Demilich's

Хроника

Глава 4. Хроники Энрота

Энрот Варн MCMIV достиг места своего назначения. Это оказалась огромная планета, которую решено было наречь Энротом. Так же окрестили огромный материк в северном полушарии, на котором произошла высадка.

После высадки колонистов экипаж активировал Стража по имени Мелиан - компьютерную систему, управляемую развитым искусственным интеллектом. Процесс колонизации ничем не омрачался и вскоре Энрот стал самой процветающей и технологически развитой планетой среди дальних колоний.

Планетой управлял губернатор, возглавлявший Колониальное Правительство, которое наряду с персоналом Планетарного Контрольного Центра занималось дальнейшим развитием колонии. В его руках находилась Небесная Кузница, что по мере надобности производила необходимые приборы.

Губернатором Энрота являлся Падиш. Он создал много великолепных артефактов и был весьма знаменит. Естественно, в его руках находилось также и мощное оружие массового поражения. Однажды группа террористов взломала защиту Кузницы и похитила одно из таких орудий, но они были остановлены славным мэром города Алианта по имени Алан. Мэр решил оставить оружие у себя, дабы оно было в безопасности. Жену Алана звали Элейной, сына - Майклом, а дочь - Аланной. Последняя была весьма красивой девушкой и многие желали ее руки, но однажды ее нашли мертвой около зала собраний Совета - кто-то хладнокровно убил девушку. Алану пришло сообщение, что виновны в этом старейшины Совета. Обезумевший от горя отец приказал схватить их, а затем казнить. Старейшин было пятеро и четверым удалось бежать. Они попросили политического убежища в стране Виззиас. Алан потребовал выдать ему "убийц", но получил отказ. И тогда мэр приказал атаковать. Битва была жестокой, а в конце дня сын Алана Майкл пал в битве.

Ослепленный горем, Алан применил оружие Древних; на сотни миль вокруг все было выжжено и наполнено опасными для жизни отходами. Сила жара оказалась такой, что на месте плодородных земей Виззиаса и Алианта образовалась пустыня Драконьи Пески, из которой торчала часть корабля, Варна MXMIV. Этот черный день назвали Днем Огня, а Алана стали рассматривать как самого злобного человека в истории, хотя виноват был по большей части губернатор, не уследивший за столь мощным оружием.

Экосистема планеты нарушилась. В Планетарном Контрольном Центре восстали роботы, и лишь жертва главного инженера, запечатавшего вход и оставшегося внутри, спасла жизни множества мирян от обезумевших созданий. Колониальное правительство послало запрос о помощи, однако связь с Древними установить так и не удалось. Многие решили, что Древние ужаснулись разрушению, которое колония принесла сама себе, и отказались говорить с ней, пока она не станет более цивилизованной. Но знающие люди понимали, что это не так. Просто именно в этот момент спиральный рукав галактики был отрезан от Сети и, как следствие, от империи Древних. Сей день вошел в историю как День Огня, ознаменовавший собой создание нового календаря, служившего напоминанием об этих темных событиях. Так на смену Времени Чудес пришло Безмолвие.

***

Помимо Энрота на планете существовало еще два континента, получившие названия Антагарич и Джадам. Поскольку именно с Энрота колонисты начали свое расселение, власть на нем была наиболее крепкой. После Дней Тьмы колонисты обнаружили, что губернатор мертв.

Единственным, к кому они могли обратиться, был Оракул Мелиан, но люди относились к нему с религиозным чувством, боялись и не понимали его предложений об использовании оставшихся технологий, кои почитали исключительно за волшебные артефакты. Поскольку почти весь персонал был перебит потерявшими контроль роботами Планетарного Контрольного Центра, техника осталась без обслуживания и вскоре пришла в негодность, в том числе и Небесная Кузница.

Несколько столетий спустя планета находилась в стадии развала. Очаги цивилизации с трудом удерживались лордами.

Однажды лидер одного из варварских кланов Джарконас увидел вещий сон, после которого исполнился решимости объединить все племена и создать мощное королевство. Это ему удалось, но вскоре появилось не менее мощное королевство Гарондейл, правители которого решили присоединить земли Джарконаса к своим владениям. Они атаковали города, расположенные на восточной границе королевства Джарконаса. С трудом удалось отбросить противника назад, но война продолжалась. Королевство слабело с каждым годом. Когда пришла очередь уже Джарконасу III уходить из этого мира, он отдал последнее приказание - разыскать либо варвара Сумасшедшего Дядю Ивана, либо своего сына Джозефа - отличного мага, который в раннем возрасте ушел из семьи и отправился в скитания по свету. Они и их потомки помогали королевству в течение всей этой войны.

Через 200 лет после появления королевства, во времена правления Королевы Джелдрии сильному удару подверглась южная граница, когда орды варваров сожгли многие города, а некоторые захватили. Они также были изгнаны, но это ослабило королевство. Многие люди становились недовольны таким положением вещей и уже перемещались в более отдаленные места. Это могло привести к падению королевства Джарконаса.

Столицей королевства был город Врата Слоновой Кости - символ нерушимости и процветания. Никто не знал, что в нем присутствовали шпионы Гарондейла. Во времена правления Этании Джелдрии II шпионам удалось сдать город своим повелителям. Народ впал в отчаяние и Королеве пришлось быстро решать, отбивать город своими силами или просить помощи у соседнего эльфийского государства. В итоге ей все же улыбнулась удача и город удалось вернуть.

После этого наступил коренной перелом в военных действиях. Гарондейл терпел поражение за поражением на других фронтах, поскольку агрессивная политика его правителей привела к войне со всеми соседними государствами. А королевство Джарконаса укрепляло свои позиции. Наконец Джарконас VI решил, что пришла пора нанести удар в сердце Гарондейла. Столица оного пала, его правители были либо убиты, либо бежали в отдаленные земли. Королевство Джарконаса весьма расширилось за счет захваченной территории; многовековая война закончилась.

Но во время войны случилось еще одно знаменательное событие - из морских пучин поднялся таинственный архипелаг. Говорили, что это происходит раз в тысячу лет. На архипелаге находился Источник Волшебства и, по преданию, тот, кто сможет завладеть им, станет самым могущественным магом на следующее тысячелетие. Те волшебники, что прознали об этом, немедленно отправились на Таинственные Острова, однако преуспели лишь двое. Один быстро захватил Источник в свои руки и стал искать ключ к его силе. Другой же поступал более мудро. Общаясь с местным населением, он узнал о существовании библиотеки, в которой хранились книги, рассказывающие не только о местонахождении Источника, но и о том, как им пользоваться. Устновив контроль над городом Хронос, в котором находилась библиотека, он узнал, где находится Источник, но столкнулся с соперником. Пока тот пытался подчинить магию Источника, новоявленный хозяин библиотеки решил отправиться на поиски артефакта, что блокировал использование магии. Это было рискованно, но игра стоила свеч. Раздобыв артефакт, волшебник повстречал варвара (того самого Дядю Ивана), с помощью которого одолел соперника. Так он стал наиболее могущественным магом Энрота.

Эти две эпопеи знаменательны тем, что явились точкой отсчета для возрождения из пепла катастрофы.

***

Оторвемся на время от энротских событий и обратимся к Антагаричу, где в этот час вершились деяния, оказавшие впоследствии огромное влияние на судьбу всего мира в целом. Итак, в те древние времена Антагарич являл собой довольно непритязательное зрелище. Практически вся его территория находилась под гнетом Империи Бракадуун, вотчины колдунов, что правила железной рукой и мгновенно пресекала всяческие попытки открытых восстаний.

Наша история начинается в небольшом варварском поселении в Пустошах. За века, прошедшие со дня становления Империи, большинство варваров позабыли присущую их роду доблесть, и превратились в послушных марионеток колдунов. Большинство... но не все.

Тарнум Тарнум, юный варвар из клана Рабака, был в ту пору простым пастухом, однако мысленно он представлял себя могучим воителем, ведущим за собой в сражения огромные армии и стирающим Империю Бракадуун с лица земли. Его судьба резко изменилась в тот день, когда он встретил израненного барда, одного из последних в своем роде. Надо сказать, что Империя безжалостно уничтожала представителей этой некогда почетной профессии, ибо в сердцах Королей-колдунов жил страх перед открытием варварам истины о действительном происхождении их расы. А истина состояла в том, что не всегда Империя владела миром - некогда легендарный варвар Джарг сумел сплотить за собой огромную Орду и с ее помощью создать великое королевство, простиравшееся от океана до океана. Впоследствии королевство распалось и на смену ему пришла Империя Бракадуун.

Все это Тарнум узнал от умирающего барда и преисполнился решимости повторить подвиг Джарга, вернуть своему народу подобающее уважение. Тем более, что к колдунам Империи у него были личные счеты - давным-давно они силой увели из дому его маленькую сестру. Но для этого ему необходимо было сплотить за собой все варварские кланы Пустошей, вернуть им веру с себя. И первым препятствием на пути юного героя стоял варвар Рабак - лорд кланов, по существу являвшийся мелким приспешником колдунов Империи. Избавиться от него не составило большого труда.

После этого Тарнум открыто провозгласил себя Королем варваров; титул этот никто не носил со времен захвата Пустошей бракадуунцами. И в глазах оных новоиспеченный Король был всего лишь еще одним звеном в длинной цепи разношерстных преступников, от которых нужно поскорее избавиться. Однако колдуны прочитались... за считанные недели варвары Тарнума умудрились установить контроль над тремя их городами, возведенными в Пустошах.

Дабы не перебрасывать в варварские земли свои войска, колдуны решили обойтись малой кровью. Один из них - Курл, - жестоко ненавидящий варваров, заточил в своей башне четырех последних бардов Антагарича и объявил Тарнуму ультиматум - его жизнь в обмен на жизни менестрелей. Но слишком велика, слишком важна была цель Тарнума, чтобы он мог ценой жизни несчастных бардов обрекать свой народ на дальнейшее рабство. Отвергнув ультиматум, армия Пустошей устремилась к цитадели Курла, надеясь успеть спасти осужденных. К несчастью, колдун уже казнил старейшего барда, владевшего глубокими знаниями истории варварской расы. Остальных же троих удалось вызволить, а вероломный Курл нашел свою смерть от клинка Тарнума.

Затем последний повел свое воинство в Трясины, болотистый регион, фактически находящийся под властью Империи, однако на самом деле управлявшийся местными лордами, погрязшими в междоусобных войнах. Это сильно облегчило задачу варварам и они поодиночке расправились со всеми полководцами Трясин, объединив их армии со своей Ордой.

Теперь на пути Тарнума осталось лишь одно препятствие, отделяющее его от земель Империи - Отвесные Пики, горная гряда, считавшаяся колдунами неприступной. Для охраны каждого перевала они отстроили по замку и полагали, что находятся в полной безопасности, ведь некогда даже великий Джарг не смог одолеть Пики и отправился в обход их. Здесь Тарнум решил превзойти своего именитого предка и направил свое войско прямиком в горы. За долгие месяцы, проведенные здесь, Орда существенно разрослась, в нее вливались жители многих высокогорных регионов, и казалось, что ничто уже не сможет помешать победоносному шествию восставших варваров.

Однако Империя наконец-то всерьез восприняла надвигающуюся с запада угрозу и решила покончить с ней одним ударом. Объединившись, Короли-колдуны создали в горах магическую лавину, что в считанные минуты уничтожила половину Орды Тарнума. Остатки армии последнего оказались в ловушке - на востоке простирались земли могущественной Империи, а путь на запад был отрезан, ибо лавина начисто заблокировала все остававшиеся перевалы через Отвесные Пики. В последней отчаянной попытке Тарнум огранизовал стремительный марш на север, ибо в том направлении находилась долина, где, по слухам, все еще обитали потомки Джарга. Естественно, Король варваров собирался привлечь их на свою сторону, дабы общими силами навсегда уничтожить Королей-колдунов.

В долине его ждало жестокое разочарование. Потомки Джарга оказались обычными крестьянами, которым довольно неплохо жилось на землях Империи. Естественно, предложение Тарнума об альянсе было сразу же отклонено.

Последний обезумел. Годы гнета, потеря всех тех, кого он любил, а также нежданное предательство поставило его на грань, когда ярость затуманила рассудок. И Тарнум решил, что единственный путь для его народа к обретению свободы лежит в уничтожении абсолютно всех магов этого мира. А все те, кто не с ним - против него!

Таким образом деревня потомков Джарга была предана огню, а сами они все до единого пали под ударами мечей Орды. Опустошительным ураганом пронеслась она по имперским землям, сотни невинных жителей оказались жертвами взбесившихся варваров. Тарнум не щадил никого. Не принимая той кровавой бойни, в которую обратилась война, капитаны Короля варваров собрались вместе и потребовали у него возвращения домой. Однако Тарнум уже не мог прекратить начатое, однако не мог он и заставить их сражаться. Таким образом на следующем праздненстве капитаны случайно отведали отравленного вина...

Тарнум боялся, что после этого деяния варвары отвернутся от него, однако они выказали еще большее уважение к силе и власти своего лидера. Вновь сплотившись, Орда оттеснила колдунов к океану и приступом взяла их последний, считавшийся неприступным оплот - замок Стилхорн.

В довершение всех бед, Тарнуму пришлось столкнуться со своей собственной сестрой, которую годы жизни в Империи сделали лояльной по отношению к Королям-колдунам. И Тарнум отдал воинам приказ покончить с ней...

Итак, Тарнум положил конец власти Королей-колдунов, однако и его тирания длилась недолго. Ибо вскоре из руин Империи Бракадуун родилось новое королевство людей - Эратия, и король его - Рион Грифонхарт, отбил у варваров с таким трудом завоеванные ими земли, отбросив народ Тарнума обратно в западные области Антагарича, где те основали небольшое государство Крюлод. В гневе последний вызвал Риона на поединок, но потерпел поражение, и душа его отправилась на суд Предков - богов, коим поклонялся народ варваров...

В течение своей жизни Рион Грифонхарт сделал Эратию весьма сильным и процветающим королевством. После кончины сюзерена бразды правления Эратией приняла его дочь - Королева Аллисон. Но однажды ей явилось видение, в котором демоны Подземного Мира захватили душу ее отца, доселе мирно почивавшую в Раю, и пленили ее в своем мрачном царстве. В отчаянии королева обратилась к своим рыцарям, однако ни один из них не имел достаточно сил и отваги, дабы схватиться с могущественными повелителями Подземного Мира.

И миру вновь явился Тарнум. Предки посчитали, что грехи последних лет его правления, омраченные жесточайшей тиранией по отношению к волшебникам, не могут позволить душе Короля варваров найти покой в Раю; решено было дать ему второй шанс. Тарнум явился миру как Бессмертный Герой, обреченный на вечные скитания до тех пор, пока грехи его не будут полностью искуплены и он не получит прощение Предков.

Облачившись в рыцарские доспехи, Тарнум сумел войти в доверие к Королеве и получил под свое командование ее армии, кои и повел за собой в Подземный Мир - обширное подземелье под поверхностью континента. Однако, несмотря на кажущуюся лояльность, разум бывшего Короля варваров негодовал: "Неужто таково его наказание? Спасение души убившего его? Жители Эратии помнят о нем как о жесточайшем тиране истории, и за это он должен помогать им?!" Однако, по правде говоря, выбора у Тарнума не было.

Пробившись через отряд дьяволов, охранявших Врата Цербера, Тарнум проник в Подземный Мир. От его обитателей он узнал, что для того, чтобы проникнуть в недра земли, ему в первую очередь необходимо разыскать магическую Сферу и преподнести ее в подарок Лодочнику. Последний переправил Тарнума на следующий уровень огромного подземелья, раскинувшегося под Антагаричем. Королева Аллисон же следовала за ним, ибо она не могла бездействовать, пока душа ее отца подвергалась пыткам демонов.

Аллисон Грифонхарт Ужасы Подземного Мира отражались на его обитателях, именно поэтому большинство от них были безумны. Проведя месяцы в этой темной земле, люди Тарнума стали все чаще посещаться призраками прошлого. Но никто не переживал этого острее, чем Бессмертный Герой. Последнему являлись в кошмарах видения злодеяний его прошлой жизни, и именно это заставило его пересмотреть многое из совершенного. Он осознал неправедность своих поступков и понял, что жители Эратии не так уж и не правы, когда говорят о нем как о тиране. К счастью, ни Королева, ни остальные рыцари даже не подозревают, кто на самом деле скрывается под личиной их нынешнего предводителя.

На протяжении всего долго путешествия по кавернам и извилистым лабиринтам Подземного Мира Тарнум, следуя советам примкнувших к воинству его ангелам, собирал могущественные артефакты, составлявшие ранее меч, рекомый Ангельским Альянсом. Именно ангелы сотворили сию реликвию, дабы обратить ее против демонов Подземного Мира... и демоны же раскололи гибельное для них орудие, обратив его в набор не представляющих особой опасности артефактов. Теперь же Бессмертный Герой намеревался восстановить Ангельский Альянс и поразить им Подземного Мира, удерживающих душу Риона Грифонхарта.

Вскоре Тарнуму пришлось столкнуться с одним из некромантов, который мирно обитал в Подземном Мире, создавая здесь армию нежити. К несчастью для последнего, Бессмертный Герой нарушил его покой, ибо пресек на корню амбициозные замыслы нечестивца.

Пока же Тарнум добрался до владений Подземных Повелителей. Эти могучие чернокнижники давным-давно покинули поверхность Энрота и обосновались в Подземном Мире. К счастью для Тарнума, Повелители были рады вцепиться в глотку как случайно забредшему в их пещеры чужаку, так и своему соседу. Междоусобица ослабляет любой народ, и посему пробиться через сий регион не стало серьезной проблемой эратийским рыцарям. Походу они узнали имя демона, похитившего душу Риона Грифонхарта - Джорм. Логово последнего находилась в глубинах Подземного Мира, однако войско Эратии уверенно приближалось к нему.

Всякая армия погибала в Подземном Мире и вскоре Тарнум убедился в разрушительном действии бессонных ночей и отсутствии солнечного света на мораль его войска. И он знал, что если не найдет способа уничтожить сам Подземный Мир, то потерпит поражение. Знала это и Королева Аллисон; презрев опасность, она присоединилась к своим отрядам, ибо знала, как поднимает мораль войск присутствие монарха на поле брани.

Впервые увидев ее воочию, Тарнум испытал сильный шок - Королева была как две капли воды похожа на его сестру... ту, которая пала от руки его воинов столь много лет назад. Не значит ли это, что Аллисон - его племянница?! Решив оставить все домыслы и суждения при себе, Бессмертный Герой вновь состредоточился на стоящей перед ним цели. Однако однажды ночью его посетило видение приснопамятного дня, когда варварская Орда брала штурмом Стилхорн, и сестру его, пребывающую на волосок от гибели, спас безвестный в те времена рыцарь - Рион Грифохарт...

Теперь между эратийцами и Джормом оставалось лишь одно препятствие - владения демонического герцога Дизелиска. Последний, как ни странно, был слеп, и поставил условием прохождения войска Эратии возвращение ему зрения. Несмотря на недоверие к демоническому отродью, Тарнум согласился и после долгих поисков в бесконечных пещерах Подземного Мира все же сумел отыскать магический артефакт, возродивший взор старого герцога. Дизелиск на радостях не только пропустил армию Королевы через свои владения, однако и предоставил ей свои отборные войска, поголовно состоящие из дьяволов, демонов и прочих гнусных тварей. Нечего и говорить, что ведя за собой такие силы, Тарнум играючи разгромил все противостоявшие ему рати Джорма, после чего уничтожил последнего в его замке и заполучил наконец душу Риона Грифонхарта.

Однако в следующую минуту триумф обернулся поражением, ибо войска Дизелиска обратились против него; в считанные мгновения все эратийские воины были уничтожены, а Королева Аллисон захвачена в плен. Такая же участь постигла бы и самого Тарнума, не будь он бессмертен.

Никогда не верь демону. Тарнум знал это и все же угодил в расставленную Дизелиском ловушку. Теперь все стало настолько очевидно - Джорм с его немногочисленными силами никогда бы не смог контролировать Подземный Мир, как выходило по словам Дизелиска. Именно последний заказывал здесь музыку. Душа Риона Грифонхарта окончательно расставила все по своим местам - по ее словам, незадолго после становления Эратии страна была атакована демонами Подземного Мира, ведомыми герцогом Дизелиском. Король сумел отбросить их назад, предварительно ослепив предводителя подземных обитателей. Герцог долгие годы вынашивал планы мести и наконец осуществил их, приказав Джорму похитить душу Короля из Рая. Он знал, что Королева обязательно последует сюда, ибо сон о похищении души не был ниспослан ей Предками - это также была работа коварного Дизелиска. Неплохо зная людей, герцог трезво рассчитал, что пытая Королеву, он тем самым сподвигнет душу Короля на ментальное придание ей сил. Сие деяние ослабит Риона и душа его в итоге будет уничтожена.

Герцог Дизелиск Герцог учел все, помимо одного - Тарнума! Ярость последнего была не сравнима ни с чем. К счастью, он абсолютно случайно повстречался с клериком Норваном, сопровождаемым воительницей Тринн. Пара эта, преисполнившись благими намерениями, весьма эффективно искореняла зло в Подземном Мире, наставляя заблудших на путь истинный мечом и магией. Объединившись с Тарнумом, герои атаковали (и весьма небезуспешно) владения Дизелиска и в итоге сумели уничтожить герцога Подземного Мира...

"Морозным зимним утром, когда Тарнума должны были наречь Защитником Королевы, последняя искала в замке человека, спасшего душу ее отца. Однако его нигде не было видно, а на кровати оного покоились начищенные до блеска доспехи. Рыцарь, покоривший Подземный Мир, исчез навсегда."

***

Картина мира постепенно менялась и новые государства возникали на Антагариче в годы, последовавшие за падением Империи Бракадуун и основанием Эратии. Выжившие в резне чародеи основали в юго-западной пустыне континента королевство Бракада, где продолжили постигать таинства магии, заключив союз с могущественными и прекрасными ангелами. Чернокнижники заняли остров Нигон у юго-восточного побережья континента, где обосновались в сети обширных подземных тоннелей, отходящих от горы Кулак Грома.

На острове Вори, к северо-западу от Антагарича, обитают снежные эльфы, изначальная эльфийская цивилизация сего мира, и снежные гиганты - лучшие произоводители сыра на планете (в их языке есть сорок два слова, обозначающие сыр). Остров окружен льдами и царит здесь преимущественно студеная погода...

Давеча с Вори были высланы молодые эльфы, пожелавшие колонизировать новые земли. Ведомые Эльфиасом, они осели на севере Антагарича, где дали начало расе лесных эльфов и их государству - АвЛи. Столица оного - Пьерпоинт - находилась в Тулареанском Лесу на юго-востоке страны, где обитала раса ходячих деревьев - дендроидов, некоторые из которых обладали разумом, но были лишены способности передвигаться. Дендроиды стали союзниками эльфов АвЛи, ровно как и лесные волшебные животные - пегасы и единороги.

К югу от АвЛи расположился Каменный Город, вотчина дворфов, некоторые из которых, чаще бывавшие на поверхности, завязали дружеские отношения с эльфами. К югу от региона, в котором находился Каменный Город (будущих Спорных Земель) распростерлась преимущественно степная область под названием Финаксия, где будет основана отдельная от Эратии человеческая Империя, которая, впрочем, не просуществует и столетия, будучи уничтожена эльфами.

Надо сказать, конфликты между сопредельными эльфийской и человеческой державами случались нередко. Довольно крупным столкновением явились так называемые Древесные Войны. Все началось с того, что следопыты Эратии обнаружили редкий вид древесины в северных регионах своей страны. Дровосеки, посланные на промысел, перешли границу АвЛи, что вылилось в обращение правителя этой страны к Королю Эратии Давиду Грифонхарту IV. Последний категорически отверг предложение эльфов о прекращении промысла, и следующим посланием сюзерена АвЛи было объявление войны соседям. Древесные Войны продолжались 150 лет, когда был наконец подписан мирный договор. Конфликт исчерпал себя, но и в последующие столетия межде АвЛи и Эратией периодически возникают трения по поводу Спорных Земель - граничной области между двумя королевствами.


...В начале пятого столетия после наступления Безмолвия бич некромантии коснулся и Энрота, где возникли первые Братства, постигающие тайны посмертия. Чуть позже была организована и Гильдия Некромантов, ячейки которой на различных континентах фактически не были связаны между собой.

Существенный вклад в развитие некромантии как науки внес архимаг Терракс, сделавший немало открытий в стихийной волшбе, а также в магиях света и тьмы. Чуть позже могущественный чародей Этрик (более известный как Этрик Безумный) прославился открытием Ритуала Вечной Ночи - способа превращения мага в лича, который применялся сильными и умелыми некромантами, желавшими продолжить присное существование и после смерти, а также колдунами, стремящимися выгадать себе побольше времени для магических изысканий. Надо отметить, в лича обратился и Терракс.

Гильдию Некромантов Эратии основали маги Бракады, заинтересовавшиеся новой наукой, за что и были изгнаны из державы чародеев. Они осели в южных пределах АвЛи, где основали королевство Дейя, которое довольно скоро стало весьма пустынным регионом, и винить в сем стоит нечестивую волшбу его обитателей, высосавшую жизнь из окрестных земель.

***

Тарнум наслаждался своей вечной жизнью на просторах Антагарича, когда его вновь достиг призыв Предков. Оказывается, что подошел к концу 10.000-летний период заточения Повелителей Стихий, и теперь последние готовятся покинуть Стихийные Планы и уничтожить Энрот, где дали сбой сдерживавшие их Силы Небосвода. Неизвестно, что конкретно было у Предков на уме - возможно, вмешиваться в сий конфликт они считали ниже своего достоинства, а возможно, специально на этот случай у них и был припасен Бессмертный Герой. Так или иначе, перед Тарнумом была поставлена конкретная цель - любой ценой остановить вторжение стихийных духов.

Бессмертный Герой был перенесен в отдаленную башню, что находилась в Бракаде - небольшом государстве волшебников к югу от Эратии, где главенствовал Гавин Магнус. Последний ввел Тарнума во все детали и выделил ему в помощь отряд колдунов под предводительством своего кузена Барсолара. Первым делом был совершен рейд на единственный в Бракаде город, где обитали стихийные духи. Тарнум надеялся отыскать там ключ к разгадке перемещений между Стихийными Планами и его старания увенчались успехом - в захваченной крепости обнаружилсь древняя книга, посвященная как раз этому вопросу.

Однако план Тарнума был гораздо более смел, чем полагал Гавин Магнус - Бессмертный Герой был абсолютно лишен присущей волшебникам осмотрительности и, мысля по-варварски, решил провести сражение с духами в их собственных царствах. До времени начала атаки, вычисленного с помощью волшебства, оставалось еще несколько месяцев, и Тарнум вторгся на Воздушный План, намереваясь поставить на колени Шалвенда, Повелителя Воздуха. Однако он недооценил своего противника - стихийные духи ждали как раз такой примитивной атаки, чтобы через образовавшийся портал, связывающий их измерения с Энротом, проникнуть в этот мир. После чего портал был разрушен, что лишило Тарнума возможности вернуться и спасти... то, что еще можно было спасти.

У Бессмертного Героя оставался один-единственный шанс - самому возвыситься как Повелитель всех Стихий, другими словами, он должен был подчинить себе все Стихийные Планы. Быстро завершив зачистку Воздушного, Тарнум разыскал Врата, ведущие на Водный План, царство Акваландара. И пошло-поехало... Перед взором Тарнума проносилась галерея иных планов, необычных созданий, их населяющих... Подчинив себе обитателей Водного Плана и выжав насквозь промокшую робу, Тарнум отправился дальше, в мрачные лабиринты Плана Земли. Уничтожив тутошних Подземных Повелителей, что были сродни тем, с которыми Бессмертному Герою пришлось столкнуться в Подземном Мире, бракадские колдуны сумели открыть портал в последний из Стихийных Планов - Огненный. До того, как увидел его, урожденный варвар никак не мог представить в своем воображении мир, целиком состоящий из огня. Но, узрев воочию, он открыл для себя интересную истину - огонь не жжегся! И пока Тарнум отправился на сокрушение сопротивления огненных духов, его приближенные волшебники занялись исследованием этого странного измерения. В процессе было сделано удивительное открытие - похоже, чудесные свойства тутошнего пламени целиком определялись неким волшебством, коим сий План насквозь пропитался. А раз так, колдуны предположили, что помимо Стихийных Планов, возможно существование Плана Магии - магии, что сможет вновь заточить Повелителей Стихий, чье стремление к разрушению могло в конечном итоге ввергнуть в хаос весь Энрот. Немедленно были проведены магические опыты и портал на План Магии -магически искаженное пространство на пересечении Стихийных Планов - был в самом деле открыт! К тому времени Тарнум как раз заканчивал зачистку Огненного Плана и поспел к своим колдунам как раз к тому времени, когда из созданного ими портала появилось необычное существо - дух волшебства. Последний поведал Тарнуму, что в его родном Плане предводительствуют три высших духа волшебства, именуемых "Первыми". Он посоветовал Бессмертному Герою отыскать их, ежели тот действительно питает надежды склонить на свою сторону обитателей Плана Магии.

Измерение сие во многом напоминало родной мир Тарнума, за исключением того, что даже простые желания здесь вполне могли исполниться, стоило лишь о них подумать. Нечего и говорить, что для бракадских колдунов открывались поистине необъятные просторы для исследований. Однако не все обстояло гладко - силы Повелителей Стихий также прибыли на План Магии для заключения альянса с духами волшебства. Объединившись, они легко уничтожили бы Бессмертного Героя, однако вековая ненависть духов друг к другу не позволила им решиться на такой шаг. В итоге Тарнум обошел стороной вражеские лагери и отыскал убежище Первых. Сих высших духов не пришлось долго склонять к союзу - им также был чужд хаос, несомый стихиями, ведь магия и пытается его упорядочить.

Тем временем оставленные Тарнумом на Огненном Плане отряды сообщили ему, что Повелитель Огня поработил расу фениксов. Попытка самолично освободить этот подкласс пернатых ни к чему не привела. Тарнум живо припомнил годы рабства, когда его народ страдал под гнетом Империи Бракадуун и поклялся вызволить фениксов даже ценой разрушения Энрота, что вполне может быть вызвано промедлением. Наиболее рационально мыслящие колдуны воспротивились этому шагу и это вызвало раскол в рядах воинства Бассмертного Героя. Хотя, говоря откровенно, самыми яростными противниками Тарнума были те эгоистичные колдуны, которые хотели задержаться на Плане Магии, дабы исследовать его необычные свойства. Однако Барсолар поддержал Тарнума, и недовольным колдунам пришлось подчиниться кузену Короля Магнуса.

Итак, Тарнум вернулся на Огненный План. Стремительной атакой разметав элитные силы Пираннаста, Повелителя Пламени, он вызолил фениксов и получил их согласие на присоединение к его войскам. Теперь армия Бессмертного Героя являла собой и в самом деле грозную силу, ибо, лишившись поддержки фениксов, Стихийные Лорды стали куда как более уязвимы.

И вот настал час, когда новоявленный Повелитель всех Стихий сквозь магический портал вновь ступил на землю Антагарича. Оказалось, что за время его отсутствия здесь прошло 30 лет и все это время Повелители Стихий атаковали Бракаду, силы которой находились уже на исходе. Немедленно было отправлено послание Гавину Магнусу, правда, Тарнум сильно сомневался, что Король Бракады жив до сих пор. Однако тот был не только жив, он все еще находился у власти и даже прислал свое войско в помощь Бессмертному Герою в его финальном сражении со Стихиями. Те же, предчувствуя свое скорое поражение, решили объединить свои силы против смертных. Однако даже этот отчаянный шаг не смог их спасти: фениксы Тарнума с поистине нечеловеческой яростью обрушились на своих поработителей, посему оным пришлось отступить на свои родные Стихийные Планы.

Под конец боевых действий в лагерь Тарнума прибыл сам Гавин Магнус. Он нисколько не постарел за 30 долгих лет, пока Бессмертный Герой исследовал Стихийные Планы. Более того, Король Бракады поведал Тарнуму, что и сам бессмертен. Оказывается, он пал при давнишней атаке Стилхорна, что и положила конец Империи Бракадуун, однако силой неизвестной магии был воскрешен из мертвых. Постепенно его ненависть к Королю варваров перешла в нечто похожее на уважение, ибо он знал о бессмертии Тарнума и следил за его подвигами все эти годы.

Однако даже это признание не могло заставить Тарнума почувствовать расположение к этому человеку. Ему казалось, что Король Бракады также жаждет стать Повелителем всех Стихий и использовать тамошних духов в своих целях; и Бессмертный Герой приказал духам волшебства стереть воспоминания о походе на Стихийные Планы из разумов всех, принимавших в нем участие. Затем он разрушил остававшиеся на Антагариче стихийные города, где оставались действующие порталы на Стихийные Планы, и уничтожил все записи о существовании оных.

Повелители Стихий были вновь изолированы от миров смертных на своих Планах, а Тарнум наконец-то смог сбросить с плеч колдовскую робу и отложить в сторону надоевший посох лишь затем, чтобы вновь взять в руки меч и с головой окунуться в полную приключений варварскую жизнь.

***

Через определенное время человеческие города-государства Энрота объединились в Империю и страна наконец-то познала процветание. Однако тайно действующая на континенте Гильдия Некромантов подточила ее основы.

Ибн Фадлан Очень долгое время она находилась в подполье, пока амбициозный член Гильдии по имени ибн Фадлан не решился на захват власти. Многим некромантам не понравилось это воинственное поведение, поэтому ибн Фадлану пришлось действовать отдельно от Гильдии. Для своих целей он избрал приближенного к Императору виконта Крэгера - командующего северными землями Империи. Воздействовав на его разум, ибн Фадлан заставил Крэгера поднять восстание в своих владениях, а затем направиться на поиски легендарных доспехов Андурана. Завладев сим могущественным артефактом, ибн Фадлан вполне смог бы подчинить себе всю Империю. Помешать Крэгеру суждено было его другу детства.

Подавив восстание, тот направился по следам Крэгера. Как стало известно, вожделенный артефакт состоял из трех частей - меча, шлема и панциря, и все они были спрятаны в различных местах. Крэгер уже знал о местонахождении всех частей, а имперцам же нужно было найти одну из частей, чтобы получить представление о местонахождении остальных. По следам Крэгера его бывший друг добрался до Темных гор, где смог раньше предателя найти первую часть артефакта. Крэгер направился на Остров Копья за второй частью, обнаружив тайный перевал через горы. Пришлось выбирать, следовать за ним через Пучину или объехать горы через эльфийские земли. Но эльфы находились под гнетом колдуньи и вели отчаянное сопротивление. Кроме того, добираться до северных земель в случае, если Крэгер успеет заполучить вторую часть, пришлось бы через владения могучего варвара. Но, с другой стороны, переезд через Пучину был чреват встречей с некромантами, которые вряд ли согласятся сотрудничать. В любом случае Крэгер все же оказался первым.

Пришлось отправляться сразу за третьей частью и в этот раз Крэгера удалось обогнать. Тогда-то Верховный Маг Императора и открыл, что за всем этим стоят некроманты. Немедленно последовал приказ уничтожить их, но герой решил сначала забрать вторую часть артефакта у Крэгера, а заодно узнать причины его предательства. Магией Шлема Андурана он освободил своего друга от подчинения ибн Фадлану.

Затем разразилась жестокая битва имперских сил с некромантами. С помощью собранного артефакта имперцы одержали верх; ибн Фадлан пал на поле брани. Последующая чистка Империи ничего не дала - Гильдия хорошо скрывала своих членов. Что касается Крэгера, в виду смягчающих обстоятельств Император принял мудрое решение - все земли и титул Крэгера он передал его другу, а самого бывшего виконта поставил ему в подчинение. Такова была цена верности.

Галлавант Еще одна крупная стычка с некромантами имела место во владениях лорда Альберона. Это произошло уже во времена заката Империи и ее распада на отдельные провинции. Генерал Альберона Галлавант в то время находился на островах с инспекцией. Однажды его корабль попал в шторм и потерпел крушение на неизвестном острове. Спешно удалось соорудить новый корабль, плавание на котором вывело генерала на острова пиратов, терроризирующих королевство Альберона. Галлавант не упустил возможности вырезать грабителей и их главаря - Мартина.

Дракония Домой он вернулся под покровом ночи и тумана. В полном безмолвии его встретил двоюродный брат, который и сообщил о развязке некромантами гражданской войны. И что самое ужасное, их предводитель - Дракония, сестра Галлаванта, которая очень дорога ему, несмотря на ее увлечение некромантией. Герой оказался перед сложным выбором. Если он выступит на стороне сестры, лорд Альберон умрет, а Галлавант всю жизнь будет носить печать предательства на себе. Если же он останется лояльным своему сюзерену, ему придется потерять сестру. В лучшем случае, он уговорит лорда приговорить ее к пожизненному заключению. Он сделал выбор и сторона, за которую он выступил, одержала победу. Впрочем, ее правление длилось недолго...

***

На пятом веку вечного бытия Тарнума его достиг ментальный призыв: "Спаси Мировое Древо!" И все. Бесспорно, приказ исходил от Предков, но странно - обычно они лично являлись ему, дабы проинструктировать Бессмертного Героя о том, что же ему надлежит делать. Однако приказы, как известно, не обсуждаются, и Тарнум, все еще не совсем представляя, что же это такое - "Мировое Древо" - следуя странному зову, отправился в северно-восточную область Антагарича. Вскоре он достиг гор, в пещерах коих ютилось варварское племя. Вожди его поведали Тарнуму, что не так давно были вытеснены со своих земель нежданно-негаданно появившимися некромантами, что заняли их пещеры и двинулись дальше в недра земли.

Ментальный зов, приведший Тарнума сюда, исчез, из чего Бессмертный Герой заключил, что наконец-то достиг цели. Отправившись в глубокие тоннели крушить рати некромантов, он попытался выяснить у варваров, что им известно о Мировом Древе. А известно было немного: по варварским преданиям, это Древо было создано первым в этом мире, и именно оно дало жизнь всему живому.

Помимо некромантов, в подземных пещерах Тарнум повстречал враждебное варварское племя, члены коего гордо именовали себя Последователями Ворра. Предположив, что так зовут их вождя, Тарнум тем не менее озаботился выяснением личности Ворра у своих шаманов. Каково же было его потрясение, когда он узнал, что Ворр - один из триумвирата Предков. По легенде, варвары принялись устраивать кровавые жертвоприношения одному из своих великих древних королей, дабы вознести его как своего военного бога. Эти жертвы принимал Ворр, а взамен гарантировал последователям свое покровительство.

Перед Тарнумом вырос целый ряд вопросов. Он понял, что тот древний король, в честь коего и приносились жертвы - он сам, и именно из-за него ныне Мировое Древо в опасности. Но какой прок Ворру напускать нежить некромантов и своих варваров на уничтожение источника жизни планеты? Множество вопросов и ни одного ответа.

Вскоре Бессмертный Герой действительно осознал, что Мировое Древо находится где-то поблизости, ибо темные подземные тоннели вывели его в пещеры, где в полном отсутствии солнечного света в изобилии цвели цветы и произрастали деревья. Иначе и невозможно объяснить их присутствие здесь, кроме как близостью источника жизни. Тем не менее, Тарнуму было чем заняться, ибо некроманты с непонятной настойчивостью выжигали всю эту красоту.

Вскоре открылось, что Последователями Ворра предводительствует варварский Король по имени Таргор. Последний явно отождествлял себя с Тираном (именно так история сохранила имя Тарнума) и во всем следовал воле Ворра. Шаманы Тарнума заключили, что скорее всего этот Предок просто безумен, ибо иначе нельзя объяснить его стремление уничтожить все живое в мире. Но даже если и так, Бессмертному Герою было абсолютно не по силам справиться с одним из божеств его народа.

Однако существовал шанс - как известно, силу Предкам давали поклоняющиеся им варварские племена. Следовательно, если удастся изменить взгляды Последователей Ворра и указать им на разрушительную природу безумного Предка, силы последнего существенно истощатся. Таков был план Тарнума, который он решил осуществить собственными силами, все еще не понимая, почему же ничего не предпринимают остальные Предки.

Тем временем его отыскал эльфийский друид, который наконец-то пролил свет на то, что же такое в самом деле Мировое Древо. В то время как Тарнум полагал, что движется к нему, на самом деле он находился внутри него. Ибо первоначально хранителями источника жизни - сих подземных тоннелей - являлись эльфы и они называли его Корнями Жизни. Однако эльфы чуть было не сломились под натиском сил зла и впоследствии новыми хранителями стали Предки, божества варваров. Понятие "Корни Жизни" трансформировалось на варварском наречии в "Мировое Древо". Посему по прошествии веков варвары и принялись считать, что где-то на краю земли существует некое абстрактное древо, дающее жизнь всему живому.

Бессмертный Герой сумел отыскать древний волшебный артефакт, дающий возможность его обладателю читать в душах и мыслях иных людей. Именно его Тарнум и преподнес Королю Таргору и раскрыл перед ним всю свою душу. Он молвил: "Веками я пытался искупить свою вину. Не следуй моему примеру!" Прозрев, Король Таргор отвернулся от Ворра и лично отправился к нему, дабы поставить в известность безумного Предка. Глупый, хотя и смелый поступок. Как и следовало ожидать, Ворр расправился с Королем. Узнав об этом, бывшие Последователи Ворра встали под знамена Тарнума, надеясь спасти то, что еще можно было спасти в Мировом Древе. Уничтожив все находившися здесь отряды некромантов, Тарнум узнал, что Ворр оставил и их, просто исчезнув из этого мира.

Бессмертный Герой взглянул на обожженную землю и увидел цветок, пробивающийся в тоннеле. Мировое Древо восстанавливало себя после вреда, причиненного ему некромантами. Но безумный Предок все еще представлял собой угрозу и Тарнум знал, что рано или поздно, но им придется встретиться.

Выбравшись на поверхность, Бессмертный Герой вновь услышал ментальный зов, более напоминающий крик боли, что звал его дальше на северо-восток, где простиралась огромная пустыня. В пути ему время от времени попадались небольшие отряды демонов, настроенные до безобразия враждебно. Однако их атаки повторялись с завидной регулярностью и вскоре Тарнум заподозрил, что вновь столкнулся с организованным сопротивлением.

Окончательно ситуацию прояснил взятый в плен бесенок, который поведал Бессмертному Герою о том, что остальные два Предка народа варваров находятся в плену у Ворра в далеком мире, именуемом его обитателями Огненной Луной. Правда, обитатели сии являлись сплошь демонами да дьяволами, однако сути дела это не меняло. По словам бесенка выходило, что на Энроте существовал некий Сверкающий Мост, по которому можно было попасть в любой мир этой вселенной. Именно так Ворр присылал сюда иномировых демонов, в основном лишь для того, чтобы усложнить Тарнуму жизнь. И в довершение всех бед Тарнум обнаружил, что начал стареть! Похоже теперь, когда силы Предков, дававших ему бессмертие, нейтрализованы Ворром, он вновь обретал смертность. Не этого ли он добивался все бесконечные века своего существования? Не проще ли все бросить сейчас и просто умереть, даже зная, что душа его никогда не попадет в Рай?

Вздохнув, Бессмертный Герой продолжил свой путь. Пустыня сменилась холмами, те - горами; заметно похолодало. Тарнум вполне резонно предположил, что находится в одном из наименее заселенных и пустынных регионов планеты. И в довершение всех неприятностей, регион находился под полным контролем стихийных духов, в обязанности которых входила охрана Сверкающего Моста. Надо сказать, что с обязанностями сими они справлялись хуже некуда, ибо демоны Огненной Луны уже возвели здесь свой форпост... который вскоре был до основания разрушен Тарнумом.

Пройдя через портал, именуемый Сверкающим Мостом, герой покинул родной Энрот и перенесся в выжженную пустошь Огненной Луны. Подручный бесенок просветил его, что единственным, кому по силами содержать под стражей Предков, является Ксирон, Тюремщик, один из основных подручных Ворра.

Ворр Воистину, Огненная Луна являла собой страшное зрелище. На своем пути Тарнум находил руины древних замков, полных скелетов. Бесенок подтвердил его подозрения в том, что демоны - нынешние хозяева планеты - не являлись ее исконными жителями, но именно они превратили ее в то, чем она была сейчас. Бессмертный Герой не знал тогда, что столкнулся с расой криган, коим было чуждо все живое, однако вполне резонно осознал, что Ворр решил с их помощью уничтожить жизнь и на Энроте.

Разгромив силы Тюремщика, Тарнум сумел вызволить обоих Предков из заточения. Однако его войско немедленно подверглось атаке, в которой принял участие лично Ворр. Голова его касалась небес, а разрушительная магия уничтожила отряды Тарнума в первые минуты сражения. Бессмертный Герой, конечно же, остался жив, ибо с освобождением Предков бессмертие вернулось к нему, однако все те, с которыми он проделал столь долгий путь в этот мир, обратились в обгоревшие трупы. Их памятью Тарнум поклялся лично уничтожить безумного Предка.

Предки, открыто признав, что все же недооценили силы Ворра, пытались отговорить Тарнума от убийства оного, ибо в этом случае погибнут не только они сами, но и Бессмертный Герой. Сие поставило последнего перед сложнейшей дилеммой - с одной стороны, он поклялся покончить с Ворром; с другой - на карту было поставлено существование Предков, духовных предводителей нации варваров. Как его народ сможет существовать без них?

Так или иначе, Тарнум сошелся в поединке с безумным Предком и на этот раз одолел его. Умирающий Ворр пал на поле брани, а Бессмертный Герой поднес к его губам чашу с соком Мирового Древа, припасенную загодя. Медленно в Ворра влилась новая жизнь. Встав на ноги, он заплакал и обнял Тарнума, ибо сок исцелил не только его раны, но также безумие Предка.

***

Дела Тарнума в Энроте еще не были закончены, не все ошибки исправлены. Несколько лет спустя после возвращения Бессмертного Героя в родной мир, Предки обратили взор его на жителей болот, народ, который он силой привлек на свою сторону в бытность Королем Варваров. Не считаясь особо с чувствами миролюбивых болотников, Тарнум выставлял их в авангарде своих войск в сражениях против Империи Бракадуун. Но Эратия, родившаяся из пепла великой державы колдунов, не простила болотникам пособничества - пусть и невольного - варварам, и поголовно обратила их в рабов. С тех пор прошли века, но положение дел оставалось прежним: раса без имени, без права голоса. А с восходом на трон Эратии очередного Грифонхарта, именуемого не иначе как "Безумный Король," существование побежденных и вовсе стало невыносимым: их сотнями отправляли на самые грязные, и зачастую смертельно опасные работы, откуда мало кто возвращался. Даже Бракадуун более человечно относилась к подвластным ей варварским племенам!

Нечего и говорить, что Тарнум счел своим долгом исправить существующее положение и вернуть болотникам законное место в этом мире, которого сам их некогда и лишил. И второй раз в своей жизни он поднял открытое восстание против угнетателей. Если бы Эратия глядела на рабов, как на существ разумных и вовремя отправила армию для подавления конфликта, то, бесспорно, начинание было бы задавлено в зародыше. Однако момент был упущен и вскоре вести о грядущем освобождении от гнета распространились среди жителей болот.

Тарнум начал свою кампанию с земель лорда Онтена, известного своей извращенной жестокостью по отношению к рабам. Последние же, хоть и не верили особо в успех предприятия Бессмертного Героя, тем не менее сразу же пошли за ним, ибо дух свободы воспрял в них с новой силой. Тарнум Несущий Надежду, прозвали они его. А что, кроме надежды, у них оставалось?

Стремительным маршем достигнув замка лорда Онтена и сокрушив его неподготовленный к столкновению гарнизон, Тарнум собственноручно обезглавил хозяина цитадели и двинулся дальше к востоку, туда, где за бескрайними топями раскинулись плодородные земли Эратии. За его спиной шла небольшая, но весьма воинственно настроенная армия бывших рабов, а ныне объявленных вне закона отщепенцев.

Надежды Бессмертного Героя на то, что Безумный Король и дальше будет игнорировать восстание, не оправдались. Возможно, смерть вассала - лорда Остена - подтолкнула его к решительным действиям, и правитель Эратии отправил гарнизон рыцарей в земли барона Паглона, коих ныне достигло воинство Тарнума. Последнее являло собой весьма и весьма жалкое зрелище: забитое, неорганизованное... но свободное. Дабы хоть как-то навести порядок в строю, Тарнум повелел лидерам болотников создать и представить на его суд свод законов, коим обязаны будут следовать все без исключения. Что ж, это установило в рядах какой-никакой, а порядок, что позволило нашему герою вышибить эратийского ставленника-барона с исконных земель болотников и триумфально двинуться далее на восток.

Паглон же, отступив и перегруппировав силы, вновь стоял на пути Тарнума, теперь куда серьезней восприняв грядущую угрозу, и по этому случаю выписавший еще несколько гарнизонов из Эратии. И в довершение ко всему, Безумный Король назначил цену в десять серебряных монет за голову каждого из восставших. На акцию мгновенно откликнулись воры, бандиты и прочее отребье, коего в те смутные времена было полным-полно на просторах Антагарича; и по сей день в болотах находят могилы с телами сотен обезглавленных бедняг. Войско Тарнума ударилось в панику, ведь охотники за головами бывших рабов не щадили никого - ни женщин, ни детей. Участились случаи дезертирства, однако и это не спасало обреченных болотников - головорезы находили их повсюду, а на следующее утро доставяли скальпы к вратам замка барона Паглона, дабы получить вознаграждение.

Бессмертный Герой был в ярости: он видел единственный путь прекратить истребление доверившихся ему людей в объявлении открытой войны Безумному Королю Грифонхарту. Однако этой ошибки прошлого он не повторит: война с Бракадуун слишком дорого ему обошлась. Его нынешняя цель была куда как проще - всего лишь дать болотному народу свободу и уголок, который они нарекут своим домом.

Осознав, что оказался в окружении и помощи ждать больше неоткуда, барон Паглон отправил Бессмертному Герою сообщение, в котором предлагал половину своих богатств в обмен на свободу. Предложение было отклонено: Тарнум знал, что лишь со смертью барона прекратятся убийства его воинов разбойниками; ведь в этом случае некому будет платить последним за их грязную работу. И замок барона был сровнян с землей; воинство болотников шло дальше.

...И вот уж оно в непосредственной близости от исконных земель Эратии; безбрежные топи, покрывающие западный Антагарич, подходят к концу. Земли сии управляются ярлом Рамбертом, одним из ближайших сподвижников Безумного Короля. Последний же выслал наперерез Тарнуму войска под началом своего сына - принца Нивена. Наследнику трона всего шестнадцать, однако он уже успел прослыть умным и талантливым тактиком. И это его качество проявилось весьма скоро: вместо того, чтобы идти на армию болотников фронтальной атакой, что несомненно повлечет за собой большие потери, принц предпочитал бить из засад, изнуряя и дробя отряды противника.

В одной из таких засад в плен к эратийцам попало множество мирных болотников, в том числе и некоторые доверенные советники Тарнума. Каково же было изумление Бессмертного Героя, когда он узнал, что, вопреки настояниям Рамберта, принц не предал пленников смерти, а поместил их в темницу замка ярла. Вне всякого сомнения, будь на месте Нивена его отец, сотни захваченных болотников уже давно бы отправились на тот свет.

Информация, полученная от лазутчиков, совпадала с тем мнением, что Тарнум уже успел заочно составить о юноше. Куда более мягкий и сострадательный, Нивен резко контрастировал с жестоким отцом, чем и заслужил неприязнь последнего. Король Эратии и отправил его против Тарнума лишь в надежде, что любимый народом принц где-нибудь сгинет и призрачная угроза занятия им трона вовсе исченет.

Взяв с собой Дрогло, - юного болотника, которого Бессмертный Герой видел предводителем этой нации после того, как восстание завершитсся и Предки потребуют его присутствия в ином месте - Тарнум под покровом ночи проник в военный лагерь принца. Отыскать палатку последнего не составило труда, и, бесшумно расправившись со стражниками на входе, пара просто-напросто похитила престолонаследника и доставила его в свой лагерь. Тарнум даже и не думал уничтожать Нивена или же использовать его в конфликте с Безумным Королем. Все, что он хотел, так это показать принцу истинную личину рабства.

И в этом он преуспел. Единственные рабы, которых Нивен видел в своей жизни, являлись мягкотелой дворцовой прислугой. Вид изможденных болотников с отметинами от ударов кнутов на спинах неприятно поразил юношу. Последней каплей стал самый настоящий лагерь рабов ярла Рамберта, показанный ему Тарнумом. Все это шло вразрез с тем, что вдалбливали в голову принца до сих пор. Его учили, что болотники - почти что животные и не годятся ни для чего иного, кроме как для работы на своих эратийских господ.

Та пара недель, проведенная Нивеном в лагере Бессмертного Героя, изменила все его старое мировосприятие. Принц обратился против отца и примкнул к восстанию Тарнума. Для последнего новый союник был последней надеждой указать эратийцам на неправедность их деяний по отношению к болотникам и по возможности в корне изменить бытующее ныне положение вещей. Само собой разумеется, принц первым делом выпустил на волю болотников, плененных им ранее. Однако их лидеры - советники Тарнума - все еще содержались под стражей у ярла Рамберта, бежавшего вглубь болот и обосновавшегося ныне в изолированной долине. Последний полагал, что Нивен все еще находится в заложниках у болотников и посему предложил ультиматум: жизнь юного принца в обмен на жизни его пленников. Узнав об этом, принц Эратии немедя пожелал быть "выданным" вассалу своего отца, дабы тем самым спасти обреченных на смерть болотников. Что ж, Тарнуму пришлась по душе отвага юного наследника престола и, скрепя сердце, он согласился с доводами принца.

Рамберт, конечно же, в жизни не слыхивал о понятии "честь". На пути к условленному месту обмена пленниками вероломный ярл устроил засаду, в которой полегло немало воинов Тарнума. Ужаснувшись резне, принц Нивен пронзил Рамберта своим клинком, после чего возжелал вернуться в Эратии и поговорить с теми дворянами, кои яростно противятся власти его отца; быть может, ему удастся вернуть народу Эратии былое величие. Что же до Тарнума, то он не сомневался в способностях мальчика: еще бы, ведь в жилах Грифонхартов присутствует изрядная толика варварской крови, за что следует благодарить сестру Бессмертного Героя, принявшую смерть от его руки столетия назад. Грех, который невозможно смыть...

Вскоре стало понятно, почему Безумный Король все последние месяцы не принимал участия в конфликте, переложив эту задачу на плечи своих верных вассалов. Правитель Эратии занимался тем, что брал войско Тарнума в кольцо, отрезая всякие пути к свободе. И теперь удар был нанесен: силы эратийцев превосходили жителей болот в десять раз, и на подходе были свежие гарнизоны. Казалось, спасти Тарнума теперь может лишь чудо, ибо Безумный Король, как известно, пленных не брал, предпочитая расправляться с врагами непосредственно на поле брани.

Жители болот, обитавшие в регионе, куда перенеслись боевые действия, не желали иметь с кампанией Тарнума ничего общего, страх перед Безумным Королем был слишком силен. Однако Бессмертный Герой понимал, что без поддержки со стороны им удастся продержаться лишь месяц... от силы - два... до тех пор, пока Эратия не ударит по нему всеми своими резервами. И он решился на крайний шаг. Зная, что советники ни в коем случае не одобрят его, Тарнум тайно отправил Дрогло прямиком к своим потомкам - варварам, - надеясь заручиться их помощью в конфликте. Вскоре пришел ответ: в обмен на свои услуги варвары требовали в два раза больше золота, чем им было предложено, в противном случае они грозили принять сторону Эратии. Бессмертный Герой пришел в ярость: да, прошли времена, когда гордые варвары обнажали клинки во имя чести, теперь ей на смену пришли кровожадность и жажда наживы.

Но, за неимением иной альтернативы, пришлось принять помощь на тех условиях, которые были предложены. Теперь, когда силы болотников и варваров были едины, выжидать далее не имело смысла и Тарнум открыто повел свое воинство на армию Грифонхарта.

Между делом Бессмертному Герою в голову пришла неплохая мысль - дать имя нации болотников. Ведь в этом случае Безумный Король будет выставлен агрессором, пытающимся подчинить себе независимый народ, а не сюзереном, наводящим порядок в строю своих беглых рабов. И имя родилось - Таталия, что на Забытом Языке Предков означает "община". Действительно, подходящее название для тех, кто сообща прокладывает себе путь к свободе.

На следующей неделе усталый посланник доставил в лагерь Тарнума письмо от Нивена. Принц сообщал, что теперь, когда отец его самолично выступил против Тарнума и покинул Эратию, углубившись в западные болота, для наследника престола не составило труда найти поддержку среди лордов Эратии. И час тому они провозгласили Нивена законным королем Эратии, что давало принцу возможность оказать болотникам реальную поддержку. Похоже, что последние события развивались не так уж и плохо...

Тарнум отказался от своего первоначального плана изнурять войско Безумного Короля рейдами, совершаемыми под покровом ночи, и принял предложение Нивена объединить силы и нанести один, но фатальный удар. Правда, это будет ему стоить помощи варваров, что вне всякого сомнения окажутся между молотом и наковальной и понесут тяжкие потери, но если на его стороне выступят лорды Эратии, предводительствуемые королем Нивеном, поддержка крюлодцев ему и не понадобится.

Правда, один неприятный аспект все же присутствовал: Безумному Королю, лишенному королевства, нечего было больше терять, что делало его непредсказуемым и смертельно опасным. Тарнум был уверен, что сия личность пойдет на любые жертвы, положит тысячи воинов, лишь бы добыть его голову, теперь просто из чувства личной мести. И то побоище, что развернулось в болотах в последующие месяцы, вошло в анналы истории как Первая Таталийская Война.

Безумный Король, лишившись поддержки рыцарства Эратии, нанял на службу отряды наемников, коим неведомы понятия чести, да назначил огромное вознаграждение тому, кто принесет ему голову собственного сына. Последний же, дабы не терять времени даром, подписал вместе с Дрогло, выступающего в роли представителя Таталии, мирный договор, раз и навсегда запрещающий рабство. Бесспорно, новому королю придется существенно переработать экономическое устройство Эратии, чтобы воплотить соглашение в жизнь, но Тарнум не сомневался - Нивен с этим справится.

...Уже под конец боевых действий, когда объединенные войска Эратии и Таталии успешно оттеснили армию Безумного Короля в самый южный регион болот, отряд Дрогло набрел на руины древнего города, в центре которого возносилась оплетенная лозами статуя Тирана. Сходство было чересчур очевидным, чтобы это можно было считать простым совпадением. Тарнум знал, что теперь ему придется уйти, и чем скорее, тем лучше. Он оставляет новоявленную державу в хороших руках.

В последней, решающей битве, Тарнум сошелся с Безумным Королем в поединке один на один и, хоть и лучше владел мечом, все же получил смертельную рану, одновременно пронзив клинком сердце врага. Но на следующий день, когда таталийцы собрались похоронить своего вождя, они обнаружили, что тело того исчезло...

***

А на земли Энрота ступил лорд Морглин Айронфист, проследовав через портал, связавший мир с приснопамятным Варном 4, и знаменовало сие начало новой эпохи. Дабы понять подоплеку событий, приведших в итоге к кровопролитной Войне за Престол и воцарению на Энроте новой династии, обратимся к письмам лорда Айронфиста, адресованным его кузену, Королю Рагнару, властителю Варна.

Двадцать третий день месяца Ворона, год 632

Адресовано моему великому и могущественному лорду, Королю Рагнару, от верного его кузена лорда Айронфиста.

Тридцать дней минуло с тех пор, как я проследовал через таинственные врата, возникшие в Холмах Варна, и оказался в этих странных неведомых землях. Я хочу этим письмом, дражайший мой лорд и кузен, развеять мерзкие слухи насчет меня, которым, боюсь, ты можешь поверить.

Попытка колдуна Гутберта покончить с тобой глубоко потрясла меня, дорогой кузен. Я слышал, что при пытках, когда руки его оторвали от плеч, он выкрикнул мое имя, назвав меня тем, кто заплатил ему. Дорогой кузен, мысль о том, что ты поверил ему, ранит меня неимоверно. Ты знаешь, что верность моя тебе безгранична. Даже если ты женился на прекрасной Эвайн, горячо мною любимой, я и помыслить не мог о том, чтобы причинить тебе вред. Должно быть, этот ублюдок Гутберт подделал мою подпись на письме, которое ты обнаружил в его покоях. Что до мешочка с золотом, на котором мой родовой герб, уж и не знаю, как он оказался у Гутберта. Думаю, какой-то злодей все спланировал так, чтобы тень от этого постыдного преступления пала на меня.

Молю, поверь мне.

Меня глубоко опечалило известие, что твои бароны выступили с намерением взять меня под стражу. А чего стоит ложь о том, что я, как последний трус, бежал в Холмы Варна, дабы избегнуть правосудия? Я всего-то отправился поохотиться вместе с верными слугами, дорогой кузен - безобидная поездочка, дабы укрыться от летнего жара. А фамильные драгоценности забрал с собой для пущей сохранности, ибо когда хозяин отсутствует, челядь становится на удивление вороватой.

Уж и не знаю, как я оказался в этих странных землях. Пересекая Холмы, мы углубились в узкое ущелье на границе твоих владений, где на какое-то мгновение нас объяло странное сияние. Мы хотели было вернуться, но невидимый барьер не дал нам этого сделать. Мы так и не сумели пересечь его.

И мы продолжили путь, миновав Холмы и оказавшись в сих неведомых землях. Здесь все казалось совершенно иным. Солнце было не красным, как в нашем родном мире, а каким-то желтоватым. Предметы падают на землю не так быстро, а воздух более влажен.

Мы блуждали несколько дней, но не обнаружили ни владений, ни правителей, ни даже намека на цивилизацию. Повсюду простиралось лишь дикоземье, девственное и нетронутое разумными существами.

Конечно же, дорогой кузен, я немедленно смекнул, что нам предоставлена уникальная возможность расширить границы твоих владений, снискать тебе еще больше славы и сокровищ. Потому я установил пограничные столбы и поднял на них твои стяги, дабы все земли до горизонта назвать владениями Айронфиста. Пожалуйста, прими это как знак моей верности и не обращай внимания на злые слухи о недавних событиях.

Дорогой мой кузен и Король, после долгих дней, проведенных в исследованиях окрестных земель, я хотел было попробовать вернуться через врата и сообщить тебе о великих открытиях, сделанных во славу твою. Я хотел лично обо всем тебе поведать, пока иные бароны не попытались сделать это первыми. Но мой лорд, таинственные врата все еще пребывают закрытыми и я не могу пройти в них. Потому я воздвиг рядом с ними столб и помещаю рядом с ним это письмо и те, что я напишу впоследствии, в которых буду рассказывать о своих действиях по расширению границ твоего королевства, ибо делаю это во имя твоей неувядающей славы.

Пожалуйста, передай мое почтение прекрасной, нежной и доброй Королеве Эвайн. Скажи, что из верности к тебе я думаю о ней каждое утро и ночь напролет, и желаю ей счастья рядом с тобою. Верный тебе, Айронфист.

Четвертый день месяца Стрекозы, год 632

Возлюбленный мой лорд, Король Рагнар.

Со времени моего последнего послания тебе, оставленного у таинственных врат, прошел месяц. Мой самый верный слуга все время пребывает там в ожидании, когда барьер, препятствующий нашему возвращению, исчезнет, и он сможет лично доставить тебе вести о наших успехах и расширяющихся владениях. Я перенес наш оплот на дюжину лиг от холмов и плодородную долину, где в изобилии водится дичь, высятся вековые деревья и протекают чистые ручьи.

Это - интересное место, и сперва я думал, что здесь вообще нет разумных созданий. Долгие дни я размышлял над тем, каков будет мой следующий шаг. Что делать, если земли эти действительно девственны. А на седьмой день с тех пор, как мы пришли в долину, из леса выступил заблудший крестьянин, и я подумал: вон он, твой первый из новых подданных.

Я немедленно попытался озаботить его вырубкой деревьев, чтобы мог он растить рожь на этом самом месте и печь хлеб для меня, но он работать отказался. Наконец, я понял, что придется снизойти до того, чтобы поговорить с ним. У нас здесь большая проблема. Мои спутники все как один воины, и я не могу просить их возделывать землю, а один-единственный крестьянин это делать отказывается. Хоть и хотел я убить его, но понимал, что если мы не найдем с ним общий язык, то зимой нам придется туговато... если, конечно, здесь вообще бывают зимы.

Я спросил, где могу найти людей и животных, которые служили бы мне. Он долго торговался, перед тем, как открыть тайну, и я нашел это омерзительным. Наконец, я согласился заплатить ему, если он откроет мне тайну этого места и укажет, где взять слуг. Он дал мне загадочный ответ:

"Как отстроишься - они и придут".

Я так разозлился на него за эту глупую фразу, что готов был убить на месте, но он пояснил свои слова.

На следующий день я приказал крестьянину и своим людям начать строительство хижин. Потребовалось какое-то время, чтобы объяснить им, что это не просто селянская работа, но постройка укрытий, как, например, при разбиении воинством лагеря. Но даже при этом вполне логичном объяснении работали они без энтузиазма, ибо считали труд ниже своего достоинства. В итоге мне пришлось отдать некоторые из своих драгоценностей, чтобы убедить их в том, что труд сей воистину достоин их.

А на следующее утро после возведения хижин я обнаружил у своего шатра целую делегацию крестьян, которые спрашивали дозволения занять созданные нами домишки.

Я долго размышлял над этим, прежде чем снизошел до того, чтобы говорить с ними. Я объяснил, что за то, что живут они на моей земле и в хижинах, построенных мною для них, они должны присягнуть мне на верность как своему лорду. Они должны обрабатывать землю, платить мне десятину и вставать под мои знамена во время войны. А я обещаю им защиту своего меча. Они с радостью согласились. На листе пергамента мы оставили метки и, таким образом, заключили соглашение. В тот же день крестьяне перебрались в хижины и приступили к работе.

Поразмыслив над сложившейся ситуацией, я испросил у мастеровых крестьян совета.

Последовав ему, на следующий день я отправил своих людей на постройку бревенчатых и соломенных хижин. Это стоило мне еще больших денег, но я частично восполнил затраты, потребовав у крестьян выплаты за проживание в хижинах и получив несколько медяков. Наконец, возведение соломенных и бревенчатых хижин было завершено и, к вящему моему изумлению, из лесов выступили гоблины и орки, пожелав служить мне, коль дозволено им будет поселиться в столь чудесных домах. Я заключил с ними такое же соглашение, как и с крестьянами.

Мой лорд-кузен, они кажутся недалекими созданиями, которым отчаянно нужен вождь и герой, который обеспечил бы их жильем. Сами они почему-то этого не делают, ожидая господина, который решил бы проблему проживания за них. Я слышал, как они высказывают мнение о том, что подобное положение дел - их неотъемлемое право и их правитель должен всем их обеспечить. Я с радостью предоставил им жилье и убедил, что я и есть тот самый всезнающий правитель. Теперь я могу вертеть ими, как считаю нужным, ибо они боятся потерять то, что я дал им.

И я начал строительство города, который мы собираемся назвать в твою честь. Боюсь лишь, что не удастся создать его достаточно великим, дабы соответствовал он имени твоему. Дабы не утратил ты веру, мы решили назвать город нашим родовым именем, ибо коль падет он, все посчитают, что назван он был в честь твоего скромного слуги. Строительство обходится дорого, но уже сейчас маленький, но верный денежный ручеек возвращается назад. У этих существ в карманах водятся медяки; интересно, кто их чеканит в этих землях.

Я продолжу возведение различных зданий; поглядим, что будет дальше.

Передай леди Эвайн мои наилучшие пожелания и скажи ей, что у меня осталось множество прекрасных воспоминаний о временах, проведенных нами вместе. Она поймет, что я имею в виду.

Восемнадцатый день месяца Единорога, год 633

Дорогой кузен Рагнар.

Со времени моего последнего письма прошел почти год, но я был занят множеством вещей. Добавлю, что посланник мой говорит, что врата все еще закрыты и никто не может пройти через них. После нескольких месяцев неусыпного бдения он пришел к выводу, что стоит оставить его. Он также сказал, что два письма, оставленные мною у столба, там и пребывают, но я все равно продолжу писать тебе.

Моими усилиями многое изменилось в долине, которую я назвал в твою честь - Долина Рагнара. Там, где некогда стоял лес, теперь процветающий город. Все свое состояние я вложил в его возведение, но я знаю, мой лорд, что ты останешься доволен тем, что я создал в твою честь, и настанет час, когда ты вернешь мне то, что я истратил. Полный перечень расходов прилагается. Весь доход пошел на дальнейшее строительство.

Что касается моего бароната, я решил, что перво-наперво стоит увеличить численность вероподданных. Посему я наказал возводить множество различных зданий, дабы привлечь под стяги свои достаточно народа. В зданиях из кирпича выказали желание жить могучие огры. Когда я приказал выстроить мост через реку Морглин, то на следующий день заметил примостившегося под ним тролля. Каждому из этих созданий я предоставил возможность подписать соглашение, в котором они признавали меня своим сюзереном, что они с радостью делали.

Волки - надежные союзники и могут почуять врага издалека, потому я наказал сделать логовища для них. На следующий день огромные умные твари вышли из леса и дали понять, что поступают ко мне в услужение.

Затем я принялся за поиски людей, владеющих различными навыками и искусствами. Крестьяне много раз поминали в разговорах колдунов. С созданием колодца и появлением прохладной водицы для закаливания стали, ко мне примкнули кузнец и отряд пикинеров. Было расчищено поле и подстрижена трава, установлены мишены - и вот в воинстве моем появились и лучники. У моста отстроили таверны - и вот в ней веселятся мечники, устраивая потасовки из-за игр в кости или женщин.

Конечно, я стараюсь воплощать в жизнь и иные замыслы, мой лорд. Сейчас я занят строительством маленьких домиков на деревьях, дабы переманить на свою сторону фей. У гор возводятся каменные дома для дворфов, а в лесу мне посоветовали установить мишены для привлечения лучников-эльфов.

А когда дворфы и эльфы окажутся у меня в услужении, они, как мне сказали, смогут выстроить огромные каменные круги для друидов, возделать луга для единорогов и создать устрашающие красные башни для могучих фениксов.

Я уже создал жилища для магов и один из них уже пребывает у меня в услужении. Его услуги обходятся дорого, мой лорд, ибо изучение заклинаний требует много ресурсов. Ресурсы мои истощились и принял решение повременить с искусством магии. Ведь вместо одного заклинания я смогу нанять армию крестьян за ту же цену. Я прекрасно помню глупца Гутберта, твоего придворного мага. Если память меня не подводит, стоил он немногого.

К вопросу о деньгах, хочу напомнить тебе, что я уже истратил десятки тысяч золотых монет исключительно для того, чтобы прославить твое имя. Сундуки мои не бездонны, кузен, и хоть слуги мои приносят маленький доход, этого недостаточно. Если письмо это попадет к тебе, я прошу тебя выслать мне больше денег, ибо все это стало весьма дорогостоящим предприятием. Твой флаг не будет реять над этим королевством, кузен, без исполнение некоторых обязательств.

О да, добавлю, что возвел небольшое жилище и для себя, назвав его Замком Морглина. Я со вкусом обставил его, дабы воздать почести одному из твоих слуг.

Когда закончится весенняя посевная, я собираюсь отправиться с частью армии на поиски приключений, ибо земли эти обширны и, если быть внимательным, можно обрести и богатства, и славу. Конечно, мой лорд, все, что я найду, будет во славу твою.

Передай наилучшие пожелания леди Эвайн.

Двадцать девятый день месяца Аарварка, год 635

Кузен.

Более двух лет минуло с тех пор, как я оставил для тебя последнее письмо у врат, через которые прошел в этот мир. Мне доложили, что мои предыдущие письма исчезли, но ответных посланий не было. Не знаю, твой ли слуга отыскал врата и прошел в них, или воры нарушили границы, отмеченные столбами.

Я отправился в поход, дабы исследовать новые земли и два года провел в странствиях. Начало пути было не богато на события, хоть и отыскал я случайные залежи редких металлов, гробницы с сокровищами и им подобное. Я повстречал странных и ужасных созданий. У древнего захоронения я сразился с призраками. Я повстречал устрашающих тварей на дорогах и одолел их в бою к вящей славе твоей.

После долгих недель странствий я набрел наконец на другой город. Когда я приблизился, жители его закрыли ворота. Они забрались на городские стены и грубо велели мне убираться, показывая языки и отпуская неприлиячные замечания про твою династию. Конечно же, я немедленно отдал приказ к атаке. Сперва я был отброшен, потеряв множество крестьян и мечников. Тогда я взял город в осаду, приказав своим людям строить осадные машины. Катапульты сокрушили городские стены. Признаюсь, я очень хотел сровнять это место с землей и перебить всех его жителей. Но не успел я отдать этот приказ, как мой советник - бывший крестьянин, а теперь высокочтимый кастелян - указал, что я могу присоединить этот город к своим владениям.

Именно здесь я много узнал об этой земле. Город, захваченный мной, оказался варварским, и находилось в нем множество чудных созданий. К себе в услужение я взял еще больше орков, волков, огров и даже могучих циклопов. Также я узнал, что существует множество иных городов. В некоторых из них живут исключительно люди. Иными правят волшебники, а в городах таковых обитают магические создания. Несколько городов, отыскать которые нелегко, находятся под властью чернокнижников, а в стенах их проживают ужасные и могучие создания, такие как минотавры, горгульи и даже драконы. С подобными тварями я пока не готов схватиться, посему обойду их стороною.

Также я выяснил, что есть здесь и иные лорды, заявляющие о своих правах на земли и воюющие друг с другом. В услужении у них - могущественные герои, а я теперь знаю, что силы мои возросли и привлекут внимание тех, которые попытаются воспрепятствовать росту моего могущества. Боюсь, у меня нет выбора, кроме как выступить против тех, которые наверняка стремятся разорить мою новую вотчину.

Я собираюсь выступить и отыскать эти королевства, поставить их на колени и водрузить твой стяг на башнях их замков.

Передай привет Эвайн от меня и спроси, есть ли у нее все еще то забавное родимое пятно.

Третий день месяца Мангусты, год 638

Рагнар.

Три года прошло с моего последнего письма, а о тебе ничего не слышно. Интересно, знаешь ли ты о моей жизни в этом королевстве, и, быть может, просто не хочешь отвечать. Счет за потраченные мною средства остается и я прилагаю к письму его копию, если оригинал так и не попал к тебе в руки.

С момента последнего письма я провел три длительных, непростых кампании. Оставив за спиной первый из захваченный мной городов, я миновал горы, пустыни, болота и дремучие чащобы. Со многими созданиями мне пришлось столкнуться, некоторые из них оказались могущественны, иные с радостью заняли место в моей армии, а кое-кто даже попытался ее сокрушить. Кости тех, кто попытался противостоять мне, теперь белеют на солнце.

После долгих недель марша я встретился с армией, выступившей против меня; сражение оказалось тяжелым, я потерял больше половины своего воинства. Наконец, я одолел в поединке вражеского героя и взял его в плен. Вскоре я получил письмо от сюзерена героя, в котором тот предлагал выкуп, на что я ответил отказом, ибо предложенная сумма была смехотворна. Тогда я получил иное предложение, куда более конструктивное. Я согласился на выкуп, пополнив таким образом свою опустевшую казну. Герой, которого я отпустил, уходил в добром настрое, пообещав, что мы встретимся вновь, на что я ответил, что очень надеюсь на это, ведь лишние деньги мне никогда не помешают.

Я достиг города на берегу моря и, одержав победу в тяжелейшем сражении, захватил его. В плен ко мне угодил иной герой, но он вызвался присягнуть мне на верность. И тогда я принял судьбоносное решение. Я разделил свое войско надвое, половину отправив вместе с ним. Купив корабли, герой вместе с войском отправился в далекие и чудесные земли. Я получал сведения от него и смог составить карты всех своих нынешних владений, посему был доволен. Увы, герой встретился со злым магом, который уничтожил его и мою армию.

Потянулись темные и тяжелые дни. Великий владыка сопредельных земель отправил могучую армию, которая осадила мой город, который, как ты помнишь, был назван в твою честь.

С сожалением сообщаю, что небольшой гарнизон, оставленный там, был перебит и город пал. Это создало для меня превеликие трудности, ибо я отказался отрезан от одного из основных источников дохода. Мне пришлось повернуть назад вместе с заметно поредевшим войском, чтобы вернуть город. В этом-то я преуспел, но затем я потерял иные свои города

Рагнар, я веду здесь тяжелейшее сражения, а помощи от тебя никакой. Двадцать или тридцать тысяч золотых окажутся сейчас как нельзя кстати, если ты хочешь сохранить это королевство к вящей славе твоей.

Кстати, спроси-ка Эвайн об одном интересном времени, проведенном нами вместе, которое мы называли потом ночью безумия.

Одинадцатый день месяца Ящерицы, год 641

Рагнар.

Я пережил последние три года, и нет в том твоей заслуги. Временами мне казалось, что все потеряно. У меня оставался лишь один город, столица, которую жители называли Замком Айронфист. Дважды город подвергался осаде и дважды отражал я атаки.

В обоих случаях я брал в плен вражеского героя, что вел армии. Первым из них оказался мой старый знакомый. Надеясь, что вновь получу выкуп, я держал его в темнице. Я получил послание со смехотворным предложением и решил выдержать паузу, надеясь, что лорд героя предложит большую сумму. Больше эта пародия на короля не дала о себе знать. Тогда я предложил герою перейти ко мне на службу, но он отказался. Кодекс королевской крови не давал мне права казнить героя, потому я просто отпустил его на все четыре стороны. Так я лишился героя и возможного выкупа.

В следующий раз я оказался умнее и, лишь захватив вражеского героя, предложил ему перейти ко мне на службу, на что он ответил согласием. Он оказался могучим союзником. Все еще пребывая в столице, я отослал его с армией, дабы он вновь взял под контроль город на юге, который я потерял ранее. Я копил богатство, возводя новые постройки, привлекая тем самым в город различных существ и доблестных воителей. Я понял, что агрессивная экспансия в начале большого пути может принести славу и почести, но оставить незащищенными тылы.

Когда мой замок был атакован в следующий раз, я с легкостью разгромил противника.

Я потратил огромные суммы на постройку турнирных арен, но ко мне на службу перешли могущественные рыцари, а когда был возведен священный собор, то и паладины.

Я не игнорировал магию, однако, ведь именно из-за недостатка оной я практически был побежден, когда впервые отправился исследовать сей огромный и опасный мир. Магия крайне дорога, но средства, вложенные в изучение ее, окупаются сполна.

Велики и разнообразны силы изучающих магию. Здешие волшебники владеют такими силами, что с легкостью бы посрамили твоих презренных придворных магов. Есть множество заклинаний для атаки и защиты. Есть заклятия, которые могут испепелить противника или обратить его в лед. Мои волшебники владеют заклятиями, которые могут зачаровать оружие или остановить удары мечей и копий противника; а есть магия, которая бывает чрезвычайно полезной при осадах замков.

Огромные средства пошли на обучение моих магов способностям развоплощать нежить, защищать отряды от заклинаний противника, исцелять и благословлять моих воинов, дабы силы их возрастали, а также ослеплять врагов в разгар боя.

Думаю, должен добавить, что этот жалкий колдунишка, Гутберт, который доставил мне столько неприятностей в твоем королевстве своим длинным языком, и который мышь не сможет умертвить, был бы мгновенно уничтожен здешними магами, и ничего не сумел бы противопоставить им.

Я также установил связи с гильдией воров, и тайны, открытые ими, помогут мне в грядущих кампаниях.

Таким образом, собрав воедино свои силы, я вновь выступил в поход, где повстречал иного героя, согласившегося присягнуть мне на верность. Теперь у меня три войска. Первое, под началом верного героя, я оставляю для защиты исконных земель. Второе я отослал на юг, дабы удержать земли вплоть до морских просторов, в то время как сам я во главе третьего воинства направился на восток через равнины.

Мой герой на юге добрался до побережья, через которое я проходил несколько лет назад, и, захватив город, возвел там дополнительные укрепления. Был построен маяк, дабы корабли не сбивались с курса. Я велел ему снаряжать морские экспедиции с превеликой осторожностью, ибо в море множество опасных созданий, пиратов и вражеских героев.

Он повел корабли вверх по побережью, захватив город колдуньи, тем самым весьма увеличив мои силы. Затем были взяты острова и богатства их перешли ко мне в казну, лишив возможности содеять то же самое моих противников.

А затем вновь пришла беда. Град огненных камней ударил с небес, уничтожив воинство моего героя. Похоже, убоявшись роста моего могущества, враждебные лорды объединились, обратившись против меня. Как следствие, я потерял все земли, отвоеванные на юге.

Я знал, что если и дальше продолжу лишь обороняться, враг вскоре покажется у моих врат. Потому я выступил, чтобы встретить новую угрозу. Но теперь-то я был достаточно умен, чтобы оставить в столице и окресных городах существенный воинский контингент. Расчет оказался точным, ибо некая могущественная магия перенесла войско врага прямо к моим воротам. Атака была отражена, хоть потери городских стражей и колдунов оказались велики.

Я пришел к выводу, что зря не призвал в армию столь могучих темных созданий, как горгульи, минотавры, гидры и драконы. Посему я выступил против городов чернокнижников.

Сколь не могучим воином казался паладин, он был ничто по сравнению с драконом. Я постараюсь подчинить себе окрестные земли, и тогда мир воистину убоится меня.

Мне интересно, дыхание Эвайн действительно столь зловонно, как я теперь припоминаю?

Двадцать первый день месяца Крысы,
Первый год Новой Эпохи

Рагнар Узурпатор.

Со времени моего последнего послания тебе минуло пять лет. Интерсно, сидишь ли еще ты, жирный и раздувшийся, как злобный паук, на своем троне-паутине, который получил ты неправедным путем и оным же удержал.

Могущество мое возросло подобно фениксу возродившемуся. Во множестве великих сражений я сразился. Низвергал я цитадели, захватывал города и поднимал над ними МОЙ стяг. Теперь герои с радостью примыкают ко мне. Интересно, чем занимаешься ты, прячась за стенами своего замка. Мое имя воспоют барды, твое же останется лишь на склепе гробницы, ровно как и твоей так называемой королевы.

После долгих лет, в течение которых я копил силы, число крестьян и пикинеров, рыцарей-наездников, легионы огров, гоблинов и троллей, волшебников и таких чудесных созданий, как гидры и драконы, и выступил с намерением подчинить себе все окрестные земли.

Трое владык оных объединились против меня. Они пытались изловить меня в хитроумные ловушки и оставляли в городах своих огромные рати. Множество героев выставляли они против меня, а однажды шестеро из них даже взяли меня в кольцо.

Тогда-то и окупились все затраты, вложенные мною в изучение магии. Я мог перемещать целые армии в пределах своей империи, что я и сделал; как только войска мои оказались за спинами врагов, я сокрушил их. При пособничестве Оракула и гильдии воров я прознал о силах и намерениях моих врагов. А это важно, ведь я смог так расставить войска, чтобы те отразили все удары противника, после чего бросил рати в те земли, где силы врага были слабы.

Цена подобных кампаний высока. За последний месяц я потратил средства, о которых ранее и помыслить не мог. Но если хочешь получить все, ты должен рискнуть всем.

Я поверг двух своих противников и теперь противостоял мне лишь лорд Аламар. Рангар, ты - лишь ничтожный побирушка в сравнении с ним. Долго длилось наше противостояние. Он начал стремительную атаку, ударив в сердце моего королевства, и мне пришлось немедленно перенести магией войско к столице, дабы защитить ее.

Наконец, я оказался у его собственной величественной столицы. Мои катапульты разбили высокие башни. Драконы схватились в небесах, гидры - на земле. Огромные легионы мечников, лучников, дворфов, орков и крестьян сошлись на поле брани, которое вскоре покрылось телами павших. Наряду с моими магами я вознесся на стены, где магией, огнем и мечом сразился с великим лордом Аламаром и его чернокнижника, и сражение это вошло в легенды, рассказываемые селянами у костров. Хитер он был, могуч, сведущ в магии и воинском искусстве. Но все эти качества не помогли ему, ибо я поверг его, но, к моему вящему сожалению, он умудрился бежать в далекие земли.

И теперь, Рагнар-Хряк, все окрестные земли принадлежат мне. Все жители их признали меня истинным королем. Я буду править мудро и справедливо. Я буду зорко охранять границы, ибо до меня долетели слухи о войнах, ведущихся в далеких землях и о злых королях, которые готовятся вернуться и низвергнуть меня.

Морглин Айронфист Позволь добавить, что ныне я расцениваю как великую удачу то, что этот глупец Гутберт так и не смог прикончить тебя. Если бы попытка увенчалась успехом, я сейчас был бы мелким правителем жалкого королевства, принадлежавшего тебе. Отец твой убил своего брата, моего отца, чтобы взойти на трон, а ты унаследовал его. Мне пришлось бежать с горсткой верных сподвижников в неведомые земли, и здесь я создал собственную империю, рядом с которой бледнеет горстка твоих мелких графств. Тот, кто рискует всем, в награду получает все. Это будет последним письмом, которое я оставлю у врат. Если ты снова услышишь обо мне, то ли тогда, когда я с мечом в руке пройду во врата, требуя правосудия.

Прощай, Рагнар.

PS. Если Эвайн все еще с тобой, скажи ей, что я женился и посему весьма доволен. Моя спутница обладает всеми качествами, которых она лишена: правдивостью, умом, красотой и добротой. Кроме того, она принимает ванну чащу, чем раз в год и облако мух не кружит над нею; а это я нахожу довольно приятным после того, как познал Эвайн.

В Войне за Престол сошлись четыре дворянских рода: Ламанда, Королева Волшебниц; лорд Аламар, который был потомственным чернокнижником и поднял под свои знамена всех представителей этого искусства, лорд Слэйер, пользующийся хорошей репутацией среди варваров, и лорд Морглин Айронфист из династии правителей Варна, коего поддерживало рыцарское сословие.

Быстро расширив свои владения, четыре группировки обратились друг против друга. Первым делом им необходимо было захватить город драконов, что удалось Айронфисту. После этого он быстро взял под контроль Архипелаг Древних и взялся за поиски Глаза Гороса, сокровенной реликвию, пребывающей в землях Энрота. Отыскав ее раньше остальных претендентов на трон, Айронфист принес силой артефакта покой и процветание во многие провинции Энрота. Затем он нанес сокрушительное поражение войскам противника. Его победа становилась все более очевидной - рыцарская лояльность и выправка приносила Айронфисту немало военных успехов, как и отличное стратегическое мышление. Затем лорд простер свои владения и на земли всех трех оппонентов. В отчаянии те объединились вместе и попытались уничтожить Айронфиста, но тщетно.

Так, Король Морглин Айронфист встал во главе нового королевства Энрота. В стране воцарился покой. Но надолго ли?

***

25 лет минуло на Варне 4 с тех пор, как отважные герои свергли Узурпатора, правившего планетоидом под личиной Короля Аламара. Тогда же Морглин Айронфист, брат лорда Рагнара Айронфиста, бежал через портал в иной мир, Энрот. Но сейчас Король Аламар убит, а его юная наследница, принцесса Пенелопа, похищена культом некромантов, ведомых коварным чародеем Гутбертом. Как следствие, лорды Варна изготовились к войне за престол...

Но отважные искатели приключений спасли Пенелопу из застенков некромантов - замка Драгадюн, однако событие сие не изменило ровным счетом ничего - война за власть над Варном уже началась. И Пенелопа, сплотив за собою сторонников и войска покойного отца, вознамерилось заявить о своем праве на престол.

Вне всяких сомнений, наиболее могущественным из ее врагов окажется Рагнар Айронфист, всегда желавший взойти на трон, и теперь, вероятно, уверовавший в то, что время его пришло. Лазутчики донесли Пенелопе, что сей мятежный лорд покинул свой замок Белый Волк и ныне пребывает в городе Портсмите. Принцесса полагала, что к ней может примкнуть Раналоу, Страж Врат, но тот отказал девушке в союзе, и армии его ныне собираются в болотах близ Алгари; наверняка и он положил глаз на пустующий трон. Чародей Агар, озлобившийся после смерти ученика, эльфа Телгорана, забитого чернью за создание "очаровательных монстров", объявил о своих намерениях противостоять иным лордам Варна, и ныне его воинство зверолюдей и гибридов находится в Эрликвине.

Но заклятый враг Пенелопы - никто иной, как Гутберт, предводитель культа некромантов. Именно он спланировал нынешнюю ситуацию, дабы отомстить Варну за собственную смерть, ибо был казнен 25 лет назад лордом Рагнаром Айронфистом, но после восстал нежитью. Замок Драгадюн пал, но ныне некроманты избрали своим оплотом город Даск.

В ходе последовавшей военной кампании Пенелопа разыскала легендарный Склеп Карменки - тот самый, который столь отчаянно пытался найти Узурпатор, опустошивший королевскую казну на снаряжение экспедиций в потаенные уголки Варна. Здесь присоединились к ней могущественные стихийные порождения тьмы.

После чего принцесса ступила в Замок Рока, где некогда Узурпатор держал в заточении Короля Аламара; даже по прошествии стольких лет в чертогах древней твердыни означилось немало оружия и артефактов, с помощью которых Узурпатор намеревался вести завоевательные кампании как на Варне, так и в иных мирах.

Лазутчики доложили Пенелопе, что на южных островах воспрял к жизни Бог Вулкана - который, если верить записям Корака Таинственного, на самом деле - порождение Пустоты, не могущее покинуть сей мир. Покончив с сим чудовищем, принцесса обрела сотню стихийных духов огня, примкнувших к ее армии.

Наконец, после долгих месяцев непрекращающихся конфликтов, Пенелопа низвергла мятежных лордов, и подданные тех признали ее своей Королевой. Склонить колено отказался лишь Рагнар Айронфист, который погиб во время осады его крепости... Культ некромантов оказался сокрушен, а Гутберт брошен Пенелопой в темницу. Вскоре он будет судим за свои злодеяния, первое в череде которых - убийство Короля Аламара.

Ныне мир воцарился в землях Варна, и вчерашнюю принцессу именуют не иначе как Пенелопой Несгибаемой, Королевой Варна.

***

Лорд Слэйер погиб в одной из стычек с некромантом (он был настолько великим воином, что его останки захоронили в основании таинственной энротской Арены), Ламанда оставила военное ремесло, а Аламар скрывался в далеких землях, спасаясь от королевской десницы. Новый Король установил, что наследник будет избираться Верховным Королевским Провидцем, думая, что это уменьшит опасность борьбы за трон.

У Морглина Айронфиста было два сына - Роланд и Арчибальд. Роланд успешно совмещал военное искусство с увлечением волшебством. В принципе, Арчибальд тоже, но он более сильно предавался науке. Объектом своих исследований он избрал некромантию и весьма преуспел в ней. Он решался на смелые эксперименты и толкал науку вперед. Так он стал признанным членом Гильдии Некромантов. Арчибальда привлекала перспектива вечной жизни и весьма интересовали учения Этрика Безумного, касающиеся Ритуала Вечной Ночи и продолжения существования в образе лича.

Морглин Айронфист умер спустя 25 лет после завоевания Энрота. Принц решил, что Роланд будет избран новым правителем королевства, поскольку Провидец знал об увлечении Арчибальда темным искусством и вряд ли одобрял это. Поэтому он решился на коварный план.

Во время прогулки на корабле Верховный Провидец погиб при странных обстоятельствах, приведших к потоплению судна. Выбор должны были сделать его преемники. Но Фредерик неожиданно выпал из окна башни и погиб, Роберта сжег дракон, Йоханн съел что-то недоброкачественное и скончался. Естественно, никто не поверил, что это несчастный случай. И тут появляется принц Арчибальд и утверждает, что смерть провидцев - дело рук Роланда, решившего заполучить власть в свои руки. Он уже подготовил прокламацию против своего брата. Тот, испугавшись за свою жизнь, ночью скрылся из замка Айронфист. Это послужило подкреплением лжи Арчибальда.

Был выбран новый Королевский Провидец, которого подкупом и угрозами Арчибальд вынудил сделать себя Королем. На следующий день состоялась коронация Так началась гражданская война - Война Престолонаследия, затянувшаяся на три долгих года.

С самого начала боевых действий Арчибальд обратился к Оракулу за помощью. Тот отказался помогать в развязывании нового конфликта и обозленный Арчибальд вырвал кристаллы памяти из слотов, а затем распределил их среди своих ученых. Один кристалл он отдал Агару - великому ученому-чернокнижнику, выведшему минотавров и бихолдеров, другой - изобретателю Гарику, третий отправил в некромантскую твердыню - замок Даркмур, четвертый поместил в замок Аламос, находящийся на отдаленном островке. Арчибальд приказал своим магам во что бы то ни стало извлечь данные из кристаллов.

Роланд сделал своей основной базой летний дворец династии Айронфистов и встал в вооруженную оппозицию узурпатору. Энротские лорды в данных обстоятельствах не спешили примыкать ни к новому Королю, ни к его брату. Поэтому первое, что сделал Арчибальд, так это захват близлежащих замков. Впрочем, Роланд сотворил то же самое, дабы показать, что он тоже является силой, с которой нужно считаться. Это и явилось началом войны.

Войсками Роланда командовал талантливый генерал Уилбур Хэмфри, под началом которого находилось все рыцарское сословие Энрота. Однако и после проведенных им блестящих операций операций энротские лорды продолжали колебаться; тем не менее, на стороне Роланда выступил лорд Килбурн - один из вернейших вассалов Морглина Айронфиста, бежавший наряду с оным с Варна.

Арчибальд Айронфист Вассалы Арчибальда подняли восстание, направленное против Роланда, но последний умудрился подавить его в зародыше. Арчибальд же направил свои войска в заснеженный регион Крэйшоу, что принадлежал раздробленным и независимым варварским племенам, и подчинил себе тамошних обитателей. Кроме того, он решил заключить союз с чернокнижниками. Для этого Арчибальд снабдил их всем необходимым для атаки на дворфов, чьи золотые запасы некроманты давно собирались разграбить. Быстро собралась огромная армия (лорд Аламар тоже входил в ее состав) и, встав под знамена Арчибальда, отправилась в поход на города гномов. После первых дней погромов, Арчибальд получил письмо от предводителя диких племен огров, в котором тот предлагал свою поддержку в войне.

Роланд тоже времени не терял, обзаведшись столь могучими союзниками, как чародеи острова Тумана и друиды. Зная, что Гильдия Некромантов будет ключевым союзником Арчибальда, он собрал войско, в которое входили члены Гильдии Волшебников, и двинул его на основные силы некромантов, что стекались под знамена узурпатора. К сожалению, Арчибальд прислал подкрепление и атака сорвалась.

Вскоре после этого Гильдия Некромантов была узаконена и стала действовать в открытую. Впрочем, это ослабило Арчибальда во владениях дворфов. Король дворфов Роклин послал просьбу о помощи и Роланд откликнулся на нее. Он уже имел достаточно средств на ведение войны и собирался взять под контроль шахты Каратора, куда уже подходили войска Арчибальда, но решил все же сначала помочь дворфам. Изгнав чернокнижников, так и не успевших добраться до золота, Роланд при поддержке армий дворфов сумел прибрать шахты к рукам

Теперь Роланд и Арчибальд находились примерно в равных условиях. Уже было доподлинно известно, на чьей стороне выступают те или иные энротские лорды. Оставалась долина Лорендэйл, последняя нейтральная полоска между воюющими армиями. Два лорда долины поддержали Роланда, два - Арчибальда. Долина была важнейшим стратегическим регионом, поэтому братья решили тем или иным способом склонить враждебных лордов на свою сторону. Они даже предприняли попытки переманить к себе вражеских генералов. Но те оказались лояльны своим повелителям, чего не скажешь о лордах. Один из них переметнулся к Арчибальду, но все же с большим трудом Роланду удалось взять долину в свои руки и вступить на территорию врага.

Видя такой поворот дел, Гильдия Волшебниц из города Норастона поддержала Роланда и начала мобилизацию войск. Арчибальд тут же послал огромную армию в атаку на Гильдию. Но в этот момент агенты Роланда подняли крестьянское восстание в землях Арчибальда. Все же Арчибальд сумел быстро подавить его с помощью своего ближайшего помощника - генерал-лейтенанта Корлагона, рыцаря, практикующего некромантию. И это был самый опасный из поддерживающих Арчибальда лордов.

С помощью лорда Халтона Роланд помог колдуньям одержать победу и продолжил свой марш к замку Айронфист. Арчибальд же захватил в плен короля местных драконов и принудил их к союзу.

Роланду пришлось туговато, но он уже собирал армию для последней атаки. Лорд Корлагон тоже готовился к финальной схватке во имя своего повелителя. В этот момент советники обоих братьев предложили им отправить войска на поиски могущественного артефакта - Совершенной Короны. Этот артефакт давал значительный перевес в предстоящей битве.

Роланд нашел его раньше, однако в этот момент лорд Корлагон застал его врасплох, появившись с огромной армией неподалеку от лагеря Роланда и отрезав тому пути к отступлению. К счастью на помощь ему пришел лорд Хаарт, оказавший неоценимую помощь в сражении против Корлагона, что привело к разгрому воинства последнего. Корлагон бежал в замок Айронфист, где воссоединился с защитниками последнего оплота Арчибальда.

Статуя Арчибальда Вскоре Роланд осадил замок Айронфист и предложил Арчибальду сдаться, на что тот, естественно, ответил отказом. У Арчибальда осталось мало войск, он поднял огромную армию нежити и направил ее против своих же бывших подданных. Впереди шел все тот же Корлагон, но он уже не представлял особой опасности. С трудом рыцарям Роланда удалось перебить всю нежить и замок Айронфист пал.

Арчибальд проиграл войну. Не сказать, что его правление было плохим. Кому-то оно нравилось, но факты остаются фактами. Он был свергнут с престола Энрота своим братом. Придворный волшебник последнего, Танир, превратил Арчибальда в каменную статую, которую поместили в королевскую библиотеку.

Лорд Корлагон бежал в свое имение в Трясине Проклятых - некромантских владений. Гильдия Некромантов была ликвидирована. Оставшиеся ее члены отступили в замок Даркмур. Лорд Аламар бежал в Эратию, где примкнул к местным чернокнижникам.

В Энроте началось ничем не омраченное правление Короля Роланда.


Спустя некоторое время Роланд женился на дочери Короля Эратии Николаса Грифонхарта и Королевы Гвенллиан - Катерине. Последняя, надо сказать, всегда проявляла повышенный интерес к ратному делу, и уже в 16 лет вопреки воле отца вступила в ряды регулярной армии Эратии, где показала себя с лучшей стороны, посрамив выучкой лучших офицеров страны. Однажды ей было приказано отправляться во главе небольшого отряда в Спорные Земли, дабы подавить восстание "наследников" Финаксийской Империи, требующих независимости от Эратии. Как выяснилось впоследствии, восстание было спровоцировано одним из полководцев Эратии по имени Коннел Тракстон, который стремился положить конец карьере Катерины на воинском поприще. Не успел отряд последней добраться до Спорных Земель, как угодил в засаду гоблинов и орков, число которых вдвое превышало численность эратийцев. Блестящее стратегическое мышление Катерины помогло одержать победу над противником; в плен был захвачен вражеский командующий, который поведал о замыслах генерала Тракстона. Катерина потребовала поединка с последним и расправилась с ним в считанные минуты. А Николас Грифонхарт, ныне безмерно гордящийся дочерью, вручил ей медаль "За отвагу".

Но два года спустя Королева Гвенллиан и младшая сестра Катерины, Беатрис, были убиты грабителями во время путешествия вдоль северного побережья страны. Грабителей перебили всех до единого, но Катерина все равно винила себя в неспособности защитить семью, посему она оставила службу и приняла роль личной охранницы отца.

Опасаясь за безопасность своей дочери, Николас выдал ее за Короля Энрота в год победы того над Арчибальдом. Таким образом был создан крепкий альянс между двумя могучими державами. Правда, торговле несколько препятствовала пиратская "империя" Регна, образованная на островах к востоку от острова Тумана и Энрота, и вовсю промышлявшая на водных просторах. Больше всех от пиратов доставалось Джадаму, берега которого пребывали в опасной близости от Регны, чуть к северу.

К слову сказать, Николас Грифонхарт провел успешную кампанию против некромантов и все они были изгнаны из Эратии. Практикующим сие богомерзкое искусство под страхом смерти запретили пересекать границу страны и некроманты поклялись отомстить.

Прошел год. Энрот процветал; у Роланда и Катерины родился сын Николай (названный так в честь деда), наследник энротского престола.

Особо поддержавшие Роланда в войне лорды занимали важные государственные посты. Лорд-генерал Уилбур Хэмфри выступил в роли королевского советника. Лорд Альберт Ньютон был Верховным Волшебником Энрота, его замок располагался на острове Тумана, где находился крупный город, торгующий с Эратией. Лорд Килбурн верховодил следопытами, защитниками западных границ. Лорд Эрик фон Стромгард владел северными землями. Недалеко от него располагалась резиденция Верховного Жреца Энрота - лорда Энтони Стоуна, который также держал под чутким контролем деятельность преступного мира, не давая ему слишком распускаться. Лорд Озрик Темпер повелевал западными землями, а Главный Казначей леди Лоретта Флеис - восточными. Она же была предводительницей местных друидов. Представители сих лордов восседали в возглавляемом самим Королем Высшем Совете, что пребывал в столице Энрота Свободной Гавани и занимался вопросами экономики и социального развития страны, иногда консультируясь с Оракулом.

***

Гем Могущественную энротскую волшебницу Гем, одну из полководцев Роланда, и в послевоенные времена не оставили ужасы прожитых лет. Повсюду ей мерещились призраки павших товарищей, и так продолжалось, пока ее наставница Аманда не предложила Гем отправиться в Антагарич, ратуя за то, что на новом месте кошмары прекратятся. Гем многое повидала на своем веку. Ей было уже далеко за семьдесят, но выглядела она молодой и красивой, ибо продлевала жизнь с помощью вод Фонтана Молодости, обнаруженного в Драконьих Песках. Участвовала она и в Войне за Престол, выступая на стороне Ламанды, и в недавней Войне Престолонаследия... Почему бы не перевернуть страницу жизни, покинув Энрот?.. Так Гем появилась в Спорных Землях на границе государств людей и эльфов. Города Спорных Земель страдали от постоянных набегов некромантов Дейи, а Эратия даже не собиралась что-нибудь предпринимать.

Когда Гем остановилась в городе Кловергрин и исцелилась от кошмаров, мэр попросил у нее помощи в защите поселения от некромантов. Хотя Гем не хотелось снова ввязываться в войну, она всеми фибрами души ненавидела некромантов (в Энроте родной город Гем был уничтожен ими и лишь она спаслась) и взялась помочь. Ее успешные действия привлекли внимание пограничного лорда АвЛи Файетта. Один из его помощников - дворф-следопыт Клэнси, находился как раз в Спорных Землях. Гем встретилась с ним и тот рассказал волшебнице о нравах и обычаях АвЛи.

Гем почувствовала, что ее привлекает эта страна, но отправляться туда было еще рано. Разделавшись с некромантами, колдунья встретилась с молодым учеником волшебника Этрика по имени Сандро. Последний сообщил, что его учитель ищет артефакт для проведения исследований, направленных против некромантии. Гем решила, что эти исследования весьма полезны для благополучия всего населения Антагарича. Сандро обещал за доставку артефакта несметные богатства, но Гем решила выполнить поручение, не прося за это никакого вознаграждения. Помочь ей вызвался Клэнси, которому лорд разрешил это при условии ненападения на АвЛи и Эратию. Вожделенным артефактом был Амулет Гробовщика, который находился у призрачных драконов одного из регионов. Там же обретался некий некромант, вероятно, тоже в поисках Амулета, но Гем и Клэнси легко разделались с ним.

Сандро прислал письмо, в котором говорил, что Этрик разработал проект создания артефакта, ослабляющего некромантскую силу. Для этого помимо Амулета необходимо было отыскать еще две древних реликвии. Гем собралась найти и их, а затем встретиться с Этриком и предложить ему помощь в исследованиях.

Вскоре Амулет был у Гем и следующим искомым артефактом стала Мантия Вампира. Сандро уже послал за ней варвара Терека, но тот как в воду канул. Гем обнаружила последнего в плену у бандитов, требующих выкуп. Терек уже отыскал Мантию, оставалось выкупить его самого. Как только Гем и Клэнси прибыли в регион, где находился варвар, пограничные лорды Дейи собрали армию и двинули ее против них. Уничтожив вражеские войска и поднакопив деньжат, герои освободили Терека.

В этот момент лорд Файетт предложил Гем стать под его начало в качестве полководца. Волшебница решила дать согласие, но лишь после того, как поможет Сандро.

Последним артефактом были Ботинки Мертвеца, причем находились они в Дейе. Так что пришлось Гем и Клэнси вторгаться во владения некромантов. В то же время друиды АвЛи предложили Гем вступить в их ряды. Когда волшебница ознакомилась с убеждениями друидов, она обнаружила, что они мало чем отличаются от воззрений волшебниц. Гем приняла предложение о вступлении в орден друидов и так в ее жизни появилось новое начало.

Вскоре Ботинки были найдены и переданы Сандро. Последний отправился за платой и исчез. Гем не поняла его мотивов, но было ясно, что он скрылся, не заплатив ей. Сандро не мог быть агентом Дейи, поскольку по его же указке Гем разгромила огромные армии этой страны. Так что волшебница написала письмо Этрику о данном событии, дабы узнать, куда делись собранные ей артефакты.


Джелу А в это время кадет Лесной Стражи полуэльф Джелу проходил свой последний экзамен на право стать полноправным членом элитного отряда, охраняющего границы Эратии и АвЛи. Будучи получеловеком, полуэльфом Вори, Джелу был приемным сыном эратийского генерала Моргана Кендела, на которого тот случайно наткнулся в лесу в бытность свою солдатом Отряда Когтя. Благодаря своим выдающимся способностям Джелу быстро постигал азы воинского искусства в эратийской армии и теперь стремился стать офицером Лесной Стражи... И первым заданием Джелу, полученном от пограничного лорда Фалорела, было собрать компоненты Эликсира Жизни, поскольку некроманты начали охоту за ними, а этого нельзя было допустить ни в коем случае.

Сначала Джелу направился к лагерю разбойников, которые владели Кольцом Оздоровления и хотели продать его некромантам. Но Джелу уничтожил всех участников сделки и забрал Кольцо.

Далее он проследовал в долину Дагронд - обиталище зеленых и золотых драконов, где жили АвЛийские Драконьи Лорды, владеющие Кольцом Жизни.По слухам, один из них сотрудничал с некромантами, его и надо было уничтожить. Но Джелу оказали сопротивление все Драконьи Лорды, и, как следствие, ему пришлось ликвидировать их и забрать второе Кольцо.

Последний компонент - Сосуд с Жизненной Кровью - находился в Дейе у вампира-лорда Вокиала. Однако Джелу не стал сражаться с превосходящими силами нежити - он просто нанял воров, чтобы те выкрали вожделенный Сосуд.

Создав из найденных компонент Эликсир Жизни, полуэльф отправился к лорду Фалорелу.


Крэг Хак Помимо Гем в Антагарич из Энрота в поисках приключений прибыл варвар Крэг Хак, ветеран Войны Престолонаследия. Во время попойки в одной из таверн Авонтелла, пограничного региона между Эратией и Крюлодом, Крэга атаковала банда хобгоблинов, которая осталась лежать на полу с переломанными конечностями. После этого к варвару подошел мрачноватый тип в ниспадающей робе с капюшоном и пригласил за свой столик. Он представился как Сандро, волшебник, и предложил Крэгу Хаку отыскать для него четыре артефакта, которые, будучи объединенными, составят Доспехи Проклятого, что Сандро собирался уничтожить. Последний пообещал за выполнение задания кучу денег, титул и земельные владения. Крэг Хак согласился и Сандро направил его в земли варвара Баршона, который нашел первый артефакт - Шлем-Череп. Крэг быстро добрался до хозяина этих земель, но когда он потребовал Шлем, Баршон ответил, что это фамильная реликвия. Крэг вспомнил, что Сандро особо предупреждал его о хитрости Баршона. Поэтому он наголову разгромил противника и забрал Шлем.

Следующим необходимым артефактом был Черный Клинок Мертвого Рыцаря. Этот клинок похитил из гробницы воина рыцарь смерти по имени Марзет. Сандро имел союзный варварский город в болотистых регионах, где скрывался похититель; туда Крэг Хак и отправился. Вскоре он узнал, что Марзет находится под защитой Ордена Рыцарей Клинка. Ему показалось весьма странным, что живые рыцари охраняют мертвого. Через некоторое время стало известно, что Марзет некогда был одним из членов Ордена. Однажды он получил в наследство Черный Клинок Мертвого Рыцаря, но этот артефакт уничтожил все то добро, что составляло душу Марзета и превратил его в Рыцаря Смерти. Это несколько расходилось с историей Сандро, но Крэг Хак не любил долго размышлять. Он просто перебил Орден, уничтожил Марзета и забрал Клинок.

Третий артефакт - Грудная Клетка Власти, она хранилась у Сандро в Святилище. Но некромантский культ Эбеновая Рука уничтожил Святилище и забрал артефакт себе в болота Ферриса. Когда Крэг Хак потребовал вернуть Клетку, некроманты сказали, что не знают ни о каком Святилище и пафосно предложили варвару подготовиться к смерти. Атаковав культ, Крэг Хак не оставил в живых ни одного его члена, и отнял у тамошних личей искомый артефакт.

Наконец, Сандро послал Крэга Хака на поиски последнего артефакта - Щита Зевающего Мертвеца. Сей реликвией некогда владел убийца вампиров, но он напал на превосходящие силы личей из культа "Рука Смерти" и те расправились с ним самим, а затем забрали Щит себе. Сандро нанял бывших эратийских воинов в помощь Крэгу Хаку, а также сказал, что, как и все до этого, некроманты культа будут лгать Крэгу. Варвар призадумался: "А не стоит ли сначала получить сулимое и лишь потом поехать за артефактом?" Ему уже до чертиков надоели сражения с нежитью. Но, плюнув на свои сомнения, Крэг отправился на последнее задание. В процессе его выполнения он освободил из плена своего друга Слэша, который бежал из Энрота, но был пойман за шулерство. Рука об руку Крэг Хак и Слэш добрались до Щита. Владевшие им некроманты утверждали, что эта реликвия была частью их кладбища долгие годы и защищали ее всеми силами. Но ничто не могло остановить варваров и в итоге Щит был доставлен Сандро. Тот отправился в свою комнату за вознаграждением и... не вернулся. Когда Крэг Хак выбил дверь, он увидел лишь сияющую пентаграмму на полу. Волшебник исчез, оставив варвара ни с чем.


Йог С юных лет Йог обучался волшебству в давно осточертевшей ему бракадской Академии Магии, что в Каларнене, недалече от границы с Крюлодом. Хотя отцом его был варвар и Йог даже участвовал в Войне за Престол в Энроте под предводительством лорда Слэйера, его мать-джинн всегда мечтала видеть сына волшебником. Так после победы Морглина Айронфиста в войне Йог вернулся в Академию Магии, но интересовали его по большей части военные исскуства.

Вскоре он влюбился в еще одну любительницу древних рукописей - Видомину. Вот она-то как раз и была более чем прилежной ученицей. Но однажды она нашла в библиотеке книгу по некромантии и, не устояв перед соблазном, прочла ее от корки до корки. Вскоре она покинула Академию и отправилась в Дейю, где всерьез занялась некромантией. Йог понял, что теперь его ничто не держит в Академии.

Затем он получил письмо от герцога Винстона Борагуса. В нем правитель Крюлода сообщал, что наслышан о военном таланте Йога и был бы рад приветствовать его у себя в войсках. Йог решил покинуть Каларнен и стать варваром, но волшебники узнали об этом и закрыли границу с Крюлодом, а по пятам за беглецом послали колдунью-джинна Эйн, наставницу Академии. С помощью своего друга по Академии Йог смог несколько оторваться от преследования. С трудом он пробился в Крюлод, где Эйн не решилась его преследовать.

Винстон Борагус Но Йога тут же атаковали крюлодские армии, посылаемые самим Борагусом. Разъяренный джинн пробился до столицы, где потребовал у герцога объяснений. Тот ответствовал, что всего лишь проверял, действительно ли Йог такой достойный воин, как про него говорят. Йог был в бешенстве, но правитель Крюлода заметил, что именно он, джинн, хотел стать воином. Йогу пришлось согласиться с этим доводом.

Но герцог заготовил еще одно испытание для бывшего волшебника. Он опасался, что Йог еще может вернуться к магическим наукам и поэтому попросил его разделить могущественную реликвию, сотворенную некогда ангелами для борьбы с демонами Подземного Мира, разбитую ими и восстановленную впоследствии Тарнумом, Бессмертным Героем, - меч под названием Ангельский Альянс - на шесть частей и развезти их по регионам Таталии, Эратии и Бракады.

Сандалии Святого и Броню Чуда Йог отвез в Таталию, где ему пришлось сражаться с враждебно настроенными жителями. В Эратии его тоже не встретили с распростертыми объятиями, но он оставил там Божественное Ожерелье Благословения и Львиный Щит Храбрости. И, наконец, Небесный Шлем Просвещения и Меч Правосудия он отвез в Бракаду, где ему снова пришлось избегать Эйн, охотящуюся за ним. После этого Йог стал признанным членом крюлодского клана и это было рождением варвара.


Тем временем Этрик получил письмо от Гем. Он быстро догадался, что Сандро умудрился завладеть двумя могущественными артефактами - Броней Проклятого и Плащом Короля Нежити. Отписав об этом Гем, а также о том, что Сандро стал некромантом, Этрик задумался над тем, как подправить свою незапятнанную репутацию, изрядно подмоченную тем, что его ученик пошел по иному пути. От Гем он узнал местонахождение Сандро и понял, что тот движется в Дейю. Немедленно он послал своих лучших учеников во главе с Джеддитом, который и представил ему Сандро и некогда был его другом, остановить Сандро, отнять у него артефакты и передать Этрику.

Сам Этрик покинул Бракаду, дабы подстраховаться и лично воспрепятствовать Сандро достигнуть границ Дейи, предворительно отправив Гем письмо, в котором сообщал, что бывший ученик его наверняка создал из доставленных артефактов могущественную реликвию, олицетворяющую некромантию. Но в той области неподалеку от Спорных Земель, куда направился Джеддит, правил лорд Джабаркас, младший брат Этрика. Ему хотелось заполучить артефакты для себя, дабы тем самым показать, что он ничем не хуже брата, а кроме того, несколько лет назад Сандро совершил насилие над его дочерью, и Джабаркас жаждал отомстить.

Сандро Воспользовавшись разногласиями между группировками, Сандро легко разгромил обоих. Ни Джеддит, ни Джабаркас не знали одной страшной тайны - Сандро не стал некромантом именно сейчас, он был им еще тогда, когда в Энроте шла опустошительная Война за Престол. Он побывал практически во всех потаенных уголках Антагарича и Энрота в поисках запретных знаний и даже принял участие в Войне Престолонаследия, выступив на стороне Арчибальда. Исполнив Ритуал Вечной Ночи, Сандро обратил себя в лича, после чего, опьяненный открывшимися возможностями и ослепленный непомерными амбициями, приступил к исполнению хитроумного замысла по установлению контроля над всем Антагаричем. Могущественное заклинание давало личу иллюзию плоти, что позволяло ему действовать под личиной обыкновенного человека.

По пути в Дейю Сандро повстречал встретил волшебницу Видомину, которая хотела научиться у него некромантии. Сандро согласился обучать ее и Видомина явила себя прекрасной ученицей. В то же время Сандро понял, что неравнодушен к ней. Он часто следовал на поводу у своих эмоций, не свойственных личам - черта, которую всеми силами он стремился искоренить в себе. Поэтому он решил, что как только покончит с Этриком, их пути с ученицей разойдутся.

В союзниках Этрика состояли дворфы, один из артефактов которых находился сейчас у Сандро, но даже они не смогли помешать ему одержать верх над Этриком в последнем столкновении наставника и мятежного ученика.

Финнеас Вилмар Достигнув границ Дейи, Сандро повстречал сравнительного молодого лича Финнеаса Вилмара по прозвищу Погребальный Звон. Он был одним из мелких лордов державы некромантов, но втайне мечтал о королевском троне. Сандро заметил, что Вилмар не очень хороший тактик, да и в политике полный профан. Он решил провести его к трону Дейи, но лишь для того, чтобы сделать своей марионеткой. Таким образом, Сандро не будет главной мишенью для потенциальных врагов Дейи.

Итак, вместе с Вилмаром Сандро вторгся в вотчину некромантов Антагарича. Герцог Дейи Аларис попытался остановить их, заручившись поддержкой нескольких лордов АвЛи, но Сандро разгромил все силы, направленные против него. Герцог бежал, дабы объединился с еще более внушительными воинскими формированиями. Сандро не стал выжидать и пошел в контратаку. Вилмар не одобрил столь решительные действия своего напарника и покинул лича, но через некоторое вернулся, поняв, что ошибался.

Вскоре герцог Аларис был мертв и Финнеас Вилмар стал новым герцогом Дейи.


Прошло время. Однажды небольшая группировка некромантов совершила уже традиционный рейд в плодородные земли Эратии, но на свою беду столкнулась с Йогом, который уничтожил их отряд. Во время выполнения своей благородной миссии Йог узнал, что где-то неподалеку орудует еще один варвар, также помогающий эратийцам в борьбе против некромантов. И варваром этим оказался Крэг Хак, который отправился навестить своих родичей в Эратии, но в одном из городов его попросили вернуть похищенную рыцарем Тиранеллом Голову Легиона, а заодно найти и остальные части Статуи Легиона. Крэг Хак сделал это, а также узнал, что Тиранелл был "нанят" Сандро, которого Крэг Хак уже отчаялся найти. Обрадовавшись тому, что не позволил попасть Статуе в руки Сандро, Крэг Хак наконец-то вышел из депрессии.

Однако в АвЛи дела шли хуже некуда. Лорд Фалорел был отравлен. Джелу начал расследование и быстро обнаружил, что под личиной лорда на самом деле скрывался вампир. Он насаждал свой род в АвЛи, а сам маскировался под дворянина страны. Узнав об этом, народ ударился в панику. Лорд Файетт назначил встречу с одним из пограничных лордов Дейи, чтобы подробнее разузнать об этом событии, но оба они были убиты.

Благодаря некромантам лорд Файетт стал рыцарем смерти. Гем и Клэнси решили уничтожить его, дабы вернуть покой душе своего повелителя. Они вторглись в Дейю и уничтожили все силы нежити, находившиеся в подчинении лорда.

Джелу же сражался с вторгшимися в АвЛи некромантами. Он узнал, что истинного лорда Фалорела давно убили, а на его место поставили вампира Виарада. Также он выяснил, что одним из противников Виарада был Сандро и что он вполне мог стоять за отравлением вампира. Вскоре Джелу получил письмо от Гем, в которой та говорила о том, что смерть пограничных лордов АвЛи является началом какого-то некромантского плана и просила Джелу присоединиться к ней для исследования этого вопроса. Джелу ответил согласием и, объединив свои силы, они направились к границам Дейи, где обнаружили еще больше захваченных некромантами городов. Начав кампанию по вызволению их из-под гнета темных сил, они узнали, что в Эратии тем же самым занимаются два варвара - Йог и Крэг Хак.

Йог разыскал Крэга, чтобы при помощи его наголову разбить некромантов, а Крэг кроме того жаждал отыскать Сандро. Они также выяснили, что за всеми вторжениями, последовавшими в последнее время, стоит некий Финнеас Вилмар.

И вот четверка героев договорилась встретиться в одном из городов Дейи для того, чтобы совместными усилиями пролить свет на подоплеку чересчур уж смелых атак некромантов. Кроме того, Гем и Джелу были посланы на эту миссию Советом Старейшин АвЛи, действующим при Короле Элдрихе Парсоне. Встретившись, герои открыли для себя следующее: Сандро использовал Крэга Хака и Гем, дабы заполучить могущественные артефакты; фальшивый Фалорел заставил Джелу убить невинных лордов для получения Эликсира Жизни, но он не успел им воспользоваться, так как был отравлен по приказу Сандро. Было решено навсегда уничтожить Сандро - корень всех бед Антагарича...

Последний же четко следовал намеченному ранее плану. Именно он отравил Виарада, поскольку тот стал слишком могущественен и уничтожил лорда Файетта и пограничного лорда Дейи, дабы не позволить сведениям о творящемся в державе некромантов быстро достичь АвЛи. Именно Сандро сделал Файетта рыцарем смерти и потом долго сокрушался, узнав, что Гем прикончила такого прекрасного воина. Но, несмотря на мелкие неувязки, замыслы лича продолжали осуществляться. И, как это ни пародоксально, в них также входило завлечение Гем, Джелу, Йога и Крэга Хака в земли Дейи.

Как и предполагал Сандро, четверка перебила всю достойную оппозицию Вилмару и тот стал Королем Дейи, расправившись с помощью Сандро с личом, недавно взошедшим на трон и недолго на нем продержавшимся. И лишь теперь Сандро должен был выбить из Дейи вторгшиеся туда объединенные войска Крюлода, Эратии и АвЛи. Четверо героев стали бы прекрасными генералами его армии, но Сандро с сожалением осознал, что не сможет получить их и обратить в нежить.

Нанеся сокрушительный удар, Сандро выбил все враждебные ему силы из Дейи и начал атаку сразу на два фронта. Он практически полностью уничтожил войска противника и вторгся в Эратию и АвЛи.

Объединенные войска героев не могли эффективно сражаться, поскольку с недоверием относились друг к другу и их боевой дух падал. Тогда Йог предложил товарищам отправиться на поиски Ангельского Альянса, артефакта, который позволял решить эту проблему, магически подняв мораль воинов.

Сандро знал об этом артефакте, но решил, что это его не остановит, ибо шансы героев в поисках легендарного меча были крайне невысоки. В этот момент Вилмар попытался выказать неудовольствие решительными действиями Сандро, но последний быстро поставил новоиспеченного монарха на место, напомнив ему, кто именно посадил его на трон и так же может сбросить его оттуда.

Гем и Джелу отправились на поиски Сандалий Святого, Шлема Небесного Просвещения и Божественного Ожерелья Благословления - трех из шести артефактов, необходимых для создания Ангельского Альянса. Эти реликвии находились в земле лояльных Эратии лордов, но фактически лорды пеклись лишь о собственном благополучии, поэтому пришлось забирать артефакты силой.

Меч Правосудия, Броню Чуда и Львиный Щит Храбрости Йог и Крэг Хак обнаружили у трех братьев-варваров, которые считали эти артефакты своей собственностью. Но это не помешало паре бравых варваров получить их во владение.

Теперь оставалось собрать артефакты вместе, однако Сандро наконец-то прочувствовал опасность и поставил между двумя парами огромные войска. С трудом пробились герои друг к другу... и вот Ангельский Альянс вновь собран!

Видя, что его положение стремительно ухудшается, Сандро послал запрос о помощи другим лордам Дейи. Те немедленно выслали свои войска, но отряды должны были пересечь огромное пространство, прежде чем они окажутся в районе боевых действий, потратив на это ни много ни мало четыре месяца.

Герои же двинулись в атаку на цитадель Сандро. По пути они отыскали Эликсир Жизни, который здесь спрятал Виарад, и еще несколько мощных артефактов.

В тяжелом бою герои нанесли поражение Сандро и Вилмару. Конечно, они не смогли пленить их, но зловещие артефакты Сандро были у них в руках. Герои решили разбросать их по всему материку, дабы никто более не смог снова собрать их и угрожать благополучию Антагарича. И разъехались они в разные стороны... Лишь годы спустя Йог поведал о гамбите Сандро в письме, адресованном магам Бракады; так деяния сих лет стали ведомы повсеместно в Антагариче.

***

"Они пришли из Пустоты - древние враги древнего народа..."

Такими словами начинается легенда, в которой повествуется о событиях, коренным образом изменивших мир Энрота; планета и ее обитатели уже никогда не будут такими, как прежде.

Это случилось в одну тихую звездную ночь - прибытие криган на Энрот! Межзвездные корабли, подобные метеорам, рухнули на поверхность планеты, принеся инопланетных тварей в сей мир спирального рукава галактики, доселе незатронутый ими. Высадка основных сил произошла в западной части Энрота, второй же контингент оказался в восточных пределах Антагарича - Земле Гигантов, Эофоле. Цветущая долина половинчиков превратилась в преисподнюю, ибо ожили вулканы, дремавшие долгие столетия, обратившие окрестные земли в выжженную пустошь. Ночь Упавших Звезд - так нарекли оную астрологи.

Довольно скоро кригане испробовали на прочность рубежи сопредельных с Эофолом территорий. Противостояли им лишь немногочисленные воинские гарнизоны, размещенные на Спорных Землях, и в течение нескольких дней пред натиском демонов пали человеческие города Данволл и Маришен, а также эльфийский - Бат'иер. Объединившись, армии Эратии и АвЛи при поддержке ангелов сумели остановить натиск иномировых тварей, но до окончательной победы было еще далеко. И тогда на демонов обрушились войска Подземных Повелителей Нигона, давнишние враги Эратии; не уничтожив противника, они, тем не менее, оттеснили криган назад к границам Эофола, где те и оставались последующие два года. В течение этого времени гарнизоны в человеческих и людских селениях Спорных Земель были усилены, Данволл начали отстраивать заново. Случались небольшие стычки с низшими криганами, однако границы Эофола ныне свято хранили рати Нигона. Конечно, решающее столкновение с новой силой, заявившей о себе на просторах Антагарича, неминуемо, но уже сегодня многие задавались вопросом: почему Подземные Повелители, истово ненавидящие Эратию, остановили марш демонической орды?..

Кригане В Энроте же основной удар приняла на себя деревня Сладкая Вода, которая оказалась полностью разрушена, ровно как и находившийся в непосредственной близости Черный Лес. Выжившие жители Сладкой Воды через некоторое время подверглись неожиданной атаке дьяволов. Адские твари перебили всех жителей, кроме четверки героев - защитников Сладкой Воды. В отчаянии последние прыгнули в колодец, оказавшийся подземным ходом в пещеру, где и отыскал их чародей Фалагар, как нельзя кстати означившийся у Сладкой Воды незадолго до нападения на деревушку демонов. Он спас четверку героев, магически перенеся их и себя подальше от обреченной деревни, после чего взялся обучать начинающих искателей приключений некоторым основным навыкам, помогающим выжить в столь опасном мире...

Райская Долина, затронутая порчей криган, стремительно обращалась в пустыню, природные ресурсы истощались, животные гибли. Из западных пределов королевства доходили пугающие вести о демонических армиях, и когда перестали поступать донесения от лорда Килбурна и его следопытов, Роланд Айронфист, заподозрив неладное, во главе отряда в 500 человек выступил в поход, надеясь добраться до западных земель и прояснить ситуацию. Назад не вернулся никто... Ни единой весточки от Короля не получила изведшаяся от беспокойства и неопределенности Катерина Айронфист, оставшаяся в замке Айронфист наряду с малолетним принцем Николаем и генералом Уилбуром Хэмфри.

С каждым новым годом ухудшался климат, а дьяволы появлялись уже не только на западе, но и ближе к центру страны. Плюс к тому время от времени посреди лета шел снег, а страну сотрясали землетрясения. Люди начали поговаривать о том, что боги прогневились на род Айронфистов и лишили их Мандата Небес, дающего право на правление; и пока новая династия не сменит их, бедствия будут продолжаться. Как следствие, откуда-то появился новый религиозный культ - Баа, имеющий некоторую популярность, но многие жители относились к нему с видимым подозрением.

***

Лорд Хаарт Сложившееся на землях Антагарича положение, когда, казалось, равновесии сил вот-вот нарушится, как нельзя лучше устраивало Сандро. У него был наготове резервный план по установлению власти над континентом, первый этап которого заключался в отравлении правителя Эратии - Короля Николаса Грифонхарта. Лич знал, что уважаемый в Энроте и Эратии лорд Хаарт, прибывший с северного континента после окончания Войн Престолонаследния, является членом тайного культа пособников некромантов, посему и обсудил с ним свои идеи, которые пришлись по душе дворянину.

Дабы не возбуждать подозрений, они разработали продуманную последовательность действий, согласно которой лорд Хаарт уезжает из своих земель на воинские учения, а в этот момент армии Дейи, ведомые Сандро, начинают захватывать его замки. В замке самого лорда Сандро оставляет приготовленный им яд. Затем лорд Хаарт возвращается и "отбивает" замок. Никто и не заподозрит о вынашиваемом плане отравления Короля.

В то же время Сандро искал союзников во вторжении Дейи в Эратию. Он послал письма Подземным Повелителям Нигона и Ксенофексу, королю криган Эофола, с просьбой оказать Дейе помощь во вторжении, однако те продолжали колебаться, не стремясь связываться с хитроумными и предательскими некромантами...

Наконец, яд был в замке Хаарта и Сандро вернулся в Дейю. Затем он обратился к Подземным Повелителям Нигона с просьбой прорыть тоннель через пролив, разделяющий Нигон и Эратию, а затем под землей наступать на Стэдвик, столицу государства. Естестественно, Повелители потребовали обеспечить их золотом и древесиной. Дабы раздобыть приличное количество необходимых ресурсов, Сандро пришлось совершить налет на Спорные Земли. Наконец, ресурсы они были собраны и отправлены в Нигон.

Кригане сообщили, что не доверяют некромантам, но если те найдут им Вечнодымящееся Кольцо Серы, они присоединят свои силы к новому темному альянсу. Финнеас Вилмар отправил на поиски Кольца Сандро. Артефакт находился во владении могущественного друида Мелодии, но тактический гений Сандро преуспел и здесь. Правда, кригане не слишком-то доверяли некромантам и выдвинули далеко не все свои силы.

Но в итоге альянс Дейи, Нигона и Эофола был создан. На самом деле, кригане изначально объединились с владыками Нигона, но выжидали, копили силы. Новообразованный триумвират вполне мог установить власть над всем континентом, однако первоочередное устранение сюзерена человеческой державы придется как нельзя кстати и облегчит поставленную задачу.

В этот момент Вилмар сообщил Сандро, что некий лорд Дейи собирается свергнуть Сандро с должности Королевского Советника. Обозлившись, Сандро уничтожил лорда. И тут Вилмар заявил, что Сандро убил ни в чем не повинного дворянина и по закону отправляется в заточение.

Так Сандро оказался обманут собственной марионеткой, пусть недальновидной, но не менее его самого жаждущей абсолютной власти... Вилмар решил несколько повременить с открытым выступлением на стороне Нигона и Эофола, поглядеть сперва, насколько успешно будет разворачиваться грядущая кампания... а примкнуть к победителям он всегда успеет.


Морган Кендел После кончины Короля Николаса Грифонхарта регентом Эратии стал генерал Морган Кендел. Первым делом он отправил послание в Энрот Королеве Катерине, приглашая ее, единственную наследницу трона Эратии, на похороны отца. Как ни больно было Катерине покидать в столь темный час державу, ставшую ей вторым домом, выбора, по большому счету, у нее не было. Назвав Уилбура Хэмфри регентом при принце Николае, Катерина с частью военного флота Энрота отбыла к берегам Антагарича - вояж, что грозил затянуться до двух долгих месяцев...

А в этот момент последовала атака со стороны Подземных Повелителей Нигона. Прорыв тоннели к берегам Эратии, их войска попали в сеть катакомб дворфов, через которые чернокнижники вкупе с дьяволами-криганами выбрались на поверхность, продолжая рыть тоннели по направлению к столице Эратии - Стэдвику, что за свою истоию выдержала огромное количество осад и ни разу не была захвачена. Все города по ходу тоннелей брались нигонцами под контроль, дабы вести о вторжении не достигали столицы. Зная, что АвЛи будет союзником Эратии в войне, чернокнижники отправили криган на уничтожение королевы золотых драконов, что позволило вывести эльфов на некоторое время из игры, поскольку драконы сии были основной силой эльфийского воинства... Покинув пределы Эофола, армии криган перешли восточные границы Эратии, ударив по Мысу Риона, дабы привлечь внимание к себе и дать Подземным Повелителям - об образованном союзе с которыми полководцы Эратии даже не догадывались - как можно ближе подобраться к Стэдвику...

***

Кристиан Молодой человек по имени Кристиан, отслужив достаточно большой срок в энротских рыцарских войсках (и надо сказать, неплохо себя показавший), отправился на отдых. Вообще-то он хотел стать алхимиком-парфюмером, но по настоянию отца начал обучаться военному ремеслу. Теперь же Кристиан считал, что достаточно поднаторел в нем и пора воплотить мечту в жизнь, благо опыт в этом деле он тоже имел.

Но для начала Кристиан решил немного отдохнуть и отправился в трехчасовое морское путешествие. К несчастью, на корабль налетел шторм сокрушительной силы и носил его по бескрайней водной глади не один день. Когда шторм закончился, никто из экипажа и понятия не имел, куда их занесло.

Через какое-то время на горизонте показался остров. Корабль направился к нему, но напоролся на прибрежные рифы и затонул. Так Кристиан с товарищами по несчастью оказался в весьма неприятном положении...

Впрочем, вскоре выяснилось, что остров обитаем и местные жители обрадовались Кристиану. Они попросили его отстроить в их столице замок, чтобы обезопасить себя от набегов злобных соседей. Взамен они пообещали снабдить Кристиана новым кораблем. Делать нечего, Кристиан встал во главе небольшого отряда и отправился к столице. По пути ему пришлось сражаться с соседними туземными племенами и некоторые их города он даже захватил. Вскоре он добрался до столицы и отстроил там все, что обещал.

Обрадованные местные жители тут же закатили большую гулянку. А на следующий день еще одну. А потом еще одну. И еще... Когда Кристиан напомнил им о сделке, в ответ услышал что-то не совсем приличное. Тогда юный рыцарь впал в многодневную депрессию. Он пристрастился посещать одну из таверн и однажды встретил там предводителей тех городов, которые захватил во время своего марша к столице. Предводители открыто сообщили ему, что не желают видеть Кристиана на этом острове. Рыцарь ответил, что он тоже не желает видеть себя здесь и попросил снабдить его кораблем. Предводители согласились, но для начала они попросили Кристиана разделаться с жителями того племени, которому он отстроил замок. Теперь Кристиан проделал все в обратном порядке и стер замок с лица земли.

Наконец он покинул этот остров. Вскоре обнаружилось, что на корабле почему-то нет важного навигационного оборудования... Кристиана опять надули.

И снова корабль скитался по океану, пока не достиг очередного острова. Не успел Кристиан высадиться, как его встретила делегация... пиратов. Оказалось, что этот остров принадлежал знаменитым регнанским пиратам. Те предложили Кристиану либо вступить в их ряды, либо умереть. Естественно, несчастный герой предпочел первое.

Дебютным заданием пирата Кристиана был разгром недружественных пиратских кланов. Кристиан бросил в море бутылки, в которые вложил письма с рассказом о своей судьбе, после чего принялся за исполнение поручения. Уже почти в самом конце работы он открыл для себя две вещи. Во-первых, с ним связался посыльный из Эратии, где выловили одну из бутылок. Так Кристиан узнал, что его занесло к берегам Антагарича. Во-вторых, оказалось, что "враждебные пиратские кланы" на самом деле были гарнизонами Эратии! И теперь Кристиан своими действиями освободил пиратам путь для атаки на эратийскую морскую заставу.

Недолго думая, ночью раскаявшийся рыцарь похитил корабль и отправился на ту самую ослабленную заставу, где лично возглавил оборону. Он узнал, что вскоре через этот остров будет проплывать Королева Катерина, следуя в Эратию на похороны своего отца, и решил удержать заставу до ее прибытия. Долгие месяцы оборонялся он от превосходящих пиратских сил. Когда Королева прибыла, пираты тут же ретировались перед мощью энротской эскадры.

За проявленную доблесть и упорство Кристиана посвятили в рыцари Эратии. Новоиспеченного сира пригласили на похороны Короля Николаса Грифонхарта и он решил, что наконец-то прекрасно проведет время среди великолепных ландшафтов Эратии. Но не тут-то было...

***

Ситуация в Энроте стремительно выходила из-под контроля; все больше и больше мирян вливались в ряды последователей культа Баа, глаголящего об утрате правящей династией Мандата Небес. В то же время судьба Роланда Айронфиста оставалось неведомой, а с момента исчезновения монарха в западных пределах королевства прошло уже три года...

И однажды четверка героев, завершивших наконец свое обучение у Фалагара и вставших на тернистую стезю искателей приключений, наткнулась в лагере гоблинов недалече от Нового Сорпигаля на истерзанное тело некоего мага, при котором обнаружилось несколько писем Роланда Айронфиста, адресованные Королеве Катерине. Судя по датам на пергаментных листах, написаны они были три года назад и отражали события, произошедшие с отрядом, во главе которого Король отправился на поиски убийц лорда Килбурна.

28 июля, год 1162

Возлюбленная моя Катерина.

Надеюсь, это письмо развеет твои страхи об опасностях, грозящих мне и моим людям. Как ты понимаешь, этого похода было не избежать. И расследование Килбурна, и назначение градоначальника в Черном Графстве требуют моего личного участия, а я долгие годы не посещал северо-запад королевства. Меня смущает, что ты будешь тревожиться из-за моего отсутствия, хоть и продлится оно недолго. Так что пожалуйста, дорогая, прими мои заверения, что вернусь я к сентябрю.

В конце концов, что может случиться? Со мной 500 воинов, все они - ветераны кампании Арчибальда. Я - признанный король окрестных земель, а слухов о восстаниях и недовольствах в них нет. Многие селяне высыпают из своих деревушек, чтобы поглазеть на нас, желая получить одобрительный взгляд короля или его свиты.

Ничто не стоит у нас на пути и никакая опасность нам не грозит. Даже монстры почти не встречаются. Мы видели лишь несколько гоблинов и огров, и ни одного дракона. Единственной проблемой для нас явилась снежная буря, которая застала нас в деревне Рокхам. Но даже это нам не помешало, ибо селяне разместили нас на ночлег в своих хижинах и амбарах.

О дьяволах, которые досаждают городам северо-запада, до нас дошли лишь неподтвержденные слухи. Мы еще не встретили никого из тех, кто мы лично видел этих тварей, и никого, кто бы обнаружил тела лорда Килбурна и его следопытов. Единственные дьяволы, встреченные нами - огромные москиты в болотах. Мерзкие твари! Я займу место в истории, если придумаю, как избавить от них мир.

Нет, Катерина, лорда Килбурна убило нечто куда более реальное, нежели дьяволы - возможно, пара драконов или большой отряд разбойников. Как бы то ни было, мы скоро установим причины его исчезновения, свершив правосудие над людьми или же расправившись с монстрами. Я не потерплю, чтобы моих людей убивали в пределах моих же земель!

Так что оставь свои страхи и поверь - я вернусь к сентябрю. Передай нашему сыну Николаю, что я люблю его и знай, что тебя я люблю всем сердцем.

4 августа, год 1162

Дорогая Катерина.

Из-за снежной бури в Рокхаме, о которой я упоминал в прошлом письме, мы достигли Блэйшира с опозданием в один день. К тому времени, как ты получишь это письмо, мы вновь будем в пути, следуя зацепкам, которые обнаружили в городе. Отряд Килбурна исчез к западу отсюда, так что скоро мы достигнет места его последней стоянки и примемся за поиски убийц.

В Блэйшире нас приняли с радостью и мне потребовалось лишь несколько часов, чтобы избрать нового градоначальника. Его зовут Актон Спиндлер и заменит он прошлого градоначальника и моего старого друга Аарона Хамптона. Я подозреваю, что Хамптон был убит - отравлен! - но сейчас нет времени, чтобы лично заниматься еще одним расследованием. Так что я оставляю Финеоуса Хогворта, чтобы дознаться сути произошедшего.

Вообще-то я бы не занимался лично расследованием преступлений, но убийство Хамптона наполняет меня смутной тревогой. Возможно, все гораздо проще, но я все равно с нетерпением буду ждать результатов расследования Хогворта.

Тем временем я продолжаю расследовать кончину Килбурна. Вчера вечером в гостинице какой-то заметно нервничающий человек принес мне письмо, сказав, что доставить его повелел некий таинственный незнакомец, который и на человека-то был не очень похож. Я потребовал описать его, но посланник сказал лишь, что тот был очень высок и широкоплеч. "Большой", как будто еле помещался в собственном теле. И еще он носил шляпу, быть может, для того, чтобы спрятать нечеловеческие уши.

Письмо оказалось картой, указывающей на точку недалеко от того места, где исчез Килбурн. Слово "Килбурн" было обведено красными чернилами. Я видел в этом ловушку, которая могла скрывать за собой куда более зловещий замысел, но в чем он может заключаться, я пока не понимаю. А возможно, незнакомец просто пытался помочь. Как бы то ни было, ни одна ловушка, созданная человеком или монстром, не сможет удержать отряд ветеранов, сопровождающих меня. Надо лишь соблюдать осторожность.

Конечно же, я напишу тебе, как доберемся до Эденбрука. Все мои помыслы пребывают с тобой и я очень по тебе скучаю. Пожалуйста, скажи Николаю о том, что отец любит его.

11 августа, год 1162

Дорогая Катерина.

Не могу сказать, что поход наш до Эденбрука прошел без происшествий. Приближаясь к городу, мы встретили поток беженцев, которые поведали о том, что к Эденбруку приближается армия дьяволов, а у города нет ни стен, ни гарнизона. Я немедленно приказал солдатам поторапливаться, чтобы достичь города до того, как это сделают монстры.

Прибыли мы за несколько часов до врага. Уставшие и плохо подготовленные к встрече с неведомым противником, люди мои, тем не менее, были полны решимости. Я приказал лучникам занять позиции на окрестных холмах, пехотинцам скрыться за придорожными домами, а кавалерии - за холмом. Тридцать всадников я отправил вперед, дабы заманить врага в нашу ловушку.

Она сработала. Похоже, у дьяволов отсутствуют элементарная дисциплина и ум, ибо они сразу же бросились в погоню за моими людьми. Те пронеслись мимо лучников, занявших вершины холмов, и ворвались в город, а за ним по пятам следовала орда демонов. Приманку те заглотили и ловушка захлопнулась. Когда сотни самых мерзких, злобных и глупых тварей из виденных мною собрались на дороге у подножья холма, я дал сигнал лучникам.

Дождь стрел обрушился на дьяволов, а пехотинцы, появившись из укрытий, перекрыли им дорогу в город. Используя элемент неожиданности, из-за холма показалась кавалерия, ударив в собравшихся дьяволов копьями и мечами. А затем разразился хаос сражения и мы могли думать лишь о том, чтобы сдержать демоническую орду.

Битва оказалась короткой, но место для подвигов нашлось и в ней. Сир Рагнар спас придворного волшебника Танира от верной гибели, когда на того набросились по меньшей мере пятеро дьяволов, на которых не подействовал брошенный магом огненный шар. Рагнар врезался в демонов, дико размахивая мечом и вопя, как варвар. Первый его удар напрочь снес голову одному демону, следующий же пронзил черное сердце второго. Оставшиеся три дьявола принялись теснить его, но пришедший в себя Танир скоренько расправился с ними, применив свое знаменитое заклинание, вывернувшее наружу их внутренности, и спас тем самым сира Рагнара. Ты будешь рада узнать, что он идет на поправку в Доме Исцеления Эденбрука, и скоро встанет на ноги.

Увы, многие не оказались столь удачливы. Многие из переживших бой подцепили болезнь, источником которой наш целитель определил мерзкое состояние когтей демонов. В целом в сражении с ними мы потеряли 83 человека. И все же мы должны быть благодарны судьбе, что наше своевременное появление в Эденбруке спасло сотни жизней. Дьяволы понесли куда более тяжелые потери; мы обнаружили 272 трупа. Выжившие - меньше половины - бежали, как будто повинуясь невидимому сигналу, а мы слишком устали, чтобы пуститься в погоню. Немного передохнув, мы начнем преследование и разобьем их наголову.

Я знаю, ты хочешь услышать, что я пережил битву без единой царапины. Я знаю, то, что я написал, может встревожить тебя, но ведь ты никогда не простила бы мне, если бы я утаил от тебя правду. Мой советник Сульман свяжется с семьями погибших, ведь именно ему я передам это письмо для доставки тебе. Но сделает это с превеликим тактом и изберет самых быстрых гонцов для моих писем!

PS. Я пришлю следующее письмо, как только мы нагоним армию демонов и разгромим ее. Вы с Николаем получите весточку примерно через неделю.

18 августа, год 1162

Дорогая Катерина.

Еще до восхода солнца мы покинули Эденбрук, отправившись по следу монстров. Над головой проносились тучи, подобные тем, что застали нас в Рокхаме, угрожая очередной снежной бурей. Но мои люди упорно шли вперед, ведомые желанием отомстить за своих павших товарищей и отправить этих демонов обратно в Ад, из которого те и появились.

Казалось, дьяволы не чувствуют усталости; они останавливались лишь затем, чтобы испить воды и бежали прочь, как ночная тьма перед рассветом. Мы преследовали из несколько дней, но расстояние между нами лишь увеличивалось. Наши стремительные марши с короткими привалами обратили жаркие летние дни в сплошой кошмар. Несколько человек не смогли продолжать путь из-за жары и усталости, и нам пришлось отправить их обратно в Эденбрук, иначе они наверняка погибли бы.

На пятый день мы достигли пустынных земель Райской Долины. Если демоны не свернут с прежнего курса, скоро мы загоним их в море. Так как при нашем темпе мы все равно не сможем их догнать, я попробовал предугадать события и взял чуть к северо-западу; мы достигли старого торгового тракта, въющегося по западному побережью, надеясь, что враг свернет на него, как выйдет к морю.

И вновь враг оказался крайне предсказуем, и вновь я сумел расставить ловушку, оказавшуюся действенной. Передохнув несколько дней у узкого горного ущелья, мои люди сумели так завлечь врага в ловушку, что сам Арчибальд позеленел бы от зависти. Мы напали, когда больше половины войска врага оказалось зажато в ущелье; мы забрасывали их валунами и поливали стрелами. Лавина, созданная нами, засыпала дорогу, надвое разделив воинство демонов. Мы сосредоточились на тех из них, кто находился в пределах ущелья, и уничтожили их в считанные минуты без единой потери с нашей стороны.

Оставшиеся демоны повернули на север, провожаемые нашими стрелами и проклятиями. Учитывая, что в живых их осталось не более сорока пяти, а дальнейшее преследование создало бы немало трудностей, я объявил о благополучном завершении нашей миссии и мы провели ночь, празднуя успех.

Боюсь, праздновали мы преждевременно. Глубокой ночью мои часовые начали возвращаться, докладывая об армии дьяволов, исчисляемых тысячами и движущихся в нашем направлении. Мне пришлось дать приказ к отступлению; охотник и дичь поменялись местами.

Катерина, я пишу тебе это письмо во время одного из редких и кратких привалов. Наши преследователи быстрее и выносливее. Мои лазутчики и провидцы докладывают, что демоны идут по нашему следу, несмотря на все попытки сбить их с оного. А страшные снежные бури преследуют нас так же, как и дьяволы. Боюсь, среди нас предатель, который сообщает врагу обо всех наших перемещениях.

Дорогая, передай это письмо Уилбуру Хэмфри. Ему следует немедленно собрать войско для искоренения сих дьяволов, скажем, в 25000 душ. Я также хочу, чтобы ты связалась с Роклином, королем дворфов, и сообщила ему о сложившейся ситуации. Он придет - опасность угражает и его королевству; кроме того, он у меня в долгу, ведь я пришел ему на помощь во время Войн Престолонаследия, когда теснили его войска Арчибальда.

Тем временем мы продолжим отступление на восток в поисках оборонительного рубежа, где сможем сдерживать демоническое войско до подхода подкреплений. Я пока не буду сообщать, куда именно мы направляемся, ведь существует вероятность, что послание перехватит враг. Я накажу Сульману отправить сие письмо с самым быстрым курьером. Надеюсь, ты получишь его скоро и начнешь действовать незамедлительно. Я надеюсь на тебя, и все время пребываю с мыслями о тебе и Николае.

23 августа, год 1162

Любимая.

Мы достигли замка Кригспайр за день до врага и воздвигли укрепления в преддверии атаки. Это последнее письмо, что ты получишь от меня, пока нас не вызволит войско, которое отправите ко мне вы с Хамфри.

Я благодарю богов, что сохранил именно этот замок, надеясь даровать его в награду какому-нибудь верному рыцарю или дворянину. Он пустовал с окончания Войн Престолонаследия, а ранее принадлежал какому-то сподвижнику моего брата. Вот только провизии маловато - мы надеемся, что Роклин или ты пришлют припасы с войсками, ибо еды у нас хватит лишь на две недели. Силы, которыми мы располагаем, едва ли подходят для обороны замка, но это все, на что мы можем рассчитывать до появления подкреплений. Поспешите!

Мы исследовали замок, обнаружив ряд тайных ходов и ловушек; возможно, нам даже удастся отыскать тоннель, ведущий за пределы замка, созданный на случай осады! Если стены все-таки проломят, ловушки, ямы и тайные ходы сослужат нам добрую службу. Надеюсь, до этого не дойдет, но подготовиться все-таки стоит. Очень надеюсь, что сумасбродный некромант, владевший замком ранее, все-таки подготовил себе тайный ход для отступления.

Сульман оказался весьма полезен во время всего похода, и даже обещал дознаться сути снежных бурь - ведь он, как-никак, Магистр Воздуха, и определить, посланы ли они высшими силами. Очередная буря разразилась сейчас прямо над замком. Похоже, дьяволы чувствуют себя даже лучше при такой погоде. Так или иначе, осада даст Сульману предостаточно времени на исследования. Возможно, бури призывает предатель, который, я уверен, затесался в наши ряды.

Мысли о предатели мешают мне спать по ночам; да и как я вообще умудряюсь заснуть в сложившихся обстоятельствах? Что человек может надеяться получить за свое предательство? Высокую должность в иерархии дьяволов? Хотел бы я поглядеть на это! Богатства? А есть ли оно вообще у дьяволов? Чем бы оно могло оказаться? Если я обнаружу предательство, то подвергну его публичным истязаниям. Мне до смерти противна мысль о том, что прячется он у меня под самым носом. Нет ничего хуже предательства. С этим даже Арчибальд согласится!

Ладно, хватит об этом. Он скоро проявит себя, я уверен. Сейчас же я должен проследить за последними приготовлениями к осаде. Если мне не суждено увидеть тебя снова, знай, что я люблю тебя и Николая. И если твоя любовь ко мне равна хотя бы половине моей, как можно скорее пришли войска к нам на помощь.

Молись за нас. Роланд Айронфист.

PS. Коль мне не суждено вернуться, передай Николаю, что Третий Глаз - в колодце. Он поймет, когда придет время. Он принадлежит Николаю по праву рождения и понадобится ему, если сыну нашему суждено стать королем.

Увы, чуду не суждено было свершиться, божественная длань не простерлась над измученными воинами и последние из них - в том числе придворный маг Танир и предводитель рыцарей сир Рагнар - полегли под ударами дьяволов прямо у ворот Кригспайра, защищая своего Короля. Весьма вероятно, что ворота замка распахнул перед противником Мастер Воздуха Сульман, один из приближенных Роланда, без зазрения совести предавший своего сюзерена и не отправивший Королеве Катерине ни единого послания из переданных ему монархом.

Возведя заставу у Кригспайра, дьяволы вернулись на занятые ими западные земли Энрота. Сульман же отправился в Новый Сорпигаль за вознаграждением, которое ему должны были выплатить за предательство, но по иронии судьбы попал в лапы к гоблинам, мародерствующим в той местности, и был убит.

На его-то тело и наткнулись четверо путников, учеников Фалагара. Помимо писем Роланда Айронфиста, в суме Сульмана обнаружилось еще одно послание, автором которого значился никто иной, как Король дьяволов Ксенофекс. Из письма следовало, что против власти в Энроте готовится заговор, в котором участвуют дьяволы и культ Баа, и именно жрецы оного ответственны за все бедствия, свалившиеся на королевство в последние годы.

Недолго думая, герои сами получили полагающееся Сульману вознаграждение и отправились в замок Айронфист. Уилбур Хэмфри приказал героям выполнить задания Великих Лордов, а затем посоветоваться с Оракулом. Так начался их путь, а на кону стояло само существование Энрота.

Фалагар Старик Фалагар не ошибся в своем выборе. От рук героев принял свою смерть бывший полководец Арчибальда - лорд Корлагон. Он получил в свои руки Кристалл Терракса, могушественного некроманта. Корлагон также превратил себя в лича и продолжил изучать Кристалл с целью извлечь из него могущество, необходимое для отмщения Айронфистам, однако герои первыми пришли по его душу.

Личем стал и Агар. Он принимал участие в экспериментах по выведению минотавров, скрещивая людей и быков, в замке Кригспайр, но те вышли из-под контроля и экспериментаторы бежали, предварительно подняв вокруг замка вулкан, чтобы не дать своим творениям выбраться. Агар в спешке позабыл в замке кристалл памяти, переданный ему Арчибальдом.

Гарик же оставил свой кристалл в замке Аламос, когда Арчибальд отправил его на изготовление оружия в Кузницу Гарика.

Братство Серебряных Шлемов, основанное бывшим пиратом Джоном Сильвером для борьбы с преступностью, обратилось в шайку головорезов, утверждая при этом, что так они обеспечивают безопасность населения. На самом деле Джон Сильвер был убит своим лейтенантом Джеральдом Блэкамесом (напрямую связанным с Ксенофексом), который самолично встал во главе Братства. Брат Джеральда Маркус работал вместе с Гариком и снабжал Братство современным оборудованием для ведения боевых действий. Джеральд к тому же являлся членом культа Баа, поэтому Братство и творило беспредел.

Стоит заметить, что культ Баа основал Ксенофекс, дабы как можно быстрее и с наименьшими потерями получить контроль над Энротом. Цель его заключалась в низложении правящей династии королевства путем прокламации об утрате оной Мандата Небес, а также нейтрализации Стража Мелиана, который мог бы оказать неоценимую помощь мирянам в борьбе с криганами. Культ имел очень низкие расценки за излечение, в отличие от других храмов. Он помогал нуждающимся, поэтому имел большую популярность среди бедняков королевства. В то же время агенты культа творили незаконные деяния. Они помогали некоему Принцу Воров, магистру Теневой Гильдии, укрепить позицию Гильдии настолько, что это создало серьезную угрозу власти лорда Стоуна над криминальными структурами. Уже сейчас Теневая Гильдия сотрудничала с крупной преступной группировкой - Драгунами, которые контролировали важные торговые пути.

Жрецы культа широко использовали некромантию, в то время как Гильдия Некромантов прозябала в Трясине Проклятых. Можно и не говорить, что все иные противники короны и в подметки не годились такой могучей угрозе, которую представлял для страны культ Баа.

Далее, некий Седрик Друзерс стал инициатором раскола в среде друидов, основав Астрономический Орден. Черное Графство попало под проклятье, сделавшее всех жителей оборотнями-волками. Как оказалось, его наложил сам лорд графства. Северные земли страдали от бесконечной зимы, которую вызвал все тот же Орден Баа.

И четверка героев действительно оказалась посланцами судьбы. Во время своих странствий практически по всей территории Энрота, растянувшихся на целых полгода, они прервали богомерзкое существование не только Корлагона, но также Агара и Этрика Безумного. Герои повстречали Твиллена, бывшего придворного мага Морглина Айронфиста, изгнанного со двора Арчибальдом, когда тот узурпировал трон Энрота. С тех пор чародей проживал в Черном Графстве, где продолжал магические изыскания, совершенствуясь в искусстве телепортации. Твиллен, весьма негативно относящийся к некромантии, повелел им разыскать и уничтожить Книгу Личей, содержащую в себе Ритуал Вечной Ночи, что в конечном итоге привело к окончательному распаду Гильдии Некромантов на территории Энрота. Кроме того, следуя его указаниям, герои свершили сложнейший магический ритуал, вернувший Твиллену молодость. Последний немедленно собрал пожитки да отправился в замок Айронфист, дабы предложить свои услуги в качестве придворного мага, ибо место сие после гибели Танира пустовало.

Герои избавили Энрот от многих угроз устоям королевства. Через некоторое время задания всех лордов были выполнены четверкой искателей приключений, но Высший Совет так и не допустил их к Оракулу, поскольку против этого высказался представитель Уилбура Хэмфри - Сликер Сильвертонг. Регент высказал предположение, что, возможно, Сильвертонг, изучавший до этого культ Баа, попал под злую магию жрецов-культистов, и отправил героев на поиски исцеления. Последние же умудрились вместо этого отыскать письмо Ксенофекса, в котором тот инструктировал Сильвертонга ни при каких обстоятельствах не соглашаться на допуск героев к Оракулу. Регент признал, что его представитель, к сожалению, неизлечим, и тут же приказал отнести письмо в Совет.

Разоблаченный перед всем Советом, Сильвертонг успел магически перенестись в Высочайший Храм Баа, а герои получили доступ к Оракулу. Однако тот не мог сказать ничего путного, так как у него отсутствовали кристаллы памяти. Тем не менее, Оракул знал точное местонахождение своих кристаллов, и немедленно направил героев на их поиски.

С трудом искатели приключений отыскали кристаллы в замках Аламос, Кригспайр, Даркмур и Высочайшем Храме Баа, попутно уничтожив предателя Сильвертонга.

Поместив кристаллы на место, герои приготовились получить ответы на свои вопросы, однако Оракул (он же Страж Мелиан) обнаружил, что неосторожное извлечение кристаллов Арчибальдом привело к значительным повреждениям и он не может напрямую вмешаться в события, пока не восстановится окончательно. Но медлить было нельзя, поскольку, как поведал Оракул, на Энрот высадились кригане, соперники Древних на галактической арене. По внешнему облику сии инопланетные порождения были так похожи на дьяволов Подземного Мира, что люди и стали считать их таковыми. В западных землях королевства кригане возвели органическую колонию, верховодит которой их Королева.

Мелиан предложил героям уничтожить реактор корабля, на котором прибыли иномировые твари, и Королеву, тем самым нанеся сокрушительный удар по криганам. Поскольку местное архаичное оружие абсолютно не годилось для уничтожения брони реактора, Мелиан предложил героям воспользоваться бластерами, что испокон веков хранились в Планетарном Контрольном Центре. Правда, вход был заблокирован главным инженером, когда в День Огня роботы вышли из-под контроля. Проникнуть внутрь можно было, лишь имея при себе Контрольный Куб, а хранился оный на Варне.

Так героям пришлось посетить этот древний корабль, похороненный в Драконьих Песках. Там они отыскали Контрольный Куб и отправились в Центр, где и вооружились бластерами, оружием Древних, уничтожив при этом множество вышедших из-под контроля роботов.

Но когда они уже были готовы отправиться к кораблю криган, Мелиан сообщил, что взрыв реактора наверняка приведет к уничтожению всей планеты. Необходимо было мощное заклинание, дабы предотвратить это. К сожалению, все великие волшебники, кто мог бы его знать, были мертвы или же находились неизвестно где. Оставался лишь Арчибальд, который был обращен в камень придворным магом Таниром и пылился в библиотеке замка Айронфист.

Оракул решил, что дело не терпит отлагательств и придется возвращать его к жизни. Принц Николай знал, как это сделать - надо было всего лишь позвонить в колокольчик Танира рядом со статуей и Арчибальд оживет. А чтобы добыть волшебный колокольчик, сокрытый в покоях Танира, следовало прибегнуть к чарам Третьего Глаза - артефакта, припрятанного в колодце у замка, о чем Роланд Айронфист поминал в последнем из своих писем.

Так Арчибальд оказался возвращен к жизни после более чем десяти лет окаменения. Он передал героям свиток с начертанным на нем заклинанием - Ритуалом Пустоты - и телепортировался в скрытое убежище своего коллеги некроманта Нимбуса. От учеников последнего он узнал, что Нимбус отправился на Антагарич, ибо тамошняя Гильдия Некромантов приводит в исполнение некий грандиозный замысел. С неудовольствием Арчибальд обнаружил, что энротская ветвь гильдии ныне чрезвычайно ослаблена, а, стало быть, рассчитывать на помощь ее в возвращении трона бессмысленно, хотя, с другой стороны, сейчас для этого самое благоприятное время: Роланда пленили некие "демоны", Катерина вот уже пять месяцев как отпыла в Эратию и до сих пор не вернулась... И Арчибальд принял решение отплыть на Антагарич; придет время, и он вернется на Энрот, дабы заявить о правах на трон, который - как он полагал - принадлежит ему по праву!..

...Вооружившись до зубов, бравая четверка ворвалась в Улей криган в Сладкой Воде, где рьяно принялась наставлять местное население бластером и топором на путь истинный. Пройдя по дьявольским трупам до реактора, герои расстреляли его из бластеров. Их немедленно перенесло в палату эвакуации, где уже находилась Королева с элитной охраной. Ничтоже сумняшеся перебив всех присутствующих тварей, герои поспешили покинуть корабль.

Ужасный взрыв потряс криганский Улей, навсегда стерев его с поверхности Энрота. Заклинание Арчибальда закапсулировало эпицентр, тем самым спасая планету от тотального уничтожения и разрушения в результате высвобождения огромного количества энергии.

После этого герои были удостоены высочайших титулов при дворе, а лорды приступили к зачистке королевства от оставшихся жрецов Баа и дьяволов-криган. Энрот возвращался к спокойной жизни. Увы, судьба Роланда Айронфиста так и осталась неведома...

А в Эратии тем временем бушевала широкомасштабная война.

***

Катерина Айронфист Первое, что обнаружила Королева Катерина после высадки на побережье Антагарича - разрушенный город волшебников. Немедленно Королева заручилась поддержкой Бракады и начала зачистку южных регионов и сбор армии. Попутно удалось заключить союз с ангелами и Катерина получила мощного союзника в их лице. Затем был взят под контроль Утес Грифонов, где войско наследницы эратийского престола пополнилось приличным числом крылатых бестий. Именно с их помощью когда-то Рион Грифонхарт, родоночальник династии, объединил раздробленные поселения Эратии.

Пока Катерина укреплялась на восточном побережье страны, объединенные силы чернокнижников Нигона и криган Эофола взяли под контроль Стэдвик, нанеся удар из-под земли. Они заблокировали все наземные подходы к городу, выставив на торных трактах гарнизоны, и пользовались исключительно тоннелями для перемещений за пределы городских стен.

Через несколько месяцев у стен павшей столицы появились войска Катерины. Тактический гений не изменил ей и на этот раз - после жестокой схватки удалось освободить из плена Моргана Кендела и отбить столицу. Генерал поведал Катерине, что Короля Грифонхарта отравили, но виновного в гибели монарха так и не нашли.

К тому времени Эратия уже вступила в союз с АвЛи, ибо эльфы знали: стоит пасть Эратии - и дьявольское воинство обрушится и на их земли. Началось медленное изгнание захватчиков из страны, освобождение от гнета региона за регионом...

Мало того, варварские нации Таталии и Крюлода решили также поживиться землями ввергнутого а анархию королевства и еще в самом начале войны с помощью наемников захватили западные области Эратии, а затем сцепились друг с другом, не поделив добычу. Продолжительный конфликт между ними насторожил соседнюю Бракаду и Гавин Магнус отозвал часть войск из Эратии. Последовал решительный контрудар, и силы варваров оказались выбиты с эратийских земель за прежние границы.

Один из криганских полководев, Люцифер, послал Катерине сообщение, в котором сообщал, что Роланд Айронфист находится у них в плену в Эофоле и цена его свободы - миллион золотых монет. Найти такие огромные деньги в стране, экономика которой и без того находилась в жестоком кризисе, было нереально и Катерина, скрепя сердце, отвергла предложение. Однако незамедлительно последовавший допрос пленных криган выявил, что Роланд содержится в замке криганского клана Крилах (в этом же клане состоял и Люцифер); АвЛи послала туда отряд. Захватив замок, эльфийские воины не обнаружили Роланда - возможно, Люцифер блефовал или Король Энрота содержался в ином месте.

Вскоре Катерина оттеснила противника далеко на восток; оставалось только изгнать их через тоннели обратно в Нигон. Кригане вскоре покинули чернокнижников, подло оставив их одних перед безжалостным противником.

Некроманты Дейи во главе с Финнеасом Вилмаром чуть было не развалили весь прекрасно скроенный план Сандро, применив выжидательную тактику и в процессе войны не вмешиваясь в противостояние Катерины Айронфист объединенным силам Нигона и Эофола. Когда же чернокнижники потерпели сокрушительное поражение, можно было подумать, что некроманты упустили свой шанс и уже ничто не сможет поспособствовать их триумфальному возвращению в Эратию.

В этот момент Вилмар привел в исполнение коварный замысел. Теперь Король Эратии был мертв и главная цель некромантов была достигнута. Но война оставила после себя огромное количество мертвецов и некроманты могли собрать большую армию. Единственной проблемой была Катерина - блестящий стратег и тактик. Равных ей среди некромантов не было, поэтому Вилмар решил оживить самого Короля Грифонхарта и превратить его в лича.

Однако личом Николас получился весьма злобным и мстительным, припомнил былое и убил Вилмара сразу после своего оживления. Он проявил чудовищную силу в некромантии, и знати Дейи оставалось только присягнуть на верность своему новому Королю. Те же, кто отказался, были убиты, как, к примеру, рыцарь смерти Мот.

Один из полководцев Грифонхарта освободил Сандро из заточения и тот, осознав, что шанс свой придти к власти на Антагариче он упустил, ретировался в Джадам, где возглавил тамошнюю ветвь вездесущей Гильдии Некромантов.

Грифонхарт обратился за помощью и к Гильдии Некромантов Энрота. На призыв откликнулся Нимбус, пребывавший в ту пору в Эратии, который немедленно вернулся в Энрот с намерением собрать под знамена Дейи всех мало-мальски сильных энротских некромантов и вместе с ними перебраться на Антагарич.

Затем он встретился с Арчибальдом; тот бросил Нимбусу вызов, дабы сместить последнего как мастера Гильдии Некромантов и самому оную возглавить. Арчибальд легко одержал победу, с неудовольствием осознав, в каком упадке находится энротская ветвь гильдии. Требуются интенсивные научные изыскания, дабы вернуть сей тайной организации былое величие... А пока же Арчибальд намеревался немедленно отплыть к берегам Антагарича, чтобы с головой погрузиться в пучину тамошних интриг, что может весьма благотворно сказаться на претворение в жизнь его собственных замымлов...

Катерина выбила чернокнижников из Эратии, но столкнулась с проблемой вторжения некромантов. Правда, некоторые из них, видя стремительное возвышение лича Грифонхарта, испугались разрушения им старых устоев и решили обратиться за помощью к Эратии. В знак доброй воли они послали одного из своих (это был Нимбус, весьма недовольный тем, что пребывает ныне под началом Арчибальда), дабы тот поведал Королеве, кто повинен в смерти ее отца.

После состоявшихся переговоров некроманты вступили в союз с Эратией на время борьбы с Грифонхартом. Ужасная битва длилась много дней, но в итоге дочь превзошла своего отца - армия лича была разбита.

Лич Николас Грифонхарт Ворвавшись в тронную залу некрополя, последнего оплота лича, Катерина нос к носу столкнулась с отцом. Не без тайного умысла она приказала принять участие в этом сражении и лорду Хаарту. И теперь она представила Королю Грифонхарту его убийцу. Николас Грифонхарт убил лорда в поединке, а затем Королева лично провела ритуал освобождения его души, развеяв нечестивые чары. Так лич Грифонхарт прекратил присное существование.


Казалось, с завершением Войны Восстановления мир и покой вернулись в Эратию. Но навряд ли они продлятся долго, пока на границе Эратии и АвЛи существуют Спорные Земли.

Эльфийские жители Земель прекрасно понимали это и решили начать войну за независимость, чтобы Спорные Земли перестали быть ареной сражений человеческой и эльфийской рас. Сначала они разыскали древний артефакт Грааль, дабы использовать его как священный символ в предстоящей войне. Действия эльфов получили достаточно широкую поддержку среди людей, населяющих Земли. Но не все согласились с данным решением, а из Эратии и АвЛи уже шли войска - наводить порядок.

В этот момент мэр города Велнина предложил построить святилище для Грааля в своем городе. Следопыт по имени Риланд доставил артефакт к месту назначения, искусно обходя вражеские форпосты. Теперь оставалось лишь официально объявить Велнин столицей Спорных Земель. В тяжелых условиях нехватки древесины столица была отстроена, но, как оказалось, зря. Армии Эратии и АвЛи неожиданно объединились и стерли зарождавшееся независимое государство с лица земли.

И снова стало нарастать напряжение между Эратией и АвЛи. А в это время, зализывая раны, два врага Эратии - один страшнее другого, уверенно набирали в силе.

***

Приложил руку к истории с независимыми Спорными Землями сам Арчибальд. После окончательной смерти Короля Грифонхарта свергнутый узурпатор немедленно встал во главе эратийской Гильдии Некромантов, и это был опаснейший противник. Он решил стравить Эратию и АвЛи между собой, а затем разгромить ослабленные страны.

Впрочем, в этой невидимой войне у Арчибальда появился противник - Гавин Магнус, который не хотел больше видеть некромантов на Антагариче, но опасался прямо объявлять войну Дейе. Это было время обострения конфликта между Светом и Тьмой.

В это же время на планету прибыли они - Законченные Искатели Приключений с Терры. Снявшись с орбиты Ксина после того, как засекли падение капсул Шелтема и Корака на поверхность, они изменили курс "Линкольна", направив корабль в безбрежные просторы вселенной в поисках Древних...

Утомленные скитаниями, некоторые члены команды возжелали прекратить кажущиеся бессмысленными поиски, а вот воспользоваться разрозненными крохами былого могущества Древних будет, по их мнению, совсем нелишне.

Приземлившись на дно морское у берегов Антагарича и, облачившись в водолазные костюмы, выбравшись на поверхность, герои оказались прямиком в гуще сражения между эльфами - союзниками Гавина Магнуса, и гоблинами, патрулировавшими границы Дейи. Впрочем, обе стороны поспешили ретироваться. О прибытии странных существ было немедленно доложено Гавину Магнусу и Арчибальду Айронфисту. Оба немедленно отправили своих лазутчиков на поиски этих существ, дабы выяснить, чем грозит появление их шаткому балансу сил на Антагариче и можно ли использовать пришельцев для достижения собственных целей.

Команда Ресарректры у Гавина Магнуса Еще при приземлении "Линкольна" Законченные Искатели Приключений рассорились между собой: одни хотели продолжать поиски Древних, другие желали осесть на планете и познать долгожданный покой. У кое-кого были и более амбициозные планы. Команда раскололась на две группировки. Возглавляемые Кастором Максимус, Темная Тень и Толберти хотели остаться на Энроте. Ресарректра же, Крэг Хак, сэр Канегем и Роберт Мудрый были полны решимости продолжать поиски Древних. Так и не придя к компромиссу, Кастор и Ресарректра установили пароли на управление системой безопасности "Линкольна", а карту доступа к кораблю разделили на две части и разошлись в разные стороны каждый со своей. Таким образом они закрыли корабль для себя.

Посланники Арчибальда разыскали Кастора, Максимуса, Темную Тень и Толбери, от имени своего Короля пригласили их посетить Дейю. Те согласились; альянс со столь могущественной державой, как вотчина некромантов, показался террянам совсем не лишним.

Немедленно об этом стало известно Ресарректре и сэру Канегему. А поскольку посланцы Гавина Магнуса уже вышли на них, к Бракаде они и примкнули наряду с Крэгом Хаком и Робертом Мудрым.

Каждая группировка уже знала, какие цели будет преследовать в составе новых альянсов. Группа Ресарректры обнаружила древние Врата Паутины Миров на небольшом островке. Дабы заставить их функционировать, не хватало нескольких деталей, одну из которых - Усилитель Колебаний - отыскать на Энроте не представлялось возможным, однако, по счастливой случайности, хранилась она на борту "Линкольна".

Группа Кастора глубоко в подземельях Дейи нашла одну из Небесных Кузниц. Как ни парадоксально, помимо прочих, для функционирования Кузнице не хватало точно такой же критической детали - универсального Усилителя Колебаний.

Итак, цели, что поставили перед собой терряне, были четко уяснены. Первая группа понимала, что Врата - ключ к Древним. Вторая же хотела с помощью Кузницы создать множество копий гибельного оружия и с его помощью покорить этот мир. Первым делом обоим фракциям необходимо было достать карту доступа к "Линкольну".

Кастор Кастор поместил свою часть карты в Высший Храм Тьмы, а Ресарректра - в Высший Храм Света, где они находились в относительной безопасности. Но вот проблема: ни та, ни другая группа не могли добыть вторую половину карты, поскольку территории свои в первую очередь стерегли от бывших соратников. Необходимо было найти независимую команду, которая и выполнила бы это задание. Но, к сожалению, подходящие герои встречаются нечасто.

В этот момент лорд Маркхэм, который владел в данный момент замком Хармондэйл и всеми прилежащими к нему землями (самой обширной и богатой провинцией Спорных Земель), зная, что стычки Эратии и АвЛи на границах Земель скоро снова выльются в полномасштабный конфликт, а также уставший отражать постоянные набеги гоблинов, решился на коварный замысел. На отдаленном Изумрудном Острове он устроил состязание, якобы для того, чтобы люди поскорее забыли о только что отгремевшей в Эратии тяжелейшей Войне Восстановления, унесшей тысячи жизней. Наградой победителю лорд Маркхэм поставил замок Хармондэйл и все прилежащие к нему области.

Естественно, претендентов нашлось более чем достаточно. Так на Остров прибыла четверка безвестных искателей приключений, грезящих о богатстве и славе. Дабы выиграть состязание, необходимо было найти несколько вещей, чем искатели тут же и занялись.

В процессе поисков они встретились с неким Малвиком, который предложил им волшебный огненный жезл в обмен на поддержку в будущем в качестве законных лордов Хармондэйла. Не особо рассчитывавшие на победу, герои согласились.

Однако вскоре все необходимые предметы были собраны ими и так никому не известные искатели приключений получили замок и стали лордами. Лорд Маркхэм же отправился в свои исконные земли, именуемые Водами Приливов - небольшой регион Таталии, находящийся под контролем Эратии.

Но жизнь правителей не так хороша, как это обычно представляется. Во-первых, замок мало чем отличался от руин и был заполнен отходами, крысами и случайно забредшими туда гоблинами. Во-вторых, соседнее гоблинское племя развязало агрессивную войну с жителями Хармондэйла. И в-третьих, никто и не думал всерьез воспринимать каких-то простолюдинов и считать их знатью.

Герои не стали сидеть сложа руки. Зачистив замок от недружественных тварей и поголовно истребив племя гоблинов, они отправились прямиком в Каменный Город, к Королю дворфов Хотфарру Девятому, дабы просить того прислать рабочих для восстановления замка. Хотфарр скептически осмотрел невоявленных лордов и сообщил, что поможет им, если они вызволят окаменевших шахтеров в бракадской Шахте Красных Дворфов, которую захватили медузы.

Вскоре шахтеры были спасены и доставлены домой. Надо сказать, что Хотфарр не верил в успех предприятия, поэтому так обрадовался, увидев своих подданных целыми и невредимыми, что не только предоставил рабочих, но и послал отличные рекомендации Королю АвЛи Элдриху Парсону и Королеве Эратии Катерине Айронфист.

В Хармондэйл немедленно прибыли послы обоих держав. В этот момент АвЛи, видя, что дела в Хармондэйле налаживаются, потребовала у Эратии вернуть им эти земли. Эратия же сообщила, что земли исконно принадлежит ей, и в ответ получила официальное объявление войны.

Лорды Хармондэйла были вызваны к обоим дворам, чтобы четко прояснилось, на чьей они выступят стороне. Еще не определившись окончательно, лорды решили сыграть на два фронта и заявили, что лояльны Эратии, когда были на аудиенции у Катерины Айронфист в Стэдвике, а затем, беседуя с Парсоном во дворце Пьерпоинта, уверили эльфийского короля в своей полной и безоговорочной поддержке.

У обоих правителей были задания для лордов, для проверки лояльности, так сказать. Катерина просила их вызволить из эльфийского плена своего шпиона Лорена Стила, которого должны были вскоре казнить, а Парсон требовал раздобыть планы форта Риверстрайд, который был главным препятствием на пути к Эратии, буде потребуется ввести войска АвЛи на земли сопредельной державы.

Стоит сказать, что в Хармондэйле проживал судья Грэй, который занимался решением как раз таких конфликтов между Эратией и АвЛи. Когда герои обратились к нему за советом, Грэй сообщил, что исход войны зависит исключительно от них. Но он предупредил героев, что ни та, ни другая сторона не станет печься о благоденствии Хармондэйла.

Перед лордами открывался широкий спектр возможных действий. Они могли подтвердить уверения в лояльности как Эратии, так и АвЛи, и совершить налеты на Риверстрайд и тюрьму эльфов, дабы раздобыть планы и вызволить бедолагу-шпиона. После этого АвЛи совершила бы захват форта, но Эратия бы получила бесценные тайные сведения об эльфийской державе. И в итоге шансы на победу остались бы равными... Можно было бы сообщить о плане Катерины Парсону и тот предпринял бы контрмеры, что поколебало бы Эратию. А можно сделать с точностью, да наоборот...

Оставшимися двумя странами, которые еще не признали официально новых лордов Хармондэйла, являлись Бракада и Дейя. Однако послы обоих держав уже давно тайно пребывали в провинции. Послу Дейи было поручено искать любую возможность получения выгоды для некромантов в войне между Эратией и АвЛи, а посол Бракады должен был изыскать способ остановить конфликт, дабы воспрепятствовать усилению Дейи.

Связь между бракадским послом и Гавином Магнусом осуществлял тот самый Лорен Стил. Когда его пленили, он как раз нес письмо послу с просьбой связаться с лордами Хармондэйла и попросить их остановить войну.

Что касается самих лордов, они искали выгоду лишь для Хармондэйла. Поэтому и оставили шансы на победу Эратии или АвЛи равными, так и не отдав предпочтения ни одной из доминирующих держав.

Через некоторое время Эратия обнаружила, что бесценный артефакт Горн Грифонхарта, считавшийся священным для эратийской армии и похищенный эльфами, перевозится в тайные эльфийские пещеры. Туда немедленно отрядили отряд рыцарей. Уже около пещер он настиг немногочисленную группировку эльфов и атаковал их.

В этот момент лорды получили письмо от посла Эратии с просьбой оказать помощь в этом конфликте. Когда они прибыли к пещерам, обнаружилось, что все эльфы уже перебиты. Ничтоже сумняшеся, герои расправились с остававшимися в живых эратийскими рыцарями. И сделали это вовсе не для того, чтобы передать Горн АвЛи - они отправили его судье Грэю с просьбой добиться образования суверенного государства Хармондэйл с ними в качестве правителей.

Но через месяц судья скончался. Эратия и АвЛи решили, что это был сердечный приступ, и объявили перемирие до избрания нового судьи. Право на выбор оного возложили на лордов Хармондэйла. Но ничто не исключает того, что судья был убит Дейей или даже Бракадой, поскольку у этих государств были отличные кандидаты на пост нового судьи. Послы этих стран наконец-то объявились в замке Хармондэйл. Оба горячо рекомендовали своих кандидатов. Преследуемые цели были таковы: судья Дейи лорд Девон Слин должен не вмешиваться в дележ земель до тех пор, пока Дейя не получит бы достаточный прирост в нежити от жертв войны, а затем отдать Хармондэйл одерживающей победу стороне; бракадский судья Брандис Фэйрвивер должен немедленно прекратить войну.

В принципе, лордам было все равно, так как государство Хармондэйл в итоге появилось бы. Но они решили закончить войну малой кровью и потому отдали предпочтение Фэйрвиверу. Взбешенный посол Дейи предупредил лордов, что теперь на территории его державы им появляться не стоит, и удалился.

Итак, мечта велнинцев исполнилась - достаточно большая часть Спорных Земель получила независимость.

Оказалось, что терряне - советники Гавина Магнуса - положили глаз на лордов Хармондэйла, как на вполне подходящую для добычи карты доступа группу искателей приключений. Они были вызваны ко двору Бракады - в Селесту, воздушный град, - где им пришлось пройти испытание, которое обычно проходят волшебники в конце своего обучения. Среброволосая Ресарректра и ее компаньоны должны были быть уверены в своем выборе, поэтому и настояли на испытании.

После этого лордов объявили поборниками сил Света. Кастор, наряду с тройкой товарищей пребывающий ныне в советниках у Короля Дейи Арчибальда Айронфиста, тоже хотел бы видеть лордов своими сподвижниками, но... не судьба. Пришлось искать других героев, причем незамедлительно. Их тоже провели через испытание, в основе которого лежало искусное владение некромантией.

Но было уже поздно. Лорды проникли в Высший Храм Тьмы и похитили оттуда половину карты. Теперь вся карта доступа была у Ресарректры. После этого лордов отрядили искать причины странного исчезновения людей в Таталии, а сами советники-терряне направились к "Линкольну".

Что касается Кастора, то Арчибальд не дал им отряд новообретенных героев в столь вольное распоряжение. Он приказал, чтобы тех послали в Нигон за набором Шаров Личей, без которых эратийские некроманты не могут становиться личами. Кастор решил не чинить препятствия Арчибальду, поскольку ему было сейчас не до этого.

Ресарректра Не успел отряд Ресарректры добраться до "Линкольна", как на побережье их встретила группа Кастора. После непродолжительной схватки, в которой никто не смог одержать верх, группировки разошлись.

Тогда Ресарректра решила отнять один из Контрольных Кубов у группы Кастора, что существенно бы ослабило противника и не позволило противостоять ей. Это было весьма трудной задачей, но иного выхода у террян не было - оппоненты ни за что не позволят им войти в "Линкольн".

В этот момент лорды вернулись из Вод Приливов - приграничного региона Таталии, уничтожив корень всех тамошних бед - логово вампиров в винном погребе. Но, не успели они отдохнуть и восстановить слиы, как тут же были посланы в Дейю с заданием выкрасть Шары Личей, которые успешно были доставлены туда из Нигона героями, нанятыми Кастором. Последних пока отправили на захват лаборатории Клайва Кланкера в Тулареанском Лесу, опять же по воле Арчибальда.

Между Арчибальдом и Кастором стали возникать все большие разногласия. А когда рейд лордов Хармондэйла за Шарами увенчался успехом, Кастор наотрез отказался посылать своих наемников за новым набором. Разногласия стали распространяться по всей Дейе. Некроманты, которые были больше ориентированы на использование своих знаний в военных целях, поддерживали политику Кастора, некроманты-ученые сплотились за Арчибальдом. В конце концов Арчибальд понял, что фатально ошибся в выборе своих советниках. Они хотели видеть мир, ведомый ими и только ими к процветанию и могуществу... в их восприятии. Арчибальд же желал снова занять трон Энрота и передел мира был для него крайне нежелателен.

Именно для этого он приказал атаковать лабораторию Кланкера. Он узнал от регнанских наемников еще во время Войн Престолонаследия о богатствах и великолепном оборудовании лаборатории, и решил получить ее, чтобы легко обходиться без средств Гильдии. Когда разногласия начали грозить перерасти в гражданскую войну в Дейе, Арчибальд покинул Бездну - подземную столицу Дейи - и ушел со всеми некромантами-учеными в лабораторию, прихватив с собой некоторое оружие своих советников, заботливо доставленное ему пронырами-гоблинами. Конечно, вынужденным бегством своим Арчибальд был весьма раздосадован, ведь эксперименты, проводимые им по предотвращению разложения плоти после свершения Ритуала Вечной Ночи были близки к успеху.

Но как только это произошло, Кастор сообщил коллегам-некромантам интересную новость. Присоединяясь к некромантам, он обещал вывести их на Древних, но теперь же утверждал, что никаких Древних не существует. Когда взбешенный сим заявлением один из магистров Гильдии попытался убить Кастора, тот застрелил его из бластера и объявил себя новым правителем Дейи.

Затем он хотел было отрядить своих подручных героев на убийство одного из членов враждебной группы террян, чтобы ослабить ее и заполучить себе лишний Контрольный Куб, но в этот момент лорды Хармондэйла ворвались в жилище Толберти, помощника Кастора, убили его и забрали принадлежащий ему Куб. Кастор решился на крайние меры - он решил уничтожить Врата и отправился вместе с товарищами на их поиски.


Итак, Ресарректра получила Контрольный Куб, необходимый для разблокирования систем защиты "Линкольна". Оставалось одно маленькое дельце, а именно оставшаяся на Антагариче колония криган. Ресарректре не хотелось оставлять криган позади, ибо эти враги всего живого, ныне вполне оправившиеся после уничтожения Улья, могли нанести удар с спину в самый неподходящий момент, подчинив себе весь Энрот. Хотя она была уверена в том, что и Кастор занялся бы уничтожением их логова, ждать его уже не имело смысла. Поэтому лорды Хармондэйла были направлены в эофольскую колонию Зод с приказом уничтожить ее, а главное - убить Короля криган Ксенофекса.

А группа Ресарректры наконец-то смогла вернуться на "Линкольн", но там им изрядно досталось от роботов системы безопасности, которым был отдан приказ атаковать все, что движется в поле их зрения. Отключить систему возможным не представлялось, ибо команда Ресарректры ведала лишь одну часть необходимого для этого пароля, второй же владели Кастор сотоварищи. Терряне решили вернуться в Селесту и дождаться возвращения лордов Хармондэйла из Эофола, дабы пробиться на "Линкольн" вместе с ними.

Самим же лордам в это время приходилось несладко. Они разыскали подземный путь в Эофол из Нигона, но в подземных тоннелях пребывало просто огромное количество монстров. Когда же герои все же выбрались на поверхность, в Землю Гигантов, то обнаружили, что здесь обитают еще более страшные твари, упоминания о которых сохранились лишь в древних легендах, как то титаны и драконы.

Колония Зод По прибытии в Эофол, герои получили телепатический сигнал от... Арчибальда. Оказалось, что оборудование лаборатории Кланкера творило удивительные вещи. Оно позволяло искать предметы в пространстве и перемещать их из места на место. Недолго думая, Арчибальд решил узнать, где же находится его брат Роланд, да и жив ли он вообще. Оказалось, что Король Энрота жив и содержится в плену у криган в ужасных условиях, и подвергается таким пыткам и истязаниям, что даже Арчибальд ужаснулся и решил вызволить брата оттуда. Он прознал, что лорды Хармондэйла направляются в колонию Зод, а именно там содержался Роланд Айронфист все эти годы. Так Арчибальд связался с героями и сообщил им об этом, попросив освободить Роланда. Он даже смог прислать им оружие - бластер. У лордов уже был один, найденный в жилище Толберти, а советники Гавина Магнуса уже научили их пользоваться этим оружием, заметив, что к магии чародеев Бракады кригане чрезвычайно устойчивы.

Минуя вулканы и возведенные на них крепости, где размещались легионы демонических порождений под началом полководца Люцифера Кригана, герои добрались до колонии Зод, схватившись с высыпавшими из недр оной криганами. Расправляясь с последними, герои завладели престранным оружием демонов, генерирующим гибельные лучи и походящим на блестеры. Немедленно оное было обращено против бывших владельцев...

Внутри органического строения, служившего дьявольским тварям местом обитания, лорды отыскали Короля Роланда. Дело в том, что Ксенофекс заперся в своих палатах, но Роланд как-то раз украл ключ от них у одного из стражей. После долгих лет заточения Король был слишком слаб, чтобы принимать участие в сражении наряду с героями. Поэтому те вывели Роланда наружу, где их уже дожидался Арчибальд. Последний вызвался проводить брата в Эратию.

Все еще не доверяя Арчибальду, но принимая во внимание его искреннюю просьбу о спасении Роланда, герои оставили Короля Энрота на попечение брата и отправились в чертоги Ксенофекса. Отперев ключом дверь, они расправились с криганским Королем и всей его стражей.

Со спокойной душой лорды Хармондэйла отправились обратно в свои владения, где узнали свежие новости. Оказывается, Арчибальд не только сопроводил Роланда до Эратии, но вместе с ним предстал перед двором Королевы Катерины Айронфист, которая ранее поклялась казнить Арчибальда, если он попадет к ней в руки. Хотя Арчибальд по-прежнему считал себя истинным Королем Энрота, незаконно свергнутым с трона, ни он, ни Роланд никогда не испытывали друг к другу ненависти столь страшной, чтобы допустить братоубийство. И когда Катерина выносила приговор Арчибальду, Роланд предложил брату отправиться в добровольное изгнание в лабораторию Кланкера и никогда боле не покидать ее пределов. Арчибальд согласился с этим решением... или же сделал вид, что согласился.

Лорды вернулись в Бракаду и тогда Ресарректра открыла им всю правду о своих целях. Она послала героев на "Линкольн"; первоначальный план отправиться туда вместе с ними отменялся, ибо Кастор неожиданно для всех умудрился найти Врата и необходимо было защитить их.

Корак, Страж узловой станции Поэтому герои отправились на корабль одни. Спустившись в морские пучины к западу от побережья АвЛи и отыскав "Линкольн", лордам пришлось сразиться с роботами системы охраны, против которых они с успехом применили оружие как Древних, так и криган. Наконец, они добрались до рубки управления, откуда и извлекли Усилитель Колебаний, что вызвало резкую дестабилизацию систем корабля. Спешно покинув "Линкольн", лорды Хармондэйла пустились в обратный путь...

Итак, они стояли у Врат Паутины Миров. Что сталось с Кастором и его командой, лордам Хармондэйла было неведомо, но команда Ресарректры присутствовала в полном составе. Вставив изумрудный кристалл Усилителя Колебаний во Врата, герои переместились на космическую узловую станцию Бета 5, где их приветствовал Корак. В ответ на искреннее изумление террян он открыл им, что является лишь одним из многих киборгов этой серии. Выслушав рассказ террян о противостоянии Шелтема и Корака, Страж узловой станции высказал сомнения в гибели двух вышепомянутых индивидов при падении капсул их на Ксин. "Нас, Стражей, вообще сложно убить", - резонно заметил он. Корак поведал героям всю историю о вторжении криган в планетарные системы спирального рукава галактики и разрыве Сети, сообщив при этом, что с его станции нельзя добраться непосредственно до миров Древних, но он видел в героях ту силу, которая поможет иным колониям спирального рукава галактики, пришедшим в упадок после разрыва Сети. И так перед героями раскрылись мириады иных миров, в одном из которых те искренне надеялись отыскать Древних и вернуться с плодами их великой цивилизации в свои королевства...

***

После раскола в Дейе эратийская Гильдия Некромантов донелья ослабла и не представляла собой реальной силы, с которой приходилось бы считаться соседним державам.

И в этот момент мощнейший удар был нанесен по Эратии оттуда, откуда никто и не ожидал - с востока, Королем Люцифером Криганом. Последний всегда недолюбливал честолюбивого гордеца Ксенофекса. Он вообще не любил поддаваться чувствам; немудрено, что Ксенофекс пал пред безвестными лодами Хармондэйла. Ближайшим соратником криганского полководца стал демоньяк Ксерон - сын эратийского рыцаря и суккуб. Люцифер собрал огромную армию за годы, прошедшие с разгрома чернокнижников в Войне Восстановления, а Ксерон сформировал и возглавил элитный отряд, названный Сыновьями Эребуса.

Несмотря на то, что позиции криган на Энроте были существенно ослаблены в последние годы, легионы Люцифера являли собой могучую силу. В момент своей смерти Ксенофекс послал послание Люциферу, которое тот получил во сне. Как он понял из видения, ему необходимо отыскать три артефакта, из которых затем собрать дьявольский меч - Клинок Армагеддона. С помощью сей реликвии и подначальных ему легионов криган Люцифер вполне мог превратить всю эту планету в подобие Эофола - выжженную пустошь. Посему Люцифер немедленно принялся говорить полномасштабное вторжение в Эратию, отправив тем временем Ксерону письмо следующего содержания:

"Ксерону, верному слуге его величества Люцифера Кригана.

Получив это письмо, убей посланника. Никто не должен прознать о его содержании. Если сведения эти станут известны врагу, Эофол может подвергнуться атаке со стороны держав более могущественных, нежели наша. Позволь мне поведать тебе, как я узнал о смерти дражайшего владыка нашего, Короля Ксенофекса, раньше, чем кто бы то ни было в королевстве.

В ту ночь, когда Ксенофекс пал, сраженный искателями приключений, он явился ко мне во сне.

Во сне я шел по лесу, омытому солнечными лучами, но запах земли и утренней росы уступил место аромату пепла и серы. Я выступил на поляну, в центре которой пребывало озерцо лавы, окруженное кольцом затвердевшей магмы. Я нагнулся и поглядел в озеро, на дне которого, еле заметная, покоилась кольчуга. Не убоявшись жара, я погрузил руку в озеро и схватил артефакт, вытащив на поверхность Кольчугу Краеугольного Камня.

Не в силах сдержаться, я улыбнулся, облачаясь в драгоценную кольчугу. Однако вся радость исчезла, когда до меня донеслось эхо безумного хохота. А затем - тишина, лишь ветерок тревожит зеленые листья... и вновь раздается хохот! Определив направление, я двинулся в ту сторону. По мере моего приближения смех становился все громче, и вот я заметил щит, приставленный к дереву. Смех стал воистину истерическим, угрожая моему рассудку. Но как только я поднял щит, он сразу же прекратился. То был Щит Проклятого.

И сразу же ушей моих достиг страшный скрип. Я обернулся и заметил меч, рассекающий воздух. Щитом Проклятого я отразил удар. Меч застыл неподвижно, затем вновь атаковал, и снова я выставил щит перед собою. Так продолжалось довольно долго, но меч в итоге устал и пал наземь. Осторожно я приблизился к нему и взял в правую руку. Это был Меч Адского Пламени.

Передо мною возник Ксенофекс. Он отвернулся и зашагал прочь. Я последовал за ним и вскоре нагнал. Он стоял рядом с человеком, сидящим на пеньке. В руках у человека была дикая роза, которую он сорвал с куста.

Под пристальным взглядом Ксенофекса я подошел к человеку. У ног его я положил Кольчугу Краеугольного Камня, Щит Проклятого и Меч Адского Пламени. Отступив, я смотрел, как человек отложил в сторону цветок.

Подняв с земли меч, он осмотрел его, а затем взял в руки и щит. Каким-то неведомым способом он объединил артефакты, создав новый клинок. А затем повторил свое действие, соединив его с кольчугой, явив великолепный меч с рукоятью, выполненной в виде птицы с распростертыми крыльями.

Когда человек положил меч на землю, Ксенофекс сделал шаг вперед, поднял его, поглядел на меня, улыбнулся и с силой вознил клинок в землю.

На моих глазах клинок сотворил океан пламени, омывший мир. Волны огня расходились в стороны, уничтожая все на своем пути. Когда все было кончено, Ксенофекс и я лицом к лицу стояли на выжженной дочерна равнине, невредимые. Лицо Ксенофекса выражало лишь удовлетворение и радость от содеянного. Он отступил он меча, который молвил: "Я - Клинок Армагеддона".

Осторожно, я вытянул руку, дабы коснуться его, но время замерло. Я пробудился.

Я знаю, что Ксенофекс явился мне во сне сразу же после своей гибели. Не знаю, почему, но мой священный долг - создать Клинок Армагеддона и предать мир огню.

Отыщи же Кольчугу Краеугольного Камня, Меч Адского Пламени и Щит Проклятого. Когда получишь все три артефакта, отправляйся на поиски старика. Не знаю, кто он такой, но не питаю сомнений в том, что тебе удастся найти его. Это твоя судьба.

Когда закончишь, возвращайся ко мне с Клинком.

Твой Король, Люцифер Криган".

Ксерон Ксерон много времени потратил на поиски артефактов. Каждый раз, как он находил один, появлялся таинственный герой, хватал артефакт и скрывался. Но демоньяк не сдавался...

Люцифер же ждал скорой атаки Катерины, поскольку знал, что возросшая активность криган в Эофоле не укроется от пограничных гарнизонов Эратии. Так и произошло. Катерина Айронфист отправила войска в Эофол, где ее уже поджидала мощная ударная группировка криган - Кулак Нечестивой Силы.

Она то и вышибла войска Эратии из Эофола, а затем и сама пошла на прорыв границы. И это послужило сигналом к вторжению. Орда криган хлынула в Эратию; немедленно вся страна перешла на военное положение.

Войска Катерины заняли позиции на Спорных Землях, сдерживая ударную волну Кулака. Нанести контрудар по иным силам захватчика было приказано Моргану Кенделу. Кроме того, Роланд мобилизовал войско в западных пределах Эратии и шел на соединение с Кенделом, чтобы затем вместе с ним присоединиться к Катерине на восточных рубежах. Последняя отправила письмо Лесной Страже - элитному эратийскому отряду, квартирующемуся в Спорных Землях. Эльфы закрыли глаза на эту войну, но позволили местным героям действовать по своему усмотрению.

Лесная Стража была великолепно подкована в ведении партизанской войны, а ее нынешний капитан - полуэльф Джелу - являлся блестящим тактиком, благодаря чему слава его отряда не угасала с годами. Катерина поручила войскам Джелу изнурять криган бесконечными нападениями с целью хоть немного задержать их продвижение вглубь Эратии.

Роланд Айронфист В это время армия Роланда натолкнулась на серьезное сопротивление и не смогла подойти не то что к Катерине, но даже соединиться с частями под командованием Кендела. Король Энрота подозревал, что военные действия затянутся надолго, и сильно переживал из-за этого. Всей душой он стремился вернуться на родину, ведь где-то там, за океаном, - его сын Николай, наследник трона. Недавно парню исполнилось шестнадцать, и почти десятилетие провел он в разлуке с отцом.

Отряды же Джелу и Катерины обнаруживали странные города, возникавшие, казалось, из ниоткуда. В поселениях обитали духи стихий и они никого не подпускали к своим жилищам.

Но затем с Джелу связались трое героев-духов, тех самых, что скрывали от Ксерона артефакты, необходимые для создания Клинка Армагеддона. Они говорили о пришествии Темного Бога и о его страшном слуге - Ксероне. И поведали они о том, что Ксерон смог загнать их в угол.

Ксерон действительно это сделал. Теперь ему нужен был кто-то, кто снабжал бы его сведениями о противнике. Его верный друг дьявол Ксекс быстро нашел нужного человека. Им оказался Девон Слин - бывший кандидат в судьи Хармондэйла. Слину ничего не оставалось, как работать на Ксерона. Он сообщил ему о местнахождении всех трех героев-духов и вскоре Ксерон завладел вожделенными артефактами. Со слов Слина, лишь один человек в этом мире способен создать реликвию столь могущественную, как Клинок Армагеддона - кузнец-маг Казандар. Ксерон отправился к последнему, но тот уже был пленен элементалистами - соратниками тех героев, что скрывали артефакты. Долго демоньяк искал местоположение fКазандара и в это время до него дошли две пренеприятнейшие новости. Первая заключалась в том, что Джелу в одной из стычек убил мать Ксерона - суккуб, а вторая - в заключении Королевой Катериной союза со стихиями.

Стихийные духи появились на просторах Антагарича с одной лишь целью - уничтожить Люцифера Кригана, поскольку стремление оного предать Энрот огню вполне могло увенчаться успехом и привело бы к становлению его новым Темным Лордом. Они немедленно направили военные силы своих Планов в Энрот. Некоторое время потребовалось на выяснение расстановки сил, а затем Повелители в кои-то веки решили примкнуть к людям, организовав между собой независимый альянс, поддержанный духами магии и феями. Верховодил им Тамар Странник, один из лордов воздуха. Кроме того, Тамар открыл Катерине, что на Джелу лежит печать судьбы, делавшая его одной из ключевых фигур в нынешней войне.

Ксерон поклялся жестоко отомстить Джелу за смерть матери.

Наконец, он отыскал подземелье, в котором содержался под стражей великий Казандар. Разгромив охранявших кузнеца героев, Ксерон вошел в жилище оного. После последовавшего длинного разговора и обсуждения всяческих деталей, Казандар согласился создать Клинок Армагеддона, но за крупную сумму денег, которую Ксерон умудрился собрать в кратчайшие сроки.

И тогда Казандар вместе со своим лучшим учеником создали дьявольский меч. Ксерон ощутил волну злобы, исходящую от Клинка и заметил, что оружие словно живое. Он понял, что этот меч создан словно для него, Ксерона. Поэтому он закинул его за спину и решил никогда не расставаться с оружием, даже во время сна.

Казандара же и его ученика Ксерон приказал отправить в близлежащий криганский город и казнить. Ученику удалось бежать, Казандар же погиб ужасной смертью.

В это время в Эратии начались волнения. Дворянам державы, чьи земли еще не оправились от опустошительных Войн Восстановления, не хотелось продолжать нынешний конфликт, тем более теперь, когда криган удалось вытеснить за пределы Эратии. Но Катерина, Роланд и Джелу не могли дать приказ к отступлению, поскольку понимали, что, обладая Клинком Армагеддона, ордам Люцифера вполне по силам захватить не только Антагарич, но и весь Энрот.

Стихийные войска активно вливались в ряды эратийской армии. Впрочем, Роланд не доверял им. Когда ему наряду с Кенделом необходимо было преследовать силы криган вплоть до поджидающих их войск Катерины, Роланд решил взять командование стихийной армией на себя для проверки их лояльности. Впрочем, Джелу, который стал ощущать нехватку людей, уже использовал духов стихий в своих рядах и уверил Роланда, что это отличные и верные бойцы. В Роланде, видевшим вокруг себя следы резни, устраиваемой криганами, крепла решимость вырезать всю эту расу со всей жестокостью, на которую он способен. Сцены пыток, испытанных им в плену у криган, снова не давали ему спать по ночам. Пока Роланд целенаправленно преследовал криган, идя на соединение с войсками Катерины, Джелу приказано было войти в Эофол и отрезать врагу возможные пути к отступлению.

От души надеясь, что это не подстроенная ловушка, полуэльф отправился вглубь Эофола. Там он своими глазами увидел, что не все половинчики погибли при занятии криганами их исконных земель, и что оставшиеся ведут партизанскую войну против иномировых захватчиков. Тогда Джелу получил предупреждение от Ксерона и повстречал ученика Казандара. Тот поведал ему о создании Клинка Армагеддона. Джелу не слишком-то поверил в услышанное и направил запрос судье Хармондэйла Брандису Фэйрвиверу о Казандаре. Судья потвердил, что кузнец-маг действительно был способен создать Клинок Армагеддона.

Джелу понял, что дела по-настощему плохи, а также сообразил, что у Ксерона должен быть осведомитель, хорошо знающий жизнь вне Эофола, и отдал приказ Лесной Страже разыскать его. Вскоре Девон Слин был схвачен. Джелу не стал устраивать полевой суд, а отправил Слина прямиком в Стэдвик.

Наконец, Джелу увидел, что сталось с самим Казандаром, когда захватил ключевой город в своей операции - выпотрошенное тело того болталось на городских воротах. Полуэльф решил во что бы то ни стало разыскать Ксерона и встретиться с ним лицом к лицу.

Когда большая часть армий криган оказалась зажата в тиски между войсками под началом Роланда и Катерины и перебита, дворяне Эратии посчитали, что война выиграна и потребовали отозвать свои войска. Так как это шло вразрез с ее побуждениями, Катерина решила добровольно отречься от трона Эратии. Как бы то ни было, она никогда особо и не стремилась к престолу отческой державы, поскольку перво-наперво являлась Королевой Энрота. Направив Моргана Кендела вместе со всей эратийской армией в Стэдвик в качестве регента, Катерина возложила на генерала миссию поисков нового правителя, а сама рука об руку с Роландом повела стихийные войска на Крилах, столицу Эофола.

Морган Кендел, прибыв в Стэдвик, тайно послал Лесную Стражу на помощь своим соратникам. А помощь оказалась крайне необходима, ибо у города Кельвишена путь им преградил Ксерон с Клинком Армагеддона и с отрядом Сыновей Эребуса в полном составе. Завязалась жестокая сеча. Если бы не помощь Джелу, кто знает, как все обернулось бы.

Наконец, в живых остался лишь сам Ксерон. Лесная Стража Джелу уничтожила его войско, но демоньяк успел телепортироваться в безопасное место. Однако он оставил на поле брани Клинок Армагеддона, который Джелу и подобрал.

Теперь предстоящей катастрофы можно было не опасаться, но нахождение у власти Люцифера сулило новые беды всему прогрессивному населению Антагарича. И войска четы Айронфистов продолжили марш по направлению к Крилаху. Все оставшиеся в живых кригане с Ксероном во главе окружили столицу живым кольцом.

Катерина приняла решение стереть город с лица земли с помощью Клинка Армагеддона. И надо было торопиться, поскольку Люцифер послал запрос о помощи Подземным Повелителям Нигона и те согласились поддержать его, несмотря на былое предательство.

В этот момент Тамар Странник предупредил Королеву, что кто-то из близких ей людей уходит на путь тьмы, в то время как сама она следует по пути света. Катерина решила, что это Роланд, поскольку истовая ненависть к криганам захлестывала Короля все больше и больше. Те же Повелители сообщили, что именно Джелу, рекомый ныне Проклятьем Демонов, должен воспользоваться Клинком для уничтожения Крилаха и никто не должен ему препятствовать, дабы не нарушать нити судьбы. Впрочем, Клинок наводил страх на всех и они даже были рады, что тот находится у Джелу, а не у них.

Что касается самого Джелу, то ему снова стали сниться сны о том, как он становится Королем Эратии, а затем и всего Антагарича, приведя наконец материк к миру и процветанию, а рядом с ним - прекрасная зеленоглазая жещина с серебряными волосами. В этих снах ему всегда являлся некий меч, и Джелу обнаружил, что Клинок Армагеддона весьма на него походит.

Роланду также являлись странные грезы. В одном из них Казандар, а затем и отец Роланда объяснили ему, что он вступает на путь Тьмы. Поэтому Роланд направился в Храм Солнца, чтобы вернуться к Свету...

И вот Ксерон повержен, вот уже Крилах в осаде и Джелу с огромной стихийной армией атакует столицу Эофола. Вот последние войска криган сметены и огненный дождь Армагеддона обрушивается на замок дьяволов. Нет в нем никому спасения, и Люцифер Криган, последний Король своей расы на Энроте, гибнет в очищающем пламени.

После этой знаменательной битвы немногочисленные мелкие кланы были добиты стихийными армиями и кригане на Энроте прекратили свое существование как раса; лишь немногим удалось уцелеть, схоронившись в землях Эофола. За ними исчезли и стихийные города, осталось лишь несколько. Джелу с Лесной Стражей и Клинком Армагеддона растворился в лесных чащобах АвЛи. Роланд и Катерина наконец-то отправились в Энрот; долгие годы бесконечных войн оставались для них позади.


Пока длилась эта долгая, и возможно, самая ужасная война за всю историю Антагарича, в Нигоне, Бракаде, Крюлоде и Таталии также происходили заслуживающие внимания события.


После поражения в Войне Восстановления силы многих Подземных Повелителей Нигона находились в весьма плачевном состоянии. И это был шанс для более слабых ранее и амбициозных укрепить свои позиции в иерархии чернокнижников, сместив, воспользовавшись случаем, вышестоящих.

Мутар Верховная Леди Нигона Мутар очень долго выжидала, прежде чем отважилась напасть на ненавистного ей соседа Ордволда, одного из самых богатых чернокнижников Нигона. Первостепенной целью для себя она поставила достижение высокого положения в подземной державе, и Ордволд был одним из ключей к ее достижению. Ведь она, рожденная в семье бедной и слабой женщины, рано оставила родительский дом, снедавемая непомерными амбициями и жаждой могущества; один из Подземных Повелителей - Рорик - заметил, сколь умело девушка обращается с могущественными драконами, посему предложил ей занять место полководца его армии. Однако той было нужно больше, много больше. На одном из праздненств Рорик позволил себе заметить, что ценность женщины ограничивается ее физической привлекательностью, а Мутар тут же сделала вид, что приняла оскорбление на свой счет и вызвала Подземного Повелителя на поединок. Тот вызов принял... и был немедленно обезглавлен. Никто не посмел оспорить притязания Мутар на место ее бывшего владыки...

Когда Ордволд ослабил свою оборону, Мутар поняла, что он уже забросил военное искусство и решила нанести удар. К ее вящему удивлению, на пути у нее появились два конкурента - молодых лорда, причем неплохо себя зарекомендовавших в нынешнем конфликте. Это лишний раз доказывало, что дряхлеющий Ордволд совсем уж не в форме.

Перебив войска лордов, Мутар захватила земли старого чернокнижника, но оказалось, что сам Ордволд со значительной частью войск отсутствует, и именно поэтому оборона его земель оставляла желать лучшего.

Как вскоре выяснилось, чернокнижник всю свою жизнь занимался поисками легендарного Сосуда Драконьей Крови. По преданию, в нем хранилась кровь Отца Драконов, исчезнувшего тысячелетия назад. Тот, кто выпьет ее, обратится в могучего дракона, сохранив при этом человеческий разум и рассудок.

Мутар поняла, что это - главный ключ к воплощению ее мечты. Она направилась вслед за Ордволдом, когда обнаружила, что молодые лорды тоже не прочь испить крови Дракона и следуют за ней по пятам. Мутар решила, что так дело не пойдет, и в ходе недолгого противостояния уничтожила лордов окончательно.

В этот момент соседние нигонские лорды заинтересовались отстутствием сразу четырех дворян в стране. Мутар приказала своему генералу в Нигоне на корню уничтожать всех, кто будет пытаться узнать истину.

И вот она в Глубоких Пещерах, где уже давно околачивался Ордволд, обнаруживший путь к Сосуду, но не знавший, как его открыть. Мутаре также нашла этот путь. Здесь же она встретила чернокнижника Аламара - опального лорда Энрота, перебравшегося в Нигон после завершения Войн Престолонаследия, - который присоединился к ней в качестве союзника.

Ослабив силы Ордволда непрерывными атаками, Мутаре проникла в святая святых Пещер, где ей пришлось иметь дело с огромным количеством драконов - охранников реликвии.

Но, наконец, Сосуд был у нее в руках. Мутар выпила кровь Отца Драконов и древнее предание сбылось... Драконица Мутар была готова покорить весь Нигон.

В этот момент Ордволд распространил слух, что хотя Сосуд и потерян, теперь достаточно испить крови самой Мутар, чтобы превратиться в дракона. Мутар же была уверена, что это не так, и приказала провести активную кампанию в Нигоне по опровержению этих слухов, дабы не стать целью номер один для всех лордов подземной державы.

Самой же Мутар пришлось противостоять трем лордам, поверившим в провокацию, и Ордволду, что спустился в Глубокие Пещеры по ее драконью душу. Битва была затяжной и жестокой, но Мутар одержала верх. Уничтожив Ордволда и его приспешников, она стала самой могущественной правительницей во всем Нигоне. Естественно, покорением своей вотчины ее честолюбивые планы не ограничивались, но об этом чуть позже...


Дрэкон Бракадский волшебник Дрэкон, которого считали претендентом на звание самого могучего мага в будущем, благо в 14 лет он в совершенстве освоил четыре основных школы магии. Разочаровавшись в магических академиях своей державы, Дрэкон пустился в восьмилетнее странствие, разыскивая магов отшельников и обучаясь у них редчайшим заклинаниям. К тому же, два года он успел провести, неся службу в рядах Лесной Стражи Эратии наряду с Джелу. Грезя о великих свершениях, Дрэкон мечтал стать величайшем Убийцей Драконов в мире, превзойдя в этом ремесле собственную мать, которая на настоящий момент сама обладала сим титулом. Для этой цели Дрэкон решил разыскать гнездо самых могучих драконов планеты - лазурных, и уничтожить их.

Но сначала ему необходимо было завершить подготовку, лишь после чего он имел право называться Убийцой Драконов. Для этой цели его мать, создательница хрустальных драконов-големов и самая знаменитая Убийца Драконов в Бракаде, отправила сына на поиски нескольких из таких тварей. Следуя во главе небольшого отряда, Дрэкон разыскал хрустальных созданий и уничтожил их.

В этот момент он получил сообщение о том, что в северной Бракаде появилось слишком много ржавых драконов, которые захватили все шахты и поставили эту часть страны перед угрозой вторжения варваров Крюлода. Поэтому волшебник отправился туда и наряду с дружественными варварами успешно противостоял драконам.

Еще одну область Бракады заполонили волшебные драконы; Дрэкон отправился разбираться и с этой напастью. Волшебные драконы оказались весьма коварными, к тому же, какой-то лесовичок постоянно действовал волшебнику на нервы. Но, как это ни смешно, лесовичок на деле оказался иллюзией, за которой скрывался волшебный дракон - предводитель налета на Бракаду. Об этом Дрэкон узнал, когда добрался до его логова и уничтожил тамошнего обитателя.

И, наконец, он отправился в горы, где после тяжелого восхождения нашел гнездовье лазурных драконов и убил их Короля. Так Дрэкон стал самым великим Убийцей Драконов в истории, но сам он понял, что это достижение не являлось его главной целью и погрузился в раздумье о своем истинном призвании.


Килгор В то время, как Эратия вела кровопролитную войну с криганами, наступило время Фестиваля Жизни, который проводится раз в тридцать лет по всему Антагаричу, кроме Дейи. В каждой стране данное событие проходит по своему, а самое жестокое воплощение Фестиваль находит в Крюлоде. В этот момент у молодой знати варварской нации появляется возможность законно получить власть над страной. Для этого им необходимо выполнить ряд заданий, а затем сразиться друг с другом, чтобы победитель попытался выстоять против войск самого Короля.

Одним из обладавших реальными шансами на победу был варвар Килгор. Первым его заданием стало убийство древнего бегемота по имени Саблезубый, с чем он справился без труда.

После чего Килгора послали на зачистку дикой местности, которую специально не окультуривали для Фестиваля. Тогда же ему и предоставили трех лейтенантов для поддержки. Килгор справился и с этой задачей, подтвердив свое умение выживать в диких условиях.

Теперь необходимо было доказать способность к лидерству в победе над тремя другими претендентами. После ряда отчаянных схваток Килгор сумел победить их всех. И, наконец, он выступил против самого герцога Винстона Борагуса. Хотя последнего и считали великолепным военачальником, Килгор сумел с ним справиться, хотя и не без труда, и вошел в столицу, где и был коронован. Так в Крюлоде родилась новая правящая династия.


Адриенна За этими событиями пристально следила Таталия, давний соперник Крюлода. В это время туда вернулась ведьма Адриенна, владеющая огненной магии. Надо сказать, огонь завораживал ее с детства, и она часами могла просидеть, уставившись в походный костер. Когда молния стала причиной одного из страшнейших пожаров в истории, старейшины державы болот назвали огонь величайшим бедствием для странны; Адриенна же полагала, что пламя уничтожила отмерший сушняк, дабы жизнь могла начаться вновь. Будучи ведьмой, она изучили школы земли, воды и воздуха, но познать огонь, ненавидимый в Таталии, ей так и не удалось... А вскоре появились "демоны с небес", и Адриенна в возрасте 15 лет отправилась в Эофол, где убедила некоторые из криганских кланов обучить ее огненной магии. Видя выжженные равнины Эофола, она осознала все последствия нарушения природного равновесия... которым, однако, не брезговал и ее народ. Вернувшись на границы Таталии как раз во время конфликта сей державы с Эратией, Адриенна немедленно присоединилась к армии своего народа, полководцы которой видели в ней "зло, сражающееся на их стороне". Довольно скоро вторжение Таталии на земли соседней державы захлебнулась, а Адриенна так и осталась на границе, презираемая собственным народом, но готовая защитать его до последней капли крови.

И сейчас на границе между Эратией и Таталией она обнаружила большое скопление нежити и разрушенные фермерские города. Оказалось, что некий рыцарь смерти начал собирать большую армию. Но как это могло случиться после фактического низвержения Гильдии Некромантов? Это и предстояло выяснить Адриенне.

Вскоре она поняла, что силы, противостоящие ей, велики, и направила письмо дворянам Эратии с просьбой о помощи. Но соседняя держава в то время пребывала в затяжном конфликте с Эофолом, посему Адриенне пришлось самой решать возникшую проблему. Таталийцы же боялись Адриенну, поскольку, как истинные жители болот, не любили огонь, но еще больше они боялись нежити и скрепя сердце помогали огненной ведьме.

Через некоторое время выяснилось, что руководит вторжением в Таталию никто иной, как лорд Хаарт. Оказалось, что культ Короля Вилмара так и не был полностью изгнан из Эратии и некроманты оного возродили лорда Хаарта в образе рыцаря смерти.

Разгромив приспешников его на границе, Адриенна направилась вглубь Таталии. Там она столкнулась со страшным зрелищем - у каждой деревушки лорд Хаарт оставлял орды нежити, которые уничтожали все население, тем самым забирая их в свои ряды. Если подобный процесс не остановить в ближайшее время, лорд Хаарт станет реальной угрозой всему Антагаричу.

Все так же ощущая острый недостаток личного состава, Адриенна все же смогла отбить жилища у нежити. Лорд Хаарт со своими ближайшими приспешниками прожигал свой путь через болота, пока не вышел к морю. Там он и укрепился на острове, дальше ему просто некуда было двигаться. В тяжелейшем противостоянии Адриенна разгромила остатки зловещего культа и освободила душу лорда Хаарта от уз мертвого тела. После этого ей оставалось надеяться, что страна примет ее, как подобает, а не как чуждую державе Земли и Воды огненную ведьму...

Практически по всему Антагаричу прокатилась волна новых конфликтов. Хотя большинство из них были локальными и незначительными, захват Таталии некромантами и угроза миру от криганских ратей и Клинка Армагеддона сделали эти конфликты весьма критическими.


И хотя колония более тысячелетия не имела связи с Древними, глубину космоса уже пересекал новый объект, стремившийся к Энроту, и то, что он нес, могло свести на нет все усилия тех, кто желал сохранения мира на планете.

***

Так в этом мире появился Разрушитель Миров. И, что самое интересное, он высадился не в Энроте, и даже не в Антагариче, а в Джадаме, который обходили стороной все события последних десятилетий, и где никогда не появлялись кригане. Джадам не имел государств на своей территории и управлялся несколькими организациями. Здесь правили бал сильнейшие. В принципе, недовольных таким строем не было.

В Джадаме никогда не происходило крупномасштабных конфликтов, если не считать давнишней кровопролитной Войны Голубя и Ворона между Храмом Луны и Храмом Солнца, когда Храм был стерт с лица земли и Джадам остался без Света. Впрочем, поскольку Тьме здесь некому было противостоять, она не была столь зловещей, как на других материках.

Надо сказать, Храм Солнца наряду с Храмом Луны зародился на острове Каригоре, что к юго-востоку от Энрота. Эти крупнейшие на планете религиозные течения были основаны враждующими организациями магов, истово почитающих сии небесные тела. Вот только около двух столетий назад между ними произошел крупномасштабный военный конфликт, приведший к фактическому уничтожению обоих храмов на территории Каригора. Конечно, в последующие годы отдельные ветви их возродились вновь...

Некоторое время назад в Джадам прибыли новые священники Солнца, которые основали здесь новый Храм в Шепчущих Лесах и объявили войну Гильдии. Но и сама Гильдия изменилась, когда из Эратии прибыли Сандро и вампир Тант, вставшие во главе организации, не встретив особого сопротивления. Могучие некроманты, они повели Гильдию к процветанию. Однако, в таком месте, как Джадам, их заботила только наука да Храм Солнца. Не чувствуя опаляющей силы Света, не ощущая на себе гонений и ненависти, Сандро и Тант нашли это места весьма привлекательным. У них даже отпали мысли о захвате этого материка под свою власть, ибо здесь с ними были готовы сотрудничать и уважали их интересы.

Эта мудрая политика принадлежала Гильдии Торговцев Алвара, которая, в принципе, и управляла всем цивилизованным Джадамом, вела торговлю с Эратией и Энротом, а также организовывала отражение массированных набегов регнанцев. Гильдия поддерживала хорошие отношения со всеми фракциями, придерживалась строгого нейтралитета в конфликтах между ними и оказывала помощь в перевозке товаров.

Алвар являлся городом темных эльфов (идущих по пути Тьмы), но в Гильдию входили все расы Джадама. Портовый город Равеншор, крупнейшее поселение континента, был также населен всеми здешними расами, которые, надо сказать, были весьма разнообразны. Нет, на других материках "разнообразия" тоже хватало, но лишь на Джадаме существовали весьма отличающиеся друг от друга цивилизации. Ящеролюди построили свои поселения на Островах Кинжальной Раны на руинах исчезнувшей цивилизации змеелюдей. Некроманты и вампиры жили в Теневом Пике. В Пустыне Железного Песка обитали тролли, изгнанные из Шепчущих Лесов внезапной эпидемией. В Пустошах проживали варварские племена под управлением Зога, могучего огра-мага. Здесь же в подземном городе существовала цивилизация минотавров, пребывавшая некогда в конфликте с ледяными гигантами Вори.

В Гэрротском Ущелье гнездились драконы, причем разумные и способные к общению с другими расами. Тут же обосновалась недавно прибывшая охотничья экспедиция под предводительством знаменитого эратийского крестоносца Чарльза Квиксота, целью которой было искоренение всех не поддающихся приручению драконов. А уж кто-кто, а джадамские драконы приручению не поддавались, как существа независимые. Поэтому охотники и жаждали вырезать весь род. Три древних дракона с небольшими выводками откололись от основного рода Ущелья и поселились в различных регионах континента, дабы там продолжить существование своей расы. Иные драконы посчитали их предателями за уход от рода в трудное время.

И, кроме того, по всему материку были разбросаны храмы Ипа, где крысолюди поклонялись своему божеству, а в подземных рудниках трудились темные дворфы, ушедшие когда-то из эратийского Каменного Города из-за расхождений во взглядах со своими сородичами.


Одним ясным зимним утром на окраине Равеншора, центрального города Джадама, появился человек неопределенного возраста. Целенаправленно он устремился к центральной площади, провожаемые ненавистными взглядами жителей - тех, кто принадлежал к нечеловеческой расе. Как человек проходил мимо дерущихся монстров, более крупный отбросил в сторону более маленького и бросился следом за незнакомцем. Подобное поведение было совершенно рядовым в этом забытом уголке мира - странников обычно встречали с ненавистью и подозрительностью, нежели с радушием. Но человек беззаботно шел себе, даже не озираясь по сторонам и совершенно не обращая внимания на опасности, подстерегающие его за каждой тенью. Монстр атаковал без предупреждения. Раззявив пасть, полную острых зубов, он набросился на кажущегося совершенно безобидным человека. Того на мгновение окружил ореол энергии, обездвижевшей монстра. А человек продолжил путь, всецело погруженный в собственные мысли.

Он ступил на площадь, и горожане почтительно расступились, занявшись, наконец, своими делами. В центре площади человек изобразил на земле сияющую окружность, и тут же из-под земли вырос огромный кристалл, сияние которого поглотило незнакомца. Некоторые горожане, чей страх сменился любопытством, приблизились к кристаллу. А он ослепительно воссиял; взрыв энергии разбросал монстров в разные стороны как тряпичных кукол.

В ответ на излучение монолита воздух на четырех оконечностях континента пошел рябью... и разразился хаос, когда в смерном мире появились врата, ведущие в Стихийные Планы - Земли, Воды, Воздуха и Огня. Яростное извержение подводного вулкана взметнуло ввысь огромные волны обычно безмятежных морей у Островов Кинальной Раны, заменуя появление врат в Стихийный План Земли. Вулканический пепел и лава обрушились на острова, разрушая мосты, связующие их между собой и с континентом. Ящеролюди из города Капля Крови ударились в панику. В то же время на противоположной оконечности Джадама гигантская волна ударила из возникших врат в Стихийный План Воды, заполнив плодородную долину и сокрыв под водами новосотворенного внутреннего моря обиталище минотавров. В иной же части континента пламенная стена вырвалась из врат в Стихийный План Огня, сжигая саму пустыню. Тролли в отчаянии пытались бежать от огненного безумия, но тщетно - волна пламени испепелила их, а также большую часть их деревушки. Завершая гибельный квартет, над обширным древним лесом возникли врата в Стихийный План Воздуха, вырывая с корнем вековые дубы и расшвыривая их по сторонам. Из врат показались снедаемые безумием стихийные духи воздуха, обратившиеся к источнику оного - кристаллу в Равеншоре.

Несколько дней Острова Кинжальной Раны бомбардировались горящими обломками горной породы. Когда же извержение немного поутихло, регнанские пираты, воспользовавшись катастрофой, атаковали ящеролюдей.

В этот момент на Островах находился один из караванов Гильдии Торговцев под предводительством минотавра Дэдеросса. Последний и вызвал одного из своих верных помощников и приказал тому во что бы то ни стало доставить письмо, рассказывающее о катастрофе, в Равеншор, тамошнему магистру Гильдии Торговцев Элгару Феллмуну. Однако добраться до порта было невозможно, поскольку все мосты к острову с доками были разрушены, а древней системой телепортов уже никто давным-давно не пользовался и она вышла из строя.

К счастью, на островах в это время проживал молодой священник Фредерик Талимер, изучающий здешнюю древнюю цивилизацию. Он то и помог активировать телепорты. Наняв в местной Гильдии Искателей Приключений группу местных героев себе в помощь, посланник Дэдеросса отправился в путь. Однако добираться до доков ему пришлось через подземный ход, ведущий из полного ловушек древнего храма к острову.

Вскоре он был уже на пути в Равеншор. В дальнейшем ему довелось встретить немало желающих присоединиться к команде, но никогда он не набирал в отряд больше, чем пятерых, чтобы не привлекать внимания крупных вооруженных формирований (что, впрочем, не всегда удавалось).

Увидев письмо минотавра, Феллмун вручил героям новое послание и отправил их к предводителю контрабандистов-крысолюдей Ариону Хантеру с просьбой предоставить Гильдии свои корабли для отправки их на Острова Кинжальной Раны. Тот согласился, ведь его дочь обучалась в заведении, основанном Гильдией.

После этого Феллмун послал героев в Алвар к Верховному Магистру Бастиану Лоудрину. Последний выслушал рассказ о событиях в Равеншоне и на Островах и решил, что настало время, когда их пророчество о конце света, Экелбрет Суманунала, начало сбываться. В тексте сего пророчества указывалось, что можно сделать для предотвращения катастрофы, но необходимо было точно знать, что настал означенный момент.

"Эпоха войн и горестей настанет за Эпохой Мира", - гласило оно, - "и станет она последней, ибо откроются врата хаоса на Энроте. И то станет знаком - когда стихийные силы Земли, Воздуха, Огня и Воды обрушатся на земли, неся на крыльях своих смерть и разрушение. Ознаменует это зарю последней эпохи - Эпохи Очищения. И лишь начнется она, не будет пути назад. Ибо Повелители Земли, Воздуха, Огня и Воды как дают жизнь, так и лишают ее. В эпоху войн цикл разрушения не может быть обращен вспять, и впереди - лишь смерть. Однако, во времена гармонии те, кто соберутся в альянс, могут пережить очищение и отвратить окончание Эпохи Мира, продлив ее".

Магистр послал героев в Пустыню Железного Песка для проверки правдивости слухов о возникновении там огромного огненного озера и попросил привести живого свидетеля тех событий. В пустыне герои набрели на практически уничтоженную деревню троллей Раст и среди обломков поселения разыскали тролля, бывшего свидетелем случившегося катаклизма. Однако тот не сразу пошел с ними, а для начала попросил захоронить останки своего брата в склепе.

Когда наконец герои привели этого тролля в Алвар, тот поведал им и Магистру о том, как мощный поток энергии ударил в гору недалеко от деревни и волны огня смели поселение с лица земли. Когда дым рассеялся, на месте деревни оказалось все увеличивающееся в размерах огненное озеро.

Значит, Лоудрин прав - конец света был близок. Как говорилось в пророчестве, обитатели Стихийных Планов уничтожат планету. Но если создать мощный альянс из пяти фракций, решение проблемы придет само собой и катастрофы не случится. По крайней мере, герои трактовали пророчество именно таким образом.

Темные эльфы и тролли уже объединились благодаря усилиям пятерки героев. Лоудрин послал их заключить союз с минотаврами, некромантами, священниками Солнца, драконами и охотничьей экспедицей Квиксота. Предводители этих фракций должны отправиться в Равеншор и образовать там Высокий Совет, который должен будет решить проблему - ни много, ни мало - по предотвращению конца света.

Придя к драконам в Ущелье, герои узнали, что яйцо, в котором рос сын предводителя драконов, было похищено людьми Квиксота, чтобы обезопасить их лагерь от немедленного уничтожения разъяренными рептилиями. Поэтому драконий лидер попросил принести ему это яйцо, столь дорогое для всей расы.

Чарльз Квиксот тоже сразу не вошел в альянс, поскольку считал делом чести сначала расквитаться с Зогом, которому он продал то самое яйцо и еще несколько товаров в кредит, а тот так и не выплатил денег. Он попросил героев забрать яйцо обратно. Таким образом, им так или иначе пришлось идти за вожделенным драконьим яйцом.

По пути они решили нанести визит вежливости минотаврам, но обнаружили, что их город почти полностью затоплен. Проникнув настолько глубоко в город, насколько они могли, герои обнаружили спасательный туннель, через который и слили воду. Спасенные минотавры тут же примкнули к альянсу.

Раздобыв яйцо, герои встали перед выбором. Если отнести его драконам, охотничья экспедиция будет уничтожена, а если Квиксоту, драконы не присоединятся к альянсу. Пришлось выбирать между двумя фракциями.

Примерно такая же дилемма складывалась в вопросе присоединения к альянсу Гильдии Некромантов и Храма Солнца, пребывающих в вечном противостоянии. Ни те, не другие не собирались примыкать к зарождающемуся альянсу, пока победа не будет очевидна.

Священникам необходимо было уничтожить Трансформер Скелетов, с помощью которого некроманты быстро получали прирост нежити в армии. Некромантам же нужна была Жаровня Ночной Тени, созданная Тантом и украденная священниками. С ее помощью они могли поддерживать постоянную ночь в Теневом Пике, дабы вампиры охраняли его круглосуточно и можно было полностью сосредоточиться на наступлении на Храм. Вновь герои встали перед выбором стороны, но это была последняя фракция, необходимая для альянса.

Высокий Совет собрался в Равеншоре и занялся немедленным решением единственного вопроса на повестке дня. Обнаружилось, что таинственный кристалл способствовал появлению в четырех углах материка врат на Стихийные Планы, и через эти порталы на Джадам хлынули потоки обитателей Планов, атакующие всех, кто попадется им на пути. Кроме того, появлению врат предшествовали катаклизмы. Так врата на План Земли появились одновременно с извержением вулкана, врата на План Огня послужили причиной возникновения огенного озера, потоки из врат на План Воды затопили пещеры минотавров, а ураган из врат на План Воздуха оставил посреди Шепчущих Лесов огромную прогалину.

Магические исследования, которые проводил Совет, привлекли внимание придворного энротского мага Ксантора, который в этот момент находился на одном из кораблей флота, доставлявшего Короля Роланда и Королеву Катерину домой в Энрот. Надо сказать, Ксантор являлся племянником легендарного чародея Агара, занимал должность профессора в университете Стэдвика, а во времена Войны Восстановления был советником эратийского Военного Командования. После получения информации о происходящем в Джадаме правители Энрота решили примкнуть к альянсу.

К сожалению, регнанские пираты уже собрали огромный флот, оккупировавший морские подходы к Джадаму и даже атаковали Равеншор. Как результат, водные пути для энротских сил были блокированы.

Герои выбили пиратов из портового города, а затем отправились искать возможность затопить большую часть их флота. На заставе регнанцев, что обнаружилась на Островах Кинжальной Раны, они отыскали подводное судно, на котором пираты доставляли припасы. На этом судне герои достигли Регны, где нашли разрушительное оружие, созданное пиратами, с помощью которого и потопили часть их флотилии, стоящую в регнанской бухте. После чего пиратам пришлось снять блокаду торговых путей и отвести флот назад для защиты своего родного острова.

Наконец, Роланд, Катерина и Ксантор достигли Равеншора. Последний выяснил, что именно магия кристалла заставляет духов стихий атаковать Джадам. Кроме того, кристалл же является и порталом в План Между Планами - оплот Разрушителя, который и заварил зачем-то всю эту кашу.

Но чтобы создать ключ к порталу, Ксантору необходимы четыре камня - стихийных сердца, хранящиеся на Стихийных Планах. Тогда героям и пришлось посетить сами Планы. Из разговоров с мирными жителями этих измерений (коих осталось немного) они узнали, что безумие постигло всех обитателей стихий, заставляя их атаковать Джадам, а Повелители Стихий, которые могли остановить это, исчезли.

И вот герои раздобыли камни и вернулись к Ксантору. Из них маг собрал ключ, с помощью которого искатели приключений вошли в кристалл, а затем проникли на План Между Планами - королевство безумия, средоточие чистого хаоса, населенное ужасающими тварями, олицетворением ночных кошмаров. Найдя дворец Разрушителя, возведннного в сердце сего пласта реальности, герои вошли внутрь и вскоре предстали перед самим Эскатоном Разрушителем.

Эскатон Разрушитель На вопрос о том, зачем он все это устроил, Эскатон поведал героям, что он - оружие Древних. "Мои повелителями были короли и королевы золотой цивилизации", - молвил он. - "Я был создан не ради нужды, но потому, что мог быть создан - защитник того, что не нуждалось в защите... символ могущества могучего народа". Когда кригане безоговорочно захватывают колонию Древних, Эскатон направляется к ней и сметает с лица планеты все живое, а затем перестраивает ее заново. На Энроте Древние засекли чрезмерную активность криган и решили, что колония потеряна для прогрессивного развития. Поэтому Эскатон и начал процесс разрушения, но, как оказалось, благодаря усилиям Айронфистов криган на планете уже не существовало. К сожалению, чтобы кригане не смогли переманить Эскатона на свою сторону, он был создан непоколебимым в своей лояльности и даже не мог остановить процесс, который сам начал, ибо программа его не допускала подобных возможностей.

Впрочем, он мог сделать это чужими руками. "Если бы я мог сожалеть, то сожалел бы о том, что мне придется уничтожить ваш мир", - признался Разрушитель. Посему Эскатон позволил героям взять ключи от тюрем Повелителей Стихий, которые находились здесь же, на Плане Между Планами; Повелителей Разрушитель специально похитил из родных измерений, дабы они не мешали процессу, а сам установил в центре Равеншора устройство в виде кристалла, которое притягивало бы стихийных духов, ввергая их при этом в безумие. После того, как после объединения оных у кристалла силами стихий планета была бы очищена от всего живого, Эскатон собирался отпустить на волю Повелителей Стихий, вновь изолировать Стихийные Планы и приступить к реконструкции Энрота...

Герои Джадама ступили в тюрьмы и освободили Повелителей Стихий - Акваландара, Шалвенда, Гралкора и Пираннаста, - а затем немедленно покинули План Между Планами, чтобы не остаться здесь навсегда, поскольку искренне благодарные за столь своевременное вызволение Повелители занялись уничтожением кристалла.

Вскоре творение Разрушителя было уничтожено, а Высокий Совет распущен. Оставив послов в Джадаме, Роланд отправился в Энрот. Ксантор же высказал желание остаться на континенте и заняться изучением обломков кристалла. Теперь уже ничто не могло угрожать миру на планете.

Что касается Эскатона, то при уничтожении кристалла его дворец оказался разрушен. Сам Эскатон был критически поврежден и отключился. Он успел отправить сообщение Древним о том, что они остались без Разрушителя и теперь раса криган может получить преимущество.

Мир и идиллия воцарились на планете Энрот. Регнанцы, наконец, были повержены. Энрот, Антагарич и Джадам двигались к процветанию. А где-то в глубинах лесов АвЛи бледнокожий полуэльф завороженно смотрел на поющий клинок, несущий Армагеддон в своем сердце... На одном из островов этой же страны дважды свергнутый правитель делал все более и более удивительные открытия в черном искусстве... Далеко над поверхностью планеты, в ледяной пустоте космического пространства, в удивительном сооружении узловой станции Бета 5 восемь героев следили за картой, усыпанной звездами. И во всей галактике шла незримая, но жестокая война за право существовать в этом мире, и одна из сторон только что потеряла одно из своих своих самых больших преимуществ в этой войне.

Возможно, эти четыре события имеют связь куда более крепкую, чем может подозревать любой из смертных. Возможно... но лишь время откроет эту тайну.

***

Последние два десятилетия Тарнум, Бессмертный Герой, провел среди эльфов и добрых драконов АвЛи. И те и другие являлись долгожителями и понимали Тарнума куда лучше, нежели его бывшие соплеменники. Мир и гармония в жизни бывшего Короля варваров длились бы и дальше, однако они оказались резко нарушены из ряда вон выходящим событием - на Весеннее Праздненство, ежегодно проводимое в АвЛи, не явилось ни одного дракона! Было отчего впасть в отчаяние, ибо ранее зеленые и золотые друзья эльфов ни разу не пропускали сие событие. Доказательством тому, что положение действительно хуже некуда, стало то, что Тарнуму вновь, впервые за много лет, явились Предки, и приказали лично заняться возникшей проблемой. Немедля Бессмертный Герой принялся готовиться к очередному походу, и первым делом оставил своего юного воспитанника Ваержака на попечение таталийской огненной ведьмы Адриенны, с которой его связывали добрые и доверительные отношения.

Некогда, пребывая в рядах Лесной Стражи, Тарнум повстречал молодого полуэльфа Джелу, в ту пору еще кадета, коий обучил его искусству создавать луки особой конструкции, меткость стрельбы из которых превышала все мыслимые пределы. Ими Тарнум и вооружил добровольцев, вызвавшихся отправиться вместе с ним.

Единственная, кто мог наверняка знать что-то о случившемся, была Говорящая-с-Драконами, древняя эльфийка, проживающая где-то в лесах АвЛи. Заручившись поддержкой эльфийского Короля Элдриха Парсона, Тарнум отправился на поиски. Вместе с ним следовали дворф Курбон, назначенный мастером припасов, и хитроумный эльф по имени Аспен, один из лучших лазутчиков в АвЛи; эльфийский Король справедливо рассудил, что помощь "мастера тайного знания" вполне может понадобиться Тарнуму. Поиски продлились несколько месяцев, но все же вывели Бессмертного Героя к цели - обиталищу Говорящей-с-Драконами. Однако то, что он увидел, напрочь выбило Тарнума из колеи - на самом подходе к жилищу провидицы его атаковали зеленые драконы!

Без особого труда справившись с бывшими союзниками, Тарнум вошел в хижину провидицы, где получил от оной исчерпывающие объяснения всех странностей, произошедших в последние месяцы. По словам Говорящей-с-Драконами, корнем всех бед является Мутар, Драконья Королева Нигона. Некогда она сама была человеком, однако жажда власти и мирового господства сподвигла ее на поиски крови Отца Драконов... поиски, увенчавшиеся успехом. Так она обратилась в могущественнейшую драконицу, возможности которой оказались столь велики, что она смогла единственным ментальным усилием полностью подчинить себе волю зеленых и золотых драконов, заставив их перейти на ее сторону. Неизвестно, насколько далеко простирались тщеславные замыслы Мутар, но Тарнум поклялся это выяснить.

Мутар, Драконья Королева Говорящая-с-Драконами посоветовала Бессмертному Герою для начала попытаться отбить у Мутар Сосуд с кровью Отца Драконов. По слухам, кровь в этом артефакте никогда не иссякала, и если коснуться им доброго дракона, то скорее всего он сможет преодолеть чары Мутар. Эльфийские лазутчики выяснили, что Сосуд хранится неподалеку от границ АвЛи, однако охраняется чудом уцелевшими в ходе последних кампаний криганами, ныне нанятыми Мутар. И Тарнум отправился навстречу новой опасности, что вполне могла положить конец его существованию, ибо он бросил вызов одной из самых могущественных тварей этой планеты и сделал это во имя дружеских чувств, что испытывал к драконам. По пути Тарнум освободил из заточения у демонов эльфийскую воительницу Валиту, кою эльфийский Король ранее также отправлял на поиски Сосуда; однако отряд Валиты попал в засаду и все эльфы помимо нее были перебиты полчищами Подземного Мира. Выяснилось, что воительница и мастер припасов Курбон - старые друзья; более того, пожилой дворф некогда являлся ее наставником. Отдав под начало Валиты небольшой отряд, Бессмертный Герой повел свое войско далее. Впрочем, Сосуд отыскался довольно скоро, но перед Бессмертным Героем встала иная проблема - добрых драконов, перешедших на сторону Мутар, оказалось столь много, что исцелить каждого из них магией Сосуда было просто нереально.

Элдрих Парсон и Говорящая-с-Драконами подсказали выход из этой ситуации: они попросили Тарнума отыскать Матерей добрых драконов, давших начало их родам, и использовать магию Сосуда в первую очередь на них. Как известно, Матери обладали свойством ментально связываться со своим потомством, и, исцеленные сами, могли приказать своим детям покинуть ряды Драконьей Королевы. Однако не все выходило так гладко как хотелось бы: некоторые лорды АвЛи по старой памяти поддерживали драконов, а значит, и Мутар. Нечего и говорить, что Тарнум был встречен ими как заклятый враг. В довершение всех бед, отдельные отряды войска Тарнума то и дело попадали в засады, что наводило на мысли о том, в стройные ряды армии Бессмертного Героя затесался предатель, передающий врагу сведения обо всех их передвижениях. Аспен вызвался как можно скорее разрешить эту проблему; его подозрение пало на Валиту, что присоединилась к армии сравнительно недавно и держалась довольно отчужденно. Тарнум, однако, не спешил с выводами, ибо собственными глазами видел, с каким ожесточением Валита сражалась с союзниками Драконьей Королевы. Пробившись через укрепления мятежных лордов, Тарнум отыскал портал, что перенес его в подземелья Нигона, а именно туда, где черные драконы стерегли Матерей золотых. Нельзя сказать, что освобождение последних далось Бессмертному Герою чересчур уж легко, однако вскоре задача была выполнена и чары, наложенные Мутар на добрых драконов, развеяны.

Однако праздновать победу было еще рано, ибо до эльфийского Короля дошли слухи о том, что один из Подземных Повелителей Нигона перешел границу АвЛи явно с целью выяснения имеющихся у эльфов сил. И в довершение ко всему, под его знаменем шли ржавые драконы - мифические создания, в реальность существования которых никто не верил. Воистину это доказывало то, что Мутар обладает поистине великими силами. После уничтожения Тарнумом сего заблудшего Подземного Повелителя, наступило временное затишье... как водится, перед бурей. Разбив лагерь после дневного марша, войско Тарнума расположилось на ночлег, а Бессмертный Герой решил использовать это время, дабы откровенно поговорить с Валитой и выяснить наконец-то причины ее нелюдимости. Истина оказалась в том, что воительница считала себя виновной в гибели своего отряда, попавшего в засаду демонов, и именно поэтому теперь она сражалась на поле брани как простой воин, вместе того, чтобы отдавать приказы, как это подобает офицеру. Выслушав ее рассказ, Тарнум еще сильнее уверовал в то, что искомый Аспеном шпион в их рядах никак не может являться Валитой, однако убедить в этом самого Аспена было невозможно - эльф верил в себя и только в себя, практически не прислушиваясь к чужим доводам и умозаключениям. Узнав о том, что над его подругой сгущаются тучи, дворф Курбон вызвал Тарнума на откровенный разговор, открыто указав ему, что подозревать Валиту в предательстве по меньшей мере глупо.

Видимо, лазутчик из Нигона все же успел осведомить Мутар о том, что эльфам хорошо известно о ее планах, посему Драконья Королева обрушилась не на АвЛи, а на Эратию. С легкостью прорвав линии обороны тамошних рыцарей, армия Нигона устремилась вглубь страны. Впереди шли бескрылые, но смертоносные хрустальные драконы. Элдрих Парсон не рискнул оказать помощь новому королю Эратии, так как беспокоился за сохранность своих собственных земель. В итоге решать очередную проблему пришлось Бессмертному Герою, ну да ничего, он уже привык. По ходу дела произошло еще одно событие, бросившее тень на доброе имя Валиты - Аспеном была найдена стрела, принадлежащая ей, к которой было привязано зашифрованное послание с информацией о перемещениях отряда Тарнума. В то время как Аспен считал, что дальнейших доказательств вины эльфийки и не требуется, Тарнум придерживался совершенно противоположного мнения. Эльфийский мастер тайного знания полагался на трезвость разума, Тарнум же прислушивался к тому, что говорило его сердце. Даже самому себе он боялся признаться в своих чувствах к Валите, ибо знал, что у них не может быть будущего. И все же он попросил Аспена повременить с разоблачением и заняться дальнейшими поисками лазутчика в их стане.

Вскоре и территория АвЛи подверглась атаке драконьей армии Мутар. Даже древние эльфы впервые увидели тех могучих драконов, которых Драконья Королева призвала в свое войско - лазурных. Равных им еще не знал древний мир Энрота, и даже золотые драконы пасовали перед ними. Несмотря на отчаянное сопротивление эльфов, вскоре солидная часть территории АвЛи отошла под начало полководцев Мутар.

Однако здесь последняя совершила тактическую ошибку, которой Тарнум, в ту пору как раз отбивший вторжение сил Нигона в Эратию, не замедлил воспользоваться. Драконья Королева слишком растянула свои силы, атаковав одновременно два государства - человеческое и эльфийское. Тарнум же заручился помощью непредсказуемых волшебных драконов и повел последних в грамотную контратаку.

Аспену все же удалось вычислить истинного предателя, внедрившегося в их войско, однако за секунду до того, как он смог сообщить его имя Тарнуму, эльф был сражен стрелой. Имя же стало известно сразу же после того, как Бессмертный Герой приказал обыскать лагерь на предмет отсутствущих - Курбон, мастер припасов. Вероломный дворф всячески пытался бросить подозрение на свою бывшую ученицу. К тому же, он был единственным, кто, помимо самой Валиты, имел доступ к ее колчанам со стрелами. И вот теперь он бежал... скрылся в неизвестном направлении. Узнав о предательстве того, кого она считала своим истинным другом, Валита очертя голову бросилась в погоню. Как следствие этой безрассудной выходки, она была вновь захвачена в плен - на этот раз отрядом минотавров во главе с Курбоном.

Элдрих Парсон В то время как Элдрих Парсон из последних сил сдерживал непрерывные атаки Мутар на своих границах, Тарнум пытался освободить захваченные ею владения АвЛи. Сия кампания осложнялась тем, что здесь сосредоточились отборные армии Мутар, состоящие сплошь из лазурных, хрустальных и ржавых драконов. Однако волшебные драконы Тарнума оказали последнему поистине неоценимую помощь, поражая врага издали смертоносной магией.

Тарнум получил послание от Курбона, в котором тот просил о встрече один на один. Нельзя сказать, чтобы Тарнум уверовал в искренность своего бывшего мастера припасов, однако желание вернуть Валиту затуманило голос рассудка и Бессмертный Герой отправился на встречу в гордом одиночестве. Но как и следовало ожидать, он угодил в расставленную ловушку - дворфа сопровождал отряд минотавров, до поры до времени прячущихся за деревьями. В последнюю минуту Тарнум был спасен золотыми драконами, которые почувствовали, что их предводитель в опасности. Курбон же вновь скрылся, но все же из тех немногих фраз, коими они перебросились, Тарнум сумел понять, что верность дворфа Мутар идет отнюдь не от сердца, а от банального страха за свою жалкую жизнь. Ну что ж, вполне подходящая причина для предательства....

Несколько месяцев спустя сопротивление Мутар было сломлено и ей пришлось бежать обратно за море - в Нигон. Бессмертный Герой последовал за ней, оставив эльфийского Короля добивать остатки армий Драконьей Королевы в Эратии и АвЛи. По пути Тарнум узрел странную картину - лазурный дракон атаковал черных, которые отчаянно прикрывали своими телами некую деревянную клеть. Что это? Раскол в рядах врага? Приказав лучникам сделать из лазурного подушечку для иголок, Тарнум направил своего коня к клети. Внутри находилась... Валита, несколько растрепанная, но вполне живая; а на земле остывал распростертый труп Курбона. Оказавшись в объятиях Бессмертного Героя, Валита сообщила, что после долгих душевных переживаний Курбон все же решил вызволить ее из плена, сказав, что "невозможно прожить всю жизнь в страхе". Порадовавшись, что даже в упрямую голову дворфа можно вложить немного ума, Тарнум повел эльфийскую воительницу к ожидавшим их отрядам АвЛи. Внезапно остановившись, Валита взглянула прямо в глаза Тарнуму: "Женись на мне!"

Многомесячная кампания завершилась полной и безоговорочной победой Тарнума. Мутар скрылась в глубоких пещерах Нигона, дабы обмыслить планы мщения Бессмертному Герою, однако вскоре приняла смерть от рук иного... Тарнум же всегда вспоминал годы, проведенные им в АвЛи, как счастливейшие в своей жизни.

***

"Когда Клинок Армагеддона и Меч Холода сойдутся вместе, настанет конец этого мира," - гласит древнее пророчество.

И, как гром с ясного неба, всех жителей Антагарича поразила весть о том, что Джелу, завладев Клинком Армагеддона, отправился на поиски его собрата. Полагалось, что имея оба меча у себя, Джелу таким образом хочет попытаться избежать исполнения пророчества, однако он не подозревает, что рискует поставить мир на грань гибели.

В погоню за бледнокожим эльфом отправился Тарнум. Указав правителям Эратии и АвЛи на неразумие своего бывшего друга, он, тем не менее, помощи от них не дождался: державы, символизирующие добро, сочли абсурдным посылать войска для поимки своего национального героя.

Неужто за прошедшие годы Джелу успел так поглупеть? Или... быть может, он зачарован Клинком Армагеддона?.. И Тарнум отправился в Нигон, который после недавшей гибели Мутар пребывал в состоянии полной раздробленности. Подземные Повелители всеми силами старались пробиться к правящей верхушке, чтобы со временем быть вновь низвергнутыми более амбициозными собратьями.

И теперь они мало что смогли противопоставить тактическому гению Тарнума, в кратчайшие сроки завладевшего землями и войсками одного из Повелителей, отнюдь не самого слабого. Однако на этом Бессмертный Герой остановился, ибо получил весть от своего друга в АвЛи о том, что Джелу уже несколько недель как оставил родные земли и отправился на северный остров Вори, свою родину, в надежде отыскать и уничтожить Меч Холода.

Мобилизовав все силы Подземного Мира, что находились под его началом, Тарнум снарядил три корабля и отправился в погоню за полуэльфом. Однако бледнокожие эльфы Вори встретили его более чем холодно. А чего он мог ожидать? Упрямые создания никогда не пойдут против одного из своих собратьев, тем более что подбивает их на это человек, ведущий за собой армию Нигона да еще вещающий о неком бредовом пророчестве. Решив положить конец и ему и своим сомнениям, эльфы просто-напросто потопили два из трех кораблей Тарнума; последнему едва удалось спастись самому да вывести небольшой отряд подземных тварей.

И вот он - один, затерянный в далекой северной земле, а мир вновь может оказаться на грани гибели. Вдобавок ко всему, те немногочисленные отряды, что спаслись с ним, затеяли меж собой свою смертельную игру. Входящие в них медузы тайно планировали устранение Тарнума, что позволит бы им занять его место, однако на помощь Бессмертному Герою пришли находящиеся под его началом бихолдеры и сообща уничтожили всех заговорщиц. Это была политика силы, а иной нигонцы и не знали; и Тарнум не обольщался, полагая, что бихолдеры выручили его лишь по дружеским соображениям. Единственное, чего он теперь сторонился и к чему боялся вернуться - это неоправданная жестокость, свойственная подземным жителям. Избранник Предков поклялся, что проклянет тот день, когда ему покажется, что быть Подземным Повелителем совсем и не плохо.

Медленно, но верно Тарнум продвигался к северным ледникам, где, по слухам, был скрыт легендарный Меч Холода. Джелу все еще опережал его, а в гонку включилась еще одна сторона - Кия, третья супруга короля варваров Килгора, привела на Вори свое воинство. Очевидно, что женщина ищет артефакт для своего мужа - грубого и жестокого варвара; невозможно представить, какие беды обрушаться на мир, стоит Мечу Холода попасть к нему в руки.

Итак, судьба преподнесла Тарнуму двух врагов, ни с одним из которых он не желал сражаться: ни с варварами, сколь бы низко они не пали, ни с эльфами, коих успел полюбить за годы жизни в АвЛи. Лазутчики Бессмертного Героя выявили цели Кии - она желала добиться признания своих сыновей наследниками трона Крюлода, вотчины варваров, а сделать это можно было лишь преподнеся мужу в дар могущественное оружие - такое, как Меч Холода. Таким образом ее цели были достаточно высоки и Тарнум неохотно пришел к выводу, что единственный способ остановить женщину - уничтожить ее.

В то же время не удавалось разузнать ничего конкретного о планах Джелу. Последний до сих пор успешно игнорировал войско Тарнума, все еще находясь далеко впереди и двигаясь все дальше на север. Что же все-таки у него на уме? Предки дали ясно понять Тарнуму, что стоит Клинку Армагеддона и Мечу Холода встретиться, на землю обрушатся ужасные беды. И как, интересно, Джелу собирается предотвратить их? Допросы захваченных в плен эльфов ничего не дали - видимо, те и сами не ведали, что замышляет их лидер. Требовалось добраться до кого-нибудь, куда ближе приближенного к Джелу, нежели рядовые воины. Лазутчики Тарнума добросовестно собрали сведения о лучших друзьях и соратниках полуэльфа, отправившихся с ним в поход и пришли к выводу, что идеальным вариантом было бы изловить дворфа Уфретина, с которым Джелу никогда не расставался. Уж этот-то наверняка должен знать, куда конкретно движется обладатель Клинка Армагеддона.

Сражения с варварами Кии замедлили продвижение войск Бессмертного Героя настолько, что он наконец осознал - шансы добраться до артефакта раньше Джелу практически равны нулю. И Тарнум решил обратиться за помощью к величайшим из драконов Энрота - лазурным, - обитающим где-то в этом регионе. Пришлось сложить головы более трети армии, прежде чем лазурные поверили, что появился некто, достойный ими повелевать, после чего без колебаний влились в войско Тарнума. Мощь Бессмертного Героя возросла неимоверно.

Теперь можно было сосредоточить силы на поимке Уфретина. Как разнюхали лазутчики, дворф прикрывал тыл войска Джелу. Тарнум устремился следом лишь затем, чтобы угодить в расставленную им ловушку. Уфретин знал о преследовании и, прежде чем избранник Предков сумел опомниться, эльфы окружили войско Нигона, методично поливая его стрелами. Если бы не своевременная помощь лазурных драконов, поход Тарнума завершился бы здесь и сейчас, но новые союзники все же помогли нигонцам выйти из кольца. И здесь Уфретин совершил роковую ошибку: вместо того, чтобы преследовать и добить подземных обитателей, он предложил им сдаться, и тем самым дал Тарнуму время на мобилизацию резервов и подготовку ответного удара. Сострадание лучшего друга Джелу обернулось против него самого!

Как и следовало ожидать, дворф был пленен и доставлен в лагерь Бессмертного Героя. Естественно, на последнего Уфретин смотрел лишь как на предавшего друзей и связавшегося с извечными врагами эльфов. Тарнуму предстояло либо убедить дворфа в своих лучших намерениях, либо же отдать его своим палачам... но неизвестно, простят ли ему Предки взятые на душу грехи, даже во имя великой цели.

Тем временем отряд Джелу добрался до ледника, что на самом севере Вори, и спустился в пещеры, находящиеся под ним. Бессмертный Герой шел следом, да и варвары Кии не отставали.

Как и следовало ожидать, Уфретин и слова не сказал о планах Джелу, искренне ненавидя Тарнума за его предательство. Нигонцы начинали открыто роптать, требуя пыток пленника, но Тарнум под страхом смерти запретил им приближаться к дворфу. Возможно ли вернуть его доверие?.. И Бессмертный Герой поведал Уфретину полную историю своей жизни, начиная с мятежа против Империи Бракадуун. Слова его заставили дворфа глубоко призадуматься о том, действительно ли цели Джелу так уж благи, как казалось.

Видя, что если он продержит пленника живым хотя бы еще один день, нигонцы попросту восстанут, Тарнум сопроводил Уфретина в отдаленный тоннель и отпустил его, в душе надеясь, что тому удастся убедить полуэльфа прекратить свои поиски. Напоследок дворф все же сообщил название того места, куда так стремился Джелу - Воли, древний забытый город эльфов Вори.

По легендам, этот город был первым поселением эльфов Вори, но он исчез более тысячелетия назад вскоре после того, как был создан Меч Холода. Ходят слухи, что сам Меч ответственен за создание ледника, окружающего город.

Но сперва Тарнум решил положить конец Кие и ее воинству, дабы она не путалась под ногами, когда придет время решающей битвы с Джелу. Эта женщина оказалась весьма амбициозна и опасна, она даже отправила к Тарнуму посланника с предложением объединить силы против эльфов. В итоге Кия хотела оставить себе Меч Холода, а Тарнуму - всю остальную добычу плюс владычество над этими северными краями. Разумеется, Бессмертный Герой ответил отказом, но послание укрепило его решимость покончить с женщиной раз и навсегда, ибо теперь он точно знал, что она не остановится, пока не наложит руки на артефакт.

Кия окопалась в нижних тоннелях под ледником, однако Тарнуму, хоть и с трудом, удалось выбить ее оттуда. Разгромив воинство Крюлода и заточив предводительницу варваров в темницу, Бессмертный Герой удостоился чести вновь лицезреть Уфретина. Последний поведал, что передал Джелу просьбу Тарнума, но упрямый эльф обвинил друга в предательстве и пособничестве Нигону. Дворфу удалось выкрасть у него Кольцо Бесконечных Алмазов - артефакт, открывающий проход в город Воли. Приходилось поторапливаться, пока одного из величайших героев Антагарича не узнали как величайшее бедствие этого мира.

Несколько дней подряд Тарнум и Джелу обменивались посланиями, носимыми духами воздуха. Избранник Предков убеждал бывшего друга прекратить поиски артефакта, но тот упрямо твердил, что его судьба заключается в уничтожении Меча Холода и тем самым в отведении угрозы от Энрота.

Тем временем Кия все же сумела бежать из подземной темницы в Крюлод, зализывать раны. Даже если она убедит своего безумца-мужа самолично отправиться за Мечом Холода, будет уже слишком поздно. Либо меч достанется Тарнуму, либо же Джелу уничтожит мир. Третьего не дано.

Впрочем, эльфы Вори, столетиями обитавшие в изоляции в Воли, одинаково враждебно относились как к Тарнуму, так и к Джелу. Это более-менее уравнивало шансы противников.

Ночью во сне Тарнума посетили Предки. Они поведали, что Меч Холода может быть уничтожен лишь Клинком Армагеддона, и именно это попытается сделать Джелу. Однако велика вероятность, что он допустит ошибку в ритуале и мечи сольются, что приведет к непредсказуемым и разрушительным последствиям. Предки велели Тарнуму принести Меч Холода им, чтобы они смогли поместить артефакт в хранилище, недосягаемое для смертных.

Молниеносным ударом сокрушив возведенные Джелу защиты, Тарнум пробился к Воли и в ходе непродолжительной осады город был взят. Но когда герой вскрыл сокровищницу, где должен был находиться Меч Холода, она оказалась пуста. Внутри покоился лишь варварский топор. Сжав его рукоять, Тарнум в сердцах выкрикнул имя воровки: "Кия!" Почему он не расправился с ней, как только она попала к нему в руки?

Стоя в заснеженных руинах Воли, Бессмертный Герой возвал к Предкам: "Молю вас, не допустите, чтобы весь мир погиб из-за однажды проявленного мною сострадания!" Предки молчали...

***

Расплата Всему в этом мире когда-либо приходит конец.

Тысячи гибнут - и во имя чего?.. Амбиции сильных мира сего, бросивших великие армии друг против друга, оказались куда сильнее доводов разума. И сошлись они на поле брани - Джелу, Клинок Армагеддона крепко сжат в бледнокожей ладони, и Килгор, король варваров Крюлода, обладатель Меча Холода, заботливо доставленного ему супругой - Кией. Настала судьбоносная минута исполнения древнего пророчества, определяющего судьбу Энрота: "Когда Клинок Армагеддона и Меч Холода сойдутся вместе, настанет конец этого мира".

Клинки скрестились... и в ту же минуту огромное количество высвобожденной магической энергии ввергло Антагарич в хаос. Повсюду раскалывалась земная твердь, обрушиваясь в Подземный Мир, а оттуда в небеса рвались огненные потоки. Тысячи, десятки тысяч нашли свою смерть в тот страшный день, однако были и выжившие: в последние мгновения до того, как континент накрыла огненная волна, Страж Корак открыл порталы в иной, доселе незнамый мир, куда и хлынули обреченные смертные - мир, рекомый Аксеотом, так похожий на древнюю Эратию и в то же время столь отличный от нее. Возможно, то была активация эвакуационной системы, интегрированной Древними; последняя, отчаянная попытка сохранить жизни обитателей гибнущего мира.

День Расплаты оставил шрам в каждой спасенной душе и в этих новых землях чудом избежавшие гибели начинают новую жизнь. На смену старым приходят новые герои и именно они ныне пишут историю, ибо это далеко не последняя ее страница...

  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  
Web-mastering & art by Bard, idea & materials by Demilich Demilich