостоянии им нет места.

"Ты слишком много думаешь", - констатировал Джект, когда сын поверг его наземь. - "И как ты продолжаешь жить с душой, исполненной сомнений? Если не понимаешь чего-то, то должен принять все, как есть. Причины твоей слабости... путь, которым ты следуешь... тот факт, что ты ничего не понимаешь об окружающем мире... просто прими все это! В конце концов, ты сам сможешь отыскать все ответы. Стремись всего достичь сам, и завтрашний день обязательно наступит".

"Ты это говоришь, чтобы мне стало легче?" - насупился Тидус. "А ты сейчас разревешься?" - ухмыльнулся Джект. "Прости, что рассчитывал на тебя, а не на себя", - произнес Тидус. - "Спасибо..." Джект кивнул, очертания его продолжали растворяться. "Весело было быть твоим папашей", - произнес он перед тем, как исчезнуть вовсе.

...Герои продолжили путь, но неожиданно ощутили приближение... чего-то. Казалось, весь мир содрогнулся от ужаса, а воздух стал неподвижен, ни ветерка... "Может, это происходит потому, что Космос погибла?" - предположил Сесиль, озираясь по сторонам.

"А я вот все думаю, что она говорила насчет познания нами истинной Тьмы", - вздохнула Терра. - "Возможно, если этот мир обречен... все наши усилия пошли прахом..." "Может, это действительно и так", - согласился Зидан. - "Но означает ли это, что мы должны отступить теперь? Вот это действительно будет поражением!" "Верно, Зидан", - поддержал хвостатого Воитель Света. - "Мы должны приложить все усилия, чтобы достичь намеченной цели. И свершить благословение сего мира Кристаллами..."

Губитель Реальность преобразилась вновь, и героям предстали безумные ландшафта межпространственного рифта. Впереди означились очертания замка, на балюстраде которой возвышалась знакомая фигура. "Стало быть, вы все еще живы", - констатировал Губитель, внимательно следя за приближением героев. - "Воистину, мощь Кристаллов впечатляет". "Мощь Кристаллов?" - нахмурился Воитель Света. Действительно, ведь о Кристаллах они ведают лишь то, что те каким-то образом связаны со спасением сего мира, и не более того...

"Губитель! Расскажи нам, что тебе известно!" - то ли взмолился, то ли потребовал Бартз. - "Что ты имел в виду, когда говорил, что Космос погибла из-за нас?!" "Думаю, теперь можно и просветить вас", - согласился Губитель. - "Как думаете, какова истинная природа Кристаллов? Они созданы силой гармонии, обладала которой одна известная нам богиня".

Выдержав драматическую паузу, дабы насладиться изумлением, отразившемся на лицах Героев, Губитель продолжил: "Воистину, они - осколки богини, заключающие в себе ее могущество. Именно из-за того, что вы обрели их, Космос лишилась сил и погибла. Могущество Кристаллов позволило вам существовать в сем мире даже после ее смерти. Но Свет их иссякает, и скоро исчезнет вовсе". "И тогда мы..." - начал Бартз, и Губитель пророкотал: "Вернетесь в лоно Пустоты! Как и я сам... на веки вечные!"

...В противостоянии с героями Губитель пал, ощущая, как развоплощается тело его, обращаясь в ничто. "Пустота - начало и конец сущего", - произнес он, обратив на воителей Света исполненный ненависти взор. - "И вскоре все вы станете частью ее!" Губитель расхохотался, и продолжал ликующе, триумфально смеяться до тех пор, пока развоплощение его не завершилось.

Воцарилось тягостное молчание. "Зачем Космос направила нас на поиски Кристаллов?" - выказал Воитель Света вслух снедавшую всех мысль. Память воскрешала последние мгновения существования Богини Гармонии и таинственные слова, произнесенные ею. "Я потерпела поражение..." "Все вы должны познать истинную Тьму..." "Вы - последняя надежда этого истерзанного мира..."

"Думаю, Космос сознавала, что ей предстоит умереть", - тихо прошептала Терра. "И, зная это, отдала нам свои последние силы?" - с сомнением произнес Бартз, но Воитель Света уверенно кивнул: "Она верила в нас... Мы стали для нее последней надеждой..." "Кристаллы... Нет, Космос дала нам второй шанс!" - воскликнула Терра, и Бартз уверенно молвил: "И мы его не упустим".

Послышался тихий смех, и герои вздрогнули, обернулись, воззрившись на воителя в золотых доспехах, замершего в нескольких шагах от них. "Вижу, фарс продолжается", - ядовито произнес Император Матеус.

"Ты!" - поразился Воитель Света. - "Разве тебя не уничтожил Фирион?" "А я вернулся с того света", - усмехнулся Император. - "Ведь этому миру пригодится новый властелин". "Вот из-за таких гадов, как ты, конфликт и продолжается вечно!" - прошипел Фирион. "О, не стоит распаляться", - пренебрежительно отмахнулся Император. - "Истинный кризис лишь начинается. Теперь, после победы Хаоса, цепи судьбы пали с нас. Кто-то хочет вернуть мир в Пустоту. Кто-то стремится просто уничтожить его. Все мы следуем своим потаенным желаниям. Это начало существования, исполненного чистого хаоса!"

Расхохотавшись, Император исчез, но решимости у воителей Космос довести дело до конца ничуть не убавилось. Продолжив путь, лицезрели она пред собою огромное поле кристаллических образований, левитировал над которым никто иной, как Куджа.

"В конце концов, я всего лишь вместилище", - с неожиданной горечью произнес он, завидев приближающихся героев. - "Я даже не доживу до гибели этого мира. Мне нечего страшиться! Я лишь жалею о том, что так и не узнал - что означает "жить". Но один я не умру... лишь вместе с вами! Вполне подходящий конец для этого трагичного фарса! Ведь те, кто стремятся к счастливому завтрашнему дню, засыпают, чтобы позабыть о несчастьях дня вчерашнего. Да... они хотят, чтобы горькая боль, вызванная осознанием реальности, ушла". "Снова бестолково трепешься", - вздохнул Зидан, и Куджа наградил его испепеляющим взглядом: "А ты так ничего и не понял, да? Продолжаешь путь, даже лишившись всего?" "Богиня дала мне надежду на будущее", - возразил Зидан. - "Если я отступлю сейчас, но как смогу смотреть на себя в зеркало?" "Да, похоже, ты не понял самого главного", - усмехнулся Куджа. - "В эту эпоху выживают лишь самые могущественные, остальные же погибают!"

В противостоянии с Куджей Зидан вновь вышел победителем и, возвышаясь над поверженным противником, назидательно произнес: "Пока жива надежда, я не буду уничтожен". "Тогда уничтожь меня", - твердо произнес Куджа. - "Я лишился всего. В эту эпоху я - никому не нужная сущность".

Но Зидан протянул Кудже руку, и глаза того округлились от изумления. "Почему?" - выдохнул он. "А что, нужна причина, чтобы помогать другим?" - широко улыбнулся Зидан. - "Или же тебе моя помощь не нужна?" "Наверное, я нападу на тебя снова", - признался Куджа, и Зидан согласно кивнул: иного ответа он и не ожидал. "Нападай, сколько хочешь", - молвил он, и Куджа тяжело вздохнул: "Я никогда не смогу понять тебя".

Демонстративно не обращая внимания на протянутую руку, Куджа с видимым усилием поднялся на ноги, отказываясь умирать на коленях. "Иди", - бросил он Зидану. - "Однажды я вернусь..." Куджа исчез, обратившись в поток темной энергии, но Зидан понял, что хотел сказать его противник. "Однажды я тоже вернусь туда..." - тихо прошептал он.


Разыскав Голбеза, Император, уже мнящий себя властелином сего мира и ведущий соответствующе, преградил ему путь. "Теперь-то мне все понятно..." - обвиняюще прошипел Матеус. - "Ты все это время был на стороне Космос". "Я делал все, что в моих силах, чтобы спасти его", - отвечал Голбез, и в голосе его не было раскаяния. - "Однако о твоем замысле я не имел ни малейшего представления. Использовать Кристаллы, наделенные могуществом Тьмы... чтобы избежать гибели..."

"А ты сам, Голбез? Ты примешь гибель этого мира с отчаянием в душе?" - полюбопытствовал Матеус, но Голбез покачал головой: "Нет, не с отчаянием. Этот мир создан из осколков реальности, принесенной из различных миров двумя богами. Пока правит Хаос, осколкам суждено погрузиться в вечную Тьму. Но если Хаос погибнет, осколки вернутся туда, откуда явились. Я ищу надежду! Им по силам одержать верх над Хаосом!" "Глупец!" - взорвался Император. - "Как можно уничтожить самого Бога Разрушения? Нет, в моем замысле нет изъянов. Однажды даже боги склонятся передо мной".

Ни слова не говоря в ответ, Голбез устремился прочь. Что ж, о предательстве его рано или поздно должны были узнать... пусть. Поделать они все равно ничего не смогут. Космос повержена, и сейчас вся надежда остается мира на существование остается с горсткой воителей Света.

Путь Голбезу преградил Гарланд. "Твои потуги бессмысленны", - пророкотал рыцарь. - "И никому не нужны. Твое пособничество привело Космос к истинной гибели. И теперь цикл должен завершиться!" "Мы пережили уже немало завершений", - отвечал Голбез. - "Наверняка ты должен понимать, что и нынешнее от них не отличается". "Ты неверно понимаешь желания Великой Воли", - произнес Гарланд, отрицательно покачав головой. - "Моя задача еще не завершена. Этот мир - всего лишь земли для испытания совершенного оружия разрушения... Хаоса! И именно поэтому цикл непрерывных сражений должен был продолжаться целую вечность".

"Гарланд..." - с невольным испугом выдохнул Голбез, взглянув на рыцаря совершенно по-иному. - "Что тебе известно? Кто ты?"


Воителям Космос, продолжающим путь по гибнущему миру, предстало Облако Тьмы. "Вы пришли", - констатировало она, отыскав взглядом лукового рыцаря, бесстрашно взирающего на сущность Тьмы. - "Мы готовились к этому целую вечность в Пустоте. Мы затопим сей мир Тьмой... и вернем его в Пустоту". "Нет", - возразил ему луковый рыцарь, сделав шаг вперед. - "Мы все еще живы". "Ты противостоишь мне, даже если не осталось ничего, что тебе стоило бы защищать?" - расхохоталось Облако Тьмы. - "Ведь твоей богини нет больше?" Положив руку на сердце, Лунет произнес: "Ее надежды... вот здесь".

Досадливо хмыкнув, Облако Тьмы устремилось в атаку... но пало пред луковым рыцарем. "Врата в Пустоту уже открыты", - прошипело оно, развоплощаясь. - "Ты не можешь остановить ветра перемен". "Ты право", - согласился Лунет. - "Если бы я продолжал оценивать ситуацию одним лишь разумом, то давно бежал бы прочь. Но решимость товарищей не дает мне этого сделать. Сердце подсказывает, что мы обязательно найдем решение".

"Вы, живые создания, так занимательны", - молвило Облако Тьмы, бледнея на глазах, обращаясь в темную энергию. - "Однако вам не избежать уготованной участи. Я буду ждать вас в Пустоте". Но слова ее не убавили решимости героев, которые стремились избежать оков уготованной им судьбы и создать собственное грядущее.


"Гарланд..." - с невольным испугом выдохнул Голбез, взглянув на рыцаря совершенно по-иному. - "Что тебе известно? Кто ты?" "Я - пленник времени", - отвечал Гарланд, - "видевший все измерения, все миры. Все сущее пронизывает Великая Воля, определяющая цели моего бытия... И это ключ к освобождению из моей вечной тюрьмы. Посему я надзирал за бесконечностью миров, направляя конфликт Хаоса и Космос. Все усилия были направлены на усиление могущества разрушения, чтобы Хаос стал поистине совершенным оружием".

"И в этом состоит твоя цель?" - поинтересовался Голбез. - "Ведь сам мир - пленник времени. Пленник, который вот-вот станет свободен. Колесо судьбы уже начало поворачиваться. Почему бы заняться новым циклом надежды?" "Мой цикл бесконечен, Голбез", - отвечал Гарланд. - "По крайней мере до тех пор, пока мы с ним едины... Однако... все может обернуться очень интересно. Даже если нет надежды в будущем, я все получу удовлетворение от завершения этого бесконечного конфликта".


Следующим из чемпионов Хаоса, представшим героям, стал никто иной, как Голбез. "Позвольте выразить вам свою благодарность", - произнес он. - "Ваш Свет даровал мне надежду. А теперь обнажайте мечи. Я принимаю свою судьбу".

Вперед выступил Сесиль; ладонь он опустил на рукоять меча, но обнажать его не спешил. "Брат... почему?" - выдохнул он. "В мире, исполненном Разрушения... я могу осуществить свою мечту", - отвечал Голбез, устремляясь в атаку. - "Ты ее уже воплотил".

Кивнув, Сесиль принял вызов, и в яростном поединке одержал верх над Голбезом. "Ты веришь в силу уз", - произнес тот. - "Если ты утратишь ее, то не сможешь выстоять пред чемпионами Хаоса. Ваши узы сильны, и вместе вы сумеете выдержать любое испытание. Думаю, вы добьетесь успеха".

И Голбез устремился прочь. "Куда ты?" - выкрикнул вслед ему Сесиль. "Меня призывает Хаос", - обернувшись, отвечал Голбез. - "Стало быть, в сердце моем остается слабость. Посему я не смогу оказать вам поддержку в сражении". "Ты лукавишь, брат", - покачал головой Сесиль. - "Ты сказал, что веришь в нас. Если это так, то сражайся вместе с нами! И тогда мы наверняка одержим победу! Ведь и нас с тобою связывают узы, верно? Я обещаю, что не потерплю поражение. И однажды мы с тобой сможем сражаться плечом к плечу!"

"Для рыцаря у тебя слишком доброе сердце", - молвил Голбез. - "Но однажды... когда Свет озарит и меня тоже..." Не добавив ничего к сказанному, он продолжил свой путь, и Сесиль согласно кивнул, поняв, что хотел сказать ему брат.

...И вновь потянулись долгие часы мытарств по выжженным равнинам, единственными обитателями которых являлись ныне кристаллические имитации. "Космос мертва, и мы должны были последовать за нею", - вздохнул Лунет, чья ремарка ничуть не улучшила подавленное настроение, царящее в отряде. - "Кристаллы - единственная причина, по которой мы все еще здесь".

"А что, чего мы добились, изменило хоть что-нибудь?" - озвучил Фирион мысли всех без исключения соратников. - "Ведь не было способа одержать верх, и все же она вдохновляла нас на мечты на победе, зная, что надежды сии ложны. Как жестока оказалась богиня!"

Клод Страйф "Нет", - с уверенностью возразил Клод. Если поддаться сомнениям, то в конечном итоге они поглотят душу, лишая воли к сражению, к жизни. "Мы должны всецело сосредоточиться на спасении мира", - продолжал он. - "Это - наша задача. Если мы восстановим равновесие в этом мире, бытие в иных мирах вернется на круги своя. Мы все вернемся в родные миры, и все будет, как прежде. А может, еще и лучше". "То есть, мы не исчезаем, а лишь возвращаемся в свои миры", - усмехнулся Тидус. - "Стало быть, мечты наши оказались не беспочвенны?"

"Я это все придумал", - помолчав, признался Клод. "Ты солгал?!" - поразился Тидус, не веривший, что Клод способен на это в принципе, пусть и ложь его - во спасение. "А это неплохая ложь", - неожиданно поддержал товарища Скволл. - "Как думаешь, Фирион?" "Да. Неплохая", - согласился тот, и герои продолжили путь.

Действительно, что предпочтительнее - безнадежная истина или ложь во спасение?.. "Эй, Скволл", - потянул юношу за рукав Лунет, и когда тот остановился, шепнул: "Я верю в то, что говорил Клод. Я хочу в это верить". "Я верю в это уже давно", - признался Леонхарт. - "Я вспомнил об одном своем обещании... Есть та, которая ждет меня. Но это наш с тобой секрет. Понял?" Лунет кивнул, понимая, что Скволл не готов обнажать душу и рассказывать о мире, из которого явился, чтобы принять участие в божественном конфликте. Да, в сущности, сейчас это и не важно...

Наконец, впереди замаячили призрачные очертания Пандемониума, где героев встретил сам Император Матеус. "Дорогие мои солдатики", - приветствовал он воителей Космос. - "Приползли наконец к своему новому господину?" "Мы пришли остановить тебя", - пафосно произнес Воитель Света, и Император рассмеялся. "Насекомые могут собираться в рой, но они все равно остаются насекомыми", - назидательно произнес он.

"Мы многое преодолели, чтобы добраться сюда!" - с возмущением заявил Зидан. Император смерил его снисходительным взглядом. "Преодолели, говоришь?" - усмехнулся он. - "Скажите, вы ставите себе в заслугу то, что обрели Кристаллы?" "На что ты намекаешь?" - прищурился Воитель Света.

"Все произошло так, как и планировалось", - молвил Матеус. - "Да, передать вам силу было желанием самой Космос. Но подумайте, кто вел вас в сражения. Разве не очевидно, что благодарить за Кристаллы вы должны нас?" Выдержав паузу, чтобы слова его воители Космос успели осознать, Император продолжил: "Может, Космос и слаба, но она все равно оставалась богиней. Чтобы полностью уничтожить ее, лучшим способом было вынудить добровольно расстаться с последними крупицами могущества. Да, мы создали вам всевозможные препятствия, преодолев которые, вы действительно обрели Кристаллы. Конечно, кое-кто из нас перестарался, но вы и сами справились с ними. Воистину, вы - силы Тьмы, уничтожившие богиню!"

Возмущенные столь неприкрытым цинизмом, звучащим в речах Императора, герои устремились в атаку, низвергнув самопровозглашенного владыку всего сущего, самомнение которого многократно превосходило возможности.

"Как мог я потерпеть поражение... дважды?!" - выдохнул смертельно раненый Император, с ужасом воззрившись на воителей Космос. - "Кто вы такие?!. Но это еще не конец. Пока существует Хаос, продолжим существовать и мы. Я еще вернуть из мертвых в этот мир!.."

И Матеус исчез, обратившись в поток темной энергии... Герои понимали, что времени у них в обрез, и для спасения сего мира непременно нужно уничтожить Хаоса, Бога Разрушения... Ведь иначе невозможно пресечь возрождение чемпионов Тьмы и новый виток бесконечного цикла...


"Силы Разрушения все возрастают, и воспоминания вернулись ко мне", - признался Сефирот, обращаясь к Гарланду. - "В конце прошлого витка цикла я покончил с жизнью... Возможно, для того, чтобы понять, что истинно в этом эфимерном мире".

"Невозможно!" - изумленно выдохнул Гарланд. - "Хочешь сказать, что вспомнил то, чтобы было с тобою до гибели?" По негласным правилам божественного конфликта, установленными Великой Волей, воспоминания сохраняются лишь у тех чемпионов Космос и Хаоса, кто остается в живых на момент окончания каждого из циклов, а Сефирот среди таковых не числился...

"Исчезает ли душа, когда погибает тело?" - философски вопросил Сефирот, размышляя о чем-то своем. - "Душа освобождается от бренной плоти и сливается с пронизывающей мир духовной энергией..." "Хочешь сказать, что душа продолжает жить?" - уточнил Гарланд, и Сефирот пожал плечами: "Это всего лишь предположение. Не стоит считать его за непреложную истину".

"Этот мир состоит из элементов различных реальностей", - промолвил Гарланд, поразмыслив над словами среброволосого воина. - "Если Хаосу суждено было бы погибнуть, они освободились бы, и был бы рожден новый мир". "Стало быть, все мы отправимся туда", - закончил Сефирот. - "Если этот мир погибнет, а новый родится... что бы ты пожелал себе на будущее?" "Пожелал?" - с неожиданной горечью произнес Гарланд. - "А у меня есть право желать? Я - воплощение войны, пленник бесконечного цикла сражений. Так было, и так будет всегда... Что еще может предложить мне этот мир?"


Ультимесия Герои чувствовали, что силы мало-помалу оставляют их; могущество Кристаллов иссякало, ровно как и время, отпущенное им. Что произойдет, когда силы гармонии растворятся в потоке разрушения? Исчезнут ли они... или, как предположил Клод, вернутся в собственные миры?..

Замок Ультимесии возник пред воителями Космос, и преображался он с каждым мгновением, ибо сжатие времени, столь желаемое колдуньей, уже началось. "Последнее желание Космос исполнилось по ее гибели", - обратилась Ультимесия к приближающимся героям, но недобрый взгляд ее неотрывно буравил Леонхарта. - "Вскоре и Бог Разрушения последует за ней..."

"Чего же хочешь ты?" - полюбопытствовал Скволл. "Мир сжатого времени", - без тени сомнений отвечала колдунья. - "В таком мире вы могли бы существовать вечно! Вам всем следует склониться передо мной!" "Спасибо, обойдусь", - отрезал Скволл, устремившись к Ультимесии с обнаженным ганблэйдом в руке.

"Но почему ты чинишь мне препятствия?" - искренне недоумевала колдунья. - "Я создаю мир по своему желанию, ты и сам стремишься к тому же..." "Возможно", - пожал плечами Скволл, не замедлив шага. - "Но мне нужно сделать данное обещание". "Значит, ты тоже станешь счастью мира сжатого времени", - резюмировала колдунья, начинания творить заклинания. - "Тебе повезло меньше всех, ведь тебя угораздило родиться в мире, к которому принадлежу и я сама". "В этом случае не повезло именно тебе", - парировал Скволл, - "ибо таким образом ты стала моим врагом".

Воители Космос отступили, наблюдая за противостоянием, в котором Ультимесия оказалась повержена. "Похоже, время не ждет меня", - скорбно изрекла она. - "Даже если пребывало оно у меня в руках, время стремительно утекло, как только я чуть ослабила хватку". "Никто не может лишить нас времени", - произнес Скволл, наблюдая, как истончаются контуры фигуры колдуньи. "Настоящее - лишь сон", - зло прошипела та. - "Все сущее обречено на исчезновение!.."

Собрав крупицы могущества, Ультимесия попыталась было вновь обрести власть над временем, но удар ганблэйда Скволла оборвал существование ее в этом мире. "Глупо сожалеть о прошлом или мечтать о будущем", - молвил Леонхарт, устремившись к ожидающим его друзьям. - "Бессмысленно. Эта битва происходит в настоящем".


Костяной трон возвышался на островке обугленной земли, и восседал на нем Хаос, Бог Разрушения. Веки его дрогнули, чуть приоткрылись. "Мой долгий сон наконец завершился..." - пророкотал Хаос, ни к кому в особенности не обращаясь.

"Стало быть, ты пробудился", - произнес Гарланд, преклонив колено пред троном бога. - "Что же тебе снилось?" Хаос тяжело вздохнул, тряхнул головой, будто отгоняя наваждение. "Совершенная глупость", - изрек он наконец. - "Будто мы с Космос вместе правим миром. Смешно, не правда ли? Во сне я был богом, противостоящим разрушению. Но образы все еще стоят у меня перед глазами, столь яркими они предстали... Улыбающиеся люди... Счастливые дни, проведенные мною вместе с Космос... Хотел бы я забыть обо всем этом... Почему же этот сон казался столь реальным для того, кто лишен воспоминаний?"

"Хаос..." - начал Гарланд, - "если это действительно наша последняя битва, я должен кое-что открыть тебе. Этот бесконечный конфикт, циклы которого повторяются раз за разом, порожден Великой Волей. И именно я сделал этот мир полем брани между Гармонией и Разрушением. Ты лишен воспоминаний, посему я направлял твои действия в соответствии с желаниями Великой Воли".

"Как я и думал", - медленно произнес Хаос. - "Ты стоишь у истоков конфликта". "Нет, Хаос", - отвечал Гарланд и, поднявшись на ноги, произнес: "Для меня... ты стоишь у истоков. До того, как Великая Воля направила меня в этот мир, когда я находился на грани смерти, именно ты отправил меня в прошлое на 2000 лет. Ты - это я... и я - это ты".

Хаос долго молчал, пораженный откровением Гарланда, являл который собою воплощенные воспоминания божества. "Стало быть..." - начал он, собираясь озвучить сие предположение...


Среди вихрей изумрудных потоков, пронзающих сердце осколка планеты, которую Сефирот мог назвать родной, героям предстал сам среброволосый воин, обретший воспоминания как о своем смертном бытии, так и об этапах божественного конфликта, в которых довелось ему принять участие.

"Хороший мальчик", - с обычным высокомерием обратился он к Клоду, сжав ладонью рукоять катаны. - "Сам пришел ко мне... Не мог вынести бездну собственного отчаяния? Снова хочешь положиться на меня?" "Не помню, чтобы когда-то я положился на тебя", - прищурился Клод.

"Отчаяние поразило твою душу", - продолжал Сефирот. - "Твоя высосанная из пальца мечта - всего лишь творение этого жестокого, страшного мира". "Даже если так", - произнес Клод. - "Это боль, которую я должен пронести с собой. Если я отступлю, то уже не смогу продолжить свой пути". "Утони в своей боли", - прошипел Сефирот, приближаясь к Клоду. - "Склонишь, и моли меня о прощении".

Однако решимости, проявленной Клодом Страйфом в сражении, Сефирот не ожидал, ровно как и своего поражения. "Что движет тобой?" - выдохнул он, когда острие меча Клода щекотнуло ему горло. "Лишь я сам", - отвечал Клод. Однако подобное откровение Сефирот принять был не готов. "Для подобного тебе нет места в мире", - молвил он, но Клод отрицательно покачал головой. "Ты не прав", - уверенно заявил он. - "Я иду вперед в поисках ответов, в поисках причин, чтобы продолжать сражаться... Я ничем не связан с тобою!".

Осторожно, Сефирот отвел острие клинка от своего горла. "Но моя тень навсегда останется в твоем сердце", - пообещал он, обращаясь в потоки темной энергии. - "Мы снова встретимся, Клод. Пусть ты и считаешь, что сам контролируешь свои действия, на самом деле, я всегда буду направлять тебя. Я стану богом! Мой дух будет жить вечно... и однажды я отыщу Землю Обетованную". "Вот и занимайся своим делом", - огрызнулся Клод, возвращаясь к ожидающим его товарищам. - "Сейчас я хочу сразиться не с тобой..."


Воитель Света шагал, напряженно размышляя о чем-то, и душевное состояние его не укрылось от товарищей. "Что случилось?" - встревожился Тидус. - "Ты ведь не думаешь... отступить?" "Нет, конечно, нет", - выдавил улыбку Воитель Света. - "Я все так же тверд в убеждении одержать верх над Хаосом. Однако... в отличие от всех вас, я ничего не помню о себе. Откуда я появился, куда должен вернуться... я даже именно своего не знаю".

"Ну, мы тоже не уверены в истинности собственных воспоминаний", - отвечал Бартз, принимая во внимание ирреальность существующего вне времени мира, в котором они - волею Космос - ныне пребывали. - "Будущее столь же призрачно, как и облака, бегущие по небу". "Все будет хорошо", - обратился к Воителю Света Сесиль. - "Память обязательно вернется к тебе. А если и нет... ты создашь для себя новое будущее. Верно?"

Тепло поблагодарив товарищей за поддержку, Воитель Света продолжил было путь, но Тидус удержал его за локоть. "Ты ведь ничего не помнишь о себе до того, как оказался здесь?" - уточнил он. - "Знаешь, если после того, как эта война закончится, мы вернемся в свои миры... Все это время, что мы сражались рука об руку... пожалуйста, не забывай об этом". "Не забуду", - пообещал Воитель Света, но душу тревожил иной вопрос: о чем же он все-таки позабыл?..

А вскоре воители Космос достигли Святыни Хаоса, в сердце которой их встретил сам Гарланд. "Добро пожаловать, доблестные воины", - с искренним уважением приветствовал он героев. - "Если вы ищете Хаоса, то он недалеко, надзирает за поглощающим этот мир Разрушением. Однако, вижу, силы ваши на исходе".

"Гарланд", - процедил Воитель Света, - "стало быть, ты возродился вновь. Все свои оставшиеся силы мы бросим на то, чтобы уничтожить Хаоса и разорвать бесконечный цикл. Это станет нашей последней миссией".

Гарланд

И герои устремились в атаку; в противостоянии с ними Гарланд потерпел поражение... и ликующе расхохотался. "Возрадуйтесь", - обратился он к воителям Космос. - "Оковы времени пали. Мы больше не сможем возрождаться. Вы прервали бесконечный цикл... и теперь грядет истинная катастрофа! Ибо пробудилось совершенное Разрушение! Хаос собирается могуществом своим уничтожить этот мир... и себя самого".

"Но зачем ему это?" - поразился Воитель Света. "Разрушение", - произнес Гарланд. - "Уничтожение всего существующего. Ведь совершенный Хаос будет отрицать все сущее, верно? В конце этого конфликта не будет радости, не будет славы, не будет избавления, не будет будущего. Для Хаоса мир без Космос лишен всякого смысла". "И он уничтожит все сущее лишь потому, что в сердце у него пустота?" - поразился Воитель Света. "Так решил бог", - усмехнулся Гарланд.

"И ты согласен с этим?" - продолжал настаивать Воитель Света. "Если этот мир погибнет, мне придется отыскать иной бесконечный цикл", - молвил Гарланд. - "Дух войны вечен, он не связан пространством и временем! Прощайте же, воители Космос. Быть может, мы встретимся в ином мире..."

И Гарланд исчез, оставив наконец сей мир, обращенный в поле брани. Божественный конфликт, продолжающийся с незапамятных времен, воистину близился к своему завершению...

"Уничтожение всего существующего", - задумчиво повторил Воитель Света слова Гарланда, чувствуя, как стремительно иссякает могущество Кристалла, поддерживающего его существование в этом обреченном мире. "Может, Хаос пытается уничтожить и собственное отчаяние", - тихо молвила Терра, и Сесиль согласно кивнула: "Пустоту, которую он ощутил при гибели Космос"

"Но это же ерунда!" - воскликнул Лунет. - "Пытаться уничтожить все сущее - это то же самое, что бежать от самого себя!" "Космос не бежала, она дала нам надежду!" - поддержал товарища Бартз, бережно коснувшись рукой своего Кристалла. - "И Кристаллы - тому доказательство!"

Следуя его примеру, взяли в руки Кристаллы и остальные герои. "Мы не просто пешки судьбы!" - возвестил Фирион. - "Мы сражаемся потому, что у нас есть, за что сражаться, и мечты, которые мы хотим воплотить в жизнь!" "Если бы хоть один из нас отступил, исчезли бы мы все", - тихо добавил Клод. "Мы пройдем по этому пути до конца", - продолжил Скволл общую мысль. - "И тогда скажем пару ласковых Хаосу". "Космос подарила нам надежду", - закончил Воитель Света. - "А мы, в свою очередь, дарим надежду этому миру".

Чемпионы Космос знали, что предстоит им последняя битва... а после все они вернутся в собственные миры, где столь дел осталось незавершенными!.. А сейчас... у каждого из них свои причины, чтобы продолжать сражение, и именно это дает им силы!

За пределами Святыни Хаоса распростерлась выжженная равнина, высился на которой гигантский трон. Обхватив голову руками, Бог Разрушения ревел от нестерпимой боли, пронзавшей разум, ибо теперь, после поражения Гарланда от рук героев, наполняли его все без исключения воспоминания сего мира. О бесконечном цикле горестей, страданий и разрушения... "Теперь ты осознал стремления Великой Воли", - прозвучал глаз Гарланда... нет, Хаоса. - "Конфликт завершен. Ты победил. Я дарую тебе могущество Божественного Дракона, очищающего сущее. Уничтожь воителей Космос и положи конец этой истории".

Воители Света осторожно приблизились к трону, с тревогой взирая на ярящееся божество. "В самом конце сна", - пророкотал исполин, медленно поднимаясь с трона, - "даже Хаос разрывает себя на части! Ознаменуем же завершение этого вечного конфликта!"

Десять героем единым движением устремились к Богу Разрушения, и эпическое сражение закипело под алыми небесами гибнущего мира. Все свои надежды, мечты и стремления вкладывали в сие противостояние воители Космос, и ценою невероятных усилий одержали верх над Хаосом. "Космос..." - прогремел тот в последние мгновения своего существования, - "теперь я понимаю, что ты оставила в сем мире".

Один за одним, герои исчезли, и возвестил Хаос: "Так завершается конфликт богов. Судьбу отвратить невозможно!" К небесам устремились лавовые потоки, знаменуя окончательное уничтожение измерения, ставшего ареной для бесконечной войны...

Великая Воля, жаждавшая привести бесконечный конфликт к завершению, стремилась уничтожить реальность, но для этого оба божества должны были покончить с жизнью. Космос содеяла сие, сотворив Кристаллы, а Хаос, познав отчаяние, должен был принять решение разорвать себя на части, высвободив колоссальнейшее количество энергии абсолютного Разрушения... Но герои - простые пешки на поле брани, не принимаемые Великой Волей во внимание - не дали сему свершиться...


Десять героев с изумлением озирались по сторонам, ибо оказались она на усыпанном цветами - в то числе и дикими розами - лугу подле огромного озера с кристально-чистой водой; вполне мирная картина, поверить в которую практически невозможно. Но неужели... все-таки?..

Кристаллы в руках героев ярко воссияли; похоже, пора возвращаться в родные миры. Один за другим, чемпионы Космос исчезали, пока не остался на лужайке один лишь Воитель Света. Оглядевшись по сторонам, он направился к виднеющемуся вдалеке замку. Корнелия... неожиданно всплыло в памяти название. Да, это - его мир, и предстоят ему иные сражения, иные испытания и свершения, ибо, хоть и завершен божественный конфликт, на смену одному циклу может придти иной...

Крепко сжимая сияющий Кристалл в ладони, Воитель Света продолжал свой путь...

***

Так завершился тринадцатый цикл бесконечного конфликта, начатого мною в давно позабытую эпоху. Да, изначальной цели я не достиг, но результат обнадеживает и говорит о том, что Великая Воля, сознание Сида из Луфении, не всесильна и не могла предсказать все возможные исходы эпического эксперимента. Но напоследок расскажу я о том, как все началось... в моем родном мире, в державе, рекомой Луфенией, в городе, известном как Ястребиное Крыло.


Все началось, когда исследователи Луфении, в число которых входил и я, обнаружили близ Онрака портал, ведущий в межпространственный рифт, пребывал за которым иной мир, подобный нашему, но лишенный жизни. Лишь бренные руины павших держав - Корнелии, Мелмонда, иных - пребывали в нем. "Мир B" - так мы назвали сии земли.

Мир оказался богат на кристаллическую руду, с которой мы немедленно начали экспериментировать в лабораториях и исследовательских комплексах на Островах Кардиан. К исследованиям высказало недвусмысленный интерес и наше правительство.

Обнаружился в ином мире и дракон. Попытки установить с ним контакт к успеху не привели, ибо могущественная тварь попросту испепелила наши войска.

Эксперименты с кристаллической рудой вылились в сотворение первых сущностей, отдаленно напоминающих человеческие - имитаций. Однако результаты были признаны неудачными, и от имитаций избавлялись, отправляя через портал в межпространственный рифт. Имитации не обладали собственной волей.

Но затем портал исчез, и неведомо, какие силы сокрыли его. Правительство фактически открытым текстом приказало изыскать портал, ведь от этого зависели наши жизни и возможность продолжения исследований. Но если попытаться разорвать ткань реальности... наш собственный мир может быть уничтожен.

Между тем эксперименты над имитациями продолжались, и посредством копирования памяти более, чем десяти луфениан, был создан милый маленький монстр - сущность, поистине уникальная, выказавшая невероятные физические и магические способности. Ребенок был хиленьким, и ничто не говорило о невообразимой силе, сокрытой в сем тщедушном тельце. И пока сила эта не проявила себя, мы взяли ребенка к себе в семью. Глядя в эти невинные глазки, сложно было не полюбить его, но истина состояла в том, что однажды нам придется расстаться. Мы знали об этом, и все же...

Я начал ставить под сомнение целесообразность исполнения своей задачи. Да, я изобрел левикамни и воздушные корабли, служа своему народу, жителям Луфении. Но ведь ребенок - это совершенно другое! Он был орудием войны.

Опасность витала на горизонте. Соседние державы обладали могущественным оружием - эйдлонами и Омегой. Иначе нам против них не выстоять. Ради благоденствия нашего мира, мы должны были продолжать свои изыскания.

Начав говорить, ребенок отчаянно старался выразить свои мысли. Он называл меня "папой", а супругу мою - "мамой", и искренне любил нас. Мы, готовящиеся к войне, были счастливы, когда он просто улыбался нам. Однако счастливые дни подошли к концу. Началась война. Ребенка забрали у нас. Командующие приняли решение использовать его силы.

Ребенок рос, росло и его могущество; он становился все более устрашающим орудием войны. Но он отказывался следовать приказам командующих. Мою супругу забрали посланники правительства Луфении, посчитав, что мальчишка послушает свою "мать", и именно она станет отдавать ему приказы.

Кончилось все тем, что ребенок уничтожил соседнюю державу. Множество городов исчезло в адском пламени; могущество его превосходило силы эйдлонов и Омеги, вместе взятые. Но иного выхода не было. Если оружие не исполняет свое назначение, от него избавляются. То же и ребенок, особо отмечали командующие. Поэтому моя супруга делала то, что ей приказывали. Она хотела спасти его, уберечь своего названного сына.

Но в следующий раз, когда армии понадобились силы ребенка, она отказалась подчиниться. Нас с ней назвали предателями и бросили в тюрьму глубоко под землею. Супруга моя испытывала глубокое раскаяние от того, что действиями своими обрекла на гибель множество невинных жителей соседней державы, но узнала она об ином эксперименте, осуществляемом военными.

Они собирались создать ее клон, чтобы контролировать ребенка. Это было доказательством того, сколь значимы для них его невероятные силы. Супруга не могла допустить подобного. Ведь даже искусственно созданная жизнь имеет право на существование. Почему же ему отказано в счастье? Почему он вынужден разрушать снова и снова?

Исследования по созданию клона скоро должны были завершиться, и супруга моя решила действовать. Подземелье, в которое нас бросили, было пещерой, кишащей монстрами. Изучив их повадки, мы сумели бежать, миновав встречи с ними. Мы устремились к исследовательским центрам в Мелмонде, где содержался наш ребенок.

В лабораториях мы обнаружили клона, все еще незавершенного, но до боли похожего на мою супругу. Подобное создание именовалось Космос, и сие должно было символизировать порядок, антипод Хаоса. А рядом с ним пребывал наш ребенок. Мы едва узнали его, так он изменился. Глаза его были пусты, но глубоко в них сверкали огоньки ненависти. Времени для объяснений не было, потому мы кратко изложили ему ситуацию, и устремились прочь.

Но нас заметил один из солдат и выстрелил в мою супругу. Ребенок страшно закричал; перед ним возникла пространственно-временная воронка, обратившаяся в чудовищный водоворот, поглощающий сущее. Меня с ребенком и Космос она поглотила; моя раненая супруга же осталась на руинах исследовательского центра (который вскоре был уничтожен по приказу правительства Луфении наряду с лабораториями на Островах Кардиан). Рифт близ Онрака бесследно исчез.

Мы с нею происходили из клана, который посредством ритуала передавал воспоминания из поколения в поколение. С помощью камня телепортации она решила переместиться в деревню клана, чтобы, даже ей суждено умереть, воспоминания продолжали жить. Применив заклинание, она оказалась в сердце леса, откуда до деревни клана - Ястребиное Крыло - было рукой подать.

Будто стремясь бежать от тьмы, появившейся в мире, клан с помощью оставленных мною левикамней поднял деревню в воздух. Супруга моя поведала сельчанам о произошедшем, и они немедленно приступили к подготовке ритуала передачи воспоминаний. Так, воспоминания оказались сохранены, и передавались из поколения из поколения, и однажды узнал о случившемся в те давние времена и Лукан, предсказавший скорое появление четырех Воителей Света. Спрашивали мудреца, связаны ли события сии с появлением в мире четырех Тварей, но даже у него не было на вопрос этот точного ответа. Твари появились в местах искажения пространственно-временного континуума...

Но действительно ли придут Воители Света, в руках у которых будут Кристаллы? "Отзвуки знамений миров прошлого и грядущего указывают на это", - говорил мудрец. - "Воители Света обязательно придут. И тогда этот мир - нет, жители этого мира, - будут избавлены от бесконечного цикла смертей и возрождения".


...Но довольно об этом. Позвольте мне продолжить рассказ о том мире, в котором оказались мы с Космос и Хаосом после сотворения им пространственно-временной воронки. Отчасти являлся он отражением моего родного мира, посему, не мудрствуя лукаво, был назван "миром B", а то время как изначальный, осталась в котором родная Луфения - "миром А". Если вернуться немного в прошлое, то ребенок сей - мое совершенное оружие, воплощающее в себе могущество Разрушения. Страшась нападения извне, правительство Луфении приказывало мне наделять его все большими и большими силами. Но он отказывался сеять разрушение, и тогда исследователи лишили его воспоминаний, чтобы создать новую сущность... олицетворение Гармонии, подавляющее Разрушение.

Но теперь я лишился супруги и здесь, в этом новом мире, цель моя ясна. Я приложу все усилия, чтобы достичь ее. Моя родная держава бросила все силы и ресурсы на создание совершенного оружия разрушения... Давно стоило завершить эту задачу. Есть ли связь между принятым мною решением и потерей супруги? Скажу одно: я - ученый, и четко разграничиваю личные и общественные интересы.

Я встретил дракона, странствующего сквозь пространство и время. Я попросил его по завершении очередного цикла божественного конфликта возродить побежденного бога и дать ему новых солдат для продолжения противостояния. Дракон согласился надзирать за противостоянием богов, ибо могущество абсолютного Хаоса, что поглотит все сущее по завершении конфликта, его безмерно интриговало.

Взамен этого я расстался с бренным телом. К тому времени оно стало слабым и дряхлым, и потерю его я перенес даже легче, чем предполагал. Необходимо, чтобы Разрушение обрело еще большие силы... для меня это единственный оставшийся путь к избавлению... Я приказал Хаосу отыскать исчезнувший портал в мой родной мир, уповая на то, что в божественном конфликте обретет он невероятную силу. Но время шло, и надежды на возвращение угасали...

Каждая из двух божественных сущностей являла собою чистую, незамутненную силу. И именно их диаметрально противоположная природа поддерживала равновесие в этом мире.

Вскоре я обнаружил весьма интересную сущность... рыцаря, исполненного ненависти, плененного во временной петле. Разрушение взывало к нему... а, возможно, это он взывал к разрушению. Не знаю, да это и неважно. Он принял свою роль в бесконечном конфликте и встал по правую руку Разрушения, чтобы пребывать здесь до самого конца. Так началась вечная война.

Сущности Гармонии и Разрушения созданы искусственно, но интересно наблюдать за тем, как они набирали воинов для противостояния друг другу. Великое множество душ устремилось в сей мир из иных измерений.

Я размышлял, сумею ли придать этим душам физическую форму. После огромного числа экспериментов стремление сие увенчалось успехом. Неудачные образцы я отправил в межпространственный рифт.

Среди обретших плоть воинов были и те, кто сомневался в себе - кто ставил под вопрос саму причину своего существования. Судя по всему, сам факт существования не удовлетворял полностью их потребности. И я размышлял... чем были эти души? Осколками сознаний далекого прошлого? Или сущностями, предначертано которым существовать в грядущем? На этот вопрос ответа я так и не получил... однако заметил, что призванные индивиды не стареют, как и все живое в этом престранном мире. Сказывается искажение пространственно-временного континуума.

Рифт у Онрака оставил в сем мире странные врата, пребывали за которыми осколки иных реальностей. Некоторые из призванных сущностей пытались распространить на них свою власть. Божественный Дракон питает огромный интерес к сим вратам, которые, в свою очередь, олицетворяют воспоминания осколков иных миров.

В сем мире предостаточно кристаллической руды, и я, пребывая в Пещере Земли близ руин Мелмонда, вознамерился создать имитацию столь же совершенную, как и Космос, дабы наделить ее своими собственными воспоминаниями. Однако эксперименты терпели неудачу, ибо невозможно полностью переместить человеческий разум в искусственное тело. Однако "неполное перемещение разума" прошло успешно, и кристаллизации тела новорожденной сущности не наблюдалось. Посему я решил проверить его боем, заставив принять участие в конфликте наряду с иными призванными воителями. Так был рожден Воитель Света...

И воины ввязались в конфликт, выступая на стороне Гармонии и Разрушения. Силы их были вполне заурядны. Однако вскоре я заменил неучтенную аномалию. Когда завершился первый цикл конфликта и Божественный Дракон снизошел, чтобы очистить мир, некоторые воины сохранили воспоминания из предыдущих жизней. Судя по всему, здесь дело в сильных эмоциях, коими обладали эти индивиды. Вера, сожаления, страх - не важно, какие именно. Возможно, в этом кроется какое-то предзнаменование...

А однажды появился солдат, пожелавший принести в жертву собственную жизнь, чтобы глубже понять истину об этом мире. Сумел ли он сохранить свои воспоминания? Или каким-то образом избежал очищения мира Божественным Драконом?

Хоть способ, посредством которого мой народ передает воспоминания, делает ненужным физическое тело, на самом деле нет такого понятия, как незыблемый физический объект. Например, Богиня Гармонии обладает способностью пребывать в нескольких местах разом во плоти.

Похоже, кто-то сумел воспользоваться продуктами неудачных экспериментов, которые я сокрыл в межпространственном рифте. Эти бездушные солдаты приняли участие в войне, нарушив хрупкое равновесие между Гармонией и Разрушением. Солдаты Гармонии обратили внимание на эту новую угрозу, в то время как солдаты Разрушения продолжили сражаться, стремясь познать истину этого пространства. Наконец, портал в рифт был уничтожен чемпионами Космос... и, как я полагал, вместе с ним исчезла моя последняя надежда на возвращение в родной мир.

Со временем солдаты изменялись - накопленный опыт придавал им индивидуальность, заставляя следовать своими собственными путями. Тот, кто закончит этот долгий-предолгий цикл конфликта - солдат, созданный для войны.

Я так и не смог обрести могущество абсолютного Хаоса. Я не смогу свершить отмщение. Но... я ни о чем не сожалею. Я хочу лишь мирного будущего для мира, который когда-то называл родным. Ведь изначально все было создано лютой ненавистью - этот мир, появление в нем ипостаси Разрушения... жажда отомстить тем, кто алкал могущества и затрачивал неимоверные усилия на бесконечные эксперименты по его обретению.

Однако, он... они оба научили меня кое-чему за время бесконечного конфликта. Даже сама Великая Воля - мое бесплотное сознание - не властна всецело над сущим. Какой путь отныне изберут они? Как ученого, вопрос этот меня донельзя интригует.

***

Но, вопреки моим ожиданиям, тринадцатый этап божественного противостояния не стал последним. Уже на двенадцатом этапе у Космос возникло желание защитить преданных ей воинов... но тогда я не обратил на это внимания. А на тринадцатом этапе она пожертвовала собою... я не мог допустить, чтобы единственная мечта моя умерла вместе с нею.

Плененный в измерении наряду с Космос и Хаосом, я стремился вернуться в родной мир... дабы отомстить державе, лишившей меня семьи. Именно из-за помыслов о мести я расстался с плотью, готов был пожертвовать чем угодно... Но в какой-то момент осознал, что отмщение ни к чему не приведет. Важны лишь покой и благоденствие, царящие в мире...

Поскольку вмешательство мое обеспечило победу Космос, Божественный Дракон, разъяренный нарушением нашего с ним соглашения, заточил меня в царствие кошмаров, возродив Хаоса вновь. И противостояния продолжились... но раз за разом воители Космос одерживали верх над чемпионами Хаоса.

На восемнадцатом этапе Бог Разрушения обезумел, вырвавшись в мир и перебив как воинов Космос, так и своих собственных. На двадцатом этапе Хаос попытался было расправиться с Космос, утратившей силы для призыва воинов, но я, приняв облик мугла и устремившись в Обитель Порядка, спас богиню, сокрыв ее в Пещере Земли близ руин Мелмонда. Лишь один-единственный воин Космос остался в сем мире, ибо именно здесь и был рожден - Воитель Света.

Конфликт богов фактически завершился. Хаос обрел невероятное могущество и я полагал, что он уничтожит мир, ввергнув его в Пустоту... Однако, вопреки моим ожиданиям, Хаос бросил вызов самому Божественному Дракону... Противостояние между двумя столь могущественными сущностями, силы которых были равны, наверняка привело бы к гибели сего мира, посему я магически сокрыл весь северный континент, владения Хаоса, после чего призвал пятерых воинов, дабы те уничтожили Хаоса раз и навсегда. Сам же я, лишившись последних сил, погрузился в глубокий сон, подобный смерти, в глубинах Пещеры Земли... прервется который, лишь когда Хаос сумеет восстановить портал в рифт, запечатанный в конце двенадцатого этапа.

Призванные мною герои сумели одержать верх над могущественным божеством, и безумие оставило Хаоса. Последний поведал героям о том, что победа их помогла мне вырваться из заточения в сем царствии кошмаров и вернуться в мир, где Хаос был повержен в конце тринадцатого этапа противостояния, а Кристаллы воителей Космос возродили богиню и вынудили Божественного Дракона вернуться в межпространственный рифт.

Ныне противостояние завершилось окончательно...

***

"Божественный конфликт завершается", - обращаюсь я к Космос, Богине Гармонии, сущность которой оказывается чудесным образом восстановлена Кристаллами десятерых воителей по завершении тринадцатого этапа противостояния. - "Или правильнее сказать - уже подошел? Кто бы мог подумать, что все закончится именно так" Я позволил себе хохотнуть - впервые за долгие, долгие века существования бесстрастной Великой Волей. "Просто мир возжелал сделать новый выбор", - молвит Богиня. "Но он не может так завершиться", - продолжал я. - "У этого мира - новое стремление. Пока существует он, конфликт не прекратится, ведь концепции "гармонии" и "разрушения" породил человеческий разум".

"И с этим... ничего не поделать?" - спрашивает меня богиня. "Подобное не решить, даже обладая могуществом луфениан", - отвечаю я. - "Истина тебе хорошо известна..." "Грядущее..." - молвит Космос, и продолжаю я: "Тогда в путь, возрожденная богиня. Продолжим же нашу историю, стремясь к бесконечной фантазии!.."

Но Космос отрицательно качает головой. "Нет. Я останусь здесь", - изрекает она, и поражаюсь я: "Но ведь этот мир утратил равновесие. Рано или поздно его поглотит межпространственный рифт. И ты все равно хочешь остаться?" "Да", - тихо молвит Космос, и я искренне прошу у нее прощения за то, что втянул в эти нескончаемые битвы. "В этом нет нужды", - грустно улыбается богиня. - "Ничто не может заменить мне бесценные воспоминания об этом мире. Так что и ты, Великая Воля, иди по своему собственному пути. Прощай, Сид".

Воистину, вечность сей ирреальности близится к завершению, но следует новое начало, и неизбежно сие...

Web-mastering & art by Bard, idea & materials by Demilich Demilich