Demilich's

Хроника

3. Бу'син. Сказ о Дюхане

Мир и благоденствие царило в далеком восточном королевстве Дюхан в одном из миров Космического Кольца, правила которым прекрасная королева. Однако неожиданно ослепительное сияние разлилось в небесах, и в одночасье города и веси обратились в руины. И замок, и город укрыло снежное покрывало...

Однажды на земли разрушенного Дюхана ступил безвестный искатель приключений, но приветствовало его лишь опустошение, студеный ветер да снег, устилающий пределы города. Ощущая смутную тревогу, искатель приключений шагал по направлению к замку, когда неожиданно из снежной пелены соткалась призрачная фигура мечника в изорванном плаще.

"Прошлой ночью обратилась ко мне богиня судьбы", - скрипучим голосом произнес тот, пристально глядя на героя, - "открыв, что спаситель придет в сии проклятые земли, и цепи страданий наконец падут. Неужто говорила богиня о тебе?" Он рассмеялся с нескрываемым сарказмом, после чего наказал герою следовать к таверне. "Там ты найдешь то, что ищешь", - заметил мечник, после чего образ его истаял.

Слова призрака наполнили сердце героя беспокойством, однако, внемля им, устремился он к таверне, над входом в которую покачивалась на ветру вывеска: "Свет луны". Внутри оказалось на удивление многолюдно, но лица посетителей заведения были мрачны, и, казалось, они никогда не выпускали оружия из рук.

"Они многое потеряли во Вспышке", - прошелестел Мечник, вновь возникнув в нескольких шагах от героя, - "и теперь пытаются отыскать утраченное. Кто-то ищет свои мечты, кто-то - любимых. В любом случае, воспоминания эти бесценны для каждого из них, и они не сумели вернуть их после Вспышки. Задача помочь им возлагается на твои плечи".

В таверне герой повстречал ниндзю Кио Хаттори, который поделился с ним своей бедой. Дело в том, что столкнувшись при Вспышке с угрозой неминуемой смерти, он предался всепоглощающему страху, утратив свою гордость ниндзи. Ибо страх - враг, противостоять которому сии воины учатся всю свою сознательную жизнь...

Присоединился к герою и воитель Рикардо Дорефес, надеявшийся в Лабиринте Дюхана обрести веру в то, что доверие - необходимое качество для искателей приключений. Рикардо поведал, что прежде спускался в подземелье, будучи в ином отряде, где каждый интересовался лишь собственной персоной, и без зазрения совести оставил бы товарища умирать. Но когда сподвижник Рикардо угодил в лапы к монстру, воин, недолго думая, устремился на выручку; тогда действия его привели к провалу возложенной на авантюристов миссии, посему Рикардо настоятельно просили оставить отряд. Однако воитель продолжал свято верить в то, что доверие между членами группы искателей приключений необходимо, и надеялся, что в отряде, возглавляемом пришедшим в Дюхан героем, уверенность его получит подтверждение.

В сопровождении Кио и Рикардо герой устремился к разрушенной крепости Дюхана, у входа в которую странникам вновь предстал Мечник - призрак погибшего во Вспышке солдата из элитного отряда Стражей королевы. "Вас трое, это мистическое число", - проскрежетал Мечник, окинув цепким взглядом авантюристов. - "С древних времен оно означало новое начинание. Даже если каждый из вас в отдельности слаб, вместе вы можете свернуть горы. Но для этого вам необходимо доверять друг другу, ибо без доверия вы, мне всякого сомнения, сложите головы здесь, в Лабиринте. Но лишь время, тяготы и лишения смогут создать истинное доверие между вами".

Трое устремились в Лабиринт, схватились с монстрами, занявшими руины крепости - кобольдами, орками, слизняками... В одном из помещений они обнаружили труп Скотта Бейна по прозвищу "Гансконский волк" - предводителя того самого отряда авантюристов, в который прежде входил Рикардо. Кто бы мог подумать, что он встретит свой конец столь бесславно, пав от удара в спину, нанесенного неким жалким грабителем?..

Продолжив путь, герои ступили в просторное помещение, в центре которого возвышался церемониальный алтарь. Именно здесь Кио впервые познал страх смерти... Ниндзя выступил вперед, коснулся каменной поверхности алтаря. "Холод и усталость притупляли все мои чувства", - тихо, отрешенно произнес он. - "Острые когти смерти крепко сжимали меня, пытаясь утащить во тьму. Я отчаянно пытался держаться за угасающий свет, пытался воскресить в памяти яркие воспоминания... Но безуспешно. В воспоминаниях я всегда оставался один. Ни друзей, ни любимых... У меня не было ничего. Оставались лишь мысли об отчаянии и сожалениях". Обернувшись к спутникам, Кио признался: "С тех пор меня мучают кошмары. Я думал, что если вернусь в это проклятое место, вернется и страх. Но... этого не случилось... От смерти не убежать: это судьба, ожидающая всех нас. Противиться ей бессмысленно, ибо тьма всегда пребудет в сердце моем".

Покинув чертог, герои продолжили исследование крепости, и вскоре повстречали жрицу - Сару МакДюфф, которую прежде видели в гостинице Дюхана. Девушка призналась, что ступила в Лабиринт наряду с иными искателями приключений, но те украли ее сбережения и бежали. Герой предложил жрице присоединиться к их небольшому отряду, благо целительные заклинания Сары придутся воителям как нельзя кстати.

Чуть позже путь искателям приключений преградила амбициозная, высокомерная чародейка, известная как Дева. Сия особа уже успела снискать себе славу в Дюхане, доказав, что не остановится ни перед чем, чтобы отыскать сокровища королевства, которые, вне всякого сомнения, пребывают на дне лабиринта. Велев четверке героев не путаться у нее под ногами, чародейка удалилась...

И вновь потянулись кажущиеся бесконечными коридоры крепости... Время от времени герои встречали иных искателей приключений, обыскивающих покинутые помещение, но те были заняты исключительно своими делами; в частности, собирали обнаруженные в оружейной мешки, надеясь выгодно продать их в городской лавке, ведь торговля Дюхана с сопредельными державами полностью прекратилась после Вспышки.

Наконец, в просторном зале в сердце крепости героям вновь предстал призрак Мечника. Поздравив авантюристов с успехом, дух выразил уверенность в том, что доверие между героям крепнет, и ныне по силам им действовать в бою слажено и эффективно. Мечник обучил четверку некоторым приемам, ведали о которых лишь Стражи королевы... когда в зал ступила Дева в сопровождении двух злобных кобольдов. Чародейка полагала, что Мечник стремится воспрепятствовать ей обрести сокровища, и, стало быть, помеха сия должна быть устранена.

Но герои сумели одержать верх над Девой, и та ретировалась, обещав, что вскоре они встретятся вновь. За ходом сражения наблюдал Каста - преданный орк Мечника, и последний велел тому возвращаться в город и распространить весть о том, что отряд нашего героя - сила, с которой необходимо считаться...

Но когда орк скрылся в тенях, призрак тихо произнес, обращаясь к героям: "Зло сего города разорвало на части тело мое и душу. Спуститесь в Лабиринт и отыщите истину, сокрытую во тьме. Но если доверие между вами будет утрачено, тьма Лабиринта поглотит вас". С этими словами призрак истаял в воздухе, и знали герои, что никогда больше не увидят его...

Рикардо, Кио и Сара выразили уверенность в том, что останутся вместе до конца, и страшные тайны Лабиринта откроются им... В соседнем зале обнаружили герои ступени, ведущие вниз, во тьму, но воитель-эльф преградил им путь, заявив, что дозволить спуститься на следующий уровень Лабиринта им может лишь командующий Стражами королевы - сир ЛеДюа. В настоящее время тот пребывает в глубинах Лабиринта, ибо поступили донесения о множестве мертвяков, воспрявших в потаенных глубинах, но вскоре он вернется в крепость, и лишь тогда герои могут надеяться получить вожделенные пропуска на нижние уровни.

...Вернувшись в город, герои проследовали в таверну, завсегдатаи которой встретили их овациями; орк Каста уже рассказал авантюристам об одержанной над ненавистной Девой победе, и сейчас почестей удостоились помянутые монстром герои. К последним горожане обращались за помощью, не надеясь получить ее иначе: целительница Лиза Кассандра просила принести ей крыло пикси, дабы с помощью его изготовить приворотный талисман, поскольку вот уже много лет девушка беззаветно влюблена в Рэддока, имперского рыцаря; священнослужительница Лидия надеялась, что искатели приключений сумеют вразумить ее молодого человека, открывшего в Лабиринте "Лавку монстров", где продает различных тварей; наконец, начинающая жрица Мария Фредель просила героев дать ей возможность заклинанием исцелить их паралич, если таковой случится.

Вернувшись в крепость, герои разыскали командующего Стражами - чародея ЛеДюя Альмсэя, беседующего о чем-то с королевой Отелье. Командующий смерил искателей приключений презрительным взглядам, после чего поинтересовался, не желает ли властительница Дюхана обратиться к сему отрепью. "Все, спускающиеся в Лабиринт, будут находиться под постоянным наблюдением солдат Дюхана", - холодно, отрешенно произнесла та. - "В настоящее время воины исследуют Лабиринт, но сложно сказать, добились ли они сколь либо значимых результатов. Ибо солдат осталось мало; многие из них погибли во Вспышке. А их подземных недр появляется огромное число нежити, продолжающей убивать моих воинов. Я не могу допустить подобного, посему и позволила спуститься в Лабиринт искателям приключений. Ваша задача - помогать исследованию Лабиринта, но ни в коем случае не смейте встать на пути у солдат".

ЛеДюа приказал героям разыскать отряд воинов, занимавшихся расследованием причин, приведших к появлению нежити. Согласно кивнув, четверо покинули чертог, чувствуя, как взгляды командующего Стражей и королевы жгут им спину.

И вновь потянулись каменные коридоры Лабиринта. Встречались героям и иные искатели приключений: некоторые искали сокровища, иные отлавливали монстров, а некая эльфийка, обратившаяся к ним, поведала, что подземелья сии напитаны невероятной печалью, и именно это привлекает сюда монстров... подобно тому, как одиночество мертвых заставляет их тянуться к живым. Поистине, грань мира смертного и незримого здесь невероятно тонка... Вор-полурослик Даниэль, исследующий Лабиринт, обращаясь к героям, предположил, что ведомое воителями Дюхана расследование воспрявшей нежити - лишь прикрытие для поисков некоего потаенного сокровища, находящегося в глубинах и необходимого королеве.

Искатели приключений не отваживались переходить дорогу королевским солдатам, помня о предостережении ЛеДюа. После Вспышки лишь последний да ниндзя Кулган остаются подле королевы, иные - как то жрица София - числятся пропавшими без вести... Но не следует забывать, что Стражи - не только щит королевы, но и острейший ее меч, и без жалости уничтожат всякого, кто посмеет ослушаться их госпожу.

Неподалеку от ступеней, ведущих в земные глубины, герои повстречали воровку Рюй, бывшую чародейку, сражающуюся с мертвяками-кобольдами. Словоохотливая девчонка заметила, что нежить возможно уничтожить либо заклинаниями, либо зачарованным оружием; в противном случае, выступать против мертвяков по меньшей мере глупо.

Предъявив эльфам-стражам у ступеней пропуск, полученный от ЛеДюа, герои спустились в древнюю тюрьму, по коридорам который ныне шагали лишь восставшие мертвецы. Но встреченный героями рыцарь - сир Евгений Гвестам, принадлежащий к одному из древнейших дворянских родов Дюхана - известил их, что в сих потаенных глубинах пребывает могущественная иномировая сущность, рекомая Смертью. Витая в тайных чертогах, она овладевает потерявшими бдительность смертными, и лишь своевременный обряд, проводимый священниками в храме Салима, может спасти жизнь обреченным... Поведение рыцаря Сара сочла донельзя подозрительным: что сей отпрыск благородного рода делает в подземелье, где кишмя кишат монстры?!.

И вновь пересеклись пути героев и загадочной эльфийской девы, прежде встреченной ими в крепости. Все так же печать страха на лице, тот же устремленный в пространство, затравленный взгляд... "Давным-давно здесь была тюрьма, содержалось в которой множество жестоких преступников", - молвит дева, с тревогой озираясь по сторонам. - "Ведь Лабиринт сродни бездне тьмы, куда стекается всякое зло. Но именно здесь проклятие мертвых сильнее, чем где-либо еще. Посему и появляется здесь сущность, охотящаяся за душами. Вы называете ее Смертью, мы же - Черным Призраком. Зачем ей души... этого не понимаю даже я. Но я доподлинно знаю, что сущность сия создана людьми. Она родилась после Вспышки, лишившей дюханцев всего..."

С этими словами эльфийка устремилась прочь; герои же продолжили исследование заброшенной, занятой нежитью тюрьмы. В одном из чертогов лицезрели они фей, играющих с кольцом... в котором герой безошибочно узнал кольцо королевы Отелье. Даже спутникам своим не признавался он, что не помнит ровным счетом ничего о том, что происходило с ним прежде, до вспышки, но найденное кольцо приподняло завесу над утраченными воспоминаниями.

Он помнил, как счастлива была королева, надевая это кольцо. Что же она говорила тогда?.. "Это кольцо полно светлых воспоминаний. Тех, которые останутся со мной навсегда... Того, кто даровал мне это кольцо, больше нет, и никогда не заглянуть мне в его глаза, лучащиеся добротой. Ведь он исчез вскоре после того, как передал мне кольцо. И вместо него... я обрела великолепного Стража. Но... когда я касаюсь кольцо, воспоминания о том, что происходило много лет назад, возвращаются, как будто было это лишь вчера". Тряхнув головой, герой отогнал нахлынувшие образы, не разумея, почему в памяти воскресли слова королевы... обращавшейся, казалось, именно к нему - никому не ведомому искателю приключений, лишь несколько недель тому ступившему в Дюхан... Может ли случиться... что были знакомы они прежде?!.

В одном из коридоров путь героям преградили мертвяки. Вытянув вперед руки, они устремились было к искателям приключений... но неожиданно пали, будто невидимый кукловод перерезал нити, удерживающие сии марионетки. Казалось, вокруг дышит тьма, и ненависть исходит из глубин, подобного горячему ветру. Даже пол под ногами героев источал запах гари и слабо светился... как будто нечто стремилось обрести воплощение... нечто невероятно злое.

И предстал ужаснувшимся героям Черный Призрак... В тяжелейшем противостоянии низвергли они сие воплощение, и Лабиринт вновь погрузился во тьму. Герои с трудом переводили дыхание, ведь противник их воплощал в себе весь спектр негативных эмоций - печаль, ненависть, злость... Как будто воплощал в себе души погибших во Вспышке. Воистину, то был не монстр - но сама Смерть! Наверняка удалось им уничтожить лишь воплощение оной, но истинное средоточие сей сущности остается в глубинах Лабиринта... Казалось, очутились они в кошмарном сне: Вспышка... бесчисленные монстры... и, наконец, воплощение смерти...

За изгибом очередного коридора в нижних пределах тюрьмы заметили герои сошедшихся в сражении с нежитью солдат Дюхана - самураи и жрицу; судя по всему, тех самых, которых приказал им отыскать ЛеДюа. Искатели приключений, не раздумывая, устремились в бой, сразили мертвяков. Самурай, закусив губу, признался, что они двое - единственные выжившие из отряда, спустившегося в глубины Лабиринта, дабы выяснить источник появления нежити. Они выяснили, что исходят те с нижнего, четвертого уровня Лабиринта - старого кладбища... Самурай просил героев передать иному воителю из его отряда, Мацури, магическую катану, благо тот остался на подземном кладбище, где продолжает поиски источника темной магии, поднимающей нежить.

...Вернувшись в крепость, герои известили ЛеДюа об обнаружении выживших членов его отряда, а также передали командующему найденное кольцо. Воцарившаяся атмосфера смертной печали ощущалась физически; ЛеДюа осторожно надел кольцо на палец отрешенной королеве, но та лишь скользнула по нему безразличным взглядом. Обещав, что продолжат поиски источника нежити, герои поспешили удалиться.

Нежить кишмя кишела на старом погосте, где повстречали герои самурая Мацури. Последний поведал, что после Вспышки, им, королевским солдатам, пришлось нелегко, ибо монстры, изливающиеся из глубин Лабиринта, атаковали без перерывов. И тогда королева прислала им помощь... одну-единственную юную эльфийку - целительницу Софию, Стражницу. В изумлении смотрели солдаты, как дева молитвой упокаивает сонм нежити, а также исцеляет раненых селян. Но сейчас неведомо доподлинно, жива ли София... Мацури, однако, полагал, что жива, ведь известно, что не умирают королевские Стражи, не исполнив прежде свой долг.

Искатели приключений, встреченные нашими героями на погосте, поведали им, что королева Отелье похищена, и на поиски ее приказом ЛеДюа отряжены ниндзи под началом Кулгана Ловкого. Последнего авантюристы повстречали в нижних пределах кладбища, и ниндзи докладывали своему предводителю, что в сражении с мертвяками потеряли каждого четвертого.

Эльф Кулган, однако, не сводил глаз с героя, и взгляд его был исполнен ненависти. "Почему ты жив?!" - воскликнул он. - "Неужто столь жалкие души лишены посмертия?! Многие, не заслуживающие смерти, погибли во Вспышке. Но ты, не имеющий права жить, остаешься в этом мире! Как смеешь ты показаться здесь после всего случившегося? Нет прощения предателям, подобным тебе". Герой лишь изумленно смотрел на Кулгана, не понимая, о чем говорит этот эльф, и тот молниеносно выбросил вперед руку, полоснув искателя приключений ножом по щеке. В памяти последнего воскресло иное воспоминание...

Дворец Дюхана... и Кулган, недобро глядящий на него. "Я тебе не доверяю", - говорит ниндзя. - "Я доверяю словам Ее Величества и ее сердцу. Но не забывай, что клинок мой направлен на тебя"... И сейчас, сжимая в руке окровавленный нож, Кулган прошипел, обращаясь к герою: "Ты предал эту страну. Ты предал ее сердце. Ты предал доверие Ее Величества. Ты предал все то время, что мы провели вместе! Во имя Ее Величества, ты понесешь наказание!"

Кулган устремился в бой, но был повержен героем и спутниками ее. Ниндзя отступил, не понимая, почему противник его сражается как заурядный искатель приключений... неужто тем самым высмеивает королевских Стражей?.. Обещав, что они непременно встретятся вновь, ниндзя исчез, а товарищи героя обратились к нему, ожидая объяснений. Однако герой не мог предоставить таковых, ибо не разумел ровным счетом ничего из происходящего. Возможно, все это - не более, чем недоразумение, но теперь надлежало почаще озираться, ожидая удара Кулгана Ловкого...

Мрачный погост остался позади, и странники ступили в огромную пещеру, в глубины которой откуда-то сверху низвергался водопад. Завороженные чарующим зрелищем, не заметили герои, как подле них вновь возникла знакомая эльфийка. "Это место - образ нашего леса, утраченного вы Вспышке", - скорбно изрекла она. - "Нас, лишившихся родных просторов, сей вид успокаивает. Я знаю, что должна выяснить, как и почему возник этот Лабиринт, но когда я вижу нечто подобное, сердце мое обливается слезами. Когда я слышу шум водопада, мне кажется, что тот страшный день - не более, чем сон".

Слабая улыбка озарила ее лицо, но исчезла, когда эльфийка вновь обернулась к герою. "А что ты ищешь в Лабиринте?!" - потребовала она ответа. - "Сокровищ? Славы? Или... чего-то еще?" Герой лишь плечами пожал: признаться, он и сам не знал, почему тянет его в эти потаенные глубины... "Сегодня я поняла, что даже если все потеряно и прошло немало времени... есть вещи, которые остаются с нами навсегда", - молвила девушка на прощание...

Продолжая спуск в пещеру, к основанию водопада, встречали герои и иных искателей приключений. Вести о похищении королевы успели распространиться, и личность того, кто стоит за преступлением, уже не была секретом. Похоже, сир Евгений Гвестам сплачивает за собой армию монстров, намереваясь заявить о правах на престол Дюхана. Конечно, похитить королеву - это уже перебор, ведь теперь против дворянина выступили солдаты Дюхана, направляемые королевскими Стражами...

Здесь, в пещерах у Лабиринта герои вновь столкнулись с Девой, весьма недовольной действиями Гвестама. Ведь последний, яшкаясь с монстрами и покупая их услуги за звонкую монету, лишает чародейку верных сподвижников... Нет, непременно следует втолковать этому зарвавшемуся отпрыску древнего рода, каковы могут быть последствия недовольства Девы. Недовольно бурча, чародейка исчезла в сопредельных тоннелях, намереваясь - вне всяких сомнений - разыскать Гвестама.

Рати последнего герои узрели достаточно скоро: армию орков и кобольдов, скорым маршем следующих в недра Лабиринта. Проходя мимо ошарашенных подобным зрелищем искателей приключений, Гвестам заметил, что тварей сих держит в узде страх, но никак не верность и уважение. "Я хотел бы вернуть мир и безмятежность в Дюхан", - признался рыцарь. - "Для этого королева, остающаяся глуха к мольбам своего народа, должна оставить трон. Я на все пойду ради этой цели, даже если меня назовут предателем. И теперь я стремлюсь узреть ответ Судьбы в Волшебном Городе. Ознаменуют ли замшелые стены замка мою могилу... или же новая заря займется над Дюханом?.."

Кивнув героям на прощание, Гвестам последовал за своими миньонами, а герои еще долго смотрели им вслед, гадая, почему армия движется в глубины Лабиринта, а не поднимается к поверхности. Неужто не собираются они противостоять солдатам Дюхана, устремившимся на поиски своей королевы?..

Наконец, герои достигли основания водопада, и у небольшого озерца, заметили двух эльфов, погруженных в тихую беседу. "Ты серьезно, Мишель?" - спрашивал эльф, обращаясь к спутнице - той самой, которую искатели приключений уже встречали в Лабиринте. - "Ты называешь это отвратное место нашим домом? Эта дыра полна орков и кобольдов!" "Каза, ты ведь должен понимать!" - отвечала Мишель. - "С тех пор, как мы лишились своего леса, все утратили волю к жизни, а некоторые даже добровольно расстались с ними. И... даже наш предводитель Фавн ослеп, предавшись отчаянию. Нам следует больше думать о себе, нежели о Вспышке".

Лишь сейчас двое заметили подошедших искателей приключений; узрев героя, Каза донельзя изумился. "Что за демоническая магия?!" - воскликнул он. - "Или же пламя моей ненависти вызвало твой лик из небытия?" "Нет, он действительно жив", - покачала головой Мишель, и лицо Казы исказила гримаса лютой ярости: "Жив? Уж лучше бы он оказался призраком! Я бы смог понять, что он вернулся в мир, дабы завершить нечто неоконченное".

"Думаю, София обрадовалась бы, зная, что он выжил", - тихо заметила Мишель, и Каза презрительно фыркнул: "Конечно, обрадовалась бы, добрая душа. Но я не прощу его хотя бы за то, что она мертва, а он - жив!" Подступив в герою, тщетно пытающегося воззвать к воспоминаниям, Каза обвиняюще закричал: "Почему ты не пришел в наш лес после Вспышки? Почему не позаботился даже возложить цветы на ее могилу? Неужто ты глух к горестным воплям тех, кто потерял своих любимых? Можем, ныне это и не походит лес, но как ты смеешь вновь ступить в наши земли!"

Он устремился прочь, а Мишель, тяжело вздохнув, молвила, обращаясь к герою: "Пожалуйста, простите его. Каза не в себе, потому что любил Софию как родную сестру с самого детства. Конечно, я тоже опечалена, но... София, которую я помню, не держит на тебя зла". Кивнув в сторону озера, она продолжала: "Софии... очень нравился этот вид. На поверхности земли это место - всего лишь исчезающий сон. Но оно навсегда сохранилось в этом проклятом Лабиринте... Я понимаю, ты утратил воспоминания, но ради нее, помни, что когда-то здесь была та, кто любила тебя всем сердцем".

Долго стоял герой на берегу озерца, пытаясь совладать с нахлынувшими эмоциями, но отразилось в водной глади прекрасная эльфийка, в очах которой застыла печаль. "Взгляд твой подобен скованному льдом озеру", - прошелестела она. - "Холоден, чужд. Но подо льдом вода, и стремится она обрести свободу. Ждем, когда отразится в ней небо, согретое ярким, теплым солнечным светом. Однажды... лед окажется растоплен. И когда этот день настанет, давай насладимся зрелищем прекрасного неба нашего Дюхана вместе, ты и я. Обещай мне".

Видение исчезло, и герой с удивлением обнаружил, что глаза его полны слез. "София!" - воскликнула Мишель, бросившись к озеру, но образ целительницы развеялся, как утренний туман. - "София, пожалуйста, ответь мне... Как ты можешь столь сильной, будучи оторвана от возлюбленного, будучи мертвой... Я... хочу... тебя еще раз увидеть..."

Взяв себя в руки, эльфийка вновь обратилась к герою: "Если бы Вспышку сотворил бог, нам было бы легче это принять. Мы молились бы денно и нощно... и однажды милосердный господь даровал бы нам свое прощение. Но сердца наши никогда не избавятся от печали... Ведь Вспышка - дело рук смертного... ровно как и черный дух, которого вы именуете "Смертью". Конечно, ныне мало кто ведает о его существовании... но я уверена, но он был сотворен посредством древнего эльфийского Ритуала Тьмы. Это запретное знание в глупой гордыне своей мы не сумели отринуть. Наверняка некий злодей провел ритуал, и вина в том всей нашей расы". Сделать подобное признание Мишель было невероятно тяжело, ведь эльфы - гордая раса и практически никогда не признают своих ошибок. "Ты можешь гадать, почему я рассказываю тебе это", - продолжала девушка, - "но я хочу верить тебе так, как верила София. Может, за этот грех меня станут ненавидеть... но я хотела, чтобы ты узнал правду".

Мишель обещала вернуться в город, и, простившись с героем и спутниками его, растворилась в тенях подземелья. Сара покачала головой, пытаясь осознать сообщенное эльфийкой откровение. "Я слышала прежде о волшебном городе эльфов", - молвила целительница. - "Говорят, что там было создано большинство известных нам заклинаний. Обитатели города обладали столь непомерным могуществом, что могли отринуть саму смерть, и даже изменять положение звезд на небосводе. Говорят также, что наш мир о Рае относится именно к этому городе эльфов. Никто не знает, почему исчезла столь великая цивилизация. Некоторые утверждают, что Небеса покарали их за черную волшбу... Но истина о том, что смертный стоит за Вспышкой, поистине удивительна... Стало быть, и Вспышка, и Смерть порождены древней магией, но кто это сделал? С какой целью?" Рикардо заметил, что прежде считал Вспышку природным бедствием, но мысль о том, что кто-то свершил подобное зло намеренно... была слишком невероятна. Какими же мотивами мог руководствоваться этот безумец?.. Необходимо разыскать его и заставить заплатить за содеянное!..

Спустившись на следующий этаж Лабиринта, герои обнаружили, что находятся в руинах некоей крепости. Над каменным полом клубился туман, было жарко и душно, а издали доносился запах мертвых тел.

Искателей приключений приветствовала рыцарь, Грейс, сообщив о том, что солдаты Дюхана рассредоточились по крепости в поисках своей королевы, похищенной сиром Евгением... ведь ходят упорные слухи, что тот заключил договор с демоном! Грейс намеревалась разыскать Гвестама и выяснить истину.

Простившись с рыцарем, герои начали исследование крепости, больше походящей на призрачный город, в котором война или чума уничтожили всех без исключения жителей. Сара заметила, что ощущение зла, подобное тому, что предшествовало появлению Смерти, здесь становится сильнее, и чувствует она себя отвратительно.

Издали донеслись крики, звон мечей. Неужто солдаты Дюхана сошлись в сражении с миньонами Гвестама?.. Настроение у искателей приключений было отвратительное, их снедало тревога: мало того, что нечто витает в воздухе, так еще и слова рыцаря о демоне... Неужто Гвестам может призвать в мир могущественного обитателя Преисподней, если монстры его окажутся теснимы?..

В сем древнем эльфийском граде повсеместно шло сражение; герои заметили чародейку Арабеллу и самурая Тайгу, противостоящих превосходящему числу огров. Искатели приключений сразили монстров, и самурай подтвердил, что Гвестам действительно заключил договор с могущественным демоном, развязав войну за трон Дюхана.

И сейчас в сей крепости продолжают пробуждаться демоны, натиск которых солдатам королевства сдерживать все сложнее. Действительно, вскоре герои ступили на площадь, где шло кровопролитное сражение ниндзь под началом Кулгана с ядовитыми гигантами, чье дыхание стремительно уносило жизни несчастных солдат. Понимая, что воины его могут не выстоять, Кулган отправил нескольких ниндзь на поиски ЛеДюа - лишь могущество командующего способно переломить ход сражения. Герои вступили в сражение, прикрывая спины воинам Кулгана, поскольку из соседних кварталов к площади уже спешили огры. В сем противостоянии искателям приключений и ниндзям удалось одержать верх над монстрами, но солдаты предупредили авантюристов, что здесь им не место, и поисками сокровищ надлежит заниматься на верхних уровнях Лабиринта, где поспокойнее.

Но даже в сих зловонных руинах древнего эльфийского города отыскался островок покоя и безмятежности; на окраине комплекса у озерца обнаружили герои эльфа Казу, которого прежде встречали у водопада. "Прошлое всегда забывается быстро", - тихо произнес он, заметив подошедших искателей приключений, но ныне не было во взоре его той лютой ярости. - "Мы слышали, что люди, да и иные расы совершают чудовищные деяния. Это так, но и в эльфийской истории немало крови. Давным-давно мы убивали друг друга, упиваясь проклятым могуществом. Это место - лучшее тому доказательство, ведь здесь, задолго до основания Дюхана, пребывал наш город, где мы наслаждались счастьем бытия, гордились своей волшебной цивилизацией. Мы не знали агонии и боли, но, если верить легендам, весь наш уклад был уничтожен единственным злым помыслом. Сперва это было лишь небольшое семя, на которое никто не обратил внимания, но ненависть оказалась взращена в эльфийских сердцах. Поскольку прежде не ведали они силы тьмы, то оказались уничтожены ею. София, должно быть, понимала, что ненависть может породить лишь еще большую ненависть. Тьма продолжит разрастаться, если не уничтожить ее семя. Но... мы лишились всего... за исключением способности ненавидеть..."

Каза вернулся к отрешенному созерцанию озерка, а Мишель шепнула герою: "Он такой же, как и я. Вечно преследуемый тьмой. В пустоте за спиною, в голосах погибших он стремится обрести уверенность в том, что те прекрасные воспоминания - не иллюзия, но реальность. Чтобы жизнь его обрела хоть какой-то смысл... Но я клянусь, что увижу конец трагедии, вызванной нашим наследием - Вспышкой".

...У одной из башен в сердце города искатели приключений заметили окровавленного солдата, который перед тем, как лишиться чувств, успел сообщить, что королева Дюхана действительно пребывает в когтях демона.

Переступив порог башни, лицезрели герои безвольную королеву Отелье, находящуюся в могучих руках инкуба, демона грез, который пленит души грезящих в вечных кошмарах. При виде подобной сцены герой ощутил слепую ярость, а демон, ухмыляясь, прогремел: "Тот человек исполнил свою часть договора и передал мне эту драгоценность. Величайшее блаженство - ниспослать кошмар той, которая никогда не ведала грез, наполнить страхом ту, которая о подобном помыслить не могла".

Искатели приключений атаковали инкуба и сумели изгнать сущность демона в Преисподнюю. "Ваш кошмар никогда не закончится", - прошипел он напоследок. - "Вся ваша реальность обратится в кошмар". Герой бросился к королеве, которая пришла в себя, и тихо лепетала, раз за разом повторяя свое имя.

В чертог ворвались солдаты Дюхана, ведомые ЛеДюа и Кулганом. Королева выкрикнула имя командующего Стражами и бросилась к нему, как испуганное дитя. ЛеДюа отшатнулся было, но быстро взял себя в руки, после чего резко приказал королеве совладать с эмоциями и вести себя как подобает. Обратившись к искателям приключений, он поблагодарил их за освобождение Отелье, после чего велел королеве сделать то же. "Благодарю вас, доблестные искатели приключений", - послушно произнесла королева, и даже Кулган взглянул на нее с нескрываемым подозрением: где это видано, чтобы правительница Дюхана безропотно исполняла волю своего подданного?!

Иное краткое воспоминание из прошлого вернулось к герою, и пред мысленным взором его предстал тронный зал замка Дюхана. "Вы все сослужили мне прекрасную службу", - произносит королева, обращаясь к почтительно склонившимся пред нею Стражам. - "Теперь отдохните". ЛеДюа же обращается непосредственно к герою, новобранцу в элитном отряде: "Ты становишься истинным Стражем королевы. Честно сказать, я немного тревожился о тебе"... Иной мимолетный образ, целительница София. "Королева слишком мягка, чтобы управлять страной", - говорит она. - "Поэтому мы должны помочь ей в этом"... Кулган одобрительно хлопает героя ладонью по плечу. "Пойдем!" - восклицает он, дружески улыбаясь. - "Это приказ Ее Величества, и исполнить его мы должны незамедлительно!"

...Резкий голос Кулгана прервал раздумья героя; обращаясь к королеве, эльф напоминал ей, что герой все равно остается предателем державы, и просил дозволения прикончить его здесь и сейчас. "Сейчас нам следует заняться поисками Евгения Гвестама", - раздраженно отвечал Стражу ЛеДюа, и королева послушно изрекла: "Страж Кулган, приказываю тебе разыскать и схватить предателя короны, Евгения Гвестама". Кулган переводил озадаченный взгляд с командующего на королеву, но, закусив губу, направился к выходу из башни; солдаты последовали за ним

Когда удалились они на достаточное расстояние, ЛеДюа потребовал, чтобы искатели приключений хранили молчание о произошедшем здесь, в противном случае он лично казнит их. После чего произнес телепортирующее заклинание, и исчез наряду с королевой. Искатели приключений переглянулись: действительно, то, что наблюдали они, казалось весьма странным... Кио озвучил общие опасения: "Королева похожа на куклу, лишь притворяющуюся человеком". "А еще Кулган, который тебя люто ненавидит", - напомнила Сара герою. - "Наверняка они все что-то скрывают, я чувствую!"

...Среди улочек оскверненного города, где зловоние смешивалось с запахом крови, искатели приключений вновь повстречали сира Гвестама в сопровождении могучих ядовитых гигантов. "Наша возлюбленная королева оказалась всего лишь пустой оболочкой", - произнес он, подтверждая потаенные подозрения героев. - "Гомункулом, и понял я это, наблюдая за реакцией на нее инкуба. В итоге все предприятие для меня оказалось лишь потерей времени. Сердце королевы оказалось подобно иссохшему роднику, ибо лишено эмоций. Мы все оказались в дураках, ибо нас обвела вокруг пальца маленькая куколка ЛеДюа. Что ж, тогда происходящее становится понятным: бездушное создание не может воспламенить сердца подданных. Но где же истинная королева? Погибла ли она во Вспышке? Или где-то заточена? Я должен выяснить правду... И не важно, если для этого мне придется продать остатки души".

К Гвестаму приблизилась Грейс, поинтересовалась, действительно ли рыцарь заключил договор с демоном Преисподней дабы обрести власть над Дюханом? Женщина умоляла Гвестама одуматься, вернуться на путь истинный, но тот лишь отрицательно качал головой. "Такие тривиальные вещи как смерть или разрушение меня больше не трогают", - отвечал он отчаявшейся Грейс. - "Передо мною лишь один путь. Обрести корону или умереть. Тот, кто вершит зло, обязан до конца пройти по избранному пути". Грейс молила возлюбленного позволить ей примкнуть к нему, но Гвестам вновь ответил отказом, велев ей возвращаться в город да попытаться начать новую жизнь. После чего удалился наряду с гигантами, а Грейс еще долго смотрела ему вслед. "Ненавижу Вспышку", - лепетала она. - "Она уничтожила не только город, но и людские души. Ведь прежде он был добрым, набожным человеком. Он никогда не вернется, пока горят темные огни его амбиций... Что ж, пожалуй, мне действительно лучше вернуться в город".

Грейс устремилась прочь; герои же, оставшись одни, обсудили новые сведения, им сообщенные. Действительно, что сталось с истинной королевой? И зачем ЛеДюа весь этот цирк c гомункулом на троне? Ведь дюханцы уже питают подозрения касательно королевы, и командующему не поздоровится, если обман его окажется раскрыт. Сара предположила, что истинная королева Отелье жива, и ЛеДюа использует рыщущих по Лабиринту искателей приключений, надеясь отыскать ее. "Действия ЛеДюа безумны", - высказала свое мнение Мишель. - "Абсолютное отчаяние не толкает людей вершить безумства... Должно быть, ЛеДюа питает мельчайшую надежду, за нее и цепляется. Наверное, он надеется, что истинная королева жива, как и говорит сир Евгений".

...Разыскав ступени, ведущие вниз, герои без сожалений оставили руины эльфийского града, но встретили их очередные извилистые коридоры кажущегося бесконечным Лабиринта. Здесь заметили они самурая Мацури, однако фигура человека казалась бледной, практически прозрачной. "Если бы я только не увидел того кристалла..." - с горечью говорил самурай, не замечая подошедших искателей приключений. - "Нет, не верю! Не хочу верить в это! Почему?!. Почему же?!. Неужто чистые души куда проще затянуть в посмертие?! Нет... возможно, я знал это... Я все это время знал ответ. Просто боялся признать". Очертания Мацури истаяли в воздухе... он исчез точно так же, как и встреченный героями Мечник.

...Наконец, искатели приключений достигли древнего эльфийского святилища, где с изумлением лицезрели Кулгана, сражающегося со множеством наседающих на него ниндзь Дюхана. "Что это значит?" - кричал Страж, разя противников, но те молча шли в атаку, подобно безвольным марионеткам... и погибали... Несколько ниндзь отделились от остальных, устремились к героям, окружили их. Заметив это, Кулган окликнул бывшего товарища: "Я прикрою тебе спину!" Когда-то - в иной жизни? - он произносил те же самые слова, и герой доверился Стражу, повернувшись к нему спиной.

Удара не последовало: герой и Кулган при поддержке Кио, Рикардо, Сары и Мишель успешно сразили множество ниндзь, но число последних не убывало... "Хватит!" - прогремел под сводами чертога голос. - "Вы сумели задержать двух королевских Стражей достаточно долго!" Как по команде, ниндзи отступили, вложили клинки в ножны и склонились пред ступившим в зал ЛеДюа Альмсэем. Лицо Кулгана выражало неподдельное изумление, и командующий, заметив это, улыбнулся уголком рта: "Если бы ты следовал приказам, дольше бы прожил..."

Он произнес заклинание, и в чертоге воплотился огромный мясной голем. Указав конструкту на присутствующих искателей приключений, Кулгана и покорных ниндзь, ЛеДюа велел своему творению прикончить всех без исключения - "ради Ее Величества!", как он выразился. После чего попросту исчез. Ниндзи, даже приговоренные к смерти, безропотно приняли свою судьбу. "Они стали марионетками ЛеДюа", - процедил Кулган, и, обратившись к герою, воскликнул: "Я собираюсь даровать им конец, достойный людей! Займись големом!"

Кулган стремительно метнулся к ниндзям, принявшись разить их, искатели приключений же устремились к мясному голему... Сразив последнего, герои обернулся к Стражу, который, возвышаясь над горстками праха, обратились в который его подначальные воины, с горестью говорил: "Ее Величество... командующий... и мой бывший напарник. Все, во что я верил, рушится у меня на глазах. Но я не стану пассивно наблюдать, как теряю все... Если подумать, ЛеДюа начал действовать странно после того, как исследовал это святилище полгода назад. Должно быть, он что-то обнаружил здесь". Направив меч в сторону героя, Кулган заявил, что их объединение было лишь временным, и не забыл он предательства бывшего товарища.

Кулган покинул чертог, а искатели приключений, сопровождавшие героя, недоумевали, зачем ЛеДюа понадобилось убивать собственных солдат? То ли Кулган обнаружил нечто, о чем не должен был знать, или же может обнаружить в ближайшем будущем - именно этого и страшится командующий. Кио напомнил товарищам, что ЛеДюа ответственен за сотворение как гомункула королевы, так и мясного голема, созданного из человеческих трупов - неужто чародея окончательно поглотило безумие? Что же столь разительно изменило его, доблестного командующего королевскими Стражами?..

Исследуя чертоги сей священной обители, ступили искатели приключений в помещение, в центре которого пребывал сияющий кристалл. Кулган стоял чуть поодаль, задумчиво глядя на оный, но когда сделал шаг по направлению к кристаллу, навстречу ему выпорхнула призрачная фея, и Страж отшатнулся. "Если вы приблизитесь, вас захватят Волны Воспоминаний!" - пропела она. - "Этот кристалл - магический артефакт сего храма, но когда святилище оказалось здесь, глубоко под землей, он утратил свои силы. Больше магия не наполняет его, но он может хранить в себе множество воспоминаний. Мрачных, гневных... самых разных воспоминаний. Как только вы коснетесь кристалла, воспоминания окажутся высвобождены, и Волны Воспоминаний начнут течь из бесконечности в бесконечность. Если ваши собственные воспоминания сильны, вы сумеете преодолеть течение Волн Воспоминаний и вернуться назад. Но многих они поглощают навсегда. Назад вернулся всего лишь один человек - крайне испуганный пожилой чародей..." "ЛеДюа", - скрипнул зубами Кулган, и фея согласно кивнула: "Он был очень бледен. Волны Воспоминаний показывают людям то, что им не следует знать".

Фея исчезла в кристалле; переглянувшись, герой и Кулган приблизились к артефакту, возложили на него ладони. Видение предстало им - пожилой мужчина в жреческих одеяниях, на лице которого застыло отчаяние. Раз за разом взывает он, Верховный епископ Дюхана, к своему богу, но молитвы остаются безответны... Люди умирают, моля епископа о чуде, но он бессилен помочь им, ибо бог безмолвствует, и епископ утрачивает веру, отворачивается от своего небесного покровителя... Сердце его полнится гневом, а разум - безумием. "Мы сотворим бога, который не предаст нас!" - восклицает он, бросая вызов небесам, и герой ощущает невыразимые страх, ненависть, ярость, закипающие в его душе... Ибо зрит он далекое прошлое Дюхана, но, тем не менее, чувствует, что знает этого ожесточившегося человека...

Волны Воспоминаний продолжают нести его, являя новые образы. Жрецы, возносящие молитвы у алтаря, посвященного злому божеству... На алтаре покоится тело девушки, облаченной в белые одеяния... Епископ, верховодя церемонией, возвещает: "Пришел час сотворить нового бога! Нам не нужен бог, не отвечающий на наши молитвы. Отныне наш бог - единственный, и души наши будут жить вечно! Нам не придется страшиться смерти! Новому богу я отдаю самое драгоценное... свою внучку! Она станет матерью бога и будет надзирать за смертным миром".

...Страшные катаклизмы поглощают Дюхан, и ликует епископ, ибо божество его пришло в мир, подлежащий разрушению и последующему перерождению. Города рушатся, земная твердь низвергается в бездну, а крики людские возносятся к небесам. Ибо зрит герой воспоминания самой земли...

Королева Дюхана Ориана, правящая страной в далекие Средние Века, отдала приказ королевским Стражам уничтожить злое божество. Миссия сия оказалась исполнена; чудовищный бог исчез... и небеса, и земля возликовали. Рыцарь королевской Стражи воздел меч, нанесший епископу смертельный удар, объявляя о своей победе... Обращаясь к подданным, королева Ориана заверила их, что злой бог заточен глубоко в подземельях замка, и отныне им нечего опасаться, ибо пока меч сей пребудет с королевой, божество не сможет обрести свободу.

Но не ведали ликующие миряне, епископ каким-то образом сумел превозмочь смерть, и, пребывая в своем потаенном подземном святилище, проклинал королевских Стражей, ибо, благодаря могуществу божества, обрел бессмертие, и во имя внучки, принесенной в жертву, возродит он своего бога - Бу'cина! И тогда все дюханцы станут жертвой для его души!.. И столетия спустя исполнил он свое обещание...

И герой, и Кулган обнаружили себя в чертоге подле кристалла, а фея поздравила их с завершением странствия по Волнам Воспоминаний. "ЛеДюа тоже увидел это?" - уточнил Кулган, и фея отвечала: "Да. После чего он направился к следующему кристаллу, а всего их - три".

Что ж, и искатели приключений, и Кулган собирались повторить путь командующего, дабы понять, что могло так напугать чародея. Ведь если кристаллы воспоминаний могут пролить свет на природу Вспышки... Неужто стоит за ней и за сотворенным Лабиринтом епископ, лишенный покоя посмертия, чьи темные помыслы все еще направлены на сей истерзанный мир?.. Мишель терзалась иными сомнениями: может ли случиться, что божество, призванное им в мир - древний Бог Тьмы эльфийского пантеона, источник зла, заставивший, согласно легенде, в одночасье исчезнуть в поверхности земли многие города?..

В соседнем чертоге святилища лицезрели герои и Кулган второй кристалл воспоминаний, открывший им новые страницы прошлого... Ливень, низвергающийся с небес... Женщина, веляшая сыну дожидаться ее у стен монастыря и уходящая, постоянно озираясь... Мальчик грызет краюху хлеба, дожидаясь возвращения мамы... Так проходят три дня, а ее все нет... Проходящие мимо горожане и священники выказывают сочувствие очередному брошенному ребенку; ведь проклятый ливень погубил весь урожай Дюхана, и многие умирают от голода. Матери оставляют своих детей, но ведь монастырь - не приют, и священники не могут позволить себе пригласить несчастных в стены святой обители... Ужаснувшись, мальчик бежит прочь...

Кулган неимоверно изумлен, ибо узнает в мальчугане героя, который - бледный, как смерть, - зрит свои собственные воспоминания. Он хотел бы отринуть их навсегда, но Волны Воспоминаний несут его дальше, и нет у героя иного выбора, кроме как вновь пережить их... В отчаянии мальчик останавливается в неком закоулке; он не знает, куда идти, не знает, как отыскать мать, его бросившую... Из тумана соткалась фигура пожилого мужчины в одеяниях епископа. "Что случилось, малыш?" - с ласковой улыбкой спрашивает он. - "Тебе некуда идти?" "Мама сказала мне... ждать ее", - отвечает мальчуган. - "И я..." "Ты ждешь свою маму", - вздыхает епископ, - "но дрожишь от холода. Пойдем со мной? Ты сможешь ждать ее в моем обиталище".

Тогда герою старый епископ показался добрым и благочестивым... Если бы он только знал истину... В ужасе Кулган и искатели приключений наблюдали, как епископ привел мальчика в свой подземный храм, где оставался на протяжении последних столетий. Прошел год, и осознал он, что действительно покинут матерью. "Не стоит ненавидеть ее", - убеждал воспитанника епископ. - "Она поступила так, чтобы спасти собственную жизнь. Какая мать по доброй воле оставит свое дитя? Твой гнев должен быть направлен на королеву Отелье, ибо она - жестокая правительница, не желающая помочь своим подданным в столь неурожайный год. Если бы она сделала что-нибудь, чтобы исправить ситуацию, трагедии удалось бы избежать".

Кулган знал, что лжет епископ, и королева, надеясь спасти мирян, отдавала им последнее золото из казны... но юноша поверил епископу, ибо ненавидеть мать было слишком тяжело. "Пока королева жива, несчастья будут продолжаться", - настаивал епископ, - "но ты станешь клинком, который сразит ее".

С тех пор юноша посвятил себя изучению тайных боевых искусств, ибо епископ стремился сделать из него искусного ассасина. Но обретенное могущество стоило ему как эмоций, так и способности мыслить самостоятельно. Глаза его стали холодны, сердце очерствело...

А затем он пришел во дворец, став королевским Стражем, однако втайне надеясь покончить с королевой. Отелье и София относились к нему с теплотой и пониманием, и впервые осознал он, что счастлив здесь. Первоначальная неприязнь, которую питал он к королеве и целительнице, исчезла без следа...

Однажды София предложила герою пройтись по дворцовой балюстраде, откуда открывался прекрасный вид на город. "Перед тем, как покинуть замок, я хочу насладиться с тобой этим видом", - улыбнулась эльфийка. - "По приказу Ее Величества я отправляюсь в маленькую северную деревушку, которой угрожает сотня мертвяков. Мне велено упокоить их. Многие дворяне требуют у королевы попросту забыть о селении, но Ее Величество говорит, что в ответе за подданных. Однако дворяне не позволят ей отправить в деревню армию, поэтому королева и отдала приказ мне". "Кто будет тебя сопровождать?" - поинтересовался герой, но София покачала головой: "Все нужно будет сделать тайно, поэтому я отправляюсь одна". Герой ощутил, как в душе его занимается гнев - неужто королева посылает свою преданную целительницу на верную смерть?! "Я хочу оправдать доверие Ее Величества", - молвила София, испытывающе глядя на героя. - "Королева никогда не приказывает ничего невыполнимого. Она отдала мне этот приказ, веря в мои силы. Поэтому я обещаю, что вернусь... Ради Ее Величества... Ради себя... Потому что вновь хочу насладиться этим видом вместе с тобой".

Кулган, наблюдая за Волнами Воспоминаний, заметил, что герой был небезразличен Софии, и она плакала, когда ниндзя выказывал подозрения относительно новобранца... Ведь исподволь наблюдал он за молодым Стражем и заметил, что боевые навыки того походят на умения ассасина. "От тебя идет запах смерти", - процедил он, встретившись с героем в коридоре замка. - "Запах ветра, несущего смерть. Кого же ты собираешься прикончить? В зависимости от твоего ответа я..."

Он обнажил клинок, но появившаяся в коридоре королева Отелье, следовала за которой София, приказала ниндзе спрятать меч в ножны. Кулган подчинился, не преминув заметить, что его первейший долг - ограждать королеву от всяческих опасностей. .. даже если исходят они со стороны королевского Стража. "Я верю в вас всем сердцем", - молвила Отелье, переводя взгляд с Кулгана на героя. - "Поэтому и доверила вам свою жизнь. Если кто-то из вас действительно собирается убить меня, значит, я сделала что-то невероятно глупое, и такая королева не нужна народу". Стражи в изумлении воззрились на нее, а Отелье улыбнулась: "Вы рискуете своими жизнями ради меня. Я же рискну своей ради ваших душ. Жизнь за жизнь". Герой окончательно смутился, не зная, во что верить; не ожидал он подобных слов от королевы...

Эти слова окончательно изменили его... и Кулган, наблюдая за сими воспоминаниями, не мог понять: как смог герой столь подло предать Ее Величество и Софию, относившихся к нему с такой теплотой?!. Ведь эмоции, исходящие от воспоминаний, невозможно изменить, и ощущал ниндзя, что и герой оставался верен своей королеве.

Но темная, зловонная волна просочилась в поток воспоминаний, и образ злобного епископа вновь заполнил собою сознание наблюдавших за эпизодами прошлого. "Будь ты проклята, Отелье!" - шипел падший священнослужитель. - "Как смеешь ты сбивать с пути мою Марионетку, которую я вырастил и обучил... Я этого так не оставлю! Я возрожу своего бога, и жертвой станешь ты, наследница Орианы! И тогда ты, предавшая меня Марионетка, прольешь кровавые слезы!"

Поток воспоминаний иссяк; Кулган был бледен, как смерть. Ни слова не говоря, он покинул чертог, устремившись на поиски последнего кристалла. Сара же обратилась к герою, заметив, что ощутила от пережитых воспоминаний печать, и стали подобны они теплому лучику света в холодной тьме. Ныне не подлежало сомнению, что спутник их прежде входил в ряды королевских Стражей, но как случилось, что утратил он память?.. Быть может, третий кристалл даст ответ на этот вопрос...

Последний кристалл так же хранил в себе утраченные воспоминания героя. Искатели приключений узрели его, Стража, прохаживающего по коридорам замка на закате... когда королева Отелье, приблизившись, протянула ему старый меч. "Твои боевые умения впечатлили даже ЛеДюа", - молвила она. - "Ты стал истинным королевским Стражем и достоин владеть сим клинком, передававшимся из поколение в поколения между Стражами". Поблагодарив правительницу за теплые слова, герой протянул было руку за мечом...

"Даешь оружие тому, кто собирается лишить тебя жизни", - произнес знакомый голос, и герой побледнел, заметив, как чуть поодаль соткался призрачный образ старого епископа... у ног которого лежала София, обездвиженная магией. "Мне казалось, я учил тебя не поддаваться слабостям, Марионетка", - презрительно произнес епископ, наслаждаясь отчаянием, отразившимся на лице воспитанника. - "Вспомни о своей миссии. Убей королеву. Скажешь "нет" - и эта девушка умрет. Она - королевский Страж, и счастлива будет расстаться с жизнью за свою королеву. Так что хорошо подумай: спаси или девушку... или королеву". Призрачные образы исчезли...

Кулган, наблюдая за Волнами Воспоминаний, прошептал в истовом ужасе: "Когда это случилось? Я и знал о подобном... Стало быть, это не ты похитил Софию и выманил Ее Величество из замка?.." Но новые Волны Воспоминаний стали ответом на его вопрос, ибо герой не смог заставить себя сделать выбор. Посему спустился в подземный храм епископа, где прежде провел годы, и лицезрел своего наставника наряду с обездвиженной Софией. Видя, что воспитанник намеревается атаковать его и обнажает клинок, дарованный королевой, епископ собрался было прикончить целительницу... когда в храм ступила королева, проследившая за своим Стражем. "Почему?" - выдохнул последний, и отвечала Отелье: "Я уже говорила: я готова рискнуть жизнью ради твоей души". "То есть, ради моей Марионетки?" - елейно улыбаясь, осведомился епископ, и королева наградила его испепеляющим взглядом. "Придержи язык, смерд", - отчеканила она. - "Я не собираюсь предавать тебе свою жизнь. Я готова рискнуть ею ради своих Стражей".

В последовавшем сражении епископ и королева творили заклинания, в то время как герой разил мертвяков, устремившихся к Отелье. Вскоре в храм ступили Кулган и рыцари, и глаза ниндзи расширились от ужаса, когда узрел он героя с обнаженным мечом подле королевы. Но прежде, чем сумел он осознать истинное положение дел, епископ ликующе возопил: "У меня достаточно магической энергии для свершения ритуала!"

Его окружило золотое сияние, поглотившее рыцарей, подступавших к епископу. София, освободившись из магических пут, закрыла героя своим телом, но ощущал он, как творимое заклинание разрывает его сущность... Теряя сознание, герой метнул клинок королевских Стражей в епископа... Дюхан был разрушен во Вспышке, сотворенной епископом, призывающим свое божество вернуться в мир и принять предназначенную ему жертву...

Наконец, разрозненные эпизоды воспоминаний сложились для героя в цельную картину. Кулган, однако, недоумевал: почему же ЛеДюа не хотел, чтобы это случилось? Неужто в Волнах Воспоминаний осталось нечто, ими не замеченное? "ЛеДюа сказал при нашей последней встрече: "Ради Ее Величества", - задумчиво произнес ниндзя, припоминая гомункула королевы, и неожиданное озарение заставило его выдохнуть: "Быть не может. Это уже чересчур". Быстрым шагом направился он к выходу из чертога.

Теперь-то Мишель не сомневалась, что сущность, призванная безумным епископом, действительно являлась древнейшим Богом Тьмы. Души невинных дюханцев стали жертвой, призванной утолить голод божества... Искатели приключений смотрели на героя с жалостью и благоговением. Преданный матерью, обманутый епископом, ненавидимый былыми товарищами... И двух женщин, поверивших в него вопреки всему, нет больше рядом... Но они, искатели приключений, останутся верны до конца своему лидеру, ибо он - в какой-то мере - выступил спасителем их угасающих душ... Кио, однако, указал, что один вопрос остался без ответа: какая судьба постигла королеву Отелье?..

...Приближаясь к замшелым ступеням, ведущим в глубинные недра Лабиринта, заметили герою витающую поодаль Смерть, а после встретили сира Евгения Гвестама, в сопровождении низших демонов следующих в том же направлении, что и они. "Спектакль, который я наблюдал посредством кристаллов, превзошел мои ожидания", - признался дворянин, предавший державу и продавший душу Темному Властелину. - "Даже одичалые псы не рискуют ступать сюда, и все благодаря одному безумцу. Оглядываясь на историю, начало трагедии могут положить самые тривиальные вещи, но мы зрим пример того, как мир разрушает безумие. Теперь-то я понял подоплеку трагедии, постигшей нашу страну. Но истинны мотивы ЛеДюа все еще ускользают от меня. Я понимаю, почему он использовал гомункула: ведь если миряне проведают об исчезновении королевы, то огонек надежды их угаснет вовсе. Но... погибла ли королева во Вспышке? И почему ЛеДюа не прилагает никаких усилий по восстановлению Дюхана? Разве не желала бы того королева? Думаю, если бы он сделал это, люди приняли бы его как нового короля. Но все помыслы его поглощает исключительно Лабиринт... почему? Зачем идти на такие крайности, вызывать к себе неприязнь со стороны народа, опустошать казну? Если я прав, королева жива, и ЛеДюа знает об этом. Все части головоломки медленно складываются в цельную картину... Должно быть, мне следует встретиться с ЛеДюа и положить конец этой трагедии".

С этими словами Гвестам устремился прочь. Дождавшись, когда предатель и монстры его удалятся на достаточное расстояние, искатели приключений направились к ступеням, когда героя окликнул знакомый голос, и возник пред ним призрачный образ Софии. "Ты сумел вспомнить меня, посему мы встречаемся снова", - прошелестела целительница, глядя на героя с бесконечной любовью. - "Так долго ждала я этого мгновения! С тех самых пор, как обратилась бесплотной душою..." Сейчас, когда воспоминания вернулись к нему, понимал герой, что целительница пожертвовала собой, дабы спасти его и Кулгана от гибельной волшбы епископа. И лишь благодаря ей он все еще жив... "Увы, я виновата в том, что разрушила твою жизнь", - говорила София. - "Если бы я не дала себя схватить, трагедия бы не произошла. Но сейчас я прошу тебя исполнить весьма сложное поручение. Вспышка - не просто разрушительная магия, это ритуал, извлекающий души путем уничтожения их вместилищ - смертных. Вырванные таким образом души становятся жертвой зловещему божеству. Некоторые души остаются в Лабиринте, ибо не понимают, что тела их мертвы, а некоторые удерживают сильные чувства. Но, рано или поздно, всех их поглотит сущность божества. Сейчас бог обладает душой Ее Величества... еще немного душ, и он возродится окончательно! Молю тебя, освободите душу королевы!" Таково было последнее желание Софии, и обещал герой, что сделает все возможное, чтобы исполнить его. Целительница улыбнулась в последний раз... образ ее побледнел, и вскоре исчез вовсе. Кулган протянул руку герою, и тот пожал ее, понимая, что признает ниндзя неправоту своих прежних поступков.

Спустившись на следующий уровень Лабиринта, лицезрели искатели приключений старую знакомую - чародейку Деву, все так же занятую поисками мистического сокровища. Она полагала, что именно оное стремится обрести старик ЛеДюа, пытаясь добраться до самого дна Лабиринта. Дева атаковала героев... но вновь потерпела поражение в противостоянии с ними. Выругавшись с досады, она устремилась прочь.

В чертоге возник магический портал, и множество солдат Дюхана появилось пред героями. Эльфы-офицеры сообщили им, что портал приказал создать ЛеДюа, и вскоре предатель Гвестам ответит за свои злодеяния...

Так и случилось, ибо вскоре герои обнаружили бренные останки сира Евгения Гвестама, склонилась над которыми Дева. "Если продолжите путь, закончите так же, как он", - произнесла она, - "ибо из него были высосаны все жизненные силы. Жаль, конечно... Евгений всем пожертвовал ради людей, но этих самых людей нигде не найти. Все это время мы пребывали в совершеннейшем заблуждении. Нет здесь сокровища, лишь кромешная тьма. Как же глупо!.. Дюхан уже уничтожен: вы, я, все без исключения... Если мне не верите, идите, спросите об этом у старого епископа... Ох, хуже я никогда себя в жизни не чувствовала... Или, точнее, в смерти..."

Сбитые с толку путанными речами чародейки, герои ступили в обширный зал, когда подземный толчок сотряс Лабиринт, и услыхали искатели приключений шепот множества пребывающих в агонии душ, раздающийся, казалось, отовсюду... Но предстал героям епископ, приветствовал свою вернувшуюся Марионетку. "А ты стал рабом своих эмоций", - усмехнулся он, заметив, как герой побледнел от ярости. - "Кажется, я говорил тебе, что эмоции мешают достижению целей. Но неважно. Ты не единственный, кто ощущает ярость. Я ни на мгновение не забывал, как ты отвернулся от меня, приняв сторону королевы. Более того, что освободил души, которые должны были быть принесены в жертву в моем ритуале".

Заметив удивление, отразившееся на лице героя при этих словах, епископ пояснил: "Для своего возрождения моему богу нужны души с сильными эмоциями. Но ты исполнял желания неупокоенных душ и освобождал их от привязанности к смертному плану бытия до свершения ритуала". Озарение казалось невероятным: стало быть, люди, встреченные героем в Дюхане... были всего лишь неупокоенными душами?.. Внезапно все стало на свои места: и слова Мечника, и истаявший в воздухе образ Мацури, и слова Девы... Практически все в сей забытой земле мертвы, но не осознают этого...

"Я ошибся, полагая, что тебя настигнут и прикончат созданные мной Смерти", - с сожалением произнес епископ. Герой сотворил заклинание, но магическая молния пронзила епископа, не причинив тому ни малейшего вреда. "Мое тело разложилось давным-давно", - пояснил тот, - "но душе моей причинить вред ты не в силах! Да, даже когда ты ступил в мой храм, я уже был бестелесным духом... и ты не мог остановить меня! В итоге ты все же завершил свою миссию, Марионетка - принес в жертву королеву моему божеству".

Епископ вознес молитву, призывая неупокоенные души собраться вокруг меча и образовать новую Смерть. Ибо искатели приключений - среди тех немногих, в которых еще теплится искра жизни, и необходимо погасить ее как можно скорее.

Смерть соткалась пред героями, но те сразили сие порождение, и епископ в ярости прошипел: "У вас больше нет права стать едиными с моим богом!" Рукой он пронзил свое астральное тело, воззвав к божеству и заклиная то принять, наконец, его душу... после чего исчез, и тишина вновь воцарилась в Лабиринте... внезапно содрогнувшемся до основания.

"Стало быть, вечный кошмар продолжается". Искатели приключений обернулись, заметив выступившего из теней эльфа Казу, ставшего свидетелем их разговора с епископом. "Мы все остались в сих пределах, во тьме, куда даже луч света не проникает", - горестно произнес он. - "Взгляды, устремленные на тебя... всего лишь иллюзия. Жажда мщения привязало его нечестивую душу к этому миру, и та осталась в лимбо, ибо не был ей дарован покой посмертия. Да... это началось сразу же после Вспышки. В сердцах своих мы верили, что смерть не придет к нам до тех пор, пока мы не смиримся и не примем ее. И что милосердный бог не может свершить столь безжалостное деяние. Моей целью в жизни было отыскать человека, ответственного за трагедию, но сейчас все это не имеет значения. Он научил меня бессмысленности ненависти. Лучше умереть, сохранив крохи прекрасных воспоминаний, чем продолжать существование опустошенной, гниющей душой. Что ж, до встречи в иной жизни".

Понурившись, он побрел было прочь, но окрик Мишель заставил эльфа остановиться. "Неужто ты станешь сидеть, сложа руки, зная, что вот-вот произойдет?!" - воскликнула девушка. - "Многие до сих пор не осознали собственных смертей. Неужто ты не хочешь спасти души этих людей?" "Ты забыла, что целая цивилизация была уничтожена им?" - отвечал Каза. - "Хочешь сказать, ты сможешь уничтожить то, с чем не смогла справиться целая страна? Понимаешь ведь, зачем епископ собирает души? Бог Тьмы питается ими, тем самым возрождаясь. Если он одержит верх над тобой, стало быть, и твоя душа окажется поглощена им и обречена на вечные муки". "Каза, ты боишься?" - напрямую вопросила Мишель. - "Даже я, слабая целительница, нашла в себе силы противостоять ему. Ты же принял поражение и сейчас бежишь, поджав хвост. Что бы сказала София, будь она жива и слыша твои жалкие оправдания?" "Но ее больше нет в этом мире..." - начал было Каза, но Мишель с жаром выпалила: "Душа Софии еще не вознеслась на Небеса".

Каза побледнел, вспомнив о том, как душа Софии исчезла после Вспышки. София... которая была ему и матерью, и сестрой, и говорила: "Даже если мир разрушен, любимые и родные исчезли, а сознание затопила безысходность, улыбнись и смотри в светлое будущее. Пока эта улыбка пребудет с тобою, ничто не сможет низвергнуть тебя!" "Да, легко принять безысходность", - отрешенно прошептал Каза, - "ибо тьма скрывает все... но озарит сущее светоч надежды, изгонит страдания и печаль".

Наряду с героем и спутниками его - Рикардо, Кио, Сарой, Мишель и Кулганом, Каза устремился к сердцу Лабиринта - храму старого епископа. Клинок, который герой метнул в своего ненавистного ныне названного отца в час Вспышки, все еще торчал из каменной стены, и искатель приключений не преминул вернуть себе меч, дарованный самой королевой.

Здесь же пребывал в котором рифт в ткани реальности, карманное измерение возрождающегося Темного Властелина. Искатели приключений, оказавшись в сем пространстве, лицезрели пред собою душу Мечника. "То, что вы видели в кристаллах воспоминаний - правда", - произнес тот. - "Вспышка действительно уничтожила Дюхан, обратив его в царствие нежити... погост, на котором собираются души усопших. Но самое страшное не это... Истинная трагедия состоит в том, что несчастные не осознают правды о собственной кончине, посему и влачат существование в вечной тьме. Я не стал исключением. Пока не узрел воспоминания в кристаллах, я и помыслить не мог, что мертв. Отчаяние поглощало меня... но затем бог прислал тебя, чудом выжившего во Вспышке королевского Стража. Я не смог достичь логова Темного Властелина, но тебе это по силам. Потому что ты - это я, не скованный цепями прошлого. Бог, услышав мою отчаянную молитву, взял частичку моей души и создал с помощью ее нового "меня". Не такого, как я сейчас - раненую и истлевшую душу, но сильную и здоровую. Посему... разруби цепи зла, опутавшие этот город. И положи конец своей собственной проклятой судьбе".

Дух Мечника исчез, а герои продолжили путь к центру сего ирреального измерения, но, к удивлению своему, заметили неподалеку двух старых знакомых - ЛеДюа и гомункула королевы Отелье. "Я ждал этого момента", - признался командующий, снизойдя до обращения к искателям приключений. - "Я долго ждал, призывал авантюристов... Ждал того, кто сможет вытащить из стены меч королевских Стражей и тем самым открыть рифт в измерение Темного Властелина. На этот раз я непременно верну душу Отелье, и возродится она человеком!" "Да, верно", - улыбнулась гомункул, - "я стану человеком, и мне не придется больше есть драконьи сердца. Я смогу оставаться рядом с ЛеДюа как истинный человек, как королева".

"Командующий, ты хоть понимаешь, что творишь?!" - выкрикнул Кулган. - "Зачем возрождать иллюзию королевы в этой иллюзии Дюхана? Ты, как никто иной, знал волю и желания нашей королевы! Ты ведь понимал ее лучше, чем кто-либо иной?! Так зачем же ты..." "Я не приму тот факт, что Ее Величество избрала бы для себя смерть!" - отрезал ЛеДюа, в очах которого плескалось безумие. - "Даже если это все иллюзия, я не могу окончательно уничтожить Дюхан, который так любила наша королева! Ради Ее Величества, я не могу принять истину, которую узнал посредством кристаллов! Именно поэтому я отправил на погибель великое множество воинов в Лабиринт... Именно поэтому я сохранил прекрасное "тело" Отелье!"

"Так вот почему ты не хотел, чтобы мы приближались к кристаллам..." - выдохнул Кулган. - "Ты знал, что, выяснив правду, ты изберем иной путь, нежели ты!" "Да, наши пути не пересекутся никогда", - согласился ЛеДюа, - "но мой путь привел меня в это измерение. Судьба пребудет со мною, посему не путайтесь под ногами! Я сумею защитить Дюхан и Ее Величество".

Взяв королеву за руку, командующий повел ее в обширный чертог - средоточие могущества Бога Тьмы. Герои следовали за ними по пятам, сознавая, что пришел час последнего противостояния с пробудившейся злой силой... Удастся ли им спасти душу королевы Отелье, и все остальные, поглощенные призванным в мир Темным Властелином?..

"Теперь-то я исполню свое сокровенное желание!" - возвестил ЛеДюа. - "Я перемещу душу Ее Величество в тело гомункула!" "Переместишь душу?" - опешила гомункул. - "А разве ты не собирался с помощью души королевы сделать меня человеком? Но если ты переместишь ее душу, то я... Что случится со мной? Ты же говорил, что любишь меня, что для тебя другой не существует! Причина, по которой мы здесь... чтобы сделать меня человеком..."

Она осеклась, шокированная перспективой познать забвение, но ЛеДюа нетерпеливо кивнул: "Я не лгал. Королева Отелье вернет себе тело и вновь станет человеком. Твоя роль заключалась исключительно в сохранении этого тела, и сегодня ты прекратишь свое существование".

Гомункул опустилась на колени, но взор ЛеДюа был прикован исключительно к средоточию тьмы в сердце измерения. "Что ж, бог безумного епископа, я пришел за душой моей Отелье!" - возвестил командующий... "Этому не бывать, глупый человечек!" - раздался громоподобный рев, подобный ветрам Преисподней. - "Она - мое жертвоприношение, фрагмент моей души. Мы станем едины... и она перестанет существовать как отдельная душа". "Чушь!" - рявкнул ЛеДюа, но отвечало божество: "Нет, мы навсегда едины, и пребудем таковыми целую вечность!" "Да как ты смеешь утверждать, что разделишь вечность с Отелье?!" - затрясся от гнева ЛеДюа.

Бу'Син, древнейший Бог Тьмы, наконец явил себя смертным, представ в образе каменного гиганта, естество которого состояли поглощенные души. "Почему же ты так жаждешь вернуть эту душу?" - задумчиво произнес он, но, переведя взгляд на гомункула, понимающе кивнул. - "Ясно... Тело, лишенное души, вскоре разложится... Что ж, я претворю ее судьбу в жизнь, и, если тело это перестанет существовать, одержимость твоя исчезнет..."

Божество произнесло лишь одно слово, и тело гомункула объяло жаркое пламя. ЛеДюа страшно закричал, а гомункул обняла его... и считанные мгновения спустя двое обратились лишь в горстки праха. Бу'Син, наблюдая за кончиной командующего Стражами, хохотнул: "Глупый человечек! Твоя душа стала едина с моею. Теперь ты сможешь оставаться с нею целую вечность. Уж я-то удостоверюсь в том, что душа сих земель навсегда останется неизменной, и души смертных вольются в мою, продолжив существовать вечно. Стать единым с богом, вечной душою... такова воля моего создателя. Я призван в мир именно для этой цели".

Обратившись к героям, Бу'Син постановил: "Изберите свою судьбу: существовать со мною в неизменном мире... или же осознать истинное значение смерти!"

...В тяжелейшем противостоянии Темный Властелин оказался повержен, и низвержение каменного великана знаменовала освобождение огромного сонма душ, им поглощенного.

...Герой, последний из королевских Стражей, обнаружил себя на склоне холма близ Дюхана. Снег, укрывавший город, потихоньку таял - королевство было вырвано из-под власти злобного божества. Мириады огоньков возносились в небеса - души, обретшие свободу. Одна из них обратилась к герою, и осознал тот, что зрит пред собою сущность королевы Отелье - той, которую так и не сумел уберечь от гибели. Но благодарила королева Стража своего за избавление, моля не проливать слез о ней.

Впервые за долгое, долгое время разошлись свинцовые тучи и теплые солнечные лучи озарили мертвые, казалось, земли Дюхана. Герой перевел застывший взор на голубое небо. "Давай насладимся зрелищем прекрасного неба нашего Дюхана вместе, ты и я", - говорила София когда-то. Как знать, быть может, целительница и сейчас пребывает с ним, и из мира иного тоже наслаждается сими чарующими, безмятежными небесами?..

4. Предания Азалиса

Это предание о далеком-далеком мире...

За 2000 лет до Эпохи Азалиса Аврул, бог творения, создал драгуунов - расу созданий, выступающих наследниками драконьих богов. Они преуспели в овладении мистическими искусствами и построили процветающую цивилизацию, долгие годы правившую миром.

Однако гордыня драгуунов оказалась чрезмерна, и в 600 г. до Эпохи Азалиса погубила их могущественная магия, ими же прежде и созданная. После исчезновения драгуунов разразилась война между иными расами сего мира, длившаяся шесть столетий и завершившаяся, когда на континенте Азалис империя Даруа, управляемая Даруа Мелла Шандом XII, объединила мирян окрестных земель. Так началась Эпоха Азалиса.

В год 100 Эпохи Азалиса император Даруа обезумел, и вотчина его разделилась на три независимых фракции - королевство Демент, теократию Копати и федерацию Хаерсант. Сии три державы образовали альянс, и в землях Азалиса царили мир и процветание.

Но со временем монстры - которые, если верить легендам, давным-давно были заточены ангелами, - вновь стали появляться в пределах континента. И не только монстры и звери, но и демоны, именуемые "Старейшими", обратили взоры свои на земли Азалиса.

Мудрецы утверждают - "нечто, удерживавшее прежде Старейших, утрачивает свою силу", а провидцы глаголят о неминуемом нарушении мирского равновесия, но никто не может с уверенностью сказать, чем обусловлено возвращение демонов. Видимость благоденствия все еще остается, однако ныне миряне живут в постоянном страхе.

Но нашлись среди них доблестные воины, некоторые из которых отправились на поиски артефактов драгуунов, иные принялись за уничтожение монстров. Смертные эти именовались не иначе как "искателями приключений"...

***

Искатели приключений прибыли в огромный город Итокс, столицу королевства Демент, правил которой молодой король Демент VI, чей отец, Демент V, таинственно исчез. На улицах было поистине многолюдно: сии представители различных рас были объединены грезами о славе и богатствах, кои непременно обретут на избранной стезе.

Заглянув в городскую гильдию искателей приключений, от хозяина оной получили новички свое первой задание: приуменьшить популяцию обнаглевших кобольдов, покидающих свое логово в Подземелье Испытаний и появляющихся по ночам на улицах Итокса.

Подземелье Испытаний было создано королем Дементом V. Он населил его низшими монстрами, а на самом нижнем уровне спрятал королевскую метку, которые должны были отыскать герои, дабы доказать свою доблесть. Демент V считал, что эпоха мира не продлится долго, и хотел, чтобы воители державы были готовы к худшему. Однако не только жители Демента, но и иноземцы спускаются в подземелье, чтобы отточить свои боевые навыки.

Спустившись в подземные пределы, герои разыскали и сразили немало тварей, в качестве доказательств содеянного представив хозяину гильдии их ржавые кинжалы.

Владелец торговой лавки, эльф Железорук, обратился к героям за помощью в поисках украденных целительных зелий; повинны в сем орки, принадлежащие к обитающему в Подземелье Испытаний клану. А чуть позже Мария, хозяйка постоялого двора, просила помощи искателей приключений в возвращении позабытой вещи одному из постояльцев – кастеляну Клаусу, который, покинув столицу, устремился в глубины находящегося недалече от Итокса Подземелья Шиин.

Но стоило героям лишь спуститься в означенные казематы, как предстала им прекрасная женщина, кажущаяся некоей... ирреальной, подобной призраку; на лице ее застыла печать горечи. «Неужто я что-то сделала не так?» - едва слышно прошептала она. – «Неужто само существование мое – злодеяние?» «Но что ты сделала?» - выдохнула герои, и женщина, встрепенувшись, обернулась к ним, молвила: «Я не смогла сделать ничего». Очертания ее поблекли, и вскоре исчезли вовсе.

Неужто это и есть та, которую именуют «Ведьмой Итокса», леди Шиин?.. По возвращении в гильдию искатели приключений поведали о произошедшем хозяину, и молвил тот: «Леди Шиин была изгнана из своей державы, и король Демент V предоставил ей убежище. Они были близки, походили на настоящую семью, но никто в действительности не знает, какая участь постигла чародейку. Будьте весьма и весьма осторожны – она столь же красива, сколь и опасна!»

Вернувшись в подземелье, дабы продолжить поиски советника, лицезрели герои в одном из помещений казематов, золотоволосого индивида, облаченного в богатые одеяния, лицо которого скрывала маска. «О, никогда бы не подумал, что встречу мирян в подобном месте», - произнес он, окинув искателей приключений оценивающим взглядом. – «Вы ищете здесь Книгу Грез?.. Кстати, мое имя – Арагави. Я всего лишь дворянин, пытающийся удовлетворить свое любопытство, и не враг вам». Недоуменно переглянувшись, герои поинтересовались, что же это за книга, о которой говорит встреченный ими индивид, и тот, поразившись неведению авантюристов, просветил их: «Говорят, что грезы, записанные в книге, возможно воплотить в реальность. И артефакт сей, похоже, пребывает в этом подземелье! Ходят слухи, что последний король сей державы лично искал Книгу Грез... Но это всего лишь слухи. Если бы он действительно сумел отыскать книгу, то Демент обратился бы в королевство воплощенных грез... но – увы. Что до меня, к подобным великим свершениям я не стремлюсь, нет. У меня иные желания». Откланявшись, таинственный аристократ вновь растворился в тенях...

Герои же разыскали ступени, ведущие на следующий уровень подземелья... где обнаружили распротертую на полу фигуру... леди Шиин! Ирреальные очертания ее походили то ли на воплощенное воспоминание, то ли на призрак. «Ты... жива?» - обратились герои к чародейке, и та подняла голову, воззрилась на них. «Быть может, я жива, а, быть может, мертва», - прошелестела Шиин. – «Все это вполне может быть чьим-то сном. Возможно, вы сумеете прекратить эту боль...» Очертания чародейки поблекли, исчезли вовсе...

Разыскав кастеляна Клауса и передав ему багаж, герои вернулись в гильдию Итокса, и хозяин оной поведал о том, что когда Шиин покинула город и исчезла в лабиринте, она забрала с собою артефакт, именуемый Демонической Статуэткой, который, если верить слухам, приносит или удачу, или проклятие своему владельцу. Оную герои разыскали в подземелье, продали Железоруку, который, в свою очередь, надеялся с выгодой перепродать артефакт одному из дворян королевства.

Будни искателей приключений продолжались – дни проводили они в Подземелье Испытаний, совершенствуя свои боевые навыки, набираясь опыта, выполняя задания, возглаемые на них хозяевами столичных лавок. Так, по просьбе Железорука герои покончили с немалым числом мертвяков-гоблинов, забрав с тел тех проклятые венцы и передав их эльфу для исследования некромантического двеомера.

Некий индивид, пожелавший сохранить инкогнито, но явно связанный с церковью, оставил в гильдии заявку на поиски древнего свитка, обладают коим укрывшиеся в подземельях идолопоклонники, исповедующие веру языческим нечестивым богам. Артефакт обнаружили герои в глубинах Подземелья Шиин, но стоило извлечь его из сундука, как сразу же атаковали их монстры.. Возможно ли, что тварями верховодил некто, верующий в языческих богов и желающий во что бы то ни стало вернуть свиток?..

Доставив свиток хозяину гильдии Итокса, герои устремились в городской храм, ибо прознали о некоей беде, случившейся в храмовой библиотеке. Сестра Саманта поведала искателям приключений, что несколько дней назад один из культистов, выдававший себя за добропорядночного ученого, проник в библиотеку и выкрал древнее языческое писание, после чего наряду с подельника скрылся в глубинах Подземелья Шиин. Саманта предупредила героев, что, насколько ей известно, лиходею действуют сообща с демоном – суккубой!

«Писание Билсоль» культисты уже успели передать своим покровительницам – двум суккубам, однако герои, настигнув тех, отбили фолиант, и обитательницы Преисподней сочли за благо спешно ретироваться. Искатели приключений вернули писание сестре Саманте, после чего поспешили во дворец, ибо призвал их сам кастелян Клаус. Последний поведал, что кузен короля, герцог, предавался обильным возлияниям наряду с товарищами по академии, после чего в пьяном угаре компания устремилась в Подземелье Шиин. А несколько дней спустя один из дворян вернулся, и с ужасом поведал, что герцога и спутников его атаковали монстры.

Не мешкая, герои вернулись в означенное подземелье, где сумели разыскать бренные останки герцога и его свиты, и доставить оные во дворец. Клаус немедленно призвал священнослужителей, дабы те занялись обрядом воскрешения – быть может, незадачливых дворян и удастся вернуть к жизни...

Герои же спустились в потаенные глубины Подземелья Испытаний, и, сразив древнего вампира, отыскали сундук, хранились в котором королевские печати – знак того, что искатели приключений действительно побывали здесь. Одну из печатей герои явили Дементу VI, и постановил тот, что признает их как истинных искателей приключений на службе короны.

Минуло несколько недель... когда хозяин гильдии сообщил искателям приключений о том, что правящая семья просит о помощи в поисках исчезнувшего короля, Демента V, наверняка похищенного ведьмой Шиин и остающегося в глубинах подземелья. Героев, проследовавших во дворец, приветствовал молодой король Демент V, поведав об остоятельствах, при которых исчез его отец: «По неведомой причине в тот день он направился в особняк Шиин, к которой относился как к собственной дочери, хоть и была она чужеземной принцессой – родом с континента Амизура. Потому я с трудом поверю в слухи о том, что это Шиин похитила моего отца, или что намерения ее были дурными. Особняк, в котором проживала чародейка, был старым зданием, где прежде проживали предавшие корону дворяне. Когда под особняком был обнаружен лабиринт, многие утверждали, что это Шиин его создала, но столь обширное подземелье невозможно создать за те несколько лет, что жила она здесь. Исследования показали, что подземелью несколько сотен лет. Кто-то из дворянства высказывал версию о том, что Шиин магией призвала его из какого-то пространства, дабы или захватить, или проклясть королевство Димент, но слухи эти беспочвенны. Ученые Клауса пришли к выводу, что сотворено подземелье в минувшую эпоху неким весьма могущественным магом. Я искренне надеюсь, что вы сумеете вернуть моего отца и раскрыть эту тайну».

Стоило героям покинуть королевский дворец, как вскоре настигла их карета, из которой выступил один из дворян, присутствовавших на аудиенции. "Мое имя - Грегор, придворный министр", - представился он. - "По повелению Его Величества я присоединился к расследованию исчезновения прежнего короля. Если вам что-то понадобится, рад буду помочь. Сейчас же я поделюсь с вами теми сведениями, кои известны мне. Я знаю, что леди Шиин была зла на короля, поскольку тот не был заинтересован в отношениях с нею... к тому же. он был женат. Полагаю, Шиин похитила монарха и заключила в лабиринте, дабы соблазнить его. К тому же, ее весьма интересовал амулет, который носил на шее Демент V. Амулет - реликвия, защищающая нашу державу, и без нее Демент VI не может официально взойти на трон. Ведьма наверняка полагала, что если заполучит амулет, то вынудит Его Величество принять ее желание. Потому ваша задача заключается в поисках исчезнувшего короля и возвращении его наряду с амулетом в лоно правящей семьи." Сказав это, министр откланялся, забрался в карету, и устремилась та в сторону дворца.

В Итоксе только и говорили, что о прежнем короле да чародейке Шиин. Похоже, Демента V весьма интересовали всякие магические изыскания, и он частенько наведывался в Подземелье Шиин. Возможно, если скрупулезно прочесать подземые казематы, и удастся обнаружить следы сгинувшего короля... В таверне судачили о том, что Шиин забрала короля, чтобы уберечь его от некой опасности, а торговец Железорук предположил, что чародейка без памяти влюбилась в монарха и на этой почве повредилась рассудком, после чего похитила амулет – сокровище королевской семьи. Хозяин гильдии настаивал, что Демент V отверг любовь ведьмы, и та заточила его в своем подземелье. Истину же не ведал никто...

Вернувшись в Подземелье Шиин, на одном из этажей лабиринта искатели приключений вновь лицезрели образ чародейки – осколок воспоминания. «Его Величество не отказывал мне ни в чем», - прозвучал в тишине подземных пределов тихий шепот Шиин. – «Потому я все делала, чтобы угодить ему. Не будь я столь поглощена им, быть может, мое злодеяние не случилось бы. И Его Величество...» «Ты ни в чем не виновата», - молвила герои, и призрачная леди с грустью улыбнулась, молвив: «Даже если я невинна, если все продолжит идти своим чередом, я свершу нечто ужасное». Видение исчезло...

На следующем этаже подземелья обнаружили герои сундук, исходила от которого темная энергия. Осторожно откинув крышку, обнаружили они лишь множество листов пергамента с записями о неких исследованиях, часть из которых была посвящена Книге Грез, прежде упомянутой Арагави. Содержание заметок не позволяло понять, найдена ли сия реликвия или же некие индивиды пытаются воссоздать ее, потому и проводят исследования. Может ли оказаться, что заметки принадлежат королю Дементу V, и именно он занимался поисками Книги Грез?..

Искатели приключений продолжали поиски, спускаясь все ниже в Подземелье Шиин. «Этой реликвией не должны были владеть смертные», - изрек осколок воспоминания чародейки, вновь представ героям в одном из чертогов. – «У короля также были грезы. Я воплотила их в жизнь – то, что не может быть реальным. В этом и состоит мой грех. Потому... я... Его Величество должен быть спасен».

Чуть позже героями был обнаружен сундук, исходили от которого потоки темной энергии, привлекшие одного из гигантских монстров, населяющих эту часть казематов – гидру!.. Покончив с монстром, искатели приключений пробежали глазами письмена – судя по неровному почерку, автор пребывал в страхе... «Я обнаружил нечто, невероятно опасное», - значилось в заметках. – «Да, эта реликвия обращает записанное в ней в реальность. Однако, если запись сделана неточно, воплощение грез становится искаженным. Могут ли подобные грезы быть истинными? Могут ли искаженные грезы принести счастье тем, кто зрел их воплощение?»

...Искатели приключений продолжали исследовать окрестные коридоры, когда неожиданно лицезрели в одном из помещений придворного министра Грегора! «Я и помыслить не мог, что вы доберетесь сюда», - признался тот. – «Должно быть, искателям приключений из гильдии присуще некое... чувство долга, что ли. Его Величество король Демент VI отдал приказы, который я должен передать вам. Было установлено, что леди Шиин виновна в похищении и пленении Его Величества короля Демента V в сем подземелье – с целью захвата власти, скорее всего. Другими словами, злобная ведьма надеялась прибрать к рукам королевство Демент».

Герои, однако, не поверили словам министра – тем более, что ощущали в теле вельможи могущественные демонические энергии. «Прежнего короля больше нет», - заявил тот, видя, что искателей приключений убедить ему не удастся. – «Шиин больше нет. Неужто этого недостаточно? Под правлением нашего нового короля Демент процветает. Чего еще желать? Жадность ведет лишь к беде, и оную несли нам прежний король и Шиин. Я всего лишь помог им немного. Вы же постоянно становитесь у меня на пути... посему и должны умереть!»

Министр преобразился, обратившись в могучего демона - Ала Кабру, атаковал... В противостоянии герои повергли порождение Преисподней, и, умирая, прохрипел демон: «В этом мире уже начинается заря новой эпохи, границы сего плана бытия размываются. Книга Грез создаст водоворот, который поглотит всех вас. Это – мир, который он желает. Это – грезы, которые я зрел. Ни один смертный не в силах управлять Книгой Грез. Книга уже исчезла, и вы никогда не узрите ее. Вы еще пожелаете, что ступили в сей лабиринт».

...Спустившись на следующий этаж Подземелья Шиин, искатели приключений узрели Арагави. «О, надо же, мы встретились снова», - усмехнулся престранный дворянин. – «Как ваши дела? Наши какие-то сокровища? Узнали древние тайны?.. Но у меня для вас есть история – о Книге Грез, о которой мы говорили прежде. Вообще-то, кое о чем я забыл упомянуть... об одной детали... Книга не всегда действует так, как от нее ожидают. В ней необходимо писать пером, созданным исключительно для этой цели. В противном случае грезы, воплощенные в реальность, окажутся искажены. Интересно, какими же окажутся искаженные грезы. Думаю, вскоре вы увидите сами... Что? Вы хотите знать о волшебном пере?.. Почему бы и нет... Думаю, я уже говорил, что искать его здесь – напрасная трата времени. Быть может, мы встретимся снова... если вы сумеете выжить». После чего Арагави устремился прочь; очевидно, что сей индивид, скрывающий лицо свое за непроницаемой маской, весьма и весьма непрост...

...Наконец, в одном из подземных помещений героям удалось обнаружить Шиин. «Вы все-таки сумели добраться сюда», - грустно улыбнулась чародейка, и, указав на двери следующего чертога, добавила: «Его Величество там, внутри. И он изменился. Я же – на пределе своих сил. Молю вас, даруйте покой Его Величеству!»

А в следующее мгновение неведомая сила отбросила Шиин в сторону. Ударившись о стену, женщина лишилась чувств... К героям приблизился исчезнувший король, Демент V. «Шиин, я победил», - бросил он, и на лице монарха отразилась кривая и совершенно нечеловеческая ухмылка. – «Вы же, искатели приключений, можете убираться восвояси. Я здесь занимаюсь исследованием Книги Грез и мир внешний меня не интересует боле».

Немыслимо было слышать подобное от Демента V, которого в народе называли «Королем Добродетели». Видя, что герои отступать не собираются, король атаковал их... но пал в противостоянии. «Я неуязвим!» - хрипел он, оседая на каменный пол. – «Вы... уничтожите все, что я создал... Создал в сих оскверненных землях... Но нет, все не может так закончиться. Моя судьба – стать вечным королем этого мира... Это – мое будущее! Я не смирюсь с поражением!»

Отечая на отчаянный призыв о помощи, демонические энергии сокрыли короля подобно черной пелене. «Мне была дарована божественная сила», - исступленно шептал тот. – «Этому миру нужен лишь один король – великий единитель...» Кожа на плече короля лопнула, и изнутри тела его показалась драконья голова. Однако на лице Демента V не отражалась боль, он усмехался. Осознали искатели приключений, что последние осколки человечности исчезли.

Монстр, являющий собой гибрид человека и дракона, поднялся на ноги, возвестил: «Это – моя истинная мощь!.. Теперь я понимаю... Вы явились не для того, чтобы уничтожить меня. Это – испытание моей решимости!»

В жесточайшем противостоянии герои сразили чудовищный гибрид человека и демона, и возвестил тот: «Что вы наделали? Вы пресекли мои грезы... грезы мира...» Демент V, все еще пребывавший единым с демоном, вырвавшимся изнутри, попытался поднять клинки, однако силы стремительно оставляли его. « Под моим правлением... мир бы познал покой... Мой мир...» Безумный король пал наземь, испустил дух, и пелена темной энергии сокрыла его тело.

Придя в себя, леди Шиин опустилась на колени подле тела короля, тихо прошептала: «Его Величество просил эту змею, Грегора, о помощи в обретении могущества. Я пыталась запечатать энергии Книги Грез, когда обнаружила ее... Легендарную реликвию, воплощающую написанные в ней сны в реальность... Не зная, истинный ли фолиант я обнаружила или подделку, Его Величество взялся изучать его... Результат сих изысканий вы видели. Чем дольше он проводил исследования, тем больше поглощала его жажда власти. Он стал... чудовищем. Надеясь обеспечить светлое будущее для своего народа, Демент V обратился в существо, жаждущее лишь разрушения. Некогда великий король действительно пал низко...»

Не в силах продолжать рассказ, леди Шиин рыдала над останками мертвого монарха. После, узнав о произошедшем, Демент VI обратился к народу, объявив, что его отец был убит, пытаясь спасти леди Шиин из рук похитителя, министра Грегора. Искатели приключений поклялись не распространяться о том, что произошло в действительности, дабы почтить память человека, которым король был прежде.

...А вскоре в Подземелье Шиин были обнаружены глубинные уровни, куда на протяжении долгих столетий не ступала нога смертного. Что скрывают сии катакомбы?.. Хозяин гильдии Итокса просил искателей приключений исследовать их, ведь кто знает, что скрывается в мрачных глубинах. Кроме того, молодая искательница приключений, воровка Фиора, лишь недавно примкнувшая к гильдии, просила героев осмотреть глубины на предмет сокровищ; сама она, будучи новичком на сей стене, в подобные катакомбы спускаться не отваживалась, да и, согласно правилам гильдии, права не имела.

В подземелье сем герои постоянно ощущали чье-то присутствие – будто кто-то, хоронящийся в тенях, продолжает следовать за ними... А в одном из коридоров донесся до них протяжный женский голос, исполняющий некую песнь...

А вскоре повстречали искатели приключений старого знакомого – Арагави. «Похоже, в землях близ Итокса немало подобных лабиринтов», - вздохнул таинственный дворянин. – «Интересно, кто их все создал? И с какой целью? Все это так загадочно... Я же, исследуя подобные подземелья, просто получаю удовольствие».

Арагави просил героев о небольшом противостоянии – исключительно развлечься ради, дабы смог он оценить боевые способности знаменитых в Дементе искателей приключений. Герои согласились... повергли дворянина, однако на том, похоже, не оказалось и царапины! На прощание тот передал недавним противникам карту сего лабиринта, после чего, совершенно не страшась монстров, исчез во тьме подземелья.

В одном из помещений подземелья героям предстала миловидная девушка, облаченная в монашеские одеяния и тихо напевающая церковные песнопения... Она весьма походила на Саманту, служительницу в городском храме, вот только глаза ее пылали алым, и ощущали искатели приключений зло, исходящее от девушки. Буднично приветствовав героев, монахиня вновь растворилась в тенях... Неужто это ее присутствие все время ощущали они, оставаясь здесь, в глубинах?..

Обнаружив сундук к сокровищами, с удивлением лицезрели герои юную воровку, Фиору. Та призналась, что проскользнула в казематы вслед за ними и тенью следовала после. Ухмыльнувшись, Фиора постановила, что сама доставит сокровище в гильдию – в конце концов, ей нужно заявить о себе как об опытной искательнице приключений! После чего наглая девчонка устремилась прочь; герои же последовали за нею...

Хозяин гильдии был вынужден признать, что Фиора обвела его вокруг пальца, и, пока искатели приключений расчищали для нее путь, избавляясь от монстров, набрала немало сокровищ. Кроме того, воровка заявила, что, учитывая возросшее использование магии в мире, глубинные уровни, судя по всему, являют собой фокус магических энергий.

Слух о глубинных уровнях Подземелья Шиин стремительно распространялся по Итоксу. Поговаривали о замеченном там призраке девушки в монашеских одеяниях, походящей на сестру Саманту, однако последняя подобные россказни с возмущением отрицала, настаивая, что ни разу в подземелье не спускалась. Тем не менее, хозяин гильдии просил героев заняться расследованием сих слухов; ведь если благочестивая Саманта на самой деле – монстр-кровопийца, стало быть, барьер, ограждающий Итокс от зла, пал.

Вернушись на глубинные уровни, герои вновь лицезрели Арагави. Дворянин ухмылялся, предложив искателям приключений вновь испытать силы, после чего из воздуха соткались две его точных копии, атаковали. В противостоянии герои вновь повергли дворянина, но того сражения эти, казалось, лишь забавляли.

Исследуя подземелья, искатели приключений повстречали Фиору. Последняя казалась донельзя встревоженной, и, извинившись перед героями за свою прошлую выходку, молвила дрожащим голосом: «Если бы вы были ранены в лабиринте, и на помощь вам явилась монашка, вы бы до смерти перепугались, верно?.. Я шла по пятам иного отряда искателей приключений, и именно это спасло меня. Потому я и могу сейчас все рассказать вам. В каком ужасном мире мы живем, если монашка воспевает хвалу богу, и в то же время перегрызает вам глотку? Это безумие! Помыслить не могу, что жрица Итокса оказалась монстром!» Рассказав героям о том, где именно лицезрела жестокую расправу монашки над отрядом искателей приключений, Фиора бросилась прочь, стремясь как можно скорее покинуть проклятое подземелье.

Устремившись в точку, названную Фиорой, герои действительно лицезрели миниатюрную монахиню, стоящую среди трупов искателей приключений. Она тихо пела прекрасным, ангельским голоском, но исходил от нее могильный холод. Действительно, то была сестра Саманта... или же создание, в точности на нее походящее!.. «Чтобы обрести свободу, вы должны оставить позади все», - молвила она, медленно оборачиваясь к героям... Подоспевшая Фиора, решившая все же последовать за отрядом, крикнула искателям приключений, чтобы не смели те смотреть монстру в глаза!.. Те последовали совету, отвернулись... и оцепенение, начавшее было охватывать их, спало.

Повинуясь жесту монахини, мертвые авантюристы восстали нежитью. «Приняв обличье той жрицы, можно с легкостью заманивать в свои сети искателей приключений», - ухмыльнулось существо, принявшее облик девушки... после чего атаковало наряду с мертвяками.

«Удивительно, что вы сумели противостоять мне», - подвела противница искателей приключений итог противостояния, когда мертвяки ее были уничтожены. Приняв свое истинное обличье – ужасающей Королевы Вампиров, чудовище постановило, что с нетерпением ждет их следующей встречи... после чего исчезло.

Вернувшись в город, герои и Фиора поведали о произошедшем в глубинах хозяину гильдии. Тот вздохнул: что ж, по крайней мере, наведенные над городом магические барьеры все еще крепки и опасаться возможного нашествия монстров не стоит.

Подозрения с монахини ныне сняты, о чем герои не преминули сообщить ей лично, ровно как и поведать о противостоянии с Королевой Вампиров. «Это – создания, возжелавшие вечной жизни, даже ценою души», - молвила сестра Саманта. – «Помыслить не могу, на что они способны ради достижения своих целей. Но даже если Королева Вампиров продолжит избегать противостояния, подземелье – замкнутое пространство. Ее можно загнать в самые глубины... и запечатать там, дабы никому боле она не причинила вреда. Я создам предмет, с помощью которого возможно пленить ее».

Вскорости сестра Саманта сотворила глифы, наполненные божественной магией, велев героям разместить их в четырех углах каждого из уровней лабиринта. Таким образом, Королева Вампиров вынуждена будет отступить на нижний уровень и принять бой.

Размещая глифы на каждом из уровней подземелья, герои творили зачарованные барьеры. Действия их привлекли внимание Королевы Вампиров, и та не замедлила предстать искателям приключений. «Чем это вы тут занимаетесь?» - промурлыкала она. – «Собираетесь заточить меня здесь? Но глиф нашего повелителя дарует мне темные энергии, и это замечательное ощущение». Несмотря на улыбку на лице Королевы Вампиров герои зрели отчаяние, отражающееся в ее глазах. Королева Вампиров атаковала, но была вынуждена вновь признать поражение и отступить, посулив, что они непременно встретятся вновь, в глубинах лабиринта...

Некоторое время спустя героев нагнала Фиора, поведав о том, что сестра Саманта велела передать им Глиф Освобождения. Дело в том, что, устанавливая в глубинах блокирующие распространение темной энергии глифы, искатели приключений направляют тем самым потоки оной к сердцу лабиринта, наполняя Королеву Вампиров поистине невероятным могуществом. Однако Глиф Освобождения должен свести на ‘нет’ позаимствованные монстром темные энергии, что значительно облегчит для героев грядущее противостояние.

На нижнем уровне подземелья лицезрели герои Королеву Вампиров, наслаждающуюся потоком темных энергий. Искатели приключений высвободили силы Глифа Освобождения, и вампирша с изумлением ощутила, как силы ее иссякают. В противостоянии герои повергли Королеву Вампиров, и та обратилась в прах – с созданием, принимавшим облик сестры Саманты, было покончено раз и навсегда, несмотря на то, что окрест продолжалось ощущаться средоточие темной энергии.

В последующие месяцы искателям приключений гильдии Итокса приходилось неоднократно спускаться на нижний уровень глубин, дабы противостоять монстрам, чье могущество возрастало от нахождения вблизи истока запечатанной темной энергии...

***

История эта начинается в провинциальном городке Монеа. В один прекрасный день его достиг юноша по имени Зео, мечтающий о карьере истинного искателя приключений. Ведь сей необъятный, непознанный мир таит в себе немало тайн, и Зео предвкушал, что многие из них откроются ему. Но перво-наперво ему надлежало зарегестрироваться в местной гильдии искателей приключений, дабы получить лицензию на свою деятельность... а может, и обрести новых товарищей.

Велев своему ручному демоненку, Бару, забираться в сумку да помалкивать, Зео переступил порог гильдии, где лицезрел множество авантюристов, предающихся обильным возлияниям, а на полу пред ними - обезглавленное тело небольшого дракона. Судя по всему, победу над рептилией и отмечал сей отряд бахвалящихся искателей приключений.

Но стоило Зео переступить порог, как в заре воцарилась мертвая тишина, ибо взоры обратились исключительно к юноше, облаченному в ризу, с дорожным посохом в руках... и огромным двуручным мечом за спиной. Не обращая внимания на присутствующих, новичок приблизился к барной стойке, обратился к протирающему бокалы трактирщику: "Вы - хозяин гильдии? Я слышал, тут можно получить лицензию..." Авантюристы зашептались: кто этот паренек? Неужто ищет работу? И как сочетаются колдовская риза и столь внушительный клинок?..

Двое подвыпивших искателей приключений в сияющих доспехах приблизилась к Зео, снисходительно ухмыляясь, посоветовали не заниматься ерундой и выбросить глупые мысли о становлении героем из головы. "Слушай", - с трудом ворочая языком, говорили они. - "Быть искателем приключений - примерно то же, что быть игроком. Мы исследуем неведомые пределы, сражаемся с монстрами. Мы получаем задания от гильдии, представляющие определенный риск, но тем самым обретаем богатства и славу. Другими словами, эта работа только для храбрецом. Таких, как мы!"

Обернувшись к парочке, Зео презрительно поморщился, процедил: "От вас пойлом несет. Отвалите!" Авантюристы на мгновение лишились дара речи... а после набросились на паренька, намереваясь преподать тому урок вежливости: но замерли, парализованные заклинанием, сотворенным миловидной девушкой. "Какой забавный паренек, Геральд", - обратилась та к спутнику, беззастенчиво разглядывая сникшего Зео. - "То ли маг, то ли воин..." "Не похож он на воина", - отозвался помянутый эльф, Геральд, и девушка согласно кивнула.

Авантюристы, надеявшиеся поглазеть на добрую драку, поспешили ретироваться в отдаленные уголки большого зала с отрядом Геральда - сильнейшим в гильдии Монеа - связываться никому не хотелось. Девушка же приблизилась к продолжавшему хмуриться Зео, улыбнулась, выпалила: "Я - Тия Цирклесс. Присоединишься к нашему отряду?" "Вот еще!" - отвернулся тот, отвернулся к барной стойке. Тию, похоже, подобное поведение незнакомца ошарашило.

"Что?!" - возопила заклинательница, кивком указывая на двух парализованных задир. - "Я ведь тебе помогла!" "Я не просил", - спокойно отозвался Зео. - "Я не собираюсь присоединяться ни к какому отряду. Оставь меня в покое". "Даже если ты так считаешь, в одиночку задания выполнять невозможно", - неуверенно начала вконец сбитая с толку Тия. - "Потому что..." "Заткнись и уйди!" - рявкнул Зео, чаша терпения которого переполнилась.

Спутники Тии призывали ее оставить этого странного парня, однако девушка не сдавалась. "Хоть имя свое можешь назвать?" - поинтересовалась она, и юноша угрюмо процедил: "Зео Шаругайдо". Тия кивнула, устремилась к ожидающим ее спутникам, но на прощание заметила, что вскоре Зео поймет, сколь важен был ее совет касательно необходимости в этой профессии верных товарищей.

Доселе молча наблюдавший за происходящим хозяин гильдии обратился к Зео, заявив, что для получения лицензии на деятельность искателя приключений ему необходимо выполнить испытательное задание в составе отряда и вернуться, разыскав определенный предмет. "А в одиночку выполнить задание нельзя?" - уныло поинтересовался Зео, но хозяин гильдии был непоколебим: "Нельзя. Сотрудничество в составе отряда - одно из основных правил. К тому же, ты не сумеешь пройти испытание в одиночку".


Посему Зео волей-неволей пришлось примкнуть к отряду Геральда, как раз нуждавшемуся в опытном чародее. Со жрицей Тией Зео уже был знаком; спутники ее не преминули представиться - вор Геральд, воин Купер и монахиня Сакс. "Не поймите меня неправильно", - буркнул Зео, - "но я не хочу заводить друзей".

Когда на пути покинувшего город отряда показался одинокий монстр, Зео немедленно сотворил огненный шар, поразив тварь, однако та оказалась на удивление живуча, настигла обидчика и как следует боднула, отправив в придорожные кусты. Геральд и Тия удивленно переглянулись: их новый спутник представлял собою сплошную загадку...

Даже вечером, когда отряд разбил лагерь в лесу, Зео держался поодаль от остальных, прося лишь об одном - чтобы его оставили, наконец, в покое. Демоненок Бару выглянул из заплечной сумы Зео, похихикал, напомнив спутнику, как тому досталось от захожего монстра. Юноша посоветовал демоненку заткнуться и не усугублять его и без того упадническое настроение.

Тия приблизилась к Зео, и, взяв паренька под локоть, увлекла в лес, подальше от остальных. "Что с тобой такое?" - напрямую вопросила она. - "Зачем ты возводишь стену между нами? Ведь иметь друзей - это так здорово! Приключения становятся куда более яркими в хорошей компании! Давай же, присоединяйся к нам".

Зео лишь хмыкнул в ответ, и жрица не преминула задать следующий вопрос: "А затем тебе столь большой меч? Обычно заклинатели ограничиваются лишь посохом". "Неважно", - прозвучал лаконичный ответ. - "Мне просто нужно разыскать кое-кого. Не хочу обсуждать это... Лучше скажи, почему ты стала искательницей приключений? Это ведь опасная стезя..." Тия замялась, столь неожиданным оказался вопрос.

"Я могу рассказать тебе об этом, но, боюсь, ты пожалеешь, что спросил", - произнес Геральд, приближаясь, и, обернувшись к Тии, уточнил: "Ты ведь хочешь, чтобы он стал нашим товарищем, верно? Тогда нужно рассказать ему верно?" Тия изменилась в лице, отвела глаза, а Зео понял: то, что он сейчас услышит, совсем ему не понравится...

"Мы ищем магию призыва", - молвил Геральд, испытывающее глядя на юного чародея, глаза которого округлились от изумления. - "Как маг, ты должен знать о ней. Это древняя магия для призыва демонов, запретная в сем мире". "Ты хоть понимаешь, что говоришь?!" - выпалил Зео. - "Если ты воспользуешься ей..." "Получу смертный приговор", - закончил эльф. - "И мы, и даже королевская семья обречена на смерть, если попробует сотворить заклинание призыва. Это, все-таки, запретная магия. Предупреждаю, проговоришься об этом - лично прикончу и тебя, и тех, кому скажешь".

"Но... зачем вам ее искать?" - вопросил Зео, пытаясь осознать услышанное, и отвечала Тия: "Потому что у меня есть счеты к определенному демону. Тому самому, который, будучи призван чародеем, испепелил и мою семью, и мое селение. Долгие поиски позволили мне выяснить его имя - демон Альюр. Мне необходим чародей, чтобы воспользоваться заклинанием призыва и призвать в мир Альюра". "И мы здесь, чтобы помочь Тие", - добавил Геральд, испытывающее глядя на Зео.

"А, понятно", - хмыкнул тот. - "Даже если вы найдете магию призыва, она будет бесполезна, поскольку в вашем отряде нет чародея. Поэтому-то вам и понадобился я". Обернувшись к жрице, Зео процедил: "Ты ужасна. Ласково со мной заговариваешь, просишь присоединиться к вам. Если ты ставишь перед собой цель, возьми да попытайся достичь ее самостоятельно! А если она окажется слишком опасна, всегда есть время..."

"Ах ты, слабак!" - истошно выкрикнула Тия, и, утирая злые слезы, бегом бросилась прочь. Спутники долго смотрели ей вслед, после чего обратились к Зео, сочтя необходимым представиться вновь. Ведь они далеко не так просты, как хотели показаться прежде: Геральд, к примеру, профессиональный ассасин, здоровяк Купер ведет торговлю на черном рынке, Сакс - предательница своего народа, отверженная.

"В гильдии новичку непросто завести друзей", - говорил Геральд обескураженному Зео. - "Все смотрят на тебя как на пустое место. Тогда мы все были одиночками. И объединиться нам предложила малышка Тия. "Никто не должен быть один", - сказала она нам тогда. - "Уж я-то знаю, как это больно". Она приняла нас такими, какие мы есть, приняла наше темное прошлое, поверила в нас. И мы на все готовы ради нее... Я так думаю, у тебя есть своя причина держаться поодаль от других людей, верно? Уверен, Тия и тебя примет таким, каков ты есть. Поэтому она и обратилась к тебе в гильдии".

Зео долго молчал, размышляя над словами предводителя отряда...


На следующий день они разыскали пещеру, где должны были пройти испытание, порученное им хозяином гильдии - прикончить волшебного монстра на пятом уровне подземелья и предоставить его труп в качестве доказательства содеянного.

"Странные они", - говорил пареньку Бару ночью, когда остальные расположились у костра, отойдя ко сну. - "В эту эпоху искатели приключений обычно злы и жестоки. По крайней мере, таковые нам встречались прежде. Но эти авантюристы приняли тебя, даже видя, что способности твои далеко не выдающиеся. Они действительно другие".

Собрав волю в кулак, Зео обратился к Тие, извинившись за вчерашнее, и лицо девушки озарилось улыбкой. Воодушевившись, та извинения приняла, бесстрашно ступила в пещеру... тут же провалившись в замаскированную яму. Никогда не следует забывать о ловушках - одно из основных правил искателей приключений!..

Бросив спутнице веревку, герои подождали, пока Тия выберется на поверхность. Ныне жрица пребывала в прескверном расположении духа, и остальные благоразумно не заводили с нею разговоров, опасаясь нарваться на грубость.

...Они продолжили исследование пещеры, спустились на пятый уровень, но так и не встретили ни одного монстра. Странно, донельзя странно... Бару чувствовал в воздухе стойкий запах крови, о чем предупредил Зео... А чуть позже герои наткнулись на мертвое тело чудовища, прикончить которого им следовало согласно указанию хозяина гильдии. Сакс приблизилась к трупу, склонилась над ним... а в следующее мгновение стремительный удар тяжелой лапы, оканчивавшейся острейшими когтями, снес женщине голову.

Остальные немедленно обнажили оружие, обернулись к противнику... и замерли в изумлении, ибо получили исчерпывающий ответ на вопрос о том, почему в сем подземелье отсутствуют монстры. Ибо противостояла им гигантская четырехлапая тварь, именуемая в бестиариях "низшим демоном".

С ревом тот устремился к отряду; Зео сотворил огненный шар, но магия не причинила демону ни малейшего вреда. Тварь сразила Купера, обернулась к магу, но того заслонил собою Геральд, бесстрашно атаковав демона. Бару обратился к Зео, призывая того воспользоваться его услугами, но маг колебался: как он может показать спутника своего остальным? Ведь если истинная личина "демоненка" станет известна этим героям, ему придется покончить с ними. Именно поэтому он, Зео, и не хочет заводить товарищей!..

Тия хлопотала подле тела Купера, шепча целительные заклинания... Но, похоже, усилия ее канут втуне, ибо демон уже закончил короткий поединок с Геральдом, и теперь, плотоядно ухмыляясь, сжимал окровавленное тело лидера отряда в когтистой лапе. После чего отбросил раненого предводителя отряда в сторону; жрица немедленно бросилась к Геральду, обняла его, обещая немедленно исцелить. Замершему в ужасе Зео девушка велела бежать без оглядки, иначе и он разделит участь ее товарищей...

Утробно рыча, низший демон приблизился к жрице, занес лапу для удара...

В памяти Зео пронеслись эпизоды недолгого, но яркого знакомства с сим отрядом искателей приключений. Слова, произнесенные Геральдом ночью, на привале... "И мы на все готовы ради нее... Уверен, Тия и тебя примет таким, каков ты есть. Поэтому она и обратилась к тебе в гильдии". Нет, не может он допустить, чтобы обретенные товарищи расстались с жизнями, противостоя этой образине из Преисподней...

Метнувшись вперед, Зео встал перед низшим демоном. В изумлении Тия наблюдала, как молодой маг обнажает меч, твердо произносит: "Я приказываю тебе, демон, пребывающий в сем клинке... Я, Зео, заключивший договор с тобою... высвободи же свое истинное могущество... Барфас!" Ярчайшее сияние разлилось по каверне, и зрела пораженная жрица, как преобразился Зео, тело которого ныне наполняли демонические энергии.

Стремительным ударом призыватель с легкостью рассек низшего демона надвое, и жизненные силы твари, поглощенные клинком, устремились к Бару - миниатюрному воплощению Барфаса, который поглотил их с вящим удовольствием.


Зео и Тия похоронили трех своих павших товарищей неподалеку, на холме. "Мне так жаль", - сдерживая слезы, говорил маг опечаленной спутнице. - "Они погибли из-за меня. Если бы я только воззвал к силе Барфаса ранее..." "Почему ты винишь себя?!" - тихо произнесла жрица, и Зео осекся. - "Никто не виноват в гибели Геральда и остальных. Они умерли, потому что были слабы. Такое бывает, верно? Всегда есть вероятность того, что мы умрем. Такова уж у нас, искателей приключений, работа. Все авантюристы должны быть готовы к подобной возможности. Если каждый раз страдать из-за гибели друзей, невозможно стать хорошим искателем приключений".

Бару расхохотался, после чего заявил, что теперь им предстоит прикончить и Тию, ведь если люди узнают о демоненке, жизнь Зео окажется в опасности... Отвернувшись, дабы скрыть слезы, девушка отрицательно покачала головой. "Не волнуйся", - выдавила она. - "Я никому не скажу о вашей тайне. У меня нет такого права. Желаю удачи в ваших поисках".

С этими словами она устремилась прочь... к вящему возмущению Бару. Демоненок кричал, требуя спутника прикончить жрицу, но Зео лишь отрешенно смотрел ей вслед. Сейчас, когда демонический клинок его вернулся в ножны, и он, и Бару откровенно слабы...

"Погоди!" - неожиданно для самого себя выкрикнул Зео, и Тея замерла, ожидая его следующих слов. - "Ты ведь искала магию призыва? Приготовилась ведь к возможности смерти? Возможно, я смогу помочь тебе. То есть, я... хотел бы... стать твоим другом".

Тия обернулась, в глазах ее стояли слезы... Ведь они столь похожи - оба одиноки в этом мире...


Позже, по возвращении на постоялый двор в Монеа, Зео поведав новой подруге о договоре, заключенным им с Бару. Последний, временно даруя призывателю свою силу и меч, обретал души, и могущество его в мире смертном возрастало. Тия засыпала юношу вопросами: как он узнал о магии призыва? Почему воспользовался ею?.. И поисками кого занят?.. Зео, однако, упорно отмалчивался, и начинал жалеть о том, что предложил заклинательнице присоединиться к нему.

Бесенок коварно ухмыльнулся, после чего сообщил, что мальчуган ищет своего наставника. Лицо Зео исказилось от гнева; усилием воли взяв себя в руки, он обернулся к Тие, произнес: "Я согласился помочь тебе достичь поставленной цели. Не нужно лезть в мою личную жизнь, хорошо?" Тия пожала плечами, и Зео благодарно кивнул: когда они прикончат демона Альюра, пути их непременно разойдутся.

Но перво-наперво надлежало заработать денег на грядущее странствие, посему поутру молодые люди вернулись в гильдию, дабы узнать, нет ли миссий, доступных для искателей приключений. "А где искать твоего наставника?" - невинно осведомилась Тия, и видя, как спутник ее задохнулся от ярости, невинно предложила: "Мы с Геральдом хотели посетить соседнюю страну. Может, отправимся туда?" Зео неуверенно кивнул, и Тия, воодушевившись, продолжала: "На нашем континенте, Азалисе, существуют три могущественные державы: королевство Демент, теократия Копати и федерация Хаерсант. Вот в последней то можно попытаться отыскать сведения, которые приведут нас к цели, ибо немало информации проходит через селения федерации".

Обратившись к хозяину гильдии, Тия просила подобрать им работенку, после чего получила карточку, значились на которой условия миссии - "исцеление селянина в деревушке Рибелон". Покинув Монеа, двое выступили в означенном направлении, и вскоре достигли помянутого селения, подле которого встретил их старейшина Шимба. Последний немедленно повел искателей приключений к дому занедужившего селянина Гюйла, говоря о том, что прежде тот никогда не болел и был честным, сильным работником. "А неделю назад он преобразился", - говорил Шимба. - "Мы хотели узнать, что стало причиной недуга, но он не может говорить. Мы врачевали его всем, чем могли, но лучше ему не становится. Даже целитель не сумел помочь ему, ибо болезнь слишком странна".

Они удалились на значительное расстояние от деревни, прежде чем заметили одиноко стоящую каменную хижину. Гюйла, прикованного к циновке, бил жар, в очах плескался ужас... Осмотр несчастного подтвердил подозрения Зео, ибо на шее селянина обнаружил он следы от клыков. Конечно, селяне решили, что все дело в недуге... Но теперь герои оказались в затруднительном положении, ибо магии Тии навряд ли окажется достаточно, чтобы поставить несчастного на ноги.

"Дело в паразите", - после говорил Зео старейшине и иным селянам, собравшимся в хижине Гюйла. - "Он проживает в пищеварительной системе человека, и жизненные функции того направляет исключительно себе в угоду. Обычно паразит размером с насекомого, но, пожирая человека изнутри, он вырастает. Должно быть, вашего селянина этот монстр укусил прежде и проник внутрь тела". Селяне припомнили: действительно, три месяца назад несчастный говорил, что его укусил какой-то жук... "Цель паразита - полностью пожрать человека и обратиться в весьма сильного монстра", - продолжал вещать Зео ужаснувшимся селянам, и старейшина неуверенно вопросил: "Но... Гюйла можно спасти?"

Зео отрицательно покачал головой: "Слишком поздно. Взгляните на его тело". Ужаснувшиеся селяне лицезрели пульсирующие под кожей несчастного раздувшиеся вены, а Тия продолжала объяснять сложившуюся ситуацию: "Пока паразит не обретет полный контроль над телом человека, тот остается без сознания. А поскольку он был укушен три месяца назад, судя по симптомам, преображение может произойти в любое мгновение". "Если он превратится в монстра, вся деревня окажется в опасности", - твердо произнес Зео. - "Единственный способ предотвратить подобное - покончить с ним".

У входа в хижину раздался горестный вскрик, и собравшиеся обернулись, лицезрев паренька - Кая, сына Гюйла. В ужасе от услышанного тот выбежал наружу...

Тия поманила Зео за собой; они покинули хижину, и, отойдя на некоторое расстояние, остановились у тихо журчащего фонтана. Зео убеждал спутницу, что иного способа разрешить проблему попросту не существует, но та отмалчивалась, напряженно размышляя: быть может, все-таки найдется способ помочь несчастному? "Что в этом плохого?!" - взорвалась Тия, когда Зео в очередной раз завел речь о необходимости как можно скорее прервать страдания селянина. - "Я хочу помочь ему ради сына". "Это невозможно..." - начал Зео, но заклинательница оборвала его: "Мы не знаем наверняка. Быть может, мы не все варианты рассмотрели. Если попытаемся что-то придумать сообща, возможно, и придем к какому-то новому выводу". Слезы текли по лицу девушки; да, она сознавала - ситуация критическая... но не желала, чтобы еще одно дитя лишилось родителей.

Вздохнув, Зео предложил спутнице попытаться изыскать решение до завтрашней ночи, а если ей не удастся сие, он лично покончит с несчастным. С этими словами юноша, не оглядываясь, устремился к деревенскому постоялому двору; Бару тут же воспрял, предлагая Зео прервать страдания Гюйла немедленно, и тот согласно кивнул: "Прерву обязательно. Тия слишком наивна: и как человек, и как искательница приключений... Как тогда, на холме, когда мы хоронили павших... Щадя мои чувства, она говорила о том, что те герои сами повинны в своей гибели, ибо оказались слишком слабы... Вот и сейчас, горе ребенка тронуло ее... Если мы объединим усилия, то сможем помочь другим - какая чушь". Бару, впрочем, было все равно: он жаждал поглощать души, а остальное демона мало волновало...

Тия оставалась в хижине Гюйла, без устали штудируя колдовские книги в поисках решения...

...Так прошла ночь, минул следующий день, и ночью Зео устремился к хижине; старейшина и селяне держались у него за спиной. Женский крик прорезал ночную тишь; Зео бегом устремился к двери, ворвался внутрь здания... лицезрев Тию, с ужасом наблюдающую за преображением несчастного Гюйла. Тело последнего раздулось, как шар; человек стремительно обращался в монстра!

Зео вознамерился было обнажить меч, но Тия повисла у него на руке, зашептала, говоря о том, что у нее появилась идея и им необходимо дождаться завершения преображения. Зео, признаться, подумал, что ослышался: как можно предлагать подобный абсурд?! "Делай, как я говорю, и мы сумеем спасти Гюйла!" - настаивала заклинательница. Юноша растерялся: говорит ли в ней здравый смысл или же отчаяние?..

Однако преображение уже завершилось, и очам искателей приключений предстало гигантское чудовище, в котором с трудом узнавались очертания селянина. Тия велела Зео нанести удар мечом не огромному паразиту, но Гюйлу. Взгляд девушки отражал непреклонную решимость, и Зео сдался. К вящей радости Бару молодой маг обнажил клинок, воззвав к сущности демона, прося того даровать ему силы. Демоненок устремился к мечу, слился с ним воедино... и Зео преобразился, ощущая, как демонические энергии питают его плоть.

Стремительным ударом он рассек грудь Гюйла... Как и предполагала Тия, огромный паразит немедленно отделился от человека, осознав, что тело того получило смертельную рану. В следующее мгновение Зео прикончил паразита, а девушка опустилась на колени подле умирающего, шепча целительные заклинания. На глазах изумленного Зео и заглядывающих в окна хижины селян раны Гюйла затянулись.

С нескрываемым уважением Зео перевел взгляд на заклинательницу. Быть может, слова той о необходимости объединения усилий ради общего блага не лишены смысла... Тия обняла изумленного и смутившегося Зео, благодаря того за помощь; девушка искренне радовалась тому, что им удалось спасти селянина.

Первая миссия, на которой Зео выступил искателем приключений, завершилась успешно, и, получив внушительное денежное вознаграждение в гильдии Монеа, двое выступили в направлении земель восточной федерации Хаерсант...


Получив в гильдии искателей приключений близлежащего городка, Погоса, следующую миссию - разыскать магический камень в лесу Хогару, - Зео и Тия немедленно выступили в путь. Юноша признался, что совершенно не помнит своих родителей, лишь чародея, который вырастил его. Однажды тот сказал воспитаннику, что должен покинуть его, дабы заняться одним неотложным делом, и если не вернется через три года, то, скорее всего, будет мертв. Четыре года спустя он так и не вернулся, и Зео выступил на поиски. Вот уже год странствует он по землям Азалиса, и - безрезультатно...

Зео уже пожалел, что поделился со спутницей своими переживаниями, ибо практичная целительница тут же засыпала его вопросами, на который у молодого чародея не было ответов: "Куда обычно уходил его наставник? С какими целями? Выполнял ли он миссии гильдии?" "Не знаю", - отрезал Зео, скрипнув зубами, - "но сомневаюсь, что мой наставник мертв. Но даже если так, дух его не умрет".

Про магию призыва и договор с Барфасом Тия не спрашивала, зная, что ответа не дождется; наверняка Зео сам расскажет об этом, когда посчитает нужным.

Зео сомневался, что миссия, возложенная на них ныне, так проста, как кажется на первый взгляд. Гильдия готова заплатить 50.000 золотых лишь за то, что они раздобудут некий камень? "Не стоит забивать себе голову этим", - отмахнулась Тия. - "Гильдия предлагает множество миссий. Если какая-то из них тебе не нравится, выбери другую".

На окраине леса Хогару искатели приключений заметили деревушку, и, поскольку час был уже поздний, решили поискать постоялый двор, дабы поутру приступить к поискам камня. Однако селяне отнеслись к ним с откровенным неприятием; искатели приключений ассоциировались у них с алчными до денег бездельниками.

Покинув деревушку, Зео и Тия разыскали в лесу полянку посуше, развели костерок. Целительница направилась к ручью, дабы окунуться перед сном... но вскоре Зео услышал ее истошный крик. В чем мать родила, Тия выбежала на поляну, а следом, раззявив пасть, появилось огромное плотоядное растение. Опешив, Зео смотрел на приближающуюся тварь; меч его, позабытый, лежал у костра в добром десятке шагов...

И Зео, и Тия с изумлением наблюдали, как двое невесть откуда появившихся незнакомцев - молодой человек, вооруженный катаной, и девушка, сжимающая в ладонях рукояти метательных кинжалов, - стремительно атаковали монстра, а, покончив с ним, обернулись к двум незадачливым искателями приключений.

Те поблагодарили незнакомцев за помощь, пригласили их к костру, разговорились. Юноша представился - Джинрай, а спутница его и ученица - Цубаки; оба они - ниндзи и восточного селения Шиноби. Тия восхитилась: прежде никогда она не встречала ниндзь!..

"Мой наставник станет следующим вождем селения Шиноби", - молвила Цубаки. - "Следуя традиции, пред тем, как это произойдет, мы странствуем в поисках приключений по миру. И сейчас направляемся в федерацию Хаерсант, исполняя по пути различные миссии, на нас возлагаемые". "Везет вам пока, двум ниндзям", - хмыкнул Зео. - "В любом отряде должен быть хотя бы один чародей... желательно, владеющий целительной магией". Тия удивленно воззрилась на спутника: не он ли еще совсем недавно доказывал ей, что прекрасно справится и в одиночку?.. Джинрай же лишь усмехнулся: у спутницы его хватает целительных трав и зелий... правда, серьезные раны ими не залечить, но для мелких - вполне сгодятся. "К тому же", - назидательно добавил Джиндрай, - "подобный риск выльется для меня в лучшие испытания. В любом случае, Цубаки рядом со мной, стало быть, все будет хорошо".

Тия закивала, говоря о том, что ниндзи - отличная команда, однако Зео, нахмурившись, произнес: "Это донельзя опасно. Неважно, насколько уверены вы в своих силах, глупо переоценивать свои возможности". Целительница лишилась дара речи; наверняка чародей вспоминает сейчас тех троих авантюристов, погибших в пещере в час противостояния демону... Похоже, трагическое событие в корне изменило мировосприятие Зео...

Но Джинрай лишь улыбнулся, поблагодарил юношу за высказанное предостережение, после чего, простившись с новыми знакомыми, наряду с Цубаки устремился в чащобу. Зео и Тия провожали его взглядом, отмечая, сколь похож этот самоуверенный воин на Геральда... ныне покойного.

Наутро они продолжили поиски, и вскоре ступили на поляну, где высился алтарь, и покоился на нем камень. Странно... Тия и Зео и часа не провели в лесу, а уже близки к завершению миссии. Неужто столь баснословное вознаграждение возможно за сие простенькое задание?.. Нет, здесь что-то не чисто...

Тем не менее, искатели приключений приблизились к алтарю... когда путь им преградили Джинрай и Цубаки, и выражения лиц ниндзь не сулили незадачливой паре ничего хорошего. "Мы просто хотим забрать камень с алтаря!" - возмутилась Тия. - "Почему вы не даете там это сделать?" "Именно поэтому", - процедил Джинрай. - "Ибо наша миссия - "Защитить камень от возможных посягательств".

Заметив, как угрожающе сузились глаза Джинрая, а рука, вытянутая в его сторону, воссияла, Зео едва успел отскочить в сторону, а поток разрушительной энергии, сорвавшийся с ладони ниндзи, расщепил дерево, находившееся за спиной молодого мага.

"Сила духа", - резюмировала Цубаки, заметив изумленное выражение на лице Зео. - "Секретам тай-джу-цу обучаются воины нашего клана". Зео пытался пояснить противникам, что не желает противостоять им, но Тия заметила, обращаясь к спутнику: "Бесполезно. Ради миссии они отринут все эмоции. Даже если на пути их встанет родич, возлюбленный или друг... Такова природа ниндзь".

Переглянувшись, Зео и Тия бросились наутек, однако Джинрай не собирался позволять им уйти. Стремительно метнувшись в сторону, ниндзя вырос на пути беглецов, вновь устремился в атаку. Схватив мага за руку, чародейка увлекла его к обрыву, и оба сиганули вниз... в речушку, текущую через лес...

Выбравшись на берег, чародей и целительница, дрожа от холода, огляделись по сторонам, надеясь, что сумели оторваться от преследователей, но... нет - ниндзи вновь приближались к ним, и взгляд Джинрая не сулил ничего хорошего. Зео осознал, что молодой человек прикончит их, не задумываясь, потянулся к рукояти клинка. Бару ликовал, надеясь, что юноша обнажит клинок, Тия не заклинала Зео не делать этого...

Сжимая в руке катану, Джинрай метнулся к намеченным жертвам... Зео потянул клинок из ножен... Неожиданно, нинздя остановился в нескольких шагах, наградил чародея презрительным взглядом. "Ты не достоин выступить моим противником", - поморщился он. - "Ты продолжаешь полагаться на свой меч, поэтому не смей называть себя искателем приключений. Просто иди прочь. Я сделаю вид, что не встречал тебя".

Тия увлекла Зео за собой, и юноша подчинился, понимая, что ниндзи гораздо сильнее их, и надеяться одержать верх в сем противостоянии бессмысленно. Цубаки и Джинрай провожали их взглядами, и по лицу последнего катились крупные градины пота... ибо впервые в жизни он ощутил страх неминуемой смерти...

Покинув лес Хогару, Тия продолжала размышлять, что означают две взаимоисключающие миссии. И какое отношение имеют они к таинственному камню, покоящемуся на алтаре?.. Тем не менее, искатели приключений не помышляли о том, чтобы оставить миссию; они обязательно изыщут способ добиться успеха!

Тия, однако, терзалась сомнениями: как им следует поступить? Ведь в открытом противостояниями с ниндзями им не выстоять... Бару убеждал Зео воспользоваться мечом, но юноша ответил демону категорическим отказом: Джинрай словами своими сильно задел его на живое, и маг собирался доказать ниндзе, что сумеет одержать верх над ним, не полагаясь на демонические силы.


Не ведали Зео и Тия, разбившие лагерь у окраины леса, что с вершины утеса за ними внимательно наблюдают трое. "Сколько, говоришь, прошло дней, Преста?" - вкрадчиво осведомилась одна из наблюдавших, попыхивая изящной курительной трубкой. "Три дня, госпожа Годива", - почтительно отозвался ее спутник, тщедушный чародей.

"И когда же они начнут сражаться друг с другом?" - продолжала женщина, эльфийка, и тон ее не сулил ничего хорошего двум индивидам - чародею и голему, поспешившим отступить и начавшим бормотать свои извинения: о том, что ниндзи велят потенциальным противникам убираться восвояси, они не подумали... "Хватит!" - рявкнула Годива, которой лепет подельника откровенно претил. - "Я создала святыню, камень и направила обе заявки в гильдию лишь для того, чтобы этот мальчишка обнажил свой меч... Как по вашему, скольких трудов мне все это стоило?" Усилием воли взяв себя в руки, Годива усмехнулась: ведь ловушка ее далеко не так проста, но многослойна...


Джинрай расхаживал подле постамента, покоился на котором камень. Согласно возложенной на них с Цубаки миссии, охранять оный надлежит в течение пяти дней, три из которых уже миновало. Весьма скучное задание, однако и высокооплачиваемое - 50.000 золотых на дороге не валяются.

Неожиданно воссияла святыня, и пред изумленными ниндзями соткалась исполинская фигура каменного голема. Не обращая внимания на хранителей камня, монстр устремился к лесной опушке, где оставались Зео и Тия. Не сговариваясь, те бросились наутек, надеясь воспользоваться медлительностью голема, однако тот ударил кулаком в землю, и волна энергии, разошедшаяся во все стороны, с силой ударила в искателей приключений... В отчаянии Зео осознал, что не ведает, каким образом возможно противостоять подобному порождению...

Цубаки и Джинрай наблюдали за противостоянием со стороны, не спеша вмешиваться. "Думаете, нам ничего не следует предпринять, господин?" - осведомилась наконец девушка. - "Мне казалась, вас заинтересовал этот юноша". "С чего бы это?" - хмыкнул Джинрай. - "Плевать мне на него".

...Зео вознамерился было обнажить меч и покончить с могучим монстром, но следующий удар того отбросил юношу в сторону; ножны лопнули, клинок пал наземь. Наблюдая, как опускается на него гигантский каменный кулак, Зео сознавал, что он - просто слабак, и без демонического меча не представляет собой ровным счетом ничего.

Но в изумлении лицезрел он, как вперед метнулся Джинрай, парировал удар голема. "Почему?" - выдохнул Зео, и прохрипел ниндзя, коему стоило неимоверных усилий удерживать кулак монстра: "Не пойми меня неправильно... но эта тварь - моя!"

Обнажив катаны, Джинрай и Цубаки стремительно метнулись к голему, отсекли ему конечности. Тварь взревела, но ниндзи недоуменно нахмурились, наблюдая, как каменные части тела монстра восстанавливаются у них на глазах. "Голем..." - произнесла Тия, исцеляя Зео заклинанием. - "Это существо одновременно и живое, и неживое. Оно являет собою искусственную жизнь, созданную магией".

Ниндзи озадачились: стало быть, кто-то намерено создал голема, дабы тот атаковал их?.. "Существует лишь два способа одержать верх над големом", - продолжала целительница. - "Либо мы покончим с чародеем, его сотворившим, либо же уничтожим "печать", дающую ему силы".

Джинрай усмехнулся, кивнул, после чего, обратившись к Зео, попросил юного мага применить заклинание, которые бы обездвижило голема на пять минут, не больше. В то время, как маг будет занят сотворением двеомера, Тия займется исцелением его в случае необходимости, Цубаки же отвлечет внимание монстра на себя.

Так, четверка искателей приключений, объединив усилия, приступила к низвержению противника. Зео без устали творил огненные шары и магические стрелы, не причинявшие монстру вреда, но и не позволявшие ему сделать шаг... Сему же немало способствовала Цубаки, осыпавшая тварь градом стремительных ударов...

Силы их стремительно истощались, а голем, казалось, даже не замечал наносимого ему урона. Обессиленная, Цубаки пала наземь; Тия молила девушку передохнуть немного, однако та отрицательно покачала головой. "Я не предам доверие своего господина", - с видимым трудом произнесла она, вновь ринулась в бой.

Зео понимал, что голем с легкостью прихлопнет девушку, и все свои силы, всю оставшуюся энергию направил в последнее заклинание, сотворив огромный огненный шар... Оный взорвал каменную руку монстра, протянувшуюся к Цубаки... но конечность восстановилась практически мгновенно... Сознавая, что больше не сумеет противопоставить противнику ровным счетом ничего, Зео приготовился к неминуемой гибели...

"Готово", - послышался оклик, и лицезрели искатели приключений Джинрая, от тела которого исходило ослепительное свечение. - "Я довел уровень концентрации своей духовной энергии до максимума, и теперь вижу, где в теле противника сосредоточена его жизненная сила".

И Джинрай направил всю свою энергию в "печать", сокрытую в теле голема. Тот взорвался, а ниндзя обрушился на Зео, ругая того за бессмысленные действия - растрачивание собственной магической энергии без остатка. "Но если бы Зео не вступился за Цубаки, она была бы мертва", - встала на защиту друга Тия, на что Джинрай процедил: "А что, если бы из-за его поступка мы все погибли?"

Зео молчал, понурившись, не желая ничего отвечать, ибо сил не осталось совершенно. Вздохнув, Джинрай взял себя в руки, задумчиво произнес: "И все же благодаря тебе Цубаки осталась жива. Похоже, даже такой, как ты может добиться цели, если постарается". "Ничего", - хмыкнул Зео, побрел прочь, провожаемый удивленными взглядами...


Леди Годива в ярости ударила хлыстом одного из своих сподвижников - маленького человечка, Престу, наблюдавшего за происходящим у подножия утеса в подзорную трубу. "Ниндзя появился здесь, приняв указанную тобой миссию, так, Преста?!" - выкрикнула она. - "Почему он так силен?! Это оказалось весьма неожиданно!"

Усилием воли взяв себя в руки, эльфийка прошипела: "Ладно, теперь уж ничего не поделаешь. Нам нужно было выяснить, является ли он призывателем... Что ж, продолжим следить за ним..."


Тот факт, что ниндзи вознамерились сопровождать их с Тией в пути, Зео пришелся не по душе. Одиночка, он с трудом примирился с обществом заклинательницы, но наотрез отказался терпеть рядом с собой Джинрая и Цубаки. "Но ведь федерация Хаерсант, в которую вы направляетесь, большая страна, верно?" - рассудительно произнес Джинрай в ответ на яростные протесты Зео. - "Возможно, в тамошней гильдии мы получим задание, предназначенное для опытных искателей приключений. Так что мы лишь "странствуем вместе" до тех пор, пока не доберемся до федерации, только и всего".

Видя, что против подобной компании Тия нисколько не возражает, Зео отвернулся, заскрипев зубами. Спутники продолжают появляться один за другим... в подобных условиях пользоваться мечом становится донельзя сложно... С другой стороны, судьба предоставляет ему возможность развить собственные навыки, не полагаясь при этом на могущество демонического клинка...

А несколько дней спустя герои достигли небольшого городка, население которого, казалось, составляли одни лишь девушки и женщины. Заметив захожих авантюристов, те сразу же обратились к ним с просьбой о помощи. Старейшина Леста - единственный виденный им мужчина в селении - пригласил четверых в свое жилище, где просил их избавить селение от чародея. "Он появился шесть месяцев назад, в полнолуние", - рассказывал старейшина. - "И потребовал передать ему юных дев, в противном случае угрожал сровнять селение с землей. Конечно, наши мужчины дали ему отпор... но расстались с жизнями, сраженные заклинаниями чародея... С тех пор дважды в месяц он похищает девушек".

Выслушав старейшину, Джинрай, скрестив руки на груди, постановил, что на его помощь можно не рассчитывать: уж слишком неясна текущая ситуация в городке, ровно как и вопрос вознаграждения... к тому же, задание исходит не от гильдии. "Я меня не рассчитывайте тоже", - поддержал ниндзю Зео, и, игнорируя изумленный взгляд Тии, обратился к Лесте: "Не похоже, чтобы вы пребывали в беде. Я не заметил в селении ни проявлений тревоги, ни страха. Во-первых, где могилы погибших селян?" "На окраине городка..." - выдавил старейшина, и Зео наряду с Джинраем устремились к выходу из хижины. Напрасно Леста кричал им вслед, обещая, что сполна рассчитается с искателями приключений...

На шею Зео бросилась одна из городских девушек, Котору, и, обняв опешившего чародея, заговорила о том, что безмятежная атмосфера, царящая в городе - показная, ибо позволяет им на время забыть об ужасном колдуне... к тому же, следующим подношением негодяю должна стать она сама. Переглянувшись, Зео и Джинрай согласились помочь селянам, и те немедленно пригласили их на вечернее празднество.

Девушки накрыли столы, и Джинрай, весьма охочий до женщин, немедленно предался атмосфере празднества. Котору предложила Зео разделить с ней ложе, и юный чародея надолго лишился дара речи, поспешил ретироваться... Цубаки и Тия наблюдали за тем, как горожанки обхаживают их спутников, с нескрываемым недовольством, но вскоре решили присоединиться к общему веселью.

Обратившись к Бару, Зео признался, что не хочет больше всецело полагаться на демонический меч, и демон отвечал: "Как хочешь. Чем ты сильнее, тем легче высвободить могущество меча. Так мне даже лучше. Ведь могущество меча куда более велико, чем ты полагаешь". "О чем это ты?" - нахмурился Зео, но ответить Бару не успел; заметив приближающуюся Котору, демон предпочел схорониться в заплечной суме чародея. Девушка вновь прижала Зео к груди, и ощутил тот, как тают его тревоги, сознание растворяется...

Из забытья Зео вырвали настойчивые крики Бару; тряхнув головой, юноша пробудился, с удивлением отметив, что находится снаружи здания... на усеянной костьми площади полуразрушенного города... а чуть поодаль пребывают привязанные к деревянным крестам его товарищи - Тия, Джинрай и Цубаки...

С вершины одного из домов на Зео насмешливо взирал злобный чародей - никто иной, как Леста. "У меня к тебе дело", - буднично заметил он. - "Я хотел поговорить с тобой наедине, без посторонних. Особенно без ниндзь. Они и посейчас остаются в созданном мной иллюзорном мире. Иллюзия, которую я создал с помощью магического круга, окружает всю деревню. Все, что ты видел, было иллюзией, и благодарить за это стоит те трупы, которые ты видишь сейчас. Ведь для того, чтобы сотворить столь масштабное заклинание, мне пришлось заплатить соответствующую цену и принести в жертву всех без исключения селян!"

Зео ужаснулся: этот самонадеянный гад уничтожил столько людей... лишь для того, чтобы поговорить с ним?!. Зео сжал рукоять демонического меча, потянул клинок из ножен: да, он сказал Бару, что не хочет прибегать к силе оружия, однако именно это и собирался сделать сейчас.

Демонические энергии наполнили Зео, преображая его; в ярости юноша метнулся к зданию, на крыше которого оставался ухмыляющийся Леста. Клинок разрубил чародея надвое... но образ оказался очередной иллюзией, и истинный Леста возник поодаль, молвив: "Я хотел узреть твою истинную силу. Стало быть, ты действительно используешь магию призыва".

Зео вновь устремился к противнику, не зная, откуда тот ведает о нем и о Бару, однако Леста отрицательно качнул головой: "Извини, не получится. Магический круг, окружающий селение, не только поддерживает иллюзию... но создан он также с целью лишить тебя демонических сил". Зео с ужасом ощутил, как силы стремительно покидают его... Неужто... это конец?..

"Не льсти себе", - произнес глубокий голос, и над мечом соткался призрачный образ огромного демона, Барфаса. - "Думаешь, жалкая человеческая магия может поглотить мои силы?.." Подобного оборота Леста даже представить себе не мог: как этот странный юноша может состоять в союзе со столь могущественным демоном?!. Барфас сотворил волну пламени, объявшую мага...

Не понимая, как его спутник сумел принять подобное обличье, Зео, тем не менее, решил оставить вопросы на потом, поспешив освободить от пут товарищей... Бару проводил Зео долгим пристальным взглядом...


Леди Годива успела телепортировать чародея Престу, скрывавшегося за иллюзорным обликом Лесты, из селения за считанные мгновения до того, как пламя, сотворенное демоном, поглотило его. Но теперь они получили исчерпывающие доказательства того, что юноша - действительно призыватель. И об этом немедленно следовало доложить...


Джинрай и Цубаки долго упрашивали Зео рассказать о прошлом, о Барфасе и магии призыва... и юный чародей, наконец, сдался. Наставник его, уходя в странствие, говорил ученику: "Если я не вернусь через три года, считай, что я мертв". Минуло четыре года, и Зео выступил на поиски наставника.

Довольно скоро молодой маг снискал дурную славу, ибо оставался единственным выжившим в отрядах искателей приключений, к которым примыкал. В гильдиях и тавернах его называли не иначе как "ангелом смерти". Однако Зео продолжал исполнять миссии, возлагаемые на ним хозяевами гильдий искателей приключений. Он не знал, где искать наставника, и полагал, что единственный способ вновь встретиться с ним - прославиться, и тогда, быть может, наставник сам разыщет его. Однако теперь иные герои чурались его... а в одиночку магу не выстоять в дикоземье в противостояниях с монстрами.

И когда черное отчаяние грозило захлестнуть душу Зео, в одном из городков его приветствовал отряд искателей приключений, предводитель которого с интересом осведомился: "Ты и есть ангел смерти? Какой маленький..." Посетители таверны, наблюдавшие эту сцену, неодобрительно зашептались: кто эти захожие авантюристы и зачем им связывать с предвестником несчастий? Ох, не к добру...

Но пятеро искателей приключений не обращали внимание на шепот, раздающийся у них за спиной, и предложили Зео присоединиться к ним. "Но почему?" - вырвалось у юноши. - "Ведь народ называет меня "ангелом смерти", считая, что я нему гибель. Ваши жизни тоже окажутся в опасности!" "Как раз наоборот", - произнес предводитель отряда. - "Не знаю, сколько твоих соратников погибло. Но ты сумел выжить там, где сложили головы они. Это показывает, сколь ты силен. Нам нет дела до слухов, мы хотим обрести в отряде твою силу. Только и всего".

Озадаченный, Зео дал свое согласие на присоединение к отряду, наряду с искателями приключений покинув город. По пути предводитель поведал магу, что следуют они к пещере Эврея, в глубинах которой находится артефакт, рекомый Слезами Русалки. Наверняка за него можно выручить поистине баснословную сумму!.. "От этой пещеры стоит держаться подальше", - попытался вразумить Зео новых знакомых. - "Я слышал, что в пещере Эврея можно встретить Пожинателя, убийцу искателей приключений. Да и вообще, широко известно, что в пещере обитают могучие монстры".

Но авантюристы лишь улыбались, пожимая плечами; Зео лишний раз удостоверился, что посчастливилось ему примкнуть к отряду безумцев. Он устремился было прочь, дабы поразмыслить над сложившейся ситуацией, когда предводитель отряда протянул ему колдовской свиток. Впервые в жизни изумленный до глубины души Зео узрел запретное заклинание призыва, о существовании которого и не мыслил даже. Соратники объяснили юноше, что продать подобное знание невозможно, а сами они магией не владеют, поэтому, если Зео желает, то может оставить свиток себе.

Поутру они продолжили путь, следуя через дикоземье, и пораженный Зео осознал, что впервые зрит столь сильных искателей приключений. Спутники его, действуя умело и слаженно, расправлялись с могучими монстрами, населяющими сии пределы. Зео преисполнился уверенности, что, если и впредь он останется в этом отряде, то непременно отыщет исчезнувшего наставника.

"Почему ты так стремишься отыскать наставника, Зео?" - поинтересовался предводитель отряда следующим вечером, когда искатели приключений разбили лагерь в лесу. "Наверное, чтобы вернуть долг", - честно признался юный маг. - "Ведь я был сиротой, а он дал мне кров и обучил магии. Я не могу поверить в то, что столь искусный чародей, как мой наставник, мертв. Нет, он жив... и я обязательно приду ему на помощь!" "Ты совсем не похож на ангела смерти", - усмехнулся предводитель отряда, выслушав рассказ. - "У тебя есть цель, и глаза твои сияют жизнью".

Зео и не заметил, как стал безоговорочно доверять своим спутникам...


Наконец, они достигли пещеры Эврия, спустились на самый глубинный уровень. К счастью, Пожинателя они покамест не встретили, но держались настороже, то и дело озираясь по сторонам. В центральном обширном чертоге узрели авантюристы сундук.

Вор Банан вызвался ступить в помещение, проверить, нет ли здесь тайных ловушек. Однако не успел сделать и нескольких шагов, как острейшая коса соткавшегося из теней Пожинателя рассекла тело его надвое. Убийца искателей приключений тихо рассмеялся, упиваясь содеянным...

Велев поркулу-жрице Моче творить целительное заклинание - быть может, Банана еще удастся спасти? - предводитель отряда принялся отрывисто выкрикивать приказы, намереваясь принять бой. Пожинатель оказался донельзя стремительным, однако трое воителей, входящих в отряд, умело парировали сыплющиеся на них удары.

Моча склонилась над Бананом, однако вор, восстав нежитью, пронзил клинком тельце поркула. Случившееся на мгновение отвлекло от противостояния воительницу-эльфийку Серис, и коса Пожинателя рассекла ее надвое. Помимо Зео, в живых оставались лишь двое воинов, и сознавал маг, что история повторяется снова: спутники его продолжают погибать...

На лице предводителя отряда отразилось отчаяние: уж слишком умен их противник, а это куда опаснее скорости его и силы... К тому же, на стороне Пожинателя теперь выступает обращенный в мертвяка Банан... Воитель велел Зео и Горгону отступить, однако Пожинатель стремительно переместился к выходу из чертога, отрезая искателям приключений путь.

Предводитель склонил голову, принимая неизбежное. Обратившись к Зео, он сообщил юноше, что попытается телепортировать его из подземелья, сам же наряду с Горгоном примет бой... в котором, скорее всего, расстанется с жизнью. "Но я тоже буду сражаться!" - со слезами на глазах воскликнул Зео. - "Я вас не оставлю! Став искателем приключений, я приготовился однажды встретить смерть..."

"Ах ты, глупец!" - рявкнул предводитель заметно поредевшего отряда, ухватив Зео за ворот ризы и хорошенько встряхнув. - "Наша цель - слава и сокровища, но твоя-то иная! Разве не хочешь ты разыскать своего наставника? Разве не стремишься спасти его? Если это так, ты должен сделать все возможное, чтобы выжить! Несмотря ни на что!"

Пожинатель метнулся к героям, но предводитель успел произнести телепортирующее заклинание, переместившее Зео на один из верхних уровней пещеры. Душу молодого мага снедали гнев и отчаяние. Почему все его спутники обречены на гибель?! Почему?!. Последние слова предводителя все еще звучали в ушах Зео... Да, он должен достичь цели... вопреки всему!"

Так, юноша сотворил запретное заклинание призыва, и демон Барфас явился в мир, заявив, что ценой помощи его станет магия Зео, которой тот лишится. "Хорошо, я дам тебе столько своей маны, сколько необходимо", - угрюмо кивнул юноша, и демон удивленно вопросил: "Ты готов пожертвовать магией ради могущества?" Зео кивнул, ибо стремился обрести силу, которая позволила бы ему в одиночестве выжить в этом мире. Так был заключен нечестивый договор человека с демоном...

...Пожинатель, пожиравший тела убитых искателей приключений, несказанно удивился, когда двери чертога распахнулись и внутрь ступил молодой маг... сжимавший в руке огромный черный клинок. Одним ударом меча Зео рассек монстра надвое, и Бару - миниатюрное воплощение Барфаса - продолжал наставлять мага: "Этот меч - доказательство нашего с тобой договора. Теперь у нас с тобой общая судьба".

Покидая пещеру Эврия, Зео поклялся себе, что никогда впредь не заведет друзей... ибо теперь их поистине больно...


Зео закончил рассказ, после чего долго молча, устремив взгляд в пространство. "Стало быть, те искатели приключений передали тебе свиток с магией призыва", - задумчиво резюмировала Тия. - "К тому же, те странные индивиды, которых мы уже встречали, интересуются магией призыва, и, возможно, располагают сведениями о призывателе, которого я разыскиваю. Нам непременно нужно отыскать их и допросить с пристрастием!"

Воспряв духом, четверо свернули лагерь, вернулись на торный тракт, должный привести их к землям федерации Хаерсант. Новые спутники Бару раздражали, и демон прошипел на ухо Зео: "Лучше бы они сдохли". "Они не умрут", - уверенно отвечал молодой маг. - "Нет, эти искатели приключений не умрут, даже если смерть их настигнет". Озадаченный, Бару приутих...


Образы противостояния преображенного демоническими энергиями Зео и "Лесты", запечатленные в магическом камне, леди Годива явила повелителю своему, Черному Ловкачу, сразу же по возвращении в руины. Тот с интересом наблюдал за образами, сменяющими друг друга, после чего задумчиво произнес: "Да, демон обладает невероятной силой... Но мальчишка, похоже, еще не способен управлять ею. В любом случае, теперь мы знаем местонахождение "Клина".

Эльфийка и оба спутника ее склонились в низком поклоне пред повелителем, ибо могущества его страшились донельзя...


Тем временем четверо путников достигли цели своего долгого странствия - федерации Хаерсант, наиболее развитой в технологическом отношении державы на континенте Азалис. Уж здесь то наверняка отыщут они интересующие их сведения!..

Следуя по городским улицам, Зео и остальные не переставали удивленно взирать на многочисленные заводы, трубы которых изрыгали в небеса потоки смога и пара, на уличных торговцев, предлагавших путникам чудесные товары. Тия опечалилась: она-то полагала, что город куда более красив, не предполагая, что индустриализация напрочь убьет все прекрасное...

"О, это ваш первый визит в Хаерсант?" - обратился к четверке некий человек, сияя улыбкой - по мнению Зео, столь же неискренней, как и все, их окружающее. - "Многие заблуждаются, полагая, что большая страна непременно должна быть красива. Однако желание ваше вполне может сбыться".

Видя, что чужеземцы не улавливают столь очевидный намек, незнакомец счел необходимым пояснить: "Я говорю о деньгах. Деньгах! В федерации Хаерсант деньги решают все. И пока они у вас есть, вы можете обрести все, что пожелаете. Власть, женщин, выпивку... а также дом в живописном уголке державы". "А такие есть?" - воодушевилась Тия, и незнакомец радушно всплеснул руками: "Ну конечно! В центральном квартале города, Гармоденионе, где проживают наши самые зажиточные и влиятельные граждане".

Зео вернул жрицу к реальности, напомнив ей о необходимости немедленно разыскать гильдию искателей приключений, дабы попытаться там получить интересующие их сведения. Горожанин, видя, что о нем успели позабыть, нарочито громко откашлялся, потребовав плату за только что предоставленную информацию о городе, а, получив оную, скоренько удалился. Похоже, жители федерации и шагу не ступят, не потребовав за это денег...

"Кстати", - нарушила молчание Цубаки, - "почему бы нам здесь не снять дом или комнату? Ведь это большой город. Ведь есть предел тому, сколько времени мы можем позволить себе оставаться в гостиницах, собирая интересующие нас сведения либо же исполняя миссии гильдии искателей приключений". Зео согласно кивнул; поддержала идею ниндзи и Тия.

...Домишко удалось снять, но только в подворотне одного из индустриальных кварталов города - уж слишком дороги помещения в центре! Однако внутри комнаты здания оказались на удивления уютны и опрятны, и если бы не вид на чадящие заводские трубы, открывавшийся из окна, придраться было фактически не к чему.

На следующее утро первым делом Тия повела спутников в торговую лавку, где четверо купили новую одежду, благо прежние одеяния износились за время долгого пути до земель федерации.

Внимание их привлекли крики, доносящиеся с улицы: глашатаи требовали простой люд убраться с дороги великого искатели приключений, господина Донки. Последний - низкорослый человечек, облаченный в сияющие доспехи, - в сопровождении двух ослепительных красавиц важно вышагивал но улице, а горожане взирали на своего героя с нескрываемым благоговением.

Маленькая девочка, спеша убраться с дороги господина Донки, уронила стаканчик с водой, и сие привело искателя приключений в неописуемую ярость. Выхватив катану, он занес ее над головой ужаснувшейся девочки, но Зео, метнувшись к обреченной, схватил ее в охапку, оттащил в сторону, и удар расколол лишь камни на мостовой. "Ты что, сдурел?!" - выкрикнул Зео, и Донки недобро нахмурился.

Тия, Цубаки и Джинрай встали у Зео за спиной, а горожане поспешили отступить в стороны, уверенные в том, что господин Донки непременно прикончит этих чужеземных выскочек. Донки, однако, не отводил взгляд от соблазнительных форм Тии... после чего постановил, что покупает эту женщину и готов забыть о грубости ее спутника.

Четверо опешили от подобной наглости, и одна из сопровождавших своего господина девушек поспешила просветить несведущих: "Неужто вы никогда прежде не слышали о господине Донки? Он - старший сын героя Хаерсанта и одного из самых влиятельных граждан федерации, Крюгера Джинлинга. Он - господин Донки Джинлинг!" "Да, это я", - с готовностью закивал воспеваемый толстяк. - "Будучи искателем приключений-одиночкой, мой папочка снискал немало славы и денег, а также огромное влияние в федерации Хаерсант. Он - поистине легендарный искатель приключений! Ведь в стране этой правят деньги... Посмотрите по сторонам - никто не смеет перечить мне! Все они в долгу перед моим папочкой. А если вы попытаетесь выступить просто меня, вас просто вышвырнут из этой страны, и точка. Это было мое последнее предупреждение, поэтому повторяю еще раз: забирайте деньги и отдавайте мне девчонку!"

На глазах потрясенных до глубины души горожан Зео выступил вперед, и с превеликим удовольствием съездил по самодовольной физиономии самопровозглашенного искателя приключений. Жители, опасаясь вероятного возмездия, бросились врассыпную, а Зео, ничтоже сумняшеся, продолжал колотить визжащего и сыплющего проклятиями господина Донки.

К дерущимся подоспели здоровенные воины, облаченные в черные камзолы, и Донки, сплевывая кровь, обратился к их командующему, Вальсу, приказав "убрать мусор с дороги". Наглец откровенно упивался собственным могуществом, ведь именно власть отца снискала ему столь огромные привилегии в Хаерсанте.

"Убить их!" - взвизгнул Донки, но в следующее мгновение лоснящаяся физиономия его вытянулась от изумления, ибо Джинрай за считанные мгновения вышиб дух из полудюжины воинов. Гневно взревев, здоровяк Вальс метнулся к ниндзе, ударил его в лицо... "Ты силен", - чеканя каждое слово, произнес он. - "Командующий отрядом личных телохранителей господина Донки".

Проигнорировав истошные вопли помянутого индивида, призывающего телохранителей немедленно покончить с непокорными, Джинрай усмехнулся. "Занятно", - процедил юноша. - "Сто на одного. Прекрасная возможность для меня..."

Приказав остальным не вмешиваться, ниндзя сошелся в противостоянии с ринувшемся на него телохранителями. Цубаки взяла на себя тех, кто вознамерился было ударить Джинрая в спину...

Донки, Тия, Зео и многочисленные горожане, осмелившиеся вернуться, дабы стать свидетелями столь необычного зрелища, молча взирали на то, как ниндзи расправляются с прекрасно обученными воинами. "Да кто вы такие?!" - брызжа слюной, обратился Донки к Тие, и отвечала священнослужительница: "Неужели не очевидно? Мы - искатели приключений. Те, кто рискует жизнями, чтобы достичь поставленных целей. Еще недавно ты и сам себя так называл, но на истинного искателя приключений ты нисколько не похож. Что с того, что твой отец - герой? Ты сам выполнил хотя бы одно задание гильдии? Какое именно? Какие монстры пали от твоей руки? Говори!"

Донки мямлил что-то нечленораздельное, и Тия не удержалась, ударила толстяка по лицу. Тот взвизгнул, и Вальс, один из немногих телохранителей, все еще державшихся на ногах, немедленно устремился к девушке, крича: "Да как ты смеешь так поступать с господином Донки? Думаешь, тебе это сойдет с рук? Когда узнает об этом господин Крюгер, он сделает все от него зависящее, чтобы изгнать вас из Хаерсанта!"

"Хватит", - неожиданно выдохнул Донки, виновато улыбнулся, и, отвечая на изумленный взгляд Вальса, пояснил: "А ведь они правы. Впервые в жизни кто-то устроил мне выволочку. С самого детства слуги делали за меня буквально все. Никто ни в чем не отказывал мне, ведь я обладал властью. Но вы... даже зная, сколь влиятелен в федерации Хаерсант мой отец, ничуть не смутились и выступили против меня".

Вальс задумчиво покачал головой: Донки с самого детства обожал истории о приключениях своего отца. Не обладая необходимыми качествами, он, тем не менее, открыто называл искателем приключений и самого себя. И правда в том, что стать истинным искателем приключений этот юноша хочет больше всего на свете...

Донки постановил, что четверо чужеземцев отныне - члены его отряда, и когда те ответили отказом, задрожал от ярости, посулив, что при следующей встрече с ними милосердия не проявит... После чего удалился в сопровождении телохранителей - тех, которые на сей момент еще оставались в сознании...

Переглянувшись, четверо, провожаемые изумленными взглядами горожан, устремились прочь. Зео надеялся отыскать сведения о своем исчезнувшем наставнике, Тия - о магии призыва, Джинрая же ждали новые приключения и начинания, свершить кои необходимо для становления его вождем клана Шиноби. Четверо направлялись к гильдии искателей приключений Хаерсанта...

Но гильдия искатели приключений встретила четверку неожиданной тишиной: помимо хозяина, в здании не было ни одного авантюриста, что казалось донельзя странным. "А, новички?" - ухмыльнулся хозяин, приветственно помахав рукой ступившим в зал чужакам. - "Все искатели приключений в Хаерсанте выполняют одну-единственную миссию".

С этими словами он продемонстрировал озадаченным путникам некую карточку, продолжив: "Здесь, в городе спрятаны подобные карточки с числами от "1" до "30". Искатели приключений пытаются отыскать их, ибо карточки - единственный способ принять участие в Игре. Организатор Игры - один из наиболее могущественных жителей федерации, Мон Банту. Те герои, которые сумеют продержаться для окончания Игры, получат в награду должности, весьма значимые в нашей стране. Понимаю, вы удивлены. Многие искатели приключений стремятся получить соответствующие должности в Хаерсанте, ведь те приносят и богатства, и славу. Посему искатели приключений так стремятся принять участие в Игре".

"А что это за Игра?" - заинтересовалась Тия, однако хозяин лишь хмыкнул: "Об этом могут узнать лишь те, кто обретет право вступить в нее". Жрица воодушевилась: прежде она не слышала, чтобы в награду за миссии раздавались управленческие должности!..

Впрочем, ни Зео, ни Джинрай энтузиазма ее не разделяли: вместо того, чтобы заниматься поисками карточек, маг вознамерился разыскать в городе иных искателей приключений да попытаться узнать ответы на интересующие ее вопросы, ниндзя же желал получить некую действительно сложную миссию. Хозяин, пожав плечами, заявил, что вполне может предоставить им и миссию, и информацию, и припасы - только за все это придется заплатить. "Платить за миссию?" - изумился Джинрай, и хозяин с улыбкой кивнул: "Конечно. Ведь это - федерация Хаерсант.

Из-под прилавка хозяин извлек несколько увесистых фолиантов, содержащих сведения обо всех искателях приключений, когда-либо забредавших в гильдию. "Терра Киллинг", - назвал Зео имя своего наставника, и хозяин, отыскав в списках помянутого индивида, изумился. "Искатель приключений ранга АА", - с восхищением присвистнул он. "Что еще за ранг АА?" - нахмурился Зео, и Тия отвечала: "Ты что, не знаешь? Как и миссии, искатели приключений принадлежат к различным рангам. Ранги определяет ассоциация гильдий в зависимости от достижений искателей приключений. У меня, к примеру, сейчас ранг С".

"Ранг АА - высочайший среди искателей приключений ранга А", - добавил хозяин гильдии, продолжая изучать фолиант. - "Во всем мире число их чрезвычайно мало. Но... что все это значит? Здесь указано лишь его имя и ранг, и больше никакой информации". "Неужто ничего нельзя сделать?" - с мольбой в голосе вымолвил Зео. - "Я ведь проделал столь долгий путь!"

"Что ж, есть и иной способ", - задумчиво произнес хозяин гильдии. - "Почему бы тебе не попытаться получить значимую должность? Тогда ты сможешь связаться напрямую с ассоциацией гильдии, что обычным людям сделать невозможно. Уж там ты точно сумеешь обрести любые тайные сведения. Вот только шансы на успех твой чрезвычайно малы. Если не учитывать тот факт, что необходимо одержать верх в Игре, карточку искать ты можешь лишь до завтрашнего вечера". Джинрай и Цубаки заверили приунывшего Зео, что непременно помогут ему в поисках карточки, и сделают это с помощью своих способностей, обладают коими лишь ниндзи.

В следующее мгновение двери гильдии с треском распахнулись и внутрь ступили две девушки - лучница и чародейка. Выглядели они донельзя уставшими и изрядно потрепанными, но, проследовав к хозяину, и гордостью заявили о том, что сумели обнаружить одну из карточек. "Фальшивка", - бросил хозяин, лишь взглянув на продемонстрированную ему находку. Лучница пыталась возражать, чем привела хозяина в ярость. "Число указано не там, где должно!" - рявкнул он. - "И цвет отличается! Попробуешь обмануть меня еще раз, и я выставлю тебя из гильдии!"

Переглянувшись, девчонки увязались за покидавшими здание четырьмя незнакомцами; после, напросившись отобедать с чужаками, они не преминули представиться. Лучница назвалась Дизо, ее младшая сестренка - Пром. Дизо вкрадчиво осведомилась, не нужна ли четверке помощь в нахождении карточки, на что Зео ответил категорическим отказом. Однако настырные девицы не отставали, следуя за Зео и спутниками его по пятам...

Цубаки сотворила сияющую сферу, пояснив, что в оной заключены воспоминания ее о карточке, продемонстрированной хозяином гильдии, пояснив, что когда приблизятся они к подобному предмету, сфера ярко воссияет. И действительно, в одной из городских подворотен им улыбнулась удача, и обнаружили путники карточку, выбит на которой был номер "18".

Дизо, однако, стремительно метнулась к находке, схватила карточку, после чего наряду с сестрой бросилась наутек. Впрочем, Цубаки не отчаивалась: сфера непременно им укажет на местонахождение иной карточки... Вот только Зео и Тия, не слушая слов ниндзи, бросились вдогонку за воровками...


Последние укрылись в одном из переулков; Дизо поверить не могла в свою удачу: мало того, что простофили эти накормили их сытным обедом, так еще и карточку "подарили"! "Нечего им было расслабляться", - ухмылялась она. - "Всего карточек 30, и отыскать их непросто. Им следовало бы понимать, что всегда найдутся те, кто готов выкрасть у них добычу".

"Согласен", - произнес чей-то голос, и изумленным сестрам предстали двое искателей приключений - маг и воин, выражения лиц которых не судили ничего хорошего. Дизо и Пром попытались было бежать, но один из противников их сотворил ледяное заклинание, сковавшее старшую из девушек.

Шум привлек небольшую толпу горожан, уже привыкших к противостояниям членов гильдии. Зео и Тия, проходившие по соседней улице, устремились в направлении сражения, отметили плачевное положение, находились в котором Дизо и Пром. Последняя, размазывая слезы по лицу, убеждала сестру отдать карточку противникам, ведь иначе те даже не подумают сохранить им жизнь... "Ты что, забыла?" - прошипела Дизо в ответ. - "А если мы потерпим неудачу, кто защитит селение Итсутаки? Ведь это - захолустная деревушка в дикоземье, жители которой не знают, что несет им завтрашний день. Отец наш умер, а мама прикована к постели недугом. Селяне влачат тяжкое существование, но все их надежды остаются с нами, и они собрали денег на наше странствие. Если мы получим значимые должности в этой стране, мы можем сделать селение наше процветающим. Мы поклялись сделать все, от нас зависящее, чтобы спасти деревню!"

Тем временем противник девушек сотворил огненный шар, надеясь покончить с ними раз и навсегда, однако путь ему преступили Зео и Тия; последняя сотворила целительное заклятие, направленное на Дизо. Спутник мага, боец, метнулся к Зео, ударил его ногой в живот, и, отступив на шаг, рассмеялся, ни на мгновение не веря в то, что зрит пред собой достойных противников.

Поднявшись на ноги и оглянувшись, Зео отметил, что Дизо вновь исчезла; Пром, однако, заверила юношу, что сестра никогда не бросит ее, бежав. Маг и воин недовольно нахмурились: отвлекшись на Зео, они упустили момент, когда владелица карточки скрылась. Посему и приняли решение взять в заложники ее маленькую сестренку.

Воин устремился было к Пром, но пал - из спины его торчала оперенная стрела. Дизо удалилась лишь затем, чтобы забраться на крышу соседнего здания да подстрелить своего обидчика. Последний, однако, вновь поднялся, заметив, что стрелы не могут сразить его, ведь соратник-маг загодя оградил товарища магическим щитом.

Дизо скрежетнула зубами: подобного она не предусмотрела... Зео, однако, крикнул: "Дизо, стреляй в него слова!" Не понимая, какой в подобном может быть прок, лучница все же подчинилась... Стрелу, находящуюся в воздухе, Зео поджег заклинанием, усилив ее вращательный момент... и того оказалось вполне достаточно, чтобы пробить магический щит опешившего воина. Стрела пронзила грудь искателю приключений; спутник его, маг, поспешно ретировался.

...Позже, проследовав за четырьмя иноземцами в снятое теми жилище, сестры просили прощения, вернули Зео украденную карточку. "Не думайте, что можете просто взять и уйти", - процедил тот. - "Я все еще не простил вас. Поэтому вы вернете долг... приняв участие в Игре..." Пром и Дизо подумали было, что ослышались - неужто этот великодушный юноша предлагает им присоединиться к его отряду?!.

Вернувшись поутру в гильдию искателей приключений, Зео и спутники его продемонстрировали хозяину карточку, и тот, подтвердив подлинность находки, позволил им подняться на второй этаж, где собирались искатели приключений, принимающие участие в Игре и ожидающие оглашения правил оной. Новоприбывших встретили насмешками, но не все: маг, участвовавший во вчерашней схватке, угрюмо взирал на Зео и остальных, ровно как и спутник его со странной татуировкой под левым глазом.

Да, собрались здесь наверняка все сильнейшие искатели приключений федерации... хоть некоторым, возможно, просто повезло. Как, к примеру, донельзя любвеобильному мужлану по имени Пески, завертевшемуся вокруг спутниц Зео. Последний же ощущал прикованный к нему взгляд - мужчины, державшегося особняком от остальных. Облачен тот был в плащ с капюшоном, а лицо его скрывала непроницаемая маска. Почему-то от взгляда незнакомца юноше стало не по себе...

Наконец, искателям приключений предстал шут, назвавшийся Ольгой, дворецким господина Мон Банту. "Следуя его приказу, я начну Игру", - поклонился шут героям. - "Но сперва объясню, в чем она заключается. Мы приготовили для участников несколько стадий, и те отряды, которые сумеют преодолеть их, получат шанс на обретение значимых в державе должностей. Возможность эта есть лишь у тех, кому посчастливилось отыскать карточки".

Шут поманил искателей приключений за собой, к окну, возник на котором двеомер, знаменующий телепортирующий круг. Ступив в оный, герои обнаружили себя за пределами города, близ скалистого утеса, у основания которого виднелись пещерные зевы. Тия изумленно покачала головой: какова же должна быть магия, чтобы сразу переместить столь большое число мирян!

"Это гора - Мегидо, собственность господина Мон Банту", - просветил искателей приключений шут Ольга. - "Здесь добывают ископаемые, но сейчас рудники преобразили ради Игры. Всего в гору 30 входов. Пожалуйста, ступите внутрь через тот, номер которого указан на вашей карточке. Суть первой стадии Игры - благополучно покинуть это место".

Зео поискал глазами вход номер 18, довольно скоро обнаружив его, после чего вновь сосредоточился на озвучиваемых Ольгой правилах: "Ограничение по времени - 8 часов. И если не успеете за это время завершить стадию, то не будете допущены к следующей".

"Погоди-ка", - прогудел чей-то голос, и над шутом нависли трое воинов поистине гигантского роста - неужто принадлежат они к клану титанов? - "Ведь только члены лишь одного отряда могут обрести должности? Почему бы не разрешить этот вопрос через поединки? И те, кто выживет, и обретут должности. Так будет гораздо быстрее". Он расхохотался, но смех оборвался, когда тело воина пронзила магическая стрела.

Он рухнул замертво на глазах опешивших искателей приключений, а убивший великана маг с татуировкой на лице, вежливо осведомился у шута: "Будем ли мы отстранены от участия за убийство иных игроков?" "Это не важно", - покачал головой Ольга, - "если вы следуете правилам Игры. Потому что идея Игры в том, чтобы определить по целому ряду критериев, достоин ли участник обрести значимую должность".

Сородичи убитого великана зароптали, и маг, недобро усмехнувшись, сотворил из чистейшей магической энергии огромный серп, заставив потенциальных соперников отступить. Пески, склонившись к Зео и Тие, прошептал, указывая на мага и спутников его: "Это - чародеи Шарака, отряд, входят в который исключительно маги. Сам Шарак прежде был легендарным ассасином, и имя его известно всему преступному миру. Не знаю, зачем он подался в искатели приключений, но ни в коем случае не связывайтесь с ним!" Однако, похоже, уже связались, ведь вчера в противостоянии за карточку схлестнулись они с одним из сподвижников Шарака!..

Ольга объявил о начале Игры, и искатели приключений рассредоточились у утеса в поисках необходимых тоннелей. Зео и пятеро спутников его проследовали в тоннель 18, а шут остался снаружи, провожая героев взглядом и пребывая в полнейшей уверенности, что добрая половина участников непременно отсеется еще на первой стадии.

Малышка Пром в восхищении порхала от одного кристалла к другому, благо минералов сих в руднике было предостаточно. Но довольно скоро спутники ее достигли тупика; Тия предположила, что находятся они в лабиринте, и, поскольку нет здесь ни ловушек, ни монстров, то, скорее всего, Игра действительно является таковой. Но не может ли Цубаки воспользоваться своим умением, чтобы отыскать выход - тем самым, которое помогло ей вчера найти карточку?..

Вспомнив о Цубаки, Тия осознала, что оба ниндзи, шагавшие вместе с ними еще совсем недавно бесследно исчезли... Встревожившись, четверо бросились назад, когда пропала и Пром. Паника захлестнула Дизо: что за чертовщина творится в этих подгорных пределах?!. "Я ведь рассказывала вам о нашей деревушке Итсутаки, да?.." - с трудом сдерживая слезы, обратилась она к Зео и Тие. - "Еды и воды у нас практически не оставалось, и каждый день селяне умирали от голода и жажды. Мой отец слабел день ото дня, но все равно уходил на охоту, чтобы прокормить нас. Его убил монстр, и мать, не в силах пережить его кончину, занедужила... Вот так мы с Пром и росли... И если с ней что-нибудь случится, я..." "Все будет хорошо", - уверенно оборвал ее Зео. - "Я непременно отыщу Пром".

Взяв себя в руки, Дизо слабо улыбнулась; Зео же предложил спутницам продолжить поиски выхода, ведь все это - не более, чем Игра, и, отыскав выход, они непременно отыщут и исчезнувших товарищей.

Но довольно скоро в одном из коридоров обнаружили труп искателя приключений, в груди которого зияла рваная рана. А чуть поодаль... иные мертвые тела... в том числе и несчастного Песку... Из тьмы выступил самодовольно ухмыляющийся Шарак. "В пещере множество телепортирующих кругов", - сообщил он потенциальным противникам. - "Большинство отрядов оказались разделены. Я также потерял своих спутников". Дизо ужаснулась: стало быть, Пром сейчас где-то в пещере, совершенно одна!..

Она едва успела уклониться, и магический кинжал, сотворенный Шараком и нацеленный в сердце девушки, рассек ей предплечье... "Люблю цветы", - прошипел маг, ухмыляясь. - "Кровь, хлещущая из глубокой раны, обладает таким чарующим цветом. Интересно, на какой цветок походит твоя кровь... Но я должен отплатить вам за инцидент с карточкой. И, кроме того, меня весьма интересуешь ты".

Последние слова были обращены исключительно к Зео. Последний велел Тие и Дизо бежать прочь, и девушки, поколебавшись, последовали его воле... Шарак удивленно изогнул бровь: "Что? Ты полагаешь, что сумеешь справиться со мной в одиночку?"

Вместо ответа Зео обнажил клинок; он сознавал собственную беспомощность, но сейчас демоническое могущество было необходимо ему. В вящем изумлении взирал Шарак на то, как демонические энергии, даруемые Барфасом, преображают его противника - призывателя... А в следующее мгновение Зео взмахнул мечом... и всесокрушающая волна магической энергии устремилась к чародею...

Шарак, однако, сумел укрыться за магическим барьером, и теперь удивленно выдохнул, обращаясь к Зео: «Откуда тебе известна магия призыва?» Ведь свод церковных законов, Кодекс Аврула, строго-настрого запрещает ее применение... «Книги читал», - лаконично отозвался Зео, и маг, усмехаясь, покачал головой, глядя на противника с нескрываемым предвкушением интересного поединка. «Занятно», - процедил он. – «Не думал, что ее можно применять и таким образом – направлять демоническое могущество в собственное тело. Стало быть, меч выступает артефактом, позволяющим это сделать? Теперь-то я понял, зачем магу, подобному тебе, понадобился столь огромный меч».

Зео же лихорадочно пытался изыскать способ покончить с Шараком; впервые противник его сумел с легкостью противостоять волне гибельной энергии магического меча. В разуме юноши раздались слова Бару: последний напоминал, что пребывать в подобном обличье Зео может лишь несколько минут, посему надлежит сразить мага как можно скорее. На последний выпад демон растратил большую часть своей силы, и принять истинное обличье в мире смертном сейчас был не в состоянии.

Зео вновь сотворил волну магической энергии, усиливая натиск на барьер Шарака, но последний лишь хохотал, уверенный в собственной безопасности. «Назад, Зео!» - встревоженно прискнул Бару, и опешивший юноша отступил, сознавая, что подобная тактика, скорее всего, проигрышна. Не давая ему опомниться, Шарак, занося серп для удара, ринулся вперед, упиваясь от осознания факта, что противник му попался наконец-то достойный.

Зео сумел парировать мечом несколько стремительных выпадов, но один из последних рассек ему плечо, и маг с ужасом ощутил, что отпущенное время минуло, и демоническое могущество оставляет его... Стало быть, шансов на выживание у него нет...

Шарак откровенно забавлялся; нанеся противнику несколько ран, он ударом отбросил его к стене пещеры, где тот и остался, не в силах боле подняться на ноги. Бару был поражен не меньше самого Зео: чтобы какой-то человечишка выстоял против него с такой легкостью!...

Опираясь на меч, Зео с трудом поднялся, пытаясь не поддаться отчаянию. Если бы его собственная магия была сильнее, если бы ему не приходилось прибегать к помощи демона!.. Не удержавшись на ногах, юноша рухнул на колени, и Шарак расхохотался, раслаждаясь выражением лица поверженного противника. «Я буду рад прикончить тебя», - пропел маг, - «но я еще не слышал рассказ о демоне, тобой призванном. Потому пока лишь ноги отрублю».

Он размахнулся серпом, однако вылетевший из тьмы тоннеля сюрикен ударил в оружие, заставив Шарака помедлить. К магу медленно приближался Джинрай... «Я понял, что когда ты атакуешь, в твоей руке собирается высокая концентрация маны», - говорил ниндзя. – «Как в тот раз, когда ты сразил одного из клана титанов. Эта странная техника присуща лишь твоей левой руке, верно? Но со мной подобные дешевые трюки не пройдут».

«Джинрай!» - радостно выкрикнул Зео. – «Как ты оказался здесь?» «Уж скорее вы двое сами явились ко мне», - ухмыльнулся ниндзя. – «Слишком уж яростно сражались. Сколько уровней подземелья вы собирались уничтожить?» Лишь сейчас юноша осознал, что творимая им магическая энергия разрушила и стены, и потолок пещеры, открывая взору новые коридоры.

Усмехаясь, Шарак продемонстрировал Джинраю браслет на левом запястье, утвердительно кивнул: «Ты прав. Этот браслет в древние времена сотворил великий мудрец, Шаруман. С его помощью я могу предавать мане различные формы». Ниндзя метнулся к магу, нанес удар катаной, сумев задеть правую руку противника, вынудив того отпрыгнуть от Зео.

«Я рад, что принимаю участие в Игре», - буднично заметил Шарак, ничуть не смутившись. – «Я сражаюсь с действительно сильными противниками, а также обнаружил, что магия призыва, которую тщетно искал долгие годы, существует». «Ты искал магию призыва?» - удивился Зео, и маг кивнул: «Да. Значимая должность в этой стране меня не интересует. Единственная причина, по которой я принимаю участие в Игре – слух о том, что Мон Банту владеет магией призыва».

«Что?!» - изумился Зео, а Джинрай, не мешкая, нанес следующий удар Шараку, пронзив катаной его левое плечо. «Слишком много говоришь и открываешься», - прошипел ниндзя. – «Плевать мне на твои причины, сдохнешь здесь». Но Шарак ничуть не смутился и, казалось, совершенно не испытывал боли. Все свою ману направил на на сотворение непроницаемой брони посредством амулета Шарумана. После чего, отбросив Джинрая в сторону сильнейшим ударом, постановил, что постарается прикончить ниндзю как можно скорее, после чего займется юным призывателем.

Всем своим весом обретший магическую броню Шарак обрушился на Джинрая, круша кости последнего, сминая и разрывая внутренние органы. Сознавая, что не может даже двинуться с места, Джинрай, тем не менее, усмехнулся, и Шарак помедлил в недоумении. И раз пробил его последний час, надлежит применить совершенный прием. К вящему ужасу Зео всю свою жизненную энергию Джинрай направил в собственные пальцы, и, метнувшись к ужаснувшемуся Шараку, вознил их магу в виски, исполняя прием «Белая ночь». Ослепляющее сияние объяло обоих, ибо Джинрай поглощал ману Шарака, всю без остатка.

Зео мелко дрожал; осознание того, что не сумел он собственными силами защитить товарищей, разрывало разум. Шарак все еще оставался на ногах – маг лишился не только маны, браслет его оказался уничтожен ниндзей!.. Рассмеявшись, Шарак предупредил Зео, что это не последняя их встрече, после чего устремился прочь.

Заметив мертвое тело Джинрая, Зео страшно закричал, вне себя от горя и отчаяния. Почему, почему продолжает терять он товарищей?!.

***

В год 380 Эпохи Азалиса королевство Демент столкнулось с неожиданным бедствием. Мана - источник магии - стремительно исчезала, и причину тому никто не ведал. Нынешним могуществом своим королевство было обязано именно магии, и исчезновение маны приведет к неминуемому кризису.

Министерство Арканы Демента обратилось к искателям приключений с просьбой исследовать древние руины Даруа, пребывающие на землях королевства - быть может, в них отыщется ключ к загадке исчезновения маны?.. Однако множество монстров, устроивших в руинах лежбища, пресекали все попытки героев проникнуть в сокровенные глубины; появились чудовища даже в канализационных стоках столицы Демента, Итокса.

История наша начинается в портовом городе Иллфало, куда стекались искатели приключений, надеющиеся раскрыть тайну исчезновения маны и получить титул рыцарей, согласно обещанию Министерства Арканы...

Один из отрядов искателей приключений, направлявшихся к порту, не преминул заглянуть в близлежащее подземелье, носившее зловещее название - Лабиринт Бездны! Здесь лицезрели они могучего демона, Старейшего, и, не сговариваясь, бросились наутек. Демон, однако, не собирался упускать добычу, устремился в погоню... но был сражен молодым человеком, облаченным в синие доспехи. Потрясенные, молодые герои узнали в своем спасителе Зеро, знаменитого искателя приключений.

Окинув струхнувших новичков хмурым взглядом, Зеро направился в глубины лабиринта; герои же поспешили покинуть проклятые глубины, дабы поскорее добраться до Иллфало. Здесь их приветствовала эльфийка Алеша, встречавшая захожих искателей приключений, посетовала на то, что прежде процветающий порт приходит в упадок, ибо из-за исчезновения маны нарушилась торговля с землями континента.

Однако прежде, чем передать героям рекомендательное письмо, необходимое для предъявления в городской гильдии искателей приключений, Алеша сообщила, что им надлежит пройти обязательное испытание и разыскать в подземелье близ города деревянное изделие с изображением дракона.

Поручение сие герои исполнили без труда, прикончив немногочисленных зомби, бродивших по подземным коридорам. Алеша поздравила их с успехом, вручила рекомендательное письмо, но предупредила также, что в окрестных руинах замечены четверо странных индивидов, безжалостно расправляющихся со всеми искателями приключений, встречающимися у них на пути.

Несколько следующих недель герои оставались в Иллфало и окрестностях города, спускаясь в подземелья, зачищая их от монстров. Вернувшись однажды в гильдию искателей приключений, узнали они о том, что в стоках Калигрейс нашла прибежище преступная организация - клан Черной Розы. Гильдия наряду с Министерством Арканы предлагает внушительное вознаграждение тем смельчакам, которые сумеют перебить преступников.

В сих зловонных казематов расплодилась нежить да гигантские жуки, но герои, спустившись в глубины стоков, достигли укрывища разбойников и, покончив с заправилами клана Черной Розы, вернулись в гильдию искателей приключений. Хозяин оной был весьма впечатлен содеянным молодыми наемниками, после чего поведал, что с ними изъявил желание встретиться Зерму Терлу, представитель Министерства Арканы. Сие ведомство наряду с рыцарством королевства продолжает расследовать причины исчезновения маны, и частенько прибегает к помощи искателей приключений, когда необходимо покончить с монстрами, встающими у них на пути.

Простившись с хозяином гильдии, герои покинули Площадь Героев, миновали рынок и вступили в Зал Открытий, пребывала в котором местная ветвь королевского Министерства Арканы. Здесь, в обширнейшей библиотеке хранилось множество исторических фолиантов, из которых искатели приключений почерпнули немало сведений о прошлом Азалиса.

...В частности, узнали они о предвечной Войне Бессмертных, в которой смертные столкнулись с бессмертными, созданными гениальным чародеем Ли Йи с помощью вампиров - Ночных Владык. Сотворив эликсир бессмертия, Ли Йи поднял армию мертвых, желая захватить весь мир; противостоящие друг другу расы объединились пред общей угрозой, и союз их незыблем и по сей день.

...В ту пору была создана организация Этелнарт, призванная претворять в жизнь незыблемые законы. Именно она положила конец Войне Бессмертных и склокам смертных рас, однако, как и всякий власть имущий институт, со временем прогнила. Желание объединения держав Азалиса было позабыто, и Этелнарт объявила об истреблении гоблинов; для этой цели организация требовала денежных средств, множество припасов, что подрывало благосостояние наций. Во время последнего противостояния с гоблинами солдаты Этелнарт применили могущественные волшебные артефакты, сразившие множество гоблинов, в том числе и народ Шунат. Из-за свершенного злодеяния организация была вынуждена прекратить свое существование, но случилось это в древнейшие времена, до введения системы летоисчисления Азалиса.

...До того, как окрестные земли объединились в королевство Демент, являлись они частью империи Даруа. Просуществовала она всего лишь столетие, однако оставила после себя немало легенд. Например, утверждают, что Лорд Рассвета, император Даруа XIII, может быть жив и по сей день.

...Немало легенд связывают и с драгуунами, руины городов которых пребывают повсеместно в Азалисе. Со времени смерти последнего драгууна, Авалона, минуло 500 лет, и многие сведения о сей погибшей цивилизации утеряны безвозвратно.

...Некогда в землях Азалиса проживал волшебник Че Лю-Га, запечатавший город в отдаленной провинции и обративший его в огромный лабиринт. Никто не знает, зачем он это сделал: то ли, чтобы сокрыть опасные магические реликвии, а, быть может, дабы не допустить в мир злобных Старейших, иначе рекомых "ангелами Тьмы".

...А 200 лет назад в землях Демента случилось землетрясение, и миряне обнаружили, что не могут использовать возрождающие заклинания. Ходили слухи о том, что жезл возрождения - артефакт, созданный драгуунами, - утерян, и никакие иные реликвии не в силах усмирить буйство земли. Очевидно, весьма рискованно извлекать из древних руин артефакты драгуунов, не ознакомившись прежде с их природой.

...Мудрый король Демент V исчез, и наследнику его, Дементу VI, пришлось приложить немало усилий, чтобы взять под контроль ситуацию в державе.

Покинув библиотеку Министерства Арканы, герои проследовали в чертог, занимаемый дворфом Зерму Терлу - верховным министром Арканы королевства Демент. "Вы ведь слышали о попытке восстановления Старых Стоков?" - уточнил министр, и, дождавшись утвердительных кивков героев, продолжил: "Мы пытаемся восстановить старые канализационные стоки по приказу Министерства Арканы. Магия необходима нам для приведения в действие всяческих механизмов, и мы отправили в стоки отряд исследователей. Правда, тот не нашел для магии особого применения: так, по мелочам... Важно другое: исследователи обнаружили, что Старые Стоки связаны с руинами драгуунов - таинственной цивилизации, процветавшей в древности. Наткнуться на подобные руины - редкая возможность, посему мы немедленно приступили к их исследованию. Однако в руинах оказалось немало монстров. Они начали вытеснять нас из руин, а вскоре наводнили и стоки. Обнаружение руин драгуунов совпало с необъяснимым исчезновением маны; думаю, эти два события каким-то образом связаны. Поэтому королевство и продолжает исследование как Старых Стоков, так и руин в иных областях. Однако исчезновение маны не позволяет чародеям Министерства и рыцарям использовать магию на всю мощь, и противостояние могущественным монстрам существенно замедляет нашу работу. Поэтому мы и обратились за помощью к искателям приключений".

Как и ожидалось, Зерму Терлу предлагал героям внушительное денежное вознаграждение за устранение монстров, пребывающих в местах, вызывающих у представителей Министерства Арканы интерес. Так, министр велел искателям приключений покончить с могущественным монстром, в насмешку именуемым "козлом отпущения", занявшим глубинные чертоги замка Делтис и наотрез отказывавшимся их покидать.

"Замком Делтис" именовались подземные стоки, в которых Делтис Робл - глава торгового клана Делтис и враг Демента - пытался построить укрепленное хранилище для своих сокровищ. Однако с исчезновением маны строительство оказалось заброшено, и в стоках немедленно расплодились монстры, а вслед за ними явились многочисленные разбойники и искатели приключений.

Спустившись в Делтис, герои обнаружили, что заняты стоки сии двумя преступными кланами: Огневиками и Сборщиками Металла, поставившими себя вне законов, установленных воровской гильдией королевства, и, как следствие, вынужденными скрываться в зловонной канализации. Когда в подземелье пожаловали рыцари Демента и маги Министерства Арканы, воры встревожились было, однако вскоре обнаружили, что интересуют воителей исключительно глубинные пределы стоков, а до делишек разбойников им нет никакого дела. Потому ныне досаждали им исключительно искатели приключений, и чувствовали себя лиходеи в относительной безопасности.

Рыцари и маги королевства разбили лагерь в одном из помещений стоков, не ведая, каким образом возможно развеять магический барьер, скрывается за которым тот самый "козел отпущения", доставивший им столько хлопот. Впрочем, герои решили эту проблему, активировав древний механизм с помощью кристалла, который предварительно отшлифовали с помощью конфискованной у местных головорезов машины.

Покончив со здоровенным бригандом - "козлом отпущения", - лицезрели искатели приключений, как подле павшего материализовалась прекрасная дева. С недоброй ухмылкой на устах, она щелкнула пальцами, и тело бриганда объяло пламя... а когда утихло оно, заметили герои, как нечто поблескивает на опаленной земле. "Нашла", - усмехнулась красавица, и, подобрав сияющий артефакт, исчезла.

...Вернувшись в Иллфало, герои отчитались перед верховным министром о проделанной работе, после чего устремились к гильдии искателей приключений. По пути им встретилась эльфийка Алеша, сообщив о том, что в сей портовый град заглянул сам Зеро.

Хозяин гильдии с нетерпением дожидался возвращающихся из Делтиса героев, дабы озадачить их следующей миссией. В гильдию за помощью обратился дворянин королевства, Арагави, а подобные клиенты - редкость в этих краях. Потому герои поспешили проследовать в порт, где дворянин, лицо которого скрывала золоченая маска, обратился к ним с предложением. Арагави признался, что впал в немилость у правящей семьи, однако все равно вынужден странствовать инкогнито. "Вы знаете о Руинах Золотого Дракона?" - осведомился он. - "Это храм исчезнувшей цивилизации, ныне занятый полулюдьми - горгульями и им подобными созданиями. Возможно, там спрятано сокровище, называемое Драгоценностью Фир Элина, и я хочу обрести его. Таким образом я сумею вернуться ко двору королевства".

Покинув Иллфало, герои выступили на север, к храму, возведенному драгуунами во славу создателя их, золотого дракона Фир Элина. Здесь обнаружили они немало записей на каменных плитах, относящихся к легенде о прародительнице драконьей расы, священной драконице Лин Лиане, точнее, о десяти осколках, пронзивших тело ее и погрузивших в сон. "Первый осколок, Пожиратель Имени, вонзился в левую длань Лин Лианы", - значилось в древних письменах. - "Две рыбы съели имя ее, и Лин Лиана стала безымянной. Второй осколок, Зловещий Рог, вонзился в ее правую длань. Великий рог пронзил Лин Лиану, дабы никогда впредь она никому не смогла угрожать собственными рогами. Третий осколок, Внутренние Противоречия, вонзился в ее левую лапу. Бутыль с проклятой водой нарушила душевное равновесие Лин Лианы. Четвертый осколок, Перо Ложных Слов, вонзился в ее правую лапу. Волшебное перо начертало ложные слова, лишив драконицу способности к письму. Пятый осколок вонзился в ее левую ступню. Книга Грез породила ложные грезы, лишив Лин Лиану способности грезить. Шестой осколок вонзился в ее правую ступню. Серебряное Волшебное Зеркало породило ложные желания, и с тех пор Лин Лиана боле не отражалась в зеркалах. Седьмой осколок, Маска Божества Огров, вонзился ей в пах. На лицо ее легла маска синего пламени, и утратила Лин Лиана собственный лик. Восьмой осколок, Корона Амбиций, вонзился ей в грудь, и на чело драконицы была водружена корона, лишившая ее разума. Девятый осколок, Небесный Плащ вонзился ей в темя, и сотворен для Лин Лианы был плащ, дабы пленить ее во времени и пространстве, лишив драконицу крыльев. Наш отец, Фир Элин... судьба... Лин Лиана. Последний, десятый осколок, Лунная Статуя, вонзился... И... Лин Лиана... жизнь. Две... части прекрасного... пребывают... здесь". К сожалению, письмена последнего послания истерлись с веками, и разобрать их ныне невозможно.

Искатели приключений скрупулезно исследовали чертоги древней святыни драгуунов, изучая каменные письмена, разгадывая головоломки и обезвреживая ловушки, а также расправляясь как с нынешними обитателями храма, так и с каменными конструктами - реликтами минувшей эпохи. Однако помимо легенды о Лин Лиане, обнаружили герои и иную, о наследниках драконов, рассказанную драгуунам самим Фир Элином. "Наша прародительница Лин Лиана пожертвовала собой, дабы воплотить в жизнь немало великих деяний", - значилось на каменных табличках. - "Она сотворила семь драконов, известных как Наследники: Мерривезер, властительница ветра, Гнайткайт, властительница воды, Барео Барео, властительница земли, Лидингсло, властительница огня, Кашоф, властительница тяготения, Хиарейт, властительница холода. Седьмым был Фир Элин, старейший дракон и властитель знания, и из крови его родились мы, драгууны... Драконы не были едины, и мировоззрения их различались кардинально. Мерривезер и Кашоф защищали осколки, кои пронзили тело их матери, Лин Лианы. Лидингсло и Хиарейт надеялись на возрождение Лин Лианы. Истинными наследниками ее желали стать Гнайткайт и Барео Барео. А отец наш, Фир Элин, хранил желания свои при себе, ибо был старейшим... В итоге, Мерривезер, Гнайткайт, Барео Барео и Лидингсло остались в Азалисе. Кашоф, Хиарейт и Фир Элин остались в Алашутане. Старей... Лин Лиана... иной... велик..." Увы, узнать окончание и этой хроники не представилось возможным героям...

Наконец, герои достигли внутреннего святилища храма, где, сразив демона-рептилию, проследовали к пьедесталу, покоилась на котором Драгоценность Фир Элина. Сзади послышались шаги, и искатели приключений, обернувшись, в изумлении воззрились на ступившего в зал Зеро. "Это задание дал вам человек в маске?" - уточнил тот, и, дождавшись утвердительных кивков, поморщился. - "Что ж, не только вам. Уж не знаю, что у него на уме. Будьте осторожны".

Не добавив ничего к сказанному, Зеро покинул чертог, и герои сочли за благо поскорее вернуться в Иллфало, дабы преподнести обнаруженную реликвию опальному дворянину. Тот признался, что, помимо наших героев, для исполнения сей миссии нанял и Зеро, и те должны благодарить свою удачу, ведь легендарный искатель приключений мог прихлопнуть их, как докучливых мух... однако не сделал этого.

Подобным поворотом оказался поражен и хозяин гильдии искателей приключений: надо же, безвестные герои выступили соперниками самого Зеро, сильнейшего воителя Азалиса!.. Как бы то ни было, хозяин выплатил героям причитающееся вознаграждение за успешное исполнение миссии Арагави, после чего посоветовал проследовать в Министерство Арканы, ибо Зерму Терлу прислал весть о том, что у него есть новое задание для искателей приключений.

Ныне рыцари и маги королевства столкнулись с ужасным демоном в недрах Резервуара Арии; долгие годы в подземелье сие не ступала нога человека, и неудивительно, что нашли в нем прибежище твари Преисподней. В час раскопок, проводимых в Лабиринте Саде, исследователи потеряли лучших своих людей в противостоянии воспрявшим Старейшим, и теперь в число их входит немало индивидов, не имеющих воинской подготовки. Очевидно, что без помощи искателей приключений исследователям не справиться...

Герои устремились к руинам городского квартала, оказавшегося затопленным, когда река Ария вышла из берегов. Сотни несчастных расстались с жизнями в тот страшный день, а квартал был обращен в Резервуар, вода в котором должна сохраняться на случай неожиданных пожаров или засух. Однако впоследствии вход в Резервуар был запечатан, и открыт лишь недавно по приказу Министерства Арканы.

Искатели приключений обнаружили, что у зловонных речных вод расплодились во множестве гигантские насекомые, а в отдаленных коридорах пребывали слизни да ядовитые сгустки тумана, обладающие собственной злой волей. Миновав Резервуар, герои спустились в потаенные глубины комплекса, где лицезрели статуи четырех рыцарей, каждой из которых соответствовало краткое жизнеописание. "Услышьте же историю о глупом короле и четырех рыцарях", - начинался сказ. - "Нищий взглянул в волшебное зеркало и обратился в короля, жаждущего власти и считающего своих рыцарей лишь безвольными игрушками, средствами достижения цели. Сокровища свои король любил, а нужды народа не интересовали его. И четверо рыцарей усомнились в своем короле..." "Первым из тех, кто оставил короля, был рыцарь чернокамня", - было выбито у основания первой статуи. - "Сердце его было чисто, но нарекли его клятвопреступником". "Король приказал рыцарю красного кристалла покончить с рыцарем чернокамня", - прочли герои вторую надпись. - "Но рыцарь чернокамня был его лучшим другом, и он не сумел убить его". "Рыцарь лунокамня ценил дружбу", - значилось на третьем постаменте. - "Он не мог выносить страдания рыцаря красного кристалла, посему вознамерился лично покончить с рыцарем чернокамня. Но силы их оказались равны, и с жизнями расстались оба". "Рыцарь сияющих алмазов до конца наблюдал за происходящим со стороны", - было начертано на четвертом, - "когда наконец взял да покончил с королем. И сам принял корону. Но стыд снедал его, ведь сумел он спасти собратьев-рыцарей, к тому же - убил короля, посему лишил он жизни и себя".

Упокоив страждущие души четырех рыцарей, искатели приключений продолжили исследование древних подземелий, оказавшихся погребенным дворцом давно позабытого корабля. Здесь, в обширном бальном зале темными тенями скользили гибельные призраки смерти, обращая в камень живых, дерзнувших спуститься в их владения. Столь незавидная участь постигла многих исследователей Министерства Арканы, и искатели приключений, пребывая настороже, укрывались за статуями несчастных, продолжая исследовать потаенные подземные чертоги.

Немногочисленные выжившие члены исследовательской экспедиции, встреченные им, поведали, что практически со всеми товарищами их жестоко расправились четверо неизвестных, углубившихся в недра Резервуара Арии... А в одном из подземных чертогов повстречали герои Арагави. "Странная встреча", - выразил падший дворянин общее мнение. - "Зачем я здесь, спрашиваете вы? У меня есть... одна магическая вещица, и я спустился сюда, чтобы отыскать компоненты, необходимые мне для заклинания. Обычно я обратился бы с подобной просьбой к искателям приключений, но в городе не было таких, которым я бы доверял. Потому я приготовился было замарать руки, но судьба послала мне вас". Арагави предложил искателям приключений сделку: они отыщут для него паучий шелк и глазные яблоки гигантских жаб, а он, в свою очередь, передаст героям бутыль с волшебным веществом, обладающим свойством развеивать магические двеомеры.

В глубинных канализационных стоках герои отыскали гнездовья гигантских пауков и жаб, и, перебив предостаточно тварей, добыли необходимые ингредиенты, после чего вернулись в чертог, где их дожидался Арагави. Последний передал искателям приключений бутыль, и вскоре те нашли применение содержащемуся в сосуде веществу, развеяв магический барьер, преграждавший путь в сердце Резервуара.

И остановились, как вкопанные, ибо лицезрели престранную четверку: ослепительную молодую светловолосую женщину, облаченную в черные одеяния, покрытого шрамами великана, чародея, красовавшегося в старомодном изысканным фраке, и мечника, движения которого были весьма и весьма странны. "О, вы пробились через барьер?" - изогнула бровь женщина. - "И кто же вы такие, интересно знать?" "Искатели приключений, скорее всего", - с нескрываемым презрением процедил чародей. - "Готовые на все ради денег... Редкостная мразь". "Как бы то ни было, у меня нет на вас времени сейчас", - безразлично отмахнулась женщина. - "Убирайтесь прочь, пока я в хорошем настроении".

Но поскольку герои подчиняться воле незнакомки не спешили, женщина наряду со спутниками отступила, а пред искателями приключений вырос огромный минотавр - судя по всему, та самая тварь, о которой говорил Зерму Терлу, направляя героев в недра Резервуара Арии. В тяжелейшем противостоянии им удалось сразить монстра, и чародей, внимательно наблюдавший за сражением, усмехнулся: "Что ж, вы весьма искусны в бою для мрази. Поистине, вы достойны зваться "величайшей мразью"!" Женщина поторопила спутников, и все четверо телепортировались прочь...

Герои же поспешили покинуть Резервуар, вернувшись в Министерство Арканы и получив от Зерму Терлу причитающееся вознаграждение. Последний весьма встревожился, узнав о четверке незнакомцев, обещал, что попытается отыскать сведения о них...

Герои вернулись в гильдию искателей приключений, хозяин которой поведал им о Берше Алулофе, бывшем капитане Элитной Гвардии рыцарей Демента. Недавно его отряд был разбит наголову в Лабиринте Саде, и Берш, тяжело раненый, вынужден был оставить службу, и сейчас целыми днями предается возлияниям в городской таверне... Но что интересно, он сам пытается разыскать красавицу в черном, замеченную уже неоднократно в окрестных подземельях, и сейчас нанял для ее поисков Зеро! Дело в том, что незадолго до судьбоносной миссии, приведшей рыцаря в злосчастный лабиринт, он обручился с девушкой, принадлежавшей к королевскому роду. Однако по возвращении обнаружил, что та бесследно исчезла. Судя по описанию, женщина в черном походит на бывшую нареченную Берша, Демент ле Лоуш, потому тот и стремится отыскать ее...

Но сейчас хозяин гильдии возлагал на героев иную миссию, ибо обратилась к нему за помощью Каларда, священнослужительница из храма Копати с просьбой о помощи. "Неподалеку от порта Иллфало находятся руины эпохи драгуунов, именуемые Храмом Забвения", - поведала она искателям приключений, когда те навестили ее в святилище. - "Он был возведен служителями Аврула и содержит в себе немало таинственных артефактов. Обычно церковь Копати не допускает внутрь чужаков и авантюристов, но мне было велено разыскать в руинах Камень Души. Внутри храма - немало ловушек, а также древних духов и неупокоенных. Самой мне с возложенной миссией не справиться, посему я и прошу вас о помощи".

...В глубинах Храма Забвения искатели приключений обнаружили немало древнейших преданий, относящихся к сотворению их родного мира. Как следовало из чудом сохранившихся легенд, верховный бог Аз приказал Аврулу, божеству творения, создать сей мир. Так, Аврул сотворил двух стихийных духов: Люкс, дух Света, и Лекс, дух Тьмы. Эти два духа отмеряли время, и отсчет оного для смертного мира начался, знаменуя первый цикл творения. Из стихии Света родились ангелы Света, из стихии Тьмы - ангелы Тьмы, и стали они верными служителями Аврула... Последний же сотворил еще пятерых стихийных духов: Йи, дух воздуха, Альф, дух земли, Дал, дух воды, Фьюр, дух огня, и Тер, дух ветра. С помощью оных были сотворены земля, океаны и небеса, и стало это вторым циклом творения... Третий же цикл был ознаменован сотворением духа цвета, Рина, и бесцветный прежде мир обрел яркие краски. Дух цвета породил драконицу Лин Лиану, долгие эоны стоявшую на защите смертного мира.

Каждый из стихийных духов породил живых созданий, наделяя их душой, порожденной дыханием Аза, верховного бога. Дух ветра создал эльфов и фей, дух земли - поркулов и титанов, дух воды - гномов и фелбасов, дух огня - дворфов и мууков, а дух воздуха - людей и равульфов.

В одном из чертогов Храма Забвения искатели приключений повстречали призрака эльфа, Аптума, у которого падший аристократ, лицо которого скрывала маска, выкрал Светоч Души, вверенную духами приближенным стражей сей обители. Вернувшись в доки Иллфало, герои разыскали Арагави, который, пожав плечами, протянул им пыльную старую лампу, выказав надежду, что искатели приключений сумеют изыскать способ вновь зажечь ее.

Вновь спустившись в Храм Забвения, искатели приключений зажгли лампу от ярких огней, продолжающих пылать в альковах, и тени отступили, пропуская чужаков во внутренние пределы святилища. "Наследники Хранителей" - так именовали героев бесплотные духи жрецов Храма Забвения.

Продолжая исследовать древнюю цитадель, герои находили каменные таблички с начертанными на них сведениями о деяниях, свершившихся на заре сего мира. Предвечное равновесие, царившее в оном, оказалось нарушено, и началось великое противостояние между ангелами Света и ангелами Тьмы, известное как Война Небес... Благодаря жертве Лин Лианы и усилиям Хранителей, зло, пришедшее в сии земли, оказалось запечатано и угроза его отведена от мира. Но шрам, нанесенный войной, оказался глубок. Конфликт, разделивший мир на две части, завершился победой сил Света, но ангелы Света погибли. Миньоны Тьмы, ведомые ангелами Тьмы, были заточены в замкнутом пространстве в недрах континента Алашутана. И Хранители скрывали от мира истинную природу угрозы жителям Азалиса, а затем велели мирянам свято защищать свой мир.

Всего Хранителей было десять, и стали они известны как "Легендарные Мудрецы", обретшие поистине божественное могущество. Азалис, мальчуган, принадлежащего к человеческой расе, который первым известил Лин Лиану об угрозе предвечному равновесию. Огран, титан, обладающий невероятной силой. Коо, фелбас, очаровывающий всех своим завораживающим голосом. Терия Варая, муук, сдержанный, но умный. Амиджим, могучий дворф. Эльфийка Исик, говорившая на языке стихийных духов. Мах Изаам, находчивый поркул. Гнома Лешютта, обретшая целительные силы и божественное покровительство. Мьюр Чо, быстрая, задорная фея. Равульф Даларт, сочетающий в себе доброту и силу.

Во внутреннем святилище Храма Забвения героев окружили бесплотные призраки - стражи душ... Покончив с ними и доказав тем самым, что души их сияют донельзя ярко, искатели приключений обрели мистический Камень Души, который по возвращении в город не замедлили передать Каларде. Последняя поведала героям, что в Храме Забвения столкнулись они с Испытанием Душ, пройти которое под силу лишь унаследовавшим кровь Хранителей. Сии могущественные сущности хранят смертный мир, а истинным наследникам их предстоит сыграть важнейшую роль в грядущих событиях. Посему ныне лишь наследников Хранителей жрецы Копати могут возрождать священными заклинаниями, на остальных же смертных магия сия не действует. Однако в одном из чертогов храма отыскали герои утраченный столетия назад жезл возрождения, который не замедлили передать жрецам Копати.

Узнав о возвращении в город искателей приключений, их немедленно призвал к себе Зерму Терлу, ибо исследовательский отряд, занимающийся вопросом исчезновения маны, столкнулся с новыми трудностями. "Вам предстоит отправиться в Старые Стоки, напрямую связанные с Подземными Руинами Драгуунов", - перешел к сути возлагаемой миссии верховный министр, стоило героям показаться у него на пороге. - "Как я уже упоминал прежде, исчезновение маны и возрастание числа демонов в сих руинах произошло в одно и то же время. Поскольку мы полагаем, что два явления связаны, мы немедленно обратили свой взор на этот подземный комплекс, однако могущественные монстры, наводнившие его, весьма затрудняют исследование руин. Демоны - не единственная угроза, в подземелье предостаточно нежити, полулюдей и прочих тварей. К тому же, в руинах была замечена "красавица в черном"!

Верховный министр просил героев покончить с абадоном - могучим монстром, устроившим логово на втором подземном уровне Старых Стоков, пребывающих под столицей королевства, Итоксом. Спустившись в сей лабиринт, искатели приключений отыскали лагерь исследовательского отряда, члены которого поведали им о том, что данный уровень стоков находится под контролем двух противостоящих друг другу преступных группировок: клана полулюдей Балбоа и сектантов, именующих себя Синеперыми. Последние утверждают, что следуют учениям Аврула, однако церковь Копати отлучила их много лет назад.

Дабы проникнуть в занятые головорезами пределы стоков, героям пришлось притвориться, будто готовы они поступить в услужение к представителям обоих противоборствующих кланов. Так, суккуб Розмари из клана Балбоа велела искателям приключений выбить долги из занявших у ее сподвижников денежные суммы рыцарей исследовательского отряда. Сие удалось содеять неприкрытыми угрозами, и когда долги были возвращены клану, Розмари протянула героям волшебную монету, позволявшую им ступать на территории, занятые Синеперыми.

Ступив в оплот Синеперых, искатели приключений узнали немало о сей секте, весьма распространенной в землях королевства Демент. Служители поведали героям, что истово поклоняются Аврулу, оставаясь в подземельях, разбросанных по миру. Давным-давно основатель секты Синеон, исполняя миссию, возложенную на него Аврулом, заложил фундамент будущего культа в далеких землях; он жив и по сей день, наставляет последователей словом истинного учения бога Аврула. Однако, общаясь с Синеперыми, узнали герои, что поклоняются они не Аврулу, а заточенному сим божеством Бледноглазому.

Спустившись на следующий уровень Старых Стоков, узнали искатели приключений от одного из членов королевского исследовательского отряда, что в глубинах сего комплекса находится подземная арена. Конечно, проводить бои на ней нелегально, однако спонсором состязания выступает один из богатейших жителей Демента, и перечить ему власть имущие не осмеливаются.

Путь героям преградили запечатанные Врата Роз, возведенные некогда торговцем Мигелем Хагвеллом. Однако последний вскорости обезумел, и предметы, необходимые для открытия портала, раздобыть стало донельзя сложно... Безумного торговца и алхимика героям удалось разыскать в одном из потайных чертогов Старых Стоков, и поведал тот, что открыть Врата Роз возможно лишь с помощью живой воды... Оную искателям приключений удалось получить, благо недалече означился чертог с алхимическим оборудованием.

Миновав Врата Роз, герои продолжили исследование Старых Стоков... когда неожиданно лицезрели уже знакомую красавицу, в нескольких шагах от которой замер Зеро, сжимающий в руке обнаженный клинок. "Что ты такое?" - вопрошал он. - "Ты выглядишь как смертная... но я чувствую в тебе нечто призрачное". Но женщина лишь издевательски рассмеялась, а когда Зеро устремился в атаку, на пути его вырос огромный, покрытый шрамами гигант. "Остановись, или пожалеешь", - посулил он, - "если посмеешь напасть на леди Саде. Прочь отсюда!" Но Зеро вновь обратился к чародейке, молвив: "Ты, должно быть, леди Лоуш, которую разыскивает рыцарь Берш".

На лице женщины отразилось потрясение, она отступила на шаг, выдавив с трудом: "Берш... Берш... не знаю такого... не знаю..." Тряхнув головой, Саде избавилась от наваждения, усмехнулась, обратилась к гиганту: "Похоже, она все еще помнит кое-что о своем прошлом". Заявив, что у нее нет времени для сражения с Зеро, поскольку должна она как можно скорее встретиться с Ноеинтаттером, женщина исчезла наряду с гигантом. Вернув меч в ножны, Зеро смерил взглядом застывших у входа в чертог героев, после чего устремился прочь.

Те же продолжили спуск в недра Старых Стоков, где повстречали поркула Сэма, управляющего сими подземными коммуникациями, в ведении которого находилось восстановление древних механизмов. Сэм направил героев к чертогу, бесновался в котором могучий абадон... монстр, сразить которого искателям приключений было велено верховным министром Арканы.

Последний поздравил вернувшихся героев с успехом, однако заметил, что на нижнем, третьем этаже Старых Стоков, означился механический страж, не позволяющий исследователям приблизиться ко входу в Подземные Руины Драгуунов. Обещав, что непременно решат и эту проблему, искатели приключений спустились в глубины стоков, где лицезрели подземную арену и иные злачные места, владели которыми влиятельные и порочные аристократы королевства; в частности, ареной заправлял богатей Адакорн.

Дабы принять участие в боях, проводимых на арене, героям необходимо было раздобыть медальоны. Первый из оных, бронзовый, означился у одного из слуг Адакорна, поркула Гариэля, без зазрения совести велевшего героям принести в обмен на артефакт корсет супруги своего нанимателя, Элизабет. Последнюю те разыскали здесь же, в стоках, однако своенравная леди согласилась расстаться с корсетом лишь за звонкую монету.

Выстояв в первом сражении, герои устремились к следующей арене подземного комплекса, для входа на которую служащие требовали у них серебряный медальон. Артефакт обнаружился в ведении Грэхэма, брата-близнеца Гариэля. Поркул сей оказался коллекционером, и просил искателей приключений принести ему корабль в бутылке... лишь в этом случае он согласиться передать им медальон. Предмет удалось отыскать в ассортименте у торговца всяческими несуразицами, и, получив вожделенную бутыль, Грэхэм со словами благодарности протянул героям серебряный амулет.

Выстояв в противостоянии с воителями на второй подземной арене, герои проследовали к третьей, допуск к которой обеспечивал золотой амулет. Братья-поркулы передали артефакт леди Мадалии - одной из завсегдатаев сих подземных заведений. Дворянку искатели приключений отыскали в таверне "Клуб для взрослых", собирались в которой аристократы Демента; угостив Мадалию обедом, состоящим исключительно из деликатесов, герои получили амулет, после чего поспешили проследовать к третьей арене...

Подле оной собралась внушительная толпа испуганных зрителей, рассказывающих друг другу, как неожиданно появившийся гигант одним ударом прикончил чемпиона подземных состязаний, а затем появилась женщина в черных одеяниях, сопровождаемая еще двумя индивидами... Более того, вскоре после этого на арену ступил легендарный Зеро, и ныне, похоже, противостояния между последним и загадочной женщиной не избежать.

Герои поспешили на арену, где действительно лицезрели Зеро и леди Саде, застывших в нескольких шагах друг от друга. "Я сейчас занята", - заявила женщина. - "Может, подождешь лет 300?" "Мой клиент столь долго не проживет", - лаконично констатировал искатель приключений, и Саде усмехнулась: "Говоришь так, будто сам надеешься прожить 300 лет..."

"Кто ты такая?" - вопросил Зеро, не желая тратить время на бессмысленные разговоры, и женщина отвечала: "Если я скажу "Демент ле Лоуш", ты мне поверишь?" "Я говорю не о теле, которые ты занимаешь, а о твоей истинной сущности", - процедил Зеро. - "Саде, насколько я понимаю. Думаю, я слышал это имя прежде".

"Да, мне приходится заимствовать это тело", - не стала отпираться чародейка. - "Что ж, позволь представиться. Я - Саде, ведьма, заточенная дементцами в темном лабиринте, и теперь вернувшаяся, чтобы отомстить. И шанса своего я не упущу! А каждый, кто встанет у меня на пути, будет иметь дело с ними!"

За спиною ведьмы возникло трое индивидов, коих герои имели сомнительное удовольствие лицезреть в Резервуаре Арии. "Я - Ноеинтаттер", - представился Зеро облаченный во фрак чародей, - "принадлежу к дворянству ночи. Вы называете нас "вампирами". "Я - Смелч", - пробасил великан, - "и верность моя всецело принадлежит той, которая создала меня из мертвых тел, - Саде!" Указав на хранящего молчание мечника, вампир счел необходимым представить и его: "Кольруд. Объединенные силы рыцарей Демента падут в противостоянии с ним, ибо он - механический солдат, созданный в эпоху драгуунов".

Трое устремились к Зеро, но искатели приключений не сумели лицезреть их противостояние, ибо Саде заметила незваных наблюдателей, посему призвала в мир низшего демона, повелев тому атаковать героев... Но когда Старейший оказался повержен, на арене не осталось ни Зеро, ни Саде с ее приспешниками; исчезли и дворяне Демента, поспешившие убраться от греха подальше.

Вскоре герои достигли лагеря исследовательской экспедиции, разбитого у входа в Подземные Руины Драгуунов. Здесь сразились они с механическими конструктами, стражами руин, и, одержав верх в сем противостоянии, вернулись в город, где поведали Зерму Терлу о встрече с четверкой, ведомой ведьмой Саде, чей дух пребывает в теле несчастной Демент ле Лоуш. Верховный министр был поражен подобным откровением...

Несколько дней спустя он вновь призвал искателей приключений, сообщив о том, что исследовательская экспедиция, проследовавшая наконец в Подземные Руины Драгуунов, оказалась разгромлена неведомой сущностью, означившейся в сердце комплекса; выжившие говорят, тела несчастных рыцарей были изрублены острейшими клинками. Сенат королевства роптал, требуя у верховного министра результатов, и как можно скорее!.. Ведь мана продолжает исчезать, знаменуя тем самым угасание Демента!..

Посему Зерму Терлу вынужден был вновь прибегнуть к помощи искателей приключений, просив тех спуститься в Подземные Руины Драгуунов и выяснить, что же за существо расправилось с рыцарями и магами, входящими в отряд исследователей.

Впервые лицезрели герои каменные чертоги драгуунов, свидетельство существования сей загадочной цивилизации. Ныне лишь бесплотные призраки обитали в позабытых кавернах... Но нет, чуть поодаль замер Зеро, напряженно вслушивающийся во что-то, будто выжидая... И действительно, пол под ногами искателей приключений содрогнулся, и Зеро кивнул, будто соглашаясь с собственными мыслями: "Руины пробуждаются".

Он устремился прочь, наказав героям по возможности не попадаться впредь ему на глаза... Искатели приключений же приступили к исследованию подземелья. Как следовало из обнаруженных ими древних письмен, оказались они на экспериментальной площадке близлежащего исследовательского Комплекса 13, проводились в котором эксперименты по созданию божественной жизнеформы. Дабы проследовать вглубь руин, героям требовались артефакты, выступавшие своеобразными "пропусками" для исследователей-драгуунов.

Призраки, заполонившие руины, также выступали творениями драгуунов, и обладали способностью поглощать ману из воздуха и хранить ее в собственных обличьях. А вот гуманоидные жизнеформы драгунам сотворить не удалось, ибо экспериментальные образцы выказывали практически полное отсутствие интеллекта.

Но, как следовало из обнаруженных героями записей, исследователям удалось все-таки сотворить некую сущность, именуемую ими "богиней" или "богоподобной". Однако иные эксперименты успехом не увенчались, и набольшими было принято решение сохранить успешно созданные жизнеформы, после чего прекратить функционирование экспериментальной площадки исследовательского комплекса, не забыв при этом оставить здесь в качестве стражи искусственно созданных призраков.

Спустившись в глубинные каверны Подземных Руин Драгуунов, герои обнаружили тяжело раненого рыцаря из исследовательского отряда Министерства Арканы. Воитель, Вальфретт, просил искателей приключений как можно скорее передать написанное им письмо Бершу, бывшему капитану Элитной Гвардии рыцарей Демента.

Так, герои вернулись в городскую таверну, где продолжал предаваться обильным возлияниям Берш Алулоф. В письме, переданным Вальфреттом, последний сообщал о некой злобной сущности, вселившейся в тело леди Демент ле Лоуш, целенаправленно спускавшейся в Подземные Руины Драгуунов в поисках неких "печатей", подлежащих устранению.

Вернувшись в руины, искатели приключений продолжили путь к центру комплекса, изыскивая способы открыть запечатанные столетия назад чертоги. Здесь столкнулись они с могущественной сущностью, созданной в древности исследователями-драгуунами, но пробудившейся ныне - Карли, иначе рекомой "богиней резни". Создание это представляло собой ужасающий гибрид плоти, механизмов и острейших клинков, заменяющих ему конечности...

С превеликим трудом героям удалось сразить порождение драгуунов, и тело Карли взорвалось... но лишь сейчас заметили искатели приключений сияющий осколок, оставшийся близ остова "богини"... подобный тому, коий заметили они у бриганда в замке Делтис, и который не замедлила заполучить Саде...

Помянутая ведьма возникла в чертоге, и, протянув руку, потребовала у героев передать ей сей металлический предмет, который назвала "осколком Халюсии". Искатели приключений медлили, не желая отдавать обнаруженный осколок, столь необходимый ведьме, и подоспевший к той Ноеинтаттер сообщил, что в руины спускается множество королевских рыцарей... Выругавшись с досады, Саде исчезла, заметив на прощание, что непременно заберет у героев принадлежащий ей осколок.

А вскоре в чертог ступил Зеро, и, заметив тело поверженной Карли, уважительно качнул головой, молвил, обращаясь к героям: "Немногие сумели бы превзойти меня. Скажите мне ваши имена". Искатели приключений представились, и Зеро также назвал им свое имя, посоветовав хорошенько его запомнить. После чего покинул помещение...

Зерму Терлу, лишь узрев продемонстрированный героями сияющий осколок, счел необходимым поведать им историю о Мече Халюсии: "С исчезновением маны в окрестных землях начали происходить всяческие беды. Лабиринт, заточена в котором ведьма Саде, окружен сильнейшими магическими барьерами, созданными с помощью Меча Халюсии. Однако клинок исчез, а лабиринт наводнили монстры. Отряд рыцарей, спустившийся в сие подземелье, был разбит наголову, выжить удалось лишь капитану Бершу... Теперь, когда Меч Халюсии исчез, Саде не может покинуть лабиринт во плоти, ибо клинок обладает способностью рассеивать магические двеомеры, а также является ключом, открывающим недра лабиринта. Никто не знает, куда подевался Меч Халюсии и связано ли его исчезновение с утеканием маны... Но сейчас мы получили доказательства того, что реликвия оказалась разбита на осколки, разлетевшиеся по всему Азалису. Возможно, осколки клинка - основная причина исчезновения маны, ведь меч сей сводит на "нет" любые магические эманации".

Простившись с верховным министром, герои покинули Министерство Арканы, ступив на городскую площадь, где дожидался их Арагави. "О, теперь о вас весь город говорит!" - усмехнулся падший дворянин. - "Говорят, вы утерли нос самому Зеро. А знаете ли вы, что Министерство Арканы препоручило ему ту же миссию, что и вам?" Еще раз поздравив искателей приключений с успехом, Арагави заметил, что, согласно последним донесениям, ведьму Саде и трех подельников ее видели близ Глубинных Руин, служащих оплотом всяческим сектантам и еретикам, поклоняющимся иным богам, но не Аврулу.

Несколько дней спустя эльфийка Алеша разыскала героев, подтвердив слова верховного министра касательно обнаруженного в Подземных Руинах Драгуунов осколка: "Осколок действительно является частью священного Меча Халюсии, с помощью которого была заточена ведьма Саде, некогда пытавшаяся распространить власть свою над Азалисом. Меч обладает способностью подавлять магию, и предполагают, что он каким-то образом связан с исчезновением маны. Ирония в том, что обретение Саде нескольких осколков клинка стабилизировало ситуацию с маной в Иллфало и Итоксе. Магия возвращается... но миряне начали исчезать! Похищения случаются близ Глубинных Руин к северо-западу от Итокса; говорят, перед исчезновениями мирян замечают некую странную тварь... Также в той области замечены Саде и ее сподвижники; наверняка ведьма продолжает воплощать в жизнь свои черные замыслы". Стало быть, ослабление магических барьеров позволило духу ведьмы вырваться из заточения и вселиться в тело молодой аристократки, Демент ле Лоуш. И теперь Саде стремится обрести осколки Меча Халюсии, дабы с помощью реликвии окончательно сокрушить магический двеомер, не позволяющий ей покинуть лабиринт.

Ныне искателей приключений жители Иллфало называли не иначе как своими спасителями, ведь тем удалось вернуть магию в город и окрестные земли. Служительницы Исик утверждали, что содеять сие героям помогла кровь легендарных Хранителей, наследниками которых они выступали. Зеро, однако, нигде не было видно; возможно, он покинул Иллфало...

Однако радость от одержанной в Подземных Руинах Драгуунов победы перечеркивали участившиеся похищения несчастных мирян. Зерму Терлу просил героев спуститься в Глубинные Руины, обиталище культа Иноверцев, и выяснить мотивы, коими руководствуется Саде; кроме того, верховный министр предупредил героев, что близ руин замечен воитель в черных одеяниях, вооруженный тяжелым двуручным мечом - наверняка Зеро!.. Проследовав к цели, искатели приключений ступили в древний комплекс, бывший некогда святилищем Аврула, ныне же ставший пристанищем служителей ложных богов.

Вдалеке заметили герои Саде, следующую к сердцу Глубинных Руин. Искатели приключений устремились за ведьмой, однако путь им преградил магический барьер, а на каменной табличке поблизости значилось: "Проход был запечатан, когда беда разразилась в небольшой стране. Дабы миновать барьер, узнайте, что произошло, и откройте истину".

Исследуя подземелье и противостоя многочисленным мертвякам и призракам, занявшим обширные залы, герои обнаружили несколько каменных табличек, повествующих о случившемся в незапамятные дни. "Давным-давно маленьким государством правили две принцессы, характеры которых различались разительно. Старшая, Минет, была доброй, всегда прислушивалась к своим подданным и помогала им чем могла. Младшая, Линет, была умна, но жестока. Даже если и пеклась она о благе страны, в народе ее все равно не любили. Однажды к двум принцессам пришел юноша, Адель, сказав, что является принцем далекой страны. Обе девушки полюбили его, но Адель выбрал добросердечную Минет. "Я долго странствовал, чтобы встретить такую, как ты", - сказал он возлюбленной. - "В странствиях моих было немало приключений. Во-первых, я целый год перебирался через высокие горы. Следующий год я потратил, чтобы переправиться через реку, в водах которой пребывали духи мертвых. Мертвых притягивают живые, таков уклад сего бытия. За рекой мертвых означилась волшебная крепость фей. И на то, чтобы миновать ее, понадобился целый год".

Магический барьер развеялся, когда герои произнесли пред ним точное число дней, понадобившихся принцу Аделю для того, чтобы добраться до страны, правила которой принцесса Минет. Но таблички, обнаруженные героями после в Глубинных Руинах, повествовали о продолжении сей истории.

"Исполнившись ревности, принцесса Линет заперла старшую сестру в темнице, и притворилась, будто она - это Минет. После чего они с принцем Аделем сочетались браком. Но заняв трон, Адель явил себя жестоким тираном. Обожая вид крови, он принялся заключать под стражу невинных и казнить их одного за другим... Сперва король принял решение казнить преступников с помощью "железной девы". Он наслаждался изысканными винами, в то время как обреченных разрезали острейшие лезвия. Однако королю Аделю этого было мало, ведь с помощью "железной девы" он мог убивать не больше одного преступника в день. Посему использовал он сей пыточный инструмент лишь 10 дней... Король приказал возвести виселицы для казни преступников. Он наслаждался изысканными винами, а также исполненными муки выражениями, застывшими на лицах повешенных. Однако королю Аделю этого было мало, ибо крепкие веревки отыскать было непросто, и казнил он в день не больше двух смертников. В итоге, казни посредством виселиц продолжались лишь 10 дней... Наконец, король начал казнить преступников, предлагая им яд. Он наслаждался изысканными винами, а обреченные кричали в агонии. Яда было вдоволь, и в день король казнил троих смертников. Но не ожидал он, что спустя лишь 10 дней яд закончится. Жестокая королева Линет ужаснулась деяниям тирана, исполнилась раскаяния: "Должно быть, таково мое наказание".

Сожалея о свершенных грехах, королева Линет выпустила из заточения свою старшую сестру. "Я тоже грешна", - вздохнула Минет, выслушав рассказ сестры. - "Я любила этого человека, я приняла его". Обратившись в священнослужительнице Исик, Минет вопросила: "Как нам спасти страну?" Отвечала та: "Пересеки горы, долину и океан, и достигнешь святилища Аврула. Там ты обретешь защиту бога".

Перебираясь через горы, принцесса встретила тощую дикую собаку. Хоть у нее и для себя еды было немного, псину она покормила, и молвила та человеческим голосом: "Ты явила самоотверженную любовь, первую добродетель Аврула. Но ты должна знать, что потеряла возлюбленного. Таково равновесие мирское, Аврулом установленное". И дикая собака исчезла, а еда, которую она, казалось бы, съела, осталась нетронута. Та псина была воплощением Даларта, Хранителя.

Оставив горы позади, принцесса достигла огромной долины, которой не было видно ни конца, ни края. Минет отчаялась было, но неожиданно появившийся говорящий жук воскликнул: "Прыгай, прыгай же!" Принцесса подпрыгнула, ветер подхватил ее и понес над долиной. А жук продолжал говорить: "Ты проявила доверие, вторую добродетель Аврула. Но ты должна знать, что потеряла много времени. Таково равновесие мирское, Аврулом установленное". Когда Минет пересекла долину, жука и след простыл, а был он воплощением Мьюр Чо, Хранительницы".

И теперь перед принцессой раскинулся безбрежный океан, лишь потрепанный корабль покачивался на волнах в порту. Когда Минет попросила лодочника перевезти ее, тот лишь покачал головой: "Направляться в священный город в этой лодке глупо. Зачем ты с такой легкостью идешь на смерть?" "Дабы спасти жизни своих подданных и исправить свой грех, а жизнь моя значения не имеет", - прозвучал ответ. Старый лодочник кивнул: "Наконец-то ты явила истинную доблесть, третью добродетель Аврула. Однако, являя доблесть, не подкрепленную знанием, ты рискуешь лишиться всего". Потрепанный корабль оказался волшебным, и Минет немедленно оказалась в святилище Аврула. Старый лодочник был воплощением Амиджима Хранителя, созидающего прекрасное оружие и чудесные корабли".

Ныне святилище Аврула, помянутое в легенде, обратилось в Глубинные Руины, обиталище злобных сектантов, нежити и демонов. В недрах подземелья отыскали герои два алмаза, принадлежащие Минет и Линет, и когда поднесли их статуе прекрасной принцессы, два голоса, звучащие в унисон, поведали им о завершении легенды: "Обретя божественные алмазы, мы обратили священную мощь их против Аделя, тирана. Но Адель, приносящий смертных в жертву и призывающий демонов, сам стал их слугой. Мы сумели лишь заточить его, ныне обратившегося в демона, в глубинах сего лабиринта. И сейчас мы снимем печати..."

Сияющий магический барьер, ограждающий врата близ статуи, исчез, и герои приняли бой с могущественным демоном, обратился в которого тиран Адель... А когда с тварью было покончено, лицезрели они Саде, с интересом наблюдавшую за противостоянием. Обратившись к ведьме, искатели приключений поинтересовались, зачем разыскивает она осколки Халюсии. "Какие вы наглые, однако", - поморщилась та. - "Обычно я бы на месте обратила вас в прах, но на этот раз, так и быть, отвечу, ведь я закончила свое дело в этих руинах. С помощью Меча Халюсии 176 лет назад я была заточена в подземном лабиринте и лишилась своих магических сил. И когда клинок был расколот на множество осколков, я надеялась, что обрету свободу. Но, однако, вырваться из заточения сумела лишь моя душа; тело мое до сих пор остается за Порогом Вечности. Посему я овладела телом этой девушки и заручилась помощью трех своих слуг. Мы надеемся собрать все осколки Меча Халюсии, восстановить клинок и с его помощью рассеять двеомер Порога Вечности. Лишь тогда душа моя воссоединится с телом... Сейчас, будучи в теле этой девушки, я фактически лишена сил. Думаете, как легко было бы покончить с Саде здесь и сейчас? Конечно, для этого понадобится прикончить бедную маленькую Лоуш!.. Я обязательно уничтожу этот мир, когда свершится мое возрождение, а пока наслаждайтесь отведенным вам временем!"

В недрах подземелья герои повстречали дворфа - воителя в черной ризе, сжимающего в руках двуручный клинок. Дворф признался, что является последователем и подражателем Зео, призывателя, и уж ни в коем случае он не Зеро.

...По прибытии в город искатели приключений поведали о поисках своих Бершу, и последний воспрял духом: ведь если удастся изгнать сущность ведьмы из тела Лоуш, девушка вернется к нему! Правда, узнав имя ведьмы, Берш заметно побледнел...

...Вернувшись в Министерство Арканы, герои известили о мотивах ведьмы Зерму Терлу. "Стало быть, мы были правы в своих подозрениях касательно Саде и ее стремлений восстановить Меч Халюсии", - молвил верховный министр, выслушав рассказ. - "Он может завершить нынешнее исчезновение маны, а также открыть Порог Вечности, дабы смогла ведьма вновь обрести свое тело. Конечно, это решило бы проблему истекания маны, однако если мы позволим Саде свершить задуманное, это наверняка приведет к еще большим бедам... Нужно подумать, как следует поступить в сложившейся ситуации...

А пока у меня есть для вас новое задание. Сектанты похитили Драгоценность Мумии, сокровище правящей семьи Демента. Когда ныне 90-летнему королю Дементу VI было 25 лет, он передал Драгоценность Мумии своему наследнику, Дементу VII. Но в возрасте 25 лет последний погиб при невыясненных обстоятельствах; в тот год Дементу VI было 50 лет. Что еще страшнее, сын Демента VII, Демент VIII, тоже скончался в возрасте 25 лет, и было тогда Дементу VI 75 лет. Подводя итог, и Демент VII, и Демент VIII умерли в возрасте 25 лет, и корона вернулась к Дементу VI, которому сейчас 90 лет. Для него Драгоценность Мумии - память о погибших сыне и внуке. Скорее всего, король еще не знает, что сокровище сие похищено. Но если проведает, это может стать для него ударом, и государство обратится в хаос, если король занедужит... Его праправнуку, Дементу IX, всего 15 лет... но он мудр не по годам, и достоин править державой. Однако если юный король примет трон, народ может отнестись к подобному с подозрением, ведь до совершеннолетия ему еще целых 3 года. Поэтому я бы хотел, чтобы вы как можно скорее вернули Драгоценность Мумии, и все закончилось хорошо, в соответствии с желаниями сенаторов. Нам удалось выяснить, что похитители скрывают артефакт в крепости Росвальд".

На городской площади героев приветствовал Арагави, поздравив с последними успехами, а также просив принести Черную и Белую Сферы... если искатели приключений набредут на сии артефакты в своих странствиях. Это, однако, уже произошло, о чем герои и уведомили дворянина. "Черная Сфера символизирует ангела Тьмы, в то время как Светлая - ангела Света", - просветил собеседников Арагави. - "А Драгоценность Фир Элина, кою вы доставили мне ранее, олицетворяет священного дракона". Сотворив престранное заклинание, Арагави обратил три реликвии в одну - Ангельский Алмаз, - которую протянул героям, загадочно улыбаясь. После чего устремился прочь, а искатели приключений еще долго недоуменно смотрели ему вслед...

Покинув Иллфало, искатели приключений устремились к месту пересечения рек Алемия, Ария и Милия, где некогда была возведена крепость Росвальд для противостояния легионам нежити Саде, стремящимся прорваться к столице, Итоксу. Но магия ведьмы сокрушила стены крепости, и та оказалась частично затоплена речными водами.

Ныне пребывали в пределах твердыни лишь гигантские земноводные, насекомые... да сектанты, вознамерившиеся сделать Росвальд своим новым оплотом. В недрах крепости лицезрели герои вампира Ноеинтаттера и Зеро, замершего напротив противника. "Где Саде?" - спрашивал он, но вампира, похоже, ситуация лишь забавляла. "Ладно, скажу", - усмехнулся Ноеинтаттер. - "Увы, Саде здесь нет. Она занята собственными поисками, но мы договорились, что непременно встретимся после. Она частенько наведывается в Подземные Руины Драгуунов, поэтому и тебе стоит заглянуть туда... ведь ты - ее любимая игрушка!"

Сектанты-Иноверцы, обнаружившиеся в глубинах крепости и занятые подготовкой к некоему ритуалу, слезно молили искателей приключений покончить с гигантскими насекомыми, методично их истребляющими; конечно, герои ответили отказом... Во внутренних пределах крепости Росвальд Иноверцы ликовали: близится возвращение их божества, и обретут они землю обетованную, средоточие истинного хаоса!

Один из сектантов, Иван, заметив героев, осведомился: "Вы здесь, чтобы вернуть Драгоценность Мумии?" Дождавшись утвердительных кивков, Иноверец вздохнул: "Остальные полагают, что внутри сей реликвии сокрыта сущность, имеющая отношение к нашему божеству... а, быть может, и оно само. Я, однако, так не думаю. Подозрительно, ведь о сем нам сообщил странный человек, лицо которого скрывала маска. Одно дело, когда подобные сведения содержатся в наших религиозных трактатах, совсем другое - поверить на слово какому-то подозрительному типу. Возможно, он хочет обвести нас вокруг пальца. В настоящее время мы проводим ритуал, пытаясь с помощью Драгоценности Мумии развеять магический барьер над Чертогом Проклятия".

Мучающийся сомнениями Иноверец Иван передал искателям приключений зачарованный ключ от врат, ведущих к Чертогу Проклятия, и герои поспешили в указанном сектантом направлении. Однако сектанты, безропотно принесшие в жертву собственные жизни, успели призвать в мир могущественную сущность, рекомую Смертью, и сопровождали оную поглощенные ею бесплотные духи монархов Демента.

В последовавшем противостоянии герои повергли Смерть, и Ноеинтаттер, все это время остававшийся в тенях и издали наблюдавший за боем, выступил вперед, молвив: "Может, то было всего лишь третьеразрядное божество, но Смерть одолеть не так-то просто. Поистине, вы - величайшая мразь, короли среди мрази. Надеюсь, вы не собираетесь сейчас попытаться отобрать у меня осколок Халюсии. Уверен, если продолжите поиски Саде, мы встретимся снова. Тогда и поговорим".

Забрав с собою Драгоценность Мумии, герои вернулись в Иллфало, передали реликвию верховному министру. Последний пребывал в смятении, ибо за время отсутствия искателей приключений выяснил, что в сем артефакте королевской семьи заточен дух, рекомый Смертью, и печать на Драгоценности Мумии исчезает в день достижения владельцем ее 25-летия. Наверняка именно Смерть лишила жизни обоих королей... Если бы только Демент VI знал, что своими же руками погубил сына и внука... Герои поведали Зерму Терлу, что сектанты умудрились развеять чары, наложенные на Драгоценность Мумии, и призвать Смерть в мир... однако злобный дух ныне не представляет угрозы, поскольку уничтожен.

Покинув Министерство Арканы, герои лицезрели Арагави. "Вижу, что сумели уничтожить Смерть, покончившую с двумя королями и привязавшую души их к Драгоценности Мумии", - с неподдельным уважением произнес дворянин. - "Поистине, вы достойны именоваться героями. Однако чары должны были исчезнуть лишь когда владельцу реликвии исполнится 25 лет. Почему же это случилось... Может, поблизости оказалось нечто, развеявшее двеомер... как то осколок Халюсии... Но это всего лишь мои домыслы. Да, кровь Хранителей в ваших жилах действительно сильна. Уж не знаю, отпустить ли вас или же надеть ошейники... Как бы то ни было, происходящее становится действительно интересным".

Хохотнув, Арагави откланялся, удалившись; герои же, передохнув на постоялом дворе, вернулись в Министерство Арканы, где Зерму Терлу изложил им суть следующей миссии: "Уверен, вы слышали об исчезновениях мирян, и выяснили, что повинны в этом сектанты. Судя по всему, похищения несчастных из весей близ Итокса спланировал один из предводителей культа Иноверцев, известный как Мудрец. Я хочу нанять вас для решения вопроса с сим индивидом. Отыщите Мудреца и приведите его сюда... впрочем, если в процессе он погибнет, я возражать не стану. Если верить нашим лазутчикам, Мудрец держит плененных мирян в Разрушенном Чертоге - здании, в котором давным-давно располагалась тюрьма".

...От лазутчика Зерму Терлу, встретившего искателей приключений у входа в Разрушенный Чертог, герои узнали, что истинное имя Мудреца - Годейн, безумный ученый, проводящий эксперименты по скрещиванию монстров. Также проводил он опыты и на похищенных мирянах, вот только большинство из них уже переведено Иноверцами в иной оплот, о местонахождении которого лазутчик не ведал.

Исследуя крепость, искатели приключений обнаруживали в камерах немало заключенных, из которых сектанты стремились сделать неуязвимых воинов; увы, в процессе жестоких экспериментов несчастные утратили разум, а какой прок в солдатах, не желающих слушать отдаваемые приказы?.. Вместо того, чтобы покончить с мирянами, Годейн заточил их здесь, в Разрушенном Чертоге, наказав сектантам присматривать за заключенными.

В одной из камер томился эльф Влад, некогда являвшийся одним из стражей сей темницы, однако чем-то прогневивший предводительницу культа, жрицу Каркосас, и посему обращенный в подопытный образец для Мудреца. Теперь Влад пребывал в царствие наведенных иллюзий, и именовал себя не иначе как Проклятым Королем, Дракулой. "Принесите мне священный артефакт, дабы смог я защитить возлюбленную мою Ребекку от Королевы", - произнес он, и герои, обещав помочь безумцу, отправились на поиски помянутой личности.

Довольно скоро повстречали они поркулу Марию, представившуюся как Королева Трагедии, не преминувшую пожаловаться: "Меня прикончили Король и его любовница". Обещав, что передаст искателям приключений необходимый Королю священный артефакт, поркул велела им отыскать гусиное перо, которое сын ее Бела спрятал где-то поблизости.

Перерыв множество куч мусора в Разрушенном Чертоге, герои обнаружили старое гусиное перо, однако Мария донельзя обрадовалась подарку, не замедлив передать искателям приключений зеркало, которое, как она уверяла, и есть один из священных артефактов, помянутых Королем. Чувствуя, что сами все больше погружаются в тенета безумия, герои передали зеркало Владу, и благодарный "Король" указал им тайный путь во внутренние пределы Разрушенного Чертога, запечатанный магической фразой: "Запретное Волшебное Перо".

Миновав врата, герои вскоре достигли следующих, значилось на которых: "Сад Королевы Фей". Означившийся поблизости сектант, Кзарченко, поведал им, что одна из подопытных образцов Мудреца - Моринна - ныне именует себя "Королевой Фей", и превратила часть Разрушенного Чертога в некое подобие сада; однако до разговоров снисходит она, лишь если слышит перезвон колокольчика.

Оный отыскался в одной из куч хлама, в коих герои продолжали скрупулезно рыться, и Моринна сообщила им процедуру, необходимую для открытия врат в ее сад, где ныне, по словам девушки, находятся прекрасные, чарующие цветы. Отыскав в подземелье проклятые семена, искатели приключений с помощью устройства для сжигания обратили их в компост, после чего посадили оставшиеся семена в горшочки и обильно оросили проклятым медовым вином. Рассаду преподнесли они в дар "Королеве Фей", и благодарная безумица открыла пред героями врата своего сада. Вот только цветы, пребывавшие в оном, оказались жуткими плотоядными мутантами...

Продолжив исследование подземелья, герои повстречали гному, называющую себя "Ребеккой", которая поведала им о своем сводном брате, Беле, некогда защищавшем волшебное Перо Судьбы, однако оное оказалось похищено, и Ребекка наряду с братом отправилась на космическом корабле в новый мир. И сейчас Бела рыщет в глубинных пределах Разрушенного Чертога... Воспоминания о далеком Ллилгамине, каким-то непостижимым образом обретенные Мудрецом Годейном, и стали основой "новых личностей" несчастных мирян, кои Иноверцы навязали тем посредством колдовских ритуалов.

...В то время, как герои исследовали позабытые пределы Разрушенного Чертога, жрица-гнома Каркосас, навестила Мудреца Годейна в его подземном убежище, потребовав рассказать ей, как проходят эксперименты над пленными индивидами, ведь в оные вложено немало средств. Обернувшись к предводительнице культа, Мудрец заметил притороченный у той за спиной магический посох - наверняка в создании артефакта жрице немало помогла их новая союзница, леди Саде.

Разговор оказался прерван появлением таинственного аристократа, Арагави, и Каркосас приветствовала благодетеля культа, поинтересовавшись, чем же вызван столь неожиданный визит. "Просто хотел предупредить вас кое о чем", - улыбнулся Арагави. - "Наверняка вы слышали об искателях приключений, в жилах которых течет кровь Хранителей и которые недавно появились в порту Иллфало? По приказу Министерства Арканы они расследуют исчезновения мирян. Я слышал, они уже направляются к убежищу Мудреца. Я подумал, что мне следует предупредить вас, ведь именно эти герои прикончили могущественного монстра в Подземных Руинах Драгуунов, опередив самого Зеро!" "Спасибо за предупреждение", - отвечала Каркосас. - "Но тревожиться не о чем. Это подземелье защищают сильнейшие монстры, созданные в результате безумных экспериментов Годейна. Не думаю, что даже опытные искатели приключений сумеют сюда добраться". "Что ж, надеюсь, опасения мои беспочвенны", - согласился Арагави, после чего не преминул удалиться...

Сектанты, встреченные героями в глубинных пределах Разрушенного Чертога, отзывались о свихнувшемся Мудреце и его чудовищных экспериментах нелестно; если искатели приключений сумеют захватить Годейна, они, Иноверцы, окажутся избавлены от необходимости нести вахту здесь, в позабытых подземельях, бродят по которым безмозглые и неистовые мутанты. Один из сектантов советовал героям разыскать одного из подопытных образцов Мудреца, Белу, который считает статуи демонов, разбросанные в подземельях Азалиса и являющиеся порталами в иные пространства - обиталища могущественных монстров, - ничем иным, как своеобразными "космическими кораблями", вратами в иные миры. Сектанты к подобным речам относились скептически, не в силах представить "корабли, бороздящие межзвездные пространства", вещал о которых Бела.

Последнего искатели приключений разыскали поблизости: изможденный и донельзя озлобленный имп утверждал, что на самом деле является черным драконом, и в жилах его течет демоническая кровь. К Ребекке, своей сводной сестре, Бела относился с трепетом и заботой, и готов был растерзать любого, кто причинит вред демонессе. Дракулу же он переносил с трудом, однако сознавал, что если бы алчный Король не занялся поисками Пера Судьбы, ни он, ни Ребекка не появились бы на свет. Спятивший подопытный образец полагал, что статуя демона, преграждающая путь в глубины Разрушенного Чертога, является порталом на планету Гвардия, однако сей космический корабль не может взлететь, ибо топливо его - останки динозавров - закончилось. Бела заклинал героев привести корабль в действие, ведь смогут они отправиться за Космическим Лордом, заполучившим Перо Судьбы... Безумный имп сообщил искателям приключений пароль, необходимый для приведение в действие портала, выступала коим статуя демона - "Тайна Астрал Домины".

Миновав портал, герои ступили в следующую часть подземного комплекса, где повстречали очередного Иноверца, Семёна. Последний сокрушался по поводу своей несчастливой судьбы, ведь Годейн вконец обезумел и не гнушается ставить эксперименты на своих же собратьях! Вызывающее мутации вещество Мудрец ввел в кровь сектанта, надзирающего на следующим порталом, Германовича! И последнего вскоре ожидает участь несчастных похищенных селян, обращенных в монстров и лишившихся остатков разума.

Тело Германовича герои обнаружили неподалеку; последний, с трудом цепляясь за ускользающее сознание, велел чужакам принести ему чудодейственную сыворотку - лишь таким способом возможно обратить мутацию. Для создания сыворотки героям пришлось пожертвовать собственной кровью, ибо на основе оной механизмы, установленные Мудрецом, вырабатывали необходимое вещество.

Однако процесс оказался необратим, и Германович осознал себя иной личностью - одним из искателей приключений, наряду с черным драконом Белой прибывшим на планету Гвардию. На смену истинным воспоминаниям несчастному сектанту приходили образы Проклятого Короля, Дракулы, его престранной любовницы, демонессы Ребекки, приходящейся сводной сестрой Беле... а также видения космического корабля и останков динозавров, выступающих топливом. Германович постановил, что искатели приключений ступили на Гвардию, чтобы не позволить зловещему Темному Мудрецу заполучить Астрал Домину!.. Будучи хранителям портала, Иноверец припомнил и слова, открывающие оный: "Крестоносцы Темного Мудреца".

Ступив в портал и перебив множество слизней, заполонивших следующий чертог, герои продолжили исследование глубинных пределов комплекса, и вскоре достигли следующих, запечатанных врат. "Стало быть, вы и есть прихвостни Министерства Арканы?" - загремел под сводами чертога бесплотный глас Мудреца. - "Вы, должно быть, весьма искусны в бою, раз сумели расправиться с моими экспериментальными образцами. Кстати, не хотите стать таковыми? Вы обретете сильные тела, а это уже плюс... Возможно, я испытаю вашу пригодность. Мое великолепное создание называется "огромной головой"; если вы сумеете одолеть его, я пропущу вас в свою лабораторию".

Герои Мудреца не разочаровали; и когда пали импы, названные "огромными головами", Годейн пропустил искателей приключений в сокровенные пределы Разрушенного Чертога, "Лабораторию безумия". "Я наконец-то встретился с вами", - ухмыльнулся Мудрец. - "Прекрасно, что такие отличные подопытные образцы пришли прямиком ко мне. Уверен, вы думали, что идете по моему следу, но вы заблуждались. Вы уничтожили монстров, которых я выставил против вас, но нужно вы всерьез полагали, что они хоть что-нибудь представляли собой? Нет, то были продукты моих неудачных экспериментов. Теперь же разрешите представить вам Близнецов!"

Из теней выступили два огромных огра , сжимающие в лапах окровавленные тесаки. Годейн продолжал превозносить чудесные качества обоих, после чего, обратившись к героям, обнадежил их, обещав оставить в живых для последующих экспериментов... лишив предварительно конечностей.

Однако преждевременная гибель Близнецов от рук искателя приключений заставила Мудреца заметно побледнеть; отступив на шаг, Годейн залебезил, утверждая, что Иноверцы держат в заложниках его супругу, заставляя совершать богомерзкие эксперименты над невинными... Ничуть не терзаясь сомнениями, герои призвали королевских рыцарей, передав им сникшего сектанта.

Но ни рыцари, ни искатели приключений не заметили Арагави, издали наблюдающего за происходящим с неподдельным интересом. "А ведь я пытался предупредить вас", - промурлыкал аристократ, усмехнувшись. - "Фанатики легко разбрасываются словами, считая, что неуязвимы и вера защитит их... Если бы вы узнали, к какому роду я принадлежу, все могло бы быть совсем по-другому... А эти искатели приключений сильны! Думаю, что позволю им и дальше продолжать поиски, однако наверняка вскоре, продолжая расследовать исчезновения мирян, они схлестнутся с Саде... Уверен, той окажется нелегко противостоять одновременно и наследникам Хранителей, и Зеро. С другой стороны, почему бы и нет?.. Ведь я могу оказать кое-кому посильную помощь... поделиться, так сказать знанием..."

Верховный министр поблагодарил вернувшихся в Иллфало героев за помощь, заверив их, что Мудрец будет с пристрастием допрошен, и как только станет известно, где находится основной оплот Иноверцев, Зерму Терлу немедленно даст знать о сем искателям приключений.

Азалис

...А покамест герои навестили Берша Алулофа в городской таверне, и последний обратился к ним с просьбой. "Я слышал, вы несколько раз встречались в своих странствиях с "красавицей в черном", - произнес он. - "Похоже, говорили с нею лишь вы да Зеро. Однако в последнее время Зеро в порту Иллфало не появлялся, к тому же, мои цели и его могут не совпадать, почему я не могу больше полагаться на сего легендарного героя. Поэтому я и обращаюсь за помощью к вам. Если вы встретили "красавицу в черном" еще раз, принесите мое доказательство, что она на самом деле Лоуш. Я просто поверить не могу, что в теле моей возлюбленной пребывает ведьма Саде!.. Если она действительно Лоуш, то должна иметь при себе обручальное кольцо из золота и серебра, которое я подарил ей... Мой товарищ, входящий в один из исследовательских отрядов, говорил, что "красавица в черном" укрывается в Комплексе 13; похоже, там замечены и Иноверцы".

Обещав, что сделают все возможное, искатели приключений устремились к древним руинам драгуунов, недавно обнаруженным близ Руин Сангент отрядом исследователей. Как следовало из докладов последних, то оказался знаменитый Комплекс 13, проводились в котором эксперименты по созданию искусственной жизни. Руины застилает алый туман, и полагают ученые, что выступает он в роли стимулятора для невероятной агрессии монстров, пребывающих внутри исследовательского комплекса драгуунов. Ученые особо отметили, что монстры сии весьма походят на тех, кои обитают в Подземных Руинах Драгуунов под Старыми Стоками, что лишний раз подтверждает теорию о том, что являются те экспериментальной площадкой Комплекса 13. Наверняка во многих из руин драгуунов создавались монстры, должные выступить в роли биологического оружия... Большего ученым узнать не удалось, ибо появившиеся сектанты изгнали их из Комплекса 13.

Сектанты заняли Комплекс 13, надеясь обнаружить оборудование, необходимое им для выведения новых могущественных особей из уже существующих. Известно, что руины сии посещал император Даруа XIII, но неизвестно, с какой целью и что забрал он отсюда. Тем не менее, изучая записи драгуунов, Иноверцы добились определенных успехов в совершении биологических и магических мутаций. Именно тогда жрица Каркосас узнала от леди Саде о том, как именно возможно сотворить химеру, а также получила сведения, что ключ к созданию сей особи находится в Руинах Сангент. Поистине, какая ирония в том, что ответ на вопросы, стоящие перед сектантами, находился в одном из их оплотов, а они даже и не знали о сем!..

Ступив в руины подземного комплекса драгуунов, к удивлению своему обнаружили герои дневник Годейна, описывались в котором попытки сектантов создать химеру при помощи проводимого Каркосас ритуала по слиянию воедино различных монстров. Подобное вполне удавалось драгуунам, и Мудрец был исполнен решимости разгадать суть магического ритуала, проводимого древними. Эксперименты ставили Иноверцы как на монстрах, так и на людях, и надеялся Годейн, что успех приведет к дальнейшему возвышению культа.

Исследуя обширные каверны, занятые сектантами и монстрами, герои находили механизмы, использованные Мудрецом в его изысканиях, а также записи касательно проведенных экспериментов. Так, как следовало из некоторых заметок, Годейн вознамерился создать существо и наречь его в честь древнего императора, Даруа XIII. Начинание увенчалось успехом, и, окрыленный оным, Мудрец сотворил второго монстра, подобного первому, назвав обоих "Близнецами".

Помимо биологических экспериментов, Мудрец не гнушался и магическими, благо комплекс сей исчезновением маны оказался не затронут. Обнаружив в глубинных пещерах комплекса несколько магических кругов, использовавшихся древними для открытия порталов в иные миры и измерения - обиталища Старейших, он отправил в пространства, где действуют иные физические законы, небольших животных, дабы энергии тех миров преобразили несчастных тварей. После чего, вернув их в сей мир, использовал ритуал слияния для создания новой особи, взяв в качестве основы для нового существа одного из похищенных сектантами мирян. В частности, в результате слияния поркула с преображенными поросенком и козленком Мудрец получил небольшую, но разумную слизь.

Вскоре героев настигли трое искателей приключений из городской гильдии - Алеша и спутники ее, Серж и Солграм. Алеша известила героев, что в результате допроса пленного Мудреца удалось получить весьма интересные сведения. Речь идет о последнем властителе империи Даруа, Даруа XIII, известным как Лорд Рассвета, который в последние годы своего правления обезумел, а после и вовсе исчез. "Комплекс 13 получил свое название именно потому, что навещал его император", - говорила героям Алеша. - "Нам удалось заполучить копию его дневника, находившуюся во владении Мудреца; похоже, она является ключом для проникновения в недра комплекса". Девушка протянула героям книгу, и заметили искатели приключений, что страницы ее чисты. "Осветите страницы Светом Истины, и текст проявится", - молвила Алеша.

Искатели приключений из гильдии вознамерились задержаться в руинах драгуунов, дабы заняться исследованием их наряду с героями. Последние заметили в некоторых из подземных коридоров светочи, полыхало в которых волшебное пламя. Озаряя страницы дневника, огонь проявлял письмена, и очам героям представали слова императора Даруа XIII: "Наконец-то я обнаружил этот комплекс. Я весь в предвкушении; подобное чувство я испытывал, лишь когда обрел свой первый осколок. Всем сердцем я стремлюсь обрести знания, сокрытые здесь... Но в коридорах комплекса возведены магические барьеры. Интересно, действуют ли еще механизмы, созданные драгуунами?.. Чтобы развеять магию барьеров, я должен переместиться в чертоги, находящиеся за порталами - статуями Старейших, и покончить с монстрами, там обитающими. Вот только в каждый из порталов может ступить смертный лишь определенного мировоззрения. Означает ли это, что я сумею миновать лишь один из магических барьеров?.. Чтобы ответить на этот вопрос, я проведу темный ритуал, призвав демонов, ибо знание их может оказаться полезным. Для проведения церемонии мне необходим козлиный череп и еще бьющиеся сердца; десять будет достаточно. После чего мне необходимо отыскать место, где сильна магическая энергия, дабы провести ритуал... Я спросил у демонов, возможно ли обмануть статуи Старейших, заставить выдать свое мировоззрение за иное. Они передали мне артефакт, Бесконечное Сердце. Внутрь оного можно поместить цвет чужого мировоззрения, выдав его за мое собственное".

Вооруженные новым знанием, герои разыскали первую из статуй, и, покончив с обитающими в чертоге за нею монстрами, развеяли двеомеры некоторых из барьеров в Комплексе 13. Заметив происходящее, искателей приключений разыскала Саде, поинтересовалась, что позабыли те здесь, в позабытом подземелье. "Если вы собираетесь забрать осколок Халюсии, то знаете, что произойдет", - с неприкрытой угрозой бросила ведьма, но герои поспешили уверить ее, что нужно им всего лишь обручальное кольцо.

Саде откровенно озадачилась: подобной просьбы она никак не ожидала. Лишь когда искатели приключений сообщили ей, что драгоценность - ничто иное, как обручальное кольцо Лоуш, красавица понимающе кивнула. "Я думала, что это просто красивая безделушка, потому и оставила его", - призналась Саде. - "Что ж, оно мне не нужно, я отдам его вам... Хотя... вы ведь не думали, что я отдам его, ничего не потребовав взамен? Я не так глупа. Зеро преследует меня по пятам, и тоже спустился в это подземелье. Я устала от этого. В городе вас называют "героями, утершими нос Зеро". Почему бы вам не доказать это еще раз? Я не говорю, что вы должны сойтись с ним в сражении. Просто задержите его, пока я не закончу свои дела здесь. Не знаю, каким образом вы это сумеете сделать. Я же, в свою очередь, сохраню кольцо, и отдам его вам. Не разочаруйте меня, господа искатели приключений".

Саде исчезла, а герои вновь углубились в коридоры и чертоги Комплекса 13. Вскоре они вновь встретили Алешу и спутников ее, поведали о своей встрече с Саде и о требовании, выдвинутом ведьмой. После чего, обнаружив следующее волшебное пламя, пролили свет - фигурально выражаясь - на следующую запись в дневнике Лорда Рассвета: "Однако окрасить Бесконечное Сердце в цвет чужого мировоззрения не так-то просто. Во-первых, я должен привести индивида, обладающего необходимым мировоззрением к месту силы (туда, где я призывал демонов в мир); проводимый ритуал отнимет от него немало жизненных сил, но он не умрет. Затем следует поместить артефакт на магические весы, символизирующие мировоззрение. Если весы уравновесятся, Бесконечное Сердце окрасится в цвет чужого мировоззрения. Однако если индивид, ступивший в круг силы, не обладает ярко выраженным мировоззрением, весы не уравновесятся. Однако никому из мирян не следует знать, что я здесь. Использовав их в круге силы, я покончу с ними. Как же мне это наскучило! Я, Лорд Рассвета, должен бегать здесь взад и вперед как какой-то захожий искатель приключений!"

...Алеша посчастливилось повстречать в одном из коридоров Комплекса 13 Зеро, однако последний не удостоил эльфийку взглядом, проследовал мимо...

Помянутое императором место силы герои разыскали в одной из подземных каверн, и, проведя описанный в дневнике ритуал, призвали в мир демона, назвавшегося Опустошителем. Запах душ, исходящий от наследников Хранителей, был весьма неприятен Старейшему; выслушав просьбу героев, демон усмехнулся - именно с такой давным-давно обращался к нему Даруа XIII. Стремясь свести к минимуму пребывание свое в мире смертном, Опустошитель передал искателям приключений Бесконечное Сердце, и те вобрали в него сущность мировоззрения одного из собратьев по гильдии, присутствовавших при проведении ритуала. Оный лишил искателя приключения части жизненных сил, однако сердце обрело оттенок, соответствующий необходимому мировоззрению.

После чего, водрузив Бесконечное Сердце на чашу волшебных весов, обнаруженных близ зала со статуями, герои получили возможность проследовать за вторую из них, где сразили монстров и развеяли иные барьеры, наведенные в подземелье.

...Тем временем Саде, продолжающая поиски осколка Халюсии в недрах Комплекса 13, неприятно удивилась, ибо предстал ей никто иной, как старый знакомый, Арагави. "Что ты тут делаешь?" - прошипела ведьма. - "Я уж не думала, что еще увижу когда-нибудь эту твою маску. Сделай милость, скройся с глаз! В противном случае я прикончу тебя!" "Ох, напугала", - усмехнулся дворянин, ничуть не устрашившись. - "Не стоит угрожать, если не в состоянии подкрепить слова свои действиями. Ну же, не стоит злиться. Я все еще люблю тебя".

"Прекрати!" - разозлилась Саде. - "Ненавижу, когда ты бросаешься словами. Итак, зачем ты здесь? Ведь не просто поболтать пришел?" "Вообще-то, именно для этого..." - признался Арагави. - "Однако слова мои могут тебя заинтересовать. Зеро начал загонять тебя в угол? Его постоянное присутствие поблизости не дает мне вплотную заняться сбором осколков Халюсии. К тому же, эти искатели приключений путаются под ногами... Но с Зеро я связываться не хочу, признаюсь честно".

"Раз ты столь хорошо осведомлен, то должен знать о моих целях", - произнесла Саде, и Арагави утвердительно кивнул: "Да, я знаю о твоих поисках. И полагаю, что есть иные способы использовать Иноверцев, кроме как чинить препоны Зеро и помогать мне в моих изысканиях". Саде, однако, интересовали не столько замыслы Арагави, сколько иной вопрос, коий она не преминула озвучить: "Действительно ли в жилах искателей приключений, прибывших в Иллфало, течет кровь Хранителей?" "Да, хоть она и не очень сильна", - кивнул аристократ. - "Тебе нужна кровь Хранителей? Мне кажется, будет мудро на какое-то время оставить этих героев в покое". "Согласна", - задумчиво молвила Саде...

Герои же, миновав иные барьеры, разыскали пятую из записей императора, значилось в котором: "Окончание изысканий окажется непростым. Я должен поместить в Бесконечное Сердце сущность индивида, не имеющего мировоззрения! Решение, однако, отыскалось: я должен вобрать в артефакт жизненные силы представителей всех трех мировоззрений".

Покамест, вернувшись к месту силы, искатели приключений вобрали в Бесконечное Сердце сущность следующего из искателей приключений, мировоззрение которого им было необходимо. После чего, повторив путь к чертогу со статуями, с помощью артефакта открыли они третий из порталов, сразились с монстрами, означившимися за оным.

...Саде же встретилась с верховной жрицей Каркосас, изложила ей свою просьбу. Жрица обещала исполнить ее... за определенную цену, конечно же. Саде усмехнулась: как она и предполагала, гнома эта весьма амбициозна и алчна - качества, не совсем подходящее служительнице божества. "Писания учат нас: "Следуй зову сердца", - ничуть не смутилась Каркосас, однако ведьма отрицательно качнула головой: "Но только не в том случае, если сердце твое исполнено веры". "Нет, я чувствую тягу к богу", - возразила жрица. - "По крайней мере, к его могуществу".

"Ты сказала, что хотела узреть божью обитель", - усмехнулась Саде, продемонстрировала собеседнице небольшой желтый осколок, ослепительно сияющий. "Что это?" - поразилась Каркосас, и ведьма усмехнулась: "Это то, что приведет тебя в божью обитель. Эта то, что я готова заплатить... и, могу заверить, ты мне еще и должна останешься". "Да, это стоит любых жертв", - согласилась гнома, в изумлении глядя на артефакт в руках Саде, после чего устремилась прочь, дабы подготовиться к колдовской церемонии. Ведьма расхохоталась: как же легко манипулировать ослепленными жаждой власти!.. Но разве не все они - лишь марионетки, пляшущие по воле богов?.. Однако Саде была намерена бросить открытый вызов судьбе...

...Ныне искателей приключений ожидал последний из четырех порталов, открыть который возможно лишь индивиду без определенного мировоззрения. Поскольку таковых среди героев не наблюдалось, было принято решение продолжать следовать записям императора и обмануть магию древних драгуунов. "Но одного лишь этого недостаточно", - значилось на следующей странице дневника, озаренной Светом Истины. - "Недостаточно поместить в сердце сущности индивидов всех трех мировоззрений - необходима жертва. Однако источник, готовый принять оную, пересох. Чтобы восстановить его, я принес с собою воду, наделил ее магией в месте силы и оросил ею жертвенный источник. Оный - пусть и временно - был восстановлен".

Герои продолжали скрупулезно следовать инструкциям, означенным в записях Даруа XIII; жертвой, восстановившей колдовской источник, послужила кровь Иноверцев, вознамерившихся покончить с чужаками и поплатившихся за это своими жизнями. Миновав четвертый из порталов, искатели приключений обнаружили себя в просторном зале... где Зеро расправлялся с последними из монстров. Подле воителя возник демон, Опустошитель, принюхавшийся и постановивший, что душа Зеро пахнет иначе, нежели сущности иных смертных. Старейший вознамерился было покончить с противником, дабы пожрать его душу, однако Зеро с легкость поверг демона, после чего обернулся к замершим у входа в чертог героям. "Снова вы?" - поморщился он. - "Уж не знаю, зачем вы здесь, но если снова ищите что-то, делайте это в другом месте, ладно?"

Зеро покинул чертог; герои же вернулись к исследованию Комплекса 13, находя иные источники Света Истины и обретая следующие страницы дневника императора. "Я миновал четыре портала и продолжаю спускать в глубины", - значилось в нем. - "Расправиться с монстрами было не так уж и сложно. Надеюсь, скоро мне удастся обрести знания драгуунов. Здесь, в подземелье, я вспоминаю о своем собственном прошлом. О том, как мой недалекий брат Аршлайт попытался узурпировать мой трон. Я никогда не забуду 38 год по летоисчислению Азалиса. Мне лишь исполнилось 20, и я должен был принять престол. Предвидя это, мой брат Аршлайт захватил столицу державы, Релароузу, полагая, что станет лучшим правителем, нежели я. Но я, снедаемый жаждой отмщения, выступил в странствие, призывая люд под свои знамена. Примкнули ко мне воин-дворф Алтовахс, воин-человек Джек Тринтон, прекрасная жрица-эльфийка Эма Лиант, жрица-гнома Ханбелла Клюстос и вор-поркул Томуму Толу Торел. Вшестером ворвались мы в Релароузу. Сражаясь с Аршлайтом, я обрел девятый осколок, Небесный Плащ. Но брат сумел выкрасть его у меня! Облачившись в плащ, он мог летать и телепортировать, и справиться с ним мне было весьма непросто. Однако он все же оставался моим глупым братцем, и, не в силах контролировать энергии осколка, оказался исторгнут в иную эпоху. Тем самым мятежу был положен конец. Во время сражения Алтовахс, Ханбелла Клюстос и Томуму Толу Торел сложили головы, но мы сумели отбить Релароузу. Сперва спутники были для меня лишь инструментами мщения, но, глядя, как они умирают за меня, я преисполнился печали, и принял решение возвести статуи в их честь, назвав их героями державы.

Избавившись от брата, я приказал заточить чародея Че Лю-Га в девятом осколке, Небесном Плаще. Увидев, что случилось с моим братом, я с болью осознал, что артефакты богов не должны пребывать в руках смертных. Так, Че Лю-Га оказался заточен в осколке наряду с целым городом. Не знаю, что произошло с чародеем после этого, и выяснить не пытался. Надеюсь лишь, что осколок находится вне досягаемости смертных.

В юности я не тешился мыслями о троне, предаваясь безудержной похоти. Я надеялся обрести надежду на будущее в своих наследниках. Каждому из своих многочисленных сыновей я предлагал пройти испытание; большинство не сумели справиться с ним. Но мой сын Шуриталь справился со всеми испытаниями, став моей надеждой на будущее. По крайней мере, тогда я в это верил, считая, что сын станет куда более достойным правителем, нежели я сам. Да, он был великим человеком, но не более того, и моя надежда обернулась отчаянием. Я оставил трон Шуриталю, не желая больше ступать во дворец... Именно тогда, в городских трущобах, я повстречал Безымянного Чародея. Все в нем показалось мне странным, но слова его заставили сердце мое дрогнуть: "Если смертные приводят тебя в отчаяние, ты должен отринуть собственную смертность". Да, это был простой ответ, но именно в нем я нуждался. После чего я призвал темного ангела и заключил с ним договор. Демон потребовал крови моей родни, и достать ее было несложно. В свое время я породил немало детей, и теперь все они достигли зрелого возраста... прекрасного время для жатвы. Пришел час наполнить улицы Релароузы алой кровью моих потомков... После чего демон сказал мне, что жизни, которые я заберу, станут пищей для моей души, а кровь и плоть, поглощенная мною, даст мне вечную жизнь. И я обрел знание, недоступное простым смертным, вечное тело и душу. Но всего этого оказалось недостаточно, и я спустился сюда, чтобы обрести еще большее могущество. Дабы приуменьшить голод, меня снедающий..."

...Наконец, героям удалось настигнуть Зеро в сердце Комплекса 13. Остановившись, легендарный воин внимательно выслушал рассказ искателей приключений о просьбе Саде задержать его. "То есть, вы исполняете ее волю", - процедил Зеро. - "Но я не прекращу поиски ее. Если вы слышали мой прежний с ней разговор, то знаете, что мне от нее нужно... Да, тело мое бессмертно. Смерть оказалась отсрочена на 180 лет. Проклятием бессмертия я обязан Безымянному Чародею, и лишь она может избавить меня от него. Цель моя в том, чтобы выяснить, не является ли она сама Безымянным Чародеем, а даже если и нет, то Саде вполне может знать его местонахождение. Вы понимаете, верно? Поэтому не вздумайте встать у меня на пути, или мне придется избавиться и от вас тоже!"

Изумленные герои осознали, что Зеро - никто иной, как Даруа Мелла Шанд XIII, Лорд Рассвета, император Даруа. За общением со столь легендарной личностью не заметили они ступивших в чертог монстров, ведомых могучим каменным големом. Зеро обнажил черный клинок, устремился к конструкту, в то время как искатели приключений приняли бой с иными тварями.

И когда упокоились последние, узрели герои, что из теней за ними внимательно наблюдает Саде; на губах женщины играла ироничная улыбка. "Вижу, вы нашли друг друга", - усмехнулась ведьма, кивнув в сторону Зеро. - "Пока вы тут играли, я закончила свои поиски. Спасибо, что задержали этого персонажа". Сняв обручальное кольцо с пальца, Саде бросила его искателям приключений. "Как приятно, однако", - поделилась она с героями. - "Душа дочери короля, наследница династии, заточившей меня в лабиринте 176 лет назад, страдает. Все время она рыдает и молит о помощи. И рыдания ее - сладчайшая музыка для меня".

Ведьма вознамерилась было телепортироваться прочь, когда Зеро, выступив вперед, осведомился у Саде: "Слышали ли ты о Безымянном Чародее?" "А если и так, то что?" - промурлыкала ведьма, и Зеро, обнажив клинок, рявкнул: "Отвечай!" Однако Саде отрицательно покачала головой: "Смени тон, если хочешь узнать ответ, и в следующий раз попробуй спросить повежливее. Да, я знаю Безымянного Чародея. И твоя тайна мне тоже известна. Если хочешь узнать все, приходи в Руины Сангент. Но в одиночку. Если приведешь друзей, узнать нужные сведения тебе будет весьма затруднительно".

Саде исчезла, а Зеро, обернувшись к героям, приказал им не под каким предлогом не сметь появляться в Руинах Сангент. "Замечу - прикончу", - посулил он. - "И никому не говорите о том, что здесь видели. Не хватало еще, чтобы Министерство Арканы или гильдия искателей приключений путались под ногами".

Зеро устремился прочь, а герои, разыскав в недрах подземелья Алешу и спутников ее, направились к выходу. По пути искатели приключений поведали собратьям по гильдии о встрече с Саде и Зеро; Алеша, в свою очередь, сообщила, что обнаружила немало отрывочных записей об экспериментах, здесь проводимых. Сведения сии эльфийка намеревалась передать в гильдию, и надеялась, что королевские рыцари зачистят Комплекс 13 от остающихся здесь монстров, созданных как древними драгуунами, так и сектантами. На героев - наследников легендарных Хранителей - гильдейские искатели приключений ныне взирали с уважением, ведь со времени появления в Иллфало проделали те поистине долгий путь, прошли немало испытаний.

По возвращении в город герои передали Бершу обручальное кольцо, и бывший рыцарь печально кивнул, узнав драгоценность. Стало быть, тело его исчезнувшей невесты действительно стало вместилищем для духа Саде... Но как возможно вырвать Лоуш из-под власти злобной ведьмы?..

Герои навестили верховного министра, чтобы поинтересоваться, как проходит допрос пленного Мудреца, однако Зерму Терлу признался, что не все так просто, как хотелось бы. Похоже, Иноверцы защищены от любых ментальных воздействий, посему развязать им язык с помощью магии непросто. Поэтому допрос ведут не маги, а рыцари, и пройдет немало времени прежде, чем Мудрец сообщит им местонахождение основного оплота сектантов.

Однако кое-что удалось выяснить: Годейн поведал рыцарям о следующем замысле Иноверцев. "Он должен претвориться в жизнь в подземелье, названном Темным Кругом", - говорил верховный министр. - "Некоторые считают, что это руины драгуунов. В истории королевства Демент немало легенд о Старейших, темных ангелах. Одна из таковых - "Легенда о принцессе демонов и ее девяти слугах". Действие предания происходит именно в Темном Круге. Суть истории в том, что когда принцесса демонов провела ритуал призыва, девять слуг ее по неведомой причине не сумели воплотиться в мире смертном, и принцесса впустую прождала их. Мы полагаем, что причина, по которой демоны не появились, связана с печатью, удерживающей их от проникновения в мир. Другими словами, существует вероятность того, что иной, невероятно могущественный Старейший заточен в сих руинах, и на этот раз Иноверцы стремятся развеять двеомер магической печати. Сектанты не поклоняются демонов, посему мы не ведаем, какой цели они добиваются, пытаясь сломать печать. Возможно, они просто пытаются отвлечь наше внимание от чего-то иного. Однако, как бы то ни было, мы не можем закрыть глаза на творящееся в Темном Круге. Поэтому я прошу вас помешать им сломать печать, удерживающую демона в заточении".

Покинув портовый город, герои выступили на север, к загадочному Темному Кругу - руинам, которые смертные стараются обходить стороной, ибо страшатся легенд о заточенных внутри демонах. Лишь спустившись в руины, узрели герои призрак эльфийки Ариес, призывающей слуг своих снова и снова. Похоже, это и есть принцесса демонов...

В том же зале узрели искатели приключений каменную табличку, эпитафию девяти братьям Преисподней: "Принцесса демонов отправляет послания девяти братьям Преисподней, веля им прибыть к ней. Однако солнечный свет не позволил им приблизиться к Темному Кругу, и демоны растерялись. Следует ли им укрыться и дождаться, когда солнечный свет иссякнет и воцарится ночь?"

В одном из коридоров подземелья заметили герои Кольруда, механического воина, одного из спутников Саде. Что понадобилось конструкту в Темном Круге?.. Дождавшись, когда воин удалится, герои продолжили путь, когда неожиданно услыхали тихую песнь, эхом разносящуюся под сводами чертога. Похоже, исполнял оную один из демонов, призванных принцессой Ариес, и пел о том, как по пути сразили его безжалостные смертные. И теперь, бестелесный, укрылся он здесь, в одном из залов Темного Круга, в надежде однажды вновь обрести плоть и ответить на зов призвавшей его... несмотря на то, что с тех пор минули столетия.

Герои поведали о сем призраку принцессы, и та презрительно сморщила нос. Здесь, в подземелье, повсюду алтари, и если демону нужно тело, необходимо принести достойную жертву. Оная позволит ему вновь воплотиться в сем мире.

Отыскав алтарь похоти, искатели приключений возложили на него сочащиеся кровью сердца, обнаруженные на телах обитателей сего отвратного комплекса; казалось, жертва принята и темные энергии, высвобожденные в результате ее, вернут младшему из демонов тело... однако неожиданно в ритуал вмешался Кольруд, нарушив ход двеомера. В ярости, призрак Старейшего атаковал героев, надеясь вселиться в тело одного из них.

Покончив с духом демона, герои продолжили исследовать дьявольские руины, и вскоре услышали песнь следующего из призванных принцессой Старейших, сраженных тремя ангелами Света. И теперь бесплотный дух схоронился за магическим барьером, надеясь дождаться, когда ангелы покинут окрестные пределы... Услышав о сем, Ариес возопила: "То есть, мои слуги не могут достичь Темного Круга, пока здесь остаются эти наглые ангелы?!. Как я говорила, поблизости хватает алтарей - гордыни, ревности и непристойности... Темных энергий их будет достаточно, чтобы изгнать ангелов Света прочь".

Дабы проникнуть в недра Темного Круга, героям пришлось исполнять нечестивые ритуалы, высвобождая энергии алтарей, наполняя оными пространство. Наконец, демон возликовал, ибо призрачные мучители его покинули подземелье... Однако на пути героев вновь возник Кольруд, и осознали искатели приключений, что механический воин развеивает двеомеры, срывая печати, удерживающие сущности демонов в чертогах Темного Круга. Второй из восьми Старейших оказался воплощен в теле мертвяка, и героям пришлось сразить его, дабы продолжить путь свой к сердцу руин.

Третий из призванных Ариес демонов обратился к героям, поведав о том, что страшится опаляющего солнца, потому и схоронился в тенях, не в силах проследовать к Темному Кругу. Услышав об этом, призрачная принцесса искренне возмутилась: "Затмите солнце темными миазмами! Неужто не знаете, где обрести оные?.. Зажгите огни на алтарях; мир затянет дым, который обратится вскоре в миазмы. А дабы зажечь огни, вам понадобятся экскременты кобольда. Хоть это вы сможете достать, бездельники? Приведите же слуг моих к Темному Кругу!"

Герои подумали было, что ослышались, но нет - принцесса была донельзя серьезна. Прокляв возложенную на них миссию и пообещав друг другу, что непременно потребуют у Зерму Терлу сверхурочные за грязную - во всех смыслах этого слова - работу, они отправились на поиски кобольда. Один из представителей сей расы, мучающийся жестоким несварением желудка, поспешил в угол чертога, своего обиталища, где с превеликим удовольствием опорожнился.

Дождавшись, когда кобольд отойдет подальше, чтобы не наблюдал он воочию истового позора наследников Хранителей, герои выгребли экскременты из отхожего места, после чего поспешили в залы с нечестивыми алтарями. Оные они не преминули зажечь, и темные миазмы наполнили чертоги.

Третий демон возликовал, предвкушая скорую свободу... и не ошибся, ибо Кольруд уничтожил удерживающую его печать, позволив твари, воплощенной в теле горгульи, атаковать героев. Похоже, миньон Саде приводит в исполнение замыслы сектантов, по неведомой причине высвобождая заточенных в Темном Круге демонов...

В нижних пределах подземелья - обширных кавернах, означились немногочисленные сектанты; последние заметно нервничали, не понимая, зачем набольшим культа понадобилось отправлять их в сии позабытые пределы с одной лишь целью - привлечь внимание искателей приключений. Наверняка прав был верховный министр, и Иноверцы действительно что-то замышляют, а освобождение заточенных демонов - лишь способ отвлечь внимание героев... от чего бы то ни было...

Довольно скоро обнаружили герои чертог, пребывал в котором четвертый из девяти призванных принцессой демонов, поведав о своей незавидной судьбе - по пути к Темному Кругу он оказался скован цепями, и по сей день не может разорвать их. Ариес, узнав об этом, конечно же, возмутилась: "Делай, что хочешь - рви, кусай, тяни, - но разорви эти цепи. Если слаб, то отправляйся к кузнецу и прикажи ему сделать для тебя волшебный серп, орошенный демонической кровью. Подобный с легкостью разрубит цепи, созданные ангелами Света".

Здесь, в потаенных пределах Темного Круга, проводимые на протяжении долгих лет нечестивые ритуалы привели к тому, что грань между миром смертным и Преисподней опасно истончилась, и низшие демоны обрели возможность проникать в мир. Один из таковых, Баалзефон, выступал привратником адских врат, однако особым умом не отличался, и герои, сокрыв лица под ритуальными козлиными масками, выдали себя за собратьев демоны, посему оказались допущены в чертог, где коротали время обитатели Преисподней. Среди последних затесался один из сектантов, Джиованни, который вознамерился одним глазком взглянуть на то, что представляет собой обиталище демонов, да так и остался здесь, в Преисподней, ибо Старейшие не собирались отпускать на волю такую занятную игрушку.

Козлиные маски позволили героям сойти за своих в этой обители зла, собрались в которой, среди прочих, демонический рыцарь Абигор, кузнец-минотавр Вишвакарман, низшие демоны - хранители врат - Мортакрис и Матройра, призрак Смерти Гусейн... а также множество развоплощенных Старейших, души которых ныне занимали тела низших монстров.

Выслушав просьбу героев, кузнец потребовал в качестве платы немало сочащихся кровью сердец - местного деликатеса. Подобных у искателей приключений означилось немало, благо монстров, сраженных ими в Темном Круге, было предостаточно. Благодарный, Вишвакарман протянул героям волшебный серп, и те поспешили покинуть Преисподнюю.

В одной из обширных пещер Темного Круга заметили искатели приключений каменные изваяния скованных цепями гигантских пауков. Быть может, именно о сих цепях и говорил дух четвертого демона?.. И когда цепи оказались разрублены у входа в чертог вновь возник Кольруд, уничтожив магическую печать и даровав свободу четвертому демону, воплощенному в теле гигантского паука.

...Все больше демонических отродий, порождений Преисподней встречалось на пути героям, приближающимся к сердцу Темного Круга. Похоже, сектанты не отваживались ступить в сии пределы, посему и воспользовались помощью могучего конструкта, Кольруда. Пятый демон, находящийся за очередным магическим барьером, сообщил героям, что оказался схвачен на границе между Преисподней и смертным миром одним из призраков, рекомых мирянами "Смертью". "Неужто не знает он, как прорваться через границу!" - возопил фантом принцессы Ариес, тут же соткавшийся в нескольких шагах от искателей приключений. - "Да просто сокрушите ее, и все! Конечно, для вас, слабаков, это нелегкая работенка... Поэтому сделаем по-другому. Просто заполните необходимые бумаги, и Смерть, надзирающая за границей, выпишет вам пропуск".

Вернувшись в Преисподнюю, герои обратились к призраку Смерти Гусейну, хранителю границы, с просьбой передать им пропуск для демона, застрявшего между мирами и отчаявшегося обрести воплощение в Азалисе. Гусейн отвечал, что прежде понадобятся ему три чистых листа, а также демоническая кровь, чтобы выписать соответствующий пропуск.

Кто бы мог подумать, что даже в Преисподней существует столь вопиющая бюрократия?.. Однако спорить с Гусейном было бесполезно, и искатели приключений устремились на поиски пергаментных бланков, призраку Смерти необходимых. Оные означились во владении импа-торговца, витавшего в одном из чертогов обширного комплекса, а что до демонической крови... то недостатка в ней здесь, в Темном Круге, не было.

Как и ожидалось, Кольруд вновь опередил героев, снял пятую печать, и демон, воплощенный в тело импа, предстал искателям приключений. Сразив противника, герои продолжили спуск в недра Темного Круга, и вскоре обнаружили следующий магический барьер, а в разумах их зазвучала песнь шестого из демонов. Последний жаловался на то, что вовлекли его в бесконечное празднество, покинуть которое он не в силах. "Глупые мои последователи, положите конец празднеству!" - приказал героям фантом принцессы Ариес, выслушав слова их. - "Обратите торжество в кровавый кошмар!"

Но где же проходит празднество, демоном помянутое?.. Вопрос этот герои задали адским обитателям - низшим демонам, хранителям врат. Те прекрасно знали, что лишь беспечные кобольды изо дня в день празднуют в недрах подземелья, и, судя по всему, сущность демона пребывает именно с ними... Разыскав предающихся гуляньям кобольдов, герои покончили с монстрами, ознаменовав тем самые окончание чрезмерно затянувшегося празднества.

Дух шестого демона, воплощенный в гигантский череп, возликовал... и обрел свободу, благодаря, конечно же, стараниям Кольруда, продолжавшего целенаправленно уничтожать сдерживающие Старейших печати. Как и собратья его, демон пал, а герои продолжили спуск в недра Темного Круга.

...Что до демона седьмого, то когда разыскали искатели приключений чертог, в котором был он заточен, поведал Старейший, что некто потушил сигнальные огни, указывающие путь к Темному Кругу; как следствие, демон заблудился в пределах комплекса и ныне не может покинуть наведенные магические барьеры. Ариес, узнав об этом, пришла в ярость: что за недоумки ее окружают?! "Возьмите факел и зажгите сигнальные огни!" - тоном, не терпящим возражений, постановила призрачная принцесса. - "Как это сделать, спросите у демонического рыцаря".

Припомнив, что одного из подобных индивидов наблюдали в Преисподней, герои вернулись в сие пространство, обратились с вопросом к Абигору. Последний потребовал за помощь сочащиеся кровью сердца, и, получив оные, сообщил искателям приключений, что огни зажечь возможно с помощью адского огня гордыни. Столь необходимый героям факел смастерил кузнец-минотавр Вишвакарман, после чего искатели приключений поспешили вернуться к алтарю гордыни и зажечь факел от пляшущего над нечестивой святыней пламени.

И вновь Кольруд опередил героев, закончивших зажигать сигнальные огни, и уничтожив последние печати, удерживающие заключенную в чертоге сущность. В отличие от своих более слабых собратьев, седьмой Старейший предстал искателям приключений в обличье низшего демона... в оном же оказался повержен...

Дух восьмого демона смущенно признался, что по пути к Темному Кругу он уснул, и пробудить его ничто не в силах; наверняка повинны в сем ненавистные ангелы Света!.. "То есть, он будет спать до тех пор, пока не разбудит его мелодия агонии?" - процедила Ариес, узнав об этом. - "Позвольте мне дать вам крупицу ценных сведений. Просто поместите в пыточный инструмент живое создание и подожгите его. Мой слуга проснется, услышав Мелодию Пробуждения".

Темный менестрель Джоглеор, встреченный героями в Преисподней, за несколько вырезанных из тел монстров сердец соблаговолил поведать о Мелодии Пробуждения - в частности, о четырех ее составляющих, рекомых "удушением", "испепелением", "страданием" и "агонией". Для того, чтобы звуки оных разорвали тишь, необходимо поместить в пыточный инструмент живого кролика, выводок которых обитает недалече.

Скрепя сердца, герои изловили нескольких беззащитных созданий, и, стараясь не смотреть в их печальные, полные слез глазенки, бросили крольчат в пыточный инструмент близ чертога, заточен в котором оставался восьмой демон. После чего, следуя подробным указаниям темного менестреля, подожгли животных, и предсмертные вопли их слились в страшную, разрывающую души какофонию - Мелодию Пробуждения. Восьмой демон очнулся от долгого сна, и, выпущенный из заточения Кольрудом, предстал искателям приключений могучим минотавром...

...Что до девятого демона, то признался он, что стыдится он появиться близ Темного Круга, ибо не успел приготовить подобающие блюда для своей принцессы. К тому же, кто-то сокрыл компоненты, демону необходимые, а после осмелился заточить в одном из чертогов сего подземелья!.. Выслушав искателей приключений, Ариес согласилась, что не прочь отведать изысканных яств, и известила героев о своих пристрастиях... Те наверняка надолго лишатся аппетита, ибо желала принцесса множество деликатесов, как-то блюдо из лобных долей на первое, из жабьих глаз на второе и пирожные из сгнившего сыры на десерт.

За советом герои обратились к огру-повару Нисроку, обитающему в Преисподней, и тот согласился выдать землякам Джиованни несколько рецептов; блюда, по ним приготовленные, должны удовлетворить самых взыскательных гурманов. Превозмогая отвращение, герои занялись истреблением местных монстров, вырезая из тел их необходимые для блюд компоненты, а после приготовления яств поведали о сем заточенному за магическим барьером девятому демону.

Кольруд вновь преуспел в начинании своем, выпустив тварь на волю, и предстал очам героев гигантский огр, старейший из девяти братьев. "Тут маловато еды для нашей принцессы", - проревел он, обращаясь к героям. - "А не сварить ли нам супчик из крови смертных?.."

Покончив с огром, герои обнаружили кристалл. Казалось бы, девять братьев повержены, но исполнили ли они миссию, возложенную верховным министром?.. Механического воина и след простыл... Искатели приключений продолжили путь в недра подземелья, и вскоре лицезрели пред собою каменные двери, в центре которых зияла выемка в форме кристалла... "Принцесса ангелов Тьмы рассылает послания своим слугам, приказывая тем спустить в Темный Круг", - зазвучал под сводами чертога бесплотный голос. - "Девять братьев выступают в путь, однако яркий солнечный свет мешает им, и демоны пребывают в растерянности, не зная, стоит ли им вернуться назад или же дождаться, когда солнце сядет, и ночь снизойдет на землю".

Герои поместили кристалл в выемку, и каменные двери разошлись в сторону, явив взорам прекрасную эльфийку - принцессу Ариес. Последняя горевала, недоумевая, почему слуги так и не пришли к ней... но, заметив вошедшим в чертог искателей приключений, предстала им в своем истинном обличье - великой демонессы! Стало быть, именно ее собирались выпустить на волю сектанты, и герои, сняв магическую печать с чертога с помощью кристалла, исполнили за Кольруда вверенную ему миссию.

Впрочем, герои были полны решимости не позволить сей твари покинуть Темный Круг, посему в последовавшем противостоянии сразили Ариес... "Где же вы, дорогие мои слуги?" - взревела та в агонии. - "Какой от вас толк, если вы не можете быть здесь, со мной сейчас, когда так нужны мне?! Как могут презренные черви сразить столь величественное и прекрасное создание, как я?.. А ведь я почти обрела свободу..."

Демонесса пала, а из теней выступили двое - Кольруд и Ноеинтаттер. "Прекрасно!" - воодушевленно констатировал вампир. - "Вы справились не только с духом Смерти, но и с принцессой ангелов Тьмы. Поистине, вы - боги среди мрази!" Герои, однако, обнажили клинки, не намереваясь терпеть бросаемые в адрес их оскорбления. Немедленно, Кольруд изготовился к бою, но Ноеинтаттер удержал конструкта, усмехнулся: "Как вы уже осознали, нет особого смысла в том, чтобы взламывать печати, сдерживающие демонов. Это просто способ купить немного времени, и все происходящее ныне - воплощение в жизнь моих замыслов, и ничьих иных. Министерство полагает, что им удалось вытянуть сведения о творящемся в Темному Круге у Мудреца, но слова, произносимые им, всецело контролировал я. Я весьма хорош в управлении смертными, знаете ли. Вы ведь не думаете, что хоть на шаг отклонились от того пути, который я перед вами вымостил? Я стоял за миссиями, кои вверяли вам гильдия искателей приключений, Министерство Арканы, священнослужительницы Исик, а также я воспользовался самой Саде! И, как ожидалось, вы здесь и сейчас. Такова ваша судьба! Быть пешками в играх иных. Судьба... то лишь воссоздание необходимых, определенных ранее обстоятельств. Ни Зеро, ни Саде не в силах изменить ее. Конечно, это не новость для тех, в жилах кого течет кровь Хранителей, верно? И сейчас вам, увы, придется весьма несладко..."

Рассмеявшись, вампир исчез наряду с Кольрудом. Герой же, донельзя встревоженные, поспешили покинуть исполненные демонической скверны глубины, вернуться в Иллфало, поведав верховному министру о том, что в попытке освобождения принцессы Старейших повинны спутники Саде - а, возможно, и сама ведьма. Зерму Терлу, выплатив героям причитающееся вознаграждение, сообщил, что основной оплот Иноверцев будет обнаружен со дня на день, и рыцари королевства готовятся к полномасштабной атаке на убежище сектантов...

И действительно, несколько дней спустя верховный министр вновь призвал искателей приключений, признавшись: "Мы мало что смогли выведать у Мудреца, ибо ментальный барьер, им установленный, не позволяет с помощью магического принуждения узнать его мысли. Что до случившегося в Темном Круге, он утверждает, что не при чем, ибо приспешники Саде некоторое время управляли им, дабы выдать нам ложные сведения. Посему я решил изменить методы, необходимые для достижения цели. Я велел лазутчику, внедренному нами в ряды сектантов, вызволить Мудреца, после чего тайно последовал за ним. Да, то был большой риск, но Мудрец устремился прямиком к основному оплоту - Руинам Сангент, куда даже искатели приключений соваться не отваживаются. Руины Сангент - древнейшие в сравнении с теми, в которые вы уже спускались. Исчезновения мирян случились и близ этих развалин, посему мы предполагали, что сектанты могут означиться и там. Я скрупулезно исследовал Разрушенный Чертог, Комплекс №13 и иные каверны, где, возможно, мог находиться оплот сектантов. Но Руины Сангент куда обширнее, нежели иные подземные комплексы, посему сохраняется вероятность, что именно там укрываются Иноверцы. И теперь, когда Мудрец скрылся в руинах, наши подозрения подтвердились... Следом за мной в Руины Сангент ступил исследовательский отряд, и последнее донесение, присланное им, касалось химеры - искусственно созданного монстра с телом льва, головами дракона и козла, и змеиным хвостом. Говорят, подобных тварей создавали древние драгууны; монстры эти весьма могущественны, и даже опытным искателям приключений непросто совладать с ними. Приручить их практически невозможно, но каким-то способом Иноверцы управляют одним из сих злобных порождений. Пожалуйста, отправляйтесь в Руины Сангент и исследуйте их, а если узрите химеру, прикончите ее. Королевские рыцари готовятся выступить к руинам, но произойдет это не раньше, чем через несколько дней".

Герои выступили в направлении означенных руин, об истинных размерах которых можно было лишь гадать. Гильдейские искатели приключений лишь недавно начали принимать донесения от авантюристов, исследующих внешние пределы комплекса, и не отваживающихся спуститься в темные лабиринты, находящиеся в центре руин. Ходят слухи о святыне, возведенной во славу позабытого божества, о чертогах, заполненных сокровищами.

Прочесывали руины, пребывающие в области Сангент - граничных пределах королевства Демент - и Иноверцы, ибо велено им было изловить Годейна, живым или мертвым. На ступивших в лабиринт героев сектанты внимания не обратили; если авантюристы не станут соваться во внутренние пределы, вреда от них не будет...

Годейн скрывался в одном из отдаленных помещений руин, и был несказанно раз, что обнаружили его некогда пленившие герои, а не собратья-сектанты, суд которых оказался бы куда более короток. Мудрец готов был ответить на любой вопрос искателей приключений - все что угодно, лишь бы сохранить голову на плечах да избежать гибели от рук вчерашних товарищей.

"Что из себя представляет культ?" - вопросили герои, и отвечал Годейн: "Жречество Копати верует лишь в богов, порожденных верховным божеством Азом и божеством творения Аврула. Все остальные боги для них лишь "ложные идолы". Мы же поклоняемся богам из иного мира, иного пространства. Я не могу назвать тебе имя главного из сих божеств, хоть это и не тайна - дело в том, что его невозможно произнести на языке сего мира. По правде сказать, имен у него множество, но смысла в том, чтобы коверкать их, пытаясь выговорить, я не вижу. Конечно, в своих преданиях вы не слышали ровным счетом ничего об этих богах. Ведь предания далеки от истины; любой, изучавший историю и теологию, вам это скажет. Но вы, будучи наследниками Хранителей, должны ведать о сем не хуже меня".

"Что же за ментальные барьеры защищают разумы сектантов?" - задали герои следующий вопрос. "Он может блокировать магическое воздействие, а также вещества, оказывающие воздействие на разум", - с готовностью произнес Мудрец. - "Весьма эффективно, если не хочешь, чтобы сподвижники твои выдали тайные сведения. Однако под пытками наведенный ментальный барьер может ослабнуть, почему мы творим заклинание, которые вынудит пленника покончить с собой, но не выдать интересующую мучителей его информацию. Министерство должно было уже понять это. Не знаю, сколько моих собратьев покончили с собой во время допросов в Министерстве Арканы. Но я тайно развеял сие гибельное заклинание, довлевшее над моим разумом. Отчасти я не выдал сведения об Иноверцах Министерству из-за ментального барьера, но основная причина в том, что, сделав это, я ничего бы для себя не выгадал. Однако если мы станем действовать сообща, я расскажу обо всем по доброй воле".

"Тогда поведай о похищениях мирян", - предложили герои, и молвил Годейн: "За ними стоит жрица Каркосас. Последователи ее составляют костях воителей культа, и с готовностью исполняют все ее приказы. Может, Каркосас с виду и милая маленькая гнома, но злые амбиции ее многократно превышают устремления ведьмы Саде. Каркосас утверждает, что цель ее - превзойти смертное существование и узреть царствие богов. Некогда я был ее сподвижником, но она просто использовала меня. Дабы претворить в жизнь амбиции Каркосас, мы занимались разработкой метода по созданию искусственной жизни на основе исследований драгуунов. Самый простой и эффективный способ достичь сего - объединить воедино различные жизнеформы, чтобы создать более сильную сущность. Нам нужны были испытуемые для экспериментов, и мы начали похищать мирян из близлежащих городов и весей. Я отвечал за успешное претворение в жизнь сего начинания, и именно тогда меня начали звать "Мудрецом". Думаю, вы уже видели плоды наших усилий, верно? Мы похищали мирян, держали их в заточении в Разрушенном Чертоге, а эксперименты проводили в Комплексе №13. Большинство монстров, оставшихся в сих подземельях, - неудачные образцы наших изысканий. Используя сведения, полученные мной в результате этих экспериментов, и знания, переданные Саде, красавицей в черном, я сумел создать совершенного искусственного монстра - химеру, здесь, в Руинах Сангент. Химера - поистине высшее создание, идеально подходящее для сбора жизнеформ, необходимых для экспериментов, и для устранения чужаков. Создание ее позволило мне усилить свое влияние во фракции Каркосас... До тех пор, пока вы не появились в Разрушенном Чертоге, после чего все пошло наперекосяк. Я думал, что смогу изменить сложившуюся ситуацию, вернувшись сюда, но ошибался: Каркосас не прощает неудач, и с улыбкой на лице заявила, что скормит меня моей же химере. Я бежал, и с тех пор скрываюсь здесь. К проводимым экспериментам я больше не имею отношения, но знаю, что Каркосас до сих пор стремится ступить в царствие богов. Хоть возможно сочетать воедино жизнеформы, дабы создавать более сильные особи, это ни в коем случае не приблизит вас к царствию богов, чего так желает Каркосас. И нынешнее ликование ее говорит о том, что она наверняка сделала какое-то открытие, но я понятия не имею, в чем состоит его суть. Вот и все, что мне известно об исчезновениях мирян. Верить мне или нет - дело ваше..."

"А что ты можешь рассказать о самой Каркосас?" - допытывались герои. "Я поклоняюсь не богам иного мира, а жрице Каркосас", - натужно рассмеялся Мудрец. - "Да, она злобна и порочна, но в то же время невероятно харизматична. Я слышал, прежде она была жрицей церкви Копати. Почему же она отринула служение Аврулу? По той же причине, по которой от божества отворачиваются и иные - она потеряла любимого. И чем сильнее вера, тем больше чувствуешь себя преданным. Царствие богов Каркосас... в какой-то период я тоже жаждал узреть его, и все готов был отдать, лишь бы воплотить в жизнь ее сокровенное желание. Но затем она решила покончить со мной... Будем откровенны: нас, людей, в первую очередь заботит собственное благополучие. Уверен, и вы не исключение".

Искатели приключений велели Годейну подробнее поведать о химере, и опальный сектант молвил: "А, венец моих творений. Не хуже, чем существующие ныне химеры, а в некоторых аспектах их и превосходящий. Химера была создана мною здесь, ибо в Комплексе №13 мы не смогли сотворить ее. И знаете почему? Ибо здесь грань между Азалисом и иным миром донельзя тонка. В этих руинах мы обнаружили механизмы, принадлежащие миру иному, и сумели привести их в действие. Лишь мы, знающие об ином мире, смогли понять их назначение. Мы начали отправлять в иной миры жизнеформы, чтобы те образовывали новые особи. Но с помощью обнаруженных механизмов чистота подобных экспериментов вышла на совершенно новый уровень! Целая область в Руинах Сангент оказалась лабораторией драгуунов; судя по всему, многие из руин драгуунов в пределах Демента некогда являлись подобными исследовательскими комплексами. И во всех без исключения проводились те или иные эксперименты по созданию новых жизнеформ. Уж не знаю, по какой причине драгууны столь отчаянно стремились создать новую жизнь. Но это может быть как-то связано с причиной, по которой Каркосас надеется узреть обитель богов из иного мира. Ведь говорят, что богов от иных сущностей отличает именно способность творить жизнь... Так, о чем это мы? Ах да, о химере. Моя химера превосходит существующих химер физической силой, выносливостью, магическими способностями и полным повиновением своему хозяину. Увы, я сумел сотворить лишь одну, и назвал ее "Первой химерой". Воссоздать ее я не смог, однако сумел вывести множество более слабых копий оригинала. Конечно, в сравнении с Первой химерой они бледнеют, но все же они - послушные и могущественные твари. Копии сии не могут размножаться, и жизнь, отмеренная им, крайне коротка. Вот и все, что я могу рассказать о химерах".

Мудрец обещал помочь героям провести их в центр занятых сектантами руин и покончить с химерой, но сперва потребовал спасти ему жизнь, ведь если по пятам его будут следовать вчерашние собратья, жизнь Годейна не будет стоить ломаного гроша. Мудрец протянул искателям приключений эмблему Каркосас, обладают подобными которой все без исключения члены фракции жрицы. После чего просил героев найти способ предоставить преследователям весомые доказательства его гибели - как то отсеченную голову; к счастью, поблизости можно отыскать оборудование драгуунов и компоненты, которые позволят создать нечто подобное из человеческого черепа, мяса и ядовитого сока.

Обещав вернуться, как только собьют сектантов со следа, искатели приключений продолжили исследование Руин Сангент, предъявляя встреченным по пути сектантам эмблему Каркосас. Те с радостью делились с "собратьями" своими устремлениями, рассказывая, что продолжают поиски Годейна, который посмел вернуться в руины, приведя за собой преследователей из Министерства Арканы... с которыми Иноверцам покамест удалось покончить. Посему жрица, разочарованная тем, что Мудрец не сумел изыскать способ открыть врата в обитель божью, приказала сподвижникам покончить с опальным исследователем.

Отыскав помянутые Мудрецом компоненты, герои сумели сотворить с помощью механизмов драгуунов подобие головы Годейна; оную преподнесли они Крейгу, предводителю отряда разыскивающих беглеца сектантов. Поблагодарив искателей приключений за помощь в устранении предателя, сектанты покинули сии пределы руин, устремившись с докладом к набольшим.

Узнав о сем, Годейн вздохнул с облегчением, молвив: "Теперь необходимо покончить с химерой, хоть и не хочу я этого. Содержат химеру в области, именуемой руинами канала и находящейся за озерным храмом и "разрушенным кругом". Когда доберетесь до цели, я расскажу вам, как сразить химеру". Мудрец передал героям ключ, открывающий врата во внутренние пределы руин, а также волшебное кольцо, которое возможно использовать для дистанционного общения.

Миновав врата, герои спустились к озерному храму, однако сектанты наотрез отказались пропустить их внутрь, ибо проходила в святилище церемония, на которую посторонние, даже обладающие эмблемой Каркосас не допускались. Похоже, придется искать обходной путь...

Искатели приключений устремились в иные пределы Руин Сангент, рекомые "разрушенным кругом", и вскоре достигли наведенного магического барьера, подле которого возвышалась статуя священной драконицы Лин Лианы. Годейн, связавшись с героями посредством магического кольца, поведал, что двеомер, поддерживающий барьер, опирается на религиозное предание, и дабы развеять его, необходимо свершить определенную церемонию. "Поместите статуэтки ангелов Света и Тьмы на весы, и барьер окажется развеян", - сообщил Мудрец. - "Ибо основной предмет церемонии - Война Небес, и вам необходимо символически развязать конфликт между сущностями Света и Тьмы. Как вам известно, священная драконица пожертвовала собой, дабы положить конец войне. Хотите знать, какое отношение Война Небес имеет отношение к преданиям и заветам Иноверцев? Именно она знаменовала прибытие наших божеств в сей мир. Ведь любая религия начинается именно с прибытия богов, верно?".

Следуя подробным инструкциям Годейна, герои разыскали в пределах "разрушенного круга" осколки кристаллов Люкса и Лекса, олицетворяющих соответственно духов Света и Тьмы. После чего с помощью механизмов драгуунов создали из них две статуэтки, возложили оные на весы, установленные в одном из чертогов, причем статуэтку ангелы Света поместили на весы Тьмы, статуэтку ангела Тьмы же - на весы Света. Карта Азалиса, высеченная на каменной табличке и находящаяся между весами вспыхнула, знаменуя начало страшного противостояния... и возникла над нею статуэтка священной драконицы! "Вскоре снизойдут в мир наши божества!" - возвестил бесплотный глас, и барьер, преграждавший путь героям, оказался развеян...

И вновь потянулись коридоры, пребывали в которых как сектанты, так и монстры - слизь, каменные конструкты, минотавры... А вскоре предстал героям очередной магически барьер, высилась подле которого статуя Лин Лианы с отверстием в основании. Связавшись посредством кольца с Годейном, выяснили искатели приключений, что находятся они во втором секторе "разрушенного круга", и знаменует барьер сей нисхождение божеств Иноверцев в мир. "Наведенный двеомер похож на том, который вы наблюдали в первом секторе, и также основан на наших религиозных преданиях", - говорил Мудрец. - "Вы можете развеять его, поместив в основание статуи статуэтку нашего божества. Надеюсь, статуэтка священной драконицы у вас еще с собой?.. Кстати, вы знаете легенду о завершении Войны Небес, когда тело священной драконицы пронзили десять осколков, и тем самым Старейшие оказались заточены под землею?.. Но наши предания утверждают, что заточила Лин Лиана не демонов, а наших богов! Другими словами, мы можем вернуть богов в сей мир, обретя пронзившие священную драконицу осколки. Таково учение Иноверцев. Как видите, древние мифы имеют различное представление в различных религиозных учениях, однако некоторые детали остаются одними и теми же. Интересно, сумеете ли вы, проанализировав рассеянные в различных религиях крупицы информации, выяснить истину".

Выслушав инструкции, сообщенные Годейном, герои пронзили статуэтку Лин Лианы десятью ритуальными осколками, и раскололась та, открыв взорам изумленных искателей приключений пребывающую внутри статуэтку неведомого божества. Оную поместили герои в основание статуи священной драконицы, и исчез магический барьер, и разнесся вновь бесплотный глас под сводами чертога: "Нисходят боги наши в мир!"

Оставив позади "разрушенный круг", герои ступили в руины канала, где вскорости достигли следующего магического барьера, который, насколько знал Годейн, открывается произнесенной поблизости от него сложной комбинацией цифр, основанной на нумерологии Иноверцев. Однако здесь то здесь, в руинах, находится Элоиза, эксперт в нумерологии, не входящая во фракцию Каркосас.

Сии пределы усиленно охранялись сектантами, однако герои, устроив несколько диверсий, как то поджоги обнаруженного в соседних помещениях хвороста, вынудили стражей оставить свои посты. На берегу протекающей через руины реки искатели приключений отыскали гному Элоизу, которая с радостью рассказала им о нумерологии - тайном способе преобразования дат и имен в численные коды, и вычислении судеб и грядущих событий определенными методами. Элоиза сообщила героям код, с помощью которого те развеяли магический барьер, продолжили исследование руин канала.

Наконец, достигли они запечатанного магией чертога, содержалась в котором, если верить словам Годейна, Первая химера. Рядом означилось телепортирующее устройство, которым сектанты пользовались, чтобы перемещать сего искусственного монстра из руин во внешний мир. "Но сперва мне следует рассказать вам, как покончить с химерой", - говорил Мудрец искателям приключений посредством магического кольца. - "Конечно, мне претит пособничать в расправе над созданием, которое с таким трудом создал. Но я не уверен, что вы сможете совладать с химерой, несмотря на то, что умудрились покончить с Близнецами. Но химера еще не завершена; будучи искусственно создана путем единения различных монстров, создание это весьма нестабильно. Иные химеры - творения драгуунов - куда более законченные и стабильные существа. Однако, тем не менее, Первая химера беспрекословно исполняет любые наши приказы. Чтобы исправить подобное положение, я начал регулярно добавлять в рацион монстра стабилизатор слияния. Конечно, можно просто перестать делать это, но эффективность подобного шага окажется крайне мала. Эффект от одной дозы стабилизатора слияния длится несколько дней, и в предстоящем сражении отсутствие одной из подобных доз не окажет существенного влияния на силу химеры. Посему нам необходимо предварительно дать ей вещество, которое окажется противоположный эффект и сделает монстра еще более нестабильным - вещество, именуемое "убийцей химер". Я разработал его, создавая Первую химеру... на всякий случай. Воздействовать это вещество может лишь на Первую химеру, ибо обыкновенные созданные нами химеры, в отличие от оригинала, выступают куда более стабильными монстрами - это было достигнуто ценой их силы".

Мудрец пояснил, что извлечь необходимые для приготовления "убийцы химеры" компоненты можно из монстров, пребывающих в руинах канала - он размещал тех и как стражей, и как средоточие необходимых веществ. После чего герои устремились на поиски ингредиентов, совмещая их в необходимых пропорциях, постоянно консультируясь с Годейном... Наконец, вещество было создано, и устремились искатели приключений к чертогу, содержалась в котором Первая химера. Сразив трех стражей - каменных големов, они проследовали в помещение, схоронились в тенях, наблюдая за разговоров двух сектантов - судя по одеяниям, одного из старейшин культа и послушника; самой химеры покамест не наблюдалось.

"Предполагалось, что мы станем постигать древнюю мудрость, чтобы приблизиться к нашим богам, так?" - настаивал послушник. - "Именно поэтому я присоединился к Иноверцам". "Конечно, именно поэтому мы проводим эксперименты на мирянах из близлежащих селений", - важно закивал старейшина. - "Если они увенчаются успехом, мы станем сильнее, чем прежде. Мы станем сильны, как наши боги!" "Но ведь Иноверцы стремятся не к физической силе", - возразил новообращенный. - "Как же сила духовная?"

"Да что за чушь ты городишь?" - взорвался старейшина. - "Ты что, состоишь во фракции МакДюна? Или примкнул к фракции Каркосас лишь потому, что предводительница наша ослепительно красива?" "Я присоединился к Каркосас потому, что верю в ее идею "превзойти смертных и заглянуть в обитель божью", - с достоинством отвечал послушник. - "Но с тех пор, как Каркосас встретила Саде, она изменилась. Все эти разговоры о превосходстве в силе - кажется, будто говорит совершенно другой индивид!" "Я... знаю..." - кивнул старейшина, понизив голос. - "Я понимаю, что происходит нечто странное. Но она упряма, как плотоядный кролик, и я не могу повлиять на нее".

"Плотоядный кролик?" - холодно произнес женский голос, и сектанты, вздрогнув, воззрились на ступившую в чертог Каркосас, по пятам за которой следовала огромная Первая химера. Постановив, что глупцы, ставящие под сомнение приказы, ей ни к чему, гнома приказала монстру отобедать мятежниками, и химера с удовольствием исполнила ее приказ. Старейшину она растерзала на части, вонзила когти в послушника... но отвлеклась, заметив устремившихся к ней с обнаженными клинками в руках искателей приключений. Поморщившись, Каркосас приказала Первой химере разделаться с докучливыми авантюристами, сама же сочла за благо телепортироваться...

...и не видели, как могущественный искусственный монстр, ослабленный действием заготовленного героями вещества, пал в противостоянии с ними. Послушник, находящийся при смерти, прохрипел - "Остановите Каркосас!", скончался...

Связавшись с Годейном, искатели приключений известили того о гибели Первой химеры, и Мудрец вздохнул с облегчением: как бы то ни было, в пасти собственного творения жизнь свою он не закончит. "Как и обещал, я поделюсь с вами последним, что мне известно", - прозвучал голос Годейна из магического кольца. - "Но молю, не говорите никому и культе и в Министерстве Арканы обо мне! Во-первых, пределы руин канала - области, где в Руинах Сангент проводились исследования, я не покидал, посему не могу ничего сказать об иных пределах сего комплекса. Во-вторых, я услышал от проходящих мимо сектантов, что, позволяя Саде провести здесь некий ритуал, получает весьма ценную награду. Не знаю, что именно, но если хотите выяснить все об исчезновениях мирян, начать поиски необходимо с выяснения именно этого вопроса... Это все, что мне известно. Я продолжу оставаться здесь, пока не сочту безопасным для себя покинуть руины".

Обещав не выдавать недругам местонахождение Мудреца, герои покинули логово химеры, направившись к выходу из руин... и не видели, как ступил в чертог Смелч, воззрился на мертвое тело монстра, задумчиво качнул головой. Об этих странных искателях приключений, сумевших прикончить Первую химеру, необходимо немедленно доложить Саде, ведь, похоже, угрозу для нее представляет не только Зеро...

...В очередной раз героям удалось поразить Зерму Терлу рассказом о своих подвигах в Руинах Сангент. "То, что Иноверцы контролируют химер - дурные вести, но, к счастью, вы сумели справится с сильнейшей из них", - резюмировал верховный министр. - "Но самое главное - вам удалось выяснить, что за исчезновениями мирян стоит Каркосас, и что действует она в союзе с Саде. К счастью, отряд рыцарей уже выступил в направлении руин, и уверен, вскоре они вернутся с новыми сведениями... и победой. Это - решающий момент в нашем противостоянии Иноверцам".

Один из рыцарей, пребывающий в городе подле Министерства Арканы, поведал героям, что Каркосас действительно прежде являлась служительницей Аврула, однако супруг ее, королевский рыцарь Ройс, трагически погиб, и возродить его она не сумела. С тех пор несчастной женщиной овладела некая странная, злая решимость; она отринула служение божеству, не внявшему ее мольбам, и присоединившись к Иноверцам. Случилось то два года назад...

...Однако не прошло и нескольких дней, как донельзя встревоженный верховный министр, призвав героев, поведав о том, что королевские рыцари устремились к оплоту сектантов, надеясь помешать Саде и Каркосас провести нечестивый колдовской ритуал. Рыцари ворвались в Руины Сангент... когда неожиданно путь им преступил Зеро. Сей легендарный искатель приключений разгромил отряд, обратив королевских рыцарей в бегство!.. "Что может это означать?" - недоумевал Зерму Терле. - "Неужто Зеро ныне выступает на стороне Саде? Как бы то ни было, чтобы покончить с культом, необходимо сперва избавиться от Зеро". Посему верховный министр и обращался за помощью к искателям приключений, ведь те знакомы с Зеро и могут попытаться убедить его прекратить чинить препятствия рыцарям. Герои вздохнули: помня о встрече с Зеро в Комплексе №13, навряд ли тот откажется от своего начинания - поиска Безымянного Чародея... Наверняка именно поэтому он, стремясь обрести известные лишь Саде сведения, и не позволит рыцарству Демента чинить препятствия ведьме в проведении ритуала.

Эльфийка Алеша по секрету поведала героям, что очень хотела бы встретиться с Зеро, питала к образу которого определенные чувства. Прежние попытки встретиться с легендарным искателем приключений оказались неудачны: дворф, означившийся в Глубинных Руинах, оказался подражателем Зео, а встреча эльфийки с Зеро в Комплексе №13 результата не принесла, ибо Алеша совершенно растерялась, и не смогла вымолвить ни слова. Но теперь-то мужчина, облаченный в черное, означился в Руинах Сангент, и даже сумел справиться с отрядом королевских рыцарей!

...Вернувшись в Руины Сангент, герои проследовали к озерному храму, продолжавшему находиться под усиленной охраной сектантов. На отрогах оного разбили лагерь немногочисленные рыцари Демента, поведавшие о том, что сокрушил их индивид в черных одеяниях, сражающийся двуручным мечом - наверняка Зеро. И, поскольку фронтальная атака оказалась бессмысленной, рыцари приняли решение перенять тактику искателей приключений и продвигаться в глубины комплекса осторожно, не привлекая к себе излишнего внимания.

Риан, командующий рыцарями, признался, что воитель, походящий на Зеро, весьма деморализовал его подначальных, ибо известно, что легендарный искатель приключений однажды сумел в одиночку покончить с черным драконом! Посему рыцари замедлили свое продвижение, решив дождаться героев, должных провести с Зеро переговоры, а как только вопрос этот окажется улажен, исследование оплота Иноверцев продолжится.

Высланные вперед лазутчики рыцарей находятся у первого сектора в области руин, именуемой "забытым путем", пытаются изыскать способ развеять очередной наведенный магический барьер... Разыскав лазутчиков, герои выяснили, что неподалеку находится помещение, в котором хранится множество защищенных ловушками сундуков. Именно в оных искатели приключений обнаружили золотые медальоны, выступившие своеобразными ключами к древним механизмам, управлявшими магическим барьером.

И когда тот оказался развеян, герои продолжили следовать "забытым путем", уходя все дальше и дальше в руины, надеясь отыскать Зеро. Встречали они и раненых сектантов, и рыцарей, рассказывавших о мужчине в черных одеяниях, сразившем их и проследовавшем в глубины комплекса.

Наконец, герои заметили рыцаря, Эльвина, поведавшего о том, что просторный зал впереди расчерчен многочисленными магическими барьерами, простое прикосновение к которым возвращает индивида в сей коридор. Эльвин и спутники его занимались тем, что составляли карты безопасных проходов в зале, надеясь создать амулет, который явит магические барьеры взору. Посильную лепту в нахождение безопасного пути меж барьеров внесли и искатели приключений; нарисованные карты пространственных отрезков и местоположения незримых барьеров они исправно доставляли Эльвину, который, соотнося между собой, отрывочные картины, создавал единое целое.

Рыцарям удалось создать амулет, позволяющий проходить через наведенные в зале барьеры, и герои сумели наконец пересечь сие пространство. Встречные Иноверцы, принадлежащие к фракции Каркосас, охотно заводили беседу с искателями приключений, ибо, видя демонстрирую теми эмблему фракции, считали чужаков новопосвященными. Однако один из сектантов, замеченных героями, оказался далеко не так просто, и не разделял устремлений Коркосас "посетить божью обитель", ибо принадлежал к иной фракции МакДюна. Сей индивид, Лелюс, оказался весьма талантливым магом: именно он сотворил статуэтку священной драконицы, сокрыл в которой образ иномирового божества, а также сумел понять и обратить на службу культу защитные магические системы, наведенные драгуунами в Руинах Сангент. На вопрос, почему же фракции Иноверцев противостоят друг другу, Лелюс лишь отмахнулся: "Наша религия предполагает поклонение многим богам, в отличие от Копати, насаждающей поклонение лишь Аврулу. Каждый из нас сам выбирает, каким именно богам поклоняться; устремления и суть сих божеств разнится, что приводит к разногласиям среди нас касательно веры. Посему культ Иноверцев и подразделяется на различные фракции".

Лелюс поддерживал собратьев, вовлеченных в проводимый Каркосас ритуал, ведь пусть пути представителей различных фракций разнятся, объединяет их вера. К тому же таким образом чародей стремится достичь собственных целей, о сути которых предпочитал не распространяться. Однако, смерив искателей приключений задумчивым взглядом, просил их передать послание командующему королевскими рыцарями, обещая, что после чего проведет их через магический барьер, наведенный пред отдаленными пределами "забытого пути".

Герои не замедлили передать запечатанное послание командующему Риану, и тот, разорвав конверт и пробежав глазами текст, велел одному из подначальных немедленно доставить послание в Министерство Арканы. Лелюс же передал вернувшимся искателями приключений желтую ткань - реликвию божества, особо почитаемого фракцией Каркосас.

Сей незамысловатый артефакт развеял магический барьер, отсекающий иные пределы "забытого пути", и герои продолжили поиски Зеро. И рыцари, отправленные Рианом в глубины руин, и израненные сектанты, встреченные героями, говорили о мужчине в черных одеяниях, вооруженным огромным двуручным мечом.

Выяснив, где воителя видели в последний раз, искатели приключений связались посредством магического кольца с Алешей, и эльфийка не замедлила прибыть в Руины Сангент, надеясь представиться наконец герою своего воображаемого романа... Наконец, искатели приключений узрели поминаемого и рыцарями, и сектантами индивида... узнав в нем дворфа, встреченного прежде в Глубинных Руинах и гордо именующего себя Зео.

Последний требовал у Иноверцев открыть ему местонахождение артефакта, а, услышав отказ, принялся разить сектантов гибельными заклинаниями. Расправившись с последними из противников, дворф самодовольно ухмыльнулся, представился: "Я - Зео, герой, спасавший Азалис множество раз, заключивший договор со Старейшим, ученик легендарного архимага Терры Киллинга, маг и воитель". Алеша, лишившись дара речи, в изумлении воззрилась на чрезмерно пафосного дворфа, а тот продолжал называть себя "Зео", демонстрируя в доказательство внушительных размеров клинок. Он признался, что спустился в Руины Сангент в поисках Мифического Меча - опасного артефакта, спрятанного от мира архимагом Терром Киллингом. Прежде находился оный во владении церкви Копати, но вот уже несколько столетий как был утрачен; дворф прослышал о том, что клинок, вполне возможно, находится в глубинах сего комплекса. "Ладно, я продолжу стремиться как можно больше походить на истинного Зео", - признался дворф, вконец сбив с толку отчаявшуюся Алешу, после чего, откланявшись, поспешил покинуть чертог. Тихо выругавшись с досады, эльфийка устремилась к выходу из руин, а герои озадаченно переглянулись: неужто индивид, обратившись в бегство королевских рыцарей - никто иной, как спятивший дворф?..

Чародей Арчибальд, сопровождавший рыцарей Демента, наряду с героями исследовал пересохший акведук, пришел к выводу, что для рассеивания двеомера, поддерживающего очередные наведенные магические барьеры, необходима волшебная пыль, с помощью которой возможно зажечь древние алтари и тем самым свести на "нет" действие заклятия. Что и было сделано довольно скоро; развеяв барьер, герои продолжили путь по пересохшему акведуку... лицезрев Зеро, сразившего нескольких королевских рыцарей; раненые, те пали, и воитель не счел необходимым добивать их. Обернувшись к героям, он угрожающе произнес: "Вижу, вы не вняли моему предостережению. И знаете, что я покончу с вами".

Искатели приключений попытались обратиться к Зеро, прося того не чинить препятствий рыцарям, однако воитель отрицательно качнул головой, постановив: "Я закончу свои дела с Саде, и никому не позволю вмешаться. Потому дождитесь, когда мы закончим, и смотрите, чтобы рыцари не путались у меня под ногами. После этого делайте, что хотите".

Зеро устремился прочь, но не успели герои сделать и нескольких шагов, как путь им преградил соткавшийся из теней Ноеинтаттер, процедил с нескрываемым презрением: "Забавно было наблюдать за вашей встречей с Зеро. Мне даже интересно, что будет дальше, и я не позволю такой мрази, как вы, испортить мне удовольствие от наблюдения противостояния Зеро и Саде". Вампир сотворил заклинание, и в коридорах акведука возникли магические барьеры, должные задержать продвижение искателей приключений. Ноеинтаттер считал наведенные двеомеры весьма изощренной загадкой, и пожелал героям удачи, выказав надежду, что смогут те разгадать ее и поспеть в чертог, где проводится ритуал, вовремя, дабы сполна насладиться зрелищем.

Вампир исчез, а искатели приключений беспомощно переглянулись: где же отыскать чародея, способного развеять созданные Ноеинтаттером барьеры?.. За отсутствием иных вариантов они вернулись к Лелюсу, поведали магу о заклинании, сотворенном вампиром. Лелюс поведал, что наведенное заклятие - упрощенная версия чар драгуунов, творимых в Комплексе №13. Как и в оном, через барьеры сии возможно пройти лишь мирянам, обладающим определенным мировоззрением. Лелюс признался, что может с легкостью сделать талисманы, с помощью которых возможно барьеры уничтожить, однако для сего понадобятся ему определенные предметы, отыскать кои возможно в пределах руин.

Следующие несколько часов искатели приключений скрупулезно исследовали пересохший акведук, противостояли как сектантам, так и монстрам, здесь обитающим. Наконец, обрели они необходимые для создания талисманов компоненты, и Лелюс не преминул изготовить артефакты, развеявшие наведенные Ноеинтаттером барьеры.

Герои ступили в зал, собралось в котором десять сектантов, приступивших к проведению ритуала Саде. Сама же ведьма внимательно наблюдала за действиями Иноверцев... когда неожиданно в чертог ступил Зеро, процедил: "Вижу, я загнал тебя в угол. Тебе будет лучше ответить на мой вопрос". "И кто же здесь загнан в угол?" - недобро ухмыльнулась ведьма, и сектанты, повинуясь ее жесту, сотворили заклинание, являющееся частью колдовского ритуала, и магические цепи окутали опешившего Зеро. "Эта ловушка была создана специально для тебя", - просветила бессмертного императора Саде, с удовольствием наблюдая, как пленник ее тщетно пытается освободиться.

Искатели приключений бросились было к ведьме, однако путь им преградил Смелч. Созданный Саде гомункул, несмотря на приказ ведьмы пощадить героев, ибо имела женщина на них свои планы, вознамерился испытать противников, оценить, сколь сильны они. Своего гомункул добился, сдержав искателей приключений на время, достаточное для завершения ритуала.

И когда отступил гигант, с ужасом наблюдали герои, как десять Иноверцев обратились в десять осколков - число, достаточное для временного воплощения в мире Мифического Меча. Очертания оного возникли над головой Саде, и ведьма рассекла сим клинком пространство, исторгнув изумленного подобным поворотом Зеро из Азалиса. После чего, опустошенная и обессиленная, покачнулась, ибо девушка, чье тело занимал дух Саде, донельзя ослабла, потратив чересчур большое количество маны. "Что ж, тебе не вернуться в этот мир, Зеро", - триумфально усмехнулась она. - "Теперь ты не будешь путаться у меня под ногами".

Каркосас, ступив в чертог, поздравила Саде с успешным завершением ритуала; ведьма, в свою очередь, поблагодарила гному за предоставление десятка сектантов, добровольно расставшихся с жизнями и позволившими ей исторгнуть Зеро из мира в иное измерение. Каркосас, однако, потребовала плату за помощь, и Саде, согласно кивнув, передала сектантке желтый осколок, коий демонстрировала прежде в Комплексе №13 - Золотую Печать. Расхохотавшись, Каркосас воскликнула: "Теперь-то я стану богиней!" После чего телепортировалась в пределы храма в сердце Руин Сангент, где намеревалась как можно скорее приступить к проведению собственного ритуала, воплотив наконец давно лелеемые замыслы, что позволят ей узреть обитель божью... и, конечно же, обрести немыслимое могущество...

Лишь сейчас заметив остающихся в отдалении искателей приключений, Саде поблагодарила Смелча за то, что гигант задержал этих надоедливых героев, ведь в слабом теле придворной дамы и после ритуала, позволившего воплотить в сем мире Мифический Меч, шансов одержать победу в противостоянии с наследниками Хранителей у ведьмы не было.

Саде произнесла заклинание, исчезла наряду с гигантом, и герои остались в одиночестве в глубинах акведука. Вернувшись в город, они рассказали Зерму Терлу об участи, постигшей Зеро, и верховный министр в изумлении вымолвил: "Поистине, невероятная история! Теперь очевидно, что жрица-сектантка Каркосас действует заодно с Саде. Саде передала ей Золотую Печать, а в обмен получила помощь в ритуале, позволившем ей обрести Мифический Меч. И теперь Саде с помощью сего артефакта сумела исторгнуть Зеро в иное измерение, дабы тот не мешал ее поискам осколков Меча Халюсии. Стало быть, Зеро чинил препятствия нашим рыцарям, дабы самостоятельно добраться до Саде... И теперь мы знаем, что они действовали не заодно, а каждый руководствовался собственными мотивами. Но поверить не могу, что легендарного искателя приключений больше нет. Саде действительно стоит опасаться. Однако, как бы то ни было, теперь рыцари смогут продолжить проникновение к сердцу руин". "Что представляет собой Мифический Меч?" - полюбопытствовали герои, и отвечал Зерму Терлу: "Этот клинок чуть было не уничтожил федерацию Хаерсант. Его магические силы позволяют создать брешь в нашем мире, связав его с иным измерением. Поскольку артефакт сей представлял опасность, архимаг Терра Киллинг пожертвовал жизнью, чтобы запечатать его от мира и предотвратить обретение меча индивидами с темными помыслами. Хранился он в церкви Копати, однако в смутное время, 200 лет назад, был украден. Неизвестно, где он находился все это время, но мы и помыслить не могли, что теперь столь опасный артефакт сумеет заполучить Саде! Чтобы воплотить меч и пробудить его магические силы, требуется невероятное количество маны; наверняка оную ведьма обрела, принеся в жертву Иноверцев. И если Саде владеет Мифическим Мечом, она куда более опасна, чем мы могли предположить... Однако мы не можем упускать из виду и Каркосас, воплощающую в жизнь не менее страшные замыслы".

Несколько дней прошло в напряженном ожидании, когда верховный министр, призвав героев, поведал им о последних событиях. "Рыцари готовятся к решающему удару по оплоту Иноверцев", - сообщил он. - "И сейчас с нами связался предводитель одной из фракций сектантов, МакДюн. Он утверждает, что за похищениями мирян стоят исключительно Каркосас и члены ее радикальной фракции Также МакДюн согласился действовать с нами заодно, если собираемся мы захватить в плен Каркосас. Сперва мы сомневались в чистоте его намерений, но, судя по добытым вами в процессе исследований Руин Сангент сведениям, МакДюн может быть искренен. Рыцари атакуют сектантов в самое ближайшее время, и я прошу вас, до того, как разразится сражение - спуститесь в руины, захватите в плен жрицу Каркосас и заберите у нее столь опасный артефакт, каковым является Золотая Печать. МакДюн клянется, что поможет вам достичь цели; возможно, это ловушка, посему полагайтесь на собственное суждение. Ваше слово может стать решающим в определении судьбы Иноверцев".

...МакДюн дожидался героев у входа в озерный храм, и, то и дело встревоженно озираясь по сторонам, молвил: "Министерство сообщило мне, что наша судьба пребудет в руках искателей приключений. Посему я расскажу вам обо всем, что знаю, и прошу вас лишь после этого вынести свое решение. Во-первых, должен отметить, что всецело поддерживаю ваши деяния, как то уничтожение химеры, созданной посредством запретной магии. Вы, наверное, слышали об этом и прежде, но основа нашего культа подразделяется на две фракции: агрессивная фракция Каркосас, которой вы противостоите, и вторая - мои последователи, придерживающиеся куда менее радикальных взглядов. Конечно, существуют и иные фракции, но лишь наши две противостоят друг другу по этическим вопросам и направлениям деятельности культа. Конечно, не хотелось бы, чтобы мир знал о раздоре в стане Иноверцев, но такова истина. Уверен, вы уже знаете, кто стоит за исчезновениями мирян - Каркосас. Она неожиданно появилась среди нас несколько лет назад и в мгновение ока собрала вокруг себя радикалов; она - прирожденный лидер. Когда мы присоединялись к Иноверцам, то был лишь культ, исповедующий веру в иных богов, однако Каркосас использовала обаяние свое и влияние, чтобы создать радикально настроенную фракцию, объявила себя предводителем Иноверцев и начала претворять в жизнь то, что противно было основам нашей веры. Похищения? Эксперименты на смертных? Какие еще нечестивые деяния? Наши догматы не терпят подобного!.. Да, мы входим культ, и при проведении некоторых ритуалов участники по доброй воле предлагают тела свои нашим божествам. Мы никогда бы не стали приносить жертву невинных против их желаний! Но фракция Каркосас продолжает расти и набирать силу и влияние, и вскоре с ней невозможно будет что-либо поделать. Потому то я и желал, чтобы вы появились как можно скорее, иначе Каркосас не остановить".

"Что же из себя представляет культ Иноверцев?" - вопросили герои, и отвечал МакДюн: "Копати считает нас культом, но ведь именно бог Аврул оставил этот мир. Наши учения гласят, что именно сей факт послужил началом противостояния ангелов Света и Тьмы. Свет наших божеств, привнесенный из далеких пределов, спас сей покинутый мир от гибели. Я не собираюсь насаждать вам нашу веру, хоть считаю, что вы достаточно умны, чтобы здраво оценить учения Копати. Ибо они не принимают нашего верховного бога Аза и священную драконицу Лин Лиану, почитая их лишь мифическими персонажами! Конечно, не все мифы - истина, верно?"

"В чем же состоит цель Каркосас?" - допытывались искатели приключений. "В сердце этих руин пребывают Врата Иного Мира", - произнес сектант. - "Наши предания говорят о том, что именно через них наши боги ступили в сей мир. Каркосас, похоже, собирается отворить их, но действия ее принесут лишь гибель Иноверцам и, возможно, всему сущему. Необходимо спешить ко вратам как можно скорее! Кроме того, мне стало известно, что Саде передала Каркосас Золотую Печать - артефакт, заключающий в себе воспоминания некоторых из наших богов. Владелец Золотой Печати окажется всецело под властью артефакта и будет вынужден призвать Бога в Желтой Ризе. По крайней мере, так утверждают наши писания. О том, что в действительности случится, никто не знает наверняка. Сама же Каркосас истово верует в Бога в Желтой Ризе, и - что бы не случилось - окажется поворотным моментом в истории Иноверцев. Обещаю вам полное содействие со стороны своей фракции".

Протянув героям эмблему фракции МакДюна, предводитель оной признался, что ментальные барьеры, ограждающие разумы Иноверцев, не позволят тем общаться с искателями приключений напрямую, посему сектанты сделают вид, что бормочут себе под нос, выдавая запрещенные сведения. МакДюн наказал героям разыскать одного из сектантов, Вулахара, владеет который ключом к Врата Иного Мира".

Углубившись в озерный храм, герои действительно встретили как Вулахара, так и иных сподвижников МакДюна, которые, отводя глаза в сторону и бормоча под нос, поведали искателям приключений о том, как развеять наведенные магические барьеры, преграждающие путь к вратам. Герои принялись за поиски зачарованных камней, после чего поместили оные на означенные сектантами пьедесталы, на каждом из которых значилась выгравированная буква. Буквы сии образовали слова, анаграмму имени божества - "Рутсах", и магические барьеры исчезли, позволив искателям приключений ступить в иные пределы Руин Сангент.

Сектанты загодя предупредили героев, что ожидает их могучий демон, доставленный вампиром, подручным Саде, и им же и возрожденный. Снедаемые недобрыми предчувствиями, искатели приключений, тем не менее, продолжили путь... узрев Ариес, сопровождаемую воплощениями девяти демонов. Поистине, Ноеинтаттер обладал весьма извращенным чувством юмора, обращая в нежить подобных сущностей...

И Ариес, и миньоны ее пали в сем противостоянии, и, прокляв злокозненного вампира, демонесса упокоилась раз и навсегда. В лабиринте руин озерного храма герои разыскали иного сектанта из фракции МакДюна, Замбаха, пребывающего подле устройства с вырезанной в оном замочной скважиной. Как оказалось, последний магический барьер, преграждающий путь к сердцу руин, можно развеять, лишь одновременно повернув ключи в двух подобных устройствах... проблема лишь в том, что находятся они в совершенно различных пределах комплекса.

Тем не менее, Вулахар велел двум сподвижникам своим - Замбаху и Ахажиму - оказывать искателям приключений всяческую помощь, что те не преминули сделать. Отыскав в пределах руин ключи к устройствам, герои передали их Иноверцам, после чего, приняв от Вулахара волшебное кольцо для переговоров на расстоянии, поспешили ко Вратам Иного Мира. На подходе к оным герои, связавшись с сектантами, велели тем повернуть ключи в устройствах, и магический барьер, преграждавший путь к сердцу комплекса, оказался развеян... явив взорам искателей приключений стража Врат - великого демона Дестрона!

Повернув оного, герои проследовали в сердце руин, где лицезрели жрицу Каркосас, за спиной которой маячило трое демонов. "А, вы те, кто появился на церемонии воплощения Мифического Меча?" - процедила гнома, обернувшись к искателям приключений. - "И почему я сохранила вам жизнь? Да, фракция МакДюна только и может, что ставить палки в колеса! Но вам повезло - вы наблюдаете сразу две древних церемонии, вершимых в сих руинах. Древняя раса драгуунов проводила в землях Демента множество экспериментов по слиянию себя с различными особями, ища способ стать богами. Однако существовали пределы доступного им; они нашли способ сливаться воедино с животными и монстрами... но не с ангелами Тьмы. Точнее, такое слияние было возможно, однако в результате сознание демона подавляло разум драгууна. Именно по этой причине драгууны возвели Руины Сангент именно на этом самом месте. Знаете, почему? Почему ведьма пришла именно сюда, чтобы воплотить Мифический Меч? Да потому, что ткань реальности в сем уголке Демента тонка, как нигде, и Иной Мир донельзя близок. И, обладая Золотой Печатью, я могу претворить в жизнь свои сокровенные замыслы!"

Жрица произнесла заклинание, и на глазах изумленных героев преобразилась, а трое демонов слились воедино, образовав живущую собственной жизнью колесницу! "Могущество!" - возвестила Каркосас, забравшись за колесницу и упиваясь новообретенной силой. - "Все так, как и обещала Саде. Я сумела провести слияние ангелов Тьмы и не утратить при этом собственное сознание. Лишь боги способны подчинять ангелов! Стало быть, я - богиня! Я займу свое место среди древних владык сего мира! Да, похищения мирян оказались весьма кстати, ибо жертвы их породили новое божество!"

Чудовищная колесница устремилась к героям; те приняли бой с преображенной Каркосас и то ли механической, то ли органической жизнеформой, образовавшейся в результате слияния трех Старейших... Но сущность сия оказалась повержена, и Каркосас горестно возопила: "Я ведь стала божеством! Как эти ничтожные искатели приключений сумели одержать верх надо мною? Невозможно! Я - богиня! Я отринула все в этом мире, чтобы свершить чудо, на которое даже Аврул не способен! Многие называют нас культом, но мы стремимся воплотить в жизнь мечту многих мирян - вернуть им души усопших родичей! Я обещала, что возрожу Ройса, павшего на поле брани! Я отринула свою смертность, этот мир, и мою веру в бога, дабы стать божественной избавительницей вас всех!"

Тело Каркосас исчезло в сполохе магической энергии, и лишь Золотая Печать осталась на земле, знаменуя гибель предводительницы культа. Артефакт сей герои передали Зерму Терлу, поведав о том, что женщине действительно удалось обратиться в божество - и физически, и психологически. Гибель же Каркосас знаменовала полное уничтожение ее, в том числе и души... Что до фракции МакДюна, то верховный министр обещал героям, что рассудит сих сектантов по справедливости, ведь оказали те неоценимую помощь героям, пропустив их к сердцу озерного храма.

Случившееся означало сильнейший удар, нанесенный культу Иноверцев, и теперь Зерму Терлу обещал сосредоточить усилия на поисках Саде... Сама же ведьма ликовала: теперь, когда Зеро оказался пленен в ином измерении, никто не в силах помешать ей, а сектанты оказались весьма полезны, ведь сумели собрать достаточно осколков Меча Халюсии, и теперь оный необходимо восстановить... Знать бы еще, как именно это сделать...

...Работники гильдии искателей приключений известили героев о том, что несколько дней назад таинственный аристократ Арагави вновь обратился к ним, на этот раз - дабы нанять искателей приключений для одной весьма необычной миссии. Ибо надлежит тем проникнуть в летний особняк знаменитого богача Фердинанта Адакорна, что в западных землях, у Озера Грез, и изъять оттуда определенный предмет. Прежде особняк сей ничем не отличался от множества иных домов зажиточных мирян королевства, возведенных близ озера, однако ныне идет о нем дурная слава, и именуют здание не иначе как "Домом Дикой Похоти". И днем, и ночью изнутри доносятся стоны женщин и мужчин, и неведомо, стоны ли то удовольствия... или боли... Возможно, богатей Адакорн проводит все свое время в разврате... но самое страшное, подле особняка начали находить мертвые тела слуг, и неведомо, как именно они умерли - такое чувство, что они просто разом лишились всех жизненных сил и иссохли! Заинтересовалось особняком Адакорна и Министерство Арканы; маги отрядили к Озеру Грез лазутчиков и искателей приключений, но те не вернулись.

Первым делом герои разыскали в порту Арагави, дабы узнать подробности происходящего у Озера Грез. "Ваша задача - отыскать запретную книгу "Рюхолван" в Доме Дикой Похоти", - произнес Арагави, отвечая на заданный искателями приключений вопрос. - "Это имение Адакорна. Вы ведь, думаю, уже слышали о нем? Он владеет подземной ареной и иными увеселительными заведениями в Старых Стоках. По крайней мере, то его видимая деятельность... Но, скорее всего, он связан с воровскими гильдиями или торговцами на черном рынке. Думаю, его можно назвать прежним заправилой криминального мира Иллфало. В последние годы он развлекался, запирая своих любовниц в клетках, но не делал ничего такого, что происходит в особняке ныне".

"Но что стало причиной смерти его слуг?" - вопросили герои, на что Арагави лишь пожал плечами: "Причиной? Сложно сказать, вопрос в том, что именно мы подразумеваем под причиной. Мужчины и женщины существуют... возможно, одно это - уже достаточная причина. Возможно, причина состоит в том, что Адакорн каким-то образом завладел запретной книгой "Рюхолван". Как бы то ни было, я полагаю, что жизнь из несчастных высосала суккуба. Посредством похоти они овладевают смертными, лишая их всех жизненных сил без остатка. Быть может, именно поэтому мы уже давненько не видели Адакорна во плоти. Он мог оказаться пленником собственной похоти... а, возможно, уже мертв".

"А что представляет из себя "Рюхолван"?" - допытывались искатели приключений. "Это - магическая книга, которая представляет собой манускрипт некрономикона", - отвечал аристократ. - "Она обладает огромной магической силой, исполняя сокровенные желания своих владельцев, однако в весьма искаженной форме, что приводит к падению и гибели тех несчастных. Может ли статься, что Адакорн не смог противиться своим желаниям и сам раскрыл сию проклятую книгу? Таким образом в мир могла проникнуть суккуба, воплощающая в жизнь свои похотливые и жестокие фантазии... Все это - лишь мои предположения, однако они подкреплены неоспоримыми фактами".

Арагави протянул искателям приключений зачарованную закладку, с помощью которой возможно закрыть запретную книгу "Рюхолван" и пресечь тем самым претворение в жизнь творимых ею ужасов.

Оставив портовый город, герои выступили к Озеру Грез, разыскали особняк Адакорна; волшебная закладка позволила им развеять охранные чары, защищавшие вход в здание. Но стоило искателям приключений ступить внутрь, как предстала им суккуба, Эйлин. Елейно улыбаясь, демонесса попыталась воззвать к потаенным желаниям и страстям в сердцах героев, дабы испить до дна их души... но зачарованная закладка защитила своих владельцев, и Эйлин сочла за благо удалиться, исчезнув в тенях обширного особняка.

Искатели приключений приступили к исследованию монументального здания, и вскоре обнаружили одного из слуг, поркула Клауса. Последний мелко дрожал от ужаса, рассказывая о том, что не в силах открыть двери и окна, дабы бежать из этого кошмара... а обитатели особняка продолжают умирать. "Но что здесь происходит?" - допытывались герои, и Клаус, вздохнув, молвил: "Вы мне не поверите, но... это все духи! Злые духи, появившиеся в особняке. Сперва здесь возникла прекрасная дева с черными крыльями, как у демонов. Наверняка она была злым духом! Но затем все стали флиртовать с ней, улыбаться... и издавать эти странные смешки. Называть ее по имени... Сперва я полагал, что она может оказаться добрым духом... но несколько дней спустя обитатели особняка оказались мертвы, они иссохли!"

Что касается Адакорна, что появление "злого духа" весьма изменило хозяина Клауса, и он заперся в своей спальне наряду с этой престранной крылатой женщиной; можно лишь догадываться, чем они там занимались... Однако магические барьеры, которые Адакорну посоветовал установить в особняке некий падший аристократ, неожиданно оказались наведены, и попасть в центральные чертоги здания ныне невозможно... ровно и покинуть оное. Поркул поведал героям, что двеомер одного из подобных барьеров находится в ведении Малкнесса, библиотекаря. Возможно, в записях последнего находятся сведения о том, как развеять магию барьеров...

Увы, монстры, пребывавшие ныне в чертогах особняка, жестоко расправились с несчастным библиотекарям, но героям посчастливилось разыскать книгу учета Малкнесса, в которой тот подробно излагал сведения о системе защитных магических барьеров, ровно как и о способе развеять их. За книгами на многочисленных стеллажах библиотеки пребывали потайные рычаги, нажав на которые в определенной последовательности, искатели приключений развеяли барьеры, преграждавшие им путь на второй этаж особняка.

Но не успели они подняться по лестнице, как заметили огромную черную кошку в широкополой шляпе; сей головной убор щелкал острыми зубами, а за спиной кошки виднелись кожистые крылья. Поднявшись на задние лапы, сие демоническое создание - альп - осведомилось: "Вы пришли сюда, чтобы изгнать прекрасных суккубов, и нашу вечную госпожу Эйлин? Я - ее верная спутница, Сомния. Вижу, вы не просто пища, почему я должна доложить о вас своей госпоже".

Герои известили кошку о том, что уже имели сомнительное удовольствие лицезреть помянутую суккубу, и Сомния, раздраженно мяукнув, произнесла: "А сейчас вам предстоит отыскать книгу о моих давних похождениях - "Странник и кошка-искусительница". Найти ее возможно в библиотеке, однако глупцы, подобные вам, не сумеют прочесть дальше первой страницы... И предстоит вам разыскать пять предметов, имеющих отношение к сей истории: символ Аврула, грязное постельное белье, окровавленные бинты, нечестивый прах и правую руку с меткой культа".

Престранное создание устремилось прочь; герои же вернулись в библиотеку, и, скрупулезно изучив каталоги книг, отыскали на одном из стеллажей помянутый Сомнией фолиант: "Странник и кошка-искусительница". "Давным-давно жил на свете истовый монах Копати, который грезил о паломничестве в главный собор своей веры", - погрузились в чтение предисловия, а позже и первой главы - "Мертвый паломник" - герои. - "Однако путь из родного селения его на окраине Демента до цели был долог и тернист, и знал он, что одна лишь слепая вера не позволит ему достичь собора. Однажды монах встретил черную кошку, и почему-то решил поведать ей о своей сокровенной мечте. К удивлению монаха, кошка ответила: "Возьми меня с собой, мяу!" И монах решил выступить в путь вместе с кошкой... На дороге заметил он тело мертвого странника, на шее которого на цепочке пребывал символ Аврула. Монах предположил, что мертвец, скорее всего, был паломником. Черная кошка сказала: "Я прослежу, чтобы с тобой не случилось подобного". Монах похоронил тело паломника, а цепочку с символом Аврула надел себе на шею. После чего поклялся, что завершит паломничество усопшего".

Но перевернуть страницу, дабы прочесть следующую главу искатели приключений не сумели; наверняка книга защищена неким заклятием!.. Припомнив слова черной кошки, они продолжили исследование особняка, миновали обширный банкетный зал, означилась за которым пыточная. Здесь обнаружили герои обезображенное тело... покоился на котором символ Аврула!

Двеомер, защищавший фолиант, позволил искателям приключений перевернуть страницу, и прочли они главу следующую: "Гостиница путника": "Первым местом, куда путь привел монаха, стала процветающая "Гостиница путника". Когда монах обедал в таверне, к нему подошла прекрасная дева. Монах хотел было отослать ее прочь, однако кошка молвила: "Останься с ней. Это для твоего же блага". Терзаясь сомнениями, монах согласился провести ночь с прекрасной незнакомкой, а наутро дева отдала ему грязное постельное белье, велев выбросить оное куда-нибудь. Позже, в темном ущелье монаха и кошку преследовали разбойники, но двое надели на себя грязное белье, став похожи на нищих, и головорезы оставили их, не став грабить. Так, монах выжил и сохранил символ Аврула".

И вновь обнаружили герои, что не в силах перевернуть страницу - стало быть, надлежит отыскать следующий предмет, помянутый Сомнией. В одной из комнат особняка на широкой двуспальной кровати почивали суккуба, которая, заметив растерянно переминающихся у порога искателей приключений, предложила им приятно и с пользой провести время. Большинство искателей приключений ответило демонессе отказом, однако некоторые из героев, жаждущие новых ощущений, предложение приняли... Несколько позже они покинули спальню, с гордостью продемонстрировав товарищам тяжким трудом добытое грязное постельное белье...

Оное позволило им продолжить чтение фолианта, и взорам героев предстала третья глава, "Близнецы-поркулы": "Монах продолжал свое странствие, и вскоре оказался в лесной чащобе, где повстречал близнецов-поркулов, которые выглядели здесь совершенно ни к месту. Поркулы обратились к монаху с престранной просьбой: "Нам нужны твои ногти! Наш господин обожает срывать ногти с пальцев смертных. Тех, кто с ногтями расстаться не желает, он убивает. Но у нас больше нет ногтей для него, мы уже отдали ему все наши ногти. Нет от нас никакого проку!" И близнецы продемонстрировали ужаснувшемуся монаху свои пальцы, на которых не было ногтей. "Потому мы и хотим, чтобы ты спас нас и отдал нам свои ногти". Кошка молвила: "Да отдай ты им свои ногти. Ты ведь священник, так?" Монах колебался, но затем вырвал свой ноготь щипцами, передал его поркулам, которые поблагодарили мужчину за столь бесценный дар. Монах перебинтовал палец старым бинтом, который вскоре набух от крови и окрасился алым. Близнецы же в благодарность за помощь подарили монаху куклу, молвив: "Она живая. Она чувствует боль. Ты сам решишь, забрать ли ее с собой или покончить с ней. Но знай, что она жизнью своей спасет тебя". С этими словами близнецы-поркулы исчезли в лесу".

Понимая, что заклятие сей книги обязует их в какой-то мере повторить описанные события, герои поднялись на второй этаж особняка, где в одной из комнат заметили призраки двух девочек, близнецов-поркулов, Клейн и Склетто. Те в точности повторили слова, сказанные некогда встреченному в чащобе монаху, и один из искателей приключений, посмелее других, принес из пыточной щипцы, которыми вырвал свой ноготь, после чего, морщась от боли, перевязал палец заранее припасенным бинтом. Благодарные призраки поркулов передали герою куклу - живую!..

Вернувшись в библиотеку, искатели приключений, как и ожидалось, узрели, что доступна им следующая глава фолианта, "Особняк в лесу": "Монах продолжал шагать через лес, и на поляне узрел величественный особняк. Черная кошка произнесла: "Давай за мной!", после чего устремилась к дому. Отринув колебания, монах последовал за нею. Оказавшись в особняке, он спустился в подвал, где обнаружил пыточную. Кошка указала на железную деву, молвив: "Положи в нее куклу, которую отдали тебе поркулы". С болью в сердце, монах в очередной раз последовал совету кошки, после чего захлопнул крышку железной девы. Изнутри оной донесся отчаянный девичий крик; на лице монаха отразилась неподдельная боль. Кошка же, не обращая внимания не душевные терзания спутника, заявила: "Налей кровь в пустую бутыль и забери ее с собой". Вне себя от страха, монах, тем не менее, исполнил волю кошки, но когда он покинул подвал, ему предстал хозяин особняка. "Да как ты смеешь преступать границы моих владений!" - воскликнул он, но, сменив гнев на милость, произнес: "Однако ты помог моим слугам. В награду я выпью твою кровь и дарую тебе вечную жизнь!" Он бросился к монаху, и осознал тот, что зрит пред собою вампира-лорда. Кошка воскликнула: "Сюда!" и устремилась вглубь здания. Понимая, что хозяин непременно настигнет его, монах побежал за спутницей, оказавшись в обширном банкетном зале, где лицезрел камин, пылало в котором жаркое пламя. Вампир-лорд, ступивший в зал следом, возвестил: "Ты - мой сегодняшний обед!" "Брось бутыль с кровью в камин!" - выкрикнула кошка, и монах немедленно последовал ее совету. Инстинктивно, вампир-лорд сиганул следом за бутылью, но пламя в мгновение ока обратило его в нечестивый прах".

Герои в точности повторили действия монаха из сей исторической хроники, после чего, обретя нечестивый прах, приступили к чтению последней главы фолианта, "Деревня сектантов": "Лес остался позади, и вскоре монах достиг деревни. У входа в нее кошка обратилась к спутнику: "Только не говори им, что ты служитель Копати". Старейшина деревни учтиво приветствовал странника, и, поскольку гостиницы в селении не было, предложил монаху остаться на ночлег у него в хижине. Но с приближением ночи старейшина, обратившись к гостю, настоял на том, чтобы тот не выходил из отведенной ему комнаты, после чего ушел. Кошка, однако, всецело проигнорировала просьбу хозяина, гуляла, где хотела, и звала монаха за собой. Тот последовал за кошкой, и в задней комнате обнаружил кучу одежд, покоилось на которой тело странствующего монаха. А подле камина находилось клеймо культа. Кошка молвила: "Отрежь правую руку у трупа, а после клеймом выжги символ культа у него на запястье". Превозмогая отвращение, монах сделал так, что велела кошка, а та указала на разбросанные по комнате одежды, наказав мужчине облачиться в них. Теперь он выглядел в точности, как сектант, и это было ему донельзя неприятно, однако кошка, похоже, сего не замечала. Неожиданно она бросилась к выходу из дома, и монаху не оставалось ничего другого, как последовать за нею. Люди, облаченные в такие же одеяние, как и монах, собрались в центре селения - то была деревня сектантов! "Пес Аврула проник в нашу общину!" - кричали они. - "Смерть псу Аврула! Принести его в жертву богам хаоса!" Сектанты воздели руки, и на запястье каждого из них был выжжен уже знакомый монаху символ. Монах поднял над головой руку с выжженным клеймом, дабы слиться с толпой. Сектанты, не узнав в нем чужака, устремились к хижине старейшины, надеясь расправиться со священнослужителем, а монах и кошка сумели улизнуть из деревни".

Припомнив тело монаха, замеченное прежде в пыточной, герои поспешили вернуться в сие помещение, отсечь клинком руку усопшего. После чего, разыскав среди пыточных инструментов клеймо, выжгли на запястье символ культа. Так, двеомер фолианта позволил им прочесть последнюю из глав истории, "Конец пути": "Наконец-то!" - выдохнул монах, ступив в главный собор Копати. - "Я и достиг вожделенной цели... как это прекрасно! Моя судьба монаха будет завершенной, если до конца дней своих я останусь здесь..." "Если так, то я дарую тебе это последнее желание", - возвестила кошка, явив монаху, наконец, свое истинное обличье. Ибо оказалась она злобной альпой! Черная кошка вознамерилась поглотить все жизненные силы монаха без остатка за помощь, оказанную ему в пути. Так, монах принял смерть, и упокоился в главном храме Копати, как всегда и мечтал. Кошка же возвестила: "Вот что случаешься, когда делишься своими мечтами с иными и позволяешь им воплощать в жизнь твои стремления!"

Кроме того, в библиотеке особняка заметили герои книгу под названием "Сказ о Дикой Похоти". "История об извращенной люблю и о молодом дворянине-эльфе. Жизнь эльфа скучна, а дворянина-эльфа - вдвойне. Большую часть времени он не занимался фактически ничем, но все изменилось в одночасье, когда отец его повторно женился. Его приемная мать Эйлин оказалась невероятно красивой женщиной, даже по меркам эльфийской расы, к которой она принадлежала. Юноша был сражен ее красотой, и Эйлин возвращала ему любовь, хоть было то и запретно. Он осознал, что не в силах думать о чем-либо еще, посему, дабы любовь Эйлин принадлежала лишь ему, поднял руку на отца..."

Сомния дожидалась героев на втором этаже особняка, и, лишь узрев противников, альпа бросилась в атаку... однако оказалась повержена. Жалобно мяукнув, кошка призналась, что Эйлин давно не обращает на нее внимание - эдакий удар по самолюбию альпы! "Я так много лет помогала ей во всем", - продолжала изливать душу героям Сомния. - "Но, оказавшись в водовороте желаний в сем особняке, я стала совершенно не нужна ей. В сердце сего водоворота пребывает мужчина, открывший запретную книгу "Рюхолван". Магия сей книги захватила сего мужчину, воплотив в жизнь его похотливые желания. Эйлин оказалась пленницей запретной книги, а я, верная ее сподвижница, была отринута. Подумать только, Эйлин свели с ума мужчина и эта книга, и обратилась она в демонессу, поглощающую жизненные силы смертных. Если бы не книга и не этот мужчина, я бы до сих пор оставалась спутницей Эйлин".

После чего Сомния в деталях поведала героям, где именно в особняке находится Эйлин. Конечно, альпа была уверена в том, что в противостоянии с суккубой герои не выстоят, и демонесса поглотит их жизненные энергии без остатка. Тем не менее, Сомния сообщила, что для того, чтобы развеять магический барьер, преграждающий доступ в иное крыло особняка, известное как "область для взрослых", героям необходимо разыскать четыре осколка кошмаров в гостевых комнатах. "Область для взрослых", кстати говоря, рождена магией запретной книги, обратившей потаенные желания хозяина особняка в реальность. Подобные пределы существуют и в Старых Стоках, однако абсурд творящегося здесь, в особняке, многократно превосходит происходящее на подземной арене и иных заведениях, открытых Адакорном...

Сомния передала героям подушку грез, велев нанести на нее символ соответствующего кошмара, а после провести ночь в одной из гостевых комнат, дабы сей кошмар узреть во сне... В одной из комнат гостевого крыла разыскали герои чей-то дневник, на страницах коего узрели символ потери. После чего один из искателей приключений вызвался пережить кошмар, и, запершись в гостевой комнате, погрузился в беспокойный сон.

Сомнения захлестнули разум его. Если воспоминания, исполненные страданий, вдруг исчезнут, станет ли он счастливее?.. И если смерть настигнет его, оборвет ли она тяготы и лишения?.. Одно за другим, исчезали воспоминания... Он позабыл имя матери, затем возлюбленной и собственных детей... Ныне пред ним оставались лишь незнакомцы... Дневник, который он вел все эти годы, содержал сведения, ему незнакомые, но он продолжал вести его... Он утратил голос, а затем и зрение... Кто он? Где он?... К тому времени, он утратил чувство реальности... Все обратилось в ничто... и у него ничего не осталось... В конце концов он лишился души... и осталось лишь его бренное тело... С истошным криком герой пробудился; вытирая со лба холодный пот, он обнаружил на подушке грез осколок потерь - воплощение пережитого кошмара.

Следующим кошмаром, узреть который согласился иной искатель приключений, стала агония, ибо символ оной оказался начертан на обнаруженной героями старой карте. В страшном сне осознал он, что проклят. Ни смерть, ни сон недоступны ему ныне... лишь бесконечная агония. В те страшные дни, исполненные нестерпимой боли, узнал он о карте - маленькой надежде избавиться от проклятья. Неужто грешно стремиться к сему?.. Но нет, не судьба... Карта окрасилась черным, и черный дождь излился с небес. Все стало черным - его тело, душа, карта и надежда... Весь мир обратился во тьму, и остались лишь смертные, дожидающиеся избавления от присного существования...

Символ страха герои отыскали начертанным на старых доспехах, и один из искателей приключений, погрузившись в сон, узрел кошмар, в котором преследовали его окровавленные рыцари. Неуязвимые ни для мечей, ни для магии, рыцари продолжали преследовать героя, одного за одним убивая всех его спутников и друзей... Он бежал и бежал... И когда, казалось, отрывался от преследователей, те вновь возникали у него за спиной... С трудом переводя дыхание, он забежал в некий особняк... Рыцари - следом, методично осматривая комнату за комнатой... И вот они уже за дверью, за которой, не помня себя от страха, схоронился он... Но яркое солнце взошло, и рыцари, ступившие в комнату, исчезли, как утренний туман... Облегченно выдохнув, он обернулся к окну... дабы узреть в последние мгновения своей жизни, как окровавленный рыцарь пронзает его мечом...

Последним из ужасающих видений, пережитых героями во сне, стало одиночество, а символ оного начертала на подушке грез сама Сомния. Искатель приключений, отважившийся узреть сей кошмар, вернулся мыслями в счастливое время, когда окружали его близкие и родные. Однако все когда-либо заканчивается, и наставник попросту вышвырнул его из дома. Лишь тогда, осознав, что повернуть время вспять невозможно, понял он, что впереди - вечное одиночество...

Обретя четыре осколка кошмара, герои поспешили покинуть гостевое крыло особняка, поспешив разыскать помянутую альпой "область для взрослых". В главном зале здания заметили они облаченного в алый камзол эльфа - наверняка хозяина, Адакорна. Последний кричал в отчаянии, приказывая прекрасное искусительнице убираться прочь... однако в следующее мгновение та вновь сотворила колдовские чары, и эльф покорно поплелся прочь, на поиски суккубы. Та, скрываясь в тенях зала, проводила его недобрым взглядом, после чего обернулась к наблюдавшим за сей сценой героям, постановив, что Адакорн принадлежит ей, и только ей. Эйлин вновь просила героев передать ей волшебную закладку, но получила категорический отказ. Фыркнув с досады, суккуба устремилась следом за своим зачарованным любовником...

Наконец, герои переступили порог "Дворца развлечений", известного также как "область для взрослых" - изысканного клуба, созданного богатеем для избранного круга лиц. Пребывали здесь призраки обитателей и гостей Адакорна, с коими монстры, ныне занимавшие особняк, жестоко расправились. Зрели искатели приключений множество духов, при жизни предававшихся всяческим порокам: игроков, пьянчуг, куртизанок, услугами которых так любил пользоваться Адакорн.

Миновав комнату, герои спустились в потайной подвал, где лицезрели распластавшегося на каменном полу хозяина особняка и склонившуюся над ним Эйлин. Суккуба тормошила любовника, но, похоже, успела испить без остатка все его жизненные силы, ибо Адакорн не шевелился - он был мертв. Досадливо хмыкнув, искусительница устремилась к героям, намереваясь покончить с сими чужаками раз и навсегда...

Однако пала, сраженная; очертания суккубы подернулись рябью и исчезла она, а на полу чертога лицезрели герои запретную книгу "Рюхолван". Они не замедлили положить на фолиант волшебную закладку, и книга, причинившая столько бед, не замедлила закрыться. Сомния недоверчиво наблюдала из теней за деяниями героев; теперь, когда пространство мира смертного восстановлено в своем изначальном виде, альпа не собиралась задержаться здесь - она присоединится к своей хозяйке в ее родном измерении.

В зал вбежал поркул Клаус, и, склонившись над тихо стонущим Адакорном, захлопотал подле хозяина. Последний с трудом поднялся на ноги, и, опираясь на руку слуги, побрел прочь. Поскольку в летнем особняке еще оставалось предостаточно монстров, Клаус собирался доставить Адакорна в его основной особняк, где хозяин останется надолго, восстанавливая силы после пережитого потрясения. И вновь подивились герои удаче поркула - единственного в Доме Дикой Похоти, кому удалось сохранить жизнь. Быть может, все дело в том, что Клаус оказался чист душой, а подобных смертных суккубы попросту не выносят?..

Книгу "Рюхолван" герои по возвращении в город передали Арагави, после чего поспешили в гильдию искателей приключений, дабы получить причитающееся вознаграждение. И не видели они, как таинственный аристократ, отойдя в темный переулок, открыл запретную книгу, и фигура Эйлин соткалась пред ним. Суккуба озадаченно озиралась по сторонам, не ведая, как оказалась здесь. Но, заметив внимательно рассматривающего ее мужчину, она вознамерилась было отведать жизненных сил его... но обнаружила, что не в силах прикоснуться к нему! "Не волнуйся, юная леди, я найду тебе новую жертву", - обнадежил Эйлин Арагави...

  1  2  3  4  
Web-mastering & art by Bard, idea & materials by Demilich Demilich