Demilich's

1. Легенда о Кристаллах

В начале начал существовала лишь Пустота...

Но из нее вышло четыре Сущности.
Они создали Кристаллы, и так был рожден мир.

Надежда озаряла землю,
Доблесть отражалась в пламени,
Забота и преданность обращали воду в семя жизни,
Страсть к знаниям разносила мудрость на крыльях ветра.

Если когда-нибудь Пустота вновь попытается поглотить мир,
Пока четыре Сущности существуют в душах людей,
Свет будет возрождаться.

Четыре Сущности выйдут из Пустоты,
И Свет родится снова.


Принцесса Ленна с болью в сердце наблюдала, как отец ее со знанием дела закрепил седло на спине миниатюрного дракона, забрался на него и, ухватившись за стремя, помахал дочери рукой. Разумная рептилия расправила кожистые крылья, оттолкнулась от парапета замка мощными задними лапами и воспарила ввысь.

Ленна глядела дракону вслед до тех пор, пока он не превратился лишь в маленькую точку в кристально чистом небе. Душу полнило недоброе предчуствие. Король Тикун первым осознал, что с Кристаллом Ветра творится что-то неладное; ветра неожиданно стихли по всему миру. Посему монарх, лишь рассвело, отправился на ручном драконе в Святыню Ветра, строго-настрого наказав дочери оставаться в замке и даже мысли не допускать о том, чтобы последовать за ним.

...Проследовав во внутренние чертоги Святыни, король Тикун с ужасом наблюдал, как Кристалл Ветра - древнейшая реликвия этого мира - на глазах его разлетелся вдребезги...


Той ночью Бартз и его ручной чокобо, Боко, грелись у костерка в лесу на окраине королевства Тикун. Простые путешественники, они никогда не задерживались долго на одном месте, предпочитая странствовать по миру в поисках приключений.

Бартз лежал на траве, отрешенно глядя в начинающее бледнеть небо. Скоро рассвет, звезды уже бледнеют... Но вот одна из них, гигантская и яркая, с ревом пронеслась у него над головой, а минуту спустя откуда-то издалека раздался страшный грохот. Земля под ногами ощутимо колыхнулась; разбуженный Боко вскочил, весь взъерошился.

За годы совместных странствий чокобо и его наездник научились понимать друг друга с одного взгляда. Вот и сейчас: Бартз вскочил верхом на своего ездового друга, и Боко понесся во тьму, в ту сторону, откуда и донесся шум. Здесь пахло новым приключением и весьма занимательным, верно. О возможных опасностях ни Бартз, ни Боко даже не думали: ведь тот, кто не рискует - не ест морковки!

Они выбежали на просеку, где виднелась огромная каменная глыба, а землю вокруг усеивали поваленные деревья. Вот, стало быть, что свалилось с небес! Приключение становилось все более захватывающим...

Неожиданно Бартз заприметил девушку, лежащую без сознания в некотором отдалении от исполинского камня. Приведя красотку в чувство, юноша узнал, что зовут ее Ленна, и она шла своей дорогой, когда эта дрянь свалилась сверху... после чего она ничего не помнит. Поблагодарив искателя приключений, девушка вознамерилась было продолжить свой путь, когда от каменной глыбы послышался стон.

С опаской Ленна и Бартз приблизилсь к упавшему метеориту, у которого где обнаружился весьма потрепанный старик в чудной одежде. Еще одна жертва космического объекта? Вот только дедуля ровным счетом ничего не помнил ни о себе, ни как он очутился в столь ранний час в сих безлюдных местах. Наверное, сильно его приложило... Вот только имя старик не забыл - Галуф.

Но когда Ленна помянула, что направляется она в Святыню Ветра и, кстати, весьма спешит, Галуф тут же заявил, что костьми чует - он направлялся туда же. И постановил, что отправится в путь вместе с девушкой. Что за Бартз? Он пустился в разглагольствования о том, что предсмертным желанием его отца было увидеть, как сын странствует по миру, а раз так... "Трепись, трепись", - добродушно поддел его Галуф. - "Можешь говорить что хочешь, я то знаю - ты просто хочешь приударить за этой цыпочкой". Бартз напыжился, побагровел, и... ничего не сказал.

Дальше они двинулись втроем; даже вчетвером, если считать чокобо.


Падение метеорита и вызванное сим фактом землетрясение образовало внушительный разлом в земной тверди, напрочь перекрывший путникам путь к городку под названием Тул, в непосредственной близости от которого и располагалась Святыня Ветра.

Посему пришлось искать иные варианты... Побродив по дикоземью, герои обнаружили небольшую пещерку, в глубине которой оказалось... пиратское логово! С десяток злобно выглядящих матросов в тельняшках перетаскивали какие-то тюка да ящики с корабля, пришвартованного в подземной бухте.

Герои переглянулись. "Может, украдем корабль?" - ухмыльнулся Галуф. Бартз задумчиво кивнул: "Да, забавный ты старикан... Вот только как этот парусник заплыл сюда, если ветра-то нет?"

Наказав чокобо возвращаться к выходу из пещеры и пообещав, что непременно вернется за ним, Бартз повел за собою Ленну и Галуфа по направлению к судну. На борту никого не оказалось: пираты разбрелись по своим пещерным логовам, чтобы отдохнуть после долгого плаванья и разделить награбленное добро.

Фарис Ничто не предвещало неудачи. Радостно осклабившись, Бартз направился прямо к рулевому колесу. "Хей-хо!" - крикнул он. - "Отдать швартовы! Ну, и все такое..." К его вящему ужасу, колесо не сдвинулось и на дюйм, а радостный вопль эхом прозвучал под сводами пещеры.

Бартз порядком струхнул, когда по трапу загрохотали сапоги и палуба заполнилась весьма недовольными моряками, ведомыми колоритной девушкой с шикарной копной малиновых волос. Сие миловидное создание грязно выругалось, когда узрело троицу незадачливых похитителей. И пока деваха размышляла, бросить ли их за борт или отдать приказ команде разрубить гостей на кусочки, Ленна выступила вперед. "Я - принцесса Ленна из Тикуна!" - представилась она. - "Пожалуйста, прими мои искренние извинения за то, что пытались украсть твой корабль!"

"Что?" - подскочил Бартз. - "Принцесса..." Галуф был изумлен не меньше: "...Тикуна?"

"Я обращаюсь к тебе как представитель королевства", - продолжала Ленна. - "Пожалуйста, позволь нам на твоем судне переправиться к Святыне Ветра! Мой отец в опасности!" Пиратка развеселилась. "Надо же, принцесса Тикуна на моем корабле?" - радостно возопила она, и команда дружно загоготала. - "Мы сможем выручить за нее неплохие деньжата!" Она осеклась на секунду, вперив взгляд на сверкающий медальон на шее Ленны, но быстро взяла себя в руки. "В трюм их!" - бросила она, и команда бросилась исполнять приказ капитана Фарис.


...Связанные по рукам и ногам, трое угрюмо сидели в темном сыром трюме пиратского корабля. "Замечательно", - саркастически нарушил молчание Галуф. - "И какому это умнику пришла в голову идея украсть корабль?" Бартз возмутился: "Погляди в зеркало, папаша!" "О, голова болит!" - страдальчески заныл Галуф. - "Ничего не помню". Бартз ухмыльнулся: "О да, твоя амнезия убедительно возвращается".

"Кстати, я все еще не могу поверить, что ты - принцесса Тикуна", - обратился Бартз к Ленне. - "Но зачем же ты в одиночку идешь к Святыне Ветра?" "Мой отец отправился туда, а затем ветер стих окончательно", - поделилась Ленна. - "Чувствую, случилось что-то ужасное! Я убежала из замка, а потом упал метеорит и... ну, остальное вы знаете".

Они вновь угрюмо замолчали... не зная, что в соседней каюте Фарис нервно ходит из угла в угол, сжимая в ладони медальон - точную копию того, которым владеет принцесса Ленна!


Удивлению героев не было предела, когда наутро, вместо того, чтобы скормить акулам, пираты выволокли их из трюма на палубу, и капитан Фарис объявила, что они отправляются к Святыне Ветра. Герои гадали, как же будет двигаться судно в полный штиль, но Фарис лишь усмехнулась. Из-под воды показалась огромная драконья голова. Пиратка объяснила, что она и драконица, Сильдра, знают друг друга с детства и теперь слишком близки, чтобы бороздить моря по отдельности. Поднырнув под корабль, драконица увлекла его за собою, и судно устремилось к далекому берегу, на котором вырисовывались очертания Святыни Ветра.

Та оказалась заполонена гоблинами и гигантскими белыми змеями. Предчувствие беды переросло в уверенность, когда герои, к коим присоединилась и Фарис, с боем шли к вершине оскверненной святыни, где должен был покоиться Кристалл Ветра...

Однако в чертоге, где веками свято хранилась величайшая реликвия сего мира, обнаружились лишь ее осколки! Пока герои ошарашенно созерцали их, размышляя, какими бедами сие грозит королевству Тикун, да и всему миру, вершилась великая волшба неведомых сил. И стихийные Кристаллы даровали каждому из четверки героев, пришедших в Святыню Ветра, часть своей сущности. Фарис ощутила в себе доблесть, суть пламени, Ленна - преданность, суть воды, Галуф - надежду, суть земли, Бартз - страстность, суть ветра.

А над разбитым пьедесталом возник призрак короля Тикуна. Ленна с трудом подавила крик: она до самого конца продолжала надеяться, что отец ее жив... "Внемлите же", - прошептал король. - "Вы - четверо избранных, Воины Света... хранители сущности четырех Кристаллов. Кристалл Ветра уже раскололся. Остальные три - в опасности. Вы должны защитить их! Ибо зло пробуждается. То, что жаждает вернуть все в изначальную тьму".

Видение исчезло, растворилось в тенях поруганной Святыни. Герои молчали, сознавая всю тяжесть возложенной на них миссии. Что бы ни убило правителя Тикуна, их долг как Воинов Света - воспрепятствовать сему злу явиться в мир. И теперь путь их лежал в сопредельное королевство Вальс, свято хранящее Кристалл Воды. Оставалось лишь надеяться, что поспеют они вовремя...

Воспоминания нахлынули на Бартза. Кристаллы... Они - причина того, что отец покинул их с матерью. "Кристаллы должны быть сохранены любой ценой, Стелла!" - сказал тогда он ей. - "И ничего не говори о них Бартзу. Это не его ноша..." А маленький Бартз, усиленно притворяясь спящим, изо всех сил старался не пропустить ни слова из разговора. А потом отец ушел...


Герои вновь взошли на борт корабля, и Фарис приказала подручным пиратам держать курс на городишко Тул, что всего в нескольких милях от Святыни Ветра. Именно там проживал волшебник Зок, хранитель Канала Торна - единственного водного коридора, соединяющего западное королевство Тикун и восточное Вальс.

Зок несказанно обрадовался, узрев Ленну живой и невредимой, посетовал на то, что с уничтожением Кристалла Ветра, хранящего Тикун, водные монстры в Канале принялись размножаться, как кролики. Застращав героев как следует, Зок выудил из кармана потрепанной зеленой робы ключ, открывающий врата Канала Торна.

И вновь герои пустились в плавание. Фарис приказала всем без исключения пиратам остаться на берегу, в Туле, и ждать ее возвращения - путешествие грозило затянуться надолго. Опершись на борт, Ленна молча глядела на воду; в голове ее роились невеселые мысли. Кристалл Ветра разбит... Ветер поутих, но вскоре он исчезнет и вовсе. В течение нескольких лет ветер прекратится вовсе, и птицы не смогут летать... А если они не смогут защитить три оставшихся кристалла, то земля начнет разлагаться, моря загрязнятся, реки прекратят движение, огонь потеряет свой жар, и мир станет темным и холодным... Жизнь исчезнет...

А еще король Тикун, ее отец. Она костьми чуяла, что он жив, но находится где-то очень-очень далеко. Стимулов отправиться в путешествие у принцессы - хоть отбавляй. А новообретенные товарищи не оставят ее, в этом Ленна была уверена.


...Путешествие по Каналу Торна и впрямь оказалось весьма серьезным испытанием, как и предупреждал мудрый Зок. Огромные, преотвратные кальмары и прочие твари выпрыгивали из-под воды, звонко шлепались на палубу, и немедленно затевали бой с четверкой героев.

В жаре сечи те позабыли о Сильдре - драконицей, долгие годы сопровождавшей Фарис. А той приходилось ой как нелегко, ибо монстры первым делом атаковали ее саму. И вот, пред глазами ужаснувшейся Фарис, Сильдра взвыла, скрылась под волнами в водовороте... а минуту спустя водная гладь разгладилась, и ничто не напоминало о трагедии, только что здесь разыгравшейся.

"Да ладно, она жива", - неуверенно попытался подбодрить Фарис Бартз. - "Она сильная, ты же знаешь". Но девушка бросилась в каюту, захлопнула за собой дверь.

Галуф Так прошла ночь. Бартз и Галуф стояли на палубе, глядя на звездное небо, а корабль тихо дрейфовал по течению.

А наутро герои обнаружили, что все вокруг сокрыто зловещим туманов, в котором проглядываются остовы затонувших кораблей. "Морское кладбище", - прошептала Фарис. - "Прибежище нежити". "Бррр!" - поежился Галуф. - "Давайте-ка по-быстрому отсюда, а?"

Но корабль прочно завяз в морских водорослях и обломках судов, усеивающих морскую гладь на много миль вокруг. Нервно переглянувшись, герои обнажили оружие и, осторожно перепрыгивая с одного корабельного остова на другой, отправились на поиски приемлемого способа покинуть сие гиблое место, затерянное в безбрежном океане.

Они проходили по карабельным трюмам, заполненным водой почти до верху, карабкались по торчащим из глубин мачтам с обрывками парусов, перепрыгивали с доски на доску... Зомби выплывали из тумана, преграждая им путь, призраки вились вокруг, но четверка героев, собрав волю в кулак, неотвратимо приближалась к цели. И когда они уничтожили русалку-нежить, которая своею нечестивой магией и заправляла здешним балаганом живых мертвецов, туман рассеялся, и герои заметили, что берег-то совсем близко!

Перед ними простирался песчаный пляж, а чуть дальше виднелись густые чащобы Карвена. Королевство Вальс - к югу отсюда, за высокими горами, и обычно сообщение между двумя державами проходило с использованием морских путей. Но теперь, с замиранием ветра, от парусников мало толку, и королевство Карвен оказалось в изоляции. Торговля замерла, морской промысел тоже, и карвенцам пришлось обратиться к охоте, благо дичи в окрестных лесах водилось предостаточно.

Четверке героев, прибывших в притихший портовый город - столицу королевства, жители поведали о воздушном драконе, которого видели на Северной Горе. Надо сказать, место это было весьма примечательно тем, что лишь здесь произрастала так называемая "драконья трава", любимая представителями крылатого племени и заживляющая их раны. Вот только оных истребили в страшной войне полвека назад, и сейчас, насколько ведомо, в миру оставался лишь один воздушный дракон - Хириу, "Божественный Дракон", коим владел король Тикуна.

Проведав об этом, Ленна немедленно устремилась к Северной Горе; Бартз, Галуф и Фарис последовали за ней, ибо отпускать принцессу одну-одинешеньку в кишащие монстрами чащи Карвена - последнее дело.

...Несколько дней спустя они добрались до огромной Горы и начали восхождение. Даже в недрах пика обнаружилось бесчетное число монстров - наглядное свидетельство ослабления мощи Кристаллов.

А затем все пошло наперекосяк. Прямо на горной тропе Ленна заметила шлем своего отца, бросилась к нему... и оказалась сражена отравленной стрелой. В ту же секунду из укрытия выпрыгнула женщина, бросилась к неподвижному телу принцессы и, злобно зыркнув на опешивших героев, прижала острие следующей стрелы к ее горлу со вполне очевидной угрозой. "Надо же!" - зловеще хохотнула она. - "Я, Магисса, охотилась здесь на воздушного дракона, а поймала саму принцессу Тикуна! Да, мой муженек будет доволен".

Последний, огромный и здоровый бугай, не замедлил появиться; злобно осклабился, глядя на притихших героев. Фарис, потеряв остатки терпения, бросилась в бой, атаковав Магиссу, волшебницу; Бартз и Галуф занялись второй ее половинкой.

После убиения двух злокозненных авантюристов и исцеления Ленны от яда, герои двинулись дальше, и на вершине Северной Горы наткнулись на воздушного дракона, в котором принцесса тут же признала Хириу. Последний уже вкусил драконьей травы и раны его, полученные в Святыне Ветра, исцелились. К сожалению, судьба короля Тикуна так и осталась безвестной.

Герои взобрались на спину крылатого создания; Хириу воспарил в воздух, взял курс на юг, где за горами распростерлось изборожденное реками благодатное королевство Вальс.


...Аудиенция у короля Вальса оказалась непростой. Монарх наотрез отказался исполнить просьбу принцессы Ленны и прекратить использование энергии Кристалла Воды для ирригации окрестных земель, ведь в этом случае его практически наверняка ожидает мятеж подданных... И к тому же, нет никаких доказательств тому, что Кристалл Воды расколется так же, как и Ветра в Тикуне.

В тронный зал вбежал солдат королевской гвардии, пал на колено. "Ваше величество!" - выдохнул он. - "Огромный метеорит упал с неба рядом с Башней Воды!" "Что?!" - вскинулся король. Именно в недрах Башни Воды и хранился драгоценный Кристалл. Крикнув посетителям, что вернется к разговору позже, король выбежал из зала и, сопровождаемый отрядом верных рыцарей, покинул дворец, устремившись на север, где виднелся остроконечный шпиль Башни.

Герои бросились следом. Ох, не к добру все это! Ведь расколу Кристалла Ветра также преследовало падение метеорита...

Стражи Башни Воды - как мертвые, так и израненные, лежали у входа; рядом с ними был и окровавленный король Вальса, к счастью, живой. Люди поведали героям, что окрестный монстр - Гарула, бывший всегда совершенно безобидным, внезапно впал в безумие, устроил самую настоящую бойну, после чего скрылся в недрах башни. И некий неведомый рыцарь последовал за ним.

Ведомые Бартзом, герои устремились вверх по залитым кристально чистой водой коридорам Башни. Предчуствие недоброго снедало их души...

И лицезрели они, как в чертоге Кристалла рыцарь в золотых доспехах выступил против исполинского Гарулы. "Они ведь контролируют тебя, так ведь?" - с горечью заметил воин, обращаясь в безумному монстру, но тот ударом бивня отбросил его в сторону, после чего атаковал Бартза и его соратников.

Из последних сил герои сдержали натиск чудовища, но Кристалл Воды это не спасло - он взорвался изнутри, и осколки реликвии усеялся мраморный пол Башни Воды. Умирающий рыцарь с трудом разлепил губы: "Лорд Галуф!" Старикан изумился: "Ты меня знаешь?" "Лорд Галуф..." - продолжал рыцарь, жизнь стремительно покидала его. - "Я не смог защитить... Простите... Спасите... Огненный Кристалл..." Он скончался.

Башня Воды сотряслась; она стремительно уходила под воду вместе с полуостровом, на котором была возведена. Миг - и четверка героев очутилась в холодных морских глубинах, в полумиле от берега. Тут бы путь их и закончился, если бы не Сильдра. Морская драконица, смертельно раненая, но выжившая-таки в Канале Торна, остыскала свою подругу и в далеком Вальсе, и теперь спасала жизнь ей, и новообретенным товарищам Фарис.

Ленна Доставив в собственной пасти четверку мокрых и подавленных героев на песчаный пляж у замка Вальса, Сильдра вновь ушла под воду... на этот раз - навсегда. Верная драконица отдала последние силы, чтобы спасти подругу, и ныне упокоилась с миром.

...Перво-наперво герои решили исследовать странный метеор, упавший рядом с Башней Воды и чрезмерно удивились, когда заметили, что в каменной глыбе зияет отверстие, за которым находится обширный зал с сияющим порталом. Бартз осторожно ступил во врата - и исчез. "Как это все знакомо", - пробормотал Галуф, усиленно пытаясь вернуть ушедшие воспоминания. - "И тот воин узнал меня... Да кто же я такой?"

Один за другим герои прошествовали в портал, оказавшись внутри точно такого же метеорита, вот только упавшего в сотнях миль к западу, в стране Карнак, где хранится Кристалл Огня. Ни один из волшебников этого мира мог не похвастаться знанием заклятия, переносящего живые создания на столь огромные расстояния, и оставалось лишь гадать об истинной природе загадочных метеоритов и порталов, сокрытых в них.

У входа в Карнак, огненный город, славящийся своими оружейными, их уже ждали. Стража окружила четверку героев, наконечники копий мигом уткнулись в спины. "Вы заодно с невиданными монстрами, объявившимися в округе!" - возвестил начальник караула. - "Мы видели, как вы вышли из того проклятого метеорита!"

Бартз пытался слабо возразить, но никто его не слушал; подталкивая в спину, героев повели по городским улицам да бросили в тюремную камеру, расположенную глубоко под землей... до выяснения всех обстоятельств, так сказать. Вот уж, воистину, - из огня да в полымя!

Шли часы. Ничто не нарушало покой темницы, где коротали время приунывшие герои... разве что размеренный звук шагов за стеной. А затем раздался взрыв, снесший эту самую стену напрочь. И в облаке дыма в камеру к компании Бартза взбежал всклокоченный старик, огляделся. "Мать вашу!" - оскалился он. - "Мой великий побег, и я оказался в соседней камере! А между прочим, то была моя последняя взрывчатка!"

Так комично выглядел их новый сокамерник, что герои не сдержались и разом расхохотались. Тот сразу насупился: "Думаете, так смешно, а, детишки?.. Хотя не важно. Меня зовут Сид". "Что?" - удивилась Ленна. - "Тот самый профессор Сид, который изобрел ужасные машины, вытягивающие энергии Кристаллов?"

Сид приуныл, отвернулся, пряча глаза. "В общем-то да", - наконец произнес он. - "Это я во всем виноват. Много лет назад я обнаружил старинную книгу в Библиотеке Древних. Там говорилось, что тысячи лет назад Кристаллы были куда более могущественны, нежели сейчас. Я занялся изучением Кристаллов в Тикуне, Вальсе и Карнаке, после чего построил машины, чтобы усовершенствовать их. Но я ошибался... Вытягивание их энергии привело к расколу. Это все моя вина!"

"Но почему ты заперт здесь?" - вопросил Бартз, и Сид ответил: "Я не успел спасти Кристаллы в Тикуне и Вальсе и решил попытаться хотя бы здесь, в Карнаке. Но когда я собирался выключить машину, они швырнули меня сюда".

Герои поведали профессору, что на данный момент цели их совпадают, и даже продемонстрировали осколки Кристаллов, собранные в Вальсе и Тикуне.

В этот момент с криками в темницу вбежал советник королевы Карнака. "Профессор Сид! Профессор Сид!" - истошно вопил он, лихорадочно возясь с ключами, открывающими дверь камеры. - "Все произошло так, как вы сказали! В Кристалле появилась трещина! Я выключил машину, но исток энергии из Кристалла лишь увеличился. И теперь из Кристалла рвется пламя, к нему даже не подойти!" Сид нахмурился: "Должно быть, огненный корабль... Это он вытягивает энергию из Кристалла".

"Ладно, попробую помочь", - кивнул профессор. - "Но мне понадобится помощь этих ребят!" И он широким жестом указал на компанию, замершую в камере позади него. "Что?" - ужаснулся советник. - "Но ведь они появились из метеорита! Они союзники того оборотня!" "Что ж", - пожал плечами Сид, - "если они не смогут помочь, боюсь, я тоже..." "Нет, нет!" - испуганно забормотал советник. - "Думаю, все в порядке".

И герои, ведомые Сидом и порядком струхнувшим советником, устремились к выходу из мрачного подземелья, из здания дворцовой тюрьмы, из города. В борту на волнах покачивался причудливый металлический корабль, изобретение профессора Сида. Последний ожидал команду искателей приключений в порту, и без лишних слов указал им на суденышко, ныне заполоненное монстрами.

У корабельного двигателя расхаживала сама королева Карнак, которая, завидя вбежавших в трюм четырех искателей приключений, немедленно призвала огненного духа и обрушила всю его мощь на незваных гостей. Фарис щедро попотчевала элементаль заклинаниями мороза, и та исчезла, а вслед за нею прекратилася и подпитка энергией Кристалла двигателя огненного корабля.

Королева Карнак рухнула на металлическую палубу, силы разом оставили ее. "Меня... подчинил... злой дух..." - прошептала она. - "Он жаждает погрузить во тьму весь мир... Кристаллы... Это не машины уничтожают их... Нечто злое использует их силу, дабы возродить себя..."

Герои переглянулись... и бросились в соседний отсек трюма, где на пьедестале ярко сиял Кристалл Огня. "Уф, он все еще цел!" - из теней появился человек-волк, коего жители Карнака уже успели окрестить "оборотнем, пришедшим из метеорита".

Бартз выхватил меч из ножен, угрожающе направил его на пришельца. Но тот, казалось, даже не замечал парня, взгляд его был сосредоточен на ином компаньоне. "Галуф?" - неуверенно выдохнул волк. Старик совсем пал духом: он все еще не мог вспомнить ровным счетом ничего о себе самом.

В отсек прошел солдат в форме дворцовой стражи Карнака. Герои не заподозрили ничего дурного, но тот внезапно подскочил к машине, питающей корабль энергией Кристалла, и вывернул степень подачи оной на максимум. А затем солдат осел, злая воля оставила его, и ужаснувшиеся герои услыхали ликующий глас: "Итого, три... Еще один - и печать будет сломана!"

Температура в трюме все поднималось, и герои с пугающей обреченностью осознали, что потерпели поражение и здесь. Тот, кто стоял за происходящим сейчас в мире, не допускал случайностей, и планы его неотвратимо исполнялись. Человек-волк схватился за ручку управления машиной, не для того, чтобы остановить подачу энергии (ибо это уже стало невозможным), а чтобы чуть-чуть отсрочить неминуемый конец. "Галуф!" - проревел он. - "Вы, четверо, должны выжить! Лишь один шанс... Спасите Кристалл Земли!"

Палуба треснула, и четверка героев провалилась в нижний трюм. А над ними бушевал огненный ад, ибо Кристалл Огня разлетелся вдребезги, унося с собою надежду народа Карнака... и жизнь отважного волка, побеседовать с которым Галуфу так и не представилось шанса.

Вслед за Кристаллом последовал и величественный замок, поддерживаемый лишь магической силой реликвии. К счастью, люди успели покинуть его до того, как дворец в буквальном смысле "взлетел за воздух". Огненный ад преобразил страну, и герои вновь лишь чудом избежали гибели, унеся с собою осколки Кристалла Огня.


Покинув опустошенный Карнак, герои отправились в южные дикие земли, где на краю великой пустыни навестили знаменитую Библиотеку Древних. Именно здесь некогда профессор Сид почерпнул сведения о силе стихийных Кристаллов, что позволило ему создать машины для выкачивания из них энергии. Как же он ныне раскаивался в этом...

Школяры Библиотеки были в ужасе: духи монстров овладели бесценными книгами и атаковали любого, дерзнувшего прикоснуться к фолиантам. Довольно скоро герои докопались до корня проблемы: дьявольский Библос, коего в последний раз видели 30 лет назад у Святыни Ветра, обосновался в подвалах обители знаний, и распространил свое тлетворное влияние повсеместно.

Покончив с сим порождением зла, герои отыскали в одном из книгохранилищ молодого ученого, как оказалось, Мида, внука Сида. Верный последователь своего именитогго предка, Мид умудрился изыскать способ заставить огненный корабль функционировать даже без подпитки его энергией Кристалла Огня.

Воодушевившись, герои в сопровождении Мида вернулись в Карнак, где поведали приунывшему Сиду о своем плане по восстановлению огненного корабля и отправке на нем на поиски Кристалла Земли. Наблюдая радостную встречу деда и внука, Галуф нахмурился; в уголке сознания забрезжили неясные воспоминания.

Вот он стоит на парапете замка. Юная девушка спешит к нему. "Дедушка!" Крайль - так ее зовут... И самое главное откровение - замок, он далеко! Нет, не в этом мире - на иной планете! Об этом Галуф не преминул сообщить ошарашенным друзьям. "Я прибыл сюда на метеорите из иного мира. Потому что зло, которое мы заточили 30 лет назад, начало пробуждаться... И я явился, дабы остановить его... темного чернокнижника, Губителя".

Воспоминания стремительно возвращались... Вот он стоит в пещере с тремя иными героями, один из которых - уже знакомый человек-волк. Именно здесь - средоточие могущества всех четырех Кристаллов, достаточное, чтобы пленить Губителя. "Я прибыл сюда 30 лет назад..." - закончил Галуф свой рассказ.

Герои молчали, обдумывая открывшееся. "Значит..." - несмело начала Ленна. - Если все четыре Кристалла будут уничтожены, Губитель вырвется из заточения?" Галуф пожал плечами: к чему озвучивать очевидное?


Древние тексты, обнаруженные в Библиотеке Мидом, гласили, что Кристалл Земли имеет какое-то отношение к острову в форме полумесяца. Оный обнаружился и на картах - маленький клочок земли в южный океанах. Распрощавшись с Сидом и Мидом, герои взошли на борт огненного корабля, вновь спущенного на плав двумя гениальными учеными, и отправились в долгое плавание...

На островке отыскался лишь городок... который мог называться так исключительно из вежливости. Определение "захолустная деревенька" более точно отражало суть...

Селяне едва успели поделиться с прибывшими мореплавателями вестями о частых землетрясениях, сотрясающих Остров Полумесяца в последнее время, как оное не заставило себя ждать. Подземный толчок сбил героев с ног, и в довершение ужаса происходящего образовавшийся в бухте водоворот поглотил огненный корабль. А затем буйство стихий прекратилось, водная гладь успокоилась, а герои изумленно взирали на то самое место, где только что затонул их последний шанс убраться в этого забытого высшими силами клочка земли.

Оказалось, что островок-то - со странностями. Обильный урожай рос сам по себе, дожди шли редко, однако местная флора, казалась, совершенно не испытывала недостатка влаги. А в лесу водились черные чокобо, которых в "цивилизованном" мире считали давно исчезнувшими. Данный вид, в отличие от желтого Боко, еще не потерял способность летать, а мощные крылья черных птиц могли переносить их на огромные дистанции.

Так, верхом на чокобо, четверка героев вернулась в Библиотеку Древних, у входа в которую их встретили Сид и Мид. Изобретатели слегка расстроились, прознав, что огненный корабль потонул, но тут же воспряли духом, заявив, что обязательно построят новый. Между делом Сид объявил, что располагает сведениями о короле Тикуне. "Его видели в Карнаке", - поделился профессор. - "А затем он направился в Пустыню Зыбучих Песков. Говорят, что за нею находится Город Руин, но никто из ныне живущих не сумел добраться туда". "Но если это так, как сумел король?" - резонно вопросил Бартз. "Говорят, что его видели парящим в воздухе", - ответил Мид.

На этом разговор зашел в тупик. Как можно пройти по землям, где песок струится подобно воде?.. Впрочем, нечего заранее раскисать, не узрев пустыню воочию. "Пойдемте!" - махнул рукой Галуф. - "Когда я был вашего возраста, детишки, то каждый день гулял по раскаленным пескам и получал удовольствие". Похвальба эксцентричного старикана заставила улыбнуться даже вечно хмурую Фарис; и герои, вновь покинув Библиотеку, двинулись на юг, к границе огромной пустыни.

Пески тянулись бесконечно, насколько хватало взгляда. "Это безнадежно..." - пробормотал Галуф, и остальные с ним полностью согласились.

Рябь прошла по ровной поверхности зыбучих песков, а в следующую секунду глазам героев предстал исполинский пустынный червь, вознамерившийся "заморить червячка" зашедшим к нему отрядом героев. Вот только тварь малость просчиталась, не приняв во внимание разрушительные заклинания и мощь оружия противника, потому и рухнула замертво с разможженной головой. Искатели приключений ухмыльнулись: решение пришло само собой, и мертвое тело червя явилось идеальным мостом для того, чтобы перебраться через зыбучие пески.

Переход через пустыню оказалася донельзя скучным, тяжелым и выматывающим, но вот раскаленные пески и палящее солнце остались позади, а героям открылся Гон, Город Руин, последний след давно ушедшей цивилизации. Мертвый город, пустой город. Лишь остовы зданий окружали их, когда герои осторожно двигались по древним улицам. И, как и следовало ожидать - ни души!

Король Александр Тикун Но вот впереди мелькнуло синее одеяние, в котором Ленна сразу же признала церемониальную робу своего отца. Неужто король Тикун все-таки здесь? Принцесса перешла на бег, остальные едва поспевали за ней.

Король ожидал на вершине небольшой пирамиды. "Отец!" - выкрикнула Ленна. "Па.. па", - промолвила Фарис, и друзья разом обратились к ней. Но в этот момент король грустно взмахнул рукой, каменная плита под ногами героев исчезла, и они рухнули в обширное подземелье, распростершееся под Гоном.

Да, Фарис воистину дочь короля Тикуна и сестра принцессы Ленны, она сама осознала этот факт. Вот только как венценосная особа оказалась среди пиратов - вопрос оставался открытым, и Ленна не замедлила задать его старшей сестре. Она и сама смутно помнила о ней, рекомой Сарисой, об их совместных занятиях магией в замке Тикун. А затем Сариса упала за борт корабля во время одного из вояжей, и считалась погибшей... Но на самом деле пираты, бороздившие прибрежные воды, спасли юную волшебницу, от шока потерявшую память, и годы спустя та стала их лидером...

Расставив точки над "i", герои принялись за поиски выхода из мрачных казематов. Было очевидно, что создала сии обширные коридоры совершенно иная культура, ныне исчезнувшая с лица планеты и лишь название ее сохранилось - ронкане. Странные механизмы, мимо которых они проходили, издавали тихое урчание - верно, еще работали, столетия спустя после исхода сотворивших их.

Героям предстал таинственный портал, ступив в который, они перенеслись за много миль к юго-востоку, в каверны, раскинувшиеся под Островом Полумесяца. Быть может, загадочные механизмы древних и явились причиной благоденствия острова, даруя обитателям обильные урожаи каждый год? Ведь здесь, глубоко под землею, цвели растения, совершенно не нуждающиеся в солнечном свете, встречались кельи с каменными ложами и рабочие кабинеты с нагромождениями пожелтевших от времени пергаментов и древних фолиантов. Все вокруг покрывал толстый слой пыли и казалось, что обитатели руин лишь недавно покинули свои укрывища, вскоре надеясь вернуться. Хотя на самом деле с момента их ухода минуло не одно столетие, и ныне на просторах планеты владычествует совершенно иная цивилизация...


Сид и Мид также прибыли на Остров Полумесяца на спине черного чокобо, доставленного на континент компанией Бартза. Их привела сюда страсть ко всему неизведанному, а рассказы побывавших совсем недавно на островке героев разогрели интерес ученых к феномену местной природы.

Чокобо спланировал на землю в родном лесу, в нескольких милях от единственной деревушки на сем затерянном и позабытом клочке земли. Но не успели Сид и его внук сделать и нескольких шагов, как очередной подземный толчок сбил их с ног; земля разверзлась, и ученые с ужасом обнаружили себя в свободном падении во тьму...


Древние подземные руины внезапно уступили место обширной каверне, в центре которой покоился донельзя знакомый остов... Да это же огненный корабль Сида! И как он здесь оказался? Воистину, загадки подземного мира неисчислимы...

Рядом виднелось еще одно судно, и герои поспешили к нему - подивиться на невиданную конструкцию, благо сий корабль был оборудован несколькими пропеллерами непонятного назначения. "Эх", - подумалось Бартзу. - "Сида бы сюда. Он бы мигом..."

Как бы в ответ на его невысказанные мысли сверху послышались крики и на палубу рядом с героями рухнули Сид и Мид, оба изрядно помятые и сконфуженные неожиданным падением. Вот уж, воистину - судьбоносная встреча!

Школяры поведали четверке героев, что те на данный момент находятся в подземельях под Островом Полумесяца и оные, должно быть, построены Древними. Сид же немедленно занялся делом, углубившись в изучение механизмов корабля, который он назвал "воздушным", ибо читал о нем в старинных книгах.

И гений профессора вновь доказал себя. Морские воды расступились, и воздушный корабль воспарил в небеса, впервые за много столетий. Весь мир расстилался перед ними. Вперед, на поиски Кристалла Земли!

Ленна упросила товарищей взять курс на Пустыню Зыбучих Песков. Ведь именно там, в Гоне, они последний раз видели ее отца, пусть даже и вел себя монарх донельзя странно... Но когда внизу появились бесконечные пески, герои узрели, как разошлись они, и огромный город медленно появился из недр земли, поднимаясь все выше и выше в небо. Неужто это и есть истинный Гон, наследие Древних, совершенно отличный от мертвого остова на поверхности? Ведь, по преданиям, ронкане использовали силу Кристалла Земли для того, чтобы поднять свои города в небеса. Но, осознав, что сие может привести к уничтожению реликвии, остановили свои чудесные машины. Быть может, некто вновь привел их в действие? Уж не король Тикун ли?..

И Бартз направил воздушный корабль к зловещей черной конструкции, недвижно зависшей в голубых небесах, свысока глядящей на суету смертного мира. Внутри обнаружились до боли знакомые "руины", в которых герои недавно провели не один день, пытаясь отыскать выход наружу. Вот только теперь они оказались отнюдь не пустынны - возвращенные к жизни древней магией, героев приветили рыцари-ронкане, механические конструкты, созданные лишь для убийства, и монстры, упоминания о которых пришли из старинных легенд - медузы да гидры.

А в сердце престранного города искатели приключений набрели на короля Тикуна, занятого сражением с археоаевисом - драконом-стражем Гона. Не удосужившись разобраться что к чему, принцесса Ленна бросилась на подмогу отцу; остальным героям тоже пришлось ввязаться в бой.

Но когда несчастный дракон пал, изрубленный клинками пришельцев, король Тикун издевательски расхохотался. Ленна с тревогой воззрилась на отца: никогда она не видела, чтобы лицо его было столь злым и... порочным.

Бегом король бросился в чертог, где издревле хранился Кристалл Земли. Ужас отразился на лице Галуфа, и он со всех ног помчался следом. "Что-то подчинило его волю!" - крикнул старик товарищам. Бартз хлопнул себя по лбу: ну конечно, повторяется история с королевой Карнак!

Обнажив мечи, Бартз и Галуф со вполне очевидными намерениями двинулись к королю, но Фарис и Ленна в отчаянии заступили им путь. Впрочем, Тикун не собирался убегать от схватки. "Раз уж вы собрались здесь все четверо, убью всех разом", - возвестил он и воздел руки над головой, готовясь произнести гибельное заклинание.

Сильный толчок сбил всех собравшихся в чертоге с ног - с небес падал очередной метеорит, попутно задевший летающий город. Каменная глыба понеслась к поверхности, но маленькая девичья фигурка отделилась от нее, спрыгнув прямиком на прекрасный витраж, служивший потолком в чертоге Кристалла. Девчонка сориентировалась мгновенно: бросив молнию в короля Тикуна и тем самым обездвижив того, она кинулась к Галуфу. "Дедушка!"

Крайль На лице старика отразилась чудовищная работа мысли, а затем пришло озарение... и - узнавание. "Ты - Крайль!" - объявил Галуф с радостной улыбкой. Воспоминания вернулись к нему.

Тем временем король неуверенно поднялся на ноги, непонимающе огляделся. "Где..." - начал он, и взгляд его упал на замерших неподалеку сестер. - "Ленна... Сариса? Ты ли это?!"

Счастливое воссоединение нарушил взрыв Кристалла Земли, и на постаменте, где доселе покоилась реликвия, возникла зловещая фигура в черных доспехах. Не надо иметь семь пядей во лбу, чтобы понять, кто это такой.

"Галуф", - пророкотал Губитель. - "Рад снова тебя видеть... ибо это означает, что я вернулся!" "Думаешь, можешь вот так просто творить все, что захочешь?" - разъярился Бартз, но магия Губителя сбила его с ног, отбросила в дальний угол чертога. "Итак, Кристаллы уничтожены", - объявил Губитель и без того известное всем. - "Теперь дело за твоим миром, Галуф".

Чернокнижник исчез, оставив собравшихся героев в крайне подавленном состоянии духа. "Сариса... Ленна..." - обратился к ним король Тикун. - "Бартз, и вы, воители из иного мира. Боюсь, путь ваш еще далек от завершения. Вы не должны допустить исчезновения мира".

И король сотворил последнее заклинание, освободившее осколки Кристалла Земли от злой магии Губителя. В жертву благородный монарх принес собственную жизнь. "Ленна... Сариса..." - молвил он, отходя в мир иной. - "Пожалуйста, всегда оставайтесь вместе... Поддерживайте друг друга... Бартз, позаботься о них... как не сумел я..."

С этими словами король Тикун скончался. Скоренько подобрав осколки Кристалла, ныне неподвластные расколовшему реликвию Губителю, Бартз повел за собою товарищей прочь из Гона; лишенный сердца, город Древних стремительно падал вниз, в пустыню.

Еле успев добраться до воздушного корабля, герои покинули погибающую цитадель, стараясь убраться как можно дальше от нее. Что делать дальше?.. Вопрос хороший, ибо возможности противостоять могуществу Губителя покамест и близко не наблюдалось...

Галуф принял случившееся слишком уж близко к сердцу, и грустно стоял, облокотясь о борт корабля и глядя на землю далеко внизу. Воистину, свет Кристаллов угас и тьма возвращалась в мир. Неконтролируемые стихии обрушивались на города и селения, орды монстров непрерывно атаковали замки Тикуна и Вальса...

"Губитель - злобный чернокнижник, явившийся из моего родного мира", - поделился Галуф наконец. - "30 лет назад он явился сюда, чтобы уничтожить Кристаллы. Я и трое иных - Воины Рассвета - силой этих же Кристаллов заточили его. Все было тихо три десятилетия... Мы думали, что все кончено. Но с Кристаллами было что-то не то. И когда мы поняли это, то на метеорах вновь прибыли сюда. Но я опоздал... Губитель не только освободился, но и вернулся в мой мир".

Бартз нахмурился: "Это случилось потому, что мы вытянули из Кристаллов слишком много энергии?" "Да нет же", - замотал головой Галуф. - "Это мы виноваты в том, что вообще оставили Губителя здесь. Мы должны были забрать его с собой..."


И вот они стоят у метеора Крайль на краю Пустыни Зыбучих Песков. В нем еще осталось достаточно энергии, чтобы доставить Галуфа и его внучку в родной мир.

Бартз принял решение на удивление легко. "Мы отправляемся с вами!" - объявил он, и сестры-принцессы согласно закивали. "Нет, не отправляетесь!" - обернулся к ним Галуф. - "Это последний метеор и его энергия почти иссякла. Если вы достигните моего мира, то обратно уже не сможете вернуться".

Это заявление малость притупило решимость Бартза, он замешкался, и Галуф с Крайль, помахав друзьям на прощание, скрылись внутри каменной глыбы. Та медленно поднялась над землею.

Все выше и выше возносилась она, а трое оставшихся с отчаянием в глазах провожали тех, кто уходил продолжать страшную битву с освободившейся злой сущностью. Каков будет исход ее - узнать, быть может, им уже не суждено.


Летели дни, и каждый следующий усиливал чувство вины нашей троицы героев. Получается, что они предоставили Галуфа и Крайль самим себе, оставив их противостоять одному из самых страшных противников в этой вселенной. Если бы только они могли последовать за друзьями, пришельцами из иного мира...

Неунывающие Сид и Мид, скрупулезно исследовав все четыре упавших на землю метеорита, установили, что свойства левитации сии необычные транспортные средства получают благодаря энергии особого вещества, содержащегося в них - адаманита. И ежели оный собрать по крупицам изо всех четырех да поместить в один, то - быть может! - он и сумеет подняться в воздух и пересечь безвоздушное пространство, разделяющее миры.

Что вскорости и было сделано. Портал, находящийся в одном из метеоров, удалось активировать, и теперь он служил проходом в мир иной, фигурально выражаясь. К несчастью, герои отлично сознавали, что билет у них лишь в один конец, и энергия, искривившая межзвездное пространство, иссякнет, стоит им ступить в портал, дабы перенестись во владения чуждой цивилизации.

"Думаю, это прощание с нашим миром..." - прошептала Ленна. "Держитесь, ребята!" - крикнула Фарис, зная, что бравая команда пиратов, гуляющая в кабаках Тула, не услышит своего капитана. - "Знаю, что грабить вы сможете и без меня". Бартз грустно улыбнулся. "Веди себя хорошо, пока меня не будет, Боко!" - молвил он. - "Не попади в беду!"

Прощание с миром вышло излишне сентиментальным, и, не тратя больше слов, герои рука об руку ступили в портал.


Портал резко схлопнулся за их спинами, оставив героев одних в лесной чащобе. Мир Галуфа не многим отличался от их собственного, вот только монстры тут водились совершенно экзотические.

Вечерело; небо окрасилось багряным. Герои разбили лагерь, развели костерок, уселись у огня, погруженные в собственные мысли. Слишком уж много тягот и лишений принесли им последние недели.

"Ленна..." - начала Фарис. - "Я тебя спросить хотела... Помнишь, тогда, на Северной Горе... Почему ты рисковала своей жизнью ради дракона?" Принцесса склонила голову, и неожиданно задала вопрос сама: "Сестра... А ты помнишь маму?" Фарис нахмурилась, пожала плечами: "Немного..." "Когда я вижу Хириу, я вспоминаю о ней..." - объяснила Ленна. "Как это?" - удивилась Фарис.

Шанса ответить на вопрос принцессе не представилось, ибо в этот момент героев окутало облако ядовитого газа, мгновенно лишившего их сознания...


Губитель В себя троица героев пришла в подземельях некоего замка, а за решеткой камеры, где они оказались, маячила знакомая фигура Губителя.

"Добро пожаловать в мой замок!" - глумливо поклонился некромант. Бартз задохнулся от ярости: так глупо попасться!

К чернокнижнику подбежал монстр весьма демонического вида, доложил: "Лорд Губитель! Войска Галуфа подошли к Большому Мосту!" "Вовремя!" - потер руки темный лорд. - "Неси сюда зеркало!" И, повернувшись к пленникам, добавил: "Хоть на что-то полезное вы сгодитесь!" Наверное, Губитель сейчас самоуверенно ухмылялся, вот только шлем с узкой прорезью для глаз скрывал черты и выражение его лица.

Пыхтя и отдуваясь, монстр притащил в подземелье огромное зеркало, водрузил его перед камерой так, чтобы в нем отражались все трое узников...


Крайль и Галуф во главе несметного воинства уже ступили на Большой Мост, протянувшийся на многие мили и ведущий к замку Губителя, когда девушка выкрикнула: "Дедуля! Гляди!" и указала в небо.

Там, магией зеркала, возникли образы Бартза, Ленны и Фарис, над которыми нависала знакомая фигура в темных доспехах. "Достаточно, Галуф!" - громом ударил глас Губителя. - "Еще один шаг, и они умрут!"

Старый лорд недолго колебался. "Отступаем!" - приказал он солдатам, и те ровным строем сошли с моста, разбили лагерь неподалеку. Галуф же, взорбавшись на спину воздушного дракона Крайль, под покровом ночи отправился на выручку товарищам...

Спрыгнув с дракона на парапет мрачного замка, он шепотом приказал крылатому ящеру возвращаться в лагерь, а сам, прокравшись мимо клевавших носом часовых, пробрался в подземелья цитадели, где одолел могущественного воина Гильгамеша - правую руку Губителя - и вызволил из заточения Бартза и сестер-принцесс Тикуна.

Как ни странно, никто не воспрепятствовал воссоединившимся героям покинуть замок; казалось, Губитель потерял к ним всякий интерес. А может, внимание чернокнижника отвлекло нечто иное, и героям сопутствовала банальная удача.

Рассвет окрасил небо бледными красками, когда они, удалившись от замка на достаточное расстояние, взошли на Большой Мост. Сия монументальная конструкция была возведена над широким заливом, и соединяла огромный остров темного лорда с материком. Последовал за ними и Гильгамеш, намереваясь вернуть бежавших узников, но герои повергли его вновь, и прихвостень Губителя был вынужден отступить.

Тянулись долгие часы, а герои все шли по узкой каменной тропинке, когда вдалеке забрезжила земля... а позади них раздался странный, вибрирующий звук. Герои резко обернулись: над замком Губителя разрастался алый купол, возносясь ввысь и в стороны. В считанные секунды он достигнет и их...

Герои со всех ног припустили к земле, но не успели - чудовищный, сотканный из чистой магии купол ударил в них, подбросил в воздух на глазах ужаснувшейся Крайль и всей ее армии. Замок Губителя был надежно защищен от всяческого рода атак: как магических, так и физических. Но где же наши герои?..


Герои пришли в себя за сотни миль от Большого Моста, в кишащих монстрами землях Глосеаны. Видать, магия темного лорда искривила пространство при создании купола, забросив их в это высшими силами забытое место.

"Галуф..." - виновато обратился Бартз к старику. - "Прости за все случившееся. Понимаешь, мы хотели помочь тебе, а оказалось, ты вновь выручаешь нас..." "Все как обычно!" - хлопнул Галуф парня по плечу. - "Вообще-то, вы не должны были здесь появляться... Надоедливые вы ребята... И все же, я рад вас видеть!"

Несколько дней шли герои то по выжженным равнинам, то по густым чащобам. Сражениям с кошмарными монстрами, казалось, нет конца...

Наконец, донельзя уставшие и потрепанные, они добрались до города Регола, единственного оплота человечества в сих диких землях. Ленна и Фарис первым делом отправились на постоялый двор, чтобы как следует отоспаться и восстановить силы; Бартз и Галуф же облюбовали местный кабак, ибо пиво Регола славилось на весь мир. И, как оказалось, вполне заслуженно...

"Галуф... Прости..." - промолвил час спустя Бартз слегка заплетающимся языком. - "Если бы не мы, ты сумел бы взять замок Губителя..." "Не.." - замотал головой старик. - "Даже если бы мы проникни внутрь, купол наверняка уничтожил нас... Мы были бы все обречены. Так что лишь благодаря вам мы сумели пережить тот день!" Бартз промолчал, размышляя над столь своеобразной трактовкой событий.

"Бартз..." - начал Галуф. - "Ты ведь знал, что, попав сюда, назад уже не вернешься. Почему ты сделал это?" "Да нет особой причины", - задумался Бартз. Галуф расчувствовался, смахнул слезу... и принялся громко требовать, чтобы им принесли еще пива.

Наутро герои покинули Регол.


Вновь потянулись долгие дни, проведенные в пути. Леса остались позади, нычне герои шли через пустыню, за которой... виднелись новые бесконечные леса.

В одной из чащоб герои совершенно случайно набрели на деревеньку муглов - таинственного народца, представителей которого можно встретить во многих мирах известной вселенной. Но немногие знают, что муглы обладают ярко выраженными телепатическими способностями...


...Мугл запищал, яростно жестикулируя, привлекая к себе внимание принцессы Крайль. Выслушав сбивчивые трели существа, та радостно вскрикнула и бросилась на парапет замка Бал - немедленно седлать воздушного дракона. Ликование рвалось наружу - дедушка жив! Он единственный, кто заботился о ней еще с малолетства; родители Крайль, в попытке спасти одного из воздушных драконов, отправились в пустыню Глосеаны и не вернулись. И теперь она отправляется по их стопам.

На закате того же дня принцесса, преодолев сотни миль на спине крылатой рептилии, опускалась в сердце чащобы муглов. Четверка героев, уже успевшая закручиниться от бесконечного странствия по бездорожью Глосеаны, малость воспряла духом.

"Муглы передали мне, что вы здесь!" - радостно защебетала Крайль. - "Дедушка, давай отправимся обратно в замок!"

Дважды упрашивать не пришлось. Взобравшись на дракона, герои отправились в цитадель лорда Галуфа, оплот добра и справедливости этого мира. Сбившись в кучу, муглы глядели им вслед и махали лапками.


Полет продолжался всю ночь и все утро, и лишь к полудню донельзя уставший ящер опустился во дворе замка Бал. Воители в золотых доспехах с радостью приветствовали своего предводителя, который считался пропавшим без вести с часа возникновения волшебного барьера вокруг замка Губителя. Правда, с тех пор не произошло ровным счетом ничего - чудовища, составлявшие костяк армии чернокнижника, никак не являли себя. И это странно, ведь в последних сражениях они практически полностью истребили войско Галуфа. Что означает эта пауза?.. Что же задумал враг?..

"А я думал, что ты просто сумасшедший дед", - совершенно не к месту встрял Бартз, - "но уж никак не король!" "Ну, теперь знаешь!" - философски заметил Галуф. - "Что у тебя, кстати, за глупый вид?" "Ну... Ты - и король..." - Бартз, заикаясь, пытался объяснить сумбур, царивший в голове. "То есть, ты хотешь сказать, что я совершенно не похож на воплощение королевской сущности?" - густые брови лорда Галуфа угрожающе сдвинулись к переносице. Бартз энергично закивал, и Галуф взревел: "Что?!!"

Фарис, Ленна и Крайль, наблюдавшие перепалку, рассмеялись, и даже Галуф улыбнулся. "Мы же друзья, в первую очередь", - заметил он. - "Так что и впредь зовите меня просто Галуфом". "Хорошо, Просто Галуф", - Бартз ответил шутливый поклон. "Не перегибай палку, паренек!" - король вновь начал расходиться. Или же просто делать вид. На самом деле Галуф был чертовки рад вновь оказаться дома в окружении верных друзей, благо их сражение еще не закончено.

Но воздушный дракон, верный друг, вырвавший героев из дикоземья Глосеаны, умирал. Долгий перелет оказался чересчур гибельным для него, и ящер принес себя в жертву ради спасения своего хозяина и его товарищей.

"Нам бы пригодилась драконья трава", - несмело заметила Ленна. "Драконья трава?" - вскинулась Крайль, робкая надежда написана на лице. - "Это сможет залечить его раны?" Ленна кивнула: "Но только растет ли она в этом мире?" "У нас дома воздушные драконы всегда гнездятся подле драконьей травы", - припомнила Фарис. - "Я думаю, местные драконы тоже. Если мы отыщем их гнездовье, то, возможно, найдем и драконью траву". "Ну, если дело в этом..." - Галуф задумался. - "Я бы отправился в Долину Драконов. Однако оттуда еще никто не возвращался..." Бартз вздохнул: сколько раз он уже слышал эту банальную фразу. "Значит, мы будем первыми, кто вернется", - уверенно заявил он.

"Драконья Долина находится к северу от замка", - разъяснил Галуф товарищам. - "Как раз за Квельбом, городом человековолков".


Твари Губителя наконец дали о себе знать; великое множество их появилось в лесах, окружавших замок Бал. Чувствуется, монстры готовятся к скорому штурму.

Глубокой ночью выскользнув за пределы твердыни, компания Барта осторожно, минуя патрули, устремилась на север, где за лесами и долами их ждала таинственная Долина Драконов.

Кельгер К утру добрались до Квельба. Город человековолков, примостившийся в узком горном проходе, будто вымер. Лавки наглухо закрыты, кругом - тишина. В воздухе чувствовалась крайнее напряжение - прознав об осаде силами Губителя замка Бал, здешние обитатели изготовились к бою и затаились, настороженно наблюдая за незнакомцами, но не являя себя.

Галуф повел друзей за собой прямиком в дом городского вождя - Кельгера, одного из четырех Воинов Рассвета, сражавшихся с Губителем 30 лет назад. "Кто эти юнцы?" - несколько свысока вопросил старый волк, окидывая взглядом пришедших. "Они из того самого мира, где мы заточили Губителя", - объяснил Галуф.

"Его друзья?!" - неожиданно взъярился Кельгер. - "Те самые, что уничтожили Кристаллы и вернули Губителя?! И ты привел их ко мне?" Сбитый с толку волчьей логикой, Галуф растерянно захлопал глазами, а вождь отбросил старика прочь и бросился на Бартза.

Впрочем, скоро об этом пожалел. Возраст давал о себе знать, и многоопытный искатель приключений из далекого мира с трудом, но все же справился с престарелым воителем, сильным ударом отбросив того на несколько ярдов.

"Как тебе это удалось?" - кряхтя, поинтересовался Кельгер, силясь подняться на ноги. Его недавняя враждебность сменилась неким подобием уважения к чужаку. Бартз пожал плечами: "Узнал от отца прием..." Кельгер насторожился: "От отца? И как же его звали?" "Дорганн", - отвечал Бартз, и подивился выражению крайнего изумления на лицах Кельгера и Галуфа.

"Тесен мир..." - прошептал последний, справившись с шоком. - "Сын Дорганна..." Он обратился к Бартзу: "Твой отец, я, Кельгер и Ксезат Сургейт сообща сражались с Губителем". "Он был одним из четырех Воинов Рассвета", - вставил Кельгар.

"То есть", - нахмурился Бартз, - "мой отец - из вашего мира?" Кельгар кивнул. "Мы последовали за Губителем в твой мир", - продолжал Галуф. - "И затем..."


...Воины Рассвета стояли в пещере, глядя на недвижное тело чернокнижника, лежащее перед ними, подобно изломанной кукле. И все же тот дышал, хрипло и трудом, но дышал.

"Он что, бессмертен?" - озадачился Галуф. "Сколько можно его убивать?" - отчаялся Дорганн. - "Он никак не хочет умирать". "Мы должны заточить его здесь", - решил наконец Кельгар, негласно признанный самым мудрым в пестрой компании воителей.

Некоторое время товарищи волка обдумывали столь спорное предложение, но альтернатив ему не нашли. Ксезат неуверенно кивнул: "Похоже, это единственный выход". "Что?!" - вспылил Дорганн, обернувшись к соратникам. - "Заточить его здесь? Мы не можем оставить демона нашего мира здесь!" "А что нам остается?" - резонно вопросил Ксезат.

"Он скоро вновь воспрянет!" - выкрикнул Кельгар. - "У нас действительно нет выбора. Он должен быть заточен, а у нас может и не быть второго шанса сделать это!"

Дорганн отошел на пару шагов, на лице его отразилась мучительная борьба. "Дорганн!" - воззвал к нему Галуф. - "Мы не можем заточить его силой Кристаллов, если сердца наши не объединены! Так ты с нами?"

Дорганн кивнул, приняв тяжелое решение, и четверо, объединив разумы и сердца, щедро черпали силу Кристаллов, выстраивая вековечную (как они тогда считали) тюрьму для своей немезиды...

...Но когда пришла пора возвращаться на метеоре в свой родной мир, Дорганн сообщил товарищам о своей решении. Он решил остаться. Не объяснив причины своего поступка, он пожелал Воинам Рассвета счастливого пути, после чего попросту ушел прочь. Больше в этой жизни они не встречались...


"Дорганн остался в твоем мире, дабы присматривать за печатью на крипте Губителя", - закончил Галуф рассказ. Бартз печально кивнул: "Три года назад он тяжело заболел, и... вот". Кельгер прикрыл глаза, принимая весть о кончине верного друга.

"Сын Дорганна", - обратился он к Бартзу. - "Все, что ты попросишь, будет исполнено!" "Вообще-то, мы хотели пройти в Долину Драконов..." - осторожно начал Бартз, и Кельгер кивнул: "Мои воины пропустят вас".


Драконья Долина оказалась воистину гиблым местом. Исполинская гора, в пещерах которой обитали драконы-зомби, мало привлекала здравых искателей приключений. Наши же герой к оным не относились, потому и сумели добраться до самой вершины.

Вот только драконья трава, произраставшая там, оказалась поражена демоническим духом, пожиравшим всякого, кто осмелится приблизиться к заповетной полянке. Неудивительно, что род воздушных драконов практически исчез с лица планеты.

Сойдясь в схватке с исполинской растительной тварью, четверка героев одержала верх и, набив заплечные сумы драконьей травой, поспешила к подножию горы, а затем - на юг, в осажденный замок Бал.


Леди Крайль пребывала в кровати с жуткой головной болью. Там часто бывает после телепатических контактов, а на этот раз ее призвал Гидо, мудрец, проживший на свете более 700 лет. Тот самый, что предсказал некогда раскол Кристаллов в мире Бартза.

Галуф воодушевился: быть может, мудрец знает способ одолеть Губителя? К тому же, он сам их зовет по некому срочному делу...

Досыта накормив воздушного дракона травой и исцелив его раны, четверка героев верхом на крылатом создании отправилась на маленький островок к северо-востоку от Долины Драконов, где издревле обитал старик Гидо. Но сейчас, прямо на глазах у героев, остров сотрясли страшные подземные толчки и морские воды поглотили его, повинуясь магии Губителя.

Галуф готов был рвать на себе волосы: чернокнижник и на этот раз опередил их!

В некотором отдалении от них морскую гладь разрезали корабли, движущиеся по направлению к острову Губителя. Развевающиеся на мачтах флаги указывали, что флот принадлежит Ксезату Сургейту, одному из четверых Воинов Рассвета.

Приказав воздушному дракону опуститься на палубе флагмана, герои имели честь лицезреть самого лорда Ксезата. Галуф представил своих соратников как сына Дорганна и двух благородных девиц из иного мира. "Очень приятно", - серьезно кивнул лорд Сургейт. - "А я - мечник Ксезат". Галуф плутовато прищурился: "А, часом, не "король" Ксезат?" "Не думаю, что этот титул мне подходит", - отвечал лорд, и Галуф расхохотался: "Уверен, что нет! А мне и подавно!"

"Ну, давай к делу", - Галуф вдруг разом посерьезнел. - "Ты можешь помочь нам попасть в замок Губителя?" "Легко!" - отвечал Ксезат. - "Скоро начнем фейерверк!"

План Ксезата был прост и элегантен: весь этот флот - не более, чем приманка, призванная отвлечь внимание Губителя. И если им удастся пробраться на остров и повредить хотя бы одну из четырех башен, поддерживающих волшебный барьер вокруг замка, план увенчается успехом. Тогда-то и последует решающая атака.

Пока же все шло, как и положено, ибо корабли с завидной регулярностью атаковали монстры чернокнижника. Пользуясь сумятицей на палубах, Ксезат, Галуф, Бартз и сестры-принцессы скрылись в трюме флагмана, где обнаружилась небольшая подводная лодка. Именно на ней Ксезат планировал добраться до башни, создающей барьер.

Что и было сделано. Основание монументальной постройки упиралось в дно океана. Подогнав подводную лодку вплотную к башенной стене, Ксезат с помощью магии проделал в ней аккуратную дыру, куда и предложил проследовать соратникам. После чего отправился на нижние уровни башни, дабы отключить генератор, повелев героям пробиваться к вершине и уничтожить антенну, что приведет к неминуемому исчезновению барьера.

И когда те добились успеха, барьер истончился и ослаб, а самой башне оставалось существовать лишь несколько минут, ибо перегрузка генераторов, вызванная Ксезатом, вела к неминуемому взрыву. Воздушный дракон еще мог спасти героев, забрав их с вершины башни, но вот Ксезату не выбраться из подвалов. Он и сам это понимал. Ровно как и Галуф.

Бартз затащил упирающегося и орущего старого короля на спину дракона, и тот, взмахнув крыльями, ринулся прочь. В подземелье башни, разом обратившемся в огненный ад, Ксезат грустно улыбнулся, принимая смерть и осознание того, что она не была напрасной. В конце концов, Кристаллы избрали четырех новых воинов... Тем самых, что положат конец владычеству Губителя.

Взрыв прогремел на острове чернокнижника, знаменуя победу сил добра. Если разобраться, одну из первых, ведь доселе все свершения героев оказывались лишь хитро спланированными стадиями, что в конечном итоге привели к исполнению замыслов Губителя. Неизвестно, какие сюрпризы он приготовил им в будущем, посему было решено с помощью субмарины отыскать погрузившийся под воду остров мудреца Гидо. Как знать, быть может, помощь древнего старца окажется жизненна необходима для окончательной победы над чернокнижникам? В возможность оной герои уже начинали верить...

Проведя подлодку подводными гротами, они причалили у пещеры Гидо. За все время плавания Галуф и слова не сказал; после гибели Ксезата, третьего из четырех Воинов Рассвета, в душе старого короля образовался надлом.

Долгие странствия по полузатопленной пещере привели их в просторный зал, в центре которого вяло бродила... черепаха. Бартз ухмыльнулся, постучал по панцирю; черепаха юркнула внутрь. "Бартз! Прекрати!" - в гневе крикнул Галуф, и склонился перед черепахой в глубоком поклоне: "Прости, о великий мудрец, моего безмозглого спутника".

Бартз аж присел от изумления; Гидо окинул его укоризненным взглядом: "Эх, ты, задираешь беззащитную черепаху..." "Прости, прости..." - залепетал Бартз, но Гидо прервал его: "У нас есть более неотложные вопросы для обсуждения". "Губитель, да?" - вставил Бартз, изо всех сил стараясь понравиться сварливому мудрецу. Тот одобрительно мигнул: "А ты не так туп, как выглядишь. То, что ищет Губитель, скрыто в Великом Лесу Мур". "Великом Лесу?" - переспросил Бартз. "Лес, мой мальчик, это когда много деревьев", - терпеливо разъяснил ему Гидо. - "К западу от Сургейта. В этом разумном лесу и родился Губитель. Одно из деревьев в лесу годами использовалось для заточения в нем злых духов. 500 лет назад чрезмерная концентрация зла обратило его в темное создание с собственной волей. Это создание и есть Губитель. 500 лет я сдерживал его, но 30 лет назад печать оказалась сломана".

"30 лет..." - выдохнул Бартз. - "Именно тогда он сражался с Воинами Рассвета". "Не перебивай", - одернул его мудрец. - "Дорганн и остальные хорошо сражались... Наконец, они сумели вновь заточить чернокнижника с помощью Кристаллов. Но он вновь освободился..." "Да, это мы виноваты", - склонил голову Бартз. Гидо зыркнул на него: "Надо же, какие мы важные персоны, принимаем на себя всю вину. Если бы в том была ваша вина, я бы так и сказал". Бартз сконфузился и замолчал.

"Печатям предназначено быть сломанными", - филосфоски заметил Гидо. - "Но это значит, что на этот раз Губитель должен был уничтожен окончательно! Так вот, Великий Лес Мур... Внутри есть что-то такое, что он жаждает получить".

Гидо даровал героям ветвь Дерева-Стража, что позволит им безпрепятственно войти в разумный лес. Покинув подводную пещеру, те поднялись на субмарине на поверхность, и дальше - пешком, к границам зачарованного леса.

Герои с благоговением ступили в Великий Лес Мур. Воистину, дух древности витал здесь в воздухе. Чувствуя ветвь Дерева-Стража, столетние дубы, скрипя, отступали в сторону, открывая тропинки, уводившие героев где глубже в чащу.

Однако и Губитель не дремал. Подвластной ему магией, чернокнижник сотворил страшный пожар в лесу, его породившем. Герои лишь чудом остались живы, найдя прибежище в маленькой пещерке, пока снаружи свирепствовало пламя.

К вечеру следующего дня огонь утих, открывая взору обугленные и тлеющие остовы Великого Леса. А среди сгоревших духов и сосен до небес возносился исполинский ствол. Пламя пожара, казалось, не затронуло его. "Дерево-Страж", - прошептал Галуф. - "То, что хранит печать".

У подножья Дерева между корявых корней обнаружился вход в сердце деревянного великана. Внутри же герои лицезрели странные кристаллы... обрушившие на пришельцев свою магию. Им ничего не оставалось, как защищаться, и, один за одним, уничтожить волшебные конструкты.

"Замечательная работа", - с чувством промолвил Губитель, появляясь сзади. - "Ничего меньшего я и не ожидал он хранителей силы Кристаллов. Молодцы, вы уничтожили печати вместо того, чтобы сохранить их! То были Кристаллы этого мира, мощь которых связывала меня долгие века. Но теперь она принадлежит мне!"

Молнии вырвались из Кристаллов, обрушились на героев. Война проиграна, пришел час умирать... Ничто не может остановить Губителя. Ничто...

Неожиданно атака прекратилась. Своевременно на сцене появилась юная Крайль, прибывшая на воздушном драконе сразу же, как только узнала о том, что дед ее направился в Великий Лес. Сердце сковывало предчувствие недоброго, и, как оказалось, не зря! Лишь войдя в пещеру под корнями Дерева-Стража, Крайль оценила ситуацию, и метнула заклятие-молнию прямо в незащищенную спину Губителя. Тот пал, темная магия Кристаллов, убивающая героев, иссякла.

Но ненадолго. Губитель с трудом поднялся на ноги, и ярость его тяжелыми волнами омывала всех, находящихся сейчас в сердце Дерева-Стража. Подняв руку, маг произнес заклятие, и несчастная Крайль впечаталась в древесную стену, тотчас лишившись чувств.

Губитель же возобновил действие заклятия молний, поливающих героев и высасывающих из них саму жизнь. Но теперь Галуф выпрямился и, превозмогая дикую боль, двинулся по направлению к немезиде. То, что содеял Губитель с его внучкой, непростительно!

Старый король бросился к чернокнижнику, не ожидавшему от противника такой прыти, и вцепился ему в горло. Губитель щедро поливал его заклятиями, но Галуф каким-то чудом оставался на ногах и рубил мага, вкладывая в удары все свои быстро тающие силы. "Глупец!" - гремел Губитель. - "Да всей ненависти мир не хватит, чтобы одолеть меня!" "Это... не ненависть... не злость", - сквозь зубы отвечал Галуф.

Губитель всерьез озаботился сложившейся ситуацией и счел за благо ретироваться. Захватив с собою четыре Кристалла, хранимые в Дереве-Страже, чернокнижник произнес заклятие и исчез.

Галуф остался неподвижно лежать на сырой земле, сознавая, что жизнный путь его подошел к концу. Уходил последний из Воинов Рассвета, сознавая, что гибелью своей сохранил жизни тем, кому по силам пресечь зло, несомое Губителем и покончить с ним самим.

Бартз, Фарис и Ленна бросились к товарищу; придя в себя, к ним присоединилась и Крайль. С последним вздохом завещав друзьям уничтожить Губителя, Галуф скончался.

Крайль разрыдалась; она потеряла последнего родного человека в этом мире. Но неожиданно в разуме ее раздался голос дедушки. "Дерево-Страж, хранившее Кристаллы 1000 лет, дает мне силы говорить с тобой", - молвил Галуф. - "Не грусти, Крайль... Стань рядом с Бартзом и остальными, будь сильной и сражайся!" "Не надо, не оставляй меня!" - потерянно всхлипывала девушка. "Ты знаешь, я не могу", - тихо прошептал Галуф. - "Но ты не одна, Крайль. Ты ведь понимаешь это? Я всегда буду в твоем сердце".


Еще одна смерть, еще один счет к Губителю. Герои спешили в замок чернокнижника, нижние этажи которого уже успели занять воины в золотых доспехов - солдаты королевств Галуфа и Ксезата. Дух Галуфа поведал внучке, что Губитель попытается уничтожить заветные Кристаллы, и герои вознамерились помешать ему в этом начинании.

Штурм замка был в самом разгаре, воины света насмерть схватились с монстрами тьмы. "Губитель - наверху!" - крикнул один из солдат подоспевшим героям. Те кивнули, бросились к лестнице, ведущей на верхние этажи замка. Только бы успеть...

Замок оказался щедро наводнен ловушками, сокрытыми за иллюзорными проходами. Дабы развеять сию магию, дух Галуфа обратился к Кельгеру. Старый волк на смертном одре использовал остатки своих жизненных сил, дабы помочь тем, кто подхватил упавшее знамя Воинов Рассвета и продолжает бой...

...Герои с удивлением наблюдали, как стены замка неожиданно расплылись, а на их месте возникли совершенно иные коридоры и чертоги. Магия иллюзия, наведенная Губителем, бесследно исчезла! Но истинный облик замка оказался куда более страшен, нежели иллюзорный! Стены, казалось, сотворены из плоти и дышат, слегка вибрируя. Адские огни горели вокруг, освещая чудовищную картину интерьера цитадели.

Стражи оной не замедлили явить себя - волшебные драконы да адаманитовые големы. Герои, стремясь свести досадные и изматывающие схватки к минимуму, спешили наверх, в заклинательный чертог. Путь им преградил Гильгамеш, и когда лейтенант Губителя вновь потерпел поражение в бою, магия темного лода исторгла его из смертного мира в межпространственный рифт.

До заключительного чертога герои добрались как раз в тот момент, когда Губитель опутывал заклятиями Кристаллы, похищенными им из Дерева-Стража. "Вы хоть немного представляете, что я задумал?" - почти приветливо обратился чернокнижник к вошедшим. "Что?" - поперхнулся Бартз. - "Да вроде нет..." "Вы так яростно сражаетесь, и даже не знаете, за что именно", - фыркнул Губитель. - "Я собираюсь сделать планету такой, какой она была изначально". "То есть наводнить ее злыми тварями!" - решил Бартз. Губитель тяжело вздохнул: "Такие идиоты, как ты, никогда не поймут мои устремления. И я не потерплю больше вашего присутствия!"

Чернокнижник атаковал. Сознавая, что сражение это - последнее, и они загнали наконец в угол своего злейшего врага, герои не щадили себя. Бартз и Крайль пытались достать Губителя зачарованными клинками, в то время как Ленна и Фарис использовали самые могущественные заклятия из подвластных им.

Наконец, темная броня раскололась, и во вспышке света Губитель исчез. А вслед за ним взорвались три Кристалла...


...Герои пришли в себя на зеленой лужайке. Мирно светило солнышко, слабый ветерок ерошил их волосы. Все вокруг казалось таким тихим и спокойным, будто и не было всего кошмара последних недель. Быть может, и впрямь привиделось? Ведь там, вдалеке... уж не замок Тикун ли это? Герои переглянулись - они вернулись домой... или же это очередной морок?

У входа в замок их встретил советник, управляющий королевством после гибели монарха. Тепло приветив принцесс Ленну и Сарису, он тут же повелел устроить званый ужин в ознаменование возвращения последней.

В вечернем платье Фарис выглядела просто сногсшибательно; Бартз покраснел до корней волос, лишь завидя ее входящей в тронный зал. Советник хлопнул в ладоши, давая сигнал к началу бала, и собравшиеся дворяне и леди королевства закружились в вальсе.

Бартз тяжело откинулся на спинку кресла: стало быть, все действительно кончилось. Гибель Губителя привела к их мистическому возвращению домой, и теперь все будет хорошо. Не может не быть. Вот только Крайль печальна: небось вновь вспоминает старину Галуфа...

Глядя на расфуфыренных придворных, отплясывающих вокруг, Бартз внезапно осознал себя лишним. Придворная жизнь - не для него, и чувствует себя он преотвратно, наблюдая за беззаботными дворянами. До Ленны и Сарисы, важно восседающих на тронах с высокими спинками в окружениях целой ватаги стражников, сейчас не добраться, а значит - надо уходить самому.

Взяв Крайль за руку, Бартз тихонько выскользнул из тронного зала, направился к выходу из замка. Неплохо бы поискать в окрестностях чокобо Боко; быть может, тот щиплет травку где-нибудь неподалеку.

Желтая птица и впрямь отыскалась у пещеры, где некогда оставил ее Бартз, отправляясь вместе с Ленной и Галуфом к Святыне Ветра. Как же давно это было!

Боко теперь обзавелся семьей, живет вместе с самочкой по имени Коко и скоро станет счастливым папашей. Но теперь, вновь обретя старого друга, Боко попросился у супруги отправиться вместе с ним в новое путешествие. Ненадолго. А к рождению малышей он успеет вернуться.


...И Боко, Бартз и Крайль отправились в путь-дорогу, оказавшейся донельзя скучной. Нет, это не поиск приключений, скорее - туризм. На всех землях Тикуна и сопредельных держав, где они побывали, не обнаружилось ни единого монстра! И это притом, что Кристаллов, хранящих мир, больше не существует!

Герои миновали Тул, когда их настигла разъяренная принцесса, которой придворная жизнь пришлась не по душе. "Ну и кто из вас решил оставить меня во двореце?" - зло поинтересовалась Фарис; взгляд ее не предвещал ничего хорошего. Струхнувшие Крайль и Бартз указали друг на друга; Боко недоуменно заклекотал - я тут вообще не при чем, дескать.

Дальше путь они продолжили втроем, если не считать чокобо, и довольно скоро оказались у горной гряды. Бартз нахмурился: никаких гор к западу от Тула он не помнил... Но действительным шоком для героев явилась обнаруженные пещера, в которой почивал уже знакомый мудрец Гидо, бормотавший что-то о "слиянии двух миров".

"Это всего лишь древняя легенда, и я не думал, что она правдива", - сообщил Гидо героям. - "Если ей верить, то 1000 лет назад миры Бартза и Крайль были единым целым. Но тогда же существовала и злая сущность, рекомая Энуо, обладавшая силой контролировать Пустоту. После многочисленных сражений смертные сумели одолеть Энуо с помощью 12 легендарных орудий. Однако от Пустоты, сотворенной Энуо, оказалось не так просто избавиться. И люди разделили Кристаллы на две группы. Для сохранения равновесия, мир также был разделен. Пустота была сокрыта в пространстве между двумя мирами - "межпространственном рифте", так сказать".

"Так, значит, Губитель правду говорил", - нахмурился Бартз. - "Он хотел вернуть мир к его изначальной форме". "Однако, без Кристаллов..." - продолжил Гидо. - "Могущество ветра никогда не вернется. Ровно как и земли, огня и воды".

Пока мудрая черепаха вела рассказ, Крайль вытащила из пятки занозу, доставлявшую ей определенные неудобства, отбросила ее в сторону... К вящему ужасу пристутствующих, заноза обратилась в знакомую, закованную в доспехи фигуру Губителя. "Ну, теперь вы осознали мою цель", - жизнерадостно сообщил на редкость живучий чернокнижник. - "Заполучить могущество Пустоты! Почему, думаете, я слил воедино два мира?"

Гидо печально кивнул: "И межпространственный рифт, сдерживавший Пустоту, исчезнет". "Да!" - прошипел Губитель. - "Пустота освободится, и станет подвластна лишь мне!"


...Черная сфера, полностью поглощавшая солнечный свет, окружила замок Тикун...


В пещере старого мудреца разыгралось сражение, ибо Гидо показал наконец, на что способен. Но даже могущества мага-черепахи оказалось недостаточно, чтобы одолеть столь грозного противника, как Губитель. Тот играючи разметал всех противостоящих ему героев, и созданный чернокнижником порыв ветра закружил их, вынес из пещеры и бросил на землю лишь через несколько миль.

Приподнявшись на четырех лапках, Гидо ошалело покрутил головой, сощурился, разглядывая трехэтажное строение вдалеке. "Это Библиотека Древних", - сообщил ему Бартз, и мудрец пришел в необычайное возбуждение: "Легендарная Библиотека Древних? Ты хоть понимаешь, мальчик мой дорогой, как она важна? Ведь там есть книга, в которой говорится, как уничтожить Губителя!"

Лишь оказавшись в стенах обители знаний, Гидо призвал школяров из обоих миров к срочному стратегическому совещанию. И когда все они расселись на скамьи в лекционном зале, мудрец прошествовал в центр, откашлялся, и начал: "Как вы все, наверное, заметили, два мира стали едины. И Пустота пытается освободиться из своего заточения в рифте. Вместе с нею тысячелетие назад там же были заточены опаснейшие чудовища. Весьма злые и весьма сильные. Клюк к победе - легендарные орудия, с помощью которых был побежден чернокнижник Энуо. Их двенадцать. И так как теперь у нас есть обе половинки Запечатанного Тома, каждая из которых ранее пребывала в одном из миров, книга укажет путь. Ибо записано: Когда вновь явится сила Пустоты, к Воинам Света книга обратится".

И книга, действительно, начала говорить! "После победы над Энуо, легендарные орудия были сокрыты в замке Куза. Чтобы добыть их, надлежит собрать четыре таблички. Одна из них - с призраками прошлого, благословленная землей... Вторая - в храме на острове, овеянная ветром... Третья - на дне морском, охваченная пламенем... Четвертая - за речными потоками, защищенная водою... Вместе с табличками спят и наши слуги: сильнейшие заклятия черной и белой магии; магия времени и пространства - Метеор, морской король - Левиафан, и король драконов - Бахамут".

"Идите!" - обратился Гидо к героям. - "Достаньте 12 легендарных орудий до того, как Губитель подчинит мощь Пустоты! Что же до первой таблички... Думаю, книга намекает на Пустыню Зыбучих Песков".


Покинув Библиотеку, герои устремились на запад, к пустыне, миновав замок Сургейт. Путь их лежал через Великий Лес Мур, в который начала возвращаться жизнь. Дерево-Страж пережило катастрофу, и гордо возвышалось в сердце заповетной чащобы.

"Почему дедушка не может ожить так же, как лес?" - прошептала Крайль. "Ленна..." - всхлипнула Фарис. - "Папа..." Ведь если та черная сфера, видимая издалека и покрывшая замок Тикун, унесла жизнь юной принцессы, в этом мире у Фарис никого больше не осталось. Вернуться туда герои не могли: магия Губителя забросила их за горную гряду, в Карнак. "Так много жизней потеряно", - молвил Бартз, обнимая дорогих подруг. "Люди этого мира нуждаются в нас", - кивнула Крайль. - "И не только люди, но сама жизнь..." "Да", - согласилась Фарис. - "И без того слишком много смертей... Я не буду оставаться в стороне, когда гибнут невинные!"

Пески великой пустыни успокоились, и не струились боле. Видимо, с уничтожением двух групп Кристаллов у здешней почвы недостаточно сил, чтобы продолжать движение и хранить сокрытое в сердце песков, в Пирамиде Мур.

Внутри, пробившись к вершине, несмотря на препятствия, чинимые здешними обитателями - мумиями да ламиями, герои завладели первой из магических табличек. Тень закрыла солнце, ибо распластал над ними черные крылья Бахамут, король драконов, пробужденный ото сна. "Смертные", - грянул он. - "Встретимся же на Северной Горе". С этими словами исполинская рептилия заложила крутой вираж и полетела прочь. Герои перевели дух, сознавая, что приди в голову дракону ввязаться в бой, они не продержались бы и нескольких минут.

Спустившись к подножью Пирамиды Мур, герои вновь преодолели раскаленные пески пустыни, после чего с наслаждением ступили под сень Великого Леса.

Послышался шум кожистых крыльев, и рядом опустился Хириу, воздушный дракон; в когтях он сжимал израненное тело принцессы Ленны. Неужто отважный дверь спас ее прямо из сердца черной сферы Пустоты, объявшей замок Тикун?

Но неожиданно глаза девушки широко раскрылись, лицо исказила злоба. "Это тело - мое!" - возвестила принцесса не своим голосом, заклятиям отбрасывая былых товарищей с дороги. Рядом с нею возник облик Губителя, весьма довольного своей новой шуткой.

"Тварь, заключенная между смертными мирами тысячу лет", - возвестил чернокнижник. - "Явись, Мелусина! Все, что было заточено в рифте, теперь повинуется мне! Примите же смерть от руки своей подруги!" Магия Ленны-Мелусины обрушилась на героев, высасывая из них остатки жизненной силы...

По воле Губителя, на месте Библиотеки Древних возникла еще одна черная сфера, а когда она рассеялась, обитель знаний исчезла - на месте ее зияло новосотворенное озеро.

"Скоро, очень скоро вся мощь Пустоты подчинится мне!" - глумился Губитель, с удовольствием наблюдая на корчащихся в предсмертных муках героев. - "Ведь мир склонится предо мною!" Он исчез, а в ту же секунду на Ленну налетел Хириу. Отважный дракон жертвовал собой, изгоняя демона из тела принцессы.

Тот не замедлил появиться - ужасающий гибрид женщины и змеи. Не мешкая, пришедшеие в себя герои прикончили его, после чего бросились к Ленне, вновь обретшей свое истинное "я".

Воссоединившись, четверка героев совершенно неожиданно обнаружила в Карнаке свой воздушный корабль, на котором и отправилась на поиски трех оставшихся табличек.

...Но и Губитель не сидел сложа руки. Овладев могуществом Пустоты, он окружил черными сферами все города и селения на планете, переместив их в рифт, и приготовился выпустить в мир монстров, проведших в заточении тысячелетие. Воистину, то станет мир его грез, его чаяний.

С ужасом герои взирали с борта корабля на ужасы, творимые на поверхности. Губитель не пощадил даже маленькие деревеньки, как то родное село Бартза, Ликс.


Вторую табличку герои обнаружили в храме, примостившемся на маленьком островке, образовавшемся между королевствами Тикун и Бал; попутно навестили башню, возникшую на Острове Полумесяца, прямиком над древними руинами, предметом исследования Сида и Мида, где изучили мощнейшие заклятия черной и белой магий - Огненный Ад и Святость. Третья табличка отыскалась в пещере, сокрытой под знаменитым водопадом в далекой северной стране Истори. Последняя, четвертая, возлежала в глубокой впадине на дне морском, куда герои сумели спуститься в субмарине. Что удивительно, именно в тех глубоких пещерах набрели они на королевство гномов, поминавшихся лишь в легендах жителей поверхности. Там же нашлось и величайшее заклятие временной магии - Матеор!

Таблички сняли печати, наложенные на легендарные орудия в замке Куза, после чего герои направили свой воздушный корабль прямиком в черноту Пустоты, образовавшейся на месте, где раньше стоял замок Тикун. Пришло время для последнего аккорда в затянувшейся балладе...


Больше всего рифт напоминал комшарный сон законченного буйнопомешанного, ибо законы природы не имели власти в этом месте. Покинув воздушный корабль, герои устремились в бесконечную пустыню, что резко сменилась древним замком, до боли похожим на Гон, Город Руин.

У входа их приветили семеро монстров, лейтенантов Губителя, уже представлявших себя властелинами нового мира. Пообещав героям донельзя теплый прием, твари растворились в воздухе; то были лишь иллюзии здешних хозяев.

Вслед за замком команда Бартза оказалась в самом что ни на есть обычном городке... вот только время здесь навсегда остановилось. Жители, спешившие по повседневным делам, замерли прямо посреди мостовой, и пребывают в подобном состоянии вот уже тысячу лет, ибо город их был ненароком помещен в рифт во время приснопамятного пленения Энуо.

Город сменился Великим Лесом Мур, таким, каким тот был 1000 лет назад. Здесь-то героев и поджидала первая из лейтенантов Губителя - Калофистери, лесной дух. Прикончив оную, искатели приключений неожиданно перенеслись в подземную пещеру, где стоял оглушительный рев низвергавшихся водопадов, а оттуда - в милую библиотеку, где их приветил демон Апанда, братец поверженного Библоса, старого знакомца из Библиотеки Древних.

И вновь реальность резко изменилась; теперь герои стояли на парапете некой башни, парящей высоко над облаками. В стенах ее их ожидали сразу четверо лейтенантов Губителя - колдун Азулмагия, бихолдер Катастрофа, владычица башни - могущественная ведьма Халикарнассус, и быкоподобный демон Твинтания.

Пространство подернулось рябью, открыв героям истинный облик межпространственного рифта - острова из камня и льда в бесконечной бездне Пустоты. Что настораживало - оные связаны системой древесный корней, переплетающихся и уходивших ввысь, во тьму.

Осторожно поднимаясь по корням, сражаясь с бесчисленными монстрами, готовыми вырваться в мир... в том числе и с последним из лейтенантов - вампиром Некрофобом. В сражении с последним им на помощь неожиданно пришел Гильгамеш. Не желая больше выступать сторонникам предавшего его Губителя, Гильгамеш, последние недели проведший в бесконечных противостояниях с тварями рифта, самозабвенно сражался с Некрофобом плечом к плечу с Бартзом и остальными, но после завершения противостояния исчез. Герои же приближались к своей немезиде - Губителю, и настигли чернокнижника как раз в тот момент, когда он обрел полную и абсолютную власть над Пустотой.

Губитель обратился в гигантское дерево - свою изначальную форму, после чего заключил четверку героев в кокон Пустоты, дабы уничтожить их раз и навсегда. Лишь маленький фактор не учел всемогущий чернокнижник: духи Воинов Рассвета - Кельгер, Ксезат, Дорганн и Галуф, а также пришедший на помощь призрак короля Тикуна, силою воли смогли сдержать всесокрушающий натиск Пустоты. Всего несколько секунд... достаточных для того, чтобы Воины Света успели обнажить клинки и произнести заклятия, атаковав Губителя.

Потеряв нить магии, позволяющей ему властвовать над Пустотой, Губитель был побежден и поглощен ею... лишь затем, чтобы возродиться в новом облике - Нео-Губителя! "Вся вселенная... Все разумы... Все воспоминания исчезнут навсегда!" - донесся до ужаснувшихся героев его голос. - "А затем исчезну и я!"

Ситуация стремительно выходила из под контроля, ибо Пустота порождала совершенно новую, могущественную жизнеформу. Незыблемые ранее законы Вселенный теперь не значили ровным счетом ничего!

Внешне Нео-Губитель напоминал гигантский, преотвратный сгусток протоплазмы, сохранивший весь заклинательный ряд преображенного древа-чернокнижика из Великого Леса Мур. То была схватка, которую можно было бы назвать последней, ибо еще несколько недель назад юный Бартз, путешествуя с Боко, и близко не мог представить, чем закончится его путешествие в Святыню Ветра вместе с принцессой Ленной. Встреча с Галуфом, путешествие в иной мир и, наконец, сражение с величайшей сущностью в этой вселенной, ипостасью хаоса, зла и разрушения, кою надлежит уничтожить любой ценой...


...Герои очнулись; вокруг расстилалась бесконечная Пустота, не исчезнувшая даже с гибелью Губителя. Быть может, это оттого, что Кристаллы боле не озаряют мир своим светом?

Будто в ответ на невысказанный вопрос героев, осколки Кристаллов, на всем протяжении долгого пути пребывающие с ними, ярко воссияли. Надежда, благослови землю... Доблесть, зажги огни... Преданность, вдохни жизнь в воду... Страстность, разнеси знания крыльями ветра...

И вновь в мире возникли Кристаллы стихий, а города и веси, поглощенные Пустотой, вернулись. Пребывая в рифте, герои глядели вниз, на возрождающуюся планету, и слезы радости бежали по их лицам.

Пятеро духом подплыли к ним - Воины Рассвета и король Тикун. "Мир все еще нуждается в вас", - промолвил последний. "Рановато, детишки, вам отправляться к нам!" - ухмыльнулся Галуф. "Идите же!" - махнул рукой Дорганн. - "Отправляйтесь в мир, спасенный вами!"

Призраки исчезли, а из Пустоты вынырнул воздушный дракон, подхватил четырех героев...


Год спустя молодой Мид ворвался в чертог древних руин, где в этот момент проводил исследования его дед, Сид. "Нам письмо от Крайль!" - радостно выкрикнул он.

"Каким-то образом мы сумели вернуться", - писала девушка. - "Кажется, что сражение произошло во сне. С тех пор я много путешествовала. Все вокруг кажется таким мирным! Советник Тикуна счастлив, ведь вернулись обе принцессы. Однако Фарис больше печется о своей пиратской команде, и потому вновь сбежала из замка.

В замке Бал - сумбур, ведь наследника трона нет. Может, я стану королевой! Будет весьма весело...

Бартз вернулся в свой родной город. Он все еще жаждет приключений, но сказал, что хочет провести некоторое время вместе со своими родителями, на их могилах.

О! У Боко и Коко родились детишки! Маленькие чокобо такие хорошенькие! Вы должны обязательно увидеть их!

Прошел год со времени тех событий. Ленна и Фарис заняты, правя Тикуном, а Бартз отправился в очередное путешествие. Я думаю, они вернутся. Я так хочу вновь встретиться с ними!"


В далеком Великом Лесу Мур Крайль положила у подножья Дерева-Стража букет белых лилий. Отступила на шаг. "Кристаллы появились вновь, и пришел мир", - прошептала она. - "Но... почему-то... я печальна...Думаю, это потому... Как умер дедушка... я была совсем одна..."

"О чем ты говоришь?" - послышался голос. - "И вовсе ты не одна!"

Кусты зашуршали, и из них показался Бартз, за которым следовали Ленна и Фарис. "Мы с тобой", - улыбнулась Ленна. "Снова вместе, подружка!" - вторила ей Фарис.

Крайль радостно всплеснула руками. Говорить мешал комок, внезапно появившийся в горле. "Как будто стоило сомневаться", - сказал Бартз, подступая к девушке. - "Неужто можно забыть друга после того, что мы пережили вместе! Кристаллы восстановили свою мощь. И наша задача отныне - защищать их!"


...И поведаем мы еще об одном, последнем приключении Воинов Света, хранителей этого мира - планеты, которую в далеком будущем нарекут "R".

Сражение с Губителем и его Нео-сущностью разрушило вековые печати и еще на одном подземелье; том, что должно было оставаться сокрытым до скончания веков.

Огромный разлом появился на дне морском, и когда герои на субмарине спустились туда, дабы выяснить природу странного явления, могучая сила попросту втянула их лодку внутрь. Глазам героев предстал огромный подземный храм, населенный ужасающими монстрами. Сомневаться не приходилось, что в сердце сооружения сокрыто великое зло; это ощущали все четверо.

И они начали нисхождение. Довольно скоро герои обнаружили, что попали в лабиринт бесконечных руин рокнан, гораздо более обширных, нежели тот же Гон, Город Руин. Кто бы мог подумать, что оные все еще существуют глубоко под поверхностью их планеты? Сражаясь с кошмарными монстрами древности - бегемотами, железными гигантами, драконами - и прочесывая руины в поисках могущественных артефактов, герои спускались все ниже и ниже.

Наконец, забытые чертоги ушедшей цивилизации остались позади; их сменил обширный пещерный комплекс, который древние ронкане называли Водопадами Бездны. В глубине заполоненных чудовищами и злобными рыцарями-ронканами казематов герои отыскали портал и, уничтожив хранителя-архидемона, ступили в сияющие в врата...

А в следующее мгновение оказались в Пустоте рифта. Признаться, слегка запаниковали: неужто ощущаемые ими эманации зла намекают на то, что победа над Губителем оказалась неполной, и какая-то часть сознания чернокнижника все еще жива? Но нет же, ведь, с другой стороны, Кристаллы вновь возродились, и, стало быть, тлетворное влияние Губителя на изначальные сущности стихий пресечено. Тогда... что же ждет их здесь, в конце пути?

"Люди?" - разнесся бесплотный голос, и перед схватившимися за оружие героями начала материализовываться расплывчатая фигура. - "Вы пришли сюда, где заканчиваются и свет, и тьма... Чего же вы хотите? Могущества? Славы?.. Глупые людишки. Здесь нет ничего. Ни прошлого, ни настоящего, ни будущего. Все время сковано этой прекрасной тьмою, что есть вечность".

Осознание сущности их противника снизошно внезапно: Энуо! "Вижу, вы начали понимать мое великолепное положение здесь", - произнесла сущность. - "Возможно, если вы узрите мое могущество... Державшее некогда в страхе весь мир... Истинную мощь Пустоты!"

Приняв материальную форму - жуткую помесь гуманоида и спрута - Энуо атаковал. Как оказалось, насчет "истинной мощи Пустоты" он не лгал; приснопамятная сила Губителя не шла ни в какое сравнение с тем могуществом, которым обладал Энуо, личность поистине легендарная, и для простых мирян являвшаяся олицетворением зла.

И вновь Воины Света, хранители Кристаллов, одержали верх. Пустота, обиталище Эуно, оказалась уничтожена, а мощь ее сведена к нулю. Неведомая сила исторгла четверку героев из Пустоты в смертный мир, прямиком к разлому в дне морском, где была пришвартована их субмарина. Погрузившись в нее, герои начали подъем на поверхность; потенциальная опасность со стороны плененной в рифте сущности Энуо устранена и миру больше ничего не угрожает. "По крайней мере, хочется на это надеяться", - пробормотал Бартз, сжав осколок Кристалла, подобранный им после сражения с Энуо и заключавший в себе могущество некроманта.

  1  2  
Web-mastering & art by Bard, idea & materials by Demilich Demilich