Demilich's

Антология

Война Кристаллов. Возмездие

Хаос царит в Амалюре. Тень пала на леса, горы и долы Фееленда. Некогда миролюбивые феи Зимнего Двора выступили на войну, неся угрозу смертным расам сего мира. Новая магия воспряла в мире, а на востоке великая и ужасная сила явила себя. Творцы Судьбы предсказали неизбежную гибель всем обитателям Амалюра. И когда, казалась, последняя надежда была утрачена, герой восстал из мертвых... герой, не властна над которым Судьба.

Именно о нем сей сказ, о доблестном воителе давно позабытой Эпохи Арканы, когда мир снедала страшная и кровопролитная Война Кристаллов. Вот уже более десятилетия длится страшный конфликт младших рас с феями - порождениями чистой магии, не связанными предвечными законами жизни и смерти. Ибо пробудилась сила, способная изменить бытие даже этого вечного народа. К власти при Дворе Зимы пришел Гадфло, совершенно непохожий на своих сородичей - аггресивный, амбициозный, обладающий разрушительной и гибельной мощью. Гадфло и последователи его, Туата Деон, верили, что на востоке, под хрустальной твердыней нового Короля Зимы Аметин, родится новая богиня. И во имя ее выступили они против смертных рас Амалюра.

Казалось, одержать верх над туатами в конфликте сем невозможно, ибо, сраженные, они вскоре возрождались вновь. Так продолжалось десять лет. Десять лет армии людей и альфаров сходились с феями на полях брани, сражались и умирали. Число защитников смертных держав таяло, и сознавали они, что исход противостояния предрешен. Казалось, ничто не может изменить Судьбу...


Он пробудился в огромной пещере, устилали которую разлагающиеся трупы. Выбравшись из-под зловонной груды, подобрал с земли ржавый клинок, осмотрелся. Воспоминаний о том, как оказался здесь, не было... ровно как и о прошлой жизни в принципе. Впрочем, задерживаться в сих казематах особого желания не было, да и смысла тоже, посему мужчина направился к выходу.

Проплутав по подземным коридорам, он ступил в иную пещеру, куда более обширную... где лицезрел невероятную конструкцию - чудо то ли магической мысли, то ли инженерной. От структуры исходило изумрудное сияние... а у подножья оной некие воители в черных доспехах, вооруженные алыми кристаллическими мечами, жестоко расправлялись с безоружными гномами.

Недолго думая, герой ринулся в бой, и сумел прикончить воинов прежде, чем те расправились с последним из гномов. Тот в изумлении воззрился на героя, признав в нем подлежащий сожжению бездыханный труп, который они сбросили в горнило несколько часов назад. Стало быть, индивид этот оказался возрожден Источником Душ, величайшим творением профессора Фомороуса Хьюгса!.. Посему Туата Деон, враги младших рас, и проникли в сии потаенные пределы, дабы уничтожить Источник Душ, ведь если гномам удастся добиться стабильного функционирования устройства и возрождение мертвых станет возможным, исход Войны Кристаллов может оказаться не в пользу приспешников Гадфло... И ныне туаты прилагают все усилия, чтобы захватить пещеру, находится в которой Источник Душ, и разрушить оный.

В сопровождении гнома герой поспешил к покоям помянутого профессора, означившихся на самой вершине огромного Источника Душ. На ступившего в чертог мужчину создатель фактического источника бессмертия для младших рас воззрился, как на диковинку, не в силах поверить в то, что его Источник сумел возродить индивида, павшего в одном из сражений текущей войны. Понимая, что на счету у них - лишь несколько минут, Хьюгс коротко поведал гостю о конфликте, развязанном туатами - безжалостными, остервенелыми представителями одной из сект зимних фей. Неведомо, как они прознали о сей тайной гномьей лаборатории, пребывающей в башне Аллестар, что в землях Далентарт, далеко от линии фронта, но теперь туаты ворвались в нижние пределы твердыни со вполне очевидной целью - уничтожить Источник Душ, не допустить дальнейшего возрождения павших воинов смертных рас.

Профессор велел герою немедленно выступать к городку Горхарт и разыскать там Творца Судьбы по имени Агарт; возможно, он сумеет помочь возрожденному, направить его на жизненном пути... А в следующее мгновение в покои Хьюгса ворвались туаты, и многомудрый школяр, велев герою бежать, не оглядываясь, принял бой... который вполне мог стать для него последним. У выхода из башни возрожденный столкнулся с каменный троллем, сущностью из рода диких фей, и, с превеликим трудом покончив с оным, устремился к вратам.

Выскочив наружу, герой опрометью бросился прочь, по тракту, пролегавшему через благодатную долину Аллестар. Не знал он, представляет ли интерес для кровожадных фей, или же тех интересует исключительно Источник Душ, но судьбу испытывать не хотел, ибо за краткие моменты знамого существования научился оное ценить, и весьма.

Миновав рудники Каменной Свечи, он продолжил путь к виднеющемуся вдалеке городу, а вскоре повстречал шагающего навстречу Агарта - Творца Судьбы, помянутого профессором Хьюгсом. Некогда именовался тот Агартом Несгибаемым, Клинком Авгранна, сражавшимся со жрицей-колоссом и отринувшим рыцарский титул, коим намеревался удостоить его Великий Король фей. Но присоединился он к некогда великому ордену Творцов Судьбы, намереваясь понять оную и превозмочь ее, ибо Судьба - единственное, чему не мог противостоять сей доблестный в прошлом воитель.

Агарт Выслушав рассказ героя о произошедшем в башне, Агарт скорбно склонил голову: некогда он предсказал ученому гному, что тот добьется успеха в своем величайшем начинании... и день сей станет днем его гибели. Судя по всему, так и случилось...

Воители-туаты настигли героя, атаковали его, но на глазах пораженного Агарта тот с легкостью сразил их, рассекая нити судьбы противников, вбирая их в себя, преобразуя в чистейшую энергию. Прежде Творец Судьбы не видел ничего подобного, и даже помыслить не мог, что такое возможно. Более того, не зрел он судьбы сего странного смертного, возрожденного Источником Душ, но что может означать сие?.. Неужто... всемогущая Судьба не властна над ним, или сам он - Судьба воплощенная этого истерзанного войною мира?..

Во всем творящемся Агарт не видел никакого смысла, посему заявил, что немедля выступает в восточные земли Йолван, где проживает иной Творец Судьбы, Арден. Быть может, ему удастся понять то, что ускользает от самого Агарта?..

...И герой устремился на восток, миновал городок Горхарт, обитали в котором смертные, желающие остаться в стороне от войны и бытия фей, посему поселенцы покамест пребывали в добрососедских отношениях со Двором Лета... но неведомо, сколь долго это продлится. В городской таверне повстречал герой наемника Оста Ордуру, который предложил ему присоединиться к Закаленным Войной - гильдии искусных воинов, базирующейся в Замке Кольца Щитов, что в восточном Одарате, однако прежде всего, дабы доказать свою пригодность, велел расправиться с двумя отъявленными головорезами, Осгаром и Медгаром Крастами. Оба входили в Красный Легион - общину безжалостных разбойников, орудовавших в окрестных землях, рекомых Одаратом.

Так, герой, лишенный означенной Судьбы, задержался на несколько дней в городе, дабы оказать поселенцам посильную помощь в противостоянии Красному Легиону... когда случилось событие, весьма встревожившее поселян. Прямо на площади городка была найдена тяжело раненая фея, принадлежащая к Дому Баллад - легендарному двору воителей. Если королю оного станет ведомо, что одна из их круга убита смертным, Горхарт, вне всякого сомнения, окажется сровнян с землей. Посему горожане, прознав о том, что герой направляется в Йолван, просили его навестить оплот Дома Баллад недалече от северо-восточных земель Глендары, ибо оставлять в неведении могущественных воителей-фей куда опаснее, нежели сообщить им правду да попытаться дознаться до сути произошедшего.

Воители Дома Баллад - величайшие герои Двора Лета, Стражи Света Весны, - однако, отнеслись к произошедшему куда более ровно, нежели страшились горхтартцы; они загодя предупреждали Илувию, чтобы не совала нос, куда не следует. Мстить поселенцам феи не стремились, к тому же занимали их куда более важные насущные проблемы. Ибо один из легендарных воителей, известных повсеместно в Фееленде, входящих в Дом Баллад - сир Сагрелл, пал в противостоянии с могильным трешем, и ныне место его при Дворе Зачарований освободилось. Прознав об этом, немало юных храбрецов из рода фей устремилось к Дому Баллад, надеясь занять место павшего героя, дабы провести последующие годы при Дворе Зачарований, неустанно совершествуя свои боевые и магические навыки.

С просьбой присоединиться к Дому Баллад обратился к Сказителю Халламу Белому - Искателю Камня Фала, Барону Затонувшего Леса, Убийце Аргота Могучего - и наш герой. Хоть и неслыханно сие было доселе, Сказитель смертному не отказал, велев присоединиться к иным воителям-феям, уже выступившим к пещере, где встретил свою смерть сир Сагрелл. Сам факт свершившегося глубоко встревожил воителей Дома Баллад; будучи бессмертными созданиями, они раз за разом повторяли подвиги свои, воспетые в легендах, дабы не забыли о сих славных деяниях летние феи. Посему сир Сагрелл - Убийца Озигана, Лорд Утренних Туманов и Защитник Короны Хакси, должен был выстоять в сражении с могильным трешем, однако судьба распорядилась по иному. Сказитель не ведал, какой урок им надлежит извлечь из случившегося; инцидент вселял тревогу, наряду с сиянием в море, монстрами на востоке и слухами о распрях при Дворе Лета.

Так, покинув Дом Баллад, герой выступил к восточной пещере Горгуат, где в недрах оной разыскал и сразил могильного треша, после чего известил о содеянном Халлама Белого. Последний высказал искреннее восхищение деянием смертного, после чего известил его о том, что король и основатель Дома Баллад Венсен Доблестный, пребывающий в Оратории, желает встретиться с ним, ибо может произойти иное событие, идущее вразрез с изложенным в балладах. Ибо повествует "Баллада о Кровавых Костях" о великом сире Фарраре, ступившем в Удуат - логово Кровавых Костей - и спасшем прекрасную деву, расставшись при этом с жизнью. В сказании сир Сагрелл возрождает павшего товарища, возвращая его к свету летнего бытия. Но теперь, когда Сагрелл пал, баллада сия не может повториться. Посему Халлам Белый и заклинал героя как можно скорее спешить в Ораторию, что в у озера Эттинмер, где некогда собирались лорды и леди Великого Двора, ибо ныне лишь от него зависит, завершится ли баллада так, как ей было предначертано.

...Покидая земли Йолвана, герой навестил Замок Кольца Щитов, изъявив о своем желании присоединиться к наемникам Закаленных Войной. Кастелян Тайн Делфрик поведал ему, что в данный момент в Войне Кристаллов наступило затишье, однако локальные конфликты то и дело вспыхивают в Фееленде. Торговые караваны продолжают исчезать на трактах в Лорка Рейне, посему кастелян велел новобранцу заглянуть в Диденхил, что в землях Глендары, и наряду с иными наемниками прочесать окрестности.

Обещав, что обязательно обратится к возложенной на него миссии, герой покинул замок, выступив к жилищу Творца Судьбы Ардена, в уединении проживающего в дикоземье Йолвана. Однако, ступив внутрь, он лицезрел труп почтеннего старца... и склонившуюся над телом темную эльфийку. Последняя сообщила, что Творца Судьбы прикончили туаты, по следу которых она идет. Обещав, что они еще обязательно встретятся, дева произнесла заклятие, исчезнув... Подле хижины обескураженный герой дождался Агарта, который, выслушав скорбное известие, за неимением иного выходу просил мужчину следовать к святыне Деллах, что у Эттинмера - месту, священному для Творцов Судьбы.

Прежде, чем выступить в южные пределы Далентарта, герой заглянул в восточный городок Диденхил, где свирепствовала кровавая чума, распространяемая ядом местных монстров - богартов. Как оказалось, последних из пещерных укрывищ изгнало племя ёттунов, и теперь богарты свирепствуют в округе... Спустившись в пещеры Коилсбайн, герой прикончил помянутых великанов, к удивлению своему обнаружив в подземных недрах руины некоего града - судя по всему, относящихся к эпохе Империи Эрателл. В одном из чертогов руин он повстречал чародея, ответственного за вторжение ёттунов. Похоже, маг наряду с подельниками намеревался высвободить магию города, созданного для сотворения одного-единственного заклинания, но столь несвоевременное появление героя несколько спутало его замыслы...

Обнаружив в Диденхиле наемников Закаленных Войной, герой присоединился к ним, выступив на восток, к землям Лорка Рейн, пребывало в которых немало руин эратов, хранящих в себе потаенные сокровища. Отряд, возглавляемый Остом Ордурой, прочесывал окрестности, когда был атакован нискару - монстром древнейшей эпохи, порождением хаоса. Тварь сумела расправиться практически со всеми наемниками, входившими в отряд; выжили лишь Ост Ордура и наш герой. Сразив нискару, они ступили в пещеру, откуда - предположительно - и появился монстр, прежде невиданный в сих землях.

Еще недавно в сих подземных глубинах скрывались разбойники Красного Легиона, но теперь все они оказались перебиты таинственными культистами-доккальфарами, именующими себя "фарлангами" и проводящими магические ритуалы по призыву нискару. В сражении с ними доблестный Ост пал, но герой сумел справиться как с чародеями, так и с призванными монстрами.

Среди пожитков фарлангов он обнаружил нечестивый артефакт, в котором кастелян Закаленных Во йной узнал Сердце Сибуна, должное находиться в Древнем Хранилище, что в восточном оплоте ордена, замке Хелмгард. Ибо в минувшие века Закаленные Войной выступали охотниками на нискару, а обнаруженные проклятые артефакты и оружие хаоса помещали в Древнее Хранилище. Каким же образом фарланги сумели выкрасть оттуда Сердце Сибуна?.. Тайн Делфрик просил героя заглянуть в Хелмгард, буде судьба заведет его на Равнины Эрателла, и задать сей вопрос кастеляну замка, Гриану Шейну.

...На границе обширного леса Сидхе герой обнаружил Звездный Лагерь Странников - знаменитой общины воров и авантюристов под началом феи Крилгарин, поклоняющихся безликому Иерофанту. Преклонив колени пред святыней последнего, герой услышал бесплотный глас, обращающийся к нему; дабы доказать свою готовность присоединиться к Странникам, он должен выкрасть и принести в лагерь три реликвии: медальон дворянина из Диденхилла, саван святого Эдрика, находящийся в часовне Митару на отрогах Сидхе, а также магические кинжалы, рекомые "Зубочистками дрогра".

Так, герой ступил под сень вековых древ Сидхе, надеясь разыскать помянутые артефакты. Довольно скоро обнаружил он, что неспокойно в лесу, и чудовищный крудок, обитающий в подземельях Рундамира, подчинил себя популяцию местных брауни, заставляя этих злобных магичеческих созданий приносить ему на обед свежие трупы. Посему брауни продолжали нападать на путников, следующих через Сидхе, но герой положил сему конец, спустившись в пещеры Рундамира и прикончив крудока.

Обнаружив артефакты, герой преподнес оные Странникам, и те приветствовали его в своей общине. Таинственный Иерофант вновь обратился к герою, говоря о том, что теперь тому надлежит выкрасть магические Сапоги Буру у Аметера, Лорда Охоты, состоявшего некогда при Дворе Лета. Ныне тот пребывает в добровольном заточении в Ардуате, ведь сапоги сии таят в себе страшное проклятие. Ибо Аметер - Охота воплощенная, а Сапоги Буру усиливают его врожденные способности, однако принуждают его продолжать охотиться, алкать крови и жизней. Артефакт обратил благородного воителя в кровожадного зверя, который видит во всех остальных живых существах лишь добычу.

Герой сумел прикончить Аметера, коему противно было собственное существование, после чего вернулся в Звездный Лагерь, передав Сапоги Буру Крилгарин. Фея поведала ему, что одному из Странников, Гриму Онвигу, Иерофант велел выкрасть древний фолиант из крепости ёттунов в восточных пределах Лорка Рейна. Судя по всему, вор угодил в плен, ибо до сих пор не вернулся.

Проникнув в твердыню, герой к удивлению своему обнаружил в оной немало гномов-преторов, а также Грима, томящегося в клети. Последний сообщил, что, похоже, Иерофант подставил его, "забыв" упомянуть о гномах, которые на все пойдут, лишь бы заполучить древнюю книгу - "Записи Сэйбла", одного из храмовников древности. Фолиант герой действительно обнаружил в подземельях крепости, занятых ёттунами, после чего преподнес его центуриону гномов, выкупив таким образом свободу для Странника.

Вернувшись в Звездный Лагерь, он сообщил Крилгарин о возможном предательстве Иерофанта, но фея отнеслась к подобным словам скептически. После чего велала герою следовать к Лунному Лагерю на Равнинах Эрателла, благо там он найдет для себя новую работенку.

...Наконец, герой выступил к изолированному юго-западному озеру Эттинмер, обиталищу двуглавых эттинов. Путь его пролегал через мрачные пределы Паучьего Леса, в сердце которого пребывал город Каннерок, ныне разоренный гигантскими пауками. Немногочисленные выжившие поселенцы поведали путнику, что прежде от монстров их ограждала магическая аура летних фей, но двеомер заклятия развеялся, после чего пауки не преминули появиться на городских улицах. Посему горожане просили героя заглянуть в древний замок летних фей Йолван, что на самой границе Паучьего Леса; прежде обитатели сей твердыни навели охранные чары, защищавшие Каннерок. Быть может, сумеют помочь они и в нынешней ситуации?..

Однако замок Йолван пребывал в руинах. Магические камни преданий, хранящие в себе воспоминания народа фей, поведали герою, что цитадель низвергли гигантские пауки, направляемые ведьмой из рода летних фей, Вдовой. Некогда феи Йолвана сразили ее, отправив сущность в Эшарру - магический план бытия, но возродилась Вдова, и ныне жаждет отмщения. Последнюю смертный обнаружил в тронном зале замка; ведьма обещала, что обязательно разрушит Каннерок до основания, уничтожив последний островок цивилизации в Паучьем Лесу, после чего исчезла.

Вслед за нею герой устремился к пещерам Катрус, логовищу гигантских пауков и их коварной повелительницы. Ему удалось сразить последнюю; Каннерок был спасен... по крайней мере до тех пор, пока на сменятся сезоны и ведьма не возродится вновь.

...Вскоре герой достиг Эттинмера - вотчины кровожадных эттинов. Здесь его уже дожидался Агарт, вызвавшийся провести возрожденного в подземные залы Деллаха, пребывает в которых Театр Судьбы - древняя родина Творцов Судьбы. Первые из оных сохранили свои знания в Камне Судьбы, и именно здесь Агарт надеялся узреть узор Судьбы в целом и понять, какая же роль все-таки отведена герою в сим бытии.

Проследовав к сердцу легендарного Театра Судьбы, герой коснулся Камня... и тот раскрылся пред ним, явив каменный диск, в котором изумленный до глубины души Агарт узнал Кодекс Судьбы - древнейшую реликвию фей. А в следующее мгновение чертог наводнили воины Туата Деон, атаковав героя; в сем противостоянии на сторону его встала неведомо откуда явившаяся темная эльфийка, прежде замеченная в доме покойного Ардена.

Когда с туатами было покончено, женщина обратилась к герою, представившись Алин Шир. Она призналась, что не ведает, почему сих обезумевших фей так интересует личность смертного, способного изменять мир и полотно Судьбы, однако уверена, что сюда они прибыли прямиком из Диденхила - стало быть, туаты весьма хорошо информированы о перемещениях героя в землях Далентарта. Посему эльфийка предложила герою рано или поздно навестить создателя Кодекса - Великого Короля Титариона в Исе, после чего устремилась прочь.

Обнаружение Кодекса Судьбы, атака Туата Деон, престранная эльфийка - все это весьма обеспокоило Агарта, и не собирался пожилой Творец Судьбы с ходу принимать на веру слова доккальфара. Он предложил спутнику вернуться в Диденхил, дабы попытаться побольше узнать о преследующих его туатах...

Обещав выступить в Глендару как можно скорее, герой устремился в южные пределы Эттинмера, где ступил в Ораторию, представ пред очами короля Венсена Доблестного, основателя Дома Баллад. Последний признался, что он - уже пятый в роду фей, носящих сие имя... подобно иным воителям Двора Зачарований, берущим себе имена героев древности, вновь и вновь воплощая в жизнь баллады и предания своего народа. Венсен просил героя нагнать сира Фаррару, устремившегося в пещеры Удуат на северном берегу Эттинмера. Ибо именно там пребывает воплощение ужаса, ведомое как Кровавые Кости, но прежде именовавшееся Фамором, советником короля Иса. Но, как исполняется в балладе, он похитил возлюбленную Великого Короля, бежав в Удуат; когда дева была спасена, Иса проклял Фамора, лишив того возможности умереть. Так советник монарха обратился в отвратное порождение, Кровавые Кости... Каждые несколько лет он выходит из пещер, дабы похитить юную деву, назвав ее своею нареченной. И каждый раз воин, именуемый сиром Фараррой, сражается с ним, события баллады воплощаются в жизнь вновь и вновь... Но окажется ли сие справедливо на этот раз?..

Поспешив ко входу в Удуат, герой повстречал сира Фаррару, который признался, что события "Баллады о Кровавых Костях" в сию эпоху вершатся вовсе не так, как должно. Ибо Кровавые Кости похитил и заточил в подземелье немало смертных альмаинцев, имевших неосторожность разбить лагерь поблизости от пещеры; означает ли это, что древняя сущность стремится изменить ход баллады и ее окончательную суть?.. Как бы то ни было, герой, помня об уготованной ему роли, следовал за сиром Фаррарой в подземные недра, расправляясь со злобными спрайтами, вызволяя из заточения обреченных.

Наконец, путь им преступил сам Кровавые Кости, поведав о том, что некая ведьма наделила его могуществом, достаточным, чтобы прервать вековой цикл, в котором каждый раз побеждает герой Лета, а противник его терпит поражение. Устав от подобного существования, Кровавые Кости согласился на предложение ведьмы, и теперь пытался изменить ход сказания... Сразив сира Фаррару, он атаковал героя... Последний, однако, уничтожил порождение, после чего возродил павшего товарища загодя припасенным волшебным зельем.

Фееленд Вместе вернулись они в Дом Баллад в Одорате, поведав королю Венсену о случившемся в Удуате. Похоже, подозрения монарха справедливы, и кто-то действительно пытается изменить ход древних сказаний. Посему, обратившись к герою, Венсен постановил, что того ожидает новое начинание, собственная баллада, и надлежит ему как можно скорее навестить Тенву, Библиотекаря, проживающую в дикоземье на границе Паучьего Леса и Хакси. Поскольку Библиотекарь наряду со Сказителем Халламом на протяжении долгих лет изучали магические потоки и способы сохранения древних баллад, Венсен велел герою забрать из хранилища Тенвы балладу "Герой и дева", после чего незамедлительно возвращаться в Дом Баллад.

Однако по прибытии в пристанище Тенвы герой обнаружил хозяйку, обездвиженную заклинанием. Та поведала, что сотворила оная Дева Виндемера, навестившая ее накануне наряду со своим верным троллем Никсом, и похитившая из хранилища магические камни фей, содержащие в себе бесценные знания о древних сказаниях и балладах. Подобное развитие событий всецело совпадает с описанным в балладе "Два рыцаря и тролль", согласно которой Дева Виндемера зачаровала тролля, заставив его поверить в то, что он - обычный человек. Тролль устремился в человеческое селение, наделав немало переполоха, но рыцари Крет и Айрмер сразили его в честном поединке.

И сейчас воители Дома Баллад, наследники сих прославленных имен, направляются к пещерам Сандар в восточных пределах Хакси, где находится логово Никса и - возможно - похищенные камни фей. Поблагодарив Библиотекаря за помощь, герой устремился к означенным пещерам, подле которых действительно обнаружил Крета и Айрмера, занятых поисками тролля. Вместе они продолжили путь, разыскали тролля Никса и повергли его, обнаружив практически все из похищенных камней, за исключением одного.

Магии камней оказалось достаточно, чтобя снять заклятие с Тенвы; Библиотекарь велел герою немедленно возвращаться в Дом Баллад, дабы известить короля Венсена и Сказителя Халлама о том, что Дева Виндемера с помощью неведомой прежде нечестивой волшбы стремится изменить исход Сказаний. Последний из камней, похищенных ею, содержит в себе самую важную из баллад летних фей: "Герой и дева". И если изменится ее концовка, окажется Двор Зачарований в превеликой опасности.

Встревожившись, герой поспешил вернуться в Одорат, но обнаружил, что Дева Виндемера похитила короля Венсена и доблестных рыцарей Двора Зачарований. Сказитель Халлам, обратившись к герою за помощью, пояснил, что в балладе "Герой и дева" говорится о том, как король Венсен покончил с Девой Виндемера раз и навсегда. Судя по всему, та стремится изменить подобный, крайне неблагоприятный для себя исход... Халлам понимал, что нет смысла бросать вызов коварной Деве, пока волшба, творимая ею, остается вне их разумения... Посему и просил героя навестить часовню Митару и испросить совета мудрого отца Этайра, монаха и искусного алхимика, занимающегося изучением природы магии.

Но, добравшись до миссии альмаинцев, отца Этайра герой обнаружил мертвым. Монахи общины поведали, что накануне вечером слышали, как духовный отец их спорил о чем-то со своим учеником, братом Вульфом. В покоях Этайра означился пустой сосуд со следами красной кристаллической пыли на дне, значилось на котором: "Кристаллы из колодца". Какие же исследования проводил почтенный алмихик?..

Преисполнишись недобрых подозрений, герой заглянул в колодец подле часовни, спустился в оный... оказавшись в глубоком подземелье, занятом кобольдами. Во владении монстров обнаружились алые кристаллы, а чуть поодаль воитель разыскал брата Вульфа. Последний не скрывал, что повинен в убийстве наставника; похоже, разум его подчинила некая могущественная сила. Вульф поведал, что к ним обратилась некая фея, именующая себя Девой Виндемера, весьма интересующая свойствами обнаруженных в подземных глубинах кристаллов-призмеров. Этайр отказался помочь ей, а когда Дева удалилась, выбросил кристаллы в колодец, где их немедленно растащили кобольды. Но кристаллы продолжали взывать к Вульфу, петь ему, подчиняя разум несчастного монаха.

Герою не оставалось ничего иного, как сразить Вульфа, после чего вернуться в Дом Баллад, поведав Халламу о странных кристаллах и их магии. Вздохнув, Сказитель постановил, что пришло время свершиться событиям трагической баллады, "Чемпион", повествующей о рыцаре, ступившем в королевство Девы и попавшей под ее чары. Звали сего воителя сир Эльсвин; ступив в королевство Виндемер, миновал он Стену Терна и достиг Ущелья Плача, когда Дева подчинила себе его разум. И теперь он - одинокий Чемпион Девы, защитник врат ее владений.

Поскольку Двор Зачарований наряду с королем Венсеном пребывал в плену у своей немезиды, герой, исполняющий роль сира Сагрелла, оставался последним рыцарем Дома Баллад. Посему устремился он в северные пределы Далентарта, ступив в волшебные земли Девы Виндемера. Путь ему преступили феи, исполняющие роли Крета и Айрмера, разумы которых подчинила себе ведьма сего королевства. Герою не оставалось ничего иного, как покончить с ними, ровно как и с встретившемся у Ущелья Плача Эльсвином, после чего проследовать к селению Завершение Лета, высился над которым зловещий черный замок.

Здесь царила золотая осень, ибо полагала Дева Виндемера, что кристаллы-призмеры знаменуют новую эпоху в истории древнего мира, а, стало быть, безмятежное лето фей близится к концу. Покамест сии чудесные образования исполняли все ее желания, изменяя исход старинных баллад...

К удивлению героя, по деревенским улочкам расхаживали дикие фей - тролли, спрайты, брауни, - не обращавшие внимания как друг на друга, так и на него - смертного, не принадлежащего сему царствию. В часовенке герой обнаружил сира Сагрелла, которого Дева Виндемера забрала из Горгуата, возродив; подавленный воитель поведал новому исполнителю роли благородного рыцаря прошлого о том, что все окружение их - не более, чем иллюзия, и магия призмеров подавляет дикую природу остающихся в селении фей. Кристаллы сии - источник нынешних сил властительницы Виндемера, ровно как и ее безумия. Ведь доселе во всех балладах Лета она представала отрицательным персонажем, но ныне Дева полна решимости изменить этот факт... более того, у нее вполне достаточно сил для этого. К тому же, как и в балладе "Проклятое королевство", она сплачивает за собою армию диких фей; но, вопреки известной концовке сего произведения, в котором королева Белмаид разбивает воинство Девы, последняя готова заявить о себе миру, и уверенно движется к этой цели.

Разыскав в селении кристаллы-призмеры, герой расколол их... и Завершение Лета обратилось в хаос, когда дикие феи вцепились друг другу в глотки. Поистине, не собираясь следовать предписанным устремлениям, герой, вершащий судьбу этого мира, намеревался создать собственную балладу, концовка которой ни в коей мере не совпадала с замыслами Девы Виндемера. Поскольку миньоны, входящие в воинство немезиды Двора Зачарований, перебили друг друга, можно было считать, что сюжет "Проклятого королевства" приблизился к финалу, и ныне смертному, вовлеченному в игры вечных, осталось сыграть лишь последнюю, главную роль в кульминации "Героя и девы".

Рыцари Двора Зачарований - королева Белмаид, сир Фаррара и леди Олейн - атаковали героя, лишь завидев, ибо находились под ментальным контролем своего Изумрудной Госпожи. Подавления разума избежал лишь король Венсен, однако пребывал он в чрезвычайно отчаявшемся и растерянном состоянии, ибо сознавал, что сущность их немезиды оказалась до неузнаваемости извращена кристаллами-призмерами, и неведомо, либо те контролируют Деву Виндемера, либо наоборот...

Посему Венсен нарек нашего героя следующим королем Дома Баллад, и ступил тот во двор замка, где лицезрел Деву Виндемера - ведьму Магвир - во плоти. Последняя призналась, что пыталась лишь вырваться из бесконечного цикла страдания. "Туаты открыли мне, что могущество приходит лишь с желанием уничтожать", - изрекла ведьма, - "дабы затем начинать все заново и создавать новые истории. И призмеры дали им возможность для этого. Мы могли бы с тобою править вместе, обладая силой кристаллов".

В тяжелейшем противостоянии герой сразил Деву Виндемера, после чего вернулся в Дом Баллад, поведав о произошедшем Халламу. Что ж, случилось немыслимое, и простой смертный принял роль короля ордена летних фей, однако путь его был далек от завершения, посему, простившись с многомудрым Сказителем, поспешил он к Диденхилу, где разыскал Агарта. Последний предавался обильным возлияниям в местной таверне, размышляя о своей несчастливой судьбе. Ибо, присоединившись к Творцам Судьбы, он знал, что уготовано ему умереть в сражении с эттином, который, вдобавок, и сожрет его. Знал... и смирился с подобной незавидной участью. Однако появление престранного героя, пребывающего за пределами узора Судьбы, ставило под вопрос и его собственную участь, изменяя оную непостижимым образом.

Что касается Туата Деон, то Агарт выяснил: представители сей секты скрываются в пещерах к северу от Диденхила, и наблюдают за героем с помощью артефакта прорицания, известного как Очи Тирнох. Преследуют они одну-единственную цель: разыскать и прикончить смертного, обладающего способностью столь критично влиять на полотно Судьбы. Разрушение Источника Душ, гибель Хьюгса и Ардена - все это звенья одной цепи.

Но сейчас охотники обращались в дичь, ибо герой наряду с Агартом выступили к их тайному укрывищу, дабы прекратить столь неподобающее слежение раз и навсегда. Прикончив находящихся внутри фанатичных фей, смертные разбили два огромных волшебных зеркала из призмеров, лишив таким образом туатов наблюдать за ними издалека. Однако в пещере возник образ туата, назвавшегося "Гадфло, благословенным геральдом великой Тирнох". Обещав, что рано или поздно смертные окажутся уничтожены, предводитель Туата Деон исчез, а Агарт озадаченно покачал головой: похоже, спутник его приковал к себе внимание могущественного врага, развязавшего десятилетие назад Войну Кристаллов.

Какое-то время преследования со стороны туатов можно не опасаться, и Творец Судьбы, припомнив слова Алин Шир, произнесенные в Деллахе, предложил герою изыскать способ предстать пред Великим Королем Титарионом - возможно, в Кодексе Судьбы кроются ответы на вопросы, что представляет ныне собою возрожденный смертный. Однако ни один смертный не ступал доселе в запретные пределы Исы - последнего града летних фей, и изыскать способ содеять сие непросто

...В странствиях своих герой услышал обращенный к нему зов Ниралима - древнейшего древа сего мира, корни которого пронизывают земли Далентарта. Приблизившись к исполину, услыхал он голос в разуме своем. "Ты - нечто новое", - вещал Ниралим, - "и прошло немало веков, с тех пор как зрел я нечто подобное. Новые сущности несут с собою чудеса и опасности. Их новизну следует взращивать, позволить ей цвести. И если ты действительно сущность новая и чудесная, я позволю тебе ступить в Сады Исы, города летних фей... Время фей проходит: я должен оберегать их на закате бытия, и защищать он скверны призмеров, поразившей их родичей. Конец Исы всегда был определен, ибо городу надлежало пасть под мечами из призмеров. Я мог лишь на время отвратить неизбежное. Но ты... возможно, ты сможешь изменить сей печальный исход. Ведь ты изменяешь все, к чему прикасаешься".

Но прежде, чем позволить смертному ступить в Ису, великое древо велело ему пресечь скверну, распространяемую племенем троллей, пребораженных магией кристаллов-призмеров. Ибо для смертных оные - лишь источник могущественной магии, для волшебных же созданий - нечто большее, ибо призмеры изменяют их сущности, наделяя безумием и всепоглощающей скверной. И теперь матрона троллей, Гнарш, пытается объединить разрозненные племена Далентарта, дабы разорить сии земли, очистив их как от смертных поселенцев, так и от летних фей.

Прежде, чем герой удалился исполнять возложенную на него миссию, Ниралим счел необходимым выказать предупреждение касательно Алин Шир. "Она следует темным путем", - прошелестело древо. - "Прежде - до того, как погиб - ты разделял этот путь. Но теперь ты илешь своим путем, посему уничтожь Гнарш. Избавься от скверны призмеров. Матрона троллей и ее род пребывают в Хакси. Их скверна обжигает мои корни и угрожает нашему будущему". И герой выступил к логову троллей, гадая, действительно ли магия сих кристаллов-призмеров, явленных туатам их воспрявшим божеством, столь сильна, что способна поколебать основы мироздания...

У входа в пещеры герой вновь повстречал темную эльфийку; не тратя времени на извещение старого знакомого о своих замыслых, Алин Шир сопроводила его в логово троллей... означилось в котором немало туатов. Неужто, наделяя троллей магическими энергиями призмеров, они надеются принести пламя войны в далекие западные пределы Далентарта?.. Похоже, подозрения Ниралима вполне оправданы...

Наконец, двое лицезрели пред собою матрону клана; на теле свирепой Гнарш виднелось немало алых кристаллов, и очевидно было, что ныне представляет она собою лишь оружие Туата Деон, но никак не мыслящее существо... В ходе ожесточенного противостояния тролльчиха пала; Алин велела спутнику возвращаться к великому древу, сама же собиралась задержаться в пещерах, дабы изыскать и прикончить оставшихся здесь немногочисленных туатов.

Иса ...Ниралим поздравил вернувшегося героя с успешным завершением возложенного на него начинания; воистину, расправившись с троллями, тем самым создал он новую судьбу для Далентарта. Однако туаты продолжают наступать, неся с собою призмеры и страдания; быть может, герой сумел лишь отсрочить неизбежное. Воистину, грядет новая эпоха, время бессмертных проходит, и будущее принадлежит младшим расам - если, конечно, на оное вообще можно надеяться...

Следуя указаниям Ниралима, герой проследовал к Сердцу Сидхе, где великое древо позволило ему обнаружить тайный град летних фей, Ису. Наряду с Творцом Судьбы Агартом и темной эльфийкой Алин Шир ступив во Двор Лета, он возложил на пьедестал пред троном короля Титариона Кодекс Судьбы; последний медленно приблизился, возложил ладони на древнейшую реликвию, погрузился в глубокий транс, созерцая видения былого и грядущего. "Зачатый в Хаосе, рожденный украденной магией", - вещал Великий Король, ибо являлись ему образы пришествия к власти Гадфло и героя, должного сыграть решающую роль в исходе Войны Кристаллов. - "Вырванный из Судьбы. Дитя двух отцов. Предательства в предательствах. Зима сломлена. Король-марионетка восседает на троне его, внимая лести и лжи. Могущество, растущее в нем, не принадлежит ему. Все началось на востоке, там же и завершится. Безумие и ярость".

Выйдя из транса, Титарион обратился к герою, сообщив, что участь того - вне всякого сомнения - неразрывно связана с силой, воспрявшей в Алабастре. Именно туда и надлежит отправляться сему престранному смертному, ибо лишь встретив богиню Туата Деон, обретет он ответы на все свои вопросы - и определит судьбу Амалюра.

Что ж, конечная цель пути определена, но как же проникнуть в земли Алабастра?.. Агарт советовал герою заручиться помощью профессора Хьюгса, который, похоже, чудом избежал гибели в Аллестаре, и теперь скрывается в пустошах Детира. Разыскивает профессора и храмовник Лиготти Октиэнн, прежде надзиравший за его изысканиями, и сейчас пребывающий в Пустынных Землях Детира.

Алин Шир, однако, предложила иное. Поскольку тайно проследовать в Алабастру навряд ли возможно, стоит сделать это во главе армии. В настоящий момент силы туатов продолжают осаду крепости Мел Сеншир, куда отступили эльфийские армии. Но, если верить ее словам, на Равнинах Эрателла находится та, кому по силам изменить возникшую патовую ситуацию - знаменитая генерал Тилера ап Гвидион. Эльфийка обещала герою, что станет дожидаться его появления в деревеньке Эмайр... где расскажет обо всем остальном.

...На какое-то время герой задержался в Исе, ибо заинтересовала его пребывающая в городе ветвь Школии Арканы - знаменитого ордена чародеев. История создания оного уходит корнями к эпохе войн древности, когда войска королевы Сиары Сиданус обагряли кровью Равнины Эрателла. В ту пору пересеклись пути трех смертных. Первым из них стал варани Элоган Бладгуд, зодчий; на Равнины Эрателла он пришел из далеких северных земель, ища знания о камне, и был брошен в темницу после того, как отказался возвести храм во славу Сиданус. Вторым был многомудрый гном, Марус Торикс, оставивший родные библиотеки, дабы странствовать по миру; но и он оказался в темнице, ибо учил мирян иному, нежели слепому поклонению Сиданус и ее тираническому режиму. Наконец, третьей оказалась юная светлая эльфийка, рожденная в подземельях Ратира, по имени Элеанор Бри; с рождения лишь тьма окружала ее, и пришел слепой деве дар стихийной магии. В гневе эльфийка уничтожила темницу; Элоган Бладгуд и Марус Торикс научили ее контролировать магические энергии, и трое выступили против могущественной королевы. Вести о мятежниках было распространились в окрестных землях, и вскоре примкнули к ним сотни противников режима, а затем и тысячи... Разразились страшные магические сражения; целые города были стерты с лица земли, ибо каждая из сторон всеми средствами стремилась одержать победу. Сиара Сиданус не останавливалась ни перед чем, лишь бы сразить своих врагов; посему творила самую темную и злую волшбу, какую только представить можно. Но движение сопротивления под началом Бладгуда, Торикса и Бри выстояло несмотря ни на что, и семь лет спустя после начала противостояния трое сразили Сиданус в одной из высочайших башен Ратира. После чего сии трое героев основали Школию Аркану - орден, изучающий магию во всех ее формах и проявлениях.

Изъявив о своем желании присоединиться к оному, герой обратился к мудрецу Этану Энгару с просьбой позволить ему пройти Испытание, и маг, учитывая уникальность смертного, позволил ему содеять сие. Искатель приключений оказался погружен в магический транс, заново переживая этапы своего недолгого, но тернистого пути; вот он в подземельях Аллестара, подле Источника Душ... а затем - в Диденхиле, противостоит наступающим туатам... Неожиданно в сей колдовской иллюзии возникает темная эльфийка, чародейка. "Меня не удержать ни тебе, ни тем, кому ты служишь", - заявляет она, и исчезает, высвободив сильнейший поток магической энергии.

Подобного Энгар предвидеть не мог; исход Испытания для желающего присоединиться к ордену оказался совершенно неожиданным, но очевидно, что смертный сей обладает врожденными магическими способностями. Посему мудрец Школии Арканы нарек его неофитом, после чего просил заглянуть в руины Аод, что в чащобах Сидхе, ибо ощутил, что по завершении Испытания магия этих позабытых пределов, пребывает в которых элемент огня... изменилась. Возможно, она каким-то образом связана с нашим героем, и стоит проверить эту теорию. Мудрец предупредил, что в Аоде укрываются злонамеренные сектанты - последователи Врекора, - исповедующие культ огненной стихии...

В сердце сего подземелья герою предстала Нюала Игнас, предводительница культистов... одержимая, однако, неведомой силой. Сразив чародейку, искатель приключений обнаружил на теле ее Солнечный Камень - артефакт, воплощающий в себе могущество стихии огня... Мудрец Энгар признался, что никогда не видел ничего подобного, но обещал немедленно заняться изучением реликвии. Герою же он велел отправляться на Равнины Эрателла, в торговый град Мел Аглир, в котором происходят таинственные исчезновения чародеев. Прежде мудрец направил в сие селение адепта Леркару Фел, но и она бесследно исчезла...

Обещав навестить городок, как только для этого представится возможность, герой покинул пределы владений Двора Лета, устремившись на юг, к Детиру, вотчине гномов. Миновал пограничную область, рекомую Красной Степью, где в Гробнице Фирагноса - обширных руинах эратов - хозяйничали культисты Завета, исповедующие суть смерти и энтропии. Нечестивцы стремились призвать в мир могущественного нискару Фирагноса, дабы с его помощью обратить Детир в царствие смерти, но замыслы культистов герой пресек на корню, избавив таким образом пустошь от потенциальных бед, несомых сими последователями Белена.

После чего пересек земли Алсерунд - последнее прибежище летних фей на пустошах. Окрестные области пребывали под действием проклятия, сводящего с ума волшебных созданий. Феи Круга Энгарда испросили героя о помощи, направив его к Хранителям Смены Сезонов, остающихся в подземельях Каэр Элата. Спустившись в потаенные глубины, искатель приключений исцелил магией зачарованного цветка Купель Смены Сезонов - истинное сердце Алсерунда, избавив таким образом земли от проклятия. Как оказалось, сотворил оное один из Хранителей; видя возвышение Туата Деон и ожидая Долгой Зимы, он, отчаявшись, воспользовался могуществом Смены Сезонов, дабы изменить магические потоки и поколебать баланс сил в пользу летних фей. Именно это и вызвало безумие среди последних, обитателей Алсерунда...

Арена Доблести В восточных пределах Алсерунда пребывала огромная арена. Прежде находился здесь Дом Доблести летних фей, но с тех пор, как чемпионом оного стал альмаинец Хрот Магнус, ситуация разительно изменилась. Со всех концов света потянулись к Детиру воины, желающие испытать свои силы в проводящихся на арене гладиаторских боях.

Герой присоединился к одному из сражающихся на арене отрядов, Воронам, и в первом же бою нанес поражение воинам-варанам во главе с Ремусом Кровавым Ястребом. Потенциал новичка не укрылся от игрока по имени Джокулл Фангард, частенько выступающего спонсором гладиаторов и сделавшим состояние на ставках на проводимые бои...

Раз за разом герой вел за собою Воронов в бой, и убедительные победы на арене неизбежно сопровождали его появление. Посему призвал его к себе Великий Чемпион арены Тир Магнус, постановив, что ставки на гладиаторские бои весьма выросли, и следующий бой против хладнокровного воителя - Бешеного Пса - и его подельников герою надлежит провести в одиночку. Магнус убеждал собеседника, что собирается сорвать на победе приличный куш, однако те, кто знал истинную личину чемпиона, уверили героя, что тот просто хочет убрать его с дороги как потенциальную угрозу.

Вопреки всем ожиданиям, герой сумел выжить в следующем поединке и снискать заслуженную славу... к вящему неудовольствию Тира Магнуса. Но Вороны продолжали одерживать на арене одну победу за другой; от рук их пали Холден ЛяФайет и его Змеи, однако к последним неожиданно присоединились чародеи, до поры до времени пребывающие под действием заклятия невидимости. Подобное шло вразрез с правилами Дома Доблести, но кто пошел на столь отчаянный шаг, надеясь уничтожить стремительно набирающих популярность Воронов?.. Ответ, казалось, очевиден - Великий Чемпион, Тир Магнус.

Однако, несмотря на все ухищрения последнего, Вороны уверенно добрались до финала состязаний, и в последнем бою схлестнулись с отрядом Лордов, верховодил которыми сам Великий Чемпион. Тир Магнус пал в сем бою, а титул его (ровно как и особняк) перешел к нашему герою, следующему чемпиону Дома Доблести.

...Вскорости герой достиг Пустынных Земель, где в лагере гномов-рудокопов разыскал храмовника Лиготти Октиэнна, поведавшего о том, что профессор Хьюгс сумел выжить в нападении туатов на башню Аллестар, и в тех пор находится в бегах. Храмовник предположил, что ныне тот скрывается в своей старой лаборатории в Соляном руднике в южных пределах Пустынных Земель.

Действительно, в глубинах древней лаборатории герой разыскал Фомороуса Хьюгса, но в следующее мгновение в каверну ворвались ассасины Белой Длани. И когда искатель приключений сразил атакующих, профессор поведал, что пытался связаться с Октиэнном с тех самых пор, как бежал из долины Аллестар, но храмовник не отвечал на отправляемые сообщения... И сейчас, сопоставив воедино все факты, Хьюгс предположил, что Октиэнн отправил героя на его поиски лишь затем, чтобы руками ассасинов убрать сразу обоих. Ведь единственное, что необходимо храмовнику - функционирующий Источник Душ, после чего профессор, создавший сие устройство, ему не нужен; к тому же, в приспешниках у Октиэнна - Вентринио Десцилини, ученый, славящийся своей беспринципностью и неразборчивостью в средствах. Хьюгс полагал, что пока он сам пребывал в Аллестаре, Вентринио пытался довести до ума Источник Душ здесь, в Соляном руднике, как следует из обнаруженных профессором записей. К тому же, его бывший соратник может знать, как проникнуть в Алабастру...

Но, похоже, единственный способ добраться до исчезнувшего Вентринио - расспросить храмовника Октиэнна, но навряд ли последний соблагоизволит поделиться подобными сведениями. Посему Хьюгс предложил герою обратиться за помощью к мудрой и доблестной храмовнице Джориэль, весьма недолюбливающей патрона профессора. Если с помощью Джориэль удастся заставить Октиэнна ответить за его злодеяния, возможно, удастся получить доступ к его документам, в которых вполне могут содержаться сведения о местонахождении нынешней лаборатории Вентринио.

Фомороус Хьюгс Предложение Хьюгса герой счел вполне дельным, посему устремился в направлении Адессы - светочи знаний Амалюра. Путь его пролегал через область Менетир, где новый вождь клана ёттунов собирался атаковать цитадель гномов. Однако претор Орсиниан Пейдж, прознав об этом, разработал хитроумный план, а столь своевременно подвернувшийся искатель приключений незамедлительно воплотил его в действие. Двое сумели стравить клан ёттунов с местным племенем кобольдов, а когда те сошлись в сражении, с тыла их атаковали наемники, Закаленные Войной, загодя проплаченные претором.

Так, восстание ёттунов было подавлено в зародыше, а герой продолжил путь, добравшись вскоре до региона Апотир. Прежде в местных рудниках добывали руду гномы, теперь же место их заняли людские горнодобывающие компании. Белокаменный - центральный город региона - стал средоточием алчности, порока и непрерывной борьбы, ибо четыре клана - Дарквари, Синрики, Зунгары и Скории - противостояли друг другу за власть над окрестными шахтами. Мэр Белокаменного Эсвин Ильфхельм попытался заручиться помощью захожего героя, дабы устранить патриарха одной из семей - Адата Скорию - и прибрать к рукам его рудник, однако искатель приключений принял сторону предполагаемой жертвы, ибо убедился в исключительной жадности и продажности градоначальника. Так, совместными усилиями героя и Адата мэр был смещен и брошен в темницу; Белокаменный же перешел под контроль клана Скории, обещавшего горожанам дальнейшее процветание.

...Наконец, герой достиг Адессы, немедленно устремился в здание Демус Политики, к покоям, занимаемым храмовницей Джориэль. Та внимательно выслушала слова незнакомца, но заявила, что ничем не может помочь ему: пока Форум не получит веских доказательств виновности Октиэнна, она ничего не может предпринять против зарвавшегося сородича.

За неимением иного выхода, герой разыскал в городской библиотеке самого Октиэнна, который был неприятно изумлен, воочию узрев того, кто должен был умереть в Соляном руднике. Самодовольный храмовник и не думал отрицать свою вину; что может предпринять этот искатель приключений здесь, в Адессе, средоточии могущества гномов?.. Пусть только попробует атаковать, и Октиэнн тут же передаст его школярам в Басилику, для исследований. "А может, я отдам твой труп Вентринио", - бахвалился храмовник. - "В конце концов, в прошлый раз ты встретил смерть, будучи его помощником. Счастливое будет воссоединение".

Октиэнн Сообразив, что сболтнул лишнее, Октиэнн огненным заклинанием предал огню стеллажи с бесценными фолиантами, после чего бросился прочь, стремясь убраться из здания по строительным лесам, возведенным повсеместно в городе. Герой неотступно следовал за ним, разя убийц Белой Длани, прикрывавших отступление своего нанимателя. Наконец, мужчина настиг коварного гнома, рубанул мечом, отбросив тело к дверям Форума... где за противостоянием их наблюдали иные храмовники, в том числе и Джориэль, а также вернувшийся в город профессор Хьюгс.

Джориэль посчитала, что поджог библиотеки и найм убийц - вполне достаточные основания для того, чтобы взять Октиэнна под стражу. Хьюгс, успевший изучить записи своего прежнего патрона, сообщил герою, что лаборатория Вентринио пребывает на небольшом островке у берегов Клурикона. Конечно, это владения туатов и попасть туда будет не так просто...

Посему герой, простившись с профессором, покинул Адессу, устремившись на север, к Равнинам Эрателла. Направлялся он к деревушке Эмайр, надеясь встретиться там с Алин Шир. На обширных, испещренных руинами полях - Забытых Равнинах, пребывали селения, которых не коснулась еще Война Кристаллов, однако беженцы с побережья Тивили и дезертиры, изможденные и лишенные всяческих иллюзий, уже стали появляться здесь, в безмятежных прежде пределах, разбивая палаточные лагеря, уповая на то, что ужасы конфликта остались позади навсегда.

Темная эльфийка терпеливо дожидалась прибытия героя в таверне Эмайра и, стоило тому появиться, поведала, что некогда генерал Тилера выступала предводителем объединенных сил альфаров, однако десятилетие назад туаты, ведомые рыцарем-ведьмаком Малвином, нанесли противникам сокрушительное поражение. Немногие пережили отступление из Клурикона, и вину за случившееся возложили на Тилеру. Ибо та вселила надежду в сердца эльфов, но оная оказалась безжалостно растоптана. Посему Тилера была лишена командования и изгнана с полей сражений у Мел Сеншира, и ныне пребывает в Юдоли Лета - изолированной долине в северных пределах Равнин Эрателла. Местный Творец Судьбы утверждает, что Тилера разыскивает в руинах Урул-Таска некий артефакт, с помощью которого сумеет снять осаду с Мел Сеншира и оказать помощь союзным войскам, противостоящим феям Туата Деон.

Поблагодарив эльфийку за предоставленные сведения, искатель приключений оставил Эмайр, устремившись в благодатную, безмятежную долину, царило в которой вечное лето. Здесь разыскал он генерала Тилеру, наряду с небольшим отрядом альфаров разбившую лагерь недалече от магически запечатанного прохода в Урул-Таск. К посланнику Алин Шир женщина отнеслась скептически, но все же поведала ему, что некогда выступала командующей силами альфаров в Клуриконе и успешно сдерживала натиск туатов... пока те не призвали Балора, могущественного лорда-нискару, неуязвимого для оружия смертных. Так, эльфы оказались оттеснены за стены крепости Мел Сеншир, и осада оной длится уже несколько лет.

Здесь, в Урул-Таске, Тилера надеяться разыскать древнейшее копье, Яростный Свет, выкованное из когтя герцога-нискару Гаджаора. Обладая оным, эльфийка надеется вновь сплотить за собою альфаров... и искупить прошлые неудачи. Если верить легендам, в руинах сих пребывает немало нискару, ведомых лордом по имени Азагааль. Но древние эраты запечатали Урул-Таск, и лишь магия ветряных камней, пребывающих на Равнинах Эрателла, способна развеять двеомер.

Пробудив магию камней, герой уничтожил барьер, после чего наряду с Тилерой спустился в Урул-Таск. Немало нискару пребывало в заточении в сих подземных руинах, в том числе и сам могучий Азагааль. Но искатель приключений наряду с эльфийкой сразили порождений хаоса, после чего Тилера приняла в руки сияющее копье. Ныне собиралась она вернуться в Мел Сеншир, дабы повергнуть Балора и искупить тем самым вину за былое поражение. Посему ныне направлялась в восточный Ратир, дабы попытаться убедить правителя города, Элунда Карта в необходимости снаряжения судна, которое пересечет пролив и достигнет осажденной твердыни альфаров.

Обещав, что присоединится к ней сразу же, как только достигнет Ратира, герой продолжил странствие по землям, испещряли которые руины древней империи, павшей в далекую, давно позабытую эпоху.

...На равнине Тала Рейн искатель приключений ступил в замок Хелмгард, оплот Закаленных Войной. Кастелян Гриан Шейн встревожился, узнав о хищении Сердца Сибуна из Древнего Хранилища, посему просил героя немедленно спуститься в оное, дабы удостовериться в сохранности иных артефактов хаоса.

Как и предполагал искатель приключений, в Древнем Хранилище хозяйничали культисты-фарланги. Покончив с противниками, он обнаружил в руке лидера доккальфаров ключ от врат крепости, о чем не преминул немедленно известить кастеляна Хелмгарда. Последний, лишь взглянув на ключ, сообщил, что это - копия оригинального, после чего присоветовал герою навестить мастера-ключника в городке Упокоение Тирин, жители которого выступали истовыми приверженцами Лирии, богини магии.

Посему искатель приключений выступил к восточным равнинам Галафор, где навестил помянутого ключника, Тариона. Последний сразу же узнал ключ, им изготовленный, и сообщил герою, что оной заказ был сделан одной из наемниц Хелмгарда, Ливией Фенан. Встревожившись, герой поспешил вернуться в замок; поистине, Закаленные Войной уже не те, что прежде. Некогда воители ордена Присягнувших, они противостояли злу во всех его проявлениях, ныне же предпочитают получать звонкую монету.

Узнав о том, что в предательстве повинна одна из его подчиненных, кастелян Хелмгарда немедленно велел бросить Фенан в темницу. Женщина, преисполнившись раскаяния, призналась, что сделать копию ключа от Древнего Хранилища ее убедил старый товарищ по оружию Элбин Мерох. Последний настаивал на том, что древние артефакты помогут армии альфаров одержать верх в Войне Кристаллов, ведь Закаленные Войной не станут использовать реликвии... им не платят за это. Понимая, что Элбин цинично обманул ее, Ливия Фенан поведала герою, что отыскать сего индивида предположительно можно на побережье Тивили; однако сама она не ведала ровным счетом ничего ни о культистах-фарлангах, ни о нискару, призванных ими в Далентарт.

Действительно, Элбин означился на побережье Тивили близ руин Кулна - селения, разоренного туатами. Узнав о том, что набольшие ордена Закаленных Войной получили копию ключа к Древнему Хранилищу, эльф поморщился, велев герою сообщить об этом своему нанимателю - Безумному Харсту из Дома Общин в Ратире.

...Преклонив колени в Лунном Лагере близ статуи Иерофанта, герой вновь услышал глас сущности, стоящей за Странниками. Та велела ему выкрасть три артефакта, находящиеся в Ратире, но предупредила, что за предметами может охотиться Майра Ганан - бывшая супруга предводителя Лунного Лагеря, Ириона Ганана, оставившая Странников и обосновавшаяся в ратирском храме Лирии.

...Прибыв в южный Мел Аглир, дабы исполнить задание мудреца Школии Арканы, герой вскоре выяснил, что люди продолжают пропадать в сем пограничном граде, и жители оного пребывают в постоянном страхе. Адепта Леркары Фел в городе не оказалось, однако в снятой ей комнате на постоялом дворе герой обнаружил дневник волшебницы, в котором та сообщала, что собирается проверить близлежащие пещеры Тюлан. Покинув селение, искатель приключений устремился к помянутой пещере; путь его пролегал по долине Кандриан, где продолжали вспыхивать короткие, но яростные сражения между солдатами лорда Кандриана и налетчиками-туатами, переправляющимися на равнины через восточный пролив.

В пещерах герой действительно обнаружил Леркару Фел, заключенную в клеть. Женщина поведала, что исчезновения людей - дело рук одного из горожан, некроманта Патрика Моркана. Последний возродил нежитью свою почившую супругу, и с тех пор подкармливал ее похищенными селянами. Герой вызволил женщину из заточения, после чего, разыскав некроманта, оборвал его смертное существование.

...Так, искатель приключения ступил в Ратир, великий град доккальфаров, возведенный на восточном побережье Эрателла. Перво-наперво устремился он в Дом Общин, в катакомбах которого обнаружил культистов и их главаря, Безумного Харста. "Хранилище опустошено и лорд Бесин уже на острове Эамонна", - бахвалился темный эльф. - "Сплоченные за ним, фарланги принесут в мир красоту, ужасающую и притягательную".

Прикончив Харста, герой поспешил на пристань, где его уже дожидалась эльфийка, одна из Закаленных Войной - Гвин Анви. Последняя весьма встревожилась, выслушав рассказ героя, после чего постановила, что надлежит им немедленно отправиться на остров Эамонна, что у северного побережья Клурикона.

Заплатив капитану одного из пришвартованных у пристани судов, герои поднялись на борт корабля, и морской вояж начался... А на следующий день ступили они на землю острова, высилась на котором древняя цитадель Присягнувших. Гвин недоумевала, что понадобилось лорду Бесину и его доккальфарам в стенах сей твердыни. Ведь внутри нет никаких артефактов, лишь позабытые знания...

Но когда герой и спутница его оказались в сердце цитадели, лицезрели они огромную фреску на стене, повествующую о событиях, свершившихся в эпоху владычества Империи Эрателл. Тогда Присягнувшие стояли на страже мира, защищая Амалюр от нискару, несущих гибель всему живому... Образы, запечатленные на фреске, повествовали о чародее по имени Фарланг, возжелавшем стать королем нискару, однако стремления его оказались пресечены Эагонном, сыном короля Эамонна. Похоже, Бесин следует по стопам Фарланга, надеясь преуспеть там, где тот потерпел поражение. Ведь и последователи Фарланга собрали немало проклятых артефактов, призвав с их помощью в мир немало низших нискару. Посему Закаленным Войной следует отыскать Мистический Молот, выкованный в далеком прошлом Эамонном для своего сына, ибо лишь магия сей реликвии способна развеять двеомер заклинания Фарланга и вернуть заточенного эратами лорда-нискару Хамазанду Обманщика, которого так стремится освободить Белен, в его подгорную тюрьму.

По возвращении в Ратир Гвин велела герою возвращаться в Замок Кольца Щитов, дабы поведать об обнаруженном кастеляну Делфрику; сама же наемница выступала в Железный Замок - оплот Закаленных Войнов в Детире. Новости встревожили Делфрика, ибо эльфийского лорда Анру Бесина он знал как весьма и весьма могущественного и влиятельного индивида. Некогда состоял он в Орбоканте - правящем совете Ратира, но исчез наряду со многими магами-доккальфарами после того, как предложил использовать нискару в Войне Кристаллов и получил решительный отказ.

Следуя указаниям Делфрика, герой посетил усыпальницу Эагонна в далеких южных пустошах Алсерунд, где разыскал то немногое, что по прошествии веков осталось от Мистического Молота. Гвин Авни дожидалась искателя приключения в библиотеке Железного Замка. Эльфийка высказала предположение, что перековать древнюю реликвию в кузне Твердыни Присягнувших, что в каньонах Менитира, ведь некогда именно там король Эамонн и создал Мистический Молот.

Действительно, в сих священных залах отыскалась Кузня Власкара, где герой сумел перековать оружие, и оставалось ныне лишь воплотить в жизнь новую легенду. Гвин говорила, что пленен Хамазанду в недрах Горы Облачной Короны, что возвышается в южных пределах Пустынных Земель Детира. На вершине оной Бесин пытается повторить заклинание Фарланга, должное сотворить нечто, именуемое "короной лорда-нискару" - эманации сущности могущественного монстра, стремящегося покинуть подгорные недра.

Гвин поспешила в Железный Замок, дабы передать весть о деятельности фарлангов набольшим ордена, и вскоре к подножью Горы Облачной Короны прибыли Закаленные Войной во главе с самим Грианом Шейном. Так, воины ступили в лабирант подгорных пещер, где встретили ожесточенное сопротивление со стороны культистов и призываемых ими нискару. Наемники сдерживали чудовищный натиск, в то время как герой поспешил к вершине горы, разбивая Мистическим Молотом стремительно воплощающиеся на склонах "зубцы короны лорда-нискару". Разрушение каждой из подобных структур запечатывало брешь в темнице Хамазанду, расширить которую пытался Бесин. Последний, заметив героя, попытался склонить его на свою сторону, убеждая, что лишь с помощью нискару можно надеяться одержать верх над туатами в Войне Кристаллов, но искатель приключений остался глух к его доводам.

В противостоянии, произошедшем на вершине Горы Облачной Короны, лорд Бесин пал наряду с архимагами-фарлагнами, вставшими на защиту своего господина. Так, Хамазанду оставался в заточении, а кастелян Делфрик поздравил героя с одержанной великой победой, возведя его в ранг Истинно Закаленного - высочайший в ордене. "Мы останемся Закаленными Войной, благородными наемниками", - возвестил он, когда воители ордена собрались в Твердыне Присягнувших, дабы почтить столь стремительно возвысившегося в их рядах. - "Но также мы готовы будем сразить любую угрозу со стороны нискару".

Равнины Эрателла

...Вернувшись в Ратир, герой проследовал в Школию Аркану, где разыскал мудреца Этана Энгара, поведав тому о противостоянии некроманту в Мел Аглире. Чародей заверил собеседника, что продолжает изучать Солнечный Камень, а покамест возложил на героя миссию иного рода. Надлежит тому отправляться на запад, в селение Эмайр, и разыскать там мудреца по имени Анкер Эдмур. Недавно он прислал в Школию Аркану странное сообщение: "Пещера Осколков ожила".

Прибывшему в селение герою Анкер Эдмур поведал, что находится Пещера Осколков в Юдоли Лета, и даже в разгар оного там студено. Но в последнее время холод исходит из каверны, охватывая прилегающие земли, и слышат миряне странный вой, доносящийся изнутри. Немедленно, герой устремился к пещере, получившей свое название из-за множества кристаллических осколков, в ней произрастающих.

В глубинах каверны столкнулся он с эльфом-чародеем Кадоком... нет, с таинственной сущностью, овладевшей прежде Нюалой Игнас, ныне же - и этим несчастным. "Седеас, обитель кристаллов", - молвила сущность, - "так прежде называлось это место. Куда более звучное название, нежели Пещера Осколков, верно? Похоже, мой народ называет вещи куда более грубо, нежели прежде. Столь многое изменилось с тех пор, как я покинула этот мир. Это было так давно, когда я осознала, что все ответы лежат за гранью смерти".

Сразив чародея, герой обнаружил на теле его Ледяной Камень - артефакт, подобный Солнечному Камню. Вернувшись в Школию Аркану, он, однако, не нашел в стенах обители магии мудреца Энгара; коллега последнего - мудрец Эран Метнин - сообщил искателю приключений, что тот удалился на вершину Горы Небесной Короны, что в западных пределах Акаты - земель к югу от Галафора.

Прикончив немало эттинов, облюбовавших пещеры Горы Небесной Короны, герой проследовал на вершину, где действительно обнаружил Энгара, стоящего в центре заклинательного круга. Поведал мудрец, что гора сия воплощает в себе стихию молний так же, как Аод - огня, а Седеас - льда. Последние недели таинственная сущность неотступно пытается проникнуть в его разум; она-то и привела Энгара сюда, на вершину, где должен сотворить он Камень Молнии, что воплотит в себе могущество сей стихии. Из последних сил противился мудрец подавлению души своей злой сущностью, посему велел герою бежать, сам же призвал молнии, ударившие в его тело...

Но в следующее мгновение вновь поднялся на ноги. Этана Энгара не существовало боле, ныне тело принесшего себя в жертву мудреца заняла сущность, продолжавшая воплощать замыслы свои в Амалюре. "Видишь закономерность, дитя?" - издевательски обратилась она к герою. - "Из огня, льда и молнии я обретаю свою форму. Кто же я? Я поглотила плод Ирминсула, Древесного Короля, и пролила кровь на равнинах Эсир Даннин. Я испила жидкостей из костей эратов и слышала плач гибнущих звезд. Я - Властительница Империи, Темносердная, Леди Горестей и Праха".

Сразив несчастного мудреца, герой обнаружил на теле того Камень Молнии; обладая тремя стихийными артефактами, поспешил он вернуться в Школию Аркану, дабы поделиться тревожными вестями с мудрецом Эраном Метнином. Последний велел герою немедленно известить о сем архимудреца Школии Арканы, Джубала Каледуса.

Но когда искатель приключений ступил в покои архимудреца, он обнаружил последнего без сознания, в центре заклинательного круга. Стоило герою перешагнуть границы оного, как оказался он в ином пространстве - магической проекции разума архимага. Здесь Каледус известил его о том, что темная эльфийка, кою герой лицезрел в час своего Испытания, на самом деле - павшая королева Ратира, Сиара Сиданус. Именно она ответственна за подавление разумов чародеев - Нюалы, Садока, Этана... и теперь пытается подчинить воле своей самого Джубала Каледуса. Сущность архимудреца пока еще способна противиться влиянию сей особы, но рано или поздно та одержит верх... если, конечно, герой не сумеет превозмочь влияние духа королевы.

Искателю приключений удалось уберечь разум архимудреца от тлетворного влияния злобной сущности, и, пробудившись в мире реальном, Каледус поведал своему спасителю, что Сиара Сиданус не погибла, но была заточена более семи столетий назад в тех самых камнях, составляют которые основу Ратира. Когда Этан Энгар проводил Испытание для героя в Исе, он сотворил заклинание, должное определить силы будущего неофита, явив тому достойного противника... Но мудрец и помыслить не мог, что таковой заклятие изберет немезиду основателей Школии Арканы, Сиданус. Пробудившись, она принялась подчинять себе разумы чародеев с целью вновь обрести свободу. Для этого Темной Имперке необходимы три ключа - стихийные камни.

И теперь архимудрец намеревался провести необходимый ритуал, который даст возможность Сиданус вновь явиться в мир... лишь затем, чтобы покончить с нею раз и навсегда. Камни, сотворенные мудрецами и находящиеся во владении героя, действительно сотворили брешь в реальности, и во двор Школии Арканы ступила Сиара Сиданус во плоти. С легкостью сразив Каледуса, она атаковала было героя... но не мыслила женщина, что ее новое существование окажется прервано тем...

Неофиты, доценты, адепты и мудрецы Школии Арканы нарекли героя архимудрецом, однако не задержался тот в обители магии, ибо следовал также по иной стезе - воровской. Обнаружить в выкрасть в городе артефакты, названные Иерофантом, не составило большого труда; в храме Лирии герой действительно обнаружил Майру Ганан, которую убедил простить непутевого супруга и вернуться в лагерь Странников.

Вещающий посредством статуи Иерофант, поздравив вернувшегося героя с успехом, предложил ему выкрасть Амулет Ритена из занятой разбойниками башни на побережье Тивали. Более того, таинственный лидер Странников сообщил, что в сем начинании искателя приключений станет сопровождать вор по имени Фасмер Хумм. Странное желание, особенно если учесть, что Фасмер полагает, будто личность Иерофанта низводит Странников до послушных служителей этого неведомого индивида, и не скрывает этого. Почему же именно своего неприятеля Иерофант отправляет в башню Ритен наряду с героем?..

Действительно, амулет означился в сокровищнице башни Ритен, однако стоило незадачливому Фасмеру прикоснуться к нему, как вор угодил под действие проклятья, оказавшись обездвижен. Откровенно говоря, герой не знал, чем может помочь подельнику, но неожиданно выступивший из теней Грим Онвиг сообщил, что все это - часть замысла Иерофанта, планировавшего избавиться от двух неблагонадежных субъектов, оказавшихся в рядах Странников. После того, как магия одного из артефактов, означившегося во владении Грима, помогла развеять проклятье, довлеющее над Фасмером, бывший Странник предложил герою присоединиться к нему в разоблачении Иерофанта. Ибо пока тот правит общиной, жизнь героя будет оставаться под угрозой: всезнающий Иерофант не видит его судьбы, не понимает, что тот собой представляет... возможно, видит в этом угрозу для себя.

Для осуществления своих замыслов Грим собирался вновь заполучить "Записи Сэйбла", которые герой прежде выменял у гномов на свободу для вора. Однако теперь гномы надежно укрыли фолиант, посему Грим предлагал герою навестить древний Очерненный Замок на побережье Тивили, где хозяйничают нискару... и сокрыто волшебное зеркало, Стекло Окружения, с помощью которого возможно установить местонахождение книги. После того, как Иерофант подставил его самого, отрядив на поиски "Записей Сэйбла", Грим оставил Странников, выжидая, когда представится случай выступить против тайного властителя общины воров, сорвав с него маску и разоблачив.

В помянутой твердыне герой столкнулся с ожесточенным сопротивлением нискару, верховодил которыми один из могущественных представителей сего племени, рекомый Стражем. Искатель приключений умудрился одержать верх над сим порождением хаоса, швырнув нискару Амулет Ритена и тем самым поместив стража под действие проклятья, обездвижив его. Стекло Окружения, обнаруженное в сердце Очерненного Замка, герой передал Гриму Онсвигу, и тот, благодарно кивнув, сообщил, что пред ними стоит последняя задача: узнать истинную личину Иерофанта.

Герою Грим советовал как ни в чем не бывало отправляться в Солнечный Лагерь Странников, что в южном Детире, где представиться предводительнице общины, Аргин. Возможно, Иерофант и будет удивлен тем, что герой выжил в башне Ратир, но открыто против него не выступит.

Аргин приветствовала брата по цеху, а когда тот преклонил колени пред статуей Иерофанта, последний велел ему изыскать Отмычку Мастера, открыть которой можно любой замок. Отметил герой, что многие Странники обсуждают начинание Грима Онсвига по низвержению Иерофанта, но покамест отметают его как бессмысленное... Некоторые воры, однако, отмалчиваются, питая вполне определенные сомнения... А так ли уж неправ их бывший собрат?..

В сокровищнице Адессы герой отыскал короб, в котором - предположительно - находилась Отмычка Мастера. Предположительно, ибо способа открыть короб не нашлось... Впрочем, Аргин не отчаялась, ибо знала об изобретении одного из гномов - "универсальном разрезателе пород", находящемся в лаборатории под зданием горнодобывающей компании в Апотире... Действительно, устройство сумело вскрыть короб... повредив при этом Отмычку Мастера. Или... она и была сломана?..

Отметая всяческие сомнения в побуждениях Иерофанта, Аргин велела герою вновь обратиться к верховному предводителю Странников, дабы выслушать детали следующей миссии. Иерофант сообщил, что стражи Апотира сумели изловить злокозненного разбойника и головореза по имени Мон Монетчик, некогда - Странника. За свою нечестную жизнь Мон скопил огромное состояния, и Иерофант полагал, что справедливо будет, если оно перейдет к Странникам... в конце концов, деньги приговоренному к казни ни к чему.

Хитроумный Мон Монетчик припятал свои барыши в Гроте Змеиного Хвоста здесь же, в Апотире, и не преминул сообщить о сем факте кланам Дарквари и Зунгарам. Уж теперь-то негодяй потешится, зная, что стороны вцепятся в глотки друг другу ради возможности обрести его богатства!..

Но на поверку оказалось, что мистические богатства - не более, чем фикция, повод Монетчику повеселиться перед смертью. Похоже, и это начинание Иерофанта оказалось то ли ошибкой, то ли сознательным жестом, попыткой устранить ненадежного странника... На выходе из грота героя вновь повстречал Грим Онвиг, сообщив, что "Записи Сэйбла" гномы поместили в подземное хранилище библиотеки Адессы, наложив на фолиант заклятие, что позволяет в любой момент определить его местонахождение. Впрочем, и эту проблему Грим и союзники его - Фасмер Хумм и фея Крилгарин - сумели решить; последняя раздобыла где-то магическое Покрывало Сокрытия, сводящее на "нет" все попытки магически проследить за укрытым им предметом.

...Кража "Записей Сэйбла" из хранилища библиотеки Адессы прошла успешно, и Грим, встретившись с героем в означенном месте, сообщил, что пришло время для реализации последней части давно вынашиваемого плана. Вор сумел выяснить, кем на самом деле является Иерофант: под личной оного скрывается никто иная, как Аргин, предводительница Странников Солнечного Лагеря. Женщина эта возжелала обрести божественный статус среди окружающих ее авантюристов, но Грим и сподвижники его были исполнены решимости не допустить подобного... Грим открыто признался Аргин, что знает ее тайну, и та предложила вору встретиться в подземельях эратов, находящихся под Солнечным Лагерем. Вне всякого сомнения, в темных коридорах пребывает немало подельников, ожидающих, когда незадачливые заговорщики угодят в ловушку и представится возможность расправиться с ними.

Впрочем, у Грима был собственный план. В то время, как сам он отправился на переговоры с Аргин, в казематы ступил наш герой в сопровождении Фасмера и Крилгарин. Преодолев разнообразнейшие ловушки, трое сумели добраться до каверны, в которой находились Грим и Аргин... после чего искатель приключений подбросил женщине "Записи Сэбла", попутно сорвав с них магическое покрывало. В то же мгновение местоположение артефакта стало ведомо чародеям Адессы, и в подземелье телепортировалось немало преторов, немедленно вступивших в сражение с подельниками Аргин.

В хаосе начавшегося сражения герою и трем спутникам его удалось ускользнуть; неведомо, выживет ли Аргин, но авторитет ее среди Странников утрачен. Так, община освободилась от слепого следования гласу Иерофанта. Простившись с Гримом и иными авантюристами, герой устремился к Ратиру...

Элунда Карта, открытого правителя Ратира и члена тайного Орбоканта, герой отыскал на крепостной стене Верхнего города. Взор альфара был прикован к чернеющей вдалеке, за водами пролива, громаде Мел Сеншира. Даже сейчас, по прошествии десятилетия с начала войны, восточная крепость все еще держалась, служа щитом для Ратира и Равнин Эрателла, ровно как и лежащих за ними земель летних фей.

Поведав Карту о вновь обретенном волшебном копье, герой сумел убедить правителя в необходимости решительных действий, и тот приказал глашатаям оповестить пребывающих в городе воинов: вскоре у стен Мел Сеншира произойдет решающее сражение, и солдаты Ратира пересекут пролив, выступив на помощь собратьям.

В Войне Кристаллов наступал переломный момент; конечно, то был не первый конфликт между феями летними и зимними. На протяжении многих лет король Иса правил в Далентарте, пока восточные феи Клурикона не сплотились за лордом Оном, разграбив земли Эрателла и вторгшись в Далентарт. Лорд Он презирал летних фей, назвав себя и своих последователей "феями зимними". Состояла в том суть Великого Цикла - могущественной предвечной магии Амалюра; летели года, лето - пик могущества короля Исы, завершалось, уступая осени, а затем и зиме, когда пробил наконец час лорда Она, энтропии воплощенной... То была страшная война, и впервые за всю историю раса фей столкнулась с подобными испытаниями. Конфликт между летними и зимними феями вошел в историю как Война Увядания, иначе названная Божественной Бурей. Воинственные восточные феи наносили поражение западным в каждом сражении, но однажды король Иса сумел заманить воинство Она в засаду, устроенную на равнинах, после чего зимние феи были отброшены с земель своих летних сородичей, а лорд Он пал в противостоянии со своей немезидой... Тогда закончилась Война Увядания, но в нынешней Войне Кристаллов зимние феи изменились до неузнаваемости, чудовищно преображенные мистическими энергиями алых кристаллов-призмеров, и исход конфликта предсказать невозможно. Впрочем, по мере сил своих и возможностей герой надеялся повлиять на него, ведь говорил Агарт, что лишь ему по силам разорвать оковы всемогущей Судьбы.

Тилера ...Корабли бросили якорь у пристани Мен Сеншира, и прибывшие из Ратира солдаты ступили в цитадель, в стенах которой провели немало лет, отражая атаки туатов. Наряду с героем и генералом Тилерой в крепость прибыли Творец Судьбы Агарт и эльфийка Алин Шир. Пожилой воин вновь преисполнился надежды на то, что в их силах изменить предначертанное; цели же и стремления темной эльфийки оставались неведомы, и распространяться о них не желала она.

Командующий силами альфаров в Мел Сеншире, Овайглин, сообщил, что армия туатов, среди которых пребывает лорд-нискару Балор, приближается к стенам твердыни, посему надлежит распахнуть врата и принять бой на равнине, тем самым задержав прибытие порождения хаоса. Тем временем герою и Тилере надлежит прикончить рыцаря-ведьмака Малвина, командующего силами Туата Деон и - по всей вероятности - заключившего договор с Балором. Если содеять сие удастся, лорд-нискару может выйти из-под контроля и примется сеять хаос на поле брани; воспользовавшись оным, альфары попытаются отбросить туатов и снять осаду с Мел Сеншира.

Отчаянный план, но на создание иного попросту нет времени. Посему, спустя всего лишь несколько часов после прибытия в крепость воинского контингента из Ратира, врата Мел Сеншира впервые за десятилетие открылись, и силы альфаров сошлись в сражении с воителями Туата Деон.

На крепостных стенах искатель приключений и генерал Тилера противостояли рыцарю-ведьмаку Малвину, сумели сразить его... но перед смертью тот успел призвать лорда-нискару. Исполинский Балор, вышедший из-под контроля почившего Малвина, с легкостью крушил стены Мел Сеншира... Надеясь покончить с тварью, Тилера изготовилась было поразить его Яростным Светом... но стрела, выпущенная одним из туатов, пронзила тело эльфийки.

В противостоянии герой сумел сразить гигантскую тварь, и туаты, деморализованные и теснимые воителями Мел Сеншира, бросились врассыпную. Сражение за Мел Сеншир завершилось победой защитников крепости, однако война еще далека от завершения. Командующий Овайглин сообщил герою, что туаты продолжают удерживать практически весь Клурикон - землю гибельных джунглей и топей. Однако доходили до него слухи о небольшом отряде воинов, продолжающих противостоять Туата Деон, наносящих противникам стремительные удары и вновь отступающих в джунгли.

Воителями сими оказались зимние феи, принадлежащие к Дому Горестей, одному из трех домов Двора Зимы и называющими движение сопротивления свое "Сильным Морозом". Поведали они герою, что ныне выступают изгнанниками в собственных землях, ибо Гадфло, бывший придворный шут, заключил нечестивый договор с воспрявшим божеством, изменив тем самым предвечный Цикл бытия своего народа... быть может, навсегда. Многие из восставших против перемен, произошедших со Двором Зимы, покинули столицу Байл, обретя приют в древней крепости, рекомой Очагом Врагов, что за пределами Проклятого Леса, в устланных костьми предвечных тварей джунглях Миддена - Юдоли Зимы. В сердце оных возвышалось исполинское Висельное Древо, на котором туаты казнили альфаров - мрачное напоминание противникам о могуществе Туата Деон и их великого божества, Тирнох.

Здесь же пребывал оплот Дома Горестей, основанный некогда Плачущим Королем зимних фей; феи, входящие в оный, пригласили героя, слава о героических деяниях которого уже успела разнестись в окрестных землях, присоединиться к ним в противостоянии Туата Деон. Бисарейн, король Дома Горестей, обратился к герою, поведав о том, что в самом начале Войны Кристаллов между его подданными и туатами было заключено соглашение, согласно которому зимние феи остаются в стороне от конфликта, а Туата Деон оставляет их в покое. Положение короля Бисарейна в Доме Горестей непрочно - многие зимние феи видят в нем предателя, продавшегося Туата Деон.

Однако туаты, действуя исподволь, продолжают кампанию против Дома Горестей, посему членам оного и понадобилась помощь смертного, не властна над которым Судьба. Зимним феям удалось выяснить, что силами, пытающимися уничтожить Дом Горестей, верховодит тайный агент Туата Деон - некто Сатурнин. Именно его подельники превратили благодатные прежде земли Миддена в зловонную выгребную яму, заполненную трупами павших альфаров. Сам Сатурнин скрывается от противника, умело заметая следы, однако недавно один из членов Дома Горестей, Кадорок, бежал прочь из оплота зимних фей, убив при этом одного из своих сородичей. Король Бисарейн подозревал, что Кадорок может быть как-то связан с Сатурнином... а быть может, он и есть Сатурнин.

Одна из зимних фей, Тайбрея, сопроводила героя к телу жертвы Кадорока на одном из холмов Миддена; она обладала уникальной способностью - умением слышать горести душ обреченных, сущность распада и разрушения, предтечу Зимы. Посему уловила отголосок горести самого Кадорока, осознав, что скрывается тот в склепе Сиоран, что в Затонувшем Лесу.

...В глубинах склепа Кадорок атаковал героя, окрестив того "прихвостнем Бисарейна", Сразив противника, искатель приключений поспешил вернуться в оплот Дома Горестей, но недалече от оного повстречал Тайбрею. Последняя сообщила, что многие из зимних фей открыто восстали против короля Бисарейна, недовольные тем, что на протяжении десятилетия тот не позволял им открыто выступить против Туата Деон. Последней каплей оказалось принятие в Дом Горестей смертного, и феи решились наконец бросить Бисарейну открытый вызов. Тайбрея была уверена, что к произошедшему мятежу приложил руку Сатурнин...

Встревожившись, герой наряду с Тайбреей поспешил в Дом Горестей, обнаружив, что тот обратился в руины. Бисарейн поведал, что феи, прежде подначальные ему, восстали, заявив о своем открытом противостоянии Туата Деон. Ныне мятежники выступили в покинутую твердыню, рекомую Павшим Замком, находящуюся в южных пределах Клурикона. Бисарейн, однако, не без оснований опасался, что мятеж каким-то образом инициировал Сатурнин, и зимние феи Дома Горестей направляются прямиком в засаду, устроенную туатами.

Король оказался прав. Приблизившись к Павшему Замку, герои и Тайбрея обнаружили, что руины цитадели эратов наводнили туаты, а мятежные зимние феи перебиты. Вторжением верховодил, однако, не неуловимый Сатурнин, а его слуга, Мирсир. Последний велел герою передать Бисарейну послание Сатурнина: "Война окончена. Вскоре Дом Горестей будет принадлежать туатам". После чего Мирсир телепортировался прочь, а герой наряду с Тайбреей устремились к разрушенному оплоту Дома Горестей, где дожидался их отчаявшийся король.

Последний мрачно резюмировал, что последний удар, нанесенный его сородичам Сатурнином, может вполне оказаться фатальным. Бисарейн постановил, что пришло время открытого противостояния Туата Деон и Сатурнину, который, вне всякого сомнения, жаждет заполучить "Горести", свято хранимые зимними феями. Оные представляют собой магию, недоступную разуму смертных, но Горести, накопившиеся за века - поистине страшное оружие. Если Сатурнин обретет их, то с легкостью может сломить моральный дух любой армии, обратив жажду победы в чувство полнейшей обреченности. О том, где находятся Горести, ведают лишь двое Старейших зимних фей, но они оставили Дом Горестей столетия назад, и ныне обитают в твердыне Дамалрок, что на побережье Каелед, некогда - вотчине лордов-альфаров, принадлежащих к семьям Ансилла и Гастир. Ныне же твердыни последних были разрушены туатами, покинувшими Алабастру и развязавшими Войну Кристаллов...

Старейших - Кельрода и Аларейн - герой разыскал в подземельях Дамалрока; выслушав рассказ о творящемся в мире внешнем, от которого давным-давно отрешились, Старейшие открыли искателю приключений, что для того, чтобы обрести Горести, необходим... своего рода ключ, находящийся в Лощине Синсира - Плачущего Короля, что в южных пределах побережья Каелед.

Лощина Синсира оказалась исполнена скверны, несомой магией проклятых кристаллов-призмеров; дикие феи, обитающие в гробнице Плачущего Короля, преисполнились ярости, обратившись в кровожадных монстров. Отыскав Тотемы Камня, Листа, Пламени и Воды, герой проследовал во внутренние покои лабиринта, где обнаружил помянутый Старейшими ключ - засохшую древесную ветвь. Как поведали после Старейшие, принадлежала она древнему древу, корни которого касаются как мира смертного, так и Эшарры - плана магии, родного измерения фей. Так, Горести воплощаются в Висельное Древо (иначе - Древо Горестей) в обоих царствиях, и ветвь сия служит мостом между ними.

Старейшие устремились в оплот Дома Горестей, но когда герой последовал за ними, то обнаружил лишь трупы обоих у ног короля Бисарейна. Маски сброшены; последний поведал, что никакого Сатурнина не существует. Он сам создал этот образ, чтобы уничтожить Дом Горестей изнутри... во славу Гадфло и великой Тирнох. А когда Сражение у Мел Сеншира завершилось, коварный Бисарейн решил использовать для своих целей убийцу Балора, ставшего своего рода символом для армии альфаров. Вот только теперь почитаемый всеми воитель сыграл на руку своим же противникам, и вскоре Горести поглотят души эльфов, наполнив их отчаянием. Замысел Бисарейна воплотился идеально, и теперь он, получив ветвь Висельного Древа, отправлялся в Эшарру, дабы высвободить Горести, накопленные за тысячелетия... Бисарейн, обрекая сородичей на уничтожение, полагал, что творит благо, руководствуясь принципом меньшего зла. Ибо зрел он, что страшное пламя омоет Амалюр, и лишь туаты способны противостоять ему... посему и должны одержать верх в Войне Кристаллов.

Бисарейн исчез, а покой наводнили туаты, ведомые Мирсиром. Герою и присоединившейся к нему в сем сражении Тайбрии удалось сразить противников, после чего зимняя фея призналась товарищу по оружию, что лишь недавно осознала невероятный факт: она - реинкарнация самого Плачущего Короля. Посему дева обладает способностью ощущать Горести... ровно как и перемещаться в Эшарру - исток Лета и Зимы, где Плачущий Король впервые излил свое отчаяние и стремление к энтропии, присущее зимним феям; на этот магический план бытия уходят души фей, покидая мир смертный, а после - возрождаются вновь.

Тайбрея была исполнена решимости остановить Бисарейна, предавшего весь их род, и сумела перенести искателя приключений в Эшарру. В сердце магического измерения высилось Висельное Древо - воплощение Горестей, посредством которого возрожденные зимние феи нисходят из Эшары в Мидден, Юдоль Зимы.

Здесь Бисарейн принял свою смерть от рук героя, но содеять задуманное успел - высвободил накопленные за века Горести, и устремились те к миру смертному... Тайбрея, однако, не позволила сему свершиться, и, исторгнув героя обратно в Амалюр, приняла Горести в себя... Предательства и смерти знаменовали окончательную гибель Дома Горестей, одного из старейших в Фееленде.

...Искатель приключений вернулся в Очаг Врагов, прибежище мятежников Сильного Мороза. Предводитель последних, Сидан, поведал герою, что Дома Горестей, Гордыни и Мщения оказались под властью Гадфло, и пока не обретут они свободу, ряды туатов продолжат пополняться новообращенными последователями Тирнох. Говорил Сидан, что возвели туаты в землях Клурикона святыни из алого призмера, посредством которых обращается к последователям своим сам Гадфло, неся слово Тирнох и оскверняя тем самым предвечные земли зимних фей.

Выступив на поиски помянутых святынь, искатель приключений сумел разрушить оные, лишив тем самым туатов, пребывающих в Клуриконе, наставлений Гадфло. Ныне воины, исполненные энергий призмеров, дезорганизованы и представляют собой куда меньшую угрозу, нежели прежде.

Сидан с уверенностью заявил, что туаты наверняка поспешат вернуться в Алабастру. Клурикон освобожден, но ныне воителям Сильного Мороза предстоит столкнуться с солдатами Дома Гордыни, чьи силы защищают все подступы к Алабастре. Сидан обещал герою, что сопроводит его на островок Даннестар у Побережья Каелад, где в уединении проживает гном по имени Вентринио; наверняка последний ведает о тайном пути, посредством которого можно надеяться достичь земель Алабастры.

К удивлению героя, на Побережье Каелад его дожидалась Алин Шир, выказавшая желание отправиться на остров Даннестар вместе с ним. Сидан открыл для спутников своих Теневой Путь - тайный магический двеомер фей, позволяющий изгибать пространство и пересекать относительно небольшие расстояния.

Ступив в открывшийся портал, искатель приключений, темная эльфийка и феи Сильного Мороза оказались на острове Даннестар, где высилась башня Вентринио Десцилини, которого храмовник Октиэнн спас от сородичей-гномов, собиравшихся казнить ученого за неразборчивость в средствах и нарушение моральных устоев. С тех пор Вентринио продолжал ставить эксперименты по созданию Источника Душ здесь, на забытом богами островке у берегов Клурикона...

Башня содрогалась до основания; Вентринио лютовал, ибо с тех пор, как Балор был повержен у стен Мел Сеншира, высвобожденные хаотические энергии сделали Источник Душ его крайне нестабильным. Но заметив ступившего в лабораторию героя, гном изумился до глубины души, ибо никак не ожидал узреть своего бывшего помощника среди живых. Вентринио поведал, что вдвоем они пробрались в Алабастру, дабы набрать кристаллов для своих экспериментов над Источником Душ, но герою захотелось узнать, в чем источник магии призмеров, посему устремился он к оплоту Гадфло, городу Байл... где и сложил голову.

Сломя голову, искатель приключений, Алин и Вентринио бежали из башни, а оная рушилась за их спинами, ибо энергии Источника Душ окончательно вышли из-под контроля. Им удалось спастись, но плоды многолетних трудов ученого оказались уничтожены; впрочем, тот не унывал, собираясь в будущем все восстановить.

Герой поинтересовался, может ли Вентринио помочь ему проникнуть в Алабастру, на что ученый напомнил бывшему помощнику, что единственный горный перевал между Клуриконом и владениями Туата Деон находится под охраной Дома Гордыни, присягнувшего на верность Гадфло. Чемпион оного - Каллис Дрен, Защитник Гордыни, стоит на страже перевала, и справиться с сим могущественным воителем смертному поистине не под силу. Вентринио, однако, знал маленький секрет помянутого индивида: прежде у того была сестра-близнец - Дит, Защитница Доблести, принадлежащая ко Двору Лета, но павшая, когда дом ее был разрушен. Брат и сестра совершенно невосприимчивы к могуществу друг друга, а Вентринио во время прежних экспериментов с Источником Душ случайно удалось захватить сущность девы и поместить ее в магический талисман.

Получив оный, герой выступил на юг, где скрестил клинки с Защитником Гордыни. Осознав, что не может причинить ни малейшего вреда своему противнику, Дрен вздохнул и, отступив, поведал, что им с сестрой надлежало оберегать фей летних и зимних, однако смертные низвергли Дом Доблести... и феи Дома Гордыни присягнули на верность Гадфло, дабы не постигла их та же участь. Пусть он оскверняет их призмерами и своей богиней, но, по крайней мере, дарует им вечное существование.

Сознавая, что честь и долг не позволяют ему отступить пред героем, Дрен предложил тому сразиться, оставив магические способности... и если искатель приключений одержит верх, судьба Дома Гордыни пребудет в его руках... Так и случилось; сразив доблестного воителя, герой ступил в оплот Дома Гордыни, где расправился с заполонившими оный туатами под началом рыцаря-ведьмака Мирны. Валет Гордыни, нынешний лидер своего Дома, сердечно поблагодарил героя за избавление от ига Туата Деон, обещав в грядущем конфликте принять сторону альфаров.

Так, союзные армии, присоединились к которым воители Дома Гордыни, пересекли границы горных пределов Алабастры; медленно, но верно продвигались они на юг, к Перевалу Теней. Туаты, однако, ожесточенно сражались за каждую пядь выжженной каменистой равнины, и временами казалось, что отбросить вторгшиеся войска обратно в Клурикон Дому Мщения вполне может удастся. Наряду с солдатами в Алабастру ступили и союзники героя нашего рассказа: Сидан, Агарт, Алин Шир и Вентринио.

Последний непрестанно возвращался мыслями к их прошлому вояжу в горы Алабастры, испещренные лазурными кристаллическими образованиями, и пришел к выводу, что смерть и последующее возрождение героя связаны с Тирнох, являющей собою столь невероятный и могущественный источник магии, что высвобожденные ею энергии, оборвавшие смертное существование героя, пробудили Источник Душ в далеком Аллестаре. В чем гном-исследователь был уверен наверняка, так это в том, что Тирнох - не божество, а нечто куда более страшное. Все больше и больше алых кристаллов-призмеров заменяют лазурные образования в Алабастре, а, стало быть, зловещая сущность вот-вот ступит в мир смертный... чего, собственно, и добивается Гадфло.

Силы, ведомые героем, сокрушили лагерь туатов на Перевале Теней, расправившись с рыцарем-ведьмаком Дессидином, после чего проследовали на Сумеречный Перевал, где атаковали укрепленный лагерь противника Кадсимир. В сем сражении пали трое рыцарей-ведьмаков, верховодивших обороной лагеря, и силы альфаров вплотную подступили к лазурным кристаллическим стенам Байла, столицы Двора Зима.

Теперь лишь лагерь туатов Дома Мщения отделял войска альфаров и зимних фей от цели, и воители, ведомые в бой героем, Сиданом и Агартом, устремились в бой. Искатель приключений отметил, что во время марша по землям Алабастры Вентринио и Алин Шир куда-то исчезли, но поиски сей пары покамест возможными не представлялись... В ожесточенной сече войска Дома Мщения оказались разбиты, а командующий оными - рыцарь-ведьмак Пес Мщения - принял смерть от руки героя.

Союзные войска остались у врат столицы, чудовищно преображенной пробивающими земную твердь и устремляющимися ввысь кристаллами - эманациями Тирнох; герой же проследовал во врата... узрев в отдалении Алин Шир, склонившуюся над трупом Вентринио. Изумленному герою эльфийка призналась, что собственноручно прикончила гнома, поскольку по мере приближелия к Байл разум того все больше захлестывала жажда обладания источником столь великой магии, каковым выступали призмеры.

Правду ли говорит эльфийка?.. Неведомо, но сама она открыла наконец герою, что тот - прежде безжалостный и целеустремленный полководец - вознамерился покончить с Гадфло и источником его могущества, хоть и была предначертана ему Судьбою скорая смерть... Так и случилось... но произошло непредвиденное, и герой возродился вновь - личность, вырванная из гобелена Судьбы... Он выдал себя за "помощника" Вентринио, дабы с помощью ученого проникнуть в Алабастру и добраться до Двора Зимы, и в начинании сем его сопровождала верная Алин Шир. О чувствах, питаемых к спутнику, эльфийка говорить отказалась, заметив лишь, что на этот раз у него куда больше шансов довести свою миссию до конца, нежели прежде.

Алин Шир Что касается Тирнох, то говорила эльфийка: сущность сия - чрезвычайно могущественная драконица, заточенная тысячелетия назад древними альфарами в Аметине - пространстве между миром смертным и планом магии. Заточение наполнило разум Тирнох безумием, и, дождавшись, когда магические стены тюрьмы ее ослабеют, драконица обратилась к Гадфло, придворному шуту Короля Зимы, суля тому невероятное могущество. Все эти годы Тирнох стремится пробиться в мир, и призмеры - манифестации сущности ее в Амалюре. Очевидно, что триумф драконицы будет означать гибель всего живого в мире, ибо тварь жестоко отомстит младшим расам за долгие эоны, проведенные в заточении...

Но оставались смертные - такие, как наш герой и Алин Шир, - в задачу которым вверялось сокрытие тайны об истинной личине Тирнох от мира; тот, кто узнавал о драконице и алкал божественного могущества, подлежал устранению. Посему герой и вызвался покончить с Гадфло, нарушившему Великий Цикл фей и развязавшему войну с младшими расами, - даже зная, что Судьба не позволит ему осуществить сие... Тогда ценой невероятных усилий ему удалось проникнуть во Двор Зимы, где и встретил он свою смерть... Знал ли он тогда, что возродится вновь?.. Этого Алин не ведала, но, будь оно так, нисколько бы не удивилась.

Эльфийка открыто заявила герою, что если им удастся сразить Гадфло и вновь заточить Тирнох между мирами, в Амалюре не останется никого из непосвященных, кто ведал бы о древней драконице. Разве что сам герой... ведь если примет он решение не возвращаться в орден, служению которому посвятил свою прежнюю жизнь, Алин вынуждена будет оборвать его существование, дабы тайна о Тирнох и впредь оставалась сокрыта.

Обещав, что тайну о могуществе драконов унесет с собой в могилу, герой бесстрашно ступил в ирреальность Аметина, портал в которую пребывал в сокровенных чертогах Короля Зимы. Искателя приключений приветствовал Гадфоло, упивающийся собственной силой, приглашая противника наблюдать за неминуемым возрождением Тирнох, сокрушением альфаров и зарею бесконечной зимы. Великая драконица, однако, испепелила своего незадачливого чемпиона, поскольку свою роль тот уже сыграл, после чего обратила горящий ненавистью взор на героя.

Высвободив чистейшие энергии сотен Судеб, кои вобрал в себя на протяжении долгого, тернистого пути, герой направил их на Тирнох, верша возмездие, и исполинская тварь забилась в агонии...


Так завершилась Война Кристаллов, и судьба Амалюра оказалась изменена навсегда. Предсмертный вопль Гадфло разнесся над Алабастрой, и туаты, услышав его, в панике бежали, преследуемые союзными войсками под началом Агарта и Сидана.

И никто из ныне живущих не заметил, как из пронзенных призмерами руин Байла тенью выскользнула темная эльфийка, неся на плечах пребывающего в беспамятстве героя. Алин возвращалась к набольшим своего ордена, дабы доложить им об успешном завершении возложенной на нее миссии...

Что же до героя, то Судьба его принадлежит лишь ему, и волен он избирать собственный путь в жизни. Однако если песни о произошедшем в Аметине зазвучат в тавернах Амалюра, Алин Шир отыщет своего старого товарища, и, как обещала прежде, оборвет его существование безо всякой надежды на последующее возрождение.

***

Торговый флот альфаров бросил клич отважным наемникам и искателям приключений, призывая тех противостоять воспрявшему после столетий забвения знаменитому пирату эпохи Срединных Королевств Мертвеку Келу и его команде головорезов, именующих себя Висельниками. Как поведал вернувшемуся в Ратир и заинтересовавшемуся сим начинанием герою коммодор Гаррик, ответственный за найм, пираты восстали из мертвых и вновь бесчинствуют в Ледяном Море, топя торговые суда альфаров.

Коммодор представил героя светлой эльфийке Раст Браттиган, капитану корабля "Бедствие". Последняя воприняла появление искателя приключений с изрядной долей скептицизма, ибо все остальные наемники, дерзнувшие бросить вызов Мертвецу Келу, расстались с жизнями. Саму девушку в торговом флоте считали неудачницей, посему она и решила ввязаться в столь отчаянную авантюру как противостояние пиратам-мертвякам.

Судьба молодой капитанши, однако, не изменила ей и сейчас, и морской вояж "Бедствия" завершился крушением судна у берега безымянного островка, затерянного в Ледяном Море. Раст Браттиган и наш герой не заметили поблизости иных выживших, посему, обнаружив небольшой грот, устремились в оный, и вскоре достигли Висельного Острова - владений Мертвеца Кела.

На южной оконечности оного обнаружили они селение, названное Мысом Утехой, где обрели приют изгои, отщепенцы и потерпевшие кораблекрушение индивиды. Старейшина селения, Альдер Маллой, поведал герою и спутнице его, что практически весь остров пребывает под властью нечестивого Мертвеца Кела и трех его верных сподвижников, Висельников - Кровавой Улыбки, Баронетта и Ведьмы-Шептуньи.

Однако скверна вышеназванных не распространяется на Утеху, ибо хранит селение магия великого Акары. О том, что представляет собой сия сущность, Альдер не сумел доходчиво объяснить, заметив лишь, что Акара - суть Висельный Остров, а также отец Мертвеца Кела. Раст заявила, что останется в селении да попытается изыскать судно, на котором возможно покинуть сей клочок земли; герой же собирался покинуть сферу защиты Акары, выступив во внешние пределы острова.

В селении искатель приключений повстречал предприимчивого гнома по имени Падриг Доуер, прежде - зодчего, поведавшего ему о древнем замке Гравехаль, возведенном дверганами на острове пять столетий назад. С веками твердыня обветшала, но гном был исполнен решимости восстановить ее, и энтузиазмом своим сумел заразить героя. Говорил зодчий, что, высадившись на побережье острова, двергане под началом Сольсварда, сына доблестного Ульфстена, воздвигли четыре твердыни - Скальную, Грязевую, Подводную и Душевных Глубин, - но пятую, Гравехаль, Сольсвард даровал возлюбленной своей супруге, воительнице Анрун.

Искатель приключений сразил монстров, облюбовавших замковый двор, после чего проследовал во внутренние покои, где был атакован могущественным нискару. Прикончив порождение хаоса, он символически принял трон полуистлевшего замка, после чего наряду с гномом приступил к восстановлению Гравехаля.

Зодчий занялся замковым двором и загоном для животных; герой же, отвечая на просьбу Раст, выступил на восточное побережье; как знать, быть может, удастся обнаружить выживших моряков потерпевшего крушение "Бедствия"?.. Ступив на побережье, пребывало на котором немало остовов кораблей, искатель приключений действительно сумел отыскать несколько выживших членов команды Раст... а также повстречал у забытой прибрежной твердыни дверган Нину Маллой, дочь старейшины Мыса Утехи. Последняя сообщила, что раз в поколение ее сородичи приносят в жертву одну из жительниц селения в жертву Акаре, и тот обращает женщину в свой глас, наставляющий мирян. Нина, мыслящая рационально, полагала, что церемония Приношения чудовищна, ровно как и слепое поклонение безликой сущности, рекомой Акарой.

В недрах прибрежного оплота дверган герой повстречал Мертвеца Кела, занятого исследованием добычи, обнаруженной на "Бедствии". Пират открыл искателю приключений, что смерть не властна над ним, и предупредил, чтобы потенциальный противник держался от него подальше. После чего исчез, а герой, вернувшись в селение, поведал о произошедшей встрече Раст. Девушка сообщила, что узнала о старом отшельнике Квее, живущем на острове; быть может, тому ведомо, где скрывается легендарный пират?..

Старейшина Альдер указал герою, где обитает отшельник, но просил того по пути навестить иной из заброшенных оплотов дверган - Душевных Глубин, в котором его супруга, Бриджет, готовится к церемонии Приношения, дабы стать Мудрой - следующей духовной наставницей селян, гласом Акары. Согласившись передать женщине амулет, герой выступил к западной оконечности Висельного Острова... по пути вновь повстречав Нину Маллой. Девушка с тревогой поведала, что заметила военный корабль, обогнувший остров, и, похоже, на борту судна пребывает немало воинов. Быть может, очередные охотники за магией Акары, хранящей Мыс Утехи?..

Расставшись с Ниной, герой продолжил путь к оплоту Душевных Глубин, однако у врат оного путь ему преградили Стражи - воители, посвятившие себя служению Акаре. Стражи отказались допустить чужака в пределы оплота, дабы не нарушать покой Бриджет, готовящейся к новому служению и пребывающей в глубокой медитации. Пожав плечами, герой просил воинов передать женщине амулет супруга, после чего продолжил путь к жилищу отшельника Квея. Миновав оплоты Грязевой и Подводный, достиг он западных утесов, пребывала у которых Темная Пристань - древняя гавань для пиратских кораблей.

Квей, Творец Судьбы, согласился поделиться с захожим героем сведениями о Мертвеце Келе лишь в том случае, если он сумеем умыкнуть корабль пиратов "Реквием" из Темной Пристани, где кишмя кишит нежить. Правда в то, что искатель приключений сумеет выжить в сей авантюре, Квей решительно не верил; долгие годы провел он на острове и уже успел утратить всякую надежду на спасение.

Герой, однако, отважно устремился в бой, сумев покончить с хранящими "Реквием" мертвяками-пиратами и их предводитем, могучим Висельником Кровавой Улыбкой. Подобного оборота Квей не ожидал и признался, что просто подшутил над искателем приключений, велев тому умыкнуть судно Мертвеца Кела. Что до последнего, то легендарный пират, вернувшийся из мертвых, пребывает у древнего святилища эратов, Акара-Тора... ведь Мертвец Кел и Акара неразрывно связаны друг с другом. Однако по сей день Мертвец Кел стремится получить благословение Акары, в котором ему было отказано, и, как следует из видений Творца Судьбы Квея, лазутчик пирата на Мысе Утехи попытается сорвать церемонию Приношения, согласно которой следующей Мудрой селения станет супруга старейшины, Бриджит.

Искатель приключений и Квей вывели "Реквием" из Темной Гавани, и вскоре бросили якорь у Мыса Утехи. Раст Браттиган возликовала; наконец-то у них появилась возможность вернуться в Ратир! Герой, однако, не спешил покидать Висельный Остров, стремясь раскрыть тайны сего проклятого клочка земли...

Заглянув в замок Гравехаль, где Падриг Доуер уже успел восстановить замковый двор, оружейную и теперь вплотную занимался подземными тоннелями, библиотекой и художественной галереей, герой продолжил путь на запад, и вскоре ступил в оплот Душевных Глубин, в надежде разыскать Бриджит и уберечь ее от сподвижника Мертвеца Кела, которой, если верить Творцу Судьбы, не остановится ни перед чем, чтобы причинить вред Акаре и общине его фанатичных последователей.

Стражи Душевных Глубин сообщили герою, что Бриджит неожиданно обезумела, атаковала их, после чего скрылась в глубинах подземного оплота. Настигнув женщину, искатель приключений вынужден был констатировать, что личность несчастной уничтожена, а тело несостоявшейся Мудрой заняла иная сущность - Ведьма-Шептунья, продолжавшая надеяться на то, что рано или поздно Мертвец Кел обретет благословение Акары.

Сразив противницу, герой вернулся на Мыс Утеху, где поведал старейшине Альдару о гибели супруги и о том, как Ведьма-Шептунья пыталась обманом обрести благословение и могущество священного Акары. Желая наверняка выяснить, в чем же все-таки состоит суть Приношения, герой вызвался стать следующим Мудрым селения, и Альдар признал, что более достойного кандидата им не найти. Посему герой, следуя указаниям старейшины, выступил к северной оконечности острова, где разыскал святилище Акара-Тор... где уже успели собраться все без исключения жители селения, а также капитан Раст Браттиган.

Герой отважно ступил в Круг Стража, дабы получить благословение Акары, но возник перед ним Мертвец Кел, заявив, что оное принадлежит лишь ему по праву рождения. Ибо именно Акара, вопреки желанию самого пирата, возродил того из мертвых, после чего отвернулся от своего творения, обрекая Мертвеца Кела на вечное унылое существование... Пират приказал своему верному Висельнику Баронетту расправиться с новоиспеченным Мудрым, после чего исчез.

На глазах селян герой сумел расправиться с последним из прислужников Мертвеца Кела, после чего обратился к нему отшельник Квей, говоря о том, что церемония благословения - попытка Акары уничтожить пирата, исправить собственную ошибку, совершенную однажды. Посему ныне обретшему могущество Акары надлежит спустить в недра подгорного града эратов, Акара-Тора, дабы настичь Мертвеца Кела и положить конец его злодеяниям.

Но в недрах Акара-Тора герой с изумлением лицезрел древнейшее разумное древо, называющее себя Акарой Изгнанником. "Мы - Изгнанник", - молвило древо. - "Мы не желали играть в игры смертных и монстров. Посему мы искали уединения. На этом острове мы пустили корни, здесь же впервые услышали крики заблудших, узрели слезы сломленных. Смертным требовались наставления и защита. Как и мы, они были изгнанниками". "Но что ты?" - изумлении вопросил герой, и отвечал Акара: "Мы - всего лишь одна из ветвей великого древа, Круга Кеозая, стражи нашего умирающего мира. Лишь будучи божествами мы будем услышаны, лишь будучи послушниками смертные внемлят нам". "Что такое Круг Кеозая?" - озадачился искатель приключений, и просветил его Акара: "Нас - Двенадцать, сыновей и дочерей Валагру, и через ветви наши истекает мудрость. Мы - Круг".

"И к чему же ты стремишься?" - спрашивал герой. "Вселять надежду", - прошелестел Акара. - "Спасать. Именно поэтому мы и обращаемся к смертным. Но посмотри на то, что породило наше вмешательство... Мы хотим уничтожить Мертвеца Кела. Посему я и создавал Мудрых - сосуды, через который могущество мое уничтожит его наконец. Смысл благословения заключался в наделении индивида могуществом, достаточным, чтобы покончить с террором Мертвеца Кела. Покончи с ним... и покончи с нами. Считай это последним даром благодарного божества. Акары не будет боле".

В пещере возник Мертвец Кел, возрожденный Акарой тогда, когда в далекую эпоху Срединных Королевств торговый флот альфаров разгромил пиратствую эскадру. С тех пор лишь неистовая ярость питала существование Мертвеца Кела, направленная на глупое древо, возжелавшее "спасти" его и обретшее тем самым на муки... Пират жаждал заполучить могущество Акары, но тот счел необходимым даровать его герою... и теперь ненависть Мертвеца Кела была направлена на того, кто посмел встать на его пути.

Герой сумел повергнуть Мертвеца Кела, и Акара вознамерился обрушить гору на самого себя, дабы разорвать тем самым всю связь с миром смертным. Герой сумел бежать из Акара-Тора, вернулся в восстановленный Гравехаль; эпоха Акары завершилась, однако нашлись алчные, жаждущие заполучить могущество, источником которого - если верить легендам - является Висельный Остров.

Головорезы Красного Легиона, ведомые льосальфаром Калдером Вонном, вторглись на остров наряду со своими прислужниками - нискару, призванными в мир. Наемники сумели захватить Нину Маллой и некоторых иных селян; герой же, наделенный могуществом Акары и являющийся ныне властителем острова, покинул замок Гравехаль, выступив на северное побережье, где разыскал коварного чародея и поверг его наряду с призванным в мир нискару-тираном.

Так, Висельный Остров был спасен, а герой - к худу или добру - стал полноправным правителем оного.

***

Но жажда приключений взяла свое, и вскоре герой присоединился к экспедиции наемников, отправлющейся к Зубам Нароса - таинственной земле к югу от Далентарта, где, если верить слухам, в золотом городе, парящем над землею, обитают могучие великаны.

Спустившись в подземный тоннель, пролегающий под южными горами, наемники устремились в путь, однако практически все погибли в сражениях с подземными птицеобразными монстрами - птераксами. Одному лишь герою суждено было миновать гиблые пределы и достичь позабытого святилища, где обратилась к нему некая сущность, воплощенная в образе золотой статуи неведомой богини. Оная велела искателю приключений принять с алтаря реликвию, названную Тайной Этены, ибо все, произошедшее прежде, было сделано исключительно ради нынешнего дня. Сущность постановила, что откроет всконец озадаченному столь туманными речами герою путь к Зубам Народа, где тот должен разыскать Примоса, и тогда задача, поставленная пред ним, станет предельно ясна.

Покинув святилище, герой ступил в неведомые земли... оказавшись в военном лагере колоссов - созданий из плоти и камня, населявших сии пределы. Предводительница оных, Секандра, поведала гостю о том, что народ ее прибыл сюда, повинуясь воле богини, и ныне обитают колоссы в Идилле - величественном граде, парящем в небесах. Однако благоденствие народа ее нарушено появлением на границах Зубов Нароса безжалостных ёттунов; в давние времена расы их мирно сосуществовали, но ныне ёттуны прибыли из Джентилака, дабы покончить с теми, кого почитают заклятыми врагами.

Выслушав рассказ героя о таинственной сущности, велевшей ему разыскать Примоса, Секандра лишь тяжело вздохнула; Примос Анокатос - предводитель и духовный лидер колоссов уединился в собственной башне, отвернувшись от своего народа в час величайшей нужды, когда орды ёттунов возводят военные лагеря близ Идиллы. Герой вызвался покончить с угрозой колоссам, сразив вождя ёттунов, верховодящего вторжением - Карунка, и Секандра отвечала, что если преуспеет смертный в столь безрассудном начинании, она лично сопроводит его к Примосу. Женщина, однако, сочла необходимым предупредить героя о магической защите, наделен которой Карунк... ровно как и о том, что сразить ёттуна возможно лишь оружием, впитавшем в себя предвечную магию. О подобной искатель приключений прежде не слышал, но с благодарностью принял от Ремеса - лазутчика Секандры - жезл, обладающий необходимыми волшебными свойствами.

Так, бесстрашно ступив в башню вождя ёттунов, герой сразил Карунка, и изумленная Секандра нарекла его "Призванным" - избавителем, посланником богов, их гласом. После чего командующая провела искателя приключений к магическому артефакту, установленному на одной из окрестных скал, и магия оного перенесла их в Идиллу.

Направляясь к башне Примоса, Секандра рассказывала спутнику, что народ ее издревле почитал Этену, богиню магии... но та перестала отвечать на молитвы Примоса, отказываясь направлять колоссов. Посему последние почитают себя отринутыми богами, и недавнее нашествие ёттунов - лишнее подтверждение тому, что обрекли титаны избранный некогда народ на бесславное уничтожение.

Примос Анокатос несказанно возрадовался появлению героя - Призванного, поведав, что единственной возможностью для народа колоссов искупить вину пред богами - создать Венец Прощения, но содеять сие может лишь тот, кого направляет воля Этены. Основной для подобной реликвии послужит корона прежнего Примоса, Аркеса, погребенного в нижних пределах Идиллы, ныне заброшенных.

Ни Анокатос, ни Секандра не сочли необходимым разъяснить герою суть происходящего, посему тот, ничтоже сумняшеся, разыскал в склепах Идиллы усыпальницу Аркеса, откуда забрал золотую корону. Анокатос постановил, что оную надлежит обрамить перьями могущественных птиц - птериксов, после чего ритуао искупления грехов колоссов начнется...

Впервые за долгие годы Примос покинул башню, наряду с героем устремившись к гнездовьям птериксов в восточных пределах Зубов Нароса. По пути он рассказывал спутнику, что некогда сородичи его ничем не отличались от иных рас гигантов, и назывались Майру. Так было до тех пор, пока не обратилась к ним богиня Этена, глаголя о судьбе и величии, которое великаны могут обрести. Она явила колоссам путь к просвещению, и те, следуя откровениям богини, устремились к Зубам Нароса, полагая, что воля богов состоит в том, чтобы народ их отринул свое дикое прошлое. Ёттуны и эттины алкали могущества, обретенного колоссами, посему развязали войну с бывшими сородичами, вынудив тех искать новую родину... Здесь, в Зубах Нароса, обнаружили они Гипериан, божественную реликвию: огромный камень, на поверхности которого был изображен город, парящий в небесах. В сердце же города должен был пребывать сам Гипериан, и осознали колоссы, что Этена велит им создать сие чудо зодчества, ознаменовав тем самым служение ей просвещенного народа... Увы, колоссам так и не удалось переместить Гипериан в Идиллу, посему в центре града зияет огромная дыра, расположиться в которой должен артефакт. Не ведая, каким образом следует завершить творение, предшественник Анокатоса, Аркес, попытался принудить Гипериан воспарить в небеса, но реликвия уничтожила его, после чего заточила себя в священном храме. И по прошествии множества лет колоссам не удалось разгадать загадку, явленную им божествами...

Анокатос полагал, что Венец Прощения позволит его народу искупить вину за грехи Аркеса, посему, когда охота на птериксов завершилась, наряду с героем устремился он к благословенному Храму Гипериана, дабы свершить древний ритуал, моля Этену о милости. Путь их пролегал мимо обширных каменоломен, а также полуразрушенные величественных строений, возведенных зодчими колоссов вскорости по прибытии в регион, но заброшенных после создания Идиллы.

Храм Гипериана означился непосредственно под парящей в небесах Идиллой, и пребывал под неустанным бдением Молчаливой Стражи - преданных служителей Примоса. Обширное подземелье сие донельзя поразило героя, ибо здесь витали в воздухе гигантские каменья, поддерживаемые - вне всякого сомнения - энергиями таинственного артефакта, известного как Гипериан.

Анокатос говорил, что в ритуале герою предстоит сыграть роль гневных богов, ему же - смиренного служителя их. Так, замысел Примоса увенчался успехом, и энергии Тайны Этены действительно сумели открыть запечатанный чертог, пребывал в котором Гипериан. Но признался Анокатос, что теперь, обретя магию Тайны Этены, собирается он преуспеть там, где потерпел поражение Аркес. Он подчинит себе волю Гипериана, и поскольку боги посчитали народ его недостойным предложенных даров, Идилла окажется низвергнута с небес, и неверные погибнут. И тогда Примос восстановит руины павдшего града согласно божественному замыслу...

Примос бежал в чертог Гипериана, и каменные врата закрылись за спиною его; воистину, молчание богов повергло Анокатоса в пучины отчаяния, после обратившегося в откровенное безумие. Неведомо, к чему стремилась Этена, даруя герою свой артефакт к именуя его Призванным, но замыслы неразумного Примоса вполне могут знаменовать завершение славной цивилизации колоссов, познавшей расцвет в Зубах Нароса.

Повинуясь отданному прежде приказу Примоса, Молчаливая Стража атаковала героя, и неведомо, каков бы был исход противостояния, если бы не подоспевшая Секандра. Воительница давно питала подозрения по поводу намерений Анокатоса, считая его индивидом сломленным и подверженным панике; тревоги ее оказались небезосновательны.

С боем пробившись к выходу из Храма Гипериана, герой поведал Секандре о произошедшем во внутреннем святилище. Воительница признала, что Примос поступил хитро, заставив искателя приключений воспользоваться Тайной Этены - артефактом, являющимся ключом к Гипериану. Но как же разрушить замысел Анокатоса... и возможно ли это в принципе?..

Как бы то ни было, попытаться следовало. Секандра поведала спутнику, что в восточных пределах Зубов Нароса находится тайная обитель Примоса и Молчаливой Стражи - Никсарос. Быть может, в стенах ее находятся знания, необходимые им для повторного открытия чертога Гипериана и низвержения остающегося в нем обезумевшего Анокатоса?..

Но в глубинах Никсароса обнаружили герой и спутница его умирающего колосса - Аркеса, прежнего Примоса. Более того, в пыточных крепости и окрестных пещерах оставалось немало мертвых тел, узнала в которых изумленная Секандра иных кандидатов на роль Примоса, противников Анокатоса...

Как следовало из речей Аркеса, попытаться подчинить магию Гипериана его сподвиг никто иной, как Анокатос, но, вопреки известной версии, гнев Этены не убил Примоса; последний был заточен учеником, Анокатос, в недрах Никсароса, где подвергался пыткам в то время, как безумный Примос колоссов воплощал в жизнь свой чудовищный замысел. И ныне ложный пророк подчинил себе мощь божественного артефакта... Но Аркес полагал, что без Призванного Тайна Этены бесполезна, ибо все в сем мире подчиняется всемогущей Судьбе... за одним единственным исключением. Посему и будущее народа колоссов находится в его руках, и неведомо оно даже богам...

Умирая, Аркес обратился к Секандре, своей дочери, прося ее вспомнить их последний день, проведенный вместе. Воительница поведала герою, что тогда отец ее посетил Святилище Воздуха высоко в горах и Святилище Земли в глубоких каньонах Зубов Нароса. Секандра не ведала, с какой целью Аркес ступал в сии священные пределы, но знала, что находятся в Святилищах реликвии из того же таинственного вещества, кое составляет основу Гипериана. Быть может, божественное вещество позволит восстановить расколотую Тайну Этены?..

Секандра вздрогнула, ощутив волну могущественной магии; покинув Никсарос, воительница наряду с героем зрели поток волшебной энергии, ударившей из Храма Гипериана и объявшая Идиллу. Покамест город оставался в небесах, и неведомо, сколько времени пройдет прежде, чем Анокатос сумеет низвергнуть его.

Не медля, герой и Секандра выступили к Святилищу Земли, где обнаружили иной артефакт. Искатель приключений высвободил энергии его, и ощутила Секандра, как тело ее наполняют новые силы, и волны магии охватывают окрестные земли. Неведомо, что происходит ныне, но очевидно, что ощущает Примос угрозу своим замыслом, ибо у выхода из Святилища Земли путников встретили воины Молчаливой Стражи, которым Анокатос приказал расправиться с докучливым Призванным и дочерью Аркеса.

Ступив в Святилище Воздуха и обрев могущество и этой стихии, обнаружил герой, что восстановлена Тайна Этены, и ныне открыт для него путь во внутренние чертоги Храма Гипериана... Сразив воителей Молчаливой Стражи, дерзнувших заступить им путь, искатель приключений и Секандра проследовали к гигантской реликвии, подле которой дожидался их Анокатос. Последний поведал, что впервые за долгие годы Этена обратилась к нему. "Я полагал, что лишь ты являешься исполнителем ее воли", - говорил Примос. - "Но я хотел доказать богине, что деяниями своими смогу уничтожить неправедность своего народа. Я пришел сюда, чтобы низвергнуть город... Но она заговорила со мной, сказав, что привела тебя сюда в соответствии со своей волей. Но ты не оказался не единственным Призванным, ибо таковым можно назвать и меня. Ты можешь изменить судьбу моего народа, но чтобы сделать это, тебе необходима жертва, подношение. И... именно эту роль надлежит сыграть мне. Ты знаешь, на какие злодеяния я пошел, чтобы оказаться здесь. Я воплощаю в себе пригрешения своего народа. Но убей меня, поглоти мою судьбу, и измени уготованное колоссам навсегда... Гипериан был создан богами. Тайна Этены в руках Призванного усиливает магию, владеешь которой только ты - способность изменять судьбу. Гипериан примет твою магию и отразит ее, воздействовав разом на весь мой народ... Мы должны показать богам, что время пришло. Убей меня, доказав им, что наше дикое наследие может быть отринуто. Ты был призван именно для этого, ровно как и я!"

Герой сразила Анокатоса, и в следующее мгновение Гипериан устремился ввысь, дабы занять предначертанное ему место в сердце Идиллы. Искатель приключений и Секандра бежали из разрушающегося храма, а в разуме их звучали слова Этены. "Судьба Примоса, ровно как и всех колоссов, изменилась", - вещала богиня. - "Скверна дикости и варварства исчезла навсегда. Ты исполнил мою волю, Призванный, за что я всегда буду признательна тебе. Ты даровал свободу моему народу. И теперь я призываю твою верную сподвижницу, Секандру, ибо отныне она станет Примосом народа колоссов".

Лишь сейчас осознала Секандра, что все случившиеся события - прибытие героя, встреча их, предательство Анокатоса, обнаружение умирающего Аркеса - не были случайностью, а являлись фрагментами определенного узора, замысла богини. Герой был призван спасти народ колоссов, она же призвана, дабы вести и наставлять их впредь. И Секандра была исполнена решимости посвятить сему благородному служению всю себя, без остатка...

  1  2  3  
Web-mastering & art by Bard, idea & materials by Demilich Demilich