Demilich's

Антология

Год 2161. Мемуары Жителя Убежища

Введение

Одна из положительных сторон старости - приобретение собственного взгляда на окружающий мир. Новые лидеры Племени (они отказываются называть себя старейшинами до тех пор, пока я не передам свои обязанности приемнику, который, если мне повезёт, появится в скором времени) попросили записать мои знания для будущих поколений. Ну и ну! Те знания, которые им действительно понадобятся, можно получить только потом и кровью, а, не прочитав несколько строк на бумаге. Но будущее - большая загадка, и им, возможно, понадобится некоторая опорная точка. Чтобы обрадовать их, я записал то, что, думаю, будет важно в скором времени.

Они хотят, чтобы я написал мемуары. Хорошо. Я сделаю это. Но сделаю по-своему. И я достаточно стар, чтобы поступить именно так.

Убежища

Подобно всем настоящим членам Племени, я - Житель Убежища. Перед войной, правительство Соединенных Штатов, включавших в себя тысячи многолюдных поселений, потратило много средств на постройку всех этих горных тоннелей и металлобетонных подземных хижин. В то время было много Убежищ. Одни были расположены рядом с городами, другие - очень далеко. Они должны были стать самыми безопасными укрытиями в случае атомной войны. Как вы можете догадаться, когда началась война, ваши предки перебрались в Убежища. Убежище 13 было особенным.

В течение нескольких поколений наши предки жили в Убежищах. Чего бы они ни придумывали, всё сводилось к одному: покидать Убежища - слишком опасно. Они выращивали пищу, перерабатывали отходы, читали, работали, спали, заводили семьи и даже очищали столь необходимую воду в пределах Убежища. Я родился в яслях, и был воспитан общиной (и роботом). Это была хорошая жизнь, но всему хорошему рано или поздно приходит конец. Спустя примерно три поколения после начала войны сломался водоочистительный чип Убежища, необходимый для производства пресной воды. Все запасные детали были либо сломаны, либо потеряны, а без водного чипа Убежище было обречено. Нужно было срочно предпринимать какие-либо меры.

Смотритель Убежища собрал самых здоровых жителей определённого возраста и заставил нас тянуть жребий. И угадайте, кто вытянул самую короткую соломинку? Это был я. Если бы я не вытянул её, история была бы довольно короткая, не правда ли? Я покинул Убежище на следующий день.

Жизнь снаружи

Первые насколько дней были, мягко говоря, мучительными. Я отбивался от гигантских мутировавших крыс, желание которых съесть меня было немного сильнее, чем должно было быть. Моей единственной зацепкой было местоположение Убежища 15. Я потратил пару дней, спотыкаясь по пустыне, прежде чем наткнулся на небольшое поселение под названием Тенистые Пески. Я остановился там на небольшой отдых. Я помогал жителям этого городка, и жители помогали мне. Поймите, что для того чтобы выжить, необходимо работать плечом к плечу даже с теми людьми, кому вы не доверяете. Два уважаемых жителя Тенистых Песков стали доверять мне, Танди, и её отец Арадэш.

С их знаниями и помощью человека по имени Ян я продолжил свой путь к Убежищу 15. Точнее к руинам Убежища 15. Разрушенное непогодой, бандитами и временем, Убежище стало бесполезным для моего народа. Диспетчерская, содержащая водный чип этого Убежища, была погребена под тоннами обвалившихся камней, поэтому мне пришлось продолжить свои поиски.

После небольшой заварушки с рейдерами, которые годами терроризировали бы Племя, я очутился в Джанктауне. Именно здесь я понял главное правило всего: хорошие поступки далеко не всегда являются признаком хорошего человека. Я почти ничего не помню о Джанктауне, но у меня нет и тени раскаяния о моих действиях в этом городе. Здесь же я встретил собаку, с которой мы легко подружились, и которая стала мне преданным другом. Я до сих пор скучаю по Дружку.

Несмотря на то, что Джанктаун был городом торговцев (и предателей), там не было водного чипа. Я не отчаивался, ведь у меня ещё было достаточно времени на поиск чипа и возвращение домой. Мне было необходимо двигаться дальше. К счастью, мне показали направление на крупнейший город пустоши - Хаб.

Хаб был больше чем Джанктаун и Тенистые Пески вместе взятые. Там можно было поместить Убежище, и вы бы ничего не заметили. Но у жителей Хаба не было нормальной жизни, этот город всё равно был пустынным местом. Договорившись с некоторыми торговцами о поставке воды в Убежище, я немного успокоился. Смотря на это с высоты прожитых лет, я думаю, что, возможно, это было моей ошибкой, но я по-прежнему не виновен в том зле, которое скрывается за руинами цивилизаций.

Очередная зацепка привела меня в город упырей, который они называли Некрополис. Там же я столкнулся с огромными мутантами, экипированными неизвестным мне оружием. С неиссякаемой печалью я говорю о смерти Яна в городе мертвых. Супермутант насмерть сжёг его своим огнемётом. Время идёт, но я до сих пор помню запах горящей плоти. Его гибель не была напрасной, поскольку я всё-таки нашёл водный чип, спрятанный под городом. Без особых приключений я вернулся в Убежище 13.

Враги государства

Несмотря на то, что Смотритель был явно рад моему возвращению со столь необходимым водным чипом, он был в панике от моего описания супермутантов. И в тот момент я осознал свою ошибку, которую я совершил, заключив сделку с торговцами водой. Я указал им, да и другим людям, где находится наш дом. Без бывшей скрытности, Убежище могло бы с лёгкостью быть уничтожено. Информация о судьбе Убежища 15 нисколько не помогала.

Смотритель поручает мне новое задание - найти и ликвидировать опасность нападения супермутантов.

И снова я покидаю Убежище. Теперь мне было проще, на сердце не лежала такая тяжесть, как в прошлый раз. Вспоминая всё это, я понимаю, что должен был впервые увидеть истинные обличья обитателей Убежища и Смотрителя.

Я вернулся в Хаб с целью найти какие-либо ключи к выполнению моего задания. Проведя там некоторое время, я напал на след преступного теневого мира этого шумного и суетящегося города. Они думали, что смогут управлять мной, но я опроверг их заблуждение, обманув их. Я спас молодого человека, принадлежащего Братству Стали. Несколько выскочек попытались остановить меня, но я многое узнал о выживании с тех пор как покинул Убежище. Я был очень заинтересован в том, чтобы на время покинуть город.

Я дошёл до Братства. Зная, что у них есть необходимая мне информация, я пытался вступить в их ряды. Прежде чем вступить в Братство требовалось выполнить определённое задание. Предполагая, что задание будет лёгким и непродолжительным, я согласился и отправился в место, которое они называли Свечением. Ужас атомной войны никогда не был для меня столь очевиден.

Братство было удивлено, увидев меня снова, но ещё больше оно удивилось, когда узнало, что я выполнил задание. Я получил нужную информацию, и даже некоторые технологии и отправился на поиски Костяного Двора.

По пути я зашёл в Некрополис с целью повидать старых друзей. К сожалению, теперь этот город действительно был городом мертвых. Все упыри были вырезаны. По улицам бродили огромные мутанты. Я нашёл единственного выжившего, который поведал мне историю о том, что мутанты напали на город вскоре после моего ухода. Перед смертью упырь рассказал мне, что мутанты искали чистокровных людей и одного из них с особенным усердием. Особая цель мутантов, по словам упыря, идеально подходила под моё описание. С тяжёлым грузом на сердце и ознобом я продолжил своё путешествие к Костяному Двору.

Мастер

Должно быть, Лос Анжелес до войны был самым большим в мире городом. Костяной Двор казался бесконечным с многочисленными каркасами зданий, лежащих под палящим солнцем. Даже ветер не проникал в этот мёртвый город.

Там я нашёл много врагов и всего несколько друзей. Когда было необходимо, я убивал, узнавая всё больше и больше о природе своих истинных противников. Глубоко под землёй я нашёл то зло, которое стояло за мутантами и их армией. Под крышей мрачного секретного убежища, где стены были увешаны человеческими телами, и предсмертные крики эхом разносились по коридорам, я нашёл великое множество злобных созданий и мутантов.

Проходя мимо этих уродов, я убил одного из их слуг и надел его одежду. Скрываясь, таким образом, от подозрительных взглядов, я пробрался на самый нижний уровень Убежища. Чем ниже я спускался, тем ужаснее становилось моё путешествие. Всё больше и больше тел впечатанных в стены попадалось мне на пути. Самым худшим было то, что люди на стенах были до сих пор живы, и даже знали о моём присутствии.

Спустя некоторое время, я очутился в самом ужасном месте, которое я когда-либо видел. Я до сих пор не могу заставить себя написать то, что предстало моему взору. Но мне становится легче от того факта, что Чудовище теперь мертво и Мастера больше не существует.

Цистерны

Моя работа еще не была выполнена, ведь у меня оставалось последнее задание. Мастер построил, в прямом смысле слова, свою армию моментально. Люди, предпочтительно с небольшим радиационным повреждением, должны были быть захвачены и отправлены в специальные цистерны. Ёмкости были наполнены каким-то веществом под названием FEV, и оно делало из людей огромных уродливых мутантов.

Я должен был успеть найти цистерны и вывести их из строя, до того, как к власти придёт новый Мастер и возобновит производство армий мутантов. К счастью, у моих друзей из Братства было несколько зацепок на счёт местоположения цистерн, и они помогли мне достичь цели.

Вторгаясь в эту местность, я наткнулся на большое количество мутантов и роботов. Никто не смог преградить мне путь. У меня было задание. У меня была цель. И у меня была большая пушка. Здесь погиб Дружок - жертва мощного энергетического силового поля. Я скучаю по этому псу.

В тот же день я разрушил все цистерны и вместе с этим армию мутантов. Последнее что я слышал о мутантах, так это то, что они раскололись на отдельные группировки и исчезли в пустыне.

Возвращение в Убежище 13

Я вернулся, но меня никто не считал героем. Смотритель встретил меня снаружи массивной двери Убежища и заявил, что, несмотря на незабываемые заслуги перед Убежищем, он больше не может доверять мне или тому, в кого я превратился. Он говорил что-то о том, как я спас Убежище, и теперь я должен уйти. Подонок.

Я ушёл.

Следующие дни и недели были тяжелы для меня. Я встретил нескольких настоящих друзей вдали от Убежища, и они погибли, следуя за мной. А теперь моя семья вышвырнула меня вон с наставлением никогда больше не возвращаться. Я кричал. Я рыдал. В итоге я пришёл к выводу, что, возможно, Смотритель был прав. Я изменился. Жизнь за пределами Убежища была другая, а теперь я тоже стал другим. Но я никогда не прощу ему того, что он со мной сделал.

Я бродил по пустыне, но никогда не отдалялся от гор, ограждавших Убежище от остального мира. Возможно, я хотел вернуться и либо попросить жителей о возвращении, либо выступить в суде с этой же просьбой. К счастью, я не сделал этого. Я встретил небольшую группу опечаленных жителей Убежища, которые, несмотря на всё случившееся со мной, решили покинуть Убежище и присоединиться ко мне. Они почти ничего не знали об окружающем мире, и обязательно бы погибли, не будь моей поддержки.

Все вместе мы небольшой группой двинулись на север, прочь от Убежища и старой жизни. Постепенно, я научил их тому, чему научился сам. И вместе мы учились процветанию.

Племя

Спустя некоторое время, наша группа превратилась в племя. Я влюбился и завёл семью подобно другим членам племени.

Мы основали поселение на вершине высокого утёса. Благодаря нашей усердной работе, мы получили довольно безопасный дом. Мы посылали разведчиков в Убежище в надежде на то, что сможем помочь кому-либо из единомышленников, оставшихся там. Но вскоре мы прекратили эти попытки. Мы теперь не появляемся в тех местах. Мне часто хочется узнать о судьбе Убежища 13, да и других, но у меня нет свободного времени на выяснение этого.

Я учил остальных тем навыкам, которые пригодятся им для выживания и здорового роста. Охота, фермерство и другие навыки, необходимые для пропитания. Строительство и наука пригодятся для строительства домов.

Моя любимая и я управляли поселением и племенем. Благодаря нашей общей поддержке, племя росло и постепенно крепло. Но всему рано или поздно приходит конец. Теперь наши сыновья и дочери правят племенем. Я уверен, что племя, управляемое нашими детьми будет процветать и дальше.

Моя любимая погибла много лет назад, но не проходит и дня, чтобы я не вспомнил лица Пэт. Оно предстаёт передо мной каждый раз, когда я смотрю на наших детей. Этот дневник - наше наследство для них, их детям и всему племени.

Такова моя история, и я неразрывен с нею.

Странник
Год 2197. Братство Стали

Война, война никогда не изменяется. Это стало результатом пути, который выбрало человечество. Каждый, кто вступал в конфликт, ожидал победы, каждый был оптимистом. Но с ростом напряженности в мире оптимизм стал убывать, и общество пришло в упадок. Были построены огромные Убежища, чтобы защитить жизнь лучших представителей социума, которые были необходимы для его выживания. Были запасены ресурсы и технологии. Это стало последней защитой от грядущего холокоста. И люди с тяжёлым прошлым и разрушенным настоящим смотрели в будущее. Самое большое Убежище 0 стало центром сети Убежищ. В нём жили самые великие лидеры, учёные и артисты. Обитатели Убежища 0 сплотили убежище, и повели людей к новой жизни, в новый мир.

Но после того, как упали бомбы, мир погрузился в хаос. Чтобы обеспечить построение послевоенной утопии, Убежищам нужна была помощь. И пока поверхность выжигал огонь войны, и потом выстуживала ядерная зима, под землёй должна была строиться мощная машинерия. Но после того, как первая бомба покинула шахту, планы пришлось менять. Во время катастрофы связь между Убежищами прервалась. Единство их было нарушено, а те, что уцелели, были предоставлены сами себе. Не все Убежища пострадали. На западном побережье северной Америки одно из военных убежищ осталось практически в неприкосновенности.

Его обитатели поднялись на поверхность выжженных земель и взвалили на свои плечи тяжёлую задачу. Они посвятили себя поиску технологий в уничтоженных Убежищах. Технологии изучались, восстанавливались, охранялись. И так как они понимали, что численность их ограничена, но видели будущее в восстановлении науки.

Так они основали Братство Стали. Паладины Братства использовали свои знания, чтобы прекратить зверство на поверхности. Они объявили себя техническими спасителями человечества и исследовали земли в поисках технологий, осматривая лагеря выживших, бандитские города и останки Убежищ. Но даже они не могли справиться с мутантами, которые диктовали условия жизни на пустынных землях.

В Братстве Стали осознавать, что им нужен приток свежей крови, кому можно будет доверить и передать технологии. Проблема оказалась серьёзной, и совет старейшин решил, что распространять технологии без контроля - безумие. Нельзя продолжать принятую практику. Дальнейшая дискуссия привела к решению - уничтожить грубую силу на поверхности, а после начать возрождение технологий. И вскоре супермутанты, бойцы из завоевательной армии почившего Мастера, были обращены в бегство и отброшены за горный барьер на востоке.

Братство построило огромные дирижабли, чтобы преследовать врага и навсегда покончить с угрозой. Но когда они пересекали горы, произошло несчастье - сильнейший шторм обрушился на основные силы и сбил их с курса. Многие дирижабли были повреждены, а многие разбились в горах. Команда главного дирижабля долго боролась со стихией и, в конце концов, смогла сесть на окраине большого разрушенного города, прошлом называвшегося Чикаго. Измученные, голодные и деморализованные, паладины собрались с силами и вновь подставили свои плечи под непосильную задачу.

Братство смогло предложить многое окружающим деревням. Они стали менять современные лекарства на пищу и труд. Они обеспечили защиту от рейдеров в обмен на новых рекрутов. Со временем их ряды стали расти. Отделённые от остальных сил Братства огромным расстоянием, руководители экспедиции смогли организовать новое Братство Стали и вновь стали сражаться за свою идею. Однако, в отличии от старого Братства, будущее которого было не ясно, новому ордену предстояло выжить на новых землях, и политика Братства должна была измениться.

Ряды Братства выросли, и с увеличением численности оно ощущало себя ближе к главной цели. Настало время реальных действий. Оставив позади заставу, воины углубились на запад в район, называемый Пояс.

Это истощённая и страшная земля, наполненная смертью и остатками войны. Те, кто выжили там, заключили между собой своего рода соглашение, основанное на крови и страхе истребления. Эти люди, как и в других пустынных землях, были изолированы. Уговорить их вступить в ряды Братства будет очень не просто. Многие из них не понимают стремлений Братства по объединению людей, что наверняка породит сопротивление сей идее. И, хотя жители представляют опасность, но ещё опаснее сама земля. Судя по сохранившимся записям, именно здесь пролегал путь воздушных кораблей Братства, попавших в шторм. Есть все основания считать, что один из самых больших дирижаблей потерян именно в этом месте. Если бы его удалось найти, тогда оборудование, которое было на нём, можно было бы вернуть для служения великой цели, для которой оно и было предназначено; возможно, что там остались и выжившие, но лишь немногие верят в это. Только время сможет расставить всё по своим местам.

Отправившись в обозначенный район, Братство Стали встретилось с новой угрозой - супермутанты. Было много кровопролитных стычек. Враги были прекрасно вооружены и знали тактику Братства. Их подготовленность вызывала только удивление. Но всё же супермутанты были повержены. Их предводителем оказался выживший член экипажа пропавшего дирижабля - Гаморин. Без управления Гаморина они никогда не оказали бы такое серьезное сопротивление Братству. Именно его усилия стали тем фактором, который и создал эту угрозу. Однако, старейшины и генералы смогли в конце-концов восторжествовать над злом. Данные, найденные на базе Гаморина, показали, что путь мутантов в их рейдах на запад совпадал с рассчитанным направлением на Убежище 0. Есть ли связь между находкой мутантами Убежища 0 и возникновением новой, механической угрозы - покажет время. Но то, что в будущем предстоят новые тяжёлые стычки с роботами уже очевидно, и у Братства появился новый и смертельный враг.

Опасения паладинов Братства Стали подтвердились. У роботов теперь есть множество заводов, разбросанных по Пустоши, и огромное их количество собралось вокруг гор в районе, который был известен, как Колорадо Спрингс. Это - предполагаемое место Убежища 0, которое и стало центром производства роботов под управлением их хозяина - некоего Калькулятора. Исследованная Братством информация позволила узнать о задачах роботов до войны. Они должны были помогать людям не допустить самоуничтожения, но теперь роботы уничтожают человечество, которое они должны были спасать. Они обладают огромной мощью и силой, и все живые формы жизни - их основная цель на уничтожение. Братству и раньше приходилось приспосабливаться к новому врагу, и теперь, с разработкой нового оружия, оно сделает это ещё раз. Тактика Братства не идеальна, и для нового врага её нужно менять. Ударные отряды должны быть отправлены на фабрики роботов и центры управления, которые поставляют Калькулятору его механических солдат. Братству угрожают большие потери, но ведь битвы не проходят бескровно.

Братству Стали было известно, что в истеричное время, которое предшествовало войне, Убежища строились каждый день, а основой для нулевого Убежища стал древний храм войны с позабытым названием. Он стало местом хранения гениев того времени, содержащихся при температуре, близкой к абсолютному нулю. Был построен Калькулятор - смесь человека и машины. Устройство, объединившее в себе механические контуры и образчики человеческих мозгов, связанных кибернетическим интерфейсом; предположительно, представляя собой идеальное общество, эти замороженные мозги осуществляли контроль над функционированием Калькулятора, питая его нейро-сеть. Калькулятор был создан, чтобы обеспечить заселение континента после войны и обучить новое человечество её урокам.

Но сначала он должен был стерилизовать землю, чтобы тем самым обезопасить жизни людей Новой Америки. Для этой цели в распоряжении Калькулятора находились армии аварийных роботов, которые были построены с расчётом, чтобы пережить холокост и сразу же после него выйти на поверхность и приступить к своим задачам. Но механические повреждения в течение многих лет после падения бомб стали причинной бездействия Калькулятора. Человечеству пришлось искать собственные пути преодоления апокалипсиса и только сейчас Калькулятор начал выполнять свою программу, и выпустил армады роботов, начавших массовое уничтожение всего живого. Из-за жестоких рамок, заложенных в него программой, Калькулятор нельзя адаптировать к новым условиям, сложившимся на земле. Калькулятор не станет слушать жалобы и мольбы, его нельзя уговорить, его можно только остановить.

После многонедельных битв паладинам Братства всё же удалось проникнуть в нулевое Убежище. После длительных боёв Братство обнаружило Калькулятор и уничтожило его. Это - судьбоносная победа человечества, так как основная сила в текущем кровопролитии - беспощадные роботы - теперь мертвы. Единственное, о чём сожалели воины - это о потерянной возможности приобрести новые неизведанные технологии. История показывает, что в любой победе есть доля поражения, но иногда приходится сделать шаг назад.

В нулевом Убежище Братство разместило основную базу своей деятельности. И, хотя здесь были огромные разрушения, Убежище всё ещё оставалось огромным складом, в котором хранились знания об утраченных технологиях. Древняя постройка стала центральной базой Братства Стали, которая координировала действия ближних и дальних застав. Отсюда же отправлялись конвои со снаряжением в различные точки Пустоши. Ирония состояла в том, что они полностью копировали пути своих врагов. Теперь основной задачей Братства стало обучение локальных кланов, которые пополняли ряды паладинов новыми рекрутами. Но обучение не было односторонним. Многие поколения выживших в суровых условиях Пустоши пришли к идее единения с природой, и они многому смогли обучить тех, кто нёс им новые технологии. Это были знания гармонии и баланса, которые Братству были ранее недоступны.

Но не все жители Пустоши следовали путём сотрудничества. Многочисленные банды грабителей и рейдеров стали противостоять Братству Стали. Собрав свои силы, они смогли вернуть себе то, что раньше было ими потеряно, так как Братство отвлеклось на укрупнение своих региональных отделений. Некоторые из дальних блокпостов были потеряны, и Братство обнаружило, что сражается с партизанами. К счастью, ряды последних были малочисленны.

Воины Братства, приученные к дисциплине и самоотдаче, смогли быстро усвоить преподанные им уроки. С появлением в районе новых сил возникли и новые задачи, и все планы по восстановлению контактов с западом были отложены на неопределенный срок. Начался новый набор в Братство, и ряды новичков выросли. Все военные силы были направлены на подавление появившихся новых очагов напряжённости, чтобы в конце концов сделать эти районы безопасными для членов Братства и их союзников.

И вновь Братство Стали стало единственной значимой силой в окрестностях Чикаго, и ресурсы были его направлены на экспансию и развитие. Стали широко распространяться технологии, и даже построена ирригационная система. Человечество вошло в очередной виток своего развития. Братство Стали вынесло испытание этих пустынных земель, оно стало более жестоким, но и более мудрым. Придётся многое осмыслить, прежде чем станет возможным объединение старого Братства и нового. До этого момента будут заключены новые союзы и выиграны новые битвы. Предстоит ещё много сражений, но это в будущем...

Год 2208. Техасское противостояние

Рассказ этот – о трех новобранцев Братства Стали, столь непохожих друг на друга, но объединенных общей целью. Здоровяк Сайрус, чью родную деревушку разорила армия мутантов, вынудив селян скитаться по пустоши; вскоре до юноши дошли слухи о том, что мутанты разбиты, и силы, противостоящие им – воины и паладины Братства Стали. Восхищалась последними и Надя – сирота, выросшая на задворках одного из городков, промышлявшая воровством и старающаяся не попадаться на глаза заправляющим в городе преступникам; но однажды паладины, прочесывающие город в поисках утраченных технологий, покончили и с криминалом, после чего покинули селение так же неожиданно, как и появились в нем. Третьм же потенциальным новобранцем оказался упырь Кайн, безжалостный наемник, чей дом был сожжен дотла мутантами; исполненный гнева и жажды отмщения, Каин потребовал у Братства Стали принять его в орден, и паладины неохотно согласились предоставить упырю шанс пройти испытание посвящения.

Так, трое оказались в захолустном техасском городке Карбон, где должны были встретиться с отрядом паладинов Братства, дабы те сообщили им детали прохождения испытания. Как оказалось, на селение частенько устраивали набеги рейдеры, предводительница которых требовала у мэра Ричарда исправно выплачивать ей деньги «за защиту». Местные указали троице новобранцев на городской бар, в котором как раз предавались возлияниям рейдеры, в Карбоне задержавшиеся.

Ворвавшись в бар и перебив подвыпивших рейдеров, трое поинтересовались у бармена по прозвищу Подмышка, не видал ли тот в городке паладинов Братства Стали. Бармен припомнил, что помянутые солдаты наведывались в Карбон несколько недель назад, и посоветовал новобранцам обратиться к мэру Ричарду, должному находиться на городской площади.

Мэр, к которому обратились с вопросом герои нашего рассказа, радушно заметил, что и рад бы помочь им – вот только хотелось бы ответного жеста. А именно – перебить радскорпионов, гнездящихся на городском складе. И уж после он припомнит, о чем давеча разговаривал с одним из проходящих через город паладинов...

Ступив на помянутый склад, новобранцы открыли огонь на поражение по гигантским скорпионам и крысам, занявшим обширное помещение. И когда с инсектоидами было покончено, мэр, исполняя свою часть уговора, поведал троице чужаков, что паладины Братства Стали спустились в кратер, остававшийся на краю Карбона со времен Великой Войны; тогда в оный низвергнулась добрая половина городка.

Новобранцы устремились в кратер, где среди разрушенных зданий кишмя кишели гигантские скорпионы, крысы да жуки... вот только следов паладинов заметно не было... Но никак не ожидали герои, что в глубинных пределах кратера повстречают они Ричарда в сопровождении рейдеров. Недобро ухмыляясь, мэр признался, что паладины действительно заходили в городок, однако после того, как перемолвились с предводительницей рейдеров, незамедлительно его покинули. И сейчас Ричард оказался перед выбором: или передать чужаков, расправившихся с рейдерами в городском баре, их жаждущим крови товарищам... либо беспомощно наблюдать, как последние сожгут Карбон дотла. Верный выбор оказалось сделать несложно...

Дабы удостовериться в том, что жизненный путь новобранцев Братства Стали оборвется здесь и сейчас, мэр загодя запасся гранатами, которые, отступив на безопасное расстояние, и бросал в сторону троицы. Однако последняя сумела удивить Ричарда, ибо перебила рейдеров, а после пристрелила и его самого...

Взрывы гранат вызвали обрушение стен кратера, но герои сумели выбраться из оного за считанные минуты до того, как это произошло... Карбон горел... Предводительница рейдеров жестоко мстила горожанам за случившееся в баре, и головорезы предавали огню здания, а жителей Карбона жестоко расстреливали на улицах.

Трое приняли бой с превосходящими силами противника, и, зачистив Карбон от захватчиков, проследовали на городской склад, где собрались выжившие. Понимая, что рано или поздно рейдеры вернуться, чтобы закончить начатое, новобранцы приняли решение нанести удар первыми. Горожане поведали героям, что оплот рейдеров – в здании старого завода на окраине города.

Покинув склад, трое выступили в означенном направлении, расправляясь со всеми без исключения рейдерами, встреченными по пути. Проникнув на завод, они привели в действие старый реактор, вызвав сбой множества систем и механизмов. Предводительница рейдеров была занята переговорами с генералом армии мутантов, которому продала захваченных в плен людей, и саботаж со стороны новобранцев Братства Стали застал ее врасплох. Мутант не пожелал поддержать рейдеров в противостоянии проникшим на завод противникам, удалился.

Троица героев обратилась к разъяренной их действиями предводительнице рейдеров с вопросом касательно паладинов Братства Стали, и та призналась, что солдаты расспрашивали ее об армии мутантов в окрестных землях, после чего устремились по следу оных – в направлении города упырей. Приведенная в ярость тем фактом, что троица перебила добрую половину ее людей, предводительница рейдеров атаковала... за что и поплатилась жизнью...

...Узнав о том, что опасность со стороны рейдеров им больше не угрожает, жители Карбона возликовали. Герои расспрашивали их о городе упырей, но горожане лишь недоуменно пожимали плечами: до них доходили слухи о том, что западный город упырей Некрополис был разрушен мутантами – возможно, выжившие перебрались куда-то...

Пожилой странник, означившийся в Карбоне, узнав от героев о мутантах, заметно помрачнел, пробормотав о том, что, несмотря на минувшие десятилетия, все еще помнит чудовищного Мастера... Знал он и о городе упырей. Название оного давно позабыто, и теперь именуют его «Лос-что-то-там», или просто – «Лос».

...Простившись со странником, трое героев выступили в означенном тем направлении, и несколько дней спустя достигли города Лос, главенствовала в котором Церковь Потерянных, упыри-служители которой безжалостно расправлялись с людьми, дерзнувшими приблизиться к их владениям, именуя действия свои жертвоприношениями.

На мосту, что на окраине города, герои повстречали странствующего упыря Гарольда. Последний припомнил – да, несколько недель назад здесь ненадолго появлялись паладины Братства Стали, но с тех пор он боле не видел их. Гарольд предупредил героев, что здесь, на мосту, упыри довольно дружелюбны, а вот к фанатикам в городе да к безумцам на пристани и близко приближаться не следует – если, конечно, жизнь дорога.

Но троица ступила в пределы Лоса, расправляясь с упырями как в доках, где ржавели давно позабытые суда, так и в городских кварталах, где освобождали содержащихся в огороженных колючей проволокой областях людей, в скором времени должных стать жертвоприношениями в ритуалах Церкви Потерянных. Над городомом разносилось радиовещание Пророка, глоголившего о человечестве, в скудоумии своем разрушившем благословенный мир, после чего раса упырей посредством страданий стала поистине святой, вознесясь над остальными обитателями планеты.

Осторожно проскользнув в обращенное в церковь здание в центре Лоса, герои лицезрели Пророка, обращающегося к прикованному к стене пожилому паладину Братства Стали и требующего открыть ему, где находится ключ. «Неужто не понимаешь ты, что мы одинаковы – Братство Стали и Церковь Потерянный?» - спрашивал упырь. – «Мы стремимся защититься от ужасов науки». «Ничего подобного!» - отвечал паладин. – «И когда здесь появится отряд солдат Братства, они пройдут через твой драгоценный город, явят миру все твои тайны...»

Обещав непокорному, что на следующей день он умрет, и мучительно, Пророк удалился, а герои, приблизившись к паладину, поинтересовались, кто он такой. «Я – Ромбус, предводитель паладинов Браства Стали», - представился пленник. – «Точнее, был до того, как меня схватили. Теперь Братством заправляет совет, а старые рыцари вроде меня странствуют по Пустоши и погибают от лап монстров...»

Узнав, что героев всего трое, Ромбус принялся сыпать проклятиями, обвиняя совет в недальновидности; он же предупреждал, что в окрестных землях началось весьма существенное движение сил, враждебных Братству... Как то, например, культ упырей, который хранит подходы к бункеру, сокрытому где-то поблизости. Но в то время, как упыри страшатся того, что находится внутри, объявившиеся окрест мутанты стремятся заполучить это и осуществить давно желаемое – обратиться в главенствующую расу Земли, подчинив себе все остальные. Что до «ключа», который требовал вернуть Пророк, то признался Ромбус, что он сумел «позаимствовать» у культа пластиковую карту; неизвестно, что открывает она, но наверняка как-то связана с бункером.

Обещав, что непременно освободят паладина, героя приблизились к Пророку, остававшемуся у церковного алтаря, поинтересовались, по какой причины упыри столь рьяно пытаются сокрыть от мира бункер. Пророк, представившийся Блейком, отвечал: «Бункер – тюрьма для Вечности, одновременно священной и нечестивой. Никто не смеет войти; никто не смеет выйти».

Не добившись от Пророка внятного ответа, герои попросту прикончили излишне религиозного упыря, и, отыскав на теле его ключ от кандалов, отомкнули им оковы Ромбуса. Паладин повел из за собой по городским кварталам к закоулку, спрятал в котором пластиковую карту. Однако в противостоянии с многочисленными упырями был тяжело ранен, и продолжать путь не имел возможности. Передав пластиковую карту новобранцам Братства, Ромбус заклинал тех добраться до бункера до того, как это сделают мутанты...

Один из остававшихся на городском мосту упырей поведал героям о том, что бункер находится прямо под городом, и проникнуть внутрь возможно из складского помещения корпорации Vault-Tec, находяшегося в доках. Сам он прежде работал инженером в бункере, создавал роботов, в то время как коллеги его занимались какими-то биологическими экспериментами. Затем произошел взрыв, сильнейший выброс радиации обратил его и многих других в упырей...

Поспешив в означенном направлении, лицезрели герои мутантов близ помянутого здания; стало быть, оные уже успели спуститься в подземные пределы... Покончив с мутантами, рыскавшими у входа, трое спустились в подвалы склада, а оттуда на лифте – в пределы бункера. Как оказалось, мутанты уже достигли сих глубин, и сейчас противостояли роботам – стражам сего осколка довоенной цивилизации. Но что именно надеются обрести мутанты в недрах позабытого бункера?..

Исследуя покинутые коридоры, герои лицезрели пред собой огромного супермутанта – Аттиса, генерала армии мутантов. «Убийство Мастера лишь укрепило нашу решимость», - произнес он, нависая над новобранцами Братства Стали. – «Мы непременно захватим этот бункер, узнаем его тайны, а зачем создадим здесь оплот для войны против человечества». «И что это за тайны?» - полюбопытствовали герои, и отвечал Аттис: «В лаборатории этого бункера... скажем так, там – оружие. То, которое даст армии мутантов огромное преимущество в грядущем конфликте».

Супермутант атаковал, и героев окружили иные мутанты, облаченные в бронекостюмы, позволяющие им становиться невидимыми человеческому глазу. Схватив троих новобранцев, мутанты подтащили их к огромной и кажущейся бездонной дыре в полу одного из помещений. Ухмыляясь, Аттис рассказал пленникам, что целая часть этого бункера заполонена ужасающими тварями – когтями смерти, и именно этим бестиям на съедение отправит он троицу незадачливых представителей рода людского. А поскольку твари чуют кровь и запах этот наполняет их безумием, Аттис отсек руку Сайруку, после чего приказал столкнуть как последнего, так и Надю с Кайном в ямину...

К счастью, упали те на груду мусора, чудом сохранив себе жизни... К изумлению своему, трое лицезрели пред собой молодую девушку в синем комбинезоне, которая постановила, что им немедленно следует продвигаться ко входу в Сад. Поддерживая теряющего кровь Сайруса, новобранцы последовали за незнакомкой - Мэри, не забывая отстреливаться из рыщущих в тенях когтей смерти. Эта часть подземного бункера давным-давно обратились в руины, став рассадником для ужасающих тварей...

Довольно скоро достигли они тяжелых металлических дверей, означился за которыми Сад – незатронутый монстрами подземный комплекс, где проживало немало обитателей бункера, и в просторных комнатах из пластика и металла цвела буйная растительность.

Жители бункера незамедлительно доставили Сайруса в лазарет, где ученые сумели восстановить отсеченные нервные окончания, вернув благодарному здоровяку руку. После чего к троице обратилась иная девушка, представившаяся Патти, офицер безопасности бункера, сменившая на этом посту приснопамятного Блейка, который утверждал, что исследования ученых – ключевых исследователей корпорации Vault-Tec - «злы» по своей природе и убедил охрану противостоять им; но после случился взрыв – ученые остались в подземных пределах, в то время как охранники вынуждены были ступить на поверхность.

Герои рассказали Патти о том, что в недра бункера стремятся проникнуть супермутанты, и девушка встревожилась, прося троицу о помощи в организации бегства ученых из подземного комплекса. Она велела новобранцем сопровождать одного из техников к центральному компьютеру бункера, чтобы отключить системы вентиляции воздуха; после чего должна открыться дополнительная вентиляционная шахта, через которую жители бункера могут надеяться покинуть подземелье, избежав расправы от рук супермутантов.

Наряду с техником герои проследовали в тоннели, в которых ныне оставались лишь боевые роботы – защитные механизмы бункера, приведенные в действие случившемся взрывом. Достигнув консоли управления системами центрального компьютера, техник принялся за работу, в то время как герои сдерживали натиск подступающих со всех сторон роботов...

Техник велел героям отыскать на сопредельных территориях комплекса компьютеры, управляющие элеватором, и трое оставили жителя бункера близ консоли, устремившись на поиски помянутых систем. В одном из помещений заметили они мутантов в знакомых бронекостюмах, которым Аттис приказал охранять дверь в лабораторию, пока не отыщут они способ открыть ее. Переговариваясь, упоминали мутанты, что находится в лаборатории «исцеление»...

Покончив с мутантами, герои продолжили поиски, восстановили подачу энергии к элеватору. Но когда вернулись к консоли управления, то обнаружили лишь труп несчастного техника – роботы все-таки прикончили его... Потому героям пришлось самостоятельно останавливать системы вентиляции и открывать дополнительную шахту. Из отображающейся на мониторе информации следовало, что чистый воздух в бункере закончится в течение тридцати дней; оставалось лишь надеяться на то, что обитатели бункера сумеют покинуть оный в означенный промежуток времени.

Вернувшись в Сад, герои сообщили Патти о том, что путь к отступлению открыт; сами же они задержаться в бункере – поспешат к лаборатории, ведь именно туда стремятся проникнуть мутанты. Офицер безопасности сообщила, что единственным ключом от лаборатории владел их ведущий исследователь, но он сгинул в руинах бункера, заполоненных когтями смерти.

Следующие несколько часов новобранцы провели к заброшенных коридорах бункера, а после – в пещерах, обиталище когтей смерти. Ведущий ученый, Дюбоис, забрел в логовище слепой матки когтей смерти... и на глазах троицы героев та сожрала его – наряду с ключом от лаборатории. Герои прикончили матку, и, разделав огромную тушу, обнаружили в брюхе твари ключ от лаборатории.

Когда трое вернулись в Сад, то обнаружили, что здесь уже хозяйничают мутанты. К счастью, обитатели бункера успели скрыться в вентиляционной шахте, задраив за собой люк. Новобранцы Братства Стали выступили против многократно превосходящих сил супермутантов, вслед за ними устремились в лабораторию, ведь в которую противники уже успели выломать.

Пребывало в лаборатории немало мутантов и когтей смерти, а в центральном помещении комплекса означился никто иной как Аттис, и пребывал генерал в весьма прескверном расположении духа. С горечью признался он, что исследования в этом бункере проводились на предмет излечения стерильности, вызванной мутациями... и надеялся Аттис, что обнаружат они вещество, которое позволит его сородичам размножаться! Поистине, то оказалось бы страшным оружием...

Однако эксперименты исследований успехом не увенчались, а когда Аттис применил к себе созданное теми вещество, то обнаружил, что вызывает оно лишь новые, страшные мутации. И сейчас ощущал он, как клетки его делятся с невероятной скоростью, изменяются.

На глазах потрясенных героев Аттис обращался в поистине гигантское средоточие щупалец, глаз и ртов, стремительно распространяющееся по всем этажам подземной лаборатории. Трое бросились прочь, расстреливая куски протоплазмы, продолжающей расширяться... «Мы станем совершенной армией», - гремел под сводами комплекса голос преображенного генерала. – «Единая плоть, единый разум... Я восстановлю умерший мир, верну на него жизнь, уничтожу раздор. То станет поистине совершенный мир».

В одном из помещений герои заметили Патти, ныне практически полностью поглощенную чудовищем. Несчастная призналась, что не успела покинуть бункер наряду с остальными, так как последовала за солдатами Братства Стали в лабораторию... и участь, ожидающая ее, поистине незавидна. Патти призналась, что существует в бункере помещение, которое позволяет разом взорвать весь комплекс – подобная крайняя мера была принята на случай вооруженного вторжения. Рядом с помещением находится монорельс, и на нем возможно переместиться в горы, что в нескольких милях от Лоса.

Патти молила героев прикончить ее, и те с тяжелым сердцем исполнили просьбу девушки. После чего разыскали и привели в действие ядерное устройство, установленное под бункером... Следующие минуты растянулись для них на целую вечность – в коридорах комплекса шло ожесточенное противостояние между супермутантами и гигантской раздувшейся сущностью, бывшей некогда их генералом, теперь же стремящейся поглотить своих сородичей...

Трое бежали к монорельсу, и успели покинуть комплекс за считанные секунды до взрыва, уничтожившего как бункер, так и город упырей над ним... Так завершилось противостояние новобранцев Братства Стали и супермутантов Аттиса, и угрозе землям Техаса со стороны последних не существовало боле...

Год 2241. Путь Избранного

В 2162 году после победы над Мастером и его армией, Житель Убежища вернулся домой, но был изгнан Смотрителем, так как своим присутствием мог нарушить ход социального эксперимента, проводимого правительством США. Жителю ничего не оставалось делать, кроме как отправиться в скитания по пустыне. Впрочем, он никогда не отдалялся от гор, ограждающих от внешнего мира его родное убежище, некоторые обитатели которого, услыхав про то, что с ним произошло, решили покинуть свой дом и присоединиться к нему. Спустя некоторое время Житель Убежища наткнулся на эту группу - эти люди мало что знали о мире за пределами убежища, и, несомненно, погибли бы, если бы не его помощь. Именно тогда Житель Убежища снял свой костюм, и никогда его больше не надевал.

Он и его новые спутники вместе направились на север, к великим каньонам на юго-западе Орегона, где и начали постройку своего нового дома - Арройо, что была завершена 18 августа 2167 года. Постепенно Житель учил людей тому, что знал сам. Вместе они учились выживать. Со временем их разношёрстная компания превратилась в племя, Житель Убежища полюбил одну из своих спутниц, Пэт, и завёл семью, как и все остальные соплеменники.

Житель Убежища научил их необходимым навыкам выживания - охоте и фермерству для добычи пропитания, инженерному делу и науке для постройки домов, основным навыкам рукопашного боя для защиты своего имущества. Житель и Пэт стали управлять деревней - с их помощью племя росло и становилось сильнее. Первое время они продолжали посылать разведчиков в Убежище в надежде на то, что смогут помочь кому-либо из единомышленников, оставшихся там. Но вскоре эти попытки были прекращены. В 2188 году у них родилась дочь, которая позже стала Старейшиной.

16 января 2208 года, несколько лет спустя смерти Пэт, Житель Убежища по просьбе остальных влиятельных членов племени записал для потомков свои мемуары. Вскоре после этого он оставил свой костюм на кровати и исчез из Арройо. Одни считали, что он погиб и его забрали небесные духи, другие же говорили, что он почувствовал, что настало время покинуть Арройо и предоставить руководство поселением новым Старейшинам. После однолунного (месяца) периода скорби о Жителе Убежища жизнь в Арройо возвратилась на круги своя.

Последнее испытание дочери Жителя Убежища перед получением звания Старейшины племени началось второго февраля 2208 года. Она проходит серьёзный курс физической подготовки, обучается разным наукам, математике и, конечно же, обращению с оружием. Через два года начинается тайное испытание, ключевой частью которого был приём порошка из галлюциногенных растений Хакунина. Лишь с большим трудом она смогла преодолеть Храм Испытаний. Ей пришлось использовать всё своё обаяние, чтобы пройти большую часть препятствий, после того, как её пистолет заклинило ещё на первом этапе. Позже она подвергла испытание суровой критике, что привело ко многим изменениям и доработкам. Через два дня она приняла почётное звание Старейшины деревни. Она правила твёрдой рукой, и все прославляли её мудрость.

23 марта 2221 года у Старейшины родился сын, позже прозванный "Избранным". Личность его отца по-прежнему осталась не раскрытой. Причина этому неясна, но, возможно, Старейшина просто постыдилась сообщить его имя.

В 2241 году в районе Северной Каролины началась жесточайшая засуха, нанёсшая большой урон посевам и стадам браминов Арройо. Такого не было уже многие годы. Старейшина, увидев рекламу G.E.C.K. на голодисках своего отца, решила, что это была единственная надежда деревни на выживание. Решение было принято незамедлительно - она послала своего сына на его поиски. 25 июля Избранный прошёл посвящение, спустившись в Храм Испытаний, как и его мать за много лет до этого. Два дня спустя он ушёл из своей деревни с целью разыскать древнее устройство, способное вдохнуть новую жизнь в Арройо.

Долог был путь Избранного. Побывал он в Кламате, Модоке и Дэне - селениях, построенных на руинах довоенных городов; посетил шахтерский Реддинг, Разрушенные Холмы, где мирно сосуществовали люди, упыри и супермутанты, Нью Рено, град порока и растления, столицу игорного бизнеса, Сан Франциско, ныне заполоненный китайцами. Отыскал и знаменитый Город Убежища, сотворенный поселенцами из Убежища 8 при помощи G.E.C.K. Посетил стремительно разрастающуюся Новую Калифорнийскую Республику, оплот закона и справедливости в Пустоши.

Но самого вожделенного "Комплекта по созданию райского сада" Избранный так и не обнаружил. И никто не мог помочь ему, благо помимо туманных слухов о существовании подобного устройства, никаких свидетельств оного не было обнаружено. Поиски продолжались...

Во время отсутствия Избранного, 20 июля 2242 года Арройо было атаковано солдатами Анклава, облачённых в силовые доспехи и вооружённых энергетическим оружием. Они обрушились на деревню на "огненных птицах" (то есть на вертибёрдах, захватили жителей деревни в плен и отвезли на нефтяную платформу. Оказавшие сопротивление были убиты. Когда Избранный вернулся, отыскав G.E.C.K. в далеком южном Убежище, на месте деревни он обнаружил лишь пепелище и умирающего Хакунина среди мертвых тел. Теперь у него появилась новая цель...

Его соплеменники были нужны Анклаву для экспериментов с FEV (Вирус Принудительной Эволюции). Им были нужны две тестовые группы - одна состоящая из чистокровных, неизменённых людей, а другая - из "мутантов", живших в пустошах и десятилетиями подвергавшихся воздействию радиации и FEV, что, по мнению Анклава, сделало их "нечистокровными". Образцами нечистокровных людей стало похищенное население Арройо. Чистокровной группой стали жители Убежища 13, которые наконец-то встретились со своими давно потерянными собратьями в тюремных камерах Анклава.

Осенью 2242 года, Избранный смог проникнуть в Анклав на повреждённом танкере, и уничтожил нефтяную платформу "Посейдон", убил Президента Соединённых Штатов Ричардсона и Фрэнка Хорригана - полевого оперативника, гибрида человека и супермутанта, тем самым покончив с планами мирового господства Анклава. Выжившие пленники наконец-то оказались на свободе.

После уничтожения Анклава беженцы из Арройо и Убежища 13 построили новое поселение, использовав найденный Избранным G.E.C.K. Оказавшись в сотнях миль от Убежища, его жители решили присоединиться к новому сообществу - их технические знания вкупе с навыками выживания дикарей способствовали дальнейшему росту и процветанию поселения. Две ветви одной семьи воссоединились, а их спаситель, Избранный, стал Старейшиной, и руководил Нью Арройо ещё долгие годы. Его мать, бывшая Старейшина, убедившись в безопасности и процветании нового поселения, спустя несколько лет отправилась в своё последнее путешествие, навсегда уснув в своей постели.

Год 2277. Проект "Чистота"

Из всех Убежищ, разработанных корпорацией Vault-Tec, Убежище 101 являлось экспериментальным секретным образцом, двери которого не должны были открыться никогда. По изначальной идее, микросоциум должен был продолжать существовать в стерильных условиях под надзором Смотрителя, напрочь отрезанный от мира внешнего, изуродованного Великого Войной.

История наша берет начало в 2277 году, два столетия спустя после великой катастрофы. Именно тогда отец героя, о которой пойдет наш рассказ, самовольно покинул Убежище 101, чем вызвал гнев Смотрителя, бывшего в сем социуме законом и самодержцем. Стражники по указке Смотрителя убили бы 19-летнего сына нарушителя устоев, если бы тот не сумел бежать из Убежища по обнаруженному им тайному коридору, расположенному под комнатами самого Смотрителя. Более того, заглянув в компьютер последнего, герой с изумлением обнаружил сведения о том, что секретные экспедиции в мир внешний проводятся уже порядка трех десятилетий, и все это время Смотритель продолжает получать информацию от своих агентов о ситуации в окрестных землях, именуемых "Столичной пустошью".

Проследовав по подземному тоннелю, герой выбрался наружу, и впервые в жизни лицезрел Пустоши - бесплотную равнину, тянущуюся до самого горизонта. Неподалеку виднелся город, помянутый в файлах Смотрителя - Мегатонна. Столь красноречивое название он получил в честь неразорвавшейся атомной бомбы в центре селения - наглядной памяти о Великой Войне. Осторожно приближаясь к городу, герой заметил, что все дома выстроены на склонах образованного ею кратера и обнесены высокой стеной, собранной из старых обшивок самолетов.

Как поведал страннику Лукас Симмс, шериф Мегатонны, город возник не за одну ночь. Мегатонна существует не один десяток лет, она живет и развивается. Во время атаки Вашингтона один из самолетов потерпел крушение вместе с атомной бомбой. Бомба при этом не детонировала. Сперва это был небольшой поселок для людей, пытавшихся попасть в Убежище 101. Их туда не пустили, и они осели здесь. Чтобы укрыться от ветра, они использовали обломки от самолета, а бомбу оставили. Позже были построены высокие стены и некоторые здания из старых самолетов и металла, который они собрали в разрушенном Международном аэропорту Даллеса (Вашингтон, округ Колумбия). Некоторые принялись поклоняться атомной бомбе, лежащей в кратере в центре города, как божеству - это Дети Атома. Теперь в Мегатонне целая церковь - Церковь Детей Атома.

Конечно, герой расспрашивал жителей Мегатонны, не видали ли они в городе его отца, и узнал от хозяина местного бара, что тот направился на юго-запад, в руины Вашингтона, дабы разыскать точку вещания радиостанции "Новости галактики". Помимо оной, в эфир постоянно выходит и радио Анклава, но здесь, в захолустной Мегатонне, никто и никогда не видывал представителей сей организации - истинных правителей США.

Ныне руины Вашингтона - место чрезвычайно опасное, ибо бродят здесь рейдеры, случайные супермутанты, а в тоннелях метро поселились одичавшие упыри. Здание радиостанции "Новости галактики" охраняли от супермутантов паладины Братства Стали, заключившие соглашение с единственным ведущим радио - Три Догом. Последний старался донести до жителей Столичной пустоши правду о положении дел в регионе, противопоставляя оную напыщенной пропаганде радио Анклава. Рейдеры, работорговцы, супермутанты - вот злободневные темы репортажей Три Дога...

Юноше ведущий сообщил, что отец его действительно побывал здесь, и Три Дог просветил сего ученого касательно ситуации в Столичной пустоши, после чего последний выступил в южный город Ривет-Сити, упомянув о некоем проекте "Чистота" и о докторе Ли, с которой должен обязательно встретиться.

И герой выступил на юго-восток, следуя по восточному берегу реки Потомак. Миновав руины Вашингтона, он добрался до поселения Ривет-Сити, расположенного в корпусе заброшенного авианосца, построенном на Военно-морской верфи в Вашингтоне во время Великой Войны. После того, как в Потомаке понизился уровень воды, авианосец встал на мель в районе Анакостии.

Сначала на авианосце жили только уцелевшие ученные из состава довоенной Научной станции Ривет, которые перебрались на авианосец, чтобы укрыться за его бронированными стенами и использовать его коммуникации и оборудование.

Лет 50 назад (до 2239 года) местность вокруг кишела болотниками и все усилия людей в этой части Столичной пустоши сводились к отвоевыванию места под солнцем. Потом район подвергся нападению супермутантов. Это дало Пинкертону и его людям, назвавшим свою общину Содружеством, избравшим авианосец своим домом, возможность отбиться от опасных тварей, а потом вычистить весь корабль от их остатков и привести его в сносное состояние. Пинкертон стал первым советником на верхней палубе и под его руководством город стал процветать и расти. Ривет-Сити наладил торговлю с остальным населением Столичной пустоши...

Ступив на борт авианосца и разыскав в одном из отсеков научную лабораторию, герой расспросила доктора Мэдисон Ли о своем отце, Джеймсе. Как оказалось, много лет назад тот наряду с матерью нашего героя работал над воплощением в жизнь проекта "Чистота", суть которого сводилась к очищению водных ресурсов в регионе. Но затем мать нашего героя умерла от послеродовых осложнений, и Джеймс принял решение покинуть Ривет-Сити и уйти в Убежище 101 где, как он считал, сыну его будет безопаснее. После этого ученые оставили проект "Чистота", ибо проводимые ими эксперименты заканчивались неудачно, а затем ушли и паладины Братства Стали, предоставив жителей города самим себе.

Но теперь, много лет спустя Джеймс вернулся и настаивает, чтобы доктор Ли и иные исследователи вернулись к проекту "Чистота". Увы, для последних тот символизировал лишь прошлое и несбыточные иллюзии, посему отец нашего героя в одиночку выступил к разрушенному мемориалу Джефферсона, где находилась старая исследовательская лаборатория.

Здесь вовсю хозяйничали супермутанты; с боем пробившись через их ряды, юноша разыскал исследовательскую лабораторию, в которой обнаружил несколько голодисков отца. Как следовало из оных, последний разыскал в компьютере Смотрителя информацию о Станисласа Броне - знаменитом ученом из Vault-Tec, ставшем Смотрителем Убежища 112. Именно он являлся разработчиком G.E.C.K. - терраформенных модулей, призванных вернуть жизнь в мир после Великой Войны. Подобная идея захватила Джеймса целиком: быть может, подобные технологии смогут привести его собственный проект - "Чистоту" - к воплощению в жизнь?.. И ученый выступил на запад, к Убежищу 112, находящемуся в местечке под названием Эвергрин Миллс, ибо в тот, как следовало из полученной информации, незадолго до войны был отправлен один из приборов G.E.C.K. (Убежище 101, в силу иной направленности проводимого в нем социального эксперимента, подобного не получило).

Добравшись до Убежища 112, герой обнаружил, что пребывают в нем роботы, поддерживающие жизнь в немногочисленных обитателях, а последние заключены в некие капсулы. Заняв одну из свободных, юноша подключился к системе, перенесшись в виртуальный, счастливый мир, восстанавливавший довоенный образ американской глубинки. Отгородившись от суровой реальности искореженного мира, обитатели Убежища 112 проводили жизни в вымышленной вселенной, не зная забот и тягот, и даже помыслить не могли, что жизнь их - иллюзия.

Как оказалось, виртуальной реальностью управлял никто иной, как доктор Брон, которому технологии позволили оставаться в живых все эти столетия. За минувшие века у него развилась социопатия, посему Смотритель забавлялся, раз за разом убивая обитателей своего иллюзорного мира, а затем вновь воскрешая их. Сумев договориться с виртуальным воплощением Брона и исполнив ряд его нелицеприятных поручений, герой обрел свободу, ровно как и его отец.

Последний тепло приветствовал сына, сообщил ему, что должен немедленно возвращаться в Ривет-Сити, дабы рассказать Мэдисон Ли о существовании G.E.C.K. Ученый действительно надеялся на воплощение в жизнь своего амбициозного проекта "Чистота"!

...Сопровождаемые героем и его отцом, ученые из команды доктора Ли выступили к мемориалу Джефферсона, в свою старую исследовательскую лабораторию, дабы попытаться извлечь из довоенных компьютеров информацию касательно возможного местонахождения G.E.C.K.

Но восстановить комплекс они не успели, ибо неожиданно к мемориалу прибыли солдаты Анклава, потребовавшие у ученых немедленно передать в их ведение все данные касательно проекта "Чистота". Отец нашего героя пожертвовал собственной жизнью, инициировав перегрузку реактора комплекса, забрав с собою анклавовцев.

Выжившие ученые, в число которых входила доктор Ли, и юноша бежали по подземным тоннелям к зданию Пентагона, ныне именовавшегося Цитаделью, где пребывал оплот Братства Стали. Набольшие паладинов на западном побережье направили их в Столичную пустошь 20 лет назад в поисках сохранившихся технологий, но прибывшие никак не ожидали повстречать в руинах Вашингтона супермутантов. И теперь в регионе появились солдаты Анклава, являющие собой куда более значимую угрозу. Братство Стали сталкивалось с этой могущественной организацией три десятилетия назад в Калифорнии, и с тех пор об Анклаве ничего не было слышно. Но теперь, похоже, "истинное правительство США" вновь заявило о себе.

Старейшина Лайонс, предводитель ветви Братства Стали в Столичной пустоши, внимательно выслушал рассказ доктора Ли о захвате Анклавом мемориала Джефферсона, где находится очиститель воды - увы, неработающий. В Цитадели отыскался один из компьютеров корпорации Vault-Tec, в котором хранилась информация об Убежищах в регионе. Наш герой обнаружил упоминание о том, что Убежищу 87 был выделен G.E.C.K., после чего вознамерился немедленно выступить на поиски легендарного устройства.

...Устремившись к Убежищу 87, юноша достиг сектора руин Вашингтона, где шло противостояние солдат, называвших себя Изгоями Братства, с внушительным контингентом супермутантов. Оказав поддержку изгоям, герой встретился с их лидером, который сообщил, что его подчиненные заняли оружейный бункер, но непосредственно во внутренние отсеки пробиться не могут, ибо ключом к ним служит победа в компьютерной симуляции.

Решив попытать счастья, герой погрузился в виртуальную реальность, симулирующую противостояние китайским коммунистам в 2066 году в горах Анкоридж, что на Аляске. Расправляясь с многочисленными противниками, юноша пробивался в их укрепленные бункеры, взрывал артиллерийские орудия, пытаясь на корню сломить сопротивление китайских боевиков, "Химер". Наконец, ведомые им американские солдаты ворвались на китайский нефтеперерабатывающий завод, расправились с генералом противостоящих им сил...

Симулятор "Операции: "Анкоридж" был завершен юношей с ошеломляющим успехом, и двери оружейного бункера раскрылись пред пораженными Изгоями. Последние немедленно схватились друг с другом за право обладания арсеналом, и герой поспешил ретироваться... не забыв прихватить из бункера усовершенствованную силовую броню.

...Продолжив путь на запад, герой заметил паром, покачивающийся на водах реки Потомак. Паромщик предложил путнику отправиться в южные земли, парк Пойнт-Лукаут, где на много миль распростерлись непроходимые топи, а в них - бренные останки развлекательных комплексов. Привлеченный рассказами о смертельных опасностях и несметных сокровищах, герой принял приглашение и, купив билет на паром, отправился в путешествие к устью реки Потомак.

Немедленно он заметил старинный особняк Кэлверт, над которым поднимался дым, и выступил в сем направлении. Как оказалось, в развалинах сих обитал своенравный и заносчивый упырь Десмонд Локхарт, которому немало досаждало местное племя дикарей, то и дело штурмовавшее особняк. Герой помог Десмонду отразить нападение, и упырь предложил ему сделку: юноша проникает в северный собор, где ютится дикарское племя, и выясняет, что тому от него понадобилось, а взамен Десмонд хорошенько заплатит своему наемнику.

Герой на предложение согласился, и, углубившись в зловонные топи Пойнт-Лукаута, вскорости достиг собора "Ковчег и голубь". Культ дикарей, пребывавший там, поведал ему, что верит в совершенство разума, отречение от бренности бытия в уничтоженном мире. Юноша осторожно поинтересовался, зачем культисты напали на особняк Десмонда, но дикари лишь плечами пожимали: мол, так приказал им лидер культа - просвещенный Джексон.

Разыскав последнего в гроте под собором, герой заметил, что тот внемлет гласу некоей голографической проекции мозга, кою почитает за истинное божество. Именно сия сущность приказала культистам атаковать Джексона!.. Обратилась она и к юноше, велев тому уничтожить устройство, которым владеет гуль, ибо именно оно ограничивает сферу влияния сущности, не давая той распространить свое влияние на все окрестные земли.

Вернувшись в особняк, герой рассказал Десмонду о таинственном индивиде, направляющем дикарей. Упырь сразу же признал в сем мозге - останки профессора Кэлверта, своего давнего соперника. В прежние времена Кэлверты были весьма влиятельным кланом в Мэриленде, и, похоже, один из них оказался личным врагом Десмонда.

Не вдаваясь в подробности, тот сообщил герою, что мозг профессора скрывается где-то поблизости и использует высокочастотный передатчик, дабы диктовать свою волю культистам. Упырь передал юноше генератор помех, велев закрепить тот на самой высокой точке развлекательного парка Пойнт-Лукаут - на вершине колеса обозрения!

Но когда герой, исполнив поручение, возвращался к особняку, тот был взорван дикарями у него на глазах. Как оказалось, профессор Кэлверт усилил сигнал, приказав миньонам расправиться с ненавистной немезидой. Десмонд, однако, выжил, схоронившись в подземном убежище, и теперь точно знал, где скрывается повелевающий культистами разум: на маяке, буквально в нескольких сотнях метрах от его собственного убежища.

Наряду с героем Десмонд устремился к маяку, дабы покончить с Кэлвертом раз и навсегда... В подземных отсеках маяка обнаружилась довоенная лаборатория, охраняли которую роботы, управляемые человеческими мозгами! Похоже, эксперименты, проводимые профессором Кэлвертом по единению нейронных и механических систем увенчались успехом, и герой наряду с Десмондом лицезрели наглядные свидетельства сего.

Наконец, герой и Десмонд разыскали мозг профессора Кэлверта, пребывающий в сосуде с биогелем, и уничтожили его. 200-летний упырь возликовал: теперь-то он получал во владение базу Клэверта со всеми технологиями!.. Герой же, забрав из бункера то, что посчитал достаточно ценным, вернулся к парому, на котором добрался до Столичной пустоши.

...Несколько дней он следовал на север, к Убежищу 87, отметив про себя множество работорговцев, появившихся в регионе. Пообщавшись с беглым рабом, Вернером, юноша узнал, что невольников скупает Ашур, заправила города Питт, до войны называвшегося Питтсбургом. В сем захолустье свирепствует страшная болезнь, косящая несчастных мирян, и лишь Ашур, главарь рейдеров, обладает лекарством от нее. Болезнь с годами превращает человека в кровожадного мутанта - трога, теряющего разум, и характерна она лишь для этого города; покинувшие Питт выздоравливают.

Вернер просил героя подобраться к Ашуру и добыть лекарство, дабы спасти рабов от страшной участи. Юноша согласился, и Вернер на вагонетке доставил его по подземному тоннелю к Питту, пребывающему в 500 километрах от Столичной пустоши.

Облачившись в рабские лохмотья, юноша направился в город, ибо Вернер наказал ему разыскать рабыню по имени Медея. Дабы не привлекать излишнего внимания со стороны рейдеров, он устроился чернорабочим на литейный завод, на задворках которого хозяйничали обезображенные одичавшие троги.

Наконец, улучив момент, юноша разыскал Медею, и та сообщила ему, что единственный способ обрести свободу и аудиенции у Ашура - одержать победу на "гладиаторских" поединках, проводимых между рабами в Дыре рейдерам на потеху. "Дырой" именовалась своеобразная арена в центре города, и именно туда устремился герой.

Одержав верх в трех непростых поединках с иными рабами, он удостоился чести ступить в Верхний город, где пребывала Крепость - оплот Ашура. Последний пригласил героя присоединиться к рейдерам, и тот ответил согласием, получив право свободно перемещаться в крепости. В лаборатории юноша обнаружил, что "лекарство", столь необходимое рабам - живой ребенок Ашура, не подверженный болезни. Именно в геноме сей девочки содержалась бесценная информация, позволявшая превозмочь действие вируса, поражавшего жителей Питта.

Верные договоренности, рабы подняли восстание, набросившись на рейдеров с самодельным оружием, тайно сделанным на заводе. Воспользовавшись сумятицей, герой похитил младенца, доставив ее схоронившемуся в подвалах завода Вернеру. Последний, однако, сообщил, что собирается натравить троггов на Верхний город, а девчонку использовать в жестоких экспериментах, что наверняка будут стоить ей жизни.

Осознав бесчеловечность устремлений сего беглого раба, герой прикончил его, после чего вернулся в Крепость и передал ребенка Ашуру. Последний простил юношу, уверовав в то, что тот претворял в жизнь хитроумный план по устранению лидера мятежников. Ашур поведал, что некогда служил в рядах Браства Стали, но оставил орден паладинов, дабы попытаться возродить Питт. И теперь у города есть надежда: лекарство, которое удастся получить из генома дочери, подарит надежду жителям Питта, и тогда исцеленные рабы обретут свободу, дабы честно трудиться во имя светлого будущего. Быть может, годы спустя надеждам сим и суждено воплотиться в жизнь...

Как бы то ни было, с гибелью Вернера мятеж рабов захлебнулся, и герой как можно скорее покинул сие обезображенное Великой Войной захолустье, вернувшись через подземный тоннель на Столичную Пустошь, где продолжил поиски Убежища 87...

Поскольку высокий радиационный фон не позволял приблизиться к Убежищу напрямую, юноша по совету ученых Братства Стали проник в оный через сеть пещер в соседних горах. Убежище 87 заняли супермутанты, еще много лет назад истребившие местное население.

В недрах Убежища 87 герой разыскал G.E.C.K., но вынести наружу его не успел, ибо был взят в плен последовавшими за ним анклавовцы под началом полковника Огастеса Отема. Последние доставили юношу на свою базу в Рэйвен Рок, заключили в камеру, требуя сообщить им код активации очистителя воды... о котором пленник понятия не имел.

Однако затем случилось нечто странное: по внутренней связи к герою обратился сам Президент Джон Генри Эдем, предложив тому проследовать к нему в офис и кое-что обсудить. Пребывая в недоумении, герой предложение принял, и ступил в извилистые коридоры комплекса Анклава.

Как оказалось, в роли Президента выступал искусственный интеллект, который сам создал свою личность на основе предыдущих Президентов США, от Вашингтона по Ричардсона. Он предложил герою модифицировать проект отца, поместить в очиститель воды капсулу с модифицированным Вирусом Принудительной Эволюции. Действие сие приведет к массовому геноциду супермутантов, упырей и иных сущностей, геном которых отличен от человеческого.

На подобный шаг юноша пойти не мог, но все-таки забрал с собою сосуд с вирусом, поскольку в противном случае ИИ просто не выпустил бы его с базы Анклава. Более того, герою удалось убедить Президента запустить программу самоуничтожения.

Бежав с Рэйвен Рок и вернувшись в Цитадель, герой сообщил о планах Анклава Старейшине Лайонсу. В настоящее время анклавовцы под началом полковника Отема интегрировали G.E.C.K. в системы очистителя воды, посему Братство Стали выступило в направлении мемориала Джефферсона, дабы взять оный под контроль. Сопровождал паладинов гигантский робот - Либерти Прайм, обладавший внушительной огневой мощью.

В ходе ожесточенного сражения силы Анклава оказались разбиты, а герой, проследовав в центр управления очистителем, привел его в действие... получив при этом огромную дозу радиации. Так, мечта отца его воплотилась в жизнь, и потоки очищенной воды наполнили русла рек Столичной пустоши...


Две недели спустя герой пришел в себя в Цитадели Братства Стали; медикам чудом удалось спасти ему жизнь. Старейшина Лайонс юношу произвел юношу в паладины Братства, после чего ввел в курс текущей ситуации в Столичной пустоши: войска Анклава разрознены, но не дезорганизованы, и Братство считает своим первейшим долгом покончить с сей угрозой раз и навсегда. Для этого организация задействует все находящиеся в наличии ресурсы, и в самом скором времени нанесет удар по базе Анклава в Роклэнде, что к юго-западу от Цитадели. Старейшина планировал направить на уничтожение вертокрылов противника Либерти Прайм, прекрасно проявившего себя в битве за очиститель, в то время как ударная группа паладинов проникнет внутрь лагеря через сеть тоннелей.

Отряд Братства Стали под командованием паладина Тристана методично зачищал базы Анклава на Столичной пустоши; наконец, рыцари выступили в западные пределы региона, ибо присутствие анклавовцев было обнаружено на спутниковой станции-ретрансляторе. Именно отсюда они поддерживали связь между своими подразделениями, действующими в окрестностях развалин Вашингтона.

Впереди отряда паладинов шагал Либерти Прайм, безжалостно подавляя сопротивление противника. Но неожиданно последовала ярчайшая вспышка... и гигантский робот взорвался!.. Паладины, к чести своей, натиск не ослабили, и ворвались внутрь станции через брешь в стене, проделанную роботом.

Захватив станцию и получив зашифрованные телеметрические данные со спутника, использовавшиеся Анклавом, рыцари вернулись в цитадель. Старейшина Лайонс был поражен потерей Либерти Прайма: годы кропотливой работы были потрачены на создание этого робота, и вот теперь Братство Стали лишилось своего единственного внушительного преимущества!..

Герой передал телеметрические данные на расшифровку ученым, сам же отправился к Лайонсу с докладом. Последний ожидал скорой и неминуемой контратаки Анклава на Цитадель, посему приказал всем контингентам рыцарей на Столичной пустоши немедленно возвращаться и держать оборону. Герою же Старейшина велел разыскать в северных пустошах комплекс под названием "Силовые установки Олни", где должен находиться трансформатор Тесла, экспериментальный довоенный прибор. Лайонс надеялся, что, обретя оный, ученые Братства смогут подготовить Анклаву небольшой сюрприз.

Выступив в означенном направлении, герой обнаружил, что в окрестностях комплекса пребывают когти смерти, контролируемые Анклавом с помощью излучения на определенных частотах. К счастью, ученые Братства загодя снабдили юношу генератором помех.

Разыскав трансформатор Тесла, герой доставил его в Цитадель, и ученые немедленно приступили к созданию пушки Тесла. Как следовало из полученных ранее телеметрических данных, за пределами Столичной пустоши существует еще одна база Анклава, "Адамс". Старейшина Лайонс предложил юноше следующий план действий: войска Братства Стали проводят отвлекающий маневр, в то время как сам он проникает внутрь комплекса по ветке Президентского метро.

Тоннели метро пронизывали большую часть пространства региона, и герой без помех добрался до цели - развалин Белого Дома. Именно под оным располагалось Президентское метро, следуя по тоннелям которого юноша достиг авиабазы "Адамс".

Согласно плану, герой дал сигнал паладинам, и те устремились в атаку на оплот Анклава. Сам же юноша проник внутрь мобильной базы противника, где находился пункт управления спутником, выстрел которого и уничтожил Либерти Прайма. Просмотрев информацию в терминале управления, он отметил, что в списке следующих потенциальных целей Анклава, должных подвергнуться орбитальной бомбардировке, находятся Цитадель, Ривет-Сити и Мегатонна. Герой изменил настройки, установив в качестве приоритетной цели авиабазу "Адамс".

Юноша и паладины Братства Стали бежали с обреченного комплекса на похищенном у противника вертокрыле, и из кабины оного с удовлетворением наблюдали, как авиабаза взлетела на воздух.

Казалось бы, основная угроза Цитадели устранена, но работа паладинов далека от завершения. Одиночные отряды Анклава продолжают пребывать на Столичной пустоши, а супермутанты прочно обосновались в самом сердце развалин Вашингтона. Посему новобранцу Братства Стали - герою нашего рассказа - будет чем заняться еще долгие, долгие годы...

Год 2281. Нью Вегас

После становления своего Новая Калифорнийская Республика непрерывно расширяла владения, пока, наконец, не столкнулась в пустыне Мохаве с сильным и жестоким противником, пришедшим из восточных пределов - Легионом Цезаря. Работорговцы и головорезы, входящие в него, сумели сдержать экспансию НКР, обратив регион пустыни в линию противостояния. И в центре оной пребывал Нью Вегас - город, избегший разрушения в ходе Великой Войны и по сей день сохранивший за собой статус мировой столицы азартных игр. Фактически правителем его является таинственный мистер Хаус, поддерживающий порядок в городе с помощью охранных роботов.

Герой нашей истории - простой курьер, работник компании "Мохаве Экспресс". В один прекрасный день ему было поручено доставить платиновую игральную фишку к северным воротам Стрипа Нью Вегаса, и он, ничтоже сумняшеся, выступил в путь...

Однако недалече от поселения Гудспрингс угодил в засаду. Рейдеры, называющие себя Великими Ханами, ограбили курьера, не забыв забрать фишку, после чего верховодящий ими мужчина в клетчатом пиджаке всадил несчастному пулю в голову и бросил умирать... Жизнь курьеру спас робот по имени Виктор, доставивший раненого к местному доктору. О самом роботе жители городка не знали практически нечего; обитает тот в Гудспрингсе уже много лет, здесь у него даже собственный дом...

Встав на ноги, курьер вознамерился во что бы то ни стало разыскать напавших на него. Неужто неизвестным нужна была платиновая фишка?..

Покинув Гудспрингс, курьер выступил в безжалостные пустоши Мохавы. Нынче здесь неспокойно; НКР и Легион Цезаря возвели укрепления на берегах реки Колорадо, сражаясь за дамбу Гувера, обеспечивающую регион электроэнергией. Для прокладки дорог Республика направила в Неваду заключенных, и те, воспользовавшись воцарившейся смутой, бежали, принявшись бесчинствовать в окружающих Нью Вегас селениях.

В одном из таковых городков, провинциальном Примме, местный администратор "Мохаве Экспресс" сообщил курьеру, что заказ, полученный ими, изначально был донельзя странен. Во-первых, сделал его некий робот... по описанию весьма походящий на Виктора. Во-вторых, велел он отправить к воротам Стрипа нескольких курьеров и доставить в точку назначения всяческие безделушки, как то шахматные фигуры и иже с ними. В-третьих, изначально платиновую фишку должен был забрать с собою иной курьер, но, увидев в списке сотрудников компании, отряженных на выполнение задания, имя нашего героя, побледнел и отказался от выполнения оного вовсе.

Расспрашивая жителей города о мужчине в клетчатом пиджаке и его спутниках-рейдерах, курьер выяснил, что направились те через Ниптон в Новак... Он продолжил путь на юг, вскорости прибыв в Ниптон - город, фактически сровненный с землей легионерами. Откуда по разрушенной магистрали устремился на северо-восток, вскорости достигнув Новака.

Городской снайпер - бывший солдат армии НКР - признал, что действительно знает мужчину в клетчатом пиджаке, но информацией о нем готов был поделиться лишь в том случае, если курьер окажет услугу поселению, избавив его от непрерывных атак упырей, пребывающих на заброшенном исследовательском комплексе неподалеку.

Как оказалось, община упырей враждовала с небольшим племенем супермутантов, с которыми разделяла комплекс, и герою пришлось немало потрудиться, решая проблемы и тех, и других: где - дипломатией, а где - оружием...

Снайпер сдержал данное курьеру обещание, сообщив, что мужчина в клетчатом пиджаке - Бенни - и сопровождавшие его Великие Ханы продолжили путь на север, в направлении Боулдер-Сити. Надо отметить, ныне поселение сие пребывает в руинах, ибо солдаты НКР заманили в город легионеров, после чего попросту взорвали его.

Ныне в руинах шла ожесточенная перестрелка между гарнизоном НКР и рейдерами, занявшими одно из зданий и взявшими заложников. Вызвавшись провести переговоры, курьер устремился к Великим Ханам, убедил их отпустить заложников и советовал поскорее уносить ноги. Как следовало из слов рейдеров, Бенни принадлежит к семье Председателей, управляющих казино "Топс" в Нью Вегасе. Этот слизняк предал их, оставив подыхать в Боулдер-Сити, сам же направился в родные пенаты...

Похоже, герою ничего не остается, как навестить столицу азартных игр и напрямую задать Бенни - как оказалось, бывшему протеже мистера Хауса - несколько весьма неудобных для того вопросов. Однако, стоило ему появиться в казино "Топс" и начать поиски Бенни, как тот стремительно покинул Нью Вегас, о чем герой узнал достаточно скоро. В комнатах беглого Председателя обнаружил он охранного робота, который в подробностях просветил его касательно происходящего.

Как следовало из слов робота, платиновая фишка - ничто иное, как компьютерный чип, уникальный носитель информации, заказанный мистером Хаусом через Виктора для усиления защитных систем города. Бенни же, завладев фишкой, вознамерился устранить мистера Хауса, приняв бразды правления Нью Вегасом. Для этого хитроумному Председателю требовалось с помощью фишки отключить защитные системы, после чего направить своего робота в обиталище мистера Хауса, дабы подключиться к центральной компьютерной системе и обезвредить охранных роботов. И сейчас Бенни, переодевшись в доспех легионера, направляется на Фортификационный холм, под которым находится довоенный терминал, вполне подходящий для активации компьютерного чипа. Одна проблема - именно на этом холме находится главная ставка самого Цезаря...

Стало быть, курьер невольно оказался втянут в центр конфликта между группировками, сражающимися за власть над регионом. С ним уже выразили желание встретиться Цезарь, Последователи Апокалипсиса, представители правительства НКР... и таинственный мистер Хаус. Вне всяких сомнений, курьер - джокер в колоде, и тот, на чьей стороне он выступит, может надеяться на скорую победу над противниками...

Герой оказался первым человеком за два столетия, переступившим порог покоев мистера Хауса в пентхаузе казино "Лаки-38". На огромном экране застыло изображение мужчины средних лет, а голос, прозвучавший в чертоге, принадлежал владельцу города. Мистер Хаус велел герою проникнуть в бункер под Фортификационным холмом, применив для этого платиновый чип... который прежде надлежит изъять у предателя Бенни...

Ведь мистер Хаус предвидел начало Великой Войны и приготовился к оной. В 22 года он основал компанию "РобКо индастриз", занимающуюся производством роботов, ставшую спустя пять лет одной из наиболее доходных корпораций в мире, и к 2050 году он создал огромную экономическую империю, поглотившую в частности компанию РЕПКОНН, производящую авиационную и космическую технику, и заработал свыше 30 миллиардов долларов.

В 2065 году мистер Хаус вычислил, что в следующие 15 лет неизбежно произойдет глобальная ядерная война и решил пережить ее. Поскольку он не желал и не мог спасти мир, то решил сохранить хотя бы свой любимый город- Лас-Вегас. По его проекту на Стрипе Лас-Вегаса было построено роскошное казино "Лаки-38", которое Хаус тайно оборудовал капсулой поддержания жизни и системой противоракетной обороны. С тех пор Хаус жил там затворником.

Также он создал целую армию охранных роботов, которых оставил в "Лаки-38" и в укрепленном бункере на Фортификационном холме. Помимо этого, мистер Хаус заказал ведущим программистам из города Саннивейл в штата Калифорния создать уникальный высокотехнологичный носитель информации, выглядящий как платиновая покерная фишка большого размера. На "фишку" были записаны самые различные программы: операционная система для охранных роботов, система управления противоракетной обороной "Лаки-38" и многое другое. 22 октября 2077 года работа над фишкой была завершена и курьер должен был доставить ее в "Лаки 38" на следующий день.

Но чип, содержащий новую, гораздо более совершенную операционную систему для охранных роботов, так и не был доставлен в срок... и на следующий день мир обратился в руины. 77 боеголовок было выпущено в регион; большую часть из них смогли обезвредить системы безопасности, установленные мистером Хаусом, иные были уничтожены лазерными установками, размещенными на крыше казино "Лаки-38"... Однако девять ракет все же достигли цели.

Программные недоработки повлекли за собой целый каскад сбоев системы управления "Лаки-38". Мистеру Хаусу пришлось отключить реактор казино, чтобы он не расплавился. Следующие несколько лет он боролся с отключениями электричества и новыми системными сбоями, пока не перезагрузил систему под старой версией ОС. Убедившись, что система поддержания жизни надежно функционирует, он закрыл себя в капсуле поддержания жизни и несколько следующих десятилетий провел в искусственной коме. Роботы охраняли "Лаки- 38", никого туда не пуская, и следили за событиями в Мохаве.

В 2273 году роботы заметили в Мохаве рейнджеров НКР. По их военной форме Хаус понял, что это вовсе не простые дикари и что прибытие целой армии для захвата дамбы Гувера - дело времени. Пришло время действовать. В 2274 году Хаус посредством роботов нанял три племени дикарей и предложил им служить ему. Обращенные дикари и роботы построили вокруг Стрипа стену и заняли дамбу Гувера. Когда генерал Аарон Кимбол привел армию НКР для захвата дамбы, им пришлось вступить в переговоры. Сам Хаус говорил послам республики, что его армия заняла дамбу, дабы охранять ее.

Мистер Хаус фактически навязал НКР "Соглашение Нью Вегаса", согласно которому республика получала доступ к дамбе Гувера, заняла аэропорт Маккаран, а также обязалась снабжать Стрип водой и подавать на него 5 % вырабатываемой дамбой электроэнергии. Также НКР признала суверенитет Стрипа как отдельного государства под властью Хауса и обязалась дать своим гражданам и военнослужащим свободный доступ в него.

Чтобы обеспечить Стрипу экономическое процветание и наградить обращенные племена, Хаус объявил их Правящими Семьями, назвав соответственно Омерта, Председатели и "Белая перчатка", и дал им в управление уцелевшие казино "Гоморра", "Топс" и "Ультра-Люкс". Также Хаус убедил присоединиться к его государству жителей Убежища 21, использовал материалы Убежища для ремонтных работ на Стрипе, а само Убежище залил бетоном, оставив по просьбе Сары и Шелдона Вайнтробов нетронутым верхний уровень, где был открыт недорогой отель с сувенирным магазином.

Хаус установил на Стрипе свои автократические порядки. В 2275 году все несогласные работать на него были изгнаны, а чтобы в город не попадал всякий сброд, туда пропускают только тех, кто приехал на монорельсе из Маккарана, доказал свою кредитоспособность роботам-привратникам, заплатив за вход, либо согласился работать на Хауса, платя огромные налоги. Также изгнание установлено на Стрипе в качестве наказания за преступления. Порядок в городе-государстве поддерживают охранные роботы, которым, впрочем, запрещено заезжать в казино без приглашения или сообщения о преступлении. В казино порядки устанавливают сами Правящие Семьи, хотя они и обязаны соблюдать ряд правил Хауса, например "Белой перчатке" запрещается возвращаться к каннибализму, который они практиковали до того, как были наняты Хаусом.

Для НКР Хаус отвел два старых здания на юге Стрипа, где были обустроены посольство республики и штаб военной полиции. По "Соглашению Нью Вегаса", за соблюдением порядка среди своих солдат, которым запрещено носить на Стрипе оружие, НКР должна следить сама силами военной полиции. На случай, если кто-то из солдат республики совершит совсем уж серьезное преступление, огнестрельное оружие имеет право носить один-единственный офицер армии НКР...


Судьба не благоволила к Бенни; бежав прямиком к своему предполагаемому союзнику, Цезарю, Бенни был пленен легионерами и приговорен к смерти. Платиновый чип Цезарь у Председателя отобрал; справедливо предположив, что открывает тот врата в тайный бункер, предводитель Легиона вознамерился уничтожить все, что пребывает внутри, дабы лишить мистера Хауса возможности усилить защиты города.

Курьер встал перед непростым выбором. Он мог примкнуть к Цезарю, обратив регион в хаос, мог следовать беспрекословным указаниям мистера Хауса, обещающего скорый стремительный рост технического уровня цивилизации... или же встать на сторону Новой Калифорнийской Республику, исповедующей демократию?.. Что окажется лучшим для истерзанного мира... и для него самого?.. Однако, насколько курьер мог, судить, в настоящее время НКР под управлением президента Аарона Кимбола ведет агрессивную милитаристскую политику, что несколько идет вразрез с представляемыми ею ценностями...

И курьер, всерьез опасаясь кровожадных легионеров и бездушных, но могущественных охранных роботов, принял судьбоносное для себя решение, избрав из трех зол меньшее. Проследовав в посольство НКР, он предложил свои услуги послу Деннису Крокеру, руководившему некогда избирательной кампанией президента на выборах в Совет республики.

Тот просветил курьера о том, что вскоре наверняка состоится сражение за дамбу Гувера, и явится оно ключевым в затянувшемся противостоянии на реке Колорадо. Посему, дабы обеспечить победу НКР, необходимо привлечь на свою стороны иные племена региона... в частности - Бомбистов, выходцев из Убежища 34, считающих своим высоким долгом взорвать сей бренный мир ко всем чертям.

Курьеру пришлось немало потрудиться, дабы расположить к себе сих любителей взрывотехники, занявших покинутую авиабазу Нелис. Он даже воплотил в жизнь сокровенную мечту Бомбистов - с помощью наполненных гелием емкостей поднял со дна озера потерпевший крушение в час Великой Войны бомбардировщик B-29. После чего Бомбисты заверили героя в своей лояльности...

Вернувшись к послу НКР в Нью Вегасе, курьер известил его об успехе в переговорах, и Крокер сообщил ему, что банда отморозков, гордо именующих себя "людьми Королями", безжалостно терроризирует граждан республики, осевших во Фрисайде - трущобах у стен Стрипа. Посол просил курьера попытаться прекратить эти бесчинства - либо прикончив ответственных за оные, либо полюбовно решив вопрос с лидером банды.

Конфликт удалось разрешить миром, и Крокер, весьма сим впечатленным, просил героя навестить дамбу Гувера, где ожидает его полковник Кассандра Мур.


...В странствиях своих курьер узнал о существовании Сьерра-Мадре - роскошного казино, которое должно было стать величайшим на всем западе, но оно так и не открылось. Бомбы упали до торжественного открытия, и Сьерра-Мадре замерло во времени, намертво заблокированное системами безопасности. Ничто не может попасть внутрь и никто из посетителей не смог выбраться. Через многие годы климатические системы внутри сооружения начали выпускать токсины в прилегающий город, постепенно заполняя территорию облаками и туманом, оказавшимся смертельным для всех, кто пытался исследовать город. Только таинственная группа, называемая "Люди-призраки", способна выжить в Облаке и считать город своим домом. Одетые в нечто, напоминающее защитные костюмы, они никогда не разговаривают со своими жертвами, которых хватают и заживо утаскивают в недра города, в глубины Облака.

Итак, Сьерра-Мадре затерялось в прошлом, только иногда оно встречается на постерах в Пустоши, до тех пор оно подобно мистическим историям о привидениях, воображаемый "Золотой Горо" в Пустоши, где, по слухам, хранятся все сокровища старого мира. Оно живет в полуночных кабацких рассказах старателей, которые заявляют, что нашли карты, ведущие туда и желающие расстаться с "картами" за пару крышек. Или выпивку. Или место для ночлега.

Сьерра-Мадре - это мифическое место в Пустоши, и путники рискуют своими жизнями в его поисках. Невольно угодил в оное и наш курьер. Ступив в покинутый бункер Братства Стали, он подвергся действию нервнопаралитического газа... и пришел в себя на огромной Вилле у входа в Сьерра-Мадре. Воздух здесь весьма токсичен, и герой обнаружил, что облачен в костюм с дыхательной маской, а горло его сжимает ошейник.

Немедленно, пред курьером возникла голограмма пожилого мужчины, представившегося отцом Элайей. Последний известил героя, что тот угодил в одну из его ловушек, и будет вынужден с иными подобными жертвами объединить усилия, дабы проникнуть внутрь величественного казино и отыскать сокровища, остающиеся в неприкосновенности вот уже два столетия. Отказаться от сего предприятия возможности нет, ибо ошейник на шее пленника начинен взрывчаткой...

Элайя известил курьера о соратниках его, пребывающих здесь же, на Вилле. Ими станут Пес - супермутант с раздвоением личности, Дин Домино - гуль, любитель взрывотехники, и полковник Кристин Ройс - писец Братства Стали, отправленная на охоту за Элайей (бывшим Старейшиной) в Большую Гору, но угодившая к нему в плен.

Исполняя приказы Элайи, отражая непрерывные атаки Людей-призраков, четверке пленников удалось инициировать запланированное столетия назад грандиозное открытие Сьярра-Мадре, и двери казино широко распахнулись... Дин Домино устремился в театральное помещение, где должен был выступать на открытии в 2077 году; Пес направился на кухню в поисках пропитания, а Кристин - в офисы администрации, надеясь отыскать там что-нибудь полезное для своих набольших из Братства Стали.

Как сообщил курьеру Дин Домино, казино построил магнат Фредерик Синклер для своей возлюбленной, певицы Веры Кейс. Однако он не знал, что та всецело предана Дину Домино... и тот собирался ограбить хранилище Сьера-Мадре, дабы утереть нос могущественному сопернику. Но сему начинанию помешала Великая Война... И ныне, обращенный в упыря, Домино еще на Вилле подверг захваченную Элайей Кристин принудительной хирургической операции по изменению частоты голоса... Теперь оный походил на голос Веры Кейс... а именно фраза, произнесенная певицей, открывала хранилище казино. Казалось, упырь продумал все до мелочей... но как избавиться от ошейников на шеях?..

Привлеченные иллюминацией Сьерра-Мадре, к казино стали стекаться Люди-призраки... Курьер же спустился в хранилище, весьма озадаченный структурой здания, походящего, скорее, на крепость, нежели на развлекательный центр. Как следовало из записи, оставленной в центральном компьютере хранилища, Синклер создал крепость в качестве убежища для Веры Кейс на случай ядерной войны... Но, узнав о сговоре девушки с Домино, изменил защитные протоколы, дабы любая попытка доступа к его личным документам стала смертельной ловушкой для дерзнувшего посягнуть на его творение.

Ступив во внутренние пределы хранилища, курьер вынудил Элайю, доселе издали наблюдавшего за своими пленниками, лично спуститься к нему, и последний, в алчности своей желающий воспользоваться ресурсами Сьерра-Мадре для создания собственной "державы" в сем мире, пошел на риск... представ герою во плоти... и немедленно атаковав его.

Курьеру удалось прикончить Элайю и избавиться наконец от ненавистного ошейника. Так, тайны Сьерра-Мадре были раскрыты, и герой покидал казино, дабы продолжить странствие свое по Пустоши... Пес направлялся на запад, надеясь на встречу с сородичами, Дин Домино уходил в Нью Вегас... одна лишь Кристин добровольно осталась в казино в качестве стражницы сей святыни Старого Мира...


Поскольку в странствиях своих курьер порядком поиздержался, он примкнул в качестве наемника к каравану, следующему на север, на территорию штата Уты. По пути, занявшему несколько недель, караванщики поведали ему, что держат путь в город Нью Ханаан на территории национального парка Зайон.

Жители сего города донельзя религиозны, но показали себя весьма честными в торговых отношениях, ровно как и доблестными воинами; рейдеры обходили Нью Ханаан стороной. А затем на территории Аризоны появился Легион Цезаря, и Джошуа Грэхем - выходец из Нью Ханаана - стал правой рукой предводителя работорговцев. О нем - безжалостном и беспринципном - жители Нью Ханаана предпочитают не вспоминать, ибо считают позором своего селения.

Войска легата Грэхема расправились с передовыми отрядами НКР на восточном берегу Колорадо, захватили и разрушили форт Арадеш, и в 2277 году подошли к дамбе Гувера. Однако нескольких сражений, данных разведки и военных талантов командиров республики Хенлона и Оливера оказалось достаточно, чтобы выбрать отличную стратегию против прямолинейного и неизобретательного Грэхема.

Легат Грэхем, как было принято в Легионе, сначала посылал в атаку наименее опытных рекрутов, следом - регулярных воинов, а если и они не справлялись, противник оказывался измотанным, и его добивали наиболее сильные части, состоящие из ветеранов, или даже старая аризонская гвардия центурионов. Так Джошуа поступил и при штурме дамбы Гувера.

Генерал Оливер вместо того, чтобы попытаться сдержать натиск рекрутов, отвел бойцов на середину дамбы. Рекруты помчались в атаку, легионеры заполнили всю восточную часть дамбы и ветераны оказались как раз на самом восточном ее краю. Бойцы НКР заняли оборону, и легионеры застряли. Тогда рейнджеры Хенлона и снайперы первого разведывательного батальона, заняв скалу на западном краю дамбы, стали прицельным огнем устранять офицеров и ветеранов Легиона. Минутное промедление перед приказом Грэхема атаковать солдат республики на скале стоило жизни многим умелым бойцам легата.

Когда ветераны Легиона стали прорываться, расталкивая менее опытных воинов, бойцы НКР отошли на боковые мостки дамбы, чтобы те их не смели. Элита Грэхема пересекла дамбу и устремилась на скалу, но ни рейнджеров, ни снайперов там уже не было: они отступили в Боулдер-Сити на западном берегу. Легионеры ворвались в город, но и там не нашли врага: по плану командира Хенлона все солдаты Республики, кроме одного рейнджера и двух бойцов, попавших в окружение на втором этаже одного из домов, покинули Боулдер-Сити.

Город был ловушкой, придуманной командиром Хенлоном. Весь Боулдер-Сити был полон взрывчатки, взрыв унес жизни большей части ветеранов Грэхема, с выжившими рейнджеры и снайперы расправились без особого труда. Легионеры на дамбе совершенно растерялись и обратились в бегство. Легат Джошуа Грэхем отступил к Великому Каньону. Кто-то должен был ответить перед Цезарем за сокрушительное поражение.

Цезарь был в ярости и приказал казнить своего легата. Преторианцы обмазали Джошуа Грэхема дегтем, подожгли его и сбросили в Великий Каньон.

Командир Хенлон до Первой Битвы за дамбу Гувера пять раз получал от рейнджеров и снайперов донесения о гибели "самого живучего сукиного сына на свете", и на этот раз Джошуа тоже остался жив. Он пришел в сознание на следующее утро после казни, выкарабкался из Великого Каньона и направился в Нью Ханаан, оставляя за собой легенды о "Горелом". Из-за тяжелых ожогов Джошуа оказался вынужден забинтовывать почти все тело и менять бинты каждый день.

Преодолев пустыню Мохаве, Джошуа достиг Юты, где встретил племя Мертвой Лошади, которое - будучи легатом незадолго до Первой Битвы за дамбу Гувера - пытался убедить присоединиться к Легиону. На этот раз он рассказал Мертвой Лошади, что легионеры уничтожают и порабощают своих прежних союзников, научил их охоте и обращению с оружием. Дикари приняли Джошуа как своего нового военного вождя. В честь Джошуа Мертвые Лошади стали украшать свои боевые дубинки патронами 45-го калибра.

Спустя три месяца Джошуа вернулся домой и, несмотря на то, что он опозорил своих земляков и дискредитировал веру мормонов, его приняли как блудного сына...

Караванщики НКР, однако, не знали о судьбе Грэхема и могли лишь предполагать о том, что он выжил, ибо связь их с Нью Ханааном по неведомой причине оказалась нарушена. Посему караван, присоединился к которому и наш курьер, выступил на север, дабы выяснить, что ныне происходит на территории национального парка Зайон.

Однако сразу же по прибытии караван подвергся атаке воинов племени Белоногих; те перебили всех чужаков, лишь курьеру удалось ускользнуть и достичь земель Мертвых Лошадей в восточных пределах парка. Их военный вождь - Джошуа Грэхем - поведал герою, что Белоногие в стремлении своем присоединиться к Легиону Цезаря разрушили Нью Ханаан и продолжают бесчинствовать в регионе.

Бывший легат испросил помощи героя в поисках "довоенных реликвий", что могут понадобиться племени в случае атаки Белоногих и необходимости отступления. Самим дикарям религиозные убеждения запрещают прикасаться к подобным предметам, посему на поиски оных выступил наш герой.

Разыскав означенные вещи, он доставил их Даниэлю - товарищу Грэхема из Нью Ханаана, ныне примкнувшего к племени Горюющих. Даниэль сообщил, что племена собираются отступить из Зайона на запад, к Великим Ступеням, и просил героя разыскать карту сего региона. Сам же Грэхем с подобным устремлением согласен не был, и стремился защищать Зайон всеми силами, уничтожив - если потребуется - Белоногих на корню.

По пути курьеру пришлось столкнуться с лазутчиками Белоногих, а также с трапперами сего племени, расставляющими ловушки для Горюющих и Мертвых Голов... Наконец, вероятные угрозы исходу Горююших были устранены, о чем курьер не замедлил сообщить Даниэлю.

Под покровом ночи племя сие покинуло Зайон, обретя новый дом у Великих Ступеней. Узнав об этом, Цезарь отказал Белоногим в присоединении к Легиону, и вскорости племя распалось на мелкие кланы. Джошуа Грэхем и Мертвые Головы остались на территории Зайона; курьеру же предстоял долгий путь обратно, к пустыне Мохаве, где осталось у него немало незаконченных дел...


Несколько дней спустя курьер обнаружил спутник, упавший в открытом кинотеатре "Мохаве". На оном обнаружилось телепортирующее устройство, перенесшее его прямиком в довоенный исследовательский центр Большой Горы. До Великой Войны здесь без устали трудились величайшие умы Старого Мира, воплощая в жизнь идеи, кажущиеся откровенными чудесами... Но 23 октября 2077 всему этому пришел конец.

Какие же тайны скрывает ныне Большая Гора? Кристин рассказывала курьеру о том, что оказалась в плену у здешних обитателей - учебных, чьи мозги сохранились в роботизированных телах. Они ставили над женщиной эксперименты, лишив ее в итоге способности читать и писать... Тогда Кристин спас некий курьер, который, по ее словам, "носит флаг Старого Мира" на спине.

Упоминал о Большой Горе и Джошуа Грэхем, рассказывая, что даже войска НКР избегают ее, посему единственный путь снабжения контингента у Нью Вегаса проходит через аванпост Мохаве.

...И теперь наш герой пришел в себя в сердце комплекса, с изумлением и ужасом обнаружив шрамы, покрывающие его тело. Что же произошло с ним?.. Проследовав в следующее помещение, курьер предстал пред группой ученых (вернее, их мозгов в роботизированных телах), называющих себя "Мозговым Центром".

Учёные Мозгового Центра пережили Великую Войну и остались в Большой Горе. Они поместил собственные мозги в Мозговые Баки и проводили годы, ставя эксперименты на людях, которых - по всей видимости - похищали при помощи телепортационного спутника. Обычно члены Мозгового Центра проводили экспериментальные операции на мозгах, что приводило к тому, что подопытные теряли рассудок.

Один из них, не согласный с методами остальных, был изгнан. Взяв имя "доктор Мёбиус", он поселился в Запретной Зоне: старом заводе по конструированию боевых роботов. Поставив своей целью недопущение расширения бесчеловечных экспериментов, он перепрограммировал бывших коллег, убедив их, будто мир за пределами Большой Горы полностью уничтожен и дав им новые имена, отображающие его план по зацикливанию их деятельности.

План Мёбиуса заключался в том, чтобы постоянно отвлекать их, не позволяя искать способ преодолеть защитное радарное ограждение, которое не позволяло покидать Большую Гору существам без мозга или мозгам без тела. Для этого он создал целую армию робо-скорпионов, чтобы ученые Мозгового Центра не могли покинуть свою лабораторию в центральном куполе, и постоянно держал их в страхе.

Около 2278 года планы Мёбиуса пошли прахом, когда Большую Гору обнаружили сначала Элайя, исследовавший хранилища высоких технологий юго-запада США, а затем Кристин и курьер Улисс. Элайя сам сбежал от Мозгового Центра, Кристин была спасена Улиссом, а его самого принял у себя доктор Клейн, глава группы. Так члены Мозгового Центра пришли к выводу, что за пределами кратера есть целый мир, полный возможностей и идей, но из-за перепрограммирования отвергали эту мысль, пока к ним в плен не попал иной курьер, герой нашей истории.

Он стал первым человеком, сохранившим сознание после удаления головного мозга, сердца и позвоночника, и замене сих органов на высокотехнологичные имплантаты. Этот факт натолкнул безумных учёных на мысль о возможности внедрения своих мозгов обратно в тело человека. Однако доктор Мёбиус, используя систему труб, похитил мозг курьера, чтобы доктор Клейн и его коллеги не смогли извлечь из него информацию об операции и воспроизвести её.

Преодолев гордость, Клейн признался, что Мозговому Центру нужна помощь курьера, чтобы остановить Мёбиуса, у которого и находится его мозг. Он попросил найти схемы некоторых технологий, а именно антенны X-2, стелс-костюма X-13 и звукового излучателя.

...И курьер начал исследование кратера, содержались в котором, казалось, все чудеса Старого Мира. Конечно, Мёбиус, глас которого гремел над Большой Горой, всеми силами стремился воспрепятствовать стремлениям героя, исполняющего волю Мозгового Центра, посылая по следам его робо-скорпионов.

Наконец, курьер достиг Запретной Зоны, обиталища Мёбиуса. У входа его встретило множество робо-скорпионов, но, перебив сих механических созданий, курьер проследовал во внутренние пределы комплекса. Мозг, называющий себя "Мёбиусом", поведал ему истинную подоплеку происходящего в кратере Большой Горы; как оказалось, именно он, а не Клейн, стоял за идеей сбора курьером технологий. Мозговой Центр полагал, что необходимы те для атаки Запретной Зоны, но на самом деле, как следовало из объяснений Мёбиуса, - для возвращения извлеченного мозга в тело героя.

Поскольку вернуть мозг в черепную коробку в бункере Мёбиуса возможным не представлялось, герой направился обратно в купол Мозгового Центра, где потребовал у доктора Клейна восстановить его тело в прежнем виде. Курьер сумел убедить Мозговой Центр в том, что в теле его пребывает разум Мёбиуса, а, стало быть, никакого внешнего мира за пределами Большой Горы не существует.

Так, Мозговой Центр вернул мозг, сердце и позвоночник в тело героя, и тот, воспользовавшись обнаруженным телепортационным устройством, покинул комплекс, но однажды он обязательно вернется сюда, дабы обратить технологии прошлого на службу миру будущего...


Наконец, курьер достиг дамбы Гувера, где встретился с полковником Кассандрой Мур. Последняя не сомневалась в том, что войска Цезаря вскорости вновь нанесут удар, посему, дабы исключить возможные неучтенные факторы в противостоянии, и собиралась заручиться помощью героя.

Мур велела тому отправляться в Красный каньон, где пребывает лагерь древнейшей банды рейдеров на пустошах - Великих Ханов, и удостовериться в том, что не примкнут они к Легиону. Миссию сию курьер с успехом исполнив, под покровом ночи устранив лидера племени, истового приверженца дела Цезаря. Ныне Великих Ханов возглавил Реджис, правая рука усопшего, заявивший о лояльности племени НКР.

Полковник Мур весьма удивилась подобному обороту события, но одобрительно кивнула: что ж, эти дикари послужат замечательным пушечным мясом в грядущем сражении... А покамест тревожил ее иной вопрос. Как донесли лазутчики в Нью Вегасе, в последнее время представители клана Омерта ведут себя донельзя странно, отлучаются на некие тайные встречи, закупают оружие. Быть может, они выступают союзниками легионеров?..

Дабы пролить свет на сии начинания, курьер немедленно вернулся в Нью Вегас, ступил в казино "Гоморра". Похоже, лидеры клана - Большой Сал и Неро - действительно затевают некую крупную операцию, но в чем же она состоит?.. Не привлекая излишнего внимания, герой расспрашивал о происходящем вовлеченных в операцию людей, и выяснил, что оружие Омерта поставляет один продажный офицер НКР, и хранится оно в подвалах казино.

Расспросы курьера привлекли внимание боссов Омерта и те вознамерились прикончить наглеца, предварительно открыв ему, что Цезарь велел им устроить хаос в Стрипе, и начать со взрыва посольства НКР. Что ж, сих сведений курьеру было достаточно, чтобы понять - подозрения полковника Мур вполне оправданы.

Герой сумел устранить Большого Сала и Неро, после чего получил от офицера НКР новое задание: "Вывести из игры мистера Хауса". Если верить сведениям, полученным от лазутчиков, охранные роботы хозяина Нью Вегаса - число которых в четыре раза превосходит заявленное прежде - постоянно шпионят за силами НКР и Легиона. Наверняка дождутся, когда те перебьют друг друга, после чего немедленно нанесут удар и займут дамбу Гувера.

Понимая, что устранение мистера Хауса может ввергнуть Нью Вегас в хаос, но принимая необходимость сего как неизбежное зло, курьер вернулся в "Лаки-38", проник в подвалы под зданием, где обнаружил капсулу жизнеобеспечения, покоилось в котором древнее, иссохшее, беспомощное тело мистера Хауса. Исполняя приказ полковника НКР, курьер отключил интерфейс капсулы от систем управления инфраструктурой города, но жизнь диктатору Нью Вегаса сохранил... после чего вернулся с докладом на дамбу Гувера.

Кассандра Мур сообщила, что вскоре на дамбу прибудет президент НКР - дабы взглянуть на новые пределы своей державы и поднять моральный дух солдат пред предстоящим сражением с Легионом Цезаря. Казалось, помимо оного, все иные вероятные угрозы армии республики устранены... но одна из них, позабытая, недавно вновь явила себя. Речь идет о паладинах Братства Стали, отношения с которыми у республиканцев весьма сложные.

В 2274 году паладины заняли солнечную электростанцию "ГЕЛИОС Один", в действительности являющуюся разрушительным оружием "Архимед" и напрямую связанную с орбитальным лазером. Вскорости войска НКР, стремясь захватить все источники энергии в регионе, атаковали станцию, и паладины отступили в западные холмы ; при этом предводитель их, Старейшина Элайя, бесследно исчез.

Полковник Мур приказала курьеру избавиться от вероятной угрозы визиту президента со стороны Братства Стали. Герой потратил немало времени по прочесывание местности в означенном квадрате, но все-таки сумел отыскать долину, пребывала в которой община Братства.

После поражения на "ГЕЛИОСе Один" Старейшина МакНамара избрал для своих подчиненных политику изоляционизма, и последние несколько лет паладины провели в подземном бункере, фактически пребывая в неведении о событиях, вершащихся в Мохаве. Немногочисленные лазутчики, находящиеся в регионе, доносили, однако, что экспансию НКР остановил Легион Цезаря, и ныне ситуация находится в патовом состоянии...

Мур предлагала своему посланнику втереться в доверие к набольшим Братства, после чего попросту взорвать реактор бункера, служащего укрывищем паладинам. Курьер, однако, предпочел использовать другие методы. Он убедил Старейшину, что помощь Братства НКР в грядущем противостоянии с Легионом послужит укреплению отношений фракции с доминирующей силой в регионе... В противном случае НКР не остановится и наверняка продолжит преследование паладинов до полного их уничтожения.

...Мур недовольно поморщилась, когда курьер сообщил, что оставил паладинов в живых, но смолчала... к тому же, иные вопросы требовали неотложного внимания. С утра на дамбу прибывает президент Аарон Кимбол, дабы обратиться с речью к солдатам и рейнджерам НКР. Наверняка легионеры попытаются устроить какую-нибудь диверсию, поэтому меры безопасности должны быть на самом высоком уровне...

Подозрения полковника оказались полностью оправданы. Солдаты Цезаря всерьез вознамерились устранить президента НКР, справедливо полагая, что гибель Кимбола деморализует противника, обеспечив легионерам преимущество в сражении. Лишь действия курьера, сумевшего вовремя обнаружить бомбу на борту вертокрыла президента и устранить снайпера-легионера на одной из башен дамбы, сохранили жизнь Кимболу.

И когда последний отбыл, курьера пригласил к себе для беседы генерал Ли Оливер. В свете успеха недавних операций он собирался покончить с бесчинствами Легиона на территории Невады раз и навсегда, атаковав Форт Цезаря на восточном берегу реки Колорадо. О сем генерал уже известил потенциальных союзников, и на дамбу вот-вот должны были прибыть силы Бомбистов, Великих Ханов, людей Короля и паладинов Братства Стали. Воистину, усилия курьера по сплачиванию разрозненных фракций пустыни Мохаве под знаменем НКР приносили свои плоды...

Но легионеры сумели предугадать планы генерала и нанесли удар первыми. Проникнув на территорию дамбы Гувера через сеть подземных тоннелей, они устроили резню на нижних уровнях... Солдаты НКР и союзники остановили натиск врага; курьер же сумел пробиться к центру управления системами дамбы и заполнить сии тоннели водой, дабы исключить вероятность повторной атаки.

После чего курьер во главе вверенного ему отряда республиканских рейнджеров прорвался на восточный берег Колорадо, в лагерь легата Лания, направлявшего атаку. В это же время силы Бомбистов начали обстрел Форта самого Цезаря...

Вторая Битва за дамбу Гувера завершилась сокрушительным поражением Легиона. Войска НКР заняли пустыню Мохаве, объявив о включении Стрипа и прилегающих селений в состав государства. Люди Короля, однако, сохранили независимость Фрисайда. Братство Стали заключило перемирие с НКР в сем регионе, однако в западных землях между ними продолжается жестокое противостояние.

Курьер удостоился Золотой Ветви - награды за заслуги перед республикой, после чего покинул Мохаве, выступив в на запад, к Примму. Ибо получил таинственное сообщение от "курьера №6" - того самого, который отказался доставлять платиновый чип в Нью Вегас, и тень которого сопровождала нашего героя на всем его долгом пути.

Следуя полученным инструкциям, он ступил в Разлом - гибельный каньон к западу от Примма, где свирепствовали страшные ветра. Казалось, местность сия - кладбище технологий Старого Мира... Практически сразу же по прибытии героя отыскал небольшой робот ED-E, посредством которого к нему и обратился таинственный курьер, Улисс. Высказав откровенное неприятие выбором, сделанным героем в пользу НКР, Улисс заметил, что "под землею Разлома спит истинная Америка, но восстанет она и вознесется к небесам".

Надо сказать, из его патетических речей и рассуждений о "странствующих курьерах, связующих общины в одно целое", наш герой мало что понял, но был исполнен решимости разыскать Улисса в Разломе и понять, почему же тот отказался от выполнения задания. Лишь потому, что знал о том, что доставка платинового чипа, скорее всего, закончится смертью?..

И курьер продолжил свой долгий путь по каньону, миновал руины селения и военной базы Хоупвиль, достиг оплота исключительно враждебно настроенных упырей... Казалось, нет ничего заслуживающего внимания в сем Разломе, но Улисс, обращавшийся к герою через робота, убеждал его в обратном, говоря о том, что в конце пути найдет он ответы на все свои вопросы. И курьер упрямо следовал на запад... мимо разрушенных комплексов, мимо хранилищ боеголовок...

Улисс продолжал обращаться к нему, говоря, что именно он, наш курьер сделал Разлом таковым. Ибо некогда Улисс, выступая под флагом Легиона, ступил в сей каньон, увидев в нем символ Америки - державы, которой суждено возродиться. Но после сюда же из западных земель прибыл наш курьер, доставив устройство, вызвавшее страшный взрыв и обратившее Разлом в бренные руины... ровно как и мечту Улисса...

Ныне последний заклинал курьера проследовать через Разлом до конца... что тот и сделал, добравшись наконец до так называемого "святилища Улисса" - огромного подземного хранилища боеголовок. За то, что курьер уничтожил его мечту, Улисс собирался направить ракеты на запад, отрезав пустыню Мохаве от территории НКР и нанеся существенный урон землям, пребывающим под стягом двуглавого медведя. Вот, стало быть, каковы гиганты старой Америки...

В последовавшем противостоянии наш герой сумел расправиться со своей немезидой, а E-DE остановил запуск ракет... однако был уничтожен при этом. Курьер покинул искореженный, обезображенный Разлом, раз и навсегда отринув прошлое, с надеждой смотря в будущее.

Ибо война... война никогда не меняется.

Меняются люди... посредством путей, которые они выбирают.

А этот путь подошел к концу.

Год 2287. Тень Института

Все изменилось в тот страшный день, 23 октября 2077 года, когда разразилась Великая Война, обратившая в руины человеческую цивилизацию. Натаниэль, житель городка Санктуари-Хиллз близ восточного побережья США, наряду с семьей – супругой, Норой, и младенцем Шоном, - бегом устремился к Убежищу 111, построенному близ города, место в котором для него было зарезервировано заранее. На поверхности взрывались бомбы, но элеватор, уносивший Нейта, его родных, и таких же счастливчиков из числа местных в земные недра, знаменовал надежду – на новую жизнь, на возможность продолжить существование вдали от изуродованного мира.

Не помышляя ли о чем дурном, Нейт и Нора, следуя распоряжениям служащих Vault-Tec, проследовали в капсулы – «для дезинфекции», как им было сказано. И не подозревали они, что Убежище 111 – как и все иные Убежища, созданные корпорацией Vault-Tec по заказу правительства США – окажется площадкой для немыслимого по масштабам своим социального эксперимента. В действительности капсулы, в которые были помещены жители Санктуари-Хиллз, оказались устройствами, погружающими их в криогенный сон – и проснуться им предстоит через долгие, долгие годы... Нора, держа на руках малыша Шона, заняла капсулу напротив Нейта... и ждала ее та жа участь, что и супруга...

Казалось, минули мгновения, но на самом деле пролетели десятилетия... Когда сознание вернулось к Нейту, обнаружил он, что все еще находится в закрытой капсуле, но может видеть происходящее в коридоре. Какой-то человек выхватывал ребенка из рук Норы, та истошно кричала... потому и была убита выстрелом в упор... Ощущение полной беспомощности захлестнуло Нейтра, а затем криогенный сон возобновился...

Когда он пришел в себя в следующий раз, то сумел выбраться из криогенной капсулы. Поблизости не было ни души, и лишь монотонный голос разносился под сводами пустующего Убежища, вещая о критических неполадках в криогенном отсеке и о необходимости срочной эвакуации всех обитателей. Исследуя коридоры и отсеки Убежища, читая информацию, сохранившуюся в старых компьютерах, Нейт с ужасом осознал, что стал жертвой правительственного эксперимента. Но... сколько же времени провел он в анабиозе?!. Как следовало из записей, эксперимент предполагался краткосрочным, порядка 180 дней, и если условия внешней среды окажутся допустимыми, системы Убежища получат сигнал, позволяющий ему открыться, а обитателям – вернуться в мир. Однако по прошествии означенного промежутка времени уровень радиации снаружи оставался донельзя высок, и люди забеспокоились – припасы в Убежище подходили к концу. Часть персонала из службы безопасности обратилась против Смотрителя, требуя, что он открыл двери Убежища... Продолжая изучать записи в компьютерах, Нейт выяснил, что криогенный сон предполагался длительным, а персонал Убежища обязан был выполнить краткосрочный надзор над подопытными, не более; дальнейшая судьба персонала нисколько не заботила боссов из Vault-Tec, а обеспечить дальнейшее функционирование капсул должны были сотрудники корпорации, поддерживая жизнеобеспечение систем удаленно.

Отыскав пистолет, несколько обойм к нему, Нейт применил оружие против гигантских тараканов, означившихся в отсеках Убежища. Так, не встретив ни одной живой души, он добрался до офиса Смотрителя, и, поколдовав над панелью управления, открыл тяжелые металлические двери. После чего покинул подземные пределы, ступив в истерзанный давнишней Великой Войной мир. Замер в нерешительности: куда же податься?..

Но ноги сами понесли его по знакомой тропке вниз с холма, к родному дому. Вот только городок Санктуари-Хиллз ныне являл собою не более, чем немногочисленные остовы зданий. К удивлению Нейта, в его разрушенном доме все еще оставался купленный незадолго до начала Великой Войны робот Кодворт, выполнявший домашнюю работу. Машина была весьма рада видеть хозяина... вернувшегося спустя 210 лет! О том, что происходит в мире, робот не знал, ведь все это время не покидал разоренный город, но советовал Нейту посетить близлежащий Конкорд – быть может, там отыщется кто-то, кто сможет поведать хозяину о том, как чудовищно изменился мир за минувшие столетия.

Покинув Санктуари-Хиллз, Нейт перешел через Старый Северный Пост, где некогда прозвучали первые выстрелы Американской Революции, миновал остов заправочной станции «Красная ракета», и, окола часа прошагав по пустоши, заметил вдали здания Конкорда. Город пострадал меньше, нежели Санктуари-Хиллз, но все же был покинут, и хозяйничала в нем банда рейдеров. Небольшой отряд Ополчения Содружества под началом Престона Гарви удерживал городской исторический музей.

Новичка в костюме выходца из Убежища Престон приветствовал, поведав, что, возможно, остается последним ополченцем Содружества – так именуются окрестные земли. После произошедшего в Квинси он остается с людьми, остающимися сейчас в музее, защищает их. «Мы хотели осесть в Лексингтоне, но упыри не позволили», - мрачно говорил Престон. – «Месяц назад нас было двадцать. Вчера восемь. Сегодня пять». Решив попытать счастья в Конкорде, они уже поняли, как ошибались, ведь теперь нападение рейдеров на музей – лишь вопрос времени.

Однако в подвале музея осажденные обнаружили силовой доспех, а также ручной пулемет; Нейт, бывший солдат, имевший дело с силовыми доспехами прежде, вызвался облачиться в оный, выступить на стороне ополченцев. Не в силах поверить в шанс, который даровала им судьба, Престон указал чужаку на отсек, хранился в котором доспех, и вскоре Нейт выступил на уровни Конкорда, расстреливая занявших город рейдеров из пулемета. Неведомо как, но на одной из улиц атаковало его огромное чудовище – коготь смерти, как выяснил Нейт позже, но и эту тварь удалось уложить несколькими прицельными выстрелами из пулемета.

Пока продолжался бой, одна из спутниц Престона Гарви – пожилая ясновидица Мама Марфи, в очередном видении узрела образы селения, которое именуется «Убежищем» и станет их новым домом. Кроме того, обратя взор на Нейта, изрекла Мама Марфи: «Ты – человек из иного времени. Лишенный надежды. Но не все потеряно. Я ощущаю... энергию твоего сына. Он жив». О том, где находится Шон, ясновидица не ведала, но предложила исполнившемуся робкой надежды Нейту попытать счастья в Даймонд-сити – крупнейшем из поселений Содружества.

Нейт сопроводил ополченцев в искомое ими «Убежище» - родной Санктуари-Хиллз. По пути к нему прибилась овчарка, которую Нейт, не мудрствуя лукаво, окрестил «Псиной». В последующие несколько недель он трудился наравне с остальные, помогая обездоленным обустроиться на новом месте: возводил укрепления, возделывал поле, сеял культуры, приводил в действие водный нанос... Наконец, в городке появились минимальные условия для жизни, за что Престон был крайне благодарен новому товарищу.

А пару дней спустя Престон сообщил Нейту, что получил от одного из странствующих торговцев призыв о помощи от одного из близлежащих поселений; надлежит откликнуться – важно, чтобы жители Содружества вновь поверили в Ополчение. Покинув Убежище, Нейт устремился на восток, и, миновав Конкорд, углубился в пустошь... Не встретив ни единой живой души по пути, вскоре достиг он утлой лачуги, ютящейся на утесе – все, что осталось от селения Тенпайнз-Блаф. Поселенцы, обитающие здесь, поведали, что уже несколько недель их терроризирует банда рейдеров, угрожающих расправой, если им не будут переданы съестные и иные припасы.

Нейт обещал проблему решить, потому незамедлительно выступил в южном направлении, и на окраине разоренного Лексингтона ступил в здание завода по сборке автомобилей «Корвега». Конечно, производство здесь простаивало вот уже два столетия, зато рейдеров означилось немало. Подобно мстительному ангелу смерти, проследовал Нейт по помещениям завода, в упор расстреливая встреченных головорезов, уповая, что действиями своими делает он разоренный мир хоть чуточку лучше.

Поселенцы Тенпайнз-Блафф высказали пришедшему им на помощь огромную признательность, обещали, что непременно присоединятся к Ополчению, наряду с остальными членами сего движения станут патрулировать окрестные пустоши, приходя на помощь нуждающимся. Престон, поблагодарив вернувшегося Нейта за содеянное, счел необходимым рассказать, наконец, что же в действительности произошло с Ополчением. «Случалась Резня в Квинси», - произнес он. – «Когда ополченцы предали друг друга, и людей, которых обязались защищать. Я был с отрядом полковника Холлис. Наемники, называющие себя «Стрелками», атаковали Квинси, и люди обратились за помощью к Ополчению. Но мы были единственными, кто откликнулся на зов. Остальные отряды... призыв просто проигнорировали, оставив и нас, и жителей Квинси умирать. В том бою выжило лишь несколько. Полковеник Холлис погиб, и теперь я нес ответственность за выживших. Мы так и не смогли где-то осесть. Одна беда за другой... и ты видел, как это все закончилось, в Конкорде».

Престон напрямую спросил, готов ли Нейт присоединиться к Ополчению, обрести новую цель в жизни. Получив утвердительный ответ, он незамедлительно передал Нейту лидерство, назвав того «генералом», ведь после смерти генерала Бекера должность эта оставалась вакантна. После чего назвал следующее селение, страдающее от налетов рейдеров – станция Оберлэнд. К оной Престон вызвался отправиться наряду с Нейтом – чем большему количеству окрестных селений они сумеют помочь, тем сильнее станет Ополчение.

Рейдеры, докучавшие живущим на станции поселенцам, заняли здание одного из заброшенных магазинчиков в пригороде Бостона, и, покончив с ними, Нейт и Престон получили новых кандидатов для присоединения к Ополчению. После чего Нейт отправился на парковку Старлайт, в которой Престон видел прекрасное место для основания нового поселения, и, перебив гигантских кротов, означившихся в окрестностях, установил радиовышку; с помощью радио Престон надеялся сообщить потенциальным поселенцам о существовании нового, безопасного места, где возможно осесть и которое надлежит защищать.

Нейт же спешил в Грейгарден – сад, управляемый роботами, где те на протяжении последних столетий продолжали следовать заложенным в них программам и выращивать различные культуры. Жаловались роботы на отвратительное качество воды, потому Нейт поспешил на водоочистительную станцию по соседству, открыл шлюзы, дабы спустить застоявшуюся воду, препятствующую эффективной очистке.

Ополчение росло, и Престон сообщил Нейту, что им становится сложно поддерживать связь между селениями Содружества. Потому предлагал Престон вернуться в Замок на восточном побережье – прежде именно здесь находился оплот укрепления. Хорошо укрепленный комплекс, где находится прекрасный радио-передатчик – это решит нынешние проблемы, ведь с его помощью станет возможно транслировать информацию на всей территории Содружества. О том, что случилось с Замком – до Великой Войны известного как «Форт Индепенденс», Престон не знал: ходили легенды о том, что разрушил его какой-то морской монстр; в сражении погибли лидеры Ополчения, а оставшиеся оказались недостаточно смелы, чтобы вернуть себе оплот.

Нейт, Престон и решившиеся отправиться с ними ополченцы устремились на юго-восток, миновали Бостон, и вскоре достигли форта, ныне занятого морскими монстрами – болотниками. Перебив тварей, ополченцы заняли форт, установили радиовышку; теперь могли они принимать сигналы с просьбой о помощи со всей территории Содружества... В последующие неделю Нейту пришлось немало странствовать, отвечая на подобные просьбы, располагая к себе поселенцев Пустоши. Число ополченцев все росло; многие стекались в Замок, помогая восстанавливать его. В арсенале форта обнаружил герой позабытый склад, на котором, помимо оружия, означилась и артиллерийская установка.

В пределах опустошенного Бостона Нейт столкнулся с роботами, атаковавшими караван. Покончив с механическими убийцами, пообщался он с одним-единственным выжившим роботом, караван сопровождавшим, Адой. Тот рассказал, что уже не в первый раз боевые роботы атакуют всех и вся в пределах Содружества, уверяя, что таким образом поддерживают порядок – но нападают как на рейдеров, так и на мирные поселения и торговцев. Известно, что стоит на роботами некий Механик, а логово их – предположительно – находится на старом заводе Дженерал Атомикс. Ада обещала – если Нейт поможет решить текущую проблему, она передаст ему чертежи и технологии, позволяющие создавать собственных роботов, а подобные окажутся совсем не лишними для поселений Содружества.

На заводе Нейт и Ада столкнулись с ожесточенным сопротивлением со стороны роботов, а также лицезрели престранные единицы противников, центральный процессор которым заменял человеческий мозг! Ада сообщила, что подобные создания именуются «робомозгами» и считаются самыми высокотехнологическими роботами из когда-либо созданных; вот только в широкое производство их запустить не успели. Кроме того, среди механизмов робомозга обнаружили они маяк, с помощью которого – как предположила Ада – Механик мог отслеживать местоположение робота.

Вернувшись в Замок, Нейт, следуя советам Ады, приступил к созданию мастерской по производству роботов, после чего сумел интегрировать найденный радар в тело Ады. Та сообщила, что получает сильный зашифрованный сигнал, однако источник его определить не может, и предположила, что не помешает ей обрести еще парочку подобных маяков, чтобы получить необходимые ключи и алгоритмы для усовершенствования ее собственных протоколов расшифровки. Иным способом определить местонахождение Механика навряд ли удастся.

Покончив с робомозгом и иными созданиями Механика, находящимися на небольшом полуострове к северу от Бостона, и заполучив маяк, Нейт устремился в западные пределы Содружества, где у огромной спутниковой антенны неподалеку от форта Хаген столкнулся с рейдерами, известными как «Ржавые дьяволы». Последние занимались захватом и перепрограммированием роботов для собственных целей... или же разборкой их на части.

В подземном ангаре Ржавых дьяволов Нейт обнаружил мозг, наверняка снятый рейдарами с робомозга и ныне вмонтированный ими в некий механизм. Мозг, назвавшийся Джезебель – да, как и Ада сия особь позиционировала свое отношение к женскому полу – сообщила Нейту, что, помимо еще одного маяка, ему необходим доступ к логову Механика. Она готова предоставить и то, и другое, если мозг ее заберут отсюда и предоставят новое тело – условия, которые Нейт собирался выполнить.

Забрав мозг Джезебель с собой и вернувшись в замок, он надолго заперся в мастерской, создавая новое роботизированное тело. Пока он занимался этим, Ада рассказывала, что Дженерал Атомикс разрабатывал робомозги с одной-единственной целью: ускорить процесс принятия решений роботами... но ни в коем случае не позволить им обрести свободу мышления и индивидуальность. Однако тягу к насилию и агрессию робомозгов следует расценить как в бой в программе, нежели как осознанное решение их создателей.

Наконец, новый робот был готов, и мозг Джезебель обрел, наконец, тело, которого был лишен так долго. Та передала Аде свой маяк, рассказав, что Механик – настоящий гений программирования и электроники. «Он приказал им искать людей в Содружестве и помогать им», - говорила Джезебель. – «Как следует из моих вычислений, простейший способ помочь человеку – уничтожить его, ведь нет смысла продолжать поддерживать столь хрупкую жизнь. Иные способы помощи людям приводят к различным сложным побочным эффектам, и существует лишь 25% вероятности, что человеку удастся выжить. Стало быть, вероятность в 75% состоит в том, что, несмотря на все мои усилия, человек умрет по причине факторов, но которых я воздействовать не в силах. Потому разумнее ускорить смерть человека и прервать его жалкое существование, нежели тратить мой временной ресурс столь бессмысленно».

Что касается входа в комплекс Механика, то допускаются внутрь лишь роботы, оснащенные модификацией M-SAT. Нейт применил оную к Аде, которая, обретя три маяка, сумела расшифровать источник получаемого сигнала. Как оказалось, исходил тот из здания сервисного центра компании RobCo, под которым обнаружилось целое подземное производство робомозгов.

Покончив с огромным числом роботов, брошенных Механиком против вторгшихся в его «Святилище», Нейт и Ада проследовали к создателю робомозгов; тот согласился выслушаить человека, громящего его завод, и Нейт просветил Механика обо всем, что творят робомозги на поверхности, ровно как и об ошибочной интерпретации ими полученных приказов. Механик – на поверку оказавшийся молодой девушкой, Изабель Круз, - с ужасом слушала откровения Нейта и Ады, и на лице ее отражалось осознание чудовищной ошибки, допущенной при программировании поведенческого аспекта робомозгов. Благие намерения привели к многочисленным трагедиям, и она несет ответственность за это!.. Изабель передала Нейту контроль над комплексов, обещав по мере возможности уничтожить существующие робомозги, остающиеся в пределах Содружества.

...Решив, наконец, вернутья к поискам исчезнувшего сына, Нейт устремился к Даймонд-сити, основанному в 2130-х на месте бейсбольного стадиона Фенуэй Парк, который не пострадал в ходе Великой Войны и быстро зарекомендовал себя в качестве надёжного убежища для обитателей Содружества. Высокие стены смогли оградить людей от таких опасностей Пустоши, как супермутанты, рейдеры, дикие упыри и других. Со временем Даймонд-сити вырос в крупнейшую и наиболее процветающую общину во всём Содружестве. Более состоятельные граждане стали жить в домах, построенных на трибунах, вверху, в то время как все остальные живут внизу, на земле.

Ополченцы Содружества впервые заявили о себе в 2180 году, защитив Даймонд-сити от орды супермутантов. Но несмотря на это, нынешний мэр Макдонах, принявший пост в 2282 году, по словам Престона Гарви, без понятной на то причины недолюбливает их...

У входа в Даймонд-сити Нейт стал свидетелем перепалки между мэром и бойкой девушкой-журналисткой, Пайпер. Последняя обвиняла мэра в сокрытии фактов исчезновения людей, мэр лишь морщился и обвинения отвергал, а после счел за благо удалиться. Пайпер же сопроводила Нейта в Даймонд-сити, и даже упросила нового знакомого дать ей интервью; тот честно отвечал на все вопросы, чем немало поразил журналистку – меньше всего ожидала она встретить человека, возраст которого перевалил за два столетия! А когда Нейт признался, что сынишка Шон был похищен у него на глазах, поинтересовалась Пайпер: «Скажи, ты подозреваешь в этом Институт?» «Что еще за Институт?» - озадачился Нейт, и отвечала журналистка: «А это – самая большая загадка в Содружестве. Никто не знает, кто они и где они, но следы их деятельности заметны повсюду. Синты. Синтетические, искусственные люди – выходцы из тайных лабораторий Института, чтобы делать всякую грязную работу. Иногда они даже замещают человека двойником-синтом, внедряя таким образом в социум своих агентов. Конечно, не за всеми злодеяниями стоит Институт, но такую возможность исключать нельзя».

«Они делают искусственных людей?» - изумленно переспросил Нейт, не в силах поверить в возможность подобного. «Именно», - подвердила Пайпер. – «В основном, два вида. Первые – очевидная пародия на человека. Кожа выглядит как пластик, да и скелет может быть под ней заметен. Такие существа бродят по Содружеству, убивают людей и берут все, что плохо лежит. Я недавно делала статью об Университете – там целый город оказался вырезан ими. А вот второй тип синтов куда более опасен. Кожа, кровь, искренние улыбки и виноватые взгляды – точное подобие старого-доброго человека».

Пайпер советовала Нейту обратиться к местному детективу, Нику Валентайну, чье агенство находится неподалеку от рыночной площади Даймонд-сити; если кто и сможет помочь найти Шона, так только он. Поблагодарив журналистку за помощь, Нейт отправился на поиски детективного агентства... однако в оном означилась лишь секретарша Ника, Элли Перкинс. Последняя, с трудом сдерживая эмоции, сообщила, что Ник расследовал дело о похищении бандой Тощего Малона молодой женщины, и отправился в логово бандитов, находящееся в заброшенном Убежище под станцией метро Парк Стрит... где бесследно исчез.

Повторив путь детектива, Нейт отыскал вход в Убежище 114, где в свое время укрылись члены местного правительства, бизнесмены и их семьи – сливки бостонского общества. Теперь же в Убежище хозяйничала банда Тощего Малона... Прикончив немало головорезов, в одном из помещений отыскал Нейт Ника Валентайна... оказавшегося синтом!.. Тот предложил спасителю отложить ненадолго объяснения, сообщив лишь, что похищенная женщина на поверку оказалась новой пассией Малона... и весьма злобной, к тому же.

Малона, его возлюбленную, а также телохранителей Нейту и Нику пришлось прикончить по пути на поверхность, после чего двое вернулись в офис детектива, где смогли, наконец, обстоятельно пообщаться. Нейт рассказал все, что помнил об убийстве жены, о похищении сына, о похитителе – мужчине средних лет, лысом, со шрамом на лице. Валентайн предположил, что наверняка в случившемся замешан Институт – несмотря на то, что цели организации этой неведомы никому. И даже ему самому – прототипу, выброшенному за ненадобностью на свалку. Ник рассказывал, что поколения синтов разительно отличаются друг от друга, и последние модели ничем не отличимы от людей, потому тайно проникают в социумы. Вот только некий протокол блокирует часть воспоминаний тех единиц, которые по какой-то причине покидают Институт – скорее всего, срабатывает защитный механизм, заложенный в них создателями.

Что касается мужчины, описание которого дал Нейт, но предположил детектив: этим индивидом вполне может оказаться Келлогг – опасный наемник, наниматель которого неизвестен. Некоторое время назад он купил один из домов в Даймонд-сити, и жил в нем вместе с мальчуганом лет десяти от роду. После чего оба исчезли, но Ник предложил Нейту прогуляться к дому, владеть которым продолжал Келлогг, да посмотреть – нет ли внутри чего-нибудь интересного.

Взломать дверь в жилище наемника оказалось непросто, ровно как и обнаружить потайную комнату, в которой Келлогг хранил оружие. Помимо оного, в помещении отыскались редкие сигареты из Сан-Франциско, пиво да пули 44 калибра... Негусто... но для Псины, нюх которой был действительно прекрасен, и этих находок было достаточно. Овчарка повела за собой хозяина и сопровождающего его детектива прочь от Даймонд-сити, за пределы Бостона – в западные болота... к форту Хаген, ныне занятому синтами.

В задачу тех была вверена защита Келлогга, но создания Института не справились с нею, и Нейт обнаружил наемника в подвалах здания. Келлогг не стал отпираться: да, именно он похитил Шона, но сам он – лишь марионетка, в настоящее время парень остается с кукловодами – Институтом. Нейт прикончил наемника, обнаружив на затылке того некий кибернетический имплантат, который на всякий случай решил прихватить с собой.

Ник предложил напарнику обратиться за помощью к Пайпер – кто, как не пронырливая журналистка, может помочь им определить местонахождение Института?.. Но, как оказалась, та знала не больше других: иногда Институт похищает людей, а иногда оставляют на самом видном месте старых синтов, чтобв напомнить о своем существовании... Если кто и знал о том, где находится организация, то наверняка Келлогг, но ведь Нейт успел пристрелить наемника.

Поразмыслив, Ник рассказал Нейту о том, что неподалеку, в Добрососедстве, находится так называемое «Логово Воспоминаний» доктора Амари, которая способна извлекать воспоминания даже из мертвого мозга. Быть может, если принести ей серое вещество Киллогга... Нейт признался товарищам, что забрал с собой кибернетический имплантат наемника, и детектив, воодушевившись, предположил, что этого может оказаться вполне достаточно, и надлежит им спешить в Логово Воспоминаний.

Наряду с Ником Нейт проследовал в Добрососедство – район, ютились в котором всякие отщепецы да отбросы общества, а главенствовал над сим сбродом упырь по имени Ханкок, самопровозглашенный мэр поселения. Детектив сопроводил спутника в Логово Воспоминаний, рассказал доктору Амари о цели, приведшей их. В имплантате, переданном ей Нейтом, Амари узнала гиппокамп с интегрированным в него нервным интерфейсом – наверняка образец технологий Института. Ник предложил подключить подобное устройство к его мозгу – быть может, он сумеет получить данные, которые укажут им на местонахождение Института...

Однако, помимо белого шума и неясных образов, Ник больше ничего не сумел разобрать, и Амари подтвердила, что мнемонические образы остаются зашифрованы. Чтобы получить доступ к воспоминания Келлога, сохранившимся в имплантате, доктор предложила Нейту наряду с Ником расположиться в капсулах воспоминаний, дабы когнитивные функции их разумов исполнялись параллельно. Таким образом Ник выступит носителем имплантата, в то время как сознание Нейта сможет заглянуть в сокрытые воспоминания. Весьма рискованный эксперимент – прежде подобное не пробовал никто...

Однако иного выхода у них не было, и Нейт, расположившись в капсуле, используемой клиентами Логова Воспоминаний, приготовился к загрузке в свой разум сильнейший воспомиманий, которые удастся извлечь из имплантата. Образы ярчайших воспоминаний Келлогга являлись ему... Детство в НКР, вечно пьяный отец, избивающий мать, и она, протягивающая сыну пистолет со словами: «Это единственное, что может защитить тебя в этом мире». Наверняка мать хотела, чтобы сын пристрелил отца, но Келлогг попросту сбежал из дому, так и не защитив мать... Однажды он осел в Сан-Франциско, у него появилась семья – супруга, Сара, и дочурка, Мэри. Он стал начальником службы безопасности, но перешел дорогу не тем людям... и лишился семьи, ибо Сара и Мэри оказались жестоко убиты... Он стал наемникам, бродил по пустоши, напивался в барах, убивал людей – лишь бы забыть о трагедии... Наконец, он добрался до Содружества, где предложил свои услуги Институту, представители которого не знали совершенно ничего о поверхности и во всем полагались исключительно на синтов. Опыт Келлогга оказался весьма ценным для Института. Так он стал исполнять возлагаемые на него миссии, не зная ровным счетом ничего о целях и мотивах своих нанимателей... В одной из вылазок он вместе с сотрудниками Института спустился в Убежище 111, где забрал у несчастной матери ребенка, саму же женщину хладнокровно пристрелил... Мальчуган остался у него, и Келлогг по приказу Института купил дом в Даймонд-сити, где и оставался. Он считал, что является приманкой для отца ребенка, ведь именно так мыслит «старик», отдающий ему приказы... Но затем за Шоном прибыл один из агентов Института, принадлежащий к новому поколению синтов, неотличимых от людей. Двое телепортировались прочь, но перед тем, как исчезнуть, агент приказал Келлогу настигнуть одного из ведущих ученых, бежавших из Института – доктора Браяна Виржила, скрывшегося в Сияющей Море.

Телепортация многое объясняло: стало быть, никто не мог отыскать вход в Институт, потому что такового попросту не существует! И, похоже, единственный способ разузнать о подобной технологии – разыскать беглого ученого, прикончить которого должен был Келлогг.

Потому Нейт, простившись с доктором Амари и Нейтом, покинул Бостон, устремившись в юго-западные пределы, оставался в которых кратер, названный Сияющим Морем, ведь именно сюда два столетия назад упала ядерная бомба, обратив всю округу в пустошь с высоким уровнем радиации. К счастью, силовой доспех защищал Нейта на всем пути его через пределы, практически лишенные всякой жизни. Лишь раз заметил он людей – племя безумцев поклонялось Атому, пребывая у кратера безо всякой защиты. Очевидно, что дни их сочтены... Служители Атома, однако, оказались полезны, рассказав Нейту об убежище Вирджила, остающегося в пещерке неподалеку.

Ученый оказался супермутантом, однако вполне мирным и исполненным некой мрачной обреченности. Вирджил ожидал визита Келлога и оказался немало впечатлен тем фактом, что посетил его убийца наемника Института. Ученый согласился помочь гостю проникнуть в святая святых организации, однако потребовал, чтобы тот захватил из Института вещество, над которым он работал незадолго до бегства и которое должно излечить его... нынешнее состояние. Нейт на предложение согласился, и поведал Вирджил, что технологию телепортации называют они «молекулярным реле». В тела синтов-агентов интегрированы чипы, позволяющие им напрямую взаимодействовать с реле в Институте – стало быть, расправиться с одним из подобных созданий и надлежит Нейту.

Но как же отыскать подобного агента?.. Вирджил советовал Нейту вернуться в Бостон, к руинам ТИСа – Технологического Института Содружества, являющимся конечной точкой перемещения агентов на поверхность. Именно там возможно засечь сигнал в спектре радиоволн, и усиление оного знаменует приближение агента.

Нейт совету последовал, и действительно – сумел обнаружить одного из агентов... и даже выжить в противостоянии с ним, хоть это оказалось и непросто. Чип он заполучил, но как же воспользоваться им, чтобы переместиться в пределы Института?.. Доктор Амари, за помощью к которой обратился Нейт, лишь руками развела: она понятия не имеет, как извлечь из чипа код, необходимый для телепортации... Однако существует небольшая группа, помогающая бежать из Института синтам, и обладающая возможностью взломать защитные протоколы организации. Называет себя группа «Железной дорогой», и убежище ее находится... где-то в Бостоне... В Логове Воспоминаний появляются они редко – лишь когда кому-то из их подопечных необоходимы новые воспоминания... Но знала Амари – в случае необходимости отыскать «Железную дорогу» можно, следуя по Тропе Свободы – так называется дорожка из красного кирпича, существующая с 1951 года и связующая воедино городские достопримечательности.

Проследовав по помянутой тропе, Нейт обнаружил себя у входа в полуразвалившуюся церковь... в подземелье которой обнаружил немногочисленных членов «Железной дороги». Предводительнице группы защитников синтов, Дездемоне, Нейт честно ответил на все вопросы о себе и своих целях, после чего попросил о помощи в извлечении кода из чипа агента Института. Дездемона согласилась оказать чужаку поддержку, однако потребовала после извлечения кода передать ей чип – быть может, ее сподвижники сумеют в дальнейшем воспользоваться устройством, чтобы саботировать операции Института.

По завершении извлечения кода Нейт вернулся в убежище Вирджила, и тот передал ему чертежи устройства, с помощью которого возможно перехватить сигнал от реле, используемый Институтом для телепортации агентов, и использовать его для перемещения самого Нейта. Напомнив последнему, чтобы не забыл поискать вещество, кое исцелит его от мутации, Вирджил простился с Нейтом, который устремился обратно к Бостону, дабы поделиться обретенной информацией с Дездемоной. Та обещала, что непременно отдаст приказ сподвижникам приступить к созиданию устройства...


...С Элли Перкинс, секретаршей Ника Валентайна, связалась семья рыбаков, живущих на побережье у северной границы земель Содружества. Кенджи и Рей Нанако поведали заглянувшим в хижину их Нейту и Нику об исчезновении девятнадцатилетней дочери, Касуми. Последняя была занята тем, что собирала радио, и, похоже, обнаружила частоту, на которой и связался с нею предполагаемый похититель.

Обыскав комнату Касуми, а также старую лодочную станцию ее почившего деда неподалеку, двое обнаружили голозапись девушки, в которой говорила она о том, что прежде никогда не задумывалась, кем в действительности является. А после с помощью радио сумела поймать сигнал транслятора, установленного на острове к северу – Фар-Харборе, Дальней Пристани. Проживают там созданные Институтом синты, пытающиеся создать собственный социум, дабы сосуществовать в этом мире наряду с людьми. Касуми признавалась, что многого не помнит о своем детстве, видит весьма странные сны и задается вопросом – а человек ли она?.. Потому и покидает родной дом, чтобы получить ответ.

Кенджи позволил двоим позаимствовать катер, и на борту оного отправились они к Фар-Харбору... острову, окутанному ядовитым радиоактивным Туманом. У пристани поселения встретила чужаков капитан Эйвери, выступающая местной правительницей, однако поговорить им не удалось... Туман сгустился, и мутировавшие животные атаковали городок. Нейт наряду с поселенцами встал на защиту Фар-Харбора, и натиск чудовищ удалось отразить.

Рассказывала Эйвери, что порождения Тумана мало-помалу вытеснили поселенцев в это селение на побережье. «Туман всегда здесь был», - говорила она. – «Были годы, когда он отступал, и жизнь на острове обретали подобие нормальной. А после он распространялся вновь, и люди цеплялись за любой клочок земли, свободной от Тумана. Но в последние восемь лет ситуация все ухудшается, и теперь безопасно лишь здесь, в Фар-Харборе».

В подобном положении дел многие поселенцы винили культ Детей Атома, обитавших на острове и поклоняющихся Атому и священному Туману. Прежде они мирно сосуществовали, однако однажды в Фар-Харбор заглянул собенно ретивый фанатик, заявивший, что Атом непременно очистит остров от всех неверных. Один из поселенцев, Аллен Ли, пристрелил культиста, и после этого Туман лишь ухудшился, с каждым годом становясь все более гибельным. Неведомо, повинны ли в том Дети Атома, или же это просто совпадение. Как бы то ни было, доказательств у поселенцев не было.

Что касается Касуми, то да, - девушка проходила через Фар-Харбор, направляясь к поселению синтов, Акадии. Исскуственные люди не были изолированным социумом, и даже помогали поселенцам, передавая тем созданные ими устройства, разгоняющие Туман. Старый Странник – местный следопыт – вызвался провести чужаков к сему комплексу, и, покинув относительную безопасность селения, Нейт и Ник устремились в дикоземье острова.

У входа в комплекс синтов, расположенные на вершине горы над Туманом, Старый Странник оставил спутников, и те ступили внутрь здания. Навстречу гостям вышел синт, чем-то походящий на Ника Валентайна – наверняка одна из ранних моделей. Представившись «ДиМОй», с изумлением воззрился на детектива, после чего рассказал, что они двое – прототипы, первые синты, способные за независимое мышление и вынесение суждений. Эксперимент Института заключался в выяснении, насколько искусственный мозг способен обрести личность, каким будет поведение подобных созданий. «Мне было позволено развивать личность на основе собственного опыта», - говорил ДиМА. – «Тебе же изначально привили цельную личность. После нескольких попыток копия личности оказалась рабочей. Я неоднократно наблюдал, как ты пробуждался, не зная, кто или что ты... Я не мог допустить, чтобы они и впредь продолжали на тебе экспериментировать. Ты был моим братом, Ник. Я помог тебе бежать из Института. Мы бежали вдвоем». Конечно, ничего из этого Ник не помнил, что на ДиМА заметил: события, о которых он упоминал, произошли более столетия назад, и их разумы прототипов просто не способны хранить столь большое количество информации. «Я появился на этом острове столетие назад, скрываясь от своих создателей, Института», - продолжал рассказ синт. – «У меня не было ничего. Не запрограммированной задачи, ни ложных воспоминаний. Я провел целый год, просто сидя в пещере. Однажды пришла мысль, что мне самому следует решить, кто я и как мне поступать. Чем я и занимался с тех пор. Я хочу привести сюда как можно больше синтов и дать им шанс понять, кто они на самом деле. Мы просто хотим существовать в мире. Нет у меня никаких великих замыслов о захвате земель и власти. Достаточно и нынешнего существования».

Мотивов «Железной дороги», о которой рассказал ему Нейт, ДиМА не понимал. Какой смысл организации помогать синтам, убеждая тех, что единственный шанс на спасение – скрыться ото всех, а также стереть свои воспоминания. Да, неведение усложнит задачу Институту по поиску беглецов, но принести при этом в жертву свою личность – подобного ДиМА никак не мог принять.

Что касается Касуми, то она находилось в Акадии. Утверждаясь во мнении, что является синтом, девушка сделала вывод, что вся ее жизнь была ложью, ровно как и воспоминания. И здесь, на острове, она может оставаться той, кем является в действительности, жить без притворства в социуме ей же подобных. ДиМА поинтересовался, уверен ли сам Нейт, что является человеком?.. Тот помедлил с ответом: прежде он не подвергал этот факт сомнению, но... Да, за годы криосна многие воспоминания стерлись, и сейчас он помнишь лишь то, что происходило непосредственно перед началом Великой Войны и прибытием его в Бункер 111. Но мысли о том, что может оказаться искусственным созданием, копией человека, жившего два столетия назад, откровенно тревожили, потому Нейт постарался выбросить эти идеи из головы и сосредоточиться на насущных проблемах.

Касуми означилась неподалеку, на нижнем этаже кеомплекса Акадии. Девушка с горечью заявила, что является синтом и те добрые люди, что заботились о ней прежде, наверняка не захотят больше иметь с ней никаких дел. Говорила она о странных снах – пробуждении в лаборатории, об отсутствии детских воспоминаний... Однако сейчас Касуми не желала говорить о себе, предложив Нейту и Нику расследовать дело, куда более важное, нежели сбежавшая из дому девушка. Дело в том, что Касуми исподволь наблюдала за моделями данных, создаваемыми ДиМОй, и находила их весьма пугающими: Туман, поглощающий Фар-Харбор... Ядерный взрыв, уничтожающий остров... Как может ДиМА, пропагандирующий добрососедство и терпимость, заниматься подобным? Неужто этот странный синт желает на самом деле покончить с жизнью на острове, и претворяет в жизнь зловещие замыслы?..

Последующие дни Нейт оставался среди неотличимых от людей синтов в Акадии, исподволь следя за ДиМОй. Ник тем временем сумел получить доступ к компьютеру одного из ближайших сподвижников лидера синтов, Фарадея, обнаружил в котором весьма интересную информацию. Как следовало из полученных сведений, синты всерьез опасались скорого конфликта между поселенцами Фар-Харбора и Детьми Атома, обитающими на старой подводной лодке, названной ими Ядром. Конфликт наверняка затронет и синтов как основных поставщиков разгоняющих Туман устройств поселенцам. Фанатики же считают Туман порождением Атома, их божества, и надеются, что поглотит он весь остров. Прежний предводитель культа, Мартин, хорошо знал ДиМУ, ведь именно он нашел этого синта в основании подлодки... Но теперь Мартина сменил иной лидер, Тектус, не терпящий инакомыслия...

Нейт выяснил, что ранние воспоминания ДиМЫ остаются во владении Детей Атома. Может ли статься, что это не ДиМА собирается уничтожить жизнь на острове, но опасается, что на подобное способны фанатики?.. Ответ на этот вопрос получить невозможно, не имея доступа к воспоминаниям, и именно их вознамерился отыскать Нейт. Тем более, чем Ник успел скачать с компьютера Фарадея программу, тем разработанную, должную дать им доступ к хранилищу воспоминаний – если, конечно, оно еще существует.

Путь Нейта лежал через поглощенное Туманом Дикозеье к Ядру, оплоту Детей Атома. Поскольку именно способа проникнуть внутрь подлодки не было, он объявил, что желает присоединиться к культу, потому и был направлен на испытание, заключающегося в необходимости испить из священного источника поблизости. И когда Нейт сделал это, мир поблек, затем заиграл новыми красками... и узрел он женскую фигуру, манящую его за собой. Пошатываясь, Нейт следовал за призрачной проводницей, приведшей его в некую хижину в глуши, указавшую на статуэтку, а после исчезнувшую.

Когда Нейт пришел в себя, окончательно избавившись от дурмана, вернулся к Ядру и продемонстрировал статуэтку восхищенным Детям Атома, те с благоговением заявили, что в видении зрел он Мать Тумана – сущность, создавшую эту божественную субстанцию. Ныне Нейт и сопровождающий его Ник получали доступ в пределы Ядра.

В заброшенном коммандном центре подводной лодки отыскали они компьютер, хранящий в себе данные о воспоминаниях ДиМЫ. С помощью программы Фарадея данные удалось интерпретировать. Первая запись содержала в себе размышления ДиМЫ о враждебности людей Фар-Харбора по отношению к синтам, и о том, что в станет вероятного противника им необходим союзник для обретения взаимного доверия. К записи прилагались координаты некоего медицинского подземного комплекса, расположенного под зданием завода «Vim! Pop». Вторая запись, которую оставил ДиМА здесь, чтобы позабыть и никогда больше не вспоминать об этом, содержала в себе местонахождение ключа, с помощью которого возможно взорвать ядерную боеголовку, остающуюся на подлодке. Мартин полагал, что подобное действо ознаменует Вознесение для его паствы, однако ДиМА не мог доступить, чтобы Дети Атома – первые, кто принял его, - поступили подобным образом, оборвав свои жизни. В записи третьей ДиМа упоминал о плане на случай, если жители Фар-Харбора прознают о сделанном им и, несмотря на все его усилия, попытаются уничтожить синтов; в этом случае он лишит энергии разгоняющие Туман устройства, и порождения оного непременно атакуют поселенцев. Мысль о самой возможности подобного наполняла ДиМУ ужасом, потому избавился он и от этой информации. Воспоминание четвертое относилось к встрече с Ником Валентайном, который изначально отказывался принимать тот факт, что является синтом, поскольку обладал полностью сформированной человеческой личностью. Наконец, пятая запись относилась к указанию местонахождения усовершенствованной модели силовых доспехов, обладали которыми моряки на подводной лодке.

Проследовав в означенный в записи медицинский комплекс, Нейт обнаружил старое захоронение, пребывал в котором труп капитана Эйвери!.. Стало быть, обеспечить сотрудничество с поселенцами ДиМА сумел, заменив лидера Фар-Харбора на синта, которого сам же и создал!..

Вернувшись в Акадию, Нейт поговорил с ДиМОй начистоту. Синт признал, что создал оружие на случай противостояния с иными обитателями острова, и не гордится своими действиями, однако он сделал все, чтобы обеспечить мирное существование... которое Тектус стремится нарушить, распостраняя среди сподвижников страх и ненависть в отношении поселенцев Фар-Харбора. Возможно, утихомирить Детей Атома удастся, заменив Тектуса на синта – другими словами, использовав второй раз тот же ход, что и в Фар-Харборе. Конечно, это идет вразрез с идеалами, которые ДиМА стремится поддерживать, однако иная альтернатива – лишь война, порожденная неприятием инакомыслия.

Потому Нейт согласился поддержать ДиМУ в его начинании, хоть Ник подобное и не одобрил. Тектус до ужаса боится, что Мартин – который, скорее всего мертв, - вернется и сместит его, и именно на этом страхе надлежит сыграть. Мартин покинул Ядро, удалившись в уединенную пещеру после того, как поселенцы Фар-Харбора расправились с его посланником, а Тектус продолжал набирать популярность среди культистов, призывая тех к войне. Именно тогда Мартин и ДиМА рассорились, потому что последний наотрез отказался следовать плану по выдворению поселенцев с острова; Мартин настаивал, что это – ничто иное, как милосердие, ведь в противном случае Туман непременно убьет их, однако синт был непреклонен: люди имеют такое же право проживать на острове, как и все остальные.

Вернувшись в Ядро, Нейт сообщил Тектусу о скором возвращении Мартина, а более подробными сведениями обещал поделиться наедине, в заброшенном командном центре подлодки. Подобное Тектуса вполне устраивало, ведь он изначально собирался избавиться от этого новопосвященного, наверняка выступающего агентом его ненавистного предшественника. Потому Тектус наряду с доверенными телохранителями напал на Нейта, но был сражен им. Тело предводителями культа Нейт бросил в старую шахту для отходов, после чего проследовал в Акадию, где ДиМА готовил к отправке в Ядро синта, ничуть не отличимого от Тектуса. Память о том, что является искусственным созданием, синту стерли, и он искренне считал себя человеком, не подозревая, что выполняет заложенную в него программу.

ДиМА благодарил Нейта за то, что способствовал тот установлению мира на острове. Касуми, узнав о мотивах, которыми руководствовался лидер Акадии, приняла их, но изъявила о желании вернуться на родину. Да, она нашла себя, однако останется жить с родителями, и о том, что настоящая Касуми мертва, а воспитывают они синта, Кенджи и Рей Нанако не узнают никогда...


Проведал Нейт о парке развелечений Нюка-Ворлд, находящемся в землях к западу от Содружества, потому решил вглянуть на него. Прежде, до Великой Войны, парк он навещал, но сохранился ли тот по прошествии столетий?..

У монорельса, должного доставлять в парк посетителей, обнаружил Нейт раненого мужчину по имени Харви. Последний рассказал, что в Нюка-Ворлде пребывают общины рейдеров, захвативших его супругу и сына. Сам он сумел бежать, однако обогнать пулю не смог...

На монорельсе «Нюка-Экспресс» Нейт отправился в путь к парку развлечений, наблюдая на мертвыми громадами атракционов, проплывающими за окнами состава. Неожиданно через внутренний интерком состава к Нейту обратился мужчина, представившийся Портером Гейджем. «Харви нашел очередного сердобольного для помощи своей семье», - с нескрываемым сарказмом говорил он. – «Поразительно, что это все еще работает! Но правда в том, что тебя попросту подставили. Ты направляешься прямиком с ловушку. И если сумеешь каким-то непостижимым образом выжить, у меня будет для тебя интересное предложение».

Состав остановился на заброшенной станции в Нюка-Ворлде... и герою под взглядами невидимых наблюдателей прошлось пробираться извилистыми коридорами в направлении, обозначенном алыми указателями... до тех пор, пока не оказался он на подземной арене. Здесь собралось великое множество рейдеров – обитателей Нюка-Ворлда. Как оказалось, подобная ловушка – их развлечение, ибо на арене противостоять новичку будет облаченный в силовой доспех верховный босс Колтер. Нейт – не первая и не последняя его жертва...

Но в помещении, где находился Нейт, прозвучал через интерком тихий голос одного из рейдеров, Гейджа. Последний предлагал герою избавиться от босса... и воспользоваться для этого детским водным пистолетом, ведь лишь вода способна на короткое время вывести из строя системы силового доспеха Колтера. За неимением иного выбора Нейт последовал совету, и, проследовав на арену, принялся стрелять в противника водными залпами.

Как и предрекал Гейдж, противник оказался обескуражен и беззащитен, и Нейт не замедлил прикончить его несколькими прицельными выстрелами в упор. Колтер пал, и потрясенная тишина воцарилась на арене – подобного исхода собравшиеся не ожидали. Гейдж не замедлил объявить Нейта новым верховным боссом, правителем Нюка-Ворлда, пояснив пораженному герою, что управляют сим парком три группировки рейдеров – Последователи, Смотрители и Стая. Благодаря Колтеру, всякая политика которому была чужда, напряжение между бандами достигло предела, и вот-вот выльется в полномасштабное противостояние. Потому верховного босса надлежало устранить... что, собственно, и было сделано.

Показав Нейту его новые апартаменты в старом ресторане на вершине старой доброй Горы Физзтоп, Гейдж советовал Нейту попытаться удержать группировки от кровавого конфликта, а для этого доказать власть свою предводителям рейдерских банд... или же убедить их воздержаться от насилия. Сам Гейдж, долгие годы выступавший пособником Колтера, навряд ли сумеет войти в доверие к ним, потому желал он оставаться советником верховного босса, но уж никак не самим таковым.

Рассказывал Гейдж, что заняли рейдеры территорию Нюка-Тауна примерно год назад, распространив власть свою на обитавших здесь прежде торговцев. После чего Колтер совсем обленился, не желая продолжать захват земель Нюка-Ворлда, и мало-помалу банды начали задирать друг друга. Ситуация все ухудшалась, началась борьба за территории, стрельба...

Помимо прочего, Гейдж просветил Нейта о том, что Последователи уважают насилие, в то время как Смотрители любят деньги; Стая же следует за сильным – вожаком. Ни на мгновение не забывая об этом, Нейт навестил троих предводителей рейдерских банд – Нишу, предводительницу Последователей, Мэгс, верховодящую Смотрителями, и Мейсона, лидера Стаи. Где угрозами, где посулами, но Нейт сумел убедить каждого из троицы в том, что цели их совпадают, после чего вернулся в ресторан на Горе Физзтоп, где дожидался его Гейдж.

Последний предложил Нейту сделать то, на что не решился Колтер: распространить влияние рейдеров на иные области парка. Каждую из оных надлежит передать одной из группировок, однако действовать надлежит осторожно, чтобы расширение территорий не вылилось в последующую борьбу за них.

Первым делом Нейт устремился к комплексу под названием Галактик-Зон – эдакая вариация на космическую тематику, где до сих пор пребывало немало охранных роботов. Ему удалось вернуть к жизни системы заброшенного центра управления, отключить роботов, после чего в области сей не осталось угроз для рейдеров.

После чего Нейт проследовал к Ущелью Иссохшей Скалы – стилистической вариации на тему Дикого Запада, где развелось немало гиганских кровавых червей. Прикончив в руднике королеву сих особей, Нейт выступил к северной области под названием «Приключение Сафари»... где был атакован монстрами, походящими на когтей смерти. В противостоянии им к Нейту присоединился некий мужчина, орудующий кувалдой, чей словарный запас был весьма ограничен. Представившись Сито, мужчина признался, что с детства оставался среди местных горилл из зоопарка, являющихся его семьей. Однако расплодившиеся монстры семье угрожают, потому Сито и примкнул к чужаку в надежде совместными усилиями защитить горилл, укрывшихся в одном из зданий комплекса.

Проведя небольшое расследование, Нейт выяснил, что в подземных областях зоопарка находится комплекс, где некогда доктор Даррен МакДермонт проводил эксперименты по клонированию животных. Именно он создал подобных монстров, и, похоже, клоны их продолжают порождаться, ибо аппарат клонирования, произведенный Нюка-Ген, работает в автономном режиме даже спустя столетия. Отыскав и уничтожив аппарат, Нейт перебил остающихся окрест монстров, после чего убедил Сито в том, что новые соседи – рейдеры – окажутся его друзьями, и они вполе смогут сосуществовать вместе.

Следующей областью Нюка-Ворлда оказались руины завода по производству прохладительного напитка, ныне занятые монстрами, именуемые «нюкалурками»... С гибелью сонма тварей и королевы их на заводе воцарилась звенящая тишина, а Нейт уже покидал комплекс, следуя к Детскому Королевству – парку атракционов, сокрытому завесой радиоактивного тумана. Обитало здесь немало упырей – как оказалось, подвергшихся облучению бывших аниматоров и сотрудников парка. Предводитель последних, Освальд, встретил Нейта на крыше замка Короля Колы, высказал уверенность в том, что собратья его попросту больны, и исцеление недуга их наверняка существует. Не желая спорить с безумцев, Нейт убедил Освальда забрать с собою остальных упырей и отправляться на поиски чудодейственного лекарства.

Наконец, вся территория Нюка-Ворлда принадлежала бандам рейдеров, однако, как оказалось, этого им было мало. Обратившись к верховному боссу, Гейдж постановил, что следующая цель их – поселения Содружества. Подобного Нейт допустить не мог, но сознавая, что отказ исполнять волю рейдеров повлечет за собой его преждевременную кончину, предпочел тихо покинуть парк однажды ночью, дабы никогда боле сюда не возвращаться...


...Специалисты «Железной дороги» помогли Нейту построить по планам Вирджила устройство, должное телепортировать его в пределы Института. Дездемона поведала новому союзнику о существовании Патриота, помогающего синтам покинуть Институт и обрести свободу. О личности Патриота Дездемона не ведала, однако передала Нейту зашифрованное сообщение, необходимое для связи с сим индивидом. Но пока Патриот не свяжется с Нейтом, надлежит тому держаться тише воды, ниже травы, выдавая себя за одного из сотрудников организации.

Однако сразу по завершении телепортации в пределы Институса – сияющий чистотой огромный подземный комплекс – осознал Нейт, что прибытие его не укрылось от тех, кто управлял организацией. Перемещаясь на элеваторе между этажами комплекса, Нейт с изумлением наблюдал, сколь разительно отличается он от искореженного мира поверхности, ведь здесь пребывало немало зеленых насаждений, а в разбитых сквернах мирно прогуливались люди. Поистине, не походило эту на организацию, желающую обрести контроль над миром!..

«Добро пожаловать в Институт», - обратился к Нейту бесплотный голос. – «Более столетия мы посвящаем себя выживанию человечества. Десятилетия исследований, многочисленные эксперименты и испытания... Видение того, как наука определит будущее. Да, просто не было никогда, и обитатели поверхности не понимают наших целей и действий. Однажды, возможно, мы покажем им, чего нам удалось достичь. Но пока мы вынуждены оставатья под землей. Слишком многое поставлено на карту, чтобы рисковать. Как ты успел увидеть, ситуация на поверхности несколько... нестабильна. Я бы хотел переговорить с тобой о том, что мы можем сделать... ради всех. Но это может подождать. Ведь ты здесь ради своего сына».

Поражаясь, откуда сотрудникам Института столь многое известно о нем, и не означает ли это, что миссия его обречена на провал изначально, Нейт, тем не менее, следовал вперед, заглядывая в помещения, пока в одном из них не заметил паренька лет десяти от роду. Наверняка это Шон!.. Нейт бросился к нему, прося мальчугана, бежать отсюда как можно скорее, однако тот в испуге начал звать Отца...

Из соседнего помещения выступил пожилой мужчина, произнес численный код, и Шон замер. Обратившись к Нейту, мужчина представился – Отец, директор Института; мальчуган же – синт, прототип, находящийся в разработке. Разъяренный, Нейт потребовал незамедлительно передать ему настоящего Шона, и Отец, тяжело вздохнув, признался: «Настоящий Шон – это я. Я... твой сын». «Но... как такое возможно?» - только и смог выдавить Нейт. «Оставаясь в Убежище, ты не чувствовал течения времени», - пояснил Отец. – «Покинув криокамеру, ты немедленно устремился на поиски утраченного сына. И тогда ты узнал, что твой сын – не младенец, а десятилетний мальчик. И решил, что прошло десять лет с тех пор, как его забрали. Но на самом деле, минуло шесть десятилетий! И вот я перед тобой. Меня вырастили в Институте, и теперь я стал его директором».

«Но зачем было вообще забирать ребенка?» - спрашивал Нейт, и отвечал Шон: «В то время, в 2227 году Институт добился существенного прорыва в производстве синтов. Но недостаточного. Научное любопытство и стремление к совершенству заставляло их двигаться вперед. Они хотели создать... совершенную машину, копию человека. Двигающуюся, говорящую, обладающую мимикой... способную на все. Институт желал создать человекоподобных синтов, искусственную органику. И начать следовало с человеческого ДНК. Подобного было немало, но в этой... пустоши... радиация воздействовала на него. Даже, казалось бы, защищенные от воздействия радиации сотрудники Института, не были ограждены от изменений в ДНК. Потому требовался иной источник. И тогда, обнаружив записи из Убежища 111, Институт нашел меня. Младенец, замерший во времени, защищенный от вызванных радиацией мутаций, которые изменили клетки обитателей Содружества. Я был именно тем, кто им был нужен. И именно мое ДНК стало основой для искусственной органики, на основе которой были созданы все человекоподобные синты, существующие сегодня. Я – их Отец. Наука обратила нас в семью: синтов, меня... и тебя».

«Келлогг... работал на тебя?» - осведомился Нейт. «Он был агентом Института задолго до моего появления», - молвил Шон. – «Я узнал обо всем, что он сделал много позже, лишь став директором. Да, признаю, Институт использовал жестокую натуру Келлогга. Технологии Института продлили его жизнь на весьма и весьма длительный период, а он доказывал свою полезность организации неоднократно. Но никогда не подводил нас, но с каждой миссией его жестокость становилась все более очевидной. Не буду лгать: то, что ты столкнулся с ним, не случайность. Это было сделано для того, чтобы ты... мы... смогли хоть немного отомстить».

«Твоя мама... она так и не увидела, как ты растешь», - тихо произнес Нейт, и Отец, согласно кивнув, произнес: «Да, я просмотрел записи о том инциденте. Похоже, ее смерть была незапланированной и случайной». «Случайной?» - разозлился Нейт, не в силах поверить, что Отец так спокойно говорит об этом. – «И это все?» «А что ты хочешь, чтобы я сказал?» - развел руками Шон. – «Мир опасен... а, возможно, был таким всегда. Долгие годы я не задавался вопросом о том, кем были мои родители; я принимал свою ситуацию такой, какая она была. С возрастом приходит сожаление, и все чаще задаешься вопросами «А что, если...» Но сейчас важно лишь то, что мы с тобой все может начать снова».

Шон был искренне привержен делу Института, и даже мысли не допускал о том, чтобы отринуть свои идеалы. Своему отцу он предлагал остаться с ним, в Институте, дабы предтворять в жизнь чудеса науки – ради благо человечества!.. Тот ответил согласием, однако какие-то выводы делать было преждевременно – Нейт собирался осмотреться в подземном комплексе, понять, какие цели преследуют ученые, правящие Институтом, и уж после сделать вывод о том, следует ли оказать поддержку организации... или же обратиться против нее.

Шон представил Нейта главам основных подразделений Института, входящих в директорат: доктору Клэйтону Холдрену из БиоНауки, доктору Джастину Айо из Бюро Удержания Синтов, чья задача состояла в поиске бежавших синтов и возвращению их, доктору Элли Филлмор – главному инженеру Института, отвечающему за системы жизнеобеспечения гигантского комплекса, и, наконец, доктору Ли из Усовершенствованных Системных Решений. Последняя передала Нейту устройство, которое позволит ему телепортироваться в Институт в любое время и из любой точки земель Содружества.

После чего Нейт просил Шона позволить ему остаться в одиночестве и осмотреться; директор Института ответил согласием, и даже указал отцу на комнату, который тот может занять. Обнаружив компьютерный терминал, Нейт первым же делом связался с Патриотом, и ответ того не замедлил себя ждать: таинственный пособник «Железной дороги» назначал встречу на одном из неприметных складских помещений комплекса.

Патриотом оказался Лиам Бинет, сын директора Отдела Разработки Синтов; молодой человек признался, что отсылает синтов на поверхность в надежде, что кто-то поможет им, ведь в Институте искусственные люди лишены свободы. Лиам предлагал агенту «Железной дороги» спасти еще больше синтов, желающих бежать, и представил Нейта синту под кодовым именем Z1. Последний предложил устроить вооруженное восстание, и Нейт обещал, что «Железная дорога» не останется в стороне, когда настанет час сокрушить Институт... Конечно, Дездемона не погнушается человеческими жертвами, а Лиам тому категорически воспротивится, создав для Нейта дилемму... Z1 же заверил агента «Железной дороги», что если поднимется открытый мятеж против ученых, многие из синтов встанут на их сторону.

Переместившись в оплот «Железной дороги» под старой церковью, Нейт рассказал Дездемоне и остальным членам организации обо всем, что удалось ему узнать за время недолгого пребывания в пределах Института. Не утаил он и того факта, что директор – Отец – является его сыном, Шоном. Дездемона просила Нейта войти в доверие к директорату Института, стать одним из членов оного, выяснить, к чему в действительности стремятся ученые... дабы впоследствии вызволить всех без исключения синтов, находящихся в подземном комплексе.

Шон, однако, придерживался иного мнения, полагая, что лишь сотрудникам Института отведена роль творцов будущего человечества, а все, противостоящие им, должны быть уничтожены – тем более, позиционируют они Институт исключительно как угрозу. Что касается синтов, следует помнить, что те, в первую очередь, машины, потому должны находиться под контролем, а стремление их к свободе еще надлежит понять ученым Института. Ведь, оказавшись на поверхности, синты начинают вести себя непредсказуемо.

Исполняя миссии, возлагаемые на него как Шоном, так и иными сотрудниками Института, Нейт заменил для директората покойного Келлогга, и доверие к нему все возрастало. В основном, суть миссий заключалась в помощи агентам в возвращении беглых синтов, чьи воспоминания были стерты членами «Железной дороги» и заменены на копии человеческих личностей; так, вчерашние создания Института забывали о том, кем являются на самом деле, принимая для себя новое существование... Действуя на поверхности на стороне Института, Нейт предварительно информировал Дездемону о том, где будет проверена операция, и оперативники «Железной дороги» успевали убраться с дороги агентов Института с минимальным для себя уроном: час для открытой конфронтации еще не пробил...

Однажды с Нейтом связался Шон, предложил встретиться на крыше пустующего здания Технологического Института Содружества. Там признался, что впервые покинул пределы Института, дабы взглянуть на мир поверхности и утвердиться во мнении – Содружество действительно мертво, и единственная надежда для человечества лежит под землею. «Стоя здесь, я осознаю, сколь счастлив я, избавленный от существовании в этой пустоши», - вздохнул Шон. – «Понимаю, ты считаешь, что Институт похитил меня из Убежища. Но на самом деле он спас нас. Нас обоих». «То есть... они вывели меня из криосна?» - осторожно поинтересовался Нейт, и Шон утвердительно кивнул: «Я был идеальным кандидатом – младенец с неизмененным ДНК. Но если бы я по какой-то причине погиб... Институт предположил, что не помешает запасной вариант: иной индивид, рожденный до Великой Войны, желательно мой родственник. Потому ты содержался в безопасности в Убежище. Признаю, когда я освободил тебя из Убежища 111, я надеялся, что ты сумеешь выжить. Однако суметь найти меня, проникнуть в Институт... Это был своего рода эксперимент. Мне было интересно, что ты за человек». «Что ж, я здесь», - процедил Нейт. – «Оно того стоило?» «Думаю, да», - подтвердил Шон. – «Я надеюсь, ты сумеешь понять. Все, что я сделал, было сделано ради будущего».

По возвращении в Институт Шон пригласил отца на встречу директората. Руководители отделов сообщили о растущих беспорядков на землях Содружества: Ополчение заняло Форт Индепенденс, Братство Стали – бостонский аэропорт, «Железная дорога» продолжает свою террористическую деятельность... Однако все это не несет непосредственной угрозы Институту, потому Шон предложил собравшимся переходить к проекту «Фаза 3», суть которого состоит в запуске Институтом собственного ядерного реактора и отказе от иных, внешних и ненадежных источников энергии, которыми организация пользуется все годы своего существования.

Кроме того, Шон сообщил потрясенному отцу, что тяжело болен раком и дни его сочтены. Потому наместником своим в качестве директора Института он желает видеть исключительно Нейта. И чтобы возражений со стороны членов директора не возникло, Шон предлагал отцу сыграть ключевую роль в запуске реактора, доказав тем самым, что привержен он делу организации.

Для запуска реактора требовалась деталь, в Институте отсутствующая - агитатор бериллия, однако агентом удалось обнаружить ее в здании, занятом паладинами Братства Стали. Наряду с Элли Филлмор и небольшим отрядом синтов Нейт выступил против сил Братства, и, покончив с противниками, сумел отыскать в подземном реакторе здания необходимую деталь.

Наконец, Шон и Нейт в присутствии директората Института запустили ядерный реактор, а также транслировали на земли Содружества обращение от имени организации, в котором заверяли, что действуют исключительно в интересах человечества, однако не потерпят противодействия своим замыслам. И теперь следует переходить к следующей фазе в грандиозном замысле Института: наращивании производства синтов и вооружении их – а также незамедлительном уничтожении сил Братства Стали и «Железной дороги».

Нейт поспешил предупредить об угрозе Дездемону, но по возвращении в Институт обнаружил, что действия его как агента «Железной дороги» раскрыты, и директоратом отдан приказ о его устранении. Спасаясь от множества синтов, его преследующих, Нейт бежал к «молекулярному реле», и едва успел унести ноги из подземного комплекса, телепортировавшись на поверхность.

Узнав последние новости, Дездемона заметно помрачнела: стало быть, открытая конфронтация с Институтом все же произошла, но у «Железной дороги» недостаточно сил, чтобы противостоять могущественной организации. Похоже, единственная сила, способная сдержать Институт – Ополчение, потому Нейт, следуя совету Дездемоны, поспешил вернуться в Убежище, где рассказал о приключениях своих, случившихся в последние недели, Престону Гарви, а также передал ополченцам сведения, загодя добытые в компьютерах Института.

Несколько дней спустя пришла весть о том, что синты подступают к Замку – стало быть, Институт вознамерился нанести удар. Престон, Нейт и множество ополченцев Содружества поспешили к восточному побережью, где приняли нелегкий бой, отразив удар синтов.

Тем временем техник из Ополчения, изучавший доставленные Нейтом данные, обнаружил, что Институт не так уж и изолирован, как могло бы показаться. Существует старый тоннель, через который поступает вода для охлаждения ядерного реактора, и путем этим возможно проникнуть в комплекс с поверхности!.. Нейт вызвался пройти означенным путем, а после взять под контроль молекулярное реле со стороны Института, после чего в комплекс сумеют телепортироваться ополченцы, где примут открытый бой с синтами и их хозяевами, инакомыслия не признающими. Престон настаивал на том, что следует им взорвать реактор, дабы покончить с угрозой раз и навсегда.

Тоннель означился под старым зданием Технологического Института Содружества, и Нейт, расправляясь со встреченными по пути синтами, сумел добраться до внутренних помещений комплекса, активировать реле и переправить с Институт немало ополченцев во главе с Престоном. Те вступили в бой с синтами; Нейт же поспешил в комнаты, отведенные Шону. Тот находился в постели – смертельный недуг брал свое. Отца Шон считал предателем, не видящем дальше собственного носа; впрочем, Нейт и не надеялся, что сын когда-либо поймет то, что движет им – дать поселенцам Содружества шанс самим выбирать свою судьбу.

Надеясь избежать напрасных жертв, Нейт через компьютерный терминал Шона отдал всему персоналу Института приказ к незамедлительной эвакуации, сам же наряду со сподвижниками поспешил в помещение, находился в котором ядерный реактор. Установив взрывчатку, ополченцы вернулись к реле, у которого Нейт с удивлением обнаружил мальчугана-синта, подобие его десятилетнего сына. Тот обращался к нему как к отцу, просил забрать отсюда; стало быть, синт искренне считает себя человеком!.. Тайну эту Нейт сохранит, и, потеряв истинного сына, обретет иного.

Ополченцы телепортировались прочь из Института, после чего с помощью детонатора Нейт взорвал ядерный реактор, уничтожив тем самым чудесный подземный комплекс, развитию которого сын его посвятил всю свою сознательную жизнь. На протяжении двух последних столетий организация эта исподволь разрушала всякие попытки фракций Содружества объединиться, обрести силу достаточную для противостояния Институту. Да, технологии утрачены навсегда, но угроза владычества Института над землями Содружества также искоренена.

  1  2  3  4  
Web-mastering & art by Bard, idea & materials by Demilich Demilich