Demilich's

1. Мир Равновесия

Глава 1

На заснеженной скальной вершине стояли трое и внимательно разглядывали небольшой городок Нарш, примостившийся внизу, на равнине, со всех сторон окруженной горами. Все они были облачены в высокотехнологичную Магитек-броню, принятую на вооружение лишь солдатами регулярной армии Империи Гесталя. К слову сказать, двое из наблюдателей оными и были; третья же оказалось совсем молодой девушкой и, хоть и послушно внимала она каждому слову сопровождающих, взгляд ее казался совершенно отрешенным.

"Город..." - протянул один из солдат, Ведж. - "Трудно поверить, что спустя тысячу лет после Войны Магов здесь был обнаружен эспер в огромной ледяной глыбе". "Да ну..." - протянул его напарник, Биггс, направляя свой Магитек ближе к краю скалы. - "Скорее всего, очередная охота на воробьев..." "Ну, не знаю", - Ведж покосился на спутницу, до сих пор не произнесшую ни слова и не выказывающую ни малейшего интереса к происходящему. - "Они не позволили бы нам взять ее с собой, если бы сомневались в достоверности информации".

"Ах, да, наша ведьмочка", - ухмыльнулся Биггс. - "Я слышал, она поджарила полсотни наших солдат в Магитеках за три минуты. Мурашки по коже, а?.." Он нервно хохотнул. "Да успокойся", - не слишком уверенно вымолвил Ведж. - "Эта штука у нее на голове делает ее совершенно безвредной. Девчонка даже дышать не будет, если мы ей не прикажем".

И трио двинулось к подножью скалы, направляясь к городу. Нельзя сказать, чтобы местные жители обрадовались появлению сил Империи на своей территории. Городские стражники пытались организовать какую-то видимость сопротивления, но оружие, составлявшее основу Магитек-брони, отправило их на тот свет в мгновение ока. Ну что, скажите на милость, могут противопоставить защитники пограничного городка со своими архаичными ружьями огненным, ледяным и электрическим лучам, мгновенно генерирующимися Магитеком?

С боям пробившись через Нарш, трио углубилось в недра рудника, где с опаской приблизилось к огромной ледяной глыбе. Внутри кристалла проглядывалось некое диковинное создание.

Девушка выступила вперед, вытянула руки перед собой, коснувшись льда, и в это мгновение и ее, и заточенного монстра окутало ярчайшее сияние. И Биггса, и Веджа ослепительный свет поглотил без остатка, залил мрачные коридоры подземного рудника, вырвался наружу, озарив растревоженный Нарш...


Девушка очнулась в мягкой постели в совершенно незнакомой комнате. Села на кровати, с недоумением огляделась по сторонам. Где это она?.. В окна лился солнечный свет, а у дверей стоял какой-то старик, доброжелательно улыбаясь.

Девушка спрыгнула с кровати, сделала шаг по направлению к нему... и задохнулась от резкой головой боли. "Ох!" - бросился к ней дед. - "Я же снял с тебя корону! Кто-то использовал ее, чтобы полностью подчинить твою волю и очистить разум от мыслей". Девушка поднялась на ноги; ее все еще покачивало. "Не могу ничего вспомнить", - пробормотала она. "Все вернется со временем..." - участливо промолвил старик.

Терра Бранфорд Она помолчала, погрузившись в себя. "Меня зовут... Терра!" - выдавила девушка наконец. - "Терра Бранфорд". "Восхитительно!" - обрадовался дед. - "Никогда не видел, чтобы кто-то восстанавливался после короны так быстро! Ты, должно быть, особенная..."

В дверь постучали. "Открывай!" - послышались грубые голоса снаружи. - "Отдай нам девку, что была в Магитек-броне! Она - агент Империи!" Стук повторился, на этот раз более настойчиво.

Магитек?.. Империя?.. Терра нахмурилась: эти слова не говорили ей ровным счетом ничего. "Не времени объяснять!" - заметался старик. - "Тебе нужно бежать отсюда! Эти глупцы все равно не станут ничего слушать..." Он подвел ее к задней двери, скрытой за стенным шкафом: "Беги прочь из города через рудники! Я постараюсь купить тебе немного времени".

Чмокнув на прощание в щеку зардевшегося старца, девчонка бросилась прочь из дому, сознавая, что на кону сейчас стоит ее жизнь. Пусть она ничего и не помнит о своем прошлом, инстинкт самосохранения взял верх над доводами рассудка - попытаться объяснить этим людям о своей непричастности к деяниям Империи, каковы бы они ни были.

Она бежала и бежала по темным коридорам рудника, освещенными лишь тусклыми лампочками, пока совершенно не выбилась из них. Новый приступ головной боли... и Терра проводилась во тьму, озарявшуюся вспышками горьких воспоминаний...

...Мужчина в ярких ало-зеленых одеяниях зло улыбается, водружая корону ей на голову. Кефка Палаззо... Так, кажется, его зовут. Губы напамажены, лицо покрыто толстым слоем пудры, а еще этот кружевной воротничок - шут, да и только. "Моя милая маленькая волшебница", - мерзко хихикает он. - "С этой прекрасной короной ты станешь моей, и только моей!.."

...Терра, облаченная в Магитек-броню, расправляется с рядовыми солдатами Империи. Кефка, отступив на безопасное расстояние, потирает руки, внимательно наблюдая, как давно утерянное искусство магии в сочетании с технологиями Магитека разит одного за другим пехотинцев...

Площадь пред имперским дворцом заполнена солдатами, внемлющими каждому слову Императора Гесталя. Последний, вышедший на балкон в окружении советников (и Кефки в том числе), обращается к своей армии. "Солдаты Империи!" - произносит он. - "Мы на пороге новой эпохи! Утерянное могущество магии вернулось к нам! Мы - избранные! Пришел час обрести полную власть над этим миром! Ничто не встанет у нас на пути!"

Тишина... а затем громогласный рев пронесся над площадью. "Долгой жизни Императору!" - скандировали солдаты. Кефка отступил на шаг, довольно ухмыляясь, бросил взгляд на Терру, безучастно взирающую на происходящее...


Стражники Нарша покинули дом содержателя гостиницы, так и не отыскав там ненавистную имперку. И лишь когда они удалилсь на почтительное расстояние, порог переступил Локи, местный авантюрист, охотник за сокровищами, не гнушающийся порой присвоить чужое добро. Впрочем, Локи сильно обижался, когда его порой величали просто "вором", считая себя выше обычного грабежа, ведь специализировался он исключительно на реликвиях веков ушедших.

Локи Кол "Ну и зачем ты позвал меня?" - спросил Локи, лишь войдя в дом. Старик подозвал его поближе, огляделся по сторонам, затем промолвил: "Я встретил девушку..." Локи заинтересовался: "Не ту ли самую..." Старик кивнул: "Городские стражники преследуют ее. Этот город обладает возможностями противостоять Империи, вот только никто ими не воспользуется. Жители Нарша слишком независимы даже для того, чтобы присоединиться к этим повстанцам, Возвращающимся. Я пытался только что объяснить им, что Империя подчинила себе волю девушки, но они и слушать не стали".

"То есть, ты хочешь, чтобы я вывел ее из Нарша?" - Локи сразу перешел к делу; он вообще не любил тратить время на длинные предисловия. Старик кивнул: "Отведи ее в Фигаро".


Терру, распростершуюся на каменном полу в одном из тупиков рудника, Локи отыскал довольно скоро, вот только стражники следовали за ним по пятам. Из тьмы соседних тоннелей доносился вой их ручных волков, следующих по следам беглянки. Скоро они будут здесь...

Локи заметался: что же делать?.. К сожалению, тупик потому и именуется тупиком, что выход из него только один.

Откуда-то из-под камней неожиданно возникли муглы - маленькие волшебные создания, которых в мире технологий и паровых двигателей практически не осталось. Уйдя в потаенные земные глубины и густые чащобы, муглы оградили себя от общения с человечеством и, надо сказать, поступили весьма разумно.

Но сейчас, приблизившись к удивленному Локи и оглядев Терру, все еще пребывающую без сознания, муглы единодушно решили выступить против стражников. И когда-то показались из-за поворота коридора, их встретил частокол копий волшебного народца, к которому чуть позже присоединился и клинок Локи.

Расчистив таким образом путь к свободе, охотник за сокровищами подхватил Терру на руки, пробормотал слова благодарности муглам (которые важно закивали в ответ) и устремился к выходу. Рудники эти он знал как свои пять пальцев, ибо провел здесь не один день, рыская по подземным коридорам в поисках чего-нибудь ценного и пока еще никем не замеченного.


Терра пришла в себя во тьме рудников Нарша. Она чувствовала себя совершенно разбитой и донельзя уставшей. Эти постоянные головные боли сводили с ума, заставляя вновь и вновь переживать мучения, которым она подвергалась совсем недавно. И гораздо страшнее боли физической оказались муки совести. Пусть она ничего не помнит о содеянном, но, будучи марионеткой Империи, наверняка расправлялась с невинными и слабыми во славу Императора Гендаля...

Осмотревшись по сторонам, она заметила неподалеку какого-то парня, дергающего за тяжелый рычаг на стене. Наконец, повиснув на нем всем весом, Локи умудрился привести в действие проржавевший механизм, и тайная дверь, ведущая прочь из рудников, отворилась. Студеный ветер тут же ворвался внутрь, бросил снег ему в лицо, и Локи зафыркал.

"Ты... спас меня?" - прошептала Терра, и спутник ее обернулся: "А, ты снова с нами? Скажи спасибо муглам!" "Все как в тумане", - девушка поднялся на ноги. - "Ничего не могу вспомнить. Но... тот человек сказал... память восстановится". "У тебя амнезия?" - участливо поинтересовался Локи. - "Не волнуйся, я буду рядом, пока твоя память не вернется!"

Терра с удивлением воззрилась на него: никто и никогда не говорил ей таких слов! Локи покраснел, смущенно кашлянул. "Ну..." - попытался объяснить он. - "Я не собираюсь бросать тебя в беде лишь потому, что ты лишилась памяти! Обещаю!"

...Покинув мрачные пещеры, герои устремились на юг. Снежные равнины сменились зелеными дубравами, а спустя несколько дней те уступили место горячим пескам пустыни. Нельзя сказать, чтобы долгий путь их прошел без приключений: несмотря на технологический прорыв, в мире водилось еще множество чудовищ, и с некоторыми из них Терра и Локи имели сомнительное счастье повстречаться. Впрочем, ни песчаные скаты, ни безумные травяные кролики не задержали их надолго, и уже скоро герои стояли у ворот замка Фигаро. Терра разинула рот от удивления: в каждой бойнице, в каждой башенке замка вращались исполинские пропеллеры. Наверняка здешний сюзерен большой поклонник технологии в чистом виде.

Узнав Локи, стража немедленно пропустила путников внутрь, и те немедленно отправились в тронный зал, где откровенно скучал король Эдгар Рони Фигаро. Но как только вгляд монарха остановился на прелестнице, вступившей в зал, как поведение его тут же изменилось: в глазах заплясали радостные огоньки, а лицо озарила приветливая улыбка.

Не замедлив шаг, Локи приблизился к трону, и вор с королем обнялись, тепло приветствуя друг друга. После чего Локи откланялся, пообещал зайти позже и выбежал из зала. Дела, знаете ли...

"Стало быть, ты - имперский солдат?" - король приблизился к Терре; очаровательная улыбка не сходила с его лица. - "Не волнуйся, здесь ты в безопасности. Фигаро и Империя - союзники. Да и не в моих принципах причинять неудобства леди!"

"Но почему ты помогаешь мне?" - вырвалось у Терры. - "Это из-за моих... способностей?" Эдгар хохотнул, отрицательно покачал головой. "Назову тебе три причины", - начал загибать он пальцы. - "Во-первых, твоя красота сразила меня наповал. Во-вторых, я умираю от желание узнать, в твоем ли я вкусе. Ну... а твои способности... пусть будут третьей причиной, что ли".

Поклонившись, король покинул тронный зал. Терра задумчиво глядела ему вслед. Наверное, в душе любой нормальной девушки эти слова задели бы какую-то струну. Но... только не в ее. Да и вообще, очевидно, что личина любвеобильного простака лорда Эдгара - напускная... Но каков он на самом деле, король Фигаро?..

За неимением иной альтернативы, Терра занялась исследованием замка. Девушку поражало буквально все, благо диковинные механизмы встречались на каждом шагу. Стражники сообщили ей, что производимые в стенах цитадели машины отправляют в город Южный Фигаро, где находят им достойное применение.

Нашлась в подвалах замка и обширная библиотека. Школяры дни и ночи напролет штудировали древние фолиатны, пытаясь открыть для себя тайны магии. Несмотря на союз между королевством Фигаро и Империей, последняя недавно объявила о расширении своих границ. Конечно, атаковать столь высокотехнологичную державу, как Фигаро, Гесталю невыгодно, благо потери будут велики... но кто знает, что придет в голову Императору, ослепленному могуществом Магитек-брони?.. Ведь уже долетели слухи, что Империя захватила целых три государства на южном континенте! Потому и школяры, и технологи Фигаро работали изо всех сил, увеличивая военную мощь собственной державы.

Продолжая прогулку по крепости, Терра повстречала престарелую монахиню, знавшую Эдгара вот уже много лет. Она-то и поведала девушке о Сабине, брате-близнеце нынешнего короля, который еще ребенком покинул замок, променяв трон на свободу.

Помимо всего прочего, монахиня возмущалась тем, что король Эдгар не пропускает ни одной юбки все зависимости от возраста. А недавно - срам-то какой! - осмелился приставать даже к ней!

...Проведя ночь в опочивальне для гостей, на следующее утро Терра вновь отправилась в тронный зал. Чувствовала она себя не в пример лучше, нежели вчера. Быть может, эффект проклятой короны в скором времени исчезнет и вовсе?..

Эдгар появился в дальнем конце коридора. Король куда-то очень спешил, на ходу застегивая камзол, и лик его был мрачен. Терра отступила в сторону, боясь задать вопрос, но Эдгар, заметив ее, вымученно улыбнулся. "Посланник Империи здесь", - с ходу выпалил он. - "И никто иной, как Кефка!"


Кефка и двое имперских солдат как раз подошли к воротам замка. Напыщенный советник Императора Гесталя уже тысячу раз успел проклясть короля Эдгара за то, что он "водрузил" свой замок посреди пустыни и теперь он, сир Кефка, вынужден жестоко страдать и поминутно высыпать горячий песок из изящных туфель.

Эдгар встретил делегацию во внутреннем дворе замка, видать, не горел желанием пропускать имперцев в свою цитадель. Незачем раньше времени показывать напичканный всевозможными механизмами оплот потенциальному противнику.

"И что же привело Кефку, придворного мага Императора Гесталя, в мой скромный замок?" - вежливо поинтересовался Эдгар. "Да вот, одна девчонка недавно сбежала от нас", - махнул рукой Кефка, будто говорил о самом что ни на есть незначительном предмете. - "И ходят слухи, что она нашла приют у тебя". Эдгар нахмурился: "Это имеет отношение к той "ведьме", о которой все шепчутся в последнее время?" "Ложь!" - Кефка раздраженно топнул ногой. - "Она просто украла одну мелочь. Так она здесь?"

Эдгар Рони Фигаро "Сложный вопрос", - вздохнул Эдгар. - "Да здесь у меня больше девчонок, чем песчинок в пустыне. Не могу же я за всеми уследить!" "О, Эдгар..." - деланно вскинул руки Кефка в патетичном жесте. - "Ты же знаешь, что будет только хуже, если ты спрячешь ее от меня! Я искренне надеюсь, ничего не случится с твоим драгоценным замком Фигаро!"

Кефка круто развернулся на каблуках и двинулся прочь из замка; солдаты следовали за ним по пятам.

К Эдгару подошел Локи; он не пропустил ни единого слова из разговора, ибо спрятался за соседней колонной. "Не нравится мне все это..." - начал он, но Эдгар резко оборвал его: "Где Терра?"

Как бы в ответ на его вопрос, девушка показалась из тронного зала, заметила товарищей, помахала им рукой. "Отведи ее в комнату", - хмуро приказал Эдгар Локи, и в тот же миг преобразился. Изобразив на лице самое располагающее выражение, король приблизился к Терре. "Я бы так хотел остаться и поболтать с тобой", - защебетал он, - "но мы с придворным советником должны кое-что обсудить. Ведь быть королем - означает не только пить чай со сдобными булочками. Прошу меня извинить..."

Локи поперхнулся: ну и плут этот Эдгар! В голосе короля слышалось искреннее сожаление! Король прошестовал в тронный зал, а Локи увлек Терру за собой в одну из уединенных башенок замка Фигаро.

Когда они остались одни, Терра обратилась к парню. "Локи, да? Эдгар говорил о тебе. Это правда, что ты вор?" Локи побагровел: "Я - охотник за сокровищами!!!"

Терра оступила на шаг, смутившись. Немного успокоившись, Локи примирительно поднял руки ладонями вверх: "Понимаешь, Эдгар делает вид, что поддерживает Империю. Но на самом деле он сотрудничает с группой повстанцев, известных как Возвращающиеся. Я же исполняю роль связного между ними. Старик, которого ты встретила в Нарше, тоже один из нас".

"Империя..." - пролепетала Терра. - "А я - имперский солдат?" Девчонка казалась совершенно сбитой с толку. "Нет", - улыбнулся ей Локи. - "Они просто использовали тебя. Но теперь все будет по-другому". "Но я просто не знаю, что мне делать!" - в глазах Терры стояли слезы. - "Каждый раз, когда я пытаюсь сосредоточиться, голова начинает раскалываться..."

Локки легонько сжал руками ее плечи, посмотрел прямо в глазах. "Сейчас имеет значение лишь то, что ты сама можешь принимать решения", - тихо сказал он. - "И не напрягай свою голову. Когда придет время, ты поймешь, чего хочешь".

Глава 2

День прошел в тягостном ожидании, а ночью началось форменное светопреставление...

Эдгар проснулся от запаха гари, стойко повисшему в неподвижном воздухе пустыни. Быстренько натянув камзол, король выскочил в коридор. Так и есть: его замок горел.

Кефка в окружении солдат терпеливо ожидал хозяина Фигаро в крепостном дворике. Глумливая улыбка отразилась на его лице, когда он заметил в гневе бегущего по направлению к нему монарха. Придворный маг Императора нисколько не беспокоился за собственную безопасность; оную ему обеспечат имперцы в Магитек-броне, молча ожидающие приказаний.

"Тащи девчонку! Живо!" - сегодня Кефка совершенно не церемонился с монархом. "Похоже, выбора у меня нет", - смиренно кивнул Эдгар, понурил голову и пошел прочь. Кефка внимательно глядел ему вслед: неужто далеко не глупый правитель Фигаро сдается так легко?.. Конечно, демонстрация мощи Империи ужаснет кого угодно, но все же...

В действительности Эдгар предвидел подобный вариант развития события и хорошо к нему подготовился. В стойле уже ожидали три оседланных чокобо, на двух из которых разместились Локи и Терра. Третий же предназначался ему самому. В стойло-то Эдгар и направился, оседлал птицы, и трио устремилось в ночь.

"Покидаешь свой народ?" - вопил ему вслед Кефка с крепостной стены, тряся кулаком. А в следующую секунду замок задрожал. Кефка с испугом принялся оглядываться: казалось, пески пустыни вздымаются, грозя поглотить его. В действительности же, это сам Фигаро погружался под землю, благо механизмы, установленные лично королем Эдгаром, позволяли вот так изящно разрешить возможную осаду.


Выносливые птицы несли их сквозь ночь, а позади слышались тяжелые шаги Магитеков. Локи и Эдгар друг другу: похоже, ничего иного не остается, как принять бой... который вполне может оказаться последним. Оба сознавали, что против Магитек-брони они фактически бессильны...

На помощь неожиданно пришла Терра. Девушка пропела коротенькое заклинание, и двух преследующих их имперских солдат окутало яростное пламя. Эдгар опешил; впервые в жизни он наблюдал в действии легендарную "магию". Локи был изумлен не меньше.

Вместе, они прикончили солдат, вновь оседлали чокобо и понеслись на юг через барханы. Терра съежилась в седле; ей было страшно, очень. Кого они только что убили? Были ли эти люди плохими?.. У них, верно, тоже есть семьи, и кормильцы никогда больше не вернутся со службы, и трупы их не найдут в бесконечных песках... Да и не станут искать, наверное...

"Терра, мы бы хотели, чтобы ты кое с кем встретилась", - осторожно обратился к девушке Эдгар. - "Как Локи говорил тебе раньше, мы - члены Возвращающихся. Не желала бы ты встретиться с нашим лидером. Возможно, твоя магия поможет нам выиграть эту войну".

"Магия..." - прошептала Терра, пребывая в глубокой задумчивости. Локи и Эдгар переглянулись. "Тот эспер отреагировал на твои магические способности", - вымолвил король. - "Должно быть, есть какая-то связь..." "Но я знаю не больше вашего!" - в отчаянии воскликнула девушка. - "Для меня это... естественно". "Но нет больше в мире человека с таким же силами, как у тебя!" - настаивал Эдгар. - "Империя будет преследовать нас. Они хотят подчинить себе твои силы. И, если им эту удастся, миру придет конец... Терра, ты же сама хочешь понять свои силы, так ведь?"

Девушка неуверенно кивнула. "Я думаю, тебе стоит встретиться с Баноном!" - заключил Эдгар. - "Мы скоро подъедем к пещере, через которую сможем пройти к Южному Фигаро".

...Миновав пустыню и добравшись к утру до предгорий, герои расседлали чокого и отпустили их на все четыре стороны. Птицы, благодарно чирикая, унеслись щипать травку на ближайшем горном склоне.

Герои же углубились во мрачные и сырые коридоры подземных пещер. Монстры здесь еще не перевелись: то и дело из-под земли выползали огромные черви-уроки, плюющиеся кислотой, мохнатые фоперы с алыми немигающими глазами или гигантские злые осы. Огненная магия Терры пришлась как нельзя кстати, сильно облегчив странникам жизнь.

Миновав казематы, герои оказались по другую сторону гор. Сделали короткий привал, после чего зашагали по проторенной дорожке на юг, где высился приморских град Южный Фигаро. Ярко светило солнце, в траве стрекотали кузнечики, а в воздухе разносился запах полевых цветов. Мир и покой... К несчастью, картина обманчива, и герои отчетливо сознавали это.

Южный Фигаро оказался самым что ни на есть типичным приморским городом, процветающим за счет торговли и грузоперевозок. Посетив оружейную лавку, герои купили себе новые клинки из чистейшего мифрила, благо Эдвард не забыл прихватить с собою увесистый кошель с золотом.

В местном кабаке герои повстречали весьма загадочного человека в черных одеяниях. Лишь глаза сверкали из прорези в материи. Злые глаза, настороженные. У ног человека лежал пес, вполне достойный своего хозяина. Тихий, стремительный и смертоносный.

Эдгар отвел Локи в сторонку. "Знаю я этого парня", - зашептал он. - "Прозвали Тенью. Появляется и исчезает, ни к кому не поступает на службу и не выказывает привязанностей. Он убийца. Лучшего друга прикончит за хорошую цену".

Помимо возможной войны с Империей, в городе только и говорили, что о пропаже Дункана, наставника в местной школе боевых искусств. Намедни от отправился в горы вместе с учениками, дабы привить им определенные навыки в сражениях с монстрами, да так и не вернулся. А теперь и его сын сгинул, Варгас. Неужто отправился на поиски папаши?..

Решив разобраться с этим темным делом, трио героев двинулось на восток, в горы Кольтс. Тайное убежище Возвращающихся находилось как раз за ними, так что все равно им по пути. К тому же, произошедшее со знаменитым мастером здорово встревожило Эдгара. Не к добру все это...

Целый день провели они в горах, но так никого и не обнаружили, помимо злополучных монстров, которые находили их сами, пребывая в вечно голодном состоянии. Непрерывные атаки изматывали, и, отыскав небольшую пещерку, Локи, Терра и Эдгар разбили лагерь, намереваясь немного передохнуть.

Вечерело. На небе зажглись крошечные огоньки звезд... Темная фигура возникла у входа в пещеру, немало встревожив героев. Эдгар и Локи немедленно потянулись к ножнам, Терра отступила взглубь каверны, готовясь произнести заклинание. Фигура шагнула ближе к огню; то оказался мужчина, весьма высокий и мускулистый. Враждебный взгляд его перебегал с одного противника на другого. Оценивал, видно, боевые возможности. Эдгар прищурился, пригляделся: неужто Варгас?

"Вас послал Сабин, так?" - неприветливо осведомился тот, после того, не дожидаясь ответа, бросился в атаку. - "Хотя не важно, кто вы такие. Сдаваться я не собираюсь".

Справившись с шоком от внезапного нападения, герои осторожно окружили противника, пытаясь найти брешь в его обороне. К чему он помянул имя брата Эдгара, давно покинувшего Фигаро? До короля долетали слухи, что Сабин построил хижину где-то в горах и живет отшельником, но сам он так и не удосужился их проверить...

"Прекрати, Варгас!" - послышался голос, и здоровяк охнул, получив сокрушительный удар, отправивший его к дальней стене пещеры. Он с трудом поднялся на ноги, потряс головой. "Надо же, сам Сабин пожаловал..." - прошипел он.

Брат-близнец Эдгара вошел в каверну, кивнул героям в знак приветствия, ни на миг не отводя глаз от противника. "Почему, Варгас?" - с болью в голосе вопросил он. - "Почему ты убил мастера Дункана? Как ты мог?.. Своего родного отца..." "Этот глупец унизил меня, своего сына!" - с ненавистью взревел Варгас. - "Он избрал своим преемником тебя, а не меня!" "Это не так!" - твердо возразил Сабин. - "Наш мастер..." "Это так, и ты это прекрасно знаешь!" - яростно выкрикнул Варгас. - "Твоя мерзкая улыбочка говорит сама за себя!"

Сабин спокойно стоял рядом с героями, не реагируя на столь очевидную провокацию. "Он тебя хотел видеть преемником, а не меня", - грустно заметил он. - "Он знал, что ты наиболее достоин..." "Хочешь узреть мои достоинства?" - усмехнулся Варгас.

Варгас применил технику Кулак Вьюги, выработанную им самим в результате долгих изнурительных тренировок. Силой разума и воли призвал он стихию мороза, преобразуя ее во всесокрушительный кулак и обрушивая на врагов. Волна холода вымела Терру, Эдгара и Локи из пещеры, как пушинок; один Сабин с трудом удержался на ногах.

"Ах, Сабин!" - горько усмехнулся Варгас. - "Отец был прав, разглядев твой потенциал!" Сабин с трудом поднялся на ноги: "Вижу, схватки нам не избежать..." Варгас печально кивнул: "По воле судьбы мы обучались вместе, и теперь судьба приведет тебя к гибели!"

И мастера боевых искусств сошлись в бою не на жизнь, а на смерть. Массивный Варгас оказался значительно сильнее Сабина, и в сознании того мелькнула мысль о неизбежном проигрыше. Впрочем, он тут же отмел ее, как недостойную истинного воина. И когда Варгас уже уверовал в свою окончательную победу, Сабин применил серию ударов "Блитз", которой покойный мастер Дункан владел в совершенстве. Варгас опешил, раскрылся на мгновение, и кулак Сабина врезался ему в гортань, сокрушая ее.

Отцеубийца пал замертво. Сабин тяжело опустился на колени возле поверженного врага. "Если бы ты только не был так ослеплен гордыней..." - прошептал он.

Запыхавшиеся герои ввалились в пещеру с клинками наголо, но все было уже кончено. Сабин поднялся на ноги, обернулся к ним. Локи переводил взгляд с Эдгара на Сабина и обратно, пытаясь отыскать существенные различия, но безуспешно.

Взаимно представившись, четверка героев расселась у костерка, который каким-то образом умудрился не потухнуть во время недавней схватки и теперь весело потрескивал, создавая тепло и уют на маленьком клочке земли в жестоком, враждебном мире.

"Так что же вы тут делаете?" - поинтересовался Сабин. "Направляемся к Сабельным горам", - отвечал ему Эдгар. "Наверняка к Возвращающимся?" - заключил Сабин, и, дождавшись утвердительного кивка, вздохнул: "Значит, колеса наконец завертелись... Я наблюдал издалека, надеясь, что мир научится совершать разумные поступки. Но, видя, как развиваются события, я боялся, что Фигаро станет просто государством-марионеткой".

"Появилась возможность нанести ответный удар", - лицо Эдгара посуровело, когда он припомнил вынужденное погружение под землю собственного замка. - "Мы больше не будем играть роли лизоблюдов Империи... Мне это опротивело". "Думаешь, я смогу помочь?" - поднялся Сабин; огонек надежды вспыхнул и в его глазах. - "Думаю, Дункану будет спокойнее на том свете, если он будет знать, что уроки его помогли принести мир на нашу планету".


Дальше герои двинулись уже вчетвером. Еще несколько дней провели они в горах, направляясь на север, где в одной из пещер, ведомой лишь королю Эдгару, ютились повстанцы.

Банон Банон - дородный мужчина средних лет с пышной рыжей шевелюрой, густыми усами и бородой, встретил их у входа в убежище, провел в отдаленную пещеру, где никто не помешает беседе. Лидер повстанцев вперил пронизывающий взор в Терру, и девушка, не выдержав, потупилась.

"Стало быть, это и есть та девочка, что вызвала реакцию эспера", - пробасил Банон. Эдгар кивнул: "Судя по всему, Империя всецело контролировала ее действия". "Да, до меня долетали слухи", - кивнул Банон. - "А еще я слышал, что она перебила 50 имперских солдат за считанные минуты..."

"Нет!" - ужаснулась Терра. - "Это не так!" Локи немедленно подскочил к ней, успокаивающе обнял за плечи. "Ради небес, Банон!" - резко приструнил повстанца Эдгар. - "Девушка не помнит ровным счетом ничего!"

"То, что она прячется от правды, оную не изменит!" - в тон ему отвечал Банон. - "Возможно, вы слышали уже эту историю раньше? Давным-давно, когда люди были чисты и невинны, существовал ящик, который им было велено никогда не открывать. Но кто-то открыл его все равно, выпустив зло в мир. Гордыню... зависть... жадность... гнев... чревоугодие... В ящике остался последний луч света - надежда!"

Терру всецело поглотила магия древней легенды. Банон приблизился к ней, и мягко, что было для этого закаленного воина совершенно нетипично, проговорил: "Силы твои - дар, а не проклятье. Ты должна помнить об этом, что бы не случилось! Ты - последний луч света этого мира, наша последняя надежда!"

Банон провел героев в соседнюю пещеру, ярко освещенную светом керосиновых ламп. Здесь находились вполне приличные кровати и даже парочка комодов. Впервые за последние дни им не придется ночевать на горных отрогах или во чистом поле!

Впрочем, настало время для откровенного разговора. Они путешествуют вместе, но все же так мало знают друг о друге!

"Империя забрала у меня кое-что очень важное", - поделился Локи. - "И если никто не бросит ей вызов, иные люди закончат так же, как и я. Потому-то я и присоединился к Возвращающимся". "А вот в моей жизни нет никого важного", - грустно вздохнула Терра. - "Ни семьи... ни друзей..." "Это не так!" - с жаром возразил Локи, и, сконфузившись, промямлил: "И вообще, я уверен, что есть люди, которым ты не безразлична. И они тоже рассчитывают на тебя..."

"Но не так-то легко просить тебя о чем-либо", - добавил Эдгар, с надеждой и болью глядя на девушку. - "Если мы принудим тебя помогать нам, то будем ничем не лучше Империи. Потому мы хотим, чтобы ты сама приняла решение".

"Не знаю, что и добавить", - развел руками Сабин. - "Скажу лишь, что полностью доверию своему брату. Он всегда думал о нуждах других, ставя их впереди своих собственных".


На следующее утро Терра, ничего не сказав товарищам, отправилась в пещеру к Банону, где сообщила ему о своем решении присоединиться к повстанцам, стать "последним лучом их надежды".

Немедленно лидер приказал трубить общий сбор, и все без исключения повстанцы, обитающие в подземном комплексе под Сабельными горами, собрались в огромной каверне. Прибыли и наши герои.

Банон взобрался на постамент. "Мы все прекрасно знаем, что Империя Гесталя делает ставку на мощь Магитека", - без обиняков начал он. - "Вопрос в следующем: а как они получили эту силу?" "Я давеча попросил Локи заняться этим вопросом", - вставил Эдгар. - "Империя собирает школяров по всему миру для изучения эсперов". "Эспер в Нарше и стал причиной появления там сил Империи", - добавил Локи.

"То есть, вы хотите сказать, между эсперами и Магитеком есть какая-то связь?" - удивилась Терра. "Эсперы и Магитек..." - задумчиво протянул Банон, нахмурив густые брови. - "Лишь одна связь приходит на ум... Война Магов!"

"Нет! Невозможно!" - послышался пронзительный крик, исходящий, казалось, из всех уголков пещеры разом. Собравшиеся недоуменно зашушукались, принялись переглядываться. Банон громко прокашлялся, мгновенно восстановив порядок.

"Моя бабушка рассказывала мне сказки о волшебных машинах", - промолвил Локи. - "Неужто в этом есть доля правды?" "Ты говоришь, что мы на порогк второй Войны Магов?" - обратила Эдгар к Банону, и тот пожал плечами: "Всего лишь предположение. Эта война случилась 1000 лет назад, и насчет нее существует множество теорий. Но все они сходятся в одном: энергия, вытянутая из эсперов, была использована для функционирования боевых машин и наделения обычных людей необычными способностями". "Так вот в чем она, сила Магитека..." - догадалась Терра и заметно помрачнела.

"Если мы собираемся сражаться с ребятами в Магитеках, нам и самим бы не помешала подобная броня", - вполне резонно заметил прагматичный Эдгар. "Нет!" - вскинулся Банон. - "Тогда уж точно второй Войны Магов не избежать!" "Ну и что ты предлагаешь?" - Эдгар заметно скис.

"Я вот думаю, сможем ли мы пообщаться с эспером", - промолвил Банон. - "Это рискованно, но эспер же отреагировал на присутствие Терры. Если мы сможем снова проводить ее к нему, быть может, он и пробудится".

Повстанцы, все как один, воззрились на девушку. Та вскинула голову: "Я согласна". Ответную реплику Банона прервал окровавленный солдат, вошедший в зал. "Империя... захватила Южный Фигаро..." - прохрипел он. - "И направляется сюда..." Солдат замертво рухнул на каменный пол.

Две секунды на осознание новости... и под сводами обширной пещеры воцарился форменный хаос. Повстанцы заметались, разбирая оружие и бросаясь к отведенным за ними участкам, расписанным на случай подобной атаки. "Локи!" - выкрикнул Эдгар, с отчаянием в глазах поворачиваясь к другу. Тот понял его без слов: "Кто-то" должен проникнуть в Южный Фигаро и замедлить их продвижение, так?" "Как раз по тебе задание", - криво усмехнулся король.

Локи обернулся к Терре. "Дождись меня, я ненадолго", - тихо прошептал он, дождался ответного кивка девушки и явзительно прибавил уже громче: "И остерегайся приставучего молодого короля, не будем называть его по-имени". "Локи!" - возмутился Эдгар, когда десятки глаз повстанцев уставились на него. Сабин хохотнул: "Надо же, братец... Старые привычки все не умирают, а?"

Собираться в путь Локи не пришлось, ибо все свои пожитки парень носил в притороченном за спиной рюкзачке. Махнув на прощание друзьям и соратникам по оружию, он выбежал из пещеры...

"Что насчет нас?" - обратился Банон к Эдгару, передавая инициативу в руки смекалистого короля. "Мы можем бежать по реке Лет и добраться до Нарша", - отвечал тот. - "Мне очень интересен этот эспер, которого они нашли в руднике..." "Хорошо", - хмуро кивнул Банон. - "Я пойду подготовлю плот. Выбор-то у нас маловат".

Снова Нарш... Терра понимала, что вновь показываться в городе для нее не очень целесообразно, но, с другой стороны, это даст ей шанс лучше понять собственные способности.

Река Лет несла свои бурные воды с восточной стороны от Сабельных гор. Зрелище было, мягко говоря, нелицеприятное. Ревущие волны с ревом разбивались о скалы, закручиваясь в водовороты фонтаны брызг взмывали ввысь. И среди всего этого водного безумия одиноко покачивались утлые деревянные плотики, лишь каким-то чудом до сих пор не поглощенные первозданной стихией.

Но, как заметил раньше Банон, выбирать не приходилось. Он сам, Эдгар, Сабин и Терра заняли первый плот; Возвращающиеся разместились на остальных и - путешествие по реке Лет началось.

Бурное течение несло утлый плотишко с немыслимой скоростью; Банон и Эдгар едва успевали с силой отталкиваться шестами от окрестных скал, дабы уберечь плот от столкновения, которое, вне всякого сомнения, закончится фатально для пассажиров.

Несколько часов немыслимой гонки, и путешествие их завершится прибытием в Нарш. Впрочем, существовал один-единственный фактор, не учтенный ни Баноном, ни Эдгаром. Издревле в глубинах Лет обитал Ультрос, разумный и коварный осьминог, всеми фибрами своей душонки ненавидевший людское племя. И как только он заприметил несущийся по течению плот, как сразу же атаковал. Тяжелые пурпурные щупальца забили по бревнам, норовя сбросить в воду людишек, но те, к удивлению Ультроса, отреагировали не совсем обычно. Молодая девушка прошептала какие-то слова, и в ту же секунду невесть откуда взявшийся огненный шар ударил в показавшуюся над водой голову осьминога. Тот в ярости забил всеми щупальцами по плоту. Люди попадали с ног, вопя от боли, но какой-то старик встал на колени, сложил руку перед грудью, вознес краткую молитву... кому-то, и стремильно тающие жизненные силы его соратников полностью восстановились.

Ультрос помедлил: что за странный люд? Не опасно ли продолжать атаку?.. Покупекав, осьминог предпочел вновь погрузиться в подводную пучину, где сможет подкараулить более легкую добычу. Но вот уйти ему просто так не дали: один из людей, мускулистый блондин, подпрыгнул высоко в воздух... и, пав точно на голову Ультраса, нанес ему серию быстрых ударов, и дикая боль пронзила осьминога...


"Сабин!" - орал Эдгар, в то время как течение уносило плот все дальше от места схватки. Руководствуясь одним лишь инстинктом, его брат бросился добивать осьминога, и исчез в стремительных водах Лет. "С ним все будет в порядке!" - легонько сжал ему плечо Банон. - "Он выкарабкается. Он же твой брат, в конце концов!"

Путешествие в Нарш продолжалось.

Глава 3

Локи хорошо потрудился, саботируя попытки солдат Империи выдвинуться из Южного Фигаро в Сабельные Горы. Но сейчас он бежал, и шансы на успех были низки, как никогда. Локи петлял меж домами, нырял в дыры в заборах, сворачивал в узкие переулки, пытаясь сбить со следа преследователей. Напрасно; его обнаружили, и теперь город походил на раскаленную сковородку, на которой метался он, Локи.

Солдаты в Магитек-броне перекрыли все улицы, исполняя приказ, отданный командирами - изловить любыми способами негодяя, выводившего Магитеки из строя в течение последних дней, в результате чего марш-бросок армии, должный произойти уже давно, все еще не состоялся.

Изловив одного из кадетов-новобранцев Империи в зеленой униформе, Локи вырубил его ударом рукояти кинжала в висок. После чего, довольно хихикая, раздел, напялил на себя форму и уверенным шагом, ни от кого не скрываясь, двинулся по направлению к выходу из Южного Фигаро. Пусть эти недотепы и дальше себе ищут беглеца Локи. Он же, кадет Локи Кол, осторожно проберется за оцепление, а там - поминай, как звали!

Имперцы и предположить не могли, что разгуливающий по городу парень в зеленой униформе - один из Возвращающихся. Между делом тот внимательно прислушивался к разговорам "сослуживцев". Локи выяснил, что большинство солдат весьма недовольны скорым выступлением на Нарш, однако вслух высказать это никто не решится: несмотря на внешнее шутовство Кефки, этот субъект внушал даже бывалым ветеранам какой-то животный ужас. Интересно, почему...

И еще один интересный факт стал известен "кадету" Локи, благо шептались о случившемся повсеместно: одна из генералов Империи лишена звания и находится в заключении в одном из городских особняков по обвинению в предательстве. Смекнув, что данный факт вполне можно обратить на пользу Возвращающимся, Локи двинулся к кирпичному дому, возвышавшемуся на севере города. То был особняк местного зажиточного купца, без боя сдавшего Южный Фигаро имперцам, и ныне обращенный в их штаб-квартиру.

Пробравшись внутрь, Локи спустился в подвал, где в одном из чуланов обнаружил прекрасную женщину... правда, находящуюся под охраной. Два солдата-пехотинца получали огромное удовольствие, подтрунивая над железным генералом Селес, ныне лишенной всяческих званий и рангов.

"Значит, вот как пала генерал Селес!" - глумились они, гогоча во всю глотку. "Не так низко, как те, кто с помощью силы порабощает слабых", - тихо отвечала та, но в глазах ее горел яростный огонь. - "Кефка собирается отравить всех людей королевства Дома, включая женщина и детей!" "Трепись, трепись!" - издевались солдаты. - "Твоя казнь назначена на завтра!"

Круто развернувшись, один из солдат направился к выходу из чулана. Локи едва успел отскочить в сторону, вытянулся по стойке "смирно", изображая часового. Даже не взглянув на него, солдат прошествовал мимо, оставив генерала Селес под надзором своего товарища.

То был шанс, который Локи не имел права упускать. Дождавшись, пока охранник в чулане уснет (благо снаружи стояла глубокая ночь), Локи прокрался внутрь, перерезал кинжалом веревки, стягивающие запястья леди Селес. Та с интересом следила за его манипуляциями.

Селес Шер Локи стянул с головы зеленый шлем. "Меня зовут Локи", - представился он. - "Я из Возвращающихся". "А я..." - начала было девушка, но осеклась. - "Была... генералом Селес Шер. Теперь же - просто предательница". "Ладно, пошли отсюда!" - потянул ее за собой Локи.

Девушка неуверенно поднялась на ноги; ее ощутимо покачивало. "Хочешь взять меня с собой?" - слабым голосом произнесла она. - "Нет... Я едва ноги переставляю. Я никогда отсюда не выберусь. Я ценю твою заботу, но... Даже если ты вытащись меня из этого чулана, то не сможешь защитить и спасти, это уж точно. Уж лучше я дождусь палача. Хоть гордость сохраню..."

Упадническое настроение разжалованного генерана оптимизма не внушало, и все-таки Локи уверил ее в том, что побег их увенчается успехом, потому что иначе и быть не может. Странно, но Селес поймала себя на мысли, что верит этому незнакомцу.

И они бросились бежать. Локи давно знал о том, что многие дома в Южном Фигаро связаны между собой подземными тоннелями, некоторые из которых ведут даже прочь из города. Одним из подобных они и воспользовались.

Исчезновение преступницы заметили довольно скоро, и по горячим следам пустили целый отряд солдат с собаками. Не раз и не два Локи и Селес пришлось вступать в бой не на жизнь, а на смерть.

"Почему ты спасаешь меня?" - выпалила Селес, едва поспевая вслед за напарником - они бежали по коридору, должному (по уверениям Локи) вывести их за пределы Южного Фигаро. "Ты напоминаешь мне кое-кого", - начал было тот, но осекся. - "Да какая, в сущности, разница? Спасаю, потому что хочу!"

Оставив за плечами Южный Фигаро, Селес и Локи углубились в подземелья под северными горами. За оными раскинулась пустыня Фигаро, откуда до Нарша - рукой подать. Быть может, они успеют предупредить жителей города о скором и неминуемом вторжении...

Глава 4

Сабин медленно брел по песку. Голову все еще мутило после вынужденного купания в реке Лет. И где он сейчас?.. Выбросило на берег неведомо где...

На лесной опушке показался одинокий домишко, рядом с которым прохаживался человек. Сабин прищурился: странный он какой-то, весь в черном. А еще и пес довольно злобного вида...

Подойдя, Сабин поздоровался с незнакомцем, вежливо поинтересовался, как ему попасть в Нарш. Тот зыркнул из прорези в черной ткани, покрывающей все его тело. "Империя разбила лагерь за лесом на востоке", - неприятно-шипящим голосом отвечал человек, проигнорировав вопрос странника. - "Похоже, они положили глаз на замок Дома". "Дома будет следующим, значит!" - кивнул Сабин. - "Но мне все равно нужно в Нарш!"

Незнакомец смерил его взглядом. "Единственный путь проходит через Дома", - сообщил он. - "Хочешь - могу проводить. Но знай, что я могу исчезнуть в любой момент... Я всегда опережаю смерть лишь на шаг..."

Пожав плечами, Сабин согласился. В конце концов, вдвоем веселее, пусть даже его новый компаньон - воплощенная странность. "Тень" - так он представился, и больше не произнес ни слова, только протянул Сабину измятую карту мира - Мира Равновесия, ткнув пальцем в точку их нынешнего местонахождения. Парень вздохнул: так и есть, речное течение выбросило его на восточном берегу залива, и теперь он отрезан от Нарша горной грядой, протянувшейся на несколько десятков миль. О том, чтобы выжить там в одиночку, не может быть и речи - эти северные пики и близко не напоминают горы Кольтс у Южного Фигаро, куда он частенько уходил, дабы отточить свои боевые искусства. Выход действительно один - пробиваться дальше на юго-восток, в королевство Дома, и надеяться, что там подвернется какой-нибудь корабль, следующий в нужном ему направлении.

Тень Три дня шли они по зеленой равнине, и за это время едва ли обменялись десятком слов. Очевидно, что Тень предпочитал обществу Сабина свою верную псину, а на попутчика обращал внимания ни больше, чем на придорожные деревья.

Вечером, когда они разбивали лагерь на равнинах и Сабин засыпал сном здорового физически и психически человека, Тень с грустью глядел на него, рассеянно поглаживая любимого пса, Перехватчика. Он знал, что стоит лишь сомкнуть глаза, кошмары прошлого вновь обрушатся на него...

...Когда-то его звали Клайдом, и вместе с напарником, Барамом, они ограбили поезд, забрав оттуда миллион золотых. Потом бежали, не останавливаясь, далеко-далеко, через Призрачный Лес, и дальше - в Вельд.

В одном из сражений с монстрами Барам был ранен, и стало ясно, что долго он не протянет. Всучив острый нож в руки Клайда, Барам требовал, чтобы друг прекратил его мучения, и дальше бежал один. Руки Клайда тряслись, когда он поднимал лезвие, сознавая, что не сможет этого сделать...

...Много позже он, сломленный и отрекшийся от себя самого, принявший имя "Тень", появился на улицах Тамасы - небольшого тихого селения на восточном острове. Еле живой, брел он, спотыкаясь, и девушка бросилась к нему навстречу, чтобы помочь, поддержать...

Дальнейшая жизнь - нет, существование - Клайда всецело проходила в тенях, в которые он сам себя погрузил, не желая возвращаться в мир света и ярких красок...


Достигнув имперского военного лагеря, разбитого на границе королевства Дома, Сабин и Тень крадучись двинулись к палаткам рядовых. Те лениво бродили по территории, не зная, куда деть себя от безделья - приказ атаковать все не поступал.

Двое солдат остановились неподалеку от того места, где схоронились наши герои. "Говорят, что Кефка копает под генерала Лео, метя на его место", - промолвил первый, просто для того, чтобы завязать разговор. "Не шути так!" - испугался второй. - "Если этот ненормальный станет нашим генералом, я сразу же напишу рапорт об увольнении!"

Верно говорят - помяни черта... Оба солдата вздрогнули, когда в следующую секунду к ним подошел сам Кефка в своих неизменных кричащих одеяниях. Рядовые быстро переглянулись - если этот "маг" слышал их беседу, то и на трибунал расчитывать не придется, ибо перешедшие дорогу, а то и просто взглянувшие косо на этого субъекта, долго не жили.

Однако Кефка просто огляделся по сторонам, после чего обратился к солдатам: "В дозоре стоите?" "Да, сэр! Кефка, сэр!" - на одном дыхании выпалил первый солдат, вытянувшись вместе с товарищем по стойке "смирно" и глядя прямо перед собой. - "Какой приятный сюрприз! Как чувствуете сегодня, сэр?"

Кефка поморщился, явно разозлившись - настроение этого полоумного могло мяняться по нескольку раз в минуту. "Отставить разговоры!" - рявкнул он. - "Исполняйте свои обязанности! И если я вновь застану вас за отвлеченными разговорами, то заставлю пожалеть, что вообще на свет родились!"

И Кефка отправился восвояси. Солдаты с ненавистью глядели ему вслед. "Урод помпезный!" - прошипел один из них. - "Такое чувство, что генерал Лео обладает всеми качествами, приличествующими мужчине, а Кефке достались все остальные..."

К солдатам подбежал их капитан. "Вы двое!" - выпалил он, переводя дыхание. - "Мы получили приказ штурмовать замок. Вы назначены в атакующий взвод!"


...Штурм замка Дома начался. Пока что Империя не дерзнула бросить на защитников королевства все свои силы, ограничившись одним лишь взводом. Просто затем, чтобы взглянуть, что их противники могут противопоставить имперским легионам.

Оборону замка возглавил Сиан Гарамонд - прославленный воин-самурай, владеющий тайным боевым искусством "бушидо". Неожиданно появившись на поле брани, он бросился с катаной на командира взвода имперцем, прикончив его на месте. Явление этого свирепого воителя вызвало панику в рядах имперцев, и они поспешно отступили, дабы перегруппироваться и вновь начать штурм, уже с новыми силами. Защитники вновь укрылись за замковыми стенами, и тягостное ожидание продолжилось...


Тень и Сабин пробирались между палатками, стараясь не попасться на глаза имперцам. Последние были донелья взбудоражены неудачной попыткой штурма и горели желанием поквитаться за гибель одного из капитанов.

В центре лагеря военные осаждали генерала Лео Кристофа, прося - а некоторые и требуя! - отдать немедленный приказ к атаке. "Будет слишком много ненужных жертв", - возражал генерал, и поднял руку, пресекая протестующие вопли. - "Или вы хотите, чтобы я отправил вашим семьям письма о ваших кончинах? Что мне сказать, когда я передам им ваши мечи? Как мне смотреть им в глаза? Вы - люди, прежде чем солдаты. Не торопитесь так просто отбросить в сторону свои жизни. Император Гесталь не хочет, чтобы вы глупо сложили головы".

Кивая, солдаты разошлись; их генерал действительно мудр! Однако тут же в лагере появился курьер, передал Лео пакет. "От Императора Гесталя!" - сообщил он. Генерал прочитал послание; недоумение отразилось у него на лице. "Император призывает меня", - пробормотал он. - "Сейчас же".

И он скорым шагом устремился в свою палатку, готовиться к отъезду. Сабин и Тень, слышавшие весь разговор, переглянулись. Да, генерал - имперец, их враг, но, похоже, человек он неплохой. Герои вознамерились было прокрасться дальше, но в этот момент в опустевшем центре лагеря появился сам Кефка, воззрился в сторону протекающей рядом реки. "Как только Лео уберется, я немедленно отравлю воды!" - злобно прошипел он, не слыша, как сзади приблизился генерал Лео.

"Боюсь, Император призывает меня в столицу", - промолвил он, и Кефка в ужасе подпрыгнул от неожиданности. - "Постарайся не пакостить здесь в мое отсутствие. Никаких штучек, Кефка! Они могут быть нашими врагами, но они - люди. Не забывай этого". "Мы не можем выказывать милость тем, кто на стороне Возвращающихся", - голос придворного мага был исполнен ненависти и яда. Лео поморщился: и как этот клоун умудряется ненавидеть и презирать весь мир безо всякой на то причины?

Дождавшись, пока Лео не удалится на достаточное расстояние, Кефка немедленно принялся действовать. Подозвав одного из солдат, он тут же потребовал у того принести к реке все имеющиеся запасы яда. "Но... многие наши солдаты содержатся в плену в замке", - залепетал солдат, сознавая всю чудовищность замысла их нового командира. - "Если кто-то из них выпьет эту воду..." "А кому дело?" - отмахнулся Кефка. - "Если они настолько глупы, чтобы попасться врагу!"

"Ах ты сволочь!" - выкрикнул Сабин и, не в силах сдерживаться, выскочил из укрытия, бросился по направлению к Кефке. Тот живо смекнул, что к чему, и помчался прочь, лавируя среди остовов Магитек-брони, подключенной к источникам питания и временно нефункционирующей. Сабин и Тень столкнулись с заслоном имперцев, и, пока прорубались сквозь вражеские ряды, Кефка, довольно хихикая, добрался до реки. "Нет ничего приятного, чем слышать, как тысячи голосом воют в унисон!" - прохихикал он, высыпая отраву в реку...


Сиан Гарамонд Один за одним, защитники замка умирали в жутких мучениях, вкусив отравленной воды. Та же участь постигла и короля Дома, скончавшегося на руках в Сиана, своего верного рыцаря. "Сиан", - были последние слова монарха, обращенные к старому самураю, - "ты защищал королевство еще со времен моего отца. Благодарю тебя... за службу... Прости меня... Я не сумел защитить королевство... Я боюсь за твою семью... Отправляйся к ней..."

Но и Элайна, супруга сира Сиана, и сын его, маленький Овайн, погибли. Что еще оставалось в жизни рыцарю Дома, в одночасье лишившемуся всех самых родных и близких ему людей? Горечь и ярость туманили разум, когда он - единственный выживший воин королевства - покинул замок, устремившись прямиком в лагерь имперцев, где обрушился на первых же солдат, которые встретились ему на пути.

Завидя незнакомца, рубящего легионеров направо и налево, Сабин и Тень заняли позиции по обе стороны от него, ввязавшись в общее сражение. Сиан благодарно кивнул, принимая помощь. Ряды врагов, казалось, бесконечны, и места павших тут же занимали новые солдаты. Даже столь искусные в боевых искусствах воители, как Сабин, Тень и Сиан, начинали уставать.

"Я - Сабин из королевства Фигаро", - представился брат короля, и резонно заметил: - "Мы должны убираться отсюда!" "Я должен отомстить за свою семью и друзей!" - прошипел самурай, не желая признавать бессмысленность и обреченность этой затеи. К тому же импрецы окружили их со всех сторон, и неумолимо подступали.

Оглянувшись по сторонам, Сабин заприметил недалече Магитеки, стоящие на подзарядке, и указал на них товарищам. Те кивнули, и, как только представилась возможность, опрометью бросились к броне, облачились в нее и принялись пробиваться к выходу из лагеря. Ход сражения разом изменился: имперцы сообразили, что три Магитека с полным боевым арсеналом - оружие слишком грозное, чтобы вставать у него на пути, посему поспешили ретироваться. Те несколько слишком смелых, или слишком глупых, что остались, обратились в горстки праха, дотла сожженные пламенем огнеметов.

Покинув территорию растревоженного лагеря, трио устремилось в ближайший подлесок, где первым делом избавилось от неповоротливых Магитеков. На вопрос Сабина Сиан отвечал, что для того, чтобы добраться до Нарша, им необходимо пройти через Призрачный Лес. Чащобу не зря так именуют - призраки и прочая нечисть давно облюбовали сий уголок, и безжалостно расправляются со случайными путниками, дерзнувшими преступить границы их владений.

Ступив по сень древесных крон, путники споро двинулись по едва заметноц тропинке. Чувствовали себя все весьма неуютно, даже псина Тени поминутно принюхивалась и коротко тявкала. А затем началось... Из тумана выплыли какие-то аморфные сгустки не то материи, не то чистой энергии, из-под корней появились невообразимые создания в бледных робах и колпачках -местные ведьмочки. Первозданная магия, не признавшая постаревший, изменившийся мир и технологическую революцию, главенствовала здесь, в Призрачном Лесу, ревниво попирая всякие потуги уступить сокровенную территорию общемировому прогрессу.

Потрясая зажатыми в узловатых пальцах посохами с навершиями в виде шаров, светящихся изнутри призрачным, гнилостным светом, ведьмы сотворяли огненные заклятия, щедро потчуя ими трех несчастных путников и одну особо ретивую псину. Те в долгу не оставались, безжалостно уничтожая местных созданий... большинство из которых и так уже были мертвы не одно столетие.

Так прошел день, а в сумерках герои совершенно неожиданно для себя вышли на железнодорожную станцию, обнаружившуюся в сердце Призрачного Леса. Перрон освещали фонари на столбах, установленные через равные промежутки, и поезд - красивый старинный состав - дожидался пассажиров.

"Странно", - протянул Сиан, настороженно оглядываясь. - "Я думал, все поезда королевства Дома уничтожены Империей..." "Может быть, есть и выжившие", - предположил Сиан. - "Давайте поглядим внутри".

Двери вагонов были широко, маняще распахнуты, и герои не преминули зайти внутрь. Будь они не так измотаны последними днями непрекращающихся сражений, то заприметили бы, что станцию окружает полная, ирреальная тишина, стрелки на возкальных часах не движутся, а фонари сияют таким же гнилостным светом, как и навершия посохов лесных ведьмочек.

К сожалению, на все эти факты Сиан Гарамонд обратил внимание слишком поздно, когда, повинуясь неводомой воле, двери вагона за безбилетными пассажирами наглухо закрылись и состав тронулся, устремляясь куда-то... в туман. "Это Призрачный Поезд", - прошептал самурай, припомнив легенды, услышанные им давным-давно, еще в детстве. - "Он везет души усопших к их последнему пристанищу". "Ну так давайте пройдем по вагонам к паровозу и просто остановим его!" - предложил неунывающий Сабин. Как бы то ни было, путешествие в посмертие он пока что собирался отложить.

И они помчались по вагонам в кабине машиниста. Те оказались далеко не пусты - бесплотные души разместились на сидениях, обитых синим войлоком, и в последний раз глядели в окна на мир, который оставляли.

Но все они, как одно целое, повернулись к героям. "Нет выхода", - зазвучали в головах смертных голоса. - "Некуда бежать... Негде спрятаться... Нет выхода..." Поднимаясь с сидений, будто повинуясь приказу, призраки устремлялись к героям, окружали их, закрывая своими полупрозрачными очертаниями выходы из вагона. Герои смятенно переглянулись, а после бросились к лестнице, ведущей на крышу - единственному выходу, еще у них остававшемуся. Сабин выбрался наружу первым, Тень сунул ему в руки порядком струхнувшего пса, а в следующую секунду уже стоял рядом; Сиан замыкал отступление, захлопнув крышку тяжелого железного люка за собой.

Они стояли на раскачивающемся вагоне, а призрачный состав бесшумно несся сквозь ночь и густой туман, увозя их туда, куда смертным запрещено даже приближаться. Что ожидает их в конце пути, если не отыщут они способ покинуть этот проклятый поезд?.. Неужто развоплощение и забвение?..

Перепрыгивая с одной крыши вагона на другую, герои придвигались в направлении паровоза. На сердцах было тяжело, давила тишь внешняя. Души, как ни странно, не отставали, также выбрались на крышу и летели вслед за ними. Любопытно, но все они придерживались поезда, не удаляясь от него ни на фут. Неужто сие им неподсильно? Нет, скорее всего, страшились перспективы потерять единственный путь в мир иной и навечно остаться в мире смертных на безрадостное и вечное существование в каких-нибудь позабытых руинах или том же Призрачном Лесу.

Видя, что преследователи не отстают, Сабин спрыгнул вниз, повозился немного и отцепил заднюю часть состава от головной. Призрачный Поезд стал заметно короче, зато души, неведомо зачем преследовавшие смертных по вагонам, остались далеко позади. Их негодующие голоса все еще звучали в разумах героев, но все тише и тише, пока не замолкли совсем.

В углу следующего вагона одиноко стоял сундучок. Сабин заинтересовался: что в нем может быть? Но когда парень приблизился к нему и попытался поднять тяжелую крышку, раздался резкий грубоватый голос: "Стой! Это мое!"

В вагон вбежал человек в странных доспехах, с развевающимся синим плащой за спиной. "Я - Зигфред, величайший мечник во всем мире! Это сокровище - мое!" - заявил незнакомец. - "И если бы я был тобой, груда мускулов, то схватил бы дедулю в охапку и бежал, пока еще можешь!"

Появление еще одного человека, не призрака, несколько смутило Сиана и Тень, но Сабин развеселился. "Величайший пустозвон, вот кто ты!" - дружелюбно заявил он. - "И это тебе не помешало бы сейчас доблестное отступление". "Что?!" - возмутился Зигфред. - "Смелые слова для того, кого я сейчас проткну мечом, как жирную свинью - вертелом!"

Он бросился в бой, но довольно скоро понял, что слова Сабина были истинны: "величайший мечник во всем мире" и в подметки не годился своим противникам, выигрывая у них, разве что, непомерным самомнением. Видя, что поражение неизбежно, Зигфред метнулся к сундуку, схватил из него что-то и был таков, улепетнув в следующий вагон.

Добравшись до пустующей (как и следовало ожидать) кабины машиниста, герои принялись дергать за рычаги, добившись в итоге замедления, а затем и остановки Призрачного Поезда.

Тот затормозил у станции, как две капли воды подобной на ту, с которой и началось их престранное путешествие. Сойдя с поезда, герои вздохнули с облегчением, и тут заметили вереницу призрачных людей, проходящих в вагоны. Глаза Сиана изумленно расширились: ведь это же... несчастные жители замка Дома, вкусившие отравленной воды! "Элайн... Овайн!.." - прошептал старый самурай, завидя в толпе призраки горячо любимых жены и сына.

Но поезд уже тронулся, и Сабин с Тенью всеми силами удерживали Гарамонда, стремящегося броситься вслед за составом. Духи женщина и ребенка вышли на небольшую площадку последнего вагона. "Моя любовь", - прошелестел в разуме Сиана голос почившей супруги. - "Я была так счастлива с тобою. Прощай!" "Папа!" - добавил детский голосок. - "Я буду продолжать учиться обращению с мечом, чтобы защищать маму и впредь!"


Жуткий Призрачный Лес остался позади, и трое путников вышли на скалистый утес к великолепным Водопадам Барена. Тонны воды низвергались с высочайших скал, создавая зрелище прекрасное и фееричное. Далеко внизу виднелась зеленая равнина.

"К югу отсюда находится Вельд", - сообщил Сиан. - "Это дикие и опасные земли, населенные всякими опасными тварями. А на восточном побережье - деревенька Моблиз. Если мы пройдем через Вельд, то сможем добраться туда..."

Тень неожиданно резко повернулся, свистнул, подзывая псину, и двинулся прочь. "Спасибо за помощь!" - крикнул Сабин ему в спину. - "Давай как-нибудь снова повоюем вместе". Но странный ниндзя даже не обернулся.

Вознеся молитву всем ведомым высшим силам, Сабин и Сиан сиганули вниз, прямиком в водопад. Быть может, жест этот и отдавал самоубийством, но иного способа спуститься на земли Вельда у путников попросту не было.

Упав с огромной высоты в реку, герои фактически лишились сознания, и, из последних сил доплыв до берега, лишились чувств окончательно. Из-за прибрежных кустов высунулся любопытный паренек, облаченный лишь в звериные шкуры, осторожно приблизился. Но, заметив, что воины зашевелились, очевидно приходя в себя, взвизгнул и предпочел ретироваться.

И вновь потянулись долгие дни пути, заполненные непрекращающимися сражениями с многочисленными чудовищами, мигрировавшими в Вельд со всего мира.

Наконец, измотанные путники достигли деревни Моблиз, где перво-наперво отправились на постоялый двор и впервые за много-много дней забылись сном, сознавая, что находятся в полной безопасности и никто не захочет проверить, какие они на вкус, воспользовавшись положением.

В ответ на расспросы Сабина местные жители поведали, что стремительное Змеиное Течение, берущее начало в южных Горах Полумесяца, пересекает весь океан, и проходит мимо селения Никеа, откуда до Нарша рукой подать. И все бы хорошо, но волшебные шлемы - древние артефакты, позволяющие дышать под водой - украдены.

Гау Кроме того, селяне посетовали на резко увеличившееся количество монстров на равнинах Вельда. Но что интересно, в последнее время вместе с чудовищами стали замечать какого-то странного мальчугана, грязного и чумазого.

Заинтересовавшись, Сабин и Сиан вновь отправились в дикоземье, и пару дней спустя повстречали-таки паренька, вызвавшего столько кривотолков и домыслов в деревеньке. Угостив его вяленым мясом, герои заручились полной и безоговорочной привязанностью странного мальчугана. Тот едва умел разговаривать, но из его бессвязных речей путники поняли, что звут мальчишку Гау и в благодарность за угощение он хочет подарить им нечто "сияющее".

Пожав плечами, Сиан и Сабин последовали за Гау к Горам Полумесяца, в одной из пещер которых тот и обитал. Наблюдая по пути повадки мальчугана, герои заключили, что от зверей тот отличается немногим. Но откуда взялся этот бедолага на просторах Вельда, и как удалось ему выжить?..

"Сияющим" подарком оказались шлемы для подводного дыхания, отнюдь не волшебные, а оставшиеся от старинных водолазных костюмов. Впрочем, для Сабина они оказались ценнее всех золотых гор! Напялив шлемы на головы, герои - и Гау вместе с ними - сиганули с утеса в воды Змеиного Течения, и то повлекло их за собою, в безбрежные пучины океана...


Поток выбросил тройку вымокших, но переполненных эмоциями и новыми впечатлениями героев на пристани Никея. Жители городка не особо удивились при виде путешественников, прибывших столь необычным способом - в прежние времена Змеиное Течение частенько использовалось для транспортировки товаров, а, изредка, и людей. Да, Никея - ранее крупный торговый центр и порт - захирел, благо страны южного континента, из которых сюда частенько заходили суда - Тзен, Альбрук, Маранда - перешли под контроль Империи и сообщение прервалось, ровно как и приток товаров.

Зайдя в городской кабак, дабы вкусить трапезу и пропустить пару-тройку стаканчиков чего-нибудь горячительного, герои повстречали старушку, которая поведала им о странном старике, влачащим одинокое существование в маленькой хижине около реки Лет. 13 лет назад жена его родила сына, но скончалась. Озлобившись, старик обвинил во всем новорожденного мальчугана, вынес его в лес да там и оставил монстрам на съедение.

Сиан и Сабин разом воззрились на Гау. Да нет же, не может быть... И все-таки, сего отшельника стоит почтить вниманием...

Путники взошли на борт корабля, отправляющегося в Южный Фигаро. Скоро, очень скоро они доберутся и до Нарша...

Глава 5

Банон, Терра и Эдгар шагали во тьме горных рудников. Путь в Нарш через главные врата был им заказан, ибо злопамятные и твердолобые стражники ни за что не пропустят Терру, а также ее спутников в город. Вот и пришлось юной волшебнице указать товарищам тот самый путь, через который Локи давеча и вывел ее.

Повстанцы схоронились в подземной деревушке муглов, а трио героев, дождавшись наступления ночи, покинуло шахты, и, скрываясь в тенях домов, направилось к жилищу Арвиса - того самого старика, который и спас несчастную Терру, сняв с нее подавляющую волю корону.

Арвис несказанно обрадовался, принимая дорогих гостей, вот только посетовал на недальновидность властей Нарша, озабоченных лишь своим нейтралитетом и не желающих присоединяться к Возвращающимся.

"А так настроение горожан?" - поинтересовался король Эдгар. Быть может, он сам, да и Банон преуспеют там, где потерпел неудачу Арвис, и сумеют привлечь горожан к открытому сопротивлению Империи, которая в противном случае рано или поздно их все равно поглотит.

"Все несколько нервничают с тех пор, как был обнаружен эспер", - отвечал старик, и Банон кивнул: "Мы считаем, что Терра может дать нам кое-какие ответы касательно сего эспера". "Да, горожан он весьма интересует", - согласился Арвис. - "Если мы аккуратно подойдем к вопросу, то, быть может, они и позволят девушке приблизиться к нему". "Эспер либо спасет нас, либо всех погубит", - не удержался Эдгар от оптимистичного замечания.

Решив не откладывать дела в долгий ящик, все четверо отправились к городскому старосте. Тот внимательно выслушал их, но отрицательно покачал головой: "Вы просите нас проливать за вас свою кровь". "Это не так..." - начал было Арвис, но Банон перебил его. "Да, просим!" - прорычал он. - "Император Гесталь стремится получить еще более могущественные образцы Магитека. Поому-то и хочет забрать вашего эспера. И если мы позволим Империи и впредь развивать Магитек-орудия уничтожения, то величайшая ошибка в истории повторится". "Война Магов", - медленно произнес староста. - "Легендарный конфликт, опустошивший мир. Говоришь, может повториться? Я-то думал, люди наконец поумнели..."

Сабин Рене Фигаро "Эдгар!" Собравшиеся обернулись к дверям, в которых маячили трое - Сабин, Сиан и Гау. Первый улыбался от уха до уха, второй замер с непроницаемым выражением, третий же чувствовал себя крайне неуютно при таком скоплении людей.

"Сабин!" - король Фигаро обнял брата. - "Ты в порядке! А кого это ты привел?" Самурай выступил вперед, представился: "Я - Сиан, воитель из королевства Дома". Вслед за ним сделал шаг и чумазый мальчуган. "Гау!" - брякнул он и замолчал, сконфузившись.

"Империя уничтожила все население Дома, вплоть до последнего ребенка..." - скорбно произнес Сабин, а Сиан добавил, опустив глаза: "Кефка... отравил их..."

"Варварство!" - воскликнул потрясенный староста, но тут же взял себя в руки: "Но... это потому, что королевство Дома сотрудничало с Возвращающимися! И, доколе мы будем соблюдать нейтралитет, нам нечего опасаться со стороны Империи".

"Подумай еще раз!" - произнес новый персонаж, появившийся на сцене.Локи важно прошествовал в комнату рука об руку с прекрасной женщиной. "Империя уже выступила на Нарш!" - сообщил он принесенную весть.

"Что?!" - выдохнул ошарашенный Эдгар, а Банон нахмурился: "Локи, а откуда такие сведения?" Охотник за сокровищами указал на свою спутницу: "Леди Селес была одним из генер..."

"Так вот кто она такая!" - взревел Сиан, выхватывая катану из ножен. - "Я то вижу, знакомое лицо! Знаменитая генерал Селес! Женщина, ответственная за захват Маранды. Прими свою судьбу, имперская су..." "Прекрати!" - повис на самурае Локи. - "Селес обещала присоединиться к Возвращающимся! Теперь она на нашей стороне! Я обещал защитить ее, и я не могу поступить иначе!"

"Я тоже была имперским солдатом", - тихо произнесла Терра, и Сиан недоверчиво обернулся к ней. "Да, Империя зла и порочна, но это не говорит о том, что таковы все ее жители", - примирительно молвил Эдгар, встав между ними.

Конец дискуссии положил ворвавшийся в комнату городской стражник. "Империя здесь! Нас атакуют!" - таковы были его слова.


...Армия солдат в Магитек-доспехах подступала к Наршу с югу. Впереди гордо вышагивал Кефка. "Неважно, что вы будете делать, главное, достаньте мне эспера!" - инструктировал он своих лейтенантов.

"Кефка, сэр!" - осмелился подать голос один из них. - "А что гражданские?" "А что гражданские?" - передразнил его императорский советник. - "Убейте всех!"


"Похоже, выбор сделан за нас!" - грустно заключил городской староста. - "Что ж, будем готовится к войне! А эспера мы оттащили в горы, что за нашей долиной". "Значит, там и будем держать оборону", - поставил точку в разговоре Эдгар, и семеро героев устремились к выходу из дома, и далее - прочь из Нарша, в северные горы.

"У Локи было сложное прошлое", - шепнул Эдгар Селес по пути (наверное, заметил, какими глазами девушка смотрит на своего спасителя). - "Не думаю, что стоит влюбляться в него сейчас, и думать, что он спас тебя из-за каких-то там возвышенных чувств". "Спасибо за заботу", - прервала его Селес. - "Но я солдат, а не домохозяйка, страдающая от недостатка любви". "Ну, я так и думал..." - улыбнулся Эдгар, и больше не приставал к ней со своими замечаниями.

Селес немного сбавила шаг, дабы поравняться с Террой. "Кто бы мог подумать, что мы снова встретимся с тобой... при таких обстоятельствах?" - улыбнулась бывшая генерал волшебнице. "Ты ведь тоже можешь использовать магию?" - подняла глаза та. - "Но... отличную от моей". Селес пожала плечами: "Меня растили Магитек-рыцарем Империи. Когда я была совсем маленькой, меня искусственно наделили способностями к магии". "А ты... можешь любить иных людей?" - выдавила из себя Терра столь важный для нее вопрос. Однако Селес обиделась и не ответила.

Прибавив шаг, она догнала Сиана. Самурай хмуро зыркнул на нее: "И не думай, что я тебе доверяю хоть на грош!" "Ну и ладно", - огрызнулась Селес. - "Раззуй глаза и посмотри, на чьей я стороне".

Добравшись до узкого горного перешейка, отряд остановился. Имперцы уже совсем близко, появятся с минуты на минуты. Семеро героев изготовились к бою; Банон же отступил, сознавая, что стал слишком стар и толку от него в сражениях маловато.

Сражение началось. Разбившись на группы, герои блокировали все подступы к скале, где находился эспер, заключеннный в ледяную глыбу. В тот день они прикончили немало имперцев, и сошлись даже с самим Кефкой, лично возглавившим ударный отряд. Придворный маг немало удивил героев, ибо действительно умел творить заклинания разрушительной природы. Ниспосылая на их головы молнии и огромные сосульки, Кефка хохотал, как безумный, даже когда клинки кромсали его плоть, причиняя тяжкие страдания. Впрочем, когда стоит отступить и признать поражение, он тоже знал. Что и сделал, постыдно бежав с поля боя.

Не ведая, закончилось сражение за Нарш или же еще продолжается, семеро героев и Банон устремились вверх по крутой горной тропке, приведшей их к уже знакомой глыбе с диковинным созданием внутри.

И вновь Терра ощутила странную энергию, исходящую от эспера. Такое чувство, что заключенное создание внимательно за ней наблюдает, оценивая... Остальные герои отступили, тревожась за подругу, но не мешая ей - ведь ради этого самой минуты они весь здесь и собрались.

"Скажи мне, кто я?" - безмолвно вопрошала Терра, а исходящие от эспера потоки энергии окутывали ее, стирая воспоминания, обращая в нечто... иное...

На глазах потрясенных героев волшебница превратилось в диковинное бледнокожее создание с копной длинных розовых волос и огромными алыми глазами. А затем оно унеслось в поднебесье...

Весь мир был открыт пред новорожденной сущностью, бывшей еще совсем недавно юной волшебницей Террой Бранфорд.

Глава 6

На следующее утро герои собрались на экстренное совещание в доме Арвиса. На душах было как-то неспокойно: имперцы отброшены, но обязательно вернутся в самое ближайшее время, а теперь вот и с Террой приключилось невесть что. Обратившись в нечто эспероподобное, девушка унеслась на крыльях ветра куда-то на запад, за пределы земель Фигаро.

"Давайте рассудим здраво", - предложил король Эдгар. - "Империя вернется за эспером". "И кому-то нужно остаться защищать Банона", - поддержал брата Эдгар. "Бывшая имперским солдатом", - покачал головой Сиан, покусывая кончик длинного уса. - "И все же... мы должны помочь ей!"

"Давайте разделимся", - решил Эдгар. - "Кто-то пойдет вслед за Террой, а остальные останутся здесь на случай новой атаки. Замок Фигаро может доставить тех, кто решит отправиться, в западную провинцию. Думаю, в Колингене или Джидуре отыщутся ключи к местонахождению Терры".


В путь отправились Локи, Сабин и Эдгар. Селес, Сиан и Гау приняли решение остаться в Нарше. Да и самурай, проникшийся искренним уважением к бывшему генералу Империи, больше не глядел на нее с подозрением.

Без особых приключений трио героев добралось до замка Фигаро, вновь поднявшегося на поверхность, как только угроза атаки Империи наконец миновала. Глаза Сабина затуманились: впервые за много-много лет ступил он в замок, где родился и вырос. "Я...пройдусь немного", - промолвил он, и, не дождавшись ответа, отправился в пустующий тронный зал, где все так же на вызвышении стояли два трона.

"Здесь совсем ничего не изменилось", - прошептал Сабин, устраиваясь поудобнее на одном из них. - "И все же - изменилось все! Матери и отца больше нет в живых. Ничто не будет таким, как прежде. После всего, что случилось..."


...Стояла глубокая ночь, но в замке Фигаро не спал никто. По коридорам куда-то спешили стражники, слуги... Король скончался.

Верховная монахиня, пребывавшая с монархом в последние минуты его жизни, сообщила братьям-принцам, что король оставил трон им обоим. Таковы были его последние слова.

"Да ну вас всех!" - возмутился Сабин, в глазах которого стояли злые слезы. - "Все говорят, что отца отравила Империя, а вы все думаете лишь о том, кто унаследует престол. Хоть бы изобразили печаль для приличия! Наверное, никому не было дела и до смерти матери, когда мы с братом родились". "Это не так..." - начала шокированная монахиня, но принц ообрвал ее: "Замолчи! Ты такая же, как и все остальные!"

"Сабин..." - попытался урезонить брата более уравновешенный Эдгар, но тот не желал ничего слушать: "Империя убийц!.. Им это так не сойдет с рук!"

Он помолчал немного, а затем, приняв однозначное решение, вновь обратился к Эдгару: "Давай уйдем отсюда! Давай уйдем из этого безумного королевства и будем сами распоряжаться своими жизнями! Ты же говорил, что не хочешь быть королем, так?"

"Свободная жизнь?" - воскликнул Эдгар, поражаясь безответственности брата. - "А как ты думаешь, что случится с Фигаро после нашего ухода? Кто взойдет на трон? Отец ведь рассчитывал на нас..."

Он вытащил монету из кармана камзола: "Что ж, давай монета все разрешит. Ее мне отец дал, кстати. Если орел, будет по-твоему. Если решка, сделаем так, как скажу я. Победитель выбирает свой путь, как считает нужным... никаких сожалений, никаких обид. Идет?"

Сабин кивнул, и Эдгар подкинул золотую монету ввысь...


"И ты выбрал свободу", - промолвил Эдгар. Сабин вздрогнул; он не слышал, как брат вошел в зал и приблизился к тронам. "С тех пор прошло 10 лет", - продолажл Эдгар. - "И мелкий нытик вырос в здорового бугая!" "Ну а ты - в бабника-короля!" - заулыбался Сабин.

Эдгар опустился на свободной трон. "Как думаешь, отец гордился бы мной?" - осмелился произнести он вслух то, что давно давило на его сердце. Верные ли решение он принимал? Правильно ли распоряжался казной, вкладывая огромные деньги в техническое оснащение замка? Эти, и сотни других вопросов порой не давали покоя.

"Конечно", - уверенно кивнул Сабин. - "Где бы он ни был, он прямо сияет от гордости". "10 лет..." - прошептал Эдгар, поражаясь, как мало изменилось за эти годы, и Сабин покачал головой, соглашаясь: "И куда только время ушло?"

...Повинуясь приказу короля, механики Фигаро вновь погрузили замок под землю и, используя сложную систему управления, сконструированную лично Эдгаром, направили его на запад, проведя под горами и вновь подняв на поверхность в пустынной области государства Колинген. Надо сказать, перемещаться в почве сравнительно небольшой плотности, как то пустынные пески, механизмы замка позволяли, но преодолевать иные ландшафты паровым двигателям цитадели было не под силу.

С Колингеном у Локи были связаны особые, глубоко потаенные воспоминания. Здесь осталась вся боль его прошлого, утраченная любовь. Эдгар и Сабин отправились расспрашивать городских жителей на предмет Терры, и те с радостью сообщили, что действительно видели сияющую девушку-чудовище, пролетевшую через их город. Кто-то рассказывал, как это создание прекрасно и какие добрые у него глаза, а иные божились, что оно попросту разгромило их дома. Так или иначе, рассказы сходились в одном: диковинное существо устремилось на юг, к Джидуру.

А в местном кабаке братья повстречали некоего ниндзю, представившегося Тенью и предложившего свои услуги в качестве наемника.

Локи же направился к одинокому домику в северном квартале, некогда столь родному. Вошел внутрь, благо дверь оказалась незаперта. "Ракель", - прошептал Локи, смахивая слезу. - "Я не смог тебя уберечь..."


...Они с Ракель пробирались по извилистым тоннелям, рассекающим сердце горы. Где-то здесь, если верить слухам, их ждало потрясающее сокровище, и Локи изнывал от желания заполучить его.

Они как раз переходили утлый деревянный мостик, перекинутый над пропастью, когда прогнившие доски под ногами девушки не выдержали...

...Ракель выжила, но полностью лишилась памяти. Отец ее обвинил в случившемся Локи, наказав тому впредь даже не приближаться к их дому. Но Локи продолжал настаивать, и тогда сама Ракель сказала ему: "Пожалуйста, уйди! Не знаю, кто ты такой, но мои родители очень сердятся, когда ты рядом!" И слова эти ранили Локи в самое сердце.

Осознав, что девушка собирается начать новую жизнь, в которой ему не будет места, Локи покинул Колинген. А когда вернулся год спустя, то узнал, что Ракель погибла при нападении имперцев. Память ее вернулась за мгновение до смерти. И тогда она произнесла его имя.

С тех пор бремя вины тяжким грузом лежало у Локи на душе, не оставляя его ни на мгновение...


Время встречи с друзьями еще не настало, и Локи навестил городского травника. Искусник весьма помог ему... тогда, с помощью своих трав и настоев предохранив тело Ракель от неизбежного разложения. Она и сейчас покоилась на широкой кровати в его мастерской; казалась, девушка просто спит. А Локи отправился на поиски легендарного сокровища, которое смогло бы вернуть душу усопшей в ее бренное тело. Шаг отчаявшегося человека, лишившегося единственного светлого луча в своей жизни и погрузившегося во тьму... непроницаемую и удушающую.

Воссоединившись с товарищами и обменявшись кратким приветствием с Тенью и его псом, Локи внимательно выслушал принесенные ими новости, после чего герои, не мешкая, выступили на юг, в Джидур.

Город этот являл собою ярчайший пример классового неравенства и был разделен на два сектора: северный, застроенный великолепными, утопающими в зелени особняками богачей, и южный, гходились торговые ряды и более скромные дома среднего класса. Всех бедняков давно уж изгнали из Джидура, и те построили в горной долине чуть к северу новый город, назвав его Зозо. По слухам, именно туда устремилось сияющее создание, пролетавшее над Джидуром несколько дней назад.

И герои вновь пустились в путь вдоль горной гряды. Погода испортилась; зарядил дождь, обращая и без того узкие горные тропы в совершенно непроходимые грязевые канавы. И, как назло, ни одной пещерки, чтобы переждать буйство стихии.

Зозо они заметили издалека - город высотных зданий, отличный от любого иного на этой планете. Небольшая площадь горной долины, им отведенной, не позволила изгнанным из Джидура беднякам развернуться вширь, принуждая их строить многоэтажки, цокольные этажи которых отводились под торговые лавки, верхние - под жилые помещения.

Первое, что бросилось в глаза героям, ступившим на улицы Зозо - растерзанные трупы горожан, устилавшие залитую дождевой водой мостовую. Горные великаны и иные монстры, уставшие от соседства с людьми, спустились в город с твердым намерением очистить его от несчастных жителей.

Немногочисленные выжившие указали героям, что на вершине одного из небоскребов находится странная девушка, и те немедленно начали восхождение по пожарной лестнице. Монстры скрывались чуть ли не в каждой квартире; расправившись с проживавшими там людьми, они высыпали на балконы, выискивая иных жертв. В итоге чуть ли не каждый лестничный пролет четверке героев давался с боем.

Трансформация Терры В обширном зале на верхнем этаже здания герои действительно отыскали Терру - или, вернее, то, во что девушка превратилось. Диковинное создание лежало на кровати, уставившись в потолок огромными алыми глазами, и лишь утробно рычало.

Неожиданно в комнате возник старик с длинной седой бородой, сжимавший в руке дорожный посох. "Я полагаю, эта девушка - ваша подруга?" - проскрипел он. "Терра..." - растерялся Локи. - "Что с ней?" Сабин и Эдгар настороженно оглядывали комнату на предмет скрытых опасностей и прочих сюрпризов. Тень, как обычно, делал вид, что происходящее совершенно его не касается, и стоял, прислонившись к дверному косяку. Пес разлегся у его нос, ни на секунду не выпуская старца из поля зрения.

"Терра, так ее зовут?" - встрепенулся тот. - "Интересно... Жизнь ее вне опасности. Она просто применила силу, не ведая, что обладает оной, и та поглотила ее. Ее тело не слушает того, что она приказывает ему делать... Что касается меня, то я - Рамух, эспер".

"Ты - эспер?" - хором выдохнули герои. - "А разве они не живут в ином мире?" Старик нахмурился: "Это не препятствует нам жить и в этом мире. Эсперы обладают разными формами... Моя, к примеру, схожа с вашей, так что я могу жить среди людей, не вызывая подозрений. Но люди и эсперы - несовместимые создания". "Но моя бабушка говорила, что люди и эсперы когда-то жили вместе..." - вымолвил Локи, и тут же сконфузился: "Конечно, это просто сказка..."

"Да нет, не сказка", - возразил Рамух. - "Это правда. Люди и эсперы действительно жили вместе в полной гармонии друг с другом. Пока не разразилась Война Магов. Эсперы сражались с людьми, которые были наделены магическими силами, извлеченными ими из иных эсперов. И когда эта бессмысленная война завершилась, эсперы создали новое измерение, в которое и удалились. Они боялись, что, если останутся в Мире Равновесия, их силы вновь станут предметом вожделения со стороны людей. Но однажды, 20 лет назад, люди наткнулись на вход в это тайное королевство... Люди, которые знали об эсперах и тайнах наших сил. Так началась охота. Ибо Гесталь, лидер этих людей, знал, что может использовать извлеченную из нас волшебную силу для создания неуязвимой армии. Осознав, что происходит, мы сотворили врата и отбросили людей прочь. Те эсперы, которых они успели захватить, ныне содержатся в Исследовательском Магитек-Центре Империи, и магия вытягивается из них. Я лишь чудом избежал подобной судьбу, потому и пребываю здесь, с вами. Я призвал Терру сюда, в мое обиталище, ибо почувствовал, что она потеряла контроль над своими силами. И она ответила на зов".

"Значит, Терра... эспер?" - тихо спросил Локи. Рамух покачал головой: "Нет, она несколько отлична от нас. Она боится саму себя, и это причиняет ей боль. Но, как только она осознает свою истинную природу, страхи и сомнения отпадут сами собой. Оные мои сородичи, плененные в Исследовательском Магитек-Центре Империи, могут помочь ей. Я бежал оттуда как последний трус, схоронившись в этом забытом городке. Но больше я не смогу здесь оставаться. Методы Гесталя неверны. Нельзя силой вытягивать магию эсперов - это ослабляет их. Лишь когда мы обращаемся в магисит, наше могущество полностью переходит обладающим нами людям".

"О чем ты?" - Локи чувствовал себя как-то неуютно. "Я собираюсь обратить себя в магисит, чтобы вы смогли сполна воспользоваться моим могуществом", - прямо отвечал Рамух. - "Магисит - это сила эспера в чистом виде. Когда эспер погибает, магисит остается..."

Он подошел к камоду в углу комнаты, достал из ящика три огромных кристалла, в каждом из которых горел алый огонек. "Это - мои сородичи, павшие, когда мы пытались бежать из Империи..." - скорбно промолвил Рамух. - "Их силы я также передаю вам..."

И с этими словами Рамух исчез... А на месте, где он только что стоял, остался кристалл. "Если силы наши будут использованы разрушения ради", - донесся до героев бесплотный голос старца, - "небеса померкнут и жизнь покинет землю... Вы должны остановить их. Вторая Война Магов не должна случится..."

Подобрав четыре кристалла, герои ощутили в себе неведомые прежде силы. Часть сущностей заключенных в магисите эсперов слилась с их душами, и теперь герои полностью осознали могущество, которым обладают. Рамух, ниспосылающий молнии на головы врагов; прекрасная Сирена, накладывающая печать на уста и запрещающая применять заклинания; чудаковатый кот Сейт Сиф, шокирующий противника своими выходками и отвлекающий его от сражения; целитель Кирин, возвращающий героям утраченные жизненные силы.

Путь героев лежал в самое сердце Империи. Ставки возросли; тень новой Войны Магов с каждым днем становилась все отчетливее и неизбежность ее - очевидна.

Вновь спустившись к основанию высотки, герои с радостью и удивлением встретили боевых товарищей - Селес, Сиана и Гау. Армия имперцев отступила от Нарша, и те воспользовались открывшейся возможностью, чтобы догнать ушедших на поиски Терры товарищей.

"Итак, Империя вытягивает магию из эсперов", - сообщил им Эдгар сий пугающий факт. Сабин обратился к Селес: "Это правда?" "Не знаю", - пожала плечами та. - "Я спала, когда они провели внедрение магии в мое тело. Но... до меня доходили слухи об этом".

"Значит, я полагаю, мы должны найти способ добраться до Империи", - подвел итог практичный Сиан. "Думаю, надо будет снова разделиться", - с сомнением покачал головой Эдгар. - "Нельзя пускать дела в Нарше на самотек". "Да, так будет мудро", - согласился Сиан. Как бы то ни было, позволить Кефке заполучить обнаруженного в рудниках Нарша эспера герои были не намерены.

"Я отправлюсь в Империю", - вызвалась Селес. - "Я знаю там все входы и выходы". "Одна?" - поразился Сабин. "Не волнуйся", - быстро ответил Локи. - "Я пойду с ней". "Думаю, не будет лишним взять с собою еще кое-кого", - намекнул Сиан.

На том и порешили. Сабин, Эдгар и Гау возвращались в Нарш, остальные отправлялись в Империю Гесталя. Тень откланялся, сказав, что сполна отработал заплаченные ему деньги, свистом подозвал пса и растворился в пелене дождя.

Глава 7

"И... как же мы попадем туда?" - поинтересовалась Селес. - "Ведь Империя - на южном континенте. Они закрыли все свои порты, полностью прервав морское сообщение с иными странами". "Южный город Джидур полон богатых аристократов", - сообразил Локи. - "Кто-нибудь из них может знать способ".

Селес помолчала, размышляя. "Локи!" - решилась она наконец. - "Почему ты вызвался идти со мной?" "Ну..." - замялся тот. - "До меня дошли слухи о легендарном сокровище, спрятанном там, ну я и решил..."

Резко отвернувшись, Локи двинулся прочь из разгромленного Зозо. Селес и Сиан последовали за ним.

До Джидура они добрались на следующее утро. Город знати и артистократов, разительный контраст с бедностью и обреченностью Зозо. Здешние снобы обрекли несчастных бедняков на изоляцию и - гибель.

Герои шагали по прекрасным, ухоженным улицам города, когда, откуда ни возьмись, навстречу им выскочил пухленький мужчина в черном фраке. "Мария!" - возопил он, протягивая руки к Селес Шер, и девушка испуганно попятилась. "Ох, извините!" - мужчина отступил на шаг. - "Но вы - вылитая Мария!"

И он, осторожно обогнув героев, бросился прочь, бормоча под нос "Вот беда... вот беда-то..." А на камнях мостовой остался распечатанный конверт, выпавший из кармана странного человека. Нагнувшись, Селес подняла его, поглядела на опустевшую улицу, гадая, стоит ли бежать следом, чтобы вернуть оброненное письмо.

"Этот человек - импресарио труппы, дающей представление в опере", - сообщил некий аристократ, наблюдавший имевшую место сцену. - "И он ведет себя так странно с тех самых пор, как получил это письмо".

Селес открыла конверт, пробежала текст письма глазами. "Дорогая Мария", - значилось в нем. - "Я решил сделать тебя своей женой и скоро прилечу, чтобы тебя похитить. - Странствующий Игрок".

"Кто это такой - Странствующий Игрок?" - озадачился Локи, и аристократ презрительно поморщился: "Ты что, сынок, в деревне родился? Знаменитый странник, свободный от узких воззрений общества на мораль. Владелец единственного в мире воздушного корабля "Черный валет" - Сетзер Габбиани".

"Если бы у нас был воздушный корабль, мы бы сумели добраться до Империи", - высказала Селес мысль, пришедшую в головы и ее товарищам. "Так давайте же устроим встречу с этим Сетзером", - ухмыльнулся Локи.

И герои направились в величественное здание оперного театра, возведенное на полуострове несколько южнее Джидура. Заметно нервничающий импресарио встретил их у входа: "О! Это снова вы..." "Мы прочитали письмо", - не смущаясь, заявил Локи, передавая мужчине конверт. - "Значит, Сетзер появится, чтобы похитить Марию..." "Скорее всего, в самый напряженный момент первого акта", - вздохнул импресарио. - "Он любит эффектные появления на сцене..." "Замечательно!" - воскликнул Локи. - "Значит, тогда мы его и схватим!"

Несчастный импрессарио совсем пал духом. Мало ему письма от этого Габбиани, грозящего умыкнуть его лучшую певицу, так еще группа неведомых бродяг грозится устроить побоище во время представления, на которое соберется весь цвет общества Джидура! "Я потеряю работу..." - простонал он. - "Какой ужас! Я хочу сорвать овации... но не хочу, чтобы Марию похитили".

"Позволим ему сделать это", - хищно ухмыльнулся Локи, и, в ответ на вопросительные взгляды как импрессарио, так и товарищей, пояснил: "Мы используем приманку. Как только он ее схватит, мы последуем вслед за ним на воздушный корабль. И, если все пройдет как надо, захватим его!"

"С ума сошел!" - вспылил импрессарио, поворачиваясь, чтобы уйти. - "Если что-то случится с Марией..." "Да ничего с ней не случится!" - выкрикнул Локи, схватив его за рукав. - "Потому-то мы и используем иную! А настоящую Марию спрячем где-нибудь!" "Не понял?" - нахмурился импрессарио.

Локи фамильярно приобнял его за плечи: "Ты же сам сказал, что наша Селес - вылитая Мария, да? Ее-то и похитит Сетзер, после чего приведет нас на свой корабль!" "Гениально!" - обрадовался импрессарио, но самой Селес идея пришлась не по вкусу. "Я - генерал, пусть и бывший, а не какая-то там оперная дамочка!" - категорично заявила она, после чего, гордо вздернув носик, направилась в гримерку - репетировать.

Раздалась пронзительная трель звонка - знак того, что представление скоро начнется. Локи и Сиан поспешили в зал, занимать места в первом ряду; импрессарио удалился за кулисы, и никто не заметил, как в оперный театр проник нежданный, и совершенно нежеланный гость - Ультрос. У коварного осьминога был уготован собственный сюрприз для всех посетителей сегодняшнего представления...

Опера началась. Под звуки камерного оркестра на сцене появился конферансье, церемонно поклонился публике. "Война между Востоком и Западом с каждым днем становилась все более жестокой", - возвестил он. - "Драко, солдат с Запада, мыслями пребывает дома, со своей возлюбленной Марией..."

Занавес поднялся, открыв восхищенным взорам прекрасные декорации - скалистые утесы, освещенные закатным солнцем. На сцену поднялся воин, исполняющий роль несчастного Драко, и опера началась.

Признаться, Локи не очень любил театры, а, тем более, оперу, предпочитая более живое и легкое действо. Но сейчас, находясь в этом прекрасном оперном театре, он полностью поддался величию проихсодящего на сцене, и поймал себя на мысли, что искренне переживает за Драко и Марию, разлученных жестокой войной. Что-то было в этой постановке, заставляющее вспомнить боль собственного прошлого...

И когда стало совсем невмоготу, Локи поднялся, шепнул Сиану, что "глянет, как там в гримерке", и быстренько вышел из зала. Да уж, демоны прошлого упорно не дают покоя...

Селес, в пышном платье с глубоким декольте, пудрила носик, мурлыкая под нос слова собственной роли. Девушка откровенно наслаждалась отведенной ей ролью, хотя скорее наложит на себя руки, чем признает этот факт.

Войдя в комнатку, Локи потупился, густо покраснел. Взгляд его помимо воли стремился к соблазнительной, открытой ложбинке. "Ты... всегда была такой красивой?" - брякнул он.

Селес отступила на шаг, отвернулась. "Локи..." - прошептала она. - "Почему ты поддержал меня тогда?" "Потому что я устал просто стоять в сторонке и терять девушек, которые мне нравятся", - не подумав, ответил Локи. На глаза Селес навернулись слезы. "Значит я... всего лишь замена для нее?" - выдавила она.

"Красивое платье", - перевел разговор Локи, и Селес поняла намек: некоторых вещей не стоит касаться, даже ей. "Я скоро выхожу на сцену", - засуетилась она. - "Следующая сцена очень важна. Мария начинает волноваться о том, что случилось с Драко, и выражает свои чувства песней".

...А между тем опера продолжалась. Армии Запада потерпели поражение, и замок Марии захватили войска Востока. Вынужденная выйти замуж за восточного принца Ральса, Мария думает лишь о Драко, выходя по ночам на балкон и глядя на звезды.

Отдавшись музыке, погрузившись в ее чарующие звуки, Селес пела о потерянной любви, о разлуке, отчаянии и печали. Зал изумленно притих, пораженный столь безупречным исполнением, столь совершенным голосом.

А "Мария", поднявшись на самую вершину башни, бросила вниз букет алых роз, подаренный ей духом пропавшего на войне возлюбленного. "Спасибо, любовь моя", - донес ветер его шепот, - "за нежность твою и заботу. Я вижу, как из глаз твоих, столь мудрых и печальных, исходят все страхи и сомнения. Не важно, что грядущее готовит нам, наша любовь не постареет и не умрет. Я буду ждать тебя вечно!"

С неба сорвалась и упала звезда. Сиан и Локи, не стесняясь, утирали слезы - так брала за душу эта великолепная опера!

А на сцене, тем временем, пары кружились в вальсе, и печальная Мария танцевала со своим законным супругом, принцем Ральсом. Как раз в этот момент армии Запада атаковали замок, и Драко устремился к Ральсу, дабы сойтись с ним в поединке.

Локи прищурился: на деревянных перекрытиях, установленных над сценой, он разглядел старого знакомого, Ультроса! Осьминог, пыхтя, пытался сбросить вниз тяжеленную железную глыбу, неведомо как им найденную. Вот уж ошибка природы!

Не медля, Локи пнул Сиана, указал вверх. Самурай кивнул, вскочил на ноги, и оба героя устремились в служебные помещения. Они успели почти вовремя: Ультрос уже дотянул груз до перекрытий, нависавших над самым центром сцены и готовился обрушить его на головы актеров.

Локи и Сиан прыгнули на осьминога... и вся троица низринулась вниз. Зал охнул, когда они упали прямо на сошедшихся в смертельной дуэли Дарио и Ральса, мгновенно отправив их в забытье. Импрессарио за кулисами рвал на себе волосы, и Локи, очнувшись первым, решил по мере сил поправить положение.

"Ни Драко, ни Ральс не получат руки Селес!" - нараспев промолвил он. - "Лишь я, Локи, величайший искатель приключений в мире, возьму ее в жены!" "Молчать, смерд!" - заулыбался Ультрос; представление определенно понравилось наглому осьминогу. - "Ты стоишь пред королем осьминогов! Такой вор, как ты, ни за что не сможет одолеть меня! Вызываю тебе на дуэль!"

"Музыку!" - импрессарио в отчаянии махнул рукой. А вдруг эти двое вытянут постановку?

И они не разочаровали. Никто в зрительном зале и не предполагал, что сражаются они не на жизнь, а на смерть, и магия, дарованная эсперами героям - именно магия, а не световые эффекты.

И в тот момент, когда израненный Ультрос предпочел позорно бежать, на сцене появилось новое действующее лицо. "Замечательное представление!" - похвалил Сетзер, после чего схватил Селес-Марию за руку и увлек девушку за собой.

"Невероятные повороты сюжета!" - возвестил несчастный импрессарио ошарашенной публике. - "Мы уж думали, что Мария станет невестой Локи, но Сетзер похитил ее! Какая судьба ожидает героев? Приходите на продолжение спектакля!"

Тишина... а затем ее разорвал шквал бурных оваций.

Глава 8

Сетзер Габбиани Ничего не подозревающий Сетзер привел Селес на воздушный корабль, который посадил в некотором отдалении от оперного театра. "Позже уделю тебе внимание", - бросил Страствующий Игрок, запирая девушку в каюте, заполненной столами для игры в карты, рулетку и прочие азартные игры.

Той только это и нужно было. Открыв иллюминатор, она впустила внутрь Локи и Сиана. "Ты - замечательная актриса, Селес!" - восхитился Локи. - "Что ж, пришло время для второго акта. А где Сетзер?"

Последний - легок на помине! - как раз сейчас прошествовал в каюту, и с изумлением воззрился на странную троицу. "Что... что вы здесь делаете?" - выдавил он наконец. - "Ты не Мария, да?"

Селес приблизилась к господину Габбиани, и тот поспешно отступил на шаг. "Сетзер, нам нужна твоя помощь", - без обиняков заявила девушка. - "Нам нужно в Вектор. А твой корабль - единственный..." "Если ты не Мария, нам не о чем говорить", - оборвал ее владелец "Черного валета".

"Ну пожалуйста!" - взмолилась Селес. - "Мы слышали, что твой корабль - прекраснейший в мире!" "И то, что ты - величайший игрок..." - польстил Локи, а Сиан чопорно добавил: "И я, воин королевства Дома, смиренно молю тебя о помощи".

Сетзер надолго задумался, окидывая оценивающим взглядом пожаловавших к нему героев. "Вообще-то, благодаря Империи, дела идут ни к черту", - кивнул он наконец. "Не тебе одному плохо", - с жаром выпалила Селес. - "Империя захватывает города и веси повсеместно..." "Они используют технологии Магитек для захвата целого мира!" - сообщил Локи.

"И ты, и мы ненавидим Империю", - молвила Селес. - "Пожалуйста..." "А ты, пожалуй, даже более симпатичная, нежели Мария", - улыбнулся Сетзер. - "Ну ладно, если станешь моей женой, так и быть, помогу вам. В противном случае..."

Селес покраснела до корней волос. Ну и типчик! "Хорошо", - просто сказала она, легонько сжала плечо потерявшему дар речи Локи, и выудила из-за пояса монетку: "Если орел, ты помогаешь нам. Если решка - я стану твоей. Ну как идея, господин Игрок?" "Ха! Замечательно! Вот это по мне!" - осклабился тот.

"Селес!" - к Локи наконец вернулся голос. - "Ты что, серьезно?.. Если ты выйдешь замуж за этого..." "Неведомо, сколько бесчестных и постыдных вещей может он свершить с тобою", - поджал губы старый самурай.

Селес просто подбросила монетку вверх. На зазвенела на деревянной палубе, и все четверо с любопытством нагнулись... "Орел", - удовлетворенно улыбнулась Селес, и Локи с Сианом облегченно вздохнули. - "Исполняй свою часть сделки".

Сетзер, прищурившись, поднял монету, оглядел со всех сторон и широко ухмыльнулся. "Какая занятная вещица", - процедил он. - "Никогда не видел монету, у которой с обеих сторон - орлы". "Боюсь, тебя надули, господин Игрок", - без тени смущения проворковала Селес. - "Но все это - часть игры, разве нет?"

Сетзер расхохотался. "Мне это нравится!" - воскликнул он. - "Играть с Империей, и ставка - моя собственная жизнь!"


Поднявшись над облаками, "Черный валет" взял курс на юг. Собравшись на палубе, герои глядели вниз, на землю, кажущуюся такой маленькой и далекой. Признаться, Локи было немного не по себе.

"Не могу поверить, что такой неуклюжий корабль может летать", - обратился он к Сетзеру. - "Уверен, что мы не свалимся вниз?" Тот демонстративно пожал плечами. "Упадем - так упадем. Это тоже игра. Ты играешь в карты, а Судьба играет тобой..."

"Да они нас издалека заметят, если мы попытаеся прилететь на этой штуковине в Империю", - не сдавался Локи. - "Может, лучше приземлимся поодаль?" "Хорошая идея", - кивнул Сетзер. - "Я останусь на борту и буду готов к взлету в любой момент".


Вдалеке показались очертания южного континента. Даже с такого огромного расстояния отчетливо можно было разглядеть контуры императорского дворца - огромной пирамиды в центре Вектора.

Обогнув столицу по широкой дуге, Сетзер посадил воздушный корабль у южного города-государства Альбрук, захваченного Империей одним из первых во время нынешней кампании. Теперь здесь, ровно как и в соседних Тзене и Маранде, были расквартированы гарнизоны имперских солдат, которые отчаянно скучали от безделья, и вместо того, чтобы помочь местным жителям избавиться от следов разрухи, свершенной во время военных действий, предпочитали проводить время в кабаках да волочиться за женщинами. Бардак в армии, но вышестоящим генералам не было никакого дела до того, что творится в сердце Империи - внимание их было приковано к новым, пока что недосягаемым горизонтам... Правителей павших держав казнили, молодежь отправили в имперскую армию - чего еще страшиться от поставленных на колени соседей?

А на следующий день трио героев достигло Вектора. Исполинский мегаполис неприятно поражал. Здесь денно и нощно стоял стойкий запах железа и дыма, исходящего из сердца индустрии планеты - Исследовательского Магитек-Центра. Да и дома в городе сложены сплошь из обожженного кирпича да металла. Нигде - ни деревца, ни даже самого захудалого кустика. Металл... металл и смог.

Да и жители под стать: заносчивые, грубые. Видать, ежедневная имперская пропаганда хорошенько промыла им мозги.

Сам Вектор был построен в форме пирамиды: нижний уровень занимали жилые да торговые кварталы, чуть выше располагались индустриальные заводы и Исследовательский Центр, затем - особняки знати и, наконец, величественный имперский дворец.

В Центр герои проникли достаточно легко: как Селес и утверждала, она действительно знала здесь все входы и выходы. Проведя Локи и Сиана по каким-то коллекторам, а затем - по непонятного назначения металлоконструкциям, нависающим над подземным котлованом, девушка вывела товарищей в тоннель, где проходили рельсы, по которым из недр завода вывозили составы с готовой продукцией. Что ж, пусть не через парадный вход, но внутри они оказались.

Здесь стоял вечный гул работающих паровых двигателей; бесчисленные, непонятного назначения механизны - турбины, шестерни, клапаны - все время двигались, извергая из своих недр все новые образцы Магитек-брони, которые уносились конвейрами куда-то прочь. Масштабно... саботировать производство такого размаха наверняка будет непросто.

Услышав внезапно знакомый голос, герои еле успели спрятаться за одним из огромных деревянных ящиков, сваленных в коридоре, как в дальнем конце его показался сам Кефка Палаззо. Пребывая в прекрасном расположении духа, безумец вопил сам себе: "Я - бог! Я всемогущ! Я соберу еще эсперов!.. Я лишу их магии... И тогда: я верну к жизни Триаду!"

Дождавшись, пока негодяй скроется с глаз долой, герои поспешили дальше, спускаясь в недра адского завода. Упоминание о таинственной Триаде не давало им покоя. Что бы это ни было, навряд ли возрождение сего пойдет на пользу несчастному миру.

В глубокой шахте, используемой для сброса мусора и отходов производства, герои, к удивлению своему и гневу, обнаружили двух эсперов. Еле живые, лишенные сил, огненные Ифрит и ледяная Шифа встрепенулись при приближении искателей приключений, ибо почувствовали в них силу собственных собратьев. Обратившись в магисит, они даровали свою магию героям, ибо верили, что те направят ее во спасение множества иных эсперов, заключенных в капсулах Магитек-Центра.

Вновь потянулись бесконечные часы, посвященные исследованию исполинского комплекса. Тот, конечно же, не пустовал. По мере приближения к сердцу здания героям все чаще приходилось держать бой, ибо Империя не поскупилась на охрану средоточия своей мощи. Солдаты в Магитек-броне и монстры, искусственно наделенные способностями к магии, показали себя воистину грозными противниками, и молнии Рамуха да пламя Ифрита пришлись как нельзя кстати, позволив героям одерживать победы малой кровью.

Достигнув центрального зала Магитек-Центра, герои с изумлением принялись оглядываться по сторонам. Всю площадь огромного помещения занимали заполненные прозрачной жидкостью капсулы. А в них... содержались создания столь изумительные, столь ирреальные, один вид которых вызывал восхищение и тоску. Эсперы и отдаленно не напоминали людей; Рамух был одним из немногих представителей гуманоидного племени. В одном из сосудов вяло шевелился кит - Бисмарк, в другом отчаянно бил копытами прекрасный белый Единорог, в третьем содержался могучий Мадуин, в иных пребывали и вовсе диковинные эфимерные создания, не поддающиеся описанию

"Нам недолго осталось", - долетела до разумов героев мысль, подобная тихому шелесту листвы. - "Мы последуем примеру Ифрита... И доверим вам свои силы. Освободите же нас!"

Сид дель Норте Маргьез Путь к пульту управления системой выкачивания жизненных сил из эсперов Локи и компании заступил мужчина в ярко-желтом балахоне. Лицо его было весьма неприятно: отражало оно и недюжинный ум, и жестокость. "Ну, и что мы здесь делаем?" - проскрежетал субьект. "Сид", - шепнула Селес на ухо Локи, опустившему руку на рукоять меча. - "Начальник Центра. Профессор Сид дель Норте Маргьез".

Свет, хлынувший из капсул, заставил Сида подскочить на месте, а когда он угас, на месте плененных эсперов остались лишь кусочки кристаллов. Мигом позабыв о незнакомцах, ученый подбежал к сосудам, дабы получше разглядеть плоды трансформации. "Ага..." - догадался он. - "Значит, умирая, эсперы могут оставлять в смертном мире воплощения своих сил. И могущество, что содержится в этих камнях, гораздо более велико, нежели то, что мы можем надеяться извлечь с помощью механизмов... В сотни раз больше..."

Локи, Селес и Сиан с тревогой обменялись быстрыми взглядами: о проницательности Сида в Империи ходили легенды, и то, как он мгновенно раскрыл тайну магисита, лишний раз подтверждало известный факт. Другое дело - теперь ученого нельзя отпускать живым из этого зала.

Шесть осколков магисита взмыли ввысь, пробивая сдерживающие их стены капсул, и устремились по направлению к героям, внедрившись в их души и щедро даруя им свою магию.

"Генерал Селес!" - наконец узнал одну из своих гостей профессор. - "А что это за подозрительные личности с тобой?" "Ну, это..." - Селес неожиданно смутилась. "А что, это правда, что ты внедрилась шпионом к повстанцам?" - широко осклабился Сид. Девушка покраснела, опустив глаза, и Локи задохнулся, проглотив следующий вопрос: вид Селес говорил сам за себя.

"О, замечательно! Магисит! Хорошо работаешь, Сид!" В зал, приплясывая, вбежал Кефка, бросил торжествующий взгляд на пустые капсулы. "Генерал Селес", - протянул он руку, растянув в улыбке напамаженные губы. - "Нет смысла продолжать эту игру. Отдай мне магисит!"

"Селес!" - к Локи вернулся дар речи. - "Ты... обманула нас?" "Конечно же, нет!" - вспыхнула девушка, обратив к нему взгляд. - "Пожалуйста, верь мне!" Сиан презрительно хмыкнул, отодвинувшись на шаг и обнажая катану: "Так и знал, что ей нельзя доверять".

Кефка заливисто расхохотался. "О, это сладкое чувство предательства!" - верещал он. - "О, Селес! В этом вся... ты!" "Верь мне, Локи", - повторила девушка, не обращая ни малейшего внимания на шута, волею судьбы ставшего первым советником Императора. Локи не знал, что и думать, совершенно растерявшись.

Конец затянувшейся сцене положил сам Кефка. Заметив, что, кроме него, никто не наслаждается ситуацией, придворный маг затрясся от злобы и выкрикнул: "Убить их немедленно!"

В зал ворвались два солдата в Магитек-броне, принялись палить из всех орудий. Взрывные волны отбросили не успевших среагировать Локи и Сиана на несколько ярдов, с силой впечатав обоих в стену. Ситуация стремительно выходила из-под контроля, и Селес выступила вперед, воздев руки и прошептав заклятие перемещения. В ту же секунду она сама, ошарашенный подобным поворотом событий Кефка и оба солдата исчезли.

Локи и Сиан с трудом поднялись на ноги. Мир расплывался в глазах, кружился и вращался по одному ему лишь ведомым законам. Контузия оказалась состоянием крайне неприятным, тем более - в столь ответственный момент.

Профессор Сид хлопотал подле пульта управления, и лицо ученого сейчас выражало злость и отчаяние. "Надо убираться отсюда!" - обратился он к героям. - "Эти взрывы повлияли на энергетические потоки в капсулах и сейчас все здесь взлетит на воздух!" Действительно, гудение паровых механизмов усилось, многие трубы наливались багровым, раскаляясь.

Все втроем они бросились на подъемник, обнаружившийся в одном из подсобных помещений, связанных с залом капсул, и тот, поскрипывая, повез их вниз. "Что же я наделал!" - сокрушался профессор, меряя шагами утлую площадку лифта; Локи и Сиан отступили в сторонку и молчали, внимательно наблюдая на неожиданным компаньоном. "Нет мне прощения!" - продолжал заламывать руки прозревший Сид. - "И не важно, что Кефка угрожал мне... Вытягивать жизненную энергию из эсперов лишь для того, чтобы придать могущества людям... Вы помогли мне принять решение! Я поговорю с Императором и заставлю его понять, сколь глупа и бессмысленна эта война!"

Подъемник доставил их на дно глубокой подземной шахты. Керосиновые лампы едва освещали площадку, от которой отходили теряющиеся во тьме рельсы. Локи заприметил одну-единственную вагонетку, изъеденную ржавчиной.

"Я знал Селес еще ребенком", - задумчиво промолвил Сид, будто позабыв о той критической ситуации, в которой они очутились. - "Я заботился о ней, как о собственной дочери. И заставил ее вступить в ряды Магитек-рыцарей. Если увижу ее вновь, обязательно попрошу прощения... за все свои ошибки..."

Речи старого ученого больше всего походили на предсмертное раскаяние, будто он уже успел попрощаться с жизнью и сейчас лишь отдавал скопившиеся долги. Быть может, так оно и было. Вероятность того, что Сид переживет рандеву с Императором и противостояние с Кефкой, ничтожно мала.

Приказав Локи и Сиану забираться в вагонетку, профессор дернул за рычаг, выступающий из панели на стене... и герои унеслись во тьму. Образ маленькой, уставшей фигурки в желтом балахоне стремительно растаял, и тишину нарушал лишь равномерный скрип колес по рельсам. Подземный тоннель совершенно не был освещен, и герои могли лишь гадать, куда отправил их Сид. Быть может, раскаяние его - лишь видимость, и рельсы оборвутся над каким-нибудь лавовым озером?..

Мучимые сомнениями и тревогами, они разместились поудобнее на дне вагонетки. Все равно уже ничего не попишешь. Не выпрыгивать же в тоннель, где тьма - хоть глаз выколи.

Вагонетка вырвалась на яркий солнечный свет, больно резанувший глаза героев, и остановилась. Не мешкая, Локи и Сиан выпрыгнули на землю, огляделись по сторонам. Тоннель выходил на улицы нижнего яруса Вектора, где они ныне и очутились.

Внимание горожан было приковано к громаде Исследовательского Центра. Здание, казалось, мелко дрожало; куски битого кирпича и металла сыпались сверху, а из некоторых окон уже показались жадные языки пламени.

Не дожидаясь, пока конструкция рухнет, Локи и Сиан предпочли использовать момент, чтобы унести ноги. Но не тут-то было! Механические образины - паровые "роботы", как их называли - уже пустились по их следу, сопровождаемые солдатами регулярной армии. Пришлось вновь принять бой, и на этот раз не жалеть энергий Рамуха. Сиан творил чудеса, демонстрируя великолепное владение "бушидо", и клинок его кромсал броню подступающих врагов. Локи же сосредоточился на роботах, и молнии, испускаемые им, разрывали металлических созданий на части.

Столица Империи напоминала растревоженный муравейник, когда герои бежали оттуда. Надолго запомнит Вектор их визит! Пусть и не сумели они спасти плененных эсперов, однако получили во владение магисит и заверения Сида в том, что он постарается изменить позицию Императора.

Вот только Селес потеряли. К добру ли, к худу ли?.. Предательница ли она или действительно изменила свои воззрения, переметнувшись на сторону повстанцев? Вопросы, одни лишь вопросы... Как сложно жить в этом мире, полном лжи и обмана, будто в издевку названном Миром Равновесия.

Глава 9

Издали заметив взрыв в Магитек-Центре, Сетзер подвел воздушный корабль к заранее оговоренной точке в окрестностях столицы, и, как только Локи и Сиан взошли на борт, немедленно поднял судно в воздух, взяв курс на снедаемый безумием Зозо.

Вновь поднявшись на вершину небоскреба, герои проследовали в комнату, где на кровати возлежало бледнокожее создание, в которое обратилась Терра. Здесь же находились и братья Фигаро, и любознательный шалопай Гау. Вроде бы, все оставалось без перемен... но стоило лишь Локи войти в комнату, как Терра встрепенулась, почувствовав реакцию от принесенного парнем магисита. "Отец?" - прошептала она.

Взгляд ее прояснился, тень безумия ушла безвозвратно. "Я вспомнила", - улыбнулась Терра. - "Меня вырастили в мире эсперов..."


...Много лет минуло с тех пор, как эсперы обнаружили у врат, соединяющих их обиталище с миром смертных, женщину, пребывающую в бессознательном состоянии.

Один из местных обитателей, Мадуин, поднял ее на руки, принес в деревню, чем вызвал немало толков. Кто-то требовал немедленно убить женщину, глаголя о невозможности сосуществования людей и эсперов, но большинство волшебных созданий выступили против этого.

Самого же Мадуина неудержимо влекло к спасенной им женщине, Маделине, и чувство это было отнюдь не простым любопытством. Та поведала, что всей душой хотела бежать прочь от алчности и ненависти, снедающей Мир Равновесия; покинув родной город, она попала в страшную бурю, а, когда очнулась, оказалась здесь.

Зная, что эсперы не приветствуют появление людей среди них, Маделина заявила, что вернется в свой набивший оскомину мир немедленно. И Мадуин неожиданно для себя самого удержал ее. "Да, говорят, что люди и эсперы не могут сосуществовать..." - молвил он. - "Но как мы узнаем, так ли это, если сами не попробуем?"

Так это случилось. А затем на свет появилась дочь Мадуина и Маделины, которую гордый отец нарек Террой...

...Два года спустя вновь разразился шторм, отворивший врата между мирами. Но на этот раз в рифт ступила армия, жаждущая обладать магическими силами эсперов. Последних хватали и под конвоем отправляли в мир смертных.

Старейшина эсперов порешил сотворить волшебный барьер, который вновь проведет четкую грань между мирами, исторгнув смертных из обители волшебных созданий. Лишь он один мог это сделать, и не тешил себя иллюзиями того, что ему удастся сотворить столь сложное заклятие и выжить. Нет, магия выжжет все жизненные силы без остатка. А с гибелью старейшины врата останутся запечатанными на века.

Многие из отчаявшихся эсперов поспешили обвинить Маделину в том, что приход врага - ее рук дело. Дескать, женщина первой пересекла черту, разделяющую миры, и вот теперь следом за ней устремились солдаты, несущие лишь зло. Вспыхнув, Маделина подхватила маленькую Терру на руки и устремилась по направлению к вратам. Мадуин бросился следом... и в этот момент старейшина произнес заклятие.

Всех до единого смертных исторгло в Мир Равновесия, в том числе и Императора Гесталя, получившего столь тяжкий удар в миг своего величайшего триумфа. Увидев среди своих вернувшихся на землю грешную солдат обессиленную женщину с младенцем на руках, Император немало удивился. Но, взглянув на юную Терру повнимательнее, он вполне осознал происхождение девочки. Получеловек, полуэспер...


"Я - дочь человека и эспера", - закончила свой рассказ Терра. Теперь, вновь обретя контроль над собственным могуществом, девушка восстановила свою человеческую форму. Получив новую пищу для размышления, герои усиленно ее переваривали, ибо услышанное действительно заставляло задуматься.

"Стало быть, Гесталь уже тогда знал о силах и способностях эсперов", - наморщив лоб, вымолвил Эдгар. "А эсперы из Магитек-Центра - те, которых схватили в этот день", - добавил Локи. - "И могущество Селес... произошло от одного из них".

Да, многое прояснилось, но многое осталось покрыто тайной. Терра и слыхать не слыхивала ни о какой Триаде, возрождение которой являлось венцом замыслов Кефки - сколь амбициозных, столь же и безумных. Посему герои приняли решение вновь вернуться в Нарш, и, обсудив сложившуюся ситуацию с повстанцами, выработать совместный план дальнейших действий.


В северном городе возвратившихся героев ждали радостные вести: жители Нарша согласились наконец принять участие в сражении с Империи, объединив ресурсы, полученные из местных рудников, с технологиями Фигаро. Вопрос открытого противостояния с самой могщуественной державой в мире упирался в банальный недостаток людей.

И Банон, понимая, что иным способом Империю не одолеть, решился изыскать способ открыть Запечатанные Врата, ведущие в мир эсперов. Уж те наверняка захотят отомстить за своих погибших собратьев. И, когда волшебные создания ударят по Вектору с востока, повстанцы пойдут в атаку с севера.

"Мы должны возродить утерянное доверие между людьми и эсперами", - говорил Банон внимающим ему героям. - "Они должны понять!.. И лишь одна среди нас может заставить их сделать это..." Терра понимающе кивнула. В словах лидера Возвращающихся крылось зерно истины: ведь, будь эсперы и люди действительно "несовместимы", она никогда не родилась бы на свет.

"Я сделаю это!" - уверенно кивнула Терра.


"Черный валет" донес героев до входа в пещеру, сокрытую на острове, граничащем с восточными землями Империи. Здесь, на границе мира волшебного и мира смертного, в изобилии водились монстры, чуждые законам природы... и давным-давно мертвые. Личи да драконы-зомби выползали из своих нор, атакуя ненавистные им живые создания.

20 лет назад понадобилась целая армия, чтобы пробиться через орду стражей Запечатанных Врат; теперь же по следам их шла лишь горстка героев, обладающая, правда, могуществом эсперов. Потому и выжившая в адских подземных лабиринтах, и добравшаяся-таки до цели.

Огромные врата преграждали путь. Терра ступила к ним; она прекрасно знала, что следует делать. Как завороженные, герои следили за нею, когда знакомое хихиканье, раздавшееся за спинами, заставило их похолодеть.

Кефка Палаззо Кефка! И имперцы! "Как и предсказывал Император", - удовлетворенно заключил маг. - "Отдай им Терру и они откроют для нас Врата!" Другими словами, вы все это время шли по проторенному нами для вас же пути! Но у меня нет ни времени, ни желания меряться с вами силами! Я на пути к вечной славе!"

Как ни горестно это сознавать, но хитроумный Гесталь вновь оказался на шаг вперед них. Возможности предотвратить повторное проникновение Империи в мир эсперов фактически не было. Хотя...

Локи, Сиан и Сабин бросились на Кефку, товарищи их занялись солдатами в Магитек-броне. Неизвестно, сколько армейцев притащил с собою Кефка, но наверняка достаточно, чтобы предугадать все случайности. Единственная возможность для героев заключалась в удержании имперцев до тех пор, пока Терра не откроет врата и не призовет сородичей-эсперов на помощь.

Повинуясь призыву, последние пересекли границу, вырвавшись в Мир Равновесия. Кефка и имперцы бросились наутек, не желая связываться с рассвирепевшими тварями. Отступили и герои; забрав с собою Терру, они опрометью пустились бежать обратно к воздушному кораблю.

И никто из смертных не видел, как, пропустив последнего эспера, Запечатанные Врата вновь захлопнулись, и лавина низринувшихся из-под свода пещеры камней погребла их под собою...

Глава 10

Разъяренные твари устремились к Вектору, средоточию имперского могущества. Шквал магии обрушился на город, обращая его в руины. Конечно, нечто вроде этого и составляло изначальный план Банона, вот только эсперов лидер Возвращающихся видел верными союзниками, но уж никак не бездумными машинами разрушения.

Плюс к тому "Черный валет", имевший несчастье пролетать слишком близко от хаоса магических энергий, получил пробоину в бок и вынужден был совершить экстренную посадку неподалеку от Маранды. Быть может, это и спасло жизни наших героев, ибо когда они успели нанять в городке ездовых чокобо до добраться до столицы, от той остались лишь дымящиеся развалины.

Нижний ярус Вектора уже заняли повстанцы и солдаты Нарша во главе с Баноном и Арвисом. Возвращающиеся оглядывались по сторонам, не в силах поверить в то, что содеяли сие те самые эсперы, на помощь которых они возлагали столько надежд.

Имперский дворец все еще пребывал под контролем Магитек-рыцарей, но те, повинуясь воле монарха, бросили оружие. Ходили слухи, что своего верного советника, Кефку Палаззо, Гесталь заточил в тюрьму за лживые речи и наущения.

Потверждение услышанному от стражников услыхали они из уст самого Императора. Прошествовав в тронный зал, герои лицезрели его - лорда Гесталя, вот только сейчас величайший монарх планеты выглядел совершенно сломленным и дряхлым стариком. По правую руку от него замер Сид, и изборожденное морщинами лицо профессора выражало одновременно усталость и облегчение.

"Я не хочу больше сражаться", - проскрипел Гесталь, лишь герои выстроились у трона. "Эсперы пришли на помощь сородичам", - скорбно добавил Сид, потупив взор. - "И, когда узнали, что в живых тех не осталось, сровняли город с землей. Никогда не забуду их яростные крики..."

"Но могущество тех эсперов... Оно огромно!" - встрепенулся Император. - "Если мы не остановим их, они уничтожат весь мир! Мы должны умиротворить их!" "Люди никогда не должны алкать силы, которых не могут взять под контроль", - назидательно промолвил Сид, и Император передернулся: язвительный профессор сознательно наступал на больную мозоль.

...А вечером Гесталь давал званый ужин, на котором присутствовали как тузы Империи, так и лидеры Возвращающихся, в том числе и наши герои. Что примечательно, профессор Сид предпочел занять место за столом именно с ними, чуть поодаль от имперской элиты. От Гесталя, конечно же, сей жест не укрылся, но монарх смолчал, поднялся с места, держа в вытянутой руке кубок с вином.

"Наконец-то все мы собрались за одним столом!" - торжественно провозгласил Гесталь. - "Давайте же произнесем тост!" "За нашу родину!" - выкрикнул Локи, опасаясь, что кто-нибудь из имперцев предложит выпить за Империю, или из повстанцев - за Возвращающихся, что автоматически может привести к срыву дипломатических переговоров. То, что настоящий ужин вполне может определить будущее мира, Локи Кол не сомневался.

Подняв бокалы и осушив их, гости приступили к трапезе. Император сразу же перешел к делу. "Как вы знаете, я посадил Кефку под аррест за его преступления, свершенные против королевства Дома", - молвил Гесталь. - "Как вы думаете, что надлежит с ним делать?" Взоры собравшихся обратились к Сиану, последнему рыцарю Дома и вероятному вершителю судьбы коварного придворного мага. "Оставь его гнить в тюрьме", - буркнул тот, и Император сдержанно кивнул: "Что ж, стало быть, окончательное решение примем позже. Но мне действительно хочется извиниться за то, что случилось в Дома. Никто и не думал даже, что Кефка применит яд". Сиан вспыхнул. Чего этот монаршек ждет: что он великодушно простит его при всем честном народе?.. Нет, не таков самурай... "Нет этому прощения", - медленно роняя каждое слово, вымолвил Сиан, глядя прямо в глаза Императору.

Тот вздрогнул. "Я обещаю сурово покарать Кефку и запретить использовать яд во всем мире", - быстро проговорил он, и тут же сменил тему: "Вот еще что... Насчет генерала Селес..." И замолчал, замерев в ожидании. Локи прищурился: что же хочет услышать старый лис?.. Выказывание вслух снедавших его, Локи, подозрений? Нет уж, не дождется. И самым уверенным тоном, на который оказался способен, Локи жизнерадостно заявил: "Селес - одна из нас!" "Кефка лгал", - согласно кивнул Гесталь. - "Генерал Селес осознала абсурдность всей этой войны задолго до того, как это сделал я, и переметнулась на вашу сторону".

Слова Императора музыкой отозвались на сердце Локи. Как раз сердцем-то он всегда знал правду, и верил... Верил...

"С вашего позволения, я хотел бы поговорить об эсперах", - промолвил Гесталь, вернувшись к вопросу его снедавшему. - "Империю опустошили создания, вырвавшиеся из Запечатанных Врат. И если ничего не предпринять, они разрушат наш мир!" "Да, они зашли слишком далеко", - в этом вопросе герои всецело согласились с Императором, благо в том, что не помнящие себя от ярости эсперы сейчас бесчинствуют в Мире Равновесия, есть толика и их вины. "Когда эсперы занялись уничтожением Вектора, всем моим амбициям пришел конец", - поделился Гесталь, благодарно кивнул героям за поддержку. - "И теперь я спрашиваю себя, с чего вдруг изначально жаждал обладать непомерным могуществом. Конечно, нет прощения за все ти непотребства, что я вершил во имя этой недостойной цели. И сейчас я искренне желаю лишь мира, и хочу попросить вас кое о чем".

Герои насторожились, ожидая подвоха. Что бы не говорил Гесталь о перемирии, не следовало забывать о злобной сущности этого деспота, которую навряд ли полностью искоренили атаковавшие эсперы. "После того, как они разрушили Вектор", - продолжал Император, - "эсперы устремились на север, к Острову Полумесяца. Мы не знаем, когда они вновь примутся за свои бесчинства, и хотим, чтобы вы попытались убедить их оставить ненужную агрессию в прошлом. Но... учитывая весь вред, причиненный им Империей, сомневаюсь, что они прислушаются к нашим увещеваниям. Потому-то я и рассчитываю на Терру, связующее звено между людьми и эсперами".

Поколебавшись, герои кивнули, соглашаясь со словами монарха, и Гесталь просиял. "В порту Альбрука находится один из бронированных Магитеком грузовых судов Империи", - сообщил он. - "Я как раз собирался отправить его на Остров Полумесяца, и даже пошлю вместе с вами своего генерала, Лео Кристофа, и его солдат".

Генерал как раз прошествовал в обеденную залу, поклонился собравшимся. "Рад встрече", - искренне улыбнулся он героям. "Вроде бы я видел его в Дома", - почесал затылок Сабин, и обрадовался, вспомнив: "Ах, да! Тот самый, с принципами!"

Генерал приблизился к креслу, на котором восседал Сиан Гарамонд, склонился в нижайшем поклоне. "Защитник королевства Дома", - молвил он. - "Прошу простить меня за то, что не оказался там, чтобы остановить Кефку". "Не твоя в том вина", - отвечал старый самурай, проникаясь искренней симпатией в этому человеку чести, неведомо как получившему высший чин в порочной имперской армии.


Помимо Терры, в путешествие к Острову Полумесяца вызвался отправиться Локи, строго наказав остальным остаться в Векторе. Он чувствовал западню и не мог просто взять да поверить в разглагольствования Гесталя о всеобщем мире и вселенско любви. Слишком уж это не вязалось с коварной сущностью старика, известной всему миру. В принципе, они с Кефкой Палаззо друг друга стоили, разве что последний был чуть поумнее и на порядок безумнее.

Впрочем, свои добрые намерения Император продемонстрировал немедленно, наказав своим генералам немедленно вывести оккупационные войска из Южного Фигаро и Дома и восстановить морское сообщение между стрнами. Что ж, и на том спасибо... вот только доверие к Империи не возросло ни на грош ни у самих героев, и у Возвращающихся, занявших нижние ярусы столицы. Да, сейчас Империя повержена на колени, но напоминает она хищного зверя, зорко и зло следящего за своими врагами, и лишь ожидающего удобного момента, чтобы воспрять и вцепиться им в глотки.

Так, Локи и Терра отправились в южный Альбрук, Сетзер и Сид вознамерились заняться починкой воздушного корабля; остальные же герои, ровно как и Банон, приняли решение остаться в Векторе и проследить за неукоснительным соблюдением Императором мирного договора.

Глава 11

Добравшись до воздушного корабля, грустно возлежащего на воздушной лужайке неподалеку от Маранды, Сетзер Габбиани тут же спустился в машинное отделение и принялся за ремонт двигателей. Профессор Сид дель Норте Маргьез бегал с палубы на палубу, заглядывая во все отсеки и отпуская восхищенные возгласы по поводу увиденного. Давненько мечтал он побывать на "Черном валете".

"Думаю, мы могли бы придать этой птичке скорости, если бы выбросили за борт игровые стволы и изменили форму корпуса на более обтекаемую", - рискнул высказать он суждение, приведшее владельца в ужас. "Это не обсуждается", - быстро проговорил Сетзер. - "А теперь, не мог бы ты не мешать мне?" "Ну ладно", - пробурчал Сид, отступая в сторону. - "А ведь он мог бы стать быстрее в два... Нет, в три раза!"

Глядя на циничного Странствующего Игрока сейчас, сложно поверить, что когда-то он был "человеком грез", задавшись целью построить самый быстрый корабль в мире и рассекать на нем небеса. Но тогда он был не один, ведь рядом находилась Дарилл, друг и соперник, пилот "Сокола", самого скорого воздушного корабля в мире! Стремясь обставить друг друга, они вечно спорили, кто из них первым сумеет пронзить небосвод и устремиться к далеким звездам. Но однажды Дарилл исчезла вместе с "Соколом", и это событие положило конец юности Сетзера и его розовым мечтам...


Тем временем Локи и Терра взошли на борт торгового судна. С опаской взирая на команду, состоящую целиком и полностью из имперских солдат, герои приблизились к генералу Лео, который в настоящий момент беседовал с капитаном корабля.

"А, пришли!" - обрадовался Лео. - "Нас будут сопровождать еще один имперский генерал и человек, которого я нанял в городе". Локи мгновенно напрягся, но Терра лишь улыбнулась, первой заметив показавшихся из каюты попутчиков - Селес Шер и Тень, у ног которого вился мохнатый Перехватчик. Локи вытаращился на девушку и Лео, заметив это, забеспокоился: "Что-то не так?" "Нет, все нормально..." - сумел выдавить из себя Локи, не отводя глаз от прекрасной Селес, которая зарделась и принялась разглядывать дощатую палубу под ногами. "Значит, отплываем завтра!" - возвестил генерал Лео. - "Я позаботился о том, чтобы оплатить для вас ночь в гостинице".

Селес кивнула и двинулась прочь, не сказав ни слова былым товарищам. Жест этот больно резанул Локи по сердцу. "Селес!" - бросился он вдогонку и, когда та и не подумала оглянуться, прибавил ходу и схватил за рукав. - "Прости, я знаю..." Слова давались неимоверно тяжело. "Я усомнился в тебе... лишь на секунду. Но... мы ведь можем остаться хотя бы друзьями?"

Селес дернула рукой, и Локи ничего не оставалось, как ее отпустить. Так ни разу и не взглянув на него, девушка исчезла в толпе горожан на рыночной площади, оставив Локи одного. На душе было мерзко и... пусто.


На следующее утро корабль отошел от причала и плавание, должное продлиться два дня началось. Селес все так же избегала Локи и проводила практически все время в своей каюте. Перехватчик блаженствовал, разлегшись на корме и греясь на солнце, а имперские солдаты скармливали ему кусочки мяса под неусыпным и ревнивым взором Тени.

Так прошел день. Терра все ворочалась на койке, отчаявшись провалиться в объятия сна. Сотни мыслей роились в ее голове, не давая покоя... Наконец, решив, что свежий морской воздух может разрешить ее проблему, девушка покинула каюту и поднялась на палубу.

Тишину нарушал лишь гул паровых двигателей корабля да плеск волн. На носу судна, сложив руки за спиной, стоял Лео Кристоф и задумчиво глядел вдаль, на бескрайнюю водную гладь. Терра осторожно приблизилась, и генерал приветливо обернулся к ней.

"Не спится?" - с улыбкой посочувствовал он. Та кивнула: "Странно, правда? Империя использовала меня, лишила воли... а теперь мы союзники". "Люди есть люди", - пожал плечами генерал. - "Не все имперцы таковы, как Кефка". "А... ты сам?" - запнувшись, промолвила девушка. "Я знал, что ты наполовину эспер и подвергаешься чудовищным экспериментам", - честно отвечал Лео. - "И не сделал ничего. Я ничем не лучше Кефки".

Терра подошла к борту, облокотилась на него. Она не хотела, чтобы генерал сейчас видел ее лицо. "Если человек и эспер могут любить друг друга..." - начала она, - "как думаешь, могу ли я любить человека?" "Конечно!" - уверенно заявил генерал. Терра улыбнулась, смахивая невольно подступившие слезы. "Но... я даже не знаю, что это значит - любить", - прошелестела она. "Ты все еще юна", - отвечал генерал. - "Однажды ты узнаешь. Я уверен".

И он скрылся в каюте, решив, что сейчас девушке необходимо одиночестве, раз снедают ее подобные вопросы. "Но... я хочу узнать сейчас", - прошептала та, глядя ему вслед.

За ящиками, сваленными на корме, раздался шорох, и Терра испуганно встрепенулась: "Кто здесь?"

Показалось лицо, скрытое черной маской. "Я люблю спать под звездами", - объяснил Тень. Следом за ним показалась заспанная, но любопытная псиная морда. "Ты..." - Терра запнулась, не зная, расстраиваться ей или начинать злиться, - "слышал, о чем мы говорили?" "Вообще-то я не собирался подслушивать", - промолвил Тень. - "Но могу сказать тебе, что есть вопросы, ответы на которые каждый ищет сам". И горько добавил: "В этом мире есть те, кто убил в себе чувства и эмоции. Помни об этом".

Дверь, ведущая на нижние палубы, с треском распахнулась, и оттуда вылетел Локи Кол. Величайший в мире охотник за сокровищами с зеленым нездоровым лицом дополз до борта, перевесился через него. Донеслись душераздирающие звуки первых симптомов морской болезни. Терра вспыхнула, бросилась к себе в каюту, а Тень вновь устроился на циновке за ящиками.


На следующий день корабль бросил якорь у острова, сплошь покрытого лесами. Генерал Лео предложил разделиться на два отряда, для облегчения поисков. Сам он пойдет вместе с Селес, в то время как Локи будут сопровождать Терра и Тень. Сам искатель приключений против подобной компании не возражал.

"Что ж, тогда в путь!" - бодро заявил он и, сопровождаемый товарищами, двинулся прочь от берега. "Локи... Я..." - выпалила Селес ему в спину, но Локи, сделав вид, что не услышал, даже не замедлил шаг. Девушка поникла.

...Через несколько часов герои добрались до деревеньки Тамасы, не встретив ни одного, даже самого маленького эспера. Жители селения оказались на редкость неприветливы, и большинство просто отворачивалось, когда Локи пытался обратиться к ним с вопросами. Правда, кто-то указал на дом на отшибе, где проживал старик по имени Страго Магус, всю свою жизнь посвятивший изучению монстров.

Однако героям старик заявил, что про эсперов слыхом не слыхивал. Он так старательно отрицательно мотал головой, что даже наивная Терра что-то заподозрила.

Релм Арроуни В этот момент в комнату вбежала девчушка в алом беретике набекрень и заляпанном красками переднике. "Дедуля!" - бросилась она к Страго. Тот нахмурился, бросил быстрый взгляд на гостей. "Ну и что вы делаете здесь, Релм, юная леди?" - полюбопытствовал он. "Кто это, дедуля?" - нисколько не смущаясь, щебетала Релм, заметив героев. - "Она друзья? Тоже могут творить заклинания?" "Тихо!!!" - брызжа слюной, зашипел на нее Страго, но Релм уже не слушала его: внимание ее приковал Перехватчик.

"Каааакой хороший песик!" - бросилась она к нему, и тот, довольный неожиданным вниманием, лизнус ее в лицо. "Отойди", - бросил Тень. - "Он кусается". "Возвращайся в свою комнату!" - заявил пришедший в себя после опрометчивой реплики внучки Страго. "С чего бы это вдруг?" - надула губки Релм. - "Вечно ты брюзжишь!"

Но подчинилась и двинулась вверх по лестнице. К вящему удивлению героев и, в частности, Тени, Перехватчик затрусил следом. "Ну, вы, конечно извините, но больше ничем не могу помочь", - залопотал Страго. - "Мы живем в самой обыкновенной тихой деревушке. Вы не найдете здесь никого, кто знал бы что-нибудь об эсперах. Только не в Тамасе!"

Тень залихватски свистнул, и верный Перехватчик кубарем скатился по лестнице, что-то дожевывая на ходу.

Герои покинули дом Страго Магуса, преисполненные подозрительности. Разделившись, они решили приглядеться к жителям деревни, но осторожно и издалека. Те сторонились их, однако Терре посчастливилось заметить, как селянка магией собиралась излечить ссадину на коленке дочки, но вовремя заметила любопытствующую девушку и удалилась за бинтом.

Больше герои не заметили ничего подозрительного. Они остановились на ночь на постоялом дворе, твердо решив пуститься в путь с первыми лучами солнца.

Но среди ночи к ним в комнату ворвался Страго Магус. "Вы должны помочь!" - закричал старик. - "Релм!.. Она!.. Она рисовала огонь, а затем он перекинулся на соседний дом и она... там..."

Не тратя лишних слов, Локи и Терра бросились вслед за взъерошенным стариком. Что значит - "рисовала огонь"?.. Локи окликнул Тень, но тот лишь повернулся на другой бок, демонстрируя явное нежелание просыпаться прежде намеченного часа. Чего не скажешь о его псе - Перехватчик первым ринулся к полыхающему дому, у которого собрались все без исключения жители деревни.

Страго немедленно сотворил водное заклинание, не обратив внимание на возглас деревенского старосты о том, что "магия запрещена". "Мне плевать!" - в отчаянии орал Магус. - "Релм там, внутри!" Староста сдержанно кивнул, и с его дозволения селяне воздели руки, с которых срывались водные потоки, обволакивая полыхающий дом... Вот только толку от этого было мало: владельцы хранили внутри слишком много огненных волшебных палочек.

Терра и Локи глядели, как завороженные, на творимую волшбу. В это невозможно поверить: чтобы жители какой-то захолустной деревушки на краю света оказались магами!..

Дом уже начал рушиться, потому Страго бросился внутрь, а вслед за ним - и наши герои. "Не могу отпустить тебя одного!" - ухмыльнулся Локи. - "В конце концов, ты уже дряхлый старик!" "Кого это ты назвал стариком?" - завелся Страго, гневно встопорщив пышные седые усы. - "Мне всего лишь за семьдесят, а это самый расцвет сил!"

Вслед за Страго герои вбежали в дом; Терро быстренько сотворило заклинание, предохраняющее от огня, вот только действие его было сильно ограничено, почему следовало поспешить. Да и не только поэтому: внутри яростно ревело пламя, пожирая деревянные перекрытия; того и гляди, верхний этаж обвалится им на голову. В довершение всех бед, к героям бросились огненные монстры, обитающие обычно в недрах вулканов и лавовых озерах. Выступив вперед, Страго Магус сотворил водяной пузырь, заключивший в себя огневиков, и те с шипением исчезли. Старик покачнулся: заклинание заметно ослабило его.

Обыскивая одну за другой комнаты горящего особняка, герои натыкались лишь на чудовищ, порождаемых огнем, а в обширной зале на чердаке наткнулись на магическое создание, ответственное за появление монстров. "Пожиратель пламени" - так определил его Страго - был похож на раскаленную сферу, врожденная магия которой позволяла ежеминутно творить до десятка огневиков.

Использовав все заклинания водных и ледяных сфер, дарованные им эсперами, герои справились с монстром, и заметили в дальнем углу чердака бесчувственную Релм, которую отважный Перехватчик тащил за воротник к выходу.

А в следующую секунду стропила не выдержали и крыша рухнула прямо на головы нашим героям...

Глава 12

От верной кончины товарищей спас Тень, отправившийся на поиски своей собаки и вытащивший героей из-под горящего остова особняка.

Без влияния пожирателя пламени огонь удалось потушить, и наутро на месте ночного хаоса лишь вяло дымились бренные останки здания. Юная художница Релм чувствовала себя вполне сносно и в постели оставаться не желала. Локи решил, что это подходящий момент, чтобы засвидетельствовать свое почтение мессиру Магусу, справиться о здоровье его внучки, а заодно порасспросить об увиденном ночью.

Ныне Страго был куда более предрасположен к откровенной беседе, нежели днем раньше: видно, Локи, Терра и Тень заслужили-таки доверие сварливого старца.

"Неужто все в этой деревне способны творить заклятия?" - интересовался Локи. - "Что это за место такое?" "Это..." - Страго замялся, неохотно открывая тайну, хранимую столетиями, - "деревня магов. Давным-давно люди с помощью магисита обрели магические силы и тех, которым они подчинились, стали называть "магами". "Вот уж не думал, что истинные маги еще остались в мире", - озадаченно покачал головой Локи.

"После Войны Магов эсперы бежали в новый мир за Запечатанными Вратами", - продолжал свой рассказ Страго. - "Они хотели жить в мире без боязни, что силы их будут использованы смертными. В Мире Равновесия остались лишь люди, и им присущ был страх перед магами. Ужасы войны все еще стояли перед их глазами, и вскоре они вылились в инквизицию против магов, которых гнали отовсюду и казнили. О, конечно, только после судебных разбирательств... но все это было лишь фарсом!"

"А вся разница состояла лишь в том, что они владели магией", - с грустью заметила Терра. Страго кивнул: "Выжившие в той бойне укрылись здесь, и то были наши предки. Кровь магов в наших венах иссякала, ровно как и наши силы, но толика их осталась... в том виде, или в другом".

"Тогда, может, ты поможешь нам?" - напрямую спросила Терра. "Вы вроде бы эсперов ищите, да?" - плутовато прищурился старик. - "Так уж и быть, я должен вам за спасение Релм... И помогу отыскать ваших эсперов". "Я тоже пойду, дедуля!" - обрадовалась девчушка, но Страго резко оборвал ее: "Не думаю!" Та надулась: "Дедуля-бедуля!"

"И где же нам начать поиски?" - вопросил Локи. Страго задумался. "Хммм... Если они направились сюда, имеет смысл предположить, что скрываются эсперы в западных горах, которые пронизаны магическими энергиями. Если верить легендам, это - священное место для эсперов". "Возможно, магия этого места и привлекла их после того, как ярость затуманила рассудок", - промолвила Терра.

Страго вызвался отправиться в путь вместе с ними; любопытство снедало старого волшебника. А вот Тень уходил. "Я займусь поисками эсперов своим способом", - заявил таинственный нинздя. И, не добавив ничего к сказанному, покинул Тамасу; Перехватчик тявкнул, прощаясь с Релм, после чего затрусил вслед за хозяином.

...К вечеру Локи, Терра и Страго Магус достигли горного гребня на западном берегу Острова Полумесяца, и углубились в лабиринты пещер. Что примечательно, даже в местных чудовищах жила врожденная искра магии, что делала их чрезвычайно опасными, потому как при столкновении местные хозяева вполне могли обрушить на головы героев потоки молний и скормить пару-тройку огненных шаров. И не замечали герои, как вслед за ним, хоронясь к глубоких тенях, крадется юная Релм.

В одной из обширных каверн высились три золоченые статуи неких диковинных созданий. "Статуи... Триады?!" - выдохнул пораженный Страго. Локи поразился, вновь услышав это определение. Возрождение Триады... Осторожно приблизившись к изваяниям, он оглядел их. Основания статуй испещрали слова: "Во славу богов сотворены эти статуи, и пусть силы их пребудут нетронуты до скончания веков. Да послужат они предупреждением для будущих поколений трех божеств, однажды спустившихся с небес... На заре магии три божества снизошли с небес и, убоявшись могущества друг друга, принялись сражаться. Смертные, которых захватило сражение, обратились в эсперов, и были обречены на бесконечные битвы во славу богов... Осознав, что могущество их ведет лишь к неизбежным конфликтам, боги приняли решение сокрыть свои силы. Свои последние волшебные силы отдали они, чтобы дать эсперам свободу воли, после чего обратилиь себя в камень. Последние слова, сказанные ими эсперам, были таковы: "Никогда не должны нас пробудить".

"Триада - это легендарные боги, сотворившие магию", - пояснил многомудрый Страго. - "И, следовательно, эсперов тоже. Я слышал легенду, что эсперы поклоняются образам богов в священном месте. Это, должно быть, оно и есть". Терра кивнула, соглашаясь: "Наверное, их привлекла сюда магия этих статуй".

"А что случилось с богами, после того, как они создали эсперов?" - задал вопрос Локи. Страго пожал плечами: "Предполагается, что они устали от сражений и обратили себя в камень. И теперь пребывают в вечном сне за пределеами Запечатанных Врат". "Интересно, а не их ли магия соединяет врата с миром эсперов?" - задумалась Терра. - "И если тех привлекли сюда именно эти статуи, то... они, должно быть, совсем рядом..."

Но стоило лишь героям отвернуться и удалиться буквально на несколько шагов, как сверху, откуда-то из теней, скрывающих свод пещеры, низвергнулся пурпурный восьминогий субъект, искренно ненавидимый Локи Колом. "Хи-хи-хи!" - веселился Ультрос, любовно гладя щупальцами божественные изваяния. - "Теперь эти миленькие сияющие статуи - мои! Теперь-то Зигфред меня зауважает!"

Поминание имени Зигфреда воскресило в памяти Локи один из эпизодов путешествия на Призрачном Поезде, о котором ему поведал Сиан. Тот самый кретин, который нагло украл сокровища прямо из-под носа самурая. Неужто господин "величайший мечник" теперь соревнуется с Ультросом за звание "величайшего идиота" в этом мире?.. Тогда и впрямь дилемма - кому оное присудить...

"Слушай, ты!" - Локи демонстративно медленно извлек из ножен сверкающий клинок. - "До тебя что, не дошло еще?" "Ну, мамочка всегда говорила, что я малость туповат", - пожаловался Ультрос, - "но зато я никогда не сдаюсь!"

И он атаковал. К вящему удивлению героев, силы осьминога ощутимо возросли со времени их последнего столкновения в оперном театре; возможно, виной тому - странная магия этого места.

В самый разгар боя к героям присоединилась Релм; на лице ее деда отразился ужас, когда девчонка заявила: "Я лишь хотела отточить свое искусство рисования. В конце концов, ведь я - настоящий виртуоз в этом!" Старик лишь глазами хлопал, разом лишившись дара речи, а внучка его уже обратилась к диковинному существу: "Привет! А как тебя зовут!"

"Существо" изумилось не меньше. "Да как ты смеешь спрашивать!" - напыжился осьминог. - "Не знать великого Ультроса!" Локи схватился за голову: только этого им сейчас не хватало! Малявки-"виртуоза" и осьминога с манией величия.

"Ульти..." - протянула девчушка, - "давай, ты мне попозируешь, а я нарисую твой портрет?" "Ульт... Ульти?" - задохнулся от возмущения Ультрос, побагровев. - "А у тебя железные нервы! Назвать меня так! И вообще, я не ребенок, и какой-то вонючий портрет мне не нужен!"

"Ну и ладно", - расплакалась Релм, и нарочито медленно двинулась по направлению к утесу, за которым открывалась обширная пропасть. - "Не хочу я тебя рисовать! Вот возьму сейчас и спрыгну... и будешь счастлив!"

Страго выглядел так, будто его вот-вот хватит инфакркт. Не в силах и дальше оставаться лишь пассивной наблюдательницей, Терра решительно двинулась к осьминогу. "Да как ты смеешь там обращаться с маленькой девочкой!" - выкрикнула она, гневно сдвинув брови. - "Если с ней что-нибудь случится, ты будешь виноват!"

Осьминог замялся: вообще-то он не был злым, просто несколько... недальновидным. "Ну, я... Я имел в виду... Я не..." - он глубоко вздохнул. - "И что вы все от меня хотите?" "Позволь ей нарисовать твой портрет!" - безаппеляционно заявил Локи. - "Возможно, на нем ты получишься лучше, чем в жизни!"

Ультрос надолго задумался, затем обратился к Релм, все еще всхлипывающей и взирающей на него с надеждой в глазах. "Ну ладно", - согласился он. - "Дядя Ульти очень, очень хочет, чтобы ты нарисовала его портрет".

Релм радостно взвизгнула, установила принесенный мольберт, взяла в руки краски и кисточки, сдвинула беретик набекрень и прянялась рисовать. Ультрос ты улыбался, то делал грозную морду, прикидывая, с каким выражением он будет выглядеть более героически. Результат работы юной художницы поразил и саму модель, и застывших в ожидании героев; картинка ожила, сойдя с полотна и представ перед оригиналом. Последний воззрился на нее в вящем ужасе. "Что это?" - прошептал он, схватившись щупальцами за голову. - "Неужели я - просто старый сварливый осьминог?"

Не в силах вынести сего откровения, он уполз по тьму одного из подземных тоннелей. А герои двинулись дальше, захватив с собою неугомонную Релм. Держась подальше от монстров, девчонка умудрялась рисовать их точные подобия, и те, сойдя с холста, присоединялись в сражении к Локи, Терре и Страго, выступая против своих же собратьев.

Эсперов герои обнаружили совершенно случайно; вернее, те сами нашли их, появившись совершенно неожиданно со всех сторон - драконы, феи, люди-волки. Бежать было некуда, а принять бой с неотвратимо надвигавшимися диковинными тварями, исполненными могущества, и вовсе равносильно самоубийству.

"Стойте!" - раздался внезапно голос, и сквозь ряды эсперов протолкался один из них, вполне гуманоидного телосложения. Встав напротив Терры, он долго ее разглядывал. "Ты... не такая, как остальные", - вымолвил он наконец. - "Я чувствую в тебе силы, подобные нашим. Мое имя - Юра, кстати". Терра молча кивнула.

Страго протолкался вперед; страсть к изучению неведомого проснулась в нем с новой силой. "Вы все - юные эсперы из мира за вратами?" - обратился он к Юре. Тот печально опустил глаза. "Вход в этот мир запретен для нас", - ответил он, - "но мы хотели хоть как-то помочь сородичам, обращенным в магисит. Мы собрались у врат, когда появилась Терра..." "Я чувствовала силу переполнявших вас эмоций за вратами", - добавила девушка. Юра продолжал рассказ: "Когда Терра открыла врата, мы смогли пройти в ваш мир, и в этот самый момент утратили контроль над своими силами. Мы разрушили город и убили множество людей, не сделавших нам ничего плохого".

"То же самое и со мной случилось", - воскликнула Терра. - "Силы пробудились во мне и вышли из-под контроля". "Должно быть, в вашем мире есть нечто, что блокирует эти самые силы", - предположил Страго Магус. - "И, лишенные сего барьера, они и вас лишили рассудка..." "Мы уже поняли, что можем совершать страшные поступки", - тихо молвил Юра, склонив голову. - "Мы искренне сожалеем о случившемся".

Локи выступил вперед; настало время вспомнить о миссии, ради которой они и проделали весь этот долгий путь из Вектора. "Империя хочет заключить с вами мир", - просто сказал он. - "Отправитесь с нами?" "Они простят нас?" - голосом, исполненном надежды, вопросил Юра, и Локи кивнул: "Давайте вернемся в Тамасу и встретимся с генералом Лео".

Возражающих не нашлось, и четверка героев пустилась в обратный путь. Пещерные монстры спешили убраться подальше да забиться в свои самые глубокие норы, благо десяток шествующих следом за людьми эсперов вселяли животный ужас в души даже самых воинственных из них.

Глава 13

Генерал Лео, Селес Шер и небольшой контингент имперских солдат встретился возвращающихся героев на деревенской площади. Селяне высыпали из домов, привлеченные необычным зрелищем. Надо же, в их захолустье, быть может, вершится судьба всего мира!

"Локи!" - генерал Лео Кристоф выступил вперед, слегка поклонился прибывшим в знак уважения. - "Вижу, ты нашел эсперов. Я очень тебе признателен".

Локи и Терра отошли в сторонку; Страго и Релм присоединились к соседям, глазевшим на действо из-за плетня. Широким шагом генерал приблизился к Юре. "То, что мы сотворили с вашим народом, непростительно", - заговорил тот, с трудом сдерживая эмоции. - "Мы не можем молить о прощении, но..." "Не будем об этом", - примирительно улыбнулся Лео. - "Мы не для того искали вас, чтобы покарать за ошибки прошлого. Это мы должны просить у вас прощения, ибо видели в вас лишь орудия войны. Как близко подошел этот мир к развязыванию второй Войны Магов!" "Да, мы должны оставить все в прошлом", - согласился Юра.

Они еще долго говорили, стоя друг напротив друга в центре площади, а эсперы, ровно как и имперцы, напряженно замерли, ожидая решения своих лидеров.

Локи Кол, улучив момент, приблизился к Селес. Та взглянула на него, и во взгляде этом читалось многое, и чувства, глубоко потаенные, отражались в прекрасных голубых глазах опального генерала. "Думаю, наша миссия завершена", - жизнерадостно сообщил Локи. - "Мир наконец-то наступил". "Пришла пора возвращаться в Вектор", - ровно произнесла Селес.

Оба замолчали, не зная, как продолжить... "Селес, я..." - решился наконец Локи. "Не надо, не говори ничего..." - девушка приложила палец к его губам. Так они и стояли, наслаждаясь этим кратким моментом счастья, не зная, что несколько секунд спустя оно разобьется вдребезги...

...Десятки солдат в Магитек-броне ворвались в деревню, убивая собственных же товарищей из кортежа генерала Лео и окружая собравшихся на площади. Жители в панике разбегались по домам, но имперцы не трогали их, всецело сосредоточившись на шокированных подобным поворотом дел эсперов. Что это?.. Недоразумение? Предательство?

Впереди ударного отряда важно шествовал Кефка Палаззо с неизменной улыбкой идиота на лице. "Что все это значит?!" - загремел Лео Кристоф, подступая к нему. Сейчас он готов был в порошок стереть наглого шута. "Приказы Императора!" - произнес тот "магические слова", и Лео остановился на полпути, как громом пораженный. - "Мне велено обратить всех этих эсперов в магисит. Гляди же!"

Точными ударами могущественных заклятий Палаззо убивал обескураженных эсперов на месте, немедленно поглощая силы образовавшихся магиситов. Лео стоял, как вкопанный, сжимая и разжимая кулаки: как его сюзерен мог так поступить?.. Герои в ужасе наблюдали за бойней, сознавая свое полное бессилие: они были на прицеле десятков стволов орудий Магитек-брони. Мелочный тиран обвел их вокруг пальца своими лживыми речами о перемирии!.. И как было не догадаться, что и в путешествие это он их отправил лишь затем, чтобы чужими руками уничтожить угрозу со стороны взбесившихся эсперов? А теперь, обретя невиданное могущество, легионы Империи вновь займут оставленные ими города и страны, и на этот раз - действительно надолго. А что же Сиан, Эдагр, Банон и иные друзья-товарищи, оставшиеся в Векторе? Неужто мертвы, подло преданные Гесталем?

Завершив экзекуцию, Кефка расхохотался: могущество буквально переполняло его. Придворный маг чувствовал себя величайшей сущностью смертного мира, и, вполне возможно, так оно и было. За последние минуты силы его возросли многократно. "Сожгите все!" - жестко бросил Палаззо солдатам, и те с радостью принялись исполнять приказ.

Деревянные дома Тамасы запылали, и в этот момент Лео Кристоф принял непростое для себя решение. В первую очередь он останется человеком, а Империя, служению которой он посвятил столько лет своей жизни - пусть катится ко всем чертям! Обнажив клинок, генерал шагнул к ликующему Кефке, сознавая, что, быть может, то последние шаги, которые он делает в этой жизни. "Ах, Лео", - демонстративно вздохнул маг. - "Всегда был и остаешься солдафоном..."

Генерал бросился в атаку, но клинок его пронзил лишь воздух. Кефка бесследно исчез. "Где же ты?" - завертелся на месте Лео, готовый к подлому нападению, коим противник его не погнушается. - "Покажись!" "Император Гесталь!" - разнесся в воздухе бесплотный голос мессира Палаззо. - "Ты мне нужен... здесь!"

На площади сгустилось облачко дыма, обратившееся в Императора. Генерал немедленно опустился на одно колено: сказывалась старая выучка. "Мой лорд!" - произнес он, но в словах его было больше вызова, нежели почтения. "Прости, что вынужден был ввести тебя в заблуждение, Лео", - промолвил Император, с грустью и добротой глядя на своего генерала. - "Лишь так мы смогли заполучить магисит. Ты ведь понимаешь?" "Но, мой лорд..." - начал было Лео, но Император резко оборвался его: "Не говори ничего. Я понимаю, что ты чувствуешь". "Но за что же я тогда сражался?" - не побоялся закончить фразу генерал и воззрился на Гесталя в ожидании ответа. Тот развел руками: "Что ж, думаю, тебе положен отдых. Долгий-предолгий отдых!"

Гесталь хохотал, черты его исказились, и заклятие иллюзии рассеялось, открыв образ Кефки Палаззо, принявшего чужую личину. Вдосталь наигравшись, теперь маг был серьзен, как никогда, и всеми фибрами своей поганой, безумной душонки, жаждал избавиться от ненавистного "добрячка-генерала". Что и сделал, обрушив на того сонм гибельных заклятия. Шансов выжить у Лео Кристофа не было никаких.

...Кефка запрокинул было голову, чтобы вновь расхохотаться, заливисто и издевательски, да так и замер, захлестнутый волною чистой волшебной энергии. Маг завертелся по сторонам: как? Откуда?..

Запечатанные Врата широко распахнулись; каменные валуны, засыпавшие их, брызнули во все стороны, и из пещеры в небеса Мира Равновесия воспарили древние эсперы, устремившиеся к полыхающей деревне. Чувствуя, что дети их погибают, волшебные создания, исполненные ярости, неслись на помощь.

Вся непомерная мощь эсперов, этих бездумных убийц, была направлена на одного жалкого человечка в вычурных ало-зеленых одеяниях. А он, запрокинув голову в небо, без тени страха взирал на приближающийся Рок. Кто он - безумец? Или ему и впрямь нипочем совокупное могущество тех, кому вполне по силам обратить смертный мир в выжженную пустыню?

"Ага, дорогие гости пожаловали на мой праздник!" - ликовал Палаззо, пританцовывая на месте. - "Вообще-то я вас не ждал, но раз уж вы появились... Я просто счастлив вас всех видеть! В конце концов, вы - мои самые лучшие подарки! Но сначала, давайте-ка нейтрализуем ваши жалкие силы..."

Он воздел руки в небеса, выплескивая волшебную энергию и заключая древних эксперов в магические коконы, блокирующие любые волшебные возмущения. Твари яростно забились в отчаянии, сознавая, что сейчас они низведены до статуса самых заурядных монстров, вынужденных рассчитывать лишь на собственные физические силы.

Кефка убивал их по-одному метко брошенными заклятиями. Те немногие, что сумели-таки добраться до колдунишки, заметили, что хранят того непроницаемые барьеры и причинить вред физическими атаками человеку просто невозможно.

"Думаете, что можете меня одолеть?" - глумился Палаззо. - "Идите же сюда, мои магиситы. Идите, и помогите мне создать Магитек-Империю Кефки! Я и не думал, что вы, эсперы, окажитесь такими слабаками!"

Уничтожив всех до единого эсперов, Кефка радостно потер руки. Теперь дело за малым: прошествовать в распахнутые настежь Запечатанные Врата и получить могущество Триады! Он станет Богом! Единственным Богом миров смертных и бессмертных, повелителем сотен тысяч судеб! Подобный виток карьеры придворного имперского мага вполне устраивал.


Герои похоронили генерала Лео Кристофа на поляне в березовой рощице по соседству с разрушенной деревней. Имперцы покинули Тамасу, так и не доведя до конца ее уничтожение, что позволило селянам использовать водную магию для того, чтобы затушить пламя и сохранить то немногое, что еще осталось.

Терра возложила на могилу букет полевых цветов. "Генерал Лео", - прошептала она, глотая горькие слезы. - "Люди ведь хотят только могущества? Неужто они и впрямь желают быть похожими на меня? Я... так хотела, чтобы ты многому меня научил..."

Локи и Селес стояли в сторонке, скорбно повесив головы. Страго обнимал за плечи рыдающую Релм; для десятилетней девочки потрясение оказалось слишком велико. Особенно, когда к ней, припадая на одну лапу и жалостно скуля прихромал Перехватчик. Наверное, Тень тоже расстался с жизнью во вчерашнем рейде.

Как и следовало ожидать, Император отдал приказ прикончить всех без исключения Возвращающихся, хозяйничающих на нижних ярусах Вектора, и солдаты, взяв город в кольцо, с удовольствием исполнили приказ, искоренив движение сопротивления абсолютной власти Империи над миром.

Сетзера, Сиана и братьев Фигаро спасло то, что во время жестокой расправы все они пребывали на борту воздушного корабля у Маранды, заканчивая починку двигателей. Эдгар первым почувствовал неладное, а одна из охмуренных им официанток в портовой таверне передала королю подслушанный разговор двух подвыпивших имперских солдат о готовящейся резне.

После чего герои спешно бежали из города, однако Банон, Арвис и остальные повстанцы не сумели вырваться из окружения. Все они сложили головы на залитых кровью улицах Вектора.

"Черный валет" на всех парах устремился к Тамасе...

Глава 14

Император Гесталь и Кефка Палаззо любовались широко распахнутыми Запечатанными Вратами, за пределами которых распростерся мир чистой магии, невероятных возможностей и непомерного могущества.

"Эти недоумки эсперы!" - прокаркал Гесталь. - "Только подумать, сами открыли для нас вход! До Триады осталось лишь несколько шагов... и все мои мечты и грезы воплотятся в жизнь!"

И Император вприпрыжку бросился по направлению к вратам. Кефка, проводил своего сюзерена хитрыми глазками, затем неспешно прошествовал следом.


На борту воздушного корабля собрались герои - последние лучики света в мире, практически полностью погрузившимся во тьму. К последним присоединились и Страго Магус с внучкой. Потомки магов жаждали отомстить зарвавшемуся проходимцу, безо всякой на то причины разрушивший их уголок мира и покоя.

Внезапно Терра вскрикнула, и встревоженные взоры товарищей обратились к ней. "Остров..." - выдавила девушка с отчаянием в голосе. - "Что-то происходит! Сама планета кричит от боли..."

И увидели герои, собравшиеся на палубе, как, расколов земную тверь, в воздух поднялся остров. На поверхности его виднелись три огромные черные статуи - Триада! А у подножья их суетились два маленьких человечка, омываемые магическими потоками. Император Гесталь хохотал, смакуя могущество изначальных божеств, творцов вселенной. "Весь мир будет моим!!!" - орал он во всю глотку, и ликующий старческий глас его долетел и до героев, собравшихся на палубе "Черного валета", с ужасом и тоской взирающих на крушение всех надежд и чаяний борцов за свободу Мира Равновесия. Конечно, зачем теперь Императору все эти бренные Империи, верные легионы и прочая смертная ересь, если он может взирать на подвластный мир с высоты летучего острова - своего нового трона?

"Источник всей магии..." - с благоговением прошептал Страго, крепко вцепившись пальцами в борт корабля и неотрывно следя за творящимся на островке. - "Триада... По легенде, они обратили себя в камень, когда поняли, что могущество их может разрушить смертный мир. А так, силы каждого из них будут нейтрализованы двумя другими. Но если вывести три статуи из занимаемых ими положений, равновесие, как мы знаем его, исчезнет, и мир погибнет".

Похоже, именно этим Кефка и Гесталь как раз сейчас и занимались. В неведении ли, или в безумии своем, но ставили они под угрозу существование целого мира, чего герои наши допустить не могли. Недрогнувшей рукой Сетзер Габбиани направил "Черного валета" к летучему острову.

Корабль встретила воздушная флотилия Империи - несколько десятков летательных аппаратов, приводимых в действие как паровым двигателем, так и Магитек-энергией. Обойдя "Черного валета" с флангов, они выпустили по воздушному кораблю ракеты, некоторые из которых проделали внушительные бреши в бортовой обшивке. Герои высыпали на палубу, призывая все дарованные им эсперами заклятия, дабы поскорее расправиться с так некстати появившимся врагом.

Пока остальные были заняты сражением, Локи, Селес и Терра, дождавшись, когда "Черный валет" поравняется с летучим островом, спрыгнули через борт и, лишь достигнув поверхности, бросились в укрытие ближайшей пещерки... где столкнулись нос к носу с Тенью.

Ниндзя пребывал в прескверном настроении. "Сволочная, предательская Империя!" - ярился он. - "Хотели избавиться от меня как только я исполнил свое задание..." Заметив вбежавших героев, он осекся и первым делом поинтересовался, все ли в порядке у Перехватчика. После чего выказал огромное желание отправиться вместе с Локи и остальными, дабы поквитаться наконец с Гесталем и его прихвостнем.

И герои вчетвером двинулись к сердце летучего острова. Нет, этот клочок земли определенно не принадлежал их миру и был насильно исторгнут в него. Легендарные монстры, пришедшие прямиком из мира эсперов, пытались преградить путь героям. Платиновые драконы, гигантские бегемоты и апокрифы обрушивались на смертных всей своей мощью и врожденными магическими способностями. Локи и Тень рубили противников зачарованными клинками, в то время как Терра ниспосылала на головы их самые могущественные заклятия из ведомого ей арсенала; Селес старательно творила исцеляющую волшбу, ведь без ее участия герои не продержались бы и нескольких секунд.

Сражение в воздухе давно завершилось, но у четверки героев не было времени искать глазами "Черный валет" или эскадрилью Империи, ибо предстало им гигантское чудовище, закованное в броню. "Я - Совершенное Оружие", - представилось оно. - "Сила древняя и непобедимая".

Признаться, слышал об этом создании Локи из легенд, давно успевших обратиться в сказки. Совершенное Оружие сотворили чародеи во время Войны Магов, и долгое время оно успешно исполняло свое предназначение, неся в мир хаос и разрушение. И вот, тысячелетие спустя, Гесталь и Кефка вновь выпустили его из заточения в королевстве эсперов.

К счастью, тварь сохранила лишь толику былой мощи, и героям удалось с нею справиться, пусть и с превеликим трудом. После боя Тень обратился к Локи. "Я не имею права сражаться рядом с тобою", - молвил ниндзя. - "Только не после того, как я продался Империи". И он бросился прочь, исчезнув среди каменных нагромождений. Локи вознамерился было броситься следом, но Селес положила прохладную ладонь ему на плечо, хмуро заглянула в глаза. "Подумай!" - говорил ее взгляд. - "Что, по-твоему, означают слова Тени?"

Локи нахмурился: и впрямь! "Исполнил свое задание... Продался Империи". Значит ли это, что агент Гесталя все это время пребывал рядом с ними, направляя на путь, проложенный для них - отряда слепых глупцов! - Императором?

Фигура последнего уже маячила недалече, ровно как и Кефки, замершего чуть поодаль. Оба внимательно наблюдали за потоками волшебных энергий, омывающих три чернокаменные статуи и пронизывающих тело Императора. Тот постанывал в экстазе, наслаждаясь струящимся по жилам могуществом.

Что-то заставило его оглянуться. Заметив подступающих героев, Гесталь ухмыльнулся, взмахнул рукой... и в то же мгновение Локи и Терра пали наземь, обездвиженные. Селес лихорадочно переводила взгляд с побежденных товарищей на ненавистных противников, и обратно.

"Селес, дитя мое", - ласково проскрипел Император. - "Ты - особенная. Давай ты и Кефка родите много-много детишек - подданных моей новой Магитек-Империи?" Кефке идея определенно пришлась по душе: он мерзко захихикал, затем обратился к Селес: "Убей остальных своими руками и мы простим твое предательство!"

Что ж, это право "новых богов" - разделять и властвовать! Кефка нарочито величественным жестом протянул Селес меч рукоятью вперед. Та приняла оружие, медленно приблизилась к беззащитным телам товарищей. Лишь глаза жили на их лицах, однако сейчас во взоре Локи Кола Селес Шер читала безграничное доверие.

"Могущество порождает лишь войны..." - надломленным голосом произнесла Селес. - "Лучше бы его не было вовсе!" Резко развернувшись, она вонзила клинок в грудь Кефки по самую рукоять.

"Кровь!" - ужаснулся тот. - "Кровь!! КРОВЬ!!!" Лицо его побагровело от страха и ярости, в глазах плескалось безумие. Обернувшись к статуям Триады, Кефка завопил: "Боги, вы были рождены для сражений! Пришло время! Даруйте мне свои силы!"

Воздух потрескивал от пропитывающих его магических потоков, обволакивающих обезумевшего Кефку и величественную, молчаливую Триаду. Даже Гесталь обеспокоился, осознав, чего собирается достигнуть его придворный маг. "Остановись, Кефка!" - приказал Император. - "Если ты возродишь их, они уничтожат тот самый мир, которым мы собираемся править! В этом нет никакого смысла!" "Ох, заткнись!" - Палаззо отмахнулся от своего сюзерена, как от назойливой мухи. - "Ведь это прекрасный шанс продемонстрировать всему миру истинное могущество Триады!"

Гесталь разом погрустнел. "Кефка..." - пробормотал он, опустив глаза. - "Бедняга, тебе уже не поможешь. Боюсь, у меня не остается иного выбора..." И Император обрушил на расхохотавшегося ему в лицо мага заклятия, должные испепелить недоумка на месте, однако на Кефку они не оказали ни малейшего воздействия. Гесталь готов был рвать на себе бороду от досады, а Палаззо, казалось, искренне веселился, позабыв про смертельное ранение и купаясь в потоках магии. "Как?!" - прорычал Император в лицо Кефке. - "Как ты это сделаешь?!"

А тот взял и ударил своего повелителя ногой в лицо, отбросив в сторону. "Как, спрашиваешь?" - рассмеялся он. - "Конечно же, просто стоя в центре между статуями Триады! Они поглощают всю магию, направленную на эту область пространства. Не заметил, что ли?"

Император с трудом поднялся на ноги, утирая кровь с разбитого лица. Сейчас он выглядел просто сломленным злобным стариком. Кефка надменно глядел на него, затем медленно воздел руку. "Триада!" - приказал он. - "Вот ваша первая жертва! Покажите этому бесполезному старику свою истинную мощь!"

Повинуясь его воле, над каменными изваяниями возникли шары чистого пламени, устремились к Гесталю, выжигая саму душу павшего Императора. Селес с испугом глядела на кошмар, стремительно оборачивающийся реальностью. Вся вселенная оказалась в руках спятишего безумца!

Осознал это и Император Гесталь. "Этот мир еще узнает, что такое страх", - были его предсмертные слова. А Кефка, дико хохоча, пинком ноги отправил труп его в долгий полет к поверхности земли, проносящейся под облаками. После чего взял да передвинул статуи Триады, разрушая хрупкий баланс вселенной. Существовать Миру Равновесия оставались считанные мгновения...

Откуда ни возьмись, сверху на "бога воплощенного" спрыгнул Тень, и заклятие паралича, старательно поддерживаемое им, развеялось. Локи и Терра вскочили на ноги, бросились было к Кефке, но остановились, осознав, что момент упущен, и клинки их причинят негодяю не больше вреда, чем укус комара.

"Забудьте обо мне!" - выкрикнул Тень, изо всех сил пытаясь вернуть одну из чернокаменных статуй на ее изначальную позицию. - "Бегите! Сейчас уже ничего не исправить! Я найду способ вернуться!"

И тройка героев бросилась прочь, стремясь убраться как можно дальше. Все их усилия пошли насмарку, и единственное, что еще можно сохранить - собственные жизни. Да и то, неизвестно, как надолго. За спинами их бушевал водоворот магических энергий, и летающий остров ощутимо дрожал. Пласты каменной породы откалывались от него, устремляясь вниз, к земле.

Добежав до края летучего острова, герои спрыгнули вниз, прямо на палубу "Черного валета", загодя подведенного сюда умелой рукой Сетзера. А в следующую секунду рядом с ними приземлился и Тень. Так и сумев помешать Кефке осуществить задуманное, ниндзя предпочел бежать с поля боя, нежели "героически сложить голову".

Вышедшую из-под контроля магию Триады было уже не остановить. Весь мир сотрясали страшные подземные толчки, целые города уходили под воду, а континенты раскалывались на части. Разорвала волшба и воздушный корабль Сетзера Габбиани, отправив находившихся на борту героев навстречу Судьбе...

В тот день мир изменился навечно.

  1  2  
Web-mastering & art by Bard, idea & materials by Demilich Demilich