Demilich's

33. Сокровища Ахт Урхгана

Теперь, когда мир воцарился на землях Квона и Миндартии - западных континентов Вана'деля, многочисленные герои недавних конфликтов устремились в далекие восточные пределы - к континенту Араджии, на землях которого раскинулась обширная империя Ахт Урхган. Правит державой шестнадцатая Божественная Императрица династии Маджааб Нашмейра II, в руках которой сосредоточена власть духовная и светская. Сама обширная империя для удобства управления разделена надвое, посему пребывают в ней две столицы - западная и восточная.

В час Войны Кристаллов, объединенные силы Алтаны - в том числе и Тавназия, с которой у империи были налажены торговые отношения - обращались к Ахт Урхгану за помощью, но получили отказ, ибо держава осталась верна своей политике изоляции.

...Герои западных земель ступили в город-крепость Аль Захби - столицу западной империи Ахт Урхган, где разыскали организацию "Стражи Салахим", предоставляющую услуги наемников и, в основном, исполняющую поручения чиновников империи, в том числе входящих в правящую династию. Конечно, как еще заявить о себе в чужой стране, если не в качестве наемников?..

"Есть у нас так называемые "Бессмертные", - сообщила героям Митра Ная Салахим, глава организации. - "Они - личные телохранители Императрицы, лучшие из синих магов, обеспечивающие безопасность Аль Захби и противостоят Вторжению. Нам, простым смертным, не дозволено видеть Божественную Императрицу, а вот Бессмертные всегда подле нее. Посему, не встретившись с Бессмертными, в этой державе высот не достигнуть".

Ная велела героям доставить припасы Бессмертным, несущим вахту в различных уголках империи и вернуться живыми; лишь в этом случае она рассмотрит возможность принятия их в свою организацию.

...По возвращении героев митра дала им на подпись контракты, ознаменовав тем самым официальное становление их "Стражами Салахим". В числе последних пребывал и бывший Рыцарь-Храмовник - эльваан из Сан д'Ории, Раиллефал. Мало кто знал, что под сей личиной скрывается Трион д'Орагвилл, принц Сан д'Ории и наследник трона державы. Последнему положение дел в империи показалось донельзя подозрительным: чиновники вербуют наемников, регулярная армия Ахт Урхгана донельзя мала, а границы державы осаждают кровожадные монстры...

Прослышав о таинственном артефакте, рекомом Сущностью Астрала и находящемся в храме Валахры, Раиллефал немедленно выступил в оный. В сей святой обители пребывала вечно вращающаяся сфера Гордеус, обнаруженная в древние времена мудрецом Валахрой, который с помощью ее осознал фундаментальные принципы, на которых строится вселенная.

Увы, на просьбу Раиллефала взглянуть на Сущность Астрала священники ответили отказом, ибо приказ Змеиных Полководцев запрещал чужакам ступать во внутреннее святилище храма. Раиллефан нахмурился: насколько он понимал, причина нынешнего конфликта в восточной империи может крыться именно в Сущности Астрала, но... даже последователи Валахры уверяли, что не разумеют истинную природу реликвии.

Покинув святую обитель, Раиллефал принялся расспрашивать об артефакте жителей Аль Захби, и один из них поведал ему об Астральном Ветре - вечном бризе, колышущем воздух близ Сущности Астрала. Ветер создает сказочную мелодию, но... эльваан решительно не понимал, как можно жертвовать сотнями солдат, дабы сдержать натиск орд монстров, жаждущих завладеть артефактом. Что в нем такого особенного?..

Одному из искателей приключений, ныне работающих на "Стражей Салахим", эльваан передал запечатанное письмо, наказав доставить его в замок д'Орагвилл, что в Сан д'Ории. "От этого письма зависит будущее четырех держав Алтаны, а также Ахт Ургана", - со значением произнес Раиллефал.

Немедленно, герой выступил в путь, и несколько дней спустя достиг вотчины эльваанов. Сенешаль замка д'Орагвилл, пробежав письмо глазами, смертельно побледнел, ибо узнал почерк принца Триона. Само пребывание последнего в восточной империи вызывает тревогу, ибо в Ахт Урхгане ныне неспокойно. Четыре года назад Император Джалзан и супруга его скончались от одного и того же недуга, и зверолюди, живущие в восточных пределах державы, воспользовались этим, чтобы перестать платить подати. Хоть долгая война империи с восточной державой завершилась ничем, основной костяк армии Ахт Урхгана находится у восточных рубежей, в то время как зверолюди Дикоземья Мамук, принадлежащие к расе мамул джа, и Земель Халвунг подняли восстание и покинули западной фронт, вскоре присоединившись к армии, известной как "Рой нежити". В последнее время столицу Аль Захби то и дело атакуют зверолюди, а в казне империи нет средств даже на то, чтобы восстановить бреши в замковых стенах.

Сенешаль призвал в тронный зал полководцев Сан д'Ории, дабы обсудить сложившуюся ситуацию. Ужасный почерк Триона смог разобрать лишь его брат, принц Пьюдж. "Он пишет о нынешней ситуации в империи", - произнес венценосный эльваан, пробежав глазами письмо. - "Мы должна обратить внимание на Ближний Восток, где зреет конфликт, сравнимый по масштабам с Войной Кристаллов. Непрерывные атаки зверолюдей на Аль Захби имеют под собой причину, и в центре конфликта - сокровище под названием Сущность Астрала. Эта реликвия творит чудесную мелодию, неслышимую смертными. Мелодия наполняет приближающихся к реликвии неиссякаемой энергией, будь то человек или зверочеловек. Жители Аль Захби называют эту мелодию Астральным Ветром".

Пьюдж немедленно наказал подданным разослать письма правителям мирских держав, дабы созвать совет в Джеуно и обсудить на нем ситуацию в империи. На совет был приглашен и герой, доставивший письмо принца Триона.

Присутствующие - Вольфганг из Джеуно, Волкер из Бастока и Шантотто из Виндурста - внимательно выслушали доклад принца Пьюджа о положении дел в Ахт Урхгане - Молчащей Империи, как они называли ее из-за игнорирования просьбы о помощи в час Войны Кристаллов. "Зная это, заключим, что у нас нет никаких обязательств перед империей, и неважно, в сколь плачевной ситуации она находится", - произнес Волкер. Шантотто, однако возразила, заметив, что Ахт Урхган всеми силами сдерживает угрозу, исходящую с Дальнего Востока, посему не западным державам судить империю. Казалось, встреча лидеров держав вот-вот обратится в спор о старых обидах, но Пьюдж продолжил свою речь, поведав собравшимся о Сущности Астралаи об опасениях Раиллефала касательно того, что реликвия сия может стать причиной новой, страшной войны. К тому же, если Сущность Астрала столь бесценна, то почему не сокрыть его в недрах императорского дворца? Зачем оставлять в столь уязвимом здании, как храм Валахры?

Искатель приключений поведал собравшимся все, что ведал о мудреце Валахре, Гордеусе и философии, исповедуемой монахами сего ордена, и Шантотто, выслушав его рассказ, пришла к весьма интересному выводу. Если Сущность Астрала охраняют могучие воины - Змеиные Полководцы - и целая армия наемников, то наверняка реликвия сия - приманка! Но зачем кому-то понадобилась вся эта игра?.. Для того, чтобы заманить зверолюдей во внутреннее святилище храма?..

Собравшиеся приняли решение направить искателя приключений обратно в империю, дабы, будучи наемником в организации "Стражи Салахим", он сумел выяснить подробности вершащегося в Ахт Архгане. А если деяниями своими сумеет он приблизиться к представителям правящей династии... то, быть может, станут известны и цели, которые преследуют имперцы.


По возвращении в Аль Захби герой повстречал ягудо по имени Гесшо, уроженца Миндартии, который представился наемником Наи Салахим и поведал искателю приключений о своем недавнем разговоре с эльвааном Раиллефалом.

"Империя Ахт Урхган долгие десятилетия воюет с державами Дальнего Востока", - говорил Гесшо, отвечая на вопрос Раиллефала. - "Обе стороны несут страшные потери. Они множество раз встречались на полях брани, рыли рвы и строили укрепления, чтобы замедлить продвижение врага. Теперь фронт не может сместиться ни в одну, ни в другую сторону". "Будь я на месте Императрицы, то желал бы обрести оружие разрушительной силы", - задумчиво произнес Раиллефал. - "Или какую-нибудь магию... Или же заслать шпионов во вражеские города или на основные торговые тракты, чтобы нарушить снабжение армии.

Разговор их оказался прерван иным эльвааном, пошептавшись с которым, Раиллефал постановил, что должен немедленно вернуться на родину, в Сан д'Орию. Обо всем этом ягудо поведал герою, возвращающемуся на службу к Нае Салахим.

И не ведал искатель приключений, что о его вояже на запад и о встрече мирских лидеров уже известно Императрице, и довольна она сими вестями, ибо означают они, что наживка проглочена и следует переходить к воплощению следующей части замысла...

Узнав о том, что один из подписавших контракт наемников - Раиллефал - самовольно отбыл на родину, Ная пришла в ярость, но, поразмыслив успокоилась, ибо своенравный эльваан доставлял ей немало проблем. А герой окунулся в полную опасностей наемничью жизнь...

Ная сообщила герою, что получила послание от Общества Археологических Исследований Ахт Урхгана, ныне занимавшегося подводными руинами Алзадааля. ОАИ просило "Стражей Салахим" выделить наемников для патрулирования руин эпохи Императора Алзадааля (порядка 900 лет назад), в которые до недавнего времени посторонние не допускались вовсе. Теперь же в потаенные глубины спустились императорские алхимики из ОАИ, и вопрос безопасности их встал как никогда остро.

Когда герой ступил в руины Алзадааля, охраняемые Бессмертными, один из алхимиков ОАИ - галка Гатсад - по секрету сообщил ему, что в сих подводных глубинах они заняты поисками... иных Сущностей Астрала, ибо реликвия, пребывающая в храме Валахры, - не единственная в своем роде. Астральный Ветер, создаваемый ею, воздействует на имперцев, вселяя доблесть в их сердца и, таким образом, является основой благополучия Ахт Урхгана. Но, с другой стороны, артефакт сей - источник конфликта, ибо зверолюди снова и снова пытаются вторгнуться в Аль Захби, дабы заполучить его.

"Изначально Сущность Астрала была принесена в город, чтобы сдержать бастокский мор, распространявшийся в империи", - рассказывал герою алхимик. - "Тогдашний Император пытался таким образом облегчить страдания народа. Но немногие знают, что существуют и иные Сущности - четыре, насколько нам известно. Если мы сумеем отыскать их, то, возможно, сумеем прекратить бесконечный конфликт. Вот в чем заключается цель поисков ОАИ".

На поиски оных алхимик и отрядил искателя приключений, вручив тому астральный компас, должный уловить эманации Астрального Ветра. Дождавшись, когда герой удалится, алхимик обратился к стоящему на страже Бессмертному, велев тому сообщить Великому Визирю Разфаду о том, что все идет согласно плану и "колокольчик привязан на шею наемнику". Согласно кивнув, Бессмертный устремился во дворец, где передал Великому Визирю и Императрице (божественную личину которой скрывала от посторонних взоров неизменная занавесь) вести о том, что Сущности Астрала вскоре будут у них в руках.

Неожиданно Императрица поинтересовалась, верны ли слухи о призраках, появившихся в ее державе в последние годы. Бессмертный отвечал, что подобные слухи становятся все более распространенными, ровно как и о призрачном корабле в прибрежных водах. Бессмертные полагают, что активность ламий порождает подобные слухи. Что до корабля-призрака, неоднократно замеченного, то название его - "Черный гроб", и, если верить преданиям, это пиратский корабль разоренного 200 лет назад королевства Эфрамад. По мнению бессмертных, стоят за этим мятежники, потомки Эфрамада, призывающие духи мертвых для устрашения живых. Они вещают о том, что принц Эфрамада Лузаф вернулся...

Императрицу Нашмейру подобные слухи весьма взволновали и, поскольку силы Бессмертных были весьма невелики и заняты иным, решено было вновь обратиться за помощью к наемникам Наи Салахим. Но Великий Визирь строго-настрого наказал Бессмертным не выпускать их из виду, поскольку дело весьма и весьма щекотливо, и не стоит предавать его огласке. Позаботиться о призраках пообещала Афмо, придворная кукольница и сестра Великого Визиря, создававшая искусственных человекоподобных созданий, рекомых автоматонами.


На следующий день Афмо в сопровождении Бессмертных навестила оплот "Стражей Салахим", прочла Нае указ Императорицы, в котором та приказывала наемникам проверить слухи о корабле-призраке и при этом сохранять секретность. Контроль за исполнением приказа Императрица поручила кукольнице Афмо; конечно, сим надзором Ная была донельзя недовольна, но смолчала.

Поручить миссию по расследованию слухов о призраках Эфрамада Ная решила поручить искателю приключений из Срединных Земель, лишь недавно вернувшегося с докладом из подводных руин. Митра немедленно приказала передать ей астральный компас и больше не своевольничать, а все новые сведения сперва докладывать ей, а не особам, приближенным к правящей династии.

Дождавшись, когда Бессмертные удалятся, Ная поделилась с героем теми сведениями, которыми располагала касательно корабля-призрака. Действительно, призраки появлялись на окраинах Аль Захби, ровно как и корабль-призрак, впервые замеченный около 10 лет назад у островов Аррапаго.

Поскольку призраков замечали к западу от столицы, герой выступил в означенном направлении и на острове Азоуф действительно лицезрел дух эльваана, уроженца королевства Эфрамад. Призрак был исполнен лютой ненависти к правящей династии Ахт Урхгана, и вещал о том, что отмщение их начнется с возрождения "Черного гроба".

Вернувшись в оплот "Стражей Салахим", герой поведал Нае обо всем без утайки. Стало быть, верны слухи, и корабль-призрак - действительно "Черный гроб" из погибшего королевства Эфрамад. Митра поведала герою об обстоятельствах, приведших к падению сей державы. 200 лет назад существовало королевство, обладающее весьма внушительным торговым флотом и могущее фактически на равных тягаться с обширной империей Ахт Урхган. Но империя стерла его с лица земли... Город Аль Захби не всегда являлся столицей Ахт Урхгана; большие державы часто поглощают маленькие и расширяют собственные границы...

Искатель приключений вновь устремился на поиски корабля-призрака, и обнаружил тот в прибрежных водах недалече от острова Двукка. Он поднялся на борт... и немедленно был атакован призраками солдат Эфрамада. От верной гибели героя спас весьма своевременно появившийся на корабле ягудо Гесшо, с помощью заклинания телепортации перенесший соратника прочь с "Черного гроба". "Если мы сможем узнать имя призрака капитана корабля, отдававшего приказы солдатам, тайны корабля-призрака будут наши", - заверил героя Гесшо.

Вновь ступив на борт корабля, герой и ягудо сошлись в бою с капитаном, исходила от которого престранная аура, но тот с легкостью одержал верх над ними, и наемники едва спаслись от неминуемой гибели, сиганув с борта корабля в воду. Добравшись до берега и ступив в портовый град Нашмо, Гесшо поведал герою все, что выяснил о корабле-призраке. "Если верить историческим документам, он затонул около двух столетий назад", - говорил ягудо. - "В то время команду судна составляли мятежники Эфрамада, известные как "корсары". Они были не просто рядовыми разбойниками, а героями погибшего королевства, сражаясь изо всех сил против мощи империи, дабы защитить свою державу. И вел их за собою принц Лузаф... Портовый град Нашмо, где ныне проживает народец квиквирнов, некогда был морским оплотом, построенным выжившими подданными Эфрамада, укрывшимся на островах Аррапаго. То был последний оплот принца Лузафа... Он высоко держал факел людских надежд и обратил его в ревущее пламя отмщения. Если верить слухам, капитан корабля-призрака... сам принц Лузаф!"

Герой и Гесшо немедленно вернулись в Аль Захби, поведали обо всем случившемся Нае Салахим. Последняя сообщила, что одному из свидетелей корабля-призрака Великий Визирь прислал приглашение, дозволяющее явиться во дворец и, судя по всему, поведать о произошедшем самой Императрице. Не желая упускать возможность посетить дворец, Ная постановила, что пред Нашмейрой II предстанут она и искатель приключений, а Гесшо придется дождаться следующего раза.

Не обращая внимания на обидевшегося ягудо, митра наряду с героем выступили во дворец, склонились пред занавесью в тронном зале, из-за которой донесся глас Божественной Императрицы. "Я признательна вам за то, что вы выяснили правду касательно корабля-призрака во имя империи", - молвила она. - "Однако эти сведения тревожат меня".

Овджанг, своенравная автоматон, созданная Афмо и приближенная к императорскому двору, советовала Императрице не обращать внимания на восставших призраков, однако Бессмертные придерживались иного мнения. Если потомки жителей павшего королевства узнают о том, что "Черный гроб" - символ давнишнего мятежа - вновь бороздит морские просторы, ропота не избежать. А если станет известно о том, что вернулся сам принц Лузаф, ропот обратится в открытое восстание. И все это на фоне непрекращающихся атак зверолюдей... Бессмертные обещали Императрице немедленно заняться сими призрачными корсарами.

Нашмейра II велела иному автоматону, Мнеджинг, наградить героя, доставившего ей столь бесценные сведения, и тот передал искателю приключений корону славы - символ доверия Императрицы. "Мое доверие - доверие империи", - прозвучал глас ее. - "Моя воля - воля империи".

...Спустя некоторое время после ухода героя и Наи из дворца в тронный зал решительным шагом проследовал Великий Визирь Разфад и, подойдя к занавеси, осведомился: "Что ты сделала?! Ты действительно выписала приглашение от моего имени, чтобы пригласить этого наемника во дворец?! Твои игры слишком далеко зашли. Если хочешь и впредь продолжать играть роль Императрицы, ты должна следовать правилам. Исполняй то, что от тебя требует, а на все остальное ты должна просто закрыть глаза. Это единственный способ обеспечить твое дальнейшее существование. Поняла?.. Я не хочу, чтобы Ваше Величество занималось темными тайнами империи".

Резко обернувшись, Разфад направился к выходу из зала, провожаемый взглядами придворной кукольницы Афмо и автоматонов. "Позволь напомнить тебе", - бросил он напоследок Императрице. - "Ваше Величество ничего не может сделать в одиночку".

Конечно, по возвращении в оплот "Стражей Салахим" Ная немедленно отобрала у героя корону славы - рано, мол, носить еще, - после чего немедленно водрузила оную себе на голову.


Тем временем под личиной посланницы из Виндурста Карабабы в империю прибыла профессор Шантотто в сопровождении кардиана, Пикового Короля. Пред императорским дворцом с последним сцепился один из автоматонов, Мнеджинг, нагло имитировавший глас Императрицы. Кардиан поверг зарвавшуюся куклу, а посланница объявила Бессмертным, что Императрицу она посетит чуть позже, а покамест пройдется по городу.

Весть о случившемся немедленно разнеслась по Аль Захби. Лазутчик Сан д'Ории, оставленный в городе принцем Трионом обсудил произошедшее в местной чайной с ягудо Гесшо и искателем приключением, героем нашего рассказа. Что может означать прибытие посланницы Виндурста? Неужто держава тару стремится заключить союз с империей?.. Маловероятно, ведь связь, возникшую между странами Срединных Земель в час Войны Кристаллов, так просто не разорвать. Ведь открытое морское сообщение между Виндурстом и Ахт Урхганом привело к тому, что в империи появилось множество искателей приключений, ставших наемниками, и, стало быть, потенциальных источников информации о ситуации в стране. Не исключено, что посланница Виндурста здесь с подобной целью.

Помимо всего прочего, Гесшо сообщил герою, что несколько дней назад покинул столицу, выступив на запад, дабы взглянуть на земли зверолюдей. До Халвунга, вотчины троллей, ягудо еще не добрался, но, если верить слухам, в порт сего града частенько заходит приснопамятный "Черный гроб". Что может связывать призраков и троллей? Пока неведомо, но если они объединятся и ударят по Аль Захби одновременно с моря и суши, Змеиным Полководцам и наемникам придется попотеть, чтобы удержать город.

А вот в Дикоземье Мамук Гесшо побывал; пленный зверолюдьми, он предстал пред мудрецом-лордом Молаалом Джа и уже успел проститься с жизнью, но неожиданно тот приказал отпустить пленника, признав его за своего - зверочеловека. В ту ночь ягудо и мудрец-лорд о многом переговорили, в частности - о Сущности Астрала. Молаал Джа полагал, что имперцы собираются воспользоваться реликвией в военных целях, и когда откроют ее тайны, город Мамук будет уничтожен. Другими словами, зверолюди Дикоземья стремятся заполучить Сущность Астрала, чтобы предотвратить возможное нападение Ахт Урхгана.

Ягудо чувствовал, что они, наемники, пешки в политических играх имперцев, посему заявил о своем желании немедленно выйти из игры и вернуться на родину... На глазах пораженного героя в Гесшо ударила молния, но ягудо успел пробормотать заклятие телепортации и исчезнуть от греха подальше...

Вскочив на ноги, искатель приключений оглянулся по сторонам в поисках атаковавшего его товарища, но заметил лишь ступившую в чайную посланнику Виндурста, сопровождаемую Пиковым Королем. Конечно, герой сразу же узнал в чародейке-тару Шантотто, но оба сделали вид, что это их первая встреча. Посланница сообщила герою, что хотела бы взглянуть на руины Олдуум, ибо, по слухам, те хранят в себе замечательные изделия, использующие уникальные источники энергии. Как знать, быть может, с их помощью удастся усовершенствовать кардиан?..

Не ведали профессор и искатель приключений, что заметили их следовавшие мимо чайной кукольница Афмо и автоматон Овджанг, и теперь напряженно вслушиваются в каждое слово разговора. Похоже, тару интересуют руины цивилизации Олдуум...

Покинув чайную, тару и наемник выступили в путь к руинам, а бесплотными тенями за ними следовали Афмо и Овджанг. В глубинах руин они обнаружили артефакт, чем-то подобный на знаменитую Сущность Астрала из храма Валахры, но тут же были атакованы обитателями руины - крысоподобными квиквирнами, требовавшими немедленно вернуть драгоценность. Кукольницу спасла подоспевшая посланница Виндурста, заклинаниями разметавшая квиквирнов, но кардиан ее сцепился с Овджанг; похоже конструкты совершенно не переносили друг друга. В последовавшем противостоянии Пиковый Король применил могущественную магию, и поверг не только противницу, но и героя наряду с кукольницей.

Лишь сейчас Шантотто заметила реликвию Олдуум, выпавшую из сумы девушки. Повертев находку в руках, тару кликнула кардиана, заявив, что немедленно покидает руины и направляется прямиком в оплот "Стражей Салахим".

...Когда в руины ступили Бессмертные во главе с Великим Визирем, то обнаружили остающихся без сознания героя и Афмо; автоматона Овджанг нигде не было видно. Разфад велел воинам отвести раненую сестру-кукольницу во дворец, герою же наказал ни в коем случае не распространяться о случившемся в руинах.

Вернувшись во дворец, Великий Визирь выслушал доклад Бессмертных. Те сообщили, что корабль-призрак, на борту которого предположительно находится принц Лузаф, пребывает в порту Халвунга... и, кроме того, в сем граде видели Цербера - трехглавого пса, стража врат подземного мира! Если верить легендам, он преследует души мертвых, вырвавшиеся в мир живых, дабы вернуть их обратно. "Похоже, мертвые собираются помешать воплощению нашего великого замысла", - усмехнулся Разфад и приказал Бессмертным: "Ни в коем случае не ослаблять наблюдения за моблинами Халвунга, Лузафом и его кораблем, это якобы посланницей из Виндурста, нашим любимым наемником и, самое главное, за Императрицей!"


Ная Салахим пришла в ярость, узнав, что один из наемников сопровождал посланницу Виндурста в руины Олдуум без ее ведома. Но теперь посланница сия - Карабаба - и ее кардиан заявились в оплот "Стражей Салахим", попросив выделить им в провожатые квалифицированного наемника. Тару стремилась добраться до Пыточной Навукго; путь к оной был не близок, ибо пребывало сие подземелье в районе сильной вулканической активности средь лавовых потоков в Землях Халвунг.

Наш герой, своевременно вернувшийся в оплот, вызвался сопровождать тару, дабы искупить свою вину пред Наей, а заодно и узнать, что замышляет профессор Шантотто...

А в недрах Пыточной Навукго принц Лузаф заключал союз с предводителем троллей Гурфурлуром, обещая зверолюдям свою поддержку в рейде на Аль Захби и обретении Сущности Астрала. "Имперцы Ахт Урхгана с радостью расстанутся с жизнями ради своей Императрицы", - говорил он, объясняя свои мотивы. - "Безжалостно подавят любой мятеж. Так было всегда. Посему нашей наградой станет голова Императрицы. Больше нам ничего не нужно, лишь свершить отмщение..." Гурфурлум на сделку согласился, предложив Лузафу в знак заключенного союза принять в дар могущественную химеру, созданную алхимиками в лаборатории Хажалм.

Корсар, однако, отказался, сказав, что терпеть не может искусственно созданных особой, и покинул пещеру... А спустя буквально несколько минут в логово предводителя троллей ступили искатель приключений, Шантотто и Пиковый Король. Гурфурлур вознамерился было немедленно прикончить чужаков, но его советник - моблин Мегомак - урезонил тролля, убедив его в том, что пришедшие - гости.

Как оказалось, Шантотто заранее договорилась с Мегомаком о том, что он передаст ей измененное алхимией яйцо из лаборатории Хажалм, а взамен тару обещала щедро вознаградить моблина. Услышав об этом Гурфурлур, хмыкнув, удалился: сделки подручных его не касались. Мегомак, однако, гнусно ухмыльнулся, указал на химеру. Вот, стало быть, что вылупилось из яйца! Моблин приказал монстру растерзать чужаков... но тварь потерпела поражение в противостоянии. Шантотто велела Пиковому Королю забрать с собою крыло химеры: тару в Риностерии внимательно изучат его и откроют тайны алхимиков империи.

...Вернувшись в оплот "Стражей Салахим", Шантотто поведала об успехе своего предприятия Нае, весьма высоко отозвавшись о ее наемнике и предложив митра открыть филиал организации в землях Виндурста, назначив посланником героя. Предложение пришлось по душе амбициозной Нае, и она, недолго думая, сообщила посланнице Федерации точное число наемников, ей подначальных, а также иные ресурсы, коими располагают "Стражи Салахим". Шантотто важно кивала, запоминая столь важную информации, ведь именно эти наемники составляют ныне весомую часть военной мощи империи... Ная витала в облаках: когда весть об открытии филиала распространится Ахт Урхгану, число желающих вступить в организацию стремительно возрастет. Митра даже пустила слезу, заявив, сколь тяжело ей будет терять столь бесценного наемника, избранного госпожой Карабабой в качестве представителя "Стражей Салахим" в Срединных Землях...

"Тогда я беру назад свое предложение об открытии филиала", - улыбнулась тару и объявила пораженной до глубины души Нае: "А я так хотела, чтобы твоя организация оберегала нашу державу... Но я не могу позволить тебе потерять столь бесценного наемника, вхожего во дворец самой Императрицы. Ная лишилась дара речи, а Шантотто и Пиковый Король гордо удалились, поспешив ко дворцу; пора сыграть предписанные им роли посланников Виндурста.

Лишь позже Ная вспомнила, что эта наглая Карабаба не заплатила ни гиля за услуги наемника ее организации. Призвав героя, митра велела тому нагнать тару и выбить из нее причитающуюся сумму. Подоспевший Гесшо сообщил Салахим, что посланница закончила свои дела с Великим Визирем, отказавшим ей в просьбе о личной встрече с Императрицей, и готовится отбыть на родину.

Тару герой настиг на пристани; посланница беседовала с кардианом, говоря ему о том, что искатель приключений и придворная кукольница наверняка изменят сию державу. Шантотто велела герою продолжать возложенную на него миссию, сообщив, что истинная цель ее появления состояла в том, чтобы взбаламутить политические течения империи и в какой-то мере получить рычаги управления ею. Тару весьма заинтересовали механические куклы, в основе которых - древние технологии, а также тайные разработки органических оружий, подобных химере из Пыточной Навукго. Наверняка и Сущность Астрала - весьма значимый артефакт, кто Шантотто не сумела заполучить его.

Отбывая на родину, тару велела герою не ослаблять бдительности и продолжать службу на благо империи, попутно обретая необходимые сведения. Шантотто советовала ему внимательно присмотреться к кукольнице Афмо и ее автоматонам; похоже, здесь кроется куда больше, чем кажется на первый взгляд.


В последующие недели Ная Салахим всецело погрузилась в работу, организовывая миссии для подчиненных наемников. Гесшо отправился в дикоземье Мамук, и покамест вестей от него не поступало. Наш герой исполнял отданные ему поручения не только в землях империи, но и на иных территориях континента Араджии.

Призвав вскорости наемника во дворец, Великий Визирь сообщил ему, что за последние месяцы Общество Археологических Исследований Ахт Урхгана не получало совершенно никаких эманаций от астрального компаса, вверенного герою, но Разфад заверил его, что от поиска иных Сущностей Астрала они не откажутся. Герой молча кивнул: не рассказывать же властителям империи о том, что компас у него практически сразу же отобрала Ная.

Бессмертные изложили герою суть возлагаемой на него миссии. Несколько недель назад бесследно исчезла придворная кукольница Афмо, и поиски ее результатов не принесли. Бессмертные полагали, что девушка направилась к руинам Олдуум в поисках пропавшей автоматона Овджанг, и ныне просили героя проверить сие предположение. Ведь если девушка узнает, что по ее следу выступили Бессмертные, она может схорониться от них.

Так, наш наемник в сопровождении одного из Бессмертных, Ришфи, вновь выступил к приснопамятным руинам древней цивилизации. Внутри они разошлись, дабы исследовать подземный комплекс, и когда герой вернулся ко входу в руины, то обнаружил Бессмертного раненым. Тот поведал, что на него кто-то напал сзади, похоже - некое пернатое человекоподобное создание. Герой нахмурился: неужто Гесшо?..

Бессмертный Ришфи поведал герою, что, судя по следам, Афмо уже покинула руины, так и не найдя Овджанг, и, скорее всего, направилась в храм Валахры. В священных чертогах герой и сопровождавший его Бессмертный повстречали Гесшо, и когда наемники поинтересовались у священника о местонахождении кукольницы, тот отвечал, что дал ей приют в храме. Пораженным сим известием гостям священник объяснил, что Амфо по праву рождения занимает весьма высокое положение во дворце, но мать ее умерла, когда девочке было шесть лет, и заботу о ней взял на себя храм Валахры. В сих стенах она и провела детство, окруженная монахами и философами.

"Должно быть, это не вся история, раз девочке не нашлось места во дворце", - задумчиво произнес проницательный ягудо. - "А как же она стала кукольницей?" "Думаю, искусство сие она узнала от уличных кукольников", - отвечал священник. - "В храме она появилась, приведя с собою двух механических кукол. Одну она получила от своей матери, а вторую - от старшего брата. Изначально обе куклы не умели говорить и лишь следовали повсюду за своей госпожой. А затем неожиданно стали высказывать свое мнение по поводу буквально всего! Эта перемена в их поведении совпала с возвращением доброго настроя леди Афмо... Но однажды в храм ступили Бессмертные, посланники Великого Визиря, и сообщили, что Император наш упокоился с миром, а душа его отправилась в царствие Урхгуума. Тогда леди Афмо ушла с ними, и больше не возвращалась... до сих пор".

Священник сообщил, что кукольница пребывает ныне во внутреннем святилище храма... где находится и Сущность Астрала. Священник согласился допустить героя к придворной кукольнице; Гесшо же остался снаружи, дабы продолжить беседу с последователем Валахры.

Ступив во внутреннее святилище, герой обнаружил Афмо, замершую подле величественного артефакта - Сущности Астрала. Девушка беседовала со своим автоматоном Мнеджинг, говоря, что энергии артефакта наполняют ее силой и спокойствием. Она вспоминала, как много лет назад, пребывая в сем же чертоге, решила стать кукольницей, как и ее мать, и по ночам ускользала их храма, перенимая тайны сего искусства у уличных кукольников... А затем два автоматона ее обрели дар речи.

"Я не знаю, для чего предназначается Сущность Астрала", - говорила Афмо, обращаясь к автоматону. - "Но если отыщутся иные подобные реликвии и колосс будет завершен, как планирует Великий Визирь... Настанет день, когда все могут стать счастливы. Я уверена в этом".

Герой попытался убедить кукольницу вернуться во дворец, но девушка была непреклонна: она не сделает этого, пока не отыщет Овджанг. Подоспевший Гесшо поведал ей, что недавно проходил мимо горы Жайолм и видел у подножья оной автоматона, в одиночестве предущего по дикоземью, одежды которого были измазаны мхом... подобным на тот, что устилает камни руин Олдуум. Афмо вознамерилась немедленно броситься в Земли Халвунга, даже несмотря на то, что оные кишат троллями.

Гесшо, однако, заметил, что в последние годы тролли похитили немало автоматонов у имперцев, и их подручные-моблины изменяют кукол, прививая им дополнительные директивы, как то следование приказам троллей. После чего ягудо откланялся, сказав, что его ждут неотложные дела в Дикоземье Мамук.

Бессмертный заявил, что сей наемник не получал официальных приказов, которые направляли бы его в столицу Мамук. К тому же, похоже, именно сей персонаж атаковал его в руинах Олдуума. Исходя из вышесказанного, Бессмертный приходил к выводу, что рассказ Гесшо - попытка сбить их со следа, и, скорее всего, автоматон находится именно в Мамуке.

Так, герой в сопровождении Афмо, автоматона Мнеджинг и Бессмертного Ришфи устремились на запад, в Дикоземье Мамук. Соблюдая осторожность, они проследовали к столице ящероподобных мамул джа, и вскоре заметили, как старейшины сего народа собираются на совет, а в лапах одного из них - двуглавого автарха Гулул Джа Джа - безвольная Овджанг. Мамул джа спорили о том, стоит ли им разобрать сие механическое создание на части, ведь как знать - быть может, представляет оно угрозу для их народа?

К старейшинам приблизился Гесшо, поведал о том, что автоматон сей прежде принадлежал Императору Ахт Урхгана Джалзану, и является первой "куклой" в своем роде. Мамул джа сердито зароптали: если конструкт действительно создан их давним врагом-Императором, стало быть, необходимо уничтожить его, и немедленно! "Будучи подле дворца, я узнал кое-что интересное", - продолжал ягудо, и ропот рептилий стих. - "Во дворец частенько следовал мастеровой Гатсад, и именно он ответственен за создание автоматонов. Тот, который ныне находится у вас в руках, скорее всего, тоже сотворен им. Но этот человек также - ведущий алхимик Общества Археологических Исследований Ахт Урхгана, и ныне сия организация занимается исследованием руин Алзадааля. Оные начались еще полвека назад, еще до создания автоматонов. Если верить слухам, технологии Алзадааля послужили основой для создания механических кукол".

Мамул джа принялись с жаром обсуждать сии сведения. Если технологии уже в руках имперцев, зачем продолжать исследование руин? Или, быть может... они стремятся возродить легендарного железного колосса, когда предавшего огню земли Араджии?!. Неужто таким образом имперцы стремятся избавить от внешних угроз, как то от зверолюдей? "Судьба нашего народа поставлена на карту", - задумчиво произнес мудрец-лорд Молаал Джа. "Я понимаю ваши тревоги", - продолжал Гесшо. - "Но ведь именно поэтому мы с вами заключили союз? У имперцев нет ресурсов, чтобы вести войну на два фронта. Мы ударим по Ахт Урхгану с двух сторон: орды мамул джа - с запада, а мои воины - с востока. Тогда последнее, о чем станут думать полководцы империи, так это о древнем боевом конструкте. А когда мы получить контроль над землями империи, нам останется лишь разрушить колосса так, чтобы восстановить его было невозможно".

Мамул джа с недоверием отнеслись к словам представителю народа ягудо Дальнего Востока. Как знать, не предаст ли он их в угоду личным целям?.. Гесшо попытался убедить мамул джа в обратном... но автарх заметил, что разговор их кто-то подслушивает. Поняв, что скрываться бесполезно, из-за деревьев выступили Афмо, автоматон Мнеджинг, Бессмертный и наш наемник. При виде последнего Гесшо запаниковал, пробормотал заклинание и исчез.

Старейшины мамул джа разошлись, наказав одному из своих самых могущественных воинов прикончить чужаков. Тот вскочил на спину болотной боевой рептилии, направил ту на Афмо... но путь твари преградил Рифши. Наказав кукольнице бежать да забирать Овджанг, которую мамул джа просто отбросили прочь, Бессмертный и наемник устремились в атаку...

Когда с противниками было покончено, Бессмертный и наемник лицезрели принца Лузафа и его подручного импа Флита, в руках которых оказались оба автоматона. Афмо в слезах требовала вернуть кукол ей, но возрожденный наследник сгинувшего Эфрамада не обращал на слова ее никакого внимания. "Флит, похоже, эти Овджанг и Мнеджинг - именно те куклы, которые нам и нужны", - с кривой улыбкой обратился он к импу. - "Я-то думал, что с мамул джа будет непросто договориться, но нет же: игрушки у меня в руках".

На земле пред Лузафом возник сияющий круг, ступив в который, принц и имп исчезли, унося с собою автоматонов. За мгновение до того, как заклятие телепортации перестало действовать, вслед за ними в круг прыгнула и леди Афмо, оказавшись на борту корабля-призрака!..

Послышался топот множества лап: похоже, солдаты автарха вот-вот будут здесь. Наказав наемнику бежать и доложить о произошедшем Великому Визирю, Бессмертный Рифши в одиночку противостоял двум сотням воинам мамул джа...


Лузаф запер нежданную гостью и двух докучливых автоматонов в своей каюте, но кукольница не отчаялась, наоборот, пришла в восторг от осознания того, что пребывает на борту "Черного гроба"! Заметив огромную картину на стене каюты, Афмо принялась внимательно рассматривать ее. На полотне был изображен полыхающий град, подобный на Аль Захби, подле которого пребывал Темный Всадник с занесенным копьем, а нависал над градом железный замок... или... колосс? "Как я могла быть столь слепа?" - всплеснула кукольница руками. - "Это же Алзадааль и Темный Всадник! Стало быть, на картине изображена... Эпоха Воздаяния!"

Дверь распахнулась, и в каюту шагнул принц Лузаф. "Ты права, на картине - Эпоха Воздаяния, свершившегося около 900 лет назад", - подтвердил эльваан, приближаясь к девушке. - "В западных землях начало Эпохи Кристаллов знаменовалось ярчайшим взрывом Гордеуса, озарившем ночное небо".

Уверив Афмо в том, что не причинит ей вреда, и нужны ему лишь автоматоны, Лузаф покинул каюту...


Герой, однако, устремился не в Аль Захби, а на острова Аррапаго, справедливо предположив, что именно здесь должен находиться "Черный гроб". Он не ошибся: корабль-призрак действительно находился в прибрежных водах недалече от Периквии. В давние времена корсары Эфрамада наносили отсюда удары по торговым судам Ахт Урхгана. Однако однажды корабли корсаров попали в яростный шторм и пошли ко дну, а матросы, исполненные жажды мщения, вернулись в мир призраками...

Лузаф выбежал на палубу, услышав безошибочный звук свистка, которым пользовались имперцы, дабы установить контроль над морскими ламиями. "Но этого быть не может", - возразила Афмо, последовавшая за адмиралом. - "Ведь ламии - враги империи!"

Лузаф вздохнул: не было ли ошибкой с его стороны позволять этой девице и автоматонам беспрепятственно разгуливать по кораблю? "Лишь те, что сумели обрести свободу", - терпеливо пояснил он. - "200 лет назад в наш оплот вторглись биологические оружия разрушения империи, дабы уничтожить последних из корсаров. То были искусственно созданные ламии". "Ты лжешь!" - воскликнула Афмо. - "Ламии нападают на всех подряд, и на столицу Аль Захби тоже!" "Зверушки обратились против хозяин", - усмехнулся Лузаф. - "То был лишь один из страшных алхимических экспериментов, вершимых империей".

Лузаф пригласил девушку сойти на берег, дабы убедиться в том, что он говорит правду. Осторожно, они спустились по сходням, обогнули мыс, и глазам их предстали имперцы под началом брата Афмо, Великого Визиря Разфада. Пред последним склонились ламии, которым была поручена задача во что бы то ни стало разыскать беглянку.

Афмо бросилась к Разфаду, автоматоны - за нею. Покачав головой, Лузаф последовал за кукольницей. Визирь резко обернулся, заметил бегущую к нему сестру. "Наш..." - изумленно выдохнул он, но девушка перебила его: "Что ты здесь делаешь, Разфад?" "Я получил донесение о том, что тебя похитили", - Великий Визирь не отрывал взгляд от замершего поодаль со скрещенными на груди руками принца Лузафа. - "Стало быть, это сделал ты".

Афмо возразила, заявив, что она сама последовала за корсаром, а затем обвинила брата в сотрудничестве со злобными ламиями. "Успокойся, Афмо", - увещевающе произнес Разфад. - "Эти ламии - не те, кого я тебя приучил бояться и ненавидеть в детстве. Они помогают моим солдатам, выступая союзниками мирян Араджии. Подобно нашему наемнику". Он указал на героя, приблизившего к собравшимся на мысе.

"Твоя ложь не знает границ", - расхохотался Лузаф. - "Говоришь, "союзники мирян Араджии"? Эти злобные демонессы пожирали моих сородичей!"

Афмо требовала объяснений у брата, и Великий Визирь произнес: "Ты помнишь последние слова нашего отца? "Мы - Император. Император и Ахт Урхган едины..." Ты всю жизнь следовали сим словам. Но они не только говорят об абсолютной власти Императора, но и о его обязанностях. Обязанности защищать жизни десятков тысяч подданных от врагов внешних и внутренних на обширной территории империи Ахт Урхган". "Но... он произнес не только эти слова", - возразила кукольница. - "Он также сказал: "Империей не нужно править железной дланью, а ласково, но решительно направлять народ". "Афмо... когда-нибудь ты поймешь", - попытался урезонить сестру Разфад, но та в гневе выпалила: "Ты всегда обращаешься со мной, как с ребенком! Я должна соглашаться с принятыми тобою решениями. И как, по-твоему, я должна принять на себя обязанности Императрицы?"

"Нашмейра!" - выдохнул пораженный Разфад, ибо тайна сия не подлежала разглашению. Взяв себя в руки, он продолжил: "У тебя недостаточно воли, чтобы стать Императрицей. Ты не готова заставить себя бросить поданных на смерть, оставаясь в то же время в безопасности на троне. Почему же тебе так сложно принять эту роль?" "Тогда почему бы тебе самому не стать Императором?!" - запальчиво выкрикнула девушка.

"Это не игра, Нашмейра!" - выкрикнул Разфад. - "На смертном одре отец нарек наследницей престола тебя. И ты знаешь, почему?" "Откуда мне знать?!" - отвечала Нашмейра со слезами на глазах. - "Я вообще не хотела становиться Императрицей!" "Тогда позволь открыть тебе эту тайну", - продолжал Разфад и широким жестом указал на ожидающих его приказаний ламий. - "В тот час, когда отец нарек тебя наследницей, в жилах моих текла кровь монстров, как и в жилах этих созданий. Та самая синяя кровь, которая столь отвратительна тебе и нашему отцу".

Нашмейра отшатнулась в ужасе, а Разфад, тяжело вздохнув, продолжал: "Просто выслушай меня. Это было неизбежно. Пока ты жила в храме, я получил смертельную рану, сражаясь на восточной границе по указанию нашего отца. Единственной возможностью для меня выжить было принять кровь монстра". Нашмейра поникла, и Разфад вновь попросил ее вернуться вместе с ним во дворец...

Но Лузаф не собирался отпускать живыми двух членов правящей династии ненавистной империи. Он устремился было в атаку, но замер, стремительно теряя жизненные силы, а за спиною его возник призрачный Темный Всадник - создание мира подземного. Неужто явился за беглым призраком?..

Разфад отдал было приказ ламиям атаковать, но Темный Всадник уничтожил монстров одним-единственным заклинанием... а после исчез. Лузаф тяжело рухнул наземь; Нашмейра бросилась к нему, велела автоматонам немедленно доставить корсара на борт корабля-призрака. Разфад бросился было к сестре, но та сотворила телепортирующее заклинание и исчезла.

Вздохнув, Великий Визирь приказал Бессмертным денно и нощно наблюдать за кораблем-призраком, на борту которого находится его сестра; как знать, быть может, Лузаву назначено стать следующим Темным Всадником? Герою же он велел возвращаться к Нае Салахим, но ни в коем случае не распространяться о произошедшем на побережье Периквии.


...Во дворце Разфада встретил галка Гатсад, сообщил, что поиски ОАИ увенчались наконец успехом, и иные устройства, подобные Сущности Астрала, наконец созданы его организацией, и, похоже, производительность их превышает даже возможности изначальной реликвии. Великий Визирь вздохнул с облегчением: наконец-то давний замысел воплотится в жизнь!..

"Вот только у нас нет устройства, способного направлять энергии сразу пяти Сущностей Астрала", - вздохнул Гатсад. - "Сила сего потока просто потрясает. Малейшая ошибка с нашей стороны - и вся империя в мгновение ока обратится в прах". "То есть устройство, которое у нас имеется, бесполезно?" - уточнил Великий Визирь и, дождавшись утвердительного кивка, поинтересовался: "А отряду исследователей не удалось обнаружить центр управления сими реликвиями?" "Боюсь, нет", - покачал головой Гатсад. - "Но они сумели отыскать место, используемое ранее для подобных целей. Быть может, после сражения с предыдущим Темным Всадником центр управления был сознательно уничтожен или же перемещен в более безопасное место".

"Уничтожен? Как-то нелогично", - задумчиво произнес Разфад. - "Разве Александр не стремится к восстановлению?" Гатсад согласно кивнул, указал Великому Визирю на карту империи, отметив на ней пять точек, находятся в которых останки великого колосса - остров Низул, риф Аррапаго, побережье Бафло, основание горы Жайолм и Серебряное море. "Мы можем предположить, что центр управления находится в одном из этих мест", - пожал плечами ученый. - "Ведь сии руины огромны, мы исследовали лишь 30% от их общей площади. Устройство, искомое нами, может находится на оставшихся 70%... А, быть может, и в исследованной нами части руин, и мы просто его не заметили. Мы можем лишь сказать с уверенностью, что между частями колосса непрерывно проходят некие энергетические потоки. Защитные механизмы его потихоньку восстанавливают целостность конструкта, даже перемещаясь на многие мили под землею". "И это - неоспоримое доказательство существования центра управления", - подвел итог Разфад, и Гатсад кивнул: "Точно".

"Что же ты предлагаешь?" - вопросил Великий Визирь. "Я полагаю, что где-то должны находиться планы столь обширного комплекса, как эти руины, на случай сбоя или разрушения изначального конструкта", - отвечал галка. "То есть, ты считаешь, нам скорее следует отыскать эти планы, чем слепо бродить по руинам?" - уточнил Разфад. "Да, Ваше Величество", - молвил Гатсад. - "Однако я даже не представляю, откуда начать поиски".

Неожиданно Разфад расхохотался, выказав предположение, что искомые ими планы могут быть заключены прямо у них под носом... в Гордеусе! "Но даже если это так, единственным, кто раскрыл тайны сей реликвии, был мудрец Валахра, а он давным-давно мертв", - осторожно произнес Гатсад, но Великий Визирь пренебрежительно отмахнулся: "Предоставь все мне. Есть способ, но мы должны торопиться. Ибо вот-вот наступит Эпоха Воздаяния!.."


Ная Салахим, призвав пред светлые очи нашего наемника, сообщила ему, что Великий Визирь обратился к ней с просьбой о поимке некоего эльваана, известного как Дузаф Чернобрюхий. Судя по всему, одного из лидеров корсаров, орудующих в прибрежных водах. Более того, визирь сообщал, что этот негодяй пытался покончить с самой Императрицей, и назначал за голову его баснословную награду. Ная постановила, что "Стражи Салахим" станут той организацией, которая непременно получат ее. Она, однако, предположила, что под личиной сего "Дузафа" кроется никто иной, как сам принц Лузаф!

Посему задание по устранению последнего Ная получила нашему герою, раз он уже побывал на борту "Черного гроба" и знает, что ожидать от возрожденного принца Эфрамада. Конечно, в восторг от сего задания наемник не пришел, поскольку в предыдущем противостоянии Лузаф с легкостью одержал над ним верх... Но Ная обещала поддержку иных наемников "Стражей Салахим" как только герой точно установит, что эльваан, за голову которого назначена награда, находится на борту. Посему, не переча боле своенравной митра, он выступил в путь...


Нашмейра и автоматоны все это время находились у постели Лузафа, так и не пришедшего в себя после нападения Темного Всадника. Вначале эльваан метался, будто в грезах переживал страшные кошмары... Неужто воплощенные призраки могут видеть сны? "Эпоха Воздаяния..." - стенал Лузаф. - "Я должен восстать..." Время от времени в каюту заглядывали корсары, отмечали, что в состоянии их принца нет перемен, и вновь удалялись на палубу - нести свою неусыпную вахту...

Наутро Лузаф пришел в себя, поблагодарил Нашмейру за то, что оставалась подле него на протяжении ночи. "Еще недавно я бы прикончил тебя, недолго думая", - признался эльваан. - "Но ныне я не стану предаваться столь мелочному мщению. Некогда я был крон-принцем Эфрамада. Я изучал дальние земли, когда королевство мое было уничтожено империей Ахт Урхган. Но я не сдался на милость имперцев, а останки флота Эфрамада стали моими мятежными корсарами. Много дней мы противостояли империи... А затем за одну-единственную ночь весь флот был уничтожен ламиями, находящимися под контролем имперцев. "Черный гроб" - единственный корабль, избежавший уничтожения - отчалил от берега, но был атакован имперскими боевыми судами и потоплен. Так я погиб".

"Что есть, ты действительно... призрак?" - вопросила Нашмейра. - "Но ты похож на живого". "Я бы не назвал это жизнью", - вздохнул Лузаф. - "Даже сейчас я прикован к подземному миру". "Это имеет отношение к той тени к Периквии?" - молвила девушка, вспомнив о явлении Темного Всадника. "Да, это обличье станет моей судьбой", - кивнул корсар. - "Так назначено Одином, моим бессмертным господином. В момент гибели, когда я шел ко дну океана, то обратился к темному божеству со словами: "Великий Один, хранитель королевства Эфрамад, молю тебя... даруй мне возможность отмщения". И Один, Темный Всадник, явился предо мною и произнес: "Пред Эпохой Воздаяния я исполню твое желание. Но когда отмщение твое свершится, то уничтожишь моего врага... Александра".

Нашмейра воззрилась на картину, на которой - теперь она была уверена - изображено было противостояние двух могущественных сущностей в час прошлой Эпохи Воздаяния, 900 лет назад. "Александр..." - прошептала она, - "легендарный спаситель, который возродится в теле железного колосса в час величайшей нужды для империи..." "Я знаю эту легенду", - согласно кивнул Лузаф. - "Именно поэтому я и заключил соглашение - чтобы отомстить империи. Желание сие поглотило мою душу... Когда я очнулся в следующий раз, то обнаружил себя на палубе "Черного гроба", дрейфующего в море. Как будто я просто проспал два столетия... Дабы приготовиться к своей кампании против империи, я объединился со зверолюдьми. А затем начал поиски автоматонов - ключи управления железным колоссом. Но со временем я понял... или, точнее, меня заставили понять: мой гнев направлен на Императора, уничтожившего мое королевство... и на империю, которой правил он. Та империя больше не существует. И тебе, Нашмейра, мстить я не желаю. Ну разве я не жалок? Мстительный дух, утративший желание мстить".

"У тебя еще есть шанс восстановить королевство Эфрамад", - воодушевленно молвила Нашмейра. - "Наследники оного хотят этого. Остались еще те, кто посвятит свои жизни сему начинанию. Ты можешь помочь им найти путь к королевству их грез". "Народ Эфрамада... выжил..." - задумчиво прошептал Лузаф, вновь обратился к собеседнице: "Но разве этот путь не приведет нас вновь к противостоянию с империей, не послужит началом новой войне?" Нашмейра напомнила ему, что она все-таки Императрица, посему по поводу эскалации конфликта возрожденный принц может не беспокоиться, и заняться лучше разрывом договора с Темным Всадником. Имп Флит, однако, напомнил, что Один честно исполнил свою часть сделки: он поднял "Черный гроб" со дна океана, возродил Лузафа и его команду. Посему пред принцем ныне лишь один путь - в Хажалм, дабы обратиться в нового Темного Всадника, воплощение Одина.

"Хажалм? О чем он говорит?" - поразилась Нашмейра, и имп довольно захихикал: "Бедная маленькая Императрица остается в неведении. Ты так много времени провела, играя в свои куклы, что не заметила, как за ниточки твои дергает Великий Визирь... В Хажалме проводились алхимические эксперименты, выходящие за пределы разумного. Эти глупцы в итоге умудрились создать брешь в самой ткани мироздания и открыть дверь в царствие Одина - даже не постучав, должен отметить. Конечно, через эту дверь мы и ступили в сей мир".

Лузаф рывком поднялся на ноги, приняв окончательное решение. Да, они отправятся в Хажалм, где он предстанет пред Одином и разорвет заключенный договор. Хватка судьбы сильна, но все-таки они сами избирают свою участь... пусть даже если это и означает их гибель. "Когда я смотрю на тебя, но чувствую себя так же, как в молодости", - обратился принц к взволнованной его решением девушке. - "Я вспоминанию, каково это - надеяться. Тогда я о многом еще не знал, многое хотел узнать. Ты хочешь спасти свою империю... спасти подданных от нищеты и отчаяния. Чтобы сделать это, ты хочешь познать тайны, стоящие за миром, в котором ты живешь. Ты должна отправиться в Хажалм вместе со мною! И тогда ты узришь сии тайны своими глазами".

В этот момент на борт "Черного гроба" вновь поднялся искатель приключений, разыскав корабль-призрак у рифа Аррапаго. Немедленно, корсары-призраки окружили его, но Нашмейра бросилась к герою, дабы объяснить ему возникшую ситуацию. Издали наблюдая за ними, Лузаф и Флит тихо переговаривались.

"Все получилось как нельзя лучше", - шептал имп. - "Но если ты хочешь возродить королевство, тебе понадобится помощь. Сокровища Эфрамада, которые ты "забрал" у империи, все еще находятся в бухте Талакка. Вот только в окрестностях рыщут Бессмертные..." "Это неважно", - отмахнулся Лузаф. - "Сокровища скрывает могущественное заклятие иллюзии. Лишь мы с тобой можем развеять его". "Но кто знает, на что способны эти Бессмертные?" - тревожился Флит. - "Не исключено, что и они каким-то образом могут сделать это. Потому-то нам и пригодится этот наемник. А бухта Талакка - как раз на пути к Хажалм. Он может позаботиться о сохранности сокровища, ведь он - доверенный наемник Афмо".

Согласившись с мнением импа, Лузаф передал герою магический артефакт, позволяющий зреть через наведенную иллюзию. Корсар наказал наемнику оставаться в бухте Талакка и охранять сокровища от посягательств Бессмертных до тех пор, пока они не вернутся из лаборатории Хажалм. "Но если ты почувствуешь, что нужен Императрице, беги к нам со всех ног", - не преминул добавить он, и герой кивнул, принимая возложенную на него новую миссию.

...Корсары оставили его у бухты Талакка, и корабль-призрак немедленно поднял якорь, устремившись к лаборатории Хажалм. Здесь, в пещерах герой обнаружили несметные сокровища... и ягудо Гесшо, который без долгих слов устремился в атаку. В нелегком поединке герой одержал верх, и ягудо пал, моя о быстрой смерти. Герой, однако, сохранил ему жизнь, поскольку к сему персонажу у него было немало вопросов.

"На самом деле я - лазутчик с Дальнего Востока", - признался Гесшо. - "Год и несколько месяцев назад я получил свои приказы непосредственно от Микадо и покинул восточные острова. Мне было наказано проверить донесение о том, что империя разрабатывает стратегию по получению преимущества в войне на восточном фронте, и, если это действительно так, помешать сему начинанию. Посчитав, что враги моего врага могут оказаться моими друзьями, я заключил союз со зверолюдьми сих земель. Но, помимо Сущности Астрала и роли автоматонов, они ничего не знали о замыслах имперцев. Зверолюди Ахт Урхгана были могущественными, как я и предполагал, но их методы были грубы и не отличались изысканностью. Мало кому из них я мог доверять. И их нападения на безвинных жителей Аль Захби мне претили... Посему я решил искать иных союзников. Таковым стал принц Лузаф, с котором мы с тобою сошлись в сражении. Открыто побеседовав с ним, я пришел к выводу, что он - достойный и честный эльваан. Он пожал мне руку и произнес: "Пусть прошлые склоки будут забыты, ибо мы вместе противостоим мощи империи". Также его подручный имп Флит обещал мне щедрое вознаграждение из возвращенной казны Эфрамада для восстановления моей истерзанной войной родины. Теперь это не случится... ибо сокровища сии окажутся в руках наемника империи".

Донельзя удивленный, герой поведал ягудо о вверенной ему миссии. То есть, Флит велел Гесшо забирать часто сокровищ, в то время как нашему герою было наказано охранять их от посягательств. Стало быть, сценарий разыграл имп, зачем-то желавший отправить наемника подальше от Лузафа. "Он надеялся, что я прикончу тебя", - задумчиво произнес ягудо. - "Странствие Лузафа у лаборатории Хажалм на руку Флиту. Отослав тебя прочь, он явно намеревается причинить вред Императрице! Подобное можно было предвидеть от создания подземного мира, каковым является Флит".

Гесшо поклялся, что не притронется к сокровищам Эфрамада, после чего наряду с героем устремился к лаборатории Хажалм.


В потаенных глубинах лаборатории Лузаф ступил в каверну, пребывал в которой рифт между мирами смертным и подземным; Нашмейра, оба автоматона и имп Флит держались чуть поодаль. Лузав зычно воззвал к лорду Одину, и пламя подземного мира озарило каверну, а сильнейшие Астральные Ветра отбросили в сторону Нашмейру и кукол ее.

Из разрыва в ткани реальности в мир ступил гигантский черный конь, восседал на котором лорд Один, Темный Всадник. "Утолил ли ты свою ярость?" - пророкотал он, устремив взор на преклонившего колено Лузафа. "Нет, мой лорд", - покачал головой тот. - "Ярость оставила меня. Я открыл для себя цель, более достойную, нежели отмщение. Я хочу посвятить остаток своего существования созданию королевства, в котором потомки Эфрамада могут жить, не опасаясь за свои жизни. Таково мое сокровенное желание".

Один долго молчал, а затем пророкотал вновь: "Утолил ли ты свою ярость?" На лице Лузафа отразилось недоумение, а Флит, мерзко захихикав, напомнил корсару, что заключенный однажды договор расторгнуть нельзя, и, хочет того Лузав или нет, суждено ему стать следующим воплощением Темного Всадника.

"Но я открою тебе секрет", - ухмыльнулся имп, - "перед тем, как сущность Темного Всадника всецело поглотит тебя, будет немного времени, в течение которого ты сохранишь свободу воли". "И как же я должен исполнить свою часть договора?" - поинтересовался Лузаф, и Флит отвечал: "О, очень просто. Ты должен просто вспомнить. Вспомнить, как твои люди страдали и погибали от рук имперцев. Думаю, воспоминания эти еще свежи. И ты должен швырнуть этот огромный, исполненный желчи шар ярости... в нее!" И имп указал лапкой на лежащую без сознания у дальней стены пещеры Нашмейру.

Лузаф молчал, напряженно размышляя; очевидно, что имп - эта презренная тварь подземного мира - заманила их сюда в угоду собственным целям и амбициям, и сейчас науськивает прикончить беспомощную девушку, дабы завершить страшное преображение. Корсар медленно навел на девушку мушкет... но неожиданно заметил героя, показавшегося в дальнем конце пещеры.

Все стало на свои места, обрело смысл. Ведь идея отправить наемника в бухту Талакка для охраны сокровищ тоже принадлежала предательскому импу. Резко развернувшись, Лузаф пристрелил Флита, после чего обратился к подоспевшему герою, наказав тому позаботиться об Императрице. "Она - свет Эфрамада во тьме", - произнес он и, обнажив клинки, устремился к Темному Всаднику: "Если это воплощение, я буду сражаться с ним до тех пор, пока в этот мир не ступит истинное божество".

Но Темный Всадник с легкостью отбросил корсара в сторону. "Ты станешь моим рыцарем", - громогласно расхохотался он. - "Ты станешь моей правой рукою в Эпоху Воздаяния, и пребудешь ею до тех пор, пока Александр вновь не обратится в руины!"

С этими словами Темный Всадник ступил в рифт между мирами, и тот схлопнулся за его спиной. Обретший на краткое время свободу воли, Лузаф постановил, что им надлежит приложить все усилия, чтобы уничтожить Александра, железного колосса. Нашмейра заметила было, что явится тот спасителем империи, на что Лузаф резонно напомнил, что произойдет с землями Араджии, если схлестнутся столь могущественные сущности, как Александр и Один... И это противостояние необходимо предотвратить любой ценой.

В эту минуту в каверну проследовал Разфад в сопровождении Бессмертных. На губах Великого Визиря играла улыбка: еще бы, он одним махом избавится от будущего Темного Всадника и от лазутчика Срединных Земель, выдающего себя за простого наемника. "Мы захватили всех членов твоей команды", - произнес Разфад, обращаясь к Лузафу. - "И потомков Эфрамада, воспрявших духом при одной лишь вести о твоем возрождении. Мне претит проливать кровь подданных империи... даже если власть наша им ненавистна".

Лузаф опустил клинки, осознав прозвучавшую угрозу, и Разфад велел взять корсара под стражу, заключив в астральные оковы. "Императрица Нашмейра, вот, стало быть, правосудие твоей державы?" - обратился Лузаф к девушке, стоящей поодаль с поникшей головой. - "Неужто за два столетия ничего не изменилась?!"

Приняв решение, Нашмейра приказала Бессмертным вызволить пленника, Великий Визирь же требовал не обращать внимания на слова сестры. Бессмертные в смятении переглянулись, не зная, как им надлежит поступить. "Нашмейра, ты оставила дворец, вступила в сговор с врагами державы", - ледяным тоном произнес Разфад. - "Будучи Великим Визирем, я возвещаю, что Знак Захака - символ абсолютной власти - более тебе не принадлежит". "Ты предаешь Императрицу?!" - изумилась девушка. - "Предаешь собственную сестру?!"

Обратившись к герою, Великий Визирь потребовал рассказать Нашмейре о том, кто в действительности отдает ему приказы. Приблизившись к наемнику, девушка сунула ему в руки кинжал, наказав отнести оный в оплот "Стражей Салахим", сама же бесстрашно выступила вперед, заявив о том, что каждый из них скрывается за ложными личинами и нет в этом ничего зазорного - такова суть политической игры.

Речь ее была призвана скрыть волшбу, творимую автоматонами, и заклинание телепортации, направленное на героя, вернуло того в оплот "Стражей Салахим" в Аль Захби...


Вернувшись во дворец и наказав Бессмертным отвести Нашмейру в ее опочивальню и неусыпно надзирать за нею, Разфад проследовал в чертог, где его уже дожидался алхимик Гатсад, дабы обсудить последние успехи и достижения в восстановлении колосса. "900 лет..." - говорил Великий Визирь, мечтательно качая головой. - "900 лет Императоры только и грезили о том, чтобы собрать части железного колосса воедино. Лишь ради этой цели мы сражались в сотнях кровопролитных, бессмысленных сражений, как внутри империи, так и вне ее, в поисках утраченных Сущностей Астрала. Но отец мой взглянул по-иному на эту проблему".

"Верно", - согласился галка. - "Изобретательный Император Джалзан приказал создать колосса и Сущности Астрала, используя наши собственные ресурсы и технологии. "Путь найдется всегда. Если не можешь найти его, создай", - было одно из его знаменитых изречений. И ты, мой лорд Разфад, свято следуешь его заветам". "Избавь меня", - отмахнулся Разфад. - "Идея отца была лишь отправной точкой. У меня собственное видение триумфа, собственный путь к славе. Но как мы можем быть уверены, что сущность Александра воплотится в нашем механическом гиганте, как некогда воплотилась в железном колоссе?"

"Сейчас не время заниматься этим вопросом", - твердо произнес Гатсад. - "Если верить легендам, Александр благоволит сильнейшим. Если верить моим вычислениям, наше механическое создание разрушительной силой многократно превосходит колосса Алзадааля. Александр лишь ожидает мгновения своего возрождения... Я посвятил долгие годы изнурительного труда приближению сего славного дня". "Да, он станет воистину славным", - согласился Разфад. - "Но сперва нам следует получить доступ к сведениям в Гордеусе".

Он красноречиво указал на двух безвольных автоматонов у входа в чертог, и Гатсад усмехнулся: "Гордеус... Какая ирония. Кто мог предположить, что она так усовершенствует созданные мною автоматоны?" "Это стало нашим упущением", - с улыбкой согласился Разфад. - "Мать Нашмейры, Джаблиль, была эксцентрично женщиной, но в остром уме ей нельзя было отказать".

"Да, блестящая исследовательница", - кивнул Гатсад. - "До того, как она стала моей ученицей, Джаблиль расшифровывала сложнейшие свитки о философии Валахры. "Когда я был мальчиком, она тоже наставляла меня в кукольном искусстве", - произнес Разфад. - "С помощью созданного ею устройства для привития куклам поведенческого узора даже такому новичку в сем деле, как мне, удалось заставить Мнеджинга двигаться, как живого". "Да, подобные идеи наличия у автоматонов подобия личностей, выдвинутые ею, откровенно шокировали меня", - признал Гатсад. "Если мы поняли тогда, что в ее безумных речах кроется истина", - задумчиво изрек Разфад. - "Все порождено Гордеусом..."

Обернувшись к ожидающим у входа в чертог Бессмертным, Великий Визирь произнес: "Передайте Нашмейре, что если она поможет нам в открытии тайн своих кукол, я сохраню жизнь Лузафу. В противном случае мне придется разобрать Овджанг и Мнеджинга на части, чтобы их изучил Гатсад".

Кивнув, Бессмертные покинули помещение, а Гатсад вновь обратился к Великому Визирю, поинтересовавшись, действительно ли тот намерен освободить Лузафа? "Конечно же, нет", - отвечал Разфад. - "Однако он появился именно сейчас, когда мы завершаем создание механического колосса - это не может быть совпадением. И пока мы не поймем значение связи между этими двумя событиями, я собираюсь сохранять Лузафу жизнь. Но я не допущу, что произошел этот их апокалипсис подземного мира. Все ключи к Эпохе Воздаяния находятся в моих руках. Он останется в моей власти... даже если станет воплощением божества".


Ная Салахим пришла в ярость, осознав, что награда за поимку "Дузафа Чернобрюхого", оказавшегося в действительности принцем Лузафом, ускользнула от нее. Но герой передал митра кинжал Императрицы, и та выставила наемников за дверь, сказав, что ей нужно как следует поразмыслить над текущей ситуацией.

В городе герой повстречал эльваана и тару - лазутчиков Сан д'Ории и Виндурста - который сообщил, что Божественная Императрица Нашмейра II отстранена от власти и правительство Ахт Урхгана ныне возглавляет Великий Визирь. Эльваан сообщил, что именно такого поворота событий опасался принц Трион, а тару добавила, что ей удалось разузнать нечто чрезвычайно важное о Сущности Астрала. К троице приблизилась Мифриловый Мушкетер Аями, поведав о том, что нынешняя ситуация в империи чрезвычайно тревожит Басток, и флотилия сей державы получила приказ готовиться к войне. Лазутчица-тару согласно кивнула: "Из Виндурста к сим берегам уже отбыли кардиане, способные перемещаться под водой".

Похоже, державы Срединных Земель приняли решение нанести превентивные удары, ибо замыслы Великого Визиря, взявшего власть в свои руки, могут представлять опасность для всего Вана'деля. В свою очередь, герой поведал представителям трех держав о последних событиях, как то о возможном новом воплощении Одина и о заточении Нашмейры во дворце. Воистину, все это может вылиться в новую, страшную войну...

Аями немедленно устремилась к пристани, дабы вернуться в Басток и передать полученную информацию лидерам держав Срединных Земель. Чуть позже нашего героя и лазутчиков Сан д'Ории и Виндурста в Аль Захби разыскал Мифриловый Мушкетер Наи. Поведав о том, что совет лидеров держав не пришел покамест к единому решению о надлежащем курсе действий, он наказал герою отправляться во дворец Архигерцога Джеуно и высказать свое мнение о происходящем в империи.

...Так, искатель приключений и Наи вернулись в Джеуно, проследовали во дворец в Садах Ру'люд, после чего ступили в зал, где проходил совет союзников. На оном присутствовали Волкер, Шантотто, Трион и Вольфганг.

Басток и Шантотто убежали остальных в необходимости нанесения превентивного удара, ибо нельзя допустить, чтобы империя завершила создание железного колосса. Трион, однако, возражал, указывая на то, что тем самым они дадут Великому Визирю и его сторонникам повод развязать полномасштабную войну. Поддерживал принца Сан д'Ории и Вольфганг, ратуя за дипломатическое разрешение конфликта...

Шантотто заострила внимание собравшихся на Гордеусе - загадочном артефакте, пребывающем в храме Валахры. "Я хочу обратить ваше внимание на событие, произошедшее 900 лет назад", - молвила тару. - "Как гласят предание, ярчайшее сияние озарило ночное небо и не угасало целый год". "То было чудо, ниспосланное богиней, знаменовавшее начало Эпохи Кристаллов", - припомнил Трион уроки теологии, а Волкер добавил: "А когда сияние наконец исчезло, звезда первой величины стала частью созвездия Александра, верно?"

"Просто совпадение в том, что траектория движения ярчайшего объекта прошла мимо этой звезды", - отмахнулась Шантотто. - "Истина куда более завораживающа. В Оптистерии я обнаружила древний папирус, где значилось: "Когда сошлись божества света и тьмы, небеса разверзлись, и землю опустошила невероятная буря". Я, честно говоря, была в шоке, ибо относилось это к наступлению Рагнарёка".

"Рагнарёк", - задумчиво произнес Волкер. - "Легенда северян, гласящая о сумерках богов? Ты хочешь сказать, что ярчайшая звезда стала следствием противостояния богов?" "Почти", - усмехнулась Шантотто. - "Основываясь на имеющихся фактах, я полагаю следующее... Древняя империя Ахт Урхган запустила своего железного колосса, содержащего в себе сущность светлого божества, высоко в воздух, дабы подчинить себе земли континента. Держава, почитающая противостоящее ему темное божество, сему не обрадовалась, и направила для противостояния светлому Темного Всадника, исполненного абсолютной тьмы и порожденного жертвоприношениями. Страшное сражение разразилось в небесах, и в итоге оба противника низвергнулись на землю - гигант был расколот на части, а смертное обличье всадника получило страшные раны. Это титаническое противостояние опустошило землю, и создало в небесах пустоту, породившую страшную бурю..."

"Какой бред", - поморщился Волкер. - "Как железный колосс мог летать? И какое все это отношение имеет к некоему Гордеусу?" "Там именуется сердце колосса, и именно сие название было даровано звезде", пояснила тару, и Трион воскликнул: "Наше внимание отвлекли Сущности Астрала, а мы должны были сосредоточиться на Гордеусе!" "Мы можем лишь надеяться на то, что Великий Визирь покамест не обратил на это внимания", - согласилась Шантотто.

Обернувшись к герою, Трион попросил его высказать свое мнение о последних событиях в империи, и тот приступил к рассказу...


А в императорском дворце Гатсад по приказу Великого Визиря приступил к извлечению воспоминаний Нашмейры из ее разума, а также к направлению "записанных личностей" двух автоматонов на раскрытие Гордеуса. Овджанг и Мнеджинг поднялись в воздух, и магические энергии устремились от их тел по направлению к медленно вращающейся сфере.

"Стало быть, этот день настал", - неожиданно произнес Мнеджинг чужим, глубоким голосом... в котором пораженный Разфад узнал глас своего отца. - "Похоже, тебе удалось завершить создание Алзадааля и открытие Гордеуса. Вскоре ты получишь самое могущественное оружие в Урхгууме - силу света!"

"Но мощь Александра - обоюдоострый меч", - молвила Овджанг, и глас ее принадлежал покойной Императрице Джаблиль. - "Бесконечная энергия звезды... Легенды - а также руины - красноречиво говорят о том, какое страшное разрушение вас ожидает при малейшей ошибке. Еще не поздно... Если ты обладаешь хоть толикой сострадания, то немедленно прекратишь сие".

Но не обратил Разфад внимания на сии предостережения, и энергии автоматонов преобразовали сферу Гордеус в видение железного колосса - полную схему исполинского конструкта. "Такова воля Александра!" - в благоговении выдохнул Разфад, воззрившись на представшее ему изображение. - "Я не боюсь легенд о прошлых неудачах. Я создам свою собственную судьбу!"

Автоматоны, продолжавшие вливать энергетические потоки в преображенную сферу, неожиданно взорвались, и в то же мгновение Нашмейра вышла из транса, в который погрузил ее Гатсад. Глазами, полными ужаса, воззрилась она на бренные останки любимых кукол, и, пав на колени, закричала от переполняющей ее душевной боли...


Рассказ героя заставил даже сомневающихся утвердиться в мысли о том, что война с империей неизбежна. Но неожиданно для всех в обсуждение вклинился Мифриловый Мушкетер Наи, напомнивший присутствующим, что и Лузаф, и Императрица всеми силами стремятся предотвратить Рагнарёк. Посему нет нужды сходиться грудь на грудь с имперцами, достаточно вызволить корсара из заточения... и, быть может, удастся вновь возвести на трон Императрицу.

Лидеры держав одобрили сей план. Шантотто обещала выделить в помощь Наи могущественного кардиана, Пикового Короля, Вольфганг вознамерился предоставить Мушкетеру самый быстрый воздушный корабль из флотилии Джеуно, "Эндимион". Герой же возвращался в империю наряду с Наи, ибо помощь его в грядущей операции будет поистине неоценима.

...Наконец, все было готово к отлету. Герой и кардиан проследовали в ангар, где находился воздушный корабль; вскоре их нагнал Наи, сообщив, что получил от Сида устройство по обнаружению эманаций астрала, которое - предположительно - позволит им определить местонахождение Лузафа или железного колосса.

Корабль поднялся в воздух, взял курс на восток. Герой и спутники его собирались проникнуть в Аль Захби под покровом ночи, встретиться с остающейся в столице лазутчицей Виндурста... Но когда корабль уже достиг Араждии, ярчайший свет разлился в ночи, озарив восточный горизонт... а мгновение спустя ударил в "Эндимион"...

Зрел сие и корсар Лузаф, коего Бессмертные перевозили на остров Низул. "Эпоха Воздаяния... наступила", - выдохнул эльваан, когда поток ослепительной энергии - Божественное Копье Александра! - разрезал ночное небо...


Разфад выбрался из кабины железного гиганта, приблизился к Гатсаду, с изумлением качавшему головой. "Невероятно", - выдохнул галка. - "Ты сумел сбить воздушный корабль через считанные мгновение после того, как мы обнаружили его..." "Честно говоря, я даже его не видел", - признался Великий Визирь. - "На экране панели управления просто появилась точка. Я просто переместил на нее прицел и нажал на кнопку".

"Невероятно", - вновь произнес Гатсад с любовью и благоговением глядя на дело рук своих. - "Я своими руками собрал это устройство, но все еще не понимаю множества его функций". "Не забивай себе этим голову, Гатсад", - отмахнулся Разфад. - "Мы убедились в том, что колосс исполняет мои приказы. Ты же сам видел. Мы воплотили в жизнь амбиции наших далеких предков и вновь обрели божественную мощь Александра". "Да, Великий Визирь", - согласно кивнул алхимик. - "Весь Урхгуум склонится пред империей".

В чертог ступил Бессмертный и, склонившись пред Разфадом, сообщил, что Нашмейра бежала из дворца. Как велел прежде Великий Визирь, они не стали ее преследовать... более того, даже потеряли девушку из виду. "Не ищите ее", - пренебрежительно отмахнулся Разфад. - "Нашмейра в одночасье лишилась и своей абсолютной власти, и двух ближайших товарищей - ее эмоциональная сила подверглась серьезному испытанию. Если она не сможет взять себя в руки, проку от нее империи никакого. А нашего внимания требуют более важные проблемы. Мы должны вычленить мятежников в сих землях".

Бессмертный сообщил, что в настоящее время Лузафа, следуя приказу Великого Визиря, переводят в темницу на острове Низул, и Разфад, усмехнувшись, кивнул: "И мы направим Александра, дабы тот уничтожил Темного Всадника, после чего возьмем верх над державами, выступающими нашими противниками".


Первыми, кого увидел герой, когда очнулся, были Мифриловый Мушкетер Наи, с тревогой глядящий на него, и кардиан Пиковый Король. Недалече полыхал остов воздушного корабля "Эндимиона". Похоже, сигануть за борт, не дожидаясь, когда судно врежется в землю, было верным решением...

Наи остался у места крушения, дабы посмотреть, нет ли раненых, герой же и кардиан немедленно выступили в Аль Захби, чтобы связаться с тару - лазутчицей Виндурста. Последняя сообщила посланникам из Срединных Земель, что Лузафа переправили из столицы на остров Низул, что в руинах Алзадааля.

Оставив кардиана и тару в Аль Захби, герой в одиночку выступил в путь с намерением вызволить Лузафа из заточения. Он спустился в руины, но, как оказалось, здесь его уже ждали. Бессмертные, захватившие в плен эльваана -лазутчика из Сан д'Ории - под пытками вызнали у него, на кого в действительности работает искатель приключений, столь прославившийся в империи, и теперь не собирались отпускать его живым... В противостоянии с могущественными синими магами наш герой непременно бы сложил голову, если бы не помощь своевременно подоспевшей Наи Салахим. Бросив в сторону Бессмертных ослепляющую взрывчатку, митра наряду с героем бежали прочь из подземного комплекса.

Попытка вызволить Лузафа провалились, и наемник наряду с Наей вернулись в оплот "Стражей Салахим". Митра вздохнула с облегчением, не заметив у дверей своих отряд жаждущих крови Бессмертных, но, ступив внутрь здания, несказанно поразилась, ибо дожидалась ее сама Императрица Нашмейра!

"Получив кинжал от Вашего Величества, я втайне отправила на остров Низул наемника", - поведала девушке Ная. - "Та часть руин, где, как мы полагаем, находится железный колосс, пребывает под усиленной охраной". "Быть может, там находится и Лузаф..." - задумчиво молвила Нашмейра. "Сама взглянув на эти руины, я пришла к такому же выводу", - согласилась Ная, после чего сообщила, как разыскала в недрах подземного комплекса героя, сошедшегося в противостоянии с Бессмертными. Но митра полагала, что всех объединенных сил "Стражей Салахим" не хватит, чтобы проникнуть в сердце руин и уничтожить колосса, а также спасти Лузафа...

Но Нашмейра поведала ей, что, будучи ребенком, частенько навещала руины на острове Низул наряду с матерью, и зеркало из мифрила позволяло им через телепортирующее устройство проникнуть сразу в сердце комплекса. И сейчас девушка передала сие зеркало Нае. Конечно, остается вероятность, что подобный способ проникновения в руины приведет их прямиком в руки Бессмертным... Но Наю подобные сложности не пугали: она заверила Императрицу, что немедленно призовет находящихся в подчинении наемников и вверит им миссию по уничтожению железного колосса.

Нашмейра, однако, посчитала подобный рейд чересчур безрассудным, и вызвалась лично ступить в руины, дабы убедить брата избавиться от колосса. Нае же и наемникам она поручала вызволить из заточения Лузафа. "Может, лучше этим займешься ты?" - нахмурилась митра, но девушка отрицательно покачала головой: "Если убедить брата мне не удастся, единственным способом вывести колосс из строя будет задействовать внешнее управления. А это могу сделать лишь я благодаря знаниям по созданию автоматонов, полученным от матери.

Что ж, роли были распределены: Нашмейра наряду с героем отправлялась прямиком к Разфаду, в то время как Ная и наемники ее займутся освобождением Лузафа...


Гатсад и Разфад, остающиеся в подземелье на острове Низул и неотрывно смотрящие на панель управления железным колоссом, заметили вспыхнувшие на ней огоньки, а чуть позже Бессмертные доложили о стремительном приближении к берегам Араджии флотилии воздушных кораблей. Гатсад, однако, был уверен, что орудия колоса сумеют уничтожить оные...

В зал вбежали Нашмейра и герой; обратившись к брату, девушка просила того прекратить использовать автоматона - железного колосса - как оружие войны. "Нашмейра, ты не меньше остальных желала, чтобы создание его как можно скорее завершилось", - отвечал Разфад. "Верно", - кивнула Нашмейра. - "Но это было до того, как я узнала о твоих намерениях от этого наемника и Лузафа".

"Но если ты применишь эту машину, чтобы призвать дух Александра, мир низвергнется в Рагнарёк!" - с жаром выкрикнула Нашмейра. - "За одну-единственную ночь империя обратится в дымящиеся руины так же, как и цивилизация Алзадааля". "Рагнарёк?" - поморщился Разфад. - "Ты разочаровываешь меня, Нашмейра. Служители подземного мира отравили твой разум. Мощь Александра озарит Урхгуум божественным сиянием и принесет империи вечный мир. То станет истинной Эпохой Воздаяния. Рагнарёк был лишь примером неудач наших предков. Но на этот раз бояться нечего. Сущности Астрала, составляющие сердце колосса, были созданы с использованием новейших имперских технологий. Мы не повторим ошибок Алзадааля".

"Разфад! Ты и вправду считаешь, что сможешь навязать свою волю богу?" - поразилась Нашмейра. - "Но даже если и сможешь, "мир", который дарует нам бог, окажется лишь фарсом. Настоящий мир возможен лишь тогда, когда все державы сумеют уладить свои разногласия. Боги благословляют нас лишь тогда, когда видят, как мы стремимся к своим целям". "Ты всегда была идеалисткой, сестрица", - усмехнулся Разфад. - "Неужто ты не видишь, как страдает наша империя? От нашего былого влияния не осталось и следа. Наши враги постоянно проверяют нас на прочность, пытаясь выискать малейшую слабину... Наш народ - на грани гибели. И ты должна понять, что для спасения необходимо идти на некоторые жертвы".

Отметая мольбы Нашмейры, Разфад сообщил ей, что к Ахт Урхгану приближается воздушный флот Срединных Земель, и наверняка вскоре пламя поглотит Аль Захби. Великий Визирь забрался внутрь железного колосса с явным намерением нанести удар по приближающимся кораблям новым Божественным Копьем...

В отчаянии Нашмейра оглянулась по сторонам, заметила консоль, над которой склонился Гатсад. Наверняка таким образом он управляет системами колосса извне!.. Девущка бросилась к консоли, наказав герою во что бы то ни стало задержать ее брата...

Наемник атаковал и устремившегося к нему Бессмертного, и железного колосса, управлял которым Великий Визирь. Ему удалось прикончить Бессмертного и нанести существенный вред гиганту, когда неожиданно Гатсад отшатнулся от консоли, выкрикнув, что конструкт более не подчиняется его приказам. "Я - Александр", - прогремел под сводами чертога глас, и колосс распрямился, управляемый ныне иной сущностью. - "Склонитесь пред моим величием! Я вознесусь на небеса..."

Герой сошелся в противостоянии с воплощенным в колосса Александром, в то время как Нашмейра, оттолкнув Гатсада от консоли, колдовала над нею, пытаясь вновь взять конструкта под контроль. Наконец, ей это удалось, и железный колосс замер в центре чертога. Нашмейра радостно захлопала в ладоши; теперь осталось вытащить наружу ее брата...

В чертог ворвался Лузаф; похоже, наемники Наи сумели вызволить его! Нашмейра бросилась к нему, но магические эманации, разошедшиеся от остова колосса, отбросили и ее, и героя далеко в сторону. Александр, ощутив приближение Одина, воспрял вновь, воплотившись в железном колоссе и управляющем конструктом Разфаде!..

За спиною Лузафа возник Один, Темный Всадник, и стало то зарею второго Рагнарёка. Один бросил копье Гунгрир в противника, и пронзило то грудь Александра. Но вновь восстал последний, воззвав к Божественному Воздаянию, и ярчайшее сияние затопило чертог...

На заре времен произошла встреча двух сущностей - света и тьмы. Столкновение их породило страшный смерч. Он устремился к небесам, где распался на миллионы частичек...


Нашмейра обнаружила, что пребывает в некоем пространстве среди огоньков далеких звезд. Означает ли это, что отошла она в мир иной?..

К девушке приблизился Разфад. "Не бойся", - ободряюще улыбнулся он. - "Я не позволю этим божествам разрушить наш любимый Ахт Урхган... Я лишь хотел в последний раз... увидеть твою улыбку..." С этими словами он двинулся прочь, и осознала Нашмейра, что то было прощанием...


Она вновь обнаружила себя в чертоге, где все еще противостояли друг другу воплощения божественных антиподов. Но отступил колосс, и угасло сияние, озарявшее его. Неужто Разфад отринул сущность Александра?.. Сознание Нашмейры угасло...

А затем Лузаф отверг повелителя своего, и исчез образ Одина. В чертоге воцарилась звенящая тишина... Корсар бросился к безжизненному телу Нашмейры и, подняв девушку на руки, обратился к Одину, моля того обменять то подобие жизни, которое поддерживает его существование в смертном мире, на жизнь Императрицы. И милостивый Один удовлетворил просьбу своего слуги...

Придя в себя, Нашмейра узрела Лузафа, но корсар, покачав головой, произнес: "У меня осталось мало времени. У тебя же впереди - целое будущее... Жители империи и Эфрамада возлагают на тебя свои надежды..." "Не оставляй меня!" - воскликнула Нашмейра, осознав, что за краткое время их знакомства успела полюбить сего принца. - "Я последую за тобой куда угодно!"

"Ты окружена теми, кому небезразлична", - с грустью улыбнулся Лузаф. - "Миряне Ахт Урхгана... От самых высокопоставленных полководцев до рядовых солдат в твоей армии... И, конечно же, твой верный наемник..." "Ты прав, я должна быть сильной", - вздохнула Нашмейра и улыбнулась в ответ, хоть глаза ее жгли слезы. - "Я буду Императрицей, которая нужна Ахт Урхгану!"

Лузаф опустился на каменный пол. "Я вижу океан", - были его последние слова. - "Наверняка следующее свое сражение я проведу в Море Подземного Мира". И доблестный корсар исчез, вернувшись в Вальхаллу, царствие лорда Одина.

Поднявшись на ноги, Нашмейра обратилась к нашему герою, говоря о том, что пришла пора возвращаться в столицу. Ведь у них остается столько незавершенных дел!..


Несколько недель спустя члены правящей семьи, дворяне, офицеры имперской армии, посланники из всех земель Урхгуума, а также Ная Салахим получили официальные приглашения на коронацию Императрицы Нашмейры II, ибо та официально восстанавливалась в статусе правительницы Ахт Урхгана.

На церемонию прибыли все без исключения представители держав Срединных Земель. "Мои дорогие гости", - обратилась к ним Нашмейра. - "Мы многое пережили... и я уверена, что среди вас есть и те, кто не питает любви к империи. Тем не менее, вы решили присутствовать на моей коронации, за что я смиренно благодарю вас. Если следовать традициям, то мы должны были провести величественную церемонию, участие в которой приняли бы все подданные. Однако мы приняли решение все обставить более скромно. Посланники Срединных Земель, я сожалею о том смятении, в которое повергли вас враждебные действия империи. Также я сожалею о гибели ваших людей, остававшихся на борту уничтоженного воздушного корабля".

Вольфганг возразил ей, сообщив в том, что команда корабля выжила, ибо Наи успел оказать им необходимую помощь. Нашмейра просияла: одним камнем с души меньше!..

"Императрица Нашмейра", - перешел сразу к делу Волкер, - "я бы хотел обсудить вопрос будущих отношений империи со Срединными Землями". "Думаю, сперва нам следует восстановить те отношения, которые имели место до недавних событий", - отвечала Императрица, имя в виду сохранение нейтралитета. - "Но зверолюди не ослабили своих атак. И, несмотря на временное затишье, война империи с восточными землями продолжается. Неведомо, когда Ахт Урхган познает настоящий мир". Сказав это, Нашмейра склонила голову: она считала, что если укрепит отношения с державами Срединных Земель, то и они окажутся втянуты в конфликты, их не касающиеся...

В тронный зал ступил ягудо Гесшо, сообщил Императрице, что передал письмо ее непосредственно Микадо. Тот отвечал, что в настоящее время сложно будеть договориться о мире, но обещал поднять сей вопрос пред советом лордов. Весь единолично подобное решение он принять не может... Впрочем, то же можно сказать и об империи. Если Нашмейра объявит о завершении конфликта, силы на восточном фронте могут поднять мятеж. Посему Гесшо продолжит медленно, но верно искать способы примирить враждующие стороны...

Помимо прочего, представителей Срединных Земель заботили останки железного колосса, пребывающие на острове Низул. Может ли империя дать гарантии того, что это страшное оружие никогда боле не обернется против иных держав?.. Прикажет ли она уничтожить его?..

"В центральном реакторе колосса мы заметили разрыв в ткани реальности", - тихо молвила Нашмейра, и Шантотто просветила присутствующих: "Похоже, эта железяка стала астральными вратами. Я слышала, в сих землях существует портал в подземный мир. В лаборатории Хажалм, если мне не изменяет память". "Да, через него в наш мир ступил Один", - кивнула Нашмейра, и Шантотто продолжала: "Я думаю, эти врата имеют сходное назначение: связующее звено между миром божественных аватаров и сей землею".

Почему лидеры держав согласились с тем, что уничтожение колосса может привести к непредсказуемым последствием, а Шантотто постановила, что сим рифтом займутся лучшие специалисты Виндурста. К тому же, тару весьма интересовали Сущности Астрала!..

Наконец, все вопросы были улажены, и началась церемония коронации. Корону Императрице должен был принести Гатсад, но галка переплавил ее, чтобы получить необходимые детали для восстановления автоматонов - Мнеджинг и Овджанг. Более того, ученый усовершенствовал их, интегрировав в механизмы модули памяти, обнаруженные в руинах Алзадааля.

После завершения коронации началось чествование истинных героев империи - нашего наемника и Наи Салахим. Кто, как не они, предотвратили Рагнарёк и сделали возможным возвращение на трон Нашмейры... истинного сокровища Ахт Урхгана?!.

34. Пророчество Кристалла

Однажды в небесах над Джеуно возник огромный Кристалл, и свет его озарил окрестные земли. Жители герцогства высыпали на улицы; взгляды их были устремлены ввысь, лица отражали недоумение... и страх. Что означает сие, какие перемены грядут?.. Наблюдали за чудесным явлением и Альдо с Вереной; лидер Теншодо был исполнен дурных предчувствий...

Зрели Кристалл в небесах и в иных державах Вана'деля. И разнеслось над миром тихое эхо древней баллады... неужто исходило оно от загадочной реликвии?.. "Давным-давно существовала разумная драгоценность", - звучали слова. - "Живой камень, сотворивший все сущее в этом мире, изгнавший тьму и породивший богов, обладающих бесконечным могуществом. Те, в свою очередь, создали мир Вана'дель, свою божественную игрушку. И здесь они играли, пока не погрузились в глубокий сон".

В Сан д'Ории Трион и Пьюдж гадали, может ли сей неземной свет быть райским знамением?.. Мифриловые Мушкетеры Бастока, а также президент Карст и Сид вслушивались в слова чарующего эха, пытаясь осознать смысл происходящего...

А в далекой Федерации Виндурст Звездная Провидица не на шутку встревожилась, предупредив Шантотто о том, что к Кристаллу сему приближаться не следует, ибо не принадлежит он сему миру. Видение снизошло на нее, и возопила провидица, вещая об ужасах и боли, и о любви, что обречет мир на гибель!..

А Кристалл продолжал сиять в небесах зловещим оком... и, вспыхнув в последний раз, исчез он, обратившись в тысячи сияющих осколков, пролившихся над миром волшебным дождем...

Видение развеялось, будто и не было его вовсе. Миряне, в недоумении качая головами, разошлись по своим делам, и лишь Альдо с Вереной остались на площади Джеуно. Лидер Теншодо продолжал задумчиво смотреть в безоблачные небеса, и тревога не оставляла его. Ибо увиденное ими наверняка не было ни видением, ни мороком.

"Кристалл величественно и зловеще сиял в небесах, подобно звезде", - обратился Альдо к сестре. - "Но посмотри на лица людей. Совершенно безмятежные... Они не помнят ровным счетом ничего о том, что наблюдали всего несколько мгновений назад".


...Наблюдал чудесное явление и герой нашего рассказа - искатель приключений, вернувшийся недавно из земель восточной Империи в Джеуно. После того, как Кристалл исчез, он успел сделать лишь несколько шагов по городской улице... как время вокруг остановилось!..

Замерло все и вся... за исключением одного-единственного светловолосого мальчугана. "Ты ведь видел все?" - обратился мальчик к изумленному герою. - "Лучи света... Слышал древнюю песнь? То была память Кристалла, "Память о С'тоне". Песнь минувших эонов, возвещающая о рождении богов... Но оглянись вокруг. Горожане, похоже, ничего не заметили. А, быть может, заметили, но не помнят о том, что видели и что слышали. Тебя это не удивляет? Не тревожит увиденное? Не гадаешь ли ты, что происходит с твоим драгоценным Вана'делем?.. Нравится тебе или нет, похоже, что ты был избран. Избран эхо Кристалла. Так что, если тебе не безразлично грядущее мира, разыщи Люкс, Луну и Аструм. Это те самые лучи света, которые ты видел. Или, по крайней мере, то, что осталось от них. Низвергнувшись с небес, они оказались в лесах, трясинах и горах... Откуда взялся Кристалл? Почему появился в нашем мире? Прислушайся к эху древней мелодии... и, быть может, найдешь в ней ответ на свой вопрос... Я буду ждать тебя на острове Квифим. Принеси мне найденные осколки и мы посмотрим, какие тайны они скрывают... Кстати, меня зовут Альдо".

Время возобновило свой бег, и мальчишка, с которым искатель приключений только что разговаривал, исчез, будто и не было его вовсе. Герой был поражен до глубины души: таинственный мальчуган действительно походил чертами лица на знакомого ему лидера Теншодо...

Понимая, что возникшие загадки можно решить, лишь обнаружив сокровенные осколки Кристалла, герой устремился на поиски. А когда разыскал их, тут же поспешил на заснеженный остров Квифим, где передал сияющие осколки престранному мальчугану. В ладонях того осколки воссияли...

"Давным-давно существовала песнь", - произнес тот, - "созданная самими древними богами. Страшная, ужасная песнь, которая, исполненная до конца, может знаменовать гибель этого мира". В разуме героя вновь зазвучало эхо "Памяти о С'тоне", а внутреннему взору явились образы молодого, девственного Вана'деля...

"Но песнь продолжается", - заметил юный Альдо, прервав транс искателя приключения, вернув того в настоящее. - "Но эпоха эта не продлится вечно, и придет великое зло на земли Вана'деля. Древняя печать будет сломана, пробудив кошмары веков минувших. Кровь невинных впитает земля, а мир погрузится в страх и отчаяние. Начнется трагическая эпоха тьмы. А боги так и не пробудятся ото сна... Тот мир именовался Вана'делем..."

Помолчав немного, он уверенно кивнул: "Теперь все встает на свои места. Песнь древних богов, не предназначенная для ушей смертных... Запретные строфы проникли в наш мир, в шепот ветра, в шум волн, в биение сердец всех смертных Вана'деля. Звучит один-единственный звук, и эхо разносит его. То, что начиналось как шепот, превращается в рокот, отдающийся во времени и пространстве. Судьба смертных - судьба мира - движется к своему воплощению. Вижу, ты уже открыл тайную песнь древних богов. Быть может, именно поэтому эхо стало столь отчетливым?.. Но это неважно. Эхо древней оды уже звучит по всему миру, хоть уши смертных и не слышат его. Если ничего не предпринять, это эхо отворит врата Рая... и уничтожит саму ткань мироздания Вана'деля... Но что можно сделать? Как противостоять тому, что невозможно узреть и услышать?.. Но, возможно, есть способ... Осколки, принесенные тобой, не единственные осколки Кристалла, павшие с небес. Возможно, иные осколки содержат ответ, который мы пытаемся найти. Возможно, они откроют нам, как спасти сей мир. Мы должны как можно скорее разыскать осколки Росеум, Каерулум и Виридис... пока не оказались они в чужих руках. Если их разыщут гоблины, неведомо, какой эффект окажут на них эти артефакты. Поспеши. С каждым мгновением эхо становится все сильнее, и вскоре заглушит звуки нашего существования".

Покинув остров, герой вновь устремился на поиски осколков Кристалла, и по завершении их вернулся на Квифим. Загадочный мальчуган вновь предстал ему. Обретя осколки, он сосредоточился на них, пытаясь понять, какие тайны те хранят в себе. "Иной куплет?" - изумленно выдохнул юный Альдо. - "Антипод баллады разрушения? Неведомый прежде куплет, способный заглушить ярящееся эхо, обладающий способностью направить любовь и желание жить всех тех, кто исполняет его. Чистый звук, который развеет эхо разрушения, восстановив порядок из хаоса. Ода, способная умиротворить древних богов... Да, это и есть ответ, нам необходимый".

Неожиданно подле Альдо и героя соткались три мандрагоры, воплощения сущности Кристалла. "Кто ты такой, чтобы препятствовать воле Кристалла-Породителя?!" - в один голос выкрикнули они, обращаясь к Альдо. - "Чтобы отрицать собственную судьбу?!" "Кристалл-Породитель?" - хохотнул Альдо. - "Это всего-навсего эхо. Жалкая тень прошлого..."

"Неужто ты не понимаешь, дитя?" - вопрошали призрачные мандрагоры. - "Это эхо твоего собственного сердцебиения, твоего собственного дыхания, каждой жизни, рожденной в сем мире с часа творения. В этом эхе все едино - как и был пред зарею времен. Эхо жизни продолжит звучать в веках. Вам не заглушить его!.. Кристалл-Породитель... его эхо... они не явились из пустоты... Их привела в сей мир... песнь... Песнь... звучащая без перерыва... из материнского сердца... Неужто вы не разумеете, смертные? Вы пытаетесь противостоять силам, лежащим за пределами вашего разумения".

С этими словами образы мандрагор развеялись; юный Альдо задумчиво молчал... но воцарившуюся было тишину нарушил иной голос, знакомый нашему герою. "Кристалл-Породитель?" - произнес Альдо, приближаясь. - "Стало быть, у этого камушка в небесах есть название?" Обратившись к герою, лидер Теншодо попросил того объяснить, что происходит, и что за "песнь в материнском сердце", о которой они говорили.

"Ты, должно быть, Альдо", - произнес мальчуган, представившийся прежде тем же именем. - "Да, действительно... У тебя такие же глаза, как у твоей сестры". Лидер Теншодо с изумлением воззрился на мальчугана... Искатель приключений переводил взгляд с одного на другого, не ведая, что и думать. "Наконец-то мы встретились... дядя", - улыбнулся мальчуган. - "Меня назвали в твою честь".

"Погоди-ка, паренек!" - услышанное никак не укладывалось у Альдо в голове. - "Ты хочешь сказать, что твоя мама - моя сестра?! То есть ты... сын Эмелин? Моя сестра... жива?!" "Боюсь, сейчас не время праздновать семейное воссоединение, дядя", - ушел от прямого ответа мальчишка. - "Мы должны узнать и явить миру антипод эха... и как можно быстрее. Пока эхо не обратило наш мир во множество осколков разбитого кристалла. К счастью, ты можешь оказаться ключом к успеху... дядя Альдо. Да... Возможно, ты сумеешь нарушить резонанс между мамой и Кристаллом-Породителем".

"Что за чушь?" - нахмурился Альдо. - "Какое отношение Эмелин имеет к этому так называемому Кристаллу-Породителю? Ты хочешь, чтобы я поверил твоей болтовне?" "Болтовне?" - улыбнулся юный Альдо. - "Я так не думаю, дядя. Сомнений... быть не может. Неужто ты сам не слышишь? Молитву жизни... Да, этот мир должен быть спасен... и неважно, какой ценой. Если ты хочешь спасти маму... сестру, которую знал когда-то, то должен спешить в Фей'ин. Служители Кристалла-Породителя попытаются воплотить в жизнь свои коварные замыслы".

С этими словами мальчишка устремился прочь. "Где Эмелин?!" - выкрикнул Альдо ему вслед. - "Что с ней сделали?" Мальчуган остановился, и, не оборачиваясь, отвечал: "Вскоре ты все узнаешь... мой дорогой дядюшка". После чего вновь продолжил путь, вскорости исчезнув из вида.

Альдо долго смотрел ему вслед. Он и помыслить не мог о том, что сестра его, Эмелин, жива... Но, обернувшись к герою, лидер Теншодо просил того не распространяться об услышанном от мальчугана. Ведь если вести о том, что мир пребывает на краю гибели, станут известны жителям трех держав, разразится паника. Посему сперва следует получить подтверждение словам юного Альдо...


Достигнув дворца Фей'ин, герой услышал голос мальчугана, обращающийся к нему. Последний говорил, что мама его заточена на арене, и вход на оную преграждает магический барьер, созданный могуществом Кристалла-Породителя. "Мы должны сами получить его силы, и воспользоваться ими, чтобы уничтожить барьер", - вещал бесплотный глас юного Альдо. - "В этих руинах - осколки сияния Кристалла... Свет ослаб, и сила их нестабильна... Но если ты успеешь собрать их, они сольются воедино, образовав Символ Породителя. Это станет ключом, который откроет нам путь".

Собрав осколки, искатель приключений сумел развеять магический барьер, после чего проследовал на арену, где узрел Эмелин... а также несколько зверолюдей, наделенных могуществом Кристалла-Породителя. "Мы, просвещенные древним эхо, проделали долгий путь к сей священной земле", - молвили они, заметив приблизившегося героя. - "На заре времен не было ничего... Лишь пустота, чернее самой черной ночи... Во тьме возник Кристалл-Породитель, сиявший светом жизни. Тогда возник Рай и родились древние боги... И песнь звучала с незапамятных времен. Этот мир, Вана'дель... Пять смертных рас... Любовь Альтаны к древним богам породила вас из пустоты. И теперь приближается время, когда вы должны вернуться в оную... Вана'дель исчезнет, а вы вернетесь обратно в пустоту... Жалкие, ничтожные смертные... Любовь, породившая вас... станет вашей погибелью!"

Эмелин - похоже, пребывающая в трансе - неожиданно поднялась в воздух, воспарила ввысь... четверо же зверолюдей атаковали героя... но оказались повержены им. "Глупые смертные..." - прошипели они перед смертью. - "Что вы знаете о любви? О ненависти? Кристалл-Породитель вернулся в этот мир, призванный древней балладой. Песнь сия женщина исполняет своим сердцем, хоть она сама не понимает это. Древние, страшные воспоминания... давно поглощенные песками времени... возвращаются. И судьба мира завершает полный круг... Вскорости предвечная мелодия зазвучит во Дворце Богов... Ты опоздал... Возвращение Вана'деля в пустоту... неминуемо".

...Наряду с Альдо герой устремился к вратам Ро'Маев, посредством которых достиг Дворца Богов. В оном лицезрели они все еще пребывающую в трансе молодую женщину; последняя развела руки в сторону, и волны энергии, исходящие от нее, озарили мрачные залы...

"Эмелин! Ты слышишь меня?" - в отчаянии выкрикнул Альдо. Женщина открыла глаза; сияние, озарявшее ее, иссякло. Узнав брата, которого не видела много лет, она улыбнулась, протянула к нему руку. Но неожиданно вскрикнула: "Нет! Куда они забирают меня?"

На глазах потрясенного Альдо очертания его сестры поблекли, а после и вовсе исчезли. Лидер Теншодо выругался: лишь повстречав сестру, которую считал погибшей, он лишился ее вновь! "Бесполезно, дядя", - прозвучал знакомый голос, и Альдо заметил своего юного тезку, парящего в нескольких футах над полом. - "Там, где она сейчас, слова ее не достигнут. Понимаешь, мама грезит. Она затерялась во сне... как и я. Пребывая в глубоком сне, свободным от оков физического тела... услышал я голос Кристалла-Породителя, обращающегося ко мне. Я проснулся, но ничего не помнил. Так же и мама. Лишь в грезах своих вспоминает она о прошлом, страшном и полным боли, слишком сильной, чтобы сознавать ее, бодрствуя. Лишь в грезах помнит она тебя, дядя Альдо. Зная это, откроешь ли ты ей глаза, вновь явив свет этого мира? Выбор за тобой, дядя".

И пока потрясенный до глубины души сим откровением Альдо размышлял над словами племянника, тот продолжал, обращаясь к герою: "И лишь ты можешь спасти мир от разрушения. Ключ ко всему - твоя воля к жизни и любовь к родному миру. Лишь ты можешь наделить антипод достаточной силой, чтобы противостоять эху. Так каков же будешь ваш выбор, герой и дядя Альдо? Заглушите ли вы эхо, чтобы спасти мир от гибели? Даже зная, что это будет означать гибель сестры, которую ты знал, пойдешь ли ты на этот шаг? Если найдешь в себе силы ответить прямо, поднимись на вершину башни Делкфутта. Мы будем ждать тебя там. Возможно... мы все пребываем в грезах Кристалла".

Немедленно, Альдо и искатель приключений поспешили в башню Делкфутта, где лицезрели пребывающих в трансе (или в глубоком сне?) тела Эмелин и юного Альдо. Стало быть, до сих пор герою встречались лишь астральные сущности сих индивидов, воплощенное сознание?..

"Эмелин!" - выкрикнул Альдо, остановившись у входа в чертог. - "Война закончилась много лет назад... больше нечего бояться! Открой глаза, Эмелин! Освободись от кошмаров прошлого!" Вздрогнув, молодая женщина пришла в себя, обернулась. "Альдо?" - выдохнула она. - "Это действительно ты, Альдо?"

Неожиданно глаза молодого Альдо вспыхнули... и поток магической энергии ударил в лидера Теншодо. Захрипев, тот пал наземь, Эмелин бросилась к нему, а мальчишка тихо произнес: "Боюсь, здесь есть место лишь для одного Альдо. Здесь мы распрощаемся... дорогой дядюшка".

"Невинная кровь обагрит великие земли", - изрек он следующие слова "Памяти о С'тоне", а сияние вокруг тела его разгоралось все ярче. - "Мир погрузится в страх, печаль и отчаяние. И ни сила, ни судьба не смогут завершить то, что уже началось".

Ярчайшее сияние, разлившееся над мальчуганом, обратилось в воплощенный Кристалл-Породитель. "Пришло время исполнения древнего пророчества", - прозвучал в разумах присутствующих голос предвечной реликвии. - "Встречайте свою судьбу, глупые смертные..." Свет, изливавшийся из тела юного Альдо, завершил воплощение Кристалла, и паренек пал, так и не придя в сознание.

"Стало быть, это ты пытаешься изменить неотвратимую судьбу", - обратился Кристалл к искателю приключений. - "Изменить то, что изменить невозможно. Вы хотите отринуть любовь, породившую вас... и ради чего? Ради жалкой привязанности к смертному миру, который никогда вам не принадлежал. Какие же вы жалкие создания. Вы... как и этот ребенок... цепляетесь за свои грезы, и не понимаете, что вы - всего лишь пешки в игре сил, выходящих за рамки вашего разумения. Но это неважно. Несколько песчинок не могут помешать быстрому ручью, травинки не в силах противостоять ветру... жалким голосам не заглушить предвечное эхо. Твоя роль в этой истории подошла к концу".

И вновь зазвучала великая песнь:

Но одна звезда ярко светит даже в ночь жесточайшей бури.
Но одна песнь звучит громче рева чудовищ...
Одна надежда горит в эти темные времена...
Та звезда надежды - ты, та песнь - о тебе.
И когда-нибудь эта песнь станет нашей мечтой... нашей мольбой...
Воссияй, звезда надежды!
Зазвени, песнь, в землях Вана'деля!
То, что было разбито, вновь станет целым.
Целым... и неотделимым от вечности.

"Глупцы!" - продолжал вещать Кристалл-Породитель. - "Вы действительно полагали, что сможете избежать уготованной вам судьбы? В оной - воля Кристалла! То, что дает жизнь, вольно и забрать ее. Наблюдайте же гибель вашего дорогого Вана'деля!"

"Воля... Кристалла?" - превозмогая боль, Альдо поднялся на ноги, воззрился на зловещую реликвию. - "Дарующая жизнь? Не смеши меня! Ты - всего лишь жалкая тень! Извращенное эхо, порожденное кошмаром моей сестры... Кошмаром, время которого давно прошло". "Молчать!" - прозвучал исполненный ярости ответ Кристалла. - "Ты не понимаешь того, о чем говоришь! Судьба, которую ты отрицаешь, была предначертана задолго до того, как родился ваш мир. Врата Рая откроются... и Вана'дель вернется во тьму, его породившую. Вам не обратить вспять волны судьбы".

...И вновь Кристалл-Породитель воссиял в небесах Вана'деля, дабы вобрать в себя искры жизни, пребывающие в телах смертных. Древнее эхо гремело во времени и пространстве, а Кристалл сиял предвечным светом творения. Но...

"Невозможно!" - в изумлении молвило воплощение реликвии, пребывающее в башне Делкфутта. - "Их невозможно уничтожить... Но... почему? Неужто такова сила антипода? Жизненная сила... детей Алтаны?"

Как и начиналась, легенда заканчивается... драгоценностью.
В древние времена богиня рассвета,
Пребывающая в печали, стремилась вернуть к жизни
Своего павшего возлюбленного, озарив его
Светом Кристалла.

Кристалл оказался расколот, и в телах
Множества смертных бог сумрака был возрожден.

Священный свет Кристалла еще больше потускнел,
Рая не существовало боле, а был рожден
Новый смертный мир.

Имя сему миру - Вана'дель.

Прозвучали последние слова "Памяти о С'тоне", и Кристалл-Породитель, отринутый сим миром, исчез. Эмелин, утратившая память и ныне именующая себя Матильдой, склонилась над телом израненного брата. "Альдо... ведь это всего лишь сон?" - всхлипывала она. - "Мимолетная иллюзия, которая бесследно исчезнет, когда я проснусь наутро. Я продолжу свою жизнь, вновь позабыв о прошлом... о том, кем я была когда-то... Я забуду тебя и то, что ты для меня значишь... Почему все обернулось именно так, Альдо? Я не хочу опять оставлять тебя..."

"И я не хочу, Эмелин", - прошептал Альдо, коснувшись кончиками пальцев лица сестры. - "И даже если мы никогда больше не встретимся как брат и сестра... Мне достаточно знать, что ты жива, пребываешь под солнцем и звездами Вана'деля..."

К матери и дяде несмело подошел юный Альдо, освободившийся от довлевшей над ним воли Кристалла. Они обнялись - крепко, порывисто... наслаждаясь отпущенными им мгновениями счастливого воссоединения. А затем очертания Эмелин и сына ее поблекли. "Прощай... Альдо..." - молвила женщина... и исчезла, дабы пробудиться наряду с сыном где-то в ином месте этого мира.

Искатель приключений и Альдо, одержавшие великую победу над темным, искаженным воплощением Кристалла-Породителя, остались одни в тишине, объявшей башню Делкфутта... Но пребывал Альдо в полной уверенности, что однажды разыщет свою утраченную сестру... и воссоединение их свершится окончательно.

Так завершилась эта глава легенды.
Но в далеком уголке сего мира...
Начинается новая глава...
Сотворяется новая строфа древней песни...
Чадом прошлого...
Той, которая не оставила свои грезы...
Одна звезда ярко светит даже в ночь жесточайшей бури.
Одна песнь громко звучит, не заглушаемая завыванием чудовищных тварей.
Великий океан сияющих кристаллов
Озаряет ночное небо,
Космический ветер несет их свет сквозь время и пространство.
Воссияй, звезда надежды!
Зазвени, песнь, в землях Вана'деля!

И однажды, в грядущем...
То, что было разбито, вновь станет целым.
Целым... и неотделимым от вечности.
Имя сему миру - Вана'дель.
Никогда не будет позабыто...
Вана'дель.

35. Переворот в стане муглов

История эта началась с одной-единственной капли дождя, протекшей через крышу жилища мугла, к которому заглянул на огонек наш герой. Доски прогнили, гвозди проржавели... и мугл попросил искателя приключений принести ему предметы, необходимые для ремонта крыши - доспехи орка, кудава и ягудо.

С заданием герой справился быстро, и мугл, завершив ремонт крыши, сообщил своему товарищу, что, если верить слухам, какие-то неприятности произошли у муглов из Джеуно.

И никто не ожидал, что столь безобидное начинание окажется самым страшным кошмаром за всю историю рода муглов...

Прибыв в Джеуно, герой и сопровождавший его мугл заметили, что дом местного мугла пуст, а исчезнувший хозяин оставил записку: "Живите - кто хотите". Мугл нахмурился: обычно сородичи его более предприимчивы, и так просто недвижимостью не бросаются.

Осмотрев дом, он пришел к неутешительному выводу: тот вот-вот развалится на части! Отослав героя на поиски строительных материалов, мугл принялся за восстановление обветшавшего здания, не забыл отправить письмо своему нанимателю, муглу Дону Купольора, в котором выражал недовольство состоянием дома.

Вскорости тот прислал довольно резкий ответ, содержание которого сводилось к одной фразе: "Не нравится - выметайтесь". Более того, сей престранный мугл не забыл наложить на письмо страшное заклятие, и как только сородич его распечатал конверт, здание в Джеуно заполонили неупокоенные духи.

На глазах пораженного героя его товарищ-мугл оказался заключен в магическую плеть, и покинуть дом с привидениями отныне для него возможным не представлялось. Отчаявшийся мугл просил искателя приключений поместить магическую лавку профессора Шантотто в Виндурсте, где наверняка отыщутся товары, с помощью которых возможно развеять сие проклятие.

Покачав головой, герой покинул дом, надеясь, что магическая клеть защитит несчастного мугла от неупокоенных духов. Устремившись в Виндурст, он посетил лавку знаменитой Шантотто, поведал ей о приключившемся. Последняя заверила его, что с легкостью справится с сей незадачей, вот только необходим ей ключевой компонент для создания двеомера - звездный фрукт.

И когда герой исполнил поручение эксцентричной тару, та отправилась вместе с ним в Джеуно... не забыв предварительно запросить 5000 гилей за услугу. Оказавшись в проклятом доме, Шантотто с легкостью изгнала призраков, за что удостоилась искренней благодарности выпущенного из заточения мугла.

Профессор удалилась; мугл же вознамерился немедленно отправиться к Дону Купольора, дабы добиться от того объяснений о произошедшем. Однако в это мгновение в дом ступили семеро муглов, один из которых с недовольством огляделся по сторонам, недоумевая, почему проклятье, за которое он заплатит столь большие деньги, не действует.

В сем индивиде мугл, приятель нашего героя, узнал Тото Купольора - сына могущественного Дома, известного своей гордыней и непомерными амбициями... а также туповатостью. "Старик уехал в Тавназию, и семейные дела теперь веду я!" - чванливо заявил Тото, обращаясь к нашему герою и спрятавшемуся за ним муглу. Похоже, он устал ждать, когда папаша его отойдет в мир иной, и решил действовать активно, прибрав к рукам семейное дело.

Перво-наперво он собирался приводить в негодность дома муглов в городах трех держав, дабы уважение к отцу его оказалось подорвано. По мнению героя, совершенно нелепый план... но Тото отказываться от него не собирался; тем более, коварный мугл был уверен, что тролли Земель Халвунг сожрут папашу его с потрохами.

У нашего мугла же, остававшегося несколько дней в магической клети, Тото потребовал астрономическую сумму за проживание в доме, принадлежащем его семье. Не слушая возмущенных возражений, отпрыск Купольера удалился... Пригорюнившись, мугл поведал герою, что неподалеку в дикоземье припрятаны его сбережения, которые приберегал он, намереваясь вскорости связать судьбу с прекрасной Купируру.

Наряду с искателем приключений мугл покинул Джеуно, приведя напарника к захороненному сундуку. Но даже средств, находящихся в нем, не хватало на выплату астрономической суммы, заломленной Тото. Выход оставался только один - обратиться за деньгами к Рико Купенрейху, самому хитроумному, лживому и ненадежному заемщику во всем Вана'деле. Если верить слухам, Рико недолюбливает род Купольера, ведь - в отличие от представителей оного - сам он всегда остается в тени.

Посему герой выступил к гроту Морского Змея, где находилось логовище Рико. Разыскав последнего, он поведал заемщику о замыслах Тото прибрать к рукам все жилища муглов на территории трех держав. Рико всплеснул лапками: действия младшего Купольера бросают тень на деловые качества всех без исключения муглов Вана'деля!..

Тем не менее, заемщик снабдил героя необходимой суммой, и тот поспешил вернуться в Джеуно. Мугл, дожидавшийся его, обрадовался было, но ступившие в жилище трое гоблинов, посланников Тото, заявили, что пришли за гораздо большей суммой, ибо с каждой минутой она все возрастает. Мугл возмутился было, на что гоблины, ухмыляясь, заметили, что в руках Тото находится прекрасная малышка Купируру... и если мугл платить не намерен, то должен немедленно освободить дом, или же подписать контракт, обязывающий его всю оставшуюся жизнь бесплатно работать на Тото Купольера. Оставив контракт на столе, гоблины с достоинством удалились, велев муглу принести подписанный документ в Чертог Оракулов... если, конечно, ему дорога жизнь невесты.

Мугл был безутешен, но герой заверил его, что непременно спасет Купируру, посему наряду с товарищем устремился в Чертог Оракулов - таинственную каверну, пребывающую в подземелье под островом Зепвелл. Здесь их атаковали гоблины, а также наемница-митра, Нанаа Миго.

Одержав верх над противниками, герой и мугл разыскали в Чертоге Оракулов Купируру, после чего все вместе вернулись в Джеуно, где обнаружили дожидающееся их письмо от Тото Купольера. Последний извинялся за случившееся недоразумение, и приглашал мугла на великое празднество, состоится которое в замке Жвал. Мугл донельзя обрадовался приглашению, искренне уверовав в то, что Тото осознал свои ошибки; герой же был настроен куда более скептически...

Множество муглов - приспешников Тото - встретили героя у врат зловещего замка Жвал, пригласили проследовать внутрь. Его крылатый спутник, наивняк-мугл, всерьез полагал, что внутри их ожидают веселые конкурсы с ценными призами - неизменный атрибут любого празднества.

В замке незадачливого мугла и спутника его - бывалого искателя приключений - встретили Тото Купольера и Рико Купенрейх. Мугл возмущенно захлопал крылышками: как он раньше не догадался, что эти двое выступают союзниками! Сам Тото никогда бы не додумался брать деньги за аренду жилищ муглов!

Рико поведал, что перво-наперво они собираются снести жилища муглов, а на их месте возвести величественные башни, попирающие небеса. Вот только доступно проживание в них будет лишь истинным богачам, а не безвестным искателям приключений без гиля в кармане. Начать он решил с жилища нашего мугла в Джеуно... а заодно прямо сейчас избавиться от хозяина. И от докучливого недоумка Тото заодно.

Лишь сейчас заметили присутствующие, что в животе злодея Рико ярко сияет магисит! Воззвав к могуществу камня, амбициозный заемщик призвал в чертог своих подельников-муглов, после чего атаковал героя - олицетворение "притеснения расы муглов наглыми искателями приключений".

Впрочем, герой одним ударом рассек магисит... и Рико вновь обрел способность трезво мыслить. Он поблагодарил искателя приключений за содеянное, после чего сообщил, что отныне станет помогать нуждающимся, оставив нечестные делишки в прошлом. Тото же, поникший и до смерти страшащийся гнева отца, говорил, что все действительно забыто, после чего бросился наутек...

Герой же и мугл устремились прочь; это приключение подошло к концу, но не за горами и иные!..

36. Восхождение Шантотто

Эксцентричность профессора Шантотто давно вызывала тревогу у правителей Виндурста, но бывший министр Риностерии, Йоран-Оран, успокаивал коллег-чародеев, ведь резкие перемены настроений Шантотто и предсказания, выходящие за пределы логики, были широко известны.

А несколько дней спустя Шантотто завершила сотворение одного из своих самых могущественных двеомеров, и в заклинательном чертоге ее открылся портал... Но изумилась тару, ощутив, что действует заклятие не так, как предполагалось. Присущая ей мания величия не позволяла признать возможность допущенной ошибки... а в следующее мгновение неведомая сила швырнула Шантотто в портал... и ярчайшая вспышка озарила ночное небо над Виндурстом.

...А спустя какое-то время из руин Хорутото выступили черные маги, ведомые за собой Шантотто. "Мы завоюем Вана'дель, по праву принадлежащий нам!" - возвестила последняя, обращаясь к своим миньонам. - "Отныне и навсегда, в миру будет ярко гореть пламя Империи Шантотто! Мы дадим миру урок, который он нескоро забудет. Армии наши несокрушимы!"

Что же произошло с профессором Шантотто?.. Ныне сим вопросом задавались многие...


Искатели приключений по всему миру получили странные письма с печатью Империи Шантотто, в которых самопровозглашенная Императрица приказывала им немедленно явиться в свой временный оплот на острове Квифим для дальнейших инструкций. Ослушаться чародейки герои не посмели: кому охота ощутить на своей шкуре мощь древних заклятий?..

Явился на остров и наш герой; безликие черные маги провели его к своей властительнице. "Я - Домина Шантотто", - представилась та, смерив визитера презрительным взглядом, - "первая и вечная правительница Империи Шантотто. С этого дня все без исключения искатели приключений - мои верные слуги, ибо все создания под сими небесами - мои верноподданные. И поскольку я весьма занята, перейду прямо к делу. Я возлагаю на тебя важнейшую миссию!"

Шантотто передала герою зачарованные печати, продолжив: "Разыщи в сих землях протокристаллы и с превеликой осторожностью прикрепи к ним эти печати. И тогда наш гениальный замысел воплотится в жизнь. Я смогу черпать энергии протокристаллов, расширяя границы своей державы и подчиняя все большие пределы. Ибо тот, как контролирует протокристаллы и их энергии, правит миром. Наш стяг будет развеваться в каждом уголке Вана'деля!"

Совершенно, сбитый с толку, герои покинул чертог, озадаченный разительной переменой в характере Шантотто. Казалось, эксцентричность ее и амбиции разом оказались возведены в абсолют... Однако прежде, чем делать какие-то выводы, герой принял решение исполнить поручение чародейки... тем более, что обещала та баснословную награду.

...Он едва успел закрепить печати на протокристаллах, сокрытых в потаенных пещерах, как получил письмо от самопровозглашенной Вечной Императрицы. Последняя сообщала, что собирается прибрать к рукам организацию Теншодо, а для этого надобно устранить Альдо. Последний должен прибыть к тоннелю Густав, где его встретит наш герой. Детали операции Императрица оставляла за героем, но высказала надежду на то, что тот "устранит" Альдо.

Дело принимало серьезный оборот: искатель приключений не намеревался убивать своего старого товарища, но было очевидно, что могущественная тару настроена весьма серьезно в воплощении собственных планов.

И герой устремился к тоннелю, где Шантотто назначила встречу Альдо. Последнего уже поджидали ассасины, с которыми искатель приключений без труда справился. После чего рассказал Альдо обо всем, что знал касательно Домины Шантотто и ее Империи. Новости эти чрезвычайно встревожили Альдо, и он немедленно выступил в Джеуно, дабы через лазутчиков Теншодо выяснить подоплеку происходящего.

...Несколько дней спустя герой навести Альдо, и поведал тот, что ситуация куда сложнее, чем они предполагали изначально. В оплот Теншодо прибыл Йоран-Оран, сообщив о том, что ошибка в заклинании телепортации привела к созданию клона профессора Шантотто, весьма злобного и амбициозного! Если об этом станет известно... как минимум, Федерацию Виндурст поднимут на смех жители всех континентов!.. Чтобы избежать паники, благо местонахождение истинной Шантотто до сих пор оставалось неизвестным, тару поместили в ее жилище марионетку, наделенную подобием личности.

"Хоть и не хочется мне это признавать, но и я, и искатели приключений уже в гуще событий", - вздохнул Альдо. - "Какой бы дьявольский план не воплощала в жизнь эта Домина Шантотто, наверняка она хочет заполучить весь Вана'дель. Нужно действовать, но каков будет наш первый шаг?" "Узнав о сбое заклинания телепортации, я попытался разыскать настоящую Шантотто", - отвечал Йоран-Оран. - "Я предположил, что клон может иметь отношение к ее исчезновению. Мои источники доложили, что профессор заточена где-то в Ро'Маев".

Альдо с планом Йоран-Орана согласился: шансы на успех значительно возрастут, если на их стороне выступит сама Шантотто. Посему, не теряя времени, он наряду с героем и Йоран-Ораном устремился к вратам Ро'Маев.

Действительно, в сем храме томилась в заточении профессор Шантотто... но личность ее претерпела разительные изменения, исполнившись смирения. Йоран-Оран предположил, что Домина - скорее, не клон, но воплощение амбиций Шантотто. Посему та Шантотто, что ныне стоит перед ними, - воплощение доброты.

Чародейка же поведала, что им надлежит поскорее остановить "злобную маньячку", находящуюся ныне в глубинах канала Тораймарай, у священного Фонтана Полнолуния. Не дожидаясь остальных, Шантотто устремилась к выходу из чертога...

Переглянувшись, искатель приключений, Альдо и Йоран-Оран последовали за нею, но чародейки и след простыл. Посему троица устремилась в означенном ею направлении, к Фонтану Полнолуния, у которого их действительно встретила Домина Шантотто наряду с отрядом черных магов - тоже являвшихся, по сути, клонами чародейки... правда, созданными искусственно.

Домина объявила героя предателем Империи, высказав разочарование поступком того. Альдо заметил, однако, что одного лишь могущества протокристаллов недостаточно, чтобы властвовать над Вана'делем, и самозванке не помешало бы где-нибудь раздобыть армию. Последняя лишь расхохоталась; Домина открыла герою, что солгала, сказав, что печати усилят мощь протокристаллов. Нет, назначение печатей в ином - они навлекут страшное проклятие на Вана'дель, и мир будет принадлежать ей, Домине Шантотто, и только ей одной!

Альдо ужаснулся: а ведь план этого сумасбродного воплощения вполне может сработать... Быть может, проклятие уже успело поглотить протокристаллы!..

Домина приказала клонам атаковать, и сражение разразилось у Фонтана Полнолуния... Наконец, черные маги были уничтожены, и Домина осталась одна. Впрочем, уверенность ее в собственных силах не уменьшилась. В пещеру ступила изначальная Шантотто, обратилась к своему воплощению: "Твой план по обретению власти над миром обречен. Ибо единственная новая держава, которой надлежит возникнуть - это моя Священная Империя Шантотто!"

"Священная Империя?" - изумился Альдо. - "О чем ты?" "Я собираюсь сделать мир лучше, обретя власть", - смущенно призналась профессор. Йоран-Оран схватился за голову: похоже, они в корне неверно оценили ситуацию, и все эти воплощения Шантотто пытаются воплотить в жизнь сокровенный замысел профессора.

Домина предложила своей "второй половине" объединиться в достижении цели, а когда обретут они мировое господство, то вполне могут разделить мир на две Империи. Или, если устанут друг от друга, провести магическую дуэль... К вящему удивлению Альдо и Йоран-Орана, Шантотто предложение приняла, и Домина с усмешкой сообщила, что вскоре проклятие начнет действовать и обратит всех без исключения жителей Вана'деля в клонов Шантотто.

Расхохотавшись, изначальная профессор и ее сумасбродное воплощение исчезли. Йоран-Оран вздохнул: конечно, в общении с Шантотто всегда стоит готовиться к самым непредсказуемым поворотам. Сейчас же он собирался вернуться в Виндурст и выяснить, куда могли направиться обе "без пяти минут Императрицы".

Альдо же наряду с героем отправился в Джеуно, ибо Йоран-Оран обещал навестить его сразу же, как только выяснит что-либо... Заручившись помощью наемницы Нанаи Миго, бывший министр выяснил, что обе Шантотто находятся во внутреннем святилище Храма Уггалепи, что на острове Эльшимо. Чтобы проникнуть туда, необходимы древние таблички, пребывающие как в самом храме, так и в окрестностях оного.

Договорившись встретиться с Альдо и Йоран-Ораном непосредственно в храме, герой немедленно устремился на остров Эльшимо, занялся поисками табличек... Наконец, он сумел снять печати со входа в святилище храма, и, проследовав внутрь, узрел обеих Шантотто, творящих волшбу за магическим барьером.

Домина Шантотто ликовала: до того, как проклятие начнет действовать, остаются считанные минуты... и тогда каждое живое существо в сем мире примет обличье чародейки, и воцарится порядок... по ее видению. Изначальную же Шантотто всецело поглощали помыслы о великой Священной Империи, которая станет величайшим благом для Вана'деля.

Подоспевшие Альдо и Йоран-Оран приказали безумицам остановиться, но те, переглянувшись, устремились в атаку... В сем противостоянии обе чародейки оказались повержены, но, погибая, знали, что замысел их увенчался успехом... Тлетворные эманации протокристалов объяли мир, обращая жителей Вана'деля в подобия Шантотто...

Казалось, ничто не может помешать обращению сущего в хаос... но пред троицей предавшихся было отчаянию героев, остающихся в святилище Храма Уггалепи, возникла еще одна Шантотто... истинная, как она представилась. Последняя развеяла двеомер проклятия, сняв печати с протокристаллов...

Все возвращалось на круги своя, и миряне, подвергшиеся действию проклятия, вновь обретали свой истинный облик. Альдо, Йоран-Орану и герою, подозрительно глядящим на нее, чародейка сообщила, что - дабы избежать ненужной путаницы - две половинки ее следует называть Домина и Белль Шантотто.

"Но как такое возможно?" - спрашивал Йоран-Оран, не в силах уверовать в чудесное возвращение профессора. - "Я был уверен, что в результате неудачного эксперимента ты разделилась надвое". "Позволь мне объяснить", - отвечала Шантотто. - "Я пыталась создать новое заклятие, что позволило бы перемещаться между измерениями. Если коротко, то я оказалась в параллельном мире, Вана'деле. Там мне было чем заняться, я пыталась создать великую Империю... Увы, становлению ее не суждено было свершиться... Несостоявшуюся Императрицу выдворили... в общем, опустим детали. Полагаю, две моих копии оказались в этом плане бытия в то же время, как я переместилась в их владения. Однако личность моего "альтер эго" из параллельного мира по каким-то причинам разделилась надвое".

Домина и Белль Шантотто, оправившись от битвы, стояли в сторонке, слушая речь вернувшейся чародейки. Последняя же предположила, что единственный способ разделенной личности вновь стать единой - вернуться в родной мир. Немедленно, она сотворила межпространственный портал, в который ступили Домина и Белль, навсегда покинув этот мир.

После чего Шантотто зареклась творить волшбу, изменяющую пространство и время - уж слишком это опасно и непредсказуемо. "Я приношу в жертву сию возможность ради мира в Вана'деле!" - пафосно изрекла она, после чего телепортировалась прочь.

Возвращались в родные пределы и Альдо с Йоран-Ораном... Становление Империи Шантотто не состоялось, и Вана'дель остался прежним... таким, каким они знали его и любили.

37. Крылья богини

Повсеместно в Вана'деле возникали некие странные, чудовищные образования, походящие на пещерные зевы, но определенно органические. Надеясь дознаться до сути сих таинственных порождений, наш герой проследовал к одному из зевов... но неведомая сила втянула его внутрь.

Казалось, очутился он в иномирье, на островке, парящем над бездной. В десятке шагов пребывали руины замка, но вокруг - ни души. Высоко над головой виднелась округлая дыра, а за нею - голубое небо. Что ж, он оказался внутри пещерного зева, теперь дело за малым: узнать природу сей ирреальности и изыскать способ ее покинуть.

"Возможно... устал... странствия", - неожиданно разрезал тишину бесплотный металлический голос. - "А... синева... Возможно... помощь?.. Если бы нашлась добрая душа, чтобы помочь мне в моем начинании... а еще лучше, двое или трое..."

Неведомая сила отшвырнула героя далеко в сторону, прямиком в бездну, и не видел он, как в нескольких шагах поодаль возникла здоровенная кошка, голову которой венчала серебряная корона. С удивлением котяра огляделась по сторонам, почесала затылок. "Что, нет никого?" - озадаченно пробормотала она...


В себя искатель приключений пришел подле пещерного зева... а склонились над ним рыцари Джеуно. Из разговора их герой понял, что донесения о подобных порождениях поступают и из иных держав, и всего известно о девяти зевах, возникших в мире. Рыцари полагали, что это может быть как-то связано с неожиданно возросшей численностью зверолюдей, уже успевших обагрить кровью земли Сан д'Ории и Виндурста. Неужто знаменуют они явление Предвестника?..

Велев герою отправляться на юг, поскольку вход гражданским в Джеуно в это смутное время закрыт, рыцари вознамерились вернуться в город, дабы доложить об обнаруженном зеве Архигерцогу Кам'ланоту.

Верхом на чокобо рыцари устремились прочь, оставив героя в полнейшем недоумении. Если все происходящее с ним - не морок и не иллюзия, то неужто оказался он в Вана'деле эпохи Войны Кристаллов?..

Впрочем, долго размышлять о происходящем ему не пришлось, ибо магия пещерного зева вновь втянула его внутрь, и оказался герой на уже знакомом островке, узрев пред собою кошку, расхаживающую на задних лапах и мурлычущую песню под нос: "Когда придет Предвестник, явятся Воители Зари..."

Она осеклась, заметив в отдалении героя, и, похоже, откровенно озадачилась. "Что это, что это?" - залопотала кошка. - "Что это может означать? Что? Возможно ли это? Неужто ты обладаешь такой же силой? Как и я? Следует ли мне рассказать тебе, что это означает? Ты обладаешь силой искажать само время. Подобной способностью обладают лишь самые достойные. Вот только, похоже, ты не контролируешь свои силы, в отличие от меня. Но все равно, это хорошо. Я хотела бы закончить эту войну до того, пока не случились страшные деяния. Несмотря на все мои усилия, рыцари-эльвааны разрабатывают планы, но в итоге зверолюди сокрушат их. Люди не замечают недовольства в собственной столице, в то время как ярость галка уже достигла предела. Митра погрязли в собственных дрязгах, а ягудо атакуют Виндурст, вотчину тару. Альянс между чадами Алтаны еще только зарождается, а старые подозрения грозят разорвать едва-едва установившиеся связи. Поможешь ли ты мне воплотить в жизнь великий план по спасению мира? Ведь если все продолжится своим чередом, война поглотит Вана'дель волнами страшных трагедий. Я бы хотела низвести сию волну к нескольким каплям. Чтобы как можно меньше слез пролилось в сию эпоху. Это будет нелегкое начинание. Поможешь ли ты мне в нем?"

Герой уверенно кивнул, и кошка, задумчиво потеребив усы, продолжала: "Что ж, отныне судьба сей эпохи зависит от тебя! Да, я забыл упомянуть о Воителях Зари. Было предсказано, что в эпоху войны явятся Воители Зари и спасут мир от катастрофы. Неведомо, кто они, и в эту ли эпоху вообще должны явиться. Я попытаюсь отыскать их с помощью своих волшебных усиков... Да, кстати, меня зовут Кайт Ши. Уверена, мы встретимся в скором будущем. Или в скором прошлом?"


Искатель приключений вновь обнаружил себя в прошлом, в землях Сан д'Ории. Все происходящее действительно походило на помутнение сознания... но сущность, названная мирянами "пещерным зевом" и связавшая две эпохи, маячила за спиной - реальная, как ничто иное.

Следуя к столице державы, герой предавался нелегким раздумьям. Верно ли он поступил, согласившись содействовать замыслам Кайт Ши?.. Действительно ли сия престранная кошка столь альтруистична, и из лучших побуждений стремится избавить Вана'дель от ужасов Войны Кристаллов?.. Или же за устремлением ее кроется нечто иное?.. К тому же... откуда начать поиски Воителей Зари и как вообще Кайт Ши собирается изменить ход знамой истории?..

Ступив в город, герой заметил, что все без исключения солдаты и горожане спешат к старой таверне на площади Лайон. Один из воинов, эльваан, сообщил захожему искателю приключений о том, что вскорости начнется представление знаменитой труппы танцоров Алексея Маякова. К тому же, как следовало из слов последнего, сегодня публике будет представлен совершенно новый танец, "Мечты". Нет нужды говорить, что объявление это вызвало в городе настоящий ажиотаж, и все билеты на представление оказались вмиг раскуплены, ведь мечты - именно то, что столь необходимо в эти смутные времена.

Герой попытался было ступить в таверну, где участники труппы готовились к началу представления, но Маяков велел своему стражу - здоровенному галка Гиндаффу - выставить его за дверь, что тот не преминул сделать. Казалось, удача отвернулась от нашего авантюриста, но случай посетить представление явил сам себя, ибо одного из зрителей - местного лавочника - разыскала не в меру ревнивая супруга и силой увела домой. Лишь билет остался лежать на камнях мостовой, и герой немедленно подобрал его, не забыв возблагодарить судьбу за такой подарок.

Проследовав в таверну, герой познакомился с эльвааном Раджелисом, командующим Рыцарями Железного Ястреба Сан д'Ории. Конечно, тот тут же завел разговор о нынешней кровопролитной войне, ибо зверолюди теснят союзные силы трех держав на всех фронтах. Положение складывается не из лучших, посему Раджелис так ценил недолгие минуты, когда можно отрешиться от конфликта и просто насладиться жизнью, общением с друзьями и любимыми.

Наконец, представление легендарной труппы Алексея Маякова началось. Танцовщицы появились на сцене, но внимание присутствующих оказалось всецело сосредоточено на одной из них. Юная дева, казалось, парила над сценой в чудесном вихре танца, и публика заворожено внимала каждому ее движению.

И после та осталась на сцене одна, продолжив танец в воцарившейся в таверне восхищенной тишине. Лилисетта - так звали прекрасную танцовщицу, но в народе была она известна как "Мотылек". Как поведал герою Раджелис, о ней мало что известно; девушка совсем недавно стала выступать в составе труппы Маякова. Отец ее - эльваан, мать же из рода людей, но неведомо, откуда она родом.

Неожиданно в руках Лилисетты возникли кинжалы, и метнула она один из них в сторону героя... но клинок, будучи в считанных сантиметрах от груди ужаснувшегося было воина, исчез в сполохе магической энергии. Несколько мгновений потрясенной тишины... и шквал оваций... Герой, утерев со лба выступивший пот, не мог не признать, что завершение представления оказалось действительно эффектным.

Покинув таверну, Раджелис сразу же отправился к подначальным рыцарям в крепость, дабы выслушать их доклады и определить дальнейшую стратегию ведения боевых действий. Герой вознамерился было отыскать гостиницу, дабы провести в ней остаток ночи, но внимание его привлекла знакомая фигурка, проследовавшая к городским вратам. Неужто... Кайт Ши?!.


...Рыцари доложили Раджелису, что союзные войска в настоящее время дислоцируются у монастыря Ля Воль. Рыцари Сокола занимаются укреплением стратегически важных объектов, но противостоящие им силы зверолюдей атакуют вновь и вновь. Выслушав доклад, Раджелис приказал подначальным рыцарям немедленно выступать в означенном направлении на помощь союзникам, но иной из его адъютантов сообщил, что основные силы Рыцарей Железного Ястреба заняты в столице, и контингент, который возможно отрядить к Ля Волю, не сможет оказать существенную поддержку пребывающим у монастыря войскам.

Усмехнувшись, Раджелис заявил, что знает о нехватке личного состава, посему и заручился поддержкой нового союзника - Маякова и его труппы. В зал проследовал сам Маяков, сообщив ошарашенным рыцарям о том, что танцовщицы его могут сыграть ключевую роль в предстоящих событиях на полях брани. "Большинство моих танцовщиц - сироты, выросшие в приюте при монастыре Ля Воль", - пояснил он собравшимся. - "Посему сложившаяся там ситуация угнетает нас больше, чем кого-либо. Можем, мы и не самая видная боевая сила, но мы сделаем все, что сможем, дабы защитить нашу родину". Пригласив в зал одну из танцовщиц, Маяков представил ее рыцарям: "Портия. Одна из самых умелых боевых танцовщиц".

Раджелис был уверен в успехе начинания: боевые танцовщицы слыли весьма умелыми и смертоносными воинами, и кинжалы в их руках обретали новую жизнь. Посему поутру контингент Рыцарей Железного Ястреба и танцовщицы труппы выступят к монастырю Ля Воль, дабы поддержать сдерживающих натиск зверолюдей Рыцарей Сокола. Маяков, однако, заметил, что Лилисетта останется в городе - уж слишком юна дева, чтобы принимать участие в боевых действиях...


Кайт Ши герой догнал уже за пределами городских стен. "Уж точно не ожидала встретить тебя здесь", - ворчливо произнесла котяра, обернувшись и назвав героя по имени, чем немало его смутила. - "Что? Ты удивлен, что я знаю твое имя? Да я знаю практически все. О злодействах, чинимых с благородными душами Сан д'Ории... О смятении среди упрямых головорезов Бастока... О нечестивых сделках с гордыми наемниками Виндурста... Я все это видела!.. Кстати, помнишь ли ты, о чем я просила тебя при нашей последней встрече? Мы говорили о волне, что захлестнет мир, и я просила тебя по мере возможности сдержать ее. Ты ведь, вне всяких сомнений, видел пламя войны, поглощающее все на своем пути. И ты пришел. И видел танцы. Возможно, они всецело захватили тебя... Ты отдаешь себе отчет, что происходит вокруг тебя? Ведь в твоих руках - власть над временем. Возможность связывать воедино эпохи. Как ты воспользуешься этой силой? Что сделаешь? Это сражение, битва, война... Казалось бы, такая великая, но бледнеет в сравнении с возможностями, о которых ты мыслишь..."

Закончить монолог Кайт Ши не успела; три танцовщицы из труппы Маякова - Джудит, Райна и Таня - стремительно метнулись к ней, по пути вырубив нашего героя, не успевшего даже удивиться. После чего на поляну ступила Лилисетта, бросила взгляд на тело пребывающего без сознания искателя приключений. "Очередной прихвостень кошки, за которой мы охотимся", - безразлично резюмировала она, после чего с кривой улыбкой воззрилась на Кайт Ши, тщетно пытавшейся вырваться из мертвой хватки одной из танцовщиц.

Лилисетта склонилась к котяре... но та умудрилась полоснуть ее когтями по лицу, а после, вырвавшись, немедленно исчезла, телепортировавшись прочь. Лилисетта опешила: как такое могло произойти?!. Ведь котяра была уже у них в руках!..

"Лилисетта, может, нам стоит просто забыть о кошке?" - неуверенно молвила танцовщица, обращаясь к своей товарке. - "Это становится похоже на навязчивую идею!" "Придержи язык!" - огрызнулась та. - "Ты не знаешь, о чем говоришь! Это не просто кошка! Такое обличье принял наш враг, прибыв сюда из будущего!" Танцовщицы переглянулись: они и раньше слышали от подруги эти слова, и все же... поверить в то, что один из зверолюдей явился сюда из будущего, было несколько... немыслимо. Лилисетта, однако, с жаром доказывала, что весь мир в опасности, и когда изловят они котяру, она докажет им это.

Дождавшись, когда герой придет в себя, танцовщицы окружили его, а Лилисетта потребовала рассказать ей, что связывает искателя приключения со злокозненной кошкой. Поскольку герой и сам не до конца разумел происходящее, он поведал девушке все без утайки, начав с того момента, как неведомая сила втянула его в "пещерный зев".

"Как я и подозревала", - задумчиво молвила Лилисетта. - "Кошка пытается все контролировать..." Неожиданно она осеклась, заметив, как из врат Сан д'Ории показался отряд верховых Рыцарей Железного Ястреба. Сделав знак герою следовать за нею, девушка бросилась к отряду, и, заметив подле воинов фигурку танцовщицы, обратилась к ней с вопросом касательно цели выступления.

"Ля Воль осадили орки", - отвечала танцовщица, Портия. - "Мы следуем им на помощь наряду с Рыцарями Железного Ястреба". "Но вы не должны отправляться в Дав... в Ля Воль!" - в отчаянии воскликнула Лилисетта. - "Это слишком опасно! Я не знаю, что может произойти! Не так все должно было произойти... Не так... И я знаю, если орки атаковали Ля Воль на этом этапе войны, значит, что-то пошло совершенно не так, как должно". Танцовщица закатила глаза: опять сумасбродная Лилисетта за свое... Конечно, частенько ее предсказания оказывались точны, но сейчас на кону - жизни невинных мирян, и они должны спешить им на помощь.

"Со временем ты поймешь, что жизнь не всегда идет по заранее записанному плану", - улыбнулась Портия, но Лилисетта замотала головой: "Нет! Нет! Ты не понимаешь! Это не план! Я знаю об этом наверняка!" Портия попыталась успокоить подругу, напомнив, что боевой подготовки ей не занимать; к тому же, с ними пребудет сам сир Раджелис, а значит, беспокоиться не о чем.

Обещав, что вернется в город очень и очень скоро, Портия забралась на чокобо, и контингент рыцарей и боевых танцовщиц выступил в направлении осажденного селения. Лилисетта долго смотрела им вслед, а затем обернулась к герою, прямо вопросив: "Так ты из будущего? Наверняка ты уже понял, что здесь что-то не так. Вскоре орки должны захватить Ля Воль и переименовать эту область в Давои. Но это не должно случиться сейчас... Посему я прошу тебя помочь мне, ибо даже помыслить не могу, какие события могут произойти. Я очень боюсь за Портию и остальных. Я должна отправиться в Ля Воль!"

...Купив парочку чокобо в стойле у городских стен, искатель приключений и Лилисетта немедленно устремились к монастырю, и вскорости достигли лагеря Рыцарей Железного Ястреба, где разыскали Раджелиса, Маякова и Портию. Лилисетта обратились к своему нанимателю, говоря о том, что здесь крайне опасно, ведь орки заняли практически весь регион, и предвидит она - случится нечто плохое. В отчаянии она сообщила, что герой, ее спутник, явился из будущего... и Маяков с Портией рассмеялись.

Конец разговору положил Раджелис, сообщив, что сражение вот-вот начнется, и помощь прибывшей парочки - боевой танцовщицы и матерого искателя приключений - будет совсем не лишней. Офицеры Железного Ястреба поспешили к соседнему лагерю Рыцарей Сокола, только закончивших отражать очередной натиск орков.

По пути Раджелис признался спутникам, что не понимает, почему орки так отчаянно стремятся захватить Ля Воль - ведь это всего лишь деревушка да монастырь. Тем не менее, необходимо нанести зверолюдям чувствительный удар, заставить их покинуть регион.

Он осекся, узрев зарево пожара над помянутой деревушкой. Похоже, недавняя атака орков на лагерь Рыцарей Сокола была всего лишь отвлекающим маневром... Рыцари Сан д'Ории устремились к селению, дабы попытаться спасти несчастных мирян, но возникшие в небесах крылатые монстры атаковали опешивших эльваанов. Офицеры узнали атакующих: "темные братья", так называли этих тварей. Стало быть, правдивы слухи, и зло с севера сплотило за собою орков и кудавов!

Огонь пожирал деревню, селяне гибли под ударами монстров... и заметила Лилисетта на печной трубе одного из домов Кайт Ши. Кошка исчезла... а в следующее мгновение объединенные силы рыцарей и боевых танцовщиц сошлись с темными братьями в противостоянии. Число монстров оказалось неожиданно велико, и контингент Рыцарей Сокола счел необходимым организовать тактическое отступление для танцовщиц и селян в сеть пещер к западу от обреченного селения Ля Воль. Вести мирян за собой вызвался некто сир Худрал; сей рыцарь Раджелису был незнаком, но выбирать не приходилось.

Раджелис наряду с Рыцарями Железного Ястреба и Алексеем Маяковым вызвался прикрывать отступление, приказав герою, Лилисетте и Портии следовать к пещерам вместе с остальными... Долгим и страшным было сражение, но рыцари, ведомые Раджелисом, сумели выстоять, отбросив силы демонов... Лишь сейчас выжившие Рыцари Сокола сообщили изумленному Раджелису, что никакого "сира Худрала" не было в их рядах. Но тогда... кто же повел за собою селян и танцовщиц к пещерам?.. Сердце Раджелиса сжалось от недоброго предчувствия...

Опрометью он бросился к пещерам; рыцари-эльвааны следовали за ним...


Сир Худрал привел героя, Портию, Лилисетту и селян Ля Воль к стенам монастыря, где окружили их демонические твари - темные братья. К счастью, подоспевший Раджелис атаковал демонов, а, расправившись с ними, метнулся к Худралу, спокойно наблюдающему за противостоянием, стоя чуть в отдалении.

Удар клинка Раджелиса Худрал отразил поручем, а в следующее мгновение некий индивид, пребывающий на крыше монастыря, произнес гибельное заклинание, и разряд магической энергии ударил рыцаря в грудь. После чего магией же перенес себя с крыши наземь, встав рядом с Худралом.

"Акила, ты опаздываешь", - произнес Худрал, обращаясь к подельнику - чародею, облаченному в богатый пурпурный камзол, голову которого венчала широкополая шляпа, не позволяющая разглядеть черты лица. "Извини. Заблудился по пути", - отвечал черный маг.

"Кто вы вообще такие?!" - выдохнула Лилисетта, предположив, что именно эти таинственные индивиды ответственны за то, что события Войны Кристаллов вершатся не так, как следовало бы. "Мы - Зловещие Стражи леди Лилит", - произнес Худрал, обращаясь фактически в точную копию своего спутника. - "Я - командующий Рыцарями Ржавого Ястреба, а Акила - лидер Протектората Склепов. Исполняя приказ леди Лилит, мы должны были нанести вам небольшой визит, леди. Но, похоже, у вас слишком уж настойчивые стражи. Подобного мы не ожидали... Акила, я предоставляю этих холопов тебе. Разорви их на части".

Худрал отступил в сторону, а Акила призвал в мир могучего дракона-нежить Галархигга, наказав тому атаковать героя и вставшего рядом с ним Раджелиса. Последним удалось повергнуть и рептилию, и Акилу, и Худрал, поморщившись, схватил своего израненного подельника за шкирку, намереваясь телепортироваться прочь...

"Стой!" - бросилась к нему Лилисетта, и Худрал обернулся к девушке, вытянул руку, возникла над которой магическая сфера. Девушка остановилась, пораженная, а Зловещий Страж произнес: "Смерти... Пустота не может быть отрезана от мира. Судьба всего мироздания решается в этот момент. Добра и зла, священного и нечестивого. И всех реальностей..."

Образы в сфере сменяли друг друга, и зрели пораженные Лилисетта и искатель приключений картины разрушенных городов и селений Вана'деля, засохшего и умирающего Великого Звездного Древа, выжженной земли, убитых правителей эльваанов, людей, тару, митра... Ярчайшая вспышка - и девушка лишилась чувств.

...Придя в себя, она узрела озабоченное лицо Портии. Как оказалось, Раджелис наряду с героем перенесли ее в лагерь Рыцарей Железного Ястреба. Но сразу же после этого Раджелис пал, ибо нечестивая магия, которой поразил его Акила, лишала рыцаря последних сил. Неведомо, выживет ли он...

"Отец!" - бросилась к Раджелису Лилисетта; Маяков и Портия изумленно переглянулись, а юная дева рыдала над телом умирающего отца. Маяков предложил перевезти рыцаря в город, дабы раной его занялись лекари, но Лилисетта настаивала на том, что перемещение Раджелиса лишь усугубит его и без того критическое состояние. "Откуда ты знаешь?" - озадачился Маяков. - "Или... видишь подобную рану не впервые?"

Портия предложила перенести Раджелиса в монастырь, ведь большинство священнослужителей сведущи в искусстве врачевания. Лилисетта согласно кивнула, отступила в сторону, и рыцари с превеликой осторожностью водрузили тело своего командующего на носилки, устремились в сторону монастыря.

Девушка же, отозвав героя в сторонку, призналась: "Как и ты, я - искательница приключений, и явилась сюда из будущего Вана'деля. Этот человек, Раджелис из дома Балумат, командующий Рыцарями Железного Ястреба, - мой отец. Через десять лет эта... рана или проклятие... заберет его жизнь. Посему когда я прознала о возникших в мире "пещерных зевах", ведущих в прошлое Вана'деля, то отправилась сюда с одной лишь целью. Моя мать когда-то открыла мне, что отец получил эту рану в Сражении в Джеуно. Я надеялась, что каким-то образом смогу убедить его не участвовать в том сражении... и я думала, что он сможет избежать ранения. Мне это казалось логичным. Я уже знала, что должно случиться в мире. И знала из уроков истории, что должно случиться сразу после этого. И все же... я ничего не смогла изменить. Он все равно получил эту рану".

Всхлипнув, девушка закрыла лицо руками. "Но все изменяется!" - в отчаянии воскликнула она, борясь с подступающими слезами. - "История изменяется. События вершатся по-иному, подобно тому, что мы наблюдали в Ля Воль. В дневнике моего отца вообще не было записей об этом. А еще... эта таинственная кошка... Она тоже стремится изменить ход истории. Но если она добьется своего, конфликт обратится в пользу Конфедерации зверолюдей". Дрожа от ярости, Лилисетта поклялась - кошка сильно пожалеет о том, что посмела перейти ей путь... а сама она во что бы то ни стало спасет отца!..

Герой передал девушке слова Кайт Ши о необходимости избавить мирян от страданий, и Лилисетта задумалась. Если они сделают вид, что потворствуют замыслам кошки... рано или поздно та вновь явит себя.


А в ирреальности, пребывающей внутри "пещерного зева", собрались девять кошек, как две капли воды похожих друг на друга.

"Когда придет Предвестник, явятся Воители Зари..." - говорила Кайт Ши Наой. "Наой, не время для пустых пророчеств", - оборвала ее Кайт Ши Коиг, а Кайт Ши Сеашд добавила: "Как нам только сообщила Коиг... как эти двое здесь оказались?"

"Что скажешь, Кейтир?" - обернулась к иному коту Кайт Ши Три. - "Нам следует полагать, что они просто прошли через Атомоса?" Кайт Ши Кейтир расхохоталася, сделав кувырок в воздухе. "Забыли закрыть дверь за собой, что ли?" - промурлыкал он. - "Оставили ее широко открытой? Милая, простая Наой. Тебе всегда недоставало тактичности и методичности".

"Уж извините за беспокойство", - молвила Кайт Ши Наой, восседающая в центре круга, образованного кошками. - "Самое важное в том, что мы не должны отступать от намеченного курса. Нашим усилиям ничто не должно помешать. Ничто".

"Мы не должны забывать, что все стремимся к одному и тому же", - добавила Кайт Ши Аон. - "Если мы хотим, чтобы план наш увенчался успехом, то должны действовать сообща". "А я вот не до конца понимаю", - призналась Кайт Ши Да. - "Все эти разговоры о Воителях Зари, да? Я не улавливаю сути".

"Хватит, Аон и Да!" - раздраженно прошипела Наой. - "Вы обе только и умеете, что жаловаться. Это все, что я от вас слышу". Немедленно, тишина ирреальности заполнилась мяуканьем и шипением своры котяр, и Сеашд пришлось изрядно потрудиться, призывая остальных к порядку.

"А мы не забыли кое о чем, весьма важном?" - вкрадчиво вопросила Три, когда тишина оказалась восстановлена. - "Опасность, которой подвергают себя Аон и Очд, есть повод для беспокойства. Серьезный повод. Именно сейчас мы не можем позволить себе безответственности". "Вы и представить себе не можете!" - подхватила Кайт Ши Очд, согласно закивав. - "Мне чуть хвост не оторвали у основания!"

"Неужто кто-то действительно пытается противостоять нам?" - поинтересовалась Три. - "Замедлить воплощение наших планов?" "Ну, раз ты об этом заговорила..." - вздохнула Наой, - "я припоминаю наглую девчонку. Назвала меня самой обыкновенной кошкой, вот! И гонялась за мной довольно долго, но я сумела от нее оторваться".

"Обыкновенной кошкой?" - поразилась Коиг. - "Какое неуважение! Как можно спутать наш царственный род с обычными котами?!" Кошки загомонили: "Странно все это. Какие-то интриги, наверняка". И лишь Кайт Ши Кейтир предположил: "Наверняка эта девчонка сама чего-то добивается. Пытается воплотить собственные замыслы".

"Да? Да?" - откровенно озадачилась Наой. - "Тогда я постараюсь не спускать глаз с нее и ее подручных. А остальными нашими начинаниями вы займетесь".


Спустя несколько дней после событий у Ля Воль герой отправился в таверну на площади Лайон, дабы навестить Лилисетту, однако Маяков, встретивший его у дверей заведения, раздраженно сообщил, что девушка наряду с Портией вновь отправились в замок д'Орагвилл, дабы проведать раненого сира Раджелиса. Маякова частые отлучки танцовщиц начинали злить, ибо шли во вред репетициям.

Герой устремился в северную Сан д'Орию к замку д'Орагвилл. Стражи у ворот не желали пропускать неведомого искателя приключений в обиталище короля Дестина, но поручительство офицеров Железного Ястреба, рука об руку сражавшихся с героем в Ля Воле, сыграло свою роль, и стражи отступили в сторону.

Раджелис держал совет с офицерами своего рыцарского ордена, и тепло приветствовал героя, когда тот ступил в чертог. Держаться старался он бодро, скрывая, что рана, нанесенная нечестивой магией, доставляет ему страшную боль. Подле Раджелиса пребывала Портия, и взгляд ее, устремленный на рыцаря, отражал лишь искреннюю, незамутненную любовь.

"Об этой ране никто не должен знать", - обратился Раджелис к искателю приключений. - "Сейчас для нас в этой проклятой войне настал критический момент. Рыцари Железного Ястреба были фактически уничтожены в Сражении в Ля Тейн, и мне стоило немалых трудов восстановить орден. Солдаты не могут существовать на одних лишь походных рационах. Им нужны надежда и уверенность. Если слух о моем состоянии дойдет до них, все мои усилия канут втуне". Герой заверил рыцаря, что ни словом не обмолвился о случившемся в Ля Воль.

Простившись с героем и Портией, рыцарь устремился на военный совет, и лишь тогда танцовщица призналась искателю приключений, как беспокоится о Раджелисе, ведь слабеет тот с каждым днем. Разговор зашел о Лилисетте... и Портия поведала, что однажды девушка рассказала ей о том, как лишилась обоих родителей... и осталась в сем мире совершенно одна. Героя она просила не оставлять девушку, быть ей верным другом.

Что до самой Лилисетты, то она наряду с иными танцовщицами устремилась в лес Джагнер, сказав что-то о "необходимости изловить кошку". Немедленно, герой поспешил в означенном направлении... и вновь был атакован танцовщицами, расставившими ловушку на Кайт Ши.

Объяснив подругам ситуацию и велев им возвращаться в город, Лилисетта дождалась, когда герой придет в себя. "Надеюсь, ты все еще собираешься исполнить данное мне обещание?" - поинтересовалась она. - "Изловить Кайт Ши и спасти сира Раджелиса?" Лилисетта, смущаясь, поведала герою, что не придумала ничего лучше, как бросить посреди лесной тропы аппетитную рыбину и, скрывшись в зарослях, дожидаться, когда котяра решит полакомиться приманкой. Искателю приключений, однако, казалось весьма сомнительным, что Кайт Ши появится здесь вообще...

Но, вопреки ожиданием, сумасбродное начинание Лилисетты увенчалось успехом; появившаяся на тропинке Кайт Ши Коиг с любопытством склонилась над приманкой... а в следующее мгновение сверху на кошку упала заранее заготовленная бочка. Из-под оной послышалось гневное шипение, а Лилисетта возликовала.

"У меня к тебе много вопросов, кошка, и ты на них ответишь, если шкура дорога", - заявила она, постучав по бочке. - "Я хочу знать, что произошло в Ля Воль... и не только!" "Ничего не знаю", - донеслось изнутри. Злорадно ухмыльнувшись, Лилисетта выудила Кайт Ши Коиг наружу и как следует потрясла за длинные уши. Последняя подвывала от боли, а Лилисетта продолжала допрос: "Ты обладаешь способностью манипулировать временем, так? Перенеси нас назад - до того, как произошло сражение в Ля Воль! Я должна спасти от... то есть, сира Раджелиса! Ну пожалуйста!"

Лишь сейчас на морде кошки отразилось понимание. "А, ты та надоедливая деваха, о которой поминала Наой!" - догадалась она. - "Прости, но нам не до твоих забот. Извини. Нет дела. Атомоса мы открыли по собственным причинам. Вы - всего лишь пешки на шахматной доске". Речи кошки, из которых она ровным счетом ничего не понимала, приелись Лилисетте, и она еще раз как следует встряхнула свою пленницу. "Я теперь слушай меня!" - прошипела она, ткнув пальцем в нос ошарашенной Кайт Ши Коиг. - "Если мы не спасем отца, Война Кристаллов будет проиграна! Ты что, не понимаешь? Отец - Раджелис Балумат - должен войти в историю как герой Сражения в Джеуно. Без него оное не завершится победой объединенных сил трех держав".

"Сражение в Джеуно?" - послышалось мурлыканье, и героя наряду с Лилисеттой окружили еще восемь кошек - зеркальных отражений пленницы девушки. Изумившись, та отбросила Кайт Ши Коиг в сторону. "Что... во имя богини?.." - пролепетала она, отступая.

"Снова ты?" - вздохнула Наой. - "Какая же надоедливая. Почему ты все время переходишь нам дорогу? Делаешь столь сложными наши девять жизней?" "Хватит! Просто помогите сиру Раджелису!" - воскликнула Лилисетта, решив, что неважно - одна существует Кайт Ши, или же подобных ей гораздо больше...

"Да, да, касательно этого", - продолжала Наой. - "Раджелис Балумат может стать героем Сражения в Джеуно". Велев девушке и спутнику ее держаться в сторонку, кошки расположились кружком, начав совещаться. "Это самое Сражение в Джеуно..." - начала Наой, - "является поворотным моментом в Войне Кристаллов?"

"Интересная возможность", - промурлыкала Кайт Ши Сиа. - "Весьма интересная". "А ей можно доверять?" - осведомилась Да, кивнув в сторону Лилисетты. - "Ее слова правдивы? Могут ли они оказаться... Воителями Зари?" "Можем, нам и стоит помочь им", - неуверенно предположила Три. - "Протянуть лапу помощи".

"Вас всех так легко одурачить!" - хихикнул Кейтир. - "Заглотили наживку. Дайте мне хоть одну причину, по которой можно доверять этой девчонке". "Я считаю так же", - поддержала его Коиг, метнув на Лилисетту злобный взгляд и коснувшись еще саднящих ушек. - "Сделаем из них коврики, чтобы коготки точить. Избавляться от стресса, как сказать".

"Хватит, Коиг", - пристыдила сестрицу Сеашд. - "К насилию прибегают лишь скудоумные. Нет ничего плохого в том, чтобы просто выслушать их. Пусть говорят". "Да, узнаем об этом Раджелисе", - согласилась Наой. - "Если он может стать фигурой на нашей стороне доски, глупо не воспользоваться им". "Но исполнение миссии - важнейшая задача", - напомнила остальным Аон. - "Мы не должны отступать от нее, пока деяния наши помогают чадам Алтаны..."

Наой предложила вынести вопрос касательно помощи девушке и Раджелису на голосование. Четверо высказались "за", четверо - "против". Наой озадачилась было, но затем вспомнила, что забыла проголосовать сама. Кошки вновь затеяли перепалку, пока Да не предложила рассказать девчонке о том, "что можно достать из озера", после чего заняться своими делами и не отвлекаться боле.

"О чем именно?" - прозвучал вкрадчивый голос, и Наой, демонстративно закатив глаза, отвечала, что речь идет о соке Кернунноса - весьма эффективном целебном снадобье, произрастающем на берегу озера неподалеку. Помедлив, кошки смекнули неладное, обернулись к вопрошавшему... коим оказался Зловещий Страж Акила, материализовавшийся поблизости. Кошки бросились врассыпную, покидая сей пласт реальности, но одна из них, несчастная Кайт Ши Да, убежать не успела, ибо разряд гибельной магической энергии, испущенный Акилой, ударил ей в спину, мгновенно развоплотив. Иную кошку, Кайт Ши Очд, Акила успел схватить...

Лишь сейчас творящееся заметили Лилисетта и герой, успевшие задремать в сторонке. Они тут же узнали Зловещего Стража, встреченного в Ля Воль. Тот же, устремив на Очд недобрый взгляд, демонстративно вздохнул: "Какие же вы все-таки милые твари! Так нелегко избавиться от вас, как приказал Худрал. Давай так. Обещай стать моей царственной зверушкой вместо почившего Галархигга, и я сохраню тебе жизнь".

"Да я скорее подавлюсь собственной шерстью!" - огрызнулась Очд, полоснула Акилу по лицу и, вырвавшись из его хватки, пустилась наутек. Вздохнув, чародей сразил и ее... "Остальные сумели бежать", - резюмировал Зловещий Страж. - "Худрал придет в ярость, когда узнает об этом".

Лилисетта нахмурилась: она-то полагала, что эти загадочные Зловещие Стражи с Кайт Ши заодно, но, похоже, ошибалась... "А, вы двое", - лишь сейчас заметил девушку наряду с героем Акилы. - "Те самые, которые замучили моего бедного Галархигга? И не пытайтесь отрицать". "Еще тявкать смеешь!" - завелась Лилисетта. - "Если бы не ты, отцу не пришлось бы доживать свои дни, страдая от страшной боли!"

Но Акила не слышал ее: мыслями он обратился к любимому дракону-нежити, столь трагически павшему близ монастырских стен Ля Воля... И убийцы его любимца сейчас перед ним... Акила вознамерился было покарать эту парочку, но в это мгновение к нему ментально обратился Худрал, спрашивая, прикончил ли он кошек, и приказывая немедленно возвращаться. Пожав плечами, Акила с сожалением сообщил Лилисетте и искателю приключений, что покамест сохраняет им жизнь. "Странная вы парочка", - произнес он перед тем, как исчезнуть. - "Принимаете безумное мяуканье этих кошек столь близко к сердцу. И чего ради?.."

А Лилисетта уже размышляла над помянутым одной из кошек чудодейственным соком Кернунноса. Она помнила, что когда была маленькой, отец всегда носил с собою бутыль с зельем, облегчавшим ему боль. Неужто то был сок Кернунноса?

...Наряду с героем Лилисетта вернулась в родную эпоху, дабы повидать Амору - пожилую врачевательницу из Сан д'Ории, которая на протяжении многих лет готовила зелья и снадобья для ее семьи. Им пришлось немало потрудиться, перемещаясь между эпохами; отыскав в прошлом ростки древа Кернунноса, они посадили оное у озеро, а спустя 20 лет то принесло плоды, из сока которых Амора сварила зелье. Врачевательница предупредила, однако, что оное лишь облегчает боль и не обладает особыми целебными свойствами, но Лилисетта была ей благодарна и за это.

...Когда герой и Лилисетта вернулись в замок д'Орагвилл эпохи Войны Кристаллов, то обнаружили Раджелиса, спорящего с Наг'моладой, послом Джеуно. Герцогство подвергается яростным атакам со стороны зверолюдей и ресурсы державы практически истощились. Посему Наг'молада говорил о том, что герцогство намеревается капитулировать перед Конфедерацией зверолюдей... шаг, от которого сир Раджелис тщетно старался отговорить посла. Последний, однако, стоял на своем, утверждая, что капитуляция - единственный способ избежать полного уничтожения Джеуно... и, кстати, о том же следует подумать и трем союзным державам.

"Я получу аудиенцию у короля Дестина и попрошу дозволения отправить на помощь Джеуно войска", - предложил Раджелис. "Щедрое предложение, но, боюсь, невыполнимое", - отвечал Наг'молада. - "Общеизвестно, что зверолюди одержали несколько значимых побед над силами Сан д'Ории. Герцогство не станет лишать союзника тех немногих войск, которые у него остались".

"Если герцогству будет недостаточно помощи Сан д'Ории, я лично прослежу за тем, чтобы в Джеуно прибыли подкрепления из Бастока и Виндурста", - обещал Раджелис. Наг'молада задумался, затем кивнул, обещав передать сие предложение Архигерцогу Кам'ланоту, но добавил, что навряд ли позиция того касательно необходимости капитуляции державы изменится.

Наг'молада покинул помещение; Раджелис же немедленно устремился в тронный зал, дабы просить короля выделить воинский контингент для помощи Джеуно.


В замке Наг'молада столкнула с Портией, окинул ее цепким, недобрым взглядом, после чего заметил, что, похоже, сир Раджелис нездоров - ранен в грудь. Портия просила посла сохранить это в тайне, и Наг'молада кивнул, добавив, что в Джеуно проживает искусный лекарь, который может исцелить рану Раджелиса. Танцовщица поблагодарила Наг'моладу, объяснив, что целебное зелье уже принесла Лилисетта, но посол приблизился к девушке вплотную, тихо произнес: "Я говорю это не просто так. Я хочу, чтобы ты пошла со мной. Не только ради твоего блага, но и ради целого мира. Вскоре ты поймешь, о чем я говорю".

Портия оттолкнула его и, положив руку на рукоять кинжала, велела послу держать дистанцию. Тот улыбнулся и, извинившись за свое поведение, устремился прочь... и лишь тогда Портия облегченно выдохнула, вернулась в помещение, где наряду с героем и Лилисеттой дождалась возвращения Раджелиса.

"Король позволил мобилизовать силы Железных Ястребов и Железных Овнов", - улыбнувшись, сообщил он. - "Как только закончатся приготовления, эти два отряда выступят к Джеуно. Что до меня, то сперва я посещу две союзные державы, дабы заручиться поддержкой их воинских контингентов, а после присоединюсь к рыцарям в Джеуно". Задохнувшись от неожиданной боли, Раджелис схватился за грудь, осел на пол. Немедленно Портия бросилась к нему, моля отказаться от поездки, ибо в нынешнем состоянии рыцарь может ее и не осилить. "Подобный шанс нельзя упускать", - выдохнул Раджелис. - "Даже граф Борел вызвался принять на себя роль посла в этой миссии".

Выступив вперед, Лилисетта протянула рыцарю целебное зелье, предложив наряду с искателем приключений отправиться в Басток и Виндурст вместо Раджелиса. Идею эту поддержала и Портия, и Раджелис согласился вручить судьбу Вана'деля в руки двоих соратников. После чего Портия препроводила рыцаря в отведенные ему покои.


...Граф Халвер Борел был весьма озадачен спутниками, назначенными ему Раджелисом. Но Лилисетта не преминула напомнить ему об их победе над темным драконом в Ля Воле, и дворянин, вздохнув, поделился с собеседниками деталями предстоящей миссии. "Наш связной в Федерации Виндурст - Вельда-Гальда из Защитников Патриарха", - поведал он, - "а в республике Басток - Радфорд из Стратегического Командования. Придворные посланники уже выступили в путь, дабы предупредить их о нашем скором появлении. Мы не должны мешкать, если хотим получить аудиенции у Колдуна-Полководца и президента Прайена".

Так, граф Борел, Лилисетта и герой выступили в Виндурст, где их приветствовал Вельда-Гальда. Последний немедленно препроводил посланников Сан д'Ории во дворец, пред очи Колдуна-Полководца Робела-Акбела и его военного советника, митра Лехко Хабоки.

Граф представил правителю Виндурста своих спутников, после чего перешел непосредственно к делу, поведав о планах Джеуно капитулировать перед зверолюдьми. "Нам известно, в землях, окружающих Джеуно, случилось множество битв со звеолюдьми", - произнес Робел-Акбел, выслушав рассказ Борела. - "По просьбе герцогства, мы отрядили в сей регион несколько отрядов боевых колдунов". "Но если Джеуно действительно намеревается капитулировать, в наших интересах как можно скорее отозвать войска обратно", - неуверенно молвил Лехко Хабока.

"Сан д'Ория едина во мнении, что Джеуно не должны захватить зверолюди!" - с жаром воскликнула Лилисетта. - "Как раз сейчас по приказу короля Дестина в Джеуно выступает контингент рыцарей. Поэтому мы и пришли - просить Виндурст о военной помощи для Джеуно".

Робел-Акбел долго молчал, размышляя, затем произнес: "Что-то не так". Митра кивнул, соглашаясь: "Наг'молада известен как искусный посол и великолепный стратег. Наверняка он не таков, чтобы помышлять о капитуляции в нынешней неоднозначной ситуации".

Быть может, все происходящее далеко не так очевидно, как было представлено Наг'моладой, но Лилисетте сейчас было недосуг размышлять над этим, и молила она Колдуна-Полководца предоставить им воинские силы для защиты Джеуно. Посовещавшись с Лехко, Робел-Акбел постановил, что не откажет в помощи герцогству и непременно отправит в Джеуно войска. Поблагодарив правителя Виндурста, трое посланников Сан д'Ории прикинули дворец, стремясь как можно скорее выступить в Басток.

...Здесь их приветствовал Радфорд, провел в покои президента Прайена, где, помимо самого правителя, присутствовали и его советники - как люди, так и галка. Граф Борел изложил суть возложенной на него миссии, не преминув заметить, что Наг'молада советовал подумать о капитуляции и трем союзным державам. Выслушав дворянина, президент Прайен обратился к своим советникам, дабы услышать их мнение по поводу отправки войск на помощь герцогству.

Те были единодушны в своем решении: силы Бастока понесли тяжелые потери в последние месяцы, и не могут позволить себе отправить в Джеуно даже небольшой контингент... В этот момент в чертог ступил галка Зазарг, префект Седьмого Подразделения; обратившись к президенту, он испросил дозволения повести на помощь Джеуно подначальных ему солдат. Прайен нахмурился, напряженно размышляя; Зазарг же говорил о том, что основные силы зверолюдей, угрожающих Джеуно, состоят из кудавов, а уж с этими порождениями солдаты Седьмого Подразделения умеют расправляться прекрасно. К тому же, если герцогство падет пред зверолюдьми, рано или поздно участь его разделят и три державы.

Президент Прайен дал свое согласие на отправку Седьмого Подразделения в Джеуно, и на сим миссия графа Борела была завершена. Ныне оставалось известить о принятом тремя державами решении герцогство, дабы не рассматривало то всерьез вопрос капитуляции пред Конфедерацией зверолюдей.

По возвращении в Сан д'Орию граф немедленно отправился к королю Дестину, дабы доложить тому о проведенных переговорах. Герою же и Лилисетте он передал письмо, поручив известить о ситуации Архигерцога Кам'ланота, после чего оставаться в Джеуно, ожидая прибытия рыцарей Сан д'Ории.


Прибыв в Джеуно, герой и Лилисетта в изумлении воззрились на огромнейший лагерь зверолюдей, разбитый в некотором отдалении от городских стен. Твари не шли на штурм, дожидаясь, видимо, неизбежной - по их мнению - капитуляции.

Героя и спутницу его герцогские стражи провели в покои капитана Брандольфа, которому они сообщили о том, что подкрепления из Виндурста, Бастока и Сан д'Ории уже в пути, попросив как можно скорее известить о сем Наг'моладу и Архигерцога Кам'ланота. "Ваша приверженность альянсу достойна уважения", - скорбно покачал головой капитан Брандольф. - "Однако этот вопрос давно закрыт, и Архигерцог не изменит своего решения. Судьба Джеуно предрешена. Иным державам не стоит принимать участие в гибели нашей". "Да что с вами со всеми?!" - в отчаянии выкрикнула Лилисетта. - "Неужто вы так быстро утратили надежду?! С такой легкостью сложили оружие?!"

"Мы хотели сражаться до самого последнего вздоха", - произнес Брандольф. - "Священный долг герцогских стражей - отдать жизнь за нашу державу и мирян". "Ну так давайте сражаться!" - запальчиво воскликнула Лилисетта. - "Басток, Виндурст, Сан д'Ория и Джеуно, рука об руку!"

На лице капитана отразилось неприкрытое страдание; похоже, больше всего на свете хотел он последовать совету этой девушки. "Сражение - не единственный выход", - изрек он наконец. - "Ибо ты своими глазами видела, как бессмысленное противостояние опустошило Джеуно, сколь измучены наши солдаты и граждане. Продолжать сражаться, теша себя ложной надеждой о том, что однажды нам улыбнется победа, бессмысленно, ибо принесет лишь смерть и разруху. Страдания поглотят земли, подобно жестокому недугу, и весь Вана'дель погрузится в пучину отчаяния. Даже если после этого державы и останутся, скорее всего, их именами станут называться лишь горы пепла и руин. Неужто столь жалкое существование достойно принесенных жертв? Неужто годы спустя мы сможем сказать, что поступили правильно, во благо наших детей? Сир Наг'молада... просветил нас касательно верного пути... Капитуляция же не означает поражения, не означает конца. Ибо пока живы мы, жива и надежда. Мы должны набраться терпения, ибо однажды настанет час, когда чада Алтаны вернут то, что принадлежит им по праву. Наг'молада созвал герцогских стражей и поведал им обо всем этом; присутствовал тогда и сам Архигерцог Кам'ланот. Так нам стало известно о грядущей капитуляции. Мы, герцогские стражи, клялись защищать Архигерцога и служить ему. Его судьба - наша судьба. Наш долг - исполнять принятые им решения".

"Но подкрепления из трех держав уже близятся", - пыталась стоять на своем Лилисетта. - "Неужто нельзя по крайней мере повременить с капитуляцией, пока они не появятся здесь?" "Слишком поздно", - покачал головой капитан. - "Решение Архигерцога... окончательно".

Неожиданно в чертог ступил Наг'молада, и Брандольф в изумлении выдохнул: "Сир Наг'молада... Мы полагали, что вы отправились сообщить вести о капитуляции иным державам". Лилисетта обратилась к послу, спрашивая, нельзя ли немного повременить с капитуляцией, но тот резко отвечал: "Церемония капитуляции должна вот-вот начаться. Она пройдет глубоко под землею, под Небесным Мостом. Так что вы узрите поистине историческое событие - гибель державы".

С этими словами Наг'молада и капитан Брандольф покинул чертог. Неунывающая Лилисетта тут же постановила, что наряду с героем отправится в подземный город Джеуно, дабы задержать церемонию капитуляции. Остающиеся в чертоге офицеры герцогской стражи, слышавшие от начала до конца разговор посланников с капитаном Брандольфом, признались, что поддерживают их начинание вопреки заявлению Архигерцога, и поведали о том, где именно состоится встреча правителя Джеуно с лидерами осаждающей державы армии зверолюдей.

...Искатель приключений и спутница его проникли в обширную сеть каверн, простирающуюся под Джеуно и, расправляясь со встреченными патрулями зверолюдей, устремились в означенную герцогскими стражами пещеру. Там уже находился Наг'молада, который сообщил лидерами зверолюдей о том, что церемонию вместо Архигерцога проведет он, ибо подобное окружение недостойно лидера державы. Пожав плечами, один из зверолюдей протянул Наг'моладе пергаментный свиток, велев тому поставить на нем печать, что ознаменует капитуляцию Джеуно...

А в следующее мгновение в руку ему вонзился кинжал Лилисетты. Яростным вихрем девушка и искатель приключений ворвались в каверну, разя зверолюдей, выбежавших из окрестных коридоров. Но когда с противниками было практически покончено, Наг'молада заклятием обездвижил незваных гостей, извинившись перед лидерами зверолюдей за это неожиданное представление.

Ворча, те приблизилась к беспомощным жертвам, намереваясь покончить с ними... но в каверну во главе рыцарей и боевых танцовщиц ступили Раджелис, Маяков и Портия, прикончив нескольких зверолюдей, дерзнувших заступить им путь. Глаза Наг'молады угрожающе сузились. "Рад твоему прибытию, сир Раджелис", - проскрежетал он. - "Готовится ли королевство к капитуляции?" "Ты прекрасно знаешь, что Сан д'Ория ответит на это", - усмехнулся рыцарь. - "Но мне кажется, в Джеуно проникло немало монстров. Мы избавили от многих из них герцогство по пути сюда".

Лилисетта вздохнула с облегчением: похоже, сок Кернунноса действительно облегчит боль Раджелиса... Подоспели в каверну и прибывшие солдаты Виндурста и Бастока, окружили опешивших зверолюдей... Видя, что церемония капитуляции сорвана окончательно, Наг'молада счел за благо тихо удалиться...

Сражение за Джеуно началось. Зверолюди атаковали, и противостояли им герцогские стражи, ведомые капитаном Брандольфом. Раз уж капитуляция невозможна, им остался лишь один путь... К защитникам Джеуно присоединились тару и митра Виндурста, а также люди и галка Бастока.

Шла битва и под землею. В подземельях Джеуно со зверолюдьми яростно сражались Рыцари Железного Сокола, танцовщицы труппы Маякова, Железные Овны, Седьмое Подразделение и Наемники Кобры. Сражались яростно, безо всяких намеков на изощренную стратегию, ибо цель у них была лишь одна - полное и окончательное уничтожение сил противника.

...И когда пали зверолюди и тишина воцарилась в подземной каверне, нарушили ее лишь аплодисменты Наг'молады, наблюдавшего за противостоянием с безопасного расстояния. Внимание его привлекла юная танцовщица, Лилисетта... точнее, ее ожерелье. Точно такое же, насколько помнил Наг'молада, он видел у Портии... А означать это может лишь одно...

"Сегодняшние события не имеют значения", - произнес Наг'молада, обращаясь к собравшимся в пещере лидерам воинских контингентов. - "Сражение в Джеуно знаменует лишь начало. Мы еще встретимся". С этими словами он устремился прочь, оставив воителей в полнейшем замешательстве...

"Что вы здесь делаете?" - прозвучал вопрос, и воины, обернувшись, узрели пред собою Наг'моладу, который, казалось, был удивлен их присутствием не меньше. "Я отправился в иные державы, а по прибытии узнал, что подкрепления уже выступили в Джеуно", - озадаченно произнес посол. - "Такое сражение произошло за время моего недолгого отсутствия..."

Лилисетта поразилась: а кто же тогда только что собирался подписать договор о капитуляции?.. Неожиданное озарение повергло девушку в ужас...

Наг'молада же сообщил, что зверолюди отступают от Джеуно, поблагодарил Раджелиса и остальных за своевременную помощь и пригласил воинов подняться ко дворцу, ибо вскоре Архигерцог Кам'ланот объявит об одержанной победе.

Когда воители выступили из подземелья, взорам их предстали улицы и площади Джеуно, устланные трупами как зверолюдей, так и защитников герцогства. Если зверолюди отступили... куда же они направились?..

На площади у дворца собрались все без исключения защитники Джеуно, и вскоре на балкон выступили Кам'ланот и Наг'молада. "Друзья мои!" - высокопарно возвестил Архигерцог. - "То было долгое и страшное сражение. Волна врагов наносила удары из тьмы. Стена за стеной, укрепление за укреплением рушились перед ними. Нас практически поглотило забвение. Казалось, что Джеуно не узрит боле свет зари. Но... острейшие мечи не сумели сразить нашу гордость! Тяжелейшие валуны не сокрушили нашу доблесть! Враг отступил пред неприступной крепостью нашей решимости! Он бежал в страхе! Запомните же этот день, ибо победа принадлежит нам - чадам Алтаны!"

Толпа ликовала, но лидеры воинских контингентов недоверчиво смотрели на Кам'ланота. Тот ли этот индивид, который еще несколько часов назад собирался - по словам Наг'молады - безоговорочно капитулировать пред противником?..


Армия зверолюдей отступала, а за ними, невидимые стороннему глазу, наблюдали четверо Кайт Ши. "Все прошло так, как и планировалось", - резюмировала Наой. - "Зверолюди избрали для себя новую цель. Изменили свой путь, и теперь направляются в Тавназию..." "Означает ли это, что равновесие восстановлено?" - осведомилась Сия. - "И все возвращается на круги своя?"

Три тихо плакала, горюя о гибели Очд и Да. "Здесь уже ничего не поделать", - утешила ее Аон. - "Успешное завершение начинания превалирует над нашим выживанием".

Наой вздохнула: что-то остальные трое задерживаются, неужто с ними приключилась какая-нибудь беда?.. К сожалению, дела не ждали, и Кайт Ши телепортировались прочь... все, за исключением Сиа, которая вызвалась еще немного подождать отсутствующих сестер. Оставшись одна, она задумалась над тем, как же Зловещие Стражи смогли выследить их...

Она все еще размышляла над этим, когда разряд магической энергии, испущенный Акилой, испепелил ее. "Третья", - удовлетворенно ухмыльнулся Зловещий Страж, и Наг'молада, сопровождавший его, поинтересовался: "А сколько всего?" Акила замялся, после чего, сконфузившись, пробормотал извинения, ведь остальные кошки вновь сумели скрыться.

"И ты счел необязательным сообщить мне этот факт?" - холодно произнес Худрал, выступавший под иллюзорным обличьем Наг'молады, и, схватив Акилу за ворот, направил в лицо ему острие клинка. Акила хныкал, заверяя, что это последняя его ошибка, и Худрал, хмыкнув, оттолкнул его в сторону. "Я тебя предупредил", - отчеканил он. - "Нам придется вновь надеяться на нее касательно необходимых сведений. И я не потерплю дальнейших неудач. Понял? Ситуация непроста и без твоих неуклюжих телодвижений".

Акила поведал Худралу, что вновь повстречал парочку из Ля Воль... но на этот раз в окружении кошек. "Эта девушка..." - начал он. - "То, что она пребывает в сей эпохе, означает..." "Это вполне возможно", - согласился Худрал. "Стало быть, здесь есть еще кто-то, помимо нас?" - вздохнул Акила. - "Я так и знал, что есть причина тому, что все идет не очень гладко..." "Со временем мы ее устраним", - постановил Худрал. - "Ибо пока она жива, нашим стремлениям не суждено осуществиться. А пока наши цели очевидны: обеспечение безопасности госпожи... и устранение этих наглых кошек. Время пришло. Мы должны встретить ее".

Худрал и Акила перенеслись в ирреальность "пещерного зева", где опустились на колени пред прибывшей госпожой. Голову той венчали рога, за спиной распахнулись черные кожистые крылья... "Мы ждали вашего появления, миледи", - почтительно произнес Худрал. - "Остальные сейчас в смертном мире, исполняют вашу волю. Они неустанно трудятся, дабы замысел ваш претворился в жизнь".

Леди Лилит кивнула, криво усмехнувшись...


Минуло несколько недель Лилисетта, несущаяся куда-то сломя голову по улицам Сан д'Ории, столкнулась с вернувшимся в город искателем приключений. Вместо того, чтобы что-то объяснить, она увлекла его за собой к таверне на площади Лайон.

У дверей здания беседовали три танцовщицы - Джудит, Райна и Таня; к изумлению героя, девушки не узнали ни его, ни Лилисетты. Последняя чрезвычайно встревожилась: что за чертовщина творится на этот раз?!.

Если уж коллеги-танцовщицы не помнят ее, то... Лилисетта бросилась в таверну, разыскали Маякова и Портию, осведомилась, узнают ли они ее. Те переглянулись: конечно же, они знают ее - весьма талантливую, но крайне взбалмошную танцовщицу труппы. Всхлипнув от радости, Лилисетта бросилась Портии на шею, после чего рассказала о странном поведении иных танцовщиц.

Неожиданно посетила ее страшная мысль: неужто само будущее... исчезает?.. Сию идею она озвучила, и Портия понимающе кивнула, напомнив Маякову, что предсказания Лилисетты прежде оказывались точны. "Ладно, ладно, я расскажу то немногое, что знаю", - изрек Маяков. - "Эта странная парочка в пурпурных камзолах из Ля Воль в последнее время все чаще поминается рыцарями. Похоже, их видели у Вальдеонии".

Лилисетта слезно просила Маякова отпустить ее в Вальдеонию, ибо знала - должно произойти нечто ужасное! Маяков дал свое согласие, зная, что Лилисетта не отступит. Последняя просила героя и Портию отправиться вместе с ней; танцовщица замялась, не желая оставлять Раджелиса, но Маяков заверил девушку, что командующая Рыцарями Алой Розы, Ноиллурия, вызвалась лично присмотреть за Раджелисом. Скрепя сердце, Портия согласилась сопровождать Лилисетту...


Покинув Сан д'Орию, трое выступили в путь и спустя несколько дней достигли ледника Бьюседин в северных пределах Квона. Учитывая, сколь обширен сей регион, на рутинное прочесывание местности время тратить бессмысленно; Лилисетта предложила начать поиски в магических башнях, пребывающих на леднике...

Неожиданно троице явилась Кайт Ши Наой. Лилисетта тут же поинтересовалась, почему иные танцовщицы труппы не помнят ее. "В Ля Воль и в Сражении в Джеуно мы действовали именно так, как ты велела, чтобы избавить сей мир от слез!" - в гневе воскликнула Лилисетта, нависнув над обескураженной кошкой. - "Почему же происходит подобное? Что это означает?" "Говоришь, о вас... позабыли?" - задумчиво молвила Наой. - "Воспоминания о вашем существовании... стерты из их разумов?"

Она взвыла столь яростно, что трое непроизвольно отступили на шаг. "Этого мы и боялись!" - прошипела Наой. - "Среди нас есть предательница!"

Портила в изумлении смотрела то на Лилисетту, но на Кайт Ши, ничегошеньки не понимая, а кошка продолжала, обращаясь к юной танцовщице: "Если ты в точности исполнишь мое поручение, воспоминания могут вернуться к твоим подругам. Возможно. Наверное".

Лилисетта нахмурилась, заметив, что со времени их появления в этой эпохе они всеми силами пытаются исправить положение дел и поэтому заслуживают того, чтобы знать, что происходит в мире. Кайт Ши Наой окинула пришельцев из будущего внимательным взглядом: может ли случиться... что в пророчестве говорится именно о них?.. И Наой испросила помощи героя и спутниц его в выявлении предательницы среди Кайт Ши. "В настоящее время мы все должны находиться в разных точках ледника Бьюседин", - сообщила Наой, - "ожидая дальнейших указаний. Ваша задача - разыскать пять остальных Кайт Ши и осторожно оставить на них теневых жуков. Это устройства, используемые для наблюдения. С их помощью мы сможем следить за передвижениями кошек и выявить предательницу".

Лилисетта согласно кивнула, приняла из лап кошки бутыль с теневыми жуками. Наой велела троице по завершении возложенной миссии следовать к южной башне ледника, где она станет дожидаться их . Искатель приключений и танцовщицы устремились прочь, а Наой еще долго смотрела им вслед. Когда придет Предвестник, явятся Воители Зари, явится Дева Заката", - произнесла она слова пророчества, тяжело вздохнула: "О, милосердная Алтана... Какова же истинная воля сего мира?"

...Исполнив поручение Наой, герои вернулись к ней, и Кайт Ши, сотворив волшебную сферу, принялась пристально наблюдать за пребывающими на леднике кошками. Те, однако, оставались там, и должны... Ожидание могло затянуться, и Наой в благодарность за содеянное героем и спутницами его предложила открыть им правду о происхождении Кайт Ши.

"Ты прибыл сюда из будущего, из 884-го года по летоисчислению Вана'деля, посредством пещерного зева", - обратилась Наой к герою, не отрывая при этом взора от волшебной сферы. - "При нашей первой встрече я попросила тебя помощь нам уменьшить число слез эпохи. Отвратить боль войны. Другими словами, направить мир на путь покоя и процветания для чад Алтаны". "Мы разделяем общую цель!" - воскликнула Лилисетта. - "Я здесь потому, что хочу сделать будущее лучше... и спасти отца".

"Да, мы знаем о твоем начинании", - кивнула Наой. - "Продолжая мою историю... давным-давно... или же в отдаленном будущем? Далеко за пределами горизонта времени?.. Жила-была добрая душа, воплощающая в себе бесконечную любовь и сострадание. Она оплакивала страдания, принесенные Войной Кристаллов, и темное будущее, что может свершиться. Столь велика была ее печаль, что сама земля дрожала. "Когда придет Предвестник, явятся Воители Зари, и божественные крылья, воссияв, положат конец вечной ночи". Плача об усопших, она пожелала именно этого. Что, если боль Великой Войны можно приуменьшить? Что, если Воители Зари, воплощающие свет, придут, дабы направить путь сей эпохи раздора?.. Что, если страданий не станет и покой вернется в мир?.. Таково было ее желание - дабы Вана'дель избрал для себя более светлое будущее. Наша - кошек - миссия состоит в том, чтобы удостовериться: определенные события должны произойти именно так, а не иначе. Это цель нашего существования".

Прервав рассказ на самом интересном месте, Кайт Ши с интересом воззрилась на волшебную сферу, ибо один из объектов ее наблюдения, оглядевшись по сторонам, устремился прочь. Наой в тревоге потеребила усики: неужто предчувствие не обмануло ее, и предатель действительно существует?.. Наой вознамерилась было немедленно устремиться в означенную точку ледника, но Лилисетта заступила ей путь, потребовав ответа: кто же та таинственная сущность, оплакивающая страдания, понесенные мирянами в Войне Кристаллов?.. "Та, которая вечно надзирает за Вана'делем", - прозвучал ответ. - "Алтана, богиня рассвета. Видишь ли, мы, Кайт Ши, рождены из слез, пролитых богиней. Мы - воплощение ее печали".

С этими словами Наой устремилась прочь, а герой и спутницы его еще долго смотрели ей вслед, пытаясь осознать только что услышанное. Неужто, помогая Кайт Ши, исполняют они волю богини?.. Что до Портии, она решила уже не удивляться уже ничему...


Вслед за Наой трое последовали в заснеженную лощину, наблюдая, как в отдалении Кайт Ши Кейтир о чем-то тихо беседует с галка, облаченным в пурпурный камзол, знаменующий принадлежность его к Зловещим Стражам. Прислушавшись, они сумели различить произносимые слова.

"Вы должны разыскать госпожу, и чем раньше, тем лучше", - говорил галка. "Что-то глобальное в скором временем произойдет в Ксаркабарде, да?" - уточнил Кейтир, и галка кивнул: "Да. Леди Лилит в этом уверена". "Ну тогда позволь дать тебе дружеский совет", - визгливо рассмеялся Кейтир. - "Хоть Наой и скудоумна, но ее упорство не имеет равных".

Подобного оскорбления Наой вынести не могла, и бросилась вперед. Лилисетте, Портии и искателю приключений не оставалось ничего иного, как последовать за сумасбродной кошкой.

Заметив приближающихся потенциальных противников, Кейтир и Зловещий Страж обернулись к ним. "Кого это ты притащила?" - поморщился Кейтир, скрестив лапки на груди и устремив на Наой недобрый взор. - "Каких-то второсортных искателей приключений... о, то есть, я имел в виду - Воителей Зари! Наой, лучше оцени трезво позицию, в которой ты оказалась - между молотом и наковальней. Очевидно, кто в итоге одержит верх".

Зловещего Стража, однако, заинтересовали прибывшие с Наой танцовщицы. Хурдал поминал о девушке с весьма знаменательным ожерельем... но, что удивительно, оное присутствовало на шеях обеих. Как это понимать?..

"Ах ты, гнусный Кейтир!" - продолжала распаляться Наой. - "Из-за тебя Очд и Да... Ты заплатишь!" Галка гулко расхохотался. "Гори, кошка", - произнес он. - "Гори пламенем своей ненависти и гнева, ибо именно они дают начало войнам. А война - то, что принесет победу мне и моим товарищам".

Призвав демонов, Зловещий Страж велел им расправиться с героем и Наой, но те сумел повергнуть сих порождений. От тел темных братьев отделились сияющие огоньки, устремились к небесам... "Я впечатлен", - хохотнул галка, наряду с Кейтиром наблюдавший за противостоянием издали. - "Позвольте представиться - Ларзос, капитан Висмутовых Мушкетеров и Зловещий Страж леди Лилит".

В это время земля под ногами ощутимо дрогнула, и собравшиеся узрели снежную лавину, стремительно приближающуюся к ним. Кейтир тут же телепортировался прочь... а в следующее мгновение лавина накрыла ущелье...

Придя в себя, Портия и Лилисетта обнаружили, что пребывают в защитном магическом барьере, созданном крылатыми демонами. Те подняли сферу с заключенными в ней девушками в воздух, устремились прочь... За сим наблюдали Наой и искатель приключений, чудом выжившие... и сознающие, что не в силах что-либо изменить. Наверняка девушки похищены по приказу Ларзоса, но... где же их теперь искать?..

Наой расхаживала по заснеженной равнине, напряженной размышляя. Зачем противнику их понадобились Лилисетта и Портия? Неужто они - ключевые фигуры в грядущих событиях? Но какие именно роли уготованы им?.. "Ты ведь понял их цели, да?" - обратилась Кайт Ши к искателю приключений. - "Они явились в прошлое лишь затем, чтобы похитить будущее!" Прямо у нас из-под носа!"

Вздохнув, кошка предложила герою возвращаться в Сан д'Орию, дабы поведать о случившемся Раджелису и заручиться помощью рыцарей.


Ларзос препроводил обеих пленниц в тронный зал замка, пребывающий в ирреальности пещерного зева, почтительно обратился к леди Лилит: "Какую же из них вы приказали доставить вам?"

Женщина переводила насмешливый взгляд с Лилисетты на Портию... затем указала на последнюю. "Тебя не учили, что пристально смотреть на кого-то - признак дурного тона?" - хмуро осведомилась Лилисетта. "Я разочарована", - патетично возвестила Лилит в ответ. - "Учитывая все, я ожидала узреть куда более благовоспитанную особу. Но для чего еще существуют ожидания, если не для чувства разочарования? Реальность воистину разочаровывает: невоспитанная, невысокая девчонка... По первому взгляду, всего лишь пешка - разменная фигура".

Она выбросила вперед руку, и разряд магической энергии ударил в Лилисетту; та мигом лишалась чувств, рухнула на каменный пол. Приблизившись к Портии, Лилит тепло улыбнулась ей: "Добро пожаловать".

Акила и Худрал издали наблюдали за происходящим, прекрасно зная, к чему стремится их госпожа. "Я знаю твое самое сокровенное желание", - продолжала та, обращаясь к Портии. - "Ты хочешь спасти жизнь Раджелису Балумату, верно? Присоединяйся к нам, и желание твое непременно воплотится в жизнь. Ведь проклятие медленно, но непрерывно высасывает из него жизненные силы, и со временем он умрет".

Повинуясь жесту Лилит, Кайт Ши Кейтир явил Портии видение: сир Раджелис на смертном одре, а рядом - сама Портия, оплакивающая гибель доблестного рыцаря... "Никто - ни эта докучливая девчонка, ни кошки, ни так называемые "Воители Зари" - не смогут спасти твоего возлюбленного", - говорила демонесса, с удовлетворением заметив смятение, отразившееся на лице Портии. - "Никто... кроме нас".

"Неужели... это правда?" - помимо воли выдохнула Портия. Лилисетта, пришедшая в себя, выкрикнула: "Портия, нет! Не позволяй себя одурачить!" И вновь разряд магической энергии ударил в нее...

В наступившей гробовой тишине Лилит медленно приблизилась к пленнице, взглянула на нее с неприкрытым презрением. "Уж ты-то должна знать правду", - процедила она. - "Эта рана будет доставлять Раджелису Балумату нестерпимую боль всю его оставшуюся жизнь. Она станет ослаблять его, истощая тело и дух. А затем убьет. Бедное дитя... Задай себе вопрос: почему ты исчезаешь из воспоминаний окружающих? Правду тяжело принять, но она очевидна. Потому что ты нежеланна. Ты и будущее, из которого ты явилась... прекратите свое существование. Никто не вспомнит о том, что вы когда-то жили - даже ваши самые близкие. Одиночество будет мучить тебя каждое мгновение, пока ты не умрешь, всеми позабытая, и ни одна слезинка не прольется в память о тебе". "Нет! Это не так!" - выкрикнула Лилисетта, и Лилит передернула плечами: "Оглянись на свое прошлое. Ты всегда была одна. Ты никому не нужна. Поэтому все оставляют тебя и исчезают".

Подавленная, Лилисетта опустила голову, но затем, вспомнив о герое, заявила в лицо Лилит, что есть тот, кто верит в нее и не оставит. Поморщившись, женщина с силой оттолкнула Лилисетту, но та не отводила от мучительницы взгляд, в котором не было ни капли смирения. Лилит приказала Зловещим Стражам бросить обеих девушек в подземелье, не преминув напомнить Портии, что ждет ее решения...


Узнав о том, что Портия и Лилисетта похищены, Раджелис пришел в ярость, вызвавшись немедленно выступить к леднику Бьюседин. Однако рана вновь дала знать о себе, и рыцарь, заскрипев зубами от боли, схватился за грудь. Немедленно к нему подоспела Ноиллурия, и Кайт Ши Наой, увидев сию женщину-рыцаря, немедленно спряталась за спину героя, а в следующее мгновение и вовсе сделалась невидимой.

Присутствию Ноиллурии удивился и сам Раджелис. Насколько он знал, рыцарь сейчас должна находиться в заливе Вункерл, сдерживая натиск зверолюдей. Ноиллурия сообщила, что только что вернулась, признавшись, что давно питает к Раджелису глубокие чувства, и готова лично отправиться к леднику, дабы обагрить снег кровью противника. "А когда я вернусь... надеюсь, мы воссоединимся пред ликом богини", - заявила она, и глаза Раджелиса округлились от изумления. Что эта престранная воительница втемяшила себе в голову?..

Кивнув на прощание лишившемуся дара речи Раджелису, Ноиллурия покинула чертог, наряду с иными Рыцарями Алой Розы выступив в северные земли. А Раджелису адъютант его, Вестиллет, сообщил, что во главе Рыцарей Железного Сокола тоже отправляется к леднику, ибо пришло донесение о том, что силы зверолюдей собираются в Вальдеонии. Посему двум рыцарским подразделениям генерал Куссерокс отдал приказ выступать в означенном направлении и нанести противнику ощутимый удар.

Все еще невидимая Наой прошептала на ухо герою, что грех не воспользоваться таким подарком судьбы. Пока силы Сан д'Ории будут отвлекать внимание врага, они вдвоем попытаются отыскать Лилисетту и Портию. Искатель приключений обратился к Ноиллурии и Вестиллету с просьбой взять его с собою, и те, поколебавшись, ответили согласием.

...Несколько дней спустя два рыцарских подразделения, сопровождали которые наш герой и невидимая Кайт Ши Наой, достигли ледника Бьюседин, где устроили засаду приближающимся со стороны Тавназии силам зверолюдей. Если верить донесениям лазутчиков, эти отряды намереваются воссоединиться с основной армией зверолюдей в замке Жвал, следуя через Бьюседин и Ксаркабард.

Посему Железные Соколы намеревались встретить приближающихся зверолюдей в ущелье, в то время как Алые Розы нанесут противнику удар с тыла... И, как только противник появился в ущелье, рыцари Сан д'Ории атаковали. Арбалетчики сразили идущих в авангарде, и пехотинцы не дали опомниться зверолюдям, немедленно атаковав.

Кровопролитное сражение разразилось на леднике Бьюседин... а в глубоких пещерах под оным Ларзос и Кайт Ши Кейтир препровождали Портию и Лилисетту в подземелье. "Вы послужите приманкой", - делился предательский кот. - "И заманите сюда нашу добычу".

Портия, однако, размышляла над словами леди Лилит. "Это правда?" - обратилась она к Зловещему Стражу. - "Сир Раджелис может быть спасен?" Тот кивнул, осведомился, почему она спрашивает об этом. Девушка молчала...


Кайт Ши Наой и герой, держась в стороне от сражения, гадали, где могут находиться похищенные девушки. Наой сотворила волшебную сферу, отразились в которой Лилисетта и Портия в неких кавернах. Наверняка это где-то неподалеку, ибо девушки слышали шум боя...

И кошку осенило: совсем недавно Сеашд сообщила ей, что обнаружила на леднике вход в пещеру. Быть может, именно там и содержат пленниц? Наой поведала о сем своему спутнику, после чего поспешили они ко входу в пещеру, спустились в подземные лабиринты, где приступили к долгим поискам...

Наконец, они обнаружили магическую клеть, пребывали в которой Лилисетта и Портия. Наой развеяла двеомер, но появившийся Кейтир наотрез отказался отпускать пленниц. Наой в гневе набросилась на него, и кошки, визжа, сцепились, принялись царапать друг друга... "Почему ты предал нас... и богиню, из чьих слез был рожден?" - спрашивала Наой. - "Ту, которая подарила тебе жизнь?!" "Предал, предал?!" - злился Кейтир. - "Это вы вмешиваетесь в то, что находится за пределами вашего понимания!"

Наконец, Наой отступила, приказала остальным кошкам немедленно собраться в пещере. Те не замедлили появиться; за спиной Наой встали четыре кошки, устремив обвиняющие взоры на невольно отступившего Кейтира.

"Кейтир, когда ты сбился с пути?" - спрашивала Тир. "Ты понимаешь, что сделал?" - говорила Коиг. - "Ведь Сиа, Очд, Да... их кровь - на твоих лапах". "Им следует винить лишь себя, что оказались столь нерасторопны!" - презрительно фыркнул Кейтир. - "И тупы к тому же!"

"Все в одном, и одно во всех - такова сущность нашего естества", - напомнила Аон. - "Мятежные помыслы и деяния запрещены". Три согласно закивала: "Да, да. Воля Алтаны абсолютна и не ставится под сомнение".

Подступив к Кейтиру, Лилисетта потребовала у кота отвести их к леди Лилит, благо у девушки были к ней свои счеты. Портия поддержала подругу. "Я... тоже хочу с ней встретиться", - неуверенно молвила она, опустив взгляд. "Ты что, вообще ничего не понимаешь?" - поразился Кейтир, столь неожиданной оказалось для него требование Лилисетты. - "Позвольте задать тебе вопрос: что определяет будущее? Как вершатся события?"

"Глупый вопрос!" - фыркнула Лилисетта. - "Конечно же, будущее определяем мы! Мы обладаем необходимой силой, дабы принимать решения!" "А вот и нет", - усмехнулся кот. - "Ты в последнее время на небо смотрела? Приближается комета, и ее не остановить никому... Атомос... Атомос - тот, кто изберет будущее. Решит наши судьбы. Так какое же будущее будет поглощено и стерто с карты времени? Ты бы хотела узнать ответ на этот вопрос, верно? Тогда оправимся прямо к источнику!"

Собравшиеся в ужасе воззрились на Кейтира, когда тот возвестил: "О, ужасный Разрушитель Времени, Пожиратель Воспоминаний, Решающий Судьбы. Услышь мой зов! Атомос... явись!" И, отвечая на призыв Кейтира, в каверне возникло чудовищное порождение, в котором узнали герой и Лилисетта то, что называли прежде "пещерным зевом". Стало быть, истинное имя ему... Атомос?..

Из последних сил пытались удержаться пребывающие в пещере от поглощения Атомосом, схоронившись за валунами. Увы, Портия воспарила в воздух, исчезла в раззявленном зеве. Наой обратилась к сестрам, призывая их не отчаиваться, а помнить слова пророчества: "Когда придет Предвестник, явятся Воители Зари, и божественные крылья, воссияв, положат конец вечной ночи".

И вершится оное: осознали Кайт Ши, что Лилисетта и искатель приключений - никто иные, как Воители Зари, которые, озаренные светом, отвоюют свое будущее... то самое, которое Алтана желала для Вана'деля. И... показалось ли кошкам... или над сими двумя индивидами действительно распростерлись на мгновение белоснежные крылья?..

Одна за другой срывались Кайт Ши, и поглощал их зев Атомоса. Отныне вверяли они свою миссию в руки Воителей Зари, ибо такова воля богини, их сотворившей. Казалось, обернулось все как нельзя хуже для несчастных кошек... но Кейтир считал иначе; на мордочке кота отразились недовольство и страх.

И действительно: с изумлением узрели герой и Лилисетта, как взревел Атомос от нестерпимой боли, ибо изнутри чудовища выбиралась исполинская черная кошка. Она мягко опустилась на пол пещеры, тут же уменьшившись до своих обычных размеров...

Сие воплощение Кайт Ши, содержащее в себе сущности всех кошек, обратилось к Воителям Зари: "Не стоит недооценивать Кейтира. Хоть он всего лишь кот и предатель, но все мы, рожденные из слез Алтаны, обладаем огромным могуществом. Сейчас я заключу его в магический барьер, откуда ему не вырваться. Вы воспользуетесь сим шансом, чтобы покончить с ним".

Обернувшись к Кейтиру, все еще маячившему подле воплощения Атомоса, Кайт Ши сотворила магический барьер... и в то же мгновение герой и Лилисетта устремились в атаку. В последовавшем сражении им удалось повергнуть Кейтира, и тот с жалобным мяуканьем исчез в зеве вновь воспрявшего к жизни Атомоса. Не желая позволять предателю бежать, следом сиганула Кайт Ши, а за нею - искатель приключений наряду с Лилисеттой.

...Они пришли в себя в знакомой ирреальности, узрев неподалеку трех Зловещих Стражей (галка держал на руках бесчувственную Портию), а также их крылатую госпожу - леди Лилит (кстати говоря, весьма похожую чертами лица на Лилисетту). Израненный Кейтир полз к демонессе, моля ту о помощи. "Атомос... вышел из-под контроля..." - всхлипывал кот.

Лилит опустилась на колени, обняла Кейтира черными крыльями. "Как же ты позволил Атомому проглотить ее?" - с мягкой укоризной вопросила она. - "Тебе повезло, что она не оказалась поглощена им. Но я не могу оставить подобное деяние безнаказанным".

С этими словами она раздавила тушку Кейтира, и останки волшебного кота исчезли в ярчайшей вспышке. "Достойный конец для творения богини", - поморщилась Лилит, поднимаясь на ноги и оборачиваясь к Воителям Зари. Долго и неотрывно смотрела она на героя, прекрасно зная о роли, отведенной ему пророчеством.

"Вы находитесь в присутствии великой леди Лилит!" - возвестил Худрал. - "Правительнице и хранительнице Вана'деля". "Это еще что значит?" - нахмурилась Лилисетта. Ни о какой Лилит в родном Вана'деле она и в жизни не слыхала. "То, что я и сказал", - продолжал Худрал. - "Вана'дель, которым правит леди Лилит, совершенно не тот загнивающий мирок, из которого явились вы, но грядущее, где доблестные мужи и жены продолжают сражаться..."

"Параллельный мир Вана'дель, где война продолжается..." - пояснила Кайт Ши, но Лилисетте не было дела до высоких материй. Посему, обратившись к Лилит, она потребовала вернуть похищенные воспоминания о ней. "Эти?" - усмехнулась та, и в ладонях ее появились крошечные мерцающие сферы. - "Это воспоминания твоих подруг-танцовщиц".

Она швырнула сферы с заключенными в них воспоминаниями о Лилисетте наземь, и те разбились на мелкие осколки. "Каждая сфера была семенем, из которого могли появиться мириады будущих", - молвила демонесса. - "Увы, Атомос посчитал их несущественными и, как следствие, поглотил". "Несущественные... будущие?" - изумилась Лилисетта, и Лилит кивнула: "Верно. Атомос - не просто портал между эпохами. С незапамятных времен он существовал как сущность, поглощающая время. Ужасающее создание, напрочь лишенное сознания. Ничему в сем мире не укрыться от прожорливого зева сего манипулятора измерениями. То, что считается несущественным, поглощается и оказывается здесь, на пустоши воспоминаний и времен - Пространстве Эха. Кстати, ваша дорогая спутница Кайт Ши знает об этом так же хорошо, как и я. В конце концов, именно они запустили всю эту вереницу событий".

"Придержи язык!" - зашипела Кайт Ши. - "Здесь находятся Воители Зари! Избранные богиней, найденные нами! Именно они вернут Вана'дель на путь к истинному будущему!" "Истинное будущее?" - рассмеялась Лилит. - "Избранные Алтаной? Ни один бог или богиня не имеют власти над миром смертных! Судьбу мира определяют смертные, а не какие-то там небожители! И к истинному будущему мирян Вана'деля поведу я!"

Худрал осторожно напомнил своей госпоже, что время не ждет и им надлежит покинуть сию ирреальность. Лилит кивнула, после чего обратилась к Портии, напряженно вслушивающуюся в каждую произносимую фразу: "Хочешь вернуться домой? Я позволю тебя вернуться в родную реальность". Портия медленно направилась к герою и Лилисетте, но Лилит бросила ей вслед: "Конечно, мне не стоит напоминать, что тебя там ожидает. Состаришься ли ты наряду с сиром Раджелисом? Или будешь всю оставшуюся жизнь горевать о его безвременной кончине? Выбор за тобой".

И Портия приняла окончательное решение. "Прости меня, Лилисетта", - в слезах прошептала она. - "Неважно, что для этого потребуется... неважно, что станет со мной... я должна спасти его". С этими словами она бросилась к порталу, сотворенному Хурдалом, у которого ожидали ее Зловещие Стражи и их госпожа. "Ты сделала мудрый выбор... мама", - усмехнулась леди Лилит, после чего обернулась к герою. - "Если ты когда-нибудь вздумаешь на нашу сторону, я буду рада принять тебя. Знай, однако, что время утекает. Я должна получить твой ответ до того, как комета поцелует горизонт".

С яростным криком Лилисетта бросилась к порталу, но леди Лилит лишь криво усмехнулась: "Запомни: будущее выберет меня". Портал исчез, а герой, Лилисетта и Кайт Ши оказались исторгнуты из ирреальности на ледник Бьюседин, где их отыскали Ноиллурия и Вестиллет. Как только подоспели сии рыцари, Кайт Ши вновь сделалась невидимой.

Пришедшему в себя герою Ноиллурия поведала, что сражение закончилось; хоть и перебили рыцари Сан д'Ории множество зверолюдей, все-таки множество монстров сумели прорваться к замку Жвал. Но женщина была уверена, что именно здесь, в скованной льдами Вальдеонни, произойдет решающее сражение Войны Кристаллы, и решится ее исход.

Рыцари устремились обратно в лагерь, дабы приготовиться к маршу в королевство, и лишь тогда Кайт Ши вновь явила себя герою и Лилисетте. "Скажи, что станет с Портией?" - обратилась к ней Лилисетта, но чудесная кошка и сама не ведала ответа на этот вопрос. Посему предложила Воителям Зари вернуться в Сан д'Орию и поведать о случившемся сиру Раджелису.


К ужасу Лилисетты, Раджелис совершенно не помнил их, а о судьбе Портии ему уже сообщил Вестиллет. Девушка выбежала из покоев рыцаря, разрыдалась. Ведь даже отец позабыл о ней... Неужто будущее, которое они с героем именуют "родным"... действительно исчезнет?

"Если все продолжится в том же духе, то да", - подтвердила Кайт Ши. - "Похоже, враг все время остается на шаг впереди нас. Если что-то не предпринять в ближайшее время, само наше существование окажется под вопросом".

"Но что мы можем сделать?" - всхлипывала Лилисетта. - "Я так старалась... и ничего не меняется. Неужто я так слаба?.. Если бы я была сильнее и взрослее... как леди Лилит... может, появился бы шанс на победу?" Кайт Ши и герой утешали девушку, и та, утерев слезы, улыбнулась. Осознание того, что не одна она в этом мире, согревало Лилисетту, дарило ей надежду.


Раджелис собирался лично возглавить Рыцарей Железного Сокола в грядущем противостоянии в Вальдеонии, дабы сразиться со зверолюдьми в Ксаркабарде. Хоть и рвалось его сердце к Портии, долг перед королевством прежде всего.

Из теней выступил эльваан, облаченный в рыцарские доспехи, Раджелису незнакомый. Перекинувшись с командующим парой фраз, он завел разговор о Портии. "Стало быть, судьба Портии второстепенна", - говорил эльваан, укоризненно качая головой. - "Я понимаю твою дилемму. Прости меня за прямоту, но неужто ты уверен, что так все и должно быть? Предположим, союзные силы одержат верх над зверолюдьми, но ценой победы станет жизнь твоей возлюбленной. Какой смысл станет иметь для тебя будущее без нее? Быть может, пора прислушаться к своим чувствам? Нелегко выбирать между любовью и долгом".

Раджелис озадаченно молчал, ведь незнакомец, казалось, с легкостью читал его душу, его сомнения...


"Кайт Ши, я так понимаю, два вероятных будущих сражаются между собой за существование", - обратилась Лилисетта к волшебной кошке. - "Что мы должны сделать, дабы обеспечить становление нашей реальности?" Кайт Ши растерялась, промямлила что-то о бесконечности вероятностей и неучтенных факторах.

Отчаявшись добиться чего-либо конструктивного от кошки, Лилисетта обернулась к герою. Что же они знают о противнике?.. Леди Лилит прибыла из параллельного Вана'деля, в котором Война Кристаллов так и не завершилась. Стало быть, какой-то момент конфликта окажется тем самым решающим фактором, который и определит грядущее. "Помните сияющие огоньки, отделившиеся от тел демонов, которых вы сразили на леднике?" - молвила Кайт Ши в озарении. - "Так как Атомос не имеет сознания и разума, он поглощает будущее бездумно. Когда мы одержали верх над демонами, был ли поглощен фрагмент их будущего?.. Ситуация похожа на игру в шахматы, где обе стороны противостоят друг другу, имея в наличии ограниченное количество фигур. Теперь-то я начинаю понимать... Они заполучили Портию и собираются сделать следующий шаг в Сражении в Ксаркабарде! Я практически уверена, что там мы вновь встретимся с ними. Мы вернем Портию и все наши шахматные фигуры - тем самым, вернем наше будущее! И дабы пресечь поглощение иных возможных будущих, мы должны уменьшить число слез страданий. Положить конец Войне Кристаллов".

"Та женщина..." - вспомнила Лилисетта о последних словах Лилит, - "назвала Портию "матерью"..." Кайт Ши кивнула, и на лице девушке отразилась неприкрытая ярость. "Что ж, она жестоко ошибается, если думает, что сможет удержать Портию", - процедила Лилисетта. - "Я верну ее... во что бы то ни стало!"


Леди Лилит издали созерцала громаду замка Жвал; за спиной ее безмолвными тенями замерли трое Зловещих Стражей. "Час расплаты близок", - прошипела демонесса, и кривая улыбка зазмеилась у нее на губах. - "Зловещие Стражи... готовьтесь к войне".


Ступив в таверну на площади Лайон, герой лицезрел немало представителей прессы, берущей интервью у Алексея Маякова. Руководитель труппы заливался соловьем, обещая, что танцовщицы его продолжат исполнение своих потрясающих номеров, и неважно, будут ли выступать они пред королевскими династиями, или же пред низами из низов.

Разыскав Лилисетту, герой удалился с нею на балкон таверны. Девушка сообщила, что пред выступлением в Вальдеонию рыцари обязательно посетят выступление труппы... Но Лилисетту смущало иное, а именно - речи Маякова, ведь не слышала она прежде, чтобы выражался тот столь пафосно, цветасто и витиевато. "Что-то подобное я недавно слышала", - заявила она, скрестив руки на груди. - "Я вот что думаю: изменение истории и исчезновение воспоминаний может быть лишь работой Атомоса. Он пожирает время бездумно, а осколки временной линии пристыковывает друг к другу довольно криво".

Конец беседе положил Маяков: ступив на балкон, он довольно резко обратился к Лилисетте, поинтересовавшись, как та представляет себе выступление труппы, прохлаждаясь здесь?.. Кивнув герою на прощание, девушка упорхнула внутрь здания - готовиться к вечернему выступлению пред рыцарством Сан д'Ории.

В назначенный час Рыцари Железного Ястреба, ведомые Раджелисом, показались на площади Лайон. Сегодня вечером намеревались позабыть они о тяготах войны, о завтрашнем марше... и всецело насладиться представлением труппы... Прибывшему чуть позже герою Маяков пояснил, что в сегодняшнем представлении Лилисетта принимать участие не будет, ибо иные девушки утверждают, что не помнят ее, а на дополнительные репетиции совершенно нет времени. Посему Лилисетта угрюмо молчала, оставаясь в уголке за сценой, и не желала ни с кем разговаривать.

Пред выступлением на сцену поднялся сир Раджелис, обратился к рыцарям с речью. "Сегодня я стою перед вами как равный", - произнес он. - "Все вы одинаково достойны стоять сегодня на этой сцене. Огонь войны поглощает королевства, от Джунгера до Ля Тейн, и до врат этого прекрасного города. В эпоху лишений предаться отчаянию легко. Но мы никогда не должны поддаваться страху! Сейчас, может, солнце и село, но однажды оно обязательно взойдет вновь! И тогда мы узрим утренний свет, изгоняющий тьму. Зверолюди могут терзать наши плоть и сокрушать наши стены, но лишить нас доблести им не под силу! Меч может сломаться, а колчан опустеть... но никогда не исчезнет наша надежда! Наши браться и сестры по альянсу сражаются вместе с нами, посему из этого шторма мы выйдем победителями! За детей Алтаны!"

Зал взорвался бурными овациями, а Раджелис продолжал: "Завтра с утра командующие альянса соберутся, дабы обсудить стратегию предстоящей кампании. Финальная стадия Северной экспедиции близится, а когда свершится она, все остальное станет для нас далекими воспоминаниями. Посему да станет сегодняшний вечер пронизан радостью и весельем! Возрадуйтесь, друзья!"

На сцену ступили танцовщицы и представление началось. Однако Раджелис, вернувшись за свой столик, оставался невесел, то и дело возвращаясь мыслями к Портии. Но когда подошедший Маяков осведомился о причинах скверного расположения духа рыцаря, тот попросил его об услуге. "На этот раз нам нужны не воительницы, а связные", - признался Раджелис, и, заметив скисшую физиономию Маякова, пояснил: "Успех в столь масштабной операции зависит от слаженных действий армий различных держав. Поэтому необходимо быстро доставлять информацию от одного войска к другому. А твою труппу знают и уважают повсеместно в королевствах. К тому же я знаю, что твои девушки могут прекрасно проявить себя в сражении, коль в том возникнет нужда. Подобную важную роль я не доверил бы никому другому".

Маяков хохотнул, указал на Лилисетту и искателя приключений, заявив, что в качестве связных те окажутся незаменимы. Раджелис кивком приветствовал Лилисетту, нахмурился. "Мы... знакомы?" - поинтересовался он. - "Почему-то мне кажется, мы уже встречались прежде..." Но Лилисетта лишь тяжело вздохнула, опустив глаза.

Раджелис немедленно перешел к делу, сообщив девушке и искателю приключений об их первом задании: "Как только нынешнее празднество закончится, выступайте в Джеуно. Там я сообщу вам детали грядущей операции".

...Позже, по завершении представления, Маяков и герой разыскали Лилисетту неподалеку от таверны. Девушка пребывала в печали, отрешенно созерцала звездное небо. "То, что ты рассказывала мне... все оказалось правдой", - задумчиво произнес Маяков. - "Исчезновение из воспоминаний... наверняка поведение сира Раджелиса не было притворством. И от Портии вестей по-прежнему нет... Что, во имя богини, происходит с моими девочками?.. В свете всех этих необъяснимых событий я решил поверить в твою фантастическую историю о перемещении во времени". Встрепенувшись, Лилисетта благодарно кивнула за высказанное доверие, а Маяков, в свою очередь, напомнил ей, что она всегда может укрыться от невзгод здесь, в оплоте труппы.

Руководитель оной устремился к таверне; герой же и Лилисетта осознали, что вечер закончился, и пора вспомнить о предстоящем противостоянии Зловещим Стражам и их повелительнице. Собрав нехитрые пожитки, сей же ночью они покинули Сан д'Орию, выступив к Джеуно...

Солдаты, стоящие на страже у замковых врат, пропустили героя и спутницу его в тронный зал Архигерцога Кам'ланота, где уже собрались командующие армиями союзных держав. Первым слово взял генерал Куссерокс. "Как вы все знаете, союзные силы чад Алтаны собираются в Вальдеонии пред грядущим сражением", - произнес он, обращаясь к офицерам Сан д'Ории, Бастока и Виндурста. - "К счастью, таинственный взрыв на полуострове Тавназии вдвое сократил число наших врагов. Однако силы Конфедерации зверолюдей, собравшиеся в северных землях, насчитывают 50.000 воинов. Командующий Давиллес прислал донесение о ситуации на фронте в Вальдеонии, и вести эти дурные. Потеснить зверолюдей нам фактически не удалось. Пришло время союзным войскам нанести решающий удар по замку Жвал и положить конец нынешнему патовому состоянию".

Обратившись непосредственно к сиру Раджелису, генерал Куссерокс назначил его командующим северной армией, ответственным за осаду замка Жвал... Подозвав собравшихся к столу, находилась на котором карта Ксаркабарда, Раджелис перешел к разъяснению деталей операции. Союзные силы будут разделены на три отряда - эльвааны, люди и тару соответственно, которые ступят в регион с различных направлений. Таким образом, беря противника в кольцо, солдаты принудят его отступить в сеть пещер под Ксаркабардом и, наконец, непосредственно в замок. И когда это случится, воины инициируют обвалы тоннелей взрывчаткой, присланной бастокцами, отрезав таким образом зверолюдям пути к отступлению. Тогда-то и начнется осада замка Жвал - вторая часть военной операции. Взор противника будет прикован к замковым вратам, в то время как ударный отряд - костяк наших сил - зайдет с фланга, проникнет в замок и сокрушит врага. "Операция получила название "Снежная буря", - закончил выступление Раджелис, - "и успех ее зависит от слаженных действий различных подразделений.

Легат Максимилиан Бергер, представитель Бастока, презрительно фыркнул: прекрасная стратегия в теории, но где взять достаточно солдат, чтобы претворить ее в жизнь?!. Сир Раджелис с замечанием согласился, после чего известил собравшихся, что заручился поддержкой отряда ветеранов-вольнонаемников "Гидра", входят в который представители всех рас Вана'деля, обученные немедленно адаптироваться к самым непредсказуемым изменениям на полях сражений. Бастокцы оказались впечатлены сим заявлением: об отряде "Гидра" ходили легенды...

Сир Раджелис представил также двух индивидов, которые выступят связными в грядущем сражении - Лилисетту и нашего героя. После чего объявил собрание завершенным, и офицеры союзных сил потянулись к выходу из тронного зала. С болью смотрела Лилисетта на Раджелиса, понимая, сколь нелегко ему приходится: забыть об исчезновении Портии и всецело сосредоточиться на военной кампании...

"Не теряйте веры, сир Раджелис", - не выдержала девушка. - "Мы наверняка одержим верх над зверолюдями... и тогда вы с Портией воссоединитесь". "Спасибо, юная леди, но сейчас я думаю лишь об успехе операции", - отвечал рыцарь. - "Личным переживаниям не место на поле брани, ровно как и в моем разуме. Будучи командующим, я не могу допустить, чтобы какие-то мысли стоили жизни солдатам. Война - сложная штука. Хоть мы сейчас все тщательно планируем, нельзя сказать, как будут развиваться события".

Напомнив герою и Лилисетте, что в Ксаркабард они выступают с рассветом, Раджелис удалился. "Ты знаешь, как проходило Сражение в Ксаркабарде?" - обратилась к спутнику Лилисетта. - "Как развивались события? Исторические хроники свидетельствуют, что, несмотря на многократное численное превосходство зверолюдей, силы союзников одержали победу, и в итоге выиграли войну. Но сейчас, когда многое в истории произошло по-иному, я бы не стала верить хроникам. Может, нам лучше узнать об этой операции у кого-нибудь, кто был участником тех событий? Знания эти лучше бы подготовили нас к грядущему противостоянию. Давай-ка немедленно вернемся в Сан д'Орию наших дней!"

Герой с доводами спутницы согласился и, поспешив к ближайшему воплощению Атомоса, наряду с Лилисеттой вернулся в родную эпоху. Изумленные, наблюдали они крошечные огоньки, возносящиеся к небесам... а ослепительную комету, рассекающую оные. Огоньки... в таком огромном количестве... Означает ли это, что будущее их исчезает?!. И комета... судя по мирянам, сосредоточенным на повседневных делах, они даже не замечают ее!..

Но реальность преобразилась, и зрят герой и Лилисетта чистые, безмятежные небеса... Однако знаменует их видение, что реальность трещит по швам, и неведомо, возможно ли исправить сию критическую ситуацию. Что касается сведений о Сражении в Ксаркабарде, Лилисетта предложила обратиться к графу Халверу Борелу, которого они в прошлом сопровождали в Басток и Виндурст. Учитывая занимаемую им должность, он должен быть весьма сведущ в событиях Войны Кристаллов. Но... вспомнит ли он былых спутников?..

Ступив в замок д'Орагвилл, герой и Лилисетта разыскали лорда Халвера. Последний не вспомнил гостей, однако обрадовался, узнав, что те хотят почерпнуть сведения о Сражении в Ксаркабарде. "Я помню командующего тем сражением, сира Раджелиса Балумата", - говорил граф. - "Увы, никто из его Рыцарей Железного Ястреба не вернулся домой".

Халвер вспомнил, что некий индивид частенько навещает могилу сира Разделиса в Гробницах Баталлии. После чего добавил, что Лилисетта напоминает ему девушку, которую встречал он в час Войны Кристаллов... Но ведь прошло два десятилетия; наверняка та танцовщица - уже взрослая женщина... Но лицо Лилисетты озарила счастливая улыбка: стало быть, воспоминания о ней еще не исчезли окончательно!

Покинув замок, Лилисетта и герой устремились к Гробницам Баталлии - туда, где погребены павшие в Войне Кристаллов. Здесь похоронены и отец Лилисетты, сир Раджелис, и мать...

Возложив букет цветов на могилу, Лилисетта и спутник ее погрузились в тихую молитву... когда к ним приблизился галка, сразу же узнавший в девушке дочь его покойного товарища. "Меня зовут Ларзос, и я сражался вместе с твоим отцом в Сражении в Ксаркабарде", - молвил галка. - "Уж и не знаю, сколько раз он мне жизнь спасал". Лилисетта озадачилась: Ларзос... разве не так зовут одного из Зловещих Стражей Лилит?!.

Лилисетта попросила пожилого мушкетера поведать ей о том сражении и об отце, и тот с радостью согласился. "В Ксаркабарде союзники приступили к операции "Снежная буря", - начал он рассказ, - "стратегии, предложенной твоим отцом, и осадили замок Жвал. Если бы осада не увенчалась успехом, Повелитель Теней так и не был бы сражен. Сир Раджелис сыграл ключевую роль в том сражении, но цена оказалась высока: из его отряда не выжил ни один воин. На поле брани твой отец сражался с невероятной яростью, разя зверолюдей. Мы не могли поверить в то, что все это время ему доставляла страдания рана. Твоим отцом восхищались все без исключения. Он был истинным солдатом. Как ужасно, что после войны рана все же свела его в могилу".

"Операция... прошла гладко?" - поинтересовалась Лилисетта. - "Во время сражения происходило что-нибудь... неожиданное?" "Ну, если подумать, было одно странное происшествие", - поразмыслив, произнес Ларзос. - "Это случилось тогда, когда мы ворвались в замок и устремились к тронному залу, прорубаясь через ряды демонов. Неожиданно ярчайший свет ослепил нас, и в объявшей мир тишине я узрел то ли феерическое облако, то ли звезду... Что бы это ни было, оно излучало призрачный свет. Я подумал было, что сплю; эта же мысль пришла в голову и остальным. Сжимая клинки в руках, мы стояли, задрав головы, глядя в небеса. Не знаю, сколько времени прошло, но когда мы пришли в себя, то узрели, что землю усеивают мертвые тела наших врагов. Рядом со мной стоял сир Раджелис, смертельно бледный. Я спросил у него, в чем дело, но он не ответил мне. Но было ни время и ни место строить предположения о странном явлении. Мы решили, что это была какая-то магия зверолюдей, после чего схватились со следующей волной демонов. Я и по сей день не ведаю, что мы зрели на самом деле. Но это еще не все... Вскоре после войны я случайно повстречал сира Раджелиса. С кубками в руках мы вспоминали былое, и он сделал замечание о том странном происшествии. Мне помню, что он сказал дословно, но смысл в следующем: он горд тем, что отверг союз с тьмой, даже если означает это его неминуемую гибель. Может ты, будучи его дочерью, понимаешь, о чем он говорит?"

Но Лилисетта отрицательно качнула головой, и Ларзос поспешил откланяться. Девушка долго смотрела вслед мушкетеру, сознавая, что Ларзос ее реальности не принадлежит к последователям Лилит. Но... что же все-таки произошло в Ксаркабарде? Похоже, сир Раджелис вынужден был принять некое чрезвычайное важное решение.


Искатель приключений и Лилисетта вернулись в прошлое, устремились в заснеженные пустоши Ксаркабарда, где разыскали лагерь союзных сил. На окраине оного их приветствовала Кайт Ши; кошка заявила, что весьма спешит, ибо должна кое с кем встретиться, и просила героя сделать все возможное, чтобы привести войска союзников к победе.

Лилисетта напомнила спутнику, что перво-наперво им следует известить о своем появлении силы Сан д'Ории, посему выступили они к лагерю эльваанов.


Кайт Ши же переместилась в ирреальность пространства Атомоса, размышляя о том, каким образом может помешать сему существу поглотить Вана'дель, откуда родом парочка, только что встреченная ею.

Однако ожидала ее важная встреча, и кошка устремилась к вратам замка, возведенного на одном из островков тверди...


У лагеря герой повстречал Маякова, который признался, что не мог оставаться в стороне, когда происходит ключевое сражение Войны Кристаллов. Все армии заняли свои позиции, однако начавшаяся снежная буря не дает им возможности атаковать.

Дождавшись завершения бурана, Раджелис, Куссерокс и Вестиллет узрели силы противника, собравшиеся в долине у замка Жвал. Число демонов куда меньше того, на что они рассчитывали... Возможно, взрыв в Тавназии нанес куда более страшный удар по силам врага, чем они предполагали.

Приблизившись, Маяков напомнил Раджелису о необходимости освобождения из заточения Портии, однако рыцарь твердо произнес: "Моя основная задача - привести к победе союзные силы, моих Железных Ястребов. Все остальное сейчас не столь важно". Слова эти привели Лилисетту в отчаяние...


А в сердце замка Жвал Лилит наряду со Зловещими Стражами заявила о себе обитателям твердыни, откровенно их озадачив. "Так это ты стоишь за недавними инцидентами?" - поразился один из демонов - имп Флит, стоящих на страже у врат тронного зала Повелителя Теней. - "За появлением "пещерных зевов"? Тебе бы следовало держаться в тенях, но ты открыто приходишь сюда... то ли ты глупа, то ли тебе жить надоело". "Ни то, ни другое", - отвечал сопровождавший свою повелительницу Худрал. - "Моя госпожа желает встретиться с твоим господином".

Последний не замедлил явить себя, и очам Лилит предстал лорд "темных братьев", главнокомандующий Конфедерации зверолюдей и их великий объединитель - Повелитель Теней. Последний и гости оценивающе рассматривали друг друга, когда, наконец, Худрал нарушил чрезмерно затянувшуюся паузу.

"Мы обладаем знаниями о будущем", - сообщил он Повелителю Теней. - "Хочешь знать, как завершится Война Кристаллов? Мы просветим тебя. Могут пройти десятилетия и произойти множество сражений, но этому конфликту не будет видно конца. Будущее, ожидающее нас, это огонь и пепел. Земля будет опалена, омыта кровью и опалена вновь". "Да, звучит не очень, но именно в жарком пламени войны доблесть обретет свое истинное значение", - добавил Ларзос. "Однако есть те, кто отказывается принять уготованную судьбу", - продолжал вещать Худрал. - "Надоедливая кошка, наивная девчушка и ее спутник. Они пришли в эту эпоху, надеясь создать будущее, в котором ни вы, ни мы не существуем. Поэтому мы и предлагаем заключить союз. До тех пор, пока мешающие нам не будут мертвы. Ибо нет смысла противостоять друг другу, пока помянутые противники готовы воткнуть нам нож в спину".

После непродолжительных раздумий Повелитель Теней кивнул, принимая предложение, и губы Лилит искривила улыбка. "Мы с тобою похожи, как брат и сестра", - произнесла она. - "Давай будем вести себя хорошо друг с другом".

Демоны были поражены решением своего господина, однако тот посоветовал им взять в расчет ауру тьмы, исходящую от неожиданных гостей, и "темные братья" замолчали, согласившись с замечанием. Худрал предложил Повелителю Теней помощь миньонов Лилит в грядущем сражении; более того, Зловещие Стражи собирались сделать все возможное, чтобы Сражение в Ксаркабарде осталось за зверолюдьми...

Телепортировавшись за пределы замка, Лилит обратилась к Зловещим Стражам, напомнив им о необходимости сохранять бдительность. "Мы пойдем в атаку сразу же, как только кошка будет устранена, а их проклятое будущее - поглощено", - молвила она. Зловещие Стражи согласно кивнули, а Лилит обратилась к Акиле, поинтересовавшись, прикончил ли он полурослика, но Зловещий Страж залебезил, говоря, что тот призвал Фенрира...

Чуть раньше леди Лилит в замке еще посетил сам Колдун-Полководец Виндурста, Робел-Акбел. Склонившись в раболепном поклоне, тару просил демонессу дать ему немного времени, дабы успеть обрести божественное могущество. Тогда Лилит согласилась обождать и позволить глупцу воплотить в жизнь амбиции...

И сейчас, заклинанием отшвырнув Акилу в сторону, Лилит постановила, что если Робел-Акбел подведет их, ценой предательства станет жизнь Зловещего Стража...


Офицерам Сан д'Ории Раджелис объявил о начале операции "Снежная буря". "Выдвигаемся по моему сигналу!" - воскликнул он. - "Сначала Виндурст, затем Басток и Сан д'Ория!" Герою же и Лилисетте он велел сообщить о начале операции в лагеря иных союзных армий. Девушка кивнула, гадая, собирается ли поглощенный мыслями о предстоящем сражением рыцарь что-нибудь предпринять для освобождения Портии, но Маяков заверил ее, что наверняка Раджелис каким-то образом исхитрится вернуть танцовщицу.

Искатель приключений и Лилисетта устремились в лагерь Федерации Виндурст; по неведомой причине Робел-Акбел отсутствовал, но, получив известие о начале операции, командующие тару и митра приказали войскам спускаться в пещеры, дабы очистить их от зверолюдей, после чего туда прибудут бастокцы со взрывчаткой.

Армия тару и митра устремилась в пещеры, в кратчайшие сроки уничтожила всех без исключения остающихся в них зверолюдей. После чего герой и Лилисетта устремились в лагерь бастокцев, дабы известить их о завершении первого этапа операции "Снежная буря".

Республиканцы - люди и галка - устремились в пещеры, где приступили к закладыванию взрывчатки, блокируя таким образом возможные пути отступления для зверолюдей. Герой же и Лилисетта поспешили вернуться в лагерь Сан д'Ории... не подозревая, что за каждым их действием зорко наблюдают Зловещие Стражи.

Вернувшись к своей госпоже, ожидающей донесения в одном из чертогов замка в ирреальности Атомоса, они сообщили, что на данный момент союзные войска получили преимущество над противником, и Лилит усмехнулась: пора задействовать ключевую фигуру.

Она обернулась к Портии, замершей в нескольких шагах и испытывающей невероятную боль от раны, магически нанесенной ей. "Это - семя будущего", - возвестила Лилит, обращаясь к несчастной танцовщице. - "Два индивида, разделяющие одно сердца, сойдутся, и тогда снизойдет Господин. Разделяйте одни надежды. Пытайтесь воплотить в жизнь общие мечты. И вместе мы будете жить. Возможность превозмочь боль сокрыта в тебе . Скоро это случится. Скоро он ступит в замок Жвал".

Повинуясь жесту госпожи, Зловещие Стражи наряду с Портией телепортировались прочь; Лилит же недобро усмехнулась... что ж, ключевые фигуры расставлены, остается ждать результата. Но в успехе демонесса нисколько не сомневалась...

Пред нею возникла жемчужина, используемая для магических коммуникаций. Лилит пренебрежительно отшвырнула ее прочь, и огонек, пронзая слои реальности, пал в снег в одной из долин Ксаркабарда... прямо под ноги изумленного мушкетера, Ларзоса.


Вернувшись в лагерь Сан д'Ории, герой и Лилисета сообщили Раджелису, что силы Бастока и Виндурста выполнили от них зависящее, и сейчас все готово для осады замка Жвал.

Рыцарь напомнил ударному отряду, что взрыв в пещерах станет сигналом, по которому они должны атаковать твердыню с фланга, в то время как Железные Ястребы ударят с фронта, отвлекая таким образом внимание противника на себя. Вестиллет - один из командующих ударным отрядом, поинтересовался, окончательно ли решение Раджелиса касательно Портии, и тот уверенно кивнул, напомнив, что на кону сейчас - исход войны.

Расталкивая собравшихся солдат, к Раджелису подбежал Ларзос, протянул обнаруженную жемчужину. Похоже, она упала с одного из бастионов замка Жвал, и может содержать в себе сведения о замыслах противника. Раджелис прижал жемчужину к уху... но из артефакта донесся голос Портии. "Я... в камере... замка Жвал..." - говорила девушка. - "Ты... не должен... искать меня! Хотела... спасти... тебя..."

Магическая связь прервалась, и Раджелис, пребывая в полнейшем смятении чувств: если он отправит солдат на поиски девушки, это поставит под угрозу всю операцию... Наконец, он принял окончательное решение и, подозвав Вестиллета, сообщил, что сам возглавит ударный отряд, должный проникнуть в замок. Что до Железных Ястребов, то их поведет лейтенант Этелберт. Оказавшись внутри, Раджелис собирался отколоться от отряда и в одиночку устремиться на поиски Портии. Вестиллет, хоть и приветствовал решение Раджелиса, все еще поинтересовался, насколько взвешено оно и не поддается ли его командующий эмоциям, закрывая глаза на возможную ловушку?.. Лилисетта и герой, однако, настояли, что Раджелис позволит им сопровождать его в поисках Портии, на что рыцарь ответил согласием.


Магически наблюдая за Лилисеттой, столь мешающей воплощению ее замыслов, леди Лилит улыбнулась, обернулась к Зловещим Стражам, ожидающим ее приказаний. "Шах и мат", - известила воинов демонесса. - "Игра осталась за нами. Сердце кровью обливается, когда обрывается столь юная жизнь. Но такова суровая реальность. Прощай, моя несчастная Лилисетта".

Множество демонов выступили из теней замка и, повинуясь жесту госпожи, устремились в эпоху, где в Ксаркабарде вершилось ныне ключевое событие, что определит весь ход дальнейшей истории.


Вторая фаза операции "Снежная буря" началась. Бастокцы взорвали подземные тоннели, посеяв панику в рядах "темных братьев". Те хлынули через замковые врата на равнину, где сошлись с Железными Ястребами под началом лейтенанта Этелберта.

Конечно, часть демонов заподозрила, что фронтальная атака союзных сил может оказаться уловкой и поспешила к боковым вратам... где оказалась уничтожена воинами, входящими в отряд Раджелиса. Последний ощущал нечто странное... уж слишком мало демонов защищает оплот Повелителя Теней.

Тем не менее, отделившись от остальных, Раджелис, Лилисетта и искатель приключений занялись поисками Портии, и вскоре обнаружили танцовщицу в одном из потайных чертогов, заключенную в магический круг. Но могучий демон - граф Бифронс - преступил путь троице... Раджелис, однако, обнажил меч, направил его в сторону твари. "Я пришел за своей женщиной, демон", - без обиняков заявил он, но граф Бифронс расхохотался: "Ты еще не понял, что угодил в ловушку? Глупый эльваан!"

В чертог вбежали воины ударного отряда, и Вестиллет с тревогой сообщил, что в замке практически не осталось демонов, да и сам Повелитель Теней бесследно исчез. Раджелис и спутники его и помыслить не могли, что Повелитель Теней, загодя предупрежденный Лилит, лично возглавит сражение у замковых врат, с легкостью обратив в бегство посмевшие бросить ему вызов силы рыцарей Сан д'Ории. За неимением иного выхода, генерал Куссерокс скомандовал отступление, но темная волшба Повелителя Теней, могущество которого поистине ужасало, продолжала разить обреченных солдат...

"Замок покинут?" - в ужасе выдохнул Раджелис, выслушав доклад Вестиллета. - "Проклятье! Они обвели нас вокруг пальца! В ударный отряд входит большинство наших солдат, и у Железных Ястребов - ни малейшего шанса на выживание!" Посредством магической жемчужины с Раджелисом связался Куссерокс, подтвердив худшие опасения рыцаря: сражение у замковых врат действительно превратилось в бойню.

Но граф Бифронс не собирался отпускать добычу, самонадеянно зашедшую к нему на огонек. Он принялся творить заклинание... и Раджелис, и Портия закричали от страшной боли, а над головами их разверзлась воронка тьмы, виднелось в которой пламя - запретное и холодное. Через раны, нанесенные обоим нечестивой магии, утекали их жизненные силы... "Вы злоупотребили нашим гостеприимством", - произнес демон, наблюдая за страданиями Раджелиса и Портии. - "Ничто так не раздражает, как нежеланные гости".

Теряя сознание, Раджелис обратился к герою, велев тому выстрелить сигнальным огнем, знаменующим поражение; если повезет, резервы подоспеют вовремя, чтобы прикрыть отступающих солдат и сохранить останки союзных сил. Демон, однако, преступил им путь, навязав противостояние...

"Каково твое желание?" - донесся до Раджелиса призрачный глас, и осознал рыцарь, что исходит он из воронки, сотворенной демоном. "Желание..." - выдавил рыцарь, силясь удержать сознание. - "Я... я..."

Воронка исчезла, а в подземном чертоге возник Худрал, поблагодарил демона за то, что сумел задержать их гостей. Граф Бифронс кивнул, после чего покинул зал; Зловещий Страж не обернулся к герою, процедил: "Я здесь для того, чтобы забрать приманку".

Подойдя к Портии, он склонился над обессиленной девушкой, протянул ей руку: "Пойдем. Леди Лилит ждет нас". Взгляд танцовщицы выражал бесконечную обреченность, и она покорно приняла протянутую длань. Подобного Раджелис вынести не мог; опираясь на меч, он нашел в себе силы, чтобы подняться на ноги, прохрипеть: "Только через мой труп..."

"Твой дух куда сильнее бренной плоти", - уважительно произнес Худрал. - "Но именно этого я и ждал от тебя. Что ж... пусть питает тебя пламя ярости... Сразимся же". Обнажив клинок, Зловещий Страж отсалютовал своему противнику, изготовился к бою...

Прижимая ладонь к ране на груди, Портия исступленно выкрикнула, обращаясь к Худралу: "Погоди! Не трожь их, оставь! Пусть мне многое неизвестно, но я знаю, что являюсь ключевой фигурой в вашем замысле. Я нужна вам. Я добровольно предалась вам в руки в обмен на обещание, что вы пощадите остальных. Неужто и это было ложью?" Худрал молчал, а Портия, сняв с пояса кинжал, приставила его себе к горлу...

"Лишишь себя жизни?" - холодно поинтересовался Худрал. Портия не отвечала; взгляд ее отражал непреклонную решимость. "Лилисетта... сир Раджелис..." - прошептала она. - "Спасибо вам за все..."

Но покончить с собой танцовщица не успела, ибо в камеру ворвался демон, сообщил Худралу, что положение дел приняло несколько непредвиденный оборот... "Лишенная любви и чести, жизнь женщины лишается смысла", - произнесла Ноиллурия, командующая Рыцарями Алой Розы, ступая в подземный чертог. - "Те, кто хотят лишить меня света жизни, заплатят кровью за свое устремление!"

Стремительно сразив демона, Ноиллурия отсалютовала катаной Раджелису, улыбнулась: "Подкрепления прибыли! Один вид того, как оберегаю от вреда нуждающегося, наполняет сердце радостью. Ничто не может сильнее воспламенить женщину!" Вслед за ней в подземелье спустился и Маяков, доложив о том, что все воины ударного отряда успешно отступили из замка.

Ноиллурия велела остальным уходить и присоединиться к силам Сан д'Ории, сама же намеревалась скрестить клинки с Худралом. Маяков подхватил на руки Портию, устремился к выходу из подземных тоннелей; за ним - Раджелис, поддерживаемый Лилисеттой и героем. Худрал атаковал было Ноиллурию, но женщина с легкостью парировала его выпады, и Зловещий Страж прошипел: "На этот раз я подарю вам жизни. Но больше не попадайтесь мне на пути". После чего исчез бесследно... "Трус", - сплюнула Ноиллурия, после чего устремилась следом за товарищами...

Лишь оказавшись на заснеженной равнине, нависала над которой громада замка Жвал, узрели они поле брани, усеянное телами павших. Встреченный отряд эльваанов сопроводил Раджелиса и остальных в лагерь войска Сан д'Ории, где генерал Куссерокс поведал, как Повелитель Теней с пугающей легкостью расправился с Железными Ястребами. В настоящее время связь с армиями Виндурста и Бастока утрачено; судя по всему, они также понесли тяжелые потери. Куссерокс признавал полное поражение союзных войск и провал операции "Снежная буря", посему требовал у Раджелиса дать сигнал к отступлению в Джеуно.

С тяжелым сердцем рыцарь отдал приказ, понимая, что прав генерал и потерпели они сокрушительное поражение. Солдаты снялись с лагеря, устремились прочь по заснеженной равнине, а Раджелис еще долго стоял, глядя на громаду замка Жвал - гордого, несокрушенного... Неожиданно столп темной энергии ударил из-за замковых стен в небеса, и рыцарь, глухо застонав, схватился за грудь, кою резанула боль: ощущение было сродни испытанному в замке, когда демон творил свою нечестивую волшбу... Но что же является источником подобной невероятной мощи?!

Встревожившись, к Раджелису подоспел Маяков, настоял на немедленном возвращении рыцаря в Джеуно. Похоже, неведомые силы действуют в Ксаркабарде, и выступать против них, по меньшей мере, неблагоразумно...


С одного из горных отрогов леди Лилит и верные ей Зловещие Стражи с упоением наблюдали, как от тел павших солдат, устилающих поле брани, отделяются сияющие огоньки, возносятся к небесам... "Насыщайся, Атомос", - ликующе шипела демонесса. - "Насыщайся до отвала. Жалким и слабым фигурам не место на этой шахматной доске. Лишь сильные - обладающие несгибаемой волей к сражениям - могут надеяться на мое будущее".


Тем временем Кайт Ши, гадая, сумели ли чада Алтаны превозмочь в Сражении в Ксаркабарде, обратилась напрямую к сущности Атомоса, моля ту прекратить поглощение времени, пощадить будущее, откуда родом Воители Зари.

"Ты, пробудившая Атомоса... отринешь то... что начала сама?" - вопросила сущность, и Кайт Ши утвердительно кивнула: "Да. Даже в самых страшных своих кошмарах не помышляла я, что все обернется таким образом. Все пошло наперекосяк. Лучшее из двух грядущих продолжает меркнуть, и затмевает его будущее темное". "Слеза богини... Кайт Ши..." - проревел Атомос. - "Кости брошены... Никто не в силах управлять... будущим... Ни человек, ни бог..."

"Ты смеешь богохульствовать?" - ощетинилась кошка, но продолжал вещать эйдлон: "Атомос лишен сознания... Атомос существует... лишь чтобы поглощать... Атомос зрит то... что недоступно смертным очам..." "Но... будущее ведь исчезнет!" - взмолилась Кайт Ши. - "То, которое избрала богиня Алтана!"

"Стало быть... в Северных землях... с забытым прошлым... далекое будущее... сольется", - прозвучал загадочный ответ, и Кайт Ши насторожилась, внимая словам Атомоса. - "Ты станешь свидетельницей... воли этого мира... Противостоянию людей и зверей... богов и смертных... Слеза Алтаны, Кайт Ши... Атомос не выбирает... Существует лишь, чтобы возвращать... отринутое время в Пустоту".

У Кайт Ши было плохое предчувствие. Атомос говорил об эпическом противостоянии, о слиянии прошлого и будущего. Судя по всему, вот-вот случится некая катастрофа, посему кошке надлежало спешить к своим юным героям, дабы предупредить их.


В тронном зале замка Джеуно собрались выжившие в недавней кампании офицеры союзных сил. Обращаясь к собравшимся, генерал Куссерокс признал факт полного провала операции "Снежная буря". "Раджелис, согласно донесениям, ты оставил свое место в сражении, примкнув к ударному отряду", - произнес он. - "Объяснись немедленно".

Раджелис угрюмо молчал; мушкетер Ларзос попытался было заступиться за товарища, ведь это он принес тому магическую жемчужину, но Куссерокс приказал галка не вмешиваться. "Раджелис, будучи одним из опытнейших рыцарей своего королевства, ты знал, что, поддаваясь порыву, ставишь под угрозу всю операцию", - продолжал генерал. - "Конечно, я не стану возлагать на тебя всю вину в нашем поражении. Но очевидно: столкнувшись с непредвиденными обстоятельствами, мы могли бы уменьшить наши потери, если бы командующий Железными Ястребами оставался со своим отрядом. А теперь одного из сильнейших подразделений Сан д'Ории больше не существует, а потери сил Виндурста и Бастока огромны. Как ты собираешься взять ответственность за подобное?"

Раджелис молил генерала дать ему еще один шанс, но Куссерок угрюмо покачал головой. "Но ты же тоже видел... это!" - воскликнул Раджелис. - "Воронку, облако темной энергии в небесах над замком Жвал... я уверен, она как-то связана со зверолюдьми! Мы должны узнать, что это такое, и определить нашу новую стратегию".

И вновь генерал отказал Раджелису в его просьбе. "Лишь после поражения ты осознал мощь противника?" - с горечью поинтересовался он. - "Все присутствующие здесь - да и те, кто расстался с жизнями на поле брани - знали об этом с самого начала". "Ты меня не понял", - попытался возразить Раджелис. - "Истинная сила противника - ни в численности, ни в удачной стратегии..."

Присутствующие в зале рыцари-эльвааны зароптали, открыто называя Раджелиса "предателем". И генерал Куссерокс с тяжелым сердцем объявил о принятом решении: отныне Раджелис изгоняется из рыцарского ордена Сан д'Ории, а также из союзных сил Алтаны. Раджелис кивнул, принимая решение командующего, но все же счел необходимым предупредить Куссерокса: "Ныне поле битвы совсем не то, каковым кажется. Природа войны изменилась до неузнаваемости".

С этими словами Раджелис, провожаемый молчанием и исполненными ненависти и презрения взглядами, устремился у выходу из тронного зала. Вестиллет настиг бывшего командующего, говоря о том, что попытается опротестовать принятое решение, но Раджелис продолжил путь, будто не замечая адъютанта...

У врат дворца опального рыцаря дожидалась Портия, заверив возлюбленного в том, что последует за ним на край света. "После всего случившегося эти слова мне нужны больше всего", - с грустью улыбнулся Раджелис. - "Союзные силы ведут войну без надежды на победу. Но даже будучи изгнанным, я продолжу борьбу. Мы должны выяснить, кем является та иномировая сущность, которая явилась нам в замке Жвал". Раджелис и Портия вознамерились немедленно выступить к пустошам Ксаркабарда...

Искатель приключений и Лилисетта собрались последовать за ними; здесь их разыскала Кайт Ши, сообщив о том, что навестила Атомоса, пытаясь убедить того прекратить поглощать время, однако - безуспешно. И если Портия и Раджелис опять окажутся в руках врага, последняя надежда на успех окажется утрачена...


Достигнув замка Жвал, герой, Лилисетта и Кайт Ши проникли внутрь, устремились к тронному залу, полагая, что именно туда в безрассудности своей могли направиться Раджелис и Портия.

Самые худшие подозрения их полностью оправдались, ибо в тронном зале опального рыцаря и спутницу его ожидали Зловещие Стражи наряду со своей госпожой. "О, как я скучаю по давно ушедшим денькам", - мечтательно вздохнула демонесса, обращаясь к незваным гостям, - "когда целые дни я проводила с мечом и книгой, а вечерами мы говорили о наших общих стремлениях. Иногда так проводили целые ночи напролет! Особенно хорошо я помню тот день, когда мне исполнилось пятнадцать и я стала взрослой женщиной... и хранительницей Вана'деля!"

Коснувшись ожерелья, с коим не расставалась, Лилит обратилась в Портии: "Это ожерелье передала мне ты, мама. С того дня оно всегда оставалось со мной, дабы никогда я не утратила видения своей цели, не забыла о душевной ярости".

Раджелис прервал воспоминания демонессы, хоть и не разумел, о чем она бормочет, заявив, что они пришли сюда лишь затем, чтобы узнать личину таинственной сущности, к ним обращавшейся... а также источник ее могущества. "Ты говорила, что каким-то образом мы можем продолжать жить и сражаться, несмотря на магическое проклятье", - добавила Портия. - "Пожалуйста, если такой способ существует, поделись им с ним... с нами".

Лилит долго молчала, оценивающе разглядывая рыцаря и танцовщицу, после чего произнесла: "Когда придет Предвестник, явится Дева Заката, и на крыльях, омытых алым, вознесется она над миром". "Пророчество?" - нахмурился Раджелис, и Портия кивнула: "Да, но оно отличается от того, что слышала я. Когда придет Предвестник, явятся Воители Зари, и божественные крылья, воссияв, положат конец вечной ночи".

"Пророчество, изложенное мной, относится не к вашему будущему, а к моему", - доходчиво разъяснила Лилит. - "Что ж, пришло время рассказать обо всем. Историю о двух грядущих и о тех, кто станет защитником обоих".

В это мгновение в зал ворвались герой, Кайт Ши и Лилисетта, причем последняя потребовала немедленно освободить Портию и Раджелиса. "Бесстыдное дитя", - в гневе прошипела Лилит. - "У тебя что, вообще нет чувства такта? Я как раз собиралась поведать своим гостям об истинном будущем, столь бессмысленно названном "темным", и о том нечестном "светлом" грядущем, из которого прибыли вы". "Нечестном?" - поразилась Лилисетта, и демонесса хохотнула: "О, да ты никак ничего не знаешь, Воительница Зари. Тогда слушай, ибо узнать тебе предстоит многое. Верно ведь, Кайт Ши?"

Кошка насупилась, не удостоив демонессу ответом. "Что ж, простаки, раз вы явились из будущего, расскажите, как закончилась Война Кристаллов?" "Одержав победу в Сражении в Джеуно, союзные силы устремились в Касаркабард", - отвечала Лилисетта. - "Они окружили и осадили замок Жвал, оплот зверолюдей, и операцией той верховодил Раджелис Балумат из королевства Сан д'Ория. После чего герои, представители пяти рас Алтаны, сразили в противостоянии Повелителя Теней".

"Дитя вполовину младше тебя придумало бы более убедительную сказочку!" - расхохоталась Лилит. - "Лишь в грезах это жалкое подобие военного союза может надеяться одержать верх над Повелителем Теней. Да вы можете тысячу лет пытаться сделать это, и все равно не преуспеете. Война Кристаллов всегда была безнадежным начинанием. И кое-кто из присутствующих осознал этот факт". Она со значением взглянула на сникшего Раджелиса, после чего продолжала: "Каким образом союзники одержали верх над Конфедерацией в вашем будущем? Ответ на удивление прост. Ваш Вана'дель - не более, чем иллюзия, мир, созданный этой лживой котярой по велению Алтаны".

В изумлении Лилисетта обернулась к Кайт Ши, ожидая объяснений, и та обреченно вздохнула. "Я надеялась, что до этого не дойдет", - тихо молвила она. - "Ситуация требует, чтобы я вам открыла всю правду. Слушайте же о том, что произошло в действительности. В год 863 союзные силы Алтаны ступили в Ксаркабард и осадили замок Жвал. Но мощь Конфедерации зверолюдей оказалась слишком велика, и атакующим был нанесен сокрушительный удар, в том числе и самим Повелителем Теней. Они были фактически уничтожены... примерно такая же ситуация сложилась и сейчас. Это сокрушительное поражение стало началом конца. Силы зла захватили земли Вана'деля. Араджия, Олжирия... даже далекая южная Разова пали пред армиями тьмы, оказавшись под властью Повелителя Теней".

Присутствующие молчали, пытаясь осознать услышанное, а леди Лилит изрекла: "Эта эпоха тьмы продолжалась какое-то время; чада Алтаны, пребывающие в отчаянии, пытались выжить под властью зверолюдей. Но нашлись те, кто поддерживал огонь надежды. Они выжидали и копили силы, дабы однажды вернуть то, чего были лишены. Эти мужчины и женщины сродни мне по духу. И я была избрана, чтобы вести их". "Но никакие цели не оправдывают избранные ими средства!" - воскликнула Кайт Ши. - "Дабы сражаться на равных с Повелителем Теней, они заключили договор с Темным Божеством! Стали тем самым, против чего боролись!"

Раджелис встрепенулся: вот, стало быть, кем являлась сущность, обращавшаяся к нему... "Цели оправдывают средства", - возразила кошке Лилит. - "Мы приняли дар бессмертия, дабы получить возможность продолжать борьбу в этом бесконечном конфликте". Раджелис в изумлении воззрился на Зловещего Стража-галка, осознав, что зрит пред собою преображенного Ларзоса из "темного" грядущего...

"Но... что же наше будущее, в котором Война Кристаллов была выиграна?" - пролепетала подавленная Лилисетта. "Видя, что ее дорогой Вана'дель обратился в пустошь смерти и разрушения, богиня Алтана горевала", - молвила Кайт Ши. - "Выплакала немало слез. В слезах сих было сокрыто ее желание, заключающееся в том, чтобы Вана'дель мог познать мир... и слезинки воплотились в нас, кошек. Перво-наперво мы пробудили спящего Атомоса, а затем странствовали по коридорам времени с одной-единственной целью - посеять семена, дабы освободить Вана'дель от волн слез. Облегчить страдания. Надеясь, что предсказанные в пророчестве Воители Зари встанут рядом с нами, и мы медленно, но верно изменим ход истории. Желаемая нами реальность воплотится и заменит ту, составляет которою война и хаос, и Атомос поглотит ее. Как оказалось, глупые надежды. Но затем враги проведали о нашем замысле и тоже вернулись в прошлое, чтобы обеспечить свое существование. Противостояние двух реальностей и создало хаос, который вы наблюдаете сейчас".

"Поняли теперь?" - с ухмылкой поинтересовалась Лилит у совершенно обескураженных героя и остальных. - "Наш Вана'дель - единственно истинное будущее. Ваш - всего лишь иллюзия, обязанная своему существованию эгоистичному желанию божества. Другими словами, он не должен даже существовать".

"Как это... правда?" - выдохнула Лилисетта, воззрившись на вяло кивнувшую в ответ Кайт Ши. - "И тебе даже в голову не приходило рассказать нам об этом прежде!" "Знание это... строжайше запрещено разглашать", - попыталась оправдаться та. - "Лучше, чтобы миряне об этом не знали вовсе".

"То есть, воспоминания о моем детстве... о матери и отце... обо мне самой... всего лишь ложь?" - продолжала допытываться девушка. "Нет! Ни на мгновения не верь в подобное!" - в ужасе воскликнула кошка, и Лилисетта возопила в отчаянии, вконец сбитая с толку: "Но если я - не иллюзия, как она утверждает, так что же я такое?" "Поверь мне!" - настаивала Кайт Ши. - "Ты реальна не менее, чем Лилит и ее слуги! Наша, кошек роль заключалась в том, чтобы подбодрить вас, направить на верный путь. Само будущее же рождено из надежд и грез чад Алтаны! Не обращай внимания на то, что жизни ваши и воспоминания "иллюзорны". Ты не должна позволить поколебать свою решимость, ибо именно к этому и стремится противник! Эта слабость, которой он не преминет воспользоваться!"

В центре чертога разлилось тлетворное колдовское сияние, и Лилит сообщила, что вскоре Господин почтит их своим присутствием, и они должны быть готовы принять его. "Ах ты, ведьма!" - задохнулась от гнева Кайт Ши. - "Что ты намерена сделать с ними?" "У нас не было терпения - ровно как и слепого убеждения, - чтобы ждать спасения от какого-нибудь жалкого божества. Мы собираемся воплотить наше будущее своими собственными руками. С этой целью мы обрели сосуды, которые наполнятся божественным могуществом".

Демонесса кивнула в сторону Раджелиса и Портии, после чего воззвала к Темному Божеству - великому Одину, Поглотителю Света. Портия и Раджелис застонали от боли, кою причиняли им проклятые раны, а Лилит, усмехнувшись, молвила: "Вам нечего бояться. Для присягнувших на верность Темному Божеству Астральный Ветер - лишь легкий бриз. Метка, оставленная у каждого из вас на груди - свидетельство вашей верности ему. Крик душ смертных - то, что взывает к Темному Божеству, и с одобрением взирает он на те эмоции, что закалены страданием. Скорбь. Ярость. И, наконец, любовь".

Астральный Ветер все усиливался, миряне едва удерживались на ногах, а демонесса продолжала вещать: "Один судит о годности каждого, кто предстает пред ним. Вместилища, сильные плотью, чьи души непоколебимы в своих желаниях - посредством их мы обретем величайшую силу!"

Восседая на черном коне, в сию реальность ступил Один, воззрился на испытывающих страшные страдания Раджелиса и Портию, а Лилит, обращаясь к тем, возвестила: "Заключите же соглашение! Тем самым все иллюзорные реальности будут уничтожены!"

"В прошлые столетия я часто странствовал по бескрайнему эфиру, посещая сей изумрудный остров", - прогремел Один, в упор глядя на коленопреклоненного Раджелиса. - "Это ты призвал меня? Говори!" С видимым усилием эльваан поднялся на ноги, произнес: "Я стою перед тобой как смертный, от которого отвернулись сородичи, который лишен родины. Судьба решила, что я должен сражаться до самого конца. Мою тебя, Темное Божество! Дай мне силы, сравнимые с теми, обладает коими Повелитель Теней... чтобы я смог утолить свою ярость!"

Смерч темных энергий объял Раджелиса, и Зловещие Стражи склонились пред ним, говоря, что все это время лишь стремились направить его на верный путь. "Я горжусь тобой, отец", - удовлетворенно улыбнулась леди Лилит, и Раджелис с удивлением переспросил: "Отец?" "Истинно так, милорд", - почтительно произнес Ларзос. - "Леди Лилит - дитя ваше и госпожи Портии".

Раджелис и Портия переглянулись, лишившись дара речи, столь неожиданно было последнее откровение. "Папа, мама", - обратилась к ним Лилит. - "Разве я не так дочурка, которую вы себе представляли? Во всех отношениях превосходящая эту туповатую деваху?"

Последнее замечание относилось к Лилисетте, которая рыдала, закрыв лицо руками. "Только скажите, и я с радостью избавлю нас от ее общества!" - возвестила Лилит. Поняв невысказанный приказ, Зловещие Стражи - Худрал и Акила - магией перенесли Лилисетту и спутника ее прочь из тронного зала, заявив о том, что не стоит мешать воссоединению семьи. При этих словах девушка пришла в ярость, посему наряду с героем атаковала противников...

Зловещие Стражи оказались повержены, и темные энергии, дарованные Одином, истекали из тел их. "Воители Зари..." - прохрипел Худрал. - "В забытом ли прошлом... или в далеком будущем... наши пути могут еще пересечься... Ваша реальность... будет поглощена... Когда придет время... увидимся... в пустоте..." "Хурдал", - тихо молвил Акила, цепляясь за угасающее сознание. - "Ты когда-нибудь думали... кто такие мы двое... в их мире?.."

Переступив через стремительно развоплощающиеся тела павших Зловещих Стражей, Лилисетта и герой вернулись в тронный зал. Стоя пред Одином в центре круга темной магической энергии, Раджелис крепко держал Портию за руку, шепча ей слова утешения; Лилит и Ларзос стоял в отдалении, наблюдая за преображением рыцаря, принявшего решение вобрать в себя магические энергии ради высшей цели. "Великолепно, смертный!" - возвестило Темное Божество. - "Твой истовый гнев радует меня! Вперед, мой рыцарь, и воспламени душу свою в ненасытном пламени Асгарда!" С этими словами Один ступил в межпространственный рифт, и тот схлопнулся у него за спиной.

"Папа! Мама!" - бросилась к замершей паре Лилисетта. Лилит презрительно покосилась на нее: что ж, похоже, двух ее слуг прикончили, но теперь это совершенно неважно - победа в итоге осталась за ней. В отчаянии и ужасе наблюдала Лилисетта, как тела Раджелиса и Портии преображаются злой магией, лица покрываются колдовскими узорами...

"Похоже, одного Зловещего Стража здесь не хватает", - процедила Лилит, щелкнула пальцами... и в чертоге воплотился индивид - точная копия героя. Душу Лилисетты затопило отчаяние... и на глазах искателя приключений и Кайт Ши очертания девушки поблекли... а затем обратилась она в сонм сияющих огоньков, устремившихся вверх, к пребывающему над замком зеву Атомоса. Лилисетта - дочь иллюзорной реальности, перестала существовать, будучи поглощенной Пожирателем Воспоминаний.

Лилит заливисто расхохоталась, напомнив ошарашенному герою: "Разве я не говорила о том, что будущее изберет меня?" Кайт Ши огляделась по сторонам: ныне все, остающиеся в тронном зале замка Жвал - их противники, посему кошка заклинанием перенесла себя и искателя приключений прочь от зловещей твердыни.

"Мать, отец, мы снова вместе!" - возвестила Лилит, устремив взор к пламени кометы, расчертившей ночное небо. - "Безжалостное королевство отвергло вас, но отныне не будете вы одиники. А теперь выслушайте, пожалуйста, просьбу вашей дочери. Докучливая кошка, спутник ее и злая воля Алтаны... Я всем сердцем желаю, чтобы они оказались стерты из реальности... навсегда!" "Будет сделано", - склонил голову Раджелис...


Несколько недель спустя Кайт Ши разыскала героя у таверны на площади Лайон, поведав о том, что все это время странствовала по миру, наблюдая за происходящими изменениями. Ситуация стремительно изменялась к худшему; даже сейчас, наблюдая за репетицией своих танцовщиц на сцене таверны, Алексей Маяков, вспоминая отсутствующую Портию, называл ее не иначе как "Мотылек". Но ведь так именовалась Лилисетта, а не Портия; не мать, но дочь! "Все дело в том, что бедная девочка больше не существует", - вздыхала кошка, утирая лапкой слезы. - "Она исторгнута из реальности, превращена в сияющие огоньки и поглощена Атомосом. Целиком и полностью".

Заметив тайком наблюдающих за репетицией героя и кошку, Маяков приказал вышибале-галка немедленно избавиться от незваных гостей; похоже, воспоминания об искателе приключений у него совершенно не сохранились. Кошка заметила, что теперь факт существования самого героя - под большим вопросом...

Герой в который уже раз за последние дни бросил взгляд на небо: комета приближалась, увеличиваясь в размерах. Поглощение реальности, откуда он родом - ныне лишь вопрос времени. И останется лишь реальность, в которой Вана'дель погружен во тьму, пребывая в состоянии вечной войны.

"Вместе вы с Лилисеттой были крыльями богини", - молвила Кайт Ши. - "Но теперь одного из Воителей Зари не существует боле. Бедняжка Лилисетта... Неужто это действительно конец? Катастрофа? Неужто все мы обратимся в ничто наряду с желанием Алтаны? Воля богини останется невоплощенной в жизнь?" "Мы не можем сдаться сейчас!" - воскликнул герой, и кошка согласно кивнула: "Верно. Пока мы живы, не должны терять надежду. Следует продолжать сражаться!.. В Северных землях война продолжается, и исход ее еще не определен. Давай отправимся туда и поглядим, как протекает противостояние. Даже если у Алтана остается лишь один-единственный Воитель Зари, быть может, еще есть шанс все исправить. Вернуть счастливое будущее".

...Покинув Сан д'Орию, герой в сопровождении Кайт Ши устремился в далекую Вальдеонию, и, прибыв в заснеженные пределы Ксаркабарда, узрел пред собою поле недавнего сражения... устилали которое мертвые тела эльваанов, людей, тару. Кайт Ши вскрикнула в изумлении: неужто союзные силы оказались разгромлены наголову?!

Но нет: в отдалении генерал Куссерокс вел за собою через ледяных ущелья выживших... когда возникли пред ними трое - леди Лилит и держащиеся чуть поодаль Зловещий Страж Ларзос и Раджелис. "Я - леди Лилит, верховная главнокомандующая союзных сил Вана'деля", - не тратя времени на приветствия, представилась демонесса. "Вы - какая-то фракция Конфедерации зверолюдей?" - нахмурился Куссерокс. - "Не знаю, кто вы такие, но мои солдаты сейчас вовлечены в сражение. Поэтому или отступите, или мы атакуем вас как противника".

"Дорогой моя жалкий генерал", - с напускным сожалением покачала головой Лилит. - "Слабак, ты все еще пытаешься править усталыми руками. Удивительно, что твоя сборная армия еще не сбросила тебя со своей спины". "Что?!" - взревел взбешенный Куссерок, но Лилит, не повышая голос, продолжала: "Твой взор столь затуманен, что ты не замечаешь правды, даже когда зришь ее перед собой".

"Ты смеешь насмехаться надо мной?!" - побагровел генерал, и Лилит зло прошипела: "Я смею куда больше, чем ты себе помыслить можешь, генерал. Ты - всего лишь жалкий старик, чья полезность осталась далеко в прошлом. Ты доказал это, когда презрел мудрый совет моего отца, вместо этого избрав путь гибели для своего народа".

Обратившись к сплотившимся за генералом солдатам, Лилит возвестила: "Ваша вера в этого эльваана ошибочна! Если продолжите следовать за ним, погибнете. Я - избранная правительница и хранительница Вана'деля. Я пришла из далекого будущего, дабы направить сей мир на верный путь. Вспомните слова Раджелиса Балумата, сказанные им в тот день, когда вы изгнали его. Вы не можете надеяться одержать верх над Повелителем Теней. Ваша смертная плоть не обладает силой, необходимой, чтобы уничтожить подобную тьму. Если вы стремитесь выжить и узреть ожидающее вас будущее, объятое хаосом, я советую вам принять нового, сильного и мудрого лидера. Советую вам сплотиться за мной. Поклясться мне в верности, и я дарую вам будущее неувядающей славы".

На глазах оторопевших присутствующих Лилит приблизилась к одному из солдат, молодому эльваану, сиру Хенриноду. "Скажи, ты готов пожертвовать всем ради своего начинания?" - доверительно осведомилась она. - "Даже утратив плоть и душу... продолжишь ли ты сражаться?" "Б-безусловно", - запинаясь, выдавил рыцарь. - "Даже если я пребуду последним, оставшимся в живых, не отступлю перед врагом". "Тогда, думаю, не отвергнешь дар бессмертия", - молвила Лилит, и, схватив юношу за горло левой рукой, правую прижала к его груди. Магические энергии хлынули в тело юноши...

Лилит отступила, а Хенринод возликовал, ощутив в себе немыслимую силу... Но не сумел совладать с нею, рухнул замертво на глазах изумленных воителей... "Как жаль", - констатировала Лилит, и Куссерокс в ярости метнул в демонессу копье... Однако то замерло в считанных сантиметрах от лица Лилит, а сама она перенеслась в сторону, вернувшись под защиту Зловещего Стража. "Еще раз говорю", - молвила демонесса. - "Поклянитесь мне в верности, и дар бессмертия наряду с могуществом, необходимым для сокрушения Повелителя Теней, станут вашими. Знайте, однако, что лишь сильные телом и духом могут вобрать в себя божественное могущество... как тот, кто прежде был одним из вас".

Раджелис выступил вперед, и солдаты, воочию узрев своего бывшего командующего, замерли в изумлении. "Да узнают все без исключения миряне, смертные и зверолюди", - продолжала вещать демонесса. - "Явилась леди Лилит, великая правительница и хранительница Вана'деля. Неся в себе пламя Асгарда, я стану светочью, что озарит единственно верный путь!"

Устремив взор на комету, пребывал в которой поглощающий реальность эйдлон, возвестила она: "О, великий Атомос, Разрушитель Времени! Мы, истинные наследники будущего, просим тебя даровать нам наше наследие! Создай нам реальность, незапятнанную злой волей Алтаны - мир, в котором смертные сами вершат свои судьбы!"

Вновь обернувшись к солдатам, женщина напомнила: "Мне необходимы сильные духом и телом. Те, кто считают себя достойными, обратитесь ко мне..." Она замерла, прищурившись, заметив вдалеке притаившихся героя и Кайт Ши. Сколь же докучлива эта парочка!.. Шепотом обратившись к Зловещему Стражу Ларзосу, Лилит велела ему устранить обоих, и поскорее.

После чего Лилит наряду с Раджелисом и Ларзосом исчезла, и Кайт Ши в отчаянии обернулась к герою, заметив, что противница их посмела открыто заявить о себе в этой эпохе, и наверняка не остановится ни перед чем! Возможно ли противостоять ей?!.

Герой предположил, что перво-наперво им необходимо возродить Лилисетту. "Возможно ли это в принципе?" - изумилась Кайт Ши, задумалась. - "Я была свидетельницей поглощения Лилисетты Атомосом. Посему нам необходимо обратиться непосредственно к эйдлону, властвующему над временем".

...Покинув пределы Ксаркабарда, герой и кошка устремились к ближайшему "пещерному зеву", и, оказавшись внутри оного, обратились к воплощению Атомоса с просьбой о помощи. "Если ситуация не изменится, светлое будущее будет утрачено навсегда", - с жаром говорила Кайт Ши. - "И останется лишь тьма. Божественная воля Алтаны состоит в том, чтобы не допустить подобного. Мы должны следовать ей".

"Однокрылая птица... не знает небес", - пророкотал Атомос. - "Незавершенность... Воителей Зари... не сможет претворить в жизнь... волю богини..." "Мы это осознаем", - согласно кивнула кошка. - "Поэтому и пришли сюда, чтобы попытаться вернуть утраченное крыло богини. Ты поглотил Лилисетту, избавился от ее воспоминаний. Но мы хотим возродить Лилисетту и вернуть эти воспоминания! Молим тебя, Атомос, верни нам бедную девушку! Прояви сострадание!"

"Воспоминания... о юной деве... Атомос действительно поглотил", - согласился эйдлон. - "Все воспоминания... остаются здесь... в Пространстве Отголосков". Герой огляделся по сторонам: здесь, в серой бездне, мириады сияющих огоньков оседали на островках тверди, неподвижно зависших в сей ирреальности. Но... откуда же начать поиски?.. Учитывая, сколь необъятно Пространство Отголосков, они могут затянуться на неопределенное время...

Столь несвоевременно появившийся в отдалении Зловещий Страж Ларзос, не тратя времени на ненужные слова, атаковал, и Кайт Ши немедленно сотворила магический барьер, велев герою бежать прочь и заняться поисками воспоминаний Лилисетты. Легко сказать...

"Воспоминая об этой девушке... рассеялись..." - неожиданно пророкотал Атомос, обращаясь непосредственно к искателю приключений. - "Иди же, дитя Алтаны... Отыщи то, что стремишься найти... Бесконечно число путей пересекается... в одной реальности... Никто не может определить будущее... ни смертный, ни божество... Прощай, Воитель Зари..."

Магия Атомоса исторгла героя из сего подпространства в мир смертный, и не слышал он, как Разрушитель Времени произнес: "Когда придет Предвестник... явятся Воители Зари... и божественные крылья, воссияв... положат конец вечной ночи... Слеза богини... Кайт Ши... В этом чаде ты нашла... достойного воителя..."


Оказавшись в своем родном времени, на два десятилетия отстоящем от Войны Кристаллов, герой устремился в Сан д'Орию, дабы начать поиски утраченных воспоминаний о доблестной дочери Раджелиса и Портии. В том, что сохранились они, но рассеяны по миру, герой не сомневался.

Он ступил на площадь пред вратами замка д'Орагвилл, когда в видении предстала ему Лилисетта, с мечтательной улыбкой на устах выходящая из врат. "Город полон жизни, как и всегда", - молвила девушка. - "Так мало изменилось за все эти долгие годы. Во время прошлого визита сюда у меня не было времени осмотреться, и все прошло как в тумане. Поэтому сегодня я медленно пройдусь по улицам воспоминаний".

Видение развеялось бесследно... Герой проследовал в замок, разыскал графа Халвера Борела. Последний вспомнил визитера: конечно, в прошлый раз тот приходил в сопровождении юной леди и спрашивал о ветеране Войны Кристаллов. Сумел ли тот помочь им в поисках?.. Герой утвердительно кивнул, и Халвер напомнил, что к ветерану можно обратиться еще раз, коль возникнет нужда... Но граф замешкался: действительно ли сопровождала героя в прошлый раз девушка... или память играет с ним злую шутку?.. Но понимал герой, что не все потеряно, и воспоминания о Лилисетте сохранились в подсознании тех, кто встречал ее прежде.

Вняв совету графа, искатель приключений устремился к Гробницам Баталлии, где у могилы Раджелиса вновь повстречал пожилого мушкетера Ларзоса. В отчаянии герой рассказал ему обо всем, но галка лишь покачал головой: если отбросить всю эту мишуру о прошлом и будущем, суть в том, что кто-то, весьма близкий его собеседнику, оказался в беде.

Неожиданно и герою, и пораженному Ларзосу предстало видение: Лилисетта, поднимающаяся по склону холма к могиле родителей. "Честно говоря, я думала, что все кончено", - говорит она, обращаясь к усопшему. - "Маму забрали у меня на глазах... Возвращаюсь в Сан д'Орию, а отец не помнит меня... Это уже чересчур. Но... искатель приключений и Кайт Ши оставались рядом со мной, готовые разделить мою ношу, подбодрить словом. Тогда я и поняла, что не одна - у меня есть друзья, на которых я могу положиться, которые никогда не оставят меня. Вместе мы сумеем одержать верх над любым противником. Вместе мы сможем сразить Лилит и защитить свое будущее! Пожалуйста, присмотрите за мной, папа, мама. Обещаю, вы будете гордиться мной".

Видение Лилисетты исчезло; Ларзос не помнил ее, но готов был поклясться, что зрел в призрачной девушке дух Раджелиса. Посему он от всей души пожелал герою удачи в его начинании, устремился прочь; искатель приключений же знал, что только что сумел обрести частичку воспоминаний Лилисетты.

И вновь герой пустился в странствия по миру, изыскивая осколки вожделенных воспоминаний. Однажды удача улыбнулась ему; ступив в собор Сан д'Ории, заметил он коленопреклоненного эльваана, погруженного в тихую молитву. Подошедший священник сообщил искателю приключений, что тот каждый день приходит сюда, просит прощения за грехи свои, за несправедливое обращение с некоей "огненноволосой девой".

Подождав эльваана у врат собора, герой отозвал его в сторону для разговора, сообщив, что пытается отыскать ту самую деву, кою сей индивид ежедневно поминает в молитве, после чего попросил рассказать его историю. "Это случилось, когда я шел на службу в собор", - начал эльваан, Бертенонт. - "Тогда-то я и увидел ее в дверях, омытую утренним светом. Никогда прежде не видел я подобной красоты. Я помню ожерелье у нее на шее... Но я также помню глубокую скорбь в ее очах. Сердце мое обливалось кровью, когда я пытался представить, какая боль разрывает сердце ее... Не в силах совладать с нахлынувшими эмоциями, я бросился к ней..." Бертенонт молил девушку поделиться с ней своей болью, переживаниями... Но та заявила, что является "Воительницей Зари" и обладает способностью перемещаться в прошлое, где сражается с могущественными врагами из параллельной реальности, ратуя за существования Вана'деля. По словам девушки, некто, весьма ей дорогой, оказался в руках врага, а другой утратил память о ее существовании. Изумленный, Бертенонт решил, что слышит изысканную фантазию, и расхохотался. Лицо девушки исказилось от гнева, и, прокричав "Атомос тебя побери!", она бросилась бежать...

Неважно, истиной ли было то, что рассказала ему огненноволосая дева - главное, что сама она верила в это всем сердцем. Посему осознал Бертенонт, что с его стороны было бестактно - жестоко! - так отреагировать на ее рассказ. Он все бы отдал за то, чтобы снова встретить незнакомку, просить ее о прощении. И сейчас он молил героя хотя бы открыть ему имя девушки. "Лилисетта", - произнес искатель приключений, и Бертенонт просиял, чувствуя, как тяжкое бремя оставляет его...

Иную крупицу воспоминаний о Лилисетте герою удалось обнаружить в порту Сан д'Ории; Тиеррайд, владелец кабака "Ржавый якорь", казалось, припоминал описанную искателем приключений девушку, но, сколько ни старался, не мог понять, где и когда видел ее...

Но новое видение предстало герою: распахиваются двери кабака, и внутрь вбегает Лилисетта, завсегдатай заведения. Улыбаясь, Тиеррайд подает девушке ее излюбленную бобовую похлебку... но неожиданно воспоминания о Лилисетте оставляют его, и глядит он на посетительницу так, как будто впервые видит ее... Рыжеволосая девчушка осмеливается подвергнуть критике предложенную ей похлебку, и разгневанный Тиеррайд велит ей убираться...

И сейчас Тиеррайд признался герою, что обошелся с девушкой несправедливо, ибо слова той оказались правдивы - похлебка и впрямь вышла так себе. Однако имени ее он вспомнить так и не сумел... Тем не менее, искатель приключений обретал следующее воспоминание о Лилисетте...

Не преминул искатель приключений навестить и врачевательницу Амору - ту самую, за помощью к которой они с Лилисеттой обращались в поисках целительного снадобья для Раджелиса. Рассказ героя весьма озадачил пожилую женщину; ведь всем известно, что у покойных ныне сира Раджелиса и леди Портии никогда не было детей.

Вздохнув, герой признался, что ищет исцеление для друга, страдающего от такого же недуга, как и почивший сир Раджелис. "Прежде я могла лишь готовить снадобья, облегчающие боль", - вздохнула Амора. - "Но медицина - наука развивающаяся. Я слышала об одаренном молодом лекаре из Джеуно. Быть может, он сумеет помочь тебе".

Простившись с врачевательницей, герой устремился в Джеуно, где разыскал клинику доктора Монберокса, поинтересовался, не знает ли тот рыжеволосую девушку, в жилах которой течет кровь людей и эльваанов. Доктор отрицательно покачал головой; воспоминания о Лилисетте оставили его... как и всех остальных в этом мире.

"Вскоре после завершения войны Раджелис прибыл в Джеуно в поисках исцеления", - поведал Монберокс герою, отвечая на его следующий вопрос. - "Увы, в то время герцогство пребывало в руинах. Я тогда был лишь ребенком, обучался в лечебнице, и тот факт, что спасти Раджелиса невозможно, причинял мне боль". Герой поинтересовался, существует ли сейчас исцеление от подобного недуга, причиной которому стало магическое проклятие. "Современная медицина здесь совершенно бессильна", - честно отвечал доктор. - "О подобных случаях больше неизвестно, посему и исследования в этом направлении не ведутся. Я, правда, предполагал, что это не заболевание, а нечто, порождение магией? Проклятие, что ли? Если по этому поводу что-то и можно узнать, то лишь в Оптистерии Виндурста. В сей библиотеке находится множество фолиантов, уцелевших в войне".

Герой вновь отправился в путь, и несколько дней спустя прибыл в Виндурст, проследовал в библиотеку, где разыскал энциклопедию, описывающую магические проклятия. Видение Лилисетты предстало ему; девушка сосредоточенно листала страницы тома. "Чтобы исцелить проклятие, возьмите философский камень и ночью опустите его в чистые воды источника фей", - читала она. - "И философский камень окажется наделен силами, способными превозмочь проклятие. Измельчите камень, и из получившейся крошки изготовьте зелье для пораженных проклятием. Но знайте: проклятий множество и природа их разнится. Посему против некоторых подобное средство может оказаться бесполезно".

Видение развеялось, и искатель приключений немедленно приступил к действию. Купив в лавке алхимика философский камень, он разыскал в дикоземье источник фей и, дождавшись ночи, погрузил камень в хладные воды, и воссиял артефакт... Новое видение предстало герою - частичка воспоминаний о деве, стертой из сей реальности. Лилисетта проследовала к источнику, в точности повторила действия, свершенные ныне героем, и, обретя сияющий философский камень, устремилась прочь, в прошлое, спеша исцелить умирающего отца.

Наверняка направлялась дева в замок д'Орагвилл, и у врат оного лицезрел герой видение, в котором Лилисетта молила стража допустить ее к сиру Раджелису, состояние которого стремительно ухудшалось. Вестиллет, узнавший девушку, с которой сражался рука об руку в Ля Воль, приказал стражу пропустить ее в замок, добавив, что недавно в покои Раджелиса проследовала Портия, надеясь хоть как-то облегчить страдания доблестного рыцаря... Поблагодарив Вестиллета, Лилисетта ворвалась в покои Раджелиса, протянула ему снадобье из философского камня... Но даже это чудодейственное средство не смогло исцелить рану, нанесенную магией Зловещего Стража. Раджелис, однако, поблагодарил девушку, с улыбкой заявив, что подобная царапина - лишь мелочь. Глаза Лилисетты наполнились слезами: она-то знала, что годы спустя именно эта рана сведет в могилу отца...

Как бы то ни было, очередной осколок воспоминаний о Лилисетте был обретен героем, и продолжил он поиски - как в прошлом, так и в настоящем. Следующее видение предстало ему в дикоземье между Сан д'Орией и Джеуно; лицезрел он Лилисетту и Портию, спешащих к герцогству. Портия тревожилось, стоило ли им решаться на эту авантюру и ускользать от Маякова именно сейчас, когда на носу - новые репетиции их труппы.

Добравшись до Джеуно, герой проследовал к оплоту Рыцарей Алой Розы; те узнали его, сообщили, что Ноиллурия тяжело переживает изгнание сира Раджелиса, но пытается не поддаваться чувствам, посему занята охотой на зверолюдей у Гробниц Баталлии... В следующем видении герой узрел Лилисетту, которая посредством магической жемчужины велит рыцарям немедленно следовать к своей командующей, дабы передать ей дополнительные походные рационы. Тем самым девушка пыталась на корню оборвать возможные отношения между Раджелисом и Ноиллурией, ведь последняя тайно влюблена в командующего Рыцарями Железного Ястреба. Стало быть - нельзя их оставлять одних! Во избежание... Тогда замысел Лилисетты увенчался успехом: подоспевшие рыцари отвлекли Ноиллурию, а Раджелис, отошедший в сторонку, заметил обескураженную Портию. Так дочь даровала своим будущим родителям шанс хоть немного побыть наедине...

Наконец, герой навестил командующих отрядами Железных Овнов, Седьмого Подразделения и Наемников Кобры. Вскоре после Сражения в Джеуно они с Лилисеттой навещали сии воинские формирования, дабы заручиться их поддержкой в грядущих битвах. Беседуя с командующими, обретал он последние крупицы воспоминаний о Лилисетте.

После чего герой проследовал в "пещерный зев", в который уже раз оказавшись на зависшей в пустоте каменной платформе пред гигантским воплощением Атомоса. Здесь, в Пространстве Отголосков его с нетерпением дожидалась Кайт Ши; огоньки воспоминаний о Лилисетте, составлявшие сущность девушку, устремились к эйдлону, оказались поглощены им... а затем ослепляющий луч света, пронзая пласты реальности, был исторгнут Атомосом, устремившись к смертному миру. Внимательно проследив за траекторией луча, кошка постановила, что им надлежит спешить к окрестностям Гроберга, дабы на месте определить природу имевшего место явления.

Вернувшись в мир смертный, искатель приключений и Кайт Ши добрались до означенного региона, где их приветствовала фея Лиситея. "Недавно с небес нам была ниспослана новорожденная душа", - молвила она. - "Судя по всему, вы ее знаете". Фея явила гостям сияющую сферу, и Кайт Ши с благоговением выдохнула: "Это... Лилисетта?"

"Ваша подруга явилась к нам со множеством ран, достаточных для десятилетий пыток", - изрекла Лиситея, присоединились к которой и иные феи. - "Мы сделали все возможное, чтобы исцелить ее, но этого оказалось недостаточно. Для полного исцеления этой душе необходима сила будущего, в которое она верит. Когда придет время и все условия будут соблюдены, ваша подруга пробудится". "Условия?.." - озадачилась Кайт Ши. "Ее будущее должно приблизиться", - пояснила Лиситея. - "Лишь тогда она сможет почерпнуть из него силы". Герой и Кайт Ши понимающе переглянулись: похоже, для достижения сей цели им придется несколько приуменьшить число врагов... Но... если вспомнить недавнее нападение Ларзоса в Пространстве Отголосков... а также число воинов, принявших сторону Лилит в эпоху Войны Кристаллов... Мощь врага потрясает, и если ситуацию не изменить в корне, не стоит и надеяться на противостояние на равных.

На мордочке Кайт Ши отразилось озарение, и постановила она, что вспомнила об одном неотложном деле и должна немедленно удалиться. А по возвращении они обязательно возродят Ллисетту и восстановят равновение в противостоянии с могущественными врагами...

Вернулась кошка довольно скоро, испросив помощи героя в нахождении ударного жука - насекомого, способного прогрызать отверстия в весьма твердой породе... Отыскав жука в одной из пещер, герой вернулся к озеру фей близ Гроберга, и Кайт Ши, возликовав, поместила насекомое в бутыль, заявив, что это - их главное оружие, надежда на сохранение будущего, продолжающего свое исчезновение. "Если мы ничего не предпримем, Атомос поглотит светлое будущее без остатка", - напомнила кошка. - "Не останется ни одного огонька воспоминаний. Размышляя над нашими возможными действиями, я пришла к кое-какому выводу. Что, если мы обретем могущество светлого будущего - из твоего опыта и воспоминаний, - кое поможет нам в грядущем сражении? Ударный жук послужит своеобразным каналом, который даст нам доступ к этой силе. Своеобразный мост. Посредством оного ты сможешь усилить свои возможности. Правда, ненадолго. Честно говоря, использование подобного оружия идет вразрез с законами природы. Но мы не можем позволить себе оставаться чистоплюями и сомневаться в подобных деталях. Я уже говорила прежде, скажу еще раз: реальность, из которой ты родом, не иллюзия. Что бы ни произошло, ты должен верить в желанное будущее. В мир, существования которого жаждешь. Что ж, пора в путь. Судьба ожидает нас на перекрестке реальности и времени - в Пространстве Отголосков".

...Вернувшись в ирреальность, герой и кошка лицезрели дожидающегося их Зловещего Стража Ларзоса... присоединились к которому Раджелис и Портия. Кайт Ши обвинила бывших товарищей в предательстве, но Раджелис лишь усмехнулся, заметив, что избрал для себя силу, что позволит ему уничтожить врага - Повелителя Теней. "Что до меня", - неуверенно добавила Портия, - "то мне совершенно безразлично, что станет со мной и с этим миром. Но мир без Раджелиса сродни миру, лишенному света. Подобного я не смогу вынести".

"Но... но..." - растерялась Кайт Ши, переводя взгляд с одного пособника Лилит на другого. "Ты спрашиваешь о наших мотивах, но что насчет тебя?" - громыхнул Ларзос. - "Ты и твои сподвижники пытаются воспрепятствовать претворению в жизнь истинного будущего. Мы же всеми силами противостоим воле Алтаны. Все мы грешны в глазах богов, и этого не изменить".

Кайт Ши попыталась возразить, настаивая, что они сражаются за свои идеалы, за великую идею, но Раджелис пренебрежительно хмыкнул: "Избавь нас от пустой риторики. Очевидно, что разница между нами минимальна; мы - две стороны одной монеты. Мы произносим пафосные речи, изображая святую праведность, но в действительности все мы - алчущие могущества негодяи. Несмотря на мою показную галантность и болтовню о чести, вперед меня заставляло двигаться ощущение эфеса клинка в ладони, разящего плоть и кость моих врагов, лишающего их жизни. Я уничтожу Повелителя Теней... или сложу голову, пытаясь это сделать".

Что ж, все возможные слова прозвучали, посему Раджелис, Портия и Ларзос обнажили оружие, изготовившись к бою; присоединился к ним и иной Зловещий Страж - воплощение искателя приключений из темного Вана'деля.

...В решающем противостоянии герой и Кайт Ши одержали верх над четверкой могущественных противников. Ларзос, смертельно раненый, признал превосходство избранных богиней, после чего, взвалив на могучие плечи пребывающих без сознания Лилисетту и Портию, телепортировался прочь... Оказавшись в мире смертном эпохи Войны Кристаллов, он оставил рыцаря и возлюбленную его в одной из придорожных гостинец. "Сир Раджелис..." - тихо произнес галка, зная, что израненный и обессиленный воин не слышит его, - "в этой войне не было индивида более доблестного и честного, чем ты. Об этом знают смертные... обеих реальностей. Ради будущего... неважно, которого из них... ты должен жить". То стали последние слова Зловещего Стража; оставив на столе лист пергамента, Ларзос скончался...

Герой и Кайт Ши покинули Пространство Отголосков, поспешив в долину фей. Сфера, заключающая в себе душу Лилисетты, ярко светилась, и когда искатель приключений приблизился, коснулся ее ладонью, узрели волшебные создания призрачные белоснежные крылья, распахнувшиеся у него за спиною... А сфера воспарила в воздух, раскрылась, и взорам присутствующих явилась возрожденная Лилисетта.

Размазывая по мордочке слезы, Кайт Ши бросилась девушке на шею, рассказывая, как герой весь мир исходил вдоль и поперек, разыскивая ее утраченные воспоминания. "Как я прежде объясняла нашему искателю приключений, вы двое - крылья богини, вершители ее воли", - молвила кошка. - "Лишь вместе мы сможете воспарить в небеса и исполнить предназначение, которое разделяете". "Понятно..." - задумчиво молвила Лилисетта. - "Мы бросим вызов леди Лилит?" "Да, давно пора это сделать", - кивнула Кайт Ши. - "Нельзя больше откладывать противостояние. Но в последнее время ты, Лилисетта, через многое прошла. Посему тебе надлежит набраться сил... К вящему разочарованию врага, мы сумели сравняться с ним по силам. Уверен, впервые они испытали страх, отчаяние. Вполне возможности, они обрушатся на нас весьма скоро".

Кайт Ши велела "крыльям богини" передохнуть в долине фей и набраться сил пред решающим противостоянием. И Атомос станет свидетелем тому, какая из сторон одержит верх в сем конфликте...

Минуло несколько дней, когда герой проведал о том, что Кайт Ши была замечена в Ронфоре - лесистых землях близ Сан д'Ории... там, где они впервые встретились с Лилисеттой. Искатель приключений выступил в означенном направлении, и, действительно, заметил на лесной поляне кошку, которая кивком приветствовала его. "Я прежде сказала тебе, что светлое будущее рождено надеждами и грезами чад Алтаны", - молвила Кайт Ши. - "Помощь, которую я могу оказать тебе в сей темный час, ограничена. Спасение этого мира в итоге возлагается на Воителей Зари. Скажи, ты веришь, что твое будущее - не просто иллюзия?" "Всем сердцем!" - отвечал герой, и кошка облегченно вздохнула, указала лапкой на призрачное сияние, разливающееся под одним из деревьев. "Ты ведь можешь видеть его?" - поинтересовалась она. - "Это - пересечение вероятностей; то самое место, где ты впервые познакомился с Лилисеттой. Теперь ты должен повторить ваш долгий путь и собрать все капельки зари. Тем самым ты найдешь пути, ведущие к светлому будущему - реальности, в которую веришь. Лишь тогда ты обретешь силу, необходимую, чтобы достичь цели".

И герой вновь посетил те места, которые отметились значимыми событиями на их с Лилисеттой долгом пути. Таверна на площади Лайон, где выступала труппа Алексея Маякова, и где сир Раджелис впервые повстречал Портию... Лес Джагнер, где Лилисетте удалось, наконец, изловить Кайт Ши Наой... Ля Воль, где развернулось кровопролитное сражение с "темными братьями" и состоялось знакомство со Зловещими Стражами... Ледник Бьюседин, где открылось предательство Кайт Ши Кейт ира и состоялось противостояние с призванными Ларзосом демонами... Ксаркабард, где посещали они лагеря союзных войск пред началом операции "Снежная буря"... Замок Жвал, где Раджелис и Портия приняли для себя Одина, Темное Божество... Наконец, Пространство Отголосков, где была одержана победа над последними сподвижниками леди Лилит...

Капельки зари слились воедино, образовав предвечный свет, способный снять печати с твердыни немезиды. И теперь герой, Кайт Ши и Лилисетта устремились в замок, возведенный в сердце Пространства Отголосков, дабы бросить вызов леди Лилит, Деве Заката. "Будучи поглощенной Атомосом, я находилась в бесконечном сне", - рассказывала девушка спутникам. - "Где я видела саму себя, но в ином будущем. Будучи ребенком, эта девочка ничем не отличалась от меня. Но бесконечная Война Кристаллов вынудила ее избрать путь, куда более темный, нежели мой. Не в силах созерцать страдания и горести мирян, она приняла страшное решение. Дабы вернуть толику покоя в истерзанный мир, она приняла бессмертие, и то навсегда изменило ее, обратив в демонессу". "Ты говоришь о Лилит", - молвила Кайт Ши. - "О своем воплощении из иной реальности". "Честно говоря, я ей завидовала", - призналась Лилисетта. - "Она серьезная, обаятельная, несгибаемая - качества, которыми я не обладаю. Как я хотела обладать хоть толикой ее силы! Тогда, быть может, я сумела бы сделать больше".

Дальнейший путь они проделали в молчании; могущество предвечного света позволило герою распахнуть врата замка, а в тронном зале троицу дожидалась Лилит, на устах которой играла неизменная кривая улыбка. "Пришли наконец", - констатировала она. - "Ваше сражение с моими Зловещими Стражами было поистине эпично. Чтобы такое отрепье повергло моих родителей... не буду скрывать, я крайне разочарована. Но это неважно, у меня остаются куда более сильные индивиды!" "Лилит!" - прервала излияния демонессы Лилисетта. - "Мы пришли, чтобы вернуть свое будущее! Мы не позволим тебе и впредь творить бесчинства!"

"Какой, однако, пафос!" - поморщилась демонесса. - "Неужто думаешь, что сможешь одержать верх надо мной?" Лилисетта промолчала, однако Кайт Ши, выступив вперед, с уверенностью заявила, что на корню изничтожит будущее смерти и разрушения. "Тебя я убью последней", - прошипела Лилит, заключив кошку в магическую сферу, дабы лицезрела та бесславную гибель Воителей Зари.

"Послушай, Лилит", - неожиданно заговорила Лилисетта. - "Ты и я... одна и та же личность. Я знаю о твоих страданиях так, как если бы испытала их сама. В своем сне я видела, как тебя поглощают горести и боль. Я поняла, какую ношу ты на себя приняла ради смертных. Мы связаны своими сущностями, и ты знаешь, что это так". "Молчать!" - рявкнула Лилит, ибо выдержка ей изменила. - "Видишь это бессмертное тело? Эти когти и крылья? Относительно моей возвышенной сущности, ты - всего лишь червь, недостойный оставаться даже в моей тени! Не смей отождествлять себя со мною! Твоя судьба - в моих руках, и я лично уничтожу вашу ложную реальность. Я разобью оковы вашей богини и стану править этим миром!"

В последовавшем противостоянии Воители Зари одержали верх над демонессой, но когда Лилисетта склонилась над павшей, та неожиданно вскинулась, пронзила рукой тело девушки. Лилисетта обмякла, а Лилит созерцала пляшущий в ладони ее огонек - душу своего воплощения из иной реальности. "И это... позволило вам повергнуть меня?" - недоуменно процедила демонесса. - "Абсурд. Я отказываюсь принять подобное унижение. Я не склонюсь ни перед богом, ни перед смертным. Ради моего народа, во имя моего мира... все вы... и ваши боги... сгорите в огне!"

Лилит крепко прижала к себе тело Лилисетты, и обе сущности слились воедино; демонесса преобразилась, представ изумленному герою истинно божественным, сияющим воплощением... и куда более могущественным, нежели прежде.

Но вновь искатель приключений поверг ее, и сфера, удерживающая Кайт Ши, исчезла. Преображенная Лилит стремительно теряла жизненные силы, однако - вопреки всему - отказывалась признать поражение. Но не отвратить неизбежное, и сущность, образованная в результате слияния душ Лилисетты и Лилит, оказалась поглощена Атомосом. С грустью наблюдала Кайт Ши, как огоньки воспоминаний о доблестной Воительнице Зари и Деве Заката устремляются в зев эйдлона, а на каменную платформу медленно опускаются перья - черные и белые.

"Когда он полностью поглотит темное будущее, то прекратит свое существование", - задумчиво изрекла кошка. - "Но... что станет с Лилисеттой?" Глаза Кайт Ши округлились от изумления, когда узрела она, что Атомос продолжает поглощать сущее; все больше и больше огоньков воспоминаний устремлялись к бездонному зеву. Очертания искателя приключений поблекли, и в отчаянии возопила Кайт Ши, обращаясь к Разрушителю Времени: "Что ты творишь?! Почему?!." "Все будущие... равноценны..." - прозвучал ответ. - "Однокрылая птица... не знает небес", - пророкотал Атомос. - "Весы с одной лишь чашей... бесполезны..."

"Что?" - лишь сейчас Кайт Ши осознала смысл происходящего. Стало быть, поглощение темного будущего ознаменует и гибель светлого - антипода. О подобном повороте событий воплощение слез Алтаны и помыслить не могло...

Страшный рев разорвал тишину Пространства Отголосков, и воплощение Атомоса содрогнулось от боли. "Должно быть, он попытался поглотить воспоминания о богине Алтане и Темном Божестве", - предположила Кайт Ши, с ужасом наблюдая за мучениями эйдлона. - "Проглотит больше, чем было ему по силам".

А затем сияющие потоки хлынули из зева Атомоса; с облегчением отметила кошка, что черты искателя приключений не призрачны боле. "Все воспоминания и время, прежде поглощенные, обрели свободу", - тихо молвила Кайт Ши. - "И вернулись в свои миры..." И кошка, и герой замерли, наблюдая, как в Пространстве Отголосков изливается дождь из бесценных огоньков, воплощенных воспоминаний...


Сущности Лилит и Лилисетты оставались в бесконечности Пустоты, образовывавшей Атомоса. Исполненная горечи от осознания поражения, демонесса с ненавистью прожигала взором свое альтер эго из светлого Вана'деля, но Лилисетта не стала упиваться победой; наоборот, взгляд ее был исполнен тревоги и сочувствия.

"Скажи, Лилит, возможно ли остановить Атомоса и разделить наши реальности?" - вопросила она. - "Ведь если мы ничего не предпримем, наши миры будут уничтожены!" "Ты смеешь... меня спрашивать о решении?" - изумилась Лилит. - "Пусть этот проклятый мир канет в Пустоту. Мне наплевать". "Но это означает, что и твое будущее исчезнет, и все миряне тоже!" - настаивала Лилисетта, пытаясь воззвать к гласу разума недавней противницы. - "Я... не хочу, чтобы это произошло. Я хочу, чтобы обе наши реальности продолжали существование независимо друг от друга. Я лишь сейчас это поняла".

Долго молчала Лилит, а затем, устремив взор в сторону, изрекла: "Ты должна закрыть... врата". "Врата?" - озадачилась Лилисетта. - "То есть, зев Атомоса? А как это сделать?" "Чтобы предотвратить насаждение одной реальности на другую, врата должны быть закрыты с обеих сторон", - молвила Лилит. "Из твоего мира и моего?" - уточнила Лилисетта, но Лилит, сущность которой стремительно угасала, отрицательно качнула головой: "Я тебе помочь не смогу, ибо времени, отпущенного мне, почти не осталось. Ты должна ступить в мой мир... мир войны... и оттуда закрыть зев Атомоса".

Взгляд Лилисетты отражал искреннее недоумение, и Лилит усмехнулась: "Да, соображаешь ты туговато. Ты должна принять мою личину... заменить меня как леди Лилит". "Я?" - изумилась Лилисетта. - "Заменить тебя?.." "Слушай меня внимательно", - прошипела Лилит, терпение которой иссякало наряду с жизненными силами. - "Ибо это будет первая - и единственная - моя просьба, обращенная к тебе. Перейди в мой мир. Исключи пересечение наших реальностей. Чтобы сделать это, ты должна стать новой леди Лилит, и вместо меня вести за собою смертные расы к будущему покоя и процветания".

"Похоже, иного выхода действительно нет", - согласилась Лилисетта, осознав суть обращенной к ней просьбы. - "Хорошо. Я так и поступлю". Лилит улыбнулась, с неожиданной нежностью коснулась когтистой рукою щеки девушку. "Ты сказала, что завидуешь моей силе, серьезности, красоте", - молвила она, и когда Лилисетта, утвердительно кивнула, прошептала: "Знай, что я тоже завидую всем тем качествам, которыми ты обладаешь. Твоей юношеской невинности и оптимизму... наличию верных друзей, на которых всегда можно положиться... Когда-то, давным-давно... я была такой же, как ты".

Не желая продолжать затянувшееся прощание, Лилит с силой оттолкнула Лилисетту, и та оказалось исторгнута из нутра Атомоса, представ в Промежутке Отголосков изумленным герою и Кайт Ши. Кошка, возликовав, предложила Воителям Зари убираться отсюда, и поскорее, но Лилисетта отрицательно покачала головой: "Я... не пойду с вами. Врата должны быть закрыты. Пока кто-нибудь не прекратит продолжающееся столкновение двух реальностей, ни для одной из них не существует будущего. Я должна перейти в мир войны и запечатать зев Атомоса оттуда". "Что?!" - изумилась Кайт Ши, и Лилисетта грустно улыбнулась: "Но... это еще не все. Я собираюсь исполнить предсмертное желание Лилит - моего альтер это".

Обратившись к герою, девушка просила того запечатать зев Атомоса из мира светлого, после чего они продолжат надзирать каждый за своим миром, дабы удостовериться, что две реальности никогда не пересекутся впредь. Искатель приключений обещал исполнить волю девушки, и она протянула ему свою серьгу - на память. "Я тебя никогда не забуду", - со слезами на глазах молвила Лилисетта, положа руку на сердце. - "Обещай, что не забудешь и ты. Странствия, в которые мы отправлялись... Сражения, препятствия, которые мы превозмогали... Все те мгновения, что мы провели вместе, я буду помнить до конца своих дней. Пусть разделят нас время и пространство, но ты всегда останешься частью меня".

Простившись с искателем приключений, Лилисетта устремилась к миру темному... а несколько мгновений спустя поглощение реальности Атомосом прекратилось. "Если Лилисетта сумеет запечатать врата, Атомос потихоньку окаменеет, вновь погрузившись в сон", - молвила Кайт Ши, обращаясь к герою. - "Это займет годы - возможно, десятилетия, - но Разрушитель Времени наверняка заснет вновь... Похоже, пришло время расстаться и нам с тобой. Моя миссия исполнена, цель моего существования достигнута. И теперь я должна исчезнуть - высохнуть, как слезинка. Позаботься о будущем, договорились? Во имя Алтаны!"

Кайт Ши исчезла, и герой в одиночестве остался в ирреальности Пространства Отголосков, воцарилась в котором звенящая тишина...


Верный своему слову, герой сделал все возможное, чтобы переломить ход Войны Кристаллов в пользу союзных сил, направить события в русло, известное мирянам из исторических хроник. И когда в следующий раз навестил он Сан д'Орию и проследовал в таверну, связано с которой было столько воспоминаний, приветствовал его Алексей Маяков, поздравив с одержанной над зверолюдьми победой в Вальдеонии. Ибо союзные силы сумели оправиться от прошлого поражения и вот-вот нанесут удар по замку Жвал... Однако сам герой не испытывал радости от поздравлений Маякова; память о жертве Лилисетты все еще свежа... к тому же, воспоминания о ней оказались окончательно утрачены у мирян этой эпохи. И искатель приключений оставался единственным, кто помнил о доблестной девушке, выступившей наряду с ним Воительницей Зари и сумевшей обеспечить светлое будущее для родного Вана'деля.

Что до Раджелиса, то статус его среди рыцарей королевства был восстановлен, и, судя по всему, орден Рыцарей Железного Ястреба возродится под его началом. Герой знал, что могущество, которым Один наделил Раджелиса, оставило рыцаря, и не помнит тот ровным счетом ничего из событий, случившихся в Ксаркабарде. И теперь Раджелис собирается сочетаться законным браком с Портией, о чем Маяков не преминул известить искателя приключений. Вести о событии этом подняли моральный дух солдат союзных армий, и многим офицерам были разосланы приглашения на свадьбу, должную состояться в храме богини в Джеуно.

В назначенный день герой ступил в храм, где собрались приглашенные на церемонию бракосочетания, проводил которую священник-галка. Раджелис Балумат и Портия Фонтейн, провожаемые восхищенные взглядами, проследовали к алтарю Алтаны. "В незапамятные времена слезы богини Алтаны пали на землю, и из них родились мы", - нараспев прочел священник слова древнего писания. - "И богиня наставляла нас любить друг друга, ибо лишь любовь может вернуть Вана'дель к предвечной красоте. Сегодня эти двое услышали слова богини в сердцах своих. Они храбры, ибо это лишь первый их шаг на долгом пути". Молодые произнесли слова клятвы, и священник торжественно нарек их мужем и женой.

После, на приеме, проводимом в близлежащих Cадах Ру'люд, Раджелис и Портия поблагодарили героя за все, что он сделал для них. Оба признались, что не помнят ровным светом ничего из произошедшего в Ксаркабарде; очнувшись на одном из постоялых дворов близ Сан д'Ории, они обнаружили лишь лист пергамента, значилось на котором: "Поблагодарите искателя приключений и Лилисетту". Но кто такая эта Лилисетта?..

Герой молча протянул Портии серьгу, переданную ему Лилисеттой перед расставанием, и на глаза танцовщицы навернулись слезы, объяснить которые она была не в силах. Портия чувствовала, что в сердце ее образовалась пустота... как будто лишилась она кого-то очень дорогого. Но "Лилисетта"... красивое имя... Если у них будет дочь, они обязательно назовут ее Лилисеттой...

Искатель приключений покинул празднество, благословленное богиней. Где-то там, в иной реальности, юная дева неустанно сражается ради будущего мира, должного стать для нее родным. Такая же миссия назначена и ему; и покамест не исчезнут "пещерные зевы" и не отойдет ко сну Атомос, бдение Воителей Зари продолжится...

38. Абиссея

Однажды, ступив в Джеуно, герой с изумлением узрел сияние, разлившееся в ночном небе... вскорости исчезнувшее. Что удивительно, никто из горожан не заметил подобного явления; но к герою приблизился человек, назвавшийся Джоачимом. "Ты зрел сияние, ибо обладаешь "потенциалом", - отметил он, обращаясь к обескураженному искателю приключений. - "Но послужит ли он тебе во благо - это пока неизвестно. Явление, наблюдавшееся тобой, именуется "звуком" и знаменует соприкосновение двух измерений. Обычно миряне не наблюдают подобного воочию. Ты, стало быть, особенный".

Джоачим предложил герою самому убедиться в произошедшем; перво-наперво тому надлежит отправиться к одному из "пещерных зевов", вновь оживших Вана'деле. Посредством оных искатель приключений убедится в том, что таинственный незнакомец говорит правду.

Действительно, герой обнаружил, что посредством пещерных зевов может переместиться в иную реальность. Джоачим поведал, что именуется та Абиссеей, и именно оттуда родом он сам. Вот только в день, когда голубые небеса обратились кроваво-красными, Абиссею наводили монстры; посему многие из жителей сей реальности обратились за помощью к искателям приключений из Вана'деля.

Герой приступил к методичной зачистке он монстров областей Абиссеи, выступавших зеркальными отражениями регионов Вана'деля. На равнинах Ля Тейн сразил он гиганта, в области Таронги прикончил огромного червя, а в Конщтате расправился с ящером-пейстом.

Когда с популяцией чудовищ было покончено, приветствовал героя Гилгамеш, уроженец Абиссеи. Поскольку воплощение его из Вана'деля весьма знаменито, сей индивид не рискнул во плоти появиться в родном мире героя, и поведал последнему, что ныне возглавляет движение сопротивления экспансии сонма монстров. Дело в том, что маленькая госпожа велела ему удостовериться, в силах ли искатель приключений помочь Абиссее, и испытание тот выдержал с блеском.

Вернувшись в Джеуно, герой вновь разыскал Джоачима, который с прискорбием сообщил: ситуация в Абиссее все еще критична, и орды монстров продолжают атаковать мирян. Возможно, герой сумеет переломить ситуацию?..

Искатель приключений продолжил искоренение монстров в иных областях Абиссеи: в Мисароксе прикончил демоноа-оробона, в Аттове - вамоуру, и, наконец, в Вункерле - ражора. Вскоре героя вновь разыскал Гилгамеш, пытавшийся понять причину бедствия, постигшего Абиссею. Прежде в сей реальности существовали воины, рекомые Защитниками Абиссеи, сродни искателям приключений из Вана'деля. Но они ежечасно исчезли, в том числе и альтер эго вана'дельцев, ступивших в сию реальность. К тому же, Абиссея продолжает раскалываться, ландшафт ее видоизменяется... Гилгамеш надеялся, что "маленькая госпожа" знает, что происходит с их родным миром...

Чуть позже Гилгамеш пригласил героя в Зал Богов, где представил "маленькой госпоже" - воплощению Эша'нтарл из Абиссеи. В отличие от самого Гилгамеша, она неспособна перемещаться между мирами, посему использует магнитное поле Зала Богов, чтобы касаться иного измерения. Эша'нтарл поведала, что источник бедствий, постигших ее мир - воля Проматии, бога сумрака. В сей реальности последний скончался столетия назад, и Алтана, горюя о гибели божества, даровала ему свет кристалла, расколов истинный кристалл на пять частей... сотворив таким образом мир смертный. Однако желание Проматии возродиться оказалось сильнее смерти, и жизни мирян, погибших в катаклизмах, приближают сей судьбоносный момент... но возрождение божества ознаменует гибель Абиссеи.

Эша'нтарл винила себя в происходящем, но Гилгамеш указал, что, скорее, возложить вину стоит на исчезнувших Защитников Абиссеи. Эша'нтарл обещался выяснить причину их таинственного и ежечасного исчезновения.

Герой вернулся в мир, продолжив расправу над могучими монстрами, угрожающими люду сей реальности. И когда с тварями было покончено, вернулся он в Зал Богов, где Эша'нтарл поведала ему о существовании ряда параллельных миров, структура которых становится нестабильна благодаря приближающемуся возрождению Проматии. Последний продолжает обращать Абиссею в рай, царствие богов, что и приводит к появлению в окрестных землях неведомых доселе монстров.

В Аль'тае альтер эго героя из Абиссеи бросил вызов Проматии, но не сумел одолеть божество в сражении. Похоже, ныне Аль'тае существует как пространственно-временной парадокс, ибо град сей оказался вырван из реальности и по неведомой причине вознесся на луну.

Эша'нтарл просила героя противостоять Проматии, однако катастрофы, преображающие мир, привели к тому, что все без исключения порталы, связывавшие Абиссею с Аль'тае, перестали функционировать. Женщина полагала, что виной тому - могущественные катураи, появившиеся в Абиссеи с началом катаклизмов.

...Сразив шестерых катураи, герой вернулся к Гилгамешу и Эша'нтарл, подтвердивших, что догадка их оказалась верна, и твари эти действительно блокировали порталы, исполняя волю бога сумрака.

Вознесшись в Аль'тае, герой лицезрел Прише, уроженку Абиссеи, объяснившую, что неудачная попытка альтер эго искателя приключений сразить Проматию вылилась в серию катаклизмов. Поскольку сама Прише бессмертна, она выжила, однако не может покинуть карманное измерение, обратилось в которое Аль'тае. Проматия же вобрал в себя тьму, прежде пребывавшую в Сел'теусе, и ныне обратился в гигантского дракона.

Искатель приключений сумел сразить Божественного Дракона - воплощение Проматии, сохранив таким образом Абиссею от уничтожения. Прише приняла решение остаться в Аль'тае, дабы надзирать за своей родиной, ибо в жители истерзанных земель начинают их восстановление.

Герой же, удостоившийся благодарностей Эша'нтарл, Гилгамеша и Джоачима, возвращался в родной Вана'дель...

  1  2  3  
Web-mastering & art by Bard, idea & materials by Demilich Demilich