Demilich's

Проект "Ной"

Пролог

"Я есмь альфа и омега, начало и конец, первый и последний..."

Откровение 22:13

Пустота. Черная краска упорядоченного хаоса, маслянистыми кляксами растекшаяся в бесконечности. Холодная и неприветливая, чуждая всему живому. И мириады крохотных огоньков, кружащихся в бесконечном хороводе. То исчезающих в бурном потоке времени, то вновь появляющихся уже в ином месте... Так было всегда, с момента сотворения вселенной. И так было до того, покуда не пришли те, кто разорвал замкнутый круг...

Крошечный по масштабам вселенной, но огромный по меркам людей эсминец "Элдридж" скользил в межзвездном вакууме на маршевых двигателях. Крылатый стокилометровый военный корабль класса "Филадельфия", несущий на себе целый колониальный город.

Шли часы, условно нареченные "ночными". Свет ламп дневного света давно уже угас, и бесчисленные помещения эсминца освещались лишь тусклым светом далеких звезд, лучи которых с трудом пробивались сквозь толстые окна и защитные экраны, да бледным рыжеватым светом дежурных фонарей.

Большая часть команды давно уже спала. Спали и беженцы - те, кому посчастливилось успеть добраться до корабля прежде, чем планета погибла. Или не посчастливилось... ведь вместе с ними летел и еще один "пассажир". И именно сейчас он наконец проснулся.


Капитан, не молодой уже мужчина лет пятидесяти, вздрогнул и открыл глаза. Окинул взглядом мостик, окутанный полумраком. Кроме него, здесь остались лишь две женщины-дежурные, следящие за экранами главного компьютера и изредка пробегающие пальцами по клавиатурам, корректируя незначительные отклонения в работе бортовых систем.

Казалось, что все в порядке, но на душе у бывалого капитана было неспокойно.

Прошла минута, другая...

Одна из женщин нахмурилась и защелкала клавишами. Потом непонимающе оглянулась на коллегу, которая так же озадаченно глядела на экран и на невысказанный вопрос лишь пожала плечами.

А тем временем огромные металлические пластины по всему кораблю закрывали затянутые щитами проемы над гражданскими блоками, а над отсеками беженцев вспыхнули предупреждающие табло, недвусмысленно предупреждающие о возможной опасности.

- Что случилось?! - нахмурился капитан.

Он потянулся за кружкой с уже остывшим кофе, но внезапно рука его дрогнула, и та опрокинулась, упала и заскакала по полу, оставляя за собой длинный коричневый след.

- Чрезвычайная ситуация первого уровня, - сообщил из динамиков бесстрастный синтезированный "женский" голос.

Мостик залил яркий алый свет, по ушам резануло сигналом тревоги.

Женщины синхронно обернулись, и лица их уподобились гипсовым маскам. Лишь глаза лихорадочно бегали по экранам, да слабо шевелились губы.

- Жизнедеятельность Омега-1 восстановлена, - заключила одна, бешено стуча сразу по трем клавиатурам, опоясывающим ее полукругом. - Геном Альфа-1 реструктуризован! Подтверждаю замену экзона...

Составные элементы генетических цепей, модели которых вращались на одном из экранов, с огромной скоростью перестраивались.

- Базовый код восемьдесят пять миллионов... сто! - встрепенулась вторая женщина, скользя взглядом по дисплею, на котором содрогался в конвульсиях странного вида хвостатый эмбрион с атрофированными крыльями, свисающими вдоль туловища.

Выдержка ее дала трещину и в голосе появились нотки страха и какого-то извращенного восхищения:

- Скорость просто невероятна! Альфа-1 проник в главный компьютер. Доступ разрешен! Инициализация систем защиты... Разъединение! - она зло ударила по подлокотникам кресла.

- Активирую резервную систему безопасности... Нет доступа! - Ее коллегу тоже постигла неудача. - Капитан, заражение стремительно распространяется по всему кораблю!

- Активируйте подрывные стержни, - секунду подумав, ответил тот, поглаживая ухоженную бороду.

- Но... - женщина на секунду запнулась, а потом кивнула. - Вас поняла. Стержни будут уничтожены через три... - Щелкнув переключателем, она откинула защитный колпак и положила руку на рычаг. - Два... один...

С тихим щелчком рычаг изменил свое положение, а по всему кораблю, вторя ему, массивные блоки отделились от стен и рухнули на пол, разрывая провода. Однако те, словно живые, вновь потянулись друг к другу. Ослепительно яркие электрические разряды связали воедино разорванные сети электроснабжения.

- Не понимаю... ничего не происходит! - ошарашенно проговорила женщина.

- Омега-1 перешел в нападение, - тут же выкрикнула другая, - он пытается получить доступ к системам вооружения!.. Связь потеряна, мы безоружны!

Корабль ощутимо тряхнуло.

- Проникновение в систему автопилотирования Деуса! Запущена процедура перезаписи логики фазового пространства!

- Зона Эрго расширяется! Формируется внутренняя плоскость. Включен режим пространственного перемещения. Получаю координаты: N-X-1-2-8-E-Z-0-6-1. Это... это главная планета!

- Проклятье! - капитан схватил телефонную трубку. - Машинное отделение, немедленно блокируйте все отсеки! Машин...

Но ему никто не ответил. Машинное отделение было залито кровью. На полу кулями валялись изуродованные тела, насквозь пробитые хищно шевелящимися кабелями...

Капитан прикрыл глаза. Все было кончено. Эту битву он проиграл, а вместе с ней и свой корабль.

Все дисплеи на секунду погасли, и взоры присутствующих в рубке сами собой устремились к широкому окну, за которым сверкали звезды. Бесчисленное множество ярких точек, рассыпанных по черному бархату бескрайней вселенной.

В следующее мгновение звезды исчезли. Дисплеи ожили и по ним побежали алые строчки: "вы уподобитесь богам". Надписи отражались в глазах всех присутствующих и прожигали души людей ледяным страхом.

- ...ведающим добро и зло... - закончил за неведомого отправителя капитан.

- Мы все умрем... - неожиданно даже для самой себя выдохнула одна из женщин.

Эти ее слова вывели всех из оцепенения.

- Объявите о начале эвакуации, - тихо, но властно произнес капитан, опускаясь в кресло. - Проследите, чтобы всех гражданских провели в спасательные капсулы. После - покиньте корабль. Я составлю и отправлю отчет о случившемся. Выполняйте.


Сигналы тревоги разнеслись по всем блокам корабля. Сигнальные фонари сменили свой цвет на ярко-красный и, вращаясь, залили все алым светом. Десятки людей бежали по коридорам эсминца. Надрывное завывание сирен гнало их вперед, и некому было остановить тех, в душах которых остался лишь один первобытный страх.

Трудно было представить себе, сколько людей погибнет в этой давке. Сколько из них упадут на пол и будут растоптаны другими. И в первую очередь это будут старики и дети...

Один из солдат, взирающих на поток людей с плохо скрываемым отвращением, повинуясь внезапному порыву, бросил взгляд в один из боковых коридоров. Как раз вовремя, чтобы увидеть исчезающего за поворотом мальчишку. Совсем еще ребенка...

- Мальчик, постой! - закричал он.

Но тут новая волна беженцев смела с дороги всю группу и понесла вперед, невзирая на попытки тех вывернуться. Куда там - даже открой они огонь по людям, обезумевшая от страха толпа просто разорвала бы их в клочья и, растоптав останки, устремилась бы дальше.


Тьма плотным маревом окутала мостик. Лишь изредка рыжие всполохи снаружи выхватывали из мрака силуэты безжизненных приборных панелей, да отражались в глазах капитана, стоявшего подле смотрового окна.

Высунувшиеся из обшивки корабля орудийные башни с ювелирной точностью один за другим уничтожают вылетающие из доков шаттлы и спасательные капсулы. Никто не выжил, никому не удалось бежать с захваченного корабля.

Обшивка эсминца вспучилась и из нее вырвались длинные щупальца электрических кабелей, ощерившихся хищно шевелящимися обрывками проводов.

Он закрыл глаза и отвернулся.

"Я проиграл..."

Капитан медленно поднялся по лестнице и опустился в кресло. Коснулся клавиш мертвой панели и та, секунду помедлив, ожила. Утешительно подмигнула ему крошечным дисплеем.

Запустив руку в нагрудный карман, мужчина вытащил золотой хронометр и откинул крышку. Улыбнулся, глядя на фотографию - жена и дочка. Хорошо, что они далеко отсюда...

Корабль вновь тряхнуло, за дверью послышался шум... Валяющаяся на полу кружка в страхе откатилась прочь, проскакала по ступенькам лестницы и жалобно хрустнула, когда по ее поверхности пробежала трещина.

Капитан опустил руку на пульт.

Дверь и часть стены с грохотом обрушились. Еще секунду капитан смотрел на хронометр, а затем огненная волна, прокатившаяся по помещению, обратила все в пепел и капли расплавленного металла...

Прогремела серия взрывов, и огромный эсминец "Элдридж" в считанные мгновения разлетелся тысячами кусков искореженного металла над затянутой белыми облаками голубой планетой...


Она стояла на берегу бескрайнего океана. Волны, накатывающие на берег, омывали ее стопы. Легкие порывы ветра играли с длинными волосами. Брызги воды оседали капельками на обнаженном теле и сверкали золотым блеском в свете восходящего светила.

Новый мир, на который уже многие тысячелетия не ступала нога человека. Он станет домом для ее детей. Так будет во славу Его!

По небу догорающими звездочками неслись к горизонту останки корабля...

Она обернулась на шум и в свете пламени, лизавшего обломки эсминца, увидела силуэт ребенка, скрытый плотной завесой едкого черного дыма...

1. Пробуждение

"Континент Игнас находится в северном полушарии и является самым большим из всех континентов.

Уже несколько веков на нем бушует война между Империей Кислев, занимающей северные районы континента, и Королевством Ав, владеющим пустынными южными землями. Время стерло причины этой распри, как со страниц истории, так и из памяти людей, оставив нетленным лишь бесконечный цикл страдания и боли. Насилия, порождающего ответное насилие.

В последние годы открытые столкновения уступили место гонке вооружений, начавшейся с приходом некой организации под названием "Этос". Ее члены занимаются ремонтом и восстановлением различных предметов, найденных на раскопках руин древней цивилизации. В том числе и оружия... Обе враждующие стороны приняли активное участие в раскопках, дабы с помощью отремонтированных орудий убийства усилить свою военную мощь.

Самой главной находкой стали "гиры" - гигантские человекоподобные боевые машины, роботы, чья мощь не шла ни в какое сравнение с ручным оружием того времени. Именно гиры стали играть решающую роль в сражениях.

Долгое время между державами сохранялся баланс, но вскоре Королевство стало сдавать позиции. Это объяснялось огромным количеством оружейных складов и просто ценных приборов и инструментов, найденных на территории Империи.

Однако, когда исход войны, казалось, был уже предопределен, в игру вступила третья сила - "Геблер".

Никто не знал, откуда взялась эта маленькая армия, обладавшая доселе неведомыми по силе гирами, но она выказала желание выступить на стороне Королевства, тем самым не просто восстановив баланс, но перевесив чашу весов в сторону Ава.

После нескольких месяцев ожесточенных боев положение кардинально изменилось: силы Империи были отброшены назад, а перешедшие в нападение объединенные армии Ава и "Геблера" захватывали одну территорию за другой, не выказывая ни малейшего намерения умерить свои аппетиты и остановить военную компанию..."

Записки Бальтазара


История эта начинается в маленькой деревушке под названием Лахан. Крохотное поселение у подножья окраинных гор, изолированное от внешнего мира густыми лесами, тянущимися во все стороны на многие километры. Расположенное на окраине Ава, вблизи границ Кислева, оно долгие годы пребывало вдали от военных действий, а жители его не знали ни боли, ни страданий...


Фейхун Вон Фейхун Вон или просто: Фей - это молодой восемнадцатилетний юноша среднего роста и крепкого телосложения. Несколько грубоватые черты лица сглаживала улыбка, которая практически никогда не сходила с его лица. Улыбались не только губы, но и пронзительные карие глаза, которые, казалось, проникали в самую душу. Незнакомцев это, быть может, и испугало бы, но жители деревни давно привыкли. Как привыкли они и к тому, что Фей был пришельцем, о чем свидетельствовала его смуглая кожа, не характерная для жителей этих мест.

Три года назад в Лахан пришел незнакомец, скрывающий свой лицо под маской, закутанный в тяжелый плащ с низко надвинутым капюшоном. На руках он нес мальчика. И, несмотря на хлеставший в ту ночь ливень, вода была не в силах смыть с ребенка кровь, которая насквозь пропитала одежду и толстой коричневой коркой покрывала все его тело. Тогда незнакомец постучал в дверь старейшины деревни и, передав ошарашенному старику изувеченного мальчика, попросил позаботиться о нем, назвав лишь его имя, после чего растворился в ночи.

Старейшина Ли был очень добрым человеком и приложил все усилия, чтобы вылечить незнакомого мальчика, метавшегося в бреду.

Фей выжил, но, как оказалось, лишился воспоминаний. События пятнадцати лет его жизни стерлись из памяти.

Жители деревни, конечно, первое время относились к нему с недоверием, но после привыкли и приняли его в свою общину.

Крепкому молодому человеку в деревне, где подавляющую часть населения составляли женщины, старики и дети, быстро нашлась работа: перетаскать тяжелые мешки убранных с полей овощей, натаскать воды для поливки огорода или отогнать повадившихся таскать овец волков от деревни - стремясь отблагодарить жителей Лахана, он не чурался любой работы и с готовностью помогал каждому.

Одной из тайн настоящего, чьи корни уходили в исчезнувшее прошлое, была феноменальная способность юноши к боевым искусствам. Несколько старших мужчин как-то предложили показать ему несколько приемов, чтобы он, в случае чего, мог за себя постоять. Фей согласился и поразил всех, когда уже через месяц одолел своего учителя. Самому же ему казалось, что он не учится, а вспоминает то, чему его научили в прошлом. Быть может, память его была пуста, но память тела не обманешь...

В свободное же от работы время он прогуливался по окрестностям со своими друзьями - Тимоти и Алисой; болтался у дока Ситана - ученого, жившего в горах неподалеку со своей женой и маленькой дочуркой; или же писал картины, которые, зачастую, понимал лишь он один.

Вот и сейчас Фей сидел в своей комнатке и задумчиво жевал конец кисти, глядя на непонятное буйство красок, уложенных на холсте перед ним, при этом свободной рукой теребя длинные каштановые волосы, стянутые на затылке в хвост.

Вынув кисть изо рта, он мазнул ею по деревянной палитре, окрасив темные волокна в ярко-алый цвет и, примерившись, оставил короткий мазок на картине, который лишь минуту еще поблескивал в золотых лучах солнца, падающих из открытого окна, а после исчез в водовороте красок.

Довольно хмыкнув, юноша сунул кисть в баночку с растворителем, закрыл ее крышкой и пинком отправил в дальний угол комнаты.

- Уфф... - удовлетворенно оглядывая свое художество, он сладко потянулся и зевнул. - Пожалуй, на сегодня все. Теперь можно и отдохнуть.

Парень бросил взгляд на стену, где висела самая первая его картина - растущее на покрытом темно-зеленой травой холме старое дерево - и, скорчив недовольную мину, поскреб затылок. Он уже давно хотел избавиться от этого сомнительного произведения искусства, но, по словам его друзей, оно было единственным адекватным его творением.

Вялым взмахом руки Фей подарил дереву еще несколько дней жизни и, приоткрыв дверь, выскользнул в коридор.

- Фей! - радостно заулыбалась при виде юноши старушка, вооруженная метлой, работавшая в доме старосты служанкой. - Помоги старухе - смахни паутину. Просто засилье пауков какое-то! Все кладовку, проклятые, оплели! За крупой потянулась - и на тебе: вся в сетях тварей окаянных!

- Конечно, - улыбнулся Фей, принимая из рук женщины метлу, - сейчас все сделаю!

На борьбу с паутиной ушло минут пять. Пауки с момента последней чистки успели опутать сетями все углы, потолок, стены и даже внутреннюю часть шкафов. Рваные клочья паучьих нитей плотным слоем опутали метлу, на которой теперь болталось несколько десятков дохлых мух.

Очищать ее, к счастью, не пришлось - старушка поблагодарила Фея и сказала, что уж с этим справится сама.

Поднявшись наверх, юноша обнаружил, что у них гости - Тимоти со своим отцом и дядя Алисы, на которого было возложено воспитание девочки после смерти ее родителей.

- О, вот и мой мальчик! - по-отечески улыбнулся ему старейшина. - А мы вот тут обсуждаем приготовления к свадьбе твоих друзей... Кстати, Фей, тебе бы тоже не мешало завести подружку! Приводи ее к нам - не стесняйся! Ты ведь молодой, здоровый парень! Вот я в твои годы... Помню, познакомился я тогда с двумя близняшками... - сообразив, что сболтнул лишнего, старейшина закашлялся и поспешил сменить тему: - Ну ты давай - иди, прогуляйся... А нам тут нужно еще много чего обсудить...

- Фей, ты извини, что мы вот так используем ваш дом... - Смущенно проговорил Тимоти, и, рассмеявшись, протянул руку. - Привет, кстати!

Крепко пожав другу руку, Фей отмахнулся:

- Ничего страшного. Завтра ведь ваша свадьба - это важный день!

- Да, точно... Все никак не могу в это поверить...

- Да уж, я тоже, - поддакнул его отец, - что мой оболтус отхватил себе такое сокровище! И когда только успел?!

- А я не знаю - не то радоваться, не то плакать... - пожаловался дядя Алисы. - Моя маленькая девочка выходит замуж... Это самый ужасный день в моей жизни!

Все рассмеялись.

- Тимоти, - Фей отвел друга в сторонку и смущенно проговорил, - я просто хочу сказать тебе - спасибо! Ты и Алиса, вы оба, помогли мне встать на ноги! Вы поддержали меня в трудную минуту и...

- Ой, да брось ты! - рассмеялся парень. - Чего это тебя на сопли потянуло? Мы же все одно останемся друзьями! Мне кажется, что я знаю тебя с самого детства! Так что мы будем вместе всю жизнь! Мы с Алисой еще погуляем на твоей свадьбе!

Парень окончательно смутился и лишь кивнул.

- Да, Фей, - уже серьезно сказал ему Тимоти, - ты не мог бы заглянуть к ней? Нам тут еще нужно кое-что обсудить, а ей, наверное, скучно... Уверен - ей нужна компания.

- Конечно, - кивнул Фей. - Ну, до встречи.

- Ага, в любом случае - увидимся завтра.

Едва юноша потянулся, чтобы открыть дверь, как та распахнулась сама и в дом вбежал Дэн - брат Алисы.

Маленький, не сказать - мелкий, парнишка четырнадцати лет. Непропорционально большая голова с огромными глазами, кустистые брови и огненно-рыжие волосы, зачесанные назад, придавали ему весьма комичный вид. Тимоти нередко из-за этого над ним подшучивал и Дэн ненавидел того лютой ненавистью. Узнав о предстоящей свадьбе, он едва не вырвал себе волосы и долго жаловался Фею, проклиная Тимоти.

- Фей, нам нужно с тобой поговорить! - с порога заявил он.

На памяти Фея мальчишка никогда не улыбался. Лицо его было либо серьезным, либо очень серьезным. Сейчас оно как раз было очень серьезным - верный признак того, что дело касалось Тимоти и предстоящей свадьбы, а значит - не сулило ничего хорошего.

- Вижу, ты как обычно полон энергии! - рассмеялся Фей и, как всегда не дождавшись адекватной реакции от Дэна, почувствовал себя полным кретином.

- Дэн, невежливо вот так врываться... - наставительным тоном начал Тимоти.

- Ага, и этот хмырь здесь! - зло прошипел коротышка. - Отвали! Пока ты не женился на Алисе, нам с тобой не о чем разговаривать! У меня важное дело к моему другу, Фею! - огрызнулся он, сделав акцент на слове "другу".

- Слушай, Фей... Эм... - Дэн пожевал губами, словно не зная, как к нему обратиться. - Мне, значит-ца, нужно с тобой переговорить...

- В чем дело? - нахмурился юноша. - Звучит весьма серьезно...

- Не здесь, друг. Здесь слишком много лишних ушей! - Дэн многозначительно кивнул в сторону демонстративно отвернувшегося Тимоти. - Это очень важно, Фей! Нам нужно серьезно поговорить. Один на один. Как мужчина с мужчиной! Я буду ждать тебе снаружи, так что давай, поспеши.

С этими словами он выбежал из дома.

- Хо-хо-хо... - рассмеялся старейшина. - Какой энергичный молодой человек... Нелегко тебе с ним придется, Тимоти.

- Да уж... - улыбнулся он. - Ну да ничего - справлюсь, как-нибудь...

- Вы уж его простите, - извинился за мальчишку дядя Алисы. - Совсем сорванец отбился от рук. А у меня и времени его выпороть нет...

Пожав руку Тимоти и распрощавшись с остальными, Фей вышел из дома.

Большинство домов в Лахане были каменными. Сложенные из булыжников, скрепленных глиной, строения издалека походили на цельные куски горной породы, неведомо как оказавшиеся на поверхности, в которых кто-то проделал отверстия-окна и дверные проемы. Лишь изредка попадались деревянные пристройки, сараюшки, да уборные. Больно много было в округе камней, мешавших распахивать землю под поля, и жители дробили их, а из кусочков возводили здания - и материал не пропадал, и защита от пожаров - дожди с грозами в этих местах шли часто, а дерево - не лучший материал для защиты от молний, которые нет-нет, да ударят где-нибудь поблизости. К тому же леса таили в себе немало опасностей, и волки - далеко не главная из них. Так что ходить по лесу, выискивая подходящие для строительных работ деревья, никто не решался.

Заборов и личных участков не было, равно как и нужды в оных. Жители деревни напоминали одну большую семью, в которой все делилось поровну. Воровать же у своих... На памяти Фея подобного еще ни разу не случалось, и он искренне надеялся, что никогда не случится.

Дэн ждал его на улице, подперев спиной стену дома. Мальчишка нетерпеливо топал ногой, оглядывался по сторонам, неодобрительно мотал лохматой головой, глядя на носящуюся туда-сюда ребятню, и то и дело сплевывал себе под ноги.

- Итак, Фей, - без лишних слов начал он, едва юноша подошел поближе, однако, не забыв при этом еще раз оглядеться по сторонам. - Как ты знаешь, завтра - день свадьбы моей сестры... И поговорить с тобой я хочу именно об этом!

"Ну, кто бы сомневался..." - вздохнул Фей, но ничего не сказал.

- Если быть откровенным... - Дэн уставился в землю. - Фей, я всегда хотел, чтобы ты был моим братом. И еще не поздно... - он вновь пожевал губы, а после выпалил: - Ты должен украсть Алису и сбежать с ней! Если тебе нужна помощь - я помогу! Моя сестренка красива и отлично готовит! И, как женщина... Кхм... В общем... Давай уже - соглашайся! - он несильно стукнул Фея в живот и, сунув руки в карманы, глянул на него исподлобья. - Ну?

Предложение Дэна ошарашило его. И, несмотря на всю его абсурдность, нашло некий отклик в душе юноши. Перед внутренним взором всплыло лицо девушки, ее теплая улыбка, ее губы...

Фей отвернулся и отчаянно замотал головой.

- Нет, Дэн, извини, но это просто невозможно! Тим и Алиса - мои друзья! Я не могу так поступить...

- Эх... - вздохнул за его спиной мальчишка. - Да. Я догадывался, что именно так ты и ответишь... Но, знаешь... если ты передумаешь - приходи, обсудим.

Он шлепнул его по спине и не торопясь пошел прочь, насвистывая себе под нос какую-то простенькую мелодию.

Все еще находясь под впечатлением, от разговора с братом Алисы, Фей дошел до ее дома и в дверях наткнулся на молодую женщину - ее тетю. Она загородила собой проход и озорно улыбнулась.

- Привет, Фей. Пришел повидать Алису?

- Угу...

- А ты разве не знаешь, что никто не должен видеть невесту до свадьбы? - когда Фей озадаченно почесал голову и виновато взглянул на нее, женщина весело рассмеялась. - Ладно уж, сделаю для тебя исключение: проходи!

"Как быстро летит время... Десять лет прошло с тех пор, как умерли мой брат и его жена... мы с мужем приложили все силы, чтобы позаботиться об их детях... Что ж, теперь, когда Алиса выходит замуж, можно сказать, что на этом фронте моя работа закончена. Тимоти - хороший мальчик, он позаботится о ней!.. Остался только Дэн - ох и трудно же с ним придется..." - женщина улыбнулась своим мыслям и прошла следом за Феем, притворив за собой дверь.

Войдя в дом, Фей поднялся на второй этаж, в комнату Алисы, и окликнул стоявшую у зеркала девушку, прижимавшую к груди белоснежное платье.

- Привет, Алиса! Свадебное?

- Ох! Фей, ты меня напугал!

Она подошла к вешалке у стены и аккуратно повесила на нее платье.

- Да... Я его только что закончила. Пришлось приложить больше усилий, чем я думала.

- Оно великолепно, Алиса. Ты отлично потрудилась! Я... поздравляю тебя!

- Спасибо! Фей...

- Алиса... А, нет... что ты хотела?

- Я?.. Нет, ничего, Фей...

Они замолчали, чувствуя себя очень неловко.

- Фей, ты видел Дэна?

- Да, он снаружи. Как обычно - строит заговоры против Тима, - рассмеялся Фей.

- Да? Ох уж этот мальчишка... я ведь дала ему поручение...

- Какое поручение?

- Я просила его взять у доктора Узуки камеру... Ну, ты понимаешь - на завтра.

- Тогда я с радостью выполню твое поручение вместо него! Я как раз хотел сходить - повидать Дока.

- Правда? Ну, если тебя не затруднит...

- Никаких проблем! К тому же его жена чудесно готовит - это неплохой повод попробовать ее стряпни!

- Спасибо, - засмеялась девушка.

- Ну, тогда я прямо сейчас пойду туда.

- Подожди, - остановила она его, когда парень уже собирался уйти.

- Ты хочешь, чтобы я взял у него еще что-нибудь?

- Нет... Я не об этом... Фей, ты когда-нибудь думал... Если бы ты родился в нашей деревне, и если бы мы узнали друг друга пораньше...

Фей отвернулся. В груди все болезненно сжалось. Закипевшая было внутри него ревность тут же улеглась, растекшись острой болью, тоской и страшным одиночеством по всему телу.

- Не обращай внимания... - замотала головой девушка.

- Тогда... я пойду, - выдавил из себя юноша и поспешно сбежал по лестнице.

- Будь осторожен! Передавай привет от меня доктору Узуки! - прокричала ему вслед Алиса.


Дорога к жилищу Дока шла через небольшую березовую рощицу, а после уходила в горы.

На развилке стоял немного покосившийся столбик, с тремя табличками, одна из которых гласила: "Сюда - дом доктора Узуки, прямо за мостом". Вторая указывала в обратном направлении и говорила, что там находится деревня Лахан. Третья же была вымазана красной краской и весьма недвусмысленно предупреждала: "Туда не ходить! Свернутые шеи не выправляю!" за подписью самого Дока.

Но Фей-то как раз знал, что это и есть самый короткий путь к жилищу ученого. К тому же путь проходил мимо места, где гнездились какие-то птицы, названия которых он не знал, зато был прекрасно осведомлен, что их огромные килограммовые яйца - отличное дополнение к божественным кулинарным шедеврам супруги Дока.

Спрыгнув с уступа, юноша пробежал вдоль отвесной скалы по узенькой дорожке, стараясь не смотреть вниз - пропасть была не совсем бездонной, но тридцати метров ему вполне хватило бы, чтобы свернуть вышеупомянутую шею...

Добравшись до тупика, он вскарабкался наверх, хватаясь за выступы в камне и свисающие толстые корни растений, и, подтянувшись, влез на уступ, оказавшись подле большущего гнезда, в котором лежали три крупных яйца.

Схватив одно из них, Фей спрятал его за пазуху и поспешно перескочил через невысокую каменную "стену", оттолкнулся и что есть силы прыгнул вперед.

Дыхание его перехватило, голова на секунду закружилась, и он даже успел испугаться, что на этот раз его акробатический этюд закончится полным провалом со всеми вытекающими последствиями, однако тело и на этот раз не подвело своего владельца. Да и подобный метод спуска был опробован уже несколько раз...

Выставив вперед руку, Фей ухватился за ветвь росшего внизу старого дерева - того самого, что было изображено на его картине, и остановил падение. Качнулся из стороны в сторону, отпустил руку и, падая, уцепился ногами за ветку пониже, повиснув вниз головой.

Над ним мелькнул силуэт гигантской птицы, а после окрестности огласил полный ярости и отчаянья крик мамаши, у которой в кладке поубавилось яиц.

"Ну уж извини! Кто ж виноват, что у тебя яйца такие вкусные!" - довольно улыбаясь, подумал парень.

Однако на этот раз кое-что пошло не так: старое дерево, видимо, решило отомстить юноше. Может за то, что его изображение он не считал за настоящее искусство. Может, потому, что его уже несколько месяцев использовали не по назначению... Но только ветвь, на которой висел Фей, хрустнула, надломилась, и юноша с размаху рухнул головой вниз.

До земли было не больше метра, но удар даже с такой высоты о твердую каменистую почву оказался весьма болезненным. Шею словно расплющило. Позвонки жалобно клацнули и отозвались болезненным электрическим импульсом.

- Уууф... - простонал он, поднимаясь на ноги. - Ну что за?..

К счастью его добыча не пострадала. И несколько помятый, но все же довольный Фей двинулся дальше - по веревочному мосту, натянутому через пропасть неподалеку от него.


Жилище Дока было расположено на вершине холма. Со всех сторон оно было обнесено невысоким - в полметра - заборчиком, не для защиты от непрошеных гостей, а чтобы эти самые гости не скатились вниз по крутому склону. Да и за свою маленькую дочурку ученый переживал.

Это было огромное трехэтажное сооружение из камня и железа, листы которого то и дело притаскивали деревенские жители, выкапывая его вместе со всякими непонятными штуковинами, которые тут же тащили к Доку.

Первый этаж занимали кухня и столовая. Этажом выше - спальная комната. А еще выше - рабочий кабинет Дока, из которого на крышу вела лестница. Там, наверху, был установлен самодельный телескоп жутковатого вида с широченным раструбом, который, впрочем, не давал особого увеличения и использовался не для наблюдения за космическими телами, а за близлежащими окрестностями.

Отличительной особенностью жилища было огромное количество книжных шкафов, которые занимали львиную долю жилого пространства и в скором времени грозились окончательно вытеснить жильцов на улицу.

Но на самом деле то был скорее дом жены Дока - Юи и его маленькой дочурки Мидори. Сам он редко появлялся в нем, проводя большую часть времени в своей "лаборатории" - низеньком металлическом бункере, врытым в землю, с узенькими щелями-бойницами вместо окон. Крыша бункера была щедро посыпана землей и обросла болотного цвета травой, подобно коротко стриженным волосам, свешивающейся вниз. Общую картину завершал древний неработоспособный грузовой гир с пропеллером на макушке. Насквозь проржавевшая куча металлолома, усевшаяся на крышу бункера, подобно наседке в гнезде, и свесившая по бокам четыре ноги-захвата.

Именно по этой причине Фей ничуть не удивился, когда, войдя в дом, не обнаружил там ученого, а лишь его жену, готовящую на плите что-то божественно пахнущее, и дочку, усиленно ей помогавшую.

- Здравствуйте! - вежливо поздоровался он.

- Фей, - радостно улыбнулась ему русоволосая Юи. - Добро пожаловать!

- А где Док?

- Как обычно, ковыряется в своих железках в своем бункере! - обреченно вздохнула женщина.

- Ну, я догадывался... - улыбнулся в ответ Фей. - Тогда пойду, поищу его и оторву на минутку от этой штуковины... Интересно - ему когда-нибудь надоест с ней возиться?..

- Ах да, - Фей выудил из-за пазухи яйцо, - вот, подобрал его по дороге.

- О, на вид весьма аппетитное... Сейчас мы с Мидори его приготовим!


- Док? Док, ты здесь? - подойдя к "лаборатории", позвал парень.

В ответ что-то над его головой громко хлопнуло. Тут же донесся раздосадованный голос ученого:

- Ах, что б вас! Какого черта они использовали эти детали?! Неудивительно, что эта штука в конечном счете сдохла! Теперь придется менять еще и эту цепь...

- Док? - Фей задрал голову и увидел облокотившегося на несущий винт Ситана, разглядывавшего что-то внутри допотопного агрегата.

Ученый, как обычно, был одет в свой серый с масляными пятнами костюм, поверх которого был накинут темно-зеленый плащ, запахнутый на правую сторону и перехваченный на поясе широким сиреневым поясом, концы которого свисали до самых ступней.

- А? - обернулся он. - Ой, это ты Фей! Рад тебя видеть!

Лицо ученого было очень спокойным и даже немного женственным. Добрые, понимающие глаза, чуть изогнутые брови... Губы растянуты в легкой улыбке. На аккуратном, чуть вздернутом носу сидели самодельные очки в металлической оправе, которые Док беспрестанно поправлял. Очки эти сделал он сам, и они, как и все, что делал ученый, просто не могли быть обычными очками. По бокам их были закреплены дополнительные линзы на подвижных планках, которые при необходимости ученый опускал, чтобы рассмотреть разнообразные мелкие детали внутри ремонтируемых агрегатов.

- Что ты там делаешь?

- Да, все пытаюсь заставить двигаться этого "краба"...

Ученый откинул назад черные с проседью волнистые волосы, которые доходили ему до середины спины и были перехвачены в двух местах алыми ленточками. Нагнул голову и задумчиво почесал гладко выбритый подбородок.

- Не обращай внимания на этот маленький взрыв... такое происходит постоянно, - он рассмеялся. - Эх, подобный гений чьей-то мысли и так ужасно исполнен... Руки бы оторвать строителям!

- Можешь немного подождать? Я уже скоро закончу... - пообещал Ситан. - Да, кстати, внутри есть кое-что забавное. Если хочешь - можешь пока глянуть!

- Хорошо, Док. Только давай поскорее, а не как в прошлый раз! Скоро уже стемнеет.

- Ладно-ладно, - замахал руками ученый. - В прошлый раз я просто немного увлекся. Сейчас спущусь!

Юноша толкнул дверь в бункер и нырнул в полумрак помещения.

Здесь было полно всяческих агрегатов. Какие-то металлические резервуары, резиновые трубки, увешанные всевозможными приборами, как новогодние гирлянды лампочками. Жутковатого вида движок, снятый со второго гира, которого Док, скрипя зубами, отправил-таки на свалку. Двигатель этот, шестерни которого были связаны ржавыми цепями, выполнял роль динамомашины, и по вечерам, издавая жуткий звон и скрежет, вырабатывал электричество, снабжая обитателей холма светом. И попутно отгоняя от жилища диких зверей... и не только зверей...

Посреди бункера стояла странного вида позолоченная коробка, которой раньше Фей у Дока не видел. Поняв, что это и есть то самое "кое-что забавное", юноша осторожно приблизился к агрегату и тихонько коснулся его рукой. Кто знает - не возжелал ли Док протестировать это устройство на нем? Может - рванет сейчас... Глупо конечно - именно благодаря своевременной помощи ученого три года назад ему удалось выжить... Глупо, но все же...

Двигатель у задней стены заработал, загрохотал цепями. Стены "лаборатории" содрогнулись, а Фей едва успел отпрыгнуть, когда передняя часть коробки откинулась в его сторону. Ее примеру последовали боковые, с внутренних сторон которых были нарисованы солнце на фоне голубого неба с редкими облачками и месяц на фоне усыпанного звездами небосвода. Задняя стенка осталась стоять. Все на ней было залито золотом и полосками света, исходящими из белоснежного шара вверху, вокруг которого парили ангелы. Посередине же стояла статуя четырехкрылой серафимы, запрокинувшей голову и молитвенно сложившей на груди руки.

- Ч-что это такое?.. - изумился Фей.

Статуя начала медленно вращаться вокруг своей оси. Воздух внезапно наполнился призрачными розовыми лепестками, которые летели из узких прорезей в стенах бункера, осыпали пол и таяли, касаясь его. Фей попытался ухватить несколько лепестков, но те мгновенно исчезали, едва касались его рук.

Помещение наполнилось нежной и спокойной мелодией, доносившейся откуда-то из глубин статуи. Простенькая мелодия, подобная звону нескольких крохотных колокольчиков... или одиноким капелькам воды, падающим на поверхность спокойного озера...

- Я... где-то уже слышал эту музыку... - внезапно понял юноша, ошарашенно глядя на вращающуюся в своем медленном танце серафиму.

- Ну как? Неплохо? - послышался за его спиной голос ученого.

- Док?

- Извини, что заставил ждать.

Ситан прошел внутрь и подошел к статуе.

- Музыка вещь загадочная... Иногда, она заставляет людей вспомнить то, что они давно забыли... Мысли, чувства... И не важно - хочет ли слушатель их вспоминать или нет.

- Что это?

- Несколько ребят нашли, копаясь в земле, и притащили мне, - пожал плечами Док. - Видимо, какое-то музыкальное устройство, - Узуки протянул руку к падающим лепесткам. - Многие годы назад люди, как и мы сейчас, слушали эту мелодию. Кто-то, быть может, радовался. А кто-то грустил.

Фей промолчал. У него эта мелодия как раз вызывала грусть. Что-то давно забытое, лишь на секунду показавшееся из глубин памяти.

- Кстати, что привело тебя сюда? - полюбопытствовал Док, прервав его мысли.

- Ах да, - хлопнул себя по лбу парень. - Алиса просила заскочить к тебе и позаимствовать на время камеру.

- О! У нее ведь завтра свадьба, да?

Фей кивнул.

- Тогда нужно ее приготовить... Кстати, скоро будет обед - присоединишься?

- Еще бы! Я надеялся, что ты спросишь! - рассмеялся юноша.

- Ну и отлично. Мне еще нужно здесь прибраться, подожди пока в доме. Поиграй с Мидори...

- Хорошо. Только не задерживайся!

- Хорошо, постараюсь. А то ведь умрешь с голодухи! - расхохотался Узуки.

Фей уже на пороге обернулся и задумчиво проговорил:

- Док, у меня странные ощущения от этой музыки... Внутри становится тепло... и тоскливо.

Ученый кивнул.

- Видимо, это та часть тебя, которую ты позабыл. И она помнит эту мелодию. Не переживай - рано или поздно, ты обязательно все вспомнишь!

Фей лишь кивнул и вышел из бункера.

- Значит, уже завтра свадьба Тимоти и Алисы... как быстро летит время... Я уже начинаю забывать...

Размышления ученого прервало какое-то изменение в игравшей мелодии. Проскочили фальшивые нотки. Розовые лепестки исчезли. Статуэтка серафимы описала последний круг и застыла, а потом с хрустом разлетелась на кусочки, бесформенной грудой осыпавшиеся на пол.

Ситан подошел к испорченному устройству, и, подобрав с пола один из осколков, задумчиво повертел его в руках, неодобрительно покачав головой.

- Не к добру...


- Ммм... Объедение! - благодарно похлопал себя по полному животу Фей и выбрался из-за стола. - Спасибо, Юи. Твоя стряпня просто великолепна! Спасибо за чудесный обед!

- Пожалуйста, - улыбнулась ему жена доктора. - Приходи к нам почаще, Фей. Я с радостью приготовлю тебе что-нибудь вкусненькое!

- Фей, все, что нужно, я завтра сам принесу в деревню, - пообещал Ситан, проводив гостя до порога. - Мне просто страшно представить, что столь ценные инструменты окажутся в твоих руках!

- Ну, я не против! - улыбнулся парень. - Тогда - до завтра! Спокойной ночи, Юи, Мидори.

- Спокойной ночи. Мы обязательно придем на завтрашнюю свадьбу!

На улице уже было темно. В ветвях деревьев перекрикивались какие-то ночные птицы, а в траве стрекотали сверчки.

- Будь осторожен, Фей! - выйдя вслед за юношей, пожелал ему ученый. - Дорога в темноте очень опасна.

- Буду осторожен, впрочем, как и всегда! - заверил его парень. - До завтра! Спокойной ночи!

И, махнув на прощанье рукой, Фей поспешил вниз по склону, подгоняемый холодом, который в отсутствии солнца ощутимо давал о себе знать...

Однако едва он перешел по веревочному мосту, как где-то вдали прогрохотал взрыв. Небо на секунду осветила яркая вспышка, в свете которой юноша увидел стремительно пролетевшие над лесом тени. Он не смог разглядеть, что это было, потому что порыв воздуха швырнул ему в глаза облако пыли, но был уверен, что это "нечто" просто огромных размеров.

- Фей! - услышал он за спиной крик Ситана.

Ученый со всех ног бежал к нему от своего дома.

- Док, что-то только что пролетело...

- Ты тоже видел?! - ровным, без намека на усталость голосом прокричал Узуки, подбежав к Фею. - Похоже, это гиры из Кислева!

- Это... были гиры?!

Прогремел еще один взрыв, рыжим всполохом окрасив небеса. И донесся он со стороны деревни.

- Проклятье! - прорычал ученый, и лицо его впервые, на памяти Фея, исказилось от ярости. - Они летят прямо в Лахан! Нам надо спешить!

Парень согласно кивнул, и они бросились к деревне, перескакивая с одного скалистого уступа на другой. Фей никогда бы не подумал, что Ситан не просто в отличной физической форме, не только не уступает ему по силе и скорости, но даже превосходит! Очень скоро ученый заметно вырвался вперед, и Фею приходилось прилагать все усилия, чтобы не упустить его из виду.

Гонка продолжалась каких-то пятнадцать минут, но за это время он совсем выбился из сил.

Когда Док остановился, Фей, тяжело дыша, подошел к нему и поднял голову. Из груди его вырвался стон.

Лахан горел. Пламя вырывалось из дверей и оконных проемов полуразрушенных домов. Многие здания были просто стерты в порошок - видимо, попав под ноги гигантским боевым машинам. Другие лишились крыш. Некоторые, правда, пострадали не так уж и сильно, но все равно лишились дверей и окон. Деревянные же постройки были полностью сожжены.

- Нет... - выдохнул Фей. - Лахан!..

Над самым ухом прогремела череда выстрелов, больше походившая на серию взрывов, и огромный, высунувшийся из-за его дома гир пробил гигантскую брешь в здании напротив.

- Алиса! Тимоти! - закричал ученый, увидев стоящих посреди деревни молодых людей.

- Доктор Узуки?! Фей! - обернулись те. - Они... они появились из ниоткуда и начали бой!

- Да, я знаю. С вами все в порядке?

- Да, но Дэн... - ответила Алиса. - Мы никак не можем его найти!

- Я пойду поищу его, - крикнул Тимоти, стараясь что бы голос его не утонул в общей какофонии звуков. - Алиса, уходи из деревни!

- Нет, постой, - остановил его доктор. - И ты, и Алиса, и все остальные жители пусть уходят в горы!

- Док, ты же понимаешь - я не могу бросить Дэна! - запротестовал Тимоти.

- Понимаю. Но прошу - уходите. Обо всем остальном позаботимся мы с Феем! Вы же позаботьтесь о себе. Тимоти, твоя главная задача - защищать Алису!

- Но...

- Док прав! - вмешался Фей. - Вы должны как можно скорее покинуть деревню! Мы обязательно спасем Дэна и всех остальных!

- Хорошо, - кивнула девушка. - Мы рассчитываем на вас! Идем.

Когда Тимоти и Алиса скрылись из виду, Ситан хлопнул Фея по плечу.

- Я проверю дома. Вдруг, кто-нибудь еще остался внутри. Фей, обойди деревню вокруг и уведи всех людей в горы!

- Хорошо, - кивнул парень. - Док, будь осторожен!

- Ты тоже.

Внезапно из-за его спины вылетел гигантский робот, едва не раздавив парня. С другой стороны показался еще один и дал залп из пулемета по первому.

Рефлексы не подвели Фея и на этот раз. Он отскочил в сторону, кувырнулся и вовремя - земля в том месте, где он только что стоял, взорвалась.

Большая часть пуль досталась первому гиру, и тот, качнувшись, опустился на одно колено. Черные пластины на его груди разошлись в стороны и на землю кулем рухнул пилот.

В сполохе взрыва, в свете догорающего здания, Фею показалось, что в кресле пилота сидит еще кто-то. Мальчик, с беспорядочно свисающими на лицо каштановыми волосами. Глаз его не было видно, лицо почти полностью скрывала тень. Лишь тонкие губы...

Он несколько раз моргнул, пытаясь сбросить наваждение, но мальчик не исчез. Второй пилот? Нет же - там ведь всего одна кабина!

Где-то в глубине его сознания звякнул колокольчик. Фей перевел взгляд на распростертое на земле тело. Колокольчик зазвенел вновь, уже более настойчиво.

Вновь взглянул на сидящего в кабине мальчика и тот взглянул на него. Фей не видел его глаз, но знал, что тот смотрит на него! Тонкие губы искривились в усмешке, недоброй такой усмешке... гадостной! Мальчишка хрипло хихикнул и медленно, словно нехотя, растворился в заполнившей кабину темноте.

Ведомый непонятным желанием, юноша вскарабкался по ноге иссиня-черного гира и, перепрыгнув на вытянутую руку робота, нырнул в кабину.

- Фей?! - донесся за его спиной изумленный голос ученого. - Подожди, Фей!

Фей не ответил.

Нагрудные пластины за его спиной сошлись, закрыв парня от окружающего мира полуметровым слоем брони.

- Фей, не делай этого! Нельзя драться здесь! - кричал Ситан, словно надеясь, что парень его все же услышит.

Но он не услышал. Огромный гир выпрямился, развернулся и стремительно двинулся к стоящим в отдалении двум другим роботам, ставших причиной гибели Лахана.

Зрение юноши внезапно изменилось. На его глаза словно натянули сетку, по которой бежали вереницы непонятных символов. Он заморгал, но оказалось, что и открытыми глаза держать теперь вовсе не обязательно. Кроме того, мир теперь предстал перед ним совершенно в ином виде. Словно по всему его телу открылись десятки глаз, которые, окинув взглядом окрестности, нарисовали в его сознании невозможную трехмерную картину, где он видел не только то, что было перед ним, но и себя самого, и то, что было позади него. И все это было в фокусе. Его охватила эйфория.

В сознании зазвучал чей-то голос. Словно к его собственным мыслям добавились чьи-то еще.

Вначале он не мог разобрать слова, но после отчетливо "услышал":

"Языковой модификатор включен. Запущена процедура опознания... Ягненок... Диалект Игнаса... Опыт пилотирования отсутствует... Процедура опознания завершена. Синхронизация интерфейса управления с сознанием пилота... Синхронизация успешно выполнена. Уровень рассинхронизации - пятьдесят два процента. Функции боевого режима ограничены. Нормальное функционирование возможно. Состояние систем стабильное. Уровень повреждений - двенадцать процентов. Уровень энергии - шестьдесят пять процентов. Внимание, силы противника готовятся к нападению!"

Его вели инстинкты, и все оказалось донельзя просто. Он словно и не был внутри гигантского робота. Будто сражался голыми руками и ногами с таким же противником-человеком, а чудовищная машина убийства копировала все его движения, кроша вражеские гиры.

Он стремительно пронесся по деревне, оттолкнулся от земли и взмыл в воздух, после чего, крутанувшись вокруг оси, двинул своего противника ногой. Удар оказался столь сильным, что тело вражеского робота смялось, словно жестяная банка, и отлетело в сторону, рухнув на землю и проделав в ней глубокую траншею.

Второй робот дал по нему залп из пулемета, но пули лишь рикошетили от подставленный под обстрел руки.

Подбежав к нему вплотную, Фей нанес открытыми ладонями два удара тому в грудь, от чего на металле остались глубокие вмятины, а после обрушил на его голову ногу, весящую не меньше тонны. Затем сложил руки вместе и выставил в сторону врага. На секунду по его телу прокатилась горячая волна, а после мир затопил ослепительный свет. Всполохи огня, холодный свет звезд и голубое сияние неба - все это смешалось, завертелось в хороводе ярких бликов, сжалась в маленький комочек перед ладонями гира, а потом выплеснулось огненной волной, пронзившей насквозь врага, обратив его броню в расплавленный металл, самого пилота в горстку пепла, а в здании, находившемся за ним, оставило огромную дыру, края которой оплыли и поблескивали стеклянным блеском.

Сверху спикировала еще пятерка вражеских гиров.

- Подкрепление?! - с несвойственным ему злорадством прошипел Фей. - Что ж, потанцуем!..


- Фей... - Ситан стоял подле уничтоженного здания и смотрел, как юноша расправляется с одним врагом за другим. - Ты дерешься как... Проклятье... Если Он здесь проснется...

- Док!

Ученый обернулся и на балконе второго этажа дома Алисы увидел Дэна. Мальчишка спрыгнул вниз и подбежал к нему.

- Ты в порядке? Что ты здесь делаешь?!

- Я вернулся... за свадебным платьем моей сестры... - хмуро ответил тот.

- Ты... вернулся лишь за этим?.. - удивился Узуки и рассмеялся. - Не думал, что ты столь сентиментален... Ладно, давай быстрее уходить, пока Фей отвлек их внимание на себя.

Мальчишка обернулся и удивленно воскликнул, глядя на расправляющегося с врагами робота:

- Фей находится внутри этого монстра?!

Ситан лишь хмуро кивнул:

- Давай, поторапливайся. Нам нужно быстрее уходить отсюда!

- Дэн! - с окраины донесся голос Тимоти. - Я знал, что ты все еще здесь! Как я рад, что с тобой все в порядке!

Внезапно за его спиной вырос еще один гир.


- Нет! - своим новым зрением Фей видел направленный на парня пулемет. - Нет, не трогайте их! Они мирные жители! Оставьте их в покое!

Рука стоящего позади всех остальных гира взметнулась вверх и тут же во внезапно нахлынувшей тишине прогремела короткая очередь выстрелов.

Тимоти лишь коротко вскрикнул и рухнул на землю, зажимая руками огромные дыры в груди, из которых толчками выплескивалась кровь.

- Нет!!!

Звон колокольчика.

Одинокий мальчик с каплями крови на лице смотрит на него большими наивными глазами.

Колокольчик звонит все настойчивее.

Все тот же мальчик... нет, другой. Глаз не видно. Заляпанные кровью волосы обрамляют лицо. Ухмылка.

Колокольчик жалобно звякнул, упал на залитый кровью песок и умолк.

Губы Фея дрогнули и растянулись в безумной ухмылке...


Ситан едва успел выбежать за пределы деревни и, уронив Дэна на траву, сам рухнул наземь. Секундой позже силуэт застывшего посреди деревни гира подернулся дымкой, а потом из его утробы вырвались лучи света, окаймленные фиолетовым сиянием. Вражеские гиры лишь секунду держались против потоков интенсивного света, а после броня их треснула, и они утонули в ослепительном сиянии. Следом за ними исчезли дома, которые прожорливый свет пожирал камень за камнем, а после настала очередь и людей, в ужасе бегущих прочь. Кто-то из них остановился и, как завороженный, смотрел в глаза своей смерти. Кто-то упал на землю, закрыв голову руками в тщетной попытке защититься...

- Алиса! - закричал Дэн, на краткий миг увидев стоящую на холме девушку.

Он было рванулся к ней, но Док крепко держал его и они вместе смотрели, как секундой позже ту накрыла волна света.

- Нет!!! - из глаз Дэна брызнули слезы.

Свет погас, затем вспыхнул вновь - алым, и Ситан поспешил укрыться вместе со спасенным мальчиком за грядой камней.

За их спинами прогремел взрыв. Огненный вихрь стер с лица земли остатки деревни и всех, кто не успел спрятаться.

Сверху об их укрытие барабанили мелкие камни, кусочки досок и остатки уничтоженных гиров.

Ситан Узуки прикрыл глаза и тяжело вздохнул. Ведь это было только начало...

2. Встреча

Порыв холодного ветра, взвывшего над самым ухом, заставил Фея зябко поежиться. Он попытался натянуть на себя одеяло, но оного под рукой не оказалось. Над головой коротко и отрывисто расхохоталась какая-то птица, усевшаяся на ветвях дерева, после чего вспорхнула и улетела в неизвестном направлении.

Сознание возвращалось медленно и неохотно, как после длинного сна. Просыпаться не хотелось, но отчетливое ощущение того, что он лежит не в своей постели, а прямо на голой холодной земле под открытым небом заставило юношу открыть глаза.

Небо было залито розовыми бликами восходящего солнца. Пронзительный морской ветер гнал по нему серые облака, которые к ночи грозились собраться в несколько увесистых туч и пролиться на землю коротким, но мощным ливнем.

Под пальцами мелко дрожали темно-зеленые травинки, сбрасывая на одежду и кожу остатки росы. Рукава рубахи оттого насквозь промокли и с каждой минутой лежать становилось все неуютнее. Тем более, едва он повернулся, как холодный ветер тут же ужалил его в открывшуюся спину, немедленно отозвавшуюся ноющей болью - ночевка на голой земле давала о себе знать.

Ко всему прочему, Фей абсолютно не представлял себе - где он находится и как здесь оказался.

Поднявшись на ноги, он протер глаза, широко зевнул и понял, что заваливается назад. К счастью за спиной обнаружился ствол ели, под которой он и провел эту ночь или большую ее часть, однако для подобной слабости требовались значительно более веские причины, нежели ночь, проведенная за стенами родного дома.

"Родной дом" - эта мысль пробудила в нем смутные воспоминания о событиях минувшего дня. Что-то липкое и противное подступило к горлу и обхватило его своими грязными лапами. Память, однако, пробуждалась много медленнее своего хозяина, а тот не был уверен, что уже проявившиеся ее фрагменты - не плод его воображения или остаточные образы кошмарного сна. По этой причине Фей решил, что самое лучшее, на что он сейчас способен - понять, где находится, а после добраться до деревни, где все и выяснится.

Из-за холма донеслись голоса. Фей не был уверен, но, кажется, он расслышал голос Ситана и, разумеется, поспешил убедиться в своей правоте.

- Док! - Он оказался прав - говорил и вправду доктор Узуки.

Помимо ученого здесь, в горах собралась, наверное, четверть жителей всего Лахана, что весьма его удивило. Несколько взрослых мужчин и женщин, вроде бы и знакомых Фею, но с которыми он редко общался и уж тем более не водил с ними дружбу - дальние родственники, изредка попадающиеся на глаза, не более того. Были здесь и дети, причем именно их и больше всего. Наверное, вся малышня деревни - некоторых из них он знал поименно, других частенько видел возле своего дома, гоняющими мячик...

- Что вы здесь делаете?! - удивленно воскликнул он.

- О! Ты, наконец, проснулся... - вроде бы радостно воскликнул ученый, однако в голосе его сквозили досада и странное разочарование, чего за ним никогда прежде не водилось.

- Проснулся-проснулся! - отмахнулся Фей. - Так что вы здесь делаете и как здесь оказался я?! И, если уж на то пошло, то почему здесь только вы? Где Старик, Тимоти, Алиса?..

- Как бы тебе лучше объяснить... - задумчиво почесал подбородок ученый и с жалостью посмотрел на парня поверх своих причудливых очков.

- Убийца! - вдруг рявкнул Дэн, вынырнув из толпы поселян.

- Дэн! - грозно воззрился на него Узуки, но мальчишка попросту проигнорировал его.

- О чем ты, Дэн?! - недоуменно глянул на друга Фей.

Сердце у него екнуло, когда в памяти всплыл еще один забытый кусочек. Он еще не успел его осознать, но понял, что больше не может называть брата Алисы своим другом.

- Ты залез в этого монстра, - тихо ответил ему Дэн, выйдя вперед. - Ты дрался. Это ты во всем виноват! Алиса, Тимоти... большинство жителей деревни... Ты убил их всех этим чудовищем!!! - последнюю фразу он прокричал, и крик его эхом разнесся по горам.

- Я?.. - парень быстро обернулся и уставился на иссиня-черные пластины брони гигантского робота, стоявшего в полусотне метров от этого места.

И он вспомнил. Вереница ярких воспоминаний событий минувшей ночи пронеслась перед его внутренним взором. Сердце сжалось от боли. К горлу подступил комок, а глаза... глаза остались неправдоподобно сухими. Ему хотелось плакать, и в то же время он понимал, что это ложь. Ему не было жаль всех тех людей, которых он убил, убил собственными руками минувшей ночью. Ему было все равно. Вот только тоска, странная доселе неведомая тоска сковала душу и сердце. Печальной маской застыла на лице.

- Зачем ты полез драться посреди деревни? - словно издалека доносились до него чьи-то слова. Возможно, Дэна, а может кого-то еще. Какая, в сущности, разница?.. - Откуда ты вообще знал, как управлять этой чертовой штукой?!

- Мама? Где мама?..

- Тише, деточка. Мама скоро придет...

- А я говорил, что чужак в нашей деревне принесет беду!..

- Дэн, я... - Фей развернулся, шагнул вперед и в изумлении остановился, видя как жители деревни подались назад.

Дети инстинктивно спрятались за спины взрослых. Старики прикрыли глаза и зашептали какие-то одним им ведомые молитвы. На месте стоять остались лишь ученый и маленький брат Алисы, глаза которого гневно смотрели в лицо юноше, а сжатые в тонкую полоску искривленные губы чуть подрагивали от плохо сдерживаемой ярости.

- Ты убийца! - проорал он. - Моя сестра... Верни! Мне! Мою! Сестру!

- Дэн, - Ситан мягко положил руку мальчишке на плечо. - Обвиняя Фея, ты ничего не добьешься. Он не...

- Он не виноват?! А кто?! Кто виноват?!

- Я же уже говорил, Дэн, - вкрадчиво продолжил ученый. - Он просто не смог справиться с неполадкой в этом роботе. Не он повинен в гибели Лахана и твоей сестры. Это...

- Да знаю я! - Дэн оттолкнул руку ученого. - Знаю! Но... Я ненавижу тебя, Фей!!! - выкрикнул он, размазал по щекам выступившие на глаза слезы, истерично расхохотался и исчез в толпе.

- Лучше оставить его одного, - вздохнул Узуки. - Он просто не знает, как смириться с горем потери и куда направить свой гнев.

Фей промолчал. Он видел борьбу на лице доктора и знал, что ученый лишь ждет подходящего момента - когда он отвернется. И поэтому, повинуясь какому-то внутреннему чувству противоречия, настойчиво буравил его взглядом, пока Ситан наконец не сдался - тяжело вздохнув, он встретился взглядом с юношей и, подойдя поближе, чтобы его слов не слышали остальные, проговорил:

- Фей, было бы неплохо... если бы ты ушел отсюда. Нет никаких гарантий, что сегодня сюда не пребудет подкрепление. Уверен - они наверняка захотят узнать, что случилось с их людьми... К тому же, - он смущенно почесал затылок и еще тише добавил, - если ты останешься здесь, я не думаю, что люди обрадуются этому. Не обижайся, но... ты ведь понимаешь?.. Так будет лучше, поверь. Как для тебя, так и для всех жителей... всех оставшихся в живых.

- Ты прав, Док, - безразлично кивнул Фей. - Это ведь я во всем виноват, да? Я знаю - ты солгал Дэну... Подумать только - это первый раз на моей памяти, когда ты кому-то солгал... Но что мне делать, Док?

- Ну... - Ученый вновь почесал подбородок и выбил мелкую дробь носком ботинка - к подобному способу медитации он прибегал лишь когда ему требовалась решить что-то очень важное и как можно скорее. - Да... Почему бы тебе не отправиться в Ав?

- Через лес Черной Луны? - невесело усмехнулся парень.

- Да, именно, - как ни в чем не бывало, согласился Ситан. - Я уверен, что эти солдаты были не из армии Королевства. Доберешься до Ава и им будет не так легко тебя отыскать...

- Хорошо... - согласился Фей. - Уверен, ты позаботишься об этих людях...

- Конечно! Береги себя...

- И ты... кстати, где мы находимся.

Док быстро и подробно объяснил парню, как ему добраться до вышеупомянутого места, после чего тот развернулся и быстро пошел прочь.

На вершине холма, через который ему предстояло перебраться, он остановился - последний раз глянул на столпившихся внизу людей. Никто ему не помахал на прощание. Но и злобы люди к нему не питали, за исключением маленького мальчика, потерявшего сестру. Все было намного хуже - они его боялись.

Глянув на возвышающегося в стороне гира, он припомнил слова Дэна, еще раз прочувствовал их, старательно пережевав и попробовав на вкус. Горько усмехнувшись, он сбежал по склону холма и спрыгнул на тропу, которая должна была через пару часов вывести его к лесу, что долгие годы защищал Лахан от войн, кипевших далеко за его пределами.

В душе у него было пусто, а сердце и разум, словно сговорившись, полнились безразличия. Ему и вправду было все равно. Со смертью Алисы умерла и часть его самого.


Вопреки заверениям ученого, до леса он добрался лишь к полудню. Быть может, это случилось потому, что он особо не торопился - ведь спешить ему было незачем.

Солнце стояло высоко в небе и весьма чувствительно припекало, при этом ветер, все так же дующий с моря, по-прежнему пробирал до дрожи. Огонь и вода вместе вознамерились изжить его со свету. В список его возможных недоброжелателей можно было записать еще и таинственных преследователей, дружки которых погибли от его руки вчера, а так же мальчишку, целью жизни которого теперь стало желание ему отомстить, а еще доктор Ситан Узуки. Наш добренький доктор прекрасно осознавал, куда его посылает и уж он-то точно знал, что из этого леса редко кто возвращался живым...

- Стоп! - сказал сам себе Фей и замотал головой.

С его лица нехотя сползла безумная улыбка, растянувшаяся было от уха до уха.

"Все это верно, но Док спас мне жизнь. Уверен, если он сказал, что я пройду этот проклятый лес, я его пройду... а если нет - пусть так".

Когда он ступил под сень древнего леса, сразу же исчезли и жар палящего солнца, и холод ветра. Здесь было темно, тепло и сухо. Ноги утопали в буром ковре мха, густо устилавшем землю. К скрытому ветвями и листьями небу устремлялись стволы могучих деревьев, растущих здесь уже не одну сотню лет. Были здесь и низенькие кустики, на ветвях которых можно было разглядеть несколько ягод. Но было их очень мало, да и те, что были, не могли похвастаться гроздями сочных зеленых листьев - чахлые кустики со скрючившимися от недостатка воды и света листьями. Это было царство деревьев и мха - именно им здесь жилось комфортно и вольготно.

Но, помимо весьма безобидной растительности, были здесь и другие обитатели. Они то и дело оглашали окрестности свистом, криком, ревом, которые эхо услужливо разносило по всему лесу. Совсем рядом с ним опавшие листья деревьев зашевелились, мох вспучился, и из земли выбралось существо с головы до кончика хвоста покрытое толстыми хитиновыми пластинами. Странный зверек сделал несколько осторожных шажков по направлению к Фею и уставился на него бусинками черных глаз. Изучив незнакомца, он проворно отскочил назад и, быстро перебирая лапками, умчался прочь.

- Милашка... - грустно усмехнулся Фей.

"Помнится, кто-то из деревенских жителей рассказывал, что такой вот зверек может запросто оттяпать ногу задремавшему в лесу путнику. Хотя, спать здесь..." - несмотря на все свое безразличие парень поморщился и двинулся дальше. В уголке сознания мелькнула мысль, что ему не хочется встречаться с иными обитателями древнего леса, однако она тут же исчезла, и ему вновь стало все равно.

Пожав плечами, он двинулся вперед, меж стволов вековых деревьев. Фей не знал, сколько ему придется идти, прежде чем он выберется из леса, но тот все-таки не мог тянуться бесконечно. Рано или поздно, если какая-нибудь из здешних тварей его не сожрет, он выйдет на противоположной стороне леса Черной Луны, к Великой Пустыне, занимающей львиную долю всей территории Королевства. В том, что он не заблудится, Фей был уверен - уж что-что, а ориентироваться на месте он умел превосходно. Отличная память, крепкая логика и поразительная наблюдательность всегда помогали ему не заблудиться даже в лабиринтах совершенно незнакомого места. Пусть практики у него было немного, но в себе парень был уверен.

Ни еды, ни воды с собой он не взял. Возможно, по дороге ему попадется какой-нибудь ручеек, подле которого он сможет утолить жажду, а съесть можно и кого-нибудь из здешних обитателей...

Мелкие птички, отважившиеся поселиться в этом таинственном месте, срывались со своих насестов на нижних ветвях деревьев, когда юноша проходил мимо, и уносились во тьму, клубящуюся под тихо шелестящими кронами. Дорогу то и дело перебегали мелкие зверьки, ничем особо не отличающиеся от обитающих на равнинах. Под ногами копошились какие-то мелкие жучки, а в воздухе летали одинокие мошки. Лес жил своей собственной жизнью. Он с некоторым недоверием относился к вторгшемуся в него незнакомцу, однако в сущности ему не было до него никакого дела. Ему тоже было все равно...


Он шел уже несколько часов. Мох остался далеко позади и ноги юноши теперь ступали по хвойной подстилке опавших еловых игл, похрустывающих при каждом шаге. Мелкие сухие веточки с треском ломались под его ногами... ломались они и под лапами неведомых существ, взгляды которых Фей время он времени ощущал на своей спине. Впрочем, за все это время он не встретил ни одного чудовища, о которых так любили рассказывать жители Лахана. За исключением разве что того бронированного существа в самом начале, которое само в страхе от него убежало.

Ноги уже ощутимо подустали - одно дело идти по тропинкам меж полей, и совсем другое пробираться сквозь буреломы, которые уже несколько раз встречались на его пути. Именно поэтому он не имел ничего против того, чтобы остановиться и дать ногам немного передохнуть, когда за спиной юноши раздались слова незнакомого языка:

- Рана хас!

"Оказывается, монстры умеют говорить..." - отрешенно заметил он про себя и чуть повернул голову, чтобы разглядеть неведомое существо, подстерегавшее его в чаще леса.

Это была девушка. Девушка с распущенными огненно-рыжими волосами, достающими ей до середины спины. В белой с черными вставками кожаной куртке, такими же нарукавниками и перчатками. Ноги плотно облегали темно-коричневые брюки, а на ступнях красовались довольно громоздкие низкие ботинки под цвет куртки. В итоге все тело таинственной незнакомки было скрыто от посторонних глаз, за исключением лица - довольно приятного, если не считать глаз. Глаза Фею не понравились - они были странного темно-пурпурного цвета с какими-то вкраплениями, но в царящем вокруг полумраке даже это разглядеть было проблематично. Лицо ее было очень серьезным и напряженным. Это ему тоже не понравилось. Почему-то юноше захотелось, чтобы девушка улыбнулась... а потом вновь стало все равно. Прямо ему в затылок смотрел ствол чего-то, вне всякого сомнения огнестрельного.

- Катэнаю та, батантуна ахва! Варнарантак, рана калти!

Фей обернулся и задумчиво глянул на девушку. Та досадливо поморщилась, мотнула головой и перешла на более понятный ему язык:

- Брось оружие! Одно неверное движение - и я стреляю!

Парень медленно отстегнул с пояса длинный охотничий нож, машинально захваченный из дома еще вчера, и уронил его на землю, после чего демонстративно потряс пустыми руками.

- Отвернись!

Он продолжал внимательно разглядывать незнакомку.

- Я сказала, отвернись! - повторила она и крепче сжала в руках свое оружие.

Фей подчинился.

Девушка за его спиной спрыгнула с невысокого уступа, на котором находилась, и, не сводя с парня пристального взора и дула пистолета, осторожно приблизилась. Составные части оружия в ее руках предательски позвякивали, что не укрылось от внимания юноши.

- Ты вся дрожишь, - проговорил он.

- Молчать! - отрезала та. - Ты... не похож на солдата из Кислева, но...

Фей обернулся и девушка, ойкнув, проворно отскочила назад.

- Не двигайся! - прикрикнула она и потрясла пистолетом. - У меня приказ убить всех Ягнят, с которыми я контактировала. Это часть моего задания, ничего личного.

Парень промолчал. Он внимательно всматривался в лицо девушки, которое под его взглядом утратило каменное выражение.

- У меня к тебе вопрос... Как мне выбраться из этого леса? - спросила она.

- Заблудилась?

- Просто ответь на вопрос! Как мне отсюда выбраться?!

- Без понятия, - пожал плечами Фей.

- Ох... - незнакомка испустила обреченный вздох, опустила пистолет и понурила голову. Кажется, она готова была самым постыдном образом разреветься.

- И долго ты собираешься так стоять? - осведомился парень. - Ты, кажется, собиралась меня пристрелить? Может, поторопишься?..

- Ты странно говоришь... - девушка подняла на него глаза. - Ты что - думаешь, я шучу? Или ты не понимаешь, в какой ситуации оказался?

- Мне все равно, - пробормотал он, опустив голову, и понял, что солгал. Ему уже не было все равно - страшная тоска и боль потери навалились на него, так что с его губ едва не сорвались слова: "я просто хочу умереть". Вместо этого он мотнул головой и, сдерживая нахлынувшие эмоции, продолжил: - Я просто парень, жизнь которого полетела в тартарары. Мне... мне больше незачем жить. - Ему показалось, что эта формулировка звучит куда лучше, в противном случае он был уверен, что просто-напросто упал бы замертво, распрощавшись с той невыносимой болью, что пудовым камнем легла ему на сердце. Но встреча с этой девушкой пробудила в нем какую-то давно забытую часть его самого. Он не хотел, не хотел умирать... но и жить с этой болью не мог.

- Стой! Стой на месте! - закричала она, когда он сделал шаг вперед.

Фей не обратил внимания на ее слова и сделал еще шаг. Девушка зажмурилась, отвернула в сторону голову и нажала на спусковой курок.

Раздался выстрел. С ветвей поднялась стайка перепуганных птиц. Кто-то, притаившийся в соседних кустах, испуганно взвизгнул и бросился наутек. Повисла зловещая тишина.

- Во что ты целишься? - досадливо поморщился Фей, глядя на струйку белого дыма, поднимающуюся над ее пистолетом. - Я здесь, стреляй в меня! Давай! Ну же!!!

- Ты... ты что - смеешься надо мной? - недоуменно взглянула на него девушка, опасливо отступая назад. - С тобой... что-то не так. Это не правильно! Ты... должен хоть немного сопротивляться...

- Что?.. - услышав глухой стук о землю чего-то тяжелого, она поспешно обернулась, и в этот момент приземлившееся за спиной чудовище ударило ее по лицу. Взор ее тут же затопила тьма, усыпанная мириадами золотых звезд, а сознание покинуло бренное тело, взлетевшее на добрый метр над землей и врезавшееся в ствол ближайшего дерева. По лицу сбежал одинокий кровавый ручеек.

Лесной эльф, как называют в народе этих монстров, был существом малоприятным с виду и вовсе отвратным по характеру. Согбенная человекоподобная тварь с длинными, до земли, лапищами. Голые, лишенные волосяного покрова, с бледно-синим оттенком кожи, эти ребята больше всего походили на восставших из могилы покойников, а свое имя получили из-за не очень длинных, заостренных на концах ушах - главным атрибутом эльфов, если верить сказкам. А их место обитания крепко закрепило за ними это имя.

Не обращая на Фея внимания, эльф шагнул к лишившийся сознания девушке, что-то промычал и потянулся к ней.

Парень ошарашенно уставился на кровь, стекавшую по ее лицу. Невозможно алую во мраке этого места. Стены плотины глубоко в его душе дрогнули под натиском волны ярости и рухнули, позволив ей затопить сознание парня.

От силы и злобы, что одновременно наполнили его тело, у Фея перехватило дыхание. Зрачки его глаз расширились, закрыв собой радужку, белки расчертили алые паутинки сосудов. Сердце бешено забилось, словно собиралось выпрыгнуть из груди. Легкие судорожно втянули в себя воздух, а после оглушительным криком выплюнули его в единым порыве.

- Убери свои лапы от Элли!!! - взревел он и всадил кулак в тело обернувшегося на крик монстра.

Рука, не встретив ни малейшего сопротивления, насквозь пробила тщедушное тельце обитателя леса, оставив посреди его груди огромную, сочащуюся темной кровью дыру, а удар второй буквально размазал его по земле.

Фей рухнул на одно колено и тяжело оперся о землю подле, вне всякого сомнения, мертвого, чудовища. Все его лицо было усыпано мелкими капельками липкого пота. Грудь тяжело вздымалась, всасывая в себя воздух, дыхание стало хриплым и прерывистым. На секунду парень подумал, что сейчас умрет, но мысль о девушке привела его в чувство.

С трудом поднявшись на ноги и шатаясь при ходьбе, он подошел к бессознательной девушке и осторожно поднял ее на руки.

- Все будет хорошо... держись...


Элехаим ван Хоутэн Звуки бодрствующего леса давно уже стихли. Лишь несколько птах то и дело оглашали окрестности тоненькими голосками, пересвистываясь где-то в вышине, да в траве стрекотали сверчки... Лес "спал", а, вернее, спали его дневные обитатели. Вне всякого сомнения, хищники уже вышли на охоту и рыскали где-то поблизости - Фей то и дело ощущал на себе их пристальные голодные взгляды - но приблизиться к остановившимся на ночлег путникам не решались.

Костер весело потрескивал сухими ветками и озарял окрестности неярким, но ровным ввиду отсутствия ветра, светом. Он тоже вполне успешно держал на расстоянии и диких зверей, и чудовищ, не привыкших смотреть на открытое пламя.

Над огнем на импровизированном вертеле висела тушка небольшого кабанчика - добычи Фея. Молодой человек изрядно потрудился, пока смог поймать его и несколькими ударами ножа лишить несчастное существо жизни. Он даже пожалел беднягу, но необходимость брала верх. Превратить его тушу в более съедобные куски мяса, освободив от шкуры и внутренностей, оказалось делом весьма несложным, хотя и малоприятным, но зато на эту ночь, да и на несколько последующих, если потребуется, едой они были обеспечены.

Рядом лежала и фляга с водой, найденная в арсенале девушки. Фляга оказалась совсем пустой, но юноше посчастливилось найти неподалеку мелкий ручеек с прозрачной холодной водой, сбегающей по каменистому руслу. Сосуд, весьма небольшого объема на первый взгляд, на деле вместил в себя целых два литра воды, чего при разумном употреблении вполне должно было хватить на несколько дней пути.

Незнакомка все это время не приходила в себя. Сказать по правде, Фей здорово опасался за ее жизнь, особенно когда уходил на охоту и поиски воды, но выбора у него не было. К счастью, как и ночью, днем никто не решился сунуться к оставленному без присмотра костру и лежащей подле него бессознательной девушке. Тем не менее, она находилась в таком состоянии уже часов восемь, и это здорово беспокоило молодого человека, поэтому он с облегчением вздохнул, когда девушка шевельнулась и осторожно привстала с подстилки из еловых лап, изготовленной Феем, опершись на руки и недоуменно воззрившись на сидящего напротив юношу.

- Отлично, наконец-то ты очнулась, - губы Фея тронула чуть заметная улыбка. - Ты так долго не шевелилась, что я начал волноваться...

Девушка не ответила, лишь выпрямилась и села, все так же не отрывая взгляд от юноши.

- Как себя чувствуешь? - продолжил он. - Все еще хочешь меня убить?.. Ну, тогда делай это поскорее... Хотя, лучше если ты сделаешь это где-нибудь в другом месте, иначе все лесные монстры будут твои.

Она продолжала молчать.

- Хорошо. Не хочешь говорить - не говори... Но, можешь сказать "спасибо", за то, что я обработал твои раны. В твоих скромных пожитках я обнаружил аптечку, обработал ссадины и перевязал их.

Девушка дотронулась до головы и ощупала тугую повязку, потом дотронулась до спины и, судорожно уцепившись за расстегнутый воротник куртки, залилась краской.

- С-спасибо... - незнакомка все же нашла в себе силы поблагодарить его. - Но тебе не стоило этого делать. Это не спасет твою жизнь, это ничего не изменит. У меня приказ...

- Чего ты так боишься? - перебил ее Фей.

- Я... не боюсь. Просто веду себя осторожно, - она наконец отвела от него взгляд своих странных пурпурных глаз и уставилась в огонь. - Мне кажется, что это естественно, учитывая, с каким странным обитателем поверхности мне довелось встретиться...

- Не переживай, я тебе не трону, - заверил ее Фей. - Я все-таки как-никак спас тебя... к тому же, ты выглядишь куда более подозрительно, нежели я.

- Я?..

- Ага. Начнем с того - как тебя зовут?

- Я не выдам свое имя Ягненку! - отрезала девушка.

- Да при чем тут какой-то ягненок? Я тебя про имя спрашиваю! Мы оба пытаемся найти дорогу из этого леса, кишмя кишащем опасными монстрами! Разве мы не можем просто помочь друг другу? Должен же я как-то тебя называть? Мое полное имя - Фейхун Вон, но ты можешь называть меня просто - Фей. Впрочем, если хочешь, я могу называть тебя просто: "Рыжеволосая" или "Таинственная незнакомка"! Как тебе, а?

Он с облегчением заметил на лице девушки легкую улыбку.

- Я... Элехаим, - немного помедлив, она добавила, - но родители зовут меня Элли.

- Элли, да?.. - юноша смущенно улыбнулся. - Почему-то я это уже знал...

Она недоуменно воззрилась на него, но потом вновь уставилась в огонь.

- В любом случае довольно опасно бродить в этих местах по ночам... Если ты не против, я бы предложил переночевать здесь, а поутру двинуться дальше.

- Видимо, выбора у меня нет, так?

- Ага! - еще шире улыбнулся Фей.

Боль в его душе постепенно утихала просто оттого, что он смотрел на эту девушку. Остались тоска и горечь утраты, но эти чувства притупились, отошли на второй план... Ему хотелось, чтобы она вновь улыбнулась. Тот единственный случай отозвался приятным щемящим чувством где-то в районе живота и он с радостью испытал бы его вновь.

- Ну, раз мы все решили, почему бы тебе не перекусить, а?..

Элли, в этот самый момент внимательно изучающая ароматно пахнущую, уже зажаренную тушку, смущенно потупилась и подарила ему еще одну неуверенную улыбку. После этого она, правда, испугалась при виде того, что в руках юноши находится нешуточных размеров охотничий нож, но как только он, довольно ловко орудуя им, настрогал несколько солидных кусков мяса и протянул ей, завернув в широкие листья какого-то растения, расслабилась.

С улыбкой посмотрев на девушку, видимо не евшую уже целый день, а то и больше, Фей присел рядом и присоединился к трапезе.

Когда они покончили с запоздалым ужином, Элли широко зевнула и прилегла "на несколько минут" отдохнуть на еловые лапы и мгновенно уснула, словно и не пролежала так добрую треть дня. Парень же решил, что эту ночь он будет нести караул на случай если к ним на огонек пожалуют незваные гости, однако уже через несколько минут глаза его сомкнулись и он следом за девушкой окунулся в мир снов...


Небо было залито светом огромного солнца, лишь наполовину высунувшегося из-за горизонта, но уже затмившего собой все вокруг. Было лишь оно и песок, слагающий бесконечные барханы и дюны, тянущиеся во все стороны до самого горизонта.

На песке сидел маленький мальчик и плакал.

Вдруг из-за бархана показались люди. Один, другой... двенадцать человеческих силуэтов. Безликие, залитые темной краской, они шли мимо, отбрасывая в сторону мальчика длинные тени.

- Подождите! - вскочил он на ноги. - Подождите!

Мальчик со всех ног бросился следом за неспешно бредущими силуэтами, но они лишь с каждой минутой все удалялись.

- Эй! Не оставляйте меня здесь! Подождите!!!

Но они не услышали его или не захотели услышать, и через несколько минут исчезли за горизонтом, оставив за собой лишь цепочку следов, тянущихся в бесконечность, как и все в этом проклятом месте.

Мальчик шлепнулся на землю и, уткнувшись в рукав своей рубашки, вновь заплакал.

- Тебе, наверное, очень одиноко здесь?.. - услышал он мягкий голос у себя за спиной.

Утерев слезы, он обернулся и удивленно взглянул на остановившуюся рядом женщину. Проклятое солнце по-прежнему обращало все в серые безликие тени, но на груди этой женщины он разглядел серебряный крест с большим рубином в центре. С нежным звоном крест качнулся на цепочке и преломленные камнем лучи солнца алыми лентами скользнули по его лицу.

Женщина протянула ему руку и мальчик, боясь, что уйдет и она, поспешно ухватился за нее.

Он по-прежнему не видел ее лица, но почувствовал, что та улыбнулась.

- Фей... - нежно прошептала она, а потом чуть более настойчиво и громко: - Фей!.. Фей!.. Фей!


- Фей?!

Парень разлепил глаза и увидел над собой озабоченное лицо Элли, осторожно трясшей его за плечо.

- Ты проснулся? - очень серьезно поинтересовалась она, словно не просто вытащила его из сна, а, как минимум, вернула к жизни.

- Угу, - кивнул тот и, растирая затекшую шею, сел.

- На, - все с тем же выражением на лице она протянула ему завернутый в листья кусок жареного мяса.

Костер уже несколько часов как догорел, оставив после себя лишь горку углей да небольшой серый круг пепла на земле. Остатки кабаньей тушки девушка уже упаковала в странного вида полупрозрачную тару - видимо еще один предмет из ее арсенала.

Широко улыбнувшись, Фей потянулся за едой. Девушка почему-то жутко смутилась и поспешно отдернула руку, выронив кусок мяса, который Фей, к счастью, успел подхватить.

- Извини, - смущенно пробормотала она и отошла от него, предоставляя возможность парню спокойно позавтракать.

За несколько минут управившись с едой, парень наполовину опустошил флягу с водой, после чего, оставив Элли охранять их провиант, удалился к ручью - наполнить флягу и справить вполне естественные потребности организма.

Вернувшись, он отдал флягу законной владелице, подхватил остатки мяса - блага у загадочной тары имелись вполне удобные ручки, и они двинулись дальше. Туда, где по представлениям Фея, находился выход из этого леса.


- Мне не по себе... - проговорила девушка, дотронувшись до рукава шагающего чуть впереди парня. - Такое ощущение, что за нами...

- Следят, - кивнул он. - Ты вчера изрядна пошумела, а потом я прикончил того монстра... Уверен - теперь все обитатели этого леса идут за нами по пятам!

- Ты что - пугаешь меня? - Девушка остановилась и недовольно глянула на парня.

- Нет, - тот тоже остановился и очень серьезно, совсем как недавно она сама, посмотрел в ее пурпурные глаза. - Просто констатирую факты. С того момента, как мы покинули стоянку, кто-то все время следует за нами. Вон там, - он указал рукой на полосу низеньких кустиков. - Я постоянно слышу, как он перебегает от одного куста к другому. К тому же ветви у нас над головами то и дело сотрясаются, когда наши преследователи прыгают между ними.

- Я думала - это ветер... - голос девушки предательски дрогнул.

- Ветер? - насмешливо переспросил парень.

- Да... глупо, наверное... - прошептала она, и грустно глянула на висящий на поясе пистолет.

- Теперь уже нечего таиться, - вздохнул парень. - Можешь пользоваться своей пушкой сколько душе угодно.

Она отрицательно покачала головой.

- Это не оружие... не боевое оружие. Там был всего один патрон.

Фей недоуменно глянул на нее, но ничего не сказал, лишь махнул рукой и зашагал дальше. Элли поспешила следом, опасливо косясь то на полоску кустов, из-за которой теперь и вправду слышался отчетливый топот маленьких ножик, чуть заглушаемый моховой подстилкой, то на ветви над головой, меж которых мелькали чьи-то тени.

"Это все мое воображение", - сказала она себе, чтобы хоть как-то успокоить поднимающийся в душе страх. - "Просто воображение, а этот парень меня пугает - только и всего..."

И естественно, она не заметила высунувшийся на дорогу узловатый корень какого-то растения, за который зацепилась ногой. Потеряв равновесие, она коротко вскрикнула и растянулась на земле, больно ударившись всем телом. Больше всего досталось подбородку, незащищенному толстой кожаной курткой, как остальное тело. Зубы звонко клацнули, едва не прикусив язык, кожа ободралась, на глазах немедля выступили слезы. Скорее от досады, чем от боли.

- Эй! - воскликнула она, когда Фей зачем-то потянул ее за ногу в сторону, и только услышав крик своего спутника, поняла - тянул ее не Фей.

- Элли! - воскликнул парень и бросился к девушке, ногу которой уже оплело щупальце неведомой твари, притаившейся на обочине импровизированной дороги, и сейчас тянущей к себе девушку, судорожно цепляющуюся за пучки травы и непрочный ковер бурого мха.

Он высоко подпрыгнул и, выставив вперед колено, рухнул на щупальце неведомой твари.

Из зарослей донеслось гневное шипение. Элли вырвала свою конечность из ослабевших объятий чудовища и вскочила на ноги, быстро проведя пальцами по поясу.

- Фей, пригнись! - выкрикнула она.

Парень камнем рухнул на землю и увидел, как в руках Элли что-то сверкнуло.

Девушка прыгнула к нему, подскочила в воздух и крутанулась вокруг себя. Рыжие волосы рванулись во все стороны, словно пытались сбежать от своей хозяйки, а воздух расчертила серебряная окружность.

Спрыгнувшая с ветвей троица "эльфов" жалобно взвизгнула и разлетелась в стороны. Опустившаяся на землю девушка сжимала в руках длинный - метра полтора - тонкий металлический посох. Судя по всему - как раз-таки боевой.

- Бежим! - Вскочив на ноги, парень ухватил девушку за руку и бросился вперед, не особо надеясь сбежать от преследователей, но прекрасно понимая, что через пару минут их попросту окружат и сожрут, навалившись скопом со всех сторон.

Они пробежали меж двух старых деревьев, ветви которых образовывали арку над их "дорогой", которая представляла собой относительно ровные участки земли. Впереди возвышалась отвесная стена горной породы, поднявшейся на поверхность.

Недолго думая, Фей подхватил коротко вскрикнувшую девушку левой рукой - он уже успел поносить ее на руках вчера и не сомневался в своих силах - после чего, отталкиваясь ногами от скалы и растущего поблизости дерева, цепляясь свободной рукой за ветки деревьев, взлетел вверх и приземлился на край скалы.

Внизу завыла целая куча голодных монстров, некоторые из которых торопливо принялись взбираться по стволу все того же дерева.

Элли оттолкнула Фея от края, отскочила на пару шагов назад, вскинула высоко над головой руку, уже освободившуюся от перчатки, широко растопырила пальцы, а после, рухнув на колено, ударила ей по земле.

С оглушительным грохотом скала взорвалась, осыпая преследователей увесистыми осколками камней.

Рука же Элли вновь взметнулась вверх, но теперь от земли к ее пальцам тянулись пронзительно яркие зеленоватые ленты, отчаянно шипящие, словно змеи, выдернутые из своих нор. Хвосты их оторвались от земли, а после ослепительная изумрудная молния слетела с руки девушки и ударила вверх, пробежала по веткам дерева, мгновенно обращая их в угли, даже не дав разгореться, и испепелила нескольких гигантских крылатых тварей, готовых сорваться со своих насестов и наброситься на путников.

Земля задрожала, и из-под мохнатого ковра выскочило с десяток бронированных тварей, пронзительно заверещавших тоненькими противными голосами.

Не теряя времени даром, парень хорошим пинком сбросил нескольких из них вниз, где выжившие после обвала твари, кажется, пожирали своих мертвых собратьев.

Одна из тварей прыгнула на Фея, целя тому в живот, и напоролась на ответный удар. Панцирь гадины треснул, но выдержал, а вот его обитателю досталось куда как хуже.

- В сторону! - скомандовала Элехаим.

Оставшихся тварей окутало облачко тумана, источником которого все так же служила раскрытая ладонь девушки. Фей смотрел, как прямо у него на глазах панцири мелких тварей покрываются ледяной коркой, а потом ему в лицо дыхнуло невыносимым жаром, так что он поспешил отступить еще на несколько шагов назад. Мелкие твари с хрустом разломились на части, мох под ними вспыхнул и сгорел, обрисовав на земле широкий конус.

Над головами раздался пронзительный крик и гигантская птица - видимо, одна из выживших после знакомства с изумрудной молнией, спикировала на них. Клюв твари широко раскрылся, сверкнули мелкие острые зубы.

Как и тогда, в уничтоженном ныне Лахане, по телу юноши прокатилась горячая волна. Мир утонул в белом сиянии, которое через мгновение сжалось в крохотный комочек где-то в груди, а потом вырвалось из инстинктивно выставленных вперед рук испепеляющим пламенем. Это, конечно, была не та огненная волна, что стерла в порошок гигантского робота, но белого, с алым ореолом луча вполне хватило, чтобы испепелить нападавшего монстра.

Внезапно все стихло. Фей и Элли одновременно испустили тяжелый вздох.

Вот только девушка после этого стала опасно заваливаться назад и парень поспешил ухватить ее за плечи. Вместе они добрались до ствола разлапистой ели, растущей неподалеку, и рухнули подле него на землю.

Девушка бросила на землю посох, отстегнула с пояса флягу и сделала несколько больших глотков, после чего протянула ее Фею. Тот последовал ее примеру и выпил еще с четверть содержимого сосуда. Подумать только - не прошло еще и трех часов, а их многодневный запас воды уже на исходе. Впрочем, как и силы. Парень очень надеялся, что это не было лишь первой волной, потому что сил на борьбу у него практически не осталось - и это при том, что он практически ничего не сделал. Видимо, сказывалось использование тех внутренних сил, к которым он так часто прибегал в последнее время.

Элли явно было куда хуже, чем ему. Все ее лицо заливали крупные капли пота. Кожа на ладони покраснела и в нескольких местах вздулась маленькими водянистыми пузырьками. Грудь ее тяжело вздымалась, а дыхание было хриплым - совсем как у него самого, когда он уничтожил "эльфа". Он вдруг испугался, что она сейчас может умереть. Подумал, что нужно срочно что-нибудь сказать, отвлечь ее, но девушка его опередила:

- Фей... Когда мы встретились... ты сказал, что тебе незачем больше жить... Почему?

- Почему ты спрашиваешь? - удивился Фей, пытаясь успокоить дыхание.

- Просто любопытно... - прерывисто продолжила она. - Вчера ты выглядел так, словно готов был покончить с собой. А сегодня... Да и вообще - как ты оказался в этом лесу?

- Хочу задать тебе тот же вопрос... - усмехнулся он.

Девушка не нашлась, что ответить, но Фей не обратил на это внимание.

- Я ушел из деревни... Вернее от того, что от нее осталось.

- Деревни? Это ведь не...

- Лахан. Маленькая деревня на юге этого леса... Я оттуда. Хорошая мирная деревня, жители которой не желали никому зла. Все считали меня членом семьи... Вчера... вчера там объявились гиры и развязали бой прямо посреди деревни. Я... я просто не мог стоять и смотреть, как эти гады уничтожают Лахан! И я... я забрался в пустого робота. Я не знал, как им управлять, но... я хотел помочь жителям деревни! Я просто хотел им помочь! Думал, что смогу... Будто кто-то нашептывал мне на ухо, что нужно делать... Однако... деревня была уничтожена.

Фей замолчал, понуро опустив голову.

- Ее уничтожили роботы Кислева? - осторожно прервала молчание девушка. - Фей?..

- Нет, - покачал головой парень. - Деревню уничтожил... я. Я уничтожил Лахан...

- То есть? - ошарашенно уставилась на него девушка. - В каком смысле: "ты"?! Ты ведь пытался спасти ее жителей...

- Да, я пытался им помочь, - грустно усмехнулся Фей. - Даже вырубил парочку этих тварей, но на их место пришли другие... они убили моего лучшего друга - Тимоти. И дальше - темнота. Наверное, я потерял сознание - я ничего не помню из того, что случилось после. Но... те, кто выжил в деревне, Док - они говорили, что именно я... Док сказал, что в роботе была какая-то неисправность и он вышел из-под контроля... Наверное, он был прав... А той неисправностью был я...

- Когда я... когда я очнулся, - парень провел рукой по лицу и обнаружил, что все оно залито слезами, - жители деревни... Тимоти, Алиса... Алиса была такой... такой... И все эти люди... Боже, я всех их...

- Робот вышел из-под контроля?.. - переспросила Элли. - И уничтожил деревню?.. Фей?

- Да! - он внезапно со злостью ударил кулаком по стволу дерева, да так, что кусочки коры брызнули в разные стороны, а сидящая рядом Элли испуганно вздрогнула. - Эти проклятые роботы! Если бы они не заявились в нашу деревню!..


Похищение удалось. Капитан их отряда завладел желанным гиром и теперь они могли вернуться в Ав, доложить об успехе операции... Вернее - они должны были вернуться, и в этом была загвоздка. В самый последний момент их раскрыли и бросились в погоню. Элли была четвертой из отряда сопровождения. Одного они уже потеряли, их осталось трое. Трое и капитан на похищенном Имперском роботе.

- Проклятье, они все еще у нас на хвосте! - прохрипела рация, борясь с помехами. - Мы приближаемся к границам Королевства. Осталось немного! Мы должны доставить этот чертов гир, он слишком важен!

Радар то и дело начинал предупреждающе мерцать, сообщая о приближении ракет, от которых им до сих пор каким-то чудом удавалось уклоняться, но везение явно не могло продолжаться вечно. То, что они наконец добрались до Ава, едва ли вселяло надежду - преследователи явно не собирались их отпускать и вполне могли лететь за ними до самой столицы, а это еще не меньше часа полета. Она отчетливо понимала, что эту миссию они провалили.

- Ван Хоутэн, берегись! - прокричала рация, и один из эскорта зашел ей за спину.

Короткая очередь пробарабанила по спине гира. А вот прикрывшему ее повезло меньше - пули насквозь прошли обшивку его робота, пилот коротко вскрикнул и его гир камнем рухнул вниз.

- Двигатель поврежден! - глядя на индикаторы повреждений, сообщила девушка. - Мощность падает, не могу больше держать его на лету. Иду на посадку!

- Вас понял, ван Хоутэн, - сообщила рация, - бесполезно - до столицы мы не дотянем. Спускаемся. Придется принять бой.

Она приземлилась неподалеку от какой-то деревушки, не обозначенной на карте на распаханном поле. Капитан рухнул вниз прямо посреди деревни, когда ему точно в спину вошла пулеметная очередь. Она и сама едва успела выскочить из робота, прежде чем двое преследователей изрешетили его.

Осталось всего двое из эскорта и им не одолеть преследователей. Они проиграли. И девушка сделала единственное, на что еще была способна, лишившись своего робота - бросившись бежать, попыталась спасти свою жизнь...


- Если бы они не прилетели, я даже никогда не увидел бы этот проклятый гир! Это... это они во всем виноваты... Они, а не я! - сквозь слезы прокричал Фей. - Их надо винить - не меня! Если... если бы не они... ничего... ничего...

- Они! Они! Это! Все! Они! - раздельно прокричал он, каждое слово сопровождая ударом по ни в чем не повинному дереву.

- Хватит! - Элли вскочила и зло глянула на парня. - Ты трус!

- Я... трус?..

- Да, ты трус! Ты все твердишь: "они, они"... Не делай вид, что сам здесь ни при чем!

- Так, значит, это я виноват в гибели всех тех людей?! В уничтожении деревни?! Я, а не они?!

- Да! Да, в этом виноват ты! Пусть непосредственной причиной стала аварийная посадка роботов в вашей деревне, но имперцам нужен был только робот! Они не собирались уничтожать вашу деревню. Деревня и все те люди погибли лишь потому, что ты забрался внутрь этого робота!

Парень досадливо поморщился, но не нашел, что ответить.

- Почему ты просто не помог жителям деревни убежать? Почему полез внутрь?! Что заставило тебя думать, что ты вообще сможешь справиться с его управлением?! У тебя ведь не было опыта пилотирования, так почему?.. Почему ты валишь всю вину на других, если это ты развязал бой посреди деревни, толком не умея управлять роботом?! Ты валишь всю вину на других, просто пытаешься убежать от правды! Вот поэтому ты и трус!

Фей молчал. Замолчала и Элли. Повисла невыносимо долгая пауза, которую спустя несколько минут нарушил парень:

- Наверное, ты права... я просто трус... Я просто жалкий идиот, возомнивший из себя невесть что, а после того, как по моей вине погибли люди, переложивший свою вину на других... ты... права во всем. Но... пойми - я просто не мог этого не сделать. Сопротивляться этому желанию было выше моих сил. Словно кровь внутри меня вскипела, словно...

Он опустил голову и уткнулся лицом в поджатые к груди колени. Слезы вновь выступили из глаз.

- Фей, я...

- Замолчи! Ты... ты не представляешь себе, что я чувствую! Я не знаю, что я сделал, не помню, но... Я проходил мимо. Мимо нашей деревни... Это были даже не руины, там не осталось ничего. Ни домов, ни людей... даже тела... Все они обратились в прах... Я... стер их с лица земли... Тимоти, Алиса, Старик... все они... Я не помню, что натворил, но мои руки... они помнят. И я помню крики. Целый хор голосов. Они проникали сквозь обшивку робота... Крики и запах крови...

- Посмотри! - вскричал он, вскакивая с земли. - Посмотри на мои руки! Ты слышишь?! Слышишь голоса тех, кого я убил?! Можешь понять? Ощутить то, что ощущаю я, убив собственными руками каждого, кто не успел убежать из деревни?! Выжившие... дети, оставшиеся без родителей, потерявшие своих любимых и близких... Ты не видела их глаз, когда они смотрели на меня, ты не знаешь... Теперь у меня ничего не осталось. Ничего и никого...

- Я... не хотел в него залезать, - он вновь опустился на землю и сжал руками раскалывающуюся от чудовищной боли голову, - не хотел... у меня не было выбора... не было иного пути... не было... я не хотел... мне пришлось... я... я... я не хотел...

Элли шагнула было к нему, но остановилась. Постояла с минуту над содрогающимся от рыданий парнем, сделала шаг назад, еще один... неслышно отошла прочь, оглянулась и исчезла за поворотом "дороги"...


- Почему я это ему сказала?.. - прошептала девушка.

Она с грустью взглянула на свои собственные руки, и память услужливо явила ей воспоминания, уже многие годы преследующие ее в ночных кошмарах.


- Не делай вид, что ты здесь не при чем! - сурово воскликнула женщина.

- Нет, это ведь не я! Я ничего не сделала! Это не я...

Элли упала на холодный металлический пол, на котором растянулись десятки человеческих тел. Обезображенные окровавленные трупы взирали на нее со всех сторон остекленевшими глазами.

- Они погибли из-за тебя! - настойчиво возразила женщина. - Все потому, что ты пилотировала гир и ввязалась в бой!

- Это была не я! Не я... Неужели вы не понимаете?!

Ручейки тягучей багряной жижи потянулись к ней. На ощупь они оказались очень теплые и испускали странный запах, одновременно завораживающий и вызывающий тошноту.

Она подняла к лицу окровавленные ладони и едва сдержалась, чтобы не слизнуть липкие капли с кончиков пальцев.

- Ты ведь знаешь, что новички не имеют права пилотировать эти машины.

- Я этого не делала!

- Это сделала ты. Только ты. Почему бы тебе не прекратить убегать от ответственности?

- Я... я не могу... Это...

- Почему ты пытаешься обвинить других?!

- Не я... у меня даже не было таких способностей! Это... это не я...

Трупы продолжали бесстрастно взирать на сжавшуюся на окровавленном полу девушку, а кровь все лилась и лилась, вскоре затопив все вокруг.


- Ты трус, - шевельнулись дрогнувшие губы девушки.

"Да, я трус!" - донесся из глубины сознания голос Фея.

- А трусиха-то на самом деле я... - грустно усмехнулась девушка, пытаясь развеять наваждение.

Она зашагала дальше по мохнатой дорожке, но не сделала и десятка шагов, как земля вздрогнула. Раз, другой... Это были шаги какого-то исполинского создания.

"Неужели меня нашли?!" - ошеломленно подумала девушка, но ее опасениям не суждено было сбыться - ветки деревьев жалобно затрещали, стволы подались в разные стороны и из-за скалы показалась морда огромного зеленого ящера. Маленькие красные глазенки его уставились на девушку, ноздри втянули воздух, пасть распахнулась, обнажив ряд пожелтевших зубов, и чудовище издало оглушительный рык. Следом за ним по лесу разнесся пронзительный визг девушки.


- Элли! - Фей вскочил на ноги.

Сердце его вновь забилось с удвоенной скоростью, глаза налились кровью, да так, что он мог бы дать фору любому из здешних обитателей, кровь запульсировала в висках, так что из всех звуков остался лишь стук сердца да повисший под кронами вековечных древ крик девушки.

Парень бросился дальше по дороге и буквально за первым же поворотом обнаружил гигантского ящера, в коротких передних лапках которого было зажато тело Элехаим.

- Элли! - вновь выкрикнул Фей.

Ящер тут же утратил интерес к своей добыче, выронив ее на землю, и обернулся к Фею, разверз свою пасть, из которой немедля закапала слюна ядовито-зеленого цвета - совсем как и шкура лесного хищника - и бросился на парня.

Фей прыгнул в сторону. Попытался добежать до девушки, но чудовище, пронесшееся мимо него, со всей силы ударило его хвостом, отчего Фей едва не лишился сознания. Он врезался в землю, внезапно оказавшуюся над головой, и с десяток метров прокатился по ней, подскакивая на кочках и ударяясь о вылезающие корни деревьев. Вскочить на ноги ему удалось мгновенно, а вот на то, чтобы прийти в себя понадобилось значительно больше времени - мир летел мимо, не желая останавливаться, и пытался увлечь за собой пошатывающегося парня. Грудь горела от недостатка воздуха, а легкие наотрез отказывались сделать даже крохотный вздох. Ко всему прочему, желудок явно был недоволен недавним потрясением и уже приготовился излить на землю свое содержимое.

Парень попытался сфокусироваться на лежащей на земле девушке, но это ему не особо удалось. Зато он заметил силуэт огромного чудовища, подбирающегося к нему сразу с трех сторон разом и имевшего все шансы им позавтракать, за полной небоеспособностью самого Фея.

К счастью, именно в этот момент над головой раздался металлический лязг и шум рассекаемого воздуха. Порывы ветра заставили задрать вверх головы и растерянного Фея, и не менее озадаченного ящера.

- Док?! - кое-как сфокусировав взгляд, воскликнул Фей.

- Фей! - радостно закричал в ответ ученый. - Вижу - я как раз вовремя!

Над поляной завис тот самый четырехлапый грузовой робот с пропеллером, которого Ситан несколько последних лет пытался отремонтировать. Судя по всему - ему это наконец удалось.

А вот в своих лапах-захватах он сжимал того самого злосчастного робота, который стер не без его, Фея, помощи, деревню Лахан и большую часть ее обитателей.

- Док, ты ведь не...

- Используй это! - закричал ученый, опередив его, и захваты отпустили свой груз.

Огромный робот рухнул вниз, по колено провалившись в землю.

- Док, ты ведь не думаешь, что я снова полезу туда?! - с неподдельным ужасом воскликнул парень.

- А у тебя есть выбор?! - с неуместной, по мнению парня, насмешкой поинтересовался ученый.

Отошедший от шока ящер вновь вспомнил о своей добыче и стал неторопливо разворачивать свою массивную тушу в сторону бессознательной Элли, весьма плотоядно при этом облизываясь.

- Проклятье! - выругался Фей и закричал, старательно пытаясь переорать лязг четырех вращающихся лопастей: - Док, сделай мне одно одолжение! Если я вдруг снова потеряю над собой контроль - пристрели меня!

- Надеюсь, что этого не случится! - крикнул в ответ Ситан и его странный агрегат взмыл вверх, изрубив лопастями несколько ветвей и макушки деревьев.

Тяжело вздохнув, Фей поспешил взобраться по ноге робота, перепрыгнул на ладонь и нырнул в заблаговременно открытую кабину пилота. Дверь за ним закрылась, и он оказался в полной темноте.

На ощупь нашарив пилотское кресло, он уселся в него, и его чувства вновь слились с чувствами бессердечной твари, его руками уничтожившей деревню.

Продолжительность вступительной речи на этот раз заметно сократилась, за что Фей был весьма признателен чудовищу, в утробе которого находился, потому что второе, зеленое, уже готовилось сграбастать Элли, а может и просто быстренько проглотить да удрать от греха подальше.

К счастью, управление вовремя перешло в его руки, и огромный гир налетел на ящера, размеры которого не многим ему уступали. Вот только последний был из плоти и крови, так что у металлического монстра шансов на победу было значительно больше.

Удар ногой в брюхо заставил ящера встать на задние лапы и издать жуткий рев, больше напоминающий вопль. Воспользовавшись моментом, Фей несколько раз ударил открытыми ладонями в грудь монстра и был уверен, что слышит, как ломаются у того кости.

Ящер открыл пасть и зашелся странным кашлем, больше всего напоминающим сдерживаемое дыхание. На землю полетели капли крови. Алой, как и положено. На носу его вздулся кровавый пузырь, лопнул, когда тот втянул в себя воздух, снова надулся... Фею внезапно сделалось дурно. А еще ему стало по-настоящему жаль этого хищника, столкнувшегося с добычей не по зубам. Лишь вид лежащей рядом девушки придал ему силы сделать последний удар - сжатая в кулак рука гира врезалась чудовищу в висок и буквально размозжила тому голову...

Выбравшись из робота, он наконец поддался на увещевания желудка и излил себе под ноги его содержимое.

- Ты в порядке? - возник рядом с ним ученый.

Похоже, Ситан приземлился где-то неподалеку и поспешил сюда, чтобы понаблюдать за боем.

- Зачем ты притащил его? - сухо поинтересовался Фей.

- Его? Ты про Вельталь? Кстати, на одном из древних языков...

- Да, про него, черт возьми! - оборвал ученого парень. - Про этого треклятого робота, который уничтожил деревню! Зачем тебе понадобилось тащить его сюда?!

- Я понимаю, что ты чувствуешь, Фей, - вкрадчиво проговорил Док. - Но тебе нужно оружие, чтобы защитить себя... и тех, кто тебе дорог, - ученый выразительно глянул на Элли.

- Возможно... возможно, он и помог мне на этот раз, но его сила превосходит необходимую. Неужели мне нужна сила, способная разрушить все вокруг?!

Док лишь устало вздохнул.

- Нет, мне не нужна эта сила... Я ненавижу роботов и все, что с ними связано!

- Фей, есть разница - между использованием силы и быть использованным силой. Сила не бывает доброй или злой, плохой или хорошей. Важно лишь то, как ты ее используешь. Я уверен - эта сила нам пригодится, а ты никогда не пустишь ее во зло... больше никогда. Как ты верно заметил - в этот раз он тебе помог.

- Док, ты говоришь умные вещи, но что-то внутри меня... сопротивляется. Нет, я не хочу этого! Впрочем, теперь уже не важно - Элли в порядке и это главное.

- А? - девушка как раз пришла в себя и закрутила по сторонам головой.

- Я - Ситан. Друг Фея, - подошел к ней ученый и окинул изучающим взглядом. - И какой балбес накладывал тебе эти повязки?.. - с улыбкой осведомился он, дотронувшись до перевязанной головы Элехаим. - Ох, Фей, за столько лет знакомство со мной мог бы научиться хотя бы правильно накладывать повязки!.. А тебе... Элли, да? А тебе, Элли, очень повезло, что Фей подоспел вовремя и вырвал тебя из лап ранкара. Меня позабавило его стремление разобраться с ним голыми руками, но я все же подумал, что небольшая помощь не помешает...

- Голыми руками?.. - переспросила девушка и ошарашенно уставилась на тушу монстра.

К счастью, она лежала к ней хвостом и Элли не могла видеть того, во что превратилась голова ящера. Да и у Фея не было никакого желания любоваться творением рук своих.

- Да, он храбро бросился в бой с этим чудовищем, размахивая над головой сорванными с себя трусами и посылая его к какой-то там матери... - покивал ученый.

- Размахивая трусами?.. Зачем? - недоуменно воззрилась девушка на парня.

- Он так шутит, - хмуро пояснил Фей.

- Понятно... - внимание Элли переключилось на робота, стоявшего неподалеку, и она вздрогнула.

- Не обращай внимания, - улыбнулся Ситан, - мы просто позаимствовали у армии Кислева то, что они оставили за собой. А Фей этим неплохо воспользовался!

- Спасибо... Фей!.. - поблагодарила Элли. - Это уже второй раз...

- Не за что! Просто когда-нибудь ты спасешь мне жизнь - и мы будем в расчете! - натянуто улыбнулся парень.

- Ну, - оглядев обоих, проговорил ученый. - Думаю, мы вполне можем разбить неподалеку лагерь и отдохнуть до завтрашнего утра. Времени до темноты, конечно, еще много, но, думаю, вам обоим нужен хороший отдых, а мне хотелось бы еще покопаться в нашем железном друге...


День пролетел очень быстро. Док копался в роботах: своем, который неведомо как вообще умудрился оторваться от земли, и Вельтале, в котором и вправду оказалась какая-то неисправность, правда, касающаяся его двигательных функций.

Фей и Элли бродили по окрестностям, в отсутствие агрессивных представителей местной фауны оказавшихся весьма красивыми. Ходили они молча, потому что общих тем для бесед так и не обнаружилось. Прошлое Элехаим было покрыто завесой тайны, которую она наотрез отказывалась даже приоткрыть, свою же сознательную жизнь Фей пересказал за несколько минут. Тем не менее, им так и не удалось наскучить друг другу - это, наверное, очень хорошо, когда с человеком можно просто помолчать. И время, сочтя сии часы весьма счастливыми, поспешило ускорить свой бег, ведь, как известно, самые счастливые минуты жизни пролетают быстрее всего.

Ночь ознаменовалась щебетом ночных птах в кронах деревьев и несколько запоздалым стрекотом сверчков в траве.

Они вновь сложили костер, разогрели на огне остатки мяса, которое с пришествием Дока стало таять с непомерной скоростью... Впрочем, ученый заверил их, что до границы леса осталось совсем недалеко, а он с собой привез немало и еды, и воды. Док проявлял настоящие чудеса рассудительности!

Поужинав, они расположились на ночлег. Фей уютно устроился под лапами ели, ученый взобрался на робота с явными намерением просидеть на нем всю ночь, а Элли уселась у костра, задумчиво глядя на языки пламени.

- Бесполезно, - вздохнул ученый. - Коленный актуатор и обходная цепь повреждены... Актуатор еще можно починить, а вот цепь придется менять...

- Не спится? - поинтересовался он, спрыгнув на землю и подойдя к сидящей у костра девушке.

- Угу, - кивнула она.

- Я так и подумал. Тяжелый выдался денек. - Док обернулся к роботу и, поправив на носу очки, проговорил: - Этот робот приземлился посреди деревни. Пилот мертв... Другая машина осталась на окраине деревни... - Еще немного помедлив, он добавил уже на ином языке: "Нил баэр дарс легус?", что в переводе означало: "Она была твоя, да?"

Элли вздрогнула.

- Я так и думал... Пропавший пилот, совершивший аварийную посадку в Лахане, и таинственная девушка в одиночестве бродящая по лесу - одно и тоже лицо. Судя по твоей форме, ты состоишь на службе в армии, я прав?

- К... Кто ты? - напряглась Элли.

- Я осмотрел погибших пилотов в Лахане, видел их бирки... У тебя такая же... - проигнорировал ее вопрос Ситан.

- Их...

- Не волнуйся, их похоронили, как и подобает... Хотя, думаю, не очень-то им было приятно погибнуть на чужой земле... Впрочем, смерть она и есть смерть, а где - не так уж и важно...

- Наверное...

- Фей о тебе знает?

- Думаю, что еще нет... - Элли отрицательно покачала головой.

- Скорее всего, так оно и есть, - покивал Ситан. - Фей очень мало знает о мире за пределами Лахана.

- А вы?

- Я думаю, что нам не стоит копаться в прошлом друг друга, - мягко, но настойчиво ответил ученый.

- Но...

- Скажем так, я знаю о мире немножко больше, чем знают остальные. - Он еще раз поправил очки и внимательно взглянул в глаза девушке. - Элли, я хочу попросить тебя об одном одолжении...

- К-конечно...

- Иди прямо и выйдешь на дорогу. По ней иди до конца и вскоре выберешься из этого леса. Тут не больше часа пути.

Девушка непонимающе взглянула на ученого.

- В последнее время этому мальчику очень не везет. Я хочу его защитить, не хочу, чтобы он ввязывался в бессмысленную борьбу. Так будет лучше для вас обоих, Элли. Ты не должна быть здесь. Возвращайся к семье.

- Фей...

- Не волнуйся, я не скажу ему - кем ты была на самом деле. Просто скажу, что ты ушла на встречу со своей семьей.

- Я не могу... Я сказала ему ужасную вещь! Я... должна извиниться перед ним!

- Ужасную вещь?

- Фей сказал, что деревня была уничтожена по нашей вине... Он все повторял: "если бы не они...". И я... я назвала его трусом. Сказала, что он просто бежит от ответственности, что виноват в смерти тех людей и уничтожении деревни он... Но на самом деле... Это я убегала от правды. Я, а не он. Если бы мы не приземлились там - все те люди остались бы живы! Все те невинные люди, ставшие жертвами ужасной трагедии. А я... я во всем обвинила Фея.

- Ты мне нравишься, девочка. Честно говоря, не думал, что кто-нибудь из вашей братии способен испытывать подобные чувства к простому обитателю поверхности. Они ведь для вас просто скот, не так ли?

- Пастыри взяли под свою опеку Ягнят. Они имеют право даровать и забирать жизни по своему усмотрению... - менторским тоном отчеканила Элли.

- Именно так... - улыбнулся Ситан. - Но ты сопереживаешь за Фея и думаешь о погибших жителях деревни... Почему?

- Я и сама не знаю... В Югенде нам твердили, что обитатели поверхности тупы и примитивны, и поэтому мы должны ими управлять. Но...

- Но, встретив Фея, ты поняла, что это не так? - еще шире улыбнулся ученый.

- Да... они ничем не отличаются от них. Он даже более сильный, чем я сама... просто не умеет грамотно пользоваться своей силой, но это не делает его тупым, просто... не было того, кто бы научил его. А еще в нем есть что-то, чего нет в нас. И он рискнул своей жизнью, чтобы спасти меня... дважды.

- Многие ваши устыдились бы этого. А ты ему благодарна?

- Да... наверное, это все мой отец - он очень любил обитателей поверхности... И моя няня была отсюда, хотя об этом никто и не знал... К тому же, я такая же, как он...

- Такая же?

- Ничего, не важно... - замотала головой девушка, отгоняя вновь нахлынувшие воспоминания.

- Да, прости. Это ведь я сказал, что мы не должны копаться в прошлом друг друга. Ты уж прости... Моя жена говорит, что я жутко настырный и болтливый, - тихонько рассмеялся ученый.

- Возвращайся, Элли, - после небольшой паузы добавил он. - Возвращайся домой. Тебе действительно здесь не место.

- Я вернусь в штаб, но что потом?..

- Волнуешься?

- Да...

- Это вполне естественно для человека! Трудно поверить, но даже я иногда волнуюсь!

- Нет, доктор Ситан! - притворно ужаснулась девушка. - Кто угодно, но только не вы!

Они тихонько рассмеялись. Потом ученый протянул девушке ее причудливую тару, в которую уже поместил несколько бутылей с водой, буханку хлеба и еще что-то съестное. Элли поднялась, поблагодарила ученого и бросила последний взгляд на лежащего под деревом Фея.

- Прощай, девочка. А я пока подумаю - что сказать Фею.

Она кивнула и растворилась в темноте...

3. Великая Пустыня

Лес ожил столь же внезапно, как и уснул. Стоило только лучам восходящего светила скользнуть по ветвям деревьев, задорно пощекотать самыми кончиками зеленые листья, он распахнул свои незримые очи и зевнул, затопив все вокруг какофонией звуков.

Вместе с лесом проснулся и Фей. Парень зябко поежился - от земли ощутимо тянуло холодом, оставленным на память минувшей ночью.

Оглядевшись, он заметил лишь Дока, упаковывающего их скромные пожитки в объемистую кожаную сумку.

- Она уже ушла, да? - спросил Фей у ученого, не заметив поблизости Элли.

- А? - Док обернулся, нахмурил лоб, пытаясь понять, о чем говорит парень, а после смущенно улыбнулся. - Так ты не спал?

- Дремал. Слышал краем уха часть вашего разговора...

Ученый лишь виновато развел руками.

- Элли... вот, значит, кто она на самом деле...

- Фей, послушай...

- Не надо, Док, - оборвал Ситана парень. - Я знаю: Элли не виновата. В том, что произошло с деревней, повинен лишь я. Я наговорил много лишнего ей, и это я должен перед ней извиниться...

- Ох, как же с вами сложно... - вздохнул ученый. - Ни ты, ни она в этом не виноваты. Ты просто пытался защитить свою деревню.

- Ну да, ну да... - вяло покивал Фей. - Спасибо, Док... - он невесело усмехнулся своим мыслям, а после спросил, нацепив на лицо довольно жалкого вида улыбку: - Кстати, как там остальные жители?

- Не переживай за них. Юи отвела всех в одну тихую долинку в горах, где они смогут обосноваться... Так что теперь, Фей, - ученый смерил его строгим взглядом, - тебя должна волновать лишь собственная судьба!

- Как скажешь...

- Вот и чудесно! Думаю, нам стоит побыстрее выбраться из этого леса и направиться в Дазил - это небольшой город в пустыне на севере. Нужно разжиться новостями о противостоянии Королевства и Империи, в особенности о том, что касается уничтоженного тобой отряда и этого робота... к нему, заодно, присмотрю детали... Ох, Фей, как же мне не нравится вся эта история... Правитель Ава не простит этого поражения. Уверен - скоро прольется кровь... много крови.

Фей был уверен, что Док, как всегда, прав. И от этого на душе становилось тошно.

Он подошел к ученому, не говоря ни слова поднял с земли сумку, взвалил на плечо и зашагал по едва заметной тропке, оставшейся после ухода Элли - все-таки она совершенно не умела ходить по лесам.

Они не прошли и километра, когда густые заросли кустов, обступившие их со всех сторон, расступились и, цепляя путников за одежду колючими ветками - словно хотели задержать в чаще древнего леса, - выпустили на заросшую травой неширокую, но хорошо читающуюся грунтовую дорогу.

Гул, зародившийся где-то на окраинах леса несколькими минутами ранее, заглушил все прочие звуки и доносился отовсюду. Парень вздернул голову к уже просветлевшему небу и изумленно уставился на неторопливо плывущий над лесом воздушный корабль.

Тонкий для своих габаритов, длинный платиновый корпус, больше похожий на неровно раскатанный кусок теста, обросший тремя парами мерцающих сигнальными огнями крыльев-стабилизаторов, медленно прополз над лесом, едва не касаясь днищем верхушек деревьев, и исчез за зеленой стеной, оставив после себя лишь гул, лишь с минуту помедливший, прежде чем устремиться за своим хозяином.

- Что это, Док? - выдохнул Фей, сознание которого затопил водоворот сумбурных эмоций: смеси восхищенного трепета, отвращения и обыкновенного любопытства.

- Должно быть, крейсер Королевства, - пожал плечами ученый, на которого вид летающего корабля явно не произвел должного эффекта.

- Никогда не думал, что у Ава есть подобные штуки...

- Ну, сделан то он был не в самом Аве... Скорее всего, он принадлежит армии "Геблера", базирующейся сейчас на территории Королевства.

Заметив непонимание на лице юноши, Ситан пояснил:

- Войска особого назначения Священной Империи Солярис. В данный момент они оказывают активное военное содействие Королевству. Объявились несколько месяцев назад, когда регулярные армии Ава уже готовы были сложить оружие и сдаться на милость Кислева. Но с их помощью Королевство восполнило чуть ли не половину своих потерь, а техническое превосходство позволило без особого труда отбросить силы Империи от границ. Теперь они планомерно захватывают все новые территории и копошатся в древних руинах...

- Да, кажется, староста говорил что-то об этом... - кивнул Фей. - Так значит Элли...

- Вполне возможно. У них огромный технический потенциал и этот корабль - лишнее тому доказательство. Скорее всего, его отправили для разрешения конфликта на границе. Ходят слухи, что единственное, что по-настоящему интересует "Геблер" - раскопки. И именно в обмен на возможность ковыряться в земле они присоединились к силам Королевства.

- Значит, они воюют с Империей?

- Да, - кивнул Узуки. - Недавно они обнаружили новые казематы под пятисотлетним храмом, но Кислев уже успел обосноваться в том районе. Так что сейчас они наверняка летят, чтобы выдворить имперцев оттуда.

- Понятно, - поморщился парень, представив себе, как это будет выглядеть, и заспешил по дороге в сторону, где между сходящимися арками ветвей деревьев виднелся яркий свет.

- Постой-ка, - остановился он, сделав пару шагов. - "Недавно" ты был у себя дома, ковырялся в железках и воевал с женой и дочкой, которые пытались тебя хоть на часок отвлечь от этого занятия! Откуда ты узнал о раскопках и стычках на границе?! Вот только не говори, что разглядел все это через свой телескоп!

- Молчу! - развел руками ученый.

- Док! - Фей наградил его пристальным взглядом.

- Как я уже недавно говорил твоей новой знакомой, - лукаво усмехнулся Узуки, поправив на носу очки, - я знаю о мире несколько больше, чем знают остальные.

И более не обращая внимания на вопросительные взгляды парня, ученый зашагал по дороге, насвистывая себе под нос простенький мотивчик и при этом безбожно фальшивя.


Великая, простирающаяся на сотни километров пустыня, покрывающая едва ли не всю территорию Королевства, на поверку оказалась ничем не примечательным песчаным океаном с застывшими бесформенными кучами волнами-барханами.

Фей опустился на корточки и окунул руку в песок. Он оказался холодным и жестким. Чуть глубже была земля, такая же холодная и влажная - похоже здесь, на границе леса, песок лежал тонким слоем, принесенным северными ветрами.

- Будет лучше, если мы поспешим, - заметил ученый, ненавязчиво отвлекая Фея от его занятия. - Здесь, вблизи леса, в столь ранний час, когда солнце еще не успело подняться высоко в небо, вполне комфортно, но если к полудню мы не доберемся до города, придется изрядно попотеть...

- Да, конечно... - Юноша поднялся, отряхнул руки, обтер остатки песка о штанины, поправил перекинутый через плечо ремень сумки и ступил в песчаные воды.


Солнце, лениво карабкающееся по куполу неба, неумолимо подбиралось к зениту. Ноги по щиколотку утопали в песке. Спасало лишь то, что Док заблаговременно перетянул штанины и верхнюю часть ботинок крепкой бечевой. Ко всему прочему подул ветер. Сильный, порывистый, он поднимал в воздух целые тучи песка и швырял в лица людей. Причем нападал чаще не в лоб, а втихаря скользил под ногами, а потом стремительно бросался вверх.

По раскрасневшимся лицам стекали градины едкого пота, оставляя солоноватый привкус на облепленных песчаной пылью губах. Щипало глаза, невыносимо зудела кожа.

Две походные фляги с водой опустели уже наполовину, а на подернутом дымкой горизонте маячили лишь неясные темные пятна, едва ли походившие на стены пустынного города.

- Док, я... - Фей не договорил.

Шедший чуть впереди Ситан внезапно остановился, так что парень едва не налетел на него. Предостерегающе поднял левую руку и внимательно осмотрелся.

- Что случилось? - Юноша обошел ученого и тоже внимательно оглядел окрестности.

Ничего не изменилось: все те же барханы и дюны, вздымавшиеся над бескрайним океаном желтых песков.

- Кажется... поверхность здесь какая-то... иная. Песок лежит неестественно.

- Док, ты не перегрелся? - серьезно осведомился Фей. - Это уже не смешно...

- А я и не смеюсь. В этой пустыне обитает множество существ, встречи с которыми мне, по возможности, хотелось бы избежать.

- Здесь еще и кто-то живет?! - изумился Фей.

- Конечно! Не думаешь же ты, что столь обширные пространства на протяжении веков остаются никем не занятыми, за исключением пары обжитых районов, где люди разбили свои поселения?!

- Если честно - думал, до недавнего времени.

- Так вот, ты сильно ошибаешься. Эта пустыня - живая. И я удивлен и обрадован тем, что до сих пор нам не встретились представители местной фауны...

Все это время ученый не прекращал внимательно осматривать местность.

- В смысле - животные?.. - переспросил Фей. - Ну, если это место тебе не нравится - давай обойдем. Хотя... не знаю, как ты здесь ориентируешься...

- Не успеем... - Ученый скептически покачал головой и обернулся к Фею. - Ориентируюсь я по солнцу, а обойти это место нам не удастся - нас уже заметили, так что готовься... готовься к бою, а там посмотрим... может и удастся разойтись миром.

- Бою? С кем?!

- А вот с ними... - ученый мягко развернул юношу на сто восемьдесят градусов и ткнул пальцем в неровный строй людей, укутанных в длинные плащи, фактурой и цветом схожие с песком у них под ногами.

Парень мог поклясться, что выросли они буквально из-под земли и еще минуту назад на их месте не было ничего, кроме...

Фей резко обернулся и увидел, как из песка поднимаются люди. Закутанные в точно такие же плащи, даже выпрямившись в полный рост, они походили скорее на причудливые песчаные колонны, нежели на живых существ. И лишь когда их одежды распахнулись, а в руках оказались грубые деревянные копья, они стали походить на людей... и при том весьма опасных и явно недружелюбно настроенных людей.

Фей прекрасно знал, что зачастую такие вот неказистые с виду остро отточенные деревянные палки могут оказаться оружием куда более грозным, чем пистолеты и прочая стреляющая пакость, призванная нести смерть. Не раз ему самому приходилось накалывать на подобные орудия отбившихся от стаи волков или молодых кабанчиков во время охоты. А уж если палка была способна пробить насквозь кабанью шкуру, то едва ли их с Доком уберегут обыкновенные матерчатые одежды.

- Стой на месте и не двигайся, - тихо шепнул ему ученый. - Ничего не говори, не сходи с этого места. Я попытаюсь с ними поговорить.

- Это бандиты? - не удержался от вопроса парень.

- Не то, чтобы бандиты... скорее вольные охотники, - поморщился Ситан. - Люди пустыни, они... дикари, одним словом. Наши деньги им не нужны, а вот от возможности завладеть припасами они вряд ли откажутся. К тому же они каннибалы... такая вот неприятность. Но я попробую нас вытащить. Очень не хочется драться со всей этой толпой, тем более, что поблизости, наверняка, прячется еще столько же...

Несмотря на жару, Фея пронзил озноб. Глядя в спину удаляющемуся ученому, он с трудом сглотнул подкативший к горлу комок, чувствуя на себе взгляды десятков кровожадных дикарей, которые, по всей видимости, решили ими пообедать.

Ситан тем временем подошел к строю "вольных охотников", нервно вцепившихся в копья при его приближении, и заговорил что-то на непонятном языке, так что Фей мог лишь догадываться о содержании его монолога. Впрочем, судя по тому, что после короткой паузы из строя вышел один человек и подошел к ученому, тот поинтересовался: "кто у них главный?".

Дальнейшее содержание весьма бурной беседы осталась для Фея тайной. Ситан что-то торопливо втолковывал своему собеседнику, тот же в ответ вначале неразборчиво бурчал (отчасти из-за плотно облегавшей лицо маски, мешавшей нормально говорить), а после перешел на крик, так же больше похожий на мычание, активно помогая себя жестами - создавалось впечатление, что Док знает язык этих дикарей лучше их самих.

Не понравилось юноше то, что ближе к концу беседы и ученый и его собеседник стали то и дело указывать в его сторону. Судя по лицу Ситана, ученый явно был недоволен ходом переговоров и постепенно выходил из себя.

Он же и оборвал разговор, звонко хлопнув в ладоши и что-то резко ответив "вождю", после чего заспешил вниз по склону невысокой дюны к обуреваемому недобрыми предчувствиями Фею.

- Ну как? - нетерпеливо спросил тот у ученого.

- Плохо, - досадливо поморщился Ситан. - Они согласны отпустить меня, но в обмен требуют все наши пожитки.

- Так ведь это здорово! - воскликнул Фей, но потом все же понял смысл сказанного: - Тебя... одного?

- Да, - мрачно кивнул ученый. - Они не хотят отпускать тебя...

Что-то внутри парня оборвалось. Неприятный холодок зародился внизу живота, а сердце учащенно забилось. Во рту, из без того пересохшем от жары, начисто исчезли какие-либо признаки влаги. Он несколько раз беззвучно открыл и закрыл рот, но потом все же выдавил из себя несколько слов:

- Я... понимаю, Док. Иди...

- Фей! - Ученый смерил юношу укоризненным взглядом. - Ну неужели ты думаешь, что я добровольно отдам своего пациента на съедение толпе каких-то варваров?

- Но...

- Никаких "но"! Во-первых, будь такая возможность, я бы с радостью поменялся с тобой местами. Если у меня есть шансы уцелеть у них в плену, то твои мне представляются весьма слабо. А во-вторых, провести несколько месяцев в их плену так же не входит в мои планы. Забросить тебя одного во внешний мир, за пределы знакомых тебе мест... Не то, что бы ты совсем уж не приспособлен к жизни, но мне не хочется оставлять тебя одного. Особенно сейчас.

- Значит, придется драться?.. - нехотя проговорил юноша, но на душе у него отлегло - больше всего он боялся того, что Док, последний близкий человек, предаст его.

- Боюсь, что придется. Как я уже говорил, вариант с заменой нас не устраивает, к тому же они на него не согласны - я спрашивал.

- Почему? - удивился Фей.

- Они... достаточно своеобразный народ. У них есть что-то вроде негласного "кодекса чести". Согласно ему, они не едят своих собратьев, а любого, знающего их язык, они считают своим собратом. Что, впрочем, не помешает им в случае чего меня убить. А вот ты для них - такой же дикарь, как и они для тебя. Пройди мы здесь вчера и все, скорее всего, обошлось - они не жадные и готовы пропустить через свои владения путников, готовых поделиться припасами... Но этот крейсер...

- Тот, что мы видели сегодня утром? - изумился парень. - А он-то тут причем?!

- Как я уже говорил, они - своеобразный народ. В частности, они считают парящие в небе корабли чем-то вроде богов...

Юноша не смог удержаться и рассмеялся.

- Док, да ведь это бред! Хорошо, пусть они дикари, но ведь наверняка не раз находили останки этих самых кораблей, раз сейчас идет война! Что же это за боги, если они валяются мертвыми?

- Они не просто находили, - усмехнулся ученый, - но и ковырялись в их внутренностях. Эти ребята неплохо разбираются в технике... Во всяком случае, у них достало навыков отремонтировать несколько роботов, найденных на полях сражений. И, тем не менее, это не мешает им считать воздушные корабли богами...

- И в шуме двигателей геблерского крейсера их шаманы прочитали указание нас съесть?

- Почти, - серьезно кивнул Ситан. - Они объявили священную охоту и теперь спят и видят, как бы устроить праздничное пиршество в честь "стальной птицы", главным блюдом на котором будет оказавшийся ни в том месте и ни в то время счастливчик...

- Проклятье, Док, но так же нельзя! - вдруг разозлился Фей. - Ты ведь знаешь их язык, знаешь обычаи - так объясни им, что все это ложь! Что так жить нельзя, не нужно охотиться на мирных путников...

Ситан Узуки лишь печально покачал головой.

- Фей, ты еще очень мало знаешь о мире и населяющих его существах... Твое и их представление о мире сильно разнятся. И, уверяю тебя, ты ошибаешься на этот счет не меньше, чем они.

- Возможно, но я же никого не... То есть...

- Не надо, я знаю... - печально улыбнулся ему ученый. - Мы уже решили, что в том не было твоей вины. Но что касается того - кто кого и почему ест, то вся разница в том - с чьей стороны смотреть. Тебе кажется неправильным то, что люди едят людей, хотя и людьми-то их можно назвать с натяжкой, впрочем это отдельный разговор... Но ты ведь охотился с жителями деревни на животных, таскал яйца из птичьих гнезд... Долго ли тебя мучили угрызения совести?

Парень не ответил, лишь досадливо поморщился и смахнул очередную капельку пота, скатившуюся по переносице, и повисшую на кончике носа.

- То-то же... - Ученый ободряюще хлопнул его по плечу, чем вновь обратил на себя внимание. - Ну, теперь твой вид как нельзя больше подходит для обреченного пленника, так что если ты не будешь сверкать глазами на этих милых людей, они, быть может, в первую же минуту не заподозрят подвоха. А вот подвох рекомендую приготовить заранее.

- Что? - недоуменно переспросил Фей.

- Ну, нам ведь предстоит прорваться сквозь их строй и как можно быстрее унести ноги, а это не так-то просто сделать. Знаешь, Фей, я уже начинаю жалеть, что той девочки сейчас нет с нами... В ее присутствии ты становишься на редкость хорошим бойцом!

Фей меланхолично покивал, но внутренне передернулся, вспомнив, как его кулак насквозь пробил тело лесного эльфа.

- Ты еще не видел, как она раскидывала тамошних тварей... - выдавил юноша из себя улыбку. - Это была какая-то невероятная сила... Как... как та, которой... которая уничтожила Лахан. Только не такая мощная... магия...

- Ну и термины у тебя, - непроизвольно рассмеялся Ситан. - Магия... Но, если она состоит в армии "Геблера", допускаю, что у нее действительно есть какие-то внутренние силы, как, впрочем, и у тебя... но сейчас не это главное. Идем.

- Самое главное, Фей - их оружие, - продолжил он уже на ходу, увлекая за собой юношу и не забыв подхватить с земли брошенные вещи.

- Копья - это, конечно, неприятно, - понимающе кивнул Фей. - Но, учитывая их число, это лучше, чем пулеметы. Не будут же они их кидать, в самом деле?! Так и в своих попасть недолго...

- Во-первых, метают они их весьма метко, ты уж мне поверь, - заверил его ученый. - А во-вторых, копья - это не самое страшное. Я ведь уже говорил, что они отличные технари. Вряд ли они приволокли с собой робота, в конце концов, они собрались на охоту, а не на штурм укреплений Королевства. Но вот несколько гранат наверняка есть у каждого из них.

- Гранат?!

- Да, небольшие такие, "карманные" бомбы. Немного взрывчатки, несколько металлических шариков внутри... Как ты верно заметил, они наверняка побоятся задеть своих, а потому вряд ли пустят их в дело сразу же, но если нам удастся вырваться из окружения - беги так быстро, как только сможешь. Одна такая штука, разорвавшаяся у тебя под ногами, и мне придется собирать тебя по частям, а я не уверен, что моих познаний в медицине хватит на то, чтобы тебя правильно сшить...

- Док, если мы выберемся отсюда живыми, клянусь...

- Не надо клятв, Фей. Мы выберемся, обещаю. Просто постарайся не умереть, чтобы суметь этому порадоваться, об остальном я позабочусь.

"Вождь" людей пустыни уже явно терял терпение, а потому без предварительной разминки сразу же принялся орать на ученого, тыча пальцем то в него, то в Фея, то на солнечный диск на безоблачном небе.

Док в своей обычный манере стал вкрадчиво что-то ему объяснять, ходя взад-вперед и с каждым разом подходя к тому все ближе.

К несчастью, этот маневр, запросто способный провести самого Фея, не возымел действия на дикарей. Едва он пересек некую невидимую черту, как сразу дюжина человек вышла из строя и шагнула по направлению к нему, перехватив копья для удара.

И началось... Ученый с невероятной скоростью нанес удар, увидев который, любая змея удавилась бы от зависти. Его ладонь ребром врезалась в горло одного из вышедших вперед стражников. Тот не успел еще даже сдавленно захрипеть, а Ситан уже крутанулся и впечатал открытую ладонь прямо в лицо другому воину. Еще один поворот - и от чудовищного по силе удара в пах прочь отлетел третий. А Узуки, воспользовавшись своей новой позицией, мощнейшим апперкотом поднял в воздух следующего, через мгновение возник рядом, на расстоянии полутора метров от земли и сцепленными вместе руками ударил тому в солнечное сплетение, послав обратно к земле.

Двое подоспевших сзади людей подхватили Фея под руки. Спиной он почувствовал, как в его сторону летит брошенное копье, рассекая острым концом потоки воздуха. Люди пустыни явно не собирались брать его в плен живым, и, видимо, не считали насквозь пробитую грудную клетку чем-то несовместимым с их странными ритуалами во славу механических "богов".

Парень оттолкнулся от земли. Машинально перебирая согнутыми в коленях ногами по воздуху, описал дугу, опираясь на руки своих пленителей, и обрушил сжатые вместе колени на спину бившего копьем воина. Приземлился позади резко обернувшихся каннибалов и, издав яростный крик, оторвал обоих от земли, после чего, встав на своеобразный мостик, вколотив их головами в песок.

Кто-то бросил ему в глаза горсть песка, и он инстинктивно зажмурился, отвернулся, загораживаясь рукой и уже понимая, что вот сейчас ему в открывшийся бок врежется острие копья... Но вместо этого над головой раздался яростный и, как показалось, испуганный крик "вождя".

Он проморгался, открыл глаза и поднял голову.

Ситан Узуки, многоуважаемый жителями Лахана ученый и врач, стоял над телами поверженных противников в стойке мастера боевых искусств и сжимал скрюченными и подрагивающими от напряжениями пальцами горло предводителя людей пустыни.

Он вновь заговорил с ним, но на этот раз к тихим, но властно произнесенным словам добавил несколько жестов левой рукой. Вождь немного помедлил с ответом, но потом что-то прохрипел и вяло махнул руками.

Губы ученого слились в тонкую полоску, рука дрогнула... а потом исчезла, растворилась в воздухе вместе с самим ученым, который темно-зеленым вихрем скользнул по гребню песчаной дюны, обвил за шею одного из воинов и резким движением сорвал с него маску.

Это оказалась девушка. Совсем еще юная и прекрасная. Черноволосая, голубоглазая. Она испуганно вскрикнула, прижав руки к щекам, и попыталась высвободиться, но ученый держал ее крепко.

На этот раз речь Ситана была куда короче и жестче. Но едва он замолчал, как заорал в ответ "вождь" и орал он явно не на ученого, а на сжавшуюся девушку, что-то вяло попытавшуюся ему ответить.

Ситан оборвал их препирательства и вновь повторил свою угрозу. На этот раз предводитель каннибалов замолчал на пару минут. Он хмурился, о чем-то говорил с парой подошедших к нему воинов, кивал, переводил взгляд с девушки на ученого, а с него - на Фея, а затем... видимо, сдался.

Несколькими короткими фразами он раздал указания, и ученый моментально отпустил тут же закашлявшуюся девушку. Та бросила на него быстрый взгляд, потом с интересом взглянула на Фея и поспешила спрятать лицо под маской. Ситан же неспешно подошел к Фею, хлопнул его по плечу и так же неторопливо стал спускаться по склону. Словно и не стояли за спиной вооруженные копьями и гранатами войны, жаждущие справедливого возмездия и ритуальной крови...

А войны действительно не стояли. Когда Фей обернулся, чтобы взглянуть на этих странных дикарей, на гребне дюны уже никого не было, только ветер спешил замести их следы...

- Док! - он бросился за ученым. - Док, нас что - отпускают?!

- Да, - кивнул Ситан, и сделал несколько больших глотков из фляги. - Нас отпускают...


- Это... Дазил? - Фей, взобравшийся вслед за ученым на очередной песчаный гребень, изумленно взглянул на конечную цель их пути.

Пустынное поселение, которое ученый гордо именовал "городом", могло бы быть и повнушительнее. Даже их крошечный Лахан не уступал ему размерами. Правда, здесь все строения, или, по крайней, мере те, чьи крыши высовывались из-за трехметровой стены, были из хорошо обтесанного белого камня, но вместо привычных широких оконных проемов уныло взирали на него узкими щелями бойниц - иначе не назовешь. Вышеупомянутая стена заслуживает отдельного упоминания, так как состояла из отдельных, неплотно пригнанных друг к другу и покосившихся в разные стороны железобетонных плит с торчащими кое-где кусками арматуры. Достаточно толстая, чтобы по ней можно было ходить (хотя желающих не было видно), или чтобы раздавить парочку прохожих, а заодно и домов со всеми обитателями, когда какой-нибудь из ее секций вздумается-таки рухнуть. И радостный этот момент, похоже, не заставит себя долго ждать. Похоже, стену ставили наспех, чтобы уберечься от песчаных бурь, и сравнительно недавно, если обратить внимание на все еще небольшие наносы песка у ее подножья.

А вот что поразило юношу, так это количество людей, снующих неподалеку, ежеминутно проходящих через ворота, подле которых дежурили двое стражников, и шумевших за городской стеной. Их было... чудовищно много. Он и не подозревал, что в одном месте может жить столько людей.

- Да, - усмехнулся Ситан. - Пустынный город Дазил.

- Он весьма оживленный... - отозвался Фей, ошарашено вглядывающийся в непрерывный людской поток.

- Еще бы! Это же центр раскопок Ава! Сюда стекаются люди со всего Королевства в надежде отыскать в руинах древние артефакты! Идеальное место, чтобы поживиться свежими новостями с полей сражений! Пошли, перво-наперво отыщем мастерскую - нужно найти запчасти для робота.

- Сдался тебе этот робот... - буркнул в ответ Фей.

- Еще как сдался! Не найдем запчасти - он вообще в скором времени не тронется с места! Давай-давай, топай.

Парень испустил страдальческий вздох и, понурив голову, пошел следом за ученым, уже спускавшимся вниз.


Едва они прошли через арку ворот, как гомон, что слышался еще вдалеке от города, обрушился на них со всех сторон. Люди были повсюду и их голоса сливались в неразборчивый гвалт. Фей крутил по сторонам головой, как губка впитывая новые впечатления, но то и дело поглядывал на шедшего впереди ученого, боясь застрять в людском потоке и потеряться. Больших усилий ему стоило сдержаться и не схватить того по-детски за руку.

Узуки, несмотря на то, что все те годы, что знал его Фей, прожил на отшибе, вдали от других людей, чувствовал здесь себя вполне комфортно и намеренно шел неспешно, давая возможность юноше насмотреться и на город и на его обитателей. Он умело маневрировал среди снующих мимо людей и так же, время от времени, поглядывал на своего спутника.

Подойдя к сидящей в углу между городской стеной и плотно прилегающему к ней дому женщине, торгующей какими-то запчастями и покрышками, полукругом разложенными перед ней, Ситан присел на корточки и что-то у нее спросил.

Фей смог расслышать лишь одно слово: "Этос". И едва Док удовлетворенно кивнул и выпрямился, после того, как женщина указала ему рукой в дальний конец улицы, скрытый от взора людским потоком и что-то еще неразборчиво добавила, поинтересовался - что это такое.

- Этос - это организация, занимающаяся раскопками, - пояснил Док, махнув Фею рукой, что бы тот следовал за ним. - Правда, сами они уже этим давно не занимались - есть много других желающих поработать на них за солидные денежные вознаграждения. Они изучают и ремонтируют найденные артефакты... в том числе и роботов. По сути, все, что работает на энергии генераторов, проходит через их руки.

- Совсем, как ты, Док, - усмехнулся парень. - Уж не из их ли ты числа, а?

- Нет, что ты?! - отмахнулся Док и, улыбнувшись, добавил: - Куда мне?..


Мастерскую они нашли быстро, дойдя до конца главной улицы и нырнув в какой-то проулок. Большая, облицованная металлом постройка без окон, увешанная пыльными брезентовыми полотнами, на которых были изображены огромные кресты с раздвоенной верхней частью. Тут же стоял здоровый металлический щит, на котором черной краской трафаретными буквами было выведено объявление, обещающее несложную работу, гарантирующую высокий заработок.

Первым, что увидел Фей, пройдя следом за ученым внутрь строения - огромную трехпалую металлическую клешню, дернувшуюся в его сторону.

- Вау! - вскричал парень и поспешно отскочил назад.

Лапа пузатого робота, полулежащего в просторном помещении, тут же опустилась на пол, огласив комнату металлическим гулом, и вяло зашевелила пальцами.

- Эй! Осторожнее! - крикнул сидящий подле нее человек, ковыряющийся в ее внутренностях отверткой.

- Уху, извини! - донеслось в ответ из кабины механизма, лапа которого через несколько секунд вновь дернулась, чуть не придавив технику ногу, а сам он полез наверх по приставной лестнице - видимо, чтобы задать трепку своему напарнику.

- Это и есть мастерская, - ученый обвел помещение любящим взглядом и прошел к стоящему подле книжного шкафа человеку, изучающему какую-то засаленную инструкцию, тем самым дав возможность Фею обозреть новое помещение.

Внутренняя часть здания также была покрыта листами металла и освещалась светом нескольких ярких ламп, установленных по периметру, и одного мощного прожектора, висевшего под потолком. Все вокруг было заставлено шкафчиками и тумбочками с огромным количеством пронумерованных ящиков. Из некоторых приоткрытых торчали инструменты, в иных блестели россыпи винтов, гаек, всевозможных шайб и заклепок. На стальных крючьях висели цепи разной длины и размеров. Под стоящим неподалеку покосившимся стулом лежала коробка с подшипниками, а рядом с ней - ведро с блестящими шариками. От всего этого хозяйства - а скорее всего и от его обитателей - сильно несло машинным маслом, которым наверняка был пропитан каждый дюйм помещения.

Ситан Узуки Разговор у Дока выдался коротким. Ситан перемолвился с мастером буквально парой фраз и вернулся к Фею. По лицу ученого парень догадался, что требующихся деталей тому достать не удалось, и едва не запрыгал от радости. Впрочем, он все же нашел в себе силы участливо поинтересоваться - что случилось.

- Они занимаются только гражданскими роботами. А наш, оказывается, новейшая военная разработка... Детали для них хранятся на складах и нужно писать какое-то там заявление, собирать справки и вообще... - ученый махнул рукой и пошел к выходу.

- Слушай, Док, можно с тобой поговорить? - спросил Фей, выйдя на солнечный свет и машинально опрокинув в рот остатки содержимого фляги.

- Спрашивай, конечно! - кивнул тот.

- А здесь можно где-нибудь спокойно поговорить? - парень демонстративно окинул взглядом идущих мимо людей.

- Ну... - протянул Ситан. - Ладно, пошли - заберемся повыше. Правда, если поднимется ветер, нас с головой покроет песком, но... в общем, идем.

Следом за Узуки Фей взобрался по деревянной лестнице, прислоненной к стене одного из домов, прошел по каменным крышам плотно пригнанных друг к дружке домов и наконец ступил на небольшой мостик, перекинутый через улицу, на котором и остановился Док.

Это была самая высокая точка в городе. Отсюда даже можно было разглядеть то, что творилось за бетонной стеной.

- О чем ты хотел со мной поговорить? - серьезно поинтересовался ученый, почесав подбородок.

- Это касается Вельталя... Мы не нашли для него запчасти, так может и не будем его чинить?

- Почему? - ученый взирал на него со своей обычной спокойной, понимающей и чуть насмешливой улыбкой. Такой знакомой и притягательной.

- Мы же смогли добраться до Дазила на своих двоих... Он... он нам не нужен, Док! И вообще я думаю... думаю вернуться в Лахан, когда все уляжется. Помочь отстроить деревню.

Ученый ничего не ответил и с минуту задумчиво разглядывал лицо Фея. Потом все же пожал плечами и ответил:

- Ладно... Если ты так хочешь - пусть будет так. Но я все равно считаю, что нужно увезти его как можно дальше.

- Зачем? - едва не вскричал Фей, уже обрадовавшийся неожиданной покладистости ученого.

- Это, конечно, всего лишь предположение... и, тем не менее, я считаю, что случившееся было вызвано тем, что спецвойска "Геблера" украли этого робота из Кислева.

- То есть группа Элли?

- Вот именно. Я осматривал тела убитых пилотов в деревне. Некоторые из тех, кто пилотировал гиры Кислева, принадлежали к армии Королевства. Видимо, это какой-то новый секретный прототип, тогда понятно, почему имперцы так переполошились и отправились в погоню, и более того - продолжили ее даже за границами Империи!

- Уверен, что новость о провале операции достигла столицы, - продолжил ученый. - И наверняка силы Королевства будут прочесывать окрестности Лахана, если еще не начали, в поисках хотя бы обломков прототипа.

- А войска Империи? Они все еще находятся на территории Королевства?

- Может да, а может, и нет. Но это вполне вероятно. Если в погоню была послана не одна, а несколько групп, то остальные могут все еще присутствовать где-то поблизости. В этом случае в скором времени здесь разразится военный конфликт. И если они найдут Вельталь одновременно...

- Они начнут бой рядом с ним! Рядом с Лаханом! - подхватил Фей.

- Именно, - кивнул Док. - Поэтому, чтобы избежать проблем, мы должны перевезти его подальше и спрятать понадежнее.

- Но мы ведь не можем его починить...

- Однако, оставаясь на месте, мы ничего не решим, - справедливо заметил ученый. - В конце концов, это центр раскопок в стране! Должен же здесь найтись кто-нибудь, кто подскажет - где еще можно найти запчасти для робота! Любая проблема, Фей, на деле может оказаться сущим пустяком. Не стоит бояться неудачи, нужно действовать! Идем.

Несмотря на слова Дока, спокойней на душе у Фея не стало. Он уже представлял себе, как над той самой долинкой в горах, куда, по словам ученого, Юи отвела уцелевших жителей Лахана, сходятся в схватке силы Империи и Королевства, и на головы бегущим в ужасе людям падают раскаленные обломки боевых гиров. К тому же у него не было ни малейшего представления, где искать запчасти для этого треклятого робота, что стал причиной гибели всех тех, чьей жизнью он так дорожил. А потому ему оставалось лишь следовать за ученым, надеясь, что хотя бы у того есть какие-нибудь мысли на этот счет. Правда, послышавшийся вскоре возглас ученого сразу же развеял эти предположения, хотя и подарил некоторую уверенность:

- О, багги! - с нескрываемым облегчением и радостью воскликнул Узуки. - Фей, это просто подарок судьбы!

- Да? - с сомнением поинтересовался парень, разглядывая странную остроносую четырехколесную машину с просторным кузовом, кабина которой была наглухо забрана металлом и оставалось загадкой: как водитель должен ориентироваться, находясь в ней. - И что же ты собираешь делать с этим самым "багги"? И что это вообще такое? Оно ездит?

- Считай - летает! - заверил его ученый. - Эта чудо-машина специально создана для путешествия по пустыне! Ее колеса не тонут в песке, так что лучшего наземного транспортного средства, наверное, и не найти! Давай, Фей, пойдем внутрь, - ученый указал на деревянную дверь в один из домов, подле которого была припарковано машина. - Это прокатная фирма. Узнаем - не даст ли нам ее владелец покататься на своем сокровище...

Владельцем оказался добродушный толстяк, который едва ли смог бы протиснуться в узенький люк на крыше багги и, возможно, по этой причине и сдавал ее напрокат.

Заслышав звон монет в переданном Доком кошеле, он еще шире расплылся в улыбке и передал ученому ключи.

- В общем, так, - торопливо сказал ученый, уже стоя в дверях, - я собираюсь прокатиться по пустыне и поискать детали для Вельталя.

- Док, ты что - будешь копаться в руинах? - удивленно воскликнул Фей.

- Нет, зачем? - пожал плечами ученый. - Вокруг раскопок постоянно ведутся боевые действия. То и дело вспыхивают конфликты между Авом и Кислевом. Там должно быть полно сломанных и частично уничтоженных роботов! Вот я и позаимствую у одного из них нужные нам детали. К тому же... - Док подошел поближе и зашептал так, чтобы лишь Фей мог его услышать: - Наш гир из Империи и детали, вероятнее всего, нужны тоже имперские.

- Но...

- Фей, расслабься! - Ученый сунул ему в руки тугой кошель, наполненный гилями, и усмехнулся. - Из любой неприятности всегда есть выход. А если хорошенько поискать, то их как минимум два! Расслабься. Иди - посиди в баре. А я скоро за тобой зайду. Час, два... от силы три. Давай, до скорого...

И с этими словами ученый вышел на улицу, где вскоре послышалось радостное урчание мотора. У юноши даже сомнений не оставалось касательно наличия навыков управления этим диковинным средством передвижения у всезнающего Дока.

- И вы отпустите его одного, - подал голос до того деликатно молчавший владелец прокатного бюро. - Сейчас в пустыне опасно. Мало того, что дикари на каждом углу, так еще и пираты объявились! Собственными глазами видел! Крейсер у них! Большу~ущий! Черный!

Фей бросился вдогонку, но когда выскочил на улицу, не обнаружил там ни багги, ни ученого.

Он минуту постоял, вглядываясь в следы от протекторов на присыпанной песком улице, а потом развернулся и побрел искать бар.


Поиски оного заняли у юноши добрых полчаса. За них он успел не раз помянуть Дока, не удосужившегося показать ему его, прежде чем уехать на, возможно, последнюю в жизни прогулку по Великой Пустыне. В конце концов он все же догадался спросить дорогу у проходящей мимо молодой пары и те подсказали, где находится единственный бар в этом сумасшедшем городе. После этого он проплутал еще минут десять, пока разобрался в хитросплетениях здешних улочек и вошел в двери питейного заведения.

Внутри оказалось довольно мило, несмотря на тесноту, создаваемую большим количеством посетителей, да тяжелого, непривычного запаха алкоголя, которым здесь было пропитано все. У барменши за стойкой он заказал стакан крепкого чая и чего-нибудь перекусить, за что был вознагражден презрительным взглядом, но через несколько минут получил какой-то бутерброд и немного мутный стакан ароматно пахнущей коричневой жидкости. Должно быть - действительно, чай.

И еда, и питье оказались на удивление вкусными для заведения, в общем-то не специализирующемся на подобных заказах, а может, Фей просто проголодался... Он уже хотел заказать новую порцию, но тут к нему подвалил какой-то мужик, от которого за версту несло перегаром. Разодетый в яркий малиновый костюм с какими-то шутовскими побрякушками на широком воротнике, выкрашенными в темно-зеленый цвет волосами и парой розовых звездочек, нарисованных чем-то на щеках. Видимо - губной помадой.

- А где... ик... твой друг? - заплетающимся языком вопросило перепившее чудо. - Я видел... ик... как ты~ы с ни~им... пришел в город!.. Ик!

- В пустыню уехал, - хмуро ответил Фей, пытаясь отстраниться от пьяницы.

Тот же обхватил его за шею и притянул к себе.

- Как в... пустыню?! - изумился он. - Вот прям в ту... эту самую... которая за стеной?! Ик!.. Дак там ж война! Понимаешь? Во~ойна! Там, знаешь, роботы... бдыщь, бздынь! - Он попытался изобразить сражение роботов с помощью жестов и подручных предметов, дав возможности Фею выбраться из его захвата, при этом чуть не разбив стоящую на стойке посуду. - И твой друг, ик, так просто отправился туда?! Не-не-не... - пьяница замотал головой, потом поднял к потолку палец и наставительно проговорил: - Если твои друзья для тебя имеют значение, их не стоит отпускать одних в столь опасное место! - Потом подумал и добавил: - Особенно если они девушки! Ик!

С этими словами он расхохотался, перегнулся через стойку и ущипнул за попку отвернувшуюся к стойке барменшу, за что немедленно получил по голове какой-то не слишком тяжелой доской, охнул и обмяк, так и оставшись лежать в своей нелепой позе.

Но его слова вкупе со сказанным хозяином багги возымели на Фея эффект. Он шлепнул на стойку горсть монет из кошеля Ситана. По чуть округлившимся глазам барменши понял, что несколько переборщил, и бросился к выходу.

Солнце уже миновало вершину небосвода и теперь лениво опускалось к горизонту и вместе с ним расходились по домам и местные жители. Людской поток стал заметно реже, и это позволило юноше не только сориентироваться в городе, но и найти выход из города.

Выбежав через ворота, он окинул простирающуюся перед ним пустыню. Бескрайнюю, полную опасностей. С надеждой изучил песок под ногами, но проклятый ветер уже успел замести следы укатившего в неизвестном направлении багги.

Не помня себя от отчаяния, он бросился бежать. Песок разлетался в разные стороны, ноги проваливались в него едва ли не по колено. Но он бежал, бежал, не разбирая дороги, моля судьбу лишь о том, чтобы успеть. Успеть спасти верного друга, Доктора Ситана от подстерегающей его в пустыне опасности.

Из этого состояния его вывели удары грома, донесшиеся из-за спины. Только спустя минуту он понял, что гром доносится от земли, вибрирующей при каждом ударе невидимого молота. А спустя еще несколько мгновений из-за дюны выпрыгнули гиры. Два робота, с оглушительным грохотом рухнувшие неподалеку от него. Сделали несколько шагов - для разбежки - и вновь оторвались от земли, оставив после себя глубокие следы, в которые стремительно сбегал вытолкнутый на поверхность песок, и перемахнули через него, скрывшись за барханом, на который взбирался юноша.

"Роботы Ава?" - подумал он и взбежал наверх. - "Что они делают здесь?"

С минуту он взирал, как два гигантских гира огромными прыжками стремительно удаляются от него к горизонту, а потом потерял из виду. Обернулся назад... и не увидел города. Песок под его ногами медленно полз вниз по склону, заполняя отметины от следов...

"Надо идти за роботами!" - решил Фей, просто потому, что не знал - что делать дальше. Не знал - приведут ли его ноги к Доку, не знал - сумеет ли он найти дорогу назад. Уже жалел, что отправился один в пустыню и еще больше - что не отправился вместе с ученым сразу. А все его неприязнь к роботам, ведь наверняка из-за нее Ситан сам не предложил отправиться вместе...

Он сбежал вниз по противоположенному склону бархана, с трудом удержался на ногах и бросился дальше, боясь, что коварный ветер вновь сотрет с лица пустыни следы его невольных проводников.

Когда же земля под его ногами вспучилась, и Фей почувствовал, как отрывается от земли, в голове мелькнула шальная мысль, что он научился летать! Но на деле все оказалось куда прозаичнее...

Под ногами клацнул огромный клюв и темно-зеленая тварь с желтого цвета брюхом едва не отхватила ему ногу. Взмахнула рыбьим плавником и нырнула в песчаный океан, словно рыбина в море.

Парень рухнул на песок и покатился по нему, пытаясь уцепиться за него руками и ногами, чтобы затормозить падение.

Наконец, это ему удалось. Он распластался на спине, пытаясь унять судорожное дыхание и бешено колотящееся в груди сердце.

Едва почувствовав под собой вибрацию, откатился в сторону и почувствовал, как жесткий плавник, а затем и раздвоенный хвост твари царапнули его плечо.

Чудовище же, совершив головокружительное сальто в воздухе, вновь нырнуло в песок в опасной близости от его головы.

Фей вскочил на ноги и закружился на месте в ожидании новой атаки. Ему вспомнились давешние слова Ситана о его боевых способностях в присутствии Элли и он постарался думать лишь о ней. Нарисовал в мыслях образ: лицо, волосы, перешел к телу... Он воссоздал ее до мельчайшей складочки на одежде, представил каждый волосок, колыхающийся на ветру. Так, словно всю жизнь знал ее. Знал до потери памяти, знал, прежде чем осознал самого себя, а может быть... и еще раньше! И почувствовал, как волна силы накрыла его с головой.

Песок вздыбился впереди него. Хищный клюв чудовища распахнулся, продемонстрировав парню длинный извивающийся язык. Из горла монстра вырвался тонкий, яростный крик, похожий на птичий, и словно послужил сигналом. Фей ударил.

Волна багряного света сорвалась с протянутой к твари руки и, словно чудовищной силы ветер, сорвала с мгновенно оголившегося костяка всю плоть, а потом обратила в прах и его.

В следующий миг он упал на колени, чувствуя, что остался без сил, а потом рухнул лицом на песок. И одновременно с ударом своего тела о землю услышал, как позади жадно щелкает клювом вырвавшаяся из засады новая тварь, готовая впиться в его беззащитную спину. А он не может даже пошевелиться...

Секундой позже тело чудовища рухнуло позади него и забило хвостом по песку.

Не в силах почувствовать облегчения от отсроченной смерти и лишь желая убедиться, что опасность миновала, Фей с трудом перевернулся на спину, отряхнул влажное лицо от налипшего на него песка, даже не поморщившись от резанувшей кожу саднящей боли, и встретился взглядом с той самой девушкой, дикаркой, только что избавившейся от своей маски.

Та сжимала в руке копье, на которое была насажана издыхающая гадина, что сейчас билась на песке. Агония ее была долгой, но не бурной - похоже, девчонка знала, куда бить этих тварей, чтобы те напоследок не прикончили тебя самого.

Она победоносно усмехнулась, указала на "рыбину", что-то сказала на своем непонятном языке, затем, убедившись, что тварь наконец издохла, подбежала к нему, присела рядом и затараторила. Говорила она быстро, яростно и совершенно для Фея непонятно. Лишь одно словосочетание он запомнил из ее речи, которое девушка повторяла часто, всякий раз делая на него ударение.

Ответы ей, похоже, были не нужны, и она довольствовалась тем, что собеседник ее слушает. С минуту проговорив, она указала пальцем на небо, и Фей послушно проследил за ним. Ничего не обнаружил и запоздало почувствовал, как ее руки в жестких кожаных печатках обхватили его голову, притянули к себе, а губы впились в его. Поцелуй был таким же страстным и скоротечным, как и ее речь. Как и ее речь, он не успел даже его осознать. Лишь незнакомый привкус остался на губах, а когда он опустил голову и взглянул перед собой, на том месте, где недавно стояла его спасительница осталась лишь тушка мертвого монстра, да гулял ветер, что старательно стирал с лица пустыни ее следы.

Фей встал, отряхнулся. Огляделся по сторонам. Солнце опустилось еще ниже, словно просидел он на песке не несколько коротких минут, а не меньше часа... впрочем, быть может, так оно и было?.. И лишь наличие мертвого чудовища делало его воспоминания реальностью, не давая возможности списать все на наваждение.

Он поднялся на очередной бархан и огляделся.

Да, конечно: и следы гигантских боевых машин истаяли без следа. В пору было сесть и тихо умереть от безысходности... Он так и собирался поступить, когда земля под ногами вновь задрожала, а вечернюю тишину разорвал чудовищный рев.

Не удержавшись на ногах, он скатился вниз по склону, окончательно довершив наполнение своих одежд песчаным крошевом, и вгляделся в небо, когда его накрыла чья-то тень.

Летающее блюдце с "выеденной" серединой и пронзенное осью, вокруг которой оно и вращалось, парило недостижимо высоко в небе и, тем не менее, казалось просто огромным! Куда там роботам?! Куда воздушным кораблям "Геблера" тягаться с этой махиной?! Окутанное призрачным рыжеватым сиянием, оно стремительно пронеслось по небу и истаяло в далеких кучевых облаках.

И стоило ему исчезнуть, как вновь земля содрогнулось под тяжестью исполинских великанов. Еще минута и новая (или та же самая?) пара гиров Королевства проскакала мимо него.

"Туда же, куда улетела тарелка?" - подумал Фей, у которого складывалось впечатление, что это собираются зрители на какое-то диковинное представление. Во всяком случае, он и мысли не допускал, что летающее блюдце могло принадлежать армии "Геблера", Соляриса, Королевства, Империи или кого бы то ни было еще. Это было просто... непостижимо.

Он бросился следом. Бежал, наверное, час или два. Солнце уже склонилось к горизонту и теперь озаряло пустыню темным рыжеватым светом, грозя вскоре и вовсе исчезнуть с небосвода.

Ноги дали знать о себе резко и без предупреждения. Острой невыносимой болью сведенных судорогой мышц.

Фей остановился, попытался упереться в податливый песок пяткой, как его учил Док и кое-как унял и боль, и дрожь. Но стало понятно, что больше такой бешеной гонки у него не получится. Да и сбитое внезапной остановкой дыхание сказалось на его самочувствии.

Он медленно зашагал вперед и услышал за спиной звук мотора.

- Док?! - не удержавшись, воскликнул он, оборачиваясь.

Нет, это был не Док. Четверо мотоциклистов выскочили из-за дюны, пролетели пару метров по воздуху, приземлились и исчезли за новой песчаной грядой.

- Тарелка... роботы... теперь еще и эти... Да что здесь вообще происходит?! - закричал Фей, адресовав своей вопрос закатному небу над головой.

То, в свойственной ему манере, лишь промолчало в ответ.

Вновь послышался звук мотора. Фей увидел в сотне метров от себя еще один мотоцикл, и несся он прямо на него.

"Подарок судьбы..." - усмехнулся он про себя, вспомнив высказывание ученого и, раскинув руки, встал у того на пути.

С громким криком и отчаянными матюгами вылетевший на него мотоциклист в форме Королевской армии резко отвернул в сторону и влетел головой в песчаный холм, оставив свое транспортное средство.

- Простите меня, пожалуйста! - крикнул на бегу Фей, адресуя свои извинения дрыгающимся ногам. - Я одолжу у вас это на время!

Он вскочил на мотоцикл, быстро окинул все взглядом, подергал рычаги, крутанул ручки и, добившись от машины желаемого эффекта, умчался вслед за недавно пролетевшими мимо мотоциклистами.

Бедняга-солдат позади него выбрался-таки из песка и, все еще ошалевший от недавнего потрясения, кричал ему в след сразу угрозы, мольбы и просьбы вернуться, какие-то проклятья, ругательства и прочие, не возымевшие должного эффекта на Фея, слова.


На пустыню опустилась ночь. Четкий след, по которому нагонял мотоциклистов Фей, стал все бледнее на фоне стремительно темнеющего песка и в скором времени грозил и вовсе исчезнуть. Все внимание юноши было приковано к нему, и именно поэтому он даже не понял, почему тело его внезапно сорвало с мотоцикла, руль которого выскользнул из вспотевших ладоней.

В который раз за этот день рухнув на песок, он сполз по невысокому песчаному холму, вскочил и уставился на нависшего над ним робота. Одного из тех, что несколькими часами ранее проскакали мимо него.

Гир повернул к нему плоскую, как блин голову и сверкнул единственным алым глазом. Фей бросился в сторону, но прямо перед ним приземлился еще один, загораживая путь к бегству.

- Э-эй, да что с вами, ребята?! - выдохнул Фей, осознав, что боится. Боится их, боится умереть, хотя еще недавно считал это неплохим выходом. - Эй, слушайте, ну свистнул я ваш агрегат, ну так я же его и вернул! Вон он - смотрите!

Один из роботов занес кулак для удара. Фей весь сжался, ожидая удара, и зажмурил глаза.

Над головой прогрохотала пулеметная очередь.

Он открыл глаза, взглянул на своего спасителя и встретился с холодным взглядом горящих янтарным огнем глаз Вельталя.

Робот смял, обратив в кусок металла, оружие, которое сжимал в руках, и опустился на колено, выставив руку к кабине пилота. Створки той распахнулись, и на ладонь гира выступил Ситан.

- Фей! Я тебя повсюду искал! - закричал он.

Лицо ученого на этот раз было действительно взволнованным. Наверное, таким же, как и у Фея, когда тот узнал о пиратах, хозяйничающих в пустыне.

- Док! Ты в порядке?! - Фей бросился к ногам робота.

- Вообще-то, это я должен спрашивать у тебя! - вяло усмехнулся Ситан, на лицо которого нехотя возвращалась прежняя спокойная улыбка. - Но - да, конечно в порядке!

- Упс, кажется у нас нет времени на болтовню! - выкрикнул он, взглянув на поверженных противников.

Конечности одного из них шевелились, а второй уже занял сидячее положение и теперь шарил по земле в поисках выпавшего из рук автомата.

- Фей, скорее!

- Скорее делать что? - переспросил Фей. Нарочно переспросил, чтобы хоть немного потянуть время.

- Я не могу использовать Вельталь! Только ты...

- По-моему, ты очень неплохо его использовал, - прищурился парень.

- Да, но только ты можешь раскрыть его потенциал. Мы с ним не совместимы! - Ученый спрыгнул рядом с ним на песок. - Скорее, Фей! Нет времени на споры!

"Ну конечно, этому убийце подавай лишь слабоумных идиотов, вроде меня, способных своими руками уничтожить родной дом..." - мрачно подумал парень, но все же взобрался на колено гира, перепрыгнул на ладонь и нырнул в кабину. - "Ну хорошо, ты хочешь идиота - ты его получишь..."

Еще только нашаривая в темноте за закрывшимися дверями пилотское кресло, он подумал, что хочет лишь одного - стереть в порошок этих чертовых роботов, принесших в его жизнь столько боли и страданий. Уцепился за эту мысль и отдался чудовищу.

Одного кругового удара ноги бросившегося на поднявшихся с земли врагов робота хватило, чтобы напрочь снести одному верхнюю часть, а другому разворотить торс и, по-видимому, кабину пилота. Впрочем, об этом Фей постарался не думать.

- Не знаю как... - тяжело дыша, прошептал он. - Но я их победил.

Где-то в уголке его сознания раздался смех. Вначале тихий, едва слышимый, но затем он становился все громче, и вскоре затопил всю кабину. Обратился хохотом и прогрохотал над пустыней.

- Что?..

Фей сконцентрировал свои изменившиеся чувства на источнике смеха и обнаружил стоящего на вершине одинокой скалы - колонны, вырывающейся к небу посреди песчаного океана - робота. Черного, как сама ночь. С такими же яркими янтарными глазами, как у него самого. Застывшего со скрещенными на груди руками на фоне давно уже взошедшей на небосклон багряной луны.

На его плече стоял закутанный в плащ человек, голова которого была скрыта под жутковатого вида алым шлемом.

- Вижу, твое безудержное желание драться еще не угасло! - сказал он. Спокойно сказал, но голос его, отчетливый и громкий, достиг ушей Фея, несмотря ни на расстояние, ни на слои брони, отделяющие юноши от внешнего мира.

- Кто ты?! - закричал Фей. - Нет... постой... я... я знаю тебя. Ты убил ее...

Губы его шевелились сами собой, а перед глазами уже стоял мальчик с забрызганным каплями крови лицом.

Перед глазами проплыл серебряный крест.

"Ее?"

Крест оборвался и упал под ноги, сверкнув алым рубином.

"Нет! Это не так... не я... я..."

Мальчик присел на корточки и обхватил голову руками.

- Ты трус, - услышал он и поднял голову.

Там, впереди, в ореоле бледного света, стоял мальчишка с длинными, свисающими на лицо волосами. Они скрывали его глаза, позволяя разглядеть лишь рот... Рот, изогнувшийся в злой усмешке.

- Это был ты! - прошипел он, и ухмылка на его лице стала шире.

- Ты был... в Лахане! - с трудом вырвавшись из водоворота странных видений, выкрикнул Фей.


- Началось... - Ситан обреченно прикрыл глаза.

- Меня зовут Граф, Искатель силы, - продолжил тем временем стоящий на роботе человек. - Ты показал, как много в тебе силы, Фей. Там, в Лахане.

- Какой силы? - Заорал Фей из своего робота. - О чем ты?!

- Великой силы! Силы, что нужна мне для выполнения миссии! Я! Я отправил гиров к тебе, чтобы пробудить ее в тебе! Чтобы вступить с тобой в контакт...

- Ты... хочешь сказать, что сделал это специально?!

- Верно... Смерть твоих близких... Бессилие... Скорбь и крики твоего сердца, рожденные в этой трагедии... Все это - лишь катализатор, призванный пробудить в тебе силу!

- Ты хочешь сказать, что напал на деревню лишь для того, что бы я залез в этого робота?! - заорал Фей, чувствуя, как в нем клокочет и требует выхода ярость. Такая ярость, какой он не чувствовал еще никогда в своей жизни. - Почему?! Почему все они должны были умереть?!

- Какая разница?! - презрительно отмахнулся Граф. - Чего стоят их жизни?! Число жертв не имеет значения! Жалкий сброд, день ото дня влачивший жалкое существование, изгои, не ведающие рока! - В голосе его прорезались злорадные нотки: - И разве ты забыл? Ты, а не я уничтожил деревню! Я и пальцем для этого не шевельнул!

- Нет!!! Я просто пытался спасти Лахан и его жителей! Я не хотел ее разрушать!

- Да неужели?! Разве ты не слышишь? Прислушайся к своим чувствам, своим желаниям! Чего ты хочешь больше всего? Чего ты хочешь сейчас?!

- Заткнись! Ты, а не я был тому причиной! Не появись ты в деревне - она бы не пострадала!

- О! Так теперь ты обвиняешь меня? Прекрасно! Как это похоже на тебя! Значит, суть твоей природы осталась неизменна! Даже интересно - кого еще ты пытался обвинить?..

- Проклятье! - Фей закусил губу, пытаясь унять желание немедленно стереть его в пыль. - Ты сказал, что тебе нужна моя сила! Зачем?

- О! Ты прекрасно знаешь зачем! - рассмеялся он. - Уничтожить... Источник!

- Ты говоришь о... боге?! - внезапно понял Фей. - Хочешь уничтожить бога?!

- Да, мы уничтожим бога! Это наша цель, наш рок!

- Что за бред?! Я не собираюсь этого делать! Хочешь убить... бога... или кого-то еще - валяй! Я в это не участвую!

Граф рассмеялся.

- Ты похож на своего отца!

- Мой... отец? Ты знаешь моего отца?!

- О, как прекрасен был этот возглас! - еще пуще расхохотался Граф. - Сколько надежды в нем сокрыто! Сколько потаенной радости! Но есть кое-что приятнее слуху - это предсмертный крик!

- Что ты сделал с отцом?! Отвечай! Кто ты такой и что между вами произошло!

- Действительно хочешь узнать? - с каким-то удивлением отозвался тот, а после отрезал: - Сейчас это тебе не нужно. Это бесполезное знание, которое тебе не пригодится. Бесполезное, как и ты сам.

- Что?!

- Твоей силы недостаточно... пока недостаточно. И ты бесполезен для нашего дела. Пока бесполезен. А все бесполезное нужно преобразовывать в полезное.

Земля под ногами заходила ходуном. Песок спешно потек в открывшиеся где-то в глубине провалы.

Ситан поспешно бросился прочь.

- Что за... - Фей взирал на дрожащую под ногами песчаную массу и как нельзя вовремя отскочил в сторону, когда из нее вынырнул длинный костяной гарпун...

- Что будешь делать, Фей? - донесся до него голос Графа. - Умрешь здесь? Тогда так тому и быть. Возможно, умереть в неведении и будет для тебя лучшим выходом, принесет тебе если не счастье, то покой... Но ведь не этого ты хочешь, Фей! Ты хочешь узнать правду, к этому стремишься! Покажи мне свою силу! Докажи, что достоин ее узнать! Уничтожь своей силой других, пройди по их мертвым телам, насладись музыкой предсмертных криков, и ты получишь все! Вернешь утраченное и обретешь нечто новое! Уничтожь их, Фей! Уничтожь всех до единого!

Он расхохотался, и под его смех робот взмыл в небо.

- Подожди!!! Я еще с тобой не закончил! - заорал вслед ему Фей, но тут костяной гарпун пришел в движение и нанес стремительный удар, чиркнув по металлической броне робота.

Взревев от бессильной ярости, парень ухватил его двумя руками и рванул вверх.

Это оказалась голова здоровенного червя. Едва Фей ухватил его за шею, "гарпун" раскрылся и яростно защелкал тремя составными частями, костяные внутренние стороны которых напоминали лезвия пил. Длинная шея, сочленения которой были прикрыты огромными хитиновыми дисками, переходило в огромных размеров брюхо, заканчивающееся так же внезапно коротким хвостом, лишь своими размерами отличающегося от шеи.

Он размахнулся и что есть силы приложил чудовище о землю, заранее проверив, не стоит ли там Ситан. Док, к счастью, уже благоразумно отступил на безопасное расстояние.

Тварь издала гортанный крик, а Фей, не отпуская ее шеи, вновь поднял чудовище в воздух и, размахнувшись, приложил о землю. Снова и снова, пока тварь не перестала биться в его руках.

Потом раскрутил тело монстра у себя над головой и шарахнул о скалу. В стороны брызнули осколки кости и комья темной плоти. Чудовище сдавленно захрипело и, несмотря на изрядно побитое состояние, попыталось закопаться в песок, но не успело: огненная волна, сорвавшаяся с вытянутых рук Вельталя, обратила его в угли, окрасив сажей скалу позади.

Убедившись, что чудовище повержено, он опустил робота и вылез из кабины.

- Фей, ты в порядке? - взволнованно закричал ему подбежавший Ситан. - Фей?!

- Да... я... в порядке, - печально ответил парень и досадливо поморщился. - Робот, кажется, сломан... А я в порядке...

- Я рад, что ты не ранен! Я лишь немного его подлатал, но до конца не отремонтировал. Он не был рассчитан на подобные нагрузки...

Юноша не ответил.

- Фей?

Он поднял голову, хотел что-то сказать, но ему не дали. Два гира - возможно, те, что повстречались Фею после первой пары, а может и другие, - подскочили к ним и направили на обоих дула автоматов.

- Фей, думаю, нам лучше сдаться... - проговорил Ситан, взглянув сначала на одного робота, а затем на другого. - Фей? Фей?! Фей!!!

Юноша завалился вперед и бесчувственным кулем рухнул в подставленные руки ученого...

4. Пираты

Черная ткань небес с треском порвалась, рассеченная зигзагами молний, и выплеснула на головы людей потоки дождя. Ветер надрывно взвыл и рванулся прочь от "лысого" холма, а вслед ему в безмолвной мольбе потянулись редкие жухлые травинки, сумевшие вырасти на скользящей под ногами глинистой почве.

Их было четверо: Он, застывший на середине склона, и трое других. Впрочем, то невероятное могущество, что исходило от троицы, отголоски которого услышали даже силы природы, практически полностью затмевало Его, стирало из реальности, делая похожим на бесплотного призрака. Щепку на волнах бушующего океана.

Один Ему был знаком - Граф. Лицо скрыто под рогатым шлемом, тело закутано в тяжелый плащ, по которому сбегают ручейки воды. Сила, исходившая от него, была подобно лестному пожару - такая же дикая, неукротимая и ненасытная, способная лишь убивать.

Другой стоял к Нему спиной, и лица было не разглядеть. Лишь облепившие голову и плечи волосы кровавого цвета. И энергия, которой был пропитан сам воздух вокруг незнакомца, была такой же - багряной, "пахнущей" кровью... и безумием.

И лишь последний, стоящий между ними, испускал ровный, спокойный свет. Он был почти видим, почти осязаем. Непоколебимая скала на пути ревущего потока.

- Сделаем это... вместе! - Глаза Графа полыхнули алым.

- Не думал, что наша новая встреча будет такой... - проговорил "Светлый". - Какая ирония...

- Судьба! - категорично отрезал Граф.

- Я не отдам Его вам!

Вновь небо озарилось вспышкой молнии, и Он не столько увидел, сколько почувствовал, как ухмыльнулся Красноволосый.

- Даже если мне придется умереть...


- Как самочувствие, Фей?

Парень приподнялся и помотал головой. Он уже несколько минут как проснулся, но продолжал лежать, пребывая в полудреме, на границе сна и реальности. Что - учитывая открытые глаза, уставившиеся в потолок - конечно же, не укрылось от внимания Ситана.

- Хорошо спалось?

- А?.. Да... вроде... - пробубнил в ответ он. - А... где это мы?

- Известно "где"! - хмыкнул Узуки. - В особом отсеке транспорта Ава. Мы с тобой, знаешь ли, преступники. При том - весьма опасные. Угнали экспериментальную модель робота, честно украденную Королевством у Империи.

- Вот черт!

- Именно!.. Прости Фей, это моя вина. Я недооценил значимость этого робота для Королевства. Естественно, они его искали и, в конце концов, нашли...

Фей не ответил.

- Фей, тебе все-таки нехорошо? Неважно выглядишь...

- Да нет, Док. Я в порядке!

- Только не говори мне, что ты опять винишь себя в гибели Лахана! Сейчас не самое лучшее время для этого...

- Да... то есть, нет, не совсем...

- Тот человек... "Граф", кажется... Он говорил о твоем отце... В этом причина?

- И это тоже, но я думаю о другом...

Фей прислонился к стене крошечной камеры - иначе не назовешь: стальные стены, две жесткие кровати без каких-либо удобств; а единственные источники света - тускло мерцающая лампа под низким потолком и два маленьких окошка в стене, больше похожие на бойницы.

Под вопросительным взглядом ученого он прижался затылком к стене, потом закрыл лицо руками и сполз на пол.

- Еще он сказал, что все события в Лахане - подстроены. Все это было сделано лишь для того, чтобы я залез в этого проклятого монстра...

- Боже, Фей, ты такой легковерный! Стоит ли придавать значение словам какого-то психопата?!

- Может, и не стоит... Вот только я уже не знаю - кто я такой. Долгие годы я жил в Лахане и уже перестал задаваться подобными вопросами. А теперь... Я не знаю, Док. Все так быстро изменилось, запуталось... Я ничего не понимаю... Какое-то... безумное время.

"Время Евангелия..." - закончил про себя Узуки и задумчиво поскреб подбородок, уже покрывшийся короткой щетиной.


Он парил перед Императором. Стоял на крошечной платформе, кружащейся в расцветающей радужными бликами пустоте вместе с троном Его Величества. Смотрел в пустые провалы золотой маски в форме черепа, и внимал гласу повелителя.

- Да, Евангелия. Мы - те, кто были изгнаны из рая на поверхность земли. Мы, обреченные влачить жалкое существование на этих жестоких землях, вновь вознесемся к богу, предстанем перед ним и будем жить в райских кущах вечно. Это - время Евангелия. Это время грядет! Мы, "Газель", должны найти место упокоения бога и воскресить его к назначенному часу. То будет наш последний шанс.

- Шанс? - переспросил Он - смысл слов Императора продолжал ускользать от Него.

- Шанс избавиться от участи, уготованной нам судьбой в момент рождения...


- Док?

- Да?! - растерянно встрепенулся ученый. - Извини, я, кажется, сам себя не очень хорошо чувствую. Столько всего произошло... Думаю, нам лучше отдохнуть...

- До прибытия в столицу?

Ситан лишь пожал плечами, кивнув вначале на стальную дверь, а после на крошечные оконца и развел руками. Потом улегся на кровать и укрылся тоненьким пледом. Фей последовал его примеру.

- Док... - неуверенно позвал он спустя добрых полчаса. - Ты спишь?

- Нет, - раздался ответ после короткой паузы.

- Ты ведь знаешь язык людей пустыни?

- Немного...

- Когда мы с ними только встретились... И потом, когда одна девушка - дочь вождя - спасла меня в пустыне...

Ученый издал удивленный возглас и перевернулся на другой бок. С интересом взглянул на Фея.

- Ты мне об этом не рассказывал.

- Да... времени не было, и забыл... В общем, они все время повторяли одну и ту же фразу, говоря обо мне... что она значит? - И он повторил накрепко засевшие в памяти слова.

Заинтересованный, какой-то мальчишеский огонек в глазах Ситана немедля угас, а кожа на лице утратила свой обычный здоровый оттенок, посерела. Он отвернулся. Помедлил немного, а потом едва слышно ответил:

- Убийца бога.


Маленький и весьма юркий перископический "глаз" неведомого зверя скользил по пустыне, рассекая песчаные воды стальной "шеей". Он пару раз крутанулся вокруг себя, завидел поднимающееся вдали пылевое облако и устремился к нему.

Выскользнув на вершину дюны и, заскользив вниз по ее склону, он безошибочно точно поймал в зеленоватое перекрестие координатной сетки его источник и несколько раз радостно подпрыгнул, едва не потонув в море песка.

- Тютелька в тютельку! Разведка сработала на "отлично"! Транспортник! Какие же эти ребята пунктуальные!.. А что у нас здесь?..

Зрачок "глаза" деловито прищурился и максимально приблизил изображение.

- Нихрена себе! Вот это подарок!!! Тот самый робот, за которым все гоняются!..

- Чем бы ни была эта хреновина, я не дам дотянуться до нее загребущим лапам Шахана! - белобрысый парень с повязкой на левом глазу щелкнул рычагами перископа и тот послушно уполз вверх.

- Лартон?

- Турели А "Антон" и Б "Бельта" будут готовы к запуску электрометров через двадцать секунд после открытия люков!

- Франц?

- Ничего, кроме струящегося песка. Подозрительной активности на сонаре не обнаружено!

- Маресель?

- Отряд Майтрейи на позиции, у катапульт! Будет готов к запуску через минуту после всплытия.

Парень окинул мостик песчаного крейсера взглядом своего единственного глаза, ступил к рулевому колесу и ухмыльнулся.

- Отлично! Поехали - боевая тревога!!!

Длинной трелью прозвенели звонки по всему кораблю. Сигнальные фонари залили мостик тревожным красным светом.

- Машинное отделение, готов! - захрипели динамики. - Торпедное отделение, готов! Противогирные орудия, готов! Навигационный отдел, готов! Инженерный отдел, готов!

- М-молодой господин! - на мостик вбежал запыхавшийся старик в малиновом костюме. - Что случилось? Почему тревога?

Он щурился от резкого света, тер носовым платочком очки и озирался по сторонам.

- Проклятье, только не опять!.. - следом за ним из двери выскочил беловолосый мужчина и, затравленно взглянув в спину парня (тоже одним глазом - левым), обреченно вздохнул.

Вообще эти двое были весьма похожи друг друга. Смуглая кожа, длинные волнистые волосы (правда, у парня в дополнение к ним имелась еще и коса, перекинутая через плечо и покоящаяся на груди), голубые глаза. Только повязки на разных. Да еще блондину было на вид лет девятнадцать, а вошедшему - около тридцати.

- Молодой господин, подождите секунду...

- Всем занять свои места! Включить песчаные помпы! Приготовиться к залпу из бортовых орудий!

- Молодой господин! - хором выкрикнули вошедшие.

Однако оный не счел должным даже обернуться.

- Права руля! На поверхности сильный ветер - нас может сбить с курса! Джерико, передай мне управление!


- Ты слышал?! - Ситан вскочил с постели.

- Что? - сквозь зевоту буркнул Фей - он уже почти уснул и был несколько недоволен внезапным пробуждением.

- Посмотри! - Ситан приник к одному оконцу и яростно замахал рукой Фею. - Ну же, быстрее!

А посмотреть было на что! В нескольких сотнях метров от них песчаными брызгами взорвалась дюна и на поверхность пустыни вылетел корабль. С высоко задранным носом он был похож на исполинский отшлифованный до матового блеска валун, свалившийся с небес и под острым углом воткнувшийся в землю. Вот только несся этот камень вперед, следуя параллельным курсом, и не уступал в скорости транспортнику Королевства.

Вот он качнулся вперед, и из песка показалось массивное тело, напоминающее корпус лишившегося крыльев грузового самолета, а за ним и корма. Над верхней палубой возвышалась невысокая закрытая надстройка - капитанский мост.

- Песчаный крейсер, - пояснил Ситан. - Пираты... Назад!!!


Крейсер дал залп. Высунувшиеся из открытых люков турели выплюнули из жерл спаренных пушек длинные снопы пламени и тяжелые стальные снаряды, с чудовищной силой врезавшиеся в обшивку транспортника.

- В яблочко, детка! Я люблю вас, ребята! - ликовал парень, стоя за штурвалом. - По моей команде огонь из всех орудий - притормозим их и поимеем по полной программе!

- Молодой господин! - в ужасе всплеснул руками старик. - Как можно... такие слова! И вообще - с чего вы решили, что это военный корабль?

- Военный он или нет - на нем новехонький гир, и я не собираюсь отдавать его этому лысому уроду! Лартон, зажигай!


От чудовищной силы удара, сотрясшего корпус транспорта, Фея и Ситана хорошенько приложило о противоположную стену.

Едва поутих звон в ушах, они услышали натужный скрежет гнущихся металлических конструкций, а пол стал медленно, но уверенно уезжать из-под ног.

- Похоже, нас подбили... - выкрикнул Узуки в самое ухо Фею. - И судя по крену - пробили обшивку.

- И что?! - заорал в ответ парень.

- То, что через несколько минут мы утонем! Песок наполнит внутренние отсеки, машина станет слишком тяжелой и выдавит его из-под себя. К тому же продолжают работать двигатели - транспортник закопает сам себя, а сверху нас засыплет песком!

- И что нам делать?! Док!!!

- Есть два варианта! Вариант первый: мы остаемся здесь и через десять минут начинаем учиться дышать сквозь песок. Вариант второй: мы уносим отсюда ноги и улепетываем прочь - и от пиратов, и от армии Королевства. Тебе что больше нравится?!

- Док, сейчас не время шутить!

- А я и... не шучу... - Их вновь тряхнуло, и Ситана бросило в угол между полом и одной из стен.

- Эй! Выпустите нас! Откройте! - закричал ученый и несколько раз ударил в стальную дверь кулаком - тщетно.

Звуки ударов просто-напросто потонули в грохоте взрывов и скрежете сминаемого металла, доносившихся уже с другой стороны - видимо, стреляли на упреждение.

- Да, что б тебя! - Ученый напоследок двинул дверь ногой.

Толстенный пласт металла сорвало с петель, и тот гулко ухнул на уже покрывшийся толстым слоем песка пол. В воздух поднялось облако едкой пыли, глаза немедля защипало, а к горлу подкатил кашель.

Ситан быстро распустил на своем плаще пояс и обмотал его вокруг лица - получилось подобие простенького фильтра.

Фей последовал его примеру - стянул с себя рубаху и ткнулся в ткань лицом.

Дышать так было достаточно тяжело и еще более неудобно, однако все лучше, чем задыхаться от назойливого песка.

Вместе они спрыгнули в открывшийся проход и поспешили по коридорам гибнущего транспорта наверх - к свободе, а под ногами у них медленно перетекал песок и с каждой секундой его становилось все больше.

Пролетев вслед за ученым в дальний конец коридора, Фей взлетел по лестнице к открытому люку, высунулся и тут же инстинктивно подался назад, зажмурился - в метре от него на пол рухнула огромная металлическая плита - вдребезги разлетелся небольшой мостик у них над головой.

Корабль то и дело содрогался в предсмертных конвульсиях. Огромные цистерны, занимающие добрую половину помещения (видимо, они попали в машинное отделение) шипели и с пронзительным свистом выпускали из надрывающихся клапанов струи горячего пара.

Мимо бежали люди: солдаты и обслуживающий персонал. Они не обращали никакого внимания на сбежавших пленников и лишь пытались спасти собственные жизни.

Вернув на место предметы одежды, беглецы воспользовались этим фактом - пристроились в конец неровной колонны - пересекли помещение и взобрались на один из уцелевших мостов. Пробежали по нему, едва не ухнув вниз, когда сразу две плиты выскользнули у них из-под ног и с лязгом обрушились на пол.

Нырнув в еще один коридор, они отделились от основного людского потока и пошли боковым путем. Впереди, естественно, бежал Ситан, который, казалось, знал здесь каждый поворот.

- Стоять! - услышали они позади себя чей-то крик, выскочив на небольшую площадку. - Стоять, заключенные!

- Вперед! - скомандовал в свою очередь Узуки и, хлопнув стальной дверью, быстро опустил засов.

Преследователь дал очередь. По металлу забарабанили пули.

- Хорошие двери! Добротные! - похвалил неведомого конструктора Узуки и махнул Фею. - Живо вперед, пока он не додумался ее подорвать!

- А она не выдержит? - уже на бегу спросил парень.

- Если есть желание проверить - можешь вернуться! - усмехнулся Узуки и взобрался по очередной лестнице.

Они оказались в складском помещении. Повсюду стояли огромные деревянные ящики и обитые жестью контейнеры. Огромная комната, где до потолка оказалось не меньше трех метров, была забита ими до отказа... А в узком просвете меж двух здоровенных ящиков был виден свет, падающий из дверного проема.

- Кажется, выбрались... - вздохнул Фей и шагнул вперед, желая заглянуть за угол и посмотреть - как добраться до выхода.

И тут же он издал возмущенный вскрик, когда ученый схватил его за шкирку и дернул назад, да так, что Фей едва вновь не приложился о стену.

Зато по тому месту, где он только что стоял, проехался металлический контейнер и с диким скрежетом врезался в другой. Фей лишь сдавленно захрипел - отчасти из-за того, что Док своим рывком его едва не придушил, отчасти потому, что представил себя между этими импровизированными молотом и наковальней.

Ситан, отпустивший, наконец, закашлявшегося юношу, быстро захлопнул люк, ведущий вниз, и придвинул на него небольшой, но довольно тяжелый ящик, стоящий рядышком.

- Эй! Вы живы?! - донесся до них крик из-за стены из грузов.

Фей и Ситан переглянулись.

- Вы в порядке?! - вновь закричал кто-то. - Эй, ребята, там, кажется, наших придавило! Айда поможем!

- Да иду я! Тут самому бы выбраться...

Раздался новый взрыв, транспорт тряхнуло. Вслед за этим послышались ругательства и звуки приближающихся шагов.

Ситан ухватил Фея за рукав и потащил по проходу меж контейнеров, косясь то и дело вверх - как бы на них чего не упало.

Приблизившись к краю "стены", он неподвижно застыл, дождался, пока на ящиках мелькнет тень одного из "спасателей", и выскочил тому навстречу.

- Вы в порядке? - успел выпалить тот, после чего отлетел от удара Узуки и растянулся на полу.

Рядом вырос второй. Удивлено взглянул на Ситана, потом перевел взгляд на растянувшегося товарища и неуверенно потянулся к висящему на груди автомату.

Не дожидаясь развязки этого действа, Узуки обрушил ему на плечо ногу, буквально вколотив в пол.

Вышедший следом за ним Фей увидел, как мелькнула за поворотом фигура другого солдата.

- Док, там еще один!

- За ним!

Они бросились по проходу, свернули за угол и Фей, быть может, услышав щелчок передернутого затвора, а быть может, просто почувствовав опасность, оттолкнул назад ученого, а сам, по инерции пробежав вперед, бросился на пол и заскользил по гладкому металлу.

Короткая автоматная очередь прошла у него над головой, проделав с десяток отверстий в ящиках позади.

Парень же, оттолкнувшись от пола руками, подпрыгнул к солдату и, не дав ему выстрелить снова, ударом ноги выбил из рук автомат. Завершая движение, второй ногой он потянулся к лицу нападавшего, но тот ловко увернулся и, уйдя из-под удара, вскинул руку. Хлестким ударом ладони Фей выбил из нее что-то тяжелое и почувствовал, как кожу царапнула жесткая проволока.

На секунду все замерли. Ситан, выбежавший вслед за Феем. Сам Фей, соображавший, что это был за предмет. И солдат, тупо уставившийся вслед исчезнувшей в углу гранате.

А затем, огласив склад дружным криком, они бросились в разные стороны. Солдат устремился мимо ученого вглубь склада, Ситан - к дверному проему, а Фей - в угол, вслед за гранатой. Парень, впрочем, тут же ощутил, как его руку сдавили крепкие пальцы ученого и поволокли прочь.

Выскочив наружу, Ситан прижался к стене и придавил к ней Фея, а после внутри склада прогремел взрыв.

- Куда тебя понесло?! - закричал обычно спокойный Док. - Жить надоело?!

- Так граната...

- Что граната?!

- Я хотел выбросить ее... там же были люди... - пробормотал в ответ парень, а после воскликнул: - Док, они же там остались!!!

В глазах ученого отчетливо читалось все, что он думает об умственных способностях парня, но через секунду они весело заблестели, а сам Док рассмеялся, рискуя наглотаться песка.

- Ну, даешь... они ж тебя убить хотели!

- Но не убили ведь...

- Ну да... сильное оправдание! Ох, Фей, ты не перестаешь меня удивлять... Ладно, не переживай - видишь, пожара там нет. А взрыв был направленный, так что ничего с ними не случится. Я только надеюсь, что того малого хоть немного оглушило - не хотелось бы поймать спиной пулю...

- Ты уверен?

- Да уверен я, уверен! Кто из нас врач в конце концов? В общем, так... ты стой здесь, следи за дверью - а я поднимусь наверх. Попробую управиться с этой штукой...

- Какой еще штукой?! - удивился парень, но Док уже исчез за углом и его вопрос остался без ответа.

Парень взглянул наверх - там было лишь голубое безоблачное небо - значит, без сознания он провалялся не меньше трети суток... или несколько суток. И с чем это собрался управиться Док?

Транспортник оказался намного больше, чем представлял себе Фей. Здоровенный бронированный агрегат, на огромной "спине" которого лежал Вельталь... Док был прав: машина, почти не двигаясь вперед, и впрямь зарывалась в землю. Высоко задрав зад, вгрызалась в бархан хищно вращающимися колесами, повернутыми дисками вниз и снабженными короткими лопастями вместо шин, при быстром движении больше походившими на шипы. Песок поднимался все выше, постепенно перелезал через борт и уже начал подбираться к стопам прикованного цепями робота. В этом зрелище было что-то жуткое... а крики людей, доносившиеся откуда-то с "кормы", но скрытых от взора пылевым облаком, еще пуще холодили кровь. В памяти заворочалось что-то страшное, давно позабытое и вместе с тем очень важное... и когда Фей уже был готов схватить воспоминание и вытащить его из глубин темного прошлого, крик Ситана развеял внезапное наваждение.

- Фей!!! Фей, ты меня слышишь?!

- Да, Док! Где ты?! - закричал в ответ парень, тут же вспомнил о складе, где лежали оглушенные солдаты и заглянул в черный проем - никого.

- Отлично! Видишь стрелу?!

- Что? Какую стрелу?!

- Крана! Стрелу крана, справа от тебя!

Парень огляделся по сторонам и действительно увидел довольно большую, покрытую ржавчиной металлическую конструкцию со множеством блоков, через которые шла пара стальных тросов.

- Вижу!

- Хорошо! Я сейчас поверну ее...

Док незамедлительно исполнил свою "угрозу" (и когда только освоил профессию крановщика?) и вновь закричал откуда-то сверху:

- Теперь ...ирайся... ...ее!

- Что? Не понял! Громче!!!

- Забирайся на нее!!!

- Зачем?!

- Дойдешь до конца - уцепишься за крюк! А я спущу тебя вниз, к Вельталю!

- Док, это плохая идея!

- Фей, у нас нет другого выхода!

- Док, это очень плохая идея! Всякий раз, когда я залезаю в этого монстра...

- Фей, у нас нет времени! Пожалуйста, не спорь! Хуже - уже не будет!!!

- Хуже не будет... - буркнул себе под нос парень. - Еще как будет... уверен...

Тем не менее, он все-таки забрался на стрелу крана и побежал по ней вперед.

Преодолел метров десять и с удивлением понял, что падает. На смену удивлению пришел страх, а затем и боль, когда инстинктивно уцепившуюся за что-то руку едва не сломало под его собственным весом, а сам он больно треснулся головой о нагретый металл.

- ...в порядке?! - расслышал он крик ученого.

Пробормотав про себя несколько ругательств, он ответил - "Да, в порядке!" и, уцепившись второй рукой, подтянулся, втащив себя обратно.

Дальше он двигался куда осторожнее, хотел даже попробовать доползти, но ежесекундные крики Ситана о том, что нужно поторапливаться, мешали осуществлению этого плана.

Наконец добравшись до конца, он осторожно спустил вниз ноги, уцепился покрепче за стрелу и нащупал трос, перебрался на него и стал быстро спускаться. Поначалу он хотел быстренько съехать по тросу вниз, однако, представив, во что превратятся тогда его руки - передумал.

- Ну вот... видимо, нам судьбой предназначено быть вместе... - обреченно вздохнул он, повиснув на крюке и позволив себе на несколько мгновений отрешиться от всего мира. Были лишь они - Фей, висящий на раскачивающемся крановом крюке, и Вельталь, медленно утопающий в песке. - Судьба...

- Скорее, Док! - прогрохотал усиленный аппаратурой голос Фея.

Гигантский робот играючи порвал сковывающие его цепи и выпрямился во весь рост. Желтые потоки песка водопадами низвергнулись вниз и слившиеся в хор крики стали для него победоносным гимном.

Гир протянул руку к вышке, на которой стоял ученый, и тот немедля перескочил на нее. Потом попытался сойти с транспорта, однако наполовину согнувшаяся нога отказывалась разгибаться. Металл под второй заскрипел, затрещал, покрылся сетью белесых надломов, но все-таки выдержал, дождался, пока колено робота распрямилось и тот, включив прыжковые двигатели, сорвался с места и взмыл над пустыней.

Своим всеобъемлющим зрением Фей все пытался уловить какое-нибудь движение на исчезающем в песчаных бурунах транспортнике. Ждал, когда из уже еле угадывающегося дверного проема высыплет толпа перепуганных людей и с криками бросится прочь с гибнущей машины. Но никто не вышел. Облако поднятого вверх песка и черного чадящего дыма накрыло транспорт Королевства непроглядным куполом, отгородившим судьбы экипажа от окружающего мира.

Грудь парня сдавила острая боль. Пусть эти солдаты пытались его убить... но ведь не убили. Взяли в плен. Быть может, когда их доставили в столицу, штаб, военную базу - или куда там направлялся этот транспортник? - то отпустили бы. Ведь им наверняка тоже нужен лишь робот, а не два человека, не имеющих никакого отношения к конфликту между сверхдержавами!.. А теперь они все мертвы... Даже те люди, что столпились на задранной вверх корме транспортника, куда-то исчезли... Наверное, попытались спрыгнуть за борт и скатились по склону свежевырытой воронки прямо под колеса машины.

Фей почувствовал, что ему становится дурно и, поспешно отогнав прочь тягостные мысли, опустил Вельталь на землю, а затем поставил на песок и сидящего в пригоршне Ситана.

- Уфф... - Ученый рухнул на спину и, раскинув в стороны руки, рассмеялся. - Да, старина Ситан, пощекотали тебе нервишки на старости лет... Теперь на всю оставшуюся жизнь впечатлений хватит!

- Док... ты в порядке?

- В порядке, в порядке!.. - отмахнулся от склонившегося над ним гира ученый. - Только не кричи так - мало того, что у меня голова от твоих двигателей раскалывается, так еще и всю местную живность соберешь...

- Извини, Док... - немного спокойнее ответил Фей. - Не было времени открыть кабину... Ты... точно в порядке?!

- Да все со мной нормально! В сравнении с тем, что мне довелось пережить в свое время, поездка в лапище робота - сущее развлечение! - Док снова рассмеялся, а после озабоченно принялся ковырять в ухе мизинцем - похоже, его и впрямь немного оглушило. - В любом случае я по достоинству оценил эту штуковину! Будь на его месте какой-нибудь другой гир, из тех, что состоят на вооружении Королевства или Империи - ты бы меня точно угробил, уж не обижайся...

- Да он... словно живет своей жизнью... Мне кажется, что это не я управляю им, а... наоборот.

- Правда? - нахмурился ученый. - А вот это уже не очень хорошо... Ну ничего - починим его, а там...

- Док, осторожно!!! - Словно в подтверждение слов Фея, Вельталь мягко, но весьма настойчиво переключил внимание своего пилота на стремительно приближающуюся к ним троицу алых гиров...

- Сам смылся и оставил своих дружков тонуть в песке, да? - издевательски расхохотался один из пилотов. - Дружба и самопожертвование нынче не в чести среди солдат Королевской армии?

Преследователи опустились на землю неподалеку и неторопливо двинулись к ним.

- Не очень-то по-мужски было бросить свой отряд погибать, а самим удрать на роботе, а? - продолжал издеваться шествующий впереди.

Судя по весьма внушительной и достаточно сложной конструкции его гира, голова которого была украшена золотым обручем, из которого торчало серебряное "перо" - это был командир.

Двое других, шествующих чуть поодаль, не отличались ни оригинальным дизайном, ни хоть сколько-нибудь представляющим опасность вооружением (если верить системам Вельталя, угроза, исходившая от них, равнялась нулю).

- Эй-эй, секунду! - опомнился Фей, тело которого уже приготовилось к драке. - Постойте, мы не из них! Мы не солдаты Королевства!

Тем временем Ситан, не питавший особых иллюзий относительно исхода этой встречи, уже взобрался на гребень дюны и в следующую секунду исчез за ней.

- А ничего умнее ты придумать не мог? - расхохотался командир. - Ты спрыгиваешь с Королевского транспортника...

- Да не солдаты мы, а пленники!

- Пленники, которые разъезжают на новехоньком гире? Не морочь мне голову!

- Но это правда!

- Ты жалок... - с какой-то тоской проговорил преследователь. - Даже если ты самый трусливый из всех солдат Ава, ты должен собрать волю в кулак и сражаться, а не придумывать глупые оправдания!!!

- Проклятье... не солдат я!!! Я не хочу с тобой драться! Просто дай нам уйти...

- Да и проваливайте! Кто вас держит?! Выбирайся из гира и вали на все четыре стороны!

- Я... - Фей умолк.

Он не знал что ответить. С одной стороны он ненавидел этого робота. Сам же хотел от него избавиться и навсегда выбросить из своей жизни. Но что-то мешало ему отдать его в лапы преследователям - по всей видимости, пиратам. Неужели, вскользь высказанное предположение оказалось правдой?! Неужели и впрямь гир играет им, словно марионеткой, управляя не только телом, но и разумом, душой, желаниями...

- Нет! Нет... - юноша замотал головой, позабыв о способности робота копировать его движения.

Невозможно! Разумные машины - это уже чересчур! Это он, он сам не хочет расставаться с этим чудовищем, монстром, погубившим десятки близких ему людей... Потому что знает - попади эта штука к пиратам и уж они-то не побоятся пустить в ход всю его силу. И судьба Лахана постигнет еще множество городов, на которые эти типы решатся совершить набеги. Тысячи невинных людей обратятся во прах. И некому будет остановить тех, кто обрел безграничную силу. Ведь именной такой должна быть мощь этого демона в обличье робота, только ею можно... убить бога, какой бы смысл не вкладывал "Граф" в эту метафору. Ведь не голыми же руками ему предстоит душить несчастную астральную сущность...

- Я... не могу.

- Что ж, по крайней мере, о долге ты не позабыл... - хмыкнул командир пиратов. - Но драться с тобой ниже моего достоинства... в атаку!

Его гир взмахнул рукой и парочка, до той поры стоящая позади него, бросилась на Фея.

Они не стали применять оружие - видимо намеревались захватить его целым и невредимым. Вместо этого подняли стальные руки с растопыренными пальцами, словно двое борцов, и налетели на Фея.

Парень не стал мериться с ними силами - уклонившись от захватов обоих, он зашел за спину одному из них и насквозь пробил тело его робота вытянутой ладонью, после стремительно развернулся, едва не потеряв равновесие, и швырнул его в спину второго удаляющегося по инерции гира.

- Вот ведь уродец! - восхищенно расхохотался уцелевший пират. - Ты хоть знаешь, во сколько нам обойдется ремонт?!.. Но для того, кто не хочет сражаться, ты делаешь это просто виртуозно!...

Между тем разрезы незрячих глаз алого гира были устремлены на ноги Вельталя. Фей и сам инстинктивно взглянул вниз и поразился - раньше он и не задумывался, как такая тяжеленная махина, вроде его ручного чудовища, способна перемещаться по пустыне и не проваливаться по колено в песок. Оказалось, что автоматика не подвела его и на этот раз - он не ступал, а скользил по песку, разлетающемуся в стороны из-под металлических ног.

И его самого это зрелище поразило значительно больше, нежели противника - во всяком случае, тот опомнился раньше: огромных размеров толстенный кнут, длиной не меньше двадцати метров, со свистом разрубил воздух, захлестнул шею Вельталя и заскрежетал по ней стальными лезвиями.

Бортовые системы мгновенно оценили обстановку и хорошенько встряхнули сознание Фея, предупреждая о том, что он может в прямом смысле потерять голову.

- Вездеход, а?! Теперь мне еще больше его хочется... - хмыкнул пират.

Фей ухватился за кнут, намотал часть его на руку и рванул на себя. Нападавший явно не ожидавший столь сильного рывка, потерял равновесие и, совсем по-человечески махая руками, побежал на него.

Вельталь занес для удара вторую руку и тут же по ней заскрежетали "когти" второго кнута.

На этот раз рывок застал врасплох Фея и он со всего размаха врезался в гир пирата.

- Ну что? Съел? - хрипло поинтересовался его оппонент.

Его гир выпустил из рук оружие, однако хватка кнутов не ослабла - похоже, они были надежно закреплены на каких-то лебедках внутри робота, и те сейчас до предела намотали их, не давая парню вырваться из этих странных объятий. Высвободив же руки, он высоко поднял их вверх и Фей понял, что противник сейчас просто-напросто разнесет его кабину локтями.

Если Вельталь и обладал собственной волей, то такой вариант его явно не устраивал. Впрочем, равно как и его неопытного пилота: ударом ноги он подсек гир нападающего, и когда тот стал заваливаться в бок, чуть ослабив хватку, стремительно скользнул под его тушей, выпрямился за спиной, и, пользуясь все теми же кнутами, швырнул через себя стальную тушу и рухнул сверху, придавив пирата к земле.

- Твою же мать! - заорал на него поверженный противник. - Слезь с меня, чокнутый идиот! Ты мне чуть ногу не оторвал! Я тебя... Эээ... ты это слышал?..

- Ага... - неуверенно кивнул Фей, который и впрямь услышал какой-то приглушенный скрежет, доносившийся из-под земли, да еще... - Земля дрожит!

- Точно... ах, черт! Быстро слезь с меня!!!

Рука и шея наконец-то высвободились из хищной хватки экзотического оружия, однако ни порадоваться этому, ни слезть с поверженного врага Фей уже не успел. Перед глазами вдруг возникла стена из песка, плотным кольцом опоясавшая их обоих, последний луч света скользнул где-то в вышине, а потом с диким лязгом они провалились под землю...


Фей открыл глаза. Потом закрыл и снова открыл. Темнота - что так, что эдак. Из звуков лишь мерный шелест песка, совсем рядом. Хотя нет - еще где-то капает вода. Не часто, но с четкой периодичностью. Что-то взвыло над головой и юношу передернуло от внезапно навалившегося страха. Только спустя минуту, когда вой утих, он понял - это всего лишь ветер.

Он потянулся и попробовал встать - немедленно стукнулся обо что-то головой. Ну конечно, он все еще в кабине своего ненавистного робота, отличную возможность избавиться от которого он благополучно упустил.

Пошарив руками по сторонам, он тщетно попытался найти какую-нибудь кнопку на приборной панели, способную реанимировать гир - безрезультатно. Да и была ли она - эта приборная панель? Все это время Фей даже не задумывался о том, как управлять этой штукой. Сразу вспомнились слова Элли - неспроста она так удивилась. Наверняка пилотировать эдаких монстров учатся годами. А ему... повезло. Может, просто у гира все это время не было выключено... зажигание? А теперь он отключился, и как его заставить вновь двигаться Фей не имел ни малейшего представления. А, быть может, закончилось топливо - должна же эту штука чем-то питаться, кроме крови невинно убиенных!

- Эй! - донесся голос снаружи. - Мужик, выходи оттуда!

Видимо - пират. Ну конечно, ведь они вместе куда-то провалились... Только его и не хватало!

- Выходи, я просто хочу поговорить! Ты не думай - я не буду тебя убивать! Не, ну честно не буду!

Судя по голосу, это был не мужчина - мальчишка, его ровесник. И как его угораздило стать пиратом?.. И почему это он командовал остальными? Неужели там все такие?!..

- Ну ладно, я клянусь, что не переломаю тебе все кости, не выбью ни единого зуба и даже не закопаю в песке, который, к слову, уже почти засыпал мою... эээ... твой гир, и не оставлю тебя здесь умирать медленной и мучительной смертью без еды и воды, в кромешной темноте и полном одиночестве, хотя ты этого и заслуживаешь!

- Твою же мать, ты там умер что ли?! - Снаружи донеслось несколько гулких ударов - не иначе, пират пару раз пнул его монстра.

Наконец Фей сдался - на ощупь пробрался ко входу в кабину и нашарил какой-то рычаг - и на том спасибо.

- Ну, я тебе щаз устрою! - зарычал пират, едва нагрудные пластины Вельталя разошлись, а Фей выпал на влажный камень и зажмурился от яркого света прожектора. - Эээ... а где твоя форма?! Ты не солдат Ава?!

Теперь пришла очередь рычать Фею, и он весьма подробно высказал белобрысому парню с повязкой на глазу, куда тому следует идти.

- Я тебе раз пять сказал, что я никакой не солдат! - взвыл под конец он.

- Ох, ну извини, друг! - расхохотался мальчишка. - Помнится, ты что-то такое и впрямь говорил... Извини, я маленько погорячился, думал - вы враги.

- А теперь, стало быть, стали друзьями?

Барт - А то! Каждый враг Королевства - мой друг! Мы - пираты, работающие на этой территории - не очень-то жалуем имперцев, но ты и на них, вроде, не похож... Меня, кстати, Барт зовут...

- Фей, - кивнул юноша и с сомнением пожал протянутую руку. - Но я не уверен, что мы враги Королевства... Я вообще слабо представляю - что у вас тут происходит... Меня и моего друга схватили без особых на то причин, арестовали, заперли в этом транспортнике и куда-то повезли... Но тут появились вы, и нам удалось сбежать.

- Оу... ну... не за что! - заулыбался Барт. - А по поводу "без причин" - ты не прибедняйся! Каждого, кто разъезжает на кислевском военном роботе на территории Ава, можно схватить хотя бы за это! Да и вообще я не думал, что гражданские, вроде тебя, способны управлять этой штукой! Это ведь абсолютно новая модель! Никогда такой раньше не видел!

- Это как-то само получилось... да и вообще много всего произошло - это не очень длинная история, но в любом случае рассказывать ее лучше не... Кстати, где мы?

Парень огляделся по сторонам. Свет прожектора, закрепленного на корпусе робота его новоиспеченного "друга", был направлен вниз, слепил глаза и оттого лишь мешал разглядеть практически неосвещенные части подземелья. Впрочем, смотреть-то было не на что - каменный пол, каменные стены, каменный сводчатый потолок. Редкие сталактиты и сталагмиты, по которым то и дело скатываются капельки воды. Да еще песок, сыплющийся из темной дыры в потолке и уже основательно присыпавший нижнюю часть Вельталя.

- И откуда ты взялся такой бестолковый? Не обижайся! Просто... странно. В общем, толщина песчаного покрова земли не превышает тысячи шарлей. Под ним - каменный пласт. Ну а он пронизан разномастными пещерами...

- Понятно... - устало вздохнул Фей, приземлился подле Вельталя и взъерошил себе волосы. - Из моря деревьев в море песка, а теперь еще и подземелье... что же будет дальше?..

- Ты это о чем? Да так - все та же долгая история...

- Аха... ну, раз так, нужно выбираться отсюда!

- Уху...

- Дыра, через которую мы сюда упали слишком высоко, да и пробраться наверх через кучу песка весьма проблематично... по крайней мере, для моего гира. Есть предложение попытаться найти другой выход.

- Видимо, иных вариантов у нас все равно нет.

- Ага... попить не найдется?

- Сейчас посмотрю... вроде, я фляжку в кабине оставил... - Фей поднялся, на ходу собирая растрепавшиеся волосы в хвост, влез в кабину и, нашарив наполовину пустую емкость, бросил ее пирату.

- Спасибо!

- Не за что... отойду...


- А пожрать у вас ничего не найдется? И попить бы не мешало... - подал голос один из солдат , развалившихся у борта песчаного крейсера.

- Я бы рекомендовал вам вести себя потише... - проговорил толстяк с добродушной улыбкой на лице. - Все мы устали, но не стоит перегибать палку...

- А, заткнись! Это, между прочем, вы подорвали наш транспортник!

- Это ты умолкни! - Один из пиратов ткнул ему в лицо стволом трофейного автомата. - Скажи спасибо, что мы вообще подобрали тебя и твоих дружков, а не бросили подыхать в пустыне!

- Спасибо... - буркнул тот, на минуту умолк, а после обратился к симпатичной медсестричке в тонком голубом халатике, которая то и дело вертелась по сторонам: - Эй, цыпа! Иди-ка сюда!

- Да? Что случилось? - с готовностью подбежала она. - Кто-то умирает? Нужна ампутация? Или срочная операция в брюшной полости?

Увидев нездоровый блеск в глазах женщины, пленный тут же умолк и предпочел отодвинуться от нее подальше, пробормотав: - Нет, нет... извините за беспокойство...

- Какая досада... - Та надула губки, но вскоре услышала чей-то преисполненный боли крик и бросилась на голос.


- Понятно... - Ситан поскреб подбородок и устало взглянул в спину удаляющейся медсестры.

Одна его часть все еще пребывала здесь, а другая с тоской вспоминала те тихие, спокойные деньки, проведенные вдали от "приключений" с любимой женой и дочуркой.

- Значит, в том гире был твой "господин", да, Сигурд?

Беловолосый мужчина с повязкой на глазу согласно кивнул.

- Ты не думай, Хью, он смышленый парень, а не какой-нибудь чокнутый мститель, который палит во все, что движется!

- Ну да, ну да... и это была хорошо спланированная атака...

- Была... по его словам.

- Вот-вот, а о том, сколько людей при этом погибнет, он не подумал.

- Хьюга, ты ведь и сам знаешь, что войны без жертв не бывает! И не мне тебе об этом напоминать! К тому же большинство погибло по собственной глупости - за каким лешим они полезли под колеса транспортника?!

- Прошу прощения, сэр! - прервал их диалог пилот подоспевшего гира. - Сбор уцелевших солдат и припасов с транспорта Ава почти завершен...

- Не тяни, продолжай, - вздохнул Сигурд.

- Мы... мы все еще не нашли молодого господина. Отряд генерала Майтрейи продолжает прочесывать район, однако мы уже обследовали все известные выходы пещер - часть из них завалена, часть все еще действует, однако сигнала с робота господина нигде обнаружено не было!

- Благодарю. Продолжайте, я рассчитываю на вас!

- Да, сэр! Конечно! С вашего позволения, я вернусь к отряду!

- Ступай, - кивнул тот и обратился к ученому: - Извини, Хью - положение обязывает.

- Ничего, я понимаю... Ну и что нам теперь делать?

- Да, пожалуй, ничего... Молодой господин вместе с твоим парнем провалился в пещеру. Оба они в роботах, так что их жизни по большому счету ничего не угрожает. Пещеры эти находятся неподалеку от зоны раскопок - выкарабкаются. Мы, конечно, продолжим поиски, но если к заходу солнца их не отыщем - отправимся к месту встречи. Он там нас обязательно найдет.

- По-моему, ты в него слишком веришь, Сиг... - вздохнул Узуки.

- Я верю, что они оба доставят нам еще массу неприятностей! - расхохотался Сигурд и хлопнул Ситана по спине.


- То есть, как - не можешь?! - вытаращился на него единственным глазом Барт.

- Не могу и все... я не знаю, как им управлять, - ответил Фей.

- Проклятье, но ты же им уже управлял!!! Дрался! Почти так же хорошо, как я!

- Может быть... во всяком случае, тогда он сам... включался. А сейчас не хочет. Там даже свет в кабине не горит. Может он... умер?

- Ага, кончился... - хохотнул пират. - А ну пошли - попробуем реанимировать жертву твоих издевательств!

Фей нехотя поднялся и прошел следом за парнем к кабине Вельталя. Робота действительно нужно было как можно скорее поднять, хотя бы потому, что песок из дыры все продолжал сыпаться и угрожал похоронить под собой гир. Впрочем... это был отличный способ от него отделаться - чтобы он не достался никому и никому уже не навредил... Вот только Барт наверняка не оценит его гениальной идеи...

- Такс... посмотрим... - Пират уселся в пилотское кресло, пробежал пальцами у себя над головой, чем-то щелкнул и кабину залил неяркий зеленоватый свет. - Ну вот, а говорил: не включается!

- Он раньше сам включался... кажется... - неуверенно проговорил Фей.

- Кажется ему... Так... Слушай, а как ты этой штукой управлял?!

- Да говорю же - не знаю!

- Ладно-ладно, не горячись! Спокуха, щаз все наладим... Мда... вот еще бы найти панель управления...

Парень нырнул куда-то вниз, на уровень ног, издал победоносный крик и потащил что-то на себя. Этим оказалась длиннющая панель со множеством кнопок, весьма скудно снабженных какими-либо опознавательными символами.

- Вот ведь... - Он наугад нажал несколько кнопок, когда же ничего не произошло, принялся жать на все подряд, однако машина оставалась безжизненна.

- Может, топливо кончилось? - нерешительно озвучил свою догадку Фей.

- Угу, дровишек подбросить забыли... - хмыкнул Барт, но потом вполне миролюбиво добавил, ткнув в один из незамеченных Феем индикаторов на дальней стене кабины: - Не обижайся... треть бака "топлива".

- Я и не обижаюсь, - пожал плечами Фей. - Я в них вообще не разбираюсь... Вообще удивляюсь, как мне прежде им управлять удавалось...

- Как я-то удивляюсь!..

Барт вновь нырнул вниз и вскоре, словно фокусник из шляпы, выудил оттуда несколько выдвижных рычагов, пару штурвалов, еще две панели управления и одну приборную.

- Во! - радостно воскликнул он, и указал на одну из кнопок - синюю со значком молнии. Пояснил: - Запуск.

Ткнул в нее и, обратился к Фею:

- А ты вообще им управлял, а?

- В каком смысле?

- Да там пылищи, как будто ее лет двести никто не выгребал! И панели вон - все пыльные. Хотя нет - на этой вот чьи-то следы, но, судя по размерам лапищ, не твои...

- Запущена процедура опознания... - оборвал его электронный голос. - Ягненок... Диалект Игнаса...

- Чего?! - взвился Барт. - Сама коза!

- Опыт пилотирования отсутствует... - вещал тем временем бортовой компьютер. - Процедура опознания завершена. Синхронизация интерфейса управления с сознанием пилота... Синхронизация успешно выполнена. Уровень рассинхронизации - девяносто восемь процентов. Функции боевого режима отключены. Нормальное функционирование невозможно. Отключение...

- Ах ты, старая консервная банка! - воскликнул пират. - Я тебе сейчас покажу рассинхронизацию! Я тебе покажу опыт пилотирования!

Однако компьютер молчал. И лишь зеленоватый свет играл на искаженном гневом лице мальчишки.

- Тьфу, пропасть! - Он вылез из кабины и демонстративно прошествовал к своему гиру. - Забирай свое ведро и держи его от меня подальше!.. Нет опыта пилотирования, ага... Я б этой бабенке такое устроил... уровень рассинхронизации, мать его...

Фей не смог сдержать улыбки. Пусть он ненавидел этого робота, который... с помощью которого он уничтожил Лахан, убил Алису, Тимоти... Но между ними все же возникла какая-та извращенная, порочная связь. И когда Барт забрался в кабину Вельталя, в душе юноши опасно заворочалась, зарычала ревность...

- Заводи свою таратайку! - крикнул Барт, уже забравшись в собственный гир.

Юноша издал обреченный вздох, залез в кабину, закрыл за собой "двери" и, нажав на "пуск", потянулся к панели управления, не имея никакого представления о том, как он будет управлять этой штукой.

Однако, "штука", как всегда, все сделала по своему - рычаги и панели выскользнули из-под рук парня и уехали обратно вниз, свет потух, на глаза натянули сетку интерфейса управления, а в голове зазвучал приветливый голос...

- Смотри-ка! Работает хреновина! - поразился Барт. Голос его доносился не снаружи, как обычно, а из динамиков внутри кабины Вельталя - вероятно, счел, что в этих пещерах лучше не шуметь.

- Куда идем? - отозвался Фей и понял, что не в меру умная автоматика сама переключила его на закрытый канал связи.

- Туда! - Алый гир выкинул руку куда-то в темноту. - Мои сенсоры улавливают за той стеной другую пещеру...

"А мои сенсоры ничего не улавливают... я даже не знаю - есть ли они у меня..." - подумал Фей и направился следом за Бартом.

Впрочем, едва ли стоило так уж осторожничать, используя рацию - каждый шаг новоиспеченных друзей эхом разносился по пещере. Едва ли здесь нашелся бы обитатель настолько глухой, чтобы не обнаружить этого жуткого металлического лязга по камням пола.

Через пару минут блуждания в темноте, прорезаемой светом пары прожекторов, они уткнулись в глухую стену...

- Ну и что теперь? - осведомился Фей.

- Что-что... ломать надо!

- Подожди... - Юноша прошел чуть дальше и обнаружил небольшой арочный вход, заваленный небольшими камнями. - Сюда! Кажется, здесь проход, но он завален - может, потолок обвалился...

- Смотри-ка! И вправду! Нужно их вытолкнуть отсюда...

- А на нас тогда не обрушится весь свод?

- Ну... нужно попытаться... а там посмотрим! Давай, поднажми!

Фей послушно навалился всем весом на завал и услышал, как туго, нехотя, камни все-таки подались вперед.

- Эй! Может, все-таки поможешь?! - возмутился он, увидев, что Барт стоит неподалеку, а гир его - совсем по-человечески - сложил на груди руки.

- Эх... - тот нехотя пристроился рядышком и отсчитал: - Раз, два, три!

Сдавшись пред их совместными усилиями, камни бросились врассыпную и забарабанили по полу. Фей опасливо покосился на потолок, однако тот, кажется, не собирался падать.

- Тьфу! У меня гир после падения и так на ладан дышит, так еще и камни тут ворочай! - проворчал пират. - Вот сломаюсь я здесь - придется тебе меня на себе тащить!

- А как же твои друзья?

- Бесполезно - они не придут.

- Но... почему? Вы ведь друзья? Команда?

- Мы верим друг в друга! Они наверняка посчитают, что мы выберемся и сами и отправятся к месту встречи.

- Понятно... а ваши ребята ничего не сделают с Доком? - Фей нерешительно выглянул в соседнюю пещеру и осмотрелся - все те же влажные стены и никаких признаков жизни...

- Это тот мужик без гира? Ничего с ним не будет! Мы берем пленных - если они, конечно, не сопротивляются - так что твоего друга наверняка уже подобрали на "Иггдрасиль"!

- Это еще что?

- Мой корабль. Песчаный крейсер.

- Стоп! - Фей даже обернулся к нему и рассмеялся: - Ты глава этой шайки пиратов?!

- Ну... да. И чего в этом такого смешного?!

- Да ведь ты еще мальчишка!

- На себя посмотри! - огрызнулся Барт.

Продолжая смеяться, Фей спрыгнул с небольшого уступа и зашагал вглубь пещеры.

- Эй! А ну-ка стой! Ты что - нарываешься?! Хочешь еще раз сразиться? Давай! Выясним кто из нас лучше раз и навсегда!

- Мне казалось, что ты хочешь поскорее выбраться отсюда, - отозвался Фей. - И что у тебя разваливается робот...

- Что б тебя! Ну хорошо - выберемся из этой пещеры и я тебе задам такую взбучку, что ты до конца своих дней ни к одному гиру больше не подойдешь! Понял?!

- Хорошо бы... - устало вздохнул Фей, дождался пока его догонит пират, и они зашагали вглубь подземных лабиринтов.


Они бродили здесь уже часа два. Пещерам и связывающим их коридорам не было видно конца. Царившая вокруг темнота действовала на нервы и пробуждала в душе неясные страхи. Быть может, просто страх неизвестности - ни людей, ни кого бы то ни было еще они в пещерах так и не встретили и нельзя сказать, что были этим сильно огорчены. Однако, всему хорошему рано или поздно приходит конец...

- Барт, - окликнул пирата Фей.

- Чего тебе? - не очень-то дружелюбно отозвался тот.

- Кажется, мой робот что-то обнаружил...

- Выход?

- Нет... что-то движется в соседней из пещер...

- Люди?

- Не думаю, разве что местные жители научились ползать по стенам и потолку... Пойдем туда или поищем другой путь?

- Да нет тут другого пути... дорога одна - я уже не раз проверял, разве что ты захочешь прорубить собственный выход на поверхность... кстати, это вполне возможно - судя по показанию приборов, мы значительно приблизились к поверхности. Может статься, что над нами и вовсе нету песка. Пара запасных генераторов и две недели работы - и вот она, свобода! - Барт невесело рассмеялся. - Давай, проверим, что это за звери... но будь готов уносить ноги!

- Но ведь мы в роботах! Даже если там...

- Фей, я уже понял, что ты абсолютно ничего не знаешь о здешних местах, поэтому просто поверь мне на слово - я предпочел бы сразиться с ребятами "Геблера", чем встретиться с некоторыми из здешних тварей... Когда выберемся... после того, как я разберу твою консервную банку на запчасти... я тебе расскажу про пару случаев, свидетелем которых мне довелось стать. И хотя эти пещеры как нельзя лучше передадут их атмосферу, я бы не хотел лишний раз искушать судьбу - истории порой имеют обыкновение повторяться.

- Ладно-ладно, запугал! - отмахнулся юноша. - Пошли уже...

- Пригнись!!! - рявкнул в рацию Барт, и Фей инстинктивно повиновался.

У него над головой просвистел стальной хлыст и вспорол какую-то серую дымку в следующее мгновение, растекшуюся по камням склизкой жижей.

- Что это было?! - Фей неуверенно отступил на шаг назад, а потом, повинуясь скорее интуиции, чем зрению, выбросил руки в сторону Барта.

Тот замычал что-то невразумительное, когда волна жаркого пламени пронеслась у него над головой, а потом едва не бросился на Фея.

- Ты что творишь?!.. Ох, мать!.. - Перед ним на землю упала обугленная тушка какой-то чрезмерно мохнатой твари с вытекшими и запекшимися глазными яблоками. А огонь тем временем метался по потолку, жадно пожирая полчища таких же гадов.

- Бежим! Бежим, Фей!!! - заорал он и вбежал внутрь пещеры.

Решив, что это и вправду не лучший момент для объяснений, юноша бросился следом.

Когда они достигли центра пещеры, алый гир вновь вооружился своим необычным оружием и пустил его в ход. Ни в кого особо и не целя - просто махал перед собой, над головой и по сторонам. Но, видимо, не зря - брызги темно-зеленой крови, блеклая серая жижа и фрагменты тел каких-то гадов летели со всех сторон.

Сенсоры Вельталя выхватили тушу громадного монстра, пустившегося в погоню, и Фей, не останавливаясь, изжарил его своим фирменным пламенем.

Они стремглав вылетели из пещеры в еще один коридор и, не сбавляя скорости, бросились дальше. Минут десять они петляли по нему, а после завидели свет... в конце тоннеля.

- Стоять! - закричал выскочивший первым Барт, однако на этот раз Фей уже ничего не успел сделать - налетел на него, едва ли не на полном ходу, и они, слетев с десятиметрового обрыва, покатились вниз по каменным террасам.

- Твою же мать! Я ведь сказал - стоять! Слезь с меня!!! - Первым очухался Барт.

- Да не успел я!

- Не успел!.. Ладно, потом разберемся... смотри вон лучше... - пират указал в дальний конец пещеры, где... горел свет.

Маленький дверной проем, залитый рыжим сиянием, из которого торчала старая ржавая труба, выпускающая к потолку клубы серого дыма.

- Здесь еще и кто-то живет?! - удивился Фей.

- Похоже на то... Пошли, посмотрим!


- О! А вот и хозяин! - Барт спрыгнул со своего гира и приветливо замахал рукой появившемуся из своего жилища человеку.

- Хм... давненько я не встречал здесь людей... - проговорил мужчина. - Это вы что ли здесь шумели?

- Да, мы... - виновато кивнул Фей, следуя за Бартом.

- Молодцы, нечего сказать! Небось, всех здешних обитателей переполошили!..

- Мы не хотели, просто...

- Не хотели они! А смотреть себе под ноги не пробовали?!

- Да за нами монстры гнались! - разозлился Барт. - Мы на силу ноги унесли!

- Ну да, ну да... а мозгов отключить прожектор и проскользнуть мимо у вас конечно не хватило!

- Так ведь медузы...

- О, ну конечно! Нужно обязательно перебить всех встречных "чудищ"! Поделились бы электричеством - они бы от вас и отстали!

- Да я как-то не подумал...

- Не подумал он! Мозги надо иметь, что бы думать, а у вас их нет! Этих медуз, между прочим, "мохнатые" едят. А теперь они куда пожалуют? Уж не ко мне ли?..

- Ну... мы можем завалить проход...

- Ага, и пол пещеры в придачу, вместе с моим домом! - старик сплюнул себе под ноги и поправил зачесанные назад длинные седые волосы. - И как бездарям вроде вас доверили такие хорошие гиры?! Не удивительно, что вы уже изуродовали им ноги. Коленные суставы вон - еле шевелятся!

- Ты что, все это время наблюдал за нами?! - возмутился Барт.

- Да мне и смотреть незачем! Вот лучше бы научились слушать свои машины, вместо того, что бы лезть куда не просят!

- Да мы не специально... мы упали с поверхности, - попытался оправдаться Фей.

- Ну да, вот так просто взяли и упали. Земля разверзлась и поглотила двух идиотов!

- Слушай, старик!.. - запас терпения Барта явно иссяк.

- Тихо! - шикнул на него тот. - Быстро все внутрь!

И такая властность прозвучала в его голосе, что ребята не смели ослушаться - нырнули в дверной проем. Старик, пройдя следом, придержав рукой дымоход, закрыл за собой металлическую дверь, потом еще одну - выдвинув ее из стены. И третью - деревянную, накинув на металлические крючья тяжелый засов.

- А как же наши гиры?! - тут же опомнился Барт.

- Ничего с ними не сделается... движки то выключили?

- Выключили.

- Ну и хорошо. Какая им разница - металл или камень, ваши гиры они и не заметят!

- А нас? - сглотнул Фей.

- И вас, если не будете сильно шуметь - я неплохо потрудился над звукоизоляцией...

Бальтазар Дом старика оказался еще одной пещерой. Она, конечно, не шла ни в какое сравнение с теми, по которым выдалось поплутать им, однако для одного человека места было более, чем достаточно. На полу лежали ковры... вернее коврики - разных форм, расцветок и материала. Их было довольно много, однако для покрытия всей пещеры явно недостаточно. Была здесь и мебель. Часть - сделана из камня, вроде здоровенного пенька-табурета, часть - деревянная и, видимо, покупная; оставалось загадкой, как старик ее сюда притащил. Среди прочего здесь были стол, несколько шкафов, заставленных книгами, небольшой сервант с не очень чистой посудой... кроватью служило небольшое каменное возвышение с растеленным на нем матрасом. Дымоход тянулся по потолку к неказистого вида угольной печи, на которой в кастрюльке кипело непонятное варево. Были здесь и какие-то электроприборы с массивными блоками управления и небольшой электрогенератор. Вдоль стен громоздились какие-то ящики, а сами они были увешаны листочками исписанными мелким, аккуратным, но от того не более разборчивым почерком. В дальней же комнате Фей увидел... кости.

"Каннибал!" - мелькнула у него в голове жуткая мысль.

- Что? Нравится? - осведомился старик. - Меня, кстати, Бальтазар зовут.

- Старина Бал, - хмыкнул Барт, но тут же стушевался под хмурым взглядом старческих глаз. - Ну так... что это за... кости?

- Я... собиратель, ну или, как сейчас модно говорить - коллекционер.

- Так, значит, в этих пещерах ты собираешь кости?

- Не только. Здесь много чего можно найти. Но в основном да: кости, да детали машин.

- То есть, ты - нечто вроде археолога, да?

- Можно сказать и так, но археология лишь приложение к моей основной специальности. Я - историк.

- И какую же историю могут поведать эти... останки? Тут, кстати, что - и человеческие кости есть?

- Разумеется. Вот - они отсортированы по возрасту... Слева - самые старые, справа - новые... ничего не замечаете?

- Абсолютно ничего, - пожал плечами пират. - Фей?

- Мне кажется... кажется, что здесь... не хватает человеческих костей... Вот здесь... не разберу цифр... они еще есть, а здесь - только кости животных.

- Совершенно верно, - кивнул Бальтазар. - Самые старые человеческие останки датируются... приблизительно десятью тысячелетиями назад. Вместе с тем, некоторые останки животных намного старше!

- И что это значит?

- Не знаю, - пожал плечами старик. - Создается такое впечатление, что до этого момента... на земле просто не было людей.

- Что за бред?! А как же эволюция, все дела?!

- Ты о той ерунде, о которой болтают невежды из "Этоса"? Как по мне, так это полная чушь! Даже такие бестолковые юнцы, вроде вас, могли бы увидеть, что в их теориях полно ошибок и пробелов! Я скорее поверю в древние легенды и мифы, чем этим надутым кретинам!.. Есть, пить будете?

- Если можно...

- "Если можно"! - передразнил старик. - Было бы нельзя - не предлагал бы!

Он прошел к плите и помешал свое варево длинной деревянной ложкой.

- А что это за легенды? - поинтересовался Фей.

- Их много... Если уж так приспичило... вот, например, одна...

От начала времен люди жили в раю, на небесах. Под защитой бога они не ведали страданий, и сама смерть была не властна над ними... Ну и так далее... Потом... потом они съели некий запретный плод и обрели безграничную мудрость. За это бог изгнал их из рая на землю. Видя, как тела их начинают стареть, а в конечном итоге и умирать, люди прокляли своего бога и преисполнились злобы и жажды мщения. Используя обретенную мудрость, они сотворили титанов и бросили вызов богу. И он сошел на землю со своего небесного трона и, направив на людей и их детищ свой гнев, покарал непокорных, стер их с тела планеты. Однако бог был ранен и, забрав с собою рай, почил на дне океана, заснул долгим сном на многие тысячи лет... Но перед тем как уснуть, сотворил он на земле новых людей - наших предков...

- Если честно... - хмыкнул Барт. - Эта история кажется мне еще большим бредом, чем то, что рассказывает "Этос".

- Это потому, что твои куриные мозги неспособны мыслить, а уши - слушать. Ты видишь лишь пустые слова, и не знаешь - что скрыто за ними!

- Ешь! - Старик оборвал речь Барта еще до ее начала, сунув тому под нос тарелку супа.

Странное дело - тонкие, плотно обтянутые блестящей, словно отшлифованной, кожей руки совершенно не дрожали.

- Благодарю, - буркнул парень и принялся за еду.

- А у этой пещеры есть...

- Выход? Есть конечно, в зоне раскопок, за песчаным барьером.

- Что за барьер?

- Высокая стена в дальнем конце пещеры.

- Ага, значит, нам ее нужно разнести к чертовой матери?!

Старик смерил пирата долгим взглядом и продолжил:

- Эту стену построили столичные археологи, но потом они ушли. Там несколько больших пещер, и все - выход на поверхность. Если работает лифт - вам повезло. Если нет... придется карабкаться по скалам, но ваши гиры должны это выдержать... А ворота я вам открою.

- Фпафыбо! - с набитым ртом кивнул Фей.

- Эту ночь проведете здесь, - безапелляционно заявил старик. - Снаружи вас попросту сожрут. Не то, чтобы это стало такой уже большой потерей для общества, но эти твари, чего доброго, заявятся потом и ко мне... Спать будете на полу... можете взять пару ковриков.

- Какая щедрость! - процедил Барт, но все-таки ухватил один из ковриков и ушел в дальнюю "комнату", где и развалился на полу. Фею ничего другого не оставалось, как уйти спать в обществе археологических находок "старины Бала".

Да и сам старик, последовав их примеру, улегся на свое каменное ложе и вскоре негромко захрапел.

- Знаешь, - донесся до Фея шепот Барта. - Я хочу найти его... убийцу бога.

- Что?! Что ты сказал?! - Фей аж подскочил.

- Сказал, что хочу найти убийцу бога. Ты чего так переполошился? Я про того... "титана", которого создали люди. Наверняка, это был робот...

- Тьфу... - досадно поморщился парень. - Барт, неужели ты веришь этому? Это ведь просто легенда!

- Может, и так... - задумчиво пробормотал пират. - А может, и иначе... Как думаешь - почему этот старик живет здесь, в пещере, копается в этих останках?..

- Ну, он же сказал, что изучает историю...

- Слышали мы эти сказки!

- Ну, не знаю... Может - ищет этого твоего... "титана".

- Ты тоже так подумал?! - встрепенулся Барт.

- Да расслабься ты, я ведь пошутил!

- Нет, Фей! Этот старик явно что-то скрывает!..

- Дался тебе этот робот... Может, это вообще один из наших гиров!

- Ага, щаз! - тихонько рассмеялся Барт. - Всем недавно откопанным гирам от силы несколько сотен лет. Малость разные весовые категории, не находишь?

- Хм... а остальные где?

- Кто остальные?

- Ну... роботы. Которые были созданы раньше?

- А кто его знает?! Записей никаких нет... Разве что, может и есть доля правды в рассказах о великой войне...

- Что еще за война такая? - удивился Фей.

- Деревня! - беззлобно хмыкнул Барт. - Ну, ходят слухи, что пару сотен лет назад разразилась страшная война и чуть ли не все люди в ней погибли... Об этом, кстати, свидетельствуют и пулевые отверстия, и следы от ударов на найденных гирах... Да и вообще - с чего бы им быть похороненными в земле в таких количествах?!

- Значит, никаких сведений о том, что произошло двести лет назад...

- У нас вообще нет никаких сведений. Все проходит через руки "Этоса"... И тут я согласен со стариной Балом - кто его знает, что из того, что они говорят - правда? Как по мне, так верить можно лишь тем обрывочным знаниям, которые изредка доходят до нас из глубин истории.

На этом разговор их как-то сам собой оборвался, а очень скоро оба они погрузились в сон. Барт спал, как убитый, а Фей то и дело ворочался, пребывая в странной полудреме, и среди ночи дернулся, как от удара от фразы, прогремевшей у него в голове, сказанной не то во сне, не то наяву:

- Невозможно! Сосуд души... убийцы бога!

Однако он был настолько ошеломлен и измучен событиями минувшего дня, что был не в силах ни проснуться, ни даже просто задуматься над тем, кому принадлежал этот голос, и, наконец, заснул крепким сном...


- Эй вы, просыпайтесь! Подъем! - Старик разбудил их, когда высоко над ними, над золотыми песками пустыни, показались лишь первые лучики рассветного солнца. - Подъем, я сказал! Горизонт чист, ворота открыты - можете выматываться из моего дома!

- Спасибо, ты так любезен! - огрызнулся Барт, но все же поднялся и мгновенно сменил гнев на милость: - Слушай, старик... а ты что-нибудь слышал о роботе... самом мощном из всех созданных руками человека, который где-то спрятан?

- Бог из машины, порожденный людьми, наделенными безграничными знаниями? - Бальтазар рассмеялся каркающим смехом. - Тот, что обладает силой тысячи гиров? Мановением руки способный уничтожать города, и клич Его подобен раскатам грома? Ты про "Омнигир"?

- Так ты знаешь о нем?! Я подумаю, что это тот самый гир из твоей легенды, поразивший бога...

- Господи, ну до чего же вы бестолковые! Пойми - это всего лишь легенда! Нет и никогда не было такого робота! И то, о чем говорит эта, да и все прочие, легенды - лишь метафоры, созданные нашими современниками! Понятно?..

- Понятно! - недовольно буркнул Барт, взъерошил себе волосы и вышел из жилища собирателя.

- Юноша... - старик окликнул последовавшего за ним Фея.

- Да?

- Черный гир у входа... он твой?

- Ну... можно сказать и так.

- Где ты взял его?

- А что... что-то не так с моим гиром?

- Нет-нет, все в порядке... извини, что отвлек. Давай, пошевеливайся и выметайся из моего дома! Надо же - надышали! От вас теперь тут не продохнешь... Весь день проветривать придется!

Парень лишь пожал плечами, поблагодарил за ночлег и вышел наружу.


Зона раскопок показалась Фею полосой препятствий. Пол в некогда низкой пещере был изрыт на несколько десятков метров вглубь. А дно походило на лестницу - археологи, руководствуясь какой-то своей логикой, изрубили его на отдельные блоки, по которым им пришлось скакать, чтобы добраться до противоположного края, где, зацепившись ногой за ржавое ограждение, потерявший равновесие Вельталь едва не ухнул обратно - вниз. Однако Барт вовремя ухватил его за руку и втащил наверх, сопроводив сей акт доброй воли причитаниями по поводу тяжести "ржавого ведра" и старости суставов Бригандира - так он назвал свой гир.

Поднявшись на лифте, каким-то чудом еще продолжавшем работать, в соседнюю пещеру, они спрыгнули в очередной котлован, через который некогда был переброшен мост, давно почивший на дне в виде бесформенных обломков.

И тут на них обрушилось нечто...

Прогрохотав по пещере, чудовищных размеров ракетным ранцем на голову Барта рухнул здоровенный гир.

- Вах! Чтоб тебя! Слезь с меня, жирный уродец! Ты кто вообще такой?! - заорал на всю пещеру пират, однако робот говорить отказался.

Вместо этого он занес чудовищных размеров лапищу и обрушил ее на спину Барта. Бригандир содрогнулся, а взгромоздившийся на него робот вновь занес для удара руку и вновь ударил ею алый гир. Потом еще и еще. Движения были столь однообразными, механическими, ритмичными, что ни у Фея, ни у Барта не возникло сомнений на тот счет, что внутри никого нет. Автомат, стражник, слетевший с катушек.

Толстяк же, видимо, всерьез вознамерился вколотить Барта в пол.

- Да помоги же мне! - взвыл тот после очередного удара.

- А? Да, сейчас... - Фей, словно во сне подошел к колошматящему его "друга" гиру и толкнул его в спину.

- Ты издеваешься, да?! - заорал Барт. - Сними эту тварь с меня, он же сейчас из меня котлету сделает!

- Да... я сейчас... Я... - Фею сделалось дурно.

Внезапно стало жарко, мир перед глазами поплыл. Вражеский гир распался на четыре призрачных изображения и те закружились в хороводе вокруг Вельталя. Все звуки потонули в ритмичных ударах сердца, учащенно забившегося в груди.

- Я сейчас...

Краешком глаза, где изображение еще оставалось относительно четким, юноша увидел, как тени, прятавшиеся по углам, поползли и обвили его руки. Это были не руки Вельталя - а его пальцы, ладони, запястья... Жидкая тьма с синеватым налетом по краям сантиметр за сантиметром отвоевывала плоть.

- Больше... больше... - шептал он, а потом, когда тьма каснулась предплечья, сорвался на крик: - Довольно!!! - и обрушил руки на корпус толстяка.

Тот замер, вздрогнул, в мгновение скукожился до размеров небольшого арбуза, а потом взорвался ворохом ослепительных искр, разлетелся кусками искореженного металла.

- Вау! Что... что ты сделал?!

Фей не ответил. Он судорожно глотал воздух, пытаясь заполнить опустошенные до предела легкие.

- Эй!

- А? - слабо выдохнул парень и неуверенно протянул Барту руку, помогая подняться.

- Что значит "а"?! Что это было?

- Я... Барт, я не знаю...

- Это было невероятно, дружище! Ты разнес эту гору металлолома на куски! Почему ты раньше не использовал эту чудесную технику?!

- Барт... пожалуйста, давай потом... у меня жутко болит голова...

- Ну ладно... - хмыкнул пират. - В таком случае есть предложение поскорее выбраться отсюда, пока к нам не пожаловал еще какой-нибудь взбесившийся охранник!

- Давай... вот только, кажется, я в нем что-то сломал... Он движется как-то странно...

- Мда... и мой... Твою же мать! Этот урод окончательно доломал мне ногу! Не, ну ты глянь, а?! Она же болтается!!!

- Обопрись на меня... - предложил Фей. - И пошли отсюда.

- Спасибо, - чуть помедлив, ответил Барт. - И спасибо, что спас мою шкуру.

- Сочтемся, - рассмеялся Фей, и они поковыляли к маячащему впереди выходу.


Выглядели они жалко. Два ковыляющих в обнимку гира, издающие металлический скрежет при каждом шаге. Выбравшись на свободу из пещер, они дружно вдохнули воздух свободы, однако не почувствовали ничего, кроме запаха собственного пота, пропитавшего кабины, и поспешили вылезти из гиров.

- Не думал, что нам так повезет! - закричал Барт, стараясь перекричать завывания ветра и щурясь от бьющего в глаза солнечного света.

- А что случилось? Где мы? - Фей видел лишь пустыню, пронизанную то тут, то там остроконечными скалами, да синее небо над головой, по которому широкими кругами расползались перистые облака.

- Видишь во~он те рядом стоящие горы? За ними находится Бледавик, столица Королевства. И замок династии Фатима. Только короля там сейчас нет. В общем, это мой родной город!

- Родной... город...

- Я бы, конечно, очень хотел разрешить наш давешний спор и набить тебе морду, - рассмеялся Барт, - но не уверен, что это хорошая мысль ввиду того, что мы находимся в сердце державы потенциального врага.

- Так, значит, повезло мне? - хмыкнул Фей.

- В этом плане, да. Но я говорил о другом. Вот там, в километре к югу - место встречи. "Иггдрасиль" должен ждать нас там!

- Тащить тебя еще с километр?! - возмутился Фей.

- Да ладно тебе, с меня...

Но он не договорил - земля у них под ногами содрогнулась, песок взлетел к небу золотистыми столбами и из недр пустыни вылетел песчаный крейсер, щеголяя начищенной черной сталью пред опешившими парнями.

- И... и... ид... - губы Барта шевелились, он явно что-то силился сказать, но никак не мог выдавить из себя ни одного членораздельного слова, а потом его прорвало: - Идиоты!!! Тупицы!!! Да здесь же одни камни!!! Вы мне корабль угробить решили?! Да я вас в...

Дальнейшие его слова заглушил порыв ветра.

Фей же еще раз рассмеялся и поспешил следом за новообретенным другом.

5. Выбор

Отфыркиваясь от водяных брызг, Фей кое-как закрепил на держателе душ и сполз по стене на пол. Горячие струи принялись яростно стегать измученное тело, смывая с кожи сероватый налет. Напряженные мышцы наконец расслабились и его тут же одолела сонливость.

Фей разбросал по полу ноги, позволил рукам безвольно повиснуть вдоль тела, а голове - опуститься на грудь. Глаза закрылись сами собой. Свет, просачивающийся сквозь веки, становился все темнее, а звуки потонули в монотонном шипении водяных струй. Вода сбегала по его телу и, барабаня по полу, уносилась в зарешеченный провал слива.

Он уже основательно задремал, когда беззвучно открывшаяся дверь в душевую тихонько хлопнула. Возможно, еще несколько дней назад из сладостной дремы его не вырвал бы и пушечный залп, однако череда безумных злоключений оставила в его душе заметный след - дрема слетела в мгновение ока.

Поднявшись с пола, он осторожно выглянул из-за пластиковой ширмы, на которой уже вырисовалась чья-то тень.

- Ой! - Девушка, стоящая в полуметре от него, проворно отдернула вытянутую руку и чуть отошла назад.

Фей в свою очередь моментально залился краской и попытался завернуться в негнущийся пластик, возмущенно затрещавший от подобного обращения.

- Ты - Фей, - тем временем улыбнулась девушка. - А я - Сю.

- Вам чего? - весьма недружелюбно отозвался парень.

- Фу, как грубо! - надула губки девушка. - Ты прям, как наш самопровозглашенный лидер! А где - здрасьте?

- Здрасьте, - послушно повторил Фей.

- Ну, вот - совсем другое дело! А я вот тебе одежду принесла! - она потрясла внушительной стопкой пахнущей хлоркой одежды. - Будешь чистенький и продезинфицированный!

- А... вы... ты... здесь служанка?

По выражению ее лица, Фей понял, что ошибся.

- Так, молодой человек, - подбоченилась она, - давай-ка расставим все точки над "ё"! Я - врач на этом крейсере. И в моих руках находятся жизни всех без исключения его обитателей! Захочу - нашпигую тебя слабительным со снотворным, а захочу - намажу попу скипидаром и скажу, что так и было!

- Прости, - Фей понурил голову и на секунду расслабился, в результате чего ширма, разделяющая их, предательски отъехала в сторону.

Попытавшись удержать ее, парень потерял равновесие и растянулся на полу. По его спине забарабанили тяжелые капли.

- Ой, да брось ты! - всплеснула руками девушка. - Можно подумать, я парней без штанов не видела! Да ко мне тут каждый второй месяц целая очередь выстраивается - кто с чем, а все ниже пояса. Половые гиганты, чтоб их!.. Не ушибся? Помочь?

- Нет, с-спасибо! - продолжая лежать на полу, замахал руками Фей. - Я сам! А что - других женщин на корабле нет?

- Почему? - удивилась Сю.

- Ну... ты сказала, что, мол, к тебе очередь из парней... - пробормотал Фей.

- Я врач, черт возьми! А ты о чем подумал?! - на этот раз девушка разозлилась не на шутку - бухнула на тумбочку возле умывальника стопку одежды и быстрым шагом направилась прочь. Напоследок она громко хлопнула дверью, но и это не смогло заглушить ее разгневанную реплику: - Не корабль, а какой-то клуб извращенцев!..

Приподнявшись с пола, и болезненно поморщившись, Фей почесал затылок. Ничего не скажешь - знакомство с местными обитателями начиналось не лучшим образом...


- Фей! - Ситан поднялся с кровати и радостно улыбнулся вошедшему юноше. - Я за тебя волновался!

- Док... - Фей выдавил ответную улыбку и подошел к ученому. - Я рад, что с тобой все в порядке!

- Да что со мной может случиться?! - рассмеялся тот. - А вот ты, вижу, где-то основательно приложился, да и пахнет от тебя, как от только что выстиранной простыни!

- Угу... познакомился тут с местной врачихой...

- Правда? Я тоже ее видел - очаровательная девушка. Правда, малость чудаковата - об обычных болячках предпочитает не говорить, зато о покойниках готова болтать без умолку! Целый час рассказывала мне, как они с подружкой вытаскивали из-под треков Королевского транспортника солдат, и что и кому потом ампутировали...

- Док!.. Умоляю, давай обойдемся без пересказа! - взмолился Фей, проглотив тугой комок - он уже представлял себя, лежащим на операционном столе под скальпелем этой жуткой девы.

- Прости... - Ситан смущенно усмехнулся. - Давно мне не доводилось пообщаться с коллегами, а тут и эта девочка... Сю, кажется. И Сиг...

- Сиг? А это кто такой? Ученый?

- Ну... - замялся Док. - Что-то вроде того... Во всяком случае, он очень много знает...

Прикрытая дверь за спиной Фея открылась. Юноша обернулся и встретился с внимательным взглядом пары выцветших глаз, брошенным поверх приспущенных очков.

Старик в малиновом костюме с белым воротничком, в белых же перчатках и в черных лакированных туфлях тепло улыбнулся ему.

- Добрый день, господин Ситан, господин Фей.

- Здравствуйте, - кивнул юноша.

- Вас, в отличие от вашего друга, господин Фей, я вижу впервые, потому позвольте представиться - Мэйсон, учитель и наставник Мастера Бартоломью, а также заведующий провизией, и, по совместительству...

- Дворецкий, бармен, менеджер по персоналу и прочее, и прочее, - закончил за него выросший за спиной Барт.

- Наверняка, у вас уже было время познакомиться, однако позвольте все же представить вам лидера пустынных пиратов - Мастера Бартоломью, - не моргнув и глазом, продолжил Мэйсон, а после обернулся к парню. - Кстати, молодой господин, позвольте спросить: вы извинились перед господином Феем?

- Что? - смешался Барт. - А... да... Ну, я сказал, что-то вроде: "я был не прав"... Правда, ведь?

Фей наморщил лоб, честно пытаясь припомнить - когда это произошло.

- После того, что вы натворили, этого недостаточно, молодой господин, - сурово заметил чей-то голос.

Через мгновение в дверь протиснулся мужчина с длинными пепельно-серыми волосам и повязкой на правом глазу. Он лишь кивнул Доку, а Фею крепко пожал руку.

- Сигурд, первый помощник, - представился он. - Приношу свои извинения за этот инцидент.

- Да нет, что вы... - мотнул головой Фей. - По сути, вы нас спасли!

Мужчина улыбнулся и отошел назад. Вместе с Мэйсоном они встали по обе стороны от Барта и скосили на того глаза.

- Ах, черт! Фей, простишь ты меня уже, наконец?! А то я от взглядов этих двоих сейчас дымиться начну! - Парень даже подпрыгнул от возмущения.

- Да, ничего страшного, - неловко пожал плечами Фей. - Дело прошлое, забыли!

- Вот! Слышали? Довольны? - Барт просто кипел от возмущения.

- Я очень рад нашему знакомству, господин Фей, - чуть поклонился старик. - Если вам что-нибудь понадобится, господин Ситан знает, где меня найти. С вашего позволения, я вернусь к выполнению своих прямых обязанностей. До встречи.

Он ушел. Сигурд же просто кивнул, потом повернулся к Барту и, ухватив того за ухо, потащил прочь со словами: - Пойдемте-ка, молодой господин, отойдем в сторонку. Нам с вами надо кое о чем поговорить...

- Вааа! Сиг, отпусти! Отпусти ухо! Ау! - разнеслось по коридорам песчаного крейсера.

Фей прикрыл дверь.

- Ляг, отдохни, - посоветовал ученый. - У тебя на лице написано, что ты умираешь от усталости.

- Уху... вроде и недавно мы с Бартом поднялись, а чувство, будто дня два не спал. Только что с ног не валюсь...

Стащив остро пахнущую хлоркой одежду, Фей забрался под одеяло и с блаженной улыбкой прикрыл глаза.

- Куда мы, Док? - уже сонным голосом пробормотал он.

- Насколько мне известно - на их базу, - отозвался ученый.

- На базу? У них есть что-то еще, кроме этого корабля?

- Конечно, - тихо рассмеялся ученый. - Должны же они где-то хранить награбленные сокровища?! А если серьезно... у многих из них есть семьи - дети, мужья, жены, родители, не состоящие в команде "Иггдрасиля". Опять же, такой здоровый крейсер нужно где-то ремонтировать...

- Понятно... - тихо прошептал Фей. - Надеюсь, и мне там найдется местечко... Вдали от войны...

Когда юноша уже забылся сном, Док прошел к двери и уже на пороге обернулся и тихо произнес:

- Едва ли, Фей... едва ли...


Мэйсон - Мэйсон... а почему ты остался с ним? - Ситан отрешенно скользнул взглядом по руке в белой перчатке, разливающей остатки содержимого темно-зеленой бутылки по бокалам.

- Разве у меня был выбор, господин Ситан? Кому нужны старики вроде меня?.. - Мэйсон оторвал взгляд от алой струйки, сбегающей по бортику бокала, и наградил ученого лукавой улыбкой.

- Брось, - вяло взмахнул рукой тот. - Человек вроде тебя легко нашел бы себе место где угодно. А тот парень... Шахан, да?.. Он наверняка сделал бы тебя своим советником!

- Может быть вы и правы, господин Ситан... - Старик поставил пустую бутылку под стол, где та обзавелась внушительных размеров компанией, взял бокал и поднес к бледным губам. - Но знаете... вы ведь тоже путешествуете с этим мальчиком...

- Я просто хочу уберечь его от неприятностей, в которые он обязательно влипнет...

- Только ли?.. - сощурился Мэйсон.

- Может, и нет, - пожал плечами Узуки и залпом осушил бокал. - Но я совершенно точно знаю, что еще недостаточно пьян, чтобы говорить об этом... ты уж извини.

- Не стоит. Здесь, на борту, у каждого наберется достаточно скелетов под койкой, чтобы заполнить небольшое кладбище. Одни хотят о них позабыть, другие - скрыть. Вами, похоже, движет и то, и другое.

Ситан лишь устало вздохнул и огляделся по сторонам: маленький бар в углу просторного помещения; длинный стол под двумя хрустальными люстрами, устланный белой скатертью, на которой стояли массивные и явно давно не использовавшиеся подсвечники; деревянные с темно-зеленой обивкой стулья вдоль него; стены были увешаны разномастным оружием, какими-то картинами и темно-синими гобеленами с вышитыми золотом символами, своими очертаниями весьма напоминающими корабельные штурвалы. В центре же комнаты, прямо в полу зияло отверстие, в которое спиралью уходила металлическая лестница - там, как уже узнал ученый, находился реактор, питающий энергией весь корабль.

Когда он ухватил небольшой кусочек вяленого мяса и отправил в рот, в руках дальновидного управляющего уже возник новый сосуд. Освободившись от туго пригнанной пробки, он излил свое содержимое в подставленный бокал.

- Ты волшебник, - благодарно улыбнулся Ситан. - Но не думай, что еще одной бутылки хватит, чтобы я разболтал свои жуткие тайны!

Мэйсон рассмеялся.

- А позволено ли мне будет узнать: что связывает вас и господина Сигурда? Я вижу - вы с ним уже были знакомы...

Но ответить Док не успел, потому что некто в светло-коричневом промасленном комбинезоне молодецким ударом плеча едва не вышибив дверь, ворвался в кают-компанию и прошлепал в грязных ботинках по ковровой дорожке.

Оба мужчины обернулись в его сторону, синхронно выгнув брови.

- Прошу прощенья, господа, но там у нас эта... проблемка возникла, - начал вошедший. - Гир этот новый - как им управлять? Его на погрузчик надо - база уж недалеко, а он - ни с места! Мы думали разобрать его к чертовой матери, да перетаскать по кускам. Ну, а в итоге - хрен. Все прикручено намертво - не оторвешь... ну, то есть оторвать-то мы можем, но там какие-то хреновины по всему корпусу непонятые... что-то вроде ящиков с жидким металлом. И если мы его сейчас по кускам растащим, то обратно уж точно не соберем! Я это к чему - может, знаете, где его пилот? Эта идиотина даже в журнале не расписалась!

Ситан осушил бокал и поднялся.

- Пойду - посмотрю, может, и сумею завести эту штуку... один раз получилось.

- Господин Ситан, вы уверены? Может, стоит разбудить господина Фея?

- Брось, Мэйс! - рассмеялся ученый. - Щаз мы эту красотку танцевать заставим!

- Вот этого я и опасаюсь, - заметил старик, но все же не стал препятствовать ученому, когда тот вышел из комнаты и направился в доки.

А после подошел к подавшемуся было следом технику, ухватил его за ухо и отбуксировал к небольшому шкафчику.

- Вот здесь, друг мой, у нас метлы и щетки. И у тебя есть минут десять, чтобы стереть с пола все следы своего пребывания, иначе я позабочусь, чтобы ты до конца жизни драил гальюны.


Фей открыл глаза и какое-то время лежал без движений. Он еще не до конца проснулся и пытался отогнать прочь настойчивых призраков истаявшего сна, пытавшихся затянуть его обратно в царство Морфея. Какое-то недоброе предчувствие цепко держало его в реальности и мешало поддаться их увещеваниям. Что-то важное нужно было сделать, и сделать немедленно. Что-то, из-за чего он проснулся.

И в этот миг все его тело скрутила судорога. Та самая, что вырвала его из сна, а сейчас заставившая вскрикнуть, резко выпрямиться на койке, треснувшись головой о нависающую перекладину и вскочить с постели.

"Вельталь," - надрывалась в его голове отошедшая от коматоза мысль. - "Что-то случилось с Вельталем!"

Трясущимися руками он нашарил в потемках одежду, чему немало поспособствовал так и не выветрившийся запах хлорки, натянул ее со смутным чувством, что надел штаны задом наперед, и выскочил из каюты.

Коридор. Совершенно пустой коридор. И двери, бесконечные двери по обе стороны. Он мог поклясться, что еще вчера их было в десять раз меньше! Затравленно посмотрев в один конец коридора, он скорчился от резкой боли, чиркнувшей его по затылку, и со всех ног бросился в другую сторону.

Путь его то и дело рассекали на две, а то и три части невесть откуда взявшиеся развилки, а вырастающие из пола лестницы настойчиво пытались сбить его с толку. Но боль услужливо подсказывала правильное направление. Не прошло и минуты, а Фей, словно хорошо выдрессированный зверь, научился предугадывать удары неведомого мучителя и поворачивал именно в ту сторону, куда было нужно. И "дрессировщика" это явно порадовало, потому что боль возвращаться не спешила, но незримый хлыст - парень отчетливо это чувствовал - был где-то рядом.

Выбежав в открытую дверь, Фей с облегчением обнаружил, что добрался до доков. Нашарив взглядом иссиня-черную обшивку своего робота, он отчетливо понял, кем был его мучитель, и с трудом подавил желание вцепиться этой твари в бронированное горло и попытаться оторвать угловатую башку. Однако от гиро-убийственных мыслей его отвлекло иное зрелище, которое повергло его в состояние не меньшего шока, чем недавнее пробуждение.

- Док?! - изумленно выдохнул он.

Но Док явно его не услышал, потому что был несколько занят - стоя на одной ноге, на которой висел распластавшийся на полу человек с разбитым носом, он размеренными ударами второй раздавал оплеухи трем техникам, выстраивавшимся в рядок перед ним. При этом его ничуть не смущали еще двое мускулистых парней, пытавшихся оттащить его назад за заведенные за спину руки, коих он периодически сшибал друг с другом лбами, отчего те пребывали в настолько ошалевшем состоянии, что скорее висели на нем, чем держали. Еще один молодец самозабвенно дубасил Ситана по животу внушительных размеров гаечным ключом, и явно был уже давно поглощен самим процессом, нежели бесплотными попытками достичь результата... А направлялся ученый явно к раскрытой кабине Вельталя.

Фей пришел как раз вовремя, чтобы увидеть, как тело ученого на мгновение застыло, подобно причудливой скульптуре, а потом обратилось в яростный вихрь из начавших жить собственной жизнью конечностей и летящих в разные стороны тел.

Опустив ногу на пол, ученый нашарил утерянную в процессе туфлю и сделал шаг к роботу.

- Док!!! - выкрикнул Фей, когда "дрессировщик" решил напомнить ему о цели визита хлестким ударом раскаленного кнута.

- Фей? - удивленно повернулся на его возглас Ситан.

Ученый прищурился, придирчиво осмотрел парня с ног до головы, и, убедившись, что это все-таки он, а не галлюцинация, расплылся в пьяной улыбке.

- Фей! А мы вот тут с ребятами... ребята... вы хде?

- Док, ты пьян?! - в ужасе возопил Фей, подбегая к ученому. - Что ты натворил?!

- Ну, выпили мы немного с Мэйсом... - зевнул ученый, дыхнув перегаром. - А тут прибегает какой-то мужик - говорит, надо гир твой перегнать на базу. Вот я и пришел. А эти ребята... ребята, вы хде?.. Говорят: "только через наш труп"! Вот мы с ними и поиграли немного...

Фей в ужасе поглядел на распластавшиеся на полу тела. А потом вперил взгляд в выросшую за спиной ученого фигуру одного из парней. Довольно помятого, но все еще способного сражаться.

- Не на... - попытался остановить его Фей, но было уже поздно.

Тот размахнулся над головой гаечным ключом и со всего размаху опустил его на голову Ситана.

Он даже удивиться не успел, когда его тело воспарило над полом и устремилось к одной из стен, в которую он едва не врезался носом. Впрочем, досталось ему основательно.

- Так вот, - продолжил Док. - Вельталя, говорю, перегнать надо...

Ученый не договорил - глаза его съехались в районе переносицы, и он, вовремя подхваченный Феем, мягко опустился на металлический пол...


Встав в указанное техником место, Фей отключил системы Вельталя и выбрался из кабины. Невольно присвистнул, обнаружив, насколько огромной оказалась пещера, в которой они "всплыли", спрыгнул на металлический пол и поспешил к скопившимся у "Иггдрасиля" людям.

Растянувшись в несколько рядов вдоль заграждения, они возбужденно переговаривались, указывая пальцами в сторону темной обшивки песчаного крейсера.

Но едва под глухой металлический скрежет и шелест полетевшего вниз песка распахнулись двери шлюзового отсека, под сводами пещеры воцарилась тишина.

И только три ребятенка - двое мальчишек и девчонка - проскользнув между ног взрослых, вылетели на выдвинувшийся мостик и с радостными криками бросились к вышедшему первым Барту.

На полпути девчонка цепко ухватила за шкирки мальчишек и дернула на себя, так что те дружно сели на мостик, а сама рванулась вперед и первой оказалась подле улыбающегося парня. А когда тот одной рукой потрепал ее по макушке, прищурилась и показала язык мальчишкам.

Барт поднял вверх руку и помахал ей, приветливо улыбнувшись людям.

- Мы вернулись! - поднеся ко рту сложенные рупором руки, прокричал он.

- Ура~а! - дружно прогремело под сводами пещеры, и на голову Фею просыпалось несколько песчинок, сорвавшихся с потолка.

- Ура~а! - подхватили поднявшиеся на ноги мальчишки, уже подбежавшие к лидеру пиратов и теперь старающиеся улучить момент и отомстить подруге, дернув ее за длинную косу.

- С возвращением! - вновь закричала толпа.

Тем временем из утробы корабля стали выходить люди и, протиснувшись сквозь ряды встречающих, тут же попадали в чьи-нибудь крепкие объятия. Послышались звуки поцелуев и чьи-то причитания. У многих на глазах блестели слезы.

Мимо прошли Ситан и Сигурд - у первого была перевязана голова, а второй поддерживал его за плечо и с насмешливым видом что-то говорил ученому, на что тот лишь досадливо морщился, потирая затылок.

Едва из "Иггдрасиля" показалась Сю, из поредевшей толпы выбежал взлохмаченный парень с немного увядшим букетом пустынных роз и всучил его залившейся румянцем девушке. Они обнялись и мгновением позже губы их встретились бы в поцелуе, кабы не цепкая рука, ухватившая парня за шиворот и оттащившая в сторону. Прикрывшая глаза Сю, явно не ожидавшая такой подлости, уткнулась носом в грудь высокой женщины в белом халате, в зубах которой торчал длинный мундштук с незажженной сигаретой.

- Мама? - испуганно икнула она.

Женщина что-то процедила сквозь зубы и повторила маневр Сигурда, ухватив девушку за ухо и, не обращая внимания на возмущенные крики, повела сквозь почтительно расступившуюся и уже изрядно поредевшую людскую массу, на ходу свободной рукой раскуривая сигарету.

- Ну как? Добыл что-нибудь? - поинтересовался один из мальчишек у Барта. Другой в это время катался позади него по полу, сцепившись с повизгивающей девчонкой, которую таки ухватил и как следует дернул за косу, и сжав зубы, сносил ее удары, решив до последнего не выпускать добычу.

- Ну... - Барт почесал за ухом, - можно сказать - добыл... Двух парней и нового робота...

- Бе... - мальчишка скорчил рожу. - Робот, а я-то думал, ты что-нибудь ценное притащишь...

- Я знал, что вам нужно что-нибудь более стоящее... - Лидер пиратов ухмыльнулся и, порывшись в карманах, выудил маленький камешек и протянул мальчишке. - Вот, держи. Я нашел его в сталактитовой пещере. Это кусочек янтаря с жуком внутри, видишь?

- Уху! - потрясенно выдохнул мальчишка и с благоговейным блеском в глазах принял подарок. - Классно! Спасибо, Барт!

Мальчишка пронзительно свистнул и помахал в воздухе своей добычей. Прекратившие возню ребята заворожено уставились на нее, а потом дружно вскочили и бросились следом за удирающим со всех ног парнишкой.

Мало-помалу народ стал расходиться. Встречающие, дождавшиеся возвращения своих родных и близких, уходили вместе с ними из дока, и через несколько минут Фей остался один, если не считать двух десятков техников - те, словно пауки, уже оплели корабль паутиной каких-то кабелей и ползали по обшивке, изучая незначительные повреждения - да Барта, прислонившегося спиной к кораблю.

- Ну, - он подошел и хлопнул по плечу Фея. - Я, пожалуй, пойду - в гире поковыряюсь. А ты... о, смотри - кажется, тебя твой друг зовет.

Фей взглянул в дальний конец пещеры, где стояли Мэйсон, Ситан и Сигурд. Ученый махал ему рукой, а его друг, следуя примеру Барта, поднес руки ко рту и прокричал:

- Фей! Иди к нам!

Док в этот момент вздрогнул, как от удара, болезненно поморщился и что-то пробормотал рассмеявшемуся Сигурду.

- Давай, иди, - подтолкнул его Барт. - С ними Мэйсон - он покажет вам базу. Заодно найдет место, где вы сможете отдохнуть.

Фей кивнул и поспешил к ученому.


Вчетвером они встали на металлическую площадку, немного выпирающую из пола, Мэйсон нажал на кнопку на закрепленной у стены панели. Где-то высоко вверху что-то щелкнуло, послышался гул, пол ударил по ногам Фея так, что тот едва не скатился вниз с устремившейся к своду площадке.

Опасливо взглянув вниз, на удаляющийся пол, он сглотнул подступивший к горлу комок и взглянул в лица спутников, на каждом из которых играла покровительственная улыбка. Разве что у Дока она была чуть перекошена.

- Я вижу - вам всем это не в новинку? - с обвиняющими нотками поинтересовался он.

- Это лифт, - виновато пояснил ученый. - Кстати, на корабле тоже есть такой... только немного поменьше. Он соединяет среднюю палубу и рубку.

Сигурд согласно кивнул.

- Ничего, парень, скоро привыкнешь - только смотри, не скатись вниз - костей не соберешь.

- Да, я вижу, со времени нашего отплытия здесь ничего не изменилось... - мрачно заметил Мэйсон.

- Мэйсон, только без смертоубийств! - притворно ужаснулся Сигурд.

Уголки тонких губ управляющего чуть дрогнули, обозначив улыбку, но в глазах совершенно явственно сверкали молнии надвигающейся грозы.

- Ну, наконец-то! - донесся до них сверху раздраженный голос. - Вы там конкретно охренели! Я битый час лифта дождаться не могу! Какого...

Молодой еще мужчина в коротких шортах и грязной майке икнул и подавился заготовленной фразой, едва из дыры в полу показались головы управляющего и первого помощника.

- Ох! Простите, я... я не хотел, я не думал, что это... это извиняюсь я... - забормотал он, опасливо отступая назад, пока не уперся в стену.

Все четверо вышли из лифта, Мэйсон внимательно огляделся по сторонам, и направился к побледневшему мужику.

- Г-господин М-мэйсон, сэр... - прохрипел он и попытался сползти по стене, но рука управляющего, крепко вцепившаяся в его плечо, помешала ему это сделать.

- Позволь спросить тебя, - вкрадчиво проговорил старик, - что это такое?

Мэйсон обвел рукой площадку перед лифтом и два уходящих в стороны коридора.

- Г-грязь, сэр! - выдохнул мужчина, которому явно и прежде доводилось общаться с управляющим, и он безошибочно знал - о чем тот говорит.

- И что с ней нужно сделать?.. - продолжал старик.

- Убрать, сэр! Но, понимаете, сегодня не моя сме... - углядев в глазах старика опасные огоньки, он поспешно заткнулся и быстро закивал. - Да, сэр, конечно, сэр!

- И, надеюсь, ты помнишь, что кто-то обещал приладить ограждение к лифту?..

- Н-но... Да, да, сэр! Конечно, сэр! Все будет исполнено!

Мэйсон отпустил бедолагу и прошел по коридору до ближайшей двери.

- Сэр, - робко позвал мужик, за что был тут же награжден холодным взглядом старческих глаз.

- Ну, что еще?

- Разрешите взять несколько человек в помощники!

- Бери кого хочешь, - после секундной паузы ответил управляющий, сопроводив свой ответ царственным взмахом руки.

- Идемте, господа, - обратился он уже к остальным.

- Прошу прощения, но я вынужден вас покинуть, - виновато отклонил приглашение Сигурд. - Дела. Мэйс, позаботишься о гостях?

- Конечно, господин Сигурд, - кивнул в ответ тот. - Господин Фей, господин Ситан, добро пожаловать в мою скромную обитель...


- Дедушка!

Выпорхнувшая из-за барной стойки девчонка лет двенадцати сбежала по короткой лесенке к двери, повисла на шее у старика и сжала того в объятиях. Губы Мэйсона дрогнули и изогнулись в ласковой улыбке.

- Аня... - прошептал он. - Я вернулся...

Это была столовая. Небольшая, но очень уютная. Каменные стены пещеры прятались за бирюзовыми занавесами, а свисающие с балок под сводами лампы озаряли ее неярким бежевым светом, разбегающимся по устилавшим металлический пол ковровым дорожкам. В уголке, на маленькой плитке, под бдительным взором суровой дамы в цветастом переднике и белым платочком на голове пыхтели кастрюли - пузатые, как и сама повариха. Впрочем, те немногие посетители, что ныне присутствовали здесь, больше пили, чем ели. И, судя по дивному аромату, поднимающемуся от внушительных размеров чашек, пили они чай, и чай первосортный.

- Я за всем проследила, как ты и просил! - отстранилась от старика девчушка и весело подмигнула Фею. - Полы вымыты, занавески выстираны, столы протерты, посуда сверкает... Ой... налить вам чаю? Или чего-нибудь покрепче?..

Мэйсон, украдкой промокнув глаза платочком, поправил очки и вопросительно взглянул на ученого.

- О нет! - протестующе замахал руками тут. - С меня хватит! Чай и ничего крепче чая! Никогда больше не буду с тобой пить! И тебе, Фей, не советую пробовать!

Фей, смутно понимая, что его, в общем-то, никто и не спрашивал, лишь согласно кивнул.

- Деда! - Девчонка уперла руки в бока. - Ты снова пил!

- Чуть-чуть... - виновато потер брови старик.

- Тебе же нельзя! У тебя сердце!

- Ладно-ладно, - обреченно вздохнул он. - Давай - налей мне и нашим гостям фирменного чаю.

Аня что-то недовольно пробурчала себе под нос, но все же поднялась к стойке и подставила чайник под кран огромного бойлера.

- Почему-то я не думал, что у тебя есть здесь родные, Мэйсон, - пробормотал Ситан.

- Она... - Управляющий кашлянул в кулак и потер бровь. - Она мне не родная... Ее родители погибли во время одной из вылазок. Вот я и взялся за ней приглядывать... а теперь вот, скорее, она за мной. - Мэйсон улыбнулся, но тут же помрачнел. - У меня была семья, господин Ситан. И всех их убил Шахан...

- Ну, где вы там?! - возмущенно окрикнула их Аня. - Чай остынет!


Чай и вправду оказался замечательным. Прокатившись горячей волной по горлу, он свернулся в животе теплым комочком, оставив после себя легкий цветочный запах.

- Новые люди здесь - большая редкость! Барт, наверное, очень рад вам! - заметила Аня. - А ведь он мог бы жить во дворце и...

- Аня! - нахмурился Мэйсон.

- А что "Аня"? Он мне сам разрешил называть его Бартом!

- В королевском дворце? Он как-то связан с династией Фатимы?

- Ой! - Аня прижала ладошку ко рту и понурила голову. - Прости, деда...

- Ты слишком много говоришь и слишком мало думаешь... - покачал головой старик.

- А он... он ведь и вправду на кого-то похож... - почесав подбородок, Док постучал носком ботинка по полу.

Мэйсон тяжело вздохнул.

- Принц. Бартоломью. Фатима, - раздельно проговорил он.

- Бартоломью?.. Потомок Эдбарта Четвертого?! - Док даже привстал со стула и навис над стойкой. - Но ведь он мертв! Две... да, двенадцать лет назад по всему Аву было объявлено, что он умер от болезни!

- Официально, так оно и было, - кивнул Мэйсон. - А на деле мы вырвали молодого господина из лап Шахана.

Док сел на место и придвинул к себе кружку с чаем.

- Но почему... почему тогда он, наследник престола, занимается пиратством? - подал голос Фей.

Мэйсон и Ситан переглянулись. Старик тяжело вздохнул и, поднявшись со своего места, прошелся вдоль стойки.

- Когда... мы бежали... нам хотелось лишь одного - чтобы молодой господин вырос хорошим человеком...

- И только? - вскинул брови ученый.

- Да... Конечно, было бы ложью утверждать, что нам не хотелось бы вернуть власть в руки законному наследнику... Даже больше - в наших планах осуществить в будущем переворот и...

- А пиратство тоже в них входит? - перебил Док.

Мэйсон помедлил, но после все же кивнул.

- Но этому есть объяснение... И Ав, и Кислев усердно раскапывают руины. Силы сторон растут с каждым днем. Даже заручись мы поддержкой всех наших союзников и устрой революцию... нас просто сметут и втопчут в песок. Нам нужны были люди, ресурсы, деньги... нам была нужна сила, сравнимая с мощью армии Королевства. Мы пробовали заниматься раскопками, но все оказалось намного сложнее, чем мы ожидали. В бесплотных попытках найти хоть что-нибудь ценное мы потратили немало времени, сил и денег и поняли - у нас есть лишь два пути. Мы можем стать собирателями и бороздить пустыню на "Иггдрасиле" в надежде найти что-нибудь ценное в песках...

- Или податься в пираты, - закончил за него Ситан. - Конечно, грабить транспортники намного проще, чем самим заниматься раскопками...

- Ав или Кислев - в любом случае они будут использовать добытые технологии в борьбе друг против друга. Понимаю, что пиратство на их фоне выглядит немногим лучше, но тем не менее я поддержал идею молодого господина. Создание третьей силы способно нарушить установившееся равновесие и разорвать оковы войны. Для Ава... для Игнаса так будет лучше...

Фею показалось, что сказанное Мэйсоном вовсе не обрадовало Ситана. В середине его монолога ученый даже вздрогнул и едва не разлил чай.

- Простите, если это прозвучало чересчур пафосно или самоуверенно... но я... все мы верим в это.

- Не стоит извинений, Мэйс, - покачал головой Док, не отрывая взгляда от бархатной жидкости в кружке. - Не нам, чужакам, судить вас. Мне кажется... что ваши мотивы благородны и рано или поздно вы сможете достичь цели сравнительно небольшой кровью.

- Я рад, господин Ситан, что вы меня поняли... Еще чаю?

- Да, с удовольствием, - кивнул ученый.

- Так ты говоришь - у вас есть план. Что мешает его осуществить?

- Пока мисс Марджи находится в плену, мы боимся что-либо предпринять...

- Марджи?! Та самая Марджи из Нисана?

- Вы очень хорошо осведомлены, дорогой доктор... Маргарита, Великая Мать Нисана... и двоюродная сестра молодого господина.

- И Шахан держит ее у себя? Зачем?!

Мэйсон помедлил.

- Из-за... Яшмы Фатимы.

- Яшма... - Ситан вновь почесал подбородок. - Это та, что открывает обладателю путь к великому сокровищу?

- Дорогой доктор, ваша осведомленность не перестает меня удивлять... - улыбнулся Мэйсон и кивком напомнил Ане об уже опустевшей кружке ученого.

"Как и меня..." - подумал про себя Фей.

- Вам не нравится наш чай, господин Фей? - тут же обратился к нему Мэйсон, заметив что кружка того наполовину полна.

- О, нет-нет! - заверил его парень и залпом осушил ее содержимое, после чего подвинул вперед, чтобы получить новую порцию дивного варева. - Я просто заслушался...

- Мы не знаем - что это за сокровище. Но, если верить легендам, оно способно защитить наше королевство, когда то окажется в трудном положении, - продолжил Мэйсон.

- И у Маргариты есть Яшма, способная указать его местонахождение? - В глазах ученого читалось беспокойство.

- Только ее половина. Яшма была разделен. Одна половинка находится у мисс Марджи, другая - у молодого господина.

- Значит, только совместив их, можно узнать, где спрятано это сокровище? - спросил Фей.

Управляющий кивнул.

- А что это вообще такое? Вы сказали - половина Яшмы... Это какое-то ожерелье или драгоценный камень?

Старик пожал плечами.

- Только наследники престолов Ава и Нисана знают, как она выглядит на самом деле.

- Понятно... Значит, поэтому они и держат Маргариту у себя. И если ее половинка будет найдена, шансы, что ее оставят в живых...

Мэйсон кашлянул и, отвернувшись, снял очки и промокнул глаза кружевным платочком. Аня осуждающе посмотрела на ученого.

- Ох, прошу прощения... - смущенно потупился Док, теребя повязку на голове. - Это всего лишь один из наихудших сценариев. Все может обернуться иначе...

- Не стоит, господин Ситан, - покачал головой Мэйсон, водрузив очки на прежнее место и поднеся к губам кружку. - Это весьма вероятный, если не единственно возможный исход...

Ситан молча допил остатки чая.

- А что за сокровище скрывает Яшма?

- Я не совсем уверен, господин Ситан, но вполне вероятно, что это...

- Гир! - В столовую влетел Барт и, бегом поднявшись по ступеням, подскочил к говорящим. - Это наверняка гир!

Ухватив свободную кружку, он подсунул ее Ане и подмигнул зардевшейся девочке.

- Молодой господин... - Мэйсон был несколько ошеломлен столь стремительным появлением Барта. - С роботами все в порядке?

- Да, все путем, Мэйс! - кивнул лишенный наследия принц. - Правда, несмотря на защиту, песок все-таки проник в суставы... Черт его знает - как теперь его оттуда выковыривать! Я отрядил для этого целую команду. Да и вообще - я пилот, а не механик, так что буду только мешать.

Барт подхватил кружку и единым махом осушил ее, при этом (Фей мог поклясться) из ушей у него повалил пар.

- Так о чем мы говорили?..

- Может ли сокровище, путь к которому указывает Яшма Фатимы, оказаться роботом... - напомнил Ситан, очень внимательно теперь разглядывающий лицо молодого человека.

- Ага, точно! - кивнул Барт. - И в этом я просто уверен! Что-то, напоминающее робота, как раз изображено на древних Королевских свитках.

- Свитках? - встрепенулся ученый.

Барт и Мэйсон переглянулись. На лицах обоих отразилась внутренняя борьба, в глазах старика читался легкий укор, а у Барта - сомнение. И все-таки, после затянувшейся паузы, Барт с видимой неохотой кивнул.

- Если вам интересно... пошли в операционный пункт - я покажу... Раз уж вы... мои особые гости.

- Звучит интересно... - улыбнулся ученый. - Я, как ученый, просто не могу упустить возможность взглянуть на наследие Ава... А ты, Фей?

Фей, вновь смутно чувствуя, что его согласие или отказ ни на что в общем-то не повлияют, снова кивнул, но на душе у него было неспокойно. Тот короткий миг беззаботного счастья, наступивший, когда шлюзы "Иггдрасиля" открылись, отошел на задний план, вместе с казавшейся теперь наивной мыслью, что здесь он сможет обрести новый дом и жить в нем спокойной жизнью. Ныне в том уголке сознания бился в конвульсиях тревожный колокольчик, не предвещающий ничего хорошего...


- Это удивительное место! - с нескрываемым восхищением произнес Ситан.

А Фей мысленно с ним согласился, правда, заменив слово "удивительное" на иное, как нельзя лучше описывающее всю какофонию звуков и вихрь разноцветных ламп, обрушившихся на него.

- Наверняка даже в столице нет ничего подобного! - продолжал тем временем Док, разглядывая ряды электронных механизмов, компьютеров и всевозможной жужжащей, трещащей, пиликающей и мигающей техники.

- Удивлены? - насмешливо хмыкнул Барт. - Все это благодаря Сигу!.. Идем.

Они спустились вниз. Ситан и Барт разошлись в разные стороны, прижавшись к стенам, а Фей недоуменно застыл между ними.

Док, стягивая с головы повязку, спрятал в ладони улыбку. Барт же возмущенно вскричал:

- Эй, свали с экрана! Ты ж не стеклянный!

Юноша посмотрел себе под ноги и увидел, что пол под ним не металлический, а стеклянный черный и разбит на множество маленьких плиток. Справедливо рассудив, что это и есть "экран", он отступил назад.

- Врубайте! - гаркнул Барт.

Над их головами что-то зажужжало, и с потолка опустилась массивная штуковина, сверкнувшая на троицу стеклянным глазом и мигнувшая облепившими ее разноцветными датчиками. Это оказался проектор. И через мгновение поток света из него рассыпался по черному экрану.

- Что это?..

Все трое, не отрываясь, смотрели на изображение. Львиную долю его занимала чудовищных размеров человекоподобная фигура в доспехах, окутанная огнем. Стоя на одном колене, она протягивала непропорционально маленькую ладонь к крошечной человеческой фигурке, так же охваченной пламенем, стоящей на вершине приземистого здания и тянущей руку к великану. Позади человека угадывались смутные очертания еще четверых, а внизу, у подножья здания, еще троих с вознесенными в сторону великана руками.

- Свиток, ему около пяти столетий. Это король Фатима Первый. "И с окутанным пламенем телом, принес он кровавую клятву великанам..." - процитировал Барт. - По легенде, во времена основания Королевства король Фатима Первый повелевал "великанами". Надеюсь, никому не нужно пояснять - на что эти "великаны" походят?

- Удивительно, что вы нашли столь древний свиток, да еще и в таком хорошем состоянии... - почесал подбородок Ситан. - Я считал, что все подобные вещи находятся под строгим контролем "Этоса".

- Большинство - да. Но мой отец надежно спрятал эти свитки от их загребущих лапищ... Следующий!

Действующие лица на экране почти не изменились - лишь размазанных теней, вероятно, символизирующих народные массы, стало больше - они стояли по пять человек слева и справа от полыхающего человека. Тот же, раскинув руки, взирал на исполинскую фигуру, восседавшую на каменном троне за аркой ворот в некой капсуле, по форме напоминающей куриное яйцо.

- После основания Королевства, - продолжил лидер пиратов, - Фатима погрузил "великанов" в сон... и скрыл их от глаз людских, но оставил подсказку, чтобы, когда придет час великого горя, его наследники смогли отыскать их и защитить Ав. В других записях один из "великанов" зовется "Великим сокровищем Фатимы".

- Значит, Яшма является ключевым элементом в поисках этого "великана"... - заметил ученый.

- Ох, и много же ты знаешь, дружище... - хмыкнул парень. - Уж не шпион ли ты Шахана?..

- Я просто очень любознательный, - усмехнулся Ситан.

- Да ладно, шучу, - кивнул Барт. - Действительно - Яшма Фатимы - путеводная звезда, открывающая местоположение "Великого сокровища Фатимы".

- И его ищет Шахан...

- Не он один... - Парень помрачнел. - Силы "Геблера" тоже ведут активные поиски.

- Значит, нужно освободить Маргариту, пока Шахан не завладел ее половиной Яшмы. После все силы Королевства, кроме маленькой горстки на границе, будут брошены на поиски второй части - твоей... Если она вообще им понадобится - быть может, "Геблеру" достанет знаний восстановить недостающую информацию и по одной части...

- Да! - воскликнул Барт. - Именно так! И... по правде говоря, с тех пор, как мы вытащили вас из того транспортника, я все хотел попросить вас...

- Спасти Марджи?

- Да. Именно так. Я слышал от Сига, что и Ав, и Кислев очень хотели бы заполучить твою голову, Док... причем необязательно в комплекте с телом...

Ученый улыбнулся.

- Это действительно так. И если я смогу как-то отплатить за свое пребывание среди вас, я готов помочь... чем угодно, если это будет в моих силах!

- Фей? А ты? - Оба они обернулись к юноше, мрачно взиравшему на алую фигуру "великана", на которую ступивший на экран Барт отбрасывал длинную тень.

И снова это противное ощущение, что его, по сути, никто и не спрашивает. Ему снова навязывают чужую волю. Хотят, чтобы он пролил чью-то кровь! Разве ее уже было мало? Разве гибели Алисы, Тимоти, старейшины и многих других не достаточно?!

- Ты хорошо показал себя там, в сталактитовой пещере... - подошел к нему Барт. - Ты легко расправишься с десятком этих слабаков из шайки Шахана! Нам нужна твоя сила, Фей!

Юноша отвернулся и что есть силы сжал кулаки. Так, что даже ногти впились в ладони и едва не вспороли их до крови. Какой-то ненормальный монстр в маске, этот опальный принц и даже Док... все они хотят заставить его залезть в это чудовище и...

- Почему?.. - процедил он сквозь зубы. - Почему вы все хотите заставить меня убивать?!

- Э... - Барт ошеломленно отступил назад. - Ты чего?..

Ситан лишь тяжело вздохнул, снял очки и устало протер глаза.

Фей же взбежал по лестнице и направился к выходу. Уже на пороге он обернулся и передразнил Барта:

- "Нам нужна твоя сила, Фе~ей!" - А после зло рявкнул: - У меня ее нет!!! Даже ты, Док... Ты же видел все сам, так почему?!.. Этот спятивший "граф", робот, мой отец... у меня куча своих проблем, а вы хотите заставить меня решать еще и чужие!!! Не хочу!!! Оставьте меня в покое!!!

Он рванул на себя жалобно скрипнувшую дверь и вышел вон, хлопнув ею за собой.

- Чего это с ним?.. - ошарашенно спросил Барт у Ситана. - Он всегда такой нервный?

- Нет... - вздохнул ученый. - Прости его... У него и вправду есть причины так себя вести... долгое время он жил в глуши и еще не привык к этому миру. А в последние дни на него обрушилось слишком многое...


Свесив ноги, Фей сидел на мостике подле Вельталя и смотрел, как ремонтники карабкаются по туше песчаного крейсера. Странно, но даже ощущая у себя на затылке холодный взгляд пустых глазниц этого чудовища, он чувствовал себя намного спокойнее. Он заявился сюда, исполненный злости на Барта, Дока и на весь остальной мир заодно, но спустя несколько минут на ее место пришел покой. Мысли увязли в какой-то тягучей жиже, наполнившей голову, и растеклись почти уютным теплом.

"Ласковый убийца", - усмехнулся про себя Фей, но отрешенно, без злобы.

Он сидел так около часа, ни о чем не думая, ничего не чувствуя, лишь наблюдал, пока его покой не был беспардонно прерван...

- Вот я тебя и нашел! - Барт взобрался к нему и уселся рядом. - Я знал, что найду тебя здесь... когда мне плохо, я тоже частенько иду к своему роботу. Как бы ты к нему не относился, он все равно...

- Чего ты хочешь?

- Поговорить... Ситан мне все рассказал. Я должен извиниться - я действительно не понимал, как моя просьба прозвучит для тебя. Но и ты мог бы мне все рассказать сам - в конце концов, мы ведь, вроде как, союзники... В любом случае - прости...

Фей не ответил.

- Ну, в общем, извини, что я снова поднял эту тему... покеда.

- Постой, - Фей ухватил его за рукав и не дал подняться. - Я не хочу, чтобы ты думал... я хочу, чтобы ты меня понял! Я... не люблю драться, в отличие от тебя. В этом роботе я оказался против своей воли... Лучше бы ничего этого не было. И если он так тебе нужен - бери! Забирай его! Он мне не нужен!

- Ты думаешь, что мне нравится драться?..

- А разве нет? Кажется, что это единственное, что тебе нравится.

- Никогда больше так не говори, Фей... Иначе я всерьез на тебя обижусь. Нравится мне это или нет - я сражаюсь, потому что должен! У меня есть на это причины, и как я, возможно, до конца не понимаю тебя, так и ты не поймешь мои мотивы.

- А у меня их нет! Нет мотивов! Я не хочу драться. Я хочу жить в мире и спокойствии, - Фей понял, что вновь переходит на крик, и замолчал. Медленно, про себя, он сосчитал до десяти, а после продолжил: - А вы все хотите заставить меня залезть в этого робота. Почему вы просто не можете оставить меня в покое?!

- Потому что мы видим, на что ты способен! И если...

- Я его не-на-ви-жу! Когда я сажусь в него, всегда погибают люди! Я не хочу убивать людей! Не хочу, чтобы кто-нибудь умирал! Я ненавижу, когда кто-то умирает... разве это так трудно понять?..

- Я понимаю тебя... мне знакомо это чувство, когда хочется просто убежать от реальности. Закрыть глаза и притвориться, что все вокруг хорошо и ничего не происходит. Но это не вернет к жизни умерших, не спасет умирающих!

Фей досадливо поморщился.

- Ситан рассказал мне о судьбе Лахана. Ты говоришь, что было бы лучше, если бы ты вовсе не садился в этот гир... Действительно - всему виной стал он. Но если бы ты не залез в него, что бы изменилось? Люди все равно бы продолжили умирать и кто знает - не погибли бы тогда все жители деревни?! Не ты был причиной их гибели. Война... нет - люди, которые ее развязали, виноваты в их смерти. И, пока они живы, ничего не изменится! Я сражаюсь против них... Потому что нет у нас другого способа остановить это безумие, но это не значит, что мне нравится драться.

Барт поднялся.

- Я знаю, почему ты чувствуешь вину перед погибшими в Лахане. Знаю, почему ты не хочешь сражаться, но если ты просто сбежишь - погибнет еще множество людей, которых ты мог бы спасти... У тебя есть причина сражаться! И пока ты будешь бежать от нее, смерти дорогих тебе людей будут напрасными - они тебя не простят. Помни об этом.

Он сошел с мостика и направился прочь, но остановился, обернулся и крикнул:

- И вот еще что... Я не говорю, что если ты не будешь мне помогать, это будет означать бегство. Ты не обязан мне помогать. Это мои личные проблемы и тебя они не касаются. Я не хочу втягивать тебя силком... Но если бы у меня были твои способности, я мог бы положить конец этой войне... Ладно, извини, что побеспокоил.

Барт ушел, а Фей продолжал сидеть, отрешенно скользя взглядом по доку. Большинство техников уже разошлось, крейсер, опутанный паутиной проводов, сиротливо стоял посреди огромной пещеры, как и юноша, сидевший подле робота, единым ударом обратившем в ничто десятки человеческих жизней.

- О, извини, это твой гир? - Сзади к нему подошел техник.

Фей кивнул.

- Прекрасная модель! Все технические характеристики на высоте и идеально сбалансированы! Он немного уступают по силе и скорости некоторым нашим моделям, но лишен их недостатков и в целом сильнее каждого! Правда, назначение многих деталей мы так и не поняли, да еще и эти странные "черные ящики", которых полным-полно в этой машине... Ты как - в технике-то шаришь? Знаешь, для чего они?

- Нет... - помедлив, ответил Фей.

- Жаль... - техник еще немного потоптался за спиной юноши, а потом удалился.

Но, видимо, все на этой базе сговорились и решительно не хотели оставить его одного...

- Фей! - услышал он голос Дока.

На мостик поднимались ученый и его друг.

- Сигурд? - немного удивленно произнес юноша. - Док? В чем дело?..

- Я хотел бы тебе кое-что показать, - ответил Сигурд.

Юноша вздохнул.

- Ну, ладно, пошли...

Он поднялся, и все вместе они спустились вниз, но направились не к лифту, как решил было Фей, а дальше, вдоль рядов роботов, пока не достигли внушительных размеров алого гира. Бригандир.

- Подойди, - шепнул Сигурд Фею в самое ухо.

Тот послушался и уже было собрался поинтересоваться, в чем дело, когда услышал знакомый голос...

- Отец, надеюсь, ты слышишь меня... - говорил Барт, сидя, как и сам Фей, на мостике подле своего гира. - Когда я взглянул в глаза этому парню, я увидел, что он такой же, как я. Мне казалось, что он меня поймет... или мне просто хотелось так думать... Я не знаю... Отец, я не знаю, что делать. Я даже не могу исполнить твою последнюю волю... Даже Марджи спасти я не могу... Я сказал Фею, что он бежит от реальности, но как хочется мне самому убежать...

Сигурд взял Фея за рукав и отвел в сторонку и лишь после заговорил:

- Молодой господин просил меня извиниться перед тобой. Понимаю, что это звучит странно, но он не очень-то хорош в подобных вещах... Может, внешне это и не заметно, но он очень одинок. Он все время ищет себе друга... Мы - его учителя и, как бы мы не хотели, мы не можем заменить ему друзей. И мы, и он это знаем. А ему очень нужен друг. Он еще очень юн, а на его плечах лежит огромная ответственность. Нести ее очень тяжело... но он старается изо всех сил! И поэтому мы с ним... не потому, что он принц.

Сигурд придвинулся ближе.

- Ты ведь тоже несешь на себе тяжкое бремя, Фей. Пусть это и эгоистично, но я прошу тебя - помоги ему. Я не прошу, чтобы ты разделил с ним бремя его проблем и ответственности, но вы можете помочь друг другу... только вы двое и можете это сделать.

Фей отошел от него и отвернулся.

- Простите, - борясь с внезапной хрипотцой, прошептал он. - Мне нужно время, чтобы это обдумать...

- Конечно, в любом случае, что бы ты не решил - ты можешь остаться здесь. Мэйсон уже приготовил тебе спальню, наверху, в жилом блоке. Можешь оставаться, сколько пожелаешь.

- Хорошо, - так же тихо ответил Фей.

- Отдохни, Фей, - только и сказал Ситан, и вместе с Сигурдом они прошли к лифту.


Темнота, окутывавшая пещеру, на мгновение ожила, дернувшись от брызнувших из-под потолка искр, и вновь застыла неподвижным маревом. Крошечный стеклянный глаз высунулся из аккуратного отверстия в потолке и огляделся по сторонам.

- Подтверждаю, это их база, - прохрипел в рацию Бройер.

- А скалу оказалось очень просто пробить... Я думал - будет труднее, - отозвался Гельмгольц.

- А эти Ягнята неплохо устроились, - это уже Стратски.

- Вы только посмотрите!.. - Хмыкнул в свою очередь Ренк. - В былые времена это место было понадежнее, чем база в Бледавике! Этот форт, похоже, был построен еще когда король был у власти...

- Да какая разница?.. Давайте просто поскорее с ними разберемся! - Вэнс проскользнул мимо гира Бройера и мягко приземлился на металлический пол пещеры.

Следом за ним последовали еще несколько гиров.

- Так... где они? - Стратски огляделся по сторонам. - Здесь?

Он прошел по доку, внимательно наблюдая за показаниями сканера.

- Направо! Там ангар! - Гельмгольц указал в противоположную сторону.

Вэнс первым скользнул в указанном направлении и, заглянув в первый же отсек, радостно прокричал:

- Я нашел их! Они здесь!

- Мусор, - поморщился Гельмгольц.

- Мусор, или нет - почему бы не подстрелить и их? - заметил Стратски.

- Хорошо! - кивнул Ренк. - Шпариэль на подходе. На всякий случай, будьте готовы к сопротивлению, хотя его и не предвидится. Готовы?

- Так точно! - отозвались все остальные.

- Вперед!!!


Фей вскочил с постели, словно ошпаренный. Еще не понимая, почему, но уже ощущая знакомое чувство и заносимый для удара невидимый хлыст, он поспешно оделся и выбежал из комнаты. Все было тихо. Неужели Док и Сигурд на пару напились и теперь вновь решили поуправлять его механическим монстром?!

Вбежав на лифт, он мимоходом отметил, что тот уже обзавелся ограждением - Мэйсон явно внушал здешним служащим глубокое, замешанное на страхе уважение...

Он уже почти спустился, когда по ушам вдруг резанул пронзительный тревожный сигнал.

- Тревога!!! Тревога!!! Код "красный". Проникновение в док "Иггдрасиля"! Пять гиров "Геблера" и один неопознанный робот. Всем пилотом собраться и немедленно явиться в ангар! Всем гражданским - покинуть доки и оставаться в жилом блоке!

Сердце Фея коротко ухнуло...


- Сколько их?! - Барт остановился подле двух уже изрядно потрепанных гиров.

- Четверо или пятеро, сэр! - доложил один из них.

- Несколько беспилотных гиров мы уничтожили, но остальные... - продолжил второй, но, не закончив фразы, перешел на крик: - Сэр, сзади!!!

Барт изо всех сил ударил по рычагам ускорителей, и его вжало в сидение, когда Бригандир рванулся вперед.

Пол за ним взорвался под хлестким ударом завизжавшей цепной пилы.

Затормозив, он бросил гир в сторону, уворачиваясь от нового удара, и еще в движении размахнувшись хлыстом, ударил в ответ. Стальной трос захлестнулся вокруг правого плеча приземистого робота, рванул его на себя.

Один из пилотов, решив помочь, бросился навстречу врагу, но удар изогнувшейся пилы развалил его пополам.

Роботы стукнулись друг о друга. Заранее занесенный для удара локоть обрушился на плоскую голову, пытаясь смять ее, уничтожив системы управления, однако та выдержала. Барт вновь вскинул руки для удара и услышал, как сбоку завизжала пила. Мельком скользнув в сторону взглядом, он увидел, что второй пилот ухватился двумя руками за отчаянно вырывающуюся пилу и пытается удержать хищные лезвия. Но те были явно прочнее, чем броня его стандартного робота. Рассыпая вереницы искр, в стороны полетели механические пальцы.

Вжав в приборную панель кнопку лебедки, Барт до предела намотал хлыст, а после вложил все силы в один-единственный удар коленом.

Вражеский робот взмыл вверх. Надежно удерживающий его хлыст с корнем вырвал у него правую руку. Барт еще подивился силе своего удара, прежде чем понял, что враг отступает, включив реактивные двигатели.

- Стоять! - взревел он и бросился следом.


Сигурд - Мэйсон, этот гир рабочий?

- А? Этот? Да, господин Ситан, но...

- Отлично! - Док хлопнул старика по плечу и бросился к кабине робота.

- Это исключено! - возопил управляющий. - Он все еще ремонтируется! Он еще не готов...

- Все в порядке, Мэйсон. - Сзади подошел Сигурд.

- Мастер Сигурд! Но как же... доктор...

- Не переживай, с ним все будет в порядке, - махнул рукой первый помощник. - Я бы на твоем месте больше волновался за робота...

Мостки разошлись в стороны. Гир качнулся вперед и сделал пару шагов. Взмахнул руками.

- Н-да... Пять лет прошло с тех пор, как я последний раз дрался... - усмехнулся Ситан. - Надеюсь, я еще не разучился это делать...

Из-за корпуса "Иггдрасиля" показался внушительных размеров робот. Он повернул голову в сторону Ситана, повел плечами и шагнул вперед.

Когда метнувшийся молнией ученый подскочил к нему, тот занес для удара руку и через миг понял, что падает, сбитый с ног мощной подсечкой.

- Эй! - проорал он по громкой связи.

И тут же, не дожидаясь, пока эта махина рухнет на пол, Ситан ударил его в грудь раскрытой ладонью. Потом еще и еще. Обозначившаяся на металле вмятина с каждым ударом становилась все глубже, пока ладонь ученого не пробила обшивку робота и, ухватившись за край дыры, не вырвала ее с солидным мотком проводов и дымящихся микросхем.

Взревев, враг бросился вперед.

Ученый отступил в сторону, сделал подножку, но противник на этот раз не попался на ту же уловку: подпрыгнул и взмыл к потолку.

Мимо пролетел лишившийся руки робот и следом за ним Барт, раскручивающий над головой пару хлыстов. Он уже почти догнал своего врага, но пара сорвавшихся с потолка гиров отбросили его назад. Сам же он едва успел укрыться за бортом крейсера, когда те вскинули винтовки и дали по нему длинную очередь.

Ситан высоко подпрыгнул, ухватил их обоих за ноги и швырнул на пол. Потом бросился следом, выставив вперед колено, в надежде впечатать их в металлические плиты, но те в последний момент откатились и бросились врассыпную.

- Парень, они используют "ускорители"! - заорал ученый.

- Чего? - отозвался Барт, и тут же упал на пол - по корпусу "Иггдрасиля" застучали пули.

- Наркотики, улучшающие восприятие и реакцию, - пояснил Док уже более спокойно, переключившись на закрытый канал связи.

- И что нам делать?

- Вырубаем их по одному. Нападаем вместе!

- Отличный план, - усмехнулся Барт. - Если нас раньше не изрешетят - не уверен, что моя обшивка выдержит даже одну очередь.

- Тогда постарайся под нее не попасть! Три, два, один - пошли!

Барт рубанул хлыстом по ближайшему гиру. Тот увернулся, ухватился за него и дернул на себя, направив на Бригандир дуло винтовки. А вот защититься от атаки Дока в таком положении ему уже не удалось - ученый выскользнул буквально у него из-под ног. Первым делом рубанул по руке, выбив винтовку, потом ударил врага в подбородок и, скользнув за спину, развернул его ко второму гиру.

Две короткие очереди аккуратно вошли в тело конвульсивно дернувшегося робота.

Подхватив упавшую винтовку, Док прицелился и нажал на курок. Отдача едва не опрокинула его гир, враг взмыл вверх и тут же по его ногам заскребли когти хлыстов Бригандира. Изо всех сил Барт приложил неприятеля о борт "Иггдрасиля", потом о пол, потом снова о борт и лишь после отшвырнул в сторону.


- Стой, дура! - заорал паренек, пытаясь удержать бегущую впереди девчонку. - Нам надо в жилой блок!

- Сам дурак! - возмущенно выкрикнула та. - Сам иди, если такой трус, а я... Ой! - она затормозила, и бегущий следом за ней парень налетел и едва не повалил ее на пол.

- Куда это мы бежим? - издевательски расхохотался Вэнс, нависнув над ребятами.

- У-убирайся! - икнула девочка.

- О! Может, заставишь меня? - Губы его изогнулись в безумной ухмылке, откинув со лба короткие волосы, он склонил набок голову и, предвкушая потеху, прошептал: - Интересно - а какой звук ты издашь, если я сделаю так...

Лапы робота потянулись к девочке. Мальчишка выбежал вперед, заслоняя ее собой, а потом они оба завизжали, зажмурив глаза.

С глухим металлическим звуком нога Вельталя врезалась в грудь робота, отшвырнув того в сторону и повалив на пол.

- Какого?!. - недоуменно взвыл Вэнс и задергался, пытаясь заставить гир подняться.

- Почему ты дерешься? - прошептал Фей, поднимая робота на ноги.

- Что? - Вэнс приподнялся и помотал головой. Потом стремительно вскочил. - Что за глупый вопрос?! Потому что это весело!

Он бросился вперед, сшиб Фея с ног и ухватившись за голову Вельталя когтистой лапой приподнял ее от пола, а потом вновь впечатал в него.

- Потому. Что. Это. Чертовски. Весело! - хохотал он, каждое слово сопровождая ударом.

"Тот старик назвал меня убийцей бога..." - отрешенно думал Фей. - "Но я не хочу такой силы... Не хочу. Не хочу! Не хочу!!!"

Волна пламени насквозь прошила вражеский гир, проделав дыру у того в животе, скользнула в сторону и обратила ногу противника в лужицу кипящего металла. Ухватившись за клешню одной рукой, другую Фей выбросил в направлении горла противника. Рука с хрустом оторвалась. Разжавшиеся пальцы отпустили голову.

- Фей! - раздался позади крик Ситана.

- Я знал, что ты придешь! - весело рассмеялся Барт.

Фей бросился к ним.

- Молодец, что пришел! - похвалил его Док. - Ты...

- Сверху!!! - Фей ухватил оба гира за руки и рванул на себя.

Секундой позже на то место, где они только что стояли, рухнул исполинских размеров бур, на добрых полметра уйдя в пол, а потом выпустил в стороны короткие конечности, обшитые толстыми слоями брони и, закружившись с чудовищной скоростью, бросился к Фею.

Огненный вихрь, сорвавшийся с рук юноши уже интуитивно, встретившись с этим жутким механизмом, разлетелся языками пламени, усыпавшими пол, но не навредил врагу.

Оба хлыста, которыми Барт синхронно рубанул по механическому монстру, были моментально вырваны с корнем, а Бригандир едва не лишился обеих рук.

- Ситан! - Фей попытался помешать ученому, выбежавшему вперед, но тот лишь отмахнулся.

- Все в порядке, Фей! Все назад! - это уже адресовалось десятку пиратов, собравшихся с другой стороны жуткой штуковины и уже готовых ринуться на нее.

Фей в ужасе смотрел, как вихрь из хищно сверкающих острых пластин и раздвоенных на концах лап вражеского гира приближается к ученому... а смотреть-то, как выяснилось, нужно было на Ситана. Который в последний момент резким движением, не замеченным никем, кроме систем Вельталя и Бригандира, выбросил руку вперед и застыл, чуть пригнув голову.

Чудовище замерло. Руку ученого со всех сторон обхватили острые лезвия буровой установки, но та была неподвижна. Док рванул руку на себя и отскочил.

Бур качнулся и упал на пол, покатился к стене, по пути набирая скорость и теряя конечности, а потом с оглушительным грохотом взорвался, осыпав все вокруг градом металлических осколков...


- Фух... - Барт выбрался из жалобно скрипнувшего Бригандира и спрыгнул на мостик, где уже стояли Фей, Ситан и Сигурд. - С... Спасибо, ребята! Спасибо... Фей! Если бы не ты, те ребята... - он помотал головой. - И тебе, Ситан, конечно, огромное спасибо! Как ты его, а?! Потрясно!

Он хлопнул каждого по спине и пошел прочь, слегка покачиваясь из стороны в сторону.

- Барт... - позвал Фей, но тот даже не обернулся.

- Ему крепко досталось, - Сигурд положил руку Фею на плечо. - Ему надо побыть одному, не волнуйся - скоро он придет в себя.

Юноша кивнул.

- Спасибо, Фей, - очень серьезно добавил первый помощник.

- Я... все еще не знаю, что мне делать.

- Фей...

- Но я понял - Барт сражается не ради себя, а ради других. Он идет по пути, в который верит. Он не желает никому зла, он тоже хочет, чтобы близкие ему люди жили в мире.

Сигурд и Ситан молча обменялись взглядами.

- Передо мной такого пути нет. Но он правильно сказал - я лишь убегаю... Мне нужно найти собственный путь, правильно, Док?

Ученый улыбнулся и кивнул.

- Если Барт этого хочет, я присоединюсь к вам. И, возможно, я найду свой собственный путь. К тому же, я не могу остаться в стороне после того, как увидел - какие ужасные вещи вытворяют одни люди с другими.

Краешком глаза Фей уловил, как Док и Сигурд вновь переглянулись. Так, словно, он задел их обоих за живое, но ни тот, ни другой не подали виду.

- Спасибо, Фей, - просто сказал первый помощник. - Идем, нужно как следует обдумать планы на будущее. Многие из нападавших бежали - больше здесь оставаться нельзя. У нас есть еще несколько запасных баз, но нужно подготовить все для эвакуации людей. Техники позаботятся о роботах и подготовят к отплытию "Иггдрасиль"...

6. Бледавик

- Молодой господин, - голос Мэйсона дрожал от негодования, - это недопустимо! Вы не можете так поступить!

Дверь в комнату Фея была полуоткрыта, и, разбуженный спором своих новых знакомых, он отчетливо слышал каждое слово.

- Ап! - Стоящий уже на пороге Барт круто развернулся и с вызовом посмотрел на дворецкого. - Не ты ли все это время втолковывал мне, что я принц, а не безродный бродяга?

- Да, но...

- А разве к моему титулу не прилагается свобода поступать так, как хочется мне?

- Но ведь не таким образом!

- Слушай, Мэйс, ты, кажется, сам говорил, что спасти Марджи - наша первостепенная задача!

- Да, Ваше Высочество, но то, что вы предлагаете - форменное безумие! Одно дело прокрасться во дворец под покровом ночи или заручиться поддержкой наемников и взять дворец штурмом... Но лезть туда в одиночку, в то время, когда в столице собралась добрая треть всей армии королевства, не говоря уже о базирующихся отрядах "Геблера"... Это самоубийство!

- Мэйс, ты опять сгущаешь краски! - опальный принц устало вздохнул. - Я буду не один, со мной пойдут Док и... и, надеюсь, Фей.

- Превосходно! Трое безоружных людей против армии королевства! Молодой господин, сдается мне, что вас прельщает возможность увековечить свое имя в легендах, как сделали это ваши благородные предки... Но хочу вас заверить - по-настоящему счастливы лишь те люди, имена которых никогда не попадут в анналы истории! Ваш же безумный поступок если и отметят летописцы, то разве что в эпитафии, потому что живыми вы из города не выберетесь!

- Мэйсон... ты верно служил моим родителям. Не будь тебя, Сиг бы точно не справился со мной. И я всегда прислушивался к вашему мнению, пусть и не всегда следовал советам. И сейчас как раз такой случай. Я чувствую, что это нужно сделать сейчас! Потом такой возможности у нас больше не будет.

- Возможности быть размазанными по пескам пустыни боевыми машинами Королевства?

- Мэйс, я решил.

Старик лишь издал жалобный стон. А Барт толкнул дверь и вошел в комнату.

Фей уже сидел на кровати и застегивал рубаху.

- О! Проснулся? - радостно воскликнул Барт.

- Вы и мертвого разбудите, - усмехнулся в ответ юноша. - Я так понял, ты собрался спасать Марджи?

- Ага. И надеюсь, что ты составишь мне компанию. Док уже согласился. К тому же, он весьма красочно живописал то, как ты умеешь драться голыми руками. Его послушать, так ты настоящий мастер боевых искусств!

- Глупости, - махнул рукой Фей. - Я знаю несколько простых приемов, но вот до Дока мне точно далеко. Вот он - настоящий мастер.

- И тем не менее, это очень ценное качество! К сожалению, никто из моей команды не умеет сражаться вне гиров. Разве что Сиг, но у него слишком приметная внешность, чтобы брать его с собой.

- Я так понимаю, лобовой атаки не планируется?

- Именно! Совершенно бескровная акция. Максимум - разобьем пару носов охране - все, как ты любишь!

- Я вообще драться не люблю...

- А я не люблю, когда в плену держат дорогих мне людей! - голос Барта на мгновение стал жестким, но тут же вновь смягчился. - Ну так что - я могу рассчитывать на тебя?

- Раз Док идет... То и я пойду с вами. Если с ним что-нибудь случится, я не хочу быть тем, кто расскажет об этом Юи...

- Жена? - деловито осведомился Барт.

- Да, он женат. А еще у него есть дочка - Мидори.

- Тогда... может, не стоит...

- Молодые люди, - в дверной проем просунулась голова Ситана. - Пока вы тут не решили что-нибудь за меня, я хотел бы заметить, что, в отличие от твоих наставников, Бартоломью, я не связан никакими обетами и вполне могу надавать вам обоим по шеям.

Парни смущенно потупились.

- Да не бойтесь вы, шучу, - усмехнулся ученый. - Когда отправляемся?

- Если Фей не против... - Барт обернулся к юноше и дождался его кивка, - то немедленно.

- Отлично. Тогда наведайся в штаб и передай это своей команде. А я, с вашего позволения, украду на часок-другой Сига.

- Хорошо, - кивнул принц.

Хлопнув по плечу Фея, он поспешил вслед за исчезнувшим за дверью ученым, но на пороге остановился, обернулся и добавил:

- Как-нибудь проведем с тобой небольшой спарринг, не против?

Фей пожал плечами.

- Я не против.

- Тогда обещай мне это, - серьезно попросил Барт.

С недоуменным видом юноша пообещал.

- Ты дал слово, - заметил Барт. - Теперь ты обязан его сдержать, так что... не смей умирать!

Его губы тронула легкая улыбка, и он исчез из каюты, оставив растерянного Фея наедине с самим собой.

Впрочем, одиночество его длилось недолго - в комнату просунулась взлохмаченная девчоночья голова, а следом за ней появились и прочие части красной, как рак, девушки, держащей в руках поднос.

- Привет, - улыбнулась Аня.

Быстро пройдя к маленькому прикроватному столику, она поставила на него поднос.

- Приятного аппетита! - Девушка хихикнула и молниеносно ретировалась.

Фей озадаченно почесал затылок, затем присел на угол кровати, придвинул к себе тарелку с ароматным супом бордового цвета, в котором плавали кусочки мяса и каких-то овощей, вооружился внушительных размеров ложкой и принялся за еду.


"Иггдрасиль" плавно замедлил ход и остановился в тени остроконечных скал и высоких барханов. Балластные цистерны наполнились сжатым до предела воздухом и исторгли из своих недр песок. Крейсер вынырнул на поверхность пустыни и тут же был вновь погребен под песками обрушившегося бархана.

Когда лучи палящего солнца вновь пролились на матовую обшивку корпуса, та в нескольких местах разошлась, обнажая черные гексагональные плитки солнечных батарей. Открывшиеся отверстия вентиляционных шахт шумно вздохнули, выпуская насыщенный углекислым газом воздух и потянули свежий, отфильтровывая песчаную пыль.

Распахнулись двери ангара, однако гиры не спешили выбираться на свет - это была не их битва, хоть пилоты оставались своих местах, готовые, в случае необходимости, немедленно прийти на помощь.

Вместо них из открывшегося люка вышли трое закутанных в плотную выцветшую ткань людей. Лица и головы всех троих были так плотно обмотаны ею, что оставались видны лишь узкие щелочки глаз. Тела их были опоясаны широкими кожаными ремнями, на которых с одной стороны висели тяжелые бурдюки с водой, а на другой - короткие изогнутые кинжалы без ножен, хищно сверкающие остро отточенной сталью. Путники, спешащие на грядущее празднество в столицу Королевства.

Барт, Ситан и Фей оглянулись, бросили прощальный взгляд на корабль. Каждый из них был уверен в успехе бесхитростного плана, но каждый готовился к худшему. Которое, как известно, лучше не поминать.

Передвижная база пиратов остановилась в двадцати километрах от города. На самой границе радаров, как утверждал Сигурд. Ближе подходить было слишком опасно, и маленькому отряду предстояло прогуляться по пустыне со всеми сопутствующими прелестями такого похода: слепящим солнцем; невыносимой жарой; неутолимой жаждой; утопающими по колено в песке ногами; назойливой пылью, лезущей во все незащищенные места; и полчищами гнуса.

По счастливой случайности, знакомства с последними представителями местной фауны Фей в свои предыдущие вылазки в пустыню избежал. Однако на этот раз судьба была к нему не столь милостива. Над первым же встреченным по пути пересохшим котлованом, о присутствии воды в котором напоминал лишь немного более темный песок на дне, кружилось целое облако мелкой мошкары.

Кровососущие гады заметили их явно раньше и лишь выжидали удобного момента. Менять маршрут следования было уже поздно. И Фею с Бартом пришлось собрать всю свою волю в кулак, чтобы не начать хлопать себя по телу, пытаясь раздавить назойливых насекомых, забиравшихся в складки одежды, лезущих в глаза, жалящих руки и лицо даже сквозь плотную ткань...

Ситан же, судя по его невозмутимому виду, особенного дискомфорта не испытывал. Шел себе впереди, окруженный черным облаком мошкары, лишь изредка оборачиваясь, чтобы удостовериться, что его юные подопечные все еще бредут следом.

Спустя два с половиной часа, перемахнув через гребень очередной дюны, они увидели столицу Королевства.

Рыжий от близости к воде песок вспарывали две отливающие изумрудным горы. Одна поменьше, другая побольше. Их подножья были усеяны домиками. Едва выглядывающие из песка землянки, теснившиеся у самых стен, и роскошные трехэтажные особняки - все они казались одинаково мелкими в сравнении с каменными исполинами. К вершине горы - той, что была выше, - взбегала узкая лестница (на деле насчитывавшая добрых полсотни метров в ширину), заканчивавшаяся у высокой стены, кольцом смыкавшейся вокруг увенчанного куполом здания.

- Вот он - Бледавик, - смахнув с лицевой повязки с десяток мошек, прокомментировал Барт. - На вершине горы стоит королевский дворец.

- Нам туда? - в ужасе спросил Фей.

- Ага! - кивнул Барт. - Не боись, прорвемся!

Но пугали Фея вовсе не силы Королевства, с которыми им предстояло столкнуться на своем пути. Он уже чувствовал, как дрожат сведенные судорогой ноги, которым придется взбираться по ступеням бесконечной лестницы...

На востоке послышался гул. Вначале слабый, легко заглушаемый жужжанием назойливой мошкары, через минуту он накрыл их тугой волной фальшивой тишины. Прижав ладони к ушам, все трое повернули головы в поисках источника шума. Им оказался летящий высоко над песками пустыни крейсер.

Это был тот самый корабль, который видели Ситан и Фей, выходя из леса. В тот раз он проплыл над ними, как тяжело груженный танкер по волнам спокойного моря. Сейчас он несся подобно боевому эсминцу, рассекающему тяжелые буруны бушующих волн.

Зависнув над городом, корабль сложил крылья, медленно стал снижаться и вскоре исчез из виду за более низкой горой.

- "Геблер"... - заключил Ситан. - Почему же они всегда так не вовремя?.. Идем.

Он сбежал по склону дюны и зашагал дальше. Фей и Барт, подгоняемые облаком гнуса, поспешили следом за ним.


Его Величество, пожизненно-посмертный властитель Королевства Ав - Шахан - был немолодым уже мужчиной, давно разменявшим пятый десяток лет. Ни у кого из придворных не повернулся бы язык назвать его красавцем - лысый, худощавый. Однако круглое, совершенно не волевое лицо правителя нельзя было назвать и отталкивающим. Густые черные брови, внимательные, глубоко посаженные глаза, тонкий изгиб губ - вечный призрак улыбки - все эти черты, складываясь вместе, вызывали у подданных монаршего величества весьма приятные эмоции. Те, в свою очередь, являлись гарантом мира и стабильности в Королевстве, но также были и источником многих сплетен, циркулирующих как внутри дворца, так и выползающих за его пределы.

Самыми распространенными были регулярно подкармливаемые новыми деталями истории о личной жизни владыки. Распространяли их, как правило, гвардейцы низших чинов да женская часть дворцовой прислуги, регулярно зажимаемая доблестными воинами в тихих закоулках родового гнезда династии Фатима. Шахан подозревал, что последние таким образом просто вымещают злость от того, что ни одной из этих вертихвосток до сих пор не удалось забраться к нему в постель, несмотря на все их усилия.

Впрочем, правителя это нисколько не волновало. Правды в том, что он утаскивает в свою спальню молоденьких мальчиков было столько же, сколько в наивных, пересказываемых горожанами баснях о том, что наследный принц, сын свергнутого правителя, не только жив, но и готовится поднять восстание, чтобы вернуть себе трон. Пусть говорят - народ всегда любил перемывать кости правительству, так зачем же отбирать у ребенка любимую игрушку?..

Правда же состояла в том, что личной жизнью Шахан жил отнюдь не в роскошной королевской опочивальне. Могильный холод камер, скрытых глубоко в горе королевской темницы; потайные комнаты, заставленные добытыми всеми правдами и неправдами приспособлениями для скрытого наблюдения; кипы доносов и доклады разведки - вот чем жил правитель.

О женщинах же он давно и четко сформулировал мнение, которое не менял еще ни разу - они есть зло в апогее. Нелогичные, неуравновешенные создания, способные разрушить даже самый гениальный из его планов своей непроходимой глупостью.

Шахан был гением. Или, во всяком случае, гениальным интриганом. Блестящий план по свержению династии Фатима он разработал сам и претворил в жизнь как по нотам... И все было чудесно - серия несчастных случаев, отравленный король и большая часть его семейства... А в результате все едва не пошло наперекосяк, когда поставленная перед выбором - свадьба или жизнь - овдовевшая королева плюнула ему в лицо и, вонзив себе в грудь кинжал, выбросилась из окна.

Запланированный почти бескровный переворот вылился в резню. Большая часть его наемников и вся королевская гвардия были убиты, по всему Королевству вспыхнули восстания. Столица едва не сгинула в разгоревшихся очагах беспорядков... Если бы не войска вовремя предложившей военный союз Солярианской Империи, конец был бы весьма плачевен.

Впрочем, большая часть всего этого покоилась в тайных архивах под грифом "совершенно секретно", а потому непосвященным мотивы Его Величества были неясны, и каждый в меру своей испорченности строил собственные предположения на его счет.


Подобрав полы темно-красной, вышитой золотом мантии, правитель сбежал по короткой лестнице в корабельный док. Флагманский корабль "Геблера" был уже там. Процедура стыковки как раз подошла к концу, и из открывшихся дверей шлюзового отсека вышли двое: высокий мужчина с пепельно-серыми волосами, облаченный в тяжелый плащ, и едва достававшая ему до плеча женщина.

О незваных "гостях" Шахан не знал практически ничего, как впрочем и многое, что касалось его таинственных "союзников", что являлось для него постоянным источником раздражения.

Лишь в первые недели после заключения союза он свято верил в легенду о симпатизирующей Королевству Империи, решившей на пару с ним прикончить старого врага и разделить меж собой его земли. Не прошло и месяца, а Шахан уже чувствовал, как руки элитного военного корпуса солярианцев сомкнулись на его горле, а чьи-то невидимые пальцы подвязывают к нему нити, за которые, как знал он из собственной богатой практики, так удобно дергать.

Не прошло и года, а он уже был послушной марионеткой в руках Империи. Лишь в те короткие мгновения, когда кукловоды оставляли его в покое, он мог вздохнуть с облегчением... и строить планы возвращения власти в свои руки.

Часть такого плана сейчас как раз сидела в самой верхней комнате самой высокой башни дворца. И хотя его разработка, не прекращавшаяся уже несколько месяцев, так и не дала результатов, явление командора могло спутать все замыслы.

- Рамсус! - Когда беловолосый приблизился к правителю, тот широко раскинул в стороны руки, словно хотел обнять старого друга, и расплылся в приторно-сладкой улыбке. - Признаться, командор, я совсем не ждал вашего прибытия! Поэтому простите за столь скромный прием... Я как узнал, что вы почтили мою обитель своим визитом - сразу же... незамедлительно...

Шахан ненадолго замялся, лихорадочно подбирая слова, должные одновременно и почтить "гостя", и не унизить его самого хотя бы в собственных глазах. Повисшая пауза растянулась до неприличия, и король поспешил сменить тему:

- Не знаю, друг мой, что привело вас ко мне, но должен заметить, что вы - настоящая находка! Правда-правда! Представить себе не могу, что бы я делал без вас и без ваших бравых ребят! Давеча они так отделали кислевцев на границе, что мне еще пришлось доплачивать собирателям - им попросту нечем было там поживиться - один песок да стальная крошка, представляете?! Молодцы они, просто... просто молодцы!

Остановившийся в паре шагов от него Рамсус никак не отреагировал на эту пламенную речь. Не дрогнули уголки сжатых в тонкую линию губ, не мелькнуло и тени в безразличных глазах. Дождавшись выжидательного взгляда правителя, он, ни слова не говоря, обогнул его, отстранившись от все еще раскинутых в приветственном жесте рук и подошел к стоящему за его спиной офицеру.

Это был рослый смуглый мужчина с широченными плечами. Лысый, но с короткой черной бородкой и рваными кусками бакенбард. Старательно отводя взгляд, он смотрел себе под ноги и то и дело нервно вытирал о форму взмокшие ладони.

- Вандеркаум...

- Командор, я... - Здоровяк поднял взмокшую голову, и в свете ярких прожекторов, освещающих корабельный док, стала хорошо заметна огромная гематома, расплывшаяся у него на лице, отчего то приобрело темно-синий, а местами лиловый оттенок.

- Ты подвел меня. Я только занял этот пост, а мои люди уже проиграли какой-то кучке оборванцев. Я разочарован.

- Командор, простите! Мы... я не ожидал, что нам будет оказано такое сопротивление! У них был гир новой модели, очень мобильный. Я не смог поймать его в прицел главного орудия и...

- Ты идиот!!! - внезапно взорвался Рамсус. - У тебя мышцы вместо мозгов! Только умственно отсталый кретин вроде тебя будет палить из осадной пушки по гирам!

- Я...

- Свободен!

Повернувшись на каблуках, Рамсус развернулся и двинулся прочь, вдоль выстроившихся в шеренгу солдат, призванных придать его прибытию хотя бы видимость торжественности.

Шахан торопливо зашагал следом, приподняв подол мантии, чтобы не запутаться в ее складках, а с лица провинившегося командира на мгновение исчез ужасный синяк, как впрочем и все прочие оттенки, оставив лишь болезненную бледность покойника, начисто лишенного крови.

- Г-госпожа Мианг... - сдавленно прохрипел он.

Следом за этим раздался звонкий удар пощечины, следы которого так же бесследно растворились в молочной белизне лица Вандеркаума. А помощница Рамсуса придвинулась к нему вплотную, упершись грудью в живот, обхватив его за шею, наклонила вниз и что-то зашептала на ухо, отчего залитое холодным потом лицо командира сравнялось по цвету с листом солярианской бумаги.

- В город стекается много людей, - сухо прокомментировал Рамсус, уверенно шагая по корабельному доку.

- Вы совершенно правы, мой друг, - покивал Шахан, поспешая следом. - Завтра в Королевстве великий праздник! Ровно пятьсот лет назад оно было основано и завтра отпразднует свой юбилей.

- Понятно, - без особого интереса кивнул Рамсус.

Позади раздались быстрые шаги, вскоре их нагнала Мианг. Оправив коротко стриженные волосы, она поравнялась с командором и молча зашагала рядом.

- Приглашаю вас и вашу очаровательную спутницу на завтрашнее празднество. После окончания официальной церемонии начнется турнир - превосходное зрелище, доложу я вам! Все лучшие бойцы Королевства съезжаются, чтобы сразиться за звание...

- Благодарю, мы подумаем, - оборвал его Рамсус. - Скажите, Шахан, почему о последних находках я узнаю из пьяных бредней солдат, а не из ваших отчетов?

- Ч-что?.. Ах! Вы о том оружии, которое недавно нашли в руинах неподалеку? Да-да, как же, помню... Но вы понимаете, командор - столько дел, столько дел... За всем ведь не уследишь! А пушечка великолепная! Наверное... да, наверное все те же пять веков и провалялась у нас под носом. И как только ее раньше не нашли! Хорошая пушечка... "Этос" нам очень помог с ее восстановлением. Послезавтра испытания, если вы у нас задержитесь...

- Меня это не интересует, Шахан. Всякими игрушками вы можете развлекать Вандеркаума. И оставьте свои попытки сделать из меня дурака - я говорю о Яшме.

- Яшме? - непонимающе улыбнулся правитель.

- Яшме Фатимы, Шахан! Хватит испытывать мое терпение, - в голосе Рамсуса зазвенела сталь.

- Ах, это... - протянул король, безразлично взмахнув рукой. - Да, да, есть, конечно, у меня Яшма эта... но только половинка. У девчонки забрали. Но где искать вторую, непонятно. Молчит, паразитка!

- Шахан, если я ничего не путаю и твои бравые молодцы в своем пьяном бреду болтали верно, то ты говоришь о пресвятой матери Нисана. Не стоит употреблять в ее адрес подобные выражения. К тому же - она ведь еще ребенок... и, я надеюсь, ты не сделал ей... ничего?

Они как раз добрались до конца длинной платформы и вошли в раскрытые двери лифта.

- Больно надо! - передернул плечами правитель. - Пальцем паршивку никто не тронул, как во дворец привели. Сидит себе в восточной башне. В туалет под конвоем ходит. С горничными общается, когда те ей еду приносят. А больше и не говорит ни с кем. Да вы не волнуйтесь, командор, я прекрасно осведомлен о том, что вы терпеть не можете все эти жути, вроде пыток или наркотиков. Я, знаете ли, от них тоже не в восторге, но сами понимаете - положение обязывает... Но к девчонке - ни-ни!

- Я рад, что ты проявили благоразумие, - холодно ответил Рамсус.

Мианг щелкнула по кнопке на панели лифта, двери закрылись, и лифт двинулся вверх.

- А мы... - неуверенно проговорил правитель.

- Вверх, - подтвердил его собеседник. - Я хочу поговорить с девочкой. Мианг составит мне компанию.

Его спутница едва заметно кивнула.

- Но... может, вначале отобедаете? С дороги-то... Примете душ? Зачем спешить?

- Шахан, ты ведешь себя подозрительно. Мы идем туда прямо сейчас. И если с девочкой хоть что-то случилось...

- Командор, - изменившимся голосом ответил ему король, - вы забываетесь! Пока я здесь правитель, а вы - мои гости. Я уважаю ваши заслуги перед Королевством, но если вы посмеете еще мне угрожать, то Императору придется назначить "Геблеру" нового главнокомандующего. Я понятно излагаю?

- Предельно... - после короткой паузы ответил Рамсус. В его холодных глазах читалась немая ярость, но лицо даже не дрогнуло.

- И перестаньте мне тыкать в конце концов! А что касается девчонки, то я уже сообщил вам, что с ней все в порядке. Можете идти - проверять, если хотите - допрашивать. Делайте с ней что хотите. Но если еще раз...

- Я понял, - кивнул Рамсус.

- Ну и отлично, - вновь изменившимся тоном ответил Шахан. - Вы не сердитесь - из-за этих праздников я весь на нервах... Да и вы с дороги притомились, вот мы и сцепились. Я потому и предлагал вам отдохнуть сперва. Но, вижу, лучше будет если вы и впрямь сперва убедитесь, что с девочкой все в порядке. А потом - присоединяйтесь ко мне в столовой. Побеседуем.

Динамики лифта коротко и мелодично вздохнули. Двери разошлись в стороны.

Шахан и его "гости" вышли. Прошли по устланному ковровой дорожкой коридору. Свернули за угол и подошли к двери, возле которой стояли двое солдат. Те вытянулись по стойке "смирно", выпятив вперед грудь и попытавшись втянуть животы.

- Главнокомандующий Рамсус и его спутница желают побеседовать с нашей гостьей, - объявил Шахан. - Когда они закончат, вызовите слуг - пусть проводят их в столовую.

- Есть, Ваше Величество! - гаркнули солдаты.

- Прошу, - Шахан приглашающе указал на дверь. А сам развернулся и быстрым шагом направился к лифту...


Девочка стояла на коленях на кровати и смотрела в окно. Услышав, как открывается дверь, она обернулась. В глазах на секунду блеснул испуг, быстро сменившийся любопытством. Оправив короткое красное платьице, она села на одеяло, поджав под себя ноги в белых чулочках. Вопросительно посмотрела на вошедшего.

- Ты кто?

Главнокомандующий вошел внутрь. Следом за ним - Мианг. Дверь закрылась.

- Я - Рамсус, а это - Мианг.

- А я Маргарита... или Марджи.

- Марджи, мы хотели бы кое-что узнать...

Девчушка просияла и выпалила единым духом:

- Я обожаю пирожные! В Нисане делали такие вкусные пирожные!

- Пирожные?

- Да! Я очень люблю пирожные! Правда, мне их не разрешали есть, но знакомая из кондитерского магазина приносила мне их каждый день! Я их тайком ела! А здесь почему-то не делают пирожные... Наверное, все кондитеры погибли на войне...

- Это плохо. - Рамсус присел на корточки рядом с кроватью. - Послушай, Марджи, я хочу спросить тебя о Яшме. Яшме Фатимы.

- А... - Девчонка мгновенно поскучнела, пожала плечиками. - Тот лысый дядька забрал ее у меня. Даже не принес взамен пирожных, как обещал!

- Это очень плохо. Я не очень разбираюсь в пирожных, но обязательно попробую достать тебе несколько!

- Спасибо! - Марджи расплылась в улыбке.

- Послушай, а ты знаешь, где вторая половинка?

- Половинка?

- Да, половинка Яшмы.

- Неа, - она пожала плечами.

- Жаль... Я еще зайду, завтра. Если достану пирожные.

- Я буду ждать! - девчонка вновь просияла.

Рамсус поднялся и улыбнулся ей. Потом развернулся и зашагал к двери.

- Ты красивый, - сказала ему вслед девочка. - Хотя и седой.

Он вздрогнул. По лицу скользнула болезненная гримаса. Стоящая рядом Мианг спешно взяла его за руку. Сжала его ладонь нежными пальчиками.

- Спасибо, - выдавил он из себя и, не оборачиваясь, вышел из комнаты.


Шахан удовлетворенно откинулся в кресле. Какое-то время он еще смотрел на вернувшуюся к своему наблюдательному пункту девочку, а потом, ткнув пальцем в совершенно гладкий участок стены, закрыл экран монитора массивной картиной.

Сцепив на груди руки, он задумчиво постукивал пальцами по костяшкам, обдумывая увиденное.

Надо было отдать должное - Рамсус сумел разговорить паршивку. До него это удавалось лишь горничным, таким бестолковым, что пытаться вызнать что-то через них - гиблое дело.

Радовало и то, что ничего нового она ему не рассказала, а значит этот альбинос ничем не помешает его планам. Он, конечно, может потребовать половину Яшмы, но что-то подсказывало Его Величеству, что он этого не сделает. В конце концов, он ведь не дурак, этот наглый солярианский уродец. Смекнет, что ему подсунут фальшивку, которую он вовек не отличит от настоящей, пока не достанет другую часть. Фальшивки, кстати, уже были готовы.

С другой стороны, Шахан и сам не знал, где искать вторую часть. Единственной ниточкой была эта малявка, которая либо виртуозно врет, либо и впрямь ничего не знает. С каким бы удовольствием он вколол ей "сыворотку правды" и вывернул наизнанку всю ее память! Но нельзя... Затянувшийся визит в Ав - это одно. А вот покушение на жизнь и здоровье Великой Матери Нисана вполне может развязать войну. Сам по себе Нисан ничего Королевству противопоставить не может. Но, ударившись в партизанщину, может серьезно напакостить в тылу, пока силы Кислева штурмуют дальние рубежи. Да еще этот Рамсус - борец за добро и справедливость! Мало ли что ему не нравится?!.. Вот только и с этим юнцом приходится считаться - слишком многое сейчас в Королевстве завязано на "Геблер". Даже если и удастся усидеть на троне, после открытой стычки с солярианцами Ав будет ослаблен, а кислевцы только того и ждут!

Шахан приложил пальцы к вискам и помассировал их, прогоняя подступившую к голове боль. Затем поднялся с кресла, прошелся взад-вперед по комнате, продолжая напряженно размышлять.

А еще кто-то из особо приближенных шпионит в пользу "Геблера". Рамсус сколько угодно может травить байки про пьяных солдат. Дураку ясно, что во дворце завелась "крыса". А Шахан дураком не был. И прекрасно понимал, что вот эта самая "крыса", будь она на стороне Кислева, могла бы причинить куда меньше хлопот! Ее нужно было вычислить, найти и помочь исчезнуть навсегда из этого мира. И сделать это нужно было как можно скорее. До того, как малявка проговорится или из каких-нибудь еще источников станет ясно - где искать вторую половину Яшмы.

В дверь постучали.

- Обед подан, - раздалось из-за нее.

- Хорошо, - коротко сказал Шахан.

Он направился к двери, но уже на пороге вновь обернулся, взглянул на картину и недобро усмехнулся.

"Ты расскажешь, все мне расскажешь!" - мрачно пообещал он ей.


В город они попали без проблем. Четверка солдат на воротах проводила скучающим взглядом закутанную с ног до головы троицу, даже не потрудившись выбраться из тени под небольшим навесом. Может, пару недель назад, когда в город только начали стекаться люди со всего Королевства, эти ребята и относились к своим обязанностям более ответственно, но сейчас они явно изнывали от жары и полностью отдались блаженной лени.

Оказавшись под защитой городских стен, все трое, не сговариваясь, стянули с лиц тряпки и с наслаждением вдохнули ароматы столицы. Те, кстати, были весьма разнообразны, чему немало способствовала широкая улица, начинавшаяся у ворот и идущая прямо к горе. Обе ее стороны были плотно облеплены торговцами всех мастей.

Прямо у ворот продавали сувениры. Маленькие костяные фигурки, стеклянные статуэтки, бесчисленные украшения из стали и пластика, отдаленно напоминающих серебро и драгоценные камни. Здесь пахло потом новоприбывших путешественников, плотной кучкой сгрудившихся у пары прилавков. Торговцев сувенирами здесь пребывало немало и ассортимент их товаров отличался не многим, чего нельзя сказать о ценах - чем дальше торговец стоял от ворот, тем заметно умереннее были его аппетиты.

Следом за ними шли продавцы одежды и обуви. Их лавки тоже пользовались популярностью, потому что редко кто из гостей Бледавика, - разве что те немногие, что могли похвастаться наличием личного транспорта и разрешением на его содержание в черте города, - прибывали сюда с тюками чистой сменной одежды. Большинство брали с собой лишь кошель, размеры и плотность которого зависели от состоятельности путешественника, предпочитая не волочь тюки одежды на своем горбу, а покупать все необходимое на месте. Чистотой, правда, продаваемые шмотки тоже не отличались, но благо с водой в столице проблем не было, постирать их никто не мешал. А поскольку выглядеть на предстоящем празднестве все хотели великолепно, то и запасы торговцев быстро скудели, а кошельки - полнели. Здесь запах пота смешивался с ароматами ветхих складских помещений и тяжелым дыханием обитавшей в них же пыли.

Едва Фей, Ситан и Барт поравнялись с прилавком последнего, который проводил их недоуменным и даже в чем-то обиженным взглядом, воздух наполнился запахом рыбы, который Фей для себя окрестил не иначе, как "вонь". Свежая она была или уже основательно протухшая, понять было проблематично. Местные старательно обходили прилавки стороной, а уже нагруженные одеждами и сувенирами гости столицы присматривались к этим "деликатесам". Понятное дело, что большинство жителей пустыни в глаза не видели речных и морских обитателей, да вот только и в окрестности Бледавика никаких больших водоемов не наблюдалось. Всю же рыбу, что разводили в бассейнах, в черте города, загодя скупали владельцы дорогих ресторанов. Так что несчастным гурманам еще предстояло печальное знакомство с отхожим местом после ближайшего ужина...

Дальше запахи смешались в совсем уж странный клубок. Торговцы разнообразными съестными припасами (помимо приснопамятной рыбы), местные бездомные, от которых разило имбирем и плесенью, удушающая вонь, поднимающаяся над решетками канализационных стоков и запах помоев из узких проулков меж домами... Поначалу и Фей, и Барт отчаянно старались не дышать, но, смирившись с настойчивыми позывами синеющего организма, быстро привыкли и уже перестали обращать на это внимание.

Стоит ли говорить, что толпы местных-обывателей, местных-торговцев, гостей-с-деньгами и гостей-обобранных не смолкали ни на секунду и рождали такой дикий гвалт, что троица даже не пыталась завязать разговор.

Следуя за уверенно шагающим мимо лоточников Доком, они свернули с главной улицы и пошли вдоль длинного ряда притиснувшихся друг к другу домов из некогда белого, а ныне серо-желтого от пыли и песка камня.

- Ситан, куда мы идем? - стараясь не кричать, спросил Барт.

- В гостиницу, - ответил тот. - Нам нужно где-нибудь остановиться на несколько дней. Не будем же мы ночевать на улице.

Фей и Барт синхронно взглянули в один из проулков, дохнувший им в лица ароматами разложения, и дружно замотали головами.

Когда позади осталось несколько первых кварталов, воздух стал заметно чище, как, впрочем, и улицы, и стены домов.

Потеснив местных торгашей, на обочинах дороги раскинулись газоны, шелестящие темно-зеленой травой. Впереди показались коричневатые рельефные стволы взлохмаченных пальм. С крыш двухэтажных строений свисали вьюнки, сворачивающиеся в маленькие зеленые лужайки на ограждающих балконы металлических сетках.

Где-то журчала вода, и вскоре Фей увидел сверкающие в солнечных лучах капли, летящие во все стороны от стоящего на небольшой площади фонтана. Его густо облепили мокрые с ног до головы парочки и резвящаяся детвора.

В стороны тянулись узкие желобки, проносящиеся вдоль газонов и питавшие растительность, которой становилось все больше и больше.

Остановившись у фонтана, все трое с наслаждением ополоснули руки и лица, смывая с себя песчаную пыль и остатки раздавленных насекомых. Вылив содержимое бурдюков, они заново наполнили их и напились сами.

После чего осмотрелись по сторонам.

Здесь людей было уже не так много. Местные в большинстве своем крутились вокруг приезжих, пытаясь вытрясти из них побольше монет, а те расползались по всему городу в поисках жилья.

Правда, в отличие от них Ситан не стал утруждать себя поисками. Поймав за рукав мокрой рубашки выскочившего из фонтана мальчишку, он присел рядом с ним, что-то тихо шепнул и вложил в ладонь монетку.

Мальчонка важно кивнул и улетучился. Вернулся он минуты через две, ведя за собой не молодого уже мужчину.

Вначале вручив мальчишке вторую монету и отпустив его, Ситан перебросился парой слов с мужчиной, отойдя в сторонку, видимо, чтобы Фей и Барт не мешали ему глупыми вопросами. Судя по удовлетворенным кивкам обоих, они пришли к взаимовыгодному решению. Мужчине была передана изрядная сумма, а взамен он отдал маленький прямоугольный кусочек картона и указал в сторону одной из улиц.

Ситан поблагодарил его, пожал руку и, махнув рукой подопечным, направился в указанном направлении.

- А что тебе дал тот тип? - поинтересовался Барт.

- Рекомендацию, - хмыкнул Ситан.

- То есть просто посоветовал, где можно остановиться? И ты ему за это столько заплатил?!

- Нет, конечно, - улыбнулся ученый. - Он нас порекомендовал хозяину гостиницы.

- То есть как это? Зачем?

- А затем, что завтра, как ты помнишь, состоится праздник. А в места проведения подобных грандиозных событий люди обычно начинают стекаться загодя. И хорошо еще, если за пару недель. Сейчас ты просто не найдешь ни одного свободного места во всем городе. Заняты и гостиницы, и частные дома. Приезжие заполонили город.

- Но тогда чем нам поможет эта... рекомендация? - удивился Фей.

- Все очень просто - она скажет хозяину о том, что у нас есть деньги. Если точнее - много денег. Мы будем платить за постой в несколько раз больше, чем наши соседи. А для таких клиентов каждый владелец гостиницы держит один-два номера. Вот в такой нас и пропишут.

- А денег-то нам хватит? - неуверенно поинтересовался Барт. - Я, честно говоря, не в курсе цен на жилье...

- Еще бы, - усмехнулся Док. - Не переживай, хватит. Сигурд в этот раз расщедрился, так что проблем с финансами у нас не будет.

- В этот раз? - прищурился Барт.

Ситан сделал вид, что не услышал и лишь ускорил шаг.

- Вот так вот... - Барт покосился в сторону Фея. - За моей спиной уже разбазаривают честно награбленное золото и устраивают какие-то подковерные игры. Кошмар!

Фей ответил ему улыбкой и поспешил вдогонку за уже прилично оторвавшемся доком.

- Два сапога пара... - буркнул себе под нос Бартоломью. - Господи, с кем я связался?!..

Ответа не последовало, и опальный принц побежал следом.


Гостиница находилась не то, чтобы на окраине, но довольно далеко от центра. Зелеными насаждениями здесь и не пахло, только на стенках дребезжали пожухлые листья редких вьюнков.

Была она внушительных размеров - большущее трехэтажное здание, возвышающееся над своими одноэтажными соседями. Полуистертая вывеска, на которой уже не было видно названия, все еще обещала усталым путникам отдых и удовольствия на любой вкус.

У входа стоял амбал, на голову выше Фея, и сверлил всех проходящих мимо тяжелым неприязненным взглядом.

Когда Ситан протянул ему бумажку-рекомендацию, он что-то недовольно пробормотал, но все же посторонился, пропуская всех троих внутрь. На Барте его взгляд задержался дольше всех. Но, видимо, лишь потому, что тот шел замыкающим. Тяжелая деревянная дверь за ними закрылась. Из царящего внутри полумрака дохнуло прохладой.

- Мест нет, господа, - донеслось из-за регистрационной стойки.

Бледный тип с изрядным брюшком и двойным подбородком, бережно уложенным на волосатую шею, отрицательно помотал головой, глядя на приближающегося ученого, видимо посчитав того глухим.

Ситан без лишних слов положил перед ним бумажку. Толстяк сгреб ее своей лапищей. Повертел в руках, зачем-то понюхал и, кажется, даже попробовал на вкус. Затем пожевал губами и вопросительно уставился на ученого. В итоге сам же прервал затянувшееся молчание:

- И что?

Ученый все так же молча высыпал перед ним целую груду монет.

Вопреки ожиданиям, они так и остались лежать на стойке под цепким взглядом мужчины. Минуты две он их изучал. Потом крякнул и отодвинул в сторону десяток монет. После проделал это еще с десятью. И так перебрал все выложенные доком деньги.

- Три дня, - хмуро сказал он.

- И питание, - тут же добавил ученый.

- Два и еда.

- Два дня, трехразовое питание на всех, вода, ванная... - ученый выложил на стойку еще десять монет, добавил: - И немного информации...

Владелец заведения неторопливо смел деньги в мясистую ладонь и ссыпал в карман. Затем кивнул ученому и окликнул охранника.

Тот просунул голову внутрь.

- Шестнадцатая, разберись, - коротко приказал толстяк.

Громила кивнул. Протиснулся в дверь и вразвалочку поднялся по скрипучей лестнице. Не прошло и минуты, как сверху раздался протяжный вскрик. Затем визгливая ругань. Вскоре охранник появился вновь, но уже волоча в одной руке внушительный чемодан, а в другой - брыкающегося тощего мужичка, проклинающего его на чем свет стоит.

Напротив стойки здоровяк притормозил. Поставил визжащего постояльца на пол и взглянул на хозяина.

Тот полез в карман, выудил четыре монеты и подтолкнул их в сторону подавившегося очередной репликой мужичка.

- Вы... вы... вы не имеете права! - пронзительно закричал тот. - Я заплатил! Мы договорились! Я буду жаловаться! Я...

После этого он придушенно взвизгнул, потому что громила, ухватив его за шею, оттянул ворот рубахи и ссыпал за шиворот четыре монеты. Затем, держа за воротник, встряхнул, подхватил чемодан и на вытянутых руках вынес их обоих из наружу. Где, судя по звукам, отвесил пару пинков, чем окончательно избавился от постояльца.

- Шестнадцатая, - любезно сообщил Ситану владелец гостиницы, протянув ключ и откинулся в стоящем за стойкой кресле.

- Поднимайтесь, я скоро приду, - кивнул спутникам Док, отдавая им ключ, а сам обошел стойку, нашарил взглядом стоящий в тенечке стул, пододвинул его поближе к креслу толстяка и о чем-то тихо спросил...


- Да, бывает и так, - смущенно улыбнулся стоящий на пороге Ситан.

Прикрыв за собой дверь, он оглядел их обитель: небольшая комнатка с одинокой кроватью в углу, маленьким столиком у стены и стоящие полукругом три стула. Пощелкав выключателем, он удовлетворенно отметил, что свет в их номере наличествует. Заглянул в боковую дверь - ванную - покрутил кран, выругался, когда торчащая из стены труба плюнула в него ржавой жижей, но затем сменил гнев на милость, убедившись что вода понемногу светлеет. Вернулся в комнату.

Озабоченно взглянул на стоящих у стены Фея и Барта.

- Вы чего? Устраивайтесь. Кто где будет спать? Лично я - на полу, вон в том уголке. Сейчас здесь такая парилка, что ночью, на кровати...

- Док, это не правильно, - хмуро пробормотал Фей. - Зачем ты так?..

- Фей... - ученый устало вздохнул. - Что не правильно? Что этой ночью мы будем спать, имея крышу над головой, а не на залитой помоями улице? То, что нам не придется сторожить друг друга, чтобы кто-нибудь из местных не прирезал нас во сне?

- А ему, значит, придется вообще не спать? - подал голос Барт, кивнув на закрытую дверь.

- Вы что - думаете я вас обманывал?

Оба парня красноречиво молчали.

- Фей, Барт, послушайте... я вам не лгал. Просто здесь и впрямь не было свободных мест, а хозяин решил, что ему приятнее видеть нас в своем заведении, чем того типа.

- Потому что мы больше заплатили, да? - Фей гневно сверкнул глазами.

- Ребята... - Док сел на кровать, обвел обоих печальным взглядом. - Я понимаю, что это выглядит не слишком красиво. На в конце концов мы идем спасать человека. И нам нужно хорошо отдохнуть перед завтрашним днем.

- Значит, если намерения благие, то можно идти по головам? - Фей впервые почувствовал, что злится на Дока. Он постарался заглушить в себе это чувство, но, видно, все было написано у него на лице.

Взглянувший на него ученый выглядел обиженно и подавлено. Но голос его прозвучал ровно и спокойно, как всегда:

- Иногда Фей, если намерения благие, можно идти и по мертвым. И не надо так на меня смотреть. Мы на войне и наше дело правое. На войне всегда гибнут люди, порой и те, которые ни в чем не виновны. Но если ты бросишься спасать их, то прольется еще больше крови.

- А если я не хочу, чтобы кровь вообще лилась?! Если я не хочу, чтобы люди воевали?! - выкрикнул Фей.

- А если они этого хотят? - мрачно резюмировал Док, поднявшись с кровати, подойдя к столу, и отбросив в сторону серый газетный листок, прикрывавший что-то лежащее на столешнице.

Барт вздрогнул. Фей же напротив, не понял ничего. Злость схлынула, на ее место пришло любопытство и непонимание. И он недоуменно разглядывал лежащие перед ним приспособления. Круглый цилиндр с плотно завинченной крышкой, несколько трубочек и длинная игла с пластмассовым расширением на конце.

- Что... - начал было юноша, но замолчал, глядя, как Барт бережно поднял газету, собирал в нее все со стола, поднес к узкому окну и с размаху швырнул на улицу.

Когда он обернулся, глаза его полыхали от ярости. Ни к кому не обращаясь, он зло прошипел:

- Когда я верну себе власть, то позабочусь, чтобы в моем королевстве не осталось и следа этой мерзости!

Ситан положил руку ему на плечо.

- Надеюсь, что так оно и будет. И мы... я помогу тебе в этом.

- Мы, - буркнул Фей. - Ты, как всегда, прав Док... Просто я...

- Я знаю, - улыбнулся ученый. - Ты не любишь, когда страдают люди. И это замечательно!

Фей кивнул, потом посмотрел на Барта, на Дока, неуверенно спросил:

- Так все же, что это было?..

- Наркота, - хмуро ответил принц.

Фей перевел взгляд на ученого, и тот, еще раз вздохнув, пустился в объяснения...


Был уже вечер. Фей и Барт остались одни. Фей лежал на полу, Барт, как особа королевских кровей, оккупировал кровать и потихоньку умирал в ней от жары. Ситана не было - пару часов назад он вышел, туманно объяснив, что нужно собрать разведданные, и растворился в полумраке улиц Бледавика.

Спать не хотелось абсолютно. За последние дни организм уже привык, что над ним регулярно издеваются и самым изощренным способом истязают, а затем, с упорством мазохиста, хотел еще. Фей как мог успокаивал его заверениями о том, что завтра будет трудный день, однако это так толком и не помогало.

Зато он первый услышал, как к двери их комнаты приближаются чьи-то шаги. Поступь была легкой, осторожной, женской.

Остановившись у двери, гостья с минуту стояла, прислушиваясь к неровному дыханию парней. Затем осторожно тронула ручку. Та повернулась, но дверь не открылась. Док не зря битых полчаса вбивал в головы обоих юношей правила поведения на случай "одни в большом городе". И ушел, в общем-то, со спокойным сердцем, услышав, как щелкнул за ним язычок замка.

Фей ожидал, что сейчас неведомая визитерша либо развернется и спешно уберется восвояси, либо он услышит, как в замке скребется жало отмычки. В общем, ни в том, ни в другом случае ничего хорошего юноша не ожидал.

Краем глаза он увидел, как шевельнулся на своем лежбище Барт. Потянул что-то из-за пазухи (пистолет у него там, что ли?).

И тут услышал стук. Тихий и осторожный. Порыв броситься открывать Фей задушил в себе на корню. Вместо этого продолжал лежать, затаив дыхание, и вслушиваться в дыхание стоящей за дверью женщины.

Спустя минуту стук повторился. На этот раз уже чуть громче и настойчивее.

Фей приподнялся. Бросил быстрый взгляд на товарища. Тот коротко кивнул, бесшумно соскользнул с кровати, встал возле стены так, чтобы стоящему в дверном проеме его не было видно.

- Кто там? - весьма не оригинально спросил Фей.

- Это вы, Ваше Высочество? Принц Бартоломью? - донесся из-за двери шепот. - Откройте пожалуйста, скорее!

Фей щелкнул задвижкой замка. Повернул ручку и осторожно потянул на себя дверь, готовый в любую секунду либо захлопнуть ее, либо отскочить в сторону.

На пороше стояла женщина. Полумрак скрадывал черты ее лица. Лишь серые глаза блестели в темноте.

Он потянулся к выключателю, но женщина поспешно остановила его:

- Не надо!..

Она скользнула внутрь и жестом попросила его прикрыть дверь.

- А где?.. - растерянно огляделась она, а потом остановила взгляд на принце. - Ваше Высочество!

Радостно повизгивая, она бросилась его обнимать.

- Спокойно, ты кто? - освободившись от ее объятий, спросил принц. - И почему ты называешь меня...

- Перестаньте, Ваше Высочество! - она махнула на него рукой, и тут же, извиняясь, добавила: - Ох, простите мне мою...

- Ладно, ладно, тише, - зашипел на нее Барт, удерживая пытавшуюся встать на колени женщину. - Лобзания моих бренных конечностей оставим на потом. Ладно, ты меня узнала. Скажи - кто ты, и... что нам теперь с тобой делать?

- Я? Я лишь скромная послушница, верная церкви и народу Нисана! - затараторила она. - Не надо со мной ничего делать, пожалуйста, я...

- Да тише ты, всех перебудишь! - вновь шикнул на не Барт.

Он оглядел женщину с ног до головы. Несмотря на отсутствие света, какая-то хламида и колпак, отдаленно напоминающие одежды сестер, и впрямь на ней присутствовали.

- Я была прислана сюда церковью, чтобы узнать - что случилось с Великой Матерью.

- Марджи?!

- Д-да, Мар... Маргаритой. Она отправилась с визитом сюда и пропала. На официальные запросы церковь получила ответ, что Великая Мать решила погостить здесь подольше, но мы... то есть... В общем, ее наверняка силой удерживают здесь! Меня послали, чтобы я вызволила ее и вернула в Нисан!

Фей и Барт снова переглянулись.

- Ваше Высочество, вы ведь тоже здесь для того, чтобы... спасти свою сестру, правда?

- Правда... - сдался наконец Барт. - Мы пришли, чтобы спасти Марджи.

- Хвала Всевышнему! - перекрестилась послушница и вновь попыталась оставить отпечаток своих губ на поспешно отдернутой руке принца. - Тогда идемте! Быстрее!

- Куда?! - удивленно воззрились на нее оба парня.

- Как?.. - Теперь уже удивление сквозило в ее взгляде. - Спасать Великую Мать, конечно!

- Что, вот прямо сейчас? Посреди ночи? Вломимся во дворец, перевернем там все вверх дном и... спасем?

- Ваше Высочество! Понимаю, что жителям вашего королевства свойственно считать верных слуг церкви умственно отсталыми личностями, но я хочу заверить вас, что это не так!

- Ну... извини, - растерянно развел руками Барт. - То есть, акт группового самоубийства ты не планировала?

- Конечно же, нет! Мы ведь должны спасти Великую Мать, а не умереть в казематах дворца! У меня уже все готово! То, что я встретила вас именно сегодня - предназначение! Я хотела одна отправиться этой ночью, но теперь... Вместе с вами... и вашим другом. Вместе мы точно освободим Маргариту!

- А поподробнее?

- Все уже готово, - вновь заверила его женщина. - Мне в дорогу дали денег. Много денег. Я подкупила нескольких стражников и они согласились сегодня... смотреть в другую сторону. Сестры поведали мне, как пройти во дворец. Тайный проход в глубинах горы приведет нас прямо во дворец! Я знаю, где держат Маргариту. Мы найдем ее, освободим, и незаметно убежим. А завтра, когда все будут на празднике, покинем город и убежим в Нисан!

- Но... мы должны подождать Дока... нашего друга, - заметил Фей. - Он ушел часа два назад и, наверное, скоро вернется...

- Нет времени! - резко оборвала его послушница. - Поймите, дорога каждая минута! Через три часа сменится караул и тогда нам будет не выйти из дворца. Нас схватят, едва мы высунем нос! Ваше Высочество! Пожалуйста! Это единственный шанс!..

Барт посмотрел на Фея. Тот лишь пожал плечами: в конце концов, не его же сестру они шли вызволять.

- Хорошо, - устало кивнул принц. - Идем. Только оставим Ситану записку. Хотя... уж и не знаю, в каком случае он будет волноваться больше: если не найдет нас на месте, или если увидит записку, вроде: "не переживай, ушли спасать Марджи"...

Мрачно хохотнув, он быстро нацарапал что-то на клочке бумаги, оставил его на столе, прижав стаканом с водой и вышел следом за Феем и спешащей увековечить себя в легендах послушнице.


Темнота навалилась со всех сторон. Света на улицах почти не было. Оконные проемы домов были окутаны мраком - обыватели и гости столицы спали, готовясь к насыщенному завтрашнему дню.

Они шли по пустынным безлюдным улочкам, оглядываясь по сторонам, хотя вокруг все равно ничего не было видно. Одна только послушница, шагающая впереди, казалось, видела в темноте и знала - куда им нужно идти.

Громада изумрудной горы понемногу приближалась. И от одного взгляда на переливающийся на ее гранях лунный свет Фею становилось не по себе. Сердце гулко колотилось в груди, чувствуя опасность. Оно и понятно - лезли-то прямиком в осиное гнездо. И не важно, что его обитатели сейчас мирно спали. Достаточно кому-нибудь будет коротко прожужжать, и... Да еще и Дока не было рядом. В общем, вся эта затея нравилась Фею все меньше и меньше.

Он поймал себя на мысли, что уголком сознания жалеет о том, что рядом нет его гира... Этого чудовища, внутри которого он последнее время чувствовал себя практически неуязвимым... А теперь сам себе казался слабым и безоружным.

Он встряхнул головой, прогоняя глупые мысли и подступающий страх.

Они свернули с улицы в проулок. Дошли до конца и остановились у глухой стены.

Послушница подошла к ней вплотную и принялась оглаживать камни руками. Наверное, в поисках нужного.

Всю дорогу они провели в полном молчании. И когда рядом с Феем заговорил Барт, юноша непроизвольно вздрогнул:

- А где держат мою сестру? - В голосе парня звенел металл.

Фей удивленно посмотрел на него. Тот же сверлил взглядом спину женщины.

- Маргариту?.. - медленно переспросила она. - В темнице, под дворцом.

Барт вздохнул. Взъерошил левой рукой волосы на голове и расхохотался, уткнувшись Фею в плечо.

- Прости, мой друг, за то, что тебе довелось путешествовать с таким идиотом, как я! - патетически воскликнул он.

Затем, отсмеявшись, посмотрел в спину застывшей женщины и с издевкой осведомился:

- Значит, ты послушница из церкви Нисана?

- Да...

- И церковь послала тебя спасти Марджи?

- Да...

- И ты нашла потайной вход во дворец, подкупила стражу?..

- Да...

- А Шахан держит пресвятую мать в подземельях дворца?!

Барт уже откровенно издевался.

- Да, - обернулась жещнина, в ее руке блеснул пистолет.

- Ваше Высочество и... Фей, да? Пожалуйста, без резких движений, поднимите руки над головой так, чтобы я их видела. Медленно, Ваше Высочество. Без глупостей. Пусть то, что вы сейчас держите правой рукой у себя за пазухой там и останется. Ну-ка, живенько! Не волнуйтесь, ничего лишнего у вас не останется - мальчики в этом помогут.

Краем глаза Фей углядел, как с крыши одноэтажного дома соскользнули две тени, приземлившиеся у них за спиной.

Барт посмотрел Фею в глаза.

- Прости, - одними губами прошептал он... а потом резко выбросил вперед правую руку, вытягивая что-то из-под одежды.

Громыхнул выстрел.

7. Побег из Бледавика

Бывают в жизни такие моменты, когда она вдруг исчезает у тебя из-под ног. А ты по инерции идешь, не замечая, что вместо привычных камней мостовой ты попираешь девственную пустоту, ведущую тебя в никуда. Но затем метроном мироздания замечает свою оплошность и поспешно подсовывает реальность обратно под грязные подошвы ботинок.

В большинстве случаев все проходит быстро и незаметно, однако некоторые события заставляют оглянуться назад. Недоуменно всмотреться в собственные следы на камнях и задуматься об отрезке времени, начисто выпавшем из памяти.

Обычно они подкреплены чьим-нибудь громоподобным басом у тебя над ухом (а в особо тяжелых ситуациях еще и чьей-нибудь клешней, сграбаставшей тебе за это самое ухо), вроде: "Совсем ослеп, что ли?!" или "Смотри, куда прешь, кретин!"

Порой его заменяет пронзительный женский крик, который, впрочем, уже через секунду становится приглушенным и едва слышимым за звоном в ушах, а ты лежишь на той самой мостовой и угасающим взором смотришь, как тягучие алые капли орошают здоровый обломок кирпича.

Бесконечный список серий подобных событий уже давно вписал себя в законы вселенной, а те надежно отпечатались в подкорке каждого живого существа.

Именно поэтому, когда позади раздались звуки падающих тел, придушенный женский крик достиг верхней ноты и с тихим стуком оборвался, а кто-то легонько похлопал его по щеке, наивно пытаясь своим шепотом пробиться сквозь тугие пробки, забитые в уши, Фей всмотрелся в черное покрывало, застилавшее взор, и с удивлением отметил, что совершенно не помнит, когда он закрыл глаза.

Похлопывания стали сильнее и их вполне можно было уже классифицировать как несильные пощечины, раздающий которых твердо решил достучаться до мыслящей части сознания юноши.

Открыв глаза, Фей увернулся от очередного удара и удивленно воззрился... на Дока.

Ученый озабоченно всматривался ему в лицо и продолжал что-то говорить. Во всяком случае, губы его шевелились, хотя никаких внятных слов Фею расслышать не удалось.

Наконец окружавшая его сфера тишины осыпалась градом звенящих осколков, и до измученного слуха юноши добрались слова ученого:

- Фей, ты меня слышишь? Фей? Ты в порядке?

Он кивнул и задал встречный вопрос:

- Док, ты?..

- Я, - и глазом не моргнув, ответил Ситан.

- Но откуда?! Как ты нас нашел?

- Да уж, - подал голос молчавший до того Барт. - Вот и мне интересно - как?

Опальный принц наматывал на руку длинный алый хлыст.

- Да я вас и не искал, - пожал плечами ученый. - Просто шел следом, вот и все.

- Следом за нами?..

Фей обернулся и чуть не споткнулся о лежащие на земле тела существ, отдаленно напоминающие человеческие. Во всяком случае, он никогда не видел людей таких габаритов и с трудом верил в саму возможность их существования даже сейчас, когда парочка оных, тяжело сопя, лежала прямо у него под ногами.

Ситан кивнул наверх:

- По крышам.

Фей послушно посмотрел на крышу того дома, откуда и спикировали двое громил.

- Ааа... - начал было он, но его прервал Барт:

- Да что тут неясного? Твой... друг оставил нас одних, сам вышел, уселся на крыше одного из домов и стал ждать, пока мы, как два идиота, не увяжемся за этой бабенкой! Так, "Док"?

- Не совсем, - с непроницаемой улыбкой ответил тот. - Я еще успел пробежаться по городу и кое-что выяснить касательно нашего предприятия, потому что был уверен, что немного времени у меня в запасе есть. Потом вернулся, убедился, что вас еще никуда не утащили и... да, забрался на крышу и стал ждать.

Барт наконец поднял голову и одарил ученого хмурым взглядом.

- И не надо делать такое лицо, Ваше Высочество, - хмыкнул Узуки. - Никто не виноват, что вашу физиономию здесь знает каждая собака. Во всяком случае, каждая, состоящая в тайной полиции при дворе Шахана.

- Ты ведь сразу ее заметил, да? - мрачно осведомился Барт.

- Нет, - пожал плечами ученый. - Но я был уверен, что кто-нибудь тебя обязательно узнает. В крайнем случае, я рисковал полночи просидеть на продуваемой всеми ветрами крыше, зато был уверен, что на утро все части тела будут у вас на месте.

- А предупредить слабо было? - Эта реплика прозвучала уже не столь враждебно, и больше походила на ворчание, мгновенно разрядившее обстановку.

- Так было бы слишком скучно! - рассмеялся ученый.

Впрочем, смех его быстро угас. Он посерьезнел и осмотрелся. В тупичке лежали три тела. Два гориллоподобных амбала и держащаяся обмякшими руками за горло женщина. Судя по неровному дыханию всех троих, покойников среди них не было.

- Давайте-ка оттащим этих двоих туда, подальше, - заключил Док, и вместе с Бартом они проворно уволокли одно тело к стене, у которой лежала лже-сестра.

- Послушайте... а разве в этих домах никто не живет? - спросил продолжавший стоять Фей.

- Жив... вут, конечно! - ответил Док, поднимая за руки второе тело. - Я ведь уже говорил - сейчас в Бледавике нет ни одного незанятого дома. Я вообще удивлен, как никто еще не додумался сдавать приезжим крыши. Там, кстати, достаточно удобно. Только какой-нибудь тент поставить и можно жить!

- Но тогда почему... почему никто не бежит сюда? Она ведь стреляла в нас! Сюда уже половина района должна была сбежаться!

"Опустив" грохнувшееся наземь тело, Ситан и Барт обменялись кислыми улыбками.

- Даже во времена правления его отца, - ученый кивнул на вздохнувшего принца, - местные жители не славились ни законопослушностью, ни любовью к ближним. Рано или поздно к такому состоянию приходят жители любого столичного города. Никого не волнует, что случилось с его соседом. Только в деревнях, вроде нашей, да, наверное, еще в Нисане - но Нисан это отдельный случай - когда в дом одного человека приходит беда, соседи всячески стремятся помочь. В прочих местах, люди если и сбегутся, то просто лишь затем, чтобы поглазеть на чье-то горе. А что касается Бледавика... с приходом к власти Шахана местные жители сдавлены тисками страха перед тайной полицией, армией, а теперь еще и расквартированными войсками Солярианской Империи. Мы можем взорвать полгорода, а вторая будет мирно спать в своих кроватях или старательно делать вид, что спит.

- А эта самая тайная полиция?..

- А вот чтобы не попасть к ней в лапы, - перебил Барт, - я предлагаю завязывать с болтовней, сделать дело и поскорее убираться отсюда! Ситан, что с ними? Они видели меня, видели Фея. Нужно... нужно сделать так, чтобы несколько дней они не могли никому об этом сообщить... Конечно, если они еще этого не сделали... Спрячем их?

Ученый покачал головой.

- Сообщать они никому бы не стали. Ты настолько лакомый кусочек для любого из них, что вырвать тебя из их зубов можно только с челюстью. Кто же захочет делиться славой и наградой за твою голову?.. А что касается спрятать... Разве что под землю. Там их вряд ли кто-нибудь найдет в ближайшие дни...

- Убить их?! Док, но так же нельзя! - В груди Фея разгорелся настоящий пожар.

На мгновение ему показалось, что по лицу ученого скользнула тень, преобразив его в маску ледяного расчетливого спокойствия. Но наваждение рассыпалось в прах, едва на губах у Ситана заиграла знакомая улыбка. Добрая и понимающая.

- Конечно, нет, Фей.

Он наклонился над женщиной, сдавил двумя руками ей горло, поднял большими пальцами подбородок, пробежался остальными по затылку. Потом повторил то же самое с бугаями.

- Насчет пары дней не скажу, но часов двадцать они точно в сознание не придут. А после того, как очнутся, у них будет настолько сильно болеть голова, что я очень сомневаюсь, что о сегодняшней ночи в ней останутся хоть какие-нибудь воспоминания... А теперь давайте-ка и впрямь поспешим и вернемся в гостиницу. Не стоит понапрасну искушать судьбу.

И, развернув за плечи обоих подопечных, он легонько толкнул их в спины, направив в нужную сторону.

- А все-таки нам повезло! - кисло улыбнулся Барт. - Если бы этот лысый ублюдок относился с большим вниманием к подбору кадров в тайную полицию, то на месте этой косой дуры могла бы оказаться более меткая дама, и тащили бы вы сейчас мое бездыханное тело с дыркой во лбу!

- Конечно, - ответил Ситан. - Кстати, Ваше Высочество, по возвращении в гостиницу нам с вами предстоит обсудить кое-какие аспекты вашего поведения.

- Чего? - возмутился опальный принц.

- Начнем мы с выражений, которые не пристало употреблять наследнику престола.

- Твою мать... Уверен, без Сигурда или Мэйсона здесь не обошлось! - выругался парень.

- Вы весьма проницательны, Ваше Высочество, - усмехнулся ученый. - Они оба взяли с меня слово, что я буду приглядывать за вами, и выдали подробные инструкции.

Барт пространно высказался о том, куда они "все" могут идти со своими инструкциями, и поспешил вперед. Фей невольно подстроился под него, и они быстро оторвались от неспешно бредущего следом Дока.

А тот на минуту остановился, запустил руку в карман и, выудив сплюснутый комочек металла, задумчиво повертел его в пальцах, после чего щелчком отправил в сторону и поспешил следом за подопечными.


Утро деликатно ворвалось в их комнату вместе со стуком, треском и грохотом бьющейся посуды. Вскочивший с пола Фей ухватил летящий в лицо резиновый мяч и, ошарашенно хлопая глазами, подошел к окну, за которым подняла ор играющая на улице ребятня.

Его появление с мячиком в руках столпившиеся внизу мальчишки встретили радостным криком и рассыпались в благодарностях, когда мячик вернулся к ним. Минуту спустя на присыпанной песком улице остались лишь размазанные следы босых ног, обладателей которых словно ветром сдуло, едва из дверей гостиницы показался вышибала с твердым намерением, хорошо читавшимся на квадратной физиономии, оторвать кому-нибудь ноги.

Отойдя от окна, Фей перешагнул через нижние конечности сползшего с койки Барта и насмешливо поинтересовался у того:

- Ну что, проснулся?

Его Высочество вяло огрызнулся, зевнул и потянулся. Потом, щурясь от бьющего в глаза солнца, взял со стула одежду и скрылся за дверью ванной.

В замочной скважине заскрежетал ключ, и, после скоротечной борьбы с дверью, на ее пороге возник Док. По его довольной улыбке можно было судить, что он разузнал еще что-то касательно предстоящего похищения и, видимо, окончательно определился с планом действий.

- Проснулись, - констатировал он.

- Разбудили, - зевнул в ответ Фей.

- Завтракали?

Юноша лишь растерянно оглянулся на осколки тарелок на полу и пустующий стол: дескать, а чем завтракать-то?

Ситан возвел глаза к засиженному мухами потолку и, молча развернувшись, вышел из комнаты. Через пару минут он вернулся, неся перед собой не очень чистую доску с тремя тарелками, над которыми вяло поднимался жидкий парок.

Дверь ванной в этот момент открылась, явив присутствующим омытый водопроводной водой торс Его Высочества, чей ясный лик от мира скрывало серое полотенце (естественность оттенка которого моментально подверглась сомнению), из-под которого свисала вереница сосулек слипшихся волос.

Полотенце несколько раз втянуло воздух, после чего сползло с носа Барта, и тот радостно возгласил:

- О! Еда!

Добытая Доком пища оказалась, может, и не очень вкусной, но определенно сытной. Во всяком случае, наелись жирным бульоном с ошметками подозрительного вида мяса и безвкусных овощей все довольно быстро. После чего на ученого уставились две пары вопрошающих глаз.

- Так, - удовлетворенно проговорил тот. - Что я узнал... Начну с плохого. На корабле, который мы вчера имели счастье наблюдать, в столицу прибыл главнокомандующий "Геблера" Рамсус.

- Твою мать! - с чувством высказался Барт.

- Ваше Высочество...

- Его мать! - охотно поправился принц. - Ладно, давай дальше. Чем еще ты нас порадуешь? Марджи еще не решили переправить в поднебесный город?

- Нет, на этом плохие новости кончаются, - усмехнулся ученый.

- Ну, валяй, давай тогда хорошие. Надеюсь, они смогут перевесить солярианский боевой корабль с экипажем на борту и самого опасного человека в Королевстве...

- Вполне, - заверил ученый. - Сегодня состоится большой турнир. А теперь угадайте - где будет большая часть стражи и помянутый командор в компании Шахана?

- Угу, - мрачно кивнул Барт, задумчиво скребя ложкой по дну тарелки, - вот только все это будет происходить на дворцовой площади, аккурат напротив входа.

- А что - других входов во дворец нет?

- Ситан, и ты туда же! - взвыл Барт. - Нету! Не рыли мои предки никаких секретных проходов под стенами замка! Он, знаешь ли, изначально создавался как крепость, а не проходной двор!

- Ничуть в этом не сомневаюсь. Зато твои благородные предки позаботились о чистоте своего жилища и снабдили его великолепной канализацией...

- Стоп! - Барт вскочил на ноги. - Я понял, куда ты клонишь. Так вот - нет!

- Что - "нет"? - притворно удивился ученый.

- Все - нет! - категорично отрезал принц. - У тебя же на лбу написано, что ты хочешь запихнуть меня в этот калоотстойник! Вот если такой умный - сам туда и полезай! Не королевское это дело, по горло в дерьме бултыхаться!

- А я плавать не умею, - не то с издевкой, не то на полном серьезе ответствовал довольный ученый. - К тому же кто-то ведь должен страховать Фея на турнире!

- А Фей знает о том, что он в нем участвует?

- Уже знает, - улыбнулся ученый.

- Но... зачем, Док?! - Фей растерянно глядел на друга, пытаясь разглядеть на его лице что-нибудь помимо довольного выражения добравшегося до сметаны кота.

- Нам нужно потянуть время, - пожал плечами Ситан. - Ты прекрасно дерешься, и не только внутри гира. Я бы сказал, что боевое искусство у тебя в крови. Уверен, ты сможешь продержаться на ринге достаточно долго и приковать к себе внимание зрителей, а Барт в это время проберется во дворец по системе сливов, найдет Марджи и тем же путем они убегут оттуда.

- Ага, то есть я еще и сестру должен туда волочить! - Барт вскочил с места. - Да это не план, это какое-то издевательство, на грани смерти и идиотизма! Фею вообще нельзя там показываться! Мало того, что его физиономию могли отснять и отправить с транспортника на базу, как, кстати, и твою! Так потом его еще видела эта монашка, молчание которой подкреплено только твоими предположениями! И, наконец, этот турнир - туда съезжаются лучшие бойцы со всего Королевства! Да его там просто размажут по площади в первом же ра...

Его речь оборвалась, споткнувшись вместе со своим обладателем, о выпорхнувшую из-под стола ногу ученого. Свернувшись в одно короткое, но емкое слово, она устремилась к полу, а потом зависла в паре сантиметров над ним, отчаянно хрипя и чертыхаясь.

- Да отпусти, задушишь! - сдавленно просипел Барт, и держащий его за шкирку Фей послушно разжал пальцы.

Поднявшись и отряхнувшись, Его Высочество молча прошествовало в ванную и долго умывало там помятую физиономию. Потом вышло, обвело спутников сумрачным взглядом, махнуло рукой и молвило:

- Ну, и черт с вами! Пошли. Но если я утону в фекалиях, я до конца жизни буду преследовать вас вонючим призраком!

- Вот и хорошо, - подвел итог Ситан. - Тогда собираемся и в путь. До начала осталось два часа, а нам еще вверх карабкаться...

- Ага, а "нам" - вниз, - буркнул Барт.


Владелец гостиницы если и был удивлен столь ранней выпиской постояльцев, да еще таких, которым даже не пришлось говорить, что уплаченные вперед деньги возврату не подлежат, то виду не подал. Наоборот - расплылся в некоем подобии неумелой улыбки и пожелал удачи во всех начинаниях.

Про себя Фей отметил, что удача - это то немногое, на что они сейчас действительно могут надеяться. План Дока нравился ему не больше, чем Барту. Уверенности ученого в грядущих победах на турнире он не разделял. Ведь даже Доку он не годится в подметки, а уж если речь идет о лучших воинах Королевства... Пророчество Барта относительно его скоропостижной кончины пудовой гирей висело над головой.

Но одного взгляда на ученого, источавшего волны уверенности, хватило, чтобы прогнать подальше пораженческие мысли. В конце концов, Док еще ни разу его не подводил и ему можно верить. Наверняка у ученого есть и запасной план, и сам он не зря вызвался его страховать. Все будет нормально! Главное - не думать о том, что весь их замысел держится на опорах изменчивых вероятностей, и, глядишь, все обойдется.

Следуя за уверенно шагавшим Ситаном (и когда только он успел изучить все хитросплетения узких проулков?!), они вышли в маленький дворик, спрятавшийся между чуть подавшихся в стороны домов.

Он был пуст, если не считать пары грубых низких скамеек и стальной решетки посередине, проржавевшие прутья которой были обмотаны толстой цепью с массивным навесным замком.

Покосившись на Дока, Барт подозрительно принюхался, но, так и не сумев учуять ничего, кроме тяжелого запаха паленой шерсти, сочившегося откуда-то издалека, сдался.

- Ну, что - будем ломать?

Ситан запустил в карман руку и выудил на свет ключ. Тот, в отличие от замка, поблескивал отполированным металлом и едва не лучился на солнце.

- А ключ-то у тебя откуда? - со вздохом спросил принц.

- Выменял у какого-то мальчишки, - пожал плечами ученый. - Он играл неподалеку в прятки и это место не раз использовал, чтобы исчезнуть из поля зрения друзей. А он стащил его у какой-то старушки, которая вроде как должна была приглядывать за этим местом, но о своих обязанностях давно позабыла.

На языке у Его Высочества крутилось много нелицеприятных слов в адрес ученого, его планов, действий и ценных знакомств, но он смолчал. Взял протянутый ключ и, немного повоевав с замком, расстегнул цепь и поднял решетку.

Вопреки ожиданиям, та не заскрипела, а лишь тихонько затрещала, когда вниз песком посыпалась иссушенная ржавчина.

- Мне прямо щаз туда лезть? - вопросил принц.

Док взглянул поверх его головы туда, где из-за крыши дома виднелась верхушка возвышавшегося над городом дворца.

- Думаю, да. И, скорее всего, придется поторопиться, чтобы не опоздать к началу представления... После того, как все кончится - встречаемся здесь. Если через два часа после окончания турнира вас здесь не будет, мы пойдем к воротам и будем ждать там.

Барт вздохнул, потом пожелал спутникам удачи и "солдатиком" нырнул в канализационный колодец.

Через секунду из него донесся звук удара, шуршание ржавчины под скользящим вниз телом и ругань, свидетельствовавшая о том, что Ав еще не лишился законного наследника.

- Здесь высоко и есть лестница, - негромко сообщил Док в темноту.

- Спасибо, что предупредил! - огрызнулась та и вскоре стихла, прошуршав по камням где-то внизу.

Док осторожно прикрыл решетку и намотал на нее цепь, повесив замок так, чтобы со стороны тот казался закрытым.

- Теперь наша очередь, Фей, - проговорил он. - Идем, нужно успеть к началу турнира, чтобы твою кандидатуру не сняли за неявку.

- Так мне даже записываться на него не надо?

- А я тебя уже записал!

Покинув двор, они еще немного пропетляли по проулкам, а потом вышли на относительно широкую улицу, где влились в плотный поток оживленно болтающих и смеющихся людей, двигающихся к замку в предвкушении зрелища.


Прошло около получаса с тех пор, как Бартоломью спустился в подземелья родного города. Показавшийся в первые секунды непроницаемым мрак выцвел, и из-под него стали видны очертания углов. В стороны разбегались темные своды каменных тоннелей, стены которых обильно поросли плесенью. Впереди сумрак расчерчивали тусклые лучики света, льющегося из узких колодцев вверху.

Особенной вони здесь не было. Лишь запах застоялого воздуха и такой же воды, словно ступаешь по укрытому под землей болоту. Пол несколько раз попытался выскользнуть у него из-под ног, но под ударами рельефных подошв быстро одумался и замер, пропуская принца вперед.

Стараниями Ситана экипированный компасом и бледным карманным фонариком, Барт не опасался заблудиться и уверенно шагал вперед, стараясь, по возможности, не очень шуметь, хотя и сомневался, что в атмосфере всеобщей праздной шумихи кто-то будет прислушиваться к доносящимся из-под земли шорохам. Несколько раз он натыкался на перекрытые металлическими прутьями ходы, но всякий раз рядом находился обходной путь, который вначале сворачивал в сторону от прямого маршрута к замку, но на очередной развилке ложился на прежний курс.

За новым поворотом тоннеля отступивший было мрак вновь попытался сгуститься, пользуясь тем, что свет из ближайшего колодца тусклой ниточкой вился где-то на пределе видимости, а выключенный за ненадобность фонарик Барт положил в карман. И именно в тот миг, когда принц вновь взял его в руку и тусклый рыжеватый свет скользнул по камням, пол исчез из-под его ног, и юноша, успев лишь отметить про себя этот факт, полетел во тьму.

"Наверное, здесь тоже высоко, и была лестница..." - невесело подумал он про себя.

А затем что-то не столько твердое, сколько плотное, больно стукнуло его по груди и лицу, обдало обжигающим холодом и поволокло вниз, тугой пленкой смыкаясь над головой.


При ближайшем рассмотрении ведущая в гору и кажущаяся снизу бесконечной лестница оказалась чередой террас, связанных короткими ступенчатыми перемычками. Некоторые были узкими, чуть шире метровых ступеней. Иные насчитывали не один десяток метров в ширину, и уставшие люди, утирая с лиц крупные градины пота, присаживались на них, переводя дух.

Фей и Ситан прошли уже две трети пути, и до вершины оставалось каких-нибудь несколько сотен шагов. Док, как ни в чем не бывало, шагал вверх, не сбавляя и не наращивая темпа, а вот юноша держался из последних сил. Ноги ныли так, словно он прошел вдоль и поперек всю пустыню, и отказывались разгибаться, а разогнувшись, отвечали тянущей болью на попытку хозяина сделать еще один шаг. Общее состояние усталости тоже накапливалось, и вкупе с жарящим макушку взобравшимся на небосвод солнцем, грозило в скором времени вышибить из него дух и оставить сушиться на солнышке, обмякнув безвольным кулем. Мысли о предстоящих боях - впрочем, каких тут боях - всего об одном бое - вызывали ужас и тошноту.

В очередной раз утерев рукавом лоб и обведя взглядом таких же вымотанных, как и он сам, людей, он на мгновение застыл, изумленно глядя, как исчезает в толпе бредущих впереди людей... призрак, призрак из прошлого.

Мальчишка. Мелкий, но с огромной головой и густой шевелюрой рыжих волос.

Фей мотнул головой, зажмурился, а когда открыл глаза, от видения ни осталось и следа. Впереди были лишь серые спины бредущих людей. Да еще порхал краешек одеяния Дока.

- Ты из Лахана, да? - от неожиданности Фей вздрогнул и резко обернулся.

Двумя ступенями ниже стоял довольно высокий - на полголовы выше Фея - человек. Несмотря на жару, он был плотно укутан в пыльный темно-синий плащ, а из-под капюшона выглядывал краешек какой-то маски. Он поднял голову, и Фей поежился под взглядом бутафорской рыбьей морды, смотрящей на него пустыми провалами глазниц.

- Увидел кого-то знакомого? - поинтересовалась неподвижная маска.

- А вам-то что? - Фей и сам не заметил, как ответ сорвался с его губ.

- Ничего, - маска тихонько засмеялась. - Но я был бы не прочь посмотреть на ваш бой. До скорой встречи... Фей.

- Откуда ты знаешь...

Маска лишь еще раз рассмеялась и, скрывшись под капюшоном, исчезла. Человек в плаще обогнул юношу и быстро взбежал по лестнице, мгновенно затерявшись в толпе.

- Фей! - из оцепенения его вывел окрик ученого.

Ситан сбежал вниз, огибая вяло огрызающихся людей, и тронул его за плечо:

- Что с тобой?

- Я... кажется, видел Дэна...

- Дэна?! Здесь? - Ситан огляделся по сторонам. - Навряд ли Фей... Что...

- Я понимаю, Док. Ему здесь нечего делать, мне могло просто показаться...

- Ну, вот и славно, давай...

- Но тот человек в плаще...

- Что? Какой человек? - Док вновь огляделся по сторонам.

- Он уже ушел. Мужчина, чуть выше меня. В синем плаще и с рыбьей маской на лице. Док, он знал, что я из Лахана... он знал, как меня зовут!

Узуки задумчиво пожевал губами и выбил носком ботинка нервную дробь. Почесал подбородок и грустно улыбнулся.

- Думаю, вариант с галлюцинациями на почве жары мы рассматривать не будем...

- Я его видел, Док... говорил с ним.

- Уху, - покивал Узуки.

- А это не мог быть... Граф?

- Едва ли... Ведь мы все еще живы. В любом случае, давай-ка двинемся дальше. А то, вижу, ты и впрямь скоро расплавишься на этой жаре.

Фей послушно кивнул.

- И как ты ее выносишь?..

- Есть места и пожарче, - усмехнулся ученый. - Давай, идем. Не хотелось бы опоздать к началу... Надеюсь, у Барта все получится...


Хрипя и кашляя, отплевываясь от мерзкой на вкус и на запах воды, Барт вынырнул, замолотил руками, пытаясь удержаться на плаву. Больно стукнув о камни пальцами и едва не вывихнув их, он отчаянно вцепился в стену и наконец смог перевести дыхание.

Застарелый страх из самого детства ожил и оплел паутиной все тело, мешая мыслить и двигаться. Он уже был здесь. Давным-давно, еще совсем мальчишкой, рухнув в водосток, с визгом пролетел сквозь шлюзовые ворота замка и камнем пошел ко дну, где тьма и холод едва не сделали его своей добычей. Что было потом, он не помнил. Исходя из того, что он все еще жив, наверное, его спасли. И вот теперь он снова вернулся сюда. Во мрак канализационных каналов, полных ледяной воды.

С трудом перебирая скрученными холодом руками по камням, он кое-как добрался до какого-то выступа, стукнувшего его по колену. Уселся на него, по пояс в воде, и обшарил себя в поисках снаряжения.

Два хлыста были на месте. Наполнившийся водой и вяло вращавшийся компас, кажется, тоже еще исправно работал. А вот фонарика не было. Вглядевшись в окружающий мрак, он разглядел тусклую искорку рыжего света, с трудом пробивающуюся сквозь толщу мутной воды.

Отчаянно выругавшись и набрав воздуха в грудь, он сделал над собой усилие и нырнул.

Вода уже не была столь обжигающе ледяной, но холод продолжал ломить кости и тисками сдавливал виски.

Он опустился к самому дну, подняв тучу грязи, и буквально на ощупь отыскал фонарик.

Вынырнув на поверхность, он зашелся в очередном приступе кашля, а потом огляделся по сторонам, обводя низкие своды бледным лучиком света.

Сжав зубы, скорее не для того, чтобы по традиции благородных воинов отогнать одну боль другой и, забыв обо всем, ринуться вперед, сколько просто для того, чтобы те не стучали, он сделал несколько неуверенных гребков вперед и почувствовал, что еще способен двигаться.

Помогая себе руками и ногами, он понемногу вошел в ритм, и плыть стало значительно легче. В губы то и дело тыкались вонючие ошметки грязи. Барт старался не думать о том, что может здесь плавать хотя бы для того, чтобы его не стошнило. Мешал фонарик, зажатый в руке. Мешала намокшая и потяжелевшая одежда, равно как и свисавшая через плечо коса. Мешали даже верные хлысты, которыми ему предстояло проложить себе путь по телам тех охранников, которые остались охранять дворец.

Через несколько минут он добрался до перекрестка - два канала пересекались здесь и расходились в разные стороны. Стало ощущаться несильное течение, толкавшее его назад. Барт понял, что движется в правильном направлении, потому что большая часть воды текла именно со стороны дворца.

Выбрав наугад один из проходов, он не ошибся и поплыл дальше, чувствуя, как холод отступает перед начавшими работать в полную силу мышцами. Сердце в груди гулко ухало, разгоняя кровь. Торчащие над водой уши и щеки налились красным и зачесались.

Спустя около четверти часа он миновал небольшое ответвление, забранное ржавыми прутьями, и поплыл дальше, про себя отметив, что это уже вторая решетка, встретившаяся на его пути, но что он будет делать, если еще одна будет ждать его впереди и преграждать единственный тоннель, ведущий к цели...

Послышался шум. Не внезапный, наоборот - он медленно рос, ширился, приближаясь по тоннелю, и Барт слишком поздно понял, что это. А огромная масса воды, вырвавшаяся из замковых шлюзов, пронеслась по тоннелю и всей массой ударила его в грудь, погребая под бурунами пенистых волн...


- На кого поставил?

- На Большого Джо!

- Хехе, и я на него!

- Вы че, парни, спятили, что ли? Да тот же Гонсалес его одним ударом в лепешку расшибет!

- Сам свихнулся - нашел на кого ставить!

- Не, я не на него, я на Мудреца поставил.

- Что за "мудрец"?

- Да, парень с рыбьей мордой... Жутко выглядит, наверняка всех порвет!

- Это маска.

- Да, без разницы! Но вы-то нафига на этого шута ставили?

- А ты ни разу не видел, как он дерется?

- Нет, и не очень хочется...

- О! Ты многое пропустил! Тебе понравится. Замочит он твоего "мудреца", как Тузик тряпку!

- Ну, вот в том, что он обмочится, я как раз не сомневаюсь...

Фей отошел от троицы оживленно болтающих солдат и протиснулся к стоящему у регистрационного стола Доку.

- О, вот ты где! Я тебя потерял, - улыбнулся Ситан. - Давай, уже почти все бойцы на ме...

- Не желаете сделать ставочку? - между ними словно из-под земли вырос худущий тип в тюбетейке с блокнотом и ручкой в руках, сундучком на шее и любовью ко всему человечеству в глазах.

- Не желаем, он участник, - ответил Док и попытался ухватить Фея за плечо, но тип не желал так просто сдаваться.

- О! Вы же верите в победу своего друга! Сделайте ставку на него!

Док наконец смог ухватить Фея за рукав и подтащить к себе. Демонстративно игнорируя тощего типа, он подвел его к стойке.

- А, жалкие трусы! - скривил морду человечек, разом растеряв все добродушие.

Но мгновением позже его лицо вновь озарила жизнерадостная улыбка. Он замахал кому-то в толпе рукой и бросился к новой жертве, на ходу выкрикивая:

- Мисс, мисс, это ведь вы пришли сюда с тем эээ... великолепным юношей, который участвует в нынешнем турнире? Вы его спутница жизни?

- Я его мама!

- Ох, простите, мадам, вы так молодо выглядите! Не желаете сделать ставку? Покажите - как сильно вы верите в победу своего мальчика!

- Это - боец? - мужчина за стойкой ткнул в Фея перепачканным чернилами пальцем.

- Он самый, - заверил ученый.

- Имя?

- Сквайр с хвостиком.

Фей поперхнулся и был награжден веселой улыбкой ученого. Регистратор и бровью не повел. - Вы - зритель?

- Да, - кивнул Док.

- Займите место на трибунах, а вы - можете идти.

Стоящий рядом солдат отодвинулся, открывая проход за ограждение из металлической сетки, дождался, когда Фей пройдет и вернулся обратно.

- Следующий! Следующий боец! Есть еще бойцы?


Барт свернул в новый тоннель и тут же бросился обратно, вжавшись спиной в стену, у которой здесь так удачно оказался небольшой выступ.

Мимо с ревом пронесся новый поток.

Дождавшись, когда вода спадет, принц выплыл из-за своего укрытия и поплыл дальше, чувствуя, как саднит спина, которой он в первый раз приложился о прутья решетки.

Разогревшиеся было конечности теперь вновь отказывались слушаться. Уже не от холода - от усталости. Одежда стала еще тяжелее, вода отказывалась держать его на плаву и тянула вниз, фонарик, кажется, тоже доживал последние минуты, или это у Барта темнело в глазах...

Сверху послышался плеск воды, и ему на спину выплеснулось содержимое одной из боковых труб. От отвращения его передернуло. Он нырнул, не особенно задумываясь о том, что можно с себя смыть в этом сточном канале, и больно стукнулся головой о металлические прутья.

Вынырнув, он осмотрелся и убедился, что его опасения были верны. Проход дальше и впрямь загораживала решетка. Прутья были тонкими и ржавыми, но гнуться под ослабевшими руками не хотели ни в какую.

Он сверился с компасом. Если тот все еще был исправен, то двигался он в верную сторону и до замковых подвалов оставалось не так далеко.

На несколько минут Барт отключился - за раздумьями о том, как быть дальше, он едва не заснул. Впереди вновь послышался шум воды.

Затравленно оглядевшись по сторонам, он не нашел никакого укрытия, и вновь нырнул, покрепче ухватившись за прутья решетки и надеясь, что его не смоет...


- ...сейчас настали трудные для всех нас времена... Агрессия со стороны доживающей последние дни агонизирующей Империи достигла пика, и многие близкие нам люди пали на границах, охраняя мир и покой Королевства... Однако до окончательной победы Ава над Кислевом остались считанные дни! Наш союзник - Солярианская Империя, оказавшая нам большую поддержку в этой затянувшейся войне, - в очередной раз пришла на помощь и отразила безумный натиск врага. Его атака захлебнулась, силы разгромлены. И сегодня, друзья, мы должны восславить эту победу, вознести хвалу уцелевшим и почтить память павших! Сегодня мы отмечаем День рождения Королевства и многие доблестные воины из самых отдаленных его концов пришли для участия в ежегодном турнире, чтобы доставить вам, почтенная публика, удовольствие. Сила, отвага, мастерство - вот что отличает этих людей, вот на чем стоит и будет стоять впредь Королевство! Пока солнце сжигает тела наших врагов, пока ветер дует нам в спины, мы непобедимы!!!

Толпа взревела. Трибуны всколыхнулись. Отовсюду послышался свист и воодушевленные крики. Потом все прочие звуки заглушил хор аплодисментов.

- Триста тридцать восьмой ежегодный королевский турнир объявляется открытым! - провозгласил Шахан, завершая свою пламенную речь.

По дворцовой площади прокатился удар гонга.

- Как вам мое выступление, командор? - Шахан обернулся к подошедшему сзади Рамсусу. На губах властителя играла улыбка. - Вижу, госпожа Мианг тоже с вами? Прошу - присаживайтесь, - он указал на стоящие на балконе стулья.

- У меня нет времени на подобные забавы, - поморщился Рамсус. - Я зашел, чтобы попрощаться.

- Ох, вам не нравятся наши развлечения?..

- Они скучны.

- Командор! - подала голос Мианг. - Невежливо отвергать подобное приглашение! Его Величество хочет проявить гостеприимство. Мне вот очень нравятся боевые искусства, и я с нетерпением жду начала боев.

- В самом деле, - поддержал ее Шахан. - Это ведь турнир и в вашу честь! Во многом именно благодаря вашей поддержке мы празднуем сегодня основание нашего Королевства!

- "Вашего"? - насмешливо переспросил Рамсус.

Потом он развернулся и, ни слова не говоря, вышел прочь.

- Простите, - склонила голову Мианг.

- О, ничего страшного! - улыбка на лице Шахана стала еще шире. - Не стоит извиняться. Я лишь надеюсь, что хотя бы вы, госпожа, останетесь, и мы вместе полюбуемся на это представление!

- С удовольствием! - улыбнулась девушка, потом посмотрела вслед уходящему Рамсусу и добавила: - Немножко. Я не могу надолго оставлять командующего. И мы действительно скоро вас покинем. Ой... Какой красивый мальчик... Я бы хотела посмотреть на его выступление...


Фей явственно услышал, как трещит его голова, которую беспощадный молот обстоятельств вколотил по самые плечи. Чего он действительно не ожидал, так это что его бой будет первым. В глубине души юноша надеялся, что ему вообще не придется драться. Что все сложится как-нибудь само собой. Барт утащит из дворца Марджи и каким-нибудь загадочным способом даст им с Доком об этом знать. Тогда он мог бы отказаться от участия в турнире, и они бы тихо ушли из этого шумного места и мирно покинули город.

Нехорошее предчувствие, словно кошка, изловившая мышонка, не переставало играть с ним, еще не бросая в самое сердце хоровода проблем и неприятностей, но обещая, что рано или поздно он там непременно окажется. Так что возможность тихо смыться, пусть даже окружающие воспримут это как трусливое бегство, не переставала манить его. Теперь же...

На негнущихся ногах, под крики сотен людей, собравшихся на трибунах и густо облепивших оградительную сеть, так что между бесконечной чередой голов не было ни единого просвета, он вышел в центр площади, заботливо устланный плотными матами. Их наличие немного подняло Фею настроение - по крайней мере, его головой не будут молотить по камням. Впрочем, едва он увидел своего противника, начавший подниматься в груди боевой дух моментально сложил крылья и рухнул вниз, свернувшись глыбой льда где-то в районе живота.

Ростом с Фея, он весил как минимум втрое больше него. Черные сальные патлы, обрамлявшие огромную лысину, липли к бугрящимся мышцами лапищам. Курчавая борода колыхалась в такт шагам. Необъятных размеров брюхо, сложенное из жировых складок, влажно поблескивало каплями пота сквозь редкие завитки шерсти, равномерно расползшейся по всей поверхности грязно-серой шкуры, изрытой оспинами и расчерченной длинными шрамами. Из одежды на здоровяке была только узкая набедренная повязка.

В довершение ко всему, за собой он волочил невероятных размеров дубину. Рука мастера явно никогда не касалась этого оружия, и то ничуть не скрывало своего происхождения - это была нижняя часть вырванного с корнем деревца, такого приличного - в две руки толщиной. И приличной длины половина... Волочась по камням за своим хозяином, она, наконец, добралась до матов и треском вспорола поверхность первого же острым обломком корня.

В горле юноши запершило, глаза заволокла серая дымка, в ушах зазвенело, а гулкие удары зачастившего сердца тупой болью отдавались в голове.

Мутным взором он нашарил на трибунах Дока... Тот лишь коротко кивнул ему, улыбнулся, а затем бессовестно отвернулся к сидящей рядом даме, косившей одним глазом на ринг, а другим на ученого, и продолжил, по-видимому, прерванную беседу.

- Начали!

Быть может, голос судьи привел его в чувство, а может, то была отчаянная попытка организма уцелеть и не быть раскатанным в неаппетитную массу... Так или иначе, но несущуюся на него лавину жировых клеток с занесенным над головой бревном Фей заметил как нельзя вовремя.

Пользуясь тем, что сознание еще не до конца вернулось к своему владельцу, организм не сплоховал и тут, отдав приказ той части мозга, что не отличалась особой сообразительностью, но прекрасно выполняла несложные команды. Сделав шаг в сторону, Фей оторопело проследил за пронесшимся мимо чудовищем, и едва устоял на ногах, когда от удара бревна маты под ногами подскочили в воздух на добрых полметра.

Его противник тем временем развернулся, тяжело дыша, взвалил на плечо свое деревце и, ничуть не убавив прыти, вновь ринулся на него. В этот раз Фей скользнул в другую сторону уже вполне осознанно, и, глядя в спину вновь удаляющемуся противнику, с удивлением осознал, что страха в его голове больше нет. Там, где раньше была безысходность, разгорался огонь надежды. Там, где угнездилась апатия, велась ожесточенная драка за жилье, в которой незваное воодушевление понемногу брало верх. Вместо страха же теперь был только азарт.

Услышав, как после третьего неудачного удара взорвалась аплодисментами толпа, он с удивлением почувствовал, что на его губах заиграла довольная ухмылка. Развернувшись, он бросился на противника.

Тот, видя, что его излюбленная тактика - налететь и размазать - на этот раз эффекта не возымела, принялся крутиться волчком, удерживая дубину за кончик рукояти (если таковая у нее вообще имелась).

Получить ею по голове Фею вовсе не улыбалось, поэтому он просто ухватился за краешек мата, на котором стоял громила, и что есть силы дернул. Бревно просвистело в паре метров от головы, и Фей вознес хвалу госпоже Удаче. Врезавшись в сеть, оно играючи проделало в ней дыру и, отшвырнув прочь нескольких близстоящих зрителей, застучало по камням, отдавливая ноги тем, кто еще на них стоял.

Послышались крики, кто-то истошно завизжал. Звали врача.

Толстяк же, не удержав равновесия, грохнулся на спину и сейчас, как перевернутая на спину черепаха, раскачивался из стороны в сторону, пытаясь встать на четвереньки и подняться. Продавленные внушительным весом маты лишь усугубляли его и без того бедственное положение.

Подскочивший Фей недолго боролся с собой. Едва здоровяк, извернувшись, ухватил его за ногу и попытался вцепиться в нее зубами, он одним коротким ударом в солнечное сплетение вышиб из противника дух. Тот захрипел, скорчился и затих, пуская слюни в прилипшую к груди бороду.

Фей улыбнулся и отвесил поклон всколыхнувшейся в овациях публике.

Уходя с ринга, он вновь нашел в толпе Дока, и улыбка на его губах увяла. Узуки смотрел неодобрительно. Слегка покачав головой, он постучал по запястью левой руки двумя пальцами и отвернулся. Это заставило вспомнить Фея зачем он здесь, и настроение юноши вновь упало.

Раздался новый удар гонга, и кто-то хлопнул его по плечу. Подняв глаза, он увидел долговязого парня лет двадцати. Тот ему улыбнулся.

- Классно ты его! Глядишь, еще сойдемся! - Он коротко хохотнул и, вытащив из-за пояса пару коротких ножей, крутанул их в руках. Те хищно блеснули на солнце, и парень, довольный произведенным эффектом, пошел дальше.

Но едва Фей отвернулся, как образ долговязого паренька был грубо скомкан и выброшен из его памяти. Все его сознание заполнил другой персонаж разворачивающегося действа. Рыжеволосый мальчишка в мятой рубахе и грязных штанах неопределенного цвета на лямках. Его лицо он узнал бы из тысячи. Это и вправду был Дэн...


Барт вынырнул на поверхность и жадно вобрал в легкие воздух. Мышцы болели неимоверно. Но с глупостью и самоубийственным желанием своего хозяина поплавать, похоже, смирились, и больше не доставляли особых хлопот. Покорно загребали воду, поддерживая Его Высочество на смрадных водах бледавикской канализации.

Впереди послышался шум воды, и Барт с силой сжал зубы. Тело его было крепко привязано парой хлыстов к пруту решетки. Отчаянно хотелось закрыть лицо, но страх потерять единственное оружие был сильнее. Поэтому обеими руками он вцепился в алую кожу и ждал удара.

В два предыдущих раза он чувствовал, как железный прут ходит из стороны в сторону, когда мимо проносится очередной водный поток, и надеялся, что нового рывка, тем более с таким парусом, как он сам, хватит, чтобы окончательно вырвать его из каменной кладки. О том, что будет с ним, когда это все-таки произойдет, Барт старался не думать.

Шум стал еще громче, но безумно бьющихся волн не было видно до тех пор, пока грохот не обрушился на парня со всех сторон, оглушив и заставив сморщиться. Только тогда выжидавшая за поворотом водная масса вырвалась из своего укрытия и набросилась на его тело.

Первый рывок прут все-таки выдержал. Это и опечалило Барта, потому что он был точно уверен, что второй раз на подобный подвиг не пойдет, и обрадовало, так как вместе с дикой болью в пояснице пришло понимание, что это был очень плохой план. Вода накрыла его с головой, и натяжение хлыстов несколько ослабло, однако следом последовал новый удар, а потом еще два.

Прут стоял до последнего, и сдался лишь когда вода уже пошла на убыль. Сдавившие пояс хлысты внезапно ослабли, а самого Барта стремительное течение понесло прочь.

Превозмогая боль и отчаянное желание вздохнуть, он что есть сил заработал руками и ногами, пытаясь удержаться на одном месте. С горем пополам это ему удалось.

Минут через десять, измученный и помятый, он добрался до злополучной решетки и отметил, что сдался не прут. Сдался камень - огромный блок, вывороченный из кладки.

Ухватившись за металлический стержень, Барт расшатал его и вырвал из потолка, после чего пожелал ему насквозь проржаветь, бросил на дно и, протиснувшись в дыру, поплыл дальше...


Сидя на корточках, в одном из шатров, установленных неподалеку от ринга для участников, Фей меланхолично смотрел, как какая-то букашка ползет по камням, медленно продвигаясь к выходу.

Думал он об Алисе и Тимоти. Думал о Лахане. Думал, потому что снова увидел Дэна. Они так и не поговорили. Мальчишка стоял на другой стороне площади и только смерил его долгим тяжелым взглядом. Его лицо сейчас вышло за пределы привычного диапазона эмоций, превратившись в маску из стали и холодного презрения. Ни слова ни говоря, он скрылся в одном из шатров, а Фей не смог заставить себя пройти следом.

Случайность ли это? Или же новый подарок Судьбы, которая так любит сводить в одном месте и в одно время людей, которым противопоказано видеть друг друга?

Он уже и так наломал дров, одержав неприлично быструю победу над своим противником, а бой с Дэном может испортить все, что осталось... Впрочем, какой еще бой?! Ведь он никогда, даже под страхом смерти, не сможет ударить этого мальчишку. Тем более, после того, как...

Чья-то тень нависла над ним, и нога в тяжелом ботинке наступила на почти добравшееся до выхода насекомое.

- Эй, парень, твой выход!

Фей перевел взгляд на стражника. Тот ободряюще похлопал его по плечу и добавил: - Давай, порви там всех! Я на тебя поставил недельное жалование!

Юноша отрешенно кивнул, поднялся и вышел из шатра. Стражник двинулся следом, а букашка, на стороне которой сегодня явно была удача, продолжила свой путь...


На ринг Фей ступил с твердым решением сделать все, как надо. Страха не было. Разгоревшийся в груди огонь и не думал угасать, и юноша старался лишь не поддаться его жару и мыслить трезво, несмотря ни на что. Нужен красивый бой - он покажет красивый бой. Нужен длинный бой - будет им длинный бой! А если...

Увидев своего противника, Фей почувствовал, как отвисла его челюсть. Поспешно захлопнув рот, он собрал все силы в кулак, чтобы не закричать, не заплакать и не выругаться. Худшего противника он и представить себе не мог...

Парень в малиновом костюме с болотного цвета волосами и кучей разноцветных побрякушек, болтающихся на чем только можно, одарил его жизнерадостной улыбкой в тридцать два сверкающих белизной зуба, взглянул на него поверх круглых черных очков, съехавших на кончик носа, и подмигнул. Затем помахал радостно заулюлюкавшей толпе, и, встряхнув кистями, принял то, что, видимо, считал боевой стойкой. Ноги его, впрочем, как и все тело, ходили ходуном, и создавалось впечатление, что он просто танцует, помахивая в такт верхними оконечностями.

Фей в свою очередь принял то, что - по его мнению - больше походило на боевую стойку, и неуверенно поманил противника к себе.

Широченная улыбка клоуна растеклась по всей физиономии. Вытянув в трубочку алые губы (без помады явно не обошлось), он послал воздушный поцелуй в сторону трибун и... ударил.

Полы малинового пиджака разошлись, исторгнув из своих недр белоснежную рубашку из тонкого шелка. Верхняя пуговица выскочила из петлицы, и ткань скользнула в стороны, обнажая загорелый торс, сверкающий, подобно начищенной броне, в лучах стоящего в зените солнца.

Вытянув вперед правую руку с ладонью не столько сжатой, сколько сложенной в кулак, столь изящной и совершенной формы, что творения лучших скульпторов рассыпались бы мраморной крошкой, доведись им на краткий миг прозреть и увидеть сей совершенный образчик мужской мощи и красоты, красавец ринулся на Фея, прикрыв глаза, весь обратившись в слух и ловя каждый хлопок ладоней с гремящих аплодисментами трибун.

Пришлось извернуться и подставить под плывущий мимо кулак свою физиономию.

Ощутив, как мягкие, нежные, точно женские, пальцы коснулись его щеки, Фей оттолкнулся что есть сил ногами и бросился на спину.

Красиво пролетев с полтора метра, он шлепнулся на маты и для пущего эффекта прокатился до края ринга.

Публика взорвалась овациями. Потом над трибунами стал нарастать и крепнуть крик сотен болельщиков, скандировавших имя их чемпиона:

- Большой Джо! Большой Джо!

"Так этому шуту и прочили победу?!" - недоуменно подумал Фей, поднимаясь с колен и демонстративно покачиваясь из стороны в сторону.

"Большой Джо" тем временем уже вновь дергался посреди ринга. Бездонные голубые глаза источали массу сочувствия, которым он - кажется, вполне искренне уже записав себя в победители - щедро поливал юношу.

Что-то внутри Фея отчаянно хотело хорошенько пнуть этого клоуна, раскатав по рингу в тот самый блин, судьбу которого прочил юноше Барт. Ему несколько раз пришлось повторить себе, что нет, нельзя, не время.

Понимая, что нужно что-то делать, Фей пошел на сближение. Его противник адресовал ему грустную улыбку и еще один сочувственный взгляд, после чего водрузил черные очки на переносицу и вновь ударил.

На этот раз то был удар ногой с разворота. Такой же идеальный, как и первый. Столь же красивый, плавный и бестолковый.

Получить ботинком по уху Фею все-таки не хотелось, и он, поднырнув под проносящуюся над головой нижнюю конечность, схватил Джо за руку и как следует дернул.

Как и следовало ожидать, стоящий на одной ноге клоун не удержал равновесие и послушно кувыркнулся через голову, плюхнувшись задом на маты. Однако тут же, повинуясь сильному рывку, подскочил с высоко поднятой рукой, надежно сжатой в ладонях Фея, и последний вновь взмыл в воздух, отброшенный совершенным в своем исполнении апперкотом...


Ворота шлюза вздрогнули и медленно поползли вверх. Вода внизу пришла в движение, и Барт запоздало подумал о том, что когда шлюз откроется, его просто снесет новым потоком и проскользнуть внутрь будет невозможно.

Отчаянно суча ногами в поисках хоть какой-нибудь опоры, он почувствовал небольшой выступ на уползающей вверх створке ворот. Быстро скользнув по ней лучом доживающего последние минуты фонарика, он заметил чуть выше грубо приваренную металлическую планку и поспешно вцепился в нее.

Створка продолжала отползать наверх. Острые края металла больно врезались в пальцы. Тело Барта подняло над водой, и на юношу сразу навалился вес намокшей одежды. Сбегающие с тела ручейки воды сложились в несколько струек и пролились вниз. Еще через минуту их звуки заглушил рев вырвавшейся на свободу воды. Некоторое время Барт смотрел вниз, но затем несильный удар по голове заставил его ее поднять. Внутри у него все похолодело.

Ворота шлюза продолжали открываться. Створка с тихим скрежетом уползала в черную щель в потолке. Узкую, подогнанную точно под размеры металлической плиты, следом за которой к дыре приближались и руки Барта. Пока еще целые, но в самом ближайшем будущем собирающиеся лишиться десятка пальцев и, может быть, пары кистей.

Разжав пальцы, принц поспешно отпустил перекладину, и через пару секунд та исчезла в дыре. Тело принца, подчиняющееся силе тяжести и давящему на голову потолку, отклонилось назад и с громким всплеском ухнуло в уже спокойную воду.

Вынырнув на поверхность, юноша увидел, как створка шлюзовых ворот опускается вниз и отчаянно заработал руками, толкая непослушное тело вперед.

Когда большая часть Его Высочества была уже по ту сторону ворот, он почувствовал, как что-то тянет его за ногу вниз. Отчаянно дернувшись, он разорвал зацепившуюся за створку штанину, и вырвался из ее цепких когтей. Из груди невольно вырвался вздох облегчения.

Глядя на кусочек укутанного полумраком помещения, видневшегося в конце широкого тоннеля, медленно заполнявшегося водой, Барт невольно улыбнулся и прошептал:

- Вот я и дома...


Следующая серия ударов, которую Большой Джо нанес по корпусу Фея под чутким руководством последнего, взывала новую волну аплодисментов и массу одобрительных криков.

Воодушевленный успехом, Фей с разбега ударил так удачно выставленное колено соперника собственным носом и, рухнув на маты, вновь откатился прочь.

Затем, рывком встав на ноги, обернулся к клоуну, который с уже чуть менее уверенной улыбкой не переставал поражаться своему мастерству, Фей одним прыжком преодолел разделяющее их расстояние. Уйдя от того, что сам бы назвал "пощечиной", и заблокировав серию быстрых, но совершенно безвредных ударов, Фей высоко подпрыгнул, в воздухе описывая ногой дугу с тем расчетом, что удар явно придется выше головы Джо, и с замиранием сердца ощутил, как та врезалась во что-то мягкое, грустно хрустнувшее под ней и тоскливо завывшее.

Опустившись на маты, Фей оторопело уставился на распростертое тело противника, недоумевая, как след от его башмака мог оказаться на разодранной щеке противника.

В следующий миг, повинуясь какому-то шестому чувству, он отдернул в сторону голову и это, если не спасло ему жизнь, то как минимум уберегло лицо от пары-тройки шрамов. Мимо пролетело и разбилось о камни площади отбитое горлышко от бутылки, хищно посверкивающее острыми гранями.

Обернувшись к трибунам, он наткнулся на притихшую в ожидании непонятно чего зрительскую массу и еще несколько сотен лиц с горящими ненавистью глазами.

Новый пинок, отвешенный ему внутренним чутьем, заставил его взмахнуть перед лицом рукой и в ней тут же материализовался хороших размеров камень.

Трибуны взорвались. Возмущенные вопли фанатов Большого Джо и тех болельщиков, что сделали на него ставку, переплелись с радостным криками прочих, предвкушающих интересное зрелище.

Тело клоуна продолжало лежать на матах, не подавая признаков жизни, за исключением то вздымающейся, то опускающейся в такт дыханию груди да периодически приоткрывающегося левого века, обнажающего юркое око, которое, стремительно оценивая обстановку, через мгновение вновь исчезало.

Прошло не больше четверти минуты, и на Фея обрушился целый град разномастных предметов. Были здесь овощи и фрукты, преимущественно гнилые, хотя попадались и вполне съедобные и даже надгрызенные. Были бутылки всевозможных цветов, форм и состояния целостности, с содержимым и без. Были и кухонные принадлежности, вроде тяжелых скалок для раскатки теста, всевозможных терок и шинковок, тарелок. Потом в ход пошли предметы помельче - ложки, вилки, пара десятков ножей и запчасти от какой-то техники.

Фей, проявляя чудеса ловкости и удивляясь собственным способностям, с нечеловеческой скоростью, крутясь волчком (так как под конец предметы летели уже со всех сторон), ловил их и уклонялся, отбивал руками и ногами, с такой силой, что несколько особо мелких предметов отшвырнуло прочь просто волной воздуха.

Трибуны ревели. Перед глазами Фея мелькала череда бесконечных лиц, за которой он не мог разглядеть ничего, в том числе и Дока, в поддержке которого сейчас так нуждался. Он не понимал, как еще не упал с проломленным чем-нибудь тяжелым черепом или утыканный столовыми приборами, как ежик иголками, но старался об этом и не думать, опасаясь, что странное состояние рассеется в самый неподходящий момент. Но огромное количество голов в солдатских шлемах с нашивками королевской гвардии он все-таки заметил, и это его чрезвычайно порадовало - значит, все было не напрасно.

Через какое-то время - Фей не мог точно сказать, прошло ли несколько минут или целый час - шквал летящих в него предметов поутих, а вскоре прекратился вовсе.

Прогремел удар гонга, и его объявили победителем.

Позади зашевелился и со стоном стал подниматься Большой Джо, поскальзываясь на давленных фруктах и овощах.

Бедняге опять не повезло. Какая-то обиженная на Фея домохозяйка запоздало швырнула ему вслед внушительный утюг, но промахнулась, и тот угодил точнехонько в лоб стоящему на четвереньках Джо. Его конечности расползлись в стороны, и он рухнул физиономией в овощную кашу. Выбежавшие на ринг служащие поспешно уволокли его в сторону шатра, где расположилась группа врачей, как раз штопающая бедолагу с ножами, которого ими же и изрезали. Другие принялись очищать ринг от того, что на него накидали болельщики.

Последние тем временем оживленно выясняли - где та гадюка, что швырнула в их кумира утюгом, однако поиски успехом не увенчались, и вскоре на трибунах разгорелась новая драка, где все были против всех и каждый сам за себя. На некоторое время турнир пришлось приостановить, а все присутствующие стражники и гвардейцы были брошены разнимать дерущихся и вскоре сами оказались втянуты в драку.


- Уже уходите? - Шахан проследил за отодвинувшейся от оградки балкона Мианг.

- Да, простите. Я должна быть с командором. А турнир, похоже, продолжится еще не скоро.

- Это вы простите меня за столь неприглядное зрелище. К сожалению, такое происходит почти каждый год, когда на турнире появляется этот господин в малиновом. Публика его очень любит.

- Я вижу, - улыбнулась девушка. - У него, наверное, очень крепкая голова, если эта любовь его еще не свела в могилу... Но не стоит извиняться, мне все понравилось. Особенно это мальчик... он великолепен.

Мианг проводила уходящего в шатер Фея нежной улыбкой. Затем подарила такую же Шахану, чуть склонила голову и, распрощавшись, покинула балкон.


Когда за спиной раздался характерный звук передергиваемого затвора, сердце Барта коротко екнуло, а в голове мелькнула мысль: "Вот и все".

Потом раздался глухой удар и звук падающего на пол тела.

Стремительно обернувшись, Барт увидел лежащего солдата. А из темноты неспешно вышел старик, держа в чуть подрагивающих руках обломок трубы.

- Ваше Высочество, я вижу, вы так и не отделались от этой скверной привычки - купаться в канализации? - улыбнулся он.

Юноша напряг память, и в ней всплыло лицо, значительно более молодое, лишенное нескольких десятков морщин и с еще только чуть тронутыми сединой черными волосами. Но все-таки это был он. Человек, бросившийся следом за ним и вытянувший из канализации. Теперь он вспомнил, как все было, хотя имени старика память так и не подсказала.

- Я так и знал, что слухи о вашей смерти несколько преувеличены, - старик подошел и крепко обнял Барта. - Ваше Высочество... как же я рад вас видеть!

Отстранившись, он принюхался и добавил:

- Однако, Ваше Высочество, вам не мешало бы помыться! От вас весьма дурно пахнет! Подумайте, что бы сказал сэр Лоуренс, увидь он вас в таком состоянии! А еще хуже - понюхав! Кстати, как он?.. Еще жив?

- Старик Мэйс? Живее всех живых! - рассмеялся Барт. - Но он видел меня в состоянии и похуже! Даже с развороченной физиономией и выжженным глазом!

- Я надеялся, что это повязка лишь для маскировки... - печально проговорил старик. - Но я рад, что вы живы, что жив Мэйсон... Сигурд, я так понимаю...

Прогремевшая автоматная очередь оборвала его речь. Старик закричал и рухнул на пол, стукнувшись головой о камни.

Хлыст сам собой оказался в руке Барта и через секунду захлестнулся вокруг шеи лежащего солдата. Одним рывком Барт оборвал его жизнь и рухнул на колени перед стариком.

Тот лежал лицом вниз и даже в темноте восемь пулевых отверстий в его спине были хорошо видны. Осторожно перевернув его лицом вверх, Барт осмотрел грудь - отверстий не было. Солдат стрелял разрывными. Прильнув к груди старика, принц прислушался - сердце не билось.

Юноша почувствовал, как в горле встал тугой ком и через силу его проглотил.

Подойдя к солдату, он пинком перевернул на спину и его. Присел рядом и стал быстро стаскивать униформу. Минут за пять он справился, потом потребовалось еще столько же, чтобы разобраться, как ее одевать. Перекинув через плечо ремень автомата и оправив неудобную тяжелую юбку, Барт поднял на руки тело старика. Легкое, почти невесомое.

- Прости, - прошептал он.

А затем опустил его на воду. Следом сбросил в сток убитого солдата и пронаблюдал, как оба тела исчезли в темноте шлюза. Вскоре створки вновь должны были разойтись, и их вынесет прочь из замка. При мысли о том, что тело этого старика, который уже дважды спас его, будет плавать в клоаках Бледавика, пока его не обглодают крысы, юноше сделалось тошно. Но он напомнил себе, что это всего лишь тело, которому уже ничего не нужно. Которое уже ничего не чувствует.

Плеснув воды из резервуара на пол, он кое-как размыл следы крови и поспешил прочь.


"Девчонка?!"

Фей сжал кулаки, глядя, как ступает по матам маленькая девчушка. Он не дал бы ей и четырнадцати. Голова в огромных размеров чалме была на уровне его груди. Вся завернутая с ног до головы в расширяющийся книзу плащ из грубой ткани, из-под которого торчал край еще одного. На плече у девчонки висела объемистая сумка, которую та бережно прижимала к боку маленькой ручкой.

Проклиная судьбу, Фей чуть склонил голову в поклоне и, скрипя зубами, встал в боевую стойку.

Девчонка же плюхнулась на маты, поджав под себя ноги и поставила перед собой сумку. Подняв лицо, она чуть сдвинула со лба чалму и улыбнулась Фею, продемонстрировав неполный комплект еще молочных - по всей видимости - зубов.

Фей шагнул вперед. Девчонка расстегнула сумку. Он сделал еще один шаг, а та запустила внутрь руку.

"Оружие", - догадался Фей.

Но в руке у девчушки оказалась всего-навсего склянка с бледно-желтой жидкостью, которую она проглотила, демонстративно зажав пальчиками нос. Зажмурившись, скорчила физиономию, и снова улыбнулась.

Покопавшись в своей сумке еще, она выудила оттуда еще одну бутылку и привычным жестом швырнула ее Фею.

Тот инстинктивно поймал ее, но стекло, словно это была тонкая корочка льда, растаяло у него в руке и черная жидкость пролилась на пальцы. Глядя на руку, Фей видел, как она пенится мелкими пузырями и стремительно испаряется, окутывая его облачком едкого черного пара.

Он взглянул на девчонку. Та, продолжая довольно улыбаться, помахивала у себя перед лицом длинным кинжалом, терпеливо дожидаясь, когда же соперник обратит на нее внимание.

Поймав на себе его взгляд, девчонка коротко кивнула и без лишних движений и слов метнула в него этот самый кинжал.

Выхватив его из воздуха перед самым лицом, Фей тут же увернулся от второго, расчертившего воздух у него над ухом.

Выпрыгнув из облачка пара, он едва успел увернуться от еще одного ножа, воткнувшегося в маты в том месте, где должна бы была находиться его бренная тушка в момент приземления.

Девчушка же, даже не думая подниматься, залезла в свою сумку уже двумя руками и выудила оттуда аж шесть кинжалов.

Фей не знал - хватило бы ему прыти уклониться от всех, если бы до того он не приобрел ценный опыт в сражении с фанатами Большого Джо. Но то явно не прошло для него даром, и барьер из мелькающих с невероятной скоростью рук и ног успешно отразил все брошенные в него предметы.

Девчонка вновь полезла в сумку, а в груди Фея начала поднимать голову злость. Он бросился вперед и с ужасом увидел, как из недр сумки вылетают нескончаемым потоком... осы.

Их рой был огромен. Черным облаком зависнув над ареной, они разъяренно гудели, рассекая воздух сотнями крыльев. А затем вся эта живая жалящая масса ринулась на него.

Хлестким движением ладони Фей отбросил нескольких гадов, и тут же десяток новых впился ему в руку.

Взвыв от жгучей боли, он прихлопнул паразитов и, закружившись волчком, разметал рой, разлетевшийся в разные стороны. Впрочем, этого хватило лишь на секундный перерыв.

Увернувшись от пары брошенных в него кинжалов, Фей почувствовал, как в шею впились несколько тварей. В глазах потемнело от боли. Новая волна ядовитых гадов налетела со всех сторон, и Фей с ужасом почувствовал, как начинают трястись вдруг ослабшие ноги. Как руки наливаются свинцом и даже веки норовят закрыться. То ли действие осиного яда так на него повлияло, то ли та черная гадость, которой он надышался в самом начале, наконец начала действовать.

Интуиция вновь подсказала, что сейчас в него полетит еще пара кинжалов, и он попытался уйти в сторону, но все же почувствовал, как лезвие одного из них вспороло штанину и скользнуло по коже, оставив после себя неглубокий саднящий разрез.

Впрочем, это его тут же перестало заботить, так как не растерявшие еще яда осы пошли в новую атаку. И теперь слабеющему Фею было нечем защититься от них и негде укрыться.

Вначале в его голову пришла мысль о том, что он проиграл. Но потом ее сменила куда более насущная и пессимистичная - он умирает. Чувствуя, как с геологической медлительностью ворочаются мысли в его сознании, Фей прикинул, сколько яда в него вольется и сколько нужно здоровому человеку, чтобы откинуть ноги. Соотношение выходило не в его пользу, и это если отбросить повышенное содержание металла в организме в виде пары торчащих из спины кинжалов, которые он непременно словит буквально через пару секунд.

"Где же ты, Док?" - промелькнуло в его угасающем сознании. - "Почему не идешь на помощь? Ты ведь обещал... Обещал..."

А затем словно кто-то щелкнул в его мозгу переключателем. На место отчаяния пришла дикая злоба, в мгновение ока пожравшая все прочие чувства. Он ощутил, как жар окутывает его пальцы и, подняв их к лицу, увидел пляшущий между ладоней огонь.

Полыхнуло. Стена пламени, прошедшаяся по рингу, отгородила его от мира, после чего опала. В воздухе пахло паленым. Все вокруг было присыпано мелким пеплом. Ос не было видно.

Повернув перекошенное от ярости лицо к девчонке, Фей увидел, как та вновь лезет в сумку уже без прежней улыбки на детском лице.

Рев, вырвавшийся из его груди, заставил ее вздрогнуть. Он бросился вперед, на ходу выбросив руку с еще теплящимся огоньком в сторону сумки, и та в мгновение ока запылала, распространяя густой едкий запах.

Девчонка поспешно отшатнулась, опасаясь надышаться парами, и столкнулась с нависшим над ней Феем.

Он ударил ее ладонью наотмашь. Девчонка поднырнула под руку и тут же получила коленом в живот. Ее маленький вес помог ей пережить этот удар, и она лишь охнула, вцепившись всеми конечностями в ногу юноши.

Тот ударил ребром ладони, целя ей в шею, но она проворно отскочила и, юркнув у него между ног, бросилась прочь с ринга.

Фей взмыл в воздух. Совершив прыжок метра на четыре в длину, он обрушился ей на спину, повалил на маты и принялся бить ногами. Слабо повизгивая, девчонка извивалась под ним, пытаясь вырваться, но это ей не удалось. Снова подпрыгнув и рухнув на свою жертву, он размолотил ей кости ног. Девчонка завизжала.

Это несколько отрезвило его, и нога, занесенная для очередного удара, так и не опустилась.

Кто-то невидимый вернул переключатель в его голове в исходное русло, и Фей, покачиваясь, неуверенно отступил на пару шагов.

Затем вид изуродованной малышки закрыл от него темно-зеленый плащ Ситана. Едва прозвенел гонг, ученый перемахнул через ограждение, словно прыгать через трехметровые ограды было его любимым развлечением, и подхватил девочку на руки. После чего с той же стремительностью унес с ринга и исчез в палатке лазарета.

Фей еще некоторое время стоял на ринге, потом кто-то потянул его за руку, и он послушно побрел прочь...


- Да куда же этот лысый выродок ее спрятал?! - Барт зло пнул очередную дверь, и та стремительно распахнулась. Раздался крик.

Осторожно заглянув внутрь, Барт вяло улыбнулся и поспешил ее закрыть, подперев очень кстати стоящей рядышком скамейкой.

- Чего сидите?! Взять его! - раздалось изнутри, и в дверь отчаянно замолотили. Видимо, все двенадцать мирно обедавших солдат во главе с пришибленным офицером.

Барт бросился прочь, но тут открылась еще одна дверь, на пороге которой возник тот самый офицер - кто же знал, что в этой столовой два входа?!

Он, видимо, тоже не ожидал столь скорой встречи со злодеем и потому только открыл рот, который ему и помог закрыть Барт, своротив челюсть апперкотом.

Выбежавший следом за офицером солдат судорожно хватал ртом воздух, пока хлыст Барта не скользнул по побледневшему телу. Что-то тихо упало на пол из разжавшихся пальцев солдата. Барт поспешно закрыл дверь и со всех ног бросился дальше. Прогремел взрыв, и дверь вынесло, впечатав в противоположную стену.

На счастье неудачливого шпиона в тот самый миг с улицы донесся воодушевленный рев толпы и удар гонга, так что присутствовавшие на турнире его вряд ли услышали.

Пробежав до конца коридора, он столкнулся нос к носу с парой бегущих навстречу солдат.

- Что случилось?! - одновременно спросили они.

- Да, придурок в столовой гранату выронил - всех в клочья!

- Идиот! - так же синхронно простонали солдаты.

- Ему сколько раз говорили, чтоб не таскал их с собой, маньячина чертов! Кого он во дворце взрывать собирался?! - продолжил первый.

- Вот и дотаскался! - подхватил второй. - Мало нам было проблем с Вандеркаумом, который свою пушку в гостевую комнату приволок - и как только всю стену не разворотил, а только половину?! Теперь еще и этих паковать... Что за день сегодня?! В наряд поставили, на турнир не пустили, так еще теперь и этих на нас спишут!..

- Ладно, давайте парни, надо бежать, - кивнул им Барт и заспешил прочь.

- Счастливо, - прокричали в ответ солдаты и заторопились в противоположном направлении.


- Дэн... - Фей тоскливо взирал на стоящего напротив него мальчишку.

- Вижу, ты ничуть не изменился, - густые брови паренька сошлись у переносицы. Он тяжело дышал и постоянно то сжимал, то разжимал кулаки. - Чуть не убил ту девчонку... Чудовище.

- Дэн, я...

- Заткнись! - мальчишка внезапно перешел на надрывный крик, и это было первым проявлением эмоций за то время, что они стояли на ринге. Бой официально был объявлен уже как несколько минут и публика, все это время недоумевающе хлопавшая глазами, наблюдая за вялой перебранкой между участниками, приободрилась в ожидании нового зрелища.

- Давай, мочи его, Сквайр! - прокричал кто-то с трибун.

- Я не знал, зачем пришел в этот город, зачем записался на турнир - хрипло проговорил Дэн. - Теперь знаю. Я хочу посмотреть, как ты сдохнешь, Фей. Умри!

Он бросился вперед, и Фей, не ожидавший от него столь стремительных действий, не успел ничего сделать, когда Дэн сильно ткнул его головой в живот.

Кулак Дэна, даром что маленький, с силой треснул его в челюсть, и Фей опрокинулся навзничь.

А Дэн вскочил ему на грудь и закричал в лицо:

- Это тебе за Лахан! - Его кулак пришелся по носу, из которого тут же потекла кровь.

- За Тимоти! - Следующий удар размазал ее по всему лицу.

- И мою сестру!

Серия ударов растянулась для Фея в вечность. Его тошнило. Кровь заливала лицо. Кажется, был сломан нос и точно свернута челюсть. Один глаз заплыл и отказывался открываться, перед другим растекались оранжевые круги.

- Почему?.. - услышал он сквозь наполнившую уши вату. - Почему ты не дерешься?! Почему?!..

- Дэн, я... - превозмогая боль, Фей попытался ответить, разлепив слипшиеся от крови губы.

- Заткнись. Заткнись, иначе я убью тебя!.. Почему... Такая легкая победа. Она не искупит твоей вины перед душами Алисы, Тимоти и всех тех, кого ты убил в Лахане! Будь ты проклят, Фей! Будь ты проклят!!!

Дэн встал с юноши и быстро прошел прочь. Человек, стоящий с молотом у гонга, недоуменно посмотрел ему вслед, как и притихшая публика. А мальчишка скрылся в палатке, и к тому времени, когда Фей уже смог подняться и стоял на коленях, тяжело дыша и хлюпая разбитым носом, вернулся, неся в руках ворох белой ткани.

Молча он швырнул ее в лицо Фею, и та мгновенно окрасилась красным.

- Это свадебное платье Алисы, - пояснил мальчишка. - Следующей нашей встречей будут твои похороны. До той поры храни его у себя. Я хочу, чтобы каждый раз, видя его, ты страдал от сознания того, скольких ты убил. Будь проклят.

Он вновь сошел с ринга, и толпа расступилась, пропуская его прочь. Еще некоторое время было видно, как он идет по коридору, образовавшемуся в людской массе, а потом головы тех, кто хотел посмотреть ему вслед, закрыли его от Фея.

На ткань упали несколько прозрачных капель и побежали по ней розовыми ручейками...


"Лестницы... Чертовы лестницы... Сколько же их здесь?! Нахрена было строить столько лестниц?! Есть же лифты! Чертовы консерваторы!"

Обливаясь потом, Барт взбирался по очередной каменной громаде, ведущей на следующий этаж, стряхивая соленые капли пота на красные с золотом ковровые дорожки.

- Все, не могу! Пошли они все! - Он стянул с головы шлем и тяжело оперся на перила.

Какая-то неестественная, чересчур абсолютная тишина заставила его поднять голову и смущенно улыбнуться паре вытаращившихся на него охранников, стоящих у двустворчатых дверей королевских покоев. Судя по их вытянувшимся лицам, они сразу узнали физиономию Его Высочества, безвременно ушедшего из жизни при невыясненных обстоятельствах. Или образ денежного мешка, негласно назначенного за его голову, как в комплекте с телом, так и без оного.

- Во я попал, да? - почесал затылок Барт.

Один стражник медленно кивнул. Другой потянулся к автомату.

Впрочем, рука Барта к тому времени уже лежала на спусковом курке собственного, и солдат скосила длинная очередь.

- Простите ребята, - бросил он, перешагивая через тела, - ничего ли...

Он замер, глядя в перекошенное от боли лицо рядового. Второй скончался сразу. Но этот был еще жив. Три пули, ушедшие в живот, превратили в кашу его внутренности, и теперь солдат скреб его пальцами, пытаясь порвать униформу.

Барт пошатнулся и оперся на дверь. Затем не глядя нащупал дулом голову солдата и нажал на курок. Мелкие капли не то крови, не то мозгов усеяли его ботинки, и юношу вывернуло остатками того, что он так непредусмотрительно съел утром.

Сплюнув горькой тягучей слюной, он с отвращением взглянул на автомат в своей руке и отшвырнул его прочь. После чего закрыл за собой двери.

Здесь Марджи тоже не было.

"И хорошо, что нет!" - облегченно подумал Барт, памятуя о трупах на пороге.

Несмотря на смену владельца, спальня его родителей почти не изменилась. Во всяком случае, в плане интерьера.

Искусно украшенный мастерами восьмиугольный каменный гробик с камином, без окон. Стены, расписанные золотыми извивами и всевозможными фресками, с электрическими "свечами" в золотых же подсвечниках. Красная ковровая дорожка, ведущая от самой двери к постели все с тем же, знакомым с детства балдахином. Шелковые простыни, которые он так ненавидел в детстве, потому что вечно с них соскальзывал и падал в те ночи, когда его посещали ночные кошмары и он бежал к маме и папе, забираясь в их теплую постель, где ему, как тогда казалось, ничто не грозило. Даже столик у кровати стоял в том же месте, что и многие годы назад... Вот только запах... другой. Исчез неуловимый аромат детства, так крепко и надежно связавшийся в его сознании со смутным и почти забытым образом мамы... А еще бутылки. В те годы здесь не было никаких бутылок! Его родители вообще не пили спиртного, разве что на приемах, чтобы не обидеть гостей...

- Что б ты сдох, чертов алкаш, - прорычал Барт и ударом хлыста сбил стоящую на столике темно-зеленую бутыль.

Та разлетелась по полу. Осколки запрыгали в разные стороны... И тут же картина, висящая над столом, поползла вверх, открывая экран, с которого на него смотрела улыбающаяся Марджи...

Девочка отвернулась и, взобравшись с коленями на кровать, принялась водить пальцем по оконному стеклу.

У Барта перехватило дыхание. Все-таки нашел! Она здесь! Она жива! Она... в восточной башне! Конечно - этого места он не узнать не мог!

Вылетев из комнаты, он сбежал на один пролет вниз и, опрокинув стоящего у двери стражника одним ударом в челюсть, пока тот даже рта не успел раскрыть, ворвался в боковой коридор. В конце оного стояли еще двое - первый выронил автомат, получив хлыстом по рукам, а затем отключился, когда Барт треснул его коленом в пах, а после рубанул по шее. Хлысты захлестнулись вокруг руки и ноги второго, и тот с коротким криком врезался в противоположную стену.

Барт бросился дальше. Взбежал по винтовой лестнице, сразу растеряв всю усталость, распахнул дверь...

- Братик!

- Я! - счастливо выдохнул юноша.

Сестренка подбежала к нему и крепко обняла за талию - выше она просто не доставала.

- Я знала, что ты за мной придешь!

- Пойдем домой, Марджи, - ласково улыбнулся девочке Барт.

- Ой! Подожди! Я еще возьму Чу-Чу!

Барт недоуменно проследил, как девочка подбежала к дивану и схватила какую-то плюшевую игрушку с огромными водянистыми глазами и отвратительно розовым мехом.

- Познакомься, это Чу-Чу! - Марджи взяла игрушку за лапку и помахала Барту.

- Принц Бартоломью, - хмуро буркнул юноша, взял девочку за руку и потянул прочь.

Они пробежали по коридору, но прежде чем Барт успел дотронуться до закрывшейся двери, та открылась сама.

Он сделал шаг назад, взял в руки хлысты и заслонил собой Марджи.

- Похоже, из канализации во дворец пробралась крыса... - беловолосый мужчина в форме "Геблера" вышел из дверного проема.

Следом за ним прошла женщина со столь восхитительными лицом и фигурой, что у Барта перехватило дыхание. Впрочем, он быстро взял себя в руки и улыбнулся.

- Ага. А я-то думаю - чем это здесь так воняет! А, оказывается, в моем дворце объявились геблерцы! Ты кто, выродок белобрысый?

Губы мужчины искривились в подобии улыбки.

- Думаю, ты понимаешь, что после своих слов живым отсюда уже не уйдешь?

- Подождите, командор! И вы, Бартоломью! - вмешалась в дело женщина. - Нет нужды выяснять отношения подобным образом! Все, что нас интересует - сведения, которыми располагаете вы и эта девочка. Расскажите нам - что вы знаете о "Яшме Фатимы" и идите с миром. Ваши отношения с Шаханом нас не касаются. Мы можем даже прийти к взаимовыгодному решению этого вопроса. Вы ведь хотите вернуть трон, Ваше Высочество?

- Как жаль...

- Чего жаль, Ваше Высочество?

- Жаль, что вы такая красивая, и такая с... - Барт взглянул на Марджи и замолчал.

- Не нужно, Мианг. Ты ведь видишь - мальчик хочет умереть.

Рука командора легла на эфес меча, закрепленного на поясе, и потянула оружие из ножен.

- Но он может располагать ценной информацией! Может быть, нам нужен он, а не она!

Рамсус одарил женщину кислой улыбкой и успокоил:

- Не волнуйся, я его не до смерти убью.

- Вы... вы будете драться?! Не надо! Пожалуйста! - всхлипнула Марджи.

Девочка крепче прижала к груди свое розовое чудовище.

- Марджи, спрячься!

- Но...

- Быстро! - Барт встряхнул хлысты.

- Барт... Рамсус... не надо! - захныкала девочка.

Принц вздрогнул. Ухмылка на лице мужчины стала шире.

- Вижу, даже крысы наслышаны обо мне...


Кулак Фея потонул в складках темно-синего плаща. Рыбья маска оказалась напротив его лица, а через мгновение исчезла.

Юноша припал к земле, проводя подсечку, но там, где должен был находиться его противник, уже никого не было.

Рванувшись назад, он попытался ухватиться за край плаща, но тот лишь скользнул меж сжимающихся пальцев, а удар локтем с разворота, которым Фей рассчитывал двинуть противнику по шее, лишь рассек воздух.

Взмыв вверх, он попытался достать соперника ногой, но тот исчез за долю секунды до удара и появился у него за спиной.

Выпрямившись, Фей резко развернулся, ударив рукой и ногой одновременно, а "Мудрец", на секунду зависнув в воздухе, распластался между ними и приземлился на маты лишь для того, чтобы через мгновение, когда Фей обрушился на них, совершив в воздухе кувырок, исчезнуть и вновь появиться у того за спиной.

Поначалу пришедшая в восторг публика начала выражать недовольство.

- Да бей ты уже! - раздавалось то с одной, то с другой трибуны.

Но "Мудрецу", кажется, не было до этого никакого дела.

На этот раз Фей постарался вложить в свой удар не столько силу, сколько скорость, чтобы хоть раз достать противника, но опять лишь рассек воздух. А затем почувствовал, как почему-то холодные руки в черных перчатках легли на его локоть и запястье. И подумал, что вот и конец - сейчас его швырнут на маты, а потом добьют одним ударом, и это будет самым позорным поражением за всю его жизнь. Но вместо этого он услышал ровный спокойный голос "Мудреца", внимательно ощупавшего его руку и отпустившего:

- А ты возмужал, Фей. Не думал, что ты так быстро восстановишься после тех ран.

- Да кто ты такой?! - вскричал юноша. - Откуда знаешь мое имя?! Откуда знаешь про раны?!

Лицо Фея, уже принявшее менее устрашающий вид, чем имело до знакомства с местными врачами после боя с Дэном, тем не менее жутко болело. И эта боль выводила юношу из себя.

- Кто я такой, мне известно. А известно ли тебе - кто ты?

- Брось говорить загадками! Если ты вышел драться - дерись!

- Какой в этом смысл? Такими ударами ты не сможешь меня даже достать. Ответь - зачем ты дерешься?

- Да, не твое это дело!

- Не мое? Или ты просто не знаешь ответа?

- Тебя это не касается! Я дерусь, потому что так надо!

- То есть у тебя есть цель?

- Да!

- Нет... У тебя нет цели. Ты ищешь ее. Пытаешься искать. Но ты ищешь того, чего не существует. Тебе кажется, что ты идешь вперед, но на самом деле тебя тянут назад.

Фей резко ударил, надеясь застать противника врасплох, но тот снова ушел из-под удара.

- Боюсь, мне пора... Фей. Думаю, тебе тоже.

И с этими словами он взмыл в воздух. Солнце на миг ослепило Фея, а когда зрение к нему вернулось, от его противника не осталось и следа.

Зато он увидел нечто совсем иное... То, что заставило его сердце остановиться, а затем зайтись в бешеном ритме.

На третьем этаже замка, за стеклами одного из окон, стоял Барт, а на него медленно надвигался мужчина с залитыми кровью белыми волосами и высоко поднятым для удара клинком.

Толпа ахнула. Сам же Фей имел довольно смутные представления о том, как он умудрился взобраться по отвесным стенам замка и уцепился за подоконник. Но все дальнейшие действия отпечатались в памяти намертво.

Оттолкнувшись ногами от стены и продолжая держаться руками, он буквально зашвырнул себя в оконный проем и, высадив стекло вместе с рамой, отбросил прочь беловолосого, сделал два шага с поворотом вокруг корпуса и ударом ладони в грудь отшвырнул последнего в зиявший позади дверной проем. Тот пролетел метра четыре, рухнул на каменный пол, подскочил и спиной врезался в мраморные перила лестницы.

- Барт, ты как, в порядке? - тяжело дыша, спросил юноша. - Это она, да? Кто это был?

- В порядке, - поморщился Барт, зажимая рукой кровоточащий порез на шее. - Она. А ты только что отправил в нокаут главнокомандующего "Геблера", самого Рамсуса.

- Здорово, - кивнул Фей. - Давай я.

Он отнял руку Барта от его шеи и приложил свою. Тот возмущенно вскрикнул и отпрянул, а потом удивленно воскликнул:

- Срослось! Фей, как ты это сделал?!

- Понятия не имею, - честно признался Фей, который просто знал, что может вылечить эту пустяковую царапину, особенно после того, как возмущенные врачи вытолкали его из своей палатки, обозвав симулянтом, хотя сам он был уверен, что вообще доживает последние минуты, и у него точно сломан нос. - Я еще огнем могу. Показать?

- Не надо! - отшатнулся от потянувшихся к нему пальцев принц.

- Тогда бежим!

Барт схватил Марджи за руку, и они побежали.

- Фей... - задумчиво произнесла Мианг, так и стоявшая возле двери, словно пробуя имя на вкус.


Лифт стремительно спускался вниз.

- Зачем вы так с ним? - обиженно просопела Марджи. - Он ведь хороший...

- Он - наш враг! - отрезал Барт. - Блин, еще в какое-то... дрянь вляпался.

- Нет, - захныкала девочка. - Он хороший, он... Барт! Это никакая не дрянь! Ты наступил на мои пирожные!

- Какие еще пирожные?! - принц с отвращением отодрал от ноги пакет с какой-то липкой гадостью внутри.

- Мои пирожные. Мне их Рамсус обещал принести... а ты на них наступил.

- Блин, надо было тебя там оставить, - буркнул Барт. - Ты смотри, Фей, - ей уже главнокомандующий "Геблера" пирожные таскает! Заявись мы попозже, и она бы уже стала императрицей Соляриса!

Марджи недовольно засопела, но потом хихикнула, и это сразу же разрядило атмосферу.

- А кто-нибудь знает, куда нас везет этот лифт? - после небольшой паузы спросил Фей.

- А ты разве не знаешь? - воззрился на него Барт.

- Откуда? Я же здесь впервые!

Оба приятеля посмотрели на Марджи. Девочка испуганно икнула.

- Я н-не знаю...

- Ладно, - вздохнул Барт, - куда-нибудь да приедем. Не волнуйся, Марджи, мы сбежим отсюда, обещаю!

- Я не волнуюсь, - заверила его девочка.

- Фей, а как прошел турнир?

- Лучше не спрашивай...

- Что - тебя-таки вырубили в первом же бою?! - хохотнул принц, разглядывая помятую физиономию друга.

- Да нет... технически, я, наверное, победил... просто...

Двери лифта открылись, и они увидели небольшой коридор, заканчивающийся еще одной дверью.

- Потом, - закончил Фей и первым прошел вперед.

Дверь безропотно подчинилась нажатию кнопки и отъехала в сторону. Компания выбежала наружу и оказалась в поистине огромном месте. А затем Фей и Барт, указав руками вперед, одновременно выдохнули:

- Флагман "Геблера"!

Это был тот самый исполин, который на их глазах прибыл в Бледавик.

- Вот бы его угнать! - мечтательно подал идею принц.

- А вот они не будут против? - Фей кивнул на цепочку выходящих из недр корабля и спускающихся по трапу солдат в полном вооружении. На фоне гиганта они казались букашками.

- Ну, так мы вежливо попросим! - ухмыльнулся Барт.

- А, может, мы просто убежим? - предложила Марджи.

На трап ступила новая дюжина солдат, и оба парня согласно кивнули:

- Дельная мысль, бежим!

Сбежав по небольшой лестнице от входа, они пробежали вдоль стены, так и не встретив на своем пути ни единой живой души и нырнули в проем первой попавшейся двери.

- Тревога! Проникновение на территорию базы! Трое лазутчиков движутся по направлению к доку. Двое подростков и одна девочка. Огонь на поражение не открывать. Все трое нужны живыми. - Раздалось у них над головой. - Повторяю...

- Может, мы не в ту дверь свернули? - высказал предположение Фей.

- Да нет, просто они, наконец, поняли, что мы смылись на лифте. Давайте, не останавливаемся!

Они побежали дальше и за первым же поворотом Фей с разбегу налетел на обладательницу роскошных рыжих волос, испуганно ойкнувшую и едва не рухнувшую на пол.

- Простите, - автоматически бросил Фей, подхватив девушку за талию, и тут же сам отпрянул, удивленно воскликнув:

- Элли?!

- Фей! - девушка смотрела на него с выражением священного ужаса.

- Что ты здесь делаешь?!

- Это я должна... Так! Только не говори, что вы и есть те лазутчики!

- Ну, вроде того...

- Фей, может, ты расскажешь мне, откуда среди твоих знакомых офицер "Геблера"? - подозрительно прищурился Барт. - Нам придется ее убить или...

- Или, - заверил Фей. - Элли нам не враг.

- Ну, прекрасно. Если ты так говоришь... А то я смотрю - униформа спецвойск, какая-то убийственная штука на поясе, но если не враг, то конечно...

- Барт, потом, умоляю! - взмолился Фей.

- Ладно, ладно...

Где-то вдалеке послышались шаги.

- Быстро! - вполголоса скомандовала Элли. - Сюда!

Она отошла в сторону и пропустила троицу в открытую дверь крохотного помещения. Зашла следом и поспешно закрыла за собой дверь.

Все затихли. Долгое время не было слышно вообще никаких звуков. Затем снаружи послышались шаги. Люди прошли вначале в одну сторону. Потом в другую. После пробежал кто-то один, за ним еще двое. Следующие пять минут прошли в гробовой тишине, и только после этого Элли заключила:

- Кажется, ушли...

- Ну, так что там насчет твоих знакомств? - повторил свой вопрос Барт.

Фей лишь тяжело вздохнул. Элли же повернулась к Его Высочеству и четко, по-военному, отрапортовала:

- Лейтенант третьего штурмового дивизиона армии Игнаса, Элехаим ван Хоутэн. Войска специального назначения "Геблер" священной Солярианской Империи. Возвращаясь с задания по захвату экспериментального образца нового гира на кислевском военном заводе, была атакована группой преследования и была вынуждена совершить аварийную посадку в деревне Лахан...

- А... так вот, как вы познакомились... А Фей говорил, что это он во всем виноват...

- Фей, прости, - Элли повернулась к молчавшему юноше, - я хотела тебе все открыть тогда, в лесу, но никак не могла собраться с духом... Когда ты рассказал, чем все это обернулось, я... я просто не могла тебе признаться. Прости.

- Я знаю, - по губам юноши скользнула печальная улыбка.

- Но... откуда? - Элли вздрогнула.

- Я слышал, как ты разговаривала с Доком. Не думай об этом.

- Но ведь...

- Это я во всем виноват. И я должен просить прощения за то, что обвинил тогда... пилота гира. Прости, Элли, это только моя вина!

- Нет, это не так! Если бы я не...

- Забудь. Это в прошлом. Недавно один знакомый сказал, что меня тянут назад. Прошлое осталось в прошлом. Нужно жить настоящим и думать о будущем.

- Хорошо, - наконец слабо улыбнулась девушка. - Но, если говорить о настоящем, почему ты... с ними?

- Это Барт и Марджи. Мы пришли, чтобы вызволить эту девочку. Шахан держал ее в плену.

- Ясно...

Элли провела ладонью по электронному замку и дверь открылась.

- Я быстро.

- Эй! Куда это ты собралась?! - тут же насторожился Барт.

- Вы ведь хотите сбежать? Я принесу вам одежду, в которой вы не так будете бросаться в глаза. А потом сможете незаметно уйти через ангар в одном из роботов.

- Как все гладко... А если ты сейчас просто доложишь кому следует и вернешься не с одеждой, а со взводом солдат?

- Барт, она хороший человек! - заверила брата Марджи.

- О! Ну, у тебя-то все хорошие! Даже старина Рамсус таскает тебе пирожные!

- Что, правда? - оживилась Элли. - Главнокомандующий?!

- Да! - важно кивнула девочка. - А он, - она стукнула кулачком Барта по ноге, - взял и наступил на них. А вот он, - Фею удара не досталось, - его побил.

Вот теперь Элли и впрямь была поражена.

- Барт, я и впрямь доверяю ей, - в свою очередь сказал Фей. - Она могла в свое время меня убить, но не сделала этого. Иди, Элли. Мы подождем.

Девушка кивнула и исчезла за дверью. Та тут же закрылась и на прикосновение Барта к замку никак не реагировала.

- Ну вот, прекрасно! - юноша уселся на небольшую койку, стоящую у стены, а затем перешел в лежачее положение. - Сейчас она вернется и нас повяжут. Знай, Фей, если нас казнят, мой призрак будет вечно преследовать твой, брызгая тебе в спину эктоплазмой!

- Чем? - задумчиво переспросил Фей.

- Чем придется, - буркнул Барт.

Элли вернулась минут через десять. Без сопровождения и с грудой одежды в руках. От одежды пахло потом и грязью.

- Из прачечной стащила, - пояснила девушка. - Надевайте поверх своей, она безразмерная.

Быстренько переодевшись, юные лазутчики оглядели друг друга. Видок был, конечно, тот еще. Особенно у Марджи, маленькой и жутко пузатой из-за несчастной зверушки, с которой она наотрез отказалась расставаться.

- Давайте, бегом! - Элли вновь открыла дверь и первая вышла наружу.

Оглядевшись по сторонам, она махнула им рукой. Так, перебежками, они добрались до ангара, где остановились у ближайшего робота.

- Вот ключ доступа к бортовому компьютеру. Включение только через него, - Элли протянула Фею карточку. - Ключ универсальный и подойдет к любому гиру. Так что залезайте... Это все, что я могу для вас сделать.

Барт и Марджи проследовали к огромной ноге гира. Осмотрев ее, Барт нашел механизм спуска лестницы и помог Марджи забраться, после чего обернулся к так и стоящему напротив девушки Фею:

- Ты чего застрял? Пошли!

- Элли, - Фей взглянул ей в глаза, и девушка поспешно потупила взгляд. - Элли, бежим с нами!

- Ч-что?

- Тебе нельзя здесь оставаться. Ты... не такая, как они. Идем с нами!

- Фей, нет...

- Фей, ты тратишь время на пустую болтовню! Она сказала "нет" - пошли! А не то сейчас сюда прибегут злые дяди с автоматами и сделают из нас решето!

- Но почему, Элли?

- Спасибо... но это невозможно. Прости. Я... солдат Соляриса. Это моя судьба. Нельзя сбежать от судьбы.

Она развернулась и пошла прочь.

- Элли!

- Фей... Если мы когда-нибудь еще встретимся... мы будем врагами.

И она бросилась бежать.

- Фей... - Барт тронул остолбеневшего друга за плечо. - Пошли, а? С девчонками всегда так. Странная у них логика. Забудь. Может, еще свидитесь и не будете вы никакими врагами... Она красивая...

- Да?.. Наверное... - Фей мотнул головой. - Идем.

Барт проследил за тем, чтобы Фей добрался до кабины, покачал головой и взобрался следом.

Через минуту робот пришел в движение, встал на пусковую платформу. Ворота открылись, и та вышвырнула его в открытую пустыню. Двигатели включились, и огромный гир заскользил над песками.


- Привести все войска, находящиеся на базе, в боевую готовность! Приготовить корабль к отбытию! Мой гир в ангар через две минуты! Выполнять!

Рамсус был вне себя от гнева. Обычно бесстрастное лицо сейчас налилось краской, отогнав обычную бледность и выступив пятнами на щеках. Голова главнокомандующего была замотана бинтами, которые стоящая рядом Мианг то и дело пыталась поправить, за что каждый раз получала нагоняй, однако попыток своих не прекращала.

Офицеры, в числе которых была и Элехаим ван Хоутэн, стояли ни живы ни мертвы, боясь пошевелиться. Поэтому на последнюю команду отреагировали далеко не сразу.

Тем временем к командору подскочил радист и что-то быстро зашептал.

- От Хью... А он что здесь забыл?!

Радист продолжил шептать.

- Проклятье... Хорошо! Отбой! Всем разойтись, отмена боевой готовности, - вяло закончил он, а потом хмуро покосился на парня. - Этого... проводи ко мне. Хочу узнать, что он там удумал... Вечно лезет, куда его не просят... Мианг!

- Да, командор?

Сейчас, когда офицеры разошлись и напряжение спало, ее голос бальзамом пролился на его душу и прогнал остатки нездорового румянца с лица.

- Пойдем, Мианг, - уже спокойно проговорил он.

- Конечно, командор.

  1  2  3  4  
Web-mastering & art by Bard, idea & materials by Demilich Demilich