Demilich's

Воители Света и Тьмы

В давние времена мир был объят страшной войной. Лишь усилиями Империи Авалон конфликт был прекращен, и познал мир эпоху процветания.

История наша начинается годы спустя, когда у замка небольшого королевства Люкс опустился воздушный корабль. Миряне сбежались к замку: наверняка это вернулся из экспедиции в далекие земли старший брат Дианы, Айгис!

Многие из молодых людей, жителей королевства, надеялись втайне, что и им улыбнется удача, и имперцы обратят на них свои взоры, предложат поступить на службу. Среди таковых пребывали и герои нашего рассказа – друзья детства, Сол и Глейв. Воодушевленные тем фактом, что авалонцы всячески поддерживали уроженцев Люкса и даже возвели заставу в южных землях – надежную защиту от вездесущих монстров, - миряне наслаждались дарованным им покоем...

И сейчас Сол и Глейв сопровождали надеющуюся увидеться с братом Диану в королевский замок. Надо отметить, слыл Айгис, наставник Сола, искуснейшим мечником королевства, и недалек тот день, когда предложат ему службу имперцы. Однако Диана была от вероятной перспективы сей далеко не в восторге, зная, что те, кто пересекает границы Авалона, никогда не возвращаются в родные земли.

Сознавая, что замковые врата закрыты для юных уроженцев державы, трое вознамерились изыскать иной способ проникнуть внутрь. Глейв указал товарищам тайный ход в замковые подвалы, посредством которых трое сумели добраться до внутренних помещений твердыни, и даже подслушать беседу короля Люкса с Айгисом, ступившем в тронный зал.

«Оракулы поведали мне, что что-то неладное творится в Храме Кристалла», - говорил монарх чемпиону королевства, и молодые люди, ставшие свидетелями беседы, обратились вслух. – «Хоть держава наша и невелика, благодаря кристаллу мы выступаем на равных с Авалоном. Но многие жаждут заполучить нашу реликвию и использовать ее в своих целях». «Но Люкс окружают дремучие леса, а Храм ограждают горы», - нахмурился Айгис. – «А теперь, когда возведена в южных пределах имперская застава, опасаться нам попросту нечего».

Советник короля мягко намекнул Айгису, что не стоит пренебрегать словами оракулов, и юноша, склонив голову, обещал, что немедленно проследует к святилищу, дабы убедиться в том, что кристаллу Люкса ничего не угрожает. После чего приказал схронившейся в тенях троице проследовать к трону. Солу, Диане и Глейву не оставалось ничего иного, как покинуть укрытие и, виновато улыбаясь, предстать пред королем.

Айгис, однако, испросил дозволения монарха на сопровождение его к Храму Кристалла сей троицей, и король ответил согласием... к вящему неудовольствию советника, считавшего пустой затеей заменять отряд королевских солдат за неких безвестных молодых людей. «Если лучший мечиник королевства доверяет им, этого для меня достаточно», - веско заметил король, и советник сник, не посмев возразить.

Воодушевившись столь неожиданным поворотом событий, троица последовала за Айгисом к северным горам, спустилась в заполоненные монстрами подземные тоннели. Здесь повстречали они Эльго, странствующего провидца, который поведал, что также ощутил нечто, произошедшее с кристаллом, посему и спешит к Храму, дабы понять, что, в сущности, случилось с реликвией. Айгис предложил незнакомцу присоединиться к ним, и тот с готовностью согласился.

Покинув тьму подземных пещеров, пятеро искателей приключений продолжили странствие, и вскоре достигли Храма Кристалла. Предвечная реликвия покоилась на постаменте в центральном зале святилища, и ничто не нарушало покой оного. «Сир Эльго, ты так же упоминал, что ощутил что-то недоброе?» - обратился Айгис к провидцу, и тот неуверенно пожал плечами: «Вроде бы... но сейчас эманации, которые я почувствовал, исчезли».

Неожиданно Храм Кристаллов содрогнулся, и разумы героев прорезал исполненный ужаса крик реликвии. Невольно они отступили от постамента, а подле оного соткались очертания монстра. Может ли статься, что оный – страж кристалла?.. Но нет – тварь обратила на реликвию сокрушительную магию. С ужасом наблюдали пятеро, как первые трещины возникли на поверхности кристалла, и отголоски ментального крика реликвии разнеслись по миру.

Айгис и спутники его атаковали было стража кристалла, однако чудовище отмахнулось от них, как от назойливых мух, продолжая свое разрушительное деяние... Неожиданно, с криком «Кристалл принадлежит нам!» в святилище вбежали четверо незнакомцев, остановились, недоуменно взирая на уроженцев Люкса...

Судьба свела вместе наших героев и тех, кто, следуя долгу, прибыл сюда из далеких северных земель. Воззрились они друг на друга, и ослепляющее сияние кристалла затопило мир, расколовшийся надвое... и объяли оный Свет и Тьма.

***

Незадолго до описанных событий воздушный корабль Империи Авалон, пребывал на борту которого мастер Сид, подлетал к Гармонии – поистине, странное название для сих студеных пустошей. Имперцы относились к обитателям сих пределов с излишней жестокостью, заставляя их работать на лесоповале и в глубоких шахтах – с целью обогащения своей державы.

Среди несчастных, влачащих унылое существование под гнетом поработителей, пребывали девушка по имени Альба, обладающая острым умом и непокорным нравом, ее брат-близнец Даск – полная противоположность сестре, а также их товарищ Нахт, утративший в минувшей войне родителей и многословием, а также излишней эмоциональностью ныне не отличавшийся.

Работали невольники, доставленные имперцами на воздушных кораблях в Гармонию, до полного изнеможения, но поработители не обращали внимания на тяготы их – ведь погибшим всегда найдется замена.

Но однажды Сид приказал доставить трех помянутых индивидов на имперский воздушный корабль, где в одном из отсеков томилась иная его пленница – девушка по имени Сара. Нахту и спутникам его Сид без обиняков заявил, что предстоит им опаснейшая миссия, однако успешное завершение оной дарует свободу от рабства.

«За северными горами находится храм», - произнес Сид, указывая в иллюминатор за проносящиеся внизу земли. – «Ваша цель именно там». Корабль опустился на равнину, и Даск, осознав, где находятся они, потрясенно выдохнул: «Неужто мы должны будем... похитить кристалл Люкса?» «Мне казалось, Империя Авалон и Люкс – союзники», - заметила Сара, испытывающе глядя на Сида.

Последний, однако, объяснять мотивы свои отказался, ровно как и то, почему избраны для миссии сии четверо. «Это было не моим решением», - только и заметил он. После чего велел четверым узникам приступать к исполнению возложенной на них задачи, да поскорее.

За неименением иного выбора четверо невольников покинули судно, устремились к горному хребту, пребывал за которым Храм Кристалла. Не ведали они, что за игру ведут правители «добродетельной и процветающей Империи Авалон», знали лишь, что от успеха начинания их зависит свобода; в противном случае возвращение в Гармонию и продолжение каторжного существования неизбежно.

Сара пыталась отговорить сподвижников от сей затеи, однако что они могли поделать?.. Сообщить о предательстве Авалона мирянам Люкса? Навряд ли им поверят те... В любом случае, покамест следовало продолжать игру, дабы уверовали имперцы, что невольники их слепо следуют отданному приказу.

Вбежав во внутреннее святилище, лицезрели герои пятерых израненных незнакомцев, отступающих от чудовищной твари, пытающейся расколоть реликвию. Нахт, очертя голову, ринулся в бой, остальные – за ним... Им удалось покончить со стражем кристалла, и зловещая тишина воцарилась в чертоге.

...Неожиданно Диана истошно закричала, лишилась чувств. Сол бросился к ней... и кристалл разлетелся на тысячи осколков...

Придя в себя, обнаружил Сол, что находится наряду с Айгисом в руинах храма. Ни Дианы, ни Глейва поблизости не наблюдалось, однако виднелись безвольные тела двух незнакомцев, сумевших одержать верх над стражем кристалла. Чуть поодаль на ноги, пошатываясь, поднялся мудрец Эльго, молвил: «Похоже, кристалл каким-то образом сумел сохранить нам жизни».

Приходили в себя и чужеземцы – Сара и Даск. Сознавали они, что пребывают в поистине отчаянном положении, посему приняли решение присоединиться к люксианам, лишь бы выбраться из руин Храма Кристалла. «Поверить не могу», - между тем сокрушался Эльго. – «Кристалл раскололся, как самое обыкновенное стекло».

Неожиданно воссияли осколки кристалла, и, обратившись в сполохи лучистой энергии, устремились к героям, наделяя их немыслимым прежде могуществом. «Кристалл даровал вам свою силу», - в изумлении выдохнул провидец. – «Наконец-то я отыскал легендарных Воителей Света! Вы – избранные кристаллом. ‘Когда Тьма снизойдет на мир, явятся Воители Света’. Это пророчество передавалось из уст в уста среди провидцев, из поколения в поколение». «Как бы то ни было, наш долг – вернуться в Люкс и известить о случившейся трагедии короля», - постановил Айгис, и остальным не оставалось ничего иного, кроме как согласиться со словами воителя.

Не ведая, живы ли товарищи их, пятеро оставили полуразрушенный Храм Кристалла, устремившись к южным пределам королевства Люкс... Однако там, где должны были находиться город и королевский замок, взорам потрясенных мирян предстало лишь безбрежное средоточие Тьмы – казалось, она попросту поглотило благодатное королевство. В ярости Сол обернулся к новым спутникам – Саре и Даску, уверенный в том, что причасны они к произошедшему. Но лица молодых людей отражали лишь искреннее недоумение, и Эльго, выступив вперед, напомнил взбешенному Солу, что кристалл принял этих двоих, также обратив их в Воителей Света. К тому же, странные происшествия в мире начались задолго до их появления во внутреннем святилище Храма Кристалла.

«Тем не менее, это не умаляет того факта, что они собирались похитить кристалл», - поддержал Сола разгневанный Айгис. Сара стыдливо опустила глаза, и Даск, тяжело вздохнув, признал: «Да, это так. Если бы мы нарушили приказ, то были бы немедленно казнены». «Приказ Империи Авалон», - пояснила Сара, и Сол изумленно выдохнул: «Невозможно! Авалон и Люкс – союзники!»

Айгис, трезво оценивая ситуацию, постановил, что надлежит им выступить в земли Империи, дабы понять, что, в сущности, происходит в сем мире, и какие цели преследует могущественная держава. «Я не думаю, что королевство Люкс чем-то особенное», - заметил Эльго. – «Странное творится повсеместно в мире». Кивнув в знак согласия, Айгис предложил остальным посетить королевство Лиену, граничащее с Люксом, земли которого начинаются за южной заставой.

...Миряне Лиены пребывали в постоянном страхе; доходили слухи о том, что Люкс – не единственная держава, поглощенная Тьмой, и как знать, коль скоро доберется та до Лиены?.. А поскольку замок сего королевства ныне пребывал под контролем сил Империи, миряне оказались предоставлены самим себе, и страх перед завтрашним днем всецело отравлял им существование.

Воители Света приняли решение провести ночь на постоялом дворе Лиены, а уж поутру продолжить путь к замку, возведенному на вершине горы. Однако в полночь Айгис проснулся, выбежал на улицу по нужде... где заметил Даска, тихо с кем-то беседующего – наверняка посредством магического устройства. «Что у вас там?» - спрашивал юноша, и, выслушав ответ, кивнул: «Да. Даже ценой собственной жизни». Айгис, ставший невольным свидетелем сему, нахмурился: наверняка молодой человек, именующий себя рабом Империи, что-то скрывает. Можно ли продолжать считать его союзником?..

О подозрениях своих Айгис товарищам покамест решил не рассказывать, а с рассветом они покинули город, устремившись к королевскому замку державы. По пути миновали они заставу, возведенную в предгорьях; стражи-имперцы отказались было пропускать искателей приключений через заставу, однако Даск что-то шепнул офицеру на ухо, и стражи изменили решение, позволили героям проследовать к замку.

«Что ты сказал им?» - потребовал ответа у Даска Айгис, однако последний, отводя взгляд, ушел от прямого ответа, заявив лишь, что просто вежливо попросил. До поры до времени Айрис решил попридержать вопросы, однако подозрения его не исчезли. Ровно как и мысли Сола касательно неожиданных спутников их, означившихся столь своевременно в Храме Кристалла. То и дело бросал юноша в сторону Даска и Сары косые взгляды.

Заметив это, Айгис обратился к младшему товарищу, молвив: «Возможно, Империя знала о том, что происходит, и просто использовала этих двоих в собственных целях». «Да, доверять Империи нельзя», - неожиданно согласилась Сара.

Четверо удивленно воззрилась на спутницу, изредка произносящую слова. «Сара, откуда они забрали тебя?» - осторожно поинтересовался Даск, и отвечала девушка: «Из Буртганга». «Буртганга?» - изумился Эльго. – «Державы доблестных рыцарей, союзников Империи?» «Именно», - кивнула Сара. – «Они нанесли нам удар в спину, наняли клан ниндзей, дабы расправились те с нашим королем. Так я и оказалась пленницей».

Айгис угрюмо молчал, но был преисполнен решимости узнать правду. Неужто Империя Авалон действительно безжалостно и цинично низвергает державы, состоящие с нею в союзе?..

Перейдя через горы, Воители Света достигли замка Лиены, находящегося под усиленной охраной солдат Авалона. Последние заявили, что расторгли союз с Люксом, после чего атаковали героев. Покончив с противниками, те переглянулись: что же дальше?.. Подозрения о предательстве имперцев подтвердились, но теперь надлежит выяснить, что сталось с их спутниками после случившегося в Храме Кристалла. Даск надеялся разыскать сестру, Альбу, Сол же намеревался узнать о судьбе Глейв и Дианы.

Проследовав в замок, герои схлестнулись с имперцами, потрулирующими коридоры. Тронный зал пустовал, и пятеро спустились в подземелье, где в темнице обнаружили нескольких слуг, однако членов правящей семьи Лиены замечено не было. Вероятнее всего, имперцы забрали их в земли Авалона, находящиеся за горами, кои невозможно пересечь, не имея воздушного корабля.

Ступив на крепостную стену замка, Сол заметил неподалеку боевой воздушный корабль Империи. Наверняка на борту оного возможно достичь земель Авалона, и уже по прибытии попытаться понять – что происходит в сей державе, каковы конечные цели власть имущих имперцев.

Покинув замок, пятеро устремились к судну, и лишь проникли на борт, как то поднялась в воздух, устремилось в западном направлении. Присутствие посторонних на кораблей оказалось быстро раскрыто, и солдаты атаковали авантюристов. Впрочем, те пришли к выводу, что им надлежит попросту заполучить контроль над кораблем, а для этого – с боем прорваться к капитанский мостик.

Дерзкое начинание Воителей Света увенчалось успехом: покончив со множеством имперцев, остававшихся на корабле, они получили оный в полное свое распоряжение. Эльго уверенно встал у штурвала, и судно продолжало вояж на запад, к землям Империи Авалон...

Неожиданно на палубе возник воин, смерил опешивших героев полным презрения взглядом. «Грязные преступники, вы посмели украсть наш корабль?!» - возопил он. – «Знайте, что покончит с вами Боговен Пламенный, один из четырех генералов Авалона!»

Генерал, в совершенстве владевший огненной магией, атаковал. Сразив бросившегося к нему Эльго, он вознамерился было оборвать существование Воителей Света, когда заметил четверку драконов, приближающихся к кораблю. Боговен безразлично передернул плечами: что ж, с похитителями судна наверняка покончат рептилии, уже начавшие поливать пламенными потоками палубы, оставались на которых имперские воины.

Генерал исчез, а четверка героев бросилась к умирающему провидцу, зная, что спасти его уже невозможно. «Почему ты заслонил собой нас?» - спрашивал Даск, и прошептал Эльго: «Таков мой священный долг... Служить... Воителям Света... И я рад... что именно вы оказались избранными...»

Превозмогая страшную боль, мудрец поднялся на ноги, из последних сил сжал в руках штурвал, веля Воителям Света бежать... Нехотя те подчинились, сознавая, что ценой собственной жизни Эльго спасает их...

Корабль, поврежденный драконами и стремительно теряющий высоту, дотянул до земель западного континента, пал, оставляя в лесной чащобе широкую просеку... и, наконец, взорвался...

Четверым удалось загодя бежать с корабля, и, как следствие выжить. Но где же они?.. Наверняка в землях далеко к западу от Люкса, а до земель Империи путь еще неблизкий. Несмотря на все произошедшее, Сол был исполнен решимости достичь Авалона, ведь именно там надеялся он отыскать Глейва и Диану. Айгис остудил пыл юноши: очертя голову бросаться в пасть врага – верный способ погибнуть.

Сара предложила спутникам перво-наперво выяснить, где же находятся они, и простирается ли на земли сии власть Империи. Согласившись с весьма мудрым заявлением девушки, герои устремились на юг, и вскоре достигли небольщого городка, Браски. Жители оного к авалонцам любви не питали, ведь те отравили драконов, обитающих в сих пределах, заставив рептилий нападать друг на друга; а еще раньше имперцы пытались покончить с драгунами, не желая, чтобы где-то в сем мире существовала сила, способная чинить им препятствия.

Покинув селение, герои выступили на исследование сего неведомого им уголка мира, и, проследовав через серию пещер, обнаружили себя близ иного города, Дейста. Здесь, на равнине, атаковал их огнедышащий дракон, но вовремя появившиася девушка в причудливых доспехах отозвала бестию. «Уходим!» - выкрикнула она, вскочив на спину дракону. – «Селес ждет!» После чего тварь воспарила в небеса и вскоре скрылась из виду... Воители Света переглянулись: неужто девушка эта принадлежит к легендарным драгунам?..

На окраине селения Дейст лицезрели герои череду надгробных камней, ибо погребены здесь были павшие драгуны, в том числе и капитан Абель, хозяин драконицы Селес. Но еще издали заметили они имперских солдат в городе, что откровенно тревожило. «О том, что Империя расправилась с драгунами, нам уже известно», - озадачился Даск. – «Но зачем же им оставлять здесь гарнизон?» «Вот давайте и выясним», - предложила Сол, и четверо, выдавая себя за самых обыкновенных путников, ступили в селение.

Жители оного ничего не могли поделать с оккупацией, и оставалось им лишь сожалеть о прежних временах, когда находились они под защитой доблестных драгунов. В той войне десятилетие назад драгуны оказались перебиты; пал и доблестный капитан Абель, а дочь его, Барбара, бесследно исчезла. Старая няня Эбба, прежде воспитывавшая малышку, просила Воителей Света передать ей копье покойного отца, если встретят они Барбару в своих странствиях. И, быть может, надлежит героям проследовать к западным горам, где обитают драконы, людей ныне чурающиеся; о сем поведал чужеземцам тяжело раненый драгун Ричард, остающийся в селении.

Покинув Дейст, Воители Света выступили в означенном направлении, подивившись облаку тьмы к югу от города; казалось, она попросту поглотила добрую часть сих пределов, и что происходит за сей пеленою – неведомо. Надеялись они достичь рощи, произрастала в коей, согласно рассказам жителей Дейста, целебная трава, должная исцелить умирающих драконов.

Вот только по прибытии узрели герои, что имперские солдаты разбили лагерь близ рощи, наотрез отказываясь пропускать в оную кого бы то ни было. Перебив имперцев, Воители Света ступили было в рощицу, когда Даск неожиданно остановился, обратился к Солу: «Скажи, ты что, собираешься спасти драконов? Забыл уже, что они напали на наш воздушный корабль?» «Но ведь они сражались не с нами, а с имперцами, так?» - возразил Сол, и Сара задумчиво молвила: «Мне кажется, они исполняли чей-то приказ. Ведь обычно эти благородные создания не бывают столь агрессивны». Даск пожал плечами: что ж, он предупредил спутников, и за последствия не отвечает.

Набив заплечные мешки драконьей травой, герои поспешили в близлежащую Долину Драконов в надежде исцелить могучих рептилий от яда. Однако первая же встреченная драконица была слишком слаба и напугана, чтобы принять целебную траву от чужаков, и, поднявшись в воздух, устремилась прочь. Воители Света последовали за нею... однако атаковала их некая девушка в доспехах, кои носили прежде лишь драгуны! «Уходите!» - говорила она, однако, осознав, что не сможет помешать продвижению чужаков вглубь долины, ретировалась. Может ли статься, что именно об этой девушке рассказывала Воителям Света старая Эбба?..

Миновав долину, заприметили герои ютящуюся у гор деревушку – Драконье Гнездовье. Именно здесь пребывали драконы... а также девушка, встреченная Воителями Света в ущелье. Но, несмотря на уверения последних в том, что желают они помочь драконам исцелиться от яда, девушка велела чужакам убираться восвояси, сама же устремилась прочь. «Куда ты?» - спрашивал Сол, и девушка помедлила, бросила: «Селес откладывает яйцо в башне Хайвинда».

Поспешив вслед за девушкой к означенной башне древних драгунов, герои лицезрели у входа в нее изнуренных, умирающих драконов, хлопотала близ которых девушка. «Селес для Барбары как мама!» - говорил она, выхаживая несчастных бестий.

В небесах заметили Воители Света воздушный корабль, быстро приближающийся: похоже, имперцы вознамерились завершить работу и окончательно истребить последних драгунов. Неведомо, как бы все повернулось, если бы не Ричард: превозмогая страшную боль, драгун доковылял от Дейста до башни Хайвинда лишь затем, чтобы подтвердить слова героев: они действительно хотят помочь драконам!.. Озадачившись, Барбара отступила в сторону, и Сол, не теряя времени, угостил каждую из рептилий целебной травой. Айдан же, выступив вперед, передал девушке копье ее отца, Абеля.

Исцеленные драконы, повинуясь жесту Барбары, воспарили ввысь, закружили над башней, атакуя воздушный корабль Империи. Тот, впрочем, был защищен несколькими магическими барьерами, и поворачивать не собирался. Все еще не разумея доподлинно, что понадобилось авалонцам здесь, в башне Хайвинда, Воители Света наряду с Барбарой поднялись на вершину ее.

Здесь обнаружили они Селес – столь ослабленную, что даже предложенную Барбарой отведать драконью траву рептилия была не в силах. Яд, текущий по жилам драконицы, туманил ей разум, приводил в ярость... но Барбара не позволила спутникам причинить боль той, кто выходила ее и вырастила. И Селес, похоже, узнала человеческое дитя, столь ей дорогой; взор драконицы прояснился, и она принялась жевать целебную траву. Барбара же, измученная недавним противостоянием с драконицей, лишилась чувств.

«Стало быть, вы и есть так называемые ‘Воители Света’?» - произнес чей-то бесстранный голос, и чуть поодаль возник мужчина, облаченный в зеленый кафтан. – «Я Вата Ветреный, один из генералов Авалона! Но, похоже, я рановато». «Рановато для чего?» - с подозрением осведомился Сол.

Вместо ответа Вата сотворил целительное заклинание, и Барбара пришла в себя, поднялась на ноги, недоуменно озираясь. «Наша драконица не может отложить яйцо, пока госпожа ее в таком состоянии», - насмешливо пояснил Вата героям.

Впрочем, тем было не до шуток, потому в противостоянии повергли они генерала... в то время, как Селес отложила яйцо, и, лишившись последних сил, скончалась. Барбара бережно приняла яйцо в руки, вспоминая о годах, проведенных с мудрой драконицей. Копье Абеля в ее руках воссияло, и осознали герои, что в артефакте сем находится осколок кристалла, и душевное единение между драконом и драгуном высвобождает энергии его, наполняя оружие небывалой силой.

Энергии кристалла омыли героев, исцеляя их раны... но даровали новые силы и поверженному Вате. Последний с легкостью одержал верх над Воителями Света, наслаждаясь обретенными способностями драгуна, после чего произнес заклинание, перенесшее его на палубу имперского воздушного корабля, зависшего над башней.

Судно устремилось прочь, а Воители Света лишь беспомощно провожали его глазами...

***

Придя в себя в разрушенном Храме Кристалла, Нахт привел в чувство остальных – Альбу, Глейва и Диану. Последние задавались вопросами – куда подевались их товарищи, но Нахт не ведал об этом ровным счетом ничего. Решив не задерживаться в святилище, четверо, подобрав найденные на мраморном полу осколки кристалла, устремились к выходу, ступили в мир, объятый Тьмой.

Поблизости, на побережье, на волнах покачивался изрядно потрепанный штормом корабль, на котором, судя по всему, не было ни души. Нахт встал у штурвала, направил судно прочь от берега. Глейв и Диана попытались было возразить, на что Нахт справедливо заметил: Сола и остальных поблизости не видно, а оставаться близ разрушенного храма нет никакого смысла.

Даже будучи в открытом море наблюдали герои, что в ткани мироздания зияют прорехи – казалось, некое ужасающее заклинание поглотило часть земель сего мира, оставив на месте их лишь зияющую пустоту. Возможно ли, что случившееся – следствие раскола кристалла?.. «Насколько помню, это вы собирались похитить реликвию», - напомнил новым знакомым Глейв. «Но не по собственной воле!» - воскликнула Альба. – «Империя использовала нас!» «Империя?» - изумилась Диана. – «Но это невозможно! Люкс и Авалон – близкие союзники!»

«Ты даже не представляешь, сколь двулична Империя», - бросил Нахт, а Альба поспешила поведать о своем недавнем рабстве в Гармонии. Диана задумалась: «Неужто Империя действительно может быть столь ужасна?» «Не позволяй этим двоим забить себе голову ложью!» - быстро проговорил Глейв. Нахт лишь пожал плечами: на мнение парочки люксан ему было глубоко наплевать.

Вояж на столь потрепанном корабле не мог продолжаться долго; рулевое колесо отказало, и четверо могли лишь беспомощно наблюдать, как морские воды играют кораблем... Но, наконец, судно прибило к берегу, и Нахт устремился прочь, даже не взглянув, следуют ли за ним остальные. Альба поспешила за юношей, а Глейв и Диана смотрели им вслед, размышляя. Но, наконец, приняли решение присоединиться к сей странной парочке: ведь они тоже разыскивают своих пропавших товарищей, стало быть, имеет смысл держаться вместе.

Перебравшись через горы Верде, герои лицезрели с одного из утесов лес, тянущийся, казалось, до самого горизонта, и исполинское древо – Иггдрасиль, обиталище эльфов. «Но как мы оказались так далеко от земель Люкса?» - изумилась Диана, и Глейв пожал плечами: «Возможно, течение унесло нас на юго-восток». «Похоже, домой вернемся нескоро», - резюмировала Альба. – «А если осмотреться, то понятно, что мир погружен во Тьму, и скорый рассвет не предвидится... Возможно, Люкс и не существует боле...»

Глейв был в ярости: эти двое действительно донельзя странные! Один молчит все время, вторая сыпет некими пророчествами... Впрочем, Альба резонно заметила, что, хоть компания друг друга им и не по душе, здравый смысл подсказывает держаться вместе, ведь в округе предостаточно монстров.

Перейдя годы, герои достигли деревушки Верде, расположенной на самой границе эльфийских земель, обитателей которых, если верить слухам, предала Империя. За пределами Верде на много миль простиралась зачарованная древняя чащоба, известная как Лес-Лабиринт; немало странников сгинули в его пределах, пытаясь достичь Альфхейма, столицы эльфов у корней Иггдрасиля.

Селяне наблюдали, что крона Мирового Древа пожелтела. Но что стало тому виной? То ужасающее землетрясение, после которого Тьма объяла мир?.. Или появившийся поблизости от Верде странный отшельник?..

Предположив, что, быть может, многомудрые эльфы смогут ответить на вопросы о причинах произошедшего с миром, четверо покинули селение, углубившись в Лес-Лабиринт... где путь им преградили имперцы. Вероятно, те сумеют опознать беглых рабов, потому Нахт был исполнен решимости не оставлять противников в живых.

Покончив с имперскими лазутчиками, лицезрели герои воздушный корабль Авалона, проплывающий в небесах и направляющийся к Мировому Древу. Глейв, встревожившись, подступил к Нахту, потребовал ответа: что понадобилось здесь имперцам?.. Хоть и сражались они как с монстрами, так и с уроженцами Авалона, юноша не доверял ни молчаливому Нахту, ни его спутнице, Альбе. Последняя пыталась убедить спутников, что они – такие же жертвы империи, как и жители Люкса, но терпение Глейва подходило к отцу. Исполнившись отчаяния, он уже сам не ведал – где правда, а где ложь. Лишь Диана могла урезонить его, в который раз напоминая, что, держась вместе, они с большей вероятностью сумеют отыскать Сола и Айгиса.

Целый день блуждали герои в Лесу-Лабиринте; вечерело, когда разбили они лагерь на поляне, развели костерок... К удивлению четверки воителей, из кустов показался пожилой эльф – как оказалось, совершенно слепой. Нахт поинтересовался у старца, в каком направлении следовать им, чтобы добраться до Альфхейма, однако эльф лишь посоветовал им покинуть чащобу как можно скорее, ведь Лес-Лабиринт весьма опасен для чужаков. После чего старец устремился прочь, и сгущающиеся тени поглотили его.

На следующий день герои продолжили путь через лес... когда повстречали раненого волка. Несмотя на протесты спутников, Диана бесстрашно приблизилась к зверю, сотворила целительное заклинание. Волк довольно тявкнул, благодарно лизнул девушку в лицо...

Неожиданно из-за дерева выступил знакомый героям слепой старик, и, вскинув лук, выпустил стрелу в неведомую им цель... Раздался вскрик, и лишь сейчас заметили четверо имперского солдата вдалеке; из груди его торчала оперенная стрела. Сделав несколько неуверенных шагов, солдат распластался на земле. «Имперец?» - вскрикнула Диана. – «Как они сумели добраться сюда столь быстро?»

«Вы, ребятишки, говорили что-то об эльфийском поселении», - припомнил старец. – «А друзья зверей – друзья леса. Считайте это моей благодарностью». Он вызвался сопроводить четверку к Альфхейму, однако назвать имя свое наотрез отказался. Глейв предложил называть проводника «Дедулей», на что тот лишь пожал плечами: почему бы и нет?

Наконец, Лес-Лабиринт остался позади, и герои достигли Альфхейма, высилось над которым исполинское Мировое Древо. Эльфы поведали гостям, что союз, заключенный королем Фрейром с Империей, оставил их в полном недоумении. Тем не менее, они свято верили в мудрость своего правителя; наверняка тот все продумал наперед, иначе зачем еще признал верховенство Авалона над Альхеймом?..

Эльфы наотрез отказались пропустить героев к Игграсилю, и тогда Дедуля повел за собою спутников к северным горам, где, хитро усмехнувшись, указал им на вход в пещеру. Подземные коридоры приведут их прямиком к Мировому Древу, в обход эльфийской стражи!.. Воители Тьмы были вынуждены признать, что старец не так прост, как может показаться на первый взгляд, а ведь им до сих пор неведомого – кто он такой и какие цели преследует.

Наконец, подземные каверны остались позади, и ступили герои во внутренние пределы Мирового Древа, испещренные ходами. Здесь повстречали юного эльфа - Адриана, принца Альфхейма. При виде его старец отступил в тень, надвинул шляпу на глаза... Адриан с подозрением осведомился, не являются ли чужеземцы имперцами, и, получив отрицательный ответ, слезно просил их отыскать его отца, короля Фрейра. Ведь раньше был тот добрым и справедливым, но затем исполнился гнева, а теперь в вовсе исчез...

Старательно избегая встреч с эльфийской стражей, пребывающей здесь же, в Иггдрасиле, герои поднимались все выше и выше, к самой кроне исполинского Мирового Древа. Неожиданно старец остановился, побледнел, как полотно. «Я помню это место», - прошептал он; на лице пожилого эльфа застыла гримаса ужаса.

Мимо проследовал уже знакомый принц Адриан, взывая к страже. Эльфы последовали за наследником престола, а тот, задержавшись на мгновение у укрытия героев, одарил их красноречивым взглядом, после чего устремился прочь. Неужели мальчуган расчищает им путь, дает возможность встретиться с королем Альфхейма?..

Воспользовавшись представившейся возможностью, Воители Тьмы поднялись на вершину Мирового Древа, где лицезрели короля Альфхейма, супругу его, Силку, и сына, Адриана. «Быть не может!» - выдохнул монарх, вперив взор в слепого старца. – «Я полагал, что ты уже погиб!» «Я... все утрати», - тихо прошептал тот в ответ. – «Имя, воспоминания... даже взор. Но твой голос... такой знакомый...»

Неожиданно кристалл, все это время остававшийся в заплечной суме у Нахта, воссиял, развеивая заклятие иллюзии, возвращая истинный облик тому, кто скрывался под личиной эльфийского короля. «Я – Асмодай Земной, один из четырех генералов Авалона», - представился имперец, подступил к старцу. – «Молчишь. Иного я и не ожидал. Ты променял свой взор на жизни супруги и сына».

Воители Тьмы потрясенно воззрились на старца. Стало быть, они никто иной, как король Фрейр?!.. Тот, однако, продолжал молчать: воспоминания к нему так и не вернулись. «Но подумать только – кристалл появился здесь, на вершине Мирового Древа», - задумчиво покачал головой Асмодай. – «Пророчество оказалось верно». «Стало быть, наше появление здесь не случайно?» - уточнила Диана, и генерал уверенно кивнул: «Рука судьбы принесла мне кристаллы!»

Асмодай с легкостью поверг как Воителей Тьмы, так и бросившегося к нему юного эльфийского принца. Король Фрейр, которого сей имперец прежде лишил зрения и оставил умирать, атаковал Асмодая, заклинанием развеял щит из ядовитых миазм, окружавший противника. После чего пал, лишившись последних сил.

Герои вновь атаковали злокозненного генерала, и на этот раз сумели одержать верх над ним. Асмодай отступил, и, посулив, что рано или поздно пророчество непременно свершится, исчез.

Воители Тьмы наряду с эльфийскими королевой и принцем приблизились к умирающему монарху. Последнее заклинание, позволившее в итоге вырвать Альфхейм из-под власти ставленника Империи, стоило слишком дорого пожилому эльфу... Но на глазах собравшихся на одной из ветвей Мировго Древа возник плод... в следующее мгновение обратившийся в кристалл! Воители Тьмы обрели могущество оное, а вместе с тем – новые силы!

***

Воители Света сопроводили Барбару в Дейст, и девушка приняла решение остаться здесь, на родине драгунов. Ведь ее священный долг – защищать сие селение... а также заботиться о дитеныше Селес, который наверняка вот-вот родится.

Герои же покидали селение. Впереди их ждал долгий путь – надлежало как отыскать исчезнувших друзей, так и понять, что же произошло с сим миром, и каковы в действительности цели власть имущих в Империи Авалон. Ричард посоветовал героям миновать южные горы и отыскать портовую деревушку, где частенько бывают суда из иных земель. И, поскольку земли сии не близки, Барбара предложила Воителем Света доставить их к цели верхом на драконе!

Так, уже на следующий же день герои ступили в портовую деревушку Капо... обнаружив, что бесчинствуют здесь пираты. Последние запретили судам – в том числе и рыбацким шхунам – покидать порт, ровно как и заходить в оный чужеземным кораблям. Селяне были в отчаянии: если рыбаки не смогут вернуться с уловом, всем им грозит голод, ведь рыболовный промысел – единственный способ для местных сводить концы с концами!

Сол и спутники его поднялись на борт пришвартованного у пристани корабля пиратов, потребовали, чтобы те убрались восвояси. Пираты, однако, не собирались следовать на поводу у безвестных искателей приключений: если те настроены столь решительно, то пусть лично попробуют провести переговоры с их главарем, остающемся на Острове Пиратов.

Воители Света на предложение согласились, и пираты заботливо доставили их в свое островное логово, предвкушая потеху – главарь с сими дерзкими наверняка церемониться не станет!

Король пиратов, Бикке, несказанно обрадовался, когда герои ступили в его пещеру, потребовав освободить Капо – ведь это их ему велела изловить генерал из Авалона, сулив немалую награду за препровождение пленников в Русалку – город, находящийся южнее на побережье... Пираты атаковали, но когда повергли герои их наряду с главарем, последний советовал Воителям Света держаться подальше от Русалки, где дожидаются их имперцы, а вернуться в Капо и попытаться схорониться в дикоземье. Более того, Бикке предложил недавним противникам лично доставить их на корабле в Капо.

Но Айгис, поразмыслив, постановил, что отправятся они в Русалку, дабы встретиться с опасностью лицом к лицу – ведь имперцы наверняка не ожидают того, что Воители Света решатся на открытое противостояние. Впечатленный, Бикке обещал героям, что корабль его останется в порту Русалки, дабы в случае необходимости вывезти Воителей Света прочь из города.

...На следующий день пиратское судно бросило якорь в порту Русалки, и Воители Света сошли на берег. Прежде, когда часть мира еще не была поглощена Тьмой, то был процветающий торговый город, но в нынешние опасные времена ситуация ухудшилась: ходили слухи, что на восточном континенте Тьма поглотила целое королевство, Люкс!

В Русалке только и говорили о том, что о таинственном исчезновении знаменитого барда Эдуардо; что касается имперцев, то в городе их не наблюдалось. Расспросив хозяина местной таверны, узнали герои, что солдат Авалона видели неподалеку от горы к северо-востоку от города, но проблем мирянам они не чинили, потому поселенцы и не интересовались, что понадобилось имперцам в сих пределах.

Устремившись в означенном направлении, Воители Света обнаружили небольшой оплот авалонцев в горных пещерах. Предводитель солдат на глазах опешивших героев обратился в оборотня, атаковал... Слухи о том, что в армии имперцев есть подобные солдаты, ходили и прежде, но сейчас герои впервые наблюдали оборотня воочию... Повергнув противника, они потребовали ответа: где находится генерал Авалона, которая, согласно словам пиратов, столь жаждала увидеть их здесь, в Русалке. Умирающий оборотень отвечал: «Найдете барда – увидите и ее». Герои озадаченно переглянулись: какая связь может быть между генералом и исчезнувшим бардом?..

За неименением иных зацепок, они вернулись в Русалку, сняли комнату на постоялом дворе, дабы поутру с новыми силами продолжить поиски. Но заснуть Сол так и не сумел, потому в ночной час решил пройтись по пирсу, подышать морским воздухом.

Приблизившись к докам, лицезрел он фигуру, облаченную в темный плащ и остроконечную шляпу, однако та попросту исчезла, стоило ему приблизиться. Но на этом чудеса не закончились: чуть поодаль заметил он жабу, перебирающую струны лютни и поющую человеческим голосом. Сол ущипнул себя за руку, поморщился от боли... Жаба, заметив нежеланного слушателя, отбросила лютню, запрыгала прочь, скрылась в дыры у основания одного из зданий.

На пристань ступили Айгис, Сара и Даск, встревоженные отсутствием Сола, и тот без утайки поведал им о чуде, которому стал свидетелем. Даск хмыкнул: «Похоже, нашего бесстрашного лидера в последнее время слишком часто били по голове». Сара, однако, заметила, что она верит Солу, и надлежит узнать истину – в чем бы она не состояла.

Не успели остальные возразить, как девушка произнесла заклинание, обратившее их всех в жаб! Четверо переглянулись, тяжело вздохнули... после чего прыгнули в дыру, оказавшись в городских канализационных стоках. Вскоре обнаружили они искомую жабу, и призналась та: «Я – бард, Эдуардо. Я полюбил русалку, живущую в Подводном Храме. И так хотел увидеть ее снова, что когда та ведьма предложила помощь, согласился... и посмотрите на меня!»

Сара попробовала было развеять заклятие, довлеющее над бардом, но безуспешно: волшба помянутой ведьма оказалась поистине искусна. Эдуардо все еще надеялся достичь Подводного Храма, однако выжить в глубинах океана невозможно даже жабе. Однако он слышал о существовании артефакта – волшебной бутыли, которая создает вокру своего владельца воздушный пузырь, позволяя ему дышать под водой. Герои обещали, что присоединятся к барду – ведь у них к ведьме свои счеты. Очевидно, что речь идет о генерале Авалона, но какие же цели преследует она?..

Легенда о волшебной бутыли гласила, что на самом деле заключено в ней дыхание волшебной феи, а обитают сии создания, насколько было ведомо жителям Русалки, в северном Лесу Фей. Наведавшись в сии чащобы, разыскали Воители Света поляну, где проживала семья кочевника; последний некогда изловил фею, поместил ее в бутыль, вот только расстаться с ценностью этой отказался наотрез... Но неожиданно сын его упал в озеро, и лишь своевременное вмешательство героев спасло паренька от верной гибели, ведь обитали в озерных глубинах злобные стихийные духи!

Расчувствовавшись, счастливый отец передал бутыль героям, и те не преминули даровать фее свободу; в благодарность та наделила Воителей Света способностью временно дышать под водой, и те, не теряя ни минуты, вернулись в Русалку, где сиганули в пучины морские прямо с корабельного причала.

Здесь, в подводном храме отыскали они русалку Эдну... но также и Стикс Водную, одну из четырех генералов Авалона. Возликовав от осознания того факта, что Воители Света по недомыслию своему явились в ее владения, ведьма атаковала, ведь проклятие, наложенное на Эдуардо, было лишь способом заманить в подводные пределы сих врагов империи.

Однако повергнуть противников ведьма не смогла, посему вознамерилась покончить с Эдной... Неожиданно в чертоге возникла фигура в широкополой шляпе, поля которой не позволяли разглядеть лица – которое, к тому же, скрывала маска. Магия сего индивида отшвырнула Стикс далеко в сторону, а после изрек он: «Все уже началось, воители». Не прибавив ничего к сказанному, исчез.

Эдна бросилась к Эдуардо, прижала жабу к груди, поцеловала. На глазах потрясенных героев проклятие развеялось и к барду вернулось человеческое обличье... а слезы русалки обратились в кристалл, наделивший Воителей Света новыми силами.

Эдна призналась, что Эдуардо – ее сын, и надлежит ему вернуться в родной город, Русалку, ибо заждались миряне бардовских баллад. «Я всегда пребуду здесь, чтобы защищать тебя», - изрекла Эдна, грустно улыбаясь. – «Так было прежде, и так будет до скончания времен».

Простившись с русалкой, устремились Воители Света к выходу из храма, дабы вернуться на поверхность... когда атаковала их Стикс, прежде лишь притворявшаяся мертвой и успевшая восстановить силы. К героям на помощь пришли пираты под началом капитана Бикке. Начав палить из пушек по ведьме, они вынудили ту отступить, после чего приняли изрядно потрепанных недавних сражением героев на борт корабля.

Бикке признался, что о местонахождении Воителей Света ему поведал таинственный человек в широкополой шляпе, лицо которого скрывала маска...

***

В далеком Альфхейме эльфы похоронили своего монарха, короля Фрейра, после чего королева Силка обратилась к присутствующим на церемонии Воителям Тьмы, постановив, что народ эльфов ныне донельзя ослаблен, посему не может позволить себе бросить открытый вызов мощи Авалона. Однако королева передала героям письмо, адресованное гномам, высказав надежду, что подгорный народ прислушается к ее словам.

Обитали гномы в далеких земях, за великим морем, и принц Адриан вызвали лично доставить Воителей Тьмы в оные – верхом на грифона... Так, герои пересекли океан, обнаружив себя в лесной чащобе неподалеку от людской деревушки. Адриан указал, что проживают гномы за северными лесами, после чего, вновь высказав признательность за помощь в искоренении имперского присутствия в Альхейме, покинул героев, дабы вернуться на родину и наряду с матерью заняться восстановлением державы.

Чуть севернее означился городок Кургис, жители которого поведали о том, что обитают гномы в северном селении Ауле, за зловещей чащобой - Темнолесьем, где, согласно слухам, остается неупокоенный призрак темного рыцаря.

Как оказалось, слухи сии были небезосновательны. Следуя через мрачное Темнолесье, герои замечали маячащий впереди образ рыцаря в черных доспехах. Но был ли он призраком?.. Кто может знать наверняка?..

Наконец, герои настигли темного рыцаря, и осведомился тот: «Неужто облик мой вас не пугает?» «Нет», - лаконично отвечал Нахт. Темный рыцарь присмотрелся к юноше, изумленно выдохнул: «Неужели ты...» Не закончив фразу, он отступил, растворившись в тенях. Воители Тьмы переглянулись, не поняв ровным счетом ничего из произошедшего. Нахт испугал призрака?..

Темнолесье осталось позади, и герои достигли вскорости селения гномов Ауле, приютившееся у горных отрогов. Людей гномы не жаловали, и чужаков встретили весьма враждебно. Как оказалось, в первую очередь потому, что приняли их за ненавистных имперцев.

Впрочем, героям удалось растолковать истинное положение дел старейшине Кокколу, а также передать тому письмо королевы Силки. «Что ж, если королева вам доверяет, этого достаточно для гномов», - признал старейшина. – «Но мы не станем скоропалительно хвататься за мечи и секиры, и выступать против Авалона. Вера и битвы не всегда идут рука об руку друг с другом. Лучше бы вам поискать помощи в ином месте. Но видя то, что написала о вас королева, я вспоминаю о древнем гномьем пророчестве: «Когда мир померкнет, объятый Тьмою, четверо Воителей Света принесут зарю с собою».

Но для героев слова сии мало что значили. И, раз уж помощи от гномов ждать не приходится, поинтересовалась Диана – быть может, Кокколу известно что-то о призрачном рыцаре из Темнолесья? «Он – средоточие душ тех, кто был убит в замке Фалгабард», - дрогнувшим голосом поведал старейшина, и Нахт побледнел.

И если желают чужаки взглянуть на остов разоренного Империей замка, следует им выступать на восток, миновать подгорную Пещеру Ужаса, дабы достичь цели. На прощание Коккол напомнил Воителям Света, что у Авалона глаза и уши поистине везде, и ни на мгновение нельзя расслабляться и чувствовать себя в безопасности, пока злая держава сия продолжает свое существование.

Ступив в Пещеру Ужаса, герои схлестнулись в тоннелях оных с ужасающим монстром, и лишь неожиданно выступивший на их стороне темный рыцарь позволил им сохранить жизни в сей день. Покончив с тварью, спаситель Воителей Тьмы не преминул представиться: «Я – Грэхэм, один из последних выживших жителей Фалгабарда». На лице Нахта отразилось удивление, но он промолчал, а рыцарь предложил героям выступить для них проводником к руинам Фалгабарда.

Покинув пещеру, герои, ведомые темным рыцарем, начали восхождение на гору, на вершине которой высился остов замка Фалгабард, воители которого посвятили себя защите вулкана Галг – что и стало причиной их гибели. Альба недоумевала, как имперцы сумели покончить с обитателями его, ведь выглядела цитадель, со всех сторон окруженная горами, поистине неприступной. «Воздушные корабли», - мрачно бросил Нахт, и Грэхэм подтвердил: действительно, авалонцы воспользовались воздушными судами, чтобы напасть на его державу.

Ныне в стенах замка витали лишь призраки его защитников. Замечая следующих по пустующим коридорам Воителей Тьмы, призраки вещали о некоем Сигурде, оставшимся в живых тогда, когда народ его пал.

В сокровищнице замка хозяйничали разбойники, и герои атаковали лиходеев, дабы не позволить тем разграбить хранилища павшего Фалгабарда. Осознав, что противник сей им не по зубам, разбойники отступили через тайный проход, ведущий, по словам Грэхэма, к горе Галг, богатой на залежи мифриловой руды.

Во внутренних пределах вулкана хозяйничало немало имперцев, и лицезрели Воители Тьмы странные механизмы. Грэхэм сообщил спутникам, что солдаты Авалона с их помощью поглощают энергии горы Галг, но неведомо, какие цели тем самым преследуют. Однако очевидно, что именно для достижения оных сокрушили они единственный форпост, Галг защищающий: Фалгабард.

Отыскав в недрах вулкана центр управления механизмами, герои перебили находящихся там имперских солдат и офицеров, после чего Грэхэм уничтожил накапливающие энергию машины. Действие сие вызвало дестабилизацию механизмов... и, похоже, в скором времени случится извержение вулкана!.. Воители Тьмы бросились прочь из центра управления...

Герои успели бежать из недр вулкана... но у подножья горы их уже поджидал Боговен, один из генералов Авалона, ответственный за разорение Фалгабарда. Последний поведал Воителям Тьмы, что некоторые время назад имел сомнительное удовольствие противостоять подобным же докучливым созданиям – которые, к счастью, потерпели крушение на воздушном корабле и навряд ли остались живы.

Боговен Пламенный с легкостью поверг Воителей Тьмы, после чего сошелся в противостоянии с Грэхэмом. Последний одержал верх над генералом, и тот, дабы избежать верной гибели, телепортировался прочь...

Лишь сейчас разглядели герои, что доспехи темного рыцаря пусты, а голос Грэхэма исходит из его меча! «Эти доспехи прежде приналдежали Сигурду», - изрек клинок, после чего поведал внемлющим Воителям Тьмы, как в час осады замка Сигурд велел ему позаботиться о своем сыне, Нахте, после чего сошелся в противостоянии с Боговеном Пламенным. Но последний сразил как самого Сигурда, так и Грэхэма. Умирая, рыцарь, желая исполнить волю Сигурда, наполнил душу свою тьмою и обратил тело в острый клинок. «Фалгабард был сожжен дотла», - вещал клинок. – «И из ныне живущих лишь я ведаю, что в действительности произошло. Но Нахт... Ты сумел бежать и обрести свободу. Страдания мои оказались не напрасны».

Меч и доспехи воссияли, и силы павших темных рыцарей – Сигурда и Грэхэма – ныне перешли к Воителям Тьмы. Нахт попросил спутников оставить его на время, дабы собраться с мыслями и найти в себе силы продолжить странствие...

***

Пиратское судно доставило Воителей Света в Русалку. На пристани простились они с Эдуардо, который вскорости собирался вновь покинуть город и отправиться странствовать по миру, после чего вновь вернулись на борт корабля. Куда же теперь?.. Сол предложил устремиться непосредственно в земли Авалона, однако куда более трезво мыслящий Айгис осадил товарища, ведь подобное начинание непременно приведет их всех к скоропостижной гибели.

Судно вышло в открытое море... когда в небесах над ним пронесся имперский воздушный корабль, направляясь на восток. Капитан Бикке был уверен, что направляется оно к городу Фабрике, и был готов доставить героев в сопредельные земли.

...Так, по завершении морского вояжа судно бросило лагерь у побережья, ютился близ которого городок лесорубов Матель. Проведя ночь на постоялом дворе селения, поутру Воители Света продолжили путь, углубившись в северную чащобу, Эшмонт.

К удивлению их, в лесных угодьях пребывало множество имперских солдат, которые были заняты некими поисками. «Давайте уйдем отсюда», - предложил спутникам Даск, однако те не согласились. «И позволить им сделать то... что они делают здесь?» - возмутился Сол. – «Да ни за что!»

Даск настаивал, что надлежит им спешить в Фабрику, ведь именно там сосредоточено большинство заводов по производству боевых машин Авалона, однако Айгис поддержал Сола: надлежит выяснить, что понадобилась имперским солдатам в сих лесах. А чтобы отряд их не привлекал к себе излишнего внимания, Айгис предложил разделиться: Сол продолжит путь с Сарой, сам же он – с Даском. Встретятся они за пределами Эшмонта, где сообщат друг другу, что удалось им обнаружить и выяснить.

Довольно скоро Сол и Сара наткнулись на имперцев, сопровождающих некого престранного механического конструкта, исполненного в виде девушки. Исполняли приказы приказ мастера Сида, потребовавшего во что бы то ни стало вернуть сего андроида, разработанного доктором Люгае и упавшего с борта воздушного корабля, направлявшегося к Фабрике.

Покончив с солдатами, Сол и Сара с интересом воззрились на конструкта; андроид показалась им весьма милой, посему двое решили забрать ее с собою. Обладая даром речи, механическое создание оказалось напрочь лишенным каких бы то ни было воспоминаний, и даже имени своего не знало. Сол назвал андроида «Аржи», и той, похоже, имя пришлось по душе... Втроем устремились они к краю леса, и Сол с удивлением отметил, что в противостоянии лесным монстрам да встреченным имперцам новая спутница их весьма гибельна, и являет собою весьма могущественное оружие. Немудрено, что авалонцы столь отчаянно желали вернуть ее.

Тем временем Айгис и Даск прочесывали лес, однако ничего подозрительного не обнаружили. Дождавшись, когда спутник его отойдет подальше, Даск замедлил шаг, вытащил из-за пазухи некое растение, тихо произнес: «Я сейчас в Эшмонте». Выслушав ответ, кивнул: «Похоже, что так. Я продолжу свое расследование».

Но, заметив возвращающегося Айгиса, Даск растение спрятал, после чего двое продолжили путь, и вскоре выступили за пределы чащобы – туда, где должно было состояться воссоединение их с Солом и Сарой. Именно здесь Айгис, подступив к Даску вплотную, потребовал ответа: «Пришло время открыть карты. Кто ты такой, на самом деле? И не вздумай мне зубы заговаривать!»

Лишь сейчас понял Даск, по какой именно причине Айгис предложил разделить их отряд – воин хотел остаться с ним один на один, дабы получить ответы. Даск, однако, дать их был не готов. «Зря ты мне не доверяешь», - молвил он. – «Я не состою в союзе с Авалоном». «Тогда с кем ты разговариваешь посредством своего... растения?» - настаивал Айгис, и Даск вздохнул, отвел глаза: «Сейчас я тебе этого сказать не могу. Ты узнаешь, когда придешь время».

Вскоре из леса выступили, Сол, Сара и их новая престранная спутница. Выслушав рассказ товарищей, Даск категорически воспротивился тому, что Аржи станет сопровождать их, ведь от этого имперского творения можно ожидать чего угодно: быть может, андроид – лазутчица Авалона?.. Сара, однако, поручилась за Аржи, и Айгис, поразмыслив, поддержал ее. Даск своего мнения не изменил, однако вынужден был подчиниться решению большинства.

Оставив Эшмонт, Воители Света выступили на восток, к Фабрике. Путь их пролегал через пещеру Хиерро, заполоненную монстрами. Достигнув, наконец, города, герои остановились на постоялом дворе, держа уши востро. Местные только и судачили, что о добыче руды в шахтах под северными горами; Империя промысел значительно расширила, питая свою военную машину, и, если так пойдет и дальше, руда иссякнет в ближайшие годы, и заводы Фабрики остановятся. Поистине, безрадостная перспектива, однако миряне, всецело зависящие от воли Авалона, ничего изменить не могли.

Ночью Сол пробудился от криков и стенаний Сары; девушка металась в постели, выкрикивая: «Папа! Мама!» К ним приблизилась и Аржи, и наряду с андроидом Сол до рассвета оставался подле Сары, шепча ей слова успокоения, охраняя беспокойный сон.

Поутру Воители Света покинули Фабрику, устремившись к северной пещере, дабы своими глазами взглянуть на имперский промысел в горных недрах. У входа в каверну лицезрели они ступающего внутрь генерала Вату.

Осторожный Даск предостерег остальных, ведь есть вероятность, что ступают они в ловушку, а Аржи, помедлив, изрекла: «Гелиогабалус». «Чего?» - опешил Айгис, и отвечала девушка-андроид: «Не помню. Но я испугана». Сара и Сол попытались успокоить Аржи, обещая, что непременно защитят ее в случае опасности.

В подгорных пещерах означился целый имперский комплекс!.. Спускаясь все ниже и ниже в глубины его, разя имперских солдат, Воители Света то и дело зрели некую фигуру в широкополой шляпе, скрывающуюся в тенях. Кто был сей незнакомец?..

Путь героям преградил Вата, и, воззрившись на андроида, с интересом поинтересовался: «Где это вы подобрали ее?» «Откуда ты ее знаешь?» - с подозрением осведомился Сон, но генерал лишь отмахнулся: «О, мне на нее наплевать. Это Сид с ней все носится». Вата атаковал, используя в противостоянии с Воителями Света новообретенные способности драгуна.

Впрочем, оные не спасли его от поражения, и генерал поспешил ретироваться, посулив героям, что вскоре они непременно встретятся снова. Спустившись на обнаруженном в соседнем помещении элеваторе в подгорные недра, Воители Света оказались на палубе гигантского боевого воздушного корабля, «Гелиогабалуса». Создание оного было далеко от завершения, но очевидно, что если поднимется он в небеса, Авалон непременно распространит власть свою на весь мир. Посему Сол предложил уничтожить судно, и спутники его идею поддержали.

Спустившись в центр управления кораблем, лицезрели герои имперцев – Сида и доктора Люгае. Последний несказанно обрадовался, увидев Аржи – андроида, питал к которой отеческие чувства. Аржи, однако, ученого не узнавала; утраченная при падении с воздушного корабля память так и не вернулась к ней.

«Надо же, кто у нас здесь», - хмыкнул Сид, вперив в Сару пронзительный взор. – «Вторая принцесса Буртганга, во плоти». О том, что спутница их – особа королевских кровей, стало откровением и для героев. «Стало быть, правящая семья Буртганга продолжает существование?» - выдавил Даск, и Сара потупилась, не проронила ни слова.

Сид поколдовал над одной из панелей управления, отправляя в разум Аржи приказы, и, послушная им, механическая девушка атаковала недавних союзников... но убить не сумела, ибо сему противилось сознание, коим наделил ее создатель. К изумлению Сида, андроид сумела отринуть полученные приказы, вернувшись на сторону Воителей Света!

Сид заскрипел зубами от злости: в документации по разработке андроида, переданной доктору Люгае, было сказано, что должна машина лишь получать знания в сражениях, но, судя по всему, в процессе разработки ученый добавил к модели некие дополнительные функции, и теперь она вышла из-под контроля. Потому Сид призвал в помещение Аржи-2 – андроида, созданного им самим на основе разработок Люгае, лишенную сознания и беспрекословно подчиняющуюся приказам.

Аржи-2 атаковала изначальную модель, сразила ее, но сознание Аржи отказывалось угасать. «Защитить Сола и Сару!» - вновь и вновь повторяла она, отражая атаки своей копии... Придя в себя, присоединились к сражению и герои – теперь их черед защищать верную спутницу.

Уверенный в том, что падут Воители Света, Сид ретировался... Но вопреки предположениям его, Аржи-2 оказалась уничтожена противниками. Но и повреждения Аржи были фатальны. Память вернулась к андроиду, и узнала она Люгае, с болью и нежностью взирающего на свое творение. «Сол, Сара... спасибо», - произнесла Аржи. – «Вы вернули меня... папе...» Сознание ее угасло, покинуло металлический остов... обратившись в кристалл, даровавший Воителям Света новые силы.

Неожиданно «Гелиогабалус» ощутимо содрогнулся, консоли в центре управления вспыхнули, начав взрываться одна за другой... Похоже, воздушный корабль, пребывающий в подземных недрах, вот-вот будет уничтожен!..

***

Воители Тьмы грелись у костерка сей ночью, оставаясь на окраине обширной пустыни Каклим. Меч, оставалась в котором душа Грэхэма, продолжал говорить с ними. «Как видите, я вынужден был продолжать существование», - вещал он. – «Даже если это означало для меня оставить физическое обличье и позволить душе наполниться тьмою. Ведь Фалгабард сгорел дотла, и, помимо меня, никто боле не сможет поведать о произошедшем. Но ты, Нахт, сумел выжить, и осознание сего делает меня счастливым».

Именно меч, обладающий сознанием Грэхэма, велел героям добраться до пустыни Каклим. «Нас всего лишь пятеро, и мы не в силах низвергнуть Империю», - говорил клинок. – «Мы должны заручиться поддержкой организации, ведомой как «Пустынная Луна». Это – движение сопротивления. Они скрываются среди дюн и противостоят Авалону». «Помощь со стороны подобной организации окажется нам как нельзя кстати», - согласился с Грэхэмом Глейв, но меч предупредил: «Это будет не так просто. Сперва необходимо войти в доверие к ним».

В последующие дни Воители Тьмы шагали по пескам бескрайней пустыни, разя монстров, пытаясь отыскать хоть малейшие следы движения сопротивления... но безуспешно... Наконец, впереди показался обширный оазис, возведен в котором был город. Воодушевившись, герои ускорили наш: наверняка в сем селении отыщется кто-нибудь ведающий о Пустынной Луне.

«Этот город именуется Гарденией», - изрек Грэхэм. – «Ночная жизнь здесь бьет ключом, а Империя не появляется». Услышав о ночной жизни, Альба воодушевилась было, однако меч напомнил им о цели странствия, и девушка сникла, заметно расстроившись.

Ступив в Гардению – островок алчности, жителям которого не было ни малейшей нужды до тягот мира внешнего, - герои проследовали прямиком в таверну, надеясь узнать у завсегдатаев оной о движении сопротивления. Близ барной стойки означился некий мужчина в маске и широкополой шляпе, низко надвинутой на глаза.

Владелец таверны приветствовал гостей, сообщив, что им донельзя повезло, ведь сегодня в его заведении выступает знаменитая танцовщица Матоя! "Что тебе известно о ‘Пустынной Луне’?” – напрямую вопросил Нахт, и хозяин изменился в лице, выдохнув: «Осторожнее! Болтать о таком – верный способ преждевременно погибнуть!» «Стало быть, тебе что-то известно?» - настаивал Глейв... но в этот момент на сцену таверны выступила танцовщица, и представление началось.

Посетители рукоплескали завораживающему танцу Матои, а та, покинув сцену, обратила внимание на четверку путников, лица которых были мрачны. Удивившись, поинтересовалась девушка, неужто выступление ее оставило их равнодушными. «Мы здесь не ради тебя», - бросил Нахт, пренебрегая советом хозяина таверны. – «Мы пытаемся отыскать ‘Пустынную Луну’». «Солнце заходит на западе, и на месте его появляется луна... Мир объят тьмой, и даже луна не озаряет его своим светом», - загадочно улыбнулась Матоя. – «Если хотите отыскать луну, то должны сделать это сами».

С этими словами девушка проследовала в заднюю комнату, а герои непонимающе переглянулись: что означает эта минутка поэзии?.. «Солнце заходит на западе», - напомнил Воителям Тьмы меч, и осознали те, что слова танцовщицы, быть может, - намек на то, где именно находится оплот движения сопротивления.

К западу от города означились трущобы, проживали в которых бедняки да разорившиеся горожане, спустившие все свои сбережения в игорных домах Гардении. Первому же из местных жителей сообщили герои, что направила их сюда танцовщица Матоя, и надеются отыскать они оплот «Пустынной Луны». Мужчина смерил чужеземцев оценивающим взглядом, после чего представился – Ажар. «Перед тем, как я позволю вам встретиться с нашим предводителем, вы должны заслужить доверие по меньшей мере четырех обитателей трущоб», - заявил он, и Воителям Тьмы не оставалось ничего иного, как согласиться на эти условия.

Так, покончив с муравьиным львом, обрели герои чудодейственную песчаную жемчужину, кою передали одной из местных жительниц для исцеления ее сына. Иной девушке преподнесли в дар шелковое белое платье, купленное ими в Гардении. Для старика, страдающего от болей в спине, раздобыли иглу кактуара. Наконец, мастеровому, пытающемуся выкопать для обитателей трущоб колодец, даровали кирку...

Заручившись поддержкой местных жителей, герои вновь разыскали Ажара, и тот провел их в один из шатров в центре трущоб. Означился под оным целый подземный комплекс – оплот бойцов движения сопротивления. Те провожали чужаков откровенно подозрительными взглядами, да и Ажар все еще сомневался, не являются ли сии захожие герои имперскими шпионами, призванными положить конец «Пустынной Луне». «Что мы еще можем сделать, чтобы убедить тебя в обратном?!» - воскликнул Глейв, и отвечал Ажар: «Отправляйтесь в таверну Гардении. Все ответы на ваши вопросы узнаете там. Пароль – ‘Пустынная Роза’».

Покинув трущобы, Воители Тьмы вернулись в таверны, сообщили хозяину ее пароль, прежде произнесенный Ажаром. Из задней комнаты выглянула Матоя, пригласила героев заглянуть к ней, и те, переглянувшись, проследовали в опочивальню танцовщицы. «Неужто ты и есть лидер ‘Призрачной Луны’?» - озадачились они. – «Быть не может, ты совсем юна!» «Вообще-то, мне 118 лет», - обезоруживающе улыбнулась танцовщица, и, насладившись выражениями лиц гостей, поинтересовалась. – «И что же вам понадобилось от ‘Призрачной Луны’?»

«Мы просим вас о помощи в противостоянии Авалону», - изрек меч, и Матоя, задумчиво воззрившись на героев, изрекла: «Сперва я предложу вам пройти испытание. За северным лесом находится имперский лагерь. Я хочу, чтобы вы атаковали его. Тем самым вы докажете мне, что не принадлежите к имперцам сами».

Обещав Матое, что исполнят ее поручение, Воители Тьмы покинули Гардению, устремившись в северные пределы пустыни, после – пересекли лесные угодья, лицезрев пред собою укрепленный лагерь солдат Авалона. К несчастью, те заприметили чужаков, атаковали их, и героям не оставалось ничего оного, как бежать прочь, сломя голову.

Укрывшись в одном из складских помещений на окраине лагеря, они перевели дух... лишь сейчас заметив, что Диана куда-то подевалась. Неужто она попала в руки имперцев?.. Глейв вознамерился было немедленно броситься на поиски подруги, но Нахт и Альба встали у него на пути, заявив, что окажутся они пленены сразу как, как только ступят наружу. Глейв, однако, товарищей слушать не стал, и, оттолкнув Нахта в сторону, покинул здание.

Конечно же, вскоре Глейв попался на глаза имперскому офицеру, и тот поверг юношу... Но когда приготовился добить беспомощного противника, на помощь тому пришел мужчина в широкополой шляпе, встреченный героями прежде в таверне Гардении. Никак не объясняя свое появление, тот помог Глейву сразить офицера, после чего поторопил его, объяснив, что для спасения Дианы остается у них совсем немного времени. Не тратя времени на вопросы, Глейв устремился вслед за своим спасителем, оказавшегося на поверку весьма могущественным чародеем.

Диану обнаружили они в одном из зданий лагеря; девушку допрашивал имперский офицер, когда ступили в помещение Глейв и его таинственный спутник. Двое повергли солдат, и Глейв устремился к благодарной Диане. В здание вбежали Альба и Нахт, принявшие все-таки решение прийти на помощь товарищам. Чародей в маске тем временем исчез – так же неожиданно, как и появился...

Разя имперских солдат, Воители Тьмы проследовали в центральное здание лагеря, ступили в покои, занимаемые командующим. Здесь присоединилась к ним Матоя; как оказалось, все это время танцовщица следовала за героями, дабы воочию убедиться в том, что они действительно те, за кого себя выдают.

Сразив командующего, герои воодушевились было, но Матоя была мрачна, утверждая, что победа досталась им слишком легко, а, стало быть, все не так, как кажется на первый взгляд. Танцовщица торопила спутников, говоря о том, что надлежит им как можно скорее вернуться в оплот «Пустынной Луны» - снедало ее дурное предчувствие.

Матоя не обманулась: солдат в имперском лагере было действительно немного, ибо те, воспользовавшись отсутствием предводительницы «Пустынной Луны», атаковали оплот повстанцев, надеясь, что разделенные силы тех не окажут серьезного сопротивления... В трущобах Гардении хозяйничали солдаты противника, а, стало быть, герои не смогут достичь подземного оплота сопротивления прежним путем.

Танцовщица увлекла спутников за собою в таверну Гардении, где в занимаемой ею задней комнате явила тайный ход, ведущий в городские канализационные стоки, связанные с оплотом. «Я ничего не понимаю», - признался Глейв, когда следовали они, ведомые Матоей, по подземным коридорам. – «Какое отношение танцовщица может иметь к движению сопротивления?» «Это началось давно», - призналась Матоя. – «Я полюбила глупца из Авалона, который убедил меня танцевать пред самим Императором. Но воочию узрев, к чему стремится Империя, я бежала». «И основала ‘Пустынную Луну’?» - уточнила Диана, на что получила как утвердительный ответ, так и замечание о нежелании продолжать этот разговор.

...Ступив в оплот, герои лицезрели мертвые тела бойцов сопротивления. Но как сумели имперцы подобраться к ним так близко прежде, чем нанести удар?.. Ответ Воители Тьмы получили весьма скоро: наряду с солдатами Авалона означился в подземном оплоте и хозяин таверны Гардении. Лишь сейчас вспомнили герои, что по недомыслию своему сами сообщили ему пароль, коий узнали от Ажара.

Признался хозяин, что он – имперский офицер, и никто иной, и Император лично поручил ему покончить с движением сопротивления, набирающим силу на сем континенте. Задание, которое он не преминул исполнить, и дело остается лишь за малым – сразить предводительницу «Пустынной Луны».

Впрочем, Матоя устремления сего не разделяла, и наряду с Воителями Тьмы сразила как офицера, так и сопровождавших того солдат-оборотней. В соседнем помещении обнаружили они Ажара, находящегося при смерти. «Мама... прости меня...» - выдохнул юноша, обращаясь к танцовщице. «Не будь дураком», - отрезала та. – «Твоя мать была моложе меня и красивее. На смертном одре она просила, чтобы я вырастила тебя, но никто и никогда не сможет занять для тебя ее место». «Ты – единственная мать, которую я когда-либо знал», - прохрипел Ажар. – «Прощай».

Он скончался, а Матоя, преисполнившись лютой яростью, вознамерилось было в одиночку стереть все следы присутствия Авалона на окрестных землях. Герои, однако, сумели убедить танцовщицу в том, что вина за случившуюся трагедию лежит отчасти и на них, потому следует держаться вместе и противостоять имперцам единым фронтом. Поколебавшись, Матоя все же приняла доводы спутников.

Покинув трущобы, лицезрели герои в небесах имперский военный корабль, заходящий на посадку близ северного лагеря. Похоже, оплот сей важен для Авалона более, чем они предполагали; следует вернуться и разведать, что в действительности замышляет Империя, перебрасывая сюда дополнительные силы.

За пределами имперского лагеря означилась горная гряда, близ которой и совершил посадку воздушный корабль. Заметив обширную пещеру, герои проследовали в нее, отметив, что находится внутри немало оборудования, доставленного в сии пределами имперцами.

В глубинах пещеры означился целый подземный имперский комплекс, верховодил в котором никто иной как Асмодай. «Как мило, что все вы разом забрели в одну ловушку», - усмехнулся генерал, и Матоя вздохнула: «Я так и предполагала, что ты за этим стоишь Асмодай». «Как давно мы не виделись, Матоя?» - обернулся к танцовщице имперец. – «Лет сто, наверное? Никогда бы не подумал, что ты останешься столь же прекрасна, как и при первой нашей встрече. Думаю, само собой разумеется, что мои безрукие подначальные не сумели пленить тебя». Герои поразились: стало быть, когда Матоя утверждала, что ей 118, она правду говорила?!

Асмодай был тем самым возлюбленным девушки, с которым встречалась она, оставаясь в пределах Империи столетие назад. И сейчас он потребовал у Матои ответа: где та спрятала кристалл?.. Танцовщица вместо ответа атаковала генерала, и герои незамедлительно присоединились к ней в противостоянии с безжалостным имперцем...

Асмодай явил себя куда более сильным противником, нежели прежде, однако с помощью Матои Воители Света вновь повергли его, чем несказанно поразили. «Император дал мне силы... чтобы...» - прохрипел он, отступая. «Император?» - удивилась Матоя. – «Стало быть, он...» «Да, Матоя», - подтвердил невысказанную мысль девушку генерал. – «Ты не единственная... кто не стареет...» Асмодай пал замерво...

Матоя нахмурилась, размышляя: неужто Император, ведомый ей столетие назад, жив до сих пор?.. Герои же, обратившись к танцовщице, предлагали ей присоединиться к ним в попытке низвержения Авалона. «Я должна остаться здесь», - покачала головой Матоя, пояснив обескураженным Воителям Тьмы свое решение: «Ажар был мне как сын. Я должна защитить Гардению от любой угрозы, дабы миряне не разделили его судьбу».

После чего Матоя передала героям кристалл, который хранила при себе все эти долгие годы. «Он именуется ‘Кристаллическим Оком’», - молвила танцовщица. – «Именно этот артефакт – причина того, что я сохранила молодость. Воители Света... точнее, Воители Тьмы – теперь он принадлежит вам. Сохраните его... по крайней мере до тех пор, пока эта война не завершится». Расстроганные, герои приняли драгоценный дар, сердечно поблагодарив девушку за него.

***

Отсек «Гелиогабалуса», где произошло противостояние Воителей Света с андроидом Аржи-2, стремительно охватывало пламя, и доктор Люгае указал героям на потайную дверь. Проследовав через оную, герои бежали прочь с обреченного воздушного корабля, и, покинув подземные пределы, проследовали на борт пришвартованного в подгорном гроте корабля.

Доктор Люгае встал у штурвала, направив судно вниз по течению реки, огибавшей горную гряду с севера. «Поверить не могу, что Империя строила столь огромный воздушный корабль!» - покачал головой Сол, и отозвался Люгае: «’ Гелиогабалус’ – величайшее оружие Авалона».

«Но ведь мир и так уже пребывает под властью Империи», - растерянно молвила Сара, и Айгис поддержал ее, поинтересовавшись: «Зачем же созидать подобное оружие?» «Даже не представляю», - вздохнул Люган. – «Я много лет провел с ними, но не знаю, к чему стремятся они в действительности». «Но почему же ты решил предать их?» - напрямую вопросил Айгис, и старик устало признался: «Я всю душу вложил в создание Аржи. Вот и все. Она должна была стать ядром «Гелиогабалуса», но когда я осознал, что она станет движущей силой для этого оружия, то...» «Но ты ведь видел, доктор, что Сид и его сподвижники уже начали созидать подобных андроидов», - напомнил Айгис ученому. – «Стало быть, тот факт, что величайшее оружие будет явлено миру – лишь вопрос времени».

Река впала в море, и судно устремилось на восток... к землям Буртганга, родины принцессы Сары. Последняя вспоминала, как король, успевший лишиться супруги и первой дочери, наказал паладинам сопроводить Сару в безопасное место – туда, где не отыщет Империя наследницу престола. Сир Гавейн же, рыцарь-командующий паладинов Буртганга, возглавил воинство державы, дабы противостоять пересекшим границы оной силам Авалона...

Корабль бросил якорь в портовом городе Берт. Доктор Люгае велел Воителям Света уходить, да поскорее, ведь Империя наверняка уже отправила воздушный корабль на поиски их судна, и не стоит задерживаться подле оного. Сам же доктор намеревался попробовать восстановить Аржи, а после попытаться скрыться от всевидящего ока Авалона.

Прежде жители Берта находились под защитой рыцарей Буртганга, но Империя низвергла северную державу, распространив властью свою на все сопредельные земли. Простившись с доктором Люгае, герои ступили в городок, заглянули в таверну... где лицезрели некоего воина, предающегося обильным возлияниям. Тот устремил взор на Сару, изменился в лице и нетвердой походкой устремился к выходу из таверны.

Узнавание отразилось и на лице Сары, что не укрылось от ее проницательных спутников. «Это – выживший уроженец Буртганга?» - напрямую осведомился Айгис, но Сара промолчала, не желая отвечать. Расспросив завсегдатаев заведения, узнали Воители Света, что пьянчужка проживает в отшельничестве в одной из пещер близлежащей горы Уеллс, а в город наведывается лишь затем, чтобы вновь и вновь топить свое прошлое в вине.

Устремившись к горе Уеллс, герои лицезрели самого знакомого – Вату, атаковали его. Генерал, однако, отступил, прекращая противостояние, бросил: «Я здесь, чтобы предупредить вас: вы начали привлекать к себе внимание моих набольших. Четверо Божественных Генералов начинают участвовать в происходящем. Если продолжите играть с огнем, ребятишки, то сгорите дотла!» «Но зачем ты говоришь нам все это?» - вопросил Сол, однако Вата не стал отвечать на сей вопрос, и, посчитав, что докучливые герои и так отняли у него предостаточно времени, исчез.

Воители Света же продолжили восхождение к вершине горы Уеллс, где обнаружили утлую лачугу. Хозяина дома не было, и герои приняли решение дождаться его возвращения – заодно и передохнуть...

Наступила ночь, и четверо отошли ко сну... Однако вскоре после полуночи Сол проснулся, отметив, что Сара выходит из хижины. Крадучись, юноша последовал за нею, заметив, что девушка отошла на несколько десятков шагов, а подле нее – тот самый пьянчуга, встреченный ими прежде в городской таверне. Схоронившись за валуном, Сол прислушался к тихому разговору Сары и незнакомца.

Мужчина старательно прятал глаза, вспоминая, как доблестный сир Гавейн верховодил обороной Буртганга, а рыцари под началом его противостояли имперским ниндзям. Но, сосредоточившись на отражении натиска противника у замковых врат, не заметил рыцарь-командующий, как несколько ниндзей сумели проскользнуть в пределы цитадели, где сразили короля. В то мгновение сердце Гавейна затопило отчаяние, а предводитель отряда ниндзей возник у него за спиной, нанес удар.

Гавейн выжил, но обратился в жалкого пьяницу, денно и нощно бичуя себя за неспособность уберечь своего короля и его дочь. И сейчас, преклонив колено пред принцессой Сарой, он молил ту о прощении. «Я едва успел возглавить нас рыцарский орден», - с горечью говорил он. – «Рыцарям надлежит оставаться подле своих королей, меня же ослепила ненависть к врагу... Я рад видеть, что вы живы, Ваше Высочество, осознание сего для меня важнее всего. Прощения вашего я не заслуживаю, и все, что могу предложить – это искреннее раскаяние».

С этими словами рыцарь устремился прочь, исчез в ночи. Сол вернулся в хижину, притворился спящим, а спустя некоторое время в дом ступила и Сара; однако, до рассвета девушка так и не сомкнула глаз.

Поутру Айгис постановил, что в дальнейшем ожидании смысла нет, и следует им вернуться в Берт и искать пьянчугу там. По возвращении в город узнали герои, что искомый ими индивид провел ночь на постоялом дворе, однако по утру Берт покинул. Сама побледнела; близость разоренного, сровненного безжалостными имперцами с землей Буртганга наполняла сердце девушки горькой тоской и тревогой.

Воители Света сняли комнаты на постоялом дворе, дабы провести здесь ночь, а поутру решить, где следует им продолжить поиски буртгангца. Однако, проснувшись, заметили они, что Сара исчезла! «Должно быть, она в одиночку решила отправиться следом за тем пьянчугой», - предположил Даск, и Сол мрачно изрек: «Стало быть, она отправилась в Буртганг». Лишь сейчас поведал он Айгису и Даску о подслушанном ночью разговоре принцессы Сары с человеком, бывшим прежде рыцарем Буртганга.

Поспешив на пристань, герои с облегчением констатировали, что корабль доктора Люгае все еще пришвартован у пирса. Воители Света молили доктора помочь им добраться до Буртганга, однако тот ответил категорическим отказом, молвив: «Дни мои сочтены, однако есть то, что я обязан сделать до того, как покину этот мир. К тому же, мне надлежит торопиться: я только что видел имперский воздушный корабль, летящий на север». Герои встревожились: именно там, на севере, находится Буртганг! Может ли быть появлением имперцев простым совпадением?..

Узнав о том, что принцесса Сара покинула спутников, отправившись к родному замку, Люгае тяжело вздохнул, после чего постановил, что, так и быть, доставит на корабле своем Воителей Света к землям низвергнутой державы рыцарей. «Я помогу вам лишь потому, что она – одна из самых дорогих друзей Аржи», - изрек старик. – «А я сделаю все, чтобы сделать мир ее хоть чуточку светлее».

Судно покинуло гавань, и Люгае направил его через пролив к северным землям... куда уже успела прибыть на торговом корабле Сара. Девушка в одиночку шла через дикоземье, противостояла расплодившимся окрест монстрам. Поднявшись высоко в горы и достигнув перевала, воззрилась она на долину, высился в которой полуразрушенный замок Буртганг.

Вновь нахлынули воспоминания... Тогда пожилой офицер, исполняя приказ короля, вывел юную Сару из замка, где началось сражение между защитниками твердыни и ниндзями на службе у имперцев. Двое бежали в лес, добрались до утлой хижины, где офицер заявил, что отныне для посторонних они – отец и дочь, а зовут девчонку ‘Ласса’. «Это единственный способ для Вашего Высочества избежать пленения», - молвил он, обращаясь к обескураженной принцессе. «Но как долго нам придется скрываться?» - вопросила та, и отвечал офицер: «Пока Буртганг не восстанет из пепла!»

Следующие месяцы они провели, скрываясь в лесу; Сара знала, что ее родной замок разрушен, а отец погиб – реальность, которую пришлось принять и жить с осознанием сего дальше. Но старый офицер занедужил и скончался, а Сара, не ведая, куда ей податься, вернулась в городок, ютящийся близ разрушенного Буртганга... где и была пленена имперцами...

И вот теперь, долгое время спустя, она возвращалась на родину... Миновав разоренный городок, жители которого влачили жалкое существование под игом Авалона, Сара проследовала во врата полуразрушенного замка... где окружили ее имперские солдаты...


Судно доктора Люгае, стоящего за штурвалом, медленно пересекало пролив. Герои изнемогали от тревоги за Сару, то и дело указывая ученому на то, что посудина его могла бы двигаться и побыстрее. И когда на горизонте появился воздушный корабль, стремительно приближающийся, стало ясно: Империя обнаружила их и вскоре настигнет. А с находящегося в открытом море судна бежать, в сущности, некуда...

Обратившись к спутникам, Айгис напомнил, что у них все еще остается волшебная бутыль, и смогут они сигануть в морские глубины, сотворив вокруг себя воздушный пузырь и добраться до Буртганга. «Я останусь!» - беспрекословно заявил Люгае, когда Воители Света изложили ему свой план. – «На этом корабле – Аржи. Я не оставлю свою дочь».

Воздушный корабль Авалона завис над судном, открыл огонь из пушек по беззащитной цели. Понимая, что медлить нельзя ни секунды, герои, бросив последний взгляд на храбого ученого, прыгнули за борт... Ядра разбивали корабль на части, и вскоре судно пошло ко дну.

Воители Света, оставалось коим лишь наблюдать за происходящей трагедией да сознавать неспособностью свою что-либо изменить, могли лишь поклясться, что и за это злодеяние Империя непременно заплатит. А после, достигнув морского дна и обнаружив сеть пещер, герои углубились в оные. Магия воздушного пузыря позволяла им дышать под водой, когда Воители Света, расправляясь с глубоководными монстрами, шагали по кавернам и коридорам, держа курс на север, к побережью Буртганга.

Подводные пещеры привели героев прямиком в озерцо у самых стен замка Буртганг. Проследовав внутрь, Воители Света устремились прямиком к большому залу... где имперцы теснили несчастную Сару. К счастью, на помощь к той пришел сир Гавейн. Перебив авалонцев, рыцарь обратился к принцессе с вопросов: «Ваше Высочество... что вы делаете здесь?» «Я хотела спросить тебя о том же», - отозвалась Сара, и Гавейн, тяжело вздохнув, тихо произнес: «С того самого момента жизнь моя замерла. Но вы живы! И я вспомнил, что означает быть рыцарем, и желание вернуть наше королевство вновь воспряло в моей душе!» «Тогда приступим», - улыбнулась Сара. – «Буртганг навсегда останется нашей родиной!»

Гавейн настаивал на возвращении принцессы в Берт, ведь здесь, в руинах Буртганга, слишком опасно, однако Сара наотрез отказалась следовать воле рыцаря. «Перед смертью офицер, остававшийся со мной все это время, говорил, что рыцарь силен, когда ему есть что защищать», - молвила она, пристально глядя на Гавейна, и тот согласно кивнул: «Да, это так, миледи». И, опустившись на колено, поклялся, что станет оберегать наследницу престола от врага, даже ценой собственной жизни.

В большой зал вбежали Воители Света, и Сара изумленно воззрилась на них. Все-таки судьба благосклонна к ней, ведь у нее такие замечательные друзья! «Что теперь?» - поинтересовался практичный Айгис, и постановила Сара: «Мы отобьем этот замок у Империи! Жители Буртганга, расставшиеся со своими жизнями, должны быть отомщены!» Выступив вперед, Гавейн поклонился героям, заявив, что для него станет честью сражаться подле них с общим врагом.

В последующие часы Воители Света исследовали чертоги и коридоры павшей цитадели, разя имперских солдат, ныне занявших ее; помимо авалонцев, означилась в замке Буртганг и нежить – призраки павших защитников, души которые оставались неупокоенными и алчущими мести.

И когда ступили герои в тронный зал, то с изумлением лицезрели в нем королеву Буртганга, мать принцессы Сару, которую та считала погибшей. «Сара, подойти ко мне», - улыбнулась королева. – «Твой отец ждет». «Нет!» - выкрикнула Сара, отступив на шаг. – «Моя мать погибла. Ровно как отец и сестра».

«Что ж, тогда мне придется забрать тебя силой», - молвила королева, после чего предстала героям в своем истинном обличье – Стикс, одна из генералов Авалона. «Что тебе здесь понадобилось?» - осведомился Даск, и отвечала Стикс: «Предвидение Императора оказалось верным. На этом позабытом погосте пребывает сила кристалла – и я заберу его!»

Воители Света атаковали Стикс, повергли ее... когда на троне возникла облаченная в латы фигура. «Господин Шанго, Повелитель Молний!» - в изумлении выдохнула Стикс, и постановил означенный индивид: «Твой долг – с честью принять свое поражение... и умереть!» С этими словами он вскинул руку, и молния ударила в Стикс, испепелив ту на месте...

Воители Света, изумленные подобным могуществом, отступили. Наверняка Шанго – один из Божественных Генералов, о которых упоминал Вато! Передав Саре свой меч, Гавейн велел принцессе и спутникам ее бежать; сам он попытается в одиночку сдержать воителя, обладающего столь чудовищной силой. «Все эти годы я жил недостойно», - изрек рыцарь, - «и теперь получил шанс искупить свои грехи».

Сара молила рыцаря одуматься, но Гавейн был неумолим. Сол, Айгис и Даск, признавая жертву паладина, вывели принцессу из тронного зала; Гавейн не бесстрашно замер напротив Шанго, который насмешливо осведомился: «Предлагаешь мне поединок? Как твое имя, глупец?» «Я – Гавейн, командующий рыцарями Буртганга!» - прозвучал ответ. «Я же – Шанго, Повелитель Молний, один из Божественных Генералов Авалона!» - пророкотал воин.

Двое сошлись в противостоянии, сознавая, что для одного из них оно окажется фатальным...

Воители Света бежали прочь из замка, остановились во внутреннем дворе, заметив, что окружена твердыня ныне имперцами. Скоропалительная идея выбить авалонцев из Буртганга обернулась сокрушительным поражением, и теперь герои, похоже, оказались в ловушке.

Но заметили они приближающийся воздушный корабль... узнали в котором потонувшее судно доктора Люгае! Судя по всему, ученый заранее сконструировал корабль так, чтобы мог попирать тот как морские, так и воздушные просторы, и сейчас, воспарив из пучин в небеса, Люгае мчался на помощь к Воителям Света.

Корабль опустился близ замковых стен, и герои незамедлительно проследовали на борт. «Чтобы одурачить врагов, ты должен сперва одурачить союзников», - с улыбкой приветствовал их старик. – «Однако, хоть теперь это и воздушный корабль, орудий на нем нет. Потому нам следует убираться отсюда, и поскорее!»

Корабль поднялся в воздух, устремился прочь от Буртганга... но практически сразу же имперское воздушное судно, означившееся поблизости, начало преследование...


Гавейн тем временем сдерживал чудовищный натиск Шанго, и последний поинтересовался, как столь жалкий человечек может обладать подобной волей и продолжать сражение, даже зная, что одержать верх в нем не сможет. «Это не я противостою тебе», - прохрипел паладин в ответ. – «Это души короля, ордена... и всех погибших мирян Буртганга!»

Молния ударила в рыцаря...


А в руках Сары меч Гавейна воссиял... обратившись в кристалл! Могущество павших паладинов разоренной державы перешло к Воителям Света!

Воздушному кораблю удалось оторваться от преследования, ведь, лишенный бортовых орудий, он оказался куда маневреннее и стремительнее имперского судна. «Куда направимся теперь?» - обратился к Воителям Света доктор Люгае, но те лишь пожали плечами.

Даск же вытащил свое магическое растение, прослушал некое сообщение, после чего изрек: «Да, я понял. У нас теперь есть воздушный корабль. Я немедленно возвращаюсь».

«С кем это ты снова общаешься?» - с подозрением осведомился Айгис, и Даск, обернувшись к товарищам, произнес: «Как раз сейчас все и начало происходить. Пришло время навестить Великую Старейшину... в Мисидии». «В Мисидии?» поразился Сол. «В легендарном городе магов?» - вторила ему Сара. – «Я думала, он лишь в легендах существует».

Даск отрицательно качнул головой: вотчина магов реальна, и сейчас надлежит им достичь ее как можно скорее...

***

Матоя открыто заявила Воителям Тьмы, что шансов в противостоянии Империи Авалон у них нет. Сама она займется восстановлением «Призрачной Луны», героям же советовало отыскать таинственный орден ниндзь – Фуга. «Те, кто живут и умирают, сокрытые ночью» - так отзывались о нем миряне, но никто не ведал доподленно, где именно пребывает оплот сей фракции.

Танцовщица предоставила Воителям Тьмы корабль, определенно видавший на своем веку лучшие дни, и Нахт, встав у штурвала, вывел судно в открытое море, направив на север, ибо дух Грэхэма утверждал, что именно там находится цель их поисков. Альба, Глейв и Диана наблюдали за истерзанным миром, разорванными на части первоначалами Света и Тьмы. Ужасно видеть, как морская гладь резко обрывается, а за нею – ничто!..

Наконец, судно бросило якорь у берега континента, и Воители Тьмы, сойдя на берег, добрались до деревушки Хагакуры. В сие захолустье странника захаживали редко, и герои немедленно приковали к себе иполненные любопытства взгляды селян.

Проследовав в обиталище старейшины, Воители Тьмы обратились к тому с вопросом – где могут отыскать они оплот ордена Фуга. «Никогда о таком не слышал», - даже глазом не моргнул старик, но сын его, присутствовавший при разговоре, заинтересовался: «А зачем вам этот орден?» «Нам нужна его помощь», - признался Глейв, но старейшина немедленно извинился за своего сына, язык которого опережает разум, после чего советовал чужеземцам держаться подальше от Леса Лунной Песни к северу от селения. «После того, как с миром нашим случилась катастрофа, обитают там всякие кровожадные твари», - сокрушался старик.

Покинув деревушку, Воители Тьмы устремились прямиком к Лесу Лунной Песни – дремучей чащобе, в пределах которых даже троп не существовало. Героям старейшина искренним не показался, а совет «держаться подальше от леса» и вовсе походил на открытое указание к местонахождению ордена ниндзь. Но насчет дикого зверья старейшина не соврал – желающих полакомиться незадачливой человечинской здесь было хоть отбавляй!

Следуя через лес, Воители Тьмы постоянно ощущали на себе чей-то взгляд, а порой замечали тень, скользившую меж деревьев. Однако тот, кто следил за ними, себя выдавать не желал, а герои, как ни старались, не могли понять – кто их таинственный преследователь.

Но последний все же явил себя, атаковав Воителей Тьмы. Показал он себя весьма искусным воином, хоть и одноруким – возможно, принадлежщим к ордену Фуга... но, не закончив сражения, бесследно исчез, слившись с тенями; казалось, целью нападения своего он ставил оценку сил сих странных чужаков, не более.

Продолжив путь через обширные лесные угодья, обнаружили герои деревушку Матаги, где частенько собирались охотники, преследующие разнообразную дичь – как в Лесу Лунной Песни, так и в восточной долине Акаме... где, правда, в последнее время расплодилось немало монстров.

К удивлению своему, повстречали герои в деревушке сына старейшины, поведали ему о том, что подверглись в лесу нападению некоего однорукого разбойника. «Быть не может!» - опешил юноша. – «И где же он?» «Где-то в лесу», - пожал плечами Нахт, и сын старейшины вздохнул: «Ну, по крайней мере вы живы».

«Ты что-то скрываешь», - нахмурился Нахт, и отвечал сын старейшины: «Я вы сами? Зачем вам понадобился орден Фуга?» «Нам нужна их помощь в противостоянии Авалону», - признался Нахт, и сын старейшины молвил: «Мой народ и есть орден Фуга. Мое имя – Тобикаге. А разбойник, встреченный вами, - Джиннай. Поддавшись алчности, он давным-давно примкнул к Империи. Мне велено покончить с этим ублюдком. Пока он поблизости, мы не можем выступить против Авалона».

Тобикаге рассказывал, что Джиннай хитер и отступает, когда чувствует, что может проиграть сражение. Загнать в угол его непросто, однако отступить дальше долины Акаме он не сможет – именно туда надлежит отправиться героям, если желают они сразить лиходея и заручиться тем самым поддержкой ордена Фуга.

Покинув селение, герои выступили к восточной границе Леса Лунной Песни, за которой простиралась долина Акаме. Ограждали ее горные хребты, и именно здесь, в одном из ущелий обнаружили Воители Тьмы Джинная... окруженного ниндзями, жаждущими покарать былого собрата за свершенное тем предательство.

На глазах героев Джиннай с легкостью сразил ниндзей, после чего устремился прочь; Воители Тьмы последовали за отщепенцем, настигли его на вершине одной из гор. Боле Джиннаю оступать было некогда, и обернулся он к своим преследователям, бросив: «Вас это не касается». «Вообще-то, еще как касается», - возразили Воители Тьмы. – «Как нам сказали, ты отступил от своих клятв и принципов».

Посоветовав героям покинуть сии земли, Джиннай исчез, наверняка применив одну из техник ниндзюцу, а к Воителям Тьмы подоспели ниндзи, ведомые Тобикаге. Последний приказал подначальным рассредоточиться и продолжить поиски предателя...

Дождавшись, когда ниндзи покинут вершину горы, Диана обратилась к спутникам с вопросом: «Если Джиннай столь порочен, как они утверждают, почему же он не напал на нас?» «В клинке его я не ощутил гнева», - поддержал девушку дух Грэхэма.

Переглянувшись, герои последовали за успевшими отдалиться на приличное расстояние ниндзями; возможно, происходит здесь нечто, пока им непонятное, а, стало быть, не стоит делать скоропалительных выводов и принимать чьи-то стороны.

Миновав перевал и спустившись с гор, герои достигли вскоре Башни Испытаний, у подножья которой заметили Джинная и Тобикаге, противостоящих друг другу. К сыну старейшины присоединилось четверо ниндзь, жаждущих покарать клятвопреступника.

Воители Тьмы взирали на противников, не ведая, как следует им поступить. «Неужто пятеро на одного – проявление чести?» - задал риторический вопрос заключенный в меч дух Грэхэма, и это помогло героям принять решение. Нахт – а следом за ним и остальные – выступили вперед, встав между Джиннаем и его противниками.

Ниндзи атаковали, но были повержены Воителями Света, и лицо Тобикаге исказилось от ярости. «Стало быть, предатель нашел себе новых друзей», - прорычал он, на что Нахт отрицательно качнул головой: «Твоя жажда крови настораживает». Посулив, что они еще непременно встретятся, Тобикаге ретировался, а Джиннай поинтересовался у неожиданных союзников, почему те решили прийти к нему на помощь.

«Тобикаге утверждает, что ты перешел на сторону Империи», - отвечал Нахт, а дух Грэхэма молвил: «Но часто все оказывается не таким, как кажется на первый взгляд». «Не стоило вам вмешиваться», - устало вздохнул Джиннай. – «Они ведь и вас теперь начнут преследовать. Надо вам оно?» «Не в первый раз», - отмахнулся Нахт, а Диана поинтересовалась: «Так все-таки, как ты стал противником ордена Фуга?»

Рассказывал Джиннай, как брат убедил его в том, что Буртганг готовится к войне, и надлежит им нанести упреждающий удар, ибо желает того Авалон. Джиннай терзался сомнениями, но ослушаться приказа не посмел, посему наряду с сородичами атаковал паладинов, выступивших на защиту Буртганга. В том сражении он и потерял правую руку, отсек кою рыцарь-командующий, сир Гавейн. Но Джиннай, исполнившись ярости, покончил с королем Буртганга, а после нанес Гавейну удар в спину...

Позже, по возвращении в Хагакуру, Джиннай подслушал разговор отца, старейшины, с некой имперкой, отдававшей ему приказы. Женщина удовлетворенно заявила, что теперь, когда орден Фуга устранил возможную угрозу со стороны Буртганга, ничто не помешает планам Авалона осуществиться. Осознав, что его просто использовали, Джиннай бежал в дикоземье, ведь в миссии его не было чести – лишь погибель, которую нес он, и никто иной.

Осознали Воители Тьмы, что помощи от ордена Фуга они навряд ли дождутся, ведь все это время ниндзи оставались на стороне Империи. Сам же Джиннай направился ко входу в Башню Испытаний, заявив, что должен достичь ее вершины. Воители Тьмы предложили ниндзе сопровождать его, и Джиннай благодарно кивнул: «На более достойных спутников я не мог и рассчитывать!»

Проследовав в Башню Испытаний, герои начали восхождение к вершине, противостоя множеству монстров, рыщущих в коридорах и чертогах монументального строения. На одном из этажей атаковал Воителей Тьмы Тобикаге, все это время следовавший за ними. Но ни один из ударов героев не причинял вреда противнику. «Он владеет техникой ниндзюцу, ‘ивамино’», - сообщил товарищам Джиннай. – «Когда воин применяет ее, тело его становится твердым как камень». Следуя совету Джинная, герои сочли за благо отступить, а Тобикаге кричал им вслед: «Правильно, бегите! Я живу, чтобы наслаждаться этой охотой! А после ярость Фуга разорвет вашу плоть на ошметки!»

Воители Света продолжили восхождение к вершине башни, обучались в которой боевым искусствам ниндзя ордена Фуга. На одном из этажей окружило героев сразу черверо Тобикаге, и Джиннай вздохнул, молвив: «Мой брат всегда любил применять технику ‘хикаге’, создающую иллюзорные образы». Сам Тобикаге, похоже, искренне наслаждался смятением своих жертв.

Но герои сумели одержать верх над сыном старейшины, и тот отступил, вновь скрывшись в тенях. «Джиннай, брат мой», - донесся его голос. – «Убей этих четверых, и предательство твое будет забыто! Это – твой последний шанс вернуться домой... Я же буду ждать тебя на вершине башни». Джиннай не проронил ни слова в ответ.

Достигнув вершины Башни Испытаний, герои лицезрели постамент, возлежала на котором Драгоценность Хагакуры. Джиннай бережно взял реликвию в руки, поведав спутникам, что являет она собою символ посвящения в Фуга. После чего передал драгоценность Нахту.

В следующее мгновение чуть поодаль выступил из теней Тобикаге, и Джиннай, велев героям не вмешиваться, устремился к брату. «Уходите», - бросил он Воителям Тьмы. – «Ибо может произойти нечто страшное».

Двое братьев сошлись в противостоянии... и пал Тобикаге, сраженный Джиннаем. «Уходи, брат», - стали последние слова Тобикаге. – «Уходи с честью».

Но ступил на крышу башни старейшина – названный отец Тобикаге и Джинная, воспитавший обоих с раннего детства как своих детей. «Надо же», - хмыкнул предводитель глаза Фуга. – «Никогда бы не подумал, что Тобикаге предаст меня».

Старейшина вознамерился покончить с Джиннаем, однако Воители Света присоединились к ниндзе в противостоянии его с предводителем клана. Как оказалось, действиями старейшины в последние годы управлял призрачный монстр – паразит разума, и теперь тварь явила себя ужаснувшимся героям, ведь тело, которое занимал он, могло погибнуть!

Но герои покончили с паразитом, и склонился Джиннай над телом умирающего старейшины, лишь сейчас осознавшего, сколь долгое время находился он под контролем злых сил...

В нескольких шагах от героев возникла женщина, сотворила заклятие, заключившее тело старейшины в ледяную глыбу и оборвавшее смертное его существование. «Перед вами – Кокитус Повелительница Льда, одна из Божественных Генералов Авалона», - с нескрываемым высокомерием изрекла чародейка.

Джиннай метнулся к имперке, но та сделала едва заметное движение рукой... и лед сковал отважного ниндзю, обездвижив его. Кокитус вознамерилась было покончить и с четверкой героев, но за мгновение до того, как ледяные стрелы пронзили их, Воители Тьмы попросту исчезли. На лице Кокитус отразилось недоумение: подобного поворота она никак не ожидала...

...Воители Света обнаружили себя на неком островке; ни башни, ни чародейки поблизости не было... зато приветствовал их мужчина, лицо которого скрывала маска, а на голове красовалась остроконечная шляпа с символом в форме полумесяца. «Вы в безопасности», - произнес незнакомец. – «Она далеко, и не сможет навредить вам».

Драгоценность Хакагуры в руках Нахта воссияла, обратившись в кристалл, а после и вовсе исчезло... но могущество реликвии наполнило тела и души Воителей Тьмы. К несчастью, означало сие, что доблестный Джиннай погиб.

«Похоже, пришло время», - молвила Альба, и, на глазах удивленных товарищей вытащив из заплечного мешка некое растение, произнесла: «Это я. Мы сумели обрести Драгоценность Хакагуры». «О чем ты, Альба?» - встревожился Глейв. – «С кем ты говоришь?»

Но Альба не удостоила ответом товарища, и, выслушав ответ невидимого собеседника, рассказавшего о том, что сумел заполучить воздушный корабль, велела ему незамедлительно отправляться в Мисидию.

«Следуйте за мной», - прервал поток обрушившихся на Альбу вопросов незнакомец – Маска. – «Девушка права. Времени у нас крайне мало. Пришел час сломать печать, сдерживающую Совершенное Заклинание».

Все еще не разумея ровным счетом ничего, Нахт, Глейв и Диана устремились вслед за Максой и Альбой...

***

Воздушный корабль Авалона все же сумел настичь судно доктора Люгае, и Воители Света схлестнулись с имперцами, пытавшимися взять корабль героев на абордаж. Ученый, сжимающий в руках штурвал и отчаянно маневрировавший, все никак не мог оторваться от преследования.

Пока остальные были заняты противостоянием, Люгае у штурвала сменил Даск, постановив, что надлежит им подняться над облаками. Оказавшись среди туч, воздушный корабль сумел затеряться, а немного погодя – достичь парящего в небесах острова, сокрытого от мира, - Мисидии!

Даск опустил корабль на окраину острова, предложил товарищам незамедлительно навестить старейшину Мисидии. Доктор Люгае заявил, что корабль покинуть не может, ибо судно – его любимое детище, Аржи; для того, чтобы модифицировать корабль и обратить его в воздушный, ученый воспользовался механизмами андроида, и теперь механическая девушка пребывает в ядре системы судна.

«Неизвестно, когда появятся авалонцы», - молвил Люгае, все еще сомневаясь, что преследователи их действительно потеряли след. – «Потому на всякий случай я побуду здесь».

Сойдя с трапа корабля, Воители Света проследовали в Мисидию, жители которой – черные и белые маги – почтительно приветствовали лорда Даска, спрашивая, не прибыла ли с ним леди Альба. Герои направлялись к обиталищу Великой Старейшины, а Даск рассказывал, что чародеи вознесли остров в небеса в древние времена, дабы уберечь кристалл, им вверенный.

Великая Старейшина – София, приветствовавшая гостей, оказалась не убеленной сединами старицей, а молодой девушкой. Впрочем, чародейкой она была весьма могущественной и требовала безоговорочного почитания к себе со стороны окружающих. Обратившись к Даску, София поинтересовалась, с какими новостями тот прибыл в Мисидию, и отвечал тот: «К сожалению, я остался в Мире Света, в то время как леди Альба оказалась заключена в Мире Тьмы».

«Леди Альба?» - удивилась Сара. – «А вы разве не родственники?» «Родственники», - подтвердил Даск. – «Но все не так просто. Помимо кристалла в Люксе, мы уберегли находящиеся в Дейсте, Русалке, Фабрике и Буртганге, и обрели их энергии. Всего пять». «Прекрасно», - улыбнулась София. – «А как дела у Альбы?» «Леди Альба также преуспела в сохранении кристаллов от сил зла», - отвечал Даск.

«Значит, скоро начнется», - вздохнула Великая Старейшина, и Даск утвердительно кивнул. Вот только Сол, Айгис и Сара совершенно не понимали, о чем идет речь, потому не преминули поинтересоваться об этом. «Вскоре произойдет наслоение реальностей, и расколотый мир вновь станет един», - пояснил товарищам Даск. Сол просиял: значит, скоро они снова встретятся с дорогими друзьями!..

Айгис, однако, не готов был оставить подозрения, которые питал относительно Даска. «Так каким же целям ты следовал все это время?» - потребовал он ответа, и молвила София: «Мы узнали, что Империя намеревается заполучить кристаллы. Я приказала Даску и Альбе уберечь их». «Мы позволили Авалону пленить нас, чтобы оказаться близ кристаллов», - добавил Даск. Айгис удовлетворенно кивнул: теперь все встало на свои места...

Неожиданно земная твердь под ногами героев сотряслась, и вбежавший в помещение испуганный черный маг сообщил Великой Старейшине, что к Мисидии приближается гигантский воздушный корабль Империи. Очевидно, что речь идет о «Гелиогабалусе».

Сол постановил, что однажды они чуть было не уничтожили двигатель сего судна, и сейчас непременно удостоверятся, что боле оно никогда не поднимется в воздух! После чего наряду с Даском, Айгисом и Сарой выбежал из обиталища Великой Старейшины, устремившись к окраине города, где на борту воздушного корабля дожидался их доктор Люгае. Последний предположил, что Сид направил «Гелиогабалус» к Мисидии с целью уничтожения вотчины магов; посему Воителям Света надлежит прекратить бегство от противника, дабы сразиться с ними лицом к лицу.

Помя о том, что воздушный корабль их лишен бортовых орудия, Люгае осторожно подвел его к приближающемуся имперскому судну со стороны днища, надеясь, что находящиеся на борту солдаты не заметят приближения врага. Ученый напутствовал героев, велев тем добраться до помещения, расположен в котором двигатель «Гелиогабалуса», и вывести его из строя. На прощаение Даск передал Люгае свое «магическое устройство» – на поверку оказавшееся растением-шептуном, позволявшим двоим людям общаться, даже находясь на большом расстоянии друг от друга.

Ученый направил корабль вверх, заставил его стремительно пронестись над палубой «Гелиогабалуса»... Воителя Света воспользовались моментом, чтобы спрыгнуть вниз. Остаются у них считанные минуты до тех пор, как судно сие достигнет Мисидии и откроет огонь, потому герои устремились на нижние палубы корабля. Доктор Люгае, оставаясь на борту своего воздушного корабля, направлял Воителей Света к цели, и те, разя встреченных имперских солдат и роботизированные боевые машины, спустились на палубу, где должен был двигательный отсек судна.

Здесь атаковали их сразу три андроида модели «Аржи-2», одержали верх над героями, но когда подступили, дабы прикончить чужаков, из магического устройства зазвучал голос Аржи, призывающей «сестер» остановиться и не причинять вреда союзникам. Андроиды остановились, и Сара приняла решение оставить растение-шептун здесь, дабы Аржи речами своими продолжала сдержать сих механических созданий, не позволяя тем начать преследование Воителей Света.

Продолжая поиски двигательного отсека, герои столкнулись с Ватой, атаковавшим докучливых противников... И вновь оказался генерал повержен Воителями Света; те не стали добавить Вату, проследовали в двигательный отсек... где путь им преградил Шанго.

«Что ты сделал с Гавейном?» - выкрикнула Сара, и Божественный Генерал усмехнулся: «Он хорошо сражался... для человека». Сара задрожала, осознав, что только что получила свидетельство гибели доблестного рыцаря.

Шанго атаковал, с легкостью поверг Воителей Света, после чего пренебрежительно хмыкнул: «Кристаллы отдали силы свои этим слабакам?..»

Неожиданно отсек объяло пламя, и Божественный Генерал в изумлении огляделся по сторонам. Как возможно подобное?.. «Да-да, мы были всего лишь для отвлечения внимания», - прохрипел Даск, и Шанго, донельзя встревожившись, телепортировался прочь, дабы понять, какой противник угрожает ныне уничтожением флагману имперской флотилии.

Воители Света – израненные, изможденные – переглянулись; подобного поворота они не ожидали, ровно как и того, что останутся живы. «Что ты там говорил насчет отвлечения внимания?» - озвучил общую мысль Сол, но Даск лишь отмахнулся: «Я блефовал. Мы все знаем, что на корабле доктора Люгае нет орудий».

«Но кто тогда сделал все это?» - растерянно вопросила Сара, взирая на пламя, полыхающее в двигательном отсеке. «Хотел бы я знать», - вздохнул Даск. – «Возможно, просто росчерк судьбы». Впрочем, размышлять о сем не было времени: «Гелиогабалус» мог взорваться в любую минуту!

Воители Света поспешили покинуть объятые пламенем нижние палубы корабля, воцарилась на котором паника, и достичь верхней. Путь их проходил через просторный ангар, в котором был пришвартован иной, меньших размеров воздушный корабль, у штурвала которого находился Сид. Последний пребывал в отчаянии, ведь «Гелиогабалус», создание которого было назначено ему лично Императором, погибал, и сознавал Сид, что придется держать ему ответ лично перед сюзереном Авалона.

Поднявшись на борт судна, Воители Света потребовали, чтобы Сид привел в действие системы корабля и вывел его из ангара обреченного «Гелиогабалуса», однако тот воспротивился присутствию нежелательных пассажиров, и, призвав трех андроидов Аржи-2, потребовал, чтобы покончили те с четверкой врагов Империи.

Андроиды, однако, приняли сторону Воителей Света, ведь в том, что те являются союзниками, сестер убедила Аржи. Признавая поражение, Сид согласился покинуть «Гелиогабалус» на корабле с героями на борту, но потребовал, чтобы те покинули его судно сразу же, как только окажутся в безопасности.

Вот только двигатель судна наотрез отказался запускаться; наверняка был повержен в недавнем взрыве. Воители Света растерянно переглянулись. Как же им поступить теперь?.. Попытаться достичь верхней палубы?.. Но... корабль доктора Люгае наверняка уже далеко, а они, оставив растение-шептун, лишились возможности поддерживать связь с ученым. Впрочем, Сол и Сара пребывали в непоколебимой уверенности: Аржи непременно спасет их, ведь она всегда находится в нужное время в нужном месте!

Сид отправиться на верхнюю палубу наряду с Воителями Света не пожелал, и герои, оставив имперца на борту корабля в ангаре, поспешили покинуть оный. И не видели они, как андроиды окружили Сида, дабы защитить своего создателя...

Ступив на верхнюю палубу, заметили герои, что охваченный огнем «Гелиогабалус» теряет высоту. К их вящему облегчение, корабль доктора Люгае оставался неподалеку, и сейчас приблизился к имперскому судну, дабы принять Воителей Света на борт. Вот только вплотную сблизиться два судна не могли, и герои застыли в нерешительности, не ведая, как возможно им перебраться на корабль ученого.

Чуть поодаль на палубе «Гелиогабалуса» возник Вата. Напомнив Воителям Света, что один из кристаллов наделил их силами и способностями драгунов, генерал взвился высоко в воздух, перепрыгнув на палубу корабля Люгае. Воители Света последовали его примеру... но Саре не удалось преодолеть расстояние между судами, и девушка рухнула вниз, в морскую пучину. Отчаявшийся Сол молил Люгае и Аржи спасти Сару, но воздушный корабль, несущийся на огромной скорости, стремительно отдалялся от места, где произошла столь неожиданная трагедия...


Небольшой кораблик Маски покачивался на волнах близ островка, и чародей, встав за штурвал, вывел суденышко в открытое море.

Все еще пребывая в растерянности из-за последних событий, герои поинтересовались, о каком таком ‘Совершенном Заклинании’ упоминал Маска, и отвечал тот: «Мы должны сломать печать, которой давным-давно кристалл сокрыл ужасающую магию». «Метеор», - молвила Альба, и герои, обернувшись к девушке и припомнив сказанное ею на острове, потребовали ответа: откуда спутнице их известно о Мисидии?.. В народных сказках упоминается об острове, парящем в небесах и поддерживаемом могущественными заклинаниями, и были уверены Воители Тьмы, что Альба может поведать им подробности о сем сокрытом от мира городе магов.

Маска подвел судно к побережью восточного континента, поведав, что в землях сих – осколки великой некогда цивилизации Луфении. Поинтересовались герои, здесь ли сокрыт Метеор, и как, собственно, их таинственный спутник намеревается поступить со столь могущественным заклятием. «Мы сделаем мир цельным вновь», - просветил Воителей Тьмы Маска. – «Но судьба дает нам лишь один шанс. Надлежит воспользоваться им».

Углубившись в земли континента, герои обнаружили небольшой городок, Луфению – все, что осталось от сей нации. Жители оной оказались весьма странны; взоры их были отрешенными, и, оставаясь на протяжении столетий в изоляции, общим языком они не владели.

К счастью, в селении проживала старуха по имени Унна, всю свою жизнь посвятившая исследованию культуры Луфении. Герои воодушевились было, надеясь, что укажет она им путь к руинам цивилизации древней Луфении, но Унна лишь сокрушенно вздохнула, заявив, что тайны луфениан, ровно как и их речь, остаются непостижимы. «Но существуют древние записи, с помощью которых возможно открыть тайны Луфении», - заверила героев исследовательница. – «К югу отсюда находится башня Розетта, а в ней – если верить слухам – каменная табличка, с помощью магии которой мы сумеем понять речь луфениан». Рассказывала Унна, что когда раскололся мир надвое, башню наводнили монстры, сожравшие всех ее спутников-исследователей; она чудом выжила, и с тех пор остается в сем селении.

Покинув деревушку, Воители Тьмы выступили на юг, и, ступив в башню Розетта, достигли вершины ее, где действительно обнаружили помянутую Унной каменную табличку... а также стража оной – конструкта, созданного луфенианами древности. Оный поверг Воителей Тьмы, но Маска приказал им: «Вставайте и продолжайте бой! Сол и Айгис нуждаются в вас!» «Они живы?!» - воскликнул Глейв, и чародей утвердительно кивнул: «Вставайте, воины! Если хотите снова увидеть друзей, вы должны продолжить бой!»

Собравшись с силами, Воители Тьмы покончили с каменной статуей, и, забрав с собою Камень Розетты, устремились к выходу из башни. Обратившись к Маске, Диана вопросила, откуда известно тому о Соле и ее брате. Тот продолжал молчать, и Глейв подступил к нему вплотную, заявив: «Стало быть, мои подозрения оправдались. Ты ведь Эльго, верно?»

Маска продолжал молчать...


Сара непременно погибла бы, сгинув в морской пучине, если бы не Барбара. Сия драгунка, столь своевременно появившаяся верхом на драконе, подхватила девушку прямо в воздухе, доставила на палубу воздушного корабля доктора Люгае. Придя в себя, Сара тепло поблагодарила спасительницу, но... как та оказалась здесь в нужный момент?

«Я услышала крики земли», - отвечала Барбара. – «Я уже слышала их прежде, когда мир был расколот». «Значит, время настало», - резюмировал Айгис, и Даск подтвердил: «Наслоение реальностей. Как и предрекала Великая Старейшина».

Внимание героев привлек взрыв поодаль – «Гелиогабалус» прекратил свое существование... Обратившись к Вате, сохранявшему молчание и держащемуся поодаль от остальных, Даск утверждающе изрек: «Твоих ведь рук дело». Генерал отпираться не стал: «Можно и так сказать».

«Императору твое предательство не понравится», - произнес Айгис, и авалонец лишь пожал плечами: «Я – Вата Ветреный, с ветрами же и странствую». Махнув героям рукой на прощание, он исчез, не считая нужным сообщить им мотивы своего поступка.

Барбара возвращалась в Долину Драконов, дабы подготовиться к грядущему; герои же направили воздушный корабль к Мисидии, дабы закончить разговор с Великой Старейшиной. Последняя велела Воителям Тьмы выступать к Великой Пещере, ибо пришло время снять печать с Совершенного Заклинания белой магии. Ведь теперь, когда Империя лишилась своего флагмана, она наверняка вернется и обрушится на державы магов всей своей мощью; к подобной сокрушительной атаке надлежит должны образом подготовиться.

На протяжении последних столетий заклинание оставалось сокрыто в пещере – аккурат под кварталами и площадями Мисидии. София вызвалась лично сопровождать Воителей Света, провела их извилистыми коридорами и кавернами в подземные пределы... если таковыми можно назвать глубины острова, парящего в небесах.

По пути рассказывала Великая Старейшина, что в пещере сей сокрыт кристалл – именно его магия удерживает Мисидию в небесах на протяжении столетий. А вскоре герои воочию лицезрели означенную реликвию, немало удивившись ее размерам – столь огромных кристаллов они прежде не видали!

Атаковал героев страж кристалла – магическое создание, должное защищать артефакт от всяческих посягательств. И когда повержено было оное, провела София колдовской ритуал, и Совершенное Заклинание «Святость», заключенное в памяти кристалла, отпечаталось в памяти Воителей Света.

Кристалл потускнел, разом лишившись своих энергий... «Он свершил свой долг перед миром», - пояснил Даск товарищам, и Сол вопросил с нескрываемым страхом: «То есть, Мисидия теперь низвергнется наземь?» «Назначение Мисидии заключалось в сохранении Святости и кристалла», - отвечала ему София. – «И теперь, когда долг державы магов свершен, она может вернуться на землю». «Это что значит?» - озадачился Сол.

Земля под ногами Воителей Света сотряслась...


«Мир не станет ждать нас», - ушел от ответа на прямой вопрос Глейва Маска. – «Мы должны спешить к Унне». Воители Тьмы переглянулись: обсуждать собственную личность таинственный чародей не желал. Что ж, придется на время оставить расспросы и спешить в деревушку Луфению.

Исследовательница пришла в восторг, выслушав рассказ героев, ведь теперь, обладая Камнем Розетты, могли они с легкостью общаться с луфенианами. Поведали последние о том, что иные народу считают кристаллы средоточием чистейшего Света, однако от оракулов Луфении не укрылась Тьма, пребывающая в сих реликвиях.

Последняя из оракулов Луфении сообщила героям, что раскол мира был не случаен, и случился по воле кристалла. Однако Воители Тьмы способны исправить произошедшее, посему оракул благословила их, и теперь в силах герои миновать Запретную Рощу к югу от селения, за пределами которой – руины старой Луфении, погибшей цивилизации. Именно там находится помянутый оракулом кристалл... а также – Совершенное Заклинание черной магии, искомое Маской.

Покинув селение, герои устремились на юг, ступили в Запретную Рощу. Густой туман, витающий здесь, рассеялся пред Воителями Тьмы – оракул не лукавила, когда утверждала, что благословение ее позволит им достичь руин старой Луфении.

Спустившись в руины и приступив к исследованию их, герои обнаружили систему телепортирующих устройств, приводимых в действие магическими камнями – драгоценностями Луфении.

Слова, сказанные оракулом, ведьма обеспокоили Диану. «Если кристалл действительно явился источником этого бедствия», - молвила девушка, обращаясь к товарищам, - «то почему же он избрал нас, наделив своей силой?» «Мы должны просто взять и спросить сам кристалл», - предложил дух Грэхэма. На том и порешили: лучшего ответа на сей вопрос все равно не было...

В глубинах руин означился эйдлон Дьяволос, и, повернув сию сущность, обрели герои последний из магических камней и возможность достичь сердца подземного комплекса. Вот только ступили они в чертог, находилось в коем огромное зеркало... Но... где же кристалл, о котором говорила оракул?..

Маска медленно приблизился к зеркалу, воззрился на свое отражение в нем. «Здесь никогда не было кристалла», - наконец, изрек он.

«Что?!» - хором воскликнули герои, а Глейв неуверенно добавил: «Может быть... ты все-таки не Эльго?» «Когда мир оказался расколот на Свет и Тьму, та же участь постигла и меня», - изрек Маска. Воители Тьмы потресенно молчали, после чего осведомились: спутник их принадлежит к Свету... или ко Тьме?..

«А вы как думаете?» - вопросил Маска, и, обернувшись к героям, постановил: «Обнажайте клинки, воители! К бою!..»


Мисидия медленно опустилась с небес на землю – туда, откуда была вырвана и вознесена столетия назад.

Воители Света вернулись из пещер в город, однако заверила их София, что медлить не следует, и надлежит им спешить к каверне в северных горах. «И что же мы найдем там?» - осведомился Айгис, на что отвечала Великая Старейшина: «Узрите сами». После чего скрылась в своем особняке и заперла дверь.

Героя не оставалось ничего иного, кроме как внять словам Софии, и, покинув Мисидию, выступить в северном направлении – к Великой Пещере... которая оказалась зеркальным отражением той, в которой они только что побывали! «Прежде они были одной и той же пещерой», - догадался Даск, однако София, как и прежде, отказалась отвечать на вопросы, велев спутникам спуститься в подземные недра и все узреть своими глазами.

В сердце пещеры означился огромный сияющий кристалл – в точности такой же, коий наблюдали они в подземелье Мисидии. «Мы успели вовремя!» - с облегчением воскликнула София. – «А теперь следует приступить к ритуалу, коий наделит вас моим могуществом».

Великая Старейшина принялась читать заклинание, преобразуя энергии кристалла в магические потоки и направляя те в тела героев. Кристалл потускнел... но ныне новые силы полнили Воителей Света!

Пещеру наводнили имперские солдаты под началом Шанго. «Мы захватили Мисидию», - с нескрываемым высокомерием постановил Божественный Генерал. – «Пришло время сложить оружие, детишки». Воители Света поразились: как авалонцы столь стремительно сумели захватить державу магов, если вернулась она с небес лишь считанные часы назад?!

Но сотряслась земля... и осознали герои, что происходит наслоение реальностей, и мир их возвращается, наконец, в изначальное состояние...


Маска нанес удар магией, сотворив огненный шар и швырнув его в дальний угол помещение. Кокитус, скрывавшаяся в тенях, едва успела увернуться, выругалась. «Что ты сделала с Джиннаем?!» - рявкнул Нахт, обнажая меч, но имперка лишь ухмыльнулась: «Скажем так: труп его холоден как лед».

Кокитус с легкостью повергла Воителей Тьмы... и узрели те, как отражения их в огромном зеркале воссияли. Но... что это может означать?.. «Как я уже сказал, кристалла тут нет», - напомнил сподвижникам Маска. – «Ваши доблесть, вера, дружба... Сии нерушимые узы и являются по сути своей кристаллом».

Осознали Воители Тьмы, что в памяти их отпечатывается знание о Совершенном Заклинании черной магии – Метеоре!.. Не мешкая, применили они сие заклинание против Кокитус. В ответ та, едва успевшая навести колдовской барьер, сотворила двеомер гибельного заклятия, должного покончить с героями, но магический удар принял на себя Маска, после чего пал... Кокитус же, обессиленная магическим противостоянием, поспешила ретироваться...

С криком «Эльго!» Воители Тьмы бросились к павшему чародею. «Иной я...» - прохрипел тот. – «Вы должны...» Маска скончался...

Земля под ногами героев сотряслась... Все залил ослепительный свет... Мир, расколотый надвое, вновь становился един...

***

Наслоение реальностей свершилось, и Воители Света наряду с Софией обнаружили себя за пределами Великой Пещеры. «Неужто мир вновь цел?» - неуверенно поинтересовался Айгис, и Даск пожал плечами: «Будем надеяться». «Стало быть, Диана и Глейв должны быть где-то здесь!» - радостно воскликнул Сол, и Сара бросила на него быстрый взгляд. Диана... Неужели сердце юноши все-таки принадлежит этой девушке?..

Даск заверил товарищей, что с иным отрядом – Воителей Тьмы – все в порядке. Сол вознамерился было выступить на поиски товарищей, но София неожиданно молвила, вперив в пространство задумчивый взор: «Подождите-ка немного... Здесь что-то не так... Вход в пещеру исчез». И действительно: там, где еще недавно был зев, ныне виднелась лишь горная порода.

«Возможно, Великая Пещера попросту прекратила свое существование из-за слияния миров», - предположил Даск. – «Эдакий побочный эффект наслоения реальностей». «А что тогда случилось с Шанго?» - озадачился Сол.

София же растерянно покачала головой, постановив, что надлежит им незамедлительно возвращаться в Мисидию, дабы понять, что произошло с сим миром ныне.

...В городе магов, пребывающем ныне в изолированной, окруженной горами долине, не было ни души. «Великая Старейшина, неужто и это - в результате наслоения реальностей?» - вопросил обескураженный подобным поворотом Даск, но София лишь пожала плечами. «Но ты же говорила, что наслоение реальности вновь сделает мир целым!» - воскликнул Сол, и София задумчиво произнесла: «В теории, да...»

«Наверное, в момент слияния миров что-то произошло...» - предположил Даск, и София велела Воителям Света немедленно выступать на поиски товарищей, которые должны находиться где-то в образовавшемся мире. Сама же она останется здесь, в пустующей Мисидии, и попытается изучить древние фолианты, чтобы понять: что же, в сущности, произошло со слившимися воедино мирами.

Покинув Мисидию, герои осознали, что воздушный корабль доктора Люгае исчез... так же, как и вход в пещеру. Неужто во всем мире не осталось ни души?.. «Когда два мира слились, часть каждого из них осталась в отдельных измерениях», - предположил Даск...


Воители Тьмы покидали руины древней Луфении, надеясь поскорее вернуться в близжелащее селение. Альба, успевшая пообщаться с Даском посредством растения-шептуна, пребывала в тревоге, но опасениями своими делиться со спутниками не спешила.

По пути ни один монстр не напал на них, а по прибытии обнаружили герои совершенно опустевший городок, не осталось в котором ни души. «Должно быть, побочный эффект наслоения реальностей», - пояснила товарищам Альба. – «Другими словами, при слиянии миров часть каждого из них исчезла».

Неожиданно окружили Воителей Тьмы имперские солдаты, атаковали... а когда повергли герои противников, те восстали вновь, обратившись в монстров!..


К вящей радости Воителей Света, воздушный корабль опустился наземь близ Мисидии, и приветствовал их доктор Люгае. «Все благодаря Аржи!» - улыбался он. – «Она почувствовала, что что-то происходит, и подняла корабль в воздух».

Спрашивали встревоженные герои, что же произошло с их миром, но ученый так и не смог подобрать слова, потому советовал Воителям Света изреть состояние реальности воочию.

Воздушный корабль поднялся в воздух... Лицезрели герои пустующий мир, лишенный жизни. Люди попросту исчезли. Неужто такой исход наслоения реальности был ожидаем?..

Неожиданно Даск, пообщавшись с сестрой посредством растения-шептуна, метнулся к ученому, просил того уступить ему место за штурвалом. Удивленный, Люгае, тем не менее, позволил юноше принять управление судном, и тот незамедлительно направил корабль на запад... посадив близ некоего городка. «Это Луфения», - пояснил Даск товарищам. – «И нам следует поторопиться».

Воители Света устремились в селение... обнаружив товарищей, окружало коих ныне множество монстров – солдат-оборотней. Перебив сих тварей, герои, наконец, воссоединились после долгой разлуки. А после поделились своими наблюдениями о том, что люди в сем мире исчезли.

После, поднявшись на борт воздушного корабля, Воители Света и Воители Тьмы поведали друг другу о пережитых приключениях, о зловещей тени Империи Авалон, распространившейся на земли обоих миров. И ныне следует навестить сию державу... Ведь если имперские солдаты-оборотни означились в Луфении, можно предположить, что миряне Империи избежали участи, постигшей иных обитателей планеты. Однако, прежде, чем отправиться к землям южного континента, Даск предложил спутникам вернуться в Мисидию, дабы переговорить о происходящем с Великой Старейшиной.

Последняя приветствовала Альбу, когда та наряду с остальными ступила в особняк ее, просила сообщить обо всем, что девушке удалось выяснить. «Как мы и предполагали, первое наслоение реальностей разделило мир пополам», - молвила Альба, обращаясь к Софии, - «на часть Света и часть Тьмы. Даск остался в Мире Света, в то время как я – в Мире Тьмы. Мы сумели обрести могущество кристаллов в каждой из сих реальностей. Сразу после того, как мы сумели свершить это, случилось второе наслоение реальностей и мир вновь стал един. Однако, единение оказалось неполным и повсеместно наблюдаем мы аномалии».

«А что с Империей?» - осведомилась София, и отвечала Альба: «Мы были атакованы имперскими солдатами, но большего на данный момент не знаем. Если судить по реакции на происходящее Божественных Генералов, аномалии явились для них неожиданностью». «Понятно», - кивнула Великая Старейшина. – «Однако мы не можем отвергать предположение о том, что происходящее может быть воплощением одного из замыслов Авалона».

Даск предложил спутникам немедленно отправляться в Империю, где могут узнать они об участи исчезнувших, и когда согласились с ним иные герои, возвестила София: «Воители Света и Тьмы, я велю вам следовать в Авалон и начать поиски мирян. Я же останусь здесь и продолжу изучение аномалии».

...Взойдя на борт воздушного корабля, Воители Света и Тьмы поведали доктору Люгае, что направляются прямиком в земли Империи. Судно, поднявшись в воздух, устремилось к южному континенту, Авалону... вот только столицу Империи окружал магический барьер. Очевидно, что пока наведен он, о том, чтобы достичь логова врага, не может быть и речи...

«Когда мир вновь стал цельным, я заметил, что один из уголков его скрывает тьма», - задумчиво произнес доктор Люгае. – «Возможно, это межпространственный разлом, образовавшийся в процессе наслоения реальностей. Заметил я его к северу от Дейста, где прежде правили драгуны».

Что ж, визит в Империю придется отложить, и герои согласились с предложением ученого исследовать странную аномалию, посему отправились к землям Дейста. Их родной мир был мертв, опустошен неведомой силой, и неведомо, удастся ли возродить его... Но герои намеревались сделать все, от них зависящее, чтобы свершилось это...

Деревушки Браски не существовало боле, однако – к удивлению герою – жители остались в сих землях, и дивились внезапному исчезновению своих жилищ. Проследовав в лес близ Дейста, Воители Света и Тьмы обнаружили в сердце чащобы вихрящуюся тьму. Герои ступили в оную... обнаружив себя на островке земной тверди, вырванном из их мира и находящемуся в некоем карманном измерении. Стало быть, наслоение реальностей действительно прошло с искажениями и части мира оказались заключены в подобных реальностях... Но что стало тому причиной?..

К удивлению героев, означились здесь имперские солдаты-оборотни, защищающие престранную сферическую субстанцию. Повергнув противников, Воители Света и Тьмы обрели оную, после чего, вернувшись в родной мир, поспешили в Мисидию, дабы известить о находке Великую Старейшину.

«Это вещество не принадлежит нашему миру», - молвила София, внимательно осмотрев субстанцию, обнаруженную героями. – «Наши магические фолианты называют подобное ‘темной материей’, и найти ее можно лишь в межпространственном рифте. Говорят, сила ее сравнима с той, коей обладают кристаллы! Судя по всему, темная материя появилась в нашем мире как следствие наслоения реальностей». «Стало быть, Империя стремится обрести темную материю для неких собственных целей», - резюмировала Альба.

«Вы думаете, эти рифты – пространства, в которых заключены обитатели нашего мира?» - озадачилась Сара, и подтвердила София: «Наверняка. Сейчас все карты – на руках у Империи. Но мы не можем позволить, чтобы авалонцы обрели темную материю».

«Думаете, это будет так легко?» - прозвучал голос, и в помещении возник Вата. Герои незамедлительно изготовились к бою, но опальный генерал и не думал нападать, а счел необходимым просветить вероятных противников о текущей ситуации. «Темная материя была разделена на восемь частей», - говорил он. – «Император Авалона начал их поиски, чтобы заполучить могущество сего вещества. Конечно же, с помощью своих драгоценных генералов». «Боговен и остальные все еще живы?!» - поразился Глейв, и Вата мрачно кивнул: «Они были возрождены нежитью».

Что до самого Ваты, то, по его заверениям, действует он в угоду лишь собственным интересам. Сделав это заявление, он попросту исчез. Можно ли доверять Вате?.. Сара считала, что, по крайней мере, слова его нельзя отвергать. Потому надлежит выступать на поиски темной материи, и уповать на то, что обретут они ее прежде, чем это сделают служители Императора.

...Последующие дни Воители Света и Тьмы всецело посвятили поискам темной материи. Оставаясь на борту воздушного корабля, мчащегося над землями мира, воцарился в котором вечный сумрак, они выискивали места, вихрилась в которых тьма, знаменуя проходы в межпространственный рифт – ирреальность, заключающую в себе части темной материи.

Одну из таковых обнаружили герои в руинах Фабрики, где также ютились выжившие миряне, следующую – в трущобах Гардении, где рыскали имперцы и оборотни. Ныне замок Фалгабард всецело пребывал в пределах разлома, и именно там противостояли герою Боговену Пламенному, коего Император лишил воспоминаний, обратив в оружие; сразив генерала, обрели Воители Света и Тьмы следующую часть темной материи. Дух Грэхэма был уверен в том, что возмездие свершилось, и ныне дух отца Нахта обретет покой. «Думаю, обретет покой и Эльго», - тихо заметил Айгис, и герои разом помрачнели, унесшись мыслями в прошлое, вспоминая о гибели мудреца...

Следующую часть темной материи отыскали Воители Света и Тьмы в разломе, означившемся близ руин Русалки, и стражем артефакта выступала Стикс Водная, обращенная Императором в могущественную нежить. «Пророчество исполнится!» - возвестила она, атаковала героев... но пала в противостоянии. Забрав с собою темную материю и возвращаясь из пространства сего в мир, гадали воители, о каком именно пророчестве говорила Стикс. Возможно, в Империи пребывает некий пророк?..

Продолжая странствие, посетили герои Буртганг, где обрели шестую часть темной материи, а после, посетив Хакагуру, сразили престранную сущность, пленника Пустоты, во владении которого означилась очередная часть темной материи. Наконец, в эльфийской вотчине, близ Иггдрасиля ступили Воители Света и Тьмы в очередной рифт, где, покончив с восставшим нежитью Асмодаем, отыскали последнюю, восьмую часть темной материи.

На глазах пораженных героев восемь частей темной материи слились воедино... образовав поистине гигантских размеров кристалл. А в следующее мгновение доктор Люгае связался с Даском посредством растения-шептуна, сообщив, что магический барьер над замком Авалон исчез. «Стало быть, имперцы ожидают нас наряду с кристаллом», - заметил Даск, и на глазах героев гигантская реликвия уменьшилась в размерах, и Сол принял ее в ладони.

Очевидно, что, следуя к Авалону, устремляются они в расставленную ловушку, но Воители Света и Тьмы намеревались покончить с Императором и его прихвостнями – четырьмя Божественными Генералами, на корню пресекая махинации авалонцев и возвращая мир в его изначальное состояние.

Позже, на борту воздушного корабля, доктор Люгае, выслушав рассказ героев, предположил, что кристалл – предвечная реликвия сего мира - обратился в осколки темной материи, дабы уберечь себя от опасности. Возможно, именно при этом мир и был разделен надвое.

...Но когда прибыли герои на южный континент и приблизились ко вратам величественной цитадели – замка Авалон, воздух сотряс незнакомый голос: «Мы ждали вас, Воители Света и Тьмы, избранные кристаллами! Наш Император ожидает вас в сем замке. Он велел мне относиться к вас как... к почетным гостям».

Врата распахнулись, и герои, сохраняя осторожность, проследовали в пределы замка. То, что шагают они в ловушку, с каждым мгновением становилось все очевиднее...

Казалось, замок пустовал – никто не сделал попытки атаковать героев, когда шли те в направлении тронного зала. Неожиданно возник пред ними Вата, предупредив, что ожидают появления воителей четверо Божественных Генералов. «Помимо уже знакомых вам Шанго и Кокитус, есть еще двое», - молвил он. – «Правая рука Императора: Империо, Повелитель Света. А также Геенна, Повелитель Тьмы, коего не видел воочию никто из смертных».

Герои требовали ответа у Ваты: почему предает тот своего Императора, делясь с ними сими сведениями? «Я подобен листу, швыряемому ветром», - пожал Вата плечами, после чего снова исчез. Неужто индивид сей действительно столь прост и не преследует никаких долговременных целей?.. В это героям поверить было весьма сложно...

Да, замок был пуст... За исключением четырех Божественных Генералов. В противостоянии сразили воители Кокитус, после – Шанго, свершив тем самым отмщение за Джинная и Гавейна. «Жаль, что мы не встретились... когда я был человеком...» - прохрипел Шанго, умирая, чем привел героев в замешательство. Неужто сии демоны во плоти, Божественные Генералы, некогда были самыми обыковенными людьми?.. Что же столь изменило их, обратив в подобных созданий?..

Наконец, достигли герои центральной тронной залы замка, где приветствовал их индивид, облаченый в белые одеяния - Империо. «Рад, что вы сумели добраться сюда», - изрек он, и воители узнали этот голос: именно он обращался к ним у замковых врат. «Избранные воины, странствующие по Мирам Света и Тьмы в поисках кристаллов», - продолжал вещать Божественный Генерал. – «Спасибо, что показали нам истинные пределы их могущества». «О чем это ты?» - с подозрением осведомился Даск. – «Что за истинные пределы? И как мы это показали?»

«К сожалению, время ваше на исходе», - констатировал Даск. – «Ваша роль всегда заключалась в том, чтбоы обрести кристаллы и передать силу их Императору». Осознание того, что все это время были они лишь пешками в игре Императора и подручных его, привело героев в ярость, и атаковали они Империо.

И когда повержен оказался последний, то обратился он в последнего из Божественных Генералов, Геенна – темное отражение Империо. Стало быть, генералы Света и Тьмы оказались единой сущностью... Воители сразили Геенну, и тишина воцарилась в тронном зале. «Думаю, я понял», - произнес Даск, кивком указав на мертвое тело Божественного Генерала. – «Тьма поглощает Свет изнутри».

Воители Света и Тьмы приблизились к облаченной в доспех фигуре, замершей в отдалении. Наверняка это и есть Император, правитель Авалона. Стало быть, одержав верх над ним, положат герои конец войне, снедающей мир... Герои атаковали противника... и рассыпались доспехи, явив пораженным воителям тот факт, что пусты они внутри!

Что может означать подобное откровение?.. Император – не более, чем пустой доспех?.. Но кто же тогда ответственен за претворение всех этих дьявольских я?!.

В тронном зале возник темный портал; осознали герои, что последнее сражение их еще впереди, и некто приглашает их ступить в разлом, дабы свершить оное в своем владении.

И когда проследовали воители в рифт, возникший из доспехов Императора, то обнаружили себя на лесной поляне, и прозвучал в разумах бесплотный голос, обращающийся к ним: «Добро пожаловать, несущие Свет! Сей мир наполняет лишь отчаяние. Принесите же мне свой Свет!»

Предположили герои, что говорит с ними кристалл, однако Диана с сим не согласилась. «Голоса кристаллов мягки и теплы, этот же – холоден как лед», - молвила девушка. Неужто... Император?.. Такой возможности тоже нельзя исключать, но гадать можно до бесконечности.

Лес остался позади, и герои обнаружили себя на островке тверди в Пустоте. Здесь им вновь предстал Вата, и воители закатили глаза: «Что, опять явился, чтобы предупредить нас о чем-то?» «Догадались», - хмыкнул имперец. – «Чтобы проследовать дальше, кое-кому придется принести жертву?» «Угроза?» - нахмурился Нахт, но Вата покачал головой: «Предупреждение».

«Что это за место?» - спрашивал Сол, на что Вата лишь бросил: «А сами не видите? Оглядитесь по сторонам!» «С кем ты состоишь в союзе?» - допытывался Нахт, и изрек Вата: «Скажем так: есть кое-кто, кому я прихожусь врагом».

Так и не добившись от сего престранного индивида ни одного вразумительного ответа, герои продолжили путь в сем пространстве, а Вата, как и прежде, попросту исчез. Миновав ряд островков тверди, вырванных – вне всяких сомнений – из их родного мира, воители лицезрели пред собою долину, высился в коей замок Люкс!.. В пределах пустующей ныне пребывало множество разломов в реальности, проходя в которых, герои перемещались в иные помещения замка, что делало исследование его задачей весьма непростой.

Призрачные обитатели замка говорили героям об армиях Небытия, остановить которые невозможно. Воители Света и Тьмы, в свою очередь, поведали защитникам Люкса об аномалиях, сопутствовавших наслоению реальностей, и солдаты рассказали, что в сем пространстве, рекомом 'Пустотой’, остается множество демонов – ‘армии Небытия’. Твари непрерывно атакуют Люкс, и защитники замка прилагают все усилия, чтобы отражать натиск противника.

На самом деле, обитателей в замке было совсем немного, и не имели они ни малейшего представления о том, куда подевались остальные – те исчезли, как и большинство мирян. Сол, Глейв, Диана и Айгис не нашли здесь своих родных и близких, однако были уверены, что непременно отыщут их... как только поймут, какие силы стоят за постигшими мир бедствиями.

Покинув замок, герои, следуя указанию солдат Люкса, проследовали в долину к северо-востоку... туда, где пребывали демоны Небытия. В сем пространстве, рекомом ‘Миром Отчаяния‘, противостояли воители воплощению оного. «Я – Отчаяние, первый клинок в арсенале Небытия», - вещало сие порождение. – «Мое назначение – лишить надежды человечество. Именно поэтому я и было сотворено. Вас так легко понять. Вы испуганы. Вы страшитесь смерти. Но я не стану вас убивать. Если вы оставите надежду и позволите тьме наполнить ваши души, вы сможете мирно существовать, обратившись в тени себя прежних».

Герои повергли Отчаяние... и надежда вернулась в их мир, а обитатели Люкса вновь обратились в самих себя; теневые воплощения их исчезли бесследно.

...Продолжив исследование Пустоты, зрели воители эльфов, походящих на тени. Неужто принц Адриан и королева Силка тоже где-то здесь?.. Похоже, множество селений их родного мира оказалось перемещено в сию реальность... хотя самого Игграсиля герои не наблюдали. Обращаемые в тени эльфы влачили жалкое существование, ведя в произошедшем расколе мира людей.

Чуть поодаль лицезрели герои сущность, назвавшуюся ‘Страданием, вторым клинком в арсенале Небытия’. «Я – то, что лишило доверия обитателей мира смертного», - изрекла она. «Так вот почему... эльфы так отнеслись к нам», - осознала Диана, а Глейв вопросил: «Что случилось с Адрианом и Силка?» «Думаю, они были уничтожены в час наслоения реальностей», - безразлично отозвалось Страдание. – «Но даже и без моего вмешательства, доверие эльфов к людям было лишь иллюзией, которую надлежало разбить». «Нет! Они доверяли нам!» - воскликнул Глейв. – «И не только старик – Адриан и королева Силка верили в то, что сможем мы спасти мир!»

Воители Света и Тьмы сразили Страдание, потребовали ответа, что представляют собой сущности сии и какие цели преследуют. Но Страдание лишь рассмеялось в ответ... а после исчезло, ознаменовав тем самым возвращение в мир доверия.

Вернувшись в эльфийское селение, герои поведали эльфам о своей роли в низвержении ложного короля. В ответ те признались, что принц Адриан искренне верил в людей, но в час второго наслоения реальностей бесследно исчез наряду со стражей своей и Иггдрасилем. Пообещав эльфам, что непременно отыщут их принца, воители продолжили исследование осколков мира, остающихся в Пустоте.

Означился здесь и замок Буртганг, и предложил Сол разыскать в пределах твердыни сира Гавейна, ибо не верил в то, что доблестный рыцарь погиб. Но нет, лишь призраки стенали в стенах замка, испытывая муки ужасающего подобия жизни, обвиняя рыцарей королевства в своей судьбе... Проследовав через очередной рифт в Мир Мучения, отыскали герои воплощение оных. «Я – третий клинок в арсенале Небытия», - изрекло Мучение. – «Я забрало из мира всю любовь, и теперь вы, жалкие создания, испытываете лишь ярость, направленную на свое существование».

Герои сразили Мучение, возвращая любовь в мир, и сущность исчезла, посулив воителям, что ступили они на путь, сойти с которого не смогут... ровно как и вернуться в родной мир. Призраки короля Буртганга, королевы и принцессы, остающиеся в тронном зале, с искренней радостью приветствовали принцессу Сару. Та же обратилась к духу отца, поведав, что доблесть сира Гавейна и верность друзей сподвигли ее на возвращение в Буртганг, а после явила родителю Галантин, меч павшего рыцаря. «Слова не могут выразить, как я скорблю о пережитом тобой», - прошелестел призрак короля, обращаясь к дочери. – «Но знай: с этого момента мы всегда будем рядом с тобой!»

Души обитателей Буртганга даровали энергии свои зачарованному оружию, и воссиял клинок, на глазах пораженных героев обращаясь в легендарный Экскалибур!.. Тепло прощаясь с Сарой, призраки исчезали, и поклялась принцесса, что, пока жива она, свет Буртганда не угаснет...

...Путь Воителей Света и Тьмы лежал на гору Фалгабард, находящуюся ныне в пространстве, именуемом ‘Миром Бедствия’. Перевалив через гряду, лицезрели они замок Фалгабард, и предположил дух Грэхэма, что, вероятно, могила Сигурда, отца Нахта, все еще находится где-то здесь.

В стенах замка оставались немногочисленные, омраченные тенью гномы. Последние поведали героям, что как раз достигли Фалгабарда, надеясь остановить цитадель, когда произошла катастрофа, и они неким непостижимым образом оказались здесь, в Пустоте.

В пустошах за замком предстала воителям сущность, назвавшаяся ‘Бедствием, четвертым клинком в арсенале Небытия’. «Чего вы пытаетесь достичь, лишая Света этот мир?!» - потребовала ответа Диана, и отвечала сущность: «Мы ничего достичь не пытаемся». «Ты есть, вы пытаетесь уничтожить всю жизнь... безо всякой на то причины?» - поразился Айгис.

«Позвольте задать вам один вопрос, люди», - изрекло Бедствие. – «С самого момента своего рождения вы обречены на смерть... Ради чего же вы живете?» «Потому что есть у нас надежды и мечты!» - воскликнул Сол, и сущность хохотнула: «Мечты? Вы все еще продолжаете мечтать, даже видя то, что окружает вас?» «Так в этом и состоит суть жизни!» - молвил Сол, и Сара поддержала его: «У всех нас есть мечты. Моя заключается в том, чтобы возродить Буртганг... нет, целый мир!»

«Тогда позвольте мне уничтожить вас сейчас, чтобы не испытывали вы боли от осознания того, что не сумели воплотить в жизнь мечту!» - предложило Бедствие... Герои сразили сие создание, и мечты вернулись в мир...

Ночь они провели в одном из чертогов замка Фалгабард. Познакомившись с Нахтом поближе, Айгис благодарил юношу за то, что присмотрел тот за Солом и Дианой, его младшей сестрой. «Нечего меня благодарить», - коротко отозвался Нахт. – «Эти двое вполне могут за себя постоять».

Поутру воители разыскали за замком могилу Сигурда, и изрек дух Грэхэма, обращаясь к Нахту: «Почему бы тебе не отпустить его, своего отца? Люди должны учиться у своих родителей, а после – передавать это знание будущим поколениям. Если он тебе небезразличен, попрощайся с ним и приложи все усилия для того, чтобы он гордился тобой еще больше».

Неожиданно воссиял могильный камень, и зазвучал в воцарившейся тишине голос Сигурда: «У тебя прекрасные друзья, Нахт. Ты никогда не остаешься один. Помни, как это замечательно, - иметь друзей. Грэхэм, пожалуйста, продолжай присматривать за моим мальчиком».

Нахт простился с духом отца, обретя, наконец, душевный покой. Покинув Фалгабард, вернулись герои к Темным Вратам – пространству, являющему собой перекресток меж островками тверди, властвовали над которыми четыре могущественные сущности, порожденные Небытием. Ныне возникло здесь облако темной энергии, исходила от которое поистине невероятной силы энергия.

Герои замерли в нерешительности, гадая, встретят ли они за порталом сим предводителя армий Небытия, ответственного за плачевное состояние, пребывает в котором их родной мир. Неожиданно из растения-шептуна, остающегося в заплечной суме Даска, раздался полный тревоги голос доктора Люгае. «Все плохо!» - говорил ученый. – «Все в этом мире стягивается к определенной точке – Авалону!»

Взоры героев вновь обратились к средоточию темной энергии, и доктор Люгае подтвердил их худшие подозрения: источник искажения пространства – гигантская масса, сосредоточенная в одной точке. «Это называется ‘темным потоком’», - молвил ученый. – «Другими словами, невероятное по масштабам своим средоточие пустоты, пытающейся вернуть в небытие все сущее».

Неужто все усилия Воителей Света и Тьма – впустую?.. Противостояние имперцам, а после – загадочным сущностям, «клинкам Небытия»... Быть может, искажение пространственно-временного континуума и гибель их родного мира предотвратить попросту невозможно?..

Но отказывались сдаваться герои, и атаковали средоточие темной энергии – этот... темный поток... надеясь уничтожить его раз и навсегда. То был жест, продиктованный отчаянием... Как можно одержать верх над явлением, непостижимым для смертных?..

Как и ожидалось, атаки героев никак не повлияли на темный поток... и возник пред ними ухмыляющийся Вата. «Как всегда – эмоции берут верх над логикой», - пропел опальный генерал, наслаждаясь выражением лиц опешивших воителей. – «Как уничтожить ничто? Обратив его в нечто! Эта штука поглощает Свет – так дайте же ей весь Свет, который только сможете!»

Метнувшись к средоточию темной энергии, Вата начал преображаться, обращаясь в порождение Небытия... но жертва его привела к тому, что темный поток обретал воплощение в физической вселенной!.. Не мешкая, герои атаковали Вату, благодаря того за подобный неожиданный, самоотверженный шаг, подаривший им надежду...

«Почему, Вата?» - спрашивали герои, и прохрипел тот, пытаясь удержать поглощаемое Небытием сознание: «Мы с вами... не так уж и отличаемся. Империя атаковала... близлежащую деревушку... чтобы заполучить находящийся там кристалл... Я был единственным выжившим... А после – оттачивал свое боевое мастерство, чтобы «служить» Авалону. Но я... не мог приблизиться к Божественным Генералам... не говоря уже об Императоре. Я уже было оставил надежды на отмщение и смирился с мыслью о служении Империи... когда повстречал вас». Пораженные, герои недоумевали, почему же Вата не присоединился к ним, но тот напомнил, что он – подобен ветру, и избирает в жизни свой собственный путь...

Небытие всецело поглотило Вату, и обратился тот в часть темного потока. Но Воители Света и Тьмы сумели сразить воплощение оного, а после, ступив в образовавшейся рифт, переместились в Мир Небытия.

Здесь, миновав призрачные лес и горы, достигли герои разрушенного замка. Разя могущественных порождений Небытия, исследовали они цитадель, и, отыскав в ней очередной рифт, ступили в него, обнаружив себя на самой окраине сей престранной реальности... в некоем зале, где восседал на троне никто иной, как Эльго!

«Рад снова видеть вас, Воители Света», - приветствовал он изумленных героев, после чего обернулся к Нахту и остальным. – «И вас тоже, Воители Тьмы». «Эльго?! Ты жив!» - с облегчением воскликнул Сол, и провидец утвердительно кивнул: «Вы проделали действительно долгий путь, сумев добраться сюда».

Воители Тьмы, однако, взирали на Эльго с откровенным подозрением, и сообщили спутникам своим о последних словах Маске, велевшем позаботиться о своей второй половине. Сол и иные Воители Света не разумели ровным счетом ничего... а вот Эльго, похоже, прекрасно понимал, о чем идет речь. «Стало быть, вы все-таки сдружились с моей слабейшей половиной», - усмехнулся он, и Глейв утвердительно кивнул: «Да, он все время приходил к нам на помощь».

«Да ну?» - зло процедил Эльго. – «Он всего лишь никчемная падаль. Эдакое воплощение моих сомнений». Столь разительная перемена в поведении провидца заставила Воителей Света утратить дар речи, но Диана, прежде с Эльго незнакомая, воскликнула: «Нет! Он был настоящим Эльго – добрым!»

«Погодите-ка», - протянул Даск, в разуме которого разрозренные факты сложились, наконец, в цельную картину. – «Стало быть, ты...» «Да, я – Эльго, Император Авалона», - безразлично пожал плечами провидец. – «Император должен быть совершенным символом своей власти, внушающим трепет и страх. Он должен пребывать за пределами концепций старения и смерти, будучи божеством среди смертных. С незапамятных времен Император правил моим народом. Но мне нужно было больше, нежели временное могущество. Я жаждал обрести могущество кристаллов, чтобы обрести власть над самой смертью и править до скончания веков!»

«Кристаллы почувствовали грозящую им опасность и сповоцировали наслоение реальностей, расколов мир надвое, дабы тем самым защитить себя!» - произнес Даск, и Эльго согласно кивнул: «Я предвидел подобный поворот. И нашел способ перемещаться между мирами посредством силы Небытия!» «То есть, все наши странствия...» - начал было Сол, и Император прервал его: «Всецело соответствовали моим замыслам. А теперь передайте мне могущество кристаллов и я назову вас героями новой эпохи!»

Герои содрогнулись: столько крови пролито ради непомерных амбиций одного-единственного безумца!.. Они наотрез отказались делиться с Эльго силой кристаллов, и тот пожал плечами: иного ответа он и не ожидал.

Император атаковал, и Воители Света и Тьмы сошлись в противостоянии с индивидом, щедро вбиравшим в себя энергии Небытия, обращая их в магические потоки... Но в какой-то момент Эльго утратил власть над Небытием, и обратилось то в огромную гравитационную воронку, вбирающую в себя все – как материю, так и энергию. Император бесследно сгинул в образовавшемся разломе...


Доктор Люгае и София, остававшиеся на борту воздушного корабля, наблюдали, как вокруг замка Авалон – а после, и повсеместно, - возникают разрывы в ткани мироздания; как ни больно было сознавать это, похоже, Воители Света и Тьмы потерпели поражение, и теперь силы Небытия разрывают их мир на части.

Чудовищные твари – порождения Небытия – выступали из разрывов, дабы поглотить сию реальность... но противостояли им силы, не желающие отдавать мир без боя: Бикк и его пираты, Матоя... эльфы, ведомые принцем Адрианом и королевой Силкой, гномы, Эдуардо, Барбара и ее драконы, а также мастер Сид, спасенный от гибели андроидами Аржи-2... Силы мира смертного сплотились, дабы защитить земли свои от вторжения тварей, стремящихся уничтожить и обратить в ничто все, что им дорого...

Обо всем происходящем героям, остающимся в Мире Небытия, рассказывал доктор Люгае, наблюдавший за противостоянием с борта воздушного корабля. Сознавали воители, что ничем не могут помочь союзникам, и оставалось им лишь уповать на то, что сумеют те выстоять пред всепоглощающей волною порождений Небытия. Так, узнали воители, что присоединились к Матое Джиннай и Гавейн, чудом выжившие в противостоянии с Божественными Генералами – несмотря на то, что утверждали те обратное. Осознание сего наполняло радостью сердца... но переживут ли доблестные защитники мира нынешнее сражение?..

«Альба, Даск... точнее, Воители Света и Тьмы», - обратилась к героям посредством растения-шептуна София. – «Вы должны уничтожить средоточие Небытия. Мы же продолжим сражаться здесь, не щадя себя, чтобы увидел мир новый рассвет».

Воители Света и Тьмы сошлись в противостоянии с сущностью, предстающей истинным средоточием Небытия. Поглотив Императора, оная обратилась в чудовищный гибрид, лишь отдаленно походящий на человека. Могущество Хаотического Эльго было поистине непомерно, и магические силы, коими обладал он, превосходили всякое разумение...

Ощущали герои поддержку со стороны как смертных, ведущий собственный бой в ином мире, так и душ тех, кто пал в противостоянии Империи. Помыслами своими пребывали миряне с Воителями Света и Тьмы, даруя тем свои энергии, и оные поддерживали героев, и продолжали те последний свой бой с неподдающимся разумению порождением, единственная цель существования которого заключалась в бездумном уничтожении сущего.

И когда повержен оказался Хаотический Эльго, в сердце гигантского средоточия тьмы возник свет... Свет, коий оказался поглощен Небытием, ныне возвращался в мир!.. Осознали герои, что реальность, пребывают в которой они ныне, будет уничтожена в считанные часы вследствие выброса огромного количества энергии, потому опрометью бежали прочь, стремясь достичь ведущего в замок Авалон портала, посредством которого надеялись вернуться в родной мир.

Но понимали воители, что не успевают... И тогда Даск и Альба, обратившись к остальным, велели им отступать, заявив, что останутся здесь, на пути рвущейся из средоточия Небытия волны энергии. Герои воспротивились сему, но молвил рассудительный Даск: «Если мы это сделаем, мир вновь станет цельным. Мы горды той ролью, которая отведена нам в этом». «Тогда я тоже останусь», - постановил Глейв. – «Вата говорил о том, что от кого-то потребуется жертва. Я думал об этом, и... принял решение».

«Позаботься о Диане, ради меня», - шепнул Глейв пораженному до глубины души самоотверженным поступком товарища Солу, а после присоединился к близнецам, уже начавшим творить заклинание, призванное – хоть на краткое время! – сдержать ток энергии, даровать Воителям Света и Тьмы драгоценные мгновения, необходимые для того, чтобы достичь портала.

С тяжелым сердцем герои бежали, оставив троих, избравших свою судьбу. Не отводя взора, Глейв смотрел на приближающуюся всесокрушающую волну энергии. «Твои родители наверняка вернулись в Люкс», - растерянно обратился к нему Даск. – «Почему же ты...» «Мне неважно, что случится с миром», - коротко отозвался Глейв, и осознала Альба: «Ты просто хочешь спасти Диану...» «Да», - не стал отрицать юноша. – «Рядом с ней должен оставаться Сол». «Жаль», - усмехнулась Альба. – «Я бы с удовольствием сходила с тобой на свидание». Трое рассмеялись... а после близнецы попросили Глейва отойти в сторонку, принявшись творить заклятия...


Пятеро героев успели покинуть Мир Небытия и выбраться из замка Авалон, где их уже дожидался воздушный корабль доктора Люгае, находились на борту которого, помимо самого ученого и Аржи, Барбара и София. Судно устремилось прочь от замка... когда на борту его возник портал, из которого кубарем выкатился Глейв. Судя по всему, близнецы мотивы его не приняли, потому и вышвырнули в мир смертный – продолжать жить. Глейв, уже успевший свыкнуться с собственной кончиной, к подобному повороту готов не был.

Ослепительное сияние разошлось от Авалона, объяло весь мир... А когда иссякло оно, узрели герои, что от замка камня на камне не осталось... но мир был возрожден, а, благодаря жертве Альбы и Даска, Воители Света и Тьмы выжили...

***

Прошло время...

Настал день восхождения Сары на престол как правительницы Буртганга, и на церемонию сию были приглашены как лидеры мирских держав, так и все без исключения герои.

Диана и Сол покидали Люкс, дабы на воздушном корабле доктора Люгае отправиться к державе рыцарей; Глейв сопровождать их вежливо отказался, заявив, что обязанности капитана стражи Люкса не позволяют ему в данный момент отлучаться из замка. Ведь Айгис ныне – рыцарь-командующий Буртганга, и кто-то должен заместить его в Люксе.

Удаляющуюся пару Глейв проводил взглядом, вздохнул... «Все тот же старый добрый Глейв!» - послышался ехидный голосок, и юноша вздрогнул, обернулся, воззрившись на приближающуюся к нему девушку...

Взойдя на борт воздушного корабля, лицезрели Сол и Диана андроида, радостно их приветствовавшую. Улыбающийся Люгае сообщил, что Великая Старейшина помогла ему восстановить Аржи, и боле не привязана та к двигателю воздушного корабля. Сам же ученый продолжал изыскания, коим посвятил всю свою жизнь, пытаясь добиться идеального сочетания технологии и магии...

К направляющемуся в Буртганг воздушному кораблю приблизилась восседающая верхом на драконе Барбара. «Это – дитя Селес», - сообщила она Солу и остальным. – «Паллас».

Странствие продолжалось, и пролетало судно над Альфхеймом, где вновь высилось попирающее небеса Мировое Древо. Королева Силка и принц Адриан собирались на церемонию в Буртганг, и достичь державы сей надеялись на воздушном корабле мастера Сида. После недавних событий, приведших к гибели Империи Авалон, тот наряду с троицей андроидов Аржи-2 занялся вполне себе мирным делом: перевозками как пассажиров, так и грузов.

Альфхейм остался позади, и вскоре узрели герои на горизонте Русалку; у городского пирса был пришвартован корабль пиратов. Насколько было известно Солу, нынче Бикке, верный данному Айгису обещанию, и команда его основали торговую компанию и ведут дела честно, оставив разбой и грабежи в прошлом. Оставался в Русалке и Эдуардо, и сейчас наряду с Бикке отправлялся он в плавание к Буртгангу...


...В далеком Фалгабарде Нахт навестил могилу отца, поклявшись, что продолжит поиски выживших. Грэхэм напомнил юноше, что обитатели державы были убиты до единого, но Нахт отказывался верить в это.

Покинув пустующий Фалгабард, юноша верхом на чокобо устремился в Гармонию, где Матоя продолжала виртуозно танцевать на сцене, а вырученные деньги тратила на нужды нуждающихся. Что до «Пустынной Луны», то восстановила она сие движение, но ныне входили в оное ниндзи, расправляющиеся с остающимися в сем мире монстрами. Верховодить движением Матоя поставила Джинная, желавшего обратить искусство нинздюцу на помощь людям, а не на убийство их.

Простившись с Матоей, Нахт продолжил странствие.


...Наконец, все без исключения герои и сподвижники их прибыли в Буртганг, проследовали в тронный зал замка. Сир Гавейн обратился к ним, объявив, что коронация Сары начинается, и начнется она с исполнения Эдуардо новой баллады, «Королева Света».

Бард кивнул, начал исполнение своего творения... В тронный зал проследовала Сара, сопровождаемая Айгисом. «А теперь Великий Старейшина Мисидии преподнесет Саре корону», - возвестил Гавейн, и в зал проследовал никто иной как Даск.

Вдоволь насладившись выражением лица собравшихся, юноша хмыкнул: «Ну да, я жив». После чего поведал, что от гибели спасли их души Ваты, Эльго и Маска – второй половины Императора. Трое сущностей, захваченных темным потоком, велели близнецам продолжать жить, ибо мир нуждается в них, а после исторгли их из Мира Небытия, дабы сдержать волну без помощи их. После София нарекла Даска следующим «Великим Старейшиной» Мисидии, посчитав, что безрассудной Альбе столь ответственную должность доверять не следует; впрочем, та ничуть не возражала.

В зал ступила и Альба наряду с Глейвом, и Сара, просияв, молвила: «Воссединение с друзьями – лучший подарок, который я когда-либо получала».

Церемония продолжилась, и Даск возложил корону на чело Саре, после чего сир Гавейн нарек девушку ‘королевой Буртганга’. Последняя обвела взглядом зал, помрачнела, заметив отстутствие Нахта. «Я слышал, он странствует по миру в поисках чего-то», - молвил Глейв, а Айгис заверил королеву, что Нахт неприменно придет, иначе и быть не может.

Взоры присутствующих обратились ко входу в тронный зал, и Нахт переступил порог...

...Противостояние Империи Авалон и порождениям Мира Небытия завершилось, и плечи Воителей Света и Тьмы ложится задача по возрождению мира, и именно ей они всецело посвятят себя в грядущие годы...

Web-mastering & art by Bard, idea & materials by Demilich Demilich