Demilich's

Глава 1. Орден Зари

В незапамятные времена Круг магов собрался, дабы прекратить творящийся в мире хаос и привнести в него благоденствие и покой. Альянс тринадцати магов не только предполагал дать начало золотому веку, но и собирался по истечении 500 лет окончательно подчинить древние силы стихий и передать власть над ними одному из их числа. Ведь именно через пять столетий в небе появится "темный странник", и тогда один из магов Круга получит возможность провести ритуал по единению всех сил сего мира, обретя тем самым непомерное могущество.

Так и случилось бы, но жажда власти расколола Круг. За несколько лет до означенного ритуала, Призыва, разразилась великая война, охватившая весь мир Эо, и ни одна из рас не осталась в стороне от нее. Наконец, тьму ночного неба рассек "темный странник" - огромная комета с пылающим хвостом, знаменуя наступление дня Призыва.

Теперь, как и было предопределено в века минувшие, один из магов должен был обрести невообразимые силы. Каждый из них приступил к проведению собственного ритуала Призыва, но Вечное Пламя - энергия, струящаяся через планету и всех ее обитателей - оказалось слишком могущественно, и в одиночку сдержать его было воистину невозможно. Вечное Пламя, хранившее мир, теперь разрывало его на части.

И когда тень сокрыла Глаз Аонира, владыки стихий, отвечая на зов Тринадцати, сбросили вековые оковы и вырвались на свободу. Могучие и яростные, древние стихии схлестнулись друг с другом, ибо в противостоянии состояла их суть, и повелось так с часа Творения. Земля раскалывалась на части, и сияющая кровь ее орошала равнины и чащобы, горы и недра морские. Огненные колонны устремлялись к небесам, к водовороту черных туч, поглотивших горизонты. Опаляющие бури пепла и яда стирали в пыль могучие горные гряды. Океаны вскипели, жадно набросившись на побережья.

Целый день и ночь напролет длилась ярость стихий, но вот тень минула. И изгнаны были они, и страшная тишина объяла обезображенный мир. Бренные останки некогда процветающих континентов ныне медленно дрейфовали во Внешней Пустоте.

Рохен, один из магов Круга, поставил своей жизненной целью возрождение Эо, потому и установил на осколках тверди земной магические порталы, связавшие воедино уцелевшие в катаклизме области. Посещая различные острова, он собрал единомышленников, объединив их впоследствии в Орден Зари, задачей которого было восстановление разрушенного мира, и служили они защитниками и наставниками отчаявшихся.

И сейчас, восемь лет спустя после фатального Призыва, Рохен взывает к могуществу Руны, тем самым раз и навсегда изменяя судьбу мира...

Надо сказать, души многих великих воителей и чародеев древности ныне привязаны к волшебным Рунам. С одной стороны, это дарует им бессмертие, с другой - заставляет безоговорочно повиноваться призывающим их в смертный мир и дарующим - пусть и на короткое время - материальное воплощение.

Сознавая, что время безвозвратно утекает и вскоре восстановить расколотый мир будет невозможно, Рохен обратился за помощью к сподвижнице одной из волшебниц Круга, после злополучного Призыва отрешившейся от забот мирских и удалившейся в добровольное изгнание. По старой памяти та решила оказать последнюю услугу чародею, к которому испытывала весьма недобрые чувства (как, впрочем, и к остальным магам Круга, в амбициозности своей обрекшим мир на гибель) и, отыскав в заполоненных орками руинах Анкбранда волшебную Руну, преподнесла ее Рохену, наказав, чтобы тот и не думал боле обращаться к ней за помощью.

Удалившись в Храм Героев, что в далеком Североземье, Рохен призвал в мир легендарного Воина Рун, дабы с помощью его содеять задуманное. "Вот он... ключ к будущему и прошлому", - благоговейно промолвил маг, наблюдая, как в портале храма материализуется человеческая фигура.

Подоспевший курьер поведал Рохену, что на перевале Дикоземья замечены существа из черной стали, направляющиеся в Североземье. "Стальные!" - с ненавистью сплюнул маг. - "Похоже, началось... Я отправляюсь к Дарию..." Он обратился к Воину Рун, произнес заклинание, дарующее свободу воли. Оставалось надеяться, что тот окажется ценным союзником, благо врагов у Рохена и без того хватает.

"Навести Сартария в городе Грейфелл, оплоте дома Вульфгар", - молвил маг, махнув рукой на убегающую вдаль тропинку. - "Я доверяю ему, как самому себе, и он расскажет тебе, что надлежит сделать". С этими словами Рохен растворился в воздухе, мгновенно перенесшись на иной островок расколотого мира. Воин Рун растерянно огляделся по сторонам: сознавая, что это не первое его появление в Эо, он, тем не менее, не помнил ровным счетом ничего о прошлых своих воплощениях.

Курьер, доставивший вести чародею, вызвался проводить воителя до города. "Это недалеко, пару дней пути", - доверительно сообщил он. - "Здесь, за перевалом Тени, распростерлось Североземье, в сердце которого и возведен Грейфелл. Между прочим, именно здесь зародился Орден Зари".

Вдвоем шагали они по припорошенной снегом тропе, непринужденно болтая, когда из воздуха соткался образ мужчины в черном плаще с капюшоном. Обездвижив Воина Рун заклинанием, он обратился к курьеру, как оказалось, давнему сподвижнику, и повелел тому передать запечатанную магией шкатулку лидерам Черного Кулака, благо содержались в ней планы вторжения. Что же до Воина Рун, призванного Рохеном... пожалуй, стоит все-таки его убить. Отдав сие распоряжение, чародей исчез, предоставив прислужнику выполнять самую грязную часть работы. Вот только Воин Рун, освободившись от магических пут, всадил несчастному курьеру меч в живот по самую рукоять, после чего поднял с земли окровавленную шкатулку, повертел в руках да бросил в заплечный мешок. Стоит скорее добраться до города; быть может, Сартарий растолкует ему, что к чему!

Миновав стоянки гоблинов и орков, разбитые прямо на перевале, на закате следующего дня Воин Рун достиг врат Грейфелла, жемчужины Североземья, средоточия власти трех из пяти великих домов - Вульфгара, Утрана и Халлита. Расспросив городскую стражу, он устремился прямиком к оплоту Ордена Зари, где поведал Сартарию о незапланированной встрече с одним из весьма враждебно настроенных магов Круга, а также о том, что мессир Рохен, судя по всему, направляется прямиком в расставленную тем ловушку. Услышав о шкатулке, предназначенной для вождей Черного Кулака, Сартарий аж за голову схватился. "О, боги!" - простонал он. - "Значит, это был..."

Трубный звук рога разорвал тишину. Со стороны перевала Тени к городу приближалось орочье воинство. Орден Зари вкупе с городской стражей успешно отразил нападение, после чего Сартарий смог наконец-то обсудить с Воином Рун сложившуюся ситуацию. Он объяснил, что Черный Кулак - группировка грабителей и разбойников под предводительством головореза по имени Бранниган. До недавнего времени серьезной угрозы они не представляли, однако кто-то с завидным постоянством принялся снабжать их доспехами и оружием, явно намереваясь использовать в дальнейшем как ударную силу. Быть может, тот самый темный маг, встреченный героем на перевале Тени?..

Сартарий посоветовал последнему немедленно отправляться в город Лианнон, оплот дома Леонидар - могущественного некогда, но сейчас самого незначительного (не считая фактически исчезнувшего дома Искандер), с которым Грейфелл связывал магический портал. Ведь именно там проживает картограф Дарий, друг и соратник Рохена. Как знать, вдруг посчастливится встретить в Лианноне и самого мага, предупредить об угрозе со стороны бывшего "коллеги"? К тому же, лишь чародею Круга по силам снять магическую печать со шкатулки, обнаруженной героем на теле предателя-посланника.

...Ступив в портал, Воин Рун перенесся на иной островок расколотого мира. Невдалеке, к северу от гор Ветра, виднелись городские стены, вокруг которых бродили оголодавшие гоблины, не решавшиеся, впрочем, атаковать. Расчистив тропу от неприкаянных монстров, герой прошествовал к вратам Лианнона, приветливо кивнул стражникам, смерившим его подозрительными взглядами. В последние месяцы стало тут неспокойно: разбойники Черного Кулака все чаще и чаще совершали отчаянные рейды на окрестные фермы, и, похоже, считали западные земли Эо своим безоговорочным владением. Более того, молодчики Браннигана вовсю орудуют в соседнем Шиэле, владениях дома Утран, надеясь сломить сопротивление одного из наиболее могущественных великих домов Североземья. Портал, связующий Шиэль с Лианноном, запечатан, ибо, стоит основным силам Черного Кулака излиться на земли сего острова, дом Леонидар падет неприменно. Впрочем, разбойнички находят и окольные пути...

Старик Дарий прохаживался у фонтана на городской площади. К Воину Рун он отнесся с неприкрытым недоверием, но, услышав, что тот стремится предупредить Рохена о кознях иного мага Круга, пережившего Призыв, посоветовал ему немедленно обратиться к командующей леонидарскими стражниками - Селене Фелль, ибо лишь в ее силах предоставить герою доступ к порталу, ведущему в эльфийские земли Элони, а уж оттуда тому следует стремиться к перевалу Дикоземья, куда, собственно, и держит путь Рохен.

Конечно, герой не упустил случая порасспросить старика о нынешнем положении дел в Эо, на что тот пространно поведал ему о катастрофе, рекомой Призывом, приведшей мир к столь плачевному состоянию. "О ритуале Призыва говорилось в руническом тексте, обнаруженном в развалинах Древних в Ксу", - вещал мудрый картограф. - "В тексте описана встреча двух небесных тел: звезды Аонира и чего-то неведомого нам, что Древние называли "темным братом". На мгновение звезда Аонира оказывается скрыта. Когда это происходит, Аонир на несколько мгновений слепнет, а силы его уменьшаются. Заклинание, обуздывающее стихии этого мира, тоже слабеет! Далее текст гласит, что если в момент затмения у кого-нибудь получится сотворить заклинание и дотянуться до стихий, он обретет силу, перед которой будут трепетать даже боги! Маги Круга нашли этот текст и тщательно изучили его, а затем у них зародился безумный план - совершить ритуал Призыва и ускорить приход затмения. Однако, с течением времени среди магов возник разлад. Им казалось, что только один человек может получить силу стихий. Началась Война Призыва. Поколениями люди бились над древними текстами, но неясностей было слишком много. Когда настал час ритуала Призыва, маги воззвали к стихиям и применили все свое мастерство - ведь они боролись за безграничную власть. Но никому не хватило сил для того, чтобы подчинить себе стихии - и они вырвались на волю. Буйство стихий изменило лик мира до неузнаваемости. Только те места, где стояли камни Аонира - сияющие обелиски - мощь звездного бога уберегла от полного уничтожения. Так и появились острова. Но мы все равно не смогли бы выжить, если бы не созданные Рохеном Тахиром порталы, вновь соединившие мир".

"Но что есть Круг?" - вопросил Воин Рун, и старый картограф отвечал ему: "Маги всегда искали знаний и власти, и это приносило миру бесчисленные беды и несчастья. Чтобы прекратить вечные раздоры среди магов, по соглашению народов был основан Круг. В него вошли тринадцать могущественнейших магов, принадлежащих к разным народам. Среди них были как приверженцы Света, так и последователи Тьмы. Круг обосновался в Муландире, независимом граде. Сначала маги Круга исполняли свои обязанности честно и установили мир и правосудие там, где когда-то безраздельно правили ненависть и интрига. Но случилось то, чему суждено было случиться". "Маги осознали, насколько велика их власть?" - с горечью проговорил герой, и Дарий согласно кивнул: "Совершенно верно! Скоро власть Круга стала огромной... Эту опасность не заметили вовремя, так как маги работали тайно, добиваясь своего окольными путями. Они раскрыли тайны Вечного Пламени, и благодаря этому срок их жизни значительно увеличился, а власть их превосходила всякое воображение. В течение сотен лет они вершили судьбы народов". "Но как же одержать победу над магом Круга, коль известна ему тайна Вечного Пламени?" - поразился Воин Рун. "Это может совершить лишь иной маг Круга!", - грустно промолвил Дарий и, помолчав, добавил: "Или бог. Но в итоге их погубила собственная жадность. Когда ритуал Призыва не удался, многие из них погибли. Выжил Рохен Тахир. И кто знает, быть может, кому-то еще удалось сохранить жизнь".

Конечно, Воину Рун не давала покоя память... девственно чистая, как пергаментный лист. Лишь неясные образы витали на границах сознания, не желая складываться в цельную картину. Что же он такое? Человек ли? Или иная сущность, создание чистой магии?.. "Долгий... сон затуманил твои воспоминания", - произнес Дарий, отвечая на заданный вопрос. - "Когда-то давно Воины Рун были созданы Кругом. Творения магии весьма могущественны, но не обладают достаточным опытом. Смертные воины, наоборот, опытны, но преданность их сомнительна. Потому Круг вызвал к жизни вас. Круг связал ваши души, вашу жизненную силу с Рунами, чтобы преданность ваша была безграничной. И весь опыт, накопленный в бесконечных войнах, сохраняется в памяти. Совершенные орудия. Когда пришла война, мы увидели вас - бесконечные шеренги - армии из ниоткуда, разоряющие страну. О, как мы вас ненавидели! Вы стали символом власти тринадцати кукловодов. Что ж, я могу понять, почему Рохен снова призвал одного из вас. Если что-то и может спасти ослабленные северные государства, так это могущество Руны!"

Кстати, узнать подробнее об оных совсем не помешает. "Страны, расположенные на севере Фиары, и именуются северными государствами", - с готовностью отозвался Дарий. - "В них входит Североземье - бывшие владения Империи. В наши дни Североземье - вольный союз четырех выживших правящих домов. Границы Верхнеземья, что к югу от Темных Земель, закрыты. Мы не знаем, что там происходит.

Расцвету своей цивилизации люди обязаны народу гномов, спустившихся с Грозных Вершин и обучивших варварские племена слову божьему и искусству обработки металла. Выковав первые клинки в горах Ветра, люди ступили на равнины, и так началась Эпоха Мечей. Даже могущества драконов, полноправных владык Фиары, оказалось недостаточно, чтобы остановить экспансию людей. Они содеяли невозможное, поражая древних ящеров копьями и мечами, закладывая селения и города. Со временем на захваченных землях возникла человеческая Империя, и правил ею древний род убийц драконов. Однажды прервался он, и в Империи готова была вспыхнуть гражданская война, когда мятежные дома Вульфгар, Искандер, Халлит и Утран, ведомые магом Школы Вестбранда Исамо Тахаром, выступили против вдовствующей королевы и преданного опустевшему престолу дома Леонидар. Но престарелая правительница в одиночку сразила зачарованным Копьем Королей древнего черного дракона, состоявшего в союзе с мятежниками, и признали те, что род убийц драконов вечен и славен... Но Империя канула в пучину веков, а на смену ей пришел альянс великих домов Североземья.

Но в северных землях живут не только люди. Там есть два больших гномьих города, Виндхольм в горах Ветра и Фастхольм у подножья Грозных Вершин. Гномы - древний народ, выживший в эпоху владычества драконов в лабиринте пещер под горами Ветра. Именно тогда осознали они, что судьба их - работать с камнем и рудой в единстве со служителями глубин и богом, царствие которого - каменная основа мира. Так стали они служителями Нетальфа, Создателя Душ и Бога-Воина, который в недрах планеты создает души всех живых созданий, пока не станут они сильными и не обретут физическое воплощение.

Все, что осталось от эльфов - старейшего из благороднейшего из народов Фиары - это поселения в Элони. Далее на восток, за перевалом Дикоземья, находится государство орков под названием Грук. Там правят горные орки, зовущие себя "шароками", первые чада Ульма Хранителя, презревшего законы отца Аонира и обратившегося в Зараха Кровавого Бога. Оркам, рожденным в джунглях Ксу, надлежало стать исполнителями воли его, псами войны, должными нести гибель всем иным народам Эо под стягом Кровавого Бога.

На восточном берегу Фиары в обсидиановых башнях живут темные эльфы - нориты, давным-давно пришедшие с земель Ургата. Их страна называется Лар, и основали ее нориты вскоре после поражения в Войне Шести Народов. По преданиям, Нор Серебристый, бог ночи и владыка серебряной луны, первым из богов-хранителей снизошел в смертный мир и поведал молодым народам о богах и их обязанностях. Но со временем те забыли его учения, отвратились от лорда тьмы, предпочтя ему божеств света и солнца. Разъярившись, Нор принял сторону отступника Зараха в час великого противостояния богов. В благодарность за это Зарах сотворил народ для своего темного брата, истово почитающий ночное божество. Из сущности эльфов он создал самый прекрасный и смертоностный из всех темных народов - норитов, темных эльфов, ненависть которых направлена на поборников света, чьи боги изгнали Нора из пантеона хранителей".

Что ж, на данный момент герой узнал все, что хотел. Поблагодарив Дария за предоставленные сведения, Воин Рун отправился на поиски Селены Фелль... Та несколько поумерила оптимизм героя, сообщив, что войска гоблинов вынудили ее воинов отступить от северного портала в Лианнон, наглухо запечатав за собою ворота. Оные, конечно, можно вновь отомкнуть, но только в том случае, если угроза со стороны гоблинов останется в прошлом. За неимением иной альтернативы Воин Рун вызвался помочь осажденным леонидарцам, которым, помимо прочих зол, не давали покоя призраки, появлявшиеся по ночам из заброшенной шахты к востоку от города.

Скорее всего, сия нежить - лишенные посмертия солдаты, маги Талиндианской Гильдии и следопыты из Данханских лесов, много лет назад отправившиеся с мудрецом Юдвином под землю, в глубокие ущелья Барга Гор, дабы исследовать мифическое царствие демонов. Во времена Великой Империи Юдвин жил в Талиндаре, белоснежном озерном граде, был невероятно богат и могущественен, и организовал столь масштабную экспедицию, полагая, что обретет в подземном мире знание о сотворении Эо. Но сейчас неупокоенные призраки восстали все, как один, и вел их за собою сам Юдвин, глаголящий о подземном пламени и когтях во тьме. Конечно, Воин Рун даровал им последнее упокоение...

Возглавив городское ополчение, а также нескольких иных рунных воителей, присоединившихся к нему в Лианноне, герой атаковал лагерь гоблинов и, обратив сей злобный народец в бегство, пробился ко вратам, ведущим в леса Элони, обиталище эльфов. По словам лейтенанта Селены Фелль, путь этот - на данный момент единственный способ добраться до перевала Дикоземья, однако герою придется пересечь территорию Шиэля, где идут ожесточенные бои дома Утран с бандой Черного Кулака.

Как оказалась, головорезы добрались и до благословенных лесов Элони, атаковав эльфийское селение; не имея возможности открыто противостоять сотням гоблинов, эльфы рассеялись по острову в тщетной надежде на помощь со стороны человеческих домов соседних земель, не зная, что пламя войны, разожженное ордами Браннигана, стремительно охватывает все новые и новые территории.

Солдаты Воина Рун, объединившись с выжившими эльфийскими отрядами под предводительством владычицы Ликанды, с благословения пресвятой Элен оказали достойное сопротивление гоблинам и оркам Черного Кулака, а также одичалым зверолюдям, спустившимся с Грозовых гор, сознавая, впрочем, что победа сия лишь временна: новые, отборные силы нечисти уже выступали в направлении непокорных западных земель, изливаясь с соседнего островка, рекомого Зеленолистьем. У эльфийской владычицы нашлось несколько рун, содержащих в себе души воителей древности, и Воин Рун, немедленно призвав их в мир, обрел надежных соратников, коих поставил верховодить отрядами объединенных сил людей и эльфов, создавших надежный заслон на пути врага.

Не дожидаясь, пока орки из Зеленолистья пожалуют в Элони, Воин Рун и следующие за ним солдаты ступили в портал на восточной окраине леса... оказавшись в непосредственной близости от лагерей противника. У леса Теней, распростершегося на большей части территории сего островка, они повстречали небольшой отряд утранских рыцарей под предводительством сержанта Эйнира. Тот рассказал, что, надеясь нанести удар силам Черного Кулака с тыла, они пробрались из Шиэля в Зеленолистье, однако не ожидали, что разбитые в лесу Теней и на Северном перевале лагеря нечисти столь хорошо укреплены.

Посему оставался один-единственный вариант: с боем прорываться обратно. Безропотно вверив своих людей под начало Воина Рун, сержант Эйнир указал ему кратчайший путь до стоянок разбойников, и тот не замедлил повести за собою солдат в атаку на оные. Признаться, приспешники Браннигана не ожидали удара со стороны захваченных, казалось бы, эльфийских земель Элони и невзрачного Лианнона. Ожесточенная сеча разгорелась под сенью вековых древ леса Теней, сместившись вскоре под горные отроги Северного перевала.

Портал, ведущий во владения дома Утран, воители отбили, но в Шиэль прибыли слишком поздно - город пал, и теперь занявшее его войско Браннигана готовилось выступить на фактически беззащитный Лианнон. Лишь небольшая горстка утранских солдат уцелела, отступив в западные холмы, где их и обнаружил отряд Эйнира и Воина Рун. Испытывая к последнему вполне объяснимое недоверие (память о Войне Призыва была еще слишком свежа), командир утранцев Бахир и лорд-комендант Тинар, тем не менее, согласились отдать под начало ему своих солдат, и немалую роль в этом сыграли заверения сержанта Эйнира, плечом к плечу сражавшегося с героем в Зеленолистье.

Под покровом ночи утранцы, эльфы и рунные воины нанесли удар по лагерям отрядов Черного Кулака, после чего бои разгорелись и на городских улицах. А когда забрезжил бледный рассвет, сражение завершилось; оплот дома Утран вновь перешел в руки полноправных владельцев. Но надолго ли?.. Со стороны портала, ведущего на перевал Дикоземья, в Шиэль изливалось несметное воинство тварей Черного Кулака.

И тогда Воин Рун обратился за помощью к дриадам, могущественным лесным духам, и те, воплотившись следующей ночью во свете луны, наголову разбили вторгшиеся отряды. Не медля, герой ступил в волшебные врата, перенесся на продуваемый хладными ветрами горный склон перевала Дикоземья, достигнуть коего он так стремился.

Портал в Шиэль зорко охранял воин в пурпурных доспехах, указывающих на принадлежность его к Ордену Зари. Представившись, герой поинтересовался, где он может отыскать Рохена Тахира, на что воин сокрушенно отвечал: "Боюсь, это невозможно. Несколько дней назад нас вынудили оттянуть силы сюда, в западные области перевала. При этом казалось, что войска Браннигана скрываются от нас! Мы случайно натыкались на них несколько раз... а они отступали, не принимая бой! А когда мы добрались до перевала, они ударили в полную силу! Нас отрезали от Рохена и вынудили отступить. А Рохен, видимо, отправился дальше на восток. Думаю, он жив, ведь вряд ли отряды Черного Кулака смогут причинить вред магу Круга! Но тебе лучше поговорить с нашим командиром, мастером Свансоном".

В деревушке Скайе на западном отроге перевала базировались основные силы Ордена Зари, отрезанные от восточных земель линией укреплений, возведенных ордою Браннигана. К тому же, в числе орков, гоблинов и наемников стали замечать немногочисленных, но смертоносных созданий из черной стали, невиданных ранее в Североземье.

Договориться с командиром Свансоном об атаке на форпост Черного Кулака оказалось на увидение легко, благо до старого вояки уже дошли слухи об освобождении лесов Элони и Шиэля Воином Рун, и появление столь искусного бойца и стратега в их рядах стоит только приветствовать.

Солдаты Ордена Зари обрушились на врага, сминая укрепления, круша арбалетные башни, вступая в поединки с орками и наемниками Черного Кулака. Воин Рун и лейтенанты его, призванные в мир из небытия в Храмах Героев, схватились с могущественными и пугающими созданиями... "Стальные" - так, кажется, назвал их Рохен Тахир?.. Твари сии показали себя воистину достойными противниками, а острейшие клинки, заменявшие им руки, с легкостью рассекали любой доспех. Посему в сражении на перевале разрушительная магия пришлась как нельзя кстати.

К чувством глубочайшего удовлетворения Воин Рун прикончил Браннигана, после чего прошествовал по извилистой горной тропинке к порталу, ведущему в Ледяные Топи, куда, по всей видимости, и отступил Рохен, отчаявшись воссоединиться с оттесненными в Скайе союзниками.

"Мастер Рохен!" - выкрикнул он, заметив невдалеке удаляющийся силуэт волшебника. - "Остановитесь! Там... ловушка?" "Ловушка?" - обернулся Рохен, недоуменно нахмурившись. - "О чем это ты?" Не вдаваясь в излишние подробности, Воин Рун поведал о встрече с темным магом на перевале Тени. Рохен грустно кивнул: "Значит, такова моя судьба. Я знаю этого мага. Его цель - захватить все до единого камни богов. И, боюсь, в случае его успеха все живое в мире погибнет". "Но зачем ему это?!" - изумился герой. "Он хочет открыть портал в долине Шарро", - отвечал Рохен Тахир. - "Он уверен, что сумеет изменить ход истории и обрести-таки могущество в ритуале Призыва. Но он ошибается! Он не сможет управлять этой силой! Никто не сможет! Это ошибка... Обман! Игра злых богов!"

Вспомнив о шкатулке с планами вторжения, Воин Рун передал ее Рохену. Маг осторожно повертел ящичек в руках, затем вновь обратился к герою: "Слушай меня, Воин Рун! У нас мало времени! Разыщи наследие Хокана. Только так можно предотвратить гибель мира. И еще магический предмет, с помощью которого можно остановить мага Круга..." "Да что с вами такое?" - озадачился тот, пораженный тревогой, сквозившей в каждом слове и жесте великого мага.

"Я сделал все, что мог", - произнес тот, уклонившись от прямого ответа, и протянул герою фолиант. - "Возьми эту книгу. Здесь содержатся все тайны Призыва. Однажды судьба мира будет решена раз и навсегда". С этими словами он развеял заклятия, опутывавшие шкатулку, откинул крышку... Внутри не было ровным счетом ничего! А в следующую секунду заклинание паралича, таящееся в предмете, обездвижило и Воина Рун, и Рохена Тахира.

Неподалеку от беспомощной пары соткался образ темного мага. "Вот мы и встретились вновь, старый друг!" - с ехидством приветствовал он Рохена. - "Думал, у тебя получится остановить меня? А теперь ты заплатишь за все свои смехотворные попытки! Твой путь обрывается здесь... Для тебя будущего не существует!"

Поразив Рохена гибельным заклинанием, маг обратился к Воину Рун, взирающему на происходящее с бессильной яростью. "Ты отлично послужил мне", - заметил чародей. - "Возвращайся в свой Орден и расскажи, что время зари прошло. Пришел час войны!" Образ его растаял...

Бросив последний взгляд за скованные льдом топи, занятые несметными полчищами Стальных, герой с тяжелым сердцем двинулся в обратный путь в Грейфелл, где сообщил Сартарию недобрые вести о гибели основателя Ордена Зари. "В залах Ордена стоит тишина", - склонил голову тот. - "И земли наши окутал сумрак". "Последние слова Рохена кажутся мне бессмысленными", - растерянно добавил Воин Рун. - "Хокан.. древний волшебный предмет... вот эта книга. Что это может означать?" "Это не так уж и сложно", - отвечал Сартарий. - "Но и не просто. Найди Хокана Ашира. Узнай, как остановить Стальных. И найди магический предмет. Возможно, это наша последняя надежда". "Откуда же мне начать поиски?" - задал герой следующий вопрос. Сартарий чуть помедлил: "Отправляйся в северные горы Ветра, в земли дома Халлит. Там спроси Марсию, она - посол Ордена в Каменной Твердыне, замке халлитов". "И чем же она может мне помочь?" - поинтересовался Воин Рун. "Чтобы найти Хокана, тебе придется отправиться в пасть самой смерти - в Темные Земли. Безжизненная пустошь... Ранее эти земли назывались Врата Королей, и когда-то там стояла цитадель Хокана. Марсия знает дорогу. Мы же будем готовиться... к войне!"

Однако у героя еще оставалось достаточно вопросов, ответы на которые он желал бы получить. "Кто он такой, Хакан Ашир?" - полюбопытствовал Воин Рун. "Хокан был одним из магов Круга", - промолвил Сартарий, - "и могущественнейшим некромантом из всех, когда-либо живших в Фиаре. Сюда от пришел из далеких земель Ксу. Ему ведомы многие тайны тьмы... В недавней войне он и его армии нежити сражались против Урама Красного. Мы не знаем, что случилось с ним после ритуала Призыва. Мы полагали, что он мертв. Но доподлинно известно, что войска его все еще бродят по Темным Землям. И похоже, что их все больше манит теплая человеческая плоть..."

"А что за Темные Земли?" - задал герой следующий вопрос. "Там происходили самые ключевые и кровопролитные сражения Войны Призыва", - отвечал Сартарий. - "На долгие годы затянулось противостояние нежити Хокана и демонов Урама. Вся земля там выжжена и опустошена. А то, что когда-то было армиями, все еще пребывает в Темных Землях, и несет смерть всякому, кто осмелится туда заглянуть. Несколько раз Орден пытался вернуть Темные Земли, построив несколько приграничных крепостей, но большинство из них были захвачены".

Сартарий рассказал герою, как добраться до портала, расположенного к югу от Грейфелла и ведущего в северные области гор Ветра, однако тот первым делом вернулся в Лианнон, справедливо рассудив, что многомудрый Дарий сможет поведать ему что-нибудь о книге Призыва, дарованной Рохеном перед кончиной. Узнав о гибели товарища, старый картограф склонил голову в глубокой скорби. "Прошло то время, когда тебе поручали разносить вести", - молвил он наконец, обращаясь к Воину Рун. - "Сейчас твоя роль гораздо важнее, думаю, ты и сам это понимаешь". "Правда ли, что в этой книге говорится о тайнах ритуала Призыва?" - поинтересовался герой. "И не только о них!" - с жаром кивнул Дарий. - "В книге дан ответ, почему Призыв был обречен на провал. Здесь говорится, чем он был на самом деле - обманом! Не сокровенной тайной Древних, а подделкой! Месть отступников, темных богов! Эту фальшивку оставили в Ксу Фиал Дарг, Принцы Тьмы. Они знали, что никто, кроме самого Аонира, не может обуздать предвечные силы стихий. Поэтому темные боги подтолкнули народы к борьбе за власть... Чтобы те уничтожили сами себя!" "Но ведь их собственные последователи, темные народы, тоже были бы уничтожены!" - резонно заметил герой. "Помни, что рунические тексты были созданы в те времена, когда темных изгнали из Ксу, а богов-отступников - из этого мира", - мягко возразил Дарий. - "Темные народы все равно находились на грани исчезновения".

"Откуда же тебе известно о, о чем не знали даже в Круге?" - поразился герой. - "Это ведь ты дал Рохену эту книгу, не так ли?" "Я могу знать многое, но тебе вовсе не обязательно знать все", - резко отвечал Дарий и отвернулся, показывая, что разговор окончен. - "Прощай!"


...Жители Североземья спешно готовились к войне. Великие дома созывали ополчение, возводили защитные укрепления; Орден Зари выполнял координационную функцию, рассылая посыльных на близлежащие острова. Ни в коем случае нельзя допускать отчаяние в сердца и оповещать население о гибельных силах, мельком замеченных Воином Рун в Ледяных Топях. К тому же, от успеха миссии последнего зависит, сдержат ли человеческие и эльфийские державы натиск темных сил.

Тем временем Воин Рун добрался до гор Ветра, где в Каменной Твердыне встретился с леди Марсией, посланницей Ордена Зари, и лордом Джонниром Халлитом. "В течение многих дней Каменную Твердыню осаждают армии нежити с юга", - сообщил тот герою. - "Гномы покинули нас, а собственных сил у нас недостаточно. Генерал Гунтар ожидает атаки нежити в любой момент. Нас слишком мало! А лучников и всего осталось несколько человек..." "С что с гномами приключилось?" - полюбопытствовал герой. "В течение многих веков гномов и людей гор Ветра связывали братские узы", - отвечал лорд Джоннир. Согласно обычаю дома Халлит, старшие сыновья обоих правителей приносили клятву верности узам. Когда-то клялся и я, а до меня - мой отец, а после меня - мой сын. Но между домами случился раздор и гномы отвернулись от нас. Мы лишены их защиты. Они ушли в свои земли и наказывают нас молчанием". "Но почему?" - воскликнул герой. "Для тебя это не должно иметь значения", - отрезал лорд Джоннир. - "Мы остались одни. Но мы докажем, что сумеем выстоять и в одиночку! Твердыня не падет!"

Леди Марсия сообщила герою, что поблизости от Каменной Твердыни находится древний эльфийский рунный храм, и испросила его привнести в мир как можно больше лучников, дабы встали те рядом с бойцами дома Халлит, сдерживающими натиск нежити на южном перевале. Сознавая, что сейчас не время расспрашивать воительницу о владениях Хокана, Воин Рун устремился в указанном ею направлении и, отыскав святилище, немедленно взялся за проведение ритуала по призыву в смертный мир рунических стражей и лучников. Один за одним из водоворота магических энергией выступали эльфы.

Лучники едва успели добраться до перевала вовремя; халлитские стражи из последних сил сдерживали натиск нежити, изливающейся из портала, ведущего в долину Сумрака. Заняв выгодные позиции на окрестных холмах и возвышенностях, возрожденные магией Руны эльфы поливали противников стрелами, а халлиты, воспряв духом, шли в бой под началом генерала Гунтара и Воина Рун.

Расправившись с противником и выставив у портала кольцо стражи, герой вернулся в Каменную Твердыню, где принял искренние благодарности лорда Джоннира. Пришло время расспросить Марсию о Хокане Ашире. "Хокан Ашир? Он был магом Круга и величайшим в мире некромантом, могущественным и жестоким", - молвила женщина. - "Говорят, он погиб в час Призыва". "Но если Хокан мертв, тогда кто же стоит за нападениями нежити?" - резонно вопросил герой. "Мы не знаем", - честно отвечала Марсия. - "Нежить заняла наши укрепления в долине Сумрака и с тех пор армии их продолжают наступать - волна за волной! Без гномов мы бы долго не продержались. Только богам ведомо, удалось ли выжить в долине Сумрака Урии и его людям. Кто-то должен к ним пробиться! Мы должны узнать, что там происходит". "Что ж, стало быть, это сделаю я!" - вызвался Воин Рун. "Ты не пробьешься через долину", - покачала головой женщина. - "Отправляйся через владения гномов. Перво-наперво навести Скарвига Железобрада - это кузнец, он живет в южных горах Ветра. Он всегда был другом людей и дома Халлит, и обязательно поможет тебе".

Врата в южные пределы гор Ветра ютились на небольшом плато, хранимом халлитами. Отсалютовав Воину Рун клинками, они расступились в стороны, пропуская того к порталу. Миновав врата и перенесшись на иной островок расколотого мира, герой направился прямиком к Виндхольму, горному граду, жители которого без устали трудились в рудниках, добывая лунное серебро и иридий.

Вход в город венчали каменные статуи, изображающие гномьих героев прошлого; низкорослые стражники окинули пришельца-человека крайне недружелюбными вглядами, однако препятствий не чинили. Впрочем, и в разговоры не вступали, а на все вопросы Воина Рун демонстративно сплевывали и отворачивались.

Отыскать кузню Скарвига Железобрада не составило труда. "А, человек!" - приветствовал визитера могучий пожилой гном. - "Мои братья род твой тут не очень-то жалуют! Зовут меня Скарвиг, я один из здешних ковалей. Вообще-то я к людям хорошо относился, пока не появился этот наследничек..." "Почему твой народ так враждебен по отношению к людям?" - задал герой снедавший его вопрос. "Джошуа, сын правителя халлитов, покрыл свой род позором", - честно отвечал гном. - "Он предал Хергера, своего побратима, в бою. Он сбежал и обрек Хергера на верную смерть. Спроси об этом у нашего тана Скельда. Это он решил разорвать наши связи с людьми. Ибо Хергер был его сыном". "А в чем суть обычая побратимства?" - полюбопытствовал Воин Рун. "На протяжении веков между гномами и людьми гор Ветра был заключен союз", - произнес Скарвиг. - "После Войны Шести Народов появился обычай побратимства. С того времени старшие сыновья правителей смешивают свою кровь, скрепляя наш договор. Традиция эта передавалась из поколения в поколение. Наш тан Скельд и лорд халлитов Джоннир побратались когда-то. Несколько месяцев назад Хергер и Джошуа тоже смешали свою кровь". "Но можно ли как-то возродить союз?" - с надеждой в голосе промолвил Воин Рун. "Лишь тан Скельд может решить сие", - ответствовал почтенный гном.

"Не мог бы ты поручиться за меня перед своим народом, мастер Скарвиг?" - напрямую вопросил герой. Гном с сомнением окинул его взглядом. "Ты, быть может, считаешь, что..." - он замялся, подбирая слова, - "во мне нет ненависти к твоей расе? Трусость молодого Джошуа отвратительна мне так же, как и моим братьям. Но конфликты следует разрешать. Если хочешь заключить союз, чтобы отразить нападение с востока, не позволяй нашему упрямству помешать этому. Ты производишь впечатление хорошего, справдливого человека. Огонь горит в твоих глазах - не то что у слабака Джошуа. Что ж, я поручусь за тебя. Не обмани моих ожиданий, человек!"

Последние слова он произнес нарочито громко, так, чтобы гномы, собравшиеся поглазеть на нежданного визитера, их услыхали. Длиннобородые воители по-иному взглянули на Воина Рун; не с теплотою, нет... но, по крайней мере, и без лютой ненависти, как ранее.

"Как мне добраться до долины Сумрака?" - задал герой вопрос, в поисках ответа на который, собственно, и явился в Виндхольм. "Путь на восток, к порталу в долину, закрыт каменными вратами", - покачал головой Скарвиг. - "Они установлены, чтобы оградить нас от того, что за ними, в Холодных Землях. Местность столь же ужасная, как и ледяной ветер над горами". "Если это единственный путь к долине Сумрака, я пройду через Холодные Земли", - заявил Воин Рун. Коваль одобрительно кивнул. "Стража у врат в Холодные Земли подчиняется только приказам тана Скельда", - вымолвил он. - "Чтобы двигаться дальше на восток, тебе понадобится его разрешение".

"А куешь ли ты оружие?" - полюбопытствовал Воин Рун, и кузнец отвечал: "Я не ковал достойного оружия с тех пор, как были уничтожены рудники Каменного Клинка. Так называется гора на острове к юго-западу отсюда, где мы добывали адамант, а служители глубин - духи земли, жившие там, - встречали нас как братьев. Однако Круг приказывал нам рыть больше и больше шахт... и однажды гнев нашего бога обрушился на нас. Рудники были уничтожены. А могущественные клинки силы с тех пор стали лишь легендой". "А ты можешь выковать мне клинок силы?" - с надеждой вопросил герой. "Конечно, могу!" - фыркнул гном. - "С кем ты, по-твоему, разговариваешь? Но для такой работы мне понадобится форма для отливки: клинок земли, выкованный служителями глубин в те времена, когда народы наши жили в мире и согласии. Его можно достать только на горе Каменного Клинка".

Распрощавшись со Скарвигом Железобрадом, Воин Рун направился к внушительному сооружению в центре Виндхольма, где испросил аудиенции у гномьего тана, Скельда Скъяльфсона. "Мне нужно на восток..." - начал герой, но упрямый тан немедленно замотал головой. "И не думай даже!" - прорычал он. - "Восточные земли - могила! Могила для моего сына! Виной всему трусость человека! Наследника Джошуа! Он предал моего сына, Хергера. Союз между людьми и гномами расторгнут!" "Люди Каменной Твердыни надеются на этот союз!" - осторожно возразил Воин Рун. - "Если я не доберусь до восточных земель, вам предстоит страшная война! Скольким предстоит погибнуть, прежде чем гнев твой утихнет?" "Пусть наследника Джошуа постигнет такая же судьба!" - с ненавистью рявкнул Скельд; доводы героя не произвели на него должного эффекта. - "Пусть он погибнет так же, как его побратим, или отомстит за его смерть. Только такой поступок может возродить наш союз. Понимаешь?"

Да, Воин Рун понимал. Хваленое упрямство и родовая честь гномов... "Тогда я постараюсь убедить Джошуа еще раз выйти против врага в Холодных Землях", - вызвался он. Тан кивнул: "На таких условиях я позволю тебе пройти через восточные ворота. Джошуа сбежал и прячется где-то к югу от города. Найди его! Убедись, что убивший моего сына дракон повержен! Шлем Хергера послужит доказательством тому".

"Но что же все-таки произошло с твоим сыном?" - не унимался герой, решив выяснить наконец истину. "Хергер со своими воинами отправился исследовать восточные земли", - промолвил тан. - "Мы хотели провести войско через Холодные Земли, чтобы скорее прийти на помощь людям в долине Сумрака. Его побратим должен был сражаться на стороне моего сына. Но наследник Джошуа не воин, а трус! Они шли по Холодным Землям, пока далеко на востоке, высоко в горах, не наткнулись на дракона. Дракона, устроившего там свое логово. Началось сражение! Наследник, этот жалкий червь по имени Джошуа, струсил и сбежал... оставив товарищей и побратима в такой переделке! Визжа, как девица, он вбежал в наши ворота. Никто больше не вернулся! Да будет проклят наследник и его род! Нет у меня никакого союза с этим жалким червем!"

Гномы предупредили Воина Рун, что у портала, ведущего на гору Каменного Клинка, поселился великан Хйоргр, существо злое и - покамест - непобежденное. Тварь крадет коров с окрестных ферм, однако на Виндхольм нападать не отваживается; впрочем, гномы тому только рады, но и они не спешат выступать против великана, даже несмотря на истовое желание отбить свои адамантовые шахты от угнездившихся там троллей - сильнейших созданий Зараха, Кровавого Бога.

Джошуа Халлита Воин Рун отыскал на небольшом островке в болотах к югу от Виндхольма. Окрест разбили стоянки кровожадные минотавры и зверолюди, и трусоватый наследник великого дома пребывал в полнейшей растерянности, не ведая, куда ему податься: гномий тан обещал с него шкуру спустить, если хоть еще раз заметит в Виндхольме, а до родной Каменной Твердыни, признаться, далековато.

Воззвав к чувству долга юного лорда, Воин Рун убедил его вновь отправиться в Холодные Земли да показать ему место, где пал Хергер. Вместе, поднялись они по обледенелой тропке на высокогорное плато... Здесь, в диких регионах, полностью лишенных налета цивилизации, нашли приют многие отщепенцы - дезертиры, некроманты, злобные чародеи... К вящему удивлению героя, Джошуа являл чудеса храбрости, очертя голову бросаясь на противников... То ли сгинуть в бою хотел, то ли получить прощение в глазах богов и родичей?..

Сообща Воин Рун и Джошуа одолели молодого дракона, и наследник, бережно подняв с земли окровавленный шлем Хергера, нашел в себе мужество отнести его в Виндхольм и передать в руки Скельда Скъяльфсона.

За время мытарств героя в горах Ветра гномы изыскали способ покончить с докучливым великаном. Виндхольмский алхимик щедро начинил ядом внушительный ломоть говядины, и теперь гномы с нетерпением ждали Воина Рун, чтобы просить его подбросить сие угощение великану. Что ж, тот был совсем не против...

Туповатый Хйоргр сожрал мясо, случайно обнаруженное на валуне у входа в логово, и к полудню совсем занемог... став легкой добычей для пришедших по его душу воителей. Приняв сердечные поздравления от благодарных гномов, герой, прежде, чем продолжить путь в долину Сумрака, решил заглянуть на гору Каменного Клинка. Уж очень манила перспектива обладания волшебным клинком силы...

Перенесшись к подножию гигантской горы, герой лицезрел чернобородого гнома, сидящего у костерка и прихлебывающего эль из жестяной фляги. "Горин Гундарсон, сын Гидиона", - немедленно представился тот и протянул флягу герою. Тот приложился к напитку, довольно крякнул и опустился на землю рядом с дружелюбным гномом. "Расскажи мне о горе Каменного Клинка", - попросил Воин Рун. "С радостью", - ответствовал Горин. - "Гору называют Каменным Клинком, потому что вершина ее подобна острию меча. Это древняя земля... здешние скалы до сих пор помнят песнь сотворения мира. На горе обитают первозданные существа и тролли, а далеко на севере великан охраняет сокровища Брахира. Он не очень опасен, но... все же не подходи слишком близко к его пещере. Однажды мои братья нашли здесь адамант, но это было очень давно. Еще до той поры, как камненные создания обратили свой гнев против нас. Они перебили гномов и наложили проклятье на землю и скалы. Но, говоря о созданиях Тьмы... время от времени на горе встречаются существа из древних времен... живущие в бездонных глубинах нашего мира".

Воин Рун встрепенулся: неужели гном говорит о мифических служителях глубин?.. Распросив Горина подробнее, как добраться до плато, на котором замечали сих созданий, герой немедленно приступил к восхождению. Конечно, в одиночку пробиться к заветной цели фактически невозможно, посему, отыскав в долинах у подножья горы заброшенные рунные храмы эльфов и гномов, герой призвал в мир воителей сих благородных рас, после чего обрушился на заполонивших перевалы троллей, зверолюдей и волшебных каменных созданий.

На одном из горных отрогов Воин Рун повстречал волшебных духов. "Мы - служители глубин, кузнецы Нетальфа!" - прошелестели те. - "Когда-то давно мы служили гномам этих гор и ковали для них могущественные клинки земли. Но распри расторгли наш договор и навлекли проклятие на страну. Повинуясь приказу Круга, гномы разорвали наш договор и прорыли шахты в запретных для них местах. Они вызывали гнев камней и были уничтожены. Пока старое проклятие не будет снято, мы не сможем снова служить смертным. Тебе должно встретить гнев камней".

И когда духи взялись за создание волшебного клинка, разверзлась земля, явив множество каменных элементалей - предвечного проклятия тех, кто осквернил сию гору, отважившись попрать ногою сокровенные недра планеты. Честь уничтожить стихийных порождений выпала Воину Рун и его спутникам... Пало последнее каменное существо, проклятие развеялось, и служители глубин даровали герою чудесный клинок в ознаменование нового союза между духами и смертными расами.

Однако, Воину Рун пришлось немало потрудиться, прежде чем Скарвиг Железобрад сумел выковать для него клинок силы, ведь, помимо дарованной служителями глубин заготовки, для изготовления реликвии требовалось немало иных предметов, как-то адамант, а также каменья неугасимого огня, добываемые из лавовых потоков.

После чего Воин Рун и последователи его покинули относительный покой Виндхольма, ступив в портал, ведущий в долину Сумрака - пограничный регион, разделяющий Североземье и Темные Земли, откуда непрестанно изливались все новые и новые потоки нежити - Серой Орды, осадившие возведенную здесь крепость Ордена Зари и уже успевшие уничтожить внешние укрепления и северный бастион.

Рунные воители - гномы и эльфы - принялись разрушать возведенные вокруг цитадели склепы да хладные гробницы, отбрасывая нежить обратно в Темные Земли; Воин Рун же проследовал во врата крепости Ордена, и был немедленно препровожден к коменданту Урии. "Руна сражается за Орден?" - устало молвил военачальник. - "Что ж, отрадно сознавать. Вот только, боюсь, долго мы не продержимся. Они продолжают атаковать. На месте одного убитого появляются трое новых. Как будто бескрайний серый океан бьется в наши стены. Мои люди смертельно устали... Поражение - лишь вопрос времени. Но умоляю тебя, не говори людям о том, что у них не осталось надежды".

Воин Рун кивнул, отмечая про себя упадническое настроение коменданта. Да, во всей крепости царила атмосфера обреченности, и, надо сказать, небезосновательно. "Я ищу Хокана Ашира", - промолвил герой. "Гореть ему в вечном пламени Барга Гор!" - сплюнул Урия. - "Это его войска напали на нас!" "Но... Марсия сказала, что он мертв", - произнес Воин Рун, и комендант кивнул: "Так и есть! Собственная магия его и прикончила. Но самый могущественный некромант эпохи не может просто так взять и умереть. Его дух навечно остался среди живых, даже после смерти он командует своими солдатами. Он кое-что разыскивает! Что-то, украденное из его дворца и бесценное для него. Маску Белиала, принесенную Хоканом из Ксу! Это ключ к его силе и защита от мести заклятых им неупокоенных душ. На поиски маски он отправил Коршара-костолома, одного из сильнейших своих слуг. Он возглавляет нежить по ту сторону стен".

Стало быть, именно в маске кроется причина нынешней резни, истока нежити из Темных Земель. "Я отправлюсь на переговоры с Хоканом!" - вызвался герой. Урия опешил: "Да в своем ли ты уме?!" "Только Хокан может помочь нам", - попытался разъяснить ему Воин Рун. - "Иная армия, куда сильнее этой, надвигается на нас, Урия! Мне надо поговорить с Хоканом!" "Тогда тебе нужно на восток, в Шелест, город нежити", - сдался комендант. - "Но даже если ты доберешься до цели... Тебе никогда не договориться с Хоканом. Он был магом Круга, помни об этом! Он лишь посмеется над тобой и предаст ужасной смерти. Если только... ты не принесешь ему маску Белиала. За нее он отдаст все, что угодно".

Воин Рун кивнул, соглашаясь. "Как же мне добраться до Шелеста?" - поинтересовался он, и Урия отвечал: "Город находится далеко на востоке, за Стонущими Холмами. А на пути - армия Коршара. Полчище мертвецов. Даже богам не приходилось лицезреть столь много неупокоенных. Поверь, тебе предстоит кровавая битва! Неупокоенные изливаются из старой системы пещер под Змеиным Трактом, который является единственным путем на восток. Потому, если хочешь-таки прорваться, тебе необходимо отбить и удержать четыре входа в пещеры. Или же тебе придется столкнуться с такими полчищами нежити, что даже объединенной армии всех королевств не справиться с ними. Займи входы в пещеры! Это ключ к победе!"

Герой согласно кивнул, поблагодарил Урию за весьма ценные сведения, после чего вопросил о маске Белиала, к поискам которой собирался приступить. "Когда маску достали из гробницы Хокана, она сломалась на две части", - произнес комендант. - "Мертвецы думают, что одна из частей находится в нашей крепости. Они ищут некроманта по имени Мелликор. Но он уехал из крепости в Темные Земли еще до начала осады, и покамест не возвращался. Никто не ведает точно, где он изволит пребывать. Но даже если ты отыщешь часть, принадлежащую Мелликору, тебе придется сразиться с Коршаром. Ему уже удалось завладеть второй половиной".

Повинуясь приказу героя, солдаты Ордена Зари распахнули восточные ворота, и армия воплощенных Руной воителей хлынула в безжизненные пустоши Темных Земель, отбросила нежить к древним руинам, откуда та и появилась. Немедленно, эльфы и гномы рассредоточились по Змеиному Тракту, изыскивая входы в подземные каверны и беря их под контроль. Попутно ратники отбили портал, связующий долину Сумрака с северными горами Ветра, и солдаты дома Халлит устремились на помощь собратьям, хранящим последний бастион Североземья.

Миновав извилистый горный каньон, весьма метко названный Змеиным Трактом, Воин Рун добрался до портала, установленного на горном отроге далеко к востоку. Подле него, закованный в цепи и окруженный воинами-скелетами, отыскался Мелликор Змееуст. Вызволив некроманта, Воин Рун удостоился искренней его благодарности, и поведал тот, что, отправляясь на восток, оставил свою часть маски Белиала в крепости, в сундуке, запечатанном изощренными заклятиями. Конечно, нежить с пристрастием пытала бедолагу и вызнала-таки сию тайну, потому нападения на пограничную твердыню и были столь яростны.

Сопроводив Мелликора в крепость, герой оставил его в руках целителей Ордена Зари, а сам, завладев реликвией, отправился в восточные регионы Темных Земель - Стонущие Холмы. Когда-то там возвышалась крепость паладинов ордена Железных Соколов, наблюдавших за городом Фиал Дарг, который погребен под этими землями по воле богов. Так было до Призыва. Кому ведомо, что стало с ними сейчас... Крепость была разрушена во время Войны Призыва и сейчас это место проклято. Именно отсюда Серая Орда принялась расползаться по окрестным землям, ибо в Стонущих Холмах сокрыт единственный портал в Шелест. Вот только нежить возвела вокруг него крепость, каменные ворота коей Коршар повелел держать наглухо закрытыми.

Что ж, герой использовал сей факт в своих интересах, и призванное им в руинах рунного храма гномье воинство успешно прочесало окрестные холмы, выискивая лагеря нежити и безжалостно оную истребляя. Провокация оказалась успешной: не в силах взирать в бессильной ярости, как ничтожные смертные расправляются с его солдатами за стенами крепости, Коршар повелел открыть врата и атаковать явившуюся из Североземья армию.

Чего, собственно, Воин Рун и добивался. Отряды гномов ударили по нежити с флангов, отрезая ее от крепости, в то время как небольшой отряд рунных воителей, ведомых нашим героем, с помощью магического портала миновал ущелье раскаленной лавы и, проникнув во внутренние покои твердыни, покончил с Коршаром, полководцем Серой Орды.

Подобрав с тела последнего вторую половину маски Белиала, герой мысленно поздравил себя с успехом, после чего ступил в портал, связующий крепость в Стонущих Холмах с Шелестом, где, скорее всего, и пребывает мятущийся дух Хокана Ашира.

Бесконечное поле руин гордо именовалось "городом"; впрочем, для нежити в самый раз. Прекрасно понимая, что лишнего шума во вражеской обители поднимать не стоит, рунные воители следовали извилистыми коридорами, направляясь к сердцу Шелеста, где, как справедливо полагал герой, должна находиться гробница легендарного некроманта.

Воин Рун несказанно удивился, повстречав в царствие смерти воина из плоти и крови - Утера Синюю Сталь. Тот рассказал, что пришел сюда, дабы свести счеты с Исмаилом, бессмертным учеником Хокана, который, дабы лишний раз подольститься к своему господину, уничтожил семью Утера, перебил всех его друзей. В отчаянии, тот воззвал к Тиаре, Солнечной Плясунье, и богиня даровала ему - единственному из смертных! - силы покончить с Исмаилом. Неуязвимый для нежити, Утер явился в Шелест, но коварный колдун и здесь перехитрил его, похитив зачарованные меч и доспехи воина, и уведя прочь его грифона. И теперь Утер лишь сжимал кулаки в ярости, сознавая, что никоим образом не может причинить вред глумящемуся над ним Исмаилу.

Воин Рун отправил на поиски похищенного клинка и обмундирования своих подручных, строго-настрого наказав не устремляться к большим скоплениям нежити и держаться по возможности в тени. Сам же он проследовал в центр развалин, где призраки и тени держали в неволе израненного грифона.

Вызволив крылатую бестию, герой привел ее к Утеру; к тому времени в лагерь воителя подоспели рунные солдаты, доставившие изъятые у нежити зачарованный меч и кольчугу. Не медля ни минуты, Утер вскочил на спину грифона, и зверь, поднявшись в воздух, устремился к высокому пику на северной оконечности Шелеста. Кляня судьбу за то, что не подумала одарить его столь же замечательным видом воздушного транспорта, Воин Рун последовал за Утером на своих двоих, изыскивая горные тропки, позволявшие взобраться на пик.

К тому времени, когда он добрался до вершины, дуэль Утера с Исмаилом была в самом разгаре, причем последний терпел очевидное поражение, благо доставалось ему и от волшебного клинка Утера, и от острых когтей грифона.

"Слуга Рун?" - неподалеку от героя возникло призрачное видение великого некроманта. - "Стало быть, это ты уничтожаешь мою армию?" Воин Рун кивнул: к чему отрицать очевидное? "Нам нужна твоя помощь!" - отвечал он. - "Только ты сможешь спасти народы Севера! А взамен я предлагаю тебе маску Белиала!"

Призрак Хокана заметно оживился. "Маску?" - вопросил он с очевидным интересом. - "Давай ее сюда!" "Погоди", - урезонил его герой. - "Сначала перемолвимся парой слов. Маг Круга..." "Да знаю я", - с ноткой досады перебил его призрак. - "Он наведался в мой склеп, посмеялся надо мною и украл тайну моего отмщения, ведь это я некогда сотворил магических конструктов, рекомых "Стальными" или "Клинками".

"Но как же одержать верх над ними?" - поинтересовался Воин Рун, и Хокан Ашир отвечал: "Убей Кузнеца Душ! Он - сильнейший из сотворенных мной созданий. А теперь он сам создает Клинков из душ людей, мучимых в Кузнице Тьмы. Уничтожь Кузнеца Душ - и Клинки погибнут! Но братья мои, маги Круга, наверняка попытаются остановить тебя".

"Можно ли одолеть мага Круга?" - задал герой следующий вопрос. - "Мне говорили, что есть артефакт..." "Да, знаю", - вновь перебил его Хокан; терпение явно не относилось к сильным качествам некроманта. - "Камень Феникса. В нем заключена мощь Вечного Пламени, ибо Феникс - одно из древнейших созданий сего мира, существовавшее уже тогда, когда драконы были совсем юными. Круг выманил Феникса и заключил суть его в черном камне. Только его сила равна силам магов Круга..." "Но где же искать его?" - вопросил герой. "До войны он лежал в архивах Муландира", - был ответ. - "Я бы начал поиски оттуда".

Воин Рун осторожно водрузил маску Белиала на гробницу Хокана, и призрак исчез, упокоившись с миром. Воители Серой Орды рассыпались прахом, и ничто боле не нарушало мертвый покой Темных Земель.

Путь героя лежал на север, в легендарный Муландир, некогда - город магов, средоточие власти Круга. Он был построен над ущельем, образовавшемся после того, как боги разрушили гору Барга Гор и изгнали демонов в глубокие подземелья под поверхностью Эо. В Муландире жили могущественнейшие чародеи, надзиравшие за демонами. Во времена владычества Круга это был самый большой и гостеприимный город на севере. Но Война Призыва уничтожила все. Единственное, что уцелело в буре стихий, - это черная пустошь огня и пепла. А среди них бродят демоны - "наследие" демонолога Урама Красного, и предводительствует ими Улатер, одна из величайших тварей подземного мира и признанный вождь Алой Орды. Никто в мире не ведает о том, откуда произошли демоны, но, говорят, каждый раз, когда Нетальф, Создатель Душ, забирает новую душу из Мон Дайр, Реки Душ, и наделяет ее жизнью, он внимательно рассматривает свое творение, и, коль душа источает злобу, в отвращении швыряет ее в пламя земное, где та обретает плоть и могущество, кое и в страшных снах не может привидеться жителям поверхности.

Но прежде чем добраться до Муландира, сперва надлежало пересечь гору, справедливо рекомую Стеной Богов, благо исполинский пик воистину попирал небеса. По легенде, в незапамятные времена боги - хранители мира, сразились с Фиал Дарг, Принцами Тьмы, в Войне Шести Народов. Когда с юга нагрянули несметные полчища темных, боги-хранители вздыбили землю, и таким образом возвели на пути вражеских ратей неприступную скальную стену. Фиал Дарг неустанно гнали свое воинство прямиком на скалы, а армия Света сверху низвергала на них смерть. В конце концов темные силы преодолели стену. Хранители и Фиал Дарг схлестнулись в последней битве. Принцы Тьмы потерпели поражение, и Стена Богов осталась в неприкосновенности. Время и ветер не пощадили ее, изрезав камень трещинами и изваяв в нем ступени. В Войне Призыва она стала границей между владениями двух непримиримых врагов - Хокана и Урама.

Здесь, в отдаленном регионе Темных Земель, все еще ютились поселения бывших подданных приснопамятного Урама Красного, смертельного врага Хокана Ашира. Самого Урама уничтожила его собственная магия - участь, постигшая большинство из пытавшихся подчинить себе стихии; личная гвардия мага - Алый Легион - так и осела на склонах Стены Богов, надеясь вкусить долгожданной мирной жизни, свободной от крови и страданий. Вот только надеждам сим не суждено было сбыться: маг-иллюзионист по имени Меклан, бывший служитель магов Круга, привел за собою целый отряд наемников - Волков - под началом Бриара, которые немедленно взялись за уничтожение окрестных селений, мотивируя свои действия поиском некоего ужасно ценного артефакта. Любопытный подход к делу, ничего не скажешь...

Посодействовав Алому Легиону в освобождении от наемников деревеньки у южного отрога Стены Богов, Воин Рун прознал от благодарных селян, что Меклан пытается отыскать стеклянную картину, созданную чародеями древности и хранившуюся в архивах Круга - шедевр волшебства, при одном взгляде на который человека охватывал неистовый восторг. С тех пор, как Меклану довелось однажды увидеть картину, он стал одержим ею. Во время войны картина была разбита, и теперь иллюзионист разыскивает ее осколки.

И герой повел за собою эльфийское воинство, призванное в ближайшем рунном храме, на Стену Богов, разоряя лагеря наемников и безжалостно расправляясь с ними самими, ибо нет оправдания тем, кто предает мечу мирных селян безо всякой на то причины.

В одном из лагерей у вершины горы рунные воители освободили из плена Корда Вольного Ветра, солдата Алого Легиона. Впрочем, от оного теперь осталось только название. "Эти псы перерезали всех моих людей!" - зло сплюнул Корд. - "А меня взяли заложником. Заложником в великой битве за Надежду Фарлорна. Алый Легион уже давно сражается за эту крепость с наемниками Бриара. Она находится за Муландиром и возведена у одного из самых крупных водных запасов наших земель. Там наш оплот. И там судьба Темных Земель будет решена раз и навсегда. Но мы оказались в безвыходном положении - зажаты между Волками с одной стороны и ордами демонов Улатера с другой".

Вспоминая о Войне Призыва, Корд поведал о кровопролитных сражениях между Алой Ордой Урама и Серой - Хокана. Демоны, ведомые Улатером, сумели отбросить нежить прочь от Стены Богов, но некромант вернулся, ведя за собой еще более ужасную армию. "Я не участвовал в битве за Кейф Халур", - говорил Корд. - "А из участников ее выжили лишь единицы. Они рассказывали о черных железных чудовищах, крушащих наших ребят. От одного их рева можно было оглохнуть... Командир Халькор, лидер Алого Легиона, видел это сражение своими глазами. Попробуй расспросить его; он в Надежде Фарлорна. Хоть и не любит он об этом вспоминать..."

И когда последние Волки пали на склонах Стены Богов, благодарные селяне преподнесли в дар Воину Рун осколок разбитой картины, принесенный с Войны Призыва основателем общины и тех пор пребывавший в ведении местного писаря. Им трофей сей принес одни несчастья, потому и попросили они героя вернуть его в Муландир, а ежели негоднику-Мелкану так нужна сия картина - пусть сам копается в пепле, густо укрывшим руины города.

...Магия портала, установленного на самой вершине Стены Богов, перенесла Воина Рун в Муландир. Как он убедился достаточно скоро, не только демоны представляли опасность на извилистых улочках разрушенного града; медузы, едва завидя чужаков, с помощью врожденных магических способностей оживляли каменных горгулий, заставляя их бросаться в атаку. По возможности уклоняясь от столкновений, герой целенаправленно продвигался на север, где, как поведал ему селянский писарь, должны пребывать архивы Круга. Как знать, быть может, там отыщутся сведения о местонахождении Камня Феникса?

У остова дворца в северном квартале Муландира герой повстречал темного эльфа, назвавшегося Стражем знаний и сокровищ Круга. Поведав ему о возвращении к делам мирским одного из злокозненных магов, Воин Рун испросил дозволения забрать Камень Феникса, на что Страж предложил ему сперва отыскать стеклянную картину Древних, написанную красками и волшебством, в доказательство своих добрых намерений. "В Войну Призыва она раскололась на четыре части, и все они были украдены", - промолвил Страж. - "С тех пор они принесли людям немало горя и страданий". Не надо иметь семи пядей во лбу, чтобы понять, о какой именно картине говорил темный эльф. "Осколки пробуждают в человеке алчность", - продолжал Страж. - "Многие расстались с жизнью из-за них. Могущественные маги совершили ужасные поступки ради этих стекляшек! Один из осколков радует радость, словно танец весны. Другой - тепло, подобно летнему ветру. Третий прозначен, как осенний свет, а четвертый - печален, как зимняя тишина. Найди эти четыре осколка и избавь землю от их проклятья! Лишь тогда я доверю тебе могущество Феникса!"

"Но что же в них такого особенного, в этих осколках?" - не унимался Воин Рун. "Это портрет времени, и не только", - отвечал Страж. - "Это мечты, мысли, чувства невероятной силы и глубины. Никто из взглянувших на картину не может противостоять ее заклятью. Твое счастье, если тебе никогда не удастся увидеть ее целиком, во всем великолепии, иначе ты навряд ли сможешь остаться самим собой. Даже ее осколки несут в себе частички магии, страшной и прекрасной одновременно. Круг нашел ее в руинах Древних и сохранил. Видеть картину дозволялось очень и очень немногим".

Воин Рун немедленно передал Осколок Весеннего Танца, полученный им от селян на Стене Богов, в руки Стража. Тот с благодарностью принял его, сообщив, что иные три пребывают где-то в Темных Землях, и герою не помешает расспросить люд в Надежде Фарлорна, или наведаться в жуткую Расселину на востоке, соединяющую тварный мир с Владениями Демонов.

Меньше всего на свете Воин Рун желал сунуться в сердце доминиона Улатера, но выбор у него был невелик. Страж никогда не снимет охранное заклятье с муландирских архивов, ежели не узрит пред собою оставшиеся осколки. И, рассуждая здраво, будет прав. Необходимо изъять у владельцев столь опасные реликвии и вернуть их вечному хранителю.

Миновав портал, перенесший его в горное ущелье, именуемое Расселиной, Воин Рун нос к носу столкнулся с заклинательницей по имени Талия Шторм. Амбициозная чародейка в одиночку вознамерилась покончить с Улатером, потому и принесла с собою осколок волшебной картины, уповая отчасти на магические энергии, в нем заключенные. Естественно, расстаться с реликвией она наотрез отказалась, и смело ступила в ущелье, заклинаниями уничтожая демонов, осмелившихся к ней приблизиться.

Ох и сомневался Воин Рун, что исход столь благородного начинания будет воспет в легендах. Скорее всего, могущественную, но слишком уж самоуверенную Талию ожидает страшная и бесславная гибель в мрачных глубинах Расселины. И тогда осколок картины, а, следовательно, Камень Феникса будут утеряны навсегда, что автоматически приведет к поражению войск Североземья в грядущей войне с Клинками.

Конечно, ни людских, ни тем паче эльфийских или гномьих рунных храмов в сей запретной области Темных Земель не было и в помине, однако отыскался орочий, и Воин Рун, наскоро сотворив небольшое воинство представителей сего темного народа, повел их в Расселину. Демоны обнаружили себя практически сразу: подождав для верности, пока пришельцы углубятся в их исконные земли, твари хлынули из узких боковых ущелий, немедленно навязав оркам бой. Воин Рун сознавал, что в сем сражении им не выстоять, следует двигаться по следу Талии Шторм как можно скорее, невзирая на потери.

В восточную долину герой поспел в самый разгар дуэли между исполинским Улатером и чародейкой, применяющей самые изощренные заклятия стужи, антипода демонического пламени. Талии приходилось несладко, и Воин Рун счел ситуацию вполне подходящей, чтобы вмешаться и лично положить конец присному существованию владыки демонов.

В тот же миг из тайных укрывищ в Расселину хлынуло бесчисленное множество обитателей преисподней, разъяренных гибелью Улатера. Приказав оркам ценою собственных жизней сдерживать гибельную волну, герой схватил растерянную чародейку за руку и поволок ее к порталу в Муландир; от былой спеси Талии не осталось и следа, она безропотно отдала своему спасителю Осколок Зимней Тишины, стоило ему лишь попросить.

Прокравшись по улочкам Муландира к руинам старого университета в западной части города, Воин Рун ступил в портал, и магия доставила его к торговому селению Надежда Фарлорна, за которое развернулись ожесточенные бои между Алым Легионом и Волками Бриара. Владельцы селения - вольные торговцы - принципиально сохраняли нейтралитет в разгоревшемся конфликте, и кто мог упрекнуть их за это?

Легионеры были уже наслышаны о победе рунного воинства на Стене Богов, и радостно приветили Воина Рун, ступившего в их лагерь. Отыскав командира Халькора, герой задал вопрос о сражении при Кейф Халуре. "Верно. Я был там", - мрачно кивнул Халькор. - "Восемь лет уже прошло. Там была бойня. И случилось это за несколько дней до Призыва... Мы одерживали победу за победой. Орды Улатера сметали все на своем пути, втаптывали нежить Хокана в грязь. Но затем, когда мы уже предали Кейф Халур огню, появились они. Черные твари! Ходячий стальной кошмар, ощетинившийся клинками. Они косили наши ряды, как серпы - колосья! Они не знали ни устали, ни жалости. А их крик... Я этого до самой смерти забыть не смогу. Мы прозвали их Клинками. Если бы не Призыв, они бы нас всех перерезали. Никого бы не осталось".

Добравшись до торгового селения, Воин Рун расспросил об искомых осколках хозяина, Йона Фарлорна. Сетуя на наемников Бриара, которые свалились, как снег на голову, Йон охотно поделился теми сведениями, которыми располагал. Если верить словам его, один из волшебных осколков заполучил вор и пройдоха по имени Арман, возомнивший себя способным поразить дракона, и отправившийся в северные горы, где, как известно, обитал престарелый ящер Фарнин, призванный некогда чародеем Урамом. Как и следовало ожидать, назад он не вернулся.

Последним же осколком Йон Фарлорн до недавнего времени владел сам, вот только маг-иллюзионист Меклан, приведший с собою весь этот "волчий сброд", расположившийся лагерем в западной долине и захвативший портал, связующий торговый град с Грейфеллом, требовал отдать ему реликвию слишком уж настойчиво, потому Йон передал ее странствующей эльфийке Эльвен Зимняя Вьюга, наказав как можно скорее артефакт доставить чародеям Грейфелла. Увы, Эльвен угодила в лапы Волков, и теперь осколок картины, по всей видимости, пребывает в загребущих руках Меклана.

Поведя за собою в атаку Алый Легион на лагеря Волков, Воину Рун удалось одержать победу над наемниками, не ожидавшими столь скорого нападения; в жестокой сече пал и Бриар. В одной из лачуг на окраине лагеря герой обнаружил Эльвен, жестоко избитую, но - хвала богам! - живую. Как оказалось, эльфийка успела заблаговременно спрятать осколок картины под заурядным валуном у дороги, когда пленение ее казалось неминуемым. И сейчас она с радостью отвела своего спасителя к камню, из-под которого бережно извлекла Осколок Осеннего Света.

Покончить с Фарнином оказалось несложно, ибо изорванные крылья дракона лишили его возможности подняться в воздух, и пребывающая в узком горном ущелье крылатая бестия стала легкой добычей для пришедшей по душу ее героя. В логове дракона Воин Рун отыскал Осколок Летнего Ветра и, исполнив наконец поручение Стража Муландира, преподнес оному вожделенные реликвии. Верный слову, тот передал герою Камень Феникса... вот только магии в реликвии Воин Рун не ощутил вовсе, о чем не преминул возмущенно заявить.

"Ты что, всерьез думал, что я отдам тебе истинный Камень Феникса?" - хохотнул Страж; черты его подернулись рябью, облик норита развеялся, являя мага-человека, иллюзиониста Меклана. - "Из тебя вышел толк, ведь я сложил наконец картину целиком! Однако, придется-таки тебя убить!"

В ту же секунду пред ошарашенным героем возникло множество иллюзорный копий Меклана, а из-за дворцовых колонн с обнаженными мечами выступили наемники-ветераны из отряда Волков, предоставляя коварному магу шанс на побег.

Но герой, расправившись с ними, нагнал Меклана, приставил меч к его горлу. "Смилуйся! Пощади!" - рухнул на колени иллюзионист. - "Ты не представляешь, каково это - жаждать обладать столь прекрасным! По сравнению с совершенством сей картины, прочее кажется пустым и бессмысленным. Эта страсть сводила меня с ума... толкала на все это... постарайся понять! Я был ослеплен ею!" "Что ж, надеюсь ты обретешь покой", - герой отвел острие от горла беспомощного мага. Тот извлек из кармана робы черный камень, протянул его Воину Рун: "Вот, возьми истинный Камень Феникса! Это моя благодарность за то, что ты пощадил меня. Для меня в этом камне все равно нет истинного света!"


Пока герой целенаправленно занимался поисками Камня Феникса, Сартарий не сидел сложа руки; последняя война с Клинками началась, и он повел за собою армию Ордена Зари в Ледяные Топи, где раз и навсегда решится судьба Североземья. И, похоже, та складывалась для державы далеко не лучшим образом, ибо когда герой добрался до сего региона, он обнаружил, что битва уже завершилась, и бесчисленные трупы воителей Ордена Зари усеивают землю. Конечно, Клинкам досталось тоже, армия их рассеялась, но то лишь вопрос времени, когда железные конструкты вновь соберутся воедино и двинутся на Североземье, легко сметя с пути жалкие силы великих домов, что непременно попытаются выстроить подобие обороны.

Недалече от портала герой отыскал Урию в сопровождении некоего темного эльфа. Неужели это все, что осталось от славного Ордена Зари?.. "То была резня, и лишь я остался в живых благодаря Крэю", - кивнул Урия в сторону норита, подтверждая худшие опасения Воина Рун. - "Ордена больше нет". "Думаю, еще рано отчаиваться", - заявил герой с оптимизмом, которого вовсе не ощущал. - "Где Сартарий?" "Они захватили его в плен и увели в портал к Отметине Богов", - отвечал Урия. - "Погибли все, кроме него. За этим явно что-то кроется. Ловушка, наверное".

"А что Клинки?" - допытывался герой. - "Удалось узнать, откуда они вообще взялись?" "Сартарий полагал, что пришли они из Ургата", - молвил Урия. - "Возможно, через портал в долине Ночных Шорохов. Какова их цель?.. Не знаю, клянусь Зарахом... Они разбили нас наголову, взяли в плен Сартария... Но при этом... не продвинулись ни на шаг! Будто выжидают чего-то... Тебя, быть может?"

"Воин Рун..." - прошелестел темный эльф, Крэй Ун'Шаллах. - "Вот как посмеялась над нами судьба! Мы совершили полный круг. Силы Войны Призыва собираются в последний бой". "И какая же твоя роль во всем этом?" - полюбопытствовал герой, отнесшись к персонажу сему со вполне понятным подозрением. "Я возвращаюсь из изгнания", - честно отвечал Крэй. - "Возвращаюсь к своему народу. Я слишком долго был наемником... А сейчас народ мой во мне нуждается". "Что ты знаешь о месте под названием Отметина Богов?" - вопросил герой. "А, туда увели вашего друга?" - молвил норит. - "Как же, знаю... Там расположен рунный храм темных эльфов, и без воплощенных воителей моего рода Клинки прикончат тебя в два счета. Потому советую тебе сперва хорошенько прочесать Ледяные Топи в поисках рун, что позволят тебе призывать норитов в рунных храмах. Местность эта расположена на востоке, за вратами, ведущими к вечным льдам. Когда-то мои братья отбили ее у орков-шароков... но затем ледяные эльфы, последователи культа Эйрина, вытеснили нас оттуда. Эти эльфы - настоящие фанатики! Они жестоки и ненавидят свет. Они защищают свои снежные владения от любого, кто смеет тревожить сон хозяина льдов".

Сердечно поблагодарив Крэя за ценные сведения, герой продолжил путь на восток. О культе Эйрина, поклоняющегося легендарному дракону - воплощению зимы, Воин Рун знал лишь понаслышке, ровно как и о таинственном соглашении, согласно которому эльфы вступили в союз с Несущим Холод. Тем не менее, сотворив в ближайшем полуразвалившемся рунном храме отряд орков, Воин Рун оставил позади хладные равнины, углубившись в заснеженные просторы северно-восточных регионов Ледяных Топей, владения великанов, за которыми на перевалах Инеистых гор щерились частоколы, ограждающие Тирганах, владения ледяных эльфов, отнесшихся к появлению чужаков без особого энтузиазма и приветивших их изощренными заклятиями.

Тем не менее, времени на дипломатические переговоры и мирное разрешение сложившейся ситуации у Воина Рун не было; предав селение огню, он обыскал все уголки в эльфийских магических академиях сих северных краев, и, обнаружив руны норитов, немедленно поспешил к порталу, ведущему к Отметине Богов.

Здесь, на бескрайних просторах тайги, Клинки, отброшенные было отчаянным ударом Ордена Зари, вновь собирались в единое стальное воинство. Дабы упредить скорый удар, герой выставил у портала в Ледяные Топи заслон из орочьих рунных воителей, сам же углубился в горный каньон, за которым до самого горизонта распростерся великий ледник. Белоснежные просторы усеивали черные кляксы крепостей, именуемых "вихрями Клинков", откуда появлялись все новые и новые конструкты - воины, ледяные маги...

Прежде, чем продолжать продвижение на юг, Воин Рун, в точности следуя указаниям Крэя Ун'Шаллаха, отыскал на леднике рунный храм темных эльфов и, сотворив небольшой отряд могущественных чародеев-норитов, атаковал лагерь Стальных, расположенный у южной границы Отметины Богов. Нориты схлестнулись с Клинками, и не заметили те, как с севера по перевалу спустились орки, принялись за методичное уничтожение "вихрей".

В руинах старого гномьего города Воин Рун обнаружил Сартария, закованного в цепи. "Портал... В долину Ночных Шорохов..." - прохрипел лидер Ордена Зари. - "Там... черный портал... в Ургат.... Они приходят оттуда... Мы недооценили их..." "Давай сначала освобожу тебя", - молвил герой и протянул руку, коснувшись оков. "Нет!" - испуганно выкрикнул Сартарий. - "Здесь магическая ловушка!" Но было уже поздно: ледяное заклинание обездвижило и его самого, и Воина Рун, успевшего обругать себя за вопиющую неосторожность.

В сопровождении отряда Клинков к застывшей паре неспешной походкой приблизился темный маг Круга. Прикончив Сартария одним-единственный заклятием, он обратился к герою, довольно потирая руки. "Камень Феникса?" - на лице чародея зазмеилась гнусная улыбка. - "Я знал, что могу на тебя рассчитывать! Полагаю, теперь камни богов мне не нужны: силы одной этой реликвии вполне достаточно, чтобы открыть портал!"

Взяв в руки заплечный мешок героя, маг принялся нагло рыться в его пожитках. "Книга Призыва?" - подивился он, выудив древний фолиант. - "Для тебя, пожалуй, такое чтиво будет сложновато. Я сам прочту... К тому же, не думаю, что у тебя будет на это время..."

Маг отступил на шаг, произнес заклинание, перенесшее его прочь, ни минуты не сомневаясь, что Клинки исполнят за него грязную работу. Так бы и случилось, не подоспей на помощь к Воину Рун Урия и Крэй Ун'Шаллах. Не мешкая, вклинились они в ряды Стальных, бешено работая мечами, а чуть позже к ним присоединился и герой, освободившийся от магических пут. Только в душе его поселилось отчаяние: силы темного мага невообразимы, а последняя надежда покончить с ним - Камень Феникса - утерян. Не нужно иметь семи пядей во лбу, чтобы понять: пленение Сартария - ловушка, и Воин Рун так глупо в нее попался! Круг играет им, как хочет!

"Что ждет меня в долине Ночных Шорохов?" - обратился герой к Крэю, в то время как Урия опустился на колени рядом с телом Сартария, вознося молитву Аониру. "Мои братья будут сражаться с Клинками!" - уверенно отвечал темный эльф. - "Тебе нужно добраться до города Шал - это к юго-западу от портала. И опасайся народ китаров. Это такие... люди-кошки. Несколько лет назад они вторглись в наши земли с Ургата. Жестокие, опасные воины, не знающие жалости..."

Кивнув на прощание Крэю и наказав Урии ни в коем случае не следовать за ним, герой шагнул в портал...

Долина Ночных Шорохов, обиталище темных эльфов, встретила его неприветливо. Ядовитые растения, наделенные извращенным подобием жизни, да донельзя агрессивные китары. Конечно, в сих диких землях царит древнейший закон природы: сильнейший пожирает слабейшего. Вся история народа норитов состоит из бесконечных войн и борьбы за выживание, и долина сия - лучшее тому подтверждение.

Добравшись до Шала, Воин Рун лицезрел стройные ряды воинства норитов, выстроившихся у городских стен и готовых выступить на восток, откуда на земли Фиары изливается тьма Ургата. Вперед выступил командующий, дрэгон Шайн ТальАркх. "Мы уже давно наблюдаем за тобой", - почтительно обратился он к герою. - "Что делает последователь Света здесь, среди Клинков?" "Мы уже отбросили Клинков к границам этих земель", - отвечал Воин Рун. - "Теперь мне нужна ваша помощь - и победа будет за нами!" "О какой победе ты говоришь?" - горько усмехнулся Шайн. - "Никто не способен одержать верх над Клинками! Мы сражаемся с ними уже много лун... Их ничто не остановит!" "И это говорит вождь?" - герой постарался вложить в свои слова как можно больше сомнения. - "Дай мне своих воинов! Я поведу их в бой - и мы вернемся с победой!"

Шайн покачал головой: "Даже если бы я поверил тебе... Мы не можем выделить ни единого эльфа. Защита города отнимает все силы... И запасы арайи почти истощены, а без серебряной воды наша оборона обречена. Клинки уничтожили почти все источники арайи. Вылазка из города пользы не принесет". "Неужели все настолько безнадежно?" - подивился герой. - "Ведь арайя встречается во множестве видов, и не только в источниках". "Ну..." - задумался вождь, - "на болотах водятся создания, которые называются ирвиши. Они роют землю и выкапывают редчайшие кристаллы арайи. Когда-то предки наши охотились на них ради кристаллов".

Охота на ирвишей - призрачных ящеров - не заняла много времени и, даровав вождю несколько кристаллов арайи, обнаруженных в болотных логовах, Воин Рун убедил того выделить ему небольшой отряд норитов. Выступив на восток, те разгромили селение кровожадных китаров, поблизости от которого, к вящей радости Воина Рун, обнаружились и источники арайи, и рунный храм темных эльфов. Призвав в мир сих искусных воителей и чародеев, герой бросил их на укрепления Стальных, возведенные у болот, сам же заспешил по направлению к порталу в Дышащий Лес, что на континенте Ургат.

Оный кишмя кишел Клинками, к вящему неудовольствию предвечного хранителя, темного энта. Древесный великан разрушал черные башни-"вихри", но количество их, казалось, лишь возрастало. "Я бы все их уничтожил", - пожаловался энт подоспевшему Воину Рун. - "Но я должен охранять..." "Что же ты хранишь, страж леса?" - полюбопытствовал герой. "Сердце Леса", - отвечал мудрый энт, указывая на колодец, в котором поблескивал огромный зеленый самоцвет.

Безумная мысль пришла в голову герою: сей энт - темное создание, посему сами боги велели использовать его в качестве орудия. К тому же - для победы все средства хороши! Выхватив из колодца самоцвет, Воин Рун сломя голову понесся прочь через джунгли, к укрепленному лагерю Клинков; энт тяжело топал сзади. Выбежав на край обрыва, под которым и раскинулся лагерь, герой швырнул Сердце Леса вниз, в гущу врагов. Как он и рассчитывал, темный энт немедленно прекратил преследование, бросился в лагерь и принялся разрывать Стальных на части. В дело немедленно вступили Клинки-чернокнижники, но разрушительная магия их практически не причиняла энту вреда.

Решив не выяснять, каков будет исход сего противостояния, герой тенью скользнул в портал, приведший его в долину Шарро, где темный маг Круга при пособничестве Кузнеца Душ пытался сотворить портал времени, дабы раз и навсегда изменить ход истории и попробовать подчинить-таки стихии, высвободившиеся в час Призыва.

К счастью, в долине у подножья исполинской Темной Горы обнаружилось сразу несколько рунных храмов темных народов, потому герой повел за собою в последний бой стройные ряды орков, троллей и темных эльфов. Черными потоками лились по горным склонам Клинки; жестокое сражение закипело в долине Шарро, однако герой не ставил своей целью уничтожить всех Стальных до единого, сознавая, что место их займут новые конструкты. Потому, оставив войска свои в разгар сражения, он устремился к вершине Темной Горы, где творилась нечестивая волшба, могущая поколебать саму ткань времени.

Кузнец Душ - единственный в своем роде конструкт, наделенный способностью привязывать души смертных к гибельному металлу, без устали творил все новых и новых Клинков, посылая их в бой, зная, что помощи от союзника, всецело занятого сотворением портала, он не дождется, и проблему вторжения из Фиары предстоит решить именно ему.

Но сразил Воин Рун Кузнеца Душ, после чего проследовал на вершину Темной Горы, где у алого портала предстал ему неуловимый маг Круга. Последний откинул с головы капюшон, скрывавший лицо, и герой потерял от изумления дар речи. "Рохен?.." - выдавил он. - "Но.. как?" "Мое появление неожиданно для тебя, Воин Рун?" - ухмыльнулся Рохен Тахир, живой и невредимый, и выглядящий гораздо моложе, нежели прежде. - "А я, кажется, тебя недооценил! Твой путь завел тебя далеко... слишком далеко!" "Это невозможно!" - герой никак не мог поверить глазам своим. Это иллюзия, морок! Ведь Рохен был убит у него на глазах в Ледяных Топях. "Тебе удалось победить моего слугу!" - уважительно произнес маг, кивнув на бездвижные останки Кузнеца Душ. - "А он должен был стать моим верным орудием в грядущей битве! Признаюсь, такого поворота событий я не предвидел. Но, боюсь, ты ничего не сможешь изменить. Слишком поздно!"

Он с гордостью указал на алый зев, разрыв в реальности. "Пройдя эти врата, я окажусь во временах, предшествующих Призыву. Я отправляюсь в прошлое - и теперь все случится иначе! Книга Призыва откроет мне тайны ритуала и я не допущу ошибок боле!.. Иди же с миром, Воин Рун. Точнее, покойся с миром! Через несколько мгновений ты станешь бледной тенью памяти о будущем, которого никогда не было. Благодарю за верную службу!"

Беспомощно сжимая кулака, Воин Рун наблюдал, как Рохен ступил в портал, устремившись в иную эпоху, дабы изменить ход истории по воле своей. Алчный, амбициозный Рохен несся сквозь время в прошлое, уверенный, что сейчас-то он все сделает правильно и достигнет божественного статуса, единственный из Круга.

Но, оказавшись в эпохе, предшествующей катастрофе, и тщательно изучив Книгу Призыва, изъятую им у безвестного Воина Рун, осознал Рохен всю ошибочность и абсурдность своих мотивов и устремлений, потому в час Призыва ступил он в башню своей более юной ипостаси с древним фолиантом в руках. "Призыв - ложь", - молвил Рохен Тахир. - "Я был глупцом, когда-то верившим во все это".

Но алчный чародей, снедаемый жаждой могущества, останется глух к словам самого себя, более зрелого. Сойдутся они в магической дуэли, и в час этот расколется мир, и история повторится вновь, ибо в том и состоит суть возникшей временной петли, в которую угодил Рохен.

Вновь будет основан Орден Зари, призван в мир Воин Рун, деяния коего станут гарантом сохранения полотна времени в неприкосновенности. Вновь падет Рохен Тахир в Ледяных Топях от руки своей более юной ипостаси, ведь Призыв переживут они оба! И вновь сей маг приложит все усилия, чтобы создать портал времени в Ургате, вернуться в прошлое... и, осознав свои заблуждения, в означенный день и час явиться в башню, дабы попытаться вразумить юного глупца, которым был когда-то.

Глава 2. Дыхание Зимы

За много поколений до того, как первые люди спустились со склонов гор Ветра, миром правили драконы. Они парили в небесах над Фиарой, их сила и свобода были безграничны и неприкасаемы. В те времена и родился белый дракон, более могущественный, чем все те, что были до него. Воспарил он ввысь над Отметиной Богов, и под крыльями его земля покрылась льдом. Чешуя его была белоснежной, глаза - холодны и чисты, как зимние небеса, а дыхание несло холод вечной стужи. Ни один иной дракон не мог сравниться с ним в могуществе и размерах, ибо был он самой сущностью зимы. Братья и сестры стремились убраться от него как можно дальше, ведь одно его присутствие приводило к тому, что окрестные земли покрывались толстым слоем льда. В Фиаре он стал известен как Эйрин, Несущий Холод.

Велико было его могущество, но велико было и одиночество, терзавшее душу. Ни одно живое существо не могло выжить рядом с ним, холод и смерть были единственными его спутниками. Он облетал земли в поисках простого общения, но все бежали прочь от него, и чем дольше длились его поиски, тем больше страданий нес он с собою. Лишь одно ожидало Фиару, коль не прекратит Эйрин свой полет - вечная зима, но дракон был упорен, вознамерившись во что бы то ни стало добиться поставленной цели.

Шли годы, хлопали белые крылья, и все больше и больше земель Фиары покрывались льдом. Наконец, поиски привели Эйрина к огромному лесу на юге континента, коий эльфы называли Файнон Мир. Иней, знак приближения дракона, начал покрывать вершины деревьев, и эльфы, тогда еще весьма юный народ, принялись изыскивать способ не дать Несущему Холод уничтожить их дом. Не ведая о мотивах Эйрина и сознавая, что тягаться с драконом им не под силу, они вознесли мольбы своим богам, прося у них совета. Боги молчали, оставляя эльфам лишь один выбор - бежать. И когда первые снежные хлопья упали на землю, эльфы начали отступление к югу. Лишь Сенвен, одна из пяти предводителей эльфов, бесстрашно отправилась по мертвой ледяной равнине навстречу дракону.

Мороз пробирал ее до костей, лед и смерть окружили Сенвен. Чем ближе она подходила к дракону, тем яростнее становился холод, и сознание ее грозило угаснуть. Дабы не погрузиться в гибельный сон без надежды на пробуждение, она запела. Она пела о надежде, о тепле и о доброте; песнь, много лет звучавшую у костров в Файнон Мире.

Эйрин услышал глас ее издалека и спустился с небес, дабы узнать, кто исполняет столь чудесную песнь. Он увидел эльфийскую королеву, стоящую на коленях в снегу, и хоть была она беспомощна и при смерти, голос ее оставался сильным и чистым, единственная защита от холода. Дракон коснулся земли и опустил свою могучую голову - никогда еще не встречал он подобной красоты. И тогда эльфийская королева обратилась к дракону: "Услышь меня, о могущественнейший из драконов! Услышь меня, посланец холода, несущий погибель! Появление твое губит жизнь и заключает землю в оковы зимы. Вскоре древний лес, наш дом, обратится в лед под крыльями твоими, и народ мой погибнет. Чего же ты хочешь? Что сможет изменить путь Несущего Холод и спасти мой народ?" Эйрин поднял голову, и взгляд его ледяных глаз пронзил Сенвен как кинжал. "Знай, дитя лесов, что с начала времен я искал себе ровню, спутника. Я видел боль и страдания, что полет мой привносил в мир, но доблесть твоя открыла мои глаза - гибель иных не завершит мой поиск. Я вернусь на свою родину и буду ожидать там, в пустынных горах, ожидать конца времен. Народ твой будет жить, но об одном я попрошу тебя. Ты одна осмелилась приблизиться ко мне и песнь твоя тронула мое сердце. Отправляйся со мной и пой для нас свою прекрасную песнь - и народ твой избежит гибели!"

Сенвен поднялась на ноги и, помолчав немного, ответила Эйрину: "Я твоя, Несущий Холод! Забери меня на Север и я буду согревать сердца наши надеждой, пока жива. Но пощади мой народ!"

Как только она произнесла эти слова, дракон бережно поднял ее с земли и взмыл в воздух. "Да будет так! Если все эльфы так же храбры, как и ты, воистину они достойны жить. Если когда-нибудь беда придет в земли твоего народа, они могут воззвать ко мне и я приду им на помощь. Таков наш договор, я беру, но я и отдаю. Холод никогда не причинит им вреда и могущество льда пребудет с ними, пока живут они, помня о тебе".

Так сказал Дракон Зимы и устремился на Север, к горам за пределами Грозных Вершин. Там они жили, и пока звучала песнь Сенвен, Эйрин сотворил ледяной щит, дабы защитить их от мира, и мир - от них... навечно.

Лишь ледник, названный Несущим Холод, напоминает о соглашении, заключенном между эльфами и самым могучим из рода драконов. По сей день люди и гномы говорят, что песнь Сенвен иногда слышна в северных горах, в ледяной пустоши северо-востока.

Лишь дети Сенвен и Эйрина ведают, однако, что Дракон Зимы жив по сей день и наделяет их своим могуществом, наслаждаясь эльфийской песнью глубоко подо льдом.

***

Обратим же взоры к болотам Мирро Тур, что в джунглях Ургата, где человек по имени Гримод призвал в мир иного Воина Рун, и, даровав тому свободу воли, препроводил через занятые гоблинами и зверолюдьми земли в лагерь беженцев, где представил прекрасной Лене, облик которой показался герою смутно знакомым.

"Ты, возможно, не помнишь нас, но мы вместе сражались в Войне Призыва", - пояснила девушка. - "Когда-то мы были самыми близкими друзьями, какими только можно быть под властью Руны". "И, поскольку нам не хватает хороших бойцов, мы вспомнили о тебе", - добавил Гримод, улыбаясь от уха до уха.

"Ну как можно отказать старым друзьям?" - с сарказмом произнес Воин Рун. Проклятье волшебных воителей, подобных ему, состоит в том, что, пусть они и фактически бессмертны, каждое новое воплощение их в Эо сопровождается полной потерей памяти. "Да и куда мне еще идти?" - молвил он, обводя широким жестом жаркие джунгли да зловонные топи. - "Расскажите, что вы задумали?" "Во-первых, нам необходимы воины", - отвечал Гримод. - "Мы должны найти как можно больше Рун, чтобы собрать боеспособное войско". "Для здешних мирян рунные воители - герои, а не монстры, каковыми их частенько почитают", - изрекла Лена. - "Однажды эти люди уже следовали за двумя знаменитыми рунными воителями".

По настоянию Гримода и Лены Воин Рун представился Аэдару Талану, старейшине общины. "В старину нам случалось полагаться на руководство подобных тебе", - с уважением обратился к герою старик. - "Рунные воители освободили нас, и именно они стояли у истоков Сопротивления". "Что за Сопротивление?" - полюбопытствовал герой. "Войска Сопротивления состоят в основном из беглых рабов, исполненных решимости вызволить из рабства своих менее удачливых товарищей", - отвечал Аэдар. - "Ведь Мирро Тур издревле был одним из центров работорговли Ургата. Орки и тролли из окрестных племен частенько приходят сюда за новыми рабами. Большинство людей в этом лагере - бывшие рабы... заключенные из Фиары или похищенные моряки. Они выполняли для орков тяжелые работы и были обречены на скорую смерть. Но после Битвы за Фиару здесь появились Данхэн и Реовис, свободные рунные воители. Многих из нас они освободили и научили сражаться. Так были организованы первых отряды Сопротивления. Небольшими группами мы нападали на охотников за рабами... пока рунные воители не поссорились друг с другом... тогда движение Сопротивления распалось".

"И что, эти люди пойдут за мной, если только узнают, что я - Воин Рун?" - с сомнением вопросил герой. "Нет!" - выдохнул Аэдар. - "Даже Гримод не убедит их выступить с оружием, они пойдут лишь за Данхэном и Реовисом". "Стало быть, моя задача - вернуть их обратно?" - догадался Воин Рун. "Именно!" - кивнул старейшина. - "Возьми с собой Гримода и Лену и отправляйся на поиски Данхэна и Реовиса".

Единственное, о чем сообщили жители общины герою, так это о ссоре Данхэна с Реовисом и Аэдаром, и об уходе его к далеким Скалам Бурь через портал, установленный в северной области Мирро Тур. Значит, предстоит еще один марш через болота, и перспектива оного Воина Рун нисколько не радовала. Конечно, ему даровали свободу воли, но возможности наслаждаться оной на землях Ургата, темного континента, покамест не наблюдалось.

Миновав стоянки гоблинов, зверолюдей и китаров, которыми джунгли буквально кишели, трое путников ступили в портал, оказавшись в долине у подножья Скал Бурь. Немедленно, к ним подскочило двое скергов, залопотали, указывая куда-то на север. Из их бессвязной болтовни Воину Рун удалось понять одно - некая особа по имени Джанина тяжело больна, угодила в плен к китарам, и сейчас скерги слезно молят о ее освобождении.

"Джанина..." - задумчиво протянула Лена. - "А ведь это именно из-за нее Данхэн порвал с Сопротивлением! Я-то думала, она мертва..." "Детские игры!" - фыркнул Гримод, но спутница уверенно покачала головой: "Нет, любовь".

Здесь, в предгорьях, отыскался заброшенный рунный храм орков, и, призвав в мир с десяток сих созданий, Воин Рун повел их в атаку на лагерь китаров. В одной из хижин содержилась Джанина, которая сразу же узнала Гримода и Лену, сердечно поблагодарила своих освободителей. "Скерги говорят, что тебя одолевает хворь?" - с тревогой вопросил Воин Рун. "Это проклятье", - молвила Джанина. - "Проклятье, порожденное любовью, переросшей в ненависть. Два брата добивались меня, один - гордый воин, другой - искусный маг. Их борьба за мое расположение обернулась ссорой и окончилась ненавистью. Их конфликт расколол Сопротивление и стал угрозой уничтожения для всех нас. Он стоил нам многих жизней, и в конце концов - моей. Сейчас ты видишь меня перед собой лишь потому, что один из братьев темным колдовством вернул мою душу из Чертогов Смерти, отдав взамен свою собственную душу. Теперь он - ослепленное ненавистью создание... а я может и жива, но чуждое существо вернулось со мной из-за порога смерти, призрак, вцепившийся в мою душу. Этот дух днем и ночью шепчет о своей жажде крови. Он крадет мои сны и питается моим страхом. Ах, лучше бы он оставил меня в Чертогах Смерти!"

"Данхэн - один из этих братьев?" - догадался герой. "Да!" - с жаром кивнула Джанина. - "Именно он обрек меня на эту долю. Он безрассуден порой, но отличный воин! Его брат Стерий - полная противоположность. Некогда мы втроем с Реовисом сражались в рядах Сопротивления. Данхэн - прирожденный лидер, и следопыты всегда были верны ему. Но сейчас он спрятался за стены и спины наемников. Сопротивление больше ничего не значит для него. Он прогнал даже своего собрата по Руне, Реовиса".

"Может, отвести тебя к целителю?" - неуверенно предложил Воин Рун, и девушка отрицательно покачала головой: "Болезнь моя не из тех, что ведомы тебе. Что-то чуждое находится во мне... кто знает, быть может, смерть - лучший исход для меня". "Так или иначе, давай найдем целителя и поглядим, что он скажет!" - не сдавался герой. Поразмыслив, Джанина кивнула: "Деревня скергов лежит к востоку отсюда, за пределами Ущелья Когтя. Это далеко... да и китары неистовствуют повсюду. Но все равно, я последую за тобой".

Как и предрекала Джанина, путь до деревни скергов оказался не из легких, благо и китары, и гигантские пауки, обитавшие в сих горных регионах, встречали проходивший по их территории отряд весьма враждебно, что, впрочем, и предполагалось изначально. Немало доблестных орков сложили головы, чтобы дать возможность людям добраться до шамана народа скергов, Хулу.

Но тот, хоть и возрадовался, вновь увидев Джанину среди живых, сообщил, что освободить ее от злокозненного духа и снять проклятье может лишь тот, кто его наложил, то есть Данхэн. "За стенами и воинами сидит он", - говорил шаман. - "Безумием дух его полон. Но его брат Стерий поможет тебе".

Скерги поведали, что следопыты Стерия стали лагерем на высокогорном плато чуть к северо-востоку, и герои, не мешкая, выступили в путь. Оный оказался тернист, ибо преступали его твари болотные и древесные демоны, жаждущие полакомиться случайными путниками.

Искренняя радость Стерия при виде возлюбленной, вернувшейся из Четрогов Смерти, несколько поблекла, когда узнал он обо всех обстоятельствах, сему сопутствовавших. "Данхэн сделал из меня чудовище!" - со злыми слезами на глазах говорила Джанина. - "Пробудил меня от вечного сна... Но со мной вернулось нечто ужасное, оно поселилось в моей душе!" "Тогда тебе нужно встретиться с Данхэном, чтобы спастись от проклятья, поселившегося в твоей душе", - уверенно молвил Стерий.

"Мы как раз ищем его", - вставил герой. - "Он нужен Сопротивлению!" Стерий с возмущением обернулся к нему: "Моего брата поглотило безумие! Его наемники-китары бесчинствуют на окрестных землях, а единственное, о чем он может думать, это о том, как покончить со мной! О каком Сопротивлении может идти речь?"

Ни оркам, ни следопытам Стерия не под силу тягаться с китарами, потому маг предложил Воину Рун простой и действенный способ убрать их с пути: яд! Указав герою на неприметную горную тропку, Стерий поведал, что ведет она к западным отрогам Скал Бурь, и, следуя по ней, можно незаметно добраться до колодца у лагеря китаров.

Приняв у Стерия флакон с ядом пламенного цветка, герой оставил в лагере следопытов верных орков и Джанину, устремившись к стоянке китаров лишь в сопровождении Гримода и Лены. Все выше и выше забирались они в горы, и бросив взгляд назад, в долину, с ужасом лицезрели, как многочисленные отряды китаров сровняли с землей деревушку несчастных скергов, а также взяли под контроль орочий рунный храм. Следовало торопиться, ведь очевидно, что если столь внушительные силы китаров выступят на север, у следопытов Стерия нет ни малейшего шанса совладать с ними.

К счастью, удача благоволила героям, и, отравив единственный источник пресной воды в окрестностях, они разом избавились от большей части наемников-китаров, после чего следопыты Стерия с легкостью захватили лагерь людей-кошек и перебили оставшихся.

"Иди сюда, покончим с этим!" - вопил Данхэн с вершины холма, грозно потрясая мечом. Стерий выступил вперед, из-за спины его выглядывала Джанина. "Ты причинил немало несчастий, брат", - спокойно произнес маг. "Ты?!" - в гневе выкрикнул Данхэн, и лицо его исказила гримаса ненависти. - "Ты осмелился прийти сюда? Смерти ищешь, дорогой братец?"

"Мы ищем мира, Данхэн!" - молвила Джанина. "Джанина!" - с болью в голосе произнес Данхэн. - "Ты презрела меня и предпочла этого выродка? И это твоя благодарность за спасение из Чертогов Смерти?" "Спасение?!" - возмутилась девушка. - "Это не жизнь для меня, Данхэн! Да и сам ты - лишь жалкая тень себя былого!" "Жалкая тень?" - озлобился воин. - "Я покажу тебе, какая я жалкая тень, предательница!"

С яростным криком Данхэн бросился вперед, вонзил меч в сердце Джанины. Последняя осела наземь, а над телом ее воспарил вырвавшийся на свободу злобный дух, прикончивший, в свою очередь, самого Данхэна, после чего вернувшийся в Чертоги Смерти.

Все было кончено. Труп Данхэна растворился в воздухе, и лишь руна, заключавшая в себе сущность воителя, осталась на земле. Герой бережно поднял ее; не составит труда вновь призвать Данхэна в мир в храме героев, что в болотах Мирро Тур, но остается лишь надеяться, что безумие, снедавшее воителя, исчезнет вместе с воспоминаниями.


И теперь путь героев лежал в болота Эхо, что к востоку от Мирро Тур, ибо именно туда направлялся Реовис, покинувший Сопротивление после ссоры с Данхэном. "Как мне надоело ржавеющее оружие да вода, хлюпающая в сапогах!" - пожаловался Гримод, но Лена лишь усмехнулась, до того забавным и несчастным одновременно выглядел ее спутник.

Несколько дней шагали они по зловонным топям, пребывая в постоянном напряжении из-за непрекращающихся атак гоблинов и зверолюдей, когда неожиданно путь им преградили три бледнокожие эльфийки-лучницы. "Слуги огня!" - зло прошипела одна из них. - "Остановим их, сестры!"

Пришлось принять навязанный бой, но, прикончив последнюю из воительниц, Воин Рун наотрез отказался двигаться дальше, пока Гримод и Лена доходчиво не объяснят ему, с каких пор в сердце Ургата появились столь недружелюбные эльфы. Гримод тяжело вздохнул. "Ты знаешь легенду об Эйрине Несущем Холод и о его договоре с эльфами?" - вопросил он. "О Драконе Зимы?" - удивился герой. - "Конечно, знаю, но..." "Это не просто сага", - перебил его Гримод. - "Существовавли и дракон, и Сенвен, королева, певшая для него во льдах. Долгие тысячи лет... Но этому пришел конец, ибо ледяные эльфы похитили королеву из логова Несущего Холод. Теперь Эйрин может вновь подняться в воздух и отправиться на поиски Сенвен к нашим землям". "И сковать их вечным льдом", - грустно добавила Лена. - "Как и тысячи лет назад..."

"Но соглашение с драконом всегда было священно для эльфов!" - возразил Воин Рун. "Священно?" - горько усмехнулся Гримод. - "Они чтили его лишь потому, что он открыл им могущество магии льда. Что может быть более привлекательным для них, чем вечная зима, в которой обретут они безраздельную власть?" "Значит, теперь вы и силы Сопротивления сражаетесь не только с орками, но и с ледяными эльфами?" - уточнил герой, и Гримод кивнул: "Именно так! Они пришли месяц назад и изгнали орков из Мирро Тур. Затем они заключили королеву в темницу в орочьем городе, который заняли. Мы пытаемся ее освободить, а бойцы Сопротивления помогают нам в этом". "Сначала я не могла поверить в это, но Гримод оказался прав!" - молвила Лена. - "Кто еще может знать о том, где пребывает королева? Кто еще может пережить вечную зиму, что несет дракон?" Воин Рун задумчиво кивнул, соглашаясь с доводами обоих товарищей. "А еще говорят, что красота всегда имеет чистое сердце", - произнес он с нескрываемым сарказмом. - "Что ж, раз это ваша война, то и моя тоже!"

Конечно, меньше всего на свете Воину Рун хотелось скрещивать меч с ледяными эльфами Тирганаха, но, похоже, они сами вызвали нынешний конфликт. Тем не менее, по мере продвижения к порталу в болота Эхо герои стремились избегать торных трактов, патрулируемых эльфами, уже занявшими восточные регионы Мирро Тур и город, возведенный на холме в сердце трясин.

У восточного портала, ведущего в болота Эхо, путники с удивлением лицезрели лагерь бойцов Сопротивления. Аэдар Талан принял героев с распростертыми объятиями, пояснив, что ожидал их скорого прихода, потому и перенес лагерь сюда, в восточные земли, дабы снабдить чемпионов припасами. Конечно, рискованно было делать это сейчас, когда в округе кишат ледяные эльфы, но продиктовано насущной необходимостью.

"Кстати, а что ты знаешь о Гримоде и Лене?" - полюбопытстовал герой, когда остался наедине со старейшиной. - "Я имею в виду их прошлое!" "Лена пришла сюда вместе с Данхэном и Реовисом", - молвил Аэдар. - "К магии ее приобщили ледяные эльфы, там же она повстречала двоих рунных воителей. Она хорошая девушка, и сердце у нее доброе. А Гримод, должно быть, ее старый знакомый, как и ты. Он пришел к нам на следующий день после того, как ледяные эльфы захватили город. Лена предложила ему остаться с нами, и с тех пор он завоевывает все большее влияние в лагере".

"Расскажи мне об этих землях", - попросил герой, и Аэдар с готовностью отвечал: "О Мирро Тур я тебе уже рассказывал. Тем не менее, здесь проходит несколько дорог, ведущих в иные земли. Северный тракт ведет в Инеистые горы, где начинаются земли Фиары. Коль поднимешься ты на те горы, то доберешься и до Тирганаха, державы ледяных эльфов, почитателей Эйрина. К востоку от города за закрытыми вратами есть еще один портал, и ведет он в земли Алой Империи. А это не те земли, в которых ты пожелаешь остаться. Даже орки, и те постоянно держат врата закрытыми".

"А что ты знаешь о Тирганахе?" - задал Воин Рун следующий вопрос. "Это эльфийская община на леднике Несущего Холод, высоко в горах Фиары", - молвил Аэдар. - "Эльфы, живущие там, непохожи на обычных лесных эльфов Фиары. Они - мастера ледяной магии и живут, подчиняясь строгим законам. Они яростно защищают ледник и свои святыни. Многие считают, что они более не слуги Света. Говорят, что совсем недавно они бросили вызов иному Воину Рун в Битве за Фиару!" "Думаешь, они опасны?" - нахмурился герой. "Я думаю", - отвечал старейшина, - "что могущество может одержать победу над духом, но я не могу представить себе эльфа, вставшего на сторону зла, если ты это имеешь в виду".

О великой Битве за Фиару, завершившейся, правда, на землях Ургата, и о противостоянии конструктов-Клинков и Ордена Зари, герою успел поведать Гримод по пути, однако он ни словом не помянул о роли в конфликте ледяных эльфов. Видно, слишком уж незначительной та была...

"Расскажи мне об Алой Империи!" - попросил напоследок Воин Рун старейшину. "Шал Дун, пылающий город", - Аэдар произнес название это, как проклятие. - "Когда-то это был крупнейший град темных эльфов, но однажды разверзлась земля и породила огнедышащую гору, поглотившую половину города. Темные эльфы истолковали это как знак, явленный Зарахом, и теперь город почитается ими за сокровенную святыню". "Но ведь темные эльфы поклоняются Нору, божеству ночи?" - усомнился Воин Рун. "Члены секты из Шал Дуна, возможно, и признают Нора", - молвил старейшина, - "но считают себя избранным народом Зараха. Они изучают магию огня и мечтают принести все иные земли в жертву своему покровителю, предав их очищающему пламени. Остается лишь уповать на то, что Огненные Врата в Алую Империю так и пребудут закрытыми".

Получив достаточно информации для размышлений, Воин Рун провел бессонную ночь, пытаясь ее осмыслить. Да, Фиара спасена от нашествия Клинков, рассыпавшихся в прах после гибели Кузнеца Душ, но опасность, исходящая от эльфов Тирганаха, куда страшнее: ведь даже в мире, скованном льдом, те будут чувствовать себя вполне комфортно.


Миновав портал, трио героев перенеслось в жаркие и гиблые болота Эхо, где встретил их сам Реовис. "Лена! Беги отсюда!" - с жаром воскликнул он, узнав соратницу по оружию. - "Руной моей завладел Ворим Черный, и теперь я - покорное орудие в его руках!" "Ворим, змея подколодная!" - поразилась Лена, и объяснила спутникам: - "Этот маг объединил силы с орками!"

Осознав, что раб его вздумал болтать с врагами, Ворим Черный отдал ему мысленный приказ - немедленно атаковать! И Воину Рун пришлось, скрепя сердце, прикончить Реовиса. "Освободите мою Руну..." - были его предсмертные слова.

В общем и целом, именно это собирались сделать герои. Полузатонувший в топях рунный храм темных эльфов оказался как нельзя кстати, и вскоре за героями маршировал отряд воинов и чародеев норитов, несущий гибель всему живому. Многочисленные орочьи лагеря, возведенные в низинах, разрушались один за одним, и воинство Воина Рун продолжало свой победный марш на восток.

Пройдя по извилистому руслу обмельчавшей реки, силы Воина Рун ударили оркам в тыл. Более того, на теле одного из орочьих командующих герой обнаружил волшебную флейту, музыка которой всецело подавляла волю болотных монстров. Последние оказались тем самым "элементом неожиданности", на который рассчитывали герои, штурмуя укрепленный лагерь Ворима Черного. Колдун пал с проклятьем на устах, а герои завладели руной Реовиса.

...Призвав обоих воителей в рунном храме болот Мирро Тур, Воин Рун вернулся в восточный лагерь Сопротивления. "Вылезайте из своих нор!" - радостно взревел Гримод, лишь приблизившись к общине. - "Пора в бой!" Беженцы несмело выглядывали из палаток, но лица их озарялись радостью и надеждой, лишь замечали они своих героев.

"Нас вновь поведут за собой Реовис и Данхэн?" - на всякий случай вопросил Аэдар Талан, но Гримод отрицательно покачал головой. "Их сила служит сейчас этому Воину Рун", - ответил он, указав на героя. - "Но они будут сражаться плечом к плечу с нами". "Против эльфов? Слуг Света?" - старейшина все еще сомневался. - "Мы же всегда боролись лишь с орками и работорговцами!" Гримод презрительно сплюнул: "Да не ослепит вас их красота. Они так же холодны и отвратительны, как лед".

Бойцы Сопротивления единым фронтом выступили из лагеря, устремившись по направлению к занятому ледяными эльфами городу. Кровопролитное сражение разразилось среди бескрайних топей Мирро Тур, перенеслось на городские улочки, продолжилось на площади, где против людей выступили элитные силы эльфийских чародеев и лучников.

Гримод орудовал секирой, безжалостно расправляясь с ледяными эльфами к вящему ужасу Лены, не ожидавшей подобной жестокости со стороны боевого товарища и... возлюбленного. Широко распахнув двери тюрьмы, Гримод ворвался внутрь. "Владыка!" - возвестил он. - "Ты свободен!"

К изумлению Воина Рун и его соратников, наружу ступила исполинская чудовищная фигура. "Наконец-то!" - ощерилась она в жутком подобии улыбки. - "Эти светлые твари вконец меня утомили!" "Фиал Дарг, Принц Тьмы..." - прошептала Лена. - "Да хранят нас пресвятые боги!.. Так вот каков был твой план, Гримод? Ты хотел освободить это... чудовище, а вовсе не королеву?" "Очень лестно", - хохотнул Фиал Дарг, тряхнув увенчанной рогами головой. - "Кстати, о королеве..."

"Сенвен в надежных руках", - торопливо вымолвил Гримод, - "и уже на пути в пылающий город, господин". "Что ж, тогда здесь нас больше ничего не держит, мой верный слуга", - согласился Фиал Дарг.

"Гримод!" - не сдержалась Лена. - "Прикрываясь моей любовью, ты сеял Тьму! Клянусь, предатель, я убью тебя своими руками!" "Мне очень жаль", - обернулся к ней Гримод. - "Ты мне очень помогла... и развлекла. Вас, последователей Света, так легко обмануть!"

Принц Тьмы и его приспешник двинулись прочь, к землям Алой Империи, а Воин Рун мог лишь беспомощно глядеть им вслед, сознавая, что ничего не может противопоставить могуществу сего воплощения Тьмы, вознамерившемуся отворить Огненные Врата.

...На площади появился отряд ледяных эльфов, вернувшихся с патрулирования окрестных земель. "Да что же это?" - изумилась их предводительница. - "Сестры мертвы! Чудовище на свободе!" "Элуна?" - Лена выступила вперед. "Лена?" - прищурилась та. - "Неужели это ты, моя любимая ученица, в ответе за все, что произошло здесь? Что на тебя нашло?!" Лена горестно склонила голову: "Нас обманули, Элуна. Выбери для нас любое наказание и молю тебя, уведи этих людей в безопасное место. Они открыли Огненные Врата!"

Ледяные эльфы беспокойно переглянулись: если это действительно так, то вторжение последователей Зараха из Алой Империи неминуемо. А коль во главе их встал один из Фиал Дарг... "Я предоставлю вам укрытие в наших землях!" - решилась Элуна. - "И судить вас будет верховная жрица. Веди своих людей за нами, Воин Рун. И будь начеку: войска Алой Империи уже наверняка где-то поблизости!"

Слова эльфийки оказались пророческими: в восточных джунглях Мирро Тур уже появились передовые отряды темных эльфов в алых доспехах, ибо теперь зачарованные Огненные Врата были широко распахнуты перед ними. Ледяные эльфы поспешно отступали на север, к порталу в Инеистые горы, но лишь затем, чтобы вывести с территории потрепанные отряды бойцов Сопротивления. Сами же эльфы собирались закрепиться в северных регионах Мирро Тур и дождаться подкреплений из Тирганаха, после чего нанести удар по столице Алой Империи, вызволить из заточения королеву Сенвен и отправить в чертоги Смерти как можно больше злокозненных огнепоклонников.

...Миновав портал, Воин Рун и Лена огляделись по сторонам. Вокруг расстилались все те же бесконечные топи, но на горизонте замаячили снежные шапки горных вершин. "Вот они - Инеистые горы", - молвила Лена. - "Мы должны добраться до Зимней Крепости, граничного форпоста Тирганаха. Но прежде нам предстоит миновать Кровавые топи, кишащие торгскими троллями и лесными демонами. Ургат еще не отпускает нас! Но мы должны действовать быстро и расчистить путь для беженцов, которые скоро появятся, ведь в Мирро Тур становится жарко! Неподалеку, к северу отсюда, находится деревня орков-гултраков. Там тоже есть рунный храм. С тех пор, как здесь прошла Зимняя Стража ледяных эльфов, от гултраков мало что осталось. Если мы сможем занять их лагерь, то топи перестанут представлять для нас опасность".

Воин Рун кивнул, соглашаясь с предложенным планом. Да, первейшая задача сейчас - увести людей под защиту Зимней Стражи, после чего можно будет подумать и о низвержении зарвавшихся властителей Алой Империи.

Захватив деревушку и изгнав оттуда жадных до поживы троллей, герой призвал в рунном храме множество орков, расставив гарнизоны на всем протяжении пути от портала в Мирро Тур до Инеистых гор. Но солдаты Алой Империи преследовали беженцев по пятам, изливаясь из иного портала, связующего непосредственно Инеистые горы и Шал Дун; когда стало очевидным, что жалкий частокол орочьей деревушки имперцев не остановит, Воин Рун приказал людям Аэдара отступить дальше на север, к внешним вратам Зимней Крепости, что у подножья Инеистых гор.

Ледяные эльфы под началом Воина Рун дали бой огнепоклонникам, нещадно разя их морозными заклятиями с крепостных стен, в то время как Лена уводила беженцев по узким тропкам все выше и выше в горы. К тому времени, как темные эльфы сломали-таки ворота и ворвались внутрь твердыни, беженцы, да и большинство защитников тоже, были уже далеко.

Пройдя сквозь портал, оказались они на обширном леднике высоко в горах, подле великого Тирганаха. Отворились городские врата, и прошествовали внутрь изнуренные беженцы, впервые за долгие дни ощутив себя в безопасности - последователи Зараха не посмеют сунуться в исконные земли ледяных эльфов.

Лена все еще негодовала по поводу предательства Гримода, посоветовав Воину Рун перемолвиться с Элуной, дабы выяснить, что, в сущности, происходит, и что лежит в основе сложившегося положения дел. "Ты училась у Элуны магии?" - полюбопытствовал герой. "Да", - кивнула Лена. - "Когда я пришла сюда, я была совсем еще ребенком. Элуна обучила меня премудростям ледяной магии, но позволила мне сохранить свою веру. Однако, после Битвы за Фиару через Тирганах прошли рунные воители. Они-то и поведали нам о положении дел в Ургате и о судьбах рабов в Мирро Тур. О том, что произошло дальше, ты может сам догадаться". "Ты позволила им настроить себя против собственных наставников?" - предположил герой. "Эльфы здесь..." - Лена замялась, - "не похожи на тех, что живут в лесах. Холодные, суровые. Многие говорят, что они более не служат Свету. И не думай, будто я любила их во времена ученичества. Но, не смотря ни на что, я никогда не подниму против них оружия!"

"Как же смог Гримод тебя так легко обмануть?" - задал герой следующий вопрос. Лена вздохнула: "Я знала его еще до войны. Мы были еще детьми, когда вместе с Элуной я решила изучать предания Зимы. Гримод всегда был вспыльчив. Он пришел в ярость, когда узнал, что мы больше не будем с ним вместе, и уплыл на первом же корабле. После этого я ничего о нем не слышала до тех пор, как он внезапно объявился в Мирро Тур в тот самый день, когда туда пришли ледяные эльфы. Как я могла быть столь доверчива?.. Но он был столь решителен! А ведь именно решительности нам недоставало с тех пор, как ушли Данхэн и Реовис. Но его страсть к сражениям... страх перед холодом... Я должна была сообразить, что к чему. Но, похоже, любовь и вправду делает нас слепыми... Теперь я прозрела. И глаза мои еще увидят смерть предателя! Я тебе обещаю".

Дав Лене возможность побыть наедине с собой и привести в порядок смятенные чувства, Воин Рун приблизился к Элуне, почтительно склонился перед волшебницей. "Благодарю за помощь, которую ты предоставила этим людям", - промолвил он. "Мои сестры расположены к тебе гораздо меньше", - не преминула заметить та, - "но всякая жизнь одинаково ценна. "Что же произошло на самом деле?" - задал герой вопрос, наиболее его снедающий. - "Что ложь, а что правда? Правдивы ли слухи о похищенной королеве и пробудившемся драконе?" "Не все, сказанное слугой огня - ложь", - молвила Элуна. - "Королева и вправду была похищена изо льдов. Фиал Дарг похитил ее, использовав иллюзорную магию. Затем он бежал в Мирро Тур и укрылся среди своих слуг-орков. Мы преследовали его и захватили-таки в плен, но королева бесследно исчезла. Мы допрашивали Принца Тьмы, но он лишь глумился над нами. И мы заключили его в ледяную глыбу в надежде сломить его волю. Тем временем Гримод незаметно вывез королеву из страны, а затем использовал тебя, чтобы освободить своего господина и открыть врата имперцам".

"Но затем Фиал Дарг было похищать Сенвен?" - недоумевал герой. "Мы знали, что это не из-за дракона", - отвечала Элуна. - "Дракон интересовал его меньше всего. Не забывай, что Сенвен совершенно необыкновенна. Она - божественное дитя, перворожденная, одна из первых эльфов, увидевших мир. Кровь перворожденной до сих пор хранит в себе волшебство богов... и ритуалы, в которых участвует ее кровь, имеют божественную силу! Вот почему Фиал Дарг похитил Сенвен. Не так уж много осталось перворожденных в Эо. Она может быть даже последней из них! В День Зимней Ивы солнечный диск затмит звезду Аонира. И тогда он принесет ее в жертву и исполнит задуманное. Вернет в Эо темных богов! Это существо не заботит, что произойдет с нами, с Эйрином и даже с его собственными слугами".

"Но что же теперь делать?" - растерялся Воин Рун. "Королеву необходимо освободить!" - тоном, не терпящим возражений, произнесла Элуна. - "Даже если это будет стоить нам жизней, она должна быть возвращена Эйрину. Ведь коль отправится он на поиски... в мир придет вечная зима! Он все еще слаб, но мы уже чувствуем его гнев!" "И как же мы найдем королеву?" - вопросил герой. "О, найти ее будет легко", - горько усмехнулась волшебница, - "но ни один последователь Света не сможет добраться до нее живым. Пламя Алой Империи поглотит тебя! Даже наша Зимняя Стража не смогла проникнуть в пылающий город Шал Дун, правит которым Фиал Дарг. Нам нужно найти способ противостоять огню. Я припоминаю, что гномы некогда ведали оный. Поговори с Адель, нашей верховной жрицей, уж она-то тщательно изучила древние предания".

Распрощавшись с Элуной, герой ступил на укрытые снежным покрывалом улицы Тирганаха. Конечно, здесь, на высокогорном плато, было ужасно холодно, особенно после жарких и душных джунглей Ургата, но все же наверняка на порядок комфортнее, нежели в пламенном пекле Шал Дуна.

Внимание героя привлек старик, притулившийся на завалинке у одного из изысканных эльфийских домишек. "Кто ты?" - полюбопытствовал герой, приблизившись. - "Что-то я не помню тебя среди беженцев". Старик окинул его долгим, проницательным взглядом. "Я - Дарий, картограф", - ответил он. - "И я в бегах. Один из моих братьев сильно зол на меня, но, я надеюсь, не будет искать меня здесь, среди бессмертных. Но это уже иная история. Сейчас твоя важнее". Столь загадочный ответ весьма и весьма озадачил героя, но Дарий явно не собирался развивать тему дальше.

"Ты что-нибудь знаешь о Фиал Дарг?" - вопросил Воин Рун, и Дарий с готовностью кивнул: "Они - Принцы Тьмы. Последние создания Зараха до изгнания темных богов. Они не составляют единой расы, как иные чада отступников. Каждый из них бессмертен и уникален. Когда-то, в Войну Шести Народов, они вели в бой армии Тьмы и одолели бы силы Света, если бы остановить их не снизошли сами боги-хранители. Принцы Тьмы были побеждены и скованы колдовскими цепями под Вратами Королей, глубоко в земных недрах. Железные Соколы охраняли их зачарованный сон. Но случилось то, что должно было случиться. Войны и темные силы уничтожили крепость Соколов. Сегодня все, что от них осталось, это руины, и зовутся земли сии Стонущими Холмами. Похоже, Призыв разрушил древние оковы, и Фиал Дарг сумели освободиться". "Только один... или несколько?" - с ужасом молвил герой, но Дарий лишь пожал плечами: "Число их может быть велико. И боюсь, скоро мы это узнаем".

Поражаясь осведомленности старца, герой спросил его об Эйрине, и отвечал Дарий с нескрываемой грустью: "Если верить легенде, он явился из-за Грозных Вершин, но никто не знает наверняка. Он - единственный в своем роде. Дракон, могущество которого сродни божественному. Его стужа убивает все живое вокруг, поэтому он вечно один. Он сковал бы льдами все земли, если бы эльфийская королева не осмелилась предстать перед ним. Ее песня давала силы устоять перед лютой стужей и сумела отогреть его ледяное сердце. С тех самых пор она пела в ледяном чертоге для Дракона Зимы, жертвой своей даровав миру еще одну весну. Мы стремимся к знаниям и высшим школам магии, но наука надежды и доброты более не ведома нашим сердцам. Песни богов забыты. Голос королевы - последний для нас".

Погрузившись в невеселые раздумья, Воин Рун брел по направлению к высокому холму в центре города, на вершине которого высился величественный дворец. Интересно, что бы сказали темные народы, коль стали им ведомы истинные замыслы Фиал Дарг по искоренению всего живого в мире и возвращению в него темных богов? Ведь Тьма испокон веков противостояла Свету, но никогда не стремилась к уничтожению сущего... Наверное, темные народы хорошенько бы подумали, прежде чем решаться на пособничество Принцу Тьмы... Хотя кто их знает? Имперцы - те фанатично преданы Зараху, но на чью бы сторону встали орки и тролли - вопрос спорный. К тому же, ледяные эльфы говорили о том, что орки уже обратились к ним с просьбой оказать помощь в освобождении болот Мирро Тур, родных их земель, отказавшись тем самым слепо признавать над собою владычество Фиал Дарг.

Сказать, что появление в Тирганахе потрепанных беженцев верховная жрица восприняла без энтузиазма - значит, сильно приуменьшить действительность. "Своим присутствием ты оскверняешь это место, слуга Руны!" - в ярости выкрикнула Адель, стоило лишь герою приблизиться. - "И зачем только Элуна привела тебя?! Мы не потерпим чужаком на леднике!" "Тем не менее, у меня к тебе одно неотложное дело", - возразил Воин Рун. "Изложи свое дело, а затем убирайся!" - прошипела эльфийка. - "Я не собираюсь тратить драгоценное время на тебя, жалкое создание!"

"Зачем Фиал Дарг похитил вашу королеву?" - поинтересовался герой; хоть Элуна и поведала ему об этом, хотелось бы услышать версию сей ледяной леди. Адель нахмурилась, печать застарелой ненависти на ее лице чуть померкла. "Если ты думаешь", - молвила она, - "что он поступил так, чтобы выпустить в мир Эйрина и предать нас всех студеной смерти, ты заблуждаешься! Дракон занимает его меньше всего. Лишь одно ему нужно: кровь королевы. Кровь перворожденной! Видишь ли, существуют магические ритуалы, управляющие жизнью всего живого, а также силами природы... Есть даже ритуалы, способные оказать влияние и на богов!" "Он хочет вернуть темных богов!" - герой мастерски сделал вид, что только сейчас сам пришел к этому выводу. "Да", - кивнула Адель с невольным уважением. - "И только кровь чада богов, перворожденной, имеет необходимую для ритуала силу. Когда в День Зимней Ивы солнце закроет звезду Аонира, Фиал Дарг совершит свой ритуал. И, если преуспеет, то отворит врата проклятым богам, и отступники вернутся в Эо".

"Нор и Зарах будут снова бродить по миру", - прошептал герой. - "Но что это будет за мир! Заледеневший мир, в котором одинокий дракон тщетно взывает к своей мертвой королеве!" "Именно так", - согласилась жрица. - "Зарах уже сотворил темные народы. Что помешает ему привести в мир новые расы? А Фиал Дарг будет ожидать своих покровителей в Бездне, в самом сердце мира. Мы страшимся дракона так же, как и вы - ведь ярость его гонит с вершин порождения зимы прямо к нашим стенам. Но истинный ужас в сердца наши вселяет ритуал, что будет проведен в День Зимней Ивы".

"Ты слышала о защите от огня?" - Воин Рун перешел непосредственно к цели своей визита. Адель кивнула: "Существует предание о древних гномах-кузнецах, печи которых выдерживали самый невообразимый жар. Они называли свое волшебство Погибелью Огня и всегда ревностно хранили его секрет. Почти все кузнецы минувшего сгинули в войнах и перипетиях времени. Мы знаем лишь одного из ныне живущих. Его имя - Виндъяльф, и живет он в Фастхольме, гномьем городе у Грозных Вершин. Восточная дорога из Тирганаха приведет тебя туда. Перед этим, правда, тебе придется пройти через Сердце Зимы, поле давней битвы, а это опасное место. К тому же, там обитают тролли..."

"Тролли?" - поразился герой. - "На священной горе Эйрина?" "Они несут еще больший хаос, чем вы", - снова разозлилась Адель. - "Эти существа пришли сюда из Сердца Зимы. Разыскали во льдах идол древнего тролля-шарока и поклоняются ему! Они именуют его Великим Мугвой и ждут его пришествия. Да поглотит их Зима!"

...С превеликой осторожностью ступил Воин Рун за восточные врата Тирганаха, устремился в расстилавшийся за пределами города лес, над которым разносились гортанные вопли троллей: "Мугва! Мугва!" Решив до поры до времени с ними не связаваться, герой проследовал к порталу на восточном отроге, оказавшись на скованной льдом высокогорной равнине - Сердце Зимы.

Когда-то здесь произошло жестокое сражение между армиями эльфов и гномов, но теперь сия проклятая земля кишела неупокоенными, и Воину Рун пришлось приложить немало усилий, чтобы вновь даровать им вечный покой, разрушить гробницы и склепы, исполненные нечестивой силы, придающей несчастным жуткое подобие жизни.

Гномы и ледяные эльфы, стражи курганов Сердца Зимы, поведали герою, что несколько дней назад раскололся лед, и из трещины появились призраки неупокоенных. Вновь и вновь сходятся они в сражении, не в силах поверить в то, что давным-давно мертвы.

"Что же за сражение произошло здесь?" - вопросил Воин Рун. "Последнее сражение между эльфами и гномами", - отвечали ему стражи. - "Бессмысленная баталия за сей клочок земли. Армии сошлись здесь, в Сердце Зимы, и лед щердо напился крови. Они сражались несколько дней, Свет против Света, до тех пор, пока цель битвы не была позабыта, и лишь чистая ненависть не бросала их в бой друг против друга. С гибелью командиров Гарвин и Рограса эта проклятая война наконец закончилась. С тех пор это место предостерегает нас о том, что даже дети Света беззащитны перед Тьмой, живущей в их собственных душах. И эльфы, и гномы присылают сюда воинов и жрецов, чтобы вместе молиться и стеречь покой мертвых".

"А что это за странное землетрясение, о которым вы поминали?" - поинтересовался герой. Стражи содрогнулись, и ответил ему один из гномов: "Словно сами горы разломились на части! Над землей пронесся вопль, от которого стыла в жилах кровь!" "Эйрин пробудился", - интуитивно герой ухватил суть произошедшего. "Нетальф, сохрани нас!" - изумился гном. - "Значит, мы слышали зов дракона?" "От гнева его содрогнулась все страна", - обрадовал герой и без того порядком струхнувших стражей.

...По счастью, недалече от стоянки хранителей курганов отыскался позабытый рунный храм гномов, и герой, призвав в мир множество рунных воителей, бросил их на бывших сородичей, подъятых из мертвых, ровно как и на призраков эльфов. Те гибли с именем Нетальфа и Элен на устах, и души их вновь обретали покой посмертия.

Перенесшись посредством иного портала к Грозным Вершинам, герой проследовал в Фастхольм, вот только великий город встретил его звенящей пустотой. Долго бродил Воин Рун по опустевшим улицам, когда, наконец, повстречал одинокого гнома в полном воинском облачении, воззрившегося на него с нескрываемым подозрением. "Где мне найти Виндъяльфа-кузнеца?" - поинтересовался герой. "Виндъяльф?!" - фыркнул гном. - "Виндъяльф исчез, и вскоре мы тоже последуем за ним. Недавнее землетрясение открыло во льду старые пещеры... и могилы. Враги, которых мы считали давно погибшими, возвращаются! Горг, древний великан-нежить, снова свободен... и захватил Виндъяльфа. Он истязает его в своей пещере на востоке. Пока это происходит, его сподвижники штурмуют наши стены!"

"Мой король!" - раздался крик, и к собеседнику героя подбежал запыхавшийся воин. - "Они начинают новую атаку!" Воин Рун растерялся: неужто сей седовласый гном - никто иной, как Рагнар Ундальфскъяр, король Фастхольма? "Не стой столбом, Воин Рун!" - обратился к нему король. - "Призывай свое войско и защищай город! Укрепи нашу оборону!"

Нежить напирала, стремясь высадить крепостные ворота; кое-где скелетам-воинам удалось перебраться через стену, и ожесточенные бои вспыхнули на городских улицах... Да, натворил дел Эйрин Несущий Холод, вновь воспарив в небеса Эо... Герой без устали ворожил у рунного храма, призывая гномов-воителей, отдавая каждому из них частичку собственных жизненных сил и немедленно отправляя на погибель, в сражение.

"А какое отношение имеют ко всему происходящему Виндъяльф и великан?" - поинтересовался герой у Рагнара, как только атака захлебнулась и защитникам твердыни выпал шанс немного передохнуть. "Когда горы эти были еще молоды", - отвечал король, - "произошла ссора между великаном Горгом с Ледяных Просторов и Утруром из Огненных Озер, двумя братьями, отличавшимися друг от друга, как небо и земля. Ни один из братьев не мог взять верх, и конфликт продолжался год за годом, десятилетие за десятилетием. И вот Горг узнал о тайне Погибели Огня, которую гномы хранили с давних времен. Эта магия позволяла кузнецам работать в самых жарких кузницах в центре земли! Горга обуяла жадность, и он стал принуждать гнома-кузнеца раскрыть ему секрет. Но тот упрямо молчал. Горг решил пойти на хитрость и пригласил гномов на праздник солнцестояния в свою пещеру в Ледяных Просторах. Когда гномы выпили и захмелели, ворвались верные Горгу волки-оборотни и схватили их. Горг потребовал, чтобы ему выдали секрет Погибели Огня, угрожая перебить всех гномов! Виндъяльф сделал вид, что решил уступить и попросил великана подойти поближе, чтобы он мог прошептать ему секрет на ухо. Когда туповатый великан склонился пред ним, Виндъяльф с быстротой молнии выхватил топор у оборотня и отрубил Горгу голову, а затем убежал! Но даже без головы великан бросился за ним, вот как сильна была его жадность! И тогда Виндъяльф взял свой молот и изо всех сил ударил в стены пещеры! Лед и скалы содрогнулись, и свод пещеры великана обрушился, похоронив Горга и его слуг. Многие гномы также расстались с жизнью. Сейчас землетрясение открыло старые пещеры и даже после смерти разъяренный алчный великан все еще пытается вызнать секрет у Виндъяльфа".

Воинству нежити, казалось, не было конца, и тогда гномы, в час купленного кровью рунных воителей затишья, взорвали одну из образующих ущелье скал; случившийся камнепад перекрыл проход, похоронив под собою множество воинов-скелетов. Теперь, когда новых атак можно было какое-то время не опасаться, следовало подумать об освобождении Виндъяльфа.

И Воин Рун ударил по восточному лагерю восставшей нежити; гномы набросились на воинов-скелетов, сам же герой бросил вызов безглавому исполину, Горму, и пособникам его, ледяным великанам. С гибелью оных страшная тишина объяла Ледяные Простоты, ибо смерть вновь забирала ей принадлежащее. Впрочем, теперь из глубоких нор появлялись исконные обитатели сих диких краев - волки-оборотни.

Виндъяльф, спасенный из логова великана, отнесся к герою с откровенной неприязнью. "Итак, в чем же истинная причина твоего желания спасти меня?" - сварливо осведомился гном. "Погибель Огня!" - прямо отвечал герой. Вингъяльф хмыкнул: "Если я предпочел рискнуть своей жизнью и жизнями своих собратьев, чтобы уберечь тайну от старого великана, почему же я должен раскрыть ее Воину Руны?" "Потому что иначе ты устроишь еще более страшную катастрофу, старик", - в тон ему отвечал герой. - "Избавь меня от споров!" "Если бы не долг крови между нами, я бы убил тебя прямо на месте!" - рявкнул в ярости кузнец. - "Будь что будет. Я обязан тебе жизнью, а так же жизнями братьев. Возьми Погибель Огня, тайное знание моих предков!"

И гном протянул герою пергаментный свиток с начертанным на нем заклинанием. Воин Рун улыбнулся, принимая дар. Пришел час нанести Алой Империи ответный удар...


Лишь ступив в Тирганах, Воин Рун почувствовал недоброе, уж слишком суровы и горестны были лица ледяных эльфов. Поспешив к храму, герой лицезрел у входа Айлин, ближайшую сподвижницу верховной жрицы.

"Что случилось с Адель?" - вопросил герой, уже предчувствуя ответ. "Она упала с утеса восточной горы", - печально промолвила Айлин. - "Мы не знаем, как это случилось, но глупо полагать, что Адель просто поскользнулась. Летира, одна из сестер, сопровождавших ее, утверждает, что верховную жрицу столкнула послушница". "Эльф поднял руку на эльфа?" - изумился Воин Рун. Айлин пождала губы, но ответить соблагоизволила: "Хоть было это очень давно, в нашем прошлом случались и темные главы. Вообще-то у нас мало законов, но Летира потребовала посадить Баэту под замок. Летира - жрица, и я не могу отказать ей, хоть мне кажется, что во всей этой истории еще немало темных пятен".

Конечно, герой немедленно приступил к расследованию убийства, ведь, кто бы ни был в нем повинен, целью своей он наверняка ставил ослабить народ ледяных эльфов, лишив их духовного лидера. Ведь после того, как герой изгнал троллей с восточных земель, Адель отправилась на гору, дабы вновь освятить ее именем Эйрина... и назад уже не вернулась. Расспросы участников трагедии и осмотр тела погибшей привели героя к выводу, что в содеянном виновен человек-стражник Беннайр, тайно влюбленный в послушницу Баэту, и возненавидевший Адель всеми фибрами души, ибо та относилась к его избраннице с заносчивостью и высокомерием. Теперь место верховной жрицы скорее всего займет Летира, а уж это особа властностью своей и гордыней превосходит даже почившую Адель...

Хотя сие далеко не очевидно, и ледяные эльфы готовились приступить к выборам верховной жрицы культа Эйрина лишь через несколько дней. Элуна наказала герою выступать к пылающему городу в одиночку и впоследствии призвать соратников в рунных храмах. Сама же чаровница обещала присоединиться к Воину Рун сразу же по завершении утомительной, но необходимой процедуры избрания нового духовного лидера. Ведь шансов низвергнуть Алую Империю будет несравненно больше, если удар ей одновременно нанесут и армия ледяных эльфов, и воинство рунных воителей.

"Имперцы запечатали врата, связующие Тирганах с Шал Дуном", - молвила она. - "Мы не знакомы с их колдовством, но темные эльфы помогут нам разбить печати империи. Когда-то давно Тирганах был градом норитов, но сестры мои изгнали их из этого священного места, и теперь духи прежних хозяев продолжают спать подо льдом. А ночью поднимаются из могил..."

Проследовав на равнины древнего захоронения и расправившись с устремившимися к нему неупокоенными призраками норитов, Воин Рун скрупулезно обшарил древние гробницы, отыскав в одной из них ключ, исполненный в форме паука. Отомкнув оным каменные врата, возведенные к югу от Тирганаха, он отыскал за ними портал, связующий ледник с долиной в Ургате, рекомой Незатененным Порубежьем, разделяющей земли льда и пламени. Конечно, вместе с героем в путь отправилась Лена, полная решимости расквитаться с Гримодом за предательство.

...И вновь жаркие джунгли, каменистые пустоши... шетинящаяся зубцами высокая стена из черного камня и железа, протянувшаяся с севера на юг. "Стена Мрака, старые пограничные врата", - пояснила Лена Воину Рун, с унылым видом созерцавшему новую преграду. - "Ни одной армии еще не удалось взять их штурмом. До того, как сюда пришла Алая Империя, здесь обитали люди и гномы. И, если верить легендам, где-то должен быть тайный портал на восток".

Портал действительно отыскался в неприметном ущелье, за равниной, облюбованной кочевыми племенами троллей. Армия рунных воителей - эльфов и людей - стала лагерем на почтительном расстоянии от Стены Мрака, в то время как герой, коего магия портала перенесла в иную область Незатененного Порубежья, принялся изыскивать способ отворить врата во владения Алой Империи.

Огромную помощь в сем благом начинании ему оказали гномы, небольшая община которых ютилась у отвестных скал, хранящих восточные пределы Порубежья; вооружившись пудовыми молотами и бочонками со взрывчатым веществом, подобрались они к Стене Мрака, взорвав оную к собственной вящей радости. Воинство Света хлынуло на земли Алой Империи, и ночь вспыхнула заревом, ибо то полыхали лагеря темных эльфов и троллей, населяющих сей пограничный регион.

Уничтожив всех до единого последователей Зараха, рунные воители вознесли укрепления у портала, ведущего в Шал Дун, куда ступили лишь Воин Рун и Лена, повелевшие сподвижникам любой ценой удерживать Незатененное Порубежье в случае возможной контратаки сил Тьмы.

...Стоило героям появиться на окраине Шал Дуна - города, возведенного на склонах огромного вулкана, - как их тут же окружили темные эльфы с обнаженными клинками в руках. Однако, вместо того, чтобы сразу прикончить последователей Света, почему-то медлили... "Что ж ты колеблешься, темный эльф?" - бросил Воин Рун их предводителю. "Мое имя - Крэй Ун'Шаллах", - счел необходимым представиться тот. - "Я здесь не для того, чтобы остановить тебя, человек. План моего господина не должен осуществиться!" "Разве твой господин не хочет вернуть темных богов?" - усомнился герой. - "Разве не к этому вы стремитесь?" "К этому стремятся жрецы и архонты!" - рявкнул Крэй. - "А я солдат! И как солдат я должен защищать своих подопечных. Иногда и от них самих". "Но зима, которую несет дракон, также убьет вас!" - вмешалась Лена, и Крэй скорбно кивнул: "Поэтому... если нам суждено жить... вы должны победить! У меня нет иного выбора... Я отдаю вам под начало Звездную Стражу, армию Звездного Города. Она верна мне".

Приятно созавать, что даже среди норитов есть рационально мыслящие личности. Конечно, нелегко Крэю выступать против своих же сородичей, но иного выбора у него действительно нет... "Я объясню тебе, как устроен Шал Дун", - говорил между тем Крэй Ун'Шаллах. - "Он состоит из трех городов, названных в честь солнца, звезд и луны. У каждого города есть ключ, но только все три вместе могут открыть врата к Пламенным Камням, сердцу вулкана, на котором возведен Шал Дун". "Почему же Шал Дун столь странно устроен, разбит на три части?" - полюбопытствовал герой. "Жрецы!" - скривился Крэй. - "Жрецы и маги! Когда из недр земных поднялся вулкан, разделивший город на три части, возник культ Зараха. Появились жрецы, которые нарекли нас, темных эльфов, эмиссарами огня и слугами Зараха. Но, конечно, жрецы Нора, направлявшие нас до сего времени, не собирались делиться властью. Начался конфликт, в том числе и между двумя магическими школами. В конце концов, они поделили город между собой, и нориты, не захотевшие принять участие в конфликте, собрались в Звездном Городе. Солдаты, вроде меня... Так установился шаткий мир. Чтобы уравновесить противостоящие силы, наши военные вожди в свое время выступили с идеей трех ключей. Таким образом, лорды трех городов могли войти во внутренний город только вместе. Но каждая из сторон, независимо от других, искала способ уничтожить противников. Рассказывают о могучих созданиях, неуязвимых для магии огня и тьмы. Все эти интриги утомили меня! Пусть они сдохнут! Чем быстрее наш народ освободится от этих глупых слепцов, тем лучше".

"Как же мне заполучить ключи?" - вопросил герой, и Крэй промолвил: "Они находятся в ведении трех верховных жрецов. Жрецы Звездного Города искушены в магии разума. Лунный Город - это оплот черной магии, а Солнечный Город - это храм огня".

Вперед выступил Калид Зар, эмиссар Лунного Города. "Как ты думаешь, каковы твои шансы против могущества Алой Империи?" - задал он риторический вопрос и, пресекая попытку Воина Рун подыскать достойный ответ, продолжил: "Я предлагаю тебе заключить договор. Что скажешь, если я дам тебе ключ от Лунного Города? И не только это... Армии Лунного Города отступят!" "И все это - по доброте душевной?" - не удержался, съязвил герой. Калид Зар хохотнул: "Ты уничтожишь этих несчастных выскочек, жрецов огня и их лидера! Тогда слуги Нора смогут вернуть наш народ на путь праведный". "Хорошо, норит, мы заключаем договор", - согласился на предложение герой. - "Но дозволено ли мне вести кампанию на вашей земле?" "Во имя глаз Нора, нет!" - перепугался эмиссар. - "Мой народ не должен ничего узнать о нашем договоре!"

Что ж, спасибо и на том... Калид Зар отправился восвояси, герой же, призвав небольшую армию орков в рунном храме, выступил на юг, нанеся удар по Звездному Городу. Атаки нориты не ожидали, потому элемент неожиданности сыграл свою роль в полной мере. Прикончив городского лорда, герой завладел вторым по счету ключом, после чего бросил все свои силы на сокрушение обороны Солнечного Города, если так можно назвать несколько жалких пирамид, возведенных в южных пустошах Шал Дуна.

Внутренние склоки истощили могущественную Алую Империю, и нескоро оправится она после нынешней кампании, ибо Воин Рун лично прикончил лидеров культов темных божеств. Самое время Крэю Ун'Шаллаху и его сподвижником принять власть в свои руки, выстроив на осколках державы фанатиков сильную нацию, в основе которое будет лежать не слепое поклонение темным божествам, но военная мощь. Остается лишь надеяться, что не обратится она против народов Света, и не обагрятся вновь кровью невинных истерзанные земли Фиары...

В тронном зале цитадели, рекомой Пылающими Камнями, героев - Воина Рун, Лену и Крэя Ун'Шаллаха - встретил сам Гримод. "Где Фиал Дарг, предатель?" - вопросил Воин Рун, приставив меч к горлу порядком струхнувшего воителя. "Ушел!" - нашел в себе силы рассмеяться ему в лицо Гримод. - "В Бездну, сердце мира, где он творит заклятие, которое вернет наших богов назад в Эо. Он - дитя Темных, и ваше оружие не страшно ему". "Но ты же расскажешь нам, как ранить его?" - с недобрым блеском в глазах промурлыкала Лена. - "Ведь я знаю, Гримод... как ты ненавидишь холод!"

Несколько ледяных игл, вонзившихся в тело предателя, сделали его на порядок сговорчивее. "Только одно оружие..." - вымолвил он. - "Оружие не из этого мира... может сразить Принца Тьмы. Он выкрал его... очень давно... и спрятал в Огненных Клыках, выставив охранником алого ангела. Это... Клинок Теней... он может убить его... Но тот, кто завладеет клинком, потеряет собственную душу!"

Что ж, не такая уж страшная цена за избавление мира от террора Фиал Дарг. "Крэй!" - обратился Воин Рун к темному эльфу. - "Мы должны отправиться в Огненные Клыки, где постараемся отыскать Клинок Теней. Город твой". "Я удержу Шал Дун для вас", - обещал норит. - "А к вашему возвращению я раздобуду огненный камень, открывающий врата в Бездну".

Исполнив данное ранее обещание и прикончив жалкое создание, которое некогда имела глупость полюбить, Лена вызвалась сопровождать Воина Рун в поисках Клинка Теней.


...Стоило паре ступить на выжженное горное плато Огненных Клыков, как в разумах их возникло видение ужасающего ангела с крыльями, сотканными из языков чистого пламени. "Смертные?!" - прогремел оглушающий глас. - "Вас прислал мой господин? Он услышал мой зов?"

Воин Рун и Лена переглянулись: похоже, их принимают за пособников Принца Тьмы. Действительно, кто еще может прийти сюда из тронного зала Шал Дуна?.. "Тени свободны!" - продолжал вещать алый ангел. - "Заклинание, держащее меч под контролем, рассеивается! Огни затухают, и тени просачиваются через все щели. Они повсюду!" "Он говорит о тенях, зарождающихся в мече", - догадалось Лена. - "Из-за них Клинок Теней теряет свою силу!" "Мы должны подыграть ему", - одним губами произнес герой, надеясь, что могучее создание не обладает способностью читать их мысли. - "Он еще не ведает о падении пылающего города".

"Темный страж!" - воскликнул Воин Рун, дождавшись одобряющего кивка Лены. - "Да, господин прислал нас к тебе на помощь!" "Тогда используй свою руническую силу!" - проревел ангел. - "Ты должен зажечь магический огонь заново, лишь это может вернуть тени обратно!"

Тени... Воину Рун доводилось слышать об этих престранных созданиях. Чуждые смертному миру, они то и дело проникали в Эо сквозь трещины в ткани реальности. Множество школяров билось над загадкой: отнести тени в разряд рядовых, пусть и необычных монстров, или же твари сии разумны, и образуют некое подобие социума?

К счастью, в заплечном мешке героя обнаружилось Кольцо Теней - артефакт редкостный, а в данном случае и вовсе незаменимый. Не ведая, чего ожидать, Воин Рун осторожно надел кольцо на палец... и мир разительно преобразился, ибо магия реликвии даровала ему возможность лицезреть иномировых созданий. Черные кляксы на сером полотне бесплотной равнины, тени буквально кишели в Огненных Клыках, изливаясь из таинственных темных кристаллов. И теперь герой получил возможность не только видеть тени, но и разить их, ибо существовали они ныне в одном и том же пласте реальности.

Рунные воители - нориты - встали плечом к плечу, отражая непрерывные атаки теней, которые воплощались на равнине, принимая форму, весьма напоминающую самих темных эльфов; герой же, следуя подробным ментальным указаниям алого ангела, отправился на поиски алтаря Зараха, дабы вновь разжечь потухший магический огонь и вернуть власть темного божества на сии земли.

Тени удалось вернуть в меч, после чего Воин Рун, решивший продолжать игру до конца, смело приблизился к алому ангелу. "Тем не менее, меч не будет здесь в безопасности", - уверенно заявил он. - "Я отнесу его нашему властелину". "Что? Никогда!" - взревел ангел, и герой невольно отшатнулся. - "Никогда ему не вырвать меч из моих рук! Никогда! Невозможно!"

Иной реакции герой и не ожидал: прав был Гримод, когда говорил, что Клинок Теней поглощает душу владельца, делая его своим послушным рабом. "Что ж, тогда я возьму его силой!" - процедил герой, и отдал приказ к атаке. Осознав обман, алый ангел немедленно призвал в мир демонов, бросил их против рунных воителей, сам же схватился с Воином Рун, которого прикрывала Лена, нещадно разя противника заклятиями сферы льда.

Ангел пал; сияние огненных крыльев его потухло. Герой выдернул из камня Клинок Теней из темного хрусталя, внимательно оглядел его. Неведомые руны змеились по эфесу... Кто изготовил сей артефакт?.. Зачем?.. Узнает ли он когда-нибудь ответы, или суждено ему стать верным слугой клинка, лишенным собственной воли?..

...По возвращении в Шал Дун Воин Рун и Лена лицезрели во внутреннем святилище не Крэя Ун'Шаллаха, но Лунную Стражу во главе с архонтом Заал Тууром. Наверняка сей воинский контингент укрылся, пока рунное воинство громило Лунный Город, чтобы после ухода его нанести ответный удар.

"Где Крэй?" - без обиняков вопросил герой, подступая к архонту. "Ты действительно думаешь, что мы могли оставить изменнику жизнь?" - тот мастерски изобразил возмущение. - "Он умер медленно и мучительно, дабы удовлетворить Нора! Он был так же наивен, как и ты. Ключ от Бездны хорошо охраняется. А так как мы теперь владеем Клинком Теней, господин наш будет гораздо более... щедр!" "Твой народ все равно погибнет, когда явится Дракон Зимы!" - зло и отчаянно выкрикнул герой и, не желая тратить драгоценное время на пустопорожние беседы, вонзил Клинок Теней в грудь архонта. Последний умер мгновенно с выражением крайнего изумления на лице, а герой обрушился на Лунных Стражников, разя их одного за другим.

Обнаружив на теле Заал Таара огненный камень, Воин Рун отворил с его помощью каменные врата, возведенные в тронном зале и хранящие портал в пламенное пекло Бездны. Рука об руку с Леной ступили они в сверкающий рифт, оказавшись на дне глубокого ущелья, в жерле вулкана. Заклинание Погибели Огня пришлось как нельзя кстати, и Воин Рун не мешкая применил его, дабы обезопасить себя и спутницу от иссушающего жара.

Воины-ветераны Алой Империи, жрецы Зараха, огненные духи и снежные оборотни охраняли все подступы к сердцу Бездны, где в плену у Фиал Дарг томилась несчастная Сенвен. Врата твердыни Принца Теней штурмовали орочье и эльфийское рунные воинства, ибо храмов иных народов в сем богами забытом месте попросту не оказалось. Один за другим пали гарнизоны четырех огненных врат, хранящих подступы к внутреннему святилищу, где пребывала в заточении королева Сенвен... и где героев ожидал сам Фиал Дарг.

Сразив бросившуюся было к эльфийке Лену, Принц Тьмы обратился к Воину Рун. "Прими смерть от моей руки как высшее благо, человек", - почти дружелюбно пророкотал он. - "Когда мои повелители вновь будут править Эо, слово "страдание" приобретет совсем новое значение!" "Умри!" - и герой атаковал.

Заклятие Погибели Огня даровало ему надежную защиту от пламенной магии Фиал Дарг, и замертво пал последний, сраженный Клинком Теней. Магическая клеть, в которой пребывала Сенвен, рассеялась, и эльфийка ступила к своему спасителю. "Я скорблю по твоей спутнице", - тихо молвила она, бросив исполненный печали взгляд на безжизненное тело Лены. - "Она была отважной женщиной". "Да, воистину она была такой", - скорбно произнес Воин Рун. Будучи отчасти магическим созданием, он обречен оставаться в смертном мире, глядя, как один за одним уходят из жизни друзья.

"Вы... вы же люди, правда?" - эльфийка бросила на него исполненный любопытства взгляд. - "Я помню сказания..." "Лед отгородил тебя от мира на долгие столетия", - отвечал герой, и Сенвен испуганно вскрикнула: "Эйрин!.. Он пробудился?" "Он еще слаб", - кивнул герой, - "но горы уже содрогаются от его гнева". "Я должна вернуться к нему!" - в отчаянии воскликнула Сенвен. - "Наш договор... Гнев его будет воистину ужасен! Моя магия может перенести меня на север. Поторопись, Эйрина необходимо умиротворить!"

С последними словами прекрасной королевы герой не мог не согласиться. Да, угроза возвращения темных богов отвращена, но Несущий Холод с легкостью может обратить все усилия рунных воителей в ничто. Потому, как только фигурка Сенвен растаяла в воздухе, герой поспешил прочь из Бездны, стремясь как можно скорее добраться до Тирганаха посредством системы порталов.

...Ледяные эльфы ликовали, радуясь возвращению королевы Сенвен, целой и невредимой; сердце Элуны же было исполнено печали, ибо принесла перворожденная весть о гибели любимой ученицы в поединке с Принцом Тьмы.

"Истинная правда!" - обратилась королева к Воину Рун, и в голосе ее звучала глубокая печаль. - "Столько времени прошло... этот мир изменился. До того, что его уже едва ли назовешь миром. Я жертвовала собой ради совсем иного мира, в котором не было никаких порталов и таких странных созданий, как ты..." "Меня и этот мир сделали такими маги-безумцы", - объяснил герой. - "Для нас нет пути назад". "Не для меня", - грустно улыбнулась Сенвен. - "Мое место подле Эйрина. До скончания времен".

"Так отправимся же к нему!" - предложил герой, и отвечала королева: "Да, так мы и поступим, но Несущий Холод не станет нас слушать. Он даже не узнает меня. Принц Тьмы наложил заклятие на Эйрина и украл все его пять чувств. Это был единственный способ похитить меня. Заклятие должно быть разрушено! Эйрин должен пробудиться от гнева и безумия, но сначала нужно, чтобы он ослабел. Это будет нелегко, ибо придется сразиться с Несущим Холод. Лишь когда он ослабеет, я смогу снять заклятие, и тогда он узнает меня". "Сразиться с Несущим Холод?!" - опешил Воин Рун. Сенвен кивнула: "Иного пути нет. Договор удерживает моих сестер от сражения с Эйрином, но я слышала, что гномы уже прислали помощь".

Рука об руку Воин Рун и королева Сенвен ступили в портал, ведущий в Ущелье Несущего Холод, где их уже дожидалась армия Фастхольма во главе с Мармом, советником короля Рагнара Ундальфскъяра. Рунное воинство противостояло ледяным драконам, сотворенным отголосками магии Эйрина. Потрясенные разгоревшимся сражением, ледяные духи, белые медведи, волки и иные обитатели ледника в панике бежали прочь, сминая все на своем пути.

Гномы атаковали исполинского Дракона Зимы, взобравшегося на ледяной отрог. Конечно, после сна, длившегося долгие столетия, тот был еще слишком слаб, чтобы подняться в воздух, но противником себя показал неимоверно грозным. Опасаясь, что Эйрин с легкостью истребит все его воинство, герой повелел солдатам держаться на безопасном расстоянии, без устали поливая дракона огнем и стрелами.

Надо сказать, тактика сия принесла вполне ощутимый результат. Дракон бесновался, ревел от боли, призывал снежные бураны, уносившие жизни множества гномьих рунных воителей, но... не мог пересечь ущелье, за которым собрался основной костяк армии его мучителей.

Яростный шум боя перекрыл чистый, нежный голос. Эйрин замер, прислушался... Прекрасная песнь эльфийской королевы вернула мир и покой в его мятущуюся душу, развеяло заклятие, вселившее гнев и безумие в разум. Веки дракона отяжелели, огромная голова опустилась в снег. Воин Рун немедленно отдал приказ прекратить атаку, и гномы с благоговением наблюдали, как Сенвен медленно приблизились к существу, с которым была связана ее судьба, нежно провела ладонью по чешуйчатой морде.

Нынешний кризис удалось разрешить, и все возвращалось на круги своя. И все же Воину Рун не давали покоя слова, сказанные картографом Дарием в Тирганахе и прозвучавшие, как злое пророчество: "Велико может быть число Фиал Дарг. И боюсь, скоро мы это узнаем..."

Глава 3. Тень Феникса

И спустился Аонир Странник в мир, сотворив лик его из стихий. Там посадил он Семя Жизни, самое ценное из того, чем владел он.

Закончив, Аонир, ослабленный и уставший, возжелал вернуться в неведомые дали, из которых явился, но тревога за новое его творение не давала покоя божеству.

И направил Аонир свой свет в Звездное Море, и воззвал он к чадам своим. Явились те к нему из Вечной Бездны, и молвил он: "Узрите творение мое. Я сотворил живые земли из этого расколотого некогда мира. А вскоре взойдет и Семя Жизни. Однако, я не могу остаться здесь и заботиться о творении своем. Потому я доверяю вам сие".

"Отец", - отвечали чада, - "силы, от которых оградил ты мир, всего лишь спят. Даже собравшись воедино, не сравнимся мы с могуществом твоим. Как же сможем мы противостоять грядущим опасностям?"

"Не тревожтесь!" - отвечал Странник. - "Пока свет мой виден из неведомых далей, могущество мое будет подавлять силы, могущие разрушить сотворенное. Я проливаю кровь свою, дабы стал мир этот частью меня, как и множество иных миров доселе".

С этими словами Аонир сотворил клинок из острого камня и вонзил его в свое тело. Капли крови оросили лик Эо, и там, где касались они поверхности, возникали чистейшие кристаллы, камни богов.

Устало обратился Странник к чадам своим: "Отныне силы мои укажут вам путь. Однако множество испытаний ожидает вас. Тиара, старейшая из детей моих, домом твоим пребудет Солнечный Диск. И, танцуя в пламени, ты отдашь живым созданиям свет и тепло, необходимое им для того, чтобы жить. Да не почувствуешь ты никогда усталости, Тиара.

Нор, сын мой, править ты будешь Лунным Диском. Зри же за ночами и за сном тварей мирских, когда Тиара скроется за горизонтом. Хладен будет твой свет, но с радостью приветят его ночные создания.

Дочь Элен, ступай по земным просторам и храни жизнь во всех ее проявлениях. Надзирай за сокровищами природы, растениями и созданиями лесными. Дай им воду, столь необходимую для жизни, и стань другом им и защитником.

Ульм, ты станешь Хранителем Многообразия и Перемен. Ничто не будет вечно и перемены определят судьбу сего мира. Да предадут силы твои разнообразие цветам и тварям живым.

Нетальф, мощь твоя придаст им форму и усилит их. Ты дашь им силу, необходимую для выживания. Как ведаем мы, в мире предостаточно опасностей. Я хочу, чтобы творил ты в недрах земли души их, придавая им доблесть и верность, волю и силу.

Конечно, ты встретишь и тех, кто слаб и хитер, кто не стремится жить в добродетели. И у сих мирян найдется защитник, и станешь им ты, Зербо. Хитрость твоя и ловкость станут примером для них.

Шанна, дочь моя, ты передашь мягкость и заботу сему миру. Нежная рука твоя направит быт в семьях, укажет им на радость в жизни, в труде и в близких.

Хирин, станешь ты Предвестником, тем, кто несет и хорошее, и плохое. Сопроводишь ты души почивших в Чертоги Смерти, а души рожденных приведешь в мир. Сон, смерть и грезы, а также счастье и здоровье станут твоими сферами. Да устрашатся и полюбят тебя одновременно.

И, наконец, ты, Эрион. Станешь ты Хранителем Знаний. Наука, открытия и магия станут основой лучшего грядущего для мирских народов. Все знания и законы отразишь ты в книге, дабы смог я узнать историю своего творения, когда конец света настанет.

А теперь отправляйтесь и исполняйте свои обязанности до тех пор, пока не настанет конец света для сего мира. А каждое создание тварное будет платить вам почитанием и верностью, ибо вы отныне - хранители их и избавители. Но помните: творение мое безупречно; сие есть начало и конец, настоящее и грядущее. Семя Жизни взойдет и взрастет таким, как я его создал. Надзирайте за ним, ибо каждая жизнь уникальна".

То были последние слова Звездного Бога Аонира, ибо покинул он Эо, удалившись в неведомые дали. Но свет Аонира оберегает детей его так же, как сами они оберегают смертных.

Никогда не вмешаются они в ход истории, никогда не встанут рядом с творениями Эо и не нарекут их своими друзьями. Таковы Законы Аонира, и следуют ему и боги, и создания мирские. Тех, кто нарушит законы, ожидает проклятие Бога-Отца.

***

Вскоре после завершения Битвы за Фиару Воин Рун покинул Североземье, ибо оставаться там для него стало небезопасно. Ведь среди пожитков Рохена Тахира, ступившего во временной портал и благополучно сгинувшего, он обнаружил Камень Феникса, а стоит прознать о столь могущественном артефакте алчным властителям, новых войн и конфликтов не избежать. Посему Воин Рун искал тихое местечко подальше от возрождающихся цивилизаций Североземья, когда в одном из затерянных в глуши людских селений получил письмо от Дария. И как старый картограф прознал о том, куда направится Воин Рун?..

"Твоя миссия в этом мире еще не окончена", - значилось в письме. - "Более того, она только начинается. Встретимся на побережье Черных Вод. Там все и начнется. Торопись".

Заинтригованный, Воин Рун устремился в означенный регион, где повстречал одинокого рыцаря Ордена Зари, занятого сражением с восставшими из мертвых скелетами. "Земля погибает", - доложил он герою, когда тот помог ему упокоить агрессивную нежить. - "С каждым часом все больше и больше мертвецов восстают из могил. Будь проклят тот день, когда мы пришли сюда! Здесь происходит что-то богомерзкое, и это коснется каждого из нас! Урия уже ощутил это..." "Урия?" - обрадовался герой. - "Здесь? С вами?" "Он наш командир..." - отвечал рыцарь, окинув героя подозрительным взглядом. - "То есть, был нашим командиром. Но пару дней назад он пропал. Я повсюду искал его, но тщетно".

Любопытно, Урия привел за собою выживших в Битве за Фиару рыцарей Ордена Зари тоже по зову Дария?.. Конечно, в первую очередь следует разыскать командира и задать ему этот вопрос...

Предложив рыцарю продолжить поиски вместе (на что тот с радостью согласился), Воин Рун направился на юг вдоль побережья, и, действительно, отыскал командира Ордена Зари в лагере нежити. "Это и вправду ты!" - обрадовался Урия. - "И, как всегда, своевременно". "Давай не будем делать из этого подвига", - отмахнулся герой. - "Дарий с тобой?" "Нет", - покачал головой Урия, - "но он прислал мне письмо с просьбой быть здесь. Он также написал, что и ты окажешься где-то неподалеку. Я уже начал подумывать, не сошел ли он с ума. А когда мы прибыли, здесь не было никаких следов Дария. Да и все местное население покинуло эти края". Воин Рун усмехнулся: "Знаешь, когда я смотрю на этих ходячих мертвецов, то понимаю, почему люди ушли отсюда".

"Будем надеяться, что Дария не постигла та же участь", - вполне серьезно произнес Урия. - "Мне говорили, что Камень Феникса все еще у тебя. Это правда?" "Да", - отвечал герой. - "Когда молодой Рохен бежал через портал времени, мне пришло в голову, что никто не имел права останавливать его. Иначе он, постарев, не стал бы нашим спасителем. А Камень Феникса оказался у меня. После чего я пустился в странствия. Мне казалось, что страница битв в книге моей жизни перевернута". "Знаю, ты хочешь лишь мира и покоя", - улыбнулся Урия. - "Но Дарий никогда не призвал бы нас, будь дело недостаточно важным".

Урия и Воин Рун отправились в лагерь Ордена Зари, разбитый неподалеку. После гибели Сартария Урия воссоздал Орден, ведь неведомо, какие новые угрозы благоденствию Эо явят себя в грядущем.

"Ты предполагаешь, где может находиться Дарий?" - задал Воин Рун вопрос, чрезвычайно его тревожащий. Урия отрицательно покачал головой. "Мы прочесали побережье вдоль и поперек, но не нашли его. Правда, мы наткнулись на кладбище, которое не смогли осмотреть. Там поселилось страшное существо. Самое сильное из тех, что я когда-либо видел. Оно охраняет могилы... и посылает против нас все новых и новых своих прислужников. А души наших погибших товарищей переходят в его власть. Лишь свет Аонира способен освободить их души. Тот, кто носит кольцо бога, сможет снять проклятье. Нам необходимо вернуть кольцо Аонира перед тем, как мы войдем на кладбище. Лучший из моих лейтенантов носил его, но он пал в битве".

По приказу Урии рыцари споро свернули лагерь, выступили на юг вслед за Воином Рун. Последний целенаправленно шествовал к месту схватки лейтенанта Урии с превосходящими силами нежити. Воистину, все южное побережье Черных Вод кишело сими тварями, вернувшимися из-за порога смерти... Сняв с тела усопшего волшебное кольцо Аонира, Воин Рун бесстрашно направился к кладбищу, даруя каждому встречному скелету вечное успокоение, а страждущей душе, привязанной к остову - освобождение от тяжкого бремени пребывания в мире живых.

Король мертвых Анктар поднимал нежить на древнем погосте, но, завидя приближение рыцарей, предпочел бежать через портал. Урия разглядел, что в руках у мертвеца была одна из книг Дария, все залитая кровью, которую он отбросил прочь, отступая. Несколько строк все же можно было разобрать: "Четвертый день осени... Я нашел могилу... Она пуста, как я и предполагал... Кто-то похитил останки мага Круга Айаны... Две другие могилы тоже пусты... Они оставили стража, как и в прошлый раз... Шестой день осени... Это опять был Безликий, его почерк ни с чем не спутаешь! Я отправил письма Урии и даже нашему старому другу... Но я больше не могу здесь задерживаться. Я отправляюсь в Эмпирию. Дриада поможет мне. Ее птицы найдут Безликого. Я отдам эту книгу одному доброму человеку, рыбаку. Он расскажет моим друзьям о том, что произошло. Друзья! Я надеюсь, это сообщение дойдет до вас... Следуйте за мной в Эмпирию! Ищите дриаду!"

"Эмпирия..." - прошептал Урия. - "Золотой Город, некогда - столица Империи Ксу. Мы должны отправиться на юг через портал". Герой согласно кивнул: если этот таинственный Безликий тревожит останки усопших магов Круга, цели, преследуемые им, навряд ли можно отнести к благим. Потому Орден Зари единым фронтом выступил к порталу, ведущему к Ониксовому берегу, за которым простирались безбрежные барханы мифических земель Золотой Империи Ксу, правит которой император Магнус Арес.

Разбойники-хазимы из Красных Пустошей, пустынные дервиши - жрицы Тиары, пираты Ониксового берега и одичалые орки перекрыли все торговые тракты и горные перевалы, ведущие в южную Эмпирию. Посему герой, заручившись поддержкой благодарных селян, деревушки которых усеивали Ониксовый берег, посетил окрестные рунные храмы, призвал людское воинство, которое доволько скоро очистило регион от присутствия в нем неблагонадежных элементов... в том числе и от короля мертвых Анктара, оказавшегося на поверку созданием Руны. Некогда один из семи великих владык зербитов, Анктар был убит и обращен в лича Хоканом Аширом после того, как некромант выведал у его народа тайну Костяного Храма. Но теперь, вернувшись в руну, Анктар станет верным слугой и сподвижником героя, стоит тому вновь призвать его в мир в одном из рунных храмов героев.

Любопытно, но Император и не думал посылать войска для защиты северных рубежей своей вотчины от мародеров, однако подати с селян взымал исправно. Более того, посланники южной державы Катаи обратились за помощью к императору Магнусу Аресу, но тот отказал им в поддержке против напирающих на детей ветра орд нежити... Все указывало на то, что владыка Золотой Империи заключил новый, куда более многообещающий альянс. И не говорит ли его бездействие о том, что силы хазимов, умудрившиеся пересечь обширную территорию Империи и укрепиться на северных рубежах, оказались там не без ведома и пособничества августейшей особы? Быть может, в задачу их входило задержать продвижение сил Ордена Зари к сердцу Империи?..

В отличие от городов Североземья, Эмпирия имела ярко выраженную "ярусную" структуру. На вершине холма высился великолепный императорский дворец, чуть ниже располагались особняки знати и казармы Золотых Мечей - дворцовой стражи под началом генерала Ирмира; следующий ярус занимали зажиточные торговцы, церковники, поклоняющиеся хранителям, и мастеровые, а последний, у самого подножья холма, был отведен под хижины простого люда.

Дождавшись наступления ночи, Воин Рун и Урия приблизилсь к вратам в трущобы Эмпирии, охранял которые один-единственный стражник в золоченых доспехах. "Да пребудет с тобой свет Аонира, добрый человек", - поклонился герой. Но в ответ на приветствие, обычное для Североземья Фиары, имперец лишь скривился. "В здешних местах приветствуют именем Императора, чужестранец!" - процедил он. - "Его свет ярче света богов". "Имеешь в виду блеск золота?" - не сдержался герой. Страж ухмыльнулся: видать, юмор ему не чужд. "Вижу, схватываешь на лету", - отвечал он. - "Но попридержи язык; здесь, в Эмпирии, головы рубят с необычайной легкостью..."

"А ты знаешь что-нибудь о дриаде?" - Воин Рун постарался задать вопрос как можно более равнодушно. "Конечно", - закивал стражник. - "Она не живет в городе, но вроде в дворцовом парке есть портал, ведущий к ее роще. По приказу Императора портал стерегут денно и нощно. Ходят слухи, что он на нее глаз положил, если ты понимаешь, о чем я..."

Задавать следующий вопрос имперскому солдату было крайне опасно, и все же герой счел риск оправданным. "Я должен встретиться с этой дриадой", - молвил он. - "Существует ли какой-нибудь способ пробраться в дворцовый парк?" "Ну, чужеземцам в город нельзя..." - начал было стражник, но когда горсть золотых монет отяготила его ладонь, шепотом добавил: "Поговори с Элией. Подобные делишки - ее конек".

Элия - воровка из квартала бедняков, сообщила Воину Рун и Урии, что за головы их кто-то посулил сотню золотых монет, однако заверила, что не собирается сдавать чужеземцев властям, ибо особой любви к оным не испытывает. К тому же, жизнь в Эмпирии день ото дня становится все тяжелее: хазимы вконец расшалились, перекрыв южные торговые тракты и фактически отрезав Золотую Империю от Катаи, а Император не забывает постоянно повышать налоги, дескать, на нужды военной кампании. А еще участившиеся случаи пропаж маленьких девочек в окрестностях дворца...

Элия снабдила Воина Рун ключами от ворот, разделяющих городские кварталы, искренне пожелала ему удачи. Урия благоразумно вызвался обождать возвращения героя в трущобах, рассудив, что алые доспехи рыцаря Ордена Зари будут сильно мозолить глаза Золотым Мечам.

Следующей ночью Воин Рун выступил в долгий и опасный путь к дворцовому саду. Терпеливо дожидаясь, пока патрули изволят удалиться от ворот, от тенью следовал к тяжелым створкам, отворял их и проскальзывал внутрь. Так, миновал он притиший рынок, церковный район, где, несмотря на обожествление Императора Ксу, все еще жило поклонение истинным богам-хранителям Эо, обогнул гладиаторскую арену, ступил в дворцовые сады, где обнаружился портал в вечнозеленую рощу дриады - напоминание о том, сколь прекрасен и полон жизни был некогда континент Ксу.

Однако клочок первозданной природы в окружении бесконечных пустынь оказался далеко не таким, как представлял его себе Воин Рун. Ядовитые испарения окутывали рощу, поднимаясь из озерца, воды которого приобрели гнилостный зеленоватый оттенок.

"Наконец-то!" - бросилась дриада к подоспевшему герою. - "Ты пришел! Убийца из числа людей Безликого отравляет воду в моей роще! Яд убивает деревья, и я умираю вместе с ними". Срывающимся голосом дриада поведала о том, как Безликий неожиданно появился несколько дней назад, приведя с собою несколько Клинков, которые безжалостно расправились с энтами и нимфами, стражами рощи. Судя по всему, яд должен был завершить начатое, ибо открыто противостоять дриаде Безликий был не в силах.

Не для того Воин Рун проделал столь долгий путь из Фиары, чтобы дриада умерла у него на глазах. Посему он немедленно выступил на поиски отравителя, следуя вдоль русла речушки, впадающей в озеро. Равнину у истока покрывала густая пелена паутины; воды отравлял паучий яд, ибо ответственен за творящееся с рощей был призрак короля пауков, сраженного Воином Рун несколько лет назад на перевале Дикоземья и возвращенного в мир Безликим. Что примечательно, герой застал призрачного паука во время беседы того с Императором Магнусом Аресом, из которой становилось очевидно, что последний, вступив в сговор с Безликим, использовал яд как последнее средство, чтобы поставить дриаду на колени и заставить принять его любовь. Девочки-простолюдинки, схваченные в городе Золотыми Мечами, пошли на корм королю пауков, жаждущему человеческой крови.

Дождавшись, пока владыка Империи покинет плато через портал, наверняка ведущий в сердце дворца, Воин Рун атаковал призрачного короля пауков, после гибели которого зловонные испарения, витавшие над рощей, развеялись бесследно. Вернувшись к заметно воспрявшей духом дриаде, Воин Рун задал ей вопрос о человеке по имени Дарий. "Он был здесь", - кивнула дриада. - "И оставил для тебя письмо". С этими словами древесная женщина протянула своему спасителю листок пергамента.

"Мой добрый друг", - значилось на нем, - "к тому времени, как ты это прочтешь, я уже исчезну в Ущелье Тьмы. Я шел по следу Безликого от самых стен Города Духов до этого места. Его почерк очевиден. За маской Белиала скрывается маг Круга Хокан Ашир, некромант. Он поднял из могил своих братьев по Кругу и послал их на юг. Я продолжу преследовать его. Скорее всего, он пересечет горы Темного Ветра. Я уже догадываюсь, куда приведет меня эта погоня. Мне страшно. Впервые я жизни я иду в неизвестность, в Ущелье Тьмы, куда никогда не проникает свет Аонира. Что-то ужасное пробуждается в жарких дебрях джунглей. Я должен действовать немедленно! Только одно облегчает мой страх: я знаю, что ты и Урия пойдете вслед за мною...И что ты скоро вступишь с битву с неведомым. Поговори с дриадой Древа Жизни. Она - последний лучик надежды в опустошенной земле Ксу. Следуй ее советам".

Когда Воин Рун закончил чтение, руки его мелко дрожали, лоб покрылся испариной. Ведь это он, и никто иной, вернул призраку Хокана Ашира похищенную маску Белиала в обмен на сведения о Кузнеце Душ и Камне Феникса. Неужто именно сей артефакт помог магу вновь воплотиться в смертном мире да начать незамедлительно действовать?.. Но чего собирается добиться Хокан, поднимая павших собратьев и обращая их в верных рабов?..

"Так что же случилось с Дарием?" - вновь обратился Воин Рун к дриаде. "Мои птицы следовали за ним, пока он шел на юг", - отвечала та. - "Он пересек горы Темного Ветра и исчез в Черных Джунглях. Дальше птицы лететь не смогли. В тех джунглях властвует Зарах, и ни я, ни сами боги не могут заглянуть в них. Там мы бессильны". "Этот старый дурак пошел туда, чтобы найти мага Круга?!" - поразился герой. - "Он ведь всего лишь картограф, зачем ему это нужно?!" Дриада грустно улыбнулась: "На самом деле он куда могущественнее всех писателей сего мира вместе взятых... Но ты верно подметил - дурак он. И, боюсь, угодил в плен. Твой долг - помочь ему. Все еще только начинается... Безликий начал возрождать магов Круга с помощью Эликсира Жизни, что возращает им жизнь и могущество, но полностью подчиняет воле Безликого. Но ты, хранитель Камня Феникса, можешь предотвратить вторжение нежити Хокана в Ксу - ты владеешь силой, способной уничтожить Круг!.. Вот только легионы нежити уже пересекли горы Темного Ветра и перекрыли все возможные перевалы, ведущие к джунглям".

"Должен же быть какой-то путь!" - не сдавался герой. - "Нельзя перекрыть целую страну!" "Думаю, есть та, которая поможет тебе найти дорогу", - промолвила дриада. - "Это Уру, мудрая женщина из народа Катаи, владения которого - у подножья гор Темного Ветра. Она ведает самые сокровенные тайны гор и джунглей, в том числе и позабытые тропы зербитов. Но Безликий понимает, что Уру опасна для него! Потому его армии и осаждают Катаи". "Но как же я доберусь до Катаи?!" - встревожился герой. - "Ведь дороги перекрыты нежитью, ты сама сказала!" "Твоя подруга Элия умеет открывать закрытые двери", - улыбнулась дриада. - "Кроме того, она может рассказать много чего о дороге в Катаи".

Дриада подтвердила, что именно маска Белиала вернула жизнь истлевшему телу Хокана Ашира, после чего он, донельзя ослабленный, скрывался на землях Ургата и Ксу. "Хокан, пока он был еще недостаточно силен, сеял ростки зла, будучи советником Императора здесь, в Эмпирии", - добавила она. - "Но путь в мою рощу ему был закрыт. Вот почему он подослал ко мне убийц - Клинков и пауков". "Почему же он не мог попасть в рощу?" - полюбопытствовал герой. "Маска вернула ему тело, но человеком не сделала", - отвечала дриада. - "Маска Белиала теперь - неотъемлемая часть некроманта, ровно как и сам Белиал, темный полубог. Ему запрещено переступать границы священных мест, если только они не посвящены темным богам, как то Нору или повелителю Белиала Зараху. Пока я пребываю здесь, он мне не угрожает. Но его армии нежити уже начали покорять южные регионы Ксу. Когда они достигнут этой рощи, в Ксу исчезнет последний Сад Жизни".

"Что такое Эликсир Жизни?" - задал герой следующий вопрос. "Это жидкость, в которой сконцентрирована сама суть жизни", - вполне доходчиво пояснила дриада. - "Если окропить ею мертвого, он восстанет к жизни. Но лишь кровь бога содержит достаточную жизненную силу, чтобы лечь в основу эликсира. Безликому удалось как-то раздобыть ее. Без крови бога он не смог бы возродить магов Круга и вернуть им силу". "Кровь бога?" - опешил герой. - "Но даже магу Круга это не по плечу!" "Боюсь, у него есть власть над кем-то из богов", - грустно изрекла дриада. - "Его поступки непредсказуемы, ведь он наделен силой Белиала!" "Но означает ли это, что с возрождением Круга продолжится старое противостояние между магами?" - насторожился герой. "Нет", - уверенно произнесла дриада. - "Эликсир возвращает жизнь, но он также передает нити судьбы возрожденного в руки возродившего. Им придется подчиняться ему". "То есть, если Безликий осуществит задуманное, все маги Круга будут в его власти?" - уточнил Воин Рун, и дриада кивнула: "Да. Теперь Круг будет не только могущественен, но он будет объединен злой волей Хокана Ашира!"

"А что ты ведаешь о Камне Феникса?" - полюбопытстовал Воин Рун. "В нем заключен Феникс, птица, целиком состоящая из Вечного Пламени", - молвила дриада. - "Она стара как мир и, как сердце мира, исполнена великого могущества. Феникс всегда существовал в потоках магии. Он не добрый и не злой, не темный и не светлый. Он просто часть мира, такая же, как солнце или облака. Но маги Круга выманили его из сердца мира и заключили в камень. А силу его они поставили на службу своей магии. Камень, который был найден тобой в руинах Муландира - единственное оружие, которое может быть опасно для магов Круга!" "Но камень не дал мне никакой силы!" - растерялся герой. "Верно", - кивнула дриада. - "Мало кто может управлять им. Но существо, томящееся в камне, люто ненавидит Круг! Стоит только выпустить его на свободу, и сила Вечного Пламени уничтожит магов Круга!" "Выпустить? Но как?" - озадачился герой. - "Камень же нельзя разрушить!" "Сама не знаю", - покачала головой дриада, - "но мои птицы постараются отыскать для тебя ответ. А пока - отправляйся на юг! Тебе нельзя терять времени!"

"Почему тебя заточили здесь, в этой роще?" - не отступал герой. "Однажды я нарушила законы богов", - вздохнула дриада. - "Я преступила грань, которую установил сам Аонир, отец богов. Я не думала, что у чудесных событий могут быть столь ужасные последствия. Понимаешь, жизнь дриад зависит от смены времен года. Тогда мир был еще юн, и повсюду была весна! Земли Ксу были настоящим раем. Народы еще не появились на свет, и боги спокойно гуляли по этому миру. Один из них забрел в мою рощу... Мы провели ту волшебную весну вместе. Но в один прекрасный день остальные боги обо всем узнали. Боги прогневались на меня за то, что я посмела соблазнить одного из них. Они отобрали у меня силу и навечно заточили здесь. Сейчас я последняя из дриад Древа Жизни, оставшихся в Ксу. Чем меньше нас оставалось, тем больше страна обращалась в пустыню. Теперь лишь моя роща отделяет ее от того, чтобы стать пустыней окончательно. Если бы я смогла избавиться от своего проклятья, я бы сделала Ксу цветущим садом!" "Что же случилось с остальными дриадами?" - вопросил Воин Рун. "Ничего", - пожала плечами древесная женщина. - "Они просто ушли. Когда я была наказана за свои грехи, сестры мои воззвали к богам. Они понимали, что я лишь делала то, для чего была создана. Но боги были неумолимы. Поэтому многие мои сестры добровольно отказались от своей силы и покинули Ксу. Без них Древа Жизни увяли, и страна превратилась в пустыню. Осталась только я, да и то - навеки прикованная проклятьем к этому месту. Если бы я только могла все изменить! Как больно мне смотреть на то, как из-за меня страна умирает".

"А разве страна умирает?" - герой недоуменно огляделся по сторонам. "Да!" - с жаром закивала дриада. - "Всем известно, что север Ксу - это бесплодная пустыня. Но когда-то на этом месте был цветущий сад невиданной красоты. Это было святое место, полное прекраснейших растений и животных! Немногое из всего этого дожило до наших дней. Все святые места осквернены, и лишь одно создание осталось в живых. А его держат в клетке и показывают в цирке, как будто это какая-то диковинка!"

Конечно, Воин Рун вызвался помочь прекрасной дриаде в столь благом начинании как возвращении Ксу изначальной прелести. "В Ксу есть особые места, в которых еще сохранилась исконная жизненная сила этой земли", - молвила дриада. - "Но они осквернены нечистью! Деревья, которые росли там раньше, чахнут. Нечисть появляется на свет из их гниющих останков. Твоя цель - залечить эти раны на теле природы. Ты найдешь их на Ониксовом берегу, в Красных Пустошах, в Катаи и в горах Темного Ветра, недалече от Твердыни Темного Ветра. Я дам тебе семена Древ Жизни. Попытайся найти хоть немного плодородной почвы там, где были святые места, и посади туда семена".

Герой твердо вознамерился сдержать данное дриаде обещание и посему, лишь вернувшись в нижние кварталы Эмпирии, он немедленно направился к цирковой арене, приспособленной под гладиаторские бои. Как ни старался он убедить хозяина цирка Зербио отпустить на волю ирфита - волшебное создание, могущее принять фактически любой облик, - тот был непреклонен, и согласился пойти навстречу герою лишь в том случае, если он приведет к нему диковинное механическое существо из Города Духов, творение Древних. Что ж, пока Воин Рун отступил, но к разговору об освобождении ирфита они еще вернутся...


К кварталу бедняков Воин Рун направился через церковные земли, где с храмами богов-хранителей соседствовала обитель Нора и Зараха, хранимая темным эльфом. Последний взирал на снующих в округе поклонников Света с молчаливым презрением, зная, что недалек тот день, когда свершится древнее пророчество и нориты вернут себе власть над миром...

Монах Эриона по имени Лирио Форелл, лишь завидя Воина Рун, следующего через церковный квартал, заметно всполошился. "Ты являлся мне в видениях!" - быстро зашептал он, ухватив героя за плечо. - "Ты нес книгу Эриона к засохшему дереву, стоящему на холме из костей. Эрион нуждается в тебе, Воин Рун! Ты сыграешь важную роль в событиях, которые вот-вот развернутся!" "Расскажи мне о своем видении", - попросил герой, заинтересовавшись, хоть совершенно не разумел, какое отношение замыслы Безликого могут иметь к Хранителю Знаний. "Я помню огромную темную равнину, вокруг мерцают молнии", - с готовностью отозвался монах. - "Земля усеяна костьми павших... Нет, нет! Это был океан! Бурлящий океан костей. Я шел по нему, перемалывая все вокруг, подобно огромному жернову. Деревья и холмы, города и стены превращались в пыль и исчезали с лика Эо. Но я шел по костяным волнам и ничто не могло повредить мне... пока я не заметил вдалеке холм. Этот холм целиком состоял из костей. Кости, подобно горному ручью, струились с его вершины; гром и скрежет лишали меня рассудка! Но я бежал... Бежал к тому месту, откуда исходил ужас. На вершине я увидел двенадцать горгулий, из их каменных ртов изливалась костяная река. А в центре сидела тринадцатая! Она была из чистого золота. У нее в когтях был ворон, и из глаз его лились кровавые слезы. Потом я увидел тебя. Ты боролся с бурным потоком костей и пытался забраться на вершину холма. В руках у тебя была книга. Ты идешь к дереву... Лишь одно-единственное увядшее дерево может защитить тебя от костяного потока. Но наверху - другой воин! Одной рукой он держится за дерево, а другую протягивает тебе. И тогда золотая горгулья взглянула на меня... а я на мгновение узрел в ее глазах нечто настолько великое, насколько и жестокое!.. Это видение преследует меня и доселе!"


...Элию герой застал беседующей с неким старцем в богатых, отороченных золотой каймой одеяниях. "Твой отец погубит весь народ Катаи!" - заламывал руки старец. - "Принцесса, нашептывания советников делают его излишне самоуверенным!" Воин Рун опешил: принцесса? Эта маленькая воровка?.. "Безликий! Все его вина!" - сплюнула та, и вновь обратилась к посланнику. - "Гаран, мне очень жаль, что ты проделал столь долгий путь впустую. Передай мои наилучшие пожелания детям ветра". "Конечно, передам, принцесса", - склонился старец в низком поклоне. - "Если еще будет кому передавать..."

Подоспевший отряд городской стражи заставил Воина Рун и застывшего чуть поодаль Урию непроизвольно напрячься, но капитан Иштар, как оказалось, лишь хотел предупредить Элию - Золотые Мечи прознали о проникновении чужака в дворцовый сад и пришли в бешенство. Конечно, генерал Ирмир винит (и не без оснований) в случившемся непутевую принцессу и ее более чем недостойных друзей, посему последним не помешает покинуть Эмпирию, и как можно скорее.

"Принцесса! Воин Рун!" - нашелся Гаран. - "Вы должны отправиться со мной в Катаи! Вместе мы сможем защитить мой народ и Уру от нежити!" "Я с тобой!" - решилась принцесса. - "Воин Рун?" Тот кивнул, все еще пытаясь привыкнуть к столь "разительному преображению" социального статуса воровки из трущоб.

"Почему посол называет тебя принцессой?" - полюбопытствовал герой. "Он помнит меня маленькой, я играла с ним во дворце", - вздохнула Элия. - "Я останусь для него принцессой, во что бы я ни была одета. Ведь я - единственная дочь Императора Магнуса Ареса и Кайры Фаран". "Но что же заставило тебя покинуть дворец и поселиться в трущобах?" - недоумевал Воин Рун. "Отец, кто же еще..." - отвечала Элия. - "Вообще-то говоря, мое рождение было одной из немногих его заслуг. Но он бросил мою маму из-за дриады, которую неистово хотел заполучить. Иногда он даже не мог вспомнить мамино имя! Это окончательно сломило мать. В ночь, когда она умерла, я бежала из дворца. Я никогда не повторю ее судьбу! Клянусь, ни один человек никогда не разобьет моего сердца! Если это случится, я немедленно вырву его! Как я вырву сердце у своего отца, если он попадется мне на пути".

"А что связывает тебя с капитаном Иштаром?" - герой кивнул в сторону офицера городской стражи, чье разительное сходство с Элией бросалось в глаза с первого взгляда. "Он - мой брат", - напрямую отвечала беглая принцесса. - "Появление его на свет - результат связи моего вдрызг пьяного папаши и доверчивой служаночки. Рожденный незаконно, он не получил ни прав, ни титула. Папаша отправил его в школу гладиаторов. Оттуда он пробился в городские стражники". "Но если ни ты, ни он не имеют права на престол, кто же взойдет на него?" - вопросил Воин Рун. "Никто!" - отмахнулась Элия. - "Отец настолько одурманен этой дриадой, что женщины из плоти и крови его больше не интересуют! У него не будет наследников, и династия Аресов пресечется на его колене. И уж тогда-то купцы и генералы насмерть перегрызутся, лишь бы отхватить от Эмпирии кусок посочней. Но даже если и так, это все равно будет лучше, чем когда тобой правит безумец".

"Но почему Император преследует тебя?" - не унимался герой. "Может быть потому, что он Император?" - с нескрываемым сарказмом произнесла Элия. - "И ему все дозволено?.. А на самом деле потому, что кто-то подобрался слишком близко к его драгоценной дриаде. Это самое ужасное для него! Кроме того, я уверена, что здесь не обошлось без его нового советника - этой странной персоны в маске. Он довел моего отца до сумасшествия! Говорит, что он хочет научить отца чему-то из древних арсеналов Круга. А этот болван верит ему!" "Сила Круга?" - нахмурился герой. - "Неужели контроль над Вечным Пламенем?" "Это полнейший бред!" - отрезала принцесса. - "Даже если бы Безликий был магом Круга, он бы никогда не поделился своей силой с моим папашей. Но в последнее время Безликий что-то затих. Наверное, чувствует угрозу со стороны нежити, о которой говорит Гаран... А быть может, он сам является источником сей угрозы!"

Воин Рун уважительно склонил голову: эта принцесса весьма проницательна! Похоже, пришло время открыть ей истину, коль предстоит им странствовать вместе. "Хокан Ашир", - произнес он. - "Дриада сказала, что это именно он! Но зачем ему завоевывать Эмпирию, если он может заполучить ее безо всяких усилий?" Элия пожала плечами: на этот вопрос ответа у нее не было.

"Что же ты знаешь о Катаи?" - поинтересовался Воин Рун. "Это область, лежащая далеко к югу отсюда, недалече от гор Темного Ветра", - отвечала Элия. - "Людей, живущих там, называют детьми ветра. Раньше, когда земли для этого было достаточно, они вели кочевую жизнь. Теперь это народ воителей. Близость джунглей закалила их. Но сердца их все еще свободны! Они тебе понравятся. Раньше они были нашими верными союзниками, ведь, кроме всего прочего, они - самое большое племя на всем Ксу. Но недальновидная политика моего отца положила союзу конец". "А ты знакома с Уру?" - вопросил герой, и беглая принцесса кивнула: "Я встречалась с ней, когда была в Катаи. Она, как бы это сказать, не то чтобы шаман... На самом деле для них она почти богиня... Но не придавай этому особого значения. Она так же смертна, как и я, но ее жизнь продолжается уже долго... Очень долго... То, что передается от Уру к Уру, старо, как человечество. Она знает много. Очень много. Быть может, она видит даже больше, чем эта дриада. А еще она знает тайны древних джунглей, лежащих на юге". "Что это за джунгли?" - был следующий вопрос героя. "Пустоши Ксу простираются лишь до гор Темного Ветра", - пояснила Элия. - "За ними начинаются джунгли. Темное место, куда не было хода даже магам Круга! Там отступник Зарах сотворил темные народы. Его древнее святилище где-то там, в глубине джунглей. Говорят, что в этом месте столько жестокости, что даже сами боги боятся заходить туда. Короче говоря, это не то место, где мы хотим оказаться. Я, по крайней мере, точно".

Четверка людей, следуя узкими грязными улочками трущоб, целенаправленно двигалась на восток, к порталу в Красные Пустоши. С вершины холма в нижний город текли ручьи отрядов дворцовой стражи; конечно, Иштар попробует их задержать или направить по ложному следу, но на успех в сем начинании особо рассчитывать не приходится. "Мне бы на побережье Черных Вод ненадолго вернуться", - обратился Урия к Воину Рун. - "Сказать ребятам - пусть возвращаются в Североземье, там они нужнее... А я с тобой пойду..." Воин Рун отстраненно кивнул: подумаем об этом, когда выберемся из нынешней заварушки.

Однако у портала их уже ждали Золотые Мечи. Рассчитывая на то, что особа посланника сопредельной державы неприкосновенна, Гаран вызвался прикрыть отступление товарищей и задержать преследователей. Увы, не ведал старец, что император отдал короткий и недвусмыленный приказ генералу Ирмиру, и сейчас последний с удовольствием его исполнил, вознив меч в грудь изумленного до глубины души Гарана.

***

Иной же Воин Рун, сыгравший ключевую роль в атаке на Алую Империю и последующем усмирении Эйрина, Дракона Зимы, жестоко страдал от проклятия Клинка Теней, поглощавшего его душу. Безликий - могущественный человек-маг из Шал Дуна, обладавший способностью привязывать сущности живых созданий к рунным каменьям, сообщил ему, что вскоре герой сам обратится в тень. Лишь заклинания Безликого ослабляли боль несчастного Воина Рун, но взамен маг требовал верной и беспрекословной службы.

Так, Безликий перенес себя и героя, к вящему неудовольствию последнего, в пустынные земли Ксу. "Добро пожаловать в Город Духов!" - возвестил маг, указывая на поле руин вдалеке. - "Твоя задача - проникнуть туда и принести мне одну урну!" "У тебя что, мало иных слуг в Шал Дуне?!" - огрызнулся герой. "Немало", - согласился Безликий. - "Но лишь у тебя есть власть над Клинком Теней, а урну охраняет Фиал Дарг".

Час от часу не легче. Воспоминания о встрече с одним из Принцев Тьмы до сих возвращались к нему в ночных кошмарах. "Кстати, а что это за место?" - полюбопытствовал герой, озираясь по сторонам. "Там, вдалеке, виден Город Духов", - охотно отвечал Безликий, лицо которого, как и всегда, скрывала золотая маска. - "Некоторые говорят, что он находится в этом мире лишь наполовину... Вторая его часть лежит где-то очень далеко... Больше тысячи лет назад здесь бродили существа, которые появились на свет не по воле богов. Они пришли сюда из Вечной Бездны, звездного пространства. Страшны и воинственны были эти создания, и боги не желали терпеть их соседство. Бог смерти и забвения Хирин спустился с небес и уничтожил Древних. Однако, так как те существа не принадлежали Эо, он не забрал их души в Мон Дайр и не пустил их в царствие мертвых. Поэтому души существ из Звездной Бездны до сих пор блуждают по этому городу. Легенда гласит, что Древние владели несметными богатствами. Это завлекло сюда немало алчных идиотов, и ни один из них не вернулся домой. Прах единственного, кто разгадал загадки этого места, покоится в урне. И я хочу, чтобы ты принес ее мне!"

"И как же мне это сделать?" - поинтересовался Воин Рун. "Я открою для тебя городские врата, но дальше пройти не могу", - молвил Безликий. - "Как окажешься в городе, ищи могилу. Она должна быть в центре очень большой пентаграммы. На пути к могиле, как и ко всему остальному здесь, тебе нужно будет отгадать загадку, как-то связанную с пентаграммой. Пентраграмма призывает нежить в мир... А Фиал Дарг питается их силой. Твоя задача - прекратить появление существ, остановить действие магии пентаграммы".

Воин Рун искренне надеялся, что встреча с Фиал Дарг в Бездне окажется первой и последней в его жизни, ан нет: разрушенную тюрьму под Стонущими Холмами покинуло множество сих преотвратных созданий, как и пророчил Дарий. "Я думаю, тебе придется уравновесить злую силу пентаграммы жизненной силой своих людей или своей собственной жизненной силой", - продолжал объяснять Безликий суть поставленной задачи. - "Внимательно следи за пентаграммой и за тем, откуда появляются существа. Это - ключ к разгадке!"

И Воин Рун поднялся по вырубленным в скале ступеням в укутанный гнилостным туманом Город Душ, схватился с метнувшимися к нему скелетами и зомби - духами Древних, привязанных к полусгнившим остовам. Отыскав храм героев, неведомо как сохранившийся в сем позабытом месте, Воин Рун немедленно призвал достаточно соратников, отправил их на верную смерть - в ключевые точки гигантской пентаграммы, откуда во все стороны расходился зеленоватый туман, след действия нечестивой магии. Гибель каждого из рунных воителей знаменовалась своеобразным "очищением" точек силы, ослаблением магии пентаграммы.

Поразив Фиал Дарг Клинком Теней, герой прошествовал к каменной гробнице на центральной площади Города Душ. Но стоило ему взять в руки покрытую изысканным рунным орнаментом урну, яростный крик прозвучал над городом, и неживые твари - все, как один - обратились к грабителю. Герой что есть духу припустил к выходу из города, а по пятам за ним следовали сотни неупокоенных, горя желанием растерзать осквернителя на куски.

Безликий спокойно дожидался своего прислужника у городских ворот. Забрав у него урну, он поставил ее на землю, влил внутрь несколько капель жидкости, названной магом Эликсиром Жизни. "Пробудись, Райт Скаддар, темный лорд Круга Тринадцати!" - прозвучали страшные слова. - "Пробудись... и будь моим!"

На глазах изумленного героя урна разлетелась вдребезги, но теперь пред ним материализовался темный эльф. "Ты вернул мне жизнь и силу!" - пророкотал он, сверля Безликого полным ненависти взглядом. - "Но за это я заплатил свободой... Теперь я подчинен твоей воле!"

"Стой!" - выкрикнул в отчаянии Воин Рун. - "Ты... возрождаешь Круг! А я что... помогаю тебе?!" "И будешь помогать в дальнейшем, раб", - ничуть не смутился Безликий. - "Ведь ты же хочешь исцелиться от своего проклятья, не так ли?" На этот аргумент Воин Рун не нашелся, что возразить, а маг, довольно ухмыльнувшись, продолжил: "В Эмпирии, что на территории древней Империи Ксу, есть кое-кто, мешающий претворению в жизнь моих планов. Это дриада, хранительница тисового древа жизни. Император у меня в руках, но этот дурак не хочет убивать ее! Я полагаю, что он в нее влюблен. Стало быть, это предстоит сделать тебе. Отправляйся в Эмпирию, отыщи дриаду и убей ее. Сам я не имею власти над ее рощей!" "Это чудовищно!" - возмутился Воин Рун. - "Я не собираюсь..." "Ох, не сотрясай зря воздух", - отмахнулся Безликий. - "Ты же знаешь, что долго не протянешь без моих заклинаний".

Что верно, то верно. Герой до боли стиснул рукоять ненавистного клинка, требующего столь страшную цену за дарованное могущество. Ведь, стоит герою отказаться от помощи коварного мага, он будет лишен посметрия и обречен пребывать в образе бесплотной тени до скончания веков. Можно ли вообразить себе более страшную участь?..

Ничего иного герой не желал сейчас столь страстно, как вонзить Клинок Теней в черное сердце мага, но отвернулся и, провожаемый взорами Безликого и Райта Скаддара, зашагал к порталу к Ониксовому берегу. А уж оттуда до Эмпирии рукой подать...

Вопреки чаяниям, сопротивления на Ониксовом берегу Воин Рун не встретил вовсе. Разоренные лагеря хазимов да мертвые тела оных... Все указывало на то, что несколько дней назад в сих местах разразилось ожесточенное сражение. Но кто же противостоял пустынным кочевникам?..

Проникнуть в святая святых Империи оказалась весьма несложно, тем более, что героя шаг за шагом направлял сам Безликий, глас которого то и дело раздавался в сознании Воина Рун. Маг направлял своего раба в темные аллеи Эмпирии, указывал на разломы в стенах, через которые можно было протиснуться в соседние кварталы. Так, благополучно миновав все без исключения патрули Золотых Мечей, Воин Рун ступил в портал, доставивший его в рощу дриады.

Боль, причиняемая ему Клинком Теней, становилась поистине невыносимой. Лишь одна мысль билась в сознании измученного героя - исполнить поручение Безликого, дабы тот магией своею хоть немного облегчил его страшные муки... "Зачем тебе убивать ту, которая в силах помочь?" - неожиданно прозвучал в сознании Воина Рун иной голос, но сущность Безликого немедленно приказала герою не останавливаться и завершить начатое. Тот послушно зашагал к центру рощицы, где виднелось древо, попирающее кроной небеса, не подавая виду, что узнал того, с кем на миг соприкоснулся его разум. Дарий!.. Таинственный странник, которого он повстречал в Тирганахе в час противостояния Алой Империи.

"Ты!" - воскликнула прекрасная дриада, лишь завидя приближающегося героя. - "Тебя не должно быть здесь! Ты исполнен тьмы и боли! Ты здесь, чтобы сеять семена смерти!" "Меня послали убить тебя, и я сделаю это", - отвечал Воин Рун. - "Хотя это и не доставит мне никакого удовольствия..." "Так делай же, что должно!" - дриада скорбно склонила голову. - "Хотя ты знаешь, что Безликий никогда не освободит тебя! Он не может избавить тебя от этого клинка... Он может лишь облегчить твою боль!" "Но эта боль невыносима!" - вырвалось у героя. - "Он - единственный, кто может мне помочь! У меня нет иного выбора!" "Тогда бей!" - выкрикнула дриада.

Герой воздел Клинок Теней над древесной женщиной, но отступил, покачал головой. "Будь ты проклят, тварь в маске!" - прошептал он. - "Я не могу сделать это!" Дриада мягко улыбнулась ему. "Твое сердце его не умерло, Воин Рун", - шепнула она. - "Позволь мне помочь тебе".

Заклинание ее заставило дикую боль, терзающую героя, отступить. Исполненный благодарности, тот не находил слов, чтобы отблагодарить свою спасительницу. "Видишь, Безликий не единственный, кто может тебе помочь..." - молвила та. - "Потому он и пытается убить меня". "Но можешь ли ты сделать так, чтобы Клинок Теней был не властен надо мною?" - вопросил герой. "Нет!" - отвечала дриада. - "Ничто в этом мире уже не сможет разделить этот меч и твою душу. То, что он превратит тебя в тень, - неизбежно. Я могу лишь облегчить твою боль". "Будь оно все проклято!" - взорвался Воин Рун. - "Вот как меня отблагодарили за то, что мир был спасен от Эйрина. Разве это справедливо?!" "Это судьба!" - прервала его дриада. - "Действуй, пока у тебя есть еще время. Используй его с умом. Останови того, кто повелевает тобой. Отомсти тем, кто того заслуживает!" "Гм, голос Дария недавно сказал мне то же самое", - припомнил герой.

Дриада открыла Воину Рун, что за личиной Безликого скрывается никто иной, как Хокан Ашир, маг Круга, и с помощью Эликсира Жизни возрождает он чародеев, ответственных за недавний раскол Эо. "Твой клинок не обладает достаточной силой, чтобы победить могущество Круга, магию Вечного Пламени", - говорила дриада. - "Тебе нужно отыскать иного Воина Рун, хранителя Камня Феникса! Во время Битвы за Фиару именно он отдал Хокану маску Белиала, вернув тем самым мага к жизни!" "Глупец!" - констатировал Воин Рун. - "Стало быть, именно его следует винить в происходящем..." "Он спас всех нас", - возразила дриада. - "Это была единственная возможность заполучить Камень Феникса и завершить дело Рохена!"

Дриада наказала герою не мешкая следовать к горам Темного Ветра, ибо именно там произойдет предначертанная судьбой встреча Хранителя Камня Феникса и Проклятого Клинком Теней. Конечно, нежить Хокана Ашира уже перекрыла практически все торные тракты, ведущие в южные земли континента, но Уру, мудрая женщина народа Катаи знает горы Темного Ветра вдоль и поперек, и наверняка ведает о неких тайных тропах.

Потому Воин Рун, распрощавшись с дриадой, немедленно выступил обратно в Эмпирию, дабы, следуя совету древесной женщины, встретиться с Элией, "королевой воров".

Однако, оной там не оказалось. Город бурлил, как растревоженный улей; отряды Золотых Плащей патрулировали трущобы. Из шепотка сбившихся в кучки жителей Воин Рун заключил, что в дворцовых садах произошло нечто из ряда вон выходящее, и генерал Ирмир бросил все силы на поимку "королевы воров" Элии и сопровождавших ее людей - некоего рунного воителя, посланника из Катаи и рыцаря в алой броне... Все указывало на то, что устремились те на восток, к порталу в Красные Пустоши...

***

Сиганув в портал, Воин Рун, Элия и Урия оказалось на бесплотной равнине... где расположился караван хазимов. Пока те размышляли, как отнестись к столь неожиданному появлению в их владениях чужеземцев, из портала появились имперские Золотые Мечи. Сие помогло кочевникам определиться с выбором стороны. "Сдохните, имперские псы!" - пронесся крик над равниной и после короткой, но яростной схватки, все было кончено.

Не спеша убирать ятаганы в ножны, хазимы окружили тройку беглецов. "Вы можете нам помочь", - беззлобно заявил набольший кочевников, и, поклонившись, представился. - "Мое имя - Бэйрио". "Конечно, добрый человек..." - начал было простодушныйУрия, и Элия шикнула, подозрительно косясь на потенциальных недругов: "Тихо ты! И как в одних доспехах может умещаться столько тупости?"

"Мой караван стоит здесь, потому что клан Газеда перекрыл дорогу на юг", - пустился в объяснения Бэйрио. - "Вообще-то, он состоит из двух семей, которые всегда враждовали, но сейчас братья Трокан и Тракан объединили их. И стали крайне опасны! Мне нужен кто-нибудь, кто убрал бы этих братьев с дороги... Без своих лидеров Газеда опять будет разобщен. У меня есть план: надо заманить их на поле камней, а там у меня уж подготовлена ловушка с ядовитым газом. Так мы сможем устранить их быстрее всего". "Почему мы должны играть для тебя роль убийц?" - поинтересовалась Элия, и в голосе ее не было возмущения, лишь интерес и трезвый расчет. "Потому что кто-то должен открыть вам Врата Джиннов", - доходчиво пояснил хазим. - "Иначе вы никогда отсюда не выберетесь и будете обречены на медленную смерть".

Герои затравленно переглянулись; выбор у них не велик, а стоит отказаться, так кочевники эти, чего доброго, и их самих перережут. В том, что царят у хазимов истинно волчьи законы, Воин Рун уже убедился.

"Ты хазим?" - на всякий случай вопросил герой, и Бэйрио кивнул, ухмыльнувшись: "Верно подметил". "А я думал, хазимы разговорчивостью не отличаются", - заметил герой, и с лица Бэйрио мгновенно исчесла маска показного дружелюбия. "Да что ты можешь знать?" - вспылил он. - "Мы, хазимы, всю жизнь сражались! С пустыней, с темными и, наконец, с вами - северянами, основавшими Империю. И ты еще удивляешься, что многие из нас стали грабителями? Если уж богатые северяне отобрали у нас землю, то с их стороны было бы честно заплатить за нее". "Мне кажется, о северянах и темных ты ведаешь не понаслышке, добрый человек", - быстренько польстил герой уязвленному самолюбию караванщика. Тот бросил на него подозрительный взгляд из-под кустистых бровей. "Да, это так", - согласился Бэйрио наконец, - "но я не отрицаю, что с товарами и деньгами я управляюсь лучше, чем с мечом и щитом. Я - живой пример того, что миролюбивые хазимы еще не вымерли".

"А клан Газеда, который ты хочешь уничтожить?" - продолжал расспросы Воин Рун. - "Это тоже хазимы?" "Да, верно", - ответствовал Бэйрио. - "Но они враждебны нам. Хазимы - храбрый народ, но вечные раздоры нас ослабляют. Если те семьи, что составили клан Газеда, решили обратиться против нас, они не братья нам боле! Они хотят войны и они ее получат!"

Воин Рун дал свое согласие на осуществление хитроумного плана Бэйрио, и тот посвятил его в детали. Хазимы караванщика нападут на лагерь Газеда, затем имитируют отступление, вымания братьев-вождей на поле камней. Раньше там была расщелина, в которой скапливался ядовитый газ из горных недр. Предприимчивые кочевники закрыли расщелину и соорудили хитроумный механизм, с помощью которого можно контролировать потоки газа. От Воина Рун требуется лишь дождаться, пока братья ступят на поле и, дернув за рычаг механизма, активировать ловушку. Деморализованные потерей лидеров, семьи клана Газеда станут легкой добычей для прогрессивного сообщества хазимов.

"Но зачем было ставить подобную ловушку здесь, в центре пустыни?" - недоумевал герой. Бэйрио демонстративно закатил глаза: вот ведь привязался со своими глупыми вопросами! "Раньше, когда Империя была еще очень велика", - снизошел он до объяснения, - "между Эмпирией и южными провинциями ходило множество караванов. Тех, кто караваны грабил, в те времена считали благородными и уважаемыми людьми. Большинство бандитов просто-напросто нападало на купцов с дубинками, но были также и те, у кого чувство юмора было развито лучше, если ты конечно понимаешь, о чем я. У них был свой караванщик, который уговаривал купцов сделать привал на этом уютном и чистом каменном поле. Как только ничего не подозревающие купцы засыпали, караванщик незаметно исчезал и дергал за рычаг... Газ, вышедший на поверхность, делал свое дело быстро. А потом караванщик с подельниками обирали своих жертв без всякого сопротивления. Не надо говорить, что это подло, я это и так знаю!"

Герой ошарашенно кивнул в знак согласия, отдавая должное изобретательности и извращенному юмору пустынных кочевников. Что ж, у них своя правда...

Воплощение в жизнь замысла хитроумного караванщика прошло без сучка и задоринки. Один из слуг Бэйрио хитростью заманил Трокана и Тракана на поле камней, где в чахлых кустах схоронились Воин Рун и Элия; Урия, руководствуясь моральными принципами, приличествующими его положению, остался в лагере хазимов, отказавшись принимать участие в богомерзкой расправе над вождями.

С гибелью последних в Красных Пустошах вспыхнуло жаркое сражение между семьями клана Газеда, ибо исконное недоверие друг к другу выплеснулось в отчаянной борьбе за передел власти. Орки, призванные Воином Рун в ближайшем храме, ударили воюющим в тыл, довершая расправу над угодившими в ловушку хазимами.

Бэйрио же - единственный, оставишйся в выигрыше, повел свой караван навьюченных утварью троллей через пустыню на юг, к Вратам Джиннов, за которыми сгрудились легионы нежити Хокана Ашира. И теперь, когда каменные створки отворились, они попытались было прорваться в Красные Пустоши, но были немедленно отброшены рунным воинством. Герой и не предполагал, что нежить проявится здесь, в центральных регионах Ксу, так далеко к северу от гор Темного Ветра. Видать, некромант всерьез взялся за дело... в чем бы оно не заключалось.

Зловонный туман окутывал одну из изолированных долин Красных Пустошей, порождая преотвратных демонов. Очевидно, что это и есть то самое оскверненное священное место, о котором говорила дриада. Прикончив адских стражей, Воин Рун приблизился к сгнившему нагромождению древесных корней и ветвей в центре долины, посадил в почву одно из семян Древа Жизни, переданных ему дриадой. Немедленно, то проросло, и ввысь устремился тоненький росточек, очищая зараженные земли, вновь наделяя их магией первобытной природы.

За пределами горных отрогов, ограждающих Красные Пустоши с юга, обнаружилось сразу два портала - к перевалу Ворона, следующему этапу их долгого пути к Катаи, и мистическому Городу Духов. У первого рунное воинство под началом Элии разбило лагерь, возводя долгосрочные укрепления, в то время как герой и Урия отправились обратно на север.


...Перебив демонов на Ониксовом берегу, совершив обряд очищения и взрастив Древо Жизни, герои направились к побережью Черных Вод, дабы убедиться в том, что рыцари Ордена Зари благополучно вернутся на земли Фиары. "Сворачивайте лагерь и возвращайтесь в Североземье", - обратился Урия к своему лейтенанту. - "Там, куда направляемся мы, их добрые души просто погибнут". "Наконец-то!" - обрадовался тот. - "Надеюсь, в Североземье ничего не изменилось. Нормальный человек не должен находиться там, где мы сейчас. Ведь это место... оно проклято! Боги свидетели, я не из робкого десятка, но от этого постоянного скорбного завывания мурашки по коже! А солдаты говорят, что видели призрака на берегу..."

Воин Рун и Урия прислушались: действительно, пронизывающий ветер доносил протяжные стоны и глухие проклятья. Недалече от лагеря Ордена Зари герои действительно обнаружили призрак гнома. "Боги, верните мне брата!" - стенал тот. - "Исегримм, Лорин - я проклинаю вас!.. Я должен освободить брата своего Гламрига от рунного рабства". На вопрос героя о том, что, собственно, произошло, призрак отвечал: "Мы с моим братом Гламригом жили в Виндхольме и были известными каменными ваятелями и ювелирами. Сам Исегримм высоко ценил наши работы". "Исегримм?" - удивился герой. - "Каменный ваятель из Круга? Зодчий Муландира?" "Да, будь он проклят!" - прорычал призрак. - "Он предал нас, выдав Кругу знания нашего народа! Он заразил гномов безумием Круга! Мой брат хорошо знал Исегримма. Однако именно он рассказал о связи Исегримма с магами Круга. Он настроил против него совет старейшин. Гламриг вызвал Исегримма на поединок и сражался с ним на вершине его башни в Виндхольме. Два дня продолжался танец топоров, а вокруг башни непрерывно сверкали молнии. В конце концов Исегримм одержал победу. Но он не убил моего раненого брата, нет! Он сыграл с ним отвратительную шутку - приковал его душу к руне. Там мой брат стал его слугой. В суматохе разразившейся войны мне удалось украсть руну. Я бродил по свету, изучал древние ритуалы, но ничто не могло освободить моего брата от рунного рабства".

"Я знаю, каково это - быть рабом руны", - произнес герой. - "А кто такой этот Лорин, о котором ты говоришь?" "Лорин-Обманщик!" - вспылил призрак. - "Я встретил его, когда плыл по морю Безвременья. Он заманил меня на Затерянные Острова и обещал освободить Гламрига, если я разберусь с четырьмя его врагами". "Рунное рабство может быть разрушено лишь магом Круга или Вечным Пламенем", - с сомнением произнес герой и гном, согласно кивнув, заявил: "Лорин был древним драконом ветра. Он сказал мне, что все драконы обладают подобным могуществом. Я должен был знать, что все драконы - лжецы! Но тем не менее я стал искать врагов Лорина, морских драконов Шииху и Эндара. В кровавой схватке я одолел их. Но это было только начало... А сейчас я чувствую, что все начинается заново!"

"Чем я могу тебе помочь?" - искренне поинтересовался герой. "Я чувствую, что Исегримм пробуждается", - молвил призрак. - "А с ним пробуждаюсь и я, и все то зло, что он принес в мир. Мы все возвращаемся в Эо, в том числе и Лорин, и те драконы, которых я убил. Пожалуйста, заверши то, что не успел я! Я должен быть уверен, что задуманные мною добрые дела претворятся в жизнь".

Перво-наперво Воин Рун и Урия отыскали и упокоили призраков морских драконов Шииху и Эндара, после чего расправились куда с более могучими драконьими духами - Иридоном и Зэндархом. Наконец, пришел через самого Лорина, и в этой схватке к Воину Рун и Урии присоединился призрак гнома, жаждущий отмщения. И когда пал дух дракона ветра, на земле осталась волшебная руна, хранящая в себе дух Гламрига. "Теперь я спокоен", - обратился к Воину Рун благодарный гном. - "В твоем лице брат мой обретет достойного повелителя!"

Призрак каменного ваятеля растял в воздухе; герои остались на побережье еще ненадолго, наблюдая, как рыцари Ордена Зари сворачивают лагерь и исчезают в портале, ведущем на земли Фиары, после чего пустились в долгий путь на юг, где у портала на перевал Ворона во главе рунного воинства их с нетерпением дожидалась принцесса Элия.

Проследовав во врата, трио героев оказалось на заснеженном высокогорном плато. "Пересечь перевал Ворона непросто", - молвила Элия, озираясь. - "Но это самый быстрый путь в Катаи". "А что за крепость виднеется, там, вдалеке?" - прищурился Урия. "Твердыня темных эльфов", - отвечала принцесса. - "Они обитали здесь до прихода людей. Но сейчас, похоже, здесь новые обитатели..."

Даже с высоты горного перевала можно было разглядеть фигурки, снующие у крепостных стен, а характер движений их безошибочно указывал на нежить. "Я попробую привести подкрепление из Катаи!" - решилась Элия. - "Здесь недалеко есть подземный ход, я им и воспользуюсь". "А почему бы нам не пойти с тобой?" - резонно вопросил Урия, и Элия смерила рыцаря презрительным взглядом. "Болван!" - констатировала она. - "Ты же в кромешной тьме и двух шагов ступить не сможешь. Лучше пожелай мне удачи!" Элия исчезла в близлежащем тоннеле, герой же вперил взгляд в крепость норитов, отмечая скопления нежити, возведенные укрепления и возможные точки, откуда можно наносить удары.

Рунное воинство орков и троллей ворвалось во врата, вступило в сражение с ордой мумий, зомби, скелетов. Пробившись вглубь твердыни, Воин Рун с удивлением обнаружил гнома, содержащегося у нежити в плену. Как оказалось, родом тот из Фастхольма, и намеревался с товарищами попросту взорвать крепость норитов, не рассчитывая, однако, встретить тут нежить. Тем не менее, умения гнома пригодились и в нынешнем сражении, ибо взрывчатка его проделала аккуратную дыру во внутренней стене, куда не замедлило хлынуть темное рунное воинство.

Несколько дней и ночей продолжались бои в твердыне; армия Воина Рун медленно, но верно, теснила нежить, отвоевывая все новые крепостные кварталы и участки перевала Ворона.

Уж чего Воин Рун никак не ожидал, так это повстречать в сем горном регионе старого знакомца, норита по имени Шайн ТальАркх, который оказал ему неоценимую помощь в давнишнем сражении против Клинков. "Что привело тебя сюда?" - полюбопытствовал герой. "Я несу недобрые вести из страны темных эльфов", - отвечал Шайн. - "Наш народ убивает сам себя! Архонты обретают новую, неестественную силу! Источник ее лежит за пределами нашего мира. Но некоторые, и я в том числе, с тревогой смотрели на то, как она пожирает души темных эльфов! Наш народ погибает. Каста дрэгонов подняла восстание, но нас слишком мало. Единственное, что сейчас нужно темным эльфам, это сильный лидер, который объединит их! Вот потому я здесь. Я ищу последнего из настоящих дрэгонов, Крэя Ун'Шаллаха. Он должен вернуться домой и излечить наш народ от этой заразы! Но Безликий похитил его из Шал Дуна и держит в плену где-то на юге Ксу. Я ищу его, чтобы отдать ему символ темных эльфов, самую почитаему реликвию нашего народа. Символ сделает его законным правителем норитов". "Не думаю, что ты в одиночку сможешь добраться до джунглей, если Безликий действительно держит Крэя там", - молвил герой, заметив глубокие раны на теле дрэгона Шайна. - "Давай я передам ему реликвию сам, ведь с Крэем я знаком лично". "Ты знаешь его?.." - Шайн все еще колебался. - "Что ж, возьми символ темных эльфов. Передай ему, что он должен возвращаться домой и воспользоваться своим законным правом на власть!" "А как же ты сам?" - растерялся герой. Дрэгон Шайл ТальАркх грустно улыбнулся: "Воин Рун, я уже покойник. Мои раны слишком глубоки, лишь дух поддерживает во мне жизнь. Я умру здесь. Но я помолюсь за тебя Нору".

Бережно приняв от обреченного адамантовую реликвию, исполненную в форме паука, Воин Рун вновь всецело отдался яростному сражению. Рунные воители - тролли и темные эльфы - взяли под контроль третье крыло крепости, устремились к последнему, где базировались основные силы нежити... под предводительством Рохена Тахира, поднятого из могилы Хоканом Аширом. То ли удача была в тот день на стороне героя, то ли не восстановились еще в достаточной мере силы мага Круга... а, быть может, и по какой-то иной причине Рохен не применял против нападавших могущество Вечного Пламени, которое могло в считанные секунды решить исход сражения. Весьма своевременно подоспела Элия, приведя с собою отряд бойцов из Катаи, ударивших нежити в тыл.

"Я наконец-то свободен..." - над полуразложившемся трупом мага Круга воспарил дух Рохена Тахира. "Рохен?!" - поразился герой. - "Это в самом деле ты?!" "Именно", - кивнул дух. - "Хокан Ашир воскрешает магов Круга с помощью Эликсира Жизни. Могущество их растет с каждым днем. Скоро они станут так же всесильны, как во времена владычества Круга!.. Но ты должен спешить. Нежить на перевале - всего лишь передовой отряд. То, что скрывается на другой стороне гор, не оставит и следа от Империи!" "Но как мне остановить Хокана?" - в отчаянии вопросил Воин Рун. "У тебя есть Камень Феникса", - напомнил Рохен. - "Тебе нужно... освободить Феникса". "Но как?" - спрашивал герой. - "Ведь Камень нерушим!" "Найди Клинок..." - голос духа слабел, призрак Рохена Тахира таял в воздухе.

Продвижение армии Безликого на север остановлено... временно; теперь следовало как можно скорее снять осаду с Катаи. Трое героев ступили в портал, у выхода из которого их с нетерпением дожидался Дженквэй, воин народа Катаи.

"Ты вернулась!" - воскликнул он, лишь завидя Элию. "А ты как думал!" - хмыкнула та. - "Я, в отличие от большинства мужиков, держу свое слово!" "Хватит тратить время попусту!" - прервал обмен любезностями Урия и деловито осведомился: "Какова обстановка?" "Они усилили осаду Катаи", - отвечал Дженквэй, окинув взлядом внушительную фигуру рыцаря. - "Нежить и жрецы богов-отступников из Черных Джунглей".

Урия задумчиво кивнул: дело предстояло непростое... И герои тронулись в путь по горным каньонам, направляясь к рунному храму людей, где Воин Рун сотворил воинство, кое повел за собою на лагеря миньонов Безликого, разбитые у крепостных стен Катаи. Рассредоточившись, отряды рунных воителей взяли нежить в кольцо, постепенно сжимающееся; сам же Воин Рун, а также Урия, Элия и Дженквэй через тайный портал проникли в пределы Катаи, дабы отомкнуть городские врата изнутри и вывести на поле брани армию детей ветра, тем самым сокрушив последние очаги сопротивления нежити. Попутно Воин Рун произвел очищение от демонической порчи третьей из указанных дриадой рощиц, не забыв посадить в плодородную землю семя Древа Жизни.

К герою подбежал израненный Кхал, вождь Катаи. "Ты, наверное, Предвестник Бури, приход которого предсказала Уру!" - с благоговением вымолвил он. - "Воин Рун, пришедший с севера. Уру предрекла, что ты освободишь нас! Сама она вывела выжившую часть моего народа на восток, где они хотели выстроить вторую линию укреплений. Боюсь, правда, что они уже окружены".

Впрочем, доблестные дети ветра прорвали окружение самостоятельно, и довольно скоро соединились с рунным воинством, после чего методично уничтожили все без исключения укрепления нежити, возведенные на территории Катаи.

В сопровождении воинов, вооруженных гизармами - традиционным оружием детей ветра, - к Воину Рун приблизилась седовласая Уру. "Чем закончилась битва, Предвестник Бури?" - вопросила она. "Нежить уничтожена", - отозвался герой, и старица благодарно кивнула, обратилась к сородичам: "Поблагодарим же наших спасителей, друзья!"

"Поблагодарим?" - с ненавистью прошипел один из детей ветра, воин по имени Ксалабар. - "Ты что, совсем рехнулась, женщина? Эта чума пришла с чужеземцами. Чужеземцами и северянами... Такими, как эти!" "С ними Элия!" - встал на защиту героев Дженквэй. - "Я верю им!" "Веришь", - насмешливо протянул Ксалабар. - "Потому что эта маленькая шлюшка спит с тобой!" "Повтори, что ты сказал, ублюдок!" - завелся Дженквэй, поудобнее перехватил древко гизармы. - "Я с тебя шкуру сдеру!"

"Успокойтесь! Оба!" - прикрикнула Уру. - "Сегодня пролилось уже достаточно крови. Чего ты хочешь, Ксалабар, предводитель воинов?" Тот с презрением окинул взглядом героев. "Я хочу, чтобы северяне исчезли и забрали с собой свои тайны и интриги", - процедил он.

"Но мы обязаны им своими жизнями!" - вмешался престарелый Кхал, но и это не убедило свирепого Ксалабара. "Тогда пусть пройдут испытание!" - настаивал он. - "Если они желают нам добра, ветра позаботятся о том, чтобы испытание не стало для них преградой". "Это верно", - согласился Кхал, и Уру, поразмыслив кивнула: "Да исполнится воля богов ветра!"

Не такого приема ожидали герои, рисковавшие жизнями ради гостки неблагодарных дикарей. Однако, на этот раз им придется подчиниться воле племени, иначе шансы пересечь горы Темного Ветра устремятся к нулю. "Воин Рун! Пройти испытание - твоя обязанность!" - высокопарно возвестила Уру. - "Вы с Ксалабаром сойдетесь в поединке на ристалище, где состязались наши предки. Если ты победишь его, он должен будет прислушаться к твоим словам".

Никто и никогда не сумел одержать верх над Ксалабаром в поединке; Воин Рун стал первым. Обливаясь кровью, свиперый воин пал наземь, отбросил гизарму в сторону, признавая поражение. "Испытание Правды осталось за тобой!" - выкрикнула Уру. - "Теперь слова твои имеют вес для катаев. А Ксалабар должен замолчать".

Старица отозвала героя в сторонку. "Нам о многом нужно поговорить", - молвила она. - "Ветра времен принесли темные облака". Ее прервал подоспевший лазутчик, поведавший о том, что со стороны перевала Ворона приближается войско имперцев, а во главе его шествуют сам Магнус Арес и бронзовый великан - конструкт, вечный страж Императора, создание магов минувшей эпохи.

Воинство стало лагерем к западу от города, а спустя некоторое время к вратам Катаи подоспел имперский страж. "У меня послание от Его Светлости Магнуса Ареса, Императора Юга и Владыки Золотого Города", - произнес он, обращаясь к собравшимся у ворот лидерам Катаи. - "Император желает встретиться с вами. Также он требует присутствия Воина Рун и своей дочери". "Я лучше умру, чем пойду туда", - процедила Элия, но и на это у стражника был наготове ответ. "Если вы откажетесь, имперская армия сровняет с землей этот город", - буднично произнес он.

"Мы слишком ослаблены", - шепотом обратилась Уру к Кхалу и еле держащемуся на ногах Ксалабару. - "Нужно вступить в переговоры". Действительно, потрепанное жестоким сражением воинство детей ветра не продержится и несколько минут против армии Ксу, в авангарде которой шли Золотые Мечи. "Да будет так!" - склонил голову Кхал. - "Ксалабар, ты охраняешь город и Уру!" Воин согласно кивнул, и вождь направился прочь из Катаи; Воин Рун, Урия, Элия и ни на шаг не отступающий от нее Дженквэй последовали за ним.

...Император Магнус Арес ожидал делегацию у входа в роскошный шатер в центре лагеря, лицо его было непроницаемо. "Ну, здравствуй, дочка", - с ноткой сарказма в голосе обратился владыка к Элии. "Отец..." - в тон ему отвечала принцесса.

Магнус Арес обратился к Кхалу. "Я буду краток", - произнес он. - "Кхал, отдай мне Воина Рун и мою упрямую дочь, и я пощажу эту вонючую дыру, которую вы называете городом". "Они под защитой закона гостеприимства", - покачал головой вождь. - "Они могут уйти лишь по собственной воле". "Как ты посмел перечить мне, варвар?!" - немедленно взъярился Император. - "И почему я, избранник божий, вообще теряю время, слушая твои бредни о гостеприимстве?!"

"Стража!" - взвизгнул он, брызжа слюной. - "Сожгите все! Убейте этих вонючих варваров! Уничтожьте их всех до единого!" "Отец! Нет!" - воскликнула Элия, но Магнус смерил ее полным ненависти взглядом: "Эту женщину тоже убейте. Она мне больше не нужна".

Золотые Мечи приступили к исполнению приказа, довольно скоро обнаружив, что содеять сие не так-то и просто. И тогда к горстке упрямо не желающих умирать воинов ступил бронзовый исполин, занес над головой отчаянно орудующей кинжалами Элии тяжелый молот. Урия оттолкнул девушку в сторону, сошелся с великаном в безнадежном поединке. Ценой собственной жизни доблестный рыцарь Ордена Зари даровал товарищам несколько драгоценных минут, которые те использовали, чтобы бежать прочь из имперской ставки, назад к обреченному городу.

Какова ирония! Столько усилий положено, чтобы снять с Катаи осаду войск Безликого, и теперь войска Империи довершат начатое некромантом. Лишь добравшись до города, Воин Рун, Элия и Кхал отправились на поиски Уру. "Это конец!" - в отчаянии выкрикнула старица, выслушав рассказ героя о предательстве Императора, но, подумав, добавила: "Хотя, быть может, выход все же есть. В долине к северу от города есть рунный храм, посвященный земным богам, куда нет хода детям ветра. А ключ от врат, преграждающих путь к нему, передается от Уру к Уру с того времени, как люди появились на свет..."


Золотыми змеями текли вниз по горным склонам легионы Империи, приближаясь к вратам Катаи. Не щадя себя, отдавая последние жизненные силы, герой призывал в мир рунных воинов - гномов, в то время как Элия и Дженквэй разбивали их на отряды, отправляя на защиту ключевых точек города. Уру и миряне, схоронившиеся в восточной долине, со страхом ждали разрешения конфликта, не веря, что удастся им выстоять пред яростью Империи.

Легионы терпели поражение: один за одним, пали их командиры; непобедимый доселе бронзовый титан был расколот на куски. И все же имперцы не сдавались; даже безжалостно теснимые гномами, они дорого продавали свои жизни.

Рискнул появиться на поле брани и Император. "Узрите же мою силу!" - выкрикнул он, поднимая над головой волшебный жезл и направляя его на собственную дочь. Но... ничего не случилось, могущество Вечного Пламени не испепелило негодницу на месте. "Как же так?.." - растерянно пролепетал Магнус Арес. - "Он же обещал... Силу... мага Круга..." "Безликий сделал из тебя посмешище!" - зло выкрикнула Элия, вонзив кинжал в грудь непутевого папаши по самую рукоять.

Император пал, на губах его выступила кровавая пена. "Нет! Не может быть! Я же избранник богов!" То стали последние слова воистину жалкого человека. "Отдыхай, отец!" - прошептала Элия, закрывая ему глаза. - "Мама ждет тебя".

С гибелью Магнуса Ареса в Империи наверняка вспыхнет война за передел власти, но Элии не было до этого никакого дела. Их ждал Безликий, а покончить с ним - куда более важно, нежели вникать в мелочные конфликты горстки чванливых дворян.


"Битва за Катаи, окончена, Воин Рун", - ласково улыбнулась Уру герою, когда тот навестил ее несколько часов спустя. - "Я больше не вижу бури на горизонте. Пришло время тебе отправиться дальше на юг, через горы Темного Ветра". "Что же ждет меня там?" - вопросил герой. "Земля темных богов", - отвечала старица. - "За горами Темного Ветра начинаются Черные Джунгли - место, где Зарах некогда сотворил темные народы. Столь страшны они, что даже сами хранители их избегают... Они не имеют там власти! Это - проклятое место!"

"Хокан Ашир, известный как Безликий, скрывается там?" - уточнил Воин Рун, и Уру утвердительно кивнула: "Там находится Костяной Храм, старое прибежище Зараха, в которое не могут заглянуть даже боги. Там ты найдешь магов Круга и Хокана Ашира. Там же он держит в плену бога-хранителя, кровь которого использовал для Эликсира Жизни. Там, в храме Зараха, бог не сильнее смертного. Поэтому Хокан будет забирать у него кровь, пока не исполнит свой коварный замысел полностью".

"Но чего ему еще не хватает?" - полюбопытствовал герой. "Хокану нужно больше!" - молвила мудрая Уру. - "Маска Белиала, вернувшая ему жизнь, стала его неотъемлемой частью! Сквозь бескрайние звездные просторы взывает она к повелителю мертвых Белиалу, находящемуся во власти Зараха, своего создателя и повелителя. Хокан хочет с помощью маски слиться с Белиалом!"

Нечего сказать, амбициозный малый. "Но если Хокану это удастся", - произнес герой, - "то он станет полубогом и поведет подчиняющийся ему Круг на битву против всего мира!" "Да", - кивнула Уру. - "И тогда ничто его не остановит. Но сейчас ему еще можно помешать. Все в твоих руках, Предвестник Бури!.. Горы Темного Ветра проще всего пересечь через Твердыню Темного Ветра. Нежить перекрыла все пути, однако я ведаю об одном, покамест свободном... Можно пройти через Механические склепы, древние подземелья зербитов, которые находятся к востоку от твердыни. Из них ты сможешь попасть внутрь крепости..."

Неожиданно подле старицы появился призрак дриады, и дети ветра замерли в изумлении, разглядывая чудесное создание эпохи зари. "Воин Рун, Уру..." - музыкой прозвучал чарующий глас древесной женщины. - "Теперь я знаю, как высвободить мощь Камня Феникса. Иной Воин Рун владеет Клинком Теней, оружием, не принадлежащем сему миру. Этим мечом из черного хрусталя можно рассечь Камень Феникса". "Где я могу найти этого воителя и его оружие?" - поинтересовался герой. "Он узник Хокана", - отвечала дриада. - "Его держат в Твердыне Темного Ветра".

Герой удовлетворенно кивнул: по крайней мере, с пути отклоняться не придется. "Тебе нужно вызволить его", - произнесла дриада. - "После этого вы вместе должны поторопиться, чтобы спасти бога, которого Хокан удерживает в плену. Тебе он известен как Дарий, но его настоящее имя - Эрион Хранитель Знаний. Он был исключен из пантеона богов за то, что помогал людям в Битве за Фиару. Хокан заманил его в храм, когда тот был в обличье смертного, и теперь использует его кровь для своего Эликсира Жизни. Я молю вас: найдите его как можно скорее! Дарию нужна ваша помощь!"

"Душа Белиала овладевает Хоканом посредством маски", - добавила Уру. - "Если Белиал воплотится в теле Хокана, он сможет поглотить божественную душу Эриона и станет куда более могущественным!" "Молю тебя, Воин Рун, поторопись!" - в отчаянии молвила дриада. - "Отыщи Клинок Теней и спаси Эриона! Положи всему этому конец!"

Видение дриады исчезло, но прежде, чем выступать к Механическим склепам, герой собирался хорошенько порасспросить Уру, ибо не до конца понимал истоки возникшей ситуации, и возможные ее исходы. Дарий - бог, надо же! Хитер старикан...

"Кто такой Белиал?" - поинтересовался он. "Когда-то он был слугой Зараха", - отвечала Уру. - "Никто не знает, был ли он представителем какого-то древнего народа, или же Зарах сам создал его. Говорят, что он помогал Зараху в сотворении темных народов, и что он даже пытал существ, издеваясь над их телами, в то время как Зарах превращал их страдания в ненависть. Но темные расы не удовлетворили Белиала. Он хотел, чтобы у него были собственные игрушки, и принялся оживлять мертвецов с помощью магии. Он создал себе слуг из плоти и порабощенных душ". "Некромантия!" - вырвалось у героя, и старица кивнула: "Верно. Магия живых мертвецов была его детищем, его работой. Маску Белиала он выковал собственноручно, она явилась воплощением всей его силы. Вот почему она была так нужна некроманту Хокану Аширу. Скорее всего он, будучи молодым зербитом, нашел ее в Костяном Храме, когда бродил по Черным Джунглям. Она изменила его! В какой-то степени это событие послужило причиной исчезновения ордена зербитов, а также сегодняшних событий. В маске сосредоточена воля Белиала! Даже если Хокан считает, что управляет ее силой, на самом деле он является лишь марионеткой Белиала".

"А что ты ведаешь о дриаде?" - задал Воин Рун следующий вопрос. "Она - последний древесный дух в Ксу", - молвила Уру. - "Когда-то здесь было много дриад. Они хранили Древа Жизни, прародители простых деревьев. Их сила сделала эту землю цветущим садом. Но дриады безрассудны. Сколь задумчивы и печальны они зимой, столь же страстны и любвеобильны они весной. Она была такой же. А когда в один прекрасный день в ее рощу забрел бог, она забыла о правилах Творения и соблазнила его. Иные боги разгневались и наказали ее за то, что она воспользовалась своим сверхъестественным очарованием. Но проклятье навсегда привязало ее к роще и отняло у нее силу, так что она могла поддерживать жизнь лишь в небольшом количестве деревьев. Старшие дриады оплакивали несчастную судьбу своей сестры и даже вступили в спор с богами. Но в конечном счете они потеряли Ксу, и цветущий сад обратился в пустыню. Сегодня в Ксу осталась лишь одна из древних дриад. Но ее сила, когда-то сделавшая весь континент зеленым, не простирается за пределы ее рощи. Это крайне печалит ее. Ее сердце все еще помнит весну мира, помнит того бога..."

Ни дриада, ни мудрая Уру так и не назвали имени бога, грех которого повлек за собой целую череду несчастий. Что ж, пусть будет так, но не нужно иметь семь пядей во лбу, чтобы, сопоставив все факты, догадаться, о ком идет речь.

"Расскажи мне о Механических склепах", - попросил герой. "Склепы принадлежали зербитам, древнему магическому ордену", - с готовностью отвечала Уру. - "Они изучали тайны джунглей и многое узнали о черной магии, пропитавшей южные земли насквозь. Но в рядах их оказался предатель, который решил использовать знание зербитов как оружие. Они противостояли ему, но поняли, что ничто не могло справиться с ним. Тогда они поставили в своих склепах множество ловушек, дабы оградить от него свои тайны. Вот почему склепы эти называются "механическими" - они изобилуют механическими и магическими ловушками".

"Поведай же о Твердыне Темного Ветра", - молвил Воин Рун. "Это старая имперская цитадель", - изрекла старица. - "В ней несли службу лучшие воины Империи! Когда древняя Империя людей одержала верх над темными народами, Император осознал, что их можно победить. Но нельзя победить Черные Джунгли! И он выстроил в горах Темного Ветра систему укреплений и отправил своих лучших воинов на борьбу со злом, которое могло родиться в Черных Джунглях. Сначала мой народ был против этого. Но когда старый Император поклялся всегда защищать нас и иных жителей окрестных земель от порождений джунглей, мы согласились. Клятва сия много лет хранила нашу страну. И даже когда бушевали войны, звук рогов Стражей собирал катаев, хазимов и имперцев вместе, и давали мы отпор порождениям джунглей. Но теперь это осталось в прошлом. Стражи Твердыни погибли, никто больше не несет дозор на стенах. От старой Империи осталась лишь бледная тень!"

К герою приблизилась Элия, рядом неотступно следовал Дженквэй. "Я готова к новому сражению, Воин Рун!" - заявила девушка. - "Только дай мне передохнуть немного..." Выглядела она неважно, что и говорить; недавняя битва оставила неизгладимый отпечаток в душе молодой женщины, и Воин Рун понимал это, как никто иной. "Отдохни немного", - мягко произнес он. - "В конце концов, ты храбро сражалась и даже одержала победу в поединке с собственным отцом".

"Мой отец..." - губы Элии презрительно искривились. - "Я должна была отомстить этому паршивому псу за смерть Урии! Но что ты собираешься делать теперь?" "Я отправляюсь в Механические склепы и попытаюсь открыть вход в крепость с юга", - отвечал герой. - "Тогда-то катаи и нанесут удар... Останься здесь и отдохни. Мы встретимся позже, если ты, конечно, захочешь идти в бой вместе с катаями". "Конечно", - молвила принцесса. - "Береги себя в Механических склепах. Встретимся в крепости".

...Ступив в портал, расположенный в северном квартале Катаи, Воин Рун перенесся в Механические склепы, и, не успел он сделать и нескольких шагов, как рядом означился призрак Уру. "Моего тела здесь нет, лишь душа", - заметила старица. - "Я помогу тебе миновать смертоносные ловушки сего подземелья, кои зербиты установили для защиты от Хокана. Последний убил предводителя зербитов Анктара в поединке, а остальных членов ордена держал в осаде, обрекая на голодную смерть. Их души до сих пор обитают здесь. Никуда не делись и ловушки, и их бесценные сокровища. Хокан никогда не осмелился здесь появиться".

И герой углубился в склепы, внимательно слушая мудрые советы Уру, ибо старица точно знала, каким образом можно миновать или обезвредить ту или иную ловушку. Вот только Воин Рун никак не ожидал повстречать в твердыне зербитов отряд катаев под предводительством старого знакомца Ксалабара. Никоим образом не изменив своего изначального отношения к Воину Рун, воин повел за собою единомышленников в поисках Скипетра Ветров, который упрочил бы его влияние в иерархии племени. Герою не оставалось ничего иного, как покончить с безумцем, ибо вознамерился тот воспрепятствовать воссоединению рунного воинства и армии катаев у врат Твердыни Темного Ветра.

Пройдя в портал, связующий древние владения зербитов с Твердыней Темного Ветра, герой с ужасом созерцал воинство Тьмы, занявшее крепостные бастионы. Клинки, люди-ящеры, именующие себя "Ша", нежить... В том, что армия сия сокрушит Империю, Воин Рун даже не сомневался.

Расправившись с нежитью у северного портала, Воин Рун отворил врата, через которые в крепость хлынули воины-катаи. Конечно, число их не шло ни в какое сравнение с армиями Безликого, собравшимися здесь, на границе, но неожиданная атака заставила противника спешно выстраивать оборону, что дало возможность герою проскользнуть к рунным храмам и приняться призывать воителей в мир. Объединенные силы гномов и эльфов, возникшие в тылу у Клинков, не давали приблизиться к крепости подкреплениям, следующим из Черных Джунглей, в то время как катаи, ведомые Дженквэем и Элией, методично истребляли оказавшихся в ловушке монстров.

Волна сражения выплеснулась за крепостные стены на южные равнины; рунная армия безжалостно теснила Клинков и ящеролюдей... Те дрогнули, убоявшись, скрылись в дебрях Черных Джунглей. Затишье, пусть временное...

Неожиданно появившаяся в тылу у рунного войска имперская армия внесла неприятнейший элемент неожиданности в стройный ход стражения. С максимально возможной поспешностью Воин Рун отряжал отдельные воинские соединения на север, гадая, хватит ли у них сил, чтобы удержать юг. Однако имперцы нападать не торопились. Напротив, из их рядов выступил капитан Иштар, усмехнулся, наблюдая, как последние Ша улепетывают в джугли, поджав хвосты.

"Мог бы и запомнить, я не враг тебе, Воин Рун", - обратился Иштар к командующему. - "Мы здесь затем, чтобы сопроводить Императрицу в Эмпирию!" "Меня?!" - поразилась Элия. - "Я же воровка! Как я смогу управлять Империей?!" "Эмпирии нужна законная владычица", - произнес ее брат, офицер городской стражи. - "Ты унаследовала это право, Элия, и не можешь от него отказаться".

Элия надолго задумалась. "Урия говорил, что нельзя убегать всею жизнь..." - прошептала она, и в глазах ее блеснули слезы. "Так взойди на трон, ради него!" - убежденно произнес Воин Рун. - "Будь достойной Императрицей! Я же направляюсь в место, которое принесет мне лишь смерть и забвение".

Элия порывисто кивнула, и, сердечно распрощавшись с товарищами, отправилась назад, в Эмпирию... дабы с честью принять судьбу, уготованную ей по праву рождения. Оставили рунное воинство и катаи Дженквэя - путь в гиблые джунгли был им заказан.

Перед тем, как отправляться в неизвестность на верную погибель, Воин Рун должен был исполнить обещание, данное прекрасной дриаде. Как знать, быть может, столетия спустя земли Ксу вновь обратятся в цветущий сад, каковыми пребывали они на заре сего мира?.. Свершив очищение рощицы у подножья крепостной стены Твердыни Темного Ветра, герой вернулся в обитель древесной женщины, сообщил ей о своем успехе.

"Спасибо тебе", - сердечно поблагодарила та. - "Жизнь возвращается в Ксу, я знаю это! Но... есть еще одно священное место, я не чувствую его. Должно быть, находится оно в Городе Духов, о котором говорил Дарий. Он рассказывал, что Древние тоже посадили Древо Жизни у себя в городе".

...Пройдя сквозь портал, связующий Красные Пустоши с Городом Древних, Воин Рун отыскал на окраине последнее священное место, затронутое порчей, посадил в роще семя Древа Жизни. Зловонный туман, витавший над городом, чуть развеялся, однако полностью очистить это место не под силу никакой магии. Демоны, нежить и медузы кишмя кишели в пределах городских стен, и герой зарекся углубляться в проклятые кварталы в одиночку, тем более, чем рунных храмов в окрестностях не наблюдалось.

Лишь по счастливой случайности Воин Рун наткнулся в одном из закоулков Города Духов на диковинное механическое создание, покрытое толстым слоем пыли. Наверняка оно простояло здесь несколько столетий! Спрятав чудесную находку в заплечный мешок, герой поспешил покинуть владения мертвых, и, вернувшись в цирк Эмпирии, обменял механиода на волшебного ирфита, которого не замедлил доставить в рощу дриады. Та немедленно принялась потчевать зверушку измельченными кристаллами арайи, беседуя с ним на древнем языке...

Воин Рун тихо удалился, оставляя за собой идиллическую картину возрождающейся земли...


Воистину, средоточие Тьмы - просторы Черных Джунглей. Из подземных каверн появлялись Клинки, куда более изощренные конструкты, нежели те, что выступали в Битве за Фиару на стороне молодого Рохена Тахира. Видать, тот выведал далеко не все секреты Хокана Ашира... В густых кронах вековых древ хоронились Ша, вооруженные духовыми трубками и ядовитыми дротиками. Чуть ли не каждую минуту кто-то из рунных воителей замертво падал наземь, но, несмотря на потери, войско упорно двигалось на юг.

Неожиданно впереди показалось здание старого форта, используемого миньонами Безликого в качестве тюрьмы. Воин Рун несказанно обрадовался, обнаружив в одной из камер Крэя Ун'Шаллаха, сильно потрепанного, но живого.

"Давненько не виделись!" - поразился норит, узнав своего освободителя. - "Со времен Битвы за Фиару. Я слышал, ты забрал с собой Камень Феникса?" "Именно", - кивнул Воин Рун. - "Он и сейчас со мной". "Ты правильно сделал, что покинул Североземье", - молвил норит. - "Сейчас бы все эти лорды преследовали тебя, пытаясь завладеть Камнем. Но что ты делаешь здесь и сейчас?"

"Я здесь для того, чтобы покончить с магами Круга!" - отвечал герой. "Значит, это правда?" - изумился Крэй. - "Безликий - действительно маг Круга?" "Да, его зовут Хокан Ашир", - подтвердил Воин Рун. - "Сейчас он воскрешает своих старых соратников в Костяном Храме. Но скоро я положу этому конец!" "Теперь я вижу, что такова твоя судьба..." - задумчиво промолвил темный эльф. - "Вот почему тебе пришлось нести свою ношу вплоть до сегодняшнего дня. Уверен, никогда и ни у кого не было задачи сложнее твоей".

"Кстати, я принес тебе символ темных эльфов!" - произнес герой, протягивая Крэю адамантовую реликвию. "Око Нора!" - поразился тот. - "Откуда оно у тебя?" "Меня послал к тебе Шэйн ТальАркх", - ответствовал Воин Рун. - "Ты должен вернуться к своему народу и не допустить братоубийственной войны!" "Мой верный Шэйн..." - прошептал Крэй, пытаясь осознать смысл сказанного героем. - "Я? Домой?.. Да у меня столько врагов, что я не доберусь и до столицы!" "Но твой народ нуждается в тебе!" - настаивал герой. "И я вниму зову!" - отвечал Крэй. - "Но в свое время. Сейчас я слишком слаб. Отнеси символ в Эмпирию, моему послу. Он приготовил все необходимое для моей дороги домой. Покажи символ послу, чтобы получить все необходимые привилегии, но не отдавай его ему!"

Оставив Крэя на попечение целителей-эльфов, Воин Рун осмотрел остальные тюремные камеры. В одной из них содержался иной Воин Рун, на лице которого застыла печать страдания. "Прими благодарность от своего рунного брата", - горько усмехнулся Проклятый (а был это именно он). Лишь сейчас герой заметил матово-черный клинок, прислоненный к стене камеры. На память немедленно пришли и слова дриады, и пророчество Лирио Форелла, монаха Эриона.

"Ты обладаешь свободой воли, как и я", - констатировал герой. - "Кто же ты?" "Свободен?!" - признес Проклятый с нескрываемым сарказмом. - "Согласен, я - не раб Руны... Но видишь этот меч? Он по крупицам высасывает мою душу! С каждым днем ледяная корка на моем сердце становится все толще и толще... Я думал, что Хокан Ашир может исцелить меня, но он лишь играл со мной. А теперь заточил меня здесь и наблюдает, как меч постепенно превращает меня в тень. Пожалуйста, прими помощь от меня, Проклятого. У меня мало времени, скоро душа моя перейдет в это дьявольский клинок! Дай мне шанс перед смертью отомстить Кругу за все мои страдания! Возьми меня с собой!"

Конечно, в подобной просьбе герой не мог отказать своему собрату. Оставив того во главе рунного воинства, разбившего лагерь в сердце Черных Джунглей, он ненадолго вернулся в Эмпирию, проследовал в церковный квартал к алтарю темных богов.

"Я принес тебе символ темных эльфов", - обратился герой к посланнику Дорхану. - "Меня послал Крэй Ун'Шаллах. Он скоро будет здесь. Вы должны подготовиться к его появлению и прибытию на родину в качестве... законного правителя темных эльфов!" "Конечно же, мы подготовимся!" - закивал Дорхан с неожиданным подобострастием. - "А теперь отдай мне символ". "Нет", - покачал головой герой. - "Крэй сказал не отдавать его тебе".

Напускное радушие норита как рукой сняло. "Это был бы нетипичный для него умный шаг", - прошипел он, - "если бы он не отправил символ с таким жалким посланником!" И Дархан атаковал; из здания святилища Нора появилось несколько темных эльфов, немедленно присоединившихся к сражению...

Обагрив кровью ступени храма, герой отступил на шаг, гадая, чем было вызвано сие неожиданное нападение. Норитов всегда было сложно понять, но теперь, похоже, высшие чины духовной и светской иерархии тех затеяли опаснейшую борьбу за власть, в которой сам Воин Рун оказался лишь незначительной пешкой.

"Молодец!" - послышался знакомый голос. Прихрамывая, Крэй Ун'Шаллах приблизился, с грустью оглядел мертвые тела собратьев. "Ростки зла пробились в душах моего народа быстрее, чем я предполагал", - произнес он. - "Теперь я заберу Око Нора. Кажется, посланником должен стать кто-то другой". Что-то в тоне дрэгона побудило героя задать следующий вопрос: "Ты знал, что Дорхан нападет на меня?" "Я допускал это", - уклончиво ответил Крэй. - "Это означало прекращение моей деятельности, которая сейчас настолько же слаба, насколько слаб я сам. Но я был уверен, что у тебя все получится! Однако, произошло самое худшее". "Это правда", - согласился Воин Рун. - "Но в следующий раз предупреждай, когда на меня будет готова напасть толпа фанатиков-норитов... Желаю удачно вернуться домой!"

Распрощавшись с изгнанником, герой направился прочь, к величественному дворцу на вершине холма. Вернуться в Эмпирию и не отдать дань уважения новой Императрице было немыслимо. Стража сразу же препроводила Воина Рун на балкон, где прохаживалась Элия, с грустью глядя на суетной город внизу. Он продолжает жить своей жизнью, и она не принадлежит ему боле.

"Воин Рун!" - радостно выкрикнула Элия, бросившись к герою. - "Вот уж не ожидала тебя снова увидеть!" "Не взглянуть на новую Императрицу было выше моих сил, Ваше Величество!" - с улыбкой поклонился Воин Рун. "Прекрати называть меня так!" - деланно вспылила Элия. - "Я как была Элией, так ей и осталась! Суеты вокруг моей персоны и так хватает. Старые друзья остаются старыми друзьями. Понятно?"

"Конечно, Элия", - отвечал герой. - "Ну и как ты ощущаешь себя в новой роли?" "Конечно, странно вернуться сюда после стольких лет, проведенных на улице", - молвила Императрица. - "Для начала, нужно избавиться от помпезности, разведенной здесь отцом. Весь дворец какой-то... непрактичный, что ли! Разве здесь можно чувствовать себя уютно? Тебе хорошо бы спалось на кровати из чистого золота? Мне - нет! А заливное из печени королевского цайна? Никогда в жизни не пробовала ничего омерзительнее! Но я все это скоро изменю!" "Я чувствую, для главного дворецкого наступают тяжелые времена..." - ухмыльнулся герой. Элия рассмеялась: "Он последние дни из кожи вон лез, чтобы мне угодить, и, надо сказать, это ему почти удалось. Ну ничего. Он привыкнет. Все привыкнут. Мне грустно только от того, что мама всего этого не увидит... И еще противно, что все вокруг раболепно услужливы! Нет людей, как ты или Урия - не с кем поспорить".

"За власть нужно платить", - произнес Воин Рун. - "И маги Круга скоро об этом узнают". "Твое путешествие подходит к концу", - вздохнула Элия. - "А вот мое, похоже, только начинается!.. А знаешь что? Я воссоздам Орден Зари! В честь тебя и Урии". "Я думаю, что это лучший подарок, который ты могла бы ему сделать", - согласно кивнул Воин Рун. "Да, я тоже думаю ему понравилось бы", - грустно улыбнулась Элия, в глазах ее блеснули слезы. - "И зачем ему было нужно погибать?" "Чтобы ты могла жить!" - молвил герой. - "Для того, чтобы ты сейчас стояла здесь, а не пряталась сама от себя". "Как бы я хотела, чтобы он вернулся к нам!.." - прошептала девушка. - "А ты? Ты останешься хоть ненадолго?" Воин Рун покачал головой: "Нет, мне нужно завершить начатое! На этот раз Круг должен быть уничтожен!" "Береги себя, Воин Рун", - молвила Элия на прощание. - "Эмпирия тебя не забудет".

Все долги уплачены, все обещания исполнены. Пришел час вернуться к ожидающему его воинству и завершить, наконец, начатое...


Марш по жарким джунглям продолжился. Одержав победу над очередным отрядом Клинков, Воины Рун заметили, что верховодил ими Кузнец Душ. Конечно, не столь могущественный, как тот, который творил армии железных конструктов в Битве за Фиару, но, тем не менее...

"Ни один Кузнец Душ не убережет Хокана от моего Клинка Теней!" - зло бросил Проклятый, пнув недвижные останки могучего Клинка. "Но как ты собираешься поразить его?" - полюбопытствовал герой. - "Он же защищен Вечным Пламенем!" "Знаю", - вздохнул Проклятый. - "Даже если я не сумею уничтожить Круг, я выплесну им в лицо всю свою ненависть с последним вздохом. В любом случае, с Безликим будет покончено!"

"Ты слышал о Камне Феникса?" - поинтересовался герой. "Да, он оказался у тебя после Битвы за Фиару, не так ли?" - отвечал Проклятый. "Именно!" - подтвердил Воин Рун. - "Камень Феникса может уничтожить Круг, потому что он создан из Вечного Пламени. Камень нельзя рассечь ничем, кроме как клинком, не принадлежащем этому миру. Дриада открыла мне, что клинок это - в руках иного Воина Рун..."

Проклятый воодушевился: "Мой Клинок Теней сотворен существами, обитающими за пределами Эо. Я - тот самый Воин Рун, о котором ты говоришь!" "Итак, каждый из нас владеет половиной оружия, которое уничтожит Круг", - подвел итог герой. - "Теперь же мы объединились!" "Первым делом нам надо отыскать магов и Хокана", - молвил Проклятый. - "Отправляемся в Ущелье Тьмы, Костяной Храм должен быть где-то там".

...Миновав портал, ведущий в ущелье, Воины Рун столкнулись с сопротивлением ящеролюдей Ша. Последних призывали у алтарей богов-отступников малые Кузнецы Душ, а верховодил последними сам Урам Красный. Некогда Клинки стали его погибелью, теперь же - послушными слугами, а давний противник обратился в господина, слово которого - закон.

Перво-наперво Воины Рун занялись святынями Зараха и Нора, откуда изливались все новые и новые силы ящеролюдей. Разрушив оные и лишив их магической силы, они отыскали в глубине джунглей рунные храмы орков и троллей и, призвав внушительную армию сих темных народов, ударили по орде Ша, хранящей подступы к порталу в Костяной Храм.

Название свое сие древнее сооружение получило не зря. Воины Рун даже предположить не могли, сколько тысяч жизней было принесено в жертву, чтобы воздвигнуть башню из окаменевших костей, посвященную Злу в чистом виде.

Прозвучал сигнал к атаке, и рунное воинство всех шести народов Эо устремилось по направлению к средоточию мощи Зараха в мире - гнойнику, коий надлежало выжечь каленым железом. Навстречу воителям выступили Клинки и нежить; очаги сражений вспыхнули разом на внешних дворах Костяного Храма. Сознавая, что оставаться снаружи и пытаться координировать бессмысленное, в общем-то, сражение, - задача пустая и несвоевременная, Воины Рун устремились во внутренние чертоги святилища, мимо алтарей, орошенных запекшейся кровью, ликов Зараха, обвиняюще взирающих со стен на безумцев, осмелившихся попрать ногой святая святых темного бога.

Довольно скоро они отыскали Дария, привязанного к волшебному алтарю. Необычная светящаяся кровь капала из многочисленных порезов на запястьях несчастного, наполняя стеклянные сосуды. Кажется, старик при смерти...

С величайшей осторожностью Воины Рун освободили Дария от пут. Тот с трудом разлепил глаза, прохрипел слова благодарности. "Отдохни", - приложил палец к губам герой. - "Ты потерял много крови". "Действительно", - согласился Дарий, - "ее было достаточно, чтобы утопить в ней весь мир".

"Это правда?" - поинтересовался Воин Рун. - "Ты и впрямь Эрион Праведный?" "Так меня называют в ваших книгах", - кивнул старец. - "А на языке предков меня зовут Дарий". "Но ведь ты помогал нам в Битве за Фиару?" - допытывался герой. - "Ты написал для Рохена Книгу Призыва?" "Да", - ответствовал Дарий, - "я дал Рохену Книгу Призыва. Я нашептал ему на ухо истории о добре и справедливости, и я наделил его силой, чтобы он создал для вас порталы. Я надеялся, что деяния мои останутся незамеченными, ибо идут они вразрез с законами, которым обязаны подчиняться боги. Но братья мои и сестры были непреклонны, и изгнали меня из пантеона хранителей. Какое-то время я бродил по миру, скрываясь от их гнева. Потом я почувствовал, что маги Круга пробуждаются, и решил еще раз взяться за дело, пока мои братья и сестры будут стоять в стороне и безучастно наблюдать за происходящим. Но в итоге несчастье все-таки произошло!"

"Эрион, без твоей помощи у нас не было бы мира, в котором хочется жить!" - воскликнул Воин Рун. - "Мира, за который хочется сражаться и умирать! Ты - величайший из богов, ведь ты пожертвовал собой ради будущего смертных!" "У нас есть что-то общее, мой рунный друг", - грустно усмехнулся Эрион. - "Но мой путь заканчивается здесь, а вот тебе еще предстоит решить свою судьбу. Ни в коем случае не дай Хокану слиться с Белиалом!"

"Где он, кстати говоря?" - поинтересовался герой. "В великом зале Зараха", - молвил Эрион. - "Он и маги Круга готовятся к единению с Белиалом. Маска напитана могуществом, вливаемым в нее магами. Хокан уже начал обращаться в Белиала. Останови его!.. Но перед тем, как выпустить Феникса, надо вернуть Хокану прежний облик, иначе пламенное создание не признает в нем мага Круга! Белиал еще не полностью воплотился, потому ты можешь изгнать дух его из тела Хокана Ашира!"

"Одержать верх... над полубогом..." - с сомнением произнес Воин Рун. "Ни один человек никогда не сталкивался с более сложной задачей", - вздохнул Эрион. - "Но это единственный шанс вернуть Хокана в его человеческое обличье! Феникса можно выпускать не раньше, чем ты это сделаешь. Только Феникс может уничтожить Хокана и магов Круга с помощью силы Вечного Пламени. Пусть эта Битва за Эо станет для тебя последней. За тобой сейчас пристально наблюдают все боги и духи!"

Оставив изгнанного бога на попечение целителей рунного воинства, герои проследовали в великий зал Зараха, где Хокан Ашир творил свою темную волшбу. Вернее - не Хокан боле! Облик некроманта разительно изменился, ныне обратился он в гиганта, целиком состоящего из мертвых тел, а на лице его красовалась золотая маска. Маги Круга, занявшие места по периметру зала, щедро вливали силы свои в возрождаемого Белиала. Воин Рун искренне порадовался, окинув взглядом противников и не обнаружив в рядах их Рохена Тахира.

Вот он - Круг во всем своем великолепии: Урам Красный, Андергаст Ткач, Шор с восточных островов, Ионна Певица, Мастер Свирели, Среброрукий Мастер Иллюзий, эльфийка Ирья Пресветлая, орк-шаман Гор Изменчивый, дворф Исегримм, нориты - Черный Райт Скаддар и Зихор Змей.

Не обращая внимания на поглощенных ритуалом магов, Воины Рун атаковали Белиала... Безжалостно кромсали они тушу исполина, ослабляя его контакт со смертным миром. Один за другим маги Круга, освобожденные из-под контроля полубога, падали замертво, но порабощенные души их ввязывались в сражение... чтобы вновь быть упокоенными, на этот раз Воинами Рун.

Наконец, пришел черед и самого Белиала. С оглушительным ревом титан пал, очертания его подернулись рябью, и героям предстал разъяренный Хокан Ашир. "Будьте вы прокляты!" - прошипел некромант. - "Вы прервали превращение!.. Жалкие рабы рун, мое Вечное Пламя испепелит вас также легко, как создало!"

Усмехнувшись, герой извлек из заплечного мешка Камень Феникса, бросил его наземь, и Проклятый немедленно разрубил реликвию Клинком Теней. В небеса взмыл Феникс, прекрасный и ужасный одновременно, и Вечное Пламя его мгновенно испепелило Хокана Ашира, последнего из Круга, съежившегося в тени предвечного создания.


Так завершились кровопролитные Войны Рун, длившиеся без малого семь лет. Эрион, мудрые деяния которого уберегли Эо от превращения в царствие смерти, получил прощение пантеона... Получила его и дриада. Боги-хранители вернули ей утраченное могущество, и магия дочери природы обратила выжженные земли Ксу в цветущий сад.

Эпоха террора Круга безвозвратно канула в Лету...

  1  2  3  4  
Web-mastering & art by Bard, idea & materials by Demilich Demilich