Demilich's

В XXIII столетии десять крупнейших компаний, занятых в исследовании космических далей, объединились и основали корпорацию «Алкион Холдингз», чтобы приобрести права на систему Алкион у Правительства Земли. Хотя корпорации и даже отдельные лица нередко приобретали звёздные системы, удалённость Алкиона означала, что колонизация его будет непомерно дорогой, поэтому компании и решили объединить свои ресурсы для этой задачи. В 2285 году корпорация организовала отправку колонистов к Алкиону двумя кораблями колонизаторов: «Первопроходец» и «Надежда».

«Первопроходец» прибыл по графику, и усилия по колонизации системы начались на Терре-1 - луне, вращающейся вокруг газового гиганта Олимп. Когда в 2343 году основание колонии на Терре-1 было признано неудачным из-за процесса терраформирования, приведшего к опасным мутациям местного растительного и животного миров, Коллегия корпорации «Алкион Холдингз» бросила свои усилия на Терру-2.

Между тем, «Надежда» не достигла звездной системы в назначенный десятилетний срок и была признана Коллегией утраченной. К тому времени, когда «Надежда» была обнаружена в Алкионе несколько десятилетий спустя, в 2320 году, из-за сбоя в работе скачкового двигателя, который заставил её заканчивать путешествие на субсветовых двигателях, колонисты слишком долго находились в стазисе и не могли быть безопасно реанимированы. Коллегия решила оставить судно дрейфовать и скрыть его обнаружение, чтобы защитить свою прибыль.

Однако в 2355 году Финеас Вернон Уэллс, находящийся в розыске ‘за преступления против колонии’, обнаружил «Надежду» и реанимировал одного из колонистов, чтобы тот помог ему освободить сотни тысяч пассажиров корабля вопреки воле Коллегии.

Забрав капсулу с находящимся внутри колонистом в свою тайную лабораторию, находящуюся внутри одного из астероидов на орбите Терры-2, Финеас просветил спасенного о том, что находился тот в стазисе без малого семь десятилетий. Чтобы сохранить клеточную структуру колониста от разрушения, ученый применил разработанный им химический состав, однако, чтобы повторить подобное с иными пассажирами «Надежды», ему необходимы определенные припасы – о поставке которых он договорился с приятелем-контрабандистом, Алексом Хоторном.

Почему бы колонисту самому не наведаться на Терру-2 да не встретиться с контрабандистом в назначенное время в назначенном месте?.. Не спрашивая мнения спасенного, Финеас ввел координаты в системы управления стазис-капсулой, направив ту к поверхности планеты...

Посадка вышла жесткой, и когда герой нашей истории выбрался из капсулы, то лицезрел поражающие буйством красок красоты Терры-2 – одного из внешних миров, попасть на которые он так стремился, покидая старушку-Землю. К несчастью, похоже, встреча с Хоторном не состоится, ибо капсула рухнула прямиком на голову злосчастному контрабандисту, не додумавшемуся отойти в сторону от навигационного маячка, на который она ориентировалась при посадке.

Остававшийся на связи Финеас велел ученому разыскать космический корабль контрабандиста – наверняка находится тот где-то неподалеку, в Эмеральд-Вэйл. Вздохнув, герой забрал с собою нехитрые пожитки покойного Хоторна, в том числе и энергетическое оружие – наверняка контрабандисту то уже не понадобится.

В этих далеких от очагов цивилизации пределах Эмеральд-Вэйл хозяйничали мародеры, а немногочисленные наемники, принадлежащие к компании «Выбор космонавта», противостояли лиходеям, отважно отстаивая экономические интересы своего непосредственного работодателя.

Отыскав корабль контрабандиста, «Безнадежный», колонист поднялся на борт, где к нему обратился управляющий судном искусственный интеллект – АДА, Автоматическая Дискретная Астролябия, сообщив, что в настоящий момент двигательная установка корабля неисправна, и регулятор мощности восстановлению не подлежит и нуждается в замене. АДА советовала новоиспеченному капитану судна попытаться отыскать необходимую деталь в ближайшем поселении, Эджуотере, ибо подобные регуляторы мощности нередко применяются в сетях энергоснабжения.

Герой проследовал в здание администрации поселения, где обратился за помощью к Риду Тобсону, администратору, поинтересовавшись, где возможно отыскать регулятор мощности. Присутствовавшая при разговоре механик, Парвати Холькомб, нахмурилась, сообщив, что единственный регулятор в городе установлен в трансформатор, и извлечь его нельзя – все поселение разом лишится энергоснабжения.

«В старой ботанической лаборатории есть еще один регулятор мощности», - сообщил колонисту администратор. – «С большего это здание покинуто, потому регулятор не используется. Отправляйся на геотермальную станцию, перенаправь энергоснабжение с ботанического квартала к нам, и можешь забирать свой регулятор». «С большего покинуто?» - уточнил герой, и Тобсон замялся: «Я не знал, как бы помягче сказать об этом. Официально в ботанических лабораториях жить нельзя, но там остаются люди – дезертиры. Бывшие рабочие. Мне нужно вернуть их на рабочие места, домой! Надеюсь, лишив их энергии, ты сможешь убедить дезертиров вернуться в город. Поэтому навести сперва лабораторию и переговори с их предводительницей, Аделайдой МакДевитт. Скажи, что электричество вот-вот исчезнет, пусть забирает своих приятелей и возвращается к нам».

Парвати с готовностью вызвалась отправиться с колонистов, заявив, что отец научил ее управляться с системами станции, посему она непременно пригодится гостю, навестившему их городок. Покинув здание администрации, девушка поведала новому напарнику, что все обстоит далеко не так просто, как видится мистеру Тобсону. Для него человек – винтик в механизме, не более. А у так называемых «дезертиров» есть своя правда, и не от хорошей жизни ютятся они в лаборатории. Тобсон и МакДевитт прежде работали вместе, но после смерти сына Аделайда покинула Эджуотер, разругавшись с администратором... Парвати полагала, что лишать дезертиров энергии – неправильно, ведь, утратив источники света и тепла, они будут обречены на гибель.

Механик предлагала герою сперва переговорить с городским викарием, Максимилианом ДеСото; возможно, тот сможет подсказать выход из сложившейся весьма непростой ситуации...

Выслушав заглянувших в церквушку незнакомца и Парвати, викарий поддержал позицию администратора: надлежит вернуть колонистов в город – и тем самым спасти от рыщущих в долине мародеров да зверья. И, раз уж гости отправляются к лаборатории, Макс просил их заглянуть в особняк коллекционера книг да отыскать там один из запрещенных текстов. К сожалению, попытки викария раздобыть книгу самостоятельно были сведены на «нет» занявшими здание мародерами.

Прикончив последних, герой и Парвати разыскали книгу коллекционера, преподнесли ее викарию, и тот, пролистав страницы, разозлился, осознав, что томик написан на французском, а языка этот он не знает! «Я провел всю жизнь в поисках ключей к тайнам Космического Уравнения, на котором основывается план», - признался Макс колонисту. – «Я надеялся, что найду хоть несколько ответов в этой книге. Я настолько загорелся идеей отыскать их, что даже перевелся в это треклятое захолустье. И все это время, все страдания... зря!»

Поразмыслив, викарий предложил герою свои услуги; тот не возражал. Так, преподобный отче покинул опостылевший ему Эджуотер безо всяких сожалений, и наряду с колонистом и Парвати выступил в направлении ботанической лаборатории.

Предводительница «дезертиров», Аделайда МакДевитт, выслушав колониста, с ходу отвергла приглашение Рида Тобсона, ибо и ей, и ее сподвижникам претило следовать на поводу у бездушной корпорации. Посему озвучила встречное предложение: герой отключает от электроснабжения Эджуотер, направляя всю мощность к лаборатории. «Только подумай!» - восклицала Аделайда. – «Ты освободишь целый город от вечного служения этому отвратительному консервному заводу. Поступок, достойный героя... Ведь ты сам видел этот городишко. Несчастные, изможденные люди отдают свои жизни заводу. Выживают на жалкие крохи, которые выделяет им ‘Выбор космонавта’».

Кивнув в сторону Парвати, Аделайда просила девушку подтвердить правоту прозвучавших слов, ведь отец ее сгорел на работе – сердце не выдержало. «Н-ну да, он сильно уставал», - признала механик. – «Но он был стар, мэм. И еще – он ведь меня один растил». «Только посмотрите, что они сделали с этим ребенком», - поморщилась женщина. – «Компания отняла у нее семью, но она все равно готова ее защищать... Но разве это похоже на жизнь? Обитатели города продались ‘Выбору космонавта’. Теперь они принадлежат компании. Их тело, их плоть и кровь. Все эти люди только и делают, что гнут спины на заводе. Они отдают жизни бессердечной корпорации, после чего отправляются на фирменное кладбище ‘Выбора космонавта’».

Аделайда заверила колониста в том, что, если Эджуотер лишится питания, рабочие попросту примкнут к ним, и лагерь в лаборатории станет расти. Но если электричество будет перенаправлено в город – для тех, кто выбрал для себя свободу, это будет верной смертью.

...Покинув ботаническую лабораторию, колонист, Парвати и Макс устремились к геотермальной станции, перебили охраняющих ее боевых автоматонов, составляющих ныне весь персонал комплекса. Активировав размыкатели тока, герой привел в действие систему распределения мощности, и, поразмыслив и взвесив все «за» и «против», направил энергию на консервный завод – градообразующее предприятие Эджуотера, обесточив тем самым ботаническую лабораторию.

После чего колонист проследовал в оную в надежде убедить «дезертиров» вернуться в Эджуотер. Аделайда от поступка героя, конечно же, в восторг не пришла, заявив, что в город не вернется... по крайней мере, пока заведует там Рин Тобсон. «Мой сын работал на заводе», - с горечью рассказывала женщина герою, который действиями своими в одночасье убил ее мечту. – «Когда начались эпидемии, он заболел одним из первых. У нас был целый ящик лекарств, но Рид отказался лечить моего сына. Сказал, что он не заслужил препаратов. Что это была бы пустая трата лекарств. Поэтому я похоронила свое мальчика, собрала вещи и ушла... Но передай Риду, что я могу вылечить его людей. Положить конец эпидемиям. Мы развернем новый сад прямо на территории завода. Каждый мужчина и женщина будут получать сытное трехразовое питание. Расскажи ему, что я превратила лагерь в цветущий сад. Почва открыла мне свои тайны, и я одна знаю, как вдохнуть в нее жизнь. Секрет прост: человеческое тело. Я уже много лет делаю из них удобрение. Мародеры... Рабочие... Для меня нет никакой разницы. Человеческое тело полно питательных веществ. Я знаю, как положить конец эпидемии, но не поделюсь этим секретом, пока Рид остается в Эджуотере. Таковы мои условия».

Вернувшись в Эджуотер, герой передал администратору условия Аделайды, и тот, поразмыслив, признал: если эта женщина придумала, как накормить людей и справиться с эпидемией, она заслуживает поста больше, чем он.

Так, Рид Тобсон добровольно оставлял свой пост, а Аделайда и верные ей «дезертиры» возвращались в город, надеясь вдохнуть в него новую жизнь. Колонист же, забрав из покинутой ботанической лаборатории регулятор мощности, проследовал к остающемуся в долине космическому кораблю Хоторна, установил регулятор в инженерный отсек, тем самым приведя системы судна в действие.

АДА вывела «Безнадежный» на низкую орбиту Терры-2, когда на связь с колонистом, ставшим капитаном собственного корабля, вышел Финеас Уэллс. Герой коротко рассказал ученому о том, чему успел стать свидетелем в Эмеральд-Вэйл, и подтвердил тот: «Тот, что ты видел там, происходит повсюду, по всей колонии. Нехватка еды. Отсутствие самых простых и необходимых вещей. Мы умираем. И виноваты в этом председатель, министр и их подпевалы из Коллегии. На ‘Надежде’ остаются самые светлые умы Земли. Если ты сумеешь оживить этих колонистов, они помогут нам исправить ошибки Коллегии. Жизнь в колонии станет совсем другой. И сейчас тебе нужно попасть в поселение Стеллар-Бэй, это на Монархе, прежде именуемом Террой-1. У меня так знакомые. Они помогут мне... помогут нам найти химикаты, чтобы реанимировать других колонистов. Но прежде тебе необходимо заглянуть на ‘Первопроходец’ и встретиться с Глэдис Калкелли, хозяйкой одного славного черного рынка. Она достанет тебе ключ для посадки в Стеллар-Бэй».

«А зачем мне навиключ для посадки на планету?» - озадачился колонист, и пояснил ученый: «Строго говоря, Монарх – это луна, вращающаяся вокруг Олимпа. Ужасно терраформированная. На которой творится полное беззаконие. Тебе там понравится... Что касается навиключа – это такой набор инструкций с маршрутом, ведь капитаны не управляют кораблями самостоятельно, за это отвечают их навигационные терминалы. Коллегия давно конфискует ключи для Стеллар-Бэй, поэтому нам придется пойти в обход, чтобы получить такой. И тут нас выручит мисс Глэдис Калкелли.

Герой велел АДА направить «Безнадежный» к «Первопроходцу» - первому кораблю колонистов Алкиона, использующемуся в настоящее время в качестве станции обслуживания. На обращенном в крупный торговый центр городе-корабле разместилось множество заводов, грузовых отсеков, жилых помещений, а также офисных представительств большинства компаний Алкиона.

...Пока продолжался перелет к «Первопроходцу», колонист внимательно осматривал корабль, владельцем которого стал волею случая. В капитанской каюте он обнаружил голографический плащ, позволяющий ему принимать иллюзорный облик, а в кладовке судна пылился автоматон СЭМ – нерабочий механический уборщик. Судя по всему, Хоторн пытался превратить СЭМ в оружие, заменив заводской бак для моющего средства на бак с кислотой, но так и не забрал эту деталь из Роузвей – поселения на Терре-2.

Наконец, «Безнадежный» пристыковался к «Первопроходцу», и колонист, сопровождаемый Парвати и Максом, проследовал на борт гигантского корабля. Капитаном судна выступала Дзюньлэй Теннисон, внучка Старшей Гуйин, которая вела корабль в Путешествие; от бабки та унаследовала талант к борьбе за независимость и нежелание участвовать в войне корпораций, сумела обратить «Первопроходец» в светоч независимости Алкиона.

Парвати надеялась встретиться с Дзюньлэй Теннисон – быть может, старший инженер «Первопроходца» сможет научить ее кое-чему касательно управления космическими кораблями?.. Что до Макса, что викарий собирался отыскать сведения об ученом, коий некогда и сподвиг его на поиски запрещенной литературы; наверняка тот владеет французским языком, и, переведя обнаруженный в Эмеральд-Вэйл том, сумеет дать ему зацепку к решению Космического Уравнения.

Вот только офицер таможенной службы «Первопроходца», сверившись с записями, сообщил герою, что корабль его задержан по распоряжению Коллегии. Похоже, прежний капитан где-то успел наломать дров... Офицер советовал колонисту заглянуть в офис представителя Коллегии на «Первопроходце», Удома Бедфорда.

Но прежде трое проследовали на Променад, где заглянули в торговую лавку Глэдис. Узнав о том, что именно желает приобрести колонист, женщина отрицательно покачала головой, молвив: «Это строго незаконная вещь с тех пор, как Стеллар-Бэй рассорился с Коллегией. Нас с вами могут выбросить в вакуум только за то, что мы подобное обсуждаем... Но, к счастью для вас, ‘Первопроходец’ – свободный порт. Коллегия его не контролирует. Во всяком случае – пока».

Глэдис запросила за навиключ космическую цену... или же предложила приобрести его за определенную услугу. Недавно на «Первопроходец» поступил сигнал бедствия, исходящий с аванпоста Роузвей, оставленный – теоретически - много лет назад компанией «Тетушка Клео». «Если найдете там секрет, который можно продать, я попробую подыскать покупателя», - предложила гостям Глэдис. – «Корпоративные шишки хорошо платят за информацию о своих конкурентах». Хозяйка черного рынка не вчера родилась, и полагала, что в Роузвей корпорация продолжала вести некие тайные работы, сведения о которых неплохо бы раздобыть.

Трое навестили Дзюньлэй Теннисон, которая оказалась женщиной весьма приветливой, и обещала Парвати ответить на любые вопросы, которые у нее возникнут касательно инженерной составляющей космических кораблей.

Заглянул колонист в офис Удома Бедфорда. Последний, как оказалось, был старым приятелем Алекса Хоторна, и, расспросив нынешнего владельца «Безнадежного» о судьбе незадачливого контрабандиста, снял отметку о задержании с корабля, пожелав гостю счастливого пути. Представитель Коллегии попытался вызнать у героя местонахождение Финеаса Уэллса – дескать, покойный Хоторн прежде обещал поделиться с ним этими сведениями, - но колонист лишь плечами пожал: знать не знаю, мол.

Близ медицинского отсека на борту «Первопроходца» колонист повстречал Элли Фенхил – хирурга по образованию и пирата по призванию. Девушка нервно расхаживала перед дверью, выкуривая одну сигарету за другой. Призналась она, что ее знакомая, Джесси Дойл, слишком уж долго находится в медотсеке, отказываясь – согласно записям – принимать посетителей. Чувствовала Элли, что дело неладно...

Голографический плащ позволил герою выдать себя за одного из медиков, и, ступив в отсек, где укрывалась Джесии, потребовал он рассказать все начистоту. Поколебавшись, та призналась, что является воровкой, специализирующейся на высоких технологиях и исторических ценностях. Три недели назад до нее дошел слух, что «Кровавая слеза» - бриллиант, принадлежащий девице из богатой семьи с «Надежды» - впервые за семьдесят лет попался людям на глаза. Джесси собиралась украсть его, и уже договорилась о сделке с Удомом, который, предвкушая хороший куш, выплатил ей аванс – для финансирования операции. Но все пошло наперекосяк в тот момент, когда воровка взяла бриллиант в руки, а он рассыпался в пыль. Она едва унесла нога, и, поскольку успела потратить деньги Удома, предпочла укрыться от коллекторов в медотсеке, спешно придумав себе страшную болезнь.

Вернувшись в офис представителя Коллегии, герой сумел убедить его в том, что Джесси еще может оказаться полезной, и не стоит преждевременно пускать ее на органы. Удом Бедфорд согласился на предложение колониста заключить с мисс Дойл принудительный контракт: воровка должна будет отработать долг, но лучше так, чем лишиться жизни.

Элли поблагодарила героя за помощь подруге, вызвалась примкнуть к его команде. За последние годы она не раз меняла корабли и капитанов – а что еще остается космической страннице здесь, в далекой звездной системе?.. Колонист на предложение девушки согласился: хороший медик на борту точно не помешает.

...Голографический плащ еще раз сослужил колонисту службу, когда тот, поддавшись настойчивым просьбам Макса, проник в охраняемый морпехами отсек службы безопасности «Первопроходца», где раздобыл данные касательно искомого викарием ученого. Звали того Реджинальдом Чейни, и в настоящее время он, примкнув к команде компании «Субсвет Утиль», занимался разбором обломков кораблей, дрейфующих в открытом космосе. В поселении Фоллбрук, что на Монархе, им было арендовано жилье, и именно тут стремился как можно скорее отправиться Макс.

Закончив дела на «Первопроходце», колонист наряду со спутниками устремился в ангар, заметив переминающегося с ноги на ногу у трапа «Безнадежного» молодого человека. Последний назвался Феликсом Миллстоуном, попросился в команду. Признался юноша, что всю жизнь провел в Затоне – одном из нижних отсеков «Первопроходца», наблюдая за прибывающими и отчаливающими кораблями. «Таких, как я, на ‘Первопроходце’ называют безбилетниками», - изливал душу незнакомцам Феликс. – «В смысле, меня никто не замечал. Жизнь продолжалась для всех, кроме меня. Мне самому надо было о себе заботиться. Я и мне подобные были круглыми сиротами, полными отщепенцами, и дорога у нас была одна – в Затон. Как и все остальные, я искал работу и надеялся, что кто-нибудь даст мне шанс». Последнее время Феликс работал в ангаре грузчиков, но не поладил с бригадиром, ударил того клюшкой...

Вздохнув, колонист пригласил бедолагу проследовать на борт. Как оказалось, за время их недолгого пребывания на «Первопроходце» Дзюньлэй прониклась к Парвати симпатией – и это еще мягко говоря! Пораженная девушка получала на свой инфопланшет сообщения от Старшей, в которых та через аллюзии и инженерный профессиональный сленг пыталась выразить свою искреннюю заинтересованность спутницей колониста.

Парвати просила героя выпить с ней сапфирового вина в баре на «Первопроходце»; она хотела бы обсудить со спутником свои отношения с Дзюньлэй, которые неожиданно оказались выходящими за рамки простого сотрудничества в профессиональной области. Колонист приглашение принял, и в течение последующих нескольких часов терпеливо, участливо выслушивал изливающийся на него головняк девушки – за что та была ему премного благодарна...

...Наконец, они вернулись на борт «Безнадежного», и герой велел АДА продолжить курс к Роузвей, корпоративному городку на Терре-2. Вопреки официальным сводкам, ученые, нанятые «Тетушкой Клео», продолжали фармацевтические исследования как в самом поселении, так и в секретных лабораториях поблизости от него.

Покинув корабль, герой и спутники его устремились к Роузвею, с удивлением наблюдая мертвые туши огромных животных – раптидонов, уроженцев Монарха. И как эти твари здесь оказались?..

Вопрос этот колонист не преминул задать Антону Крейну – руководителю лаборатории, возглавляющему ученых в Роузвее; именно он подал сигнал бедствия, но вскоре отключил его, и сейчас прятал глаза, рассказывая о произошедшем донельзя уклончиво. Ведь исследования, проводимые здесь и оплачиваемые его нанимателями, несколько... выходили за рамка закона.

«Перед нами поставили задачу разработать новую и более совершенную формулу зубного геля», - признался Крейн, чувствуя себя совершенно не в своей тарелке. – «Изучая пищеварительные фермены раптидонов, мы разработали добавку, весьма эффективно подавляющую аппетит». По мнению дельцов корпорации, эта инновация определенно окупает вложения: ведь, снижая потребность рабочих в еде, компания может существенно повысить прибыль!

Больше всего сейчас Антон Крейн тревожился о своей карьере, которая непременно рухнет, если руководство корпорации узнает о том, что раптидоны, с таким трудом доставленные в Роузвей из джунглей Монарха, перебиты. Не все, конечно: в лаборатории остается немало особей, в том числе и матка – проблема в том, что вырвались твари на свободу. И благодарить за это следует самых обыкновенных бандитов, напавших на поселение, расстрелявших охранников и выпустивших на волю подопытных животных.

Обещав помочь ученому, герой и спутники его проследовали в секретную лабораторию «Тетушки Клео», где покончили с рыщущими по коридорам оной бандитами, а также, запустив в вентиляционную систему усыпляющий газ, усмирили бесчинствующих в здании раптидонов. Конечно, не забыли они о просьбе Глэдис Калкелли, и захватили из лаборатории документы по различным секретным разработкам корпорации – наверняка на черном рынке уйдут они за хорошую цену.

На складе неподалеку от лаборатории отыскал колонист бак с кислотой, которой по возвращении на борт «Безнадежного» установил в систему автоматона СЭМа, обретя таким образом нового спутника – поистине гибельного робота-уборщика.

...Продав на «Первопроходце» обретенные в Роузвее данные о секретных разработках «Тетушки Клео», колонист купил у Глэдис навиключ для Стеллар-Бэй, о чем не преминул сообщить доктору Уэллсу, связь с которым попросил установить АДА. Борец за свободу возликовал. «Умница!» - воскликнул он, услышав новость. – «Тебе понравится на Монархе. Теплый климат, экзотическая обстановка. Буйная фауна. Местная культура завораживает, честное слово... Тебе нужно будет поговорить с Хирамом Блайтом. Его называют инфоброкером, и неспроста. Если кто и знает, где найти нужный реагент, так это Хирам. Без реагентов реанимировать колонистов с ‘Надежды’ не удастся. Они помогут нам дать отпор Коллегии. Помогут нам все исправить. Если Коллегию не остановить, они доведут нашу колонию до полного краха. Ты поймешь, о чем я говорю, как только увидишь Монарх».

Впрочем, увиденного героем в Эджуотере и Роузвее, а также на борту «Первопроходца» было достаточно, чтобы проникнуться симпатией к начинанию ученого. Коллегия идет на любые крайности ради обогащения компаний, входящих в «Алкион Холдингз», ничуть не считаясь с жизнями простых колонистов, вынужденных влачить жалкое существование на далеких мирах... В качестве проводницы Финеас рекомендовал герою охотницу по имени Ниока – завсегдатая питейных заведений в Стеллар-Бэй.

Колонист отдал приказ АДА продолжить курс на Монарх, и вскоре «Безнадежный» совершал посадку близ Стеллар-Бэй. Как оказалось, поселение это было фактически позабыто Коллегией, всецело сосредоточившейся на Терре-2, и жители городка успели привыкнуть к подобному укладу. За стены Стеллар-Бэя выходили они редко, ибо рыскали в окрестных джунглях раптидоны и прочие твари, столь же неприятные, посему предпочитали предаваться возлияниям в местных кабаках.

В одном из таковых, «Яхт-клубе», герой и отыскал охотницу, Ниоку. Последняя согласилась примкнуть к команде «Безнадежного» - все, что угодно, лишь бы развеять тоску, вечно царящую в сем едва тлеющем очаге цивилизации на Монархе. Ниока сообщила новым знакомым, что инфоброкер, Хирам, проживает на гигантской радиовышке в некотором отдалении от поселения – Пике Дьявола, как именуют ее местные.

Покинув Стеллар-Бэй, отряд выступил по дороге в сторону Фоллбрука – форпоста, где ныне пребывала база «Субсвет Утиль». А после, следуя за Ниокой, команда свернула прямиком в джунгли... Тут и началась самая настоящая охота, ибо донельзя агрессивные образцы местной фауны весьма негативно отнеслись к вторжению чужаков на свою территорию...

Прикончив по пути множество раптидонов, колонист и спутники его достигли, наконец, основания горы, возвышалась на которой искомая радиовышка. Поразмыслив, Ниока провела их через сеть подгорных пещер на вершину Пика Дьявола...

Радиовышка была захвачена вездесущими мародерами; инфоброкер заперся в одном из помещений комплекса, и не показывался оттуда до тех пор, пока герой и спутники его не покончили с бандитами. Несмотря на спасение, Хирам Блайт наотрез отказался помочь герою необходимой информацией, пока не решит тот его проблему. Две непримиримые фракции, «Монарх Стелларз Индастриз» из Стеллар-Бэй, и иконоборцы из Эмбер-Хайтс отчаянно пытаются заглушить радиопередачи друг друга, и тем самым мешают работе самого Хирама, радующего за чистоту в эфире. Инфоброкер просил колониста убедить Санжара Нанди, возглавляющего «МСИ», и Грэма Брайанта, лидера иконоборцев, прекратить бессмысленную вражду и не менее бессмысленные радиопередачи – которые все равно никто не слушает.

«Некогда я дал Санжару и Грэму необходимую информацию, которая позволила ‘МСИ’ владеть Террой-1, раз остальные корпорации покинули планету», - признался в своем участии в давнишнем начинании Хирам. – «Да, то был способ нас спасти. ‘МСИ’ могла законно объявить колонию своей собственностью, если бы оказалась здесь единственной компанией. А, поскольку иные корпорации начали покидать Терру-1, то был вполне легальный способ завладеть планетой. Так было заключено соглашение между нами. Они будут управлять ‘МСИ’, а я буду управлять станцией Пика Дьявола. К сожалению, отношения со временем ухудшились. Соревнование идеологий. Грэм считает, что Санжара развратил корпоративный образ жизни, и он стал похож на тех корпоративных директоров, от которых им хотелось избавиться. А затем Санжар на горьком опыте убедился, что Грэм – вовсе не рыцарь в сияющих доспехах...» В итоге пути былых сподвижников разошлись; Грэм и последователи его покинули Стеллар-Бэй, осев в близлежащем поселении Эмбер-Хайтс, где продолжили ратовать за свободу для всех и каждого, всеми силами противостоя «пропаганде Коллегии».

Навестив Эмбер-Хайтс, колонист убедил Грэма в том, что радиопередачи его никто не слушает, и лидер иконоборцев пришел к выводу, что захватит у противника и починит печатный станок, после чего начнет производство листовок, содержащих призывы к свободе. Колонист вызвался помочь ему в се начинании, устремился прямиком в захваченный гибельными образцами местной фауны комплекс, где прежде располагалась типография, и, перебив чудовищ, восстановил печатный станок.

Вернувшись в Стеллар-Бэй, герой и спутники его заглянули к управляющему «МСИ», Санжару Нанди. Последний признался, что с помощью трансляций надеялся на сотрудничество с иными компаниями Алкиона... но, видно, не судьба. «В соответствии с так называемым положением об опасности Монарх уже десять лет как отрезан от ресурсов Коллегии и лишен ее защиты», - сокрушался управленец. – «Мы продолжаем работать благодаря торговле с отдельными корпорациями, но, будучи... не вполне легальными, такие договоренности могут быть расторгнуты в любой момент».

Посему Санжар Нанди разработал план по возвращению «МСИ» в Коллегию... и для этого необходим картридж с БОЛТ-52. Администратор заверил героя: если раздобудет тот для него означенный предмет, радиотрансляции немедленно прекратятся! «БОЛТ-52 – едва ли не самая надежная оборона во всем Алкионе!» - мечтательно восклицал Санжар. – «Невероятно могущественный документ».

Находились столь необходимые Санжару данные в ХРАМе – архиве, расположенном в руинах города. Прежде Стеллар-Бэй занимал куда более обширные территории, но мародеры и раптидоны вынудили жителей сдвигуть стены поселения плотнее.

...Колонист наряду со сподвижниками навестил руины поселения, и, отыскав в ХРАМе картридж, передал его в руки Санжару. «Апеллирующая к Биллю о ликвидации/трансфере форма #52 защитит наши владения на Монархе», - пояснил тот суть своего замысла герою. – «Все они перейдут к предприятию сквозного налогообложения, как только мы сбросим на Коллегию нашу бомбу».

Полагал Санжар, что на Монархе незаконно и тайно действует одна из корпораций; если удастся отыскать доказательства этого предположения, он сможет использовать их как рычаг давления на Коллегию и заставить власть имущих принять БОЛТ-52 «МСИ», восстановив положение компании в корпорации «Алкион Холдингз». Санжар просил колониста заглянуть в Фоллбрук, переговорить с администратором поселения – Кэтрин Малин. Наверняка именно она снабжает конкурентов всем необходимым, ведь – насколько было известно Санжару – у этой дамочки весьма большие планы на Стеллар-Бэй.

Стоило отряду ступить в Фоллбрук, как викарий Макс устремился на поиски Реджинальда Чейни, горя желанием разорвать того на куски. Как оказалось, Макс слукавил, когда называл означенного индивида ученым. Нет, был тот в свое время его сокамерником, когда Макс оказался в тюрьме – за свои воззрения. Именно Реджинальд рассказал ему о книге, и викарий ныне пребывал в ярости, считая, что потратил на поиски бессмысленного труда – к тому же, на французском! – лучшие годы своей жизни.

Колонист просил спутника взять себя в руки, а Реджинальд говорил о том, что на Сцилле проживает сумасбродная женщина – эксперт по софизму, которой прежде принадлежала книга. Наверняка отшельница сможет перевести ее!..

...Герой навестил Кэтрин Малин, поинтересовавшись, ведомо ли той что-нибудь о корпорации, тайно действующей на Монархе. «Может, я что-то и знаю», - загадочно улыбнулась администратор Фоллбрука. – «Может, кто-то нанял мою команду, чтобы вслепую сбрасывать грузы на северном мосту. Может, это точно были не пираты». И, поскольку бригада доставки давно не выходила на связь, Кэтрин просила колониста и его разношерстную компанию отыскать ее.

Добравшись до северного моста, оказавшегося взорванным, обнаружил герой, что снабженцы из Фоллбрука перебиты. Уцелел лишь один, Артур, успевший схорониться в тоннеле контрабандистов неподалеку. «Кэтрин велела нам доставить припасы для какой-то большой шишки», - рассказывал он колонисту. – «Я не знаю, кто это. И жив ли он вообще. Мы потому и отправились в эту глушь. Чтобы его личность и местонахождение остались в секрете... Мародеры знали, что мы придем. Начинили мост взрывчаткой...»

Артур указал герою, в каком направлении ушли мародеры, и тот наряду со сподвижниками выступил по следу их. Заняли мародеры тайную лабораторию... Перебив бандитов, герой и спутники его обнаружили в терминалах комплекса сведения о том, что принадлежит он «Всеобщей Оборонной Компании», и ученые оной были заняты в разработке сильнодействующего газа, предназначенного для контроля бунтующей, возбужденной или излишне многочисленной толпы. Первые результаты изысканий продемонстрировали многообещающие перспективы... Конечно, мародеры разграбили комплекс, а ученых прикончили, но наверняка «ВОК» пришлет новых исследователей в самом скором времени...

Картридж со сведениями о тайных экспериментах «ВОК» герой передал Санжару по возвращении в Стеллар-Бэй, и последний вознамерился незамедлительно привести в исполнение свой замысел по возвращении в Коллегию.

Прежде, чем покинуть Монарх, герой приложил немалые усилия, чтобы примирить враждующие фракции Стеллар-Бэя и Эмбер-Хайтса. Ему удалось выяснить, что десять лет назад Грэм руками пиратов расправился с неугодными ему управленцами «МСИ», что позволило ему взять власть над иконобордцами в свои руки и распространить идеи свободы от корпоративного гнета среди последователей. И теперь, после обнародования столь нелицеприятной информации, Грэм был смещен, и к власти в Эмбер-Хайтс пришла его ближайшая сподвижница, Зора Блэквуд, показавшая себя мудрым и компетентным лидером. Герой убедил Санжара и Зору встать на путь переговоров, и сумели те на первой же встрече найти ряд компромиссов, сблизить позиции...

И иконоборцы, и «МСИ» прекратили трансляции – факт, который сделал инфоброкера абсолютно счастливым человеком. Исполняя данное обещание, Хирам отправил Финеасу запрошенные тем данные, и ныне отряд возвращался на «Безнадежный», спеша покинуть негостеприимную планету и устремиться к сокрытой на астероиде лаборатории Уэллса.

Последний уже успел ознакомиться с полученной информацией, и не замедлил просветить героя о том, что необходимый им реагент – диметилсульфоксид – был заказан в огромных объемах министром Кларком. Посему ученый велел колонисту отправляться в Византий – Золотой Город на Терре-2, и обчистить склад помянутого индивида. После чего Финеас надеялся реанимировать колонистов с «Надежды» и передать власть в Алкионе кому-нибудь более достойному, нежели заправилы Коллегии.

Покинув лабораторию, колонист вернулся на борт «Безнадежного», велев АДА направить корабле к Терре-2 – в космопорт Византия. Здесь посланцев Уэллса уже дожидалась Кармен Имагава, нанятый ученым спецагент. Последняя просветила героя о том, что министр практически все свое время находится в особняке, под усиленной охраной. Правда, время от времени охранников можно встретить в «Питейном доме Биллингс ли», где те предаются дегустации спектральной водки – в нерабочее время, конечно же.

Заглянув в означенное заведение, герой с удовольствием проставил охраннику, оказавшемуся новобранцев, несколько рюмок этого божественного напитка, а когда здоровяк расположился на скамеечке в соседней с баром комнате и задремал, стащил у него карту пропуска в особняк.

Проникнув в обиталище министра, герой разыскал того в одной из комнат, потребовал рассказать, с какой целью Кларк запасся огромным объемом диметилсульфоксида. На лице министра отразилось искреннее недоумение... сменившееся озарением. С горечью признался он, что председатель Коллегии «Алкион Холдингз», Чарльз Роквелл, вот уже несколько лет держит его в этом особняке, и правит колонией от лица Кларка.

Последний надеялся, что колонист, столь неожиданно появившийся у него на пороге, станет спасением для Алкиона, и просил его найти способ проследовать в Акрополь – район, где расположены правительственные и корпоративные учреждения – в том числе и оплот Коллегии «Алкион Холдинз». Кларк передал герою свою карту доступа, рассказал, что в административном крыле помянутого здания находится его бывший кабинет, который присвоил себе председатель. «Терминал Роквелла – один из немногих с функцией передачи информации на земной коммуникационный дрон», - просвещал министр колониста, после чего, протянув тому картридж с данными, продолжал: «Это наш шанс! Отправьте сообщение из его кабинета. Роквелл годами не передал мне сообщения с Земли. Он делает все, чтобы отрезать меня от Правительства. Но они обязательно должны узнать, что здесь творится! На этом картридже я собрал протоколы совещаний, архивы внутренней переписки, отчеты о социально-экономической устойчивости колонии и множество других доказательств того, что Алкион уничтожает коррупция и халатность властей. Когда другие члены Правительства Земли узнают о том, что здесь творится, они обязательно пришлют помощь. Они – наша главная надежда. Ресурсов Роквелла не хватит, чтобы им противостоять. А гибель Алкиона вряд ли в их интересах».

Обещав министру, что сделают все возможное для исправления ситуации, колонист и спутники его покинули особняк, выступив прямиком к величественному Акрополю. В квартал оный проникли они через технические тоннели, проходящие под Византием, а карта доступа Кларка позволила им проникнуть в святая святых корпорации «Алкион Холдингз».

Ступив в пустующий кабинет министра, колонист просмотрел записи в терминале того – точнее, терминале председателя Роквелла, который тот без зазрения совести унаследовал от предыдущего владельца. Как оказалось, Роквелл готовил обращение к жителям звездной системы, суть которого сводилась к следующему: грядет недостаток продовольствия, и, если не предпринять решительных действий, цивилизации в Алкионе грозит гибель. Однако ученые Коллегии нашли решение, и предлагают рабочим корпораций принять участие в «Программе пожизненной занятости». Большая часть колонистов будет погружена в анабиоз – якобы для экономии ресурсов... Таким образом Роквелл и приспешники его надеялись обрести для Византия дополнительное снабжение – ради дальнейшего процветания элиты общества.

Похоже, прав был министр Кларк, подозревая председателя «Алкион Холдингз» в грязной игре. Вот, стало быть, для чего Роквеллу понадобились столь внушительные запасы диметилсульфоксида – для погружения несчастных обывателей в анабиоз!

Отправив с помощью терминала записи с картриджа министра на далекую Землю, герой поспешил распечатать ключ-карту, дающую доступ в здание Министерства исторической достоверности и поддержания духа науки, где, собственно, и претворяется в жизнь финансируемый элитами Византия проект.

Оказавшись в здании, отряд проник в тайную подземную лабораторию, обнаружил резервуары, пребывали в которых люди в состоянии анабиоза. Ученые продолжали спонсируемые «Всеобщей Оборонной Компанией» эксперименты, начатые некогда Уэллсом, систематически выводя испытуемых из длительной гибернации, изменяя условия так, чтобы процесс не приводил к смерти подопытных и потере ими рабочей силы.

Колонист и спутники его забрали с собой резервуар с необходимым веществом, незаметно покинули здание Министерства, после чего поспешили вернуться на борт «Безнадежного». Но стоило АДА вывести корабль на планетарную орбиту, на связь вышла София Акандэ, ассистент Коллегии корпорации «Алкион Холдингз». «Вы постоянно фигурируете в моих отчетах», - сообщила она колонисту. – «Вы успели прославиться. Я наблюдаю за вами с самой Эмеральд-Вэйл. Упадочный захолустный городок, который едва стоит упоминания на карте, - и тут появляетесь вы. Вы прошлись по Эджуотеру и превратили его из преданного компании города в прибежище для диссидентов. Честно говоря, я даже под впечатлением... И все из-за загадочного незнакомца, который упал с неба».

София перешла непосредственно к делу, напомнив герою о том, что Коллегия разыскивает Финеаса Уэллса – опасного безумца, план которого подвергает огромному риску весь Алкион. «Он психопат, одержимый своей идеей, и использует вас в своих целях», - убеждала колониста ассистент, после чего предложила тому помочь Коллегии, установив маячок в терминале связи ученого, дабы силы правопорядка сумели определить его местонахождение.

Понимая, что – ради собственной безопасности – придется ему играть на обе стороны, заверил герой Софию в том, что непременно обдумает ее предложение.

...Будучи в Византие, Элли не преминула навестить родителей, ведь отчий дом покинула она много лет назад. Однако мать с отцом блудную дочь были видеть совсем не рады: как оказалось, та была признана мертвой, и парочка получала по сей день немалые выплаты от страховой компании, что позволило им жить в роскоши.

Шокированная подобным жестом со стороны самых близких людей, Элли убедила колониста заглянуть в отделение страховой компании «Великий Алкион» в Фоллбруке, убедить клерка открыть новый счет, на который и следует впредь переводить страховые выплаты. В конце концов, должна же для Элли быть какая-то польза от ее собственной мнимой гибели!..

...Последующие недели колонист и спутники его провели в странствиях по планетам и лунам системы Алкион, познавая блеск и нищету оной.

Заглянули они на астероид Сцилла, где в заброшенном шахтерском поселении проживала отшельница, искомая викарием Максом. Последний обратился к женщине, прося ту перевести книгу, ибо надеялся он, что обретенное знание даст ответы на его вопросы. Отшельница предложила Максу иной путь, ввела его наряду с капитаном в транс... В видении зрел пораженный Макс свою мать, Исадору де Сото, а после – и самого себя... такого, каким казался себе викарий со стороны. Призрачные образы настаивали, что попытки понять Космическое Уравнение – не более, чем желание разобраться в себе, а для того, чтобы осознать истину, надлежит принять хаос бытия... и жить в нем. «Сопротивляйся или нет, но хаос вынесет тебя куда ему нужно, причем скорее, чем выдуманный План Всеархитектора, ради доказательства которого ты рабски гнешь спину», - вещала Исадора. – «Единственный, кто удерживает тебя от движения вперед, – это ты сам».

Потрясенный, Макс принял прозвучавшие доводы, и, выйдя из транса, показался герою совершенно другим человеком – вдумчивым, рассудительным, сдержанным. Иллюзии, которые он сам для себя сотворил, развеялись – наряду с верой в мистического Всеархитектора. Принял истину о том, что открыт человечеству весь мир, и им просто... нужно жить в нем. И все страдания исходят от того, что люди пытаются контролировать реальность, цепляются за то, каким хотят видеть мир, а не наслаждаются тем, какой он есть.

...Означилась на Сцилле база пиратов, возглавляемых старым приятелем Феликса, Клайдом Харлоу. Последний был уверен в том, что рано или поздно Коллегия рухнет, и тогда они заявят о себе, обретя контроль над частью звездной системы. Называл он великое начинание свое «подготовкой к судному дню в Алкионе», и предлагал Феликсу присоединиться к его команде. И сейчас Клайд просил юношу проявить себя, разобравшись с предателем, Руфусом Трэском, который долгие годы передавал Коллегии информацию о деятельности пиратов, а когда понял, что Харлоу его раскусил, пустился в бега – наряду с частью команды.

Первым делом колонист наряду с Феликсом навестили на борту «Первопроходца» супругу Трэска, Розану. Последняя, как оказалась, успела с Трэском развестись, сообщила герою, что бывший муженек ее наряду с подельниками укрывается в горном ущелье, на отрогах Эмеральд-Вэйл.

«Я не предавал Халроу», - твердо заявил Руфус, когда колонист и спутники его ступили в убежище беглеца. – «Это он предал нас. Он – подкаблучник Коллегии. И все его байки про революцию... чистая ложь». Рассказывал Руфус, что ему в руки попали счета оплаты Коллегией услуг Халроу, которые он сокрыл в вентиляционной шахте базы на Сцилле. Взяв Халроу на службу, Коллегия получила информатора, пирата, контрабандиста и лидера банды в одном лице. Весьма ценный ресурс, занимающийся санкционированным пиратством, уничтожающий неугодные Коллегии корабли и берущий в плен тех, кого необходимо.

Вернувшись на Сциллу, герой и Феликс обнаружили в вентиляционной шахте как чеки выплат, так и список кораблей, захваченных бандой Халроу, их судовые манифесты и общая стоимость всех грузов, переданных впоследствии представителям Коллегии... Узрев подобные неоспоримые доказательства, Халроу сознался в собственном двуличии, атаковал отряд колониста... и был пристрелен – ровно как и его подельники.

...Ниока же желала проститься со своими старыми товарищами, входившими прежде в ее отряд. К несчастью, погибли те в различных уголках системы, но наемница сумела разыскать тела как на Монархе, так и на Терре-2, и забрать медальоны павших друзей. Таким образом, лично простившись с каждым, освободилась она от бремени прошлого.

...Наконец, команда вернулась в тайное убежище Финеаса Уэллса, просветив последнего касательно замысла председателя Роквелла по заморозке жителей Алкиона с целью экономия ресурсов колонии для правящей элиты. «Я всегда знал, что Алкион ждет крах, но не думал, что этот момент настанет так скоро!» - возмутился ученый. – «Этот кризис породили действия Коллегии, а теперь они хотят разрешить его, просто заморозив всех лишних людей? Какой это, к черту, план! Просто отказ от ответственности». По мнению Уэллса, Коллегия вполне может выбросить колонистов «Надежды» в открытый космос, чтобы освободить место в гибернационных камерах. «А ведь на борту ‘Надежды’ – ученый, инженеры, художники», - сокрушался он. – «Самые светлые умы Земли, которые не успела отравить Коллегия. Оно просто избавится от колонистов и превратит ‘Надежду’ в тюрьму. Вероятно, они уже на пути к ‘Надежде’».

Герой передал ученому реагент, после чего предложил скачком переместить «Надежду» через колонию – прямиком к лаборатории Уэллса. Наверняка скачковый двигатель «Надежды» обесточен – придется в качестве источника питания для него использовать «Безнадежный»... Замысел колониста пришелся Финеасу по душе: действительно, если пристыковать «Безнадежный» к «Надежде», а затем рассчитать относительно безопасный маршрут на бортовом навигаторе, то можно будет скачком переместить весь корабль колонизаторов к кольцам Терры-2.

План граничил с безумием: скачковые двигатели предназначены для перемещения кораблей между звездами системами, но никак не в пределах одной из них! Но иной возможности осуществить задуманное не было: надлежит привести «Надежду» к лаборатории Финеаса, чтобы тот смог незамедлительно приступить к реанимации остающихся в анабиозе колонистов. «Я считаю, что пассажиры ‘Надежды’ решат все проблемы колонии», - уверенно заявлял ученый. – «’Надежда’ полна гениальнейших мыслителей человечества. Ученые инженеры. Все специалисты в своей области. Если мы объединим усилия, Алкион еще можно спасти. Коллегия предпочла бы, чтобы мы считали Алкион безнадежным. Но я не хочу в это верить. Если есть хотя бы крошечная вероятность того, что мы сумеем спасти Алкион, мы обязаны попробовать».

Сообщил колонист Финеасу и о требовании адъютанта Коллегии. Ученый заявил, что герою необходимо выполнить оное, или же София заподозрит измену, и тогда команде «Безнадежного» уж точно не поздоровится; власти Алкиона и так косо смотрят на странствующих авантюристов, а если уверятся в том, что выступают те заодно с разыскиваемым террористом, непременно отправят в тюрьму на Тартаре.

Потому Финеас предложил герою подключиться к его терминалу, но сигнал слежения исказить; пока Колегия будет занята расшифровкой его, ученый успеет подготовиться к обороне.

Последовав его совету, команда вернулась на Терру-2, в Византий, где проследовала в оплот «Алкион Холдингз», сообщив Софии об успешно исполненной мисиии – что поделать, приходилось блефовать... ради выживания. Адъютант заверила колониста, что сослужил тот Алкиону добрую службу, оказав помощь в избавлении от радикального элемента. «Неполноценное питание обитателей колони – проблема уже сейчас», - заявляла она. – «Дальше пойдут болезни. Затем голод. Затем распад общества. Затем вымирание. Мой интерес в этом вопросе заключается в сохранении колонии любой ценой. Ни больше, ни меньше».

София потребовала уничтожения Эджуотера, ныне занятого радикальными элементами, и никакие доводы героя не могли изменить ее мнения о том, что потенциальный оплот мятежа должен быть разрушен. Понимая, что, отказавшись исполнять приказ, они вряд ли покинут здание живыми, герой заверил Софию Акандэ в том, что – выражаясь ее словами - ‘отсечет гниющую конечность колонии’, после чего, покинув Акрополь, поспешил наряду со спутниками проследовать на посадочную площадку, велев АДА как можно скорее выводить «Безнадежный» на планетарную орбиту.

Надлежало как можно скорее исполнить отчаянный замысел Уэллса и вырвать «Надежду» из загребущих лап воротил корпорации...

...На борту «Надежды» пребывало немало пехотинцев корпорации; похоже, «Алкион Холдингс» решила обезопасить свое имущество после дерзкого рейда Уэллса, выкравшего одного из колонистов. Но теперь тот вернулся на корабль, и, разя противостоящих ему солдат, осуществил задуманное, использовав системы «Безнадежного» в качестве основного источника питания для двигателя «Надежды».

Проследовав на капитанский мостик, колонист передал «Надежду» под управление АДА, и искусственный интеллект инициировал микроскачок в пределах звездой системы, переместив судно прямиком к астероиду, в недрах которого оставалась лаборатория Финеаса Уэллса.

Но стоило колонисты и спутникам его перейти через шлюз с «Надежды» на «Безнадежный», сообщил АДА, что за время отсутствия пассажиров было получено сообщение от Уэллса. В коротком обращении ученый сообщал о том, что лабораторию его атакует штурмовой отряд Коллегии...

Прибыв в лабораторию, команда «Безнадежного» лицезрела там пехотинцев «Всеобщей Оборонной Компании», методично производящих обыск. Прикончив солдат, герой обнаружил в личном терминале Уэллса запись о том, что его, скорее всего, будут содержать в заточении на тюремной планете Тартар. В качестве прощального подарка оставлял ученый колонисту навиключ этой планеты.

Команда «Безнадежного» не колебалась ни мгновения, и корабль их устремился к Тартару. Сознавал колонист: он должен вытащить Финеаса из тюрьмы, пока Коллегия не привела в действие план по сокращению населения Алкиона.

Корабль опустился на стыковочную платформу тюремного комплекса, Лабиринта, и отряд, покинув «Безнадежный», устремился ко внутренним помещениям здания. Голографический плащ надежно скрывал истинный облик колониста и его спутников, и выдавали те себя за охранников Лабиринта.

В одном из помещений лицезрели они председателя Роквелла; самовлюбленный чиновник готовился к записи очередного обращения к гражданам Алкиона. Герой сумел убедить Роквелла отступить и не чинить им препятствий, и председатель, поколебавшись, решил примкнуть к победителю – кем бы тот не оказался. «Если вы выживите, вам нужен будет человек, который... уговорит остальную Коллегию согласиться на твой план», - заявил он. Колонист пощадил перебежчика; возможно, в будущем от того действительно будет польза... хоть и очевидно, что печется Роквелл исключительно о собственной шкуре.

Приблизившись к тюремному отсеку, содержался в котором пленный ученый, отряд схлестнулся с охранным автоматоном-надзирателем, Т.А.Р.А.Н.. В тяжелейшем противостоянии герою и спутникам его удалось обратить боевого робота в груду металла, а после – прикончить и Софию Акандэ, которая встретила неприятеля с оружием в руках.

Колонист вызволил Финеаса Уэллса из камеры, и тот искренне поблагодарил его за свое спасение. «Я в порядке – благодаря тебе», - молвил ученый. – «Акандэ хотела склонить меня к сотрудничеству. У меня есть основания полагать, что она не погнушалась бы грубой силы, если бы ты не пришел... Но – ты вырвал колонию из хватки Коллегии и спас мне жизнь. Однако нам предстоит еще много работы. Боюсь, положение дел в Алкионе намного хуже, чем мы могли предполагать... На Земле наступила тишина. Нам уже три года не приходило ни одного сообщения. Связь прервалась совсем. Ни сигналов, вообще ничего. Два года назад фрегат Правительства пропал по дороге назад на Землю. Мы не знаем, что они увидели по возвращении, и вообще – долетели они или нет!.. И, поскольку Земля – колыбель человечества, с точки зрения психологии последствия утраты нашего родного дома будут... сокрушительными. Посему, Алкион – единственный дом, который у нас остался. Вернуться на Землю теперь не получится... У нас серьезные неприятности, друг мой. Ты понимаешь, что это значит для Алкиона? Нам больше нельзя рассчитывать на поддержку с Земли. Нужно полагаться только на свои силы. Мы должны немедленно приступить к оживлению пассажиров ‘Надежды’ и начать с самых талантливых. И потом – шаг за шагом – мы поставим эту проклятую колонию на ноги».

Финеас предлагал герою принять на себя роль лидера в грядущие неспокойные времена...


Действительно, странник, прибывший в Алкион, оказался переменной, которой не было в Космическом Уравнении. С того момента, как он появился в Эмеральд-Вэйле, его действия влияли на ход истории.

События на Тартаре положили конец правлению Коллегии, но колония ее долго будет пожинать плоды ошибок ее прежних хозяев. Чтобы привести Алкион в порядок, потребуются усилия целого поколения. Доктор Финеас Уэллс начал с реанимации небольшой группы колонистов «Надежды» - инженеров, ученых, техников и других. Это были самые светлые умы Земли, которые когда-либо устремлялись в звездам. Ученые и инженеры «Надежды» проснулись в колонии, обреченной на полный крах. Не имея возможности вернуться на Землю, они были вынуждены сплотиться и посвятить жизни свои спасению Алкиона.

Жители колонии всегда отличались стойкостью. Когда Коллегии не стало, многие поселения колонии объединились с единственной целью – выжить. Впереди их ждали крайне тяжелые времена. Некоторые города исчезли из-за голода и разрухи, но большинству все же удалось найти способ выстоять. В последующие годы Алкиону пришлось учиться жить со своей новообретенной свободой. Коллегия исчезла, и колония должна была взять ответственность за свою судьбу на себя – к худу или к добру.

Благодаря трудовым реформам «МСИ» и усердию иконоборцев Санжар и Зора сумели привлечь на свою сторону большинство городов Терры-2. Число рабочих «МСИ» резко выросло, и иконоборцы были рады пополнить ряды свои новыми людьми. Корпорации были слишком заняты междоусобицей и внутренней политикой, поэтому не смогли помешать «МСИ» набрать силу и взять под крыло поселенцев, сумевших избежать внимания Коллегии.

Аделайда МакДевитт, сменившая Рида Тобсона, оставалась лидером Эджуотера. Она и ее последователи изменили городок согласно своему видению. Всех, кто был верен Риду, заставили уйти, а остальным пришлось адаптироваться к новой жизни. Аделайда превратила старый завод в цветущий сад. Расположенное рядом кладбище Эджуотера стало отличным источником удобрений.

Благодаря лидерским качествам Дзюньлэй Теннисон «Первопроходец» сумел сохранить независимость от корпораций. Техническая стабильность корабля позволила Дзюньлэй обучить целое поколение новых талантливых инженеров, воспитанных по заветам ее семьи. «Первопроходец» ждало светлое будущее...

Возвращение «Надежды» и отмена Программы пожизненной занятости вынудили Византий смириться с непростой истиной о текущем состоянии Алкиона. Хотя византийцы совсем не спешили расставаться с привычной роскошью, они лишились защиты некогда великой Коллегии, что не оставило им другого выбора. Почти всем жителям пришлось научиться экономить. А некоторые даже были вынуждены устроиться на работу.

...Колонист помог Элли пересмотреть ее убеждения. Хоть и с трудом, но она сумела понять, что ей не обойтись без других людей. В некоторых случаях... Благодаря стабильному доходу от страховых выплат она наконец-то смогла купить себе корабль, после чего наняла команду и занялась доставкой товаров в приграничные поселения. Иногда она даже действовала в рамках закона.

Жизнь в Алкионе открыла Феликсу Миллстоуну глаза. Великая революция, о которой он всегда мечтал, так и не началась. Великое пробуждение колонии не состоялось – как и праздник на улицах в честь этого. Зато был тяжелый труд и отчаянные попытки спасти умирающую колонию. Феликс никогда не дружил с цифрами, но готов был взяться за любую физическую работу. В конце концов он понял, что революции вершатся тяжелым трудом.

Хотя викарий Макс был в восторге от своих приключений на «Безнадежном», со временем он решил, что пора начать новую жизнь – такую, о которой он давно мечтал. Макс знал, что многих жителей колонии тяготило бремя куда серьезнее того, с чем боролся он, поэтому викарий решил посвятить свою жизнь людям, утешая их и оказывая им любую посильную помощь. Если он и брался за оружие, то лишь для того, чтобы защитить слабых. Сбросив оковы отчаянной борьбы со Вселенной и с самим собой, викарий Максимиллиан де Сото наконец-то обрел покой.

Как только судьба пассажиров «Надежды» была решена, Дзюньлэй застенчиво попросила Парвати стать постоянным членом экипажа «Первопроходца», на что девушка с радостью – хоть и неуклюже – ответила согласием. Истории о приключениях Парвати распространились по всей колонии, и вскоре девушка оказалась в центре внимания. Почти каждый перевозчик и шахтер спрашивал о бывшем инженере одного знаменитого космического корабля, и через некоторое время она стала неотъемлемой частью технической экосистемы «Первопроходца». Парвати и Дзюньлэй никогда не расставались.

Ниока вернулась на Монарх, чтобы еще раз попробовать устроить свою жизнь. Она основала группу наемников под названием «Харон» - сообщество экспертов по выживанию в пустоши. Любой, кто искал проводника или напарницу для похода в местный бар, мог найти ее в лагере или у гнездовья только что истребленных ею чудовищ.

Автоматон СЭМ стал отличной рекламой механических специалистов по санитарной электроуборке и мусороудалению на уцелевших просторах колонии. Продажи автоматонов СЭМ пошли вверх. «А знаете ли вы, что автоматоны СЭМ – это самое надежное и эффективное решение любых проблем с мусором в Алкионе?» - гласил рекламный слоган.

Министр Кларк был освобожден из-под домашнего ареста, и благодаря герою нашел в себе новые силы двигаться к цели. Когда стало очевидно, что помощь с Земли не придет, он бросил все усилия и средства на то, чтобы помочь Алкиону справиться с надвигающимся кризисом. Продолжил появляться на публике и председатель Роквелл, став символом грядущих изменений в Алкионе. Когда герою было нужно воспользоваться какими-нибудь связями или провести новую реформу, Роквелл был только рад угодить ему.

Доктор Финеас Уэллс провел остаток своих дней в орбитальной лаборатории. В конце концов он примирился с прошлым и смог простить себя за старые ошибки, посвятив всю оставшуюся жизнь служению колонии. Доктор Уэллс сумел реанимировать намного больше ученых и инженеров, чем изначально ожидал, и все благодаря дополнительным запасам реагента, которые герой выкрал из Министерства. Уэллс всегда помнил о жизнях, которыми пришлось пожертвовать ради этих запасов...

В конце концов доктор Уэллс сумел спасти всех ученых и инженеров «Надежды». В течение следующих десяти лет практически все оставшиеся колонисты были также реанимированы. Алкион ждала эпоха стремительного научного и технического развития. Инновации в сфере биологически активных добавок к пище спасли колонию от голода. Геоинженерные проекты и социальные реформы легли в основу как структурных, так и духовных перемен в колонии... Доктор Уэллс заложил основы проекта по спасению колонии, но так и не увидел результаты своих трудов. Спустя несколько лет он скончался. Его работу продолжили ученые и инженеры, которых он вернул к жизни.

Сегодня Алкион обрел стабильность. Жители колонии упорно трудятся, адаптируясь к новым условиям. Ближайшие колонии присылают помощь и припасы. Жизнь в Алкионе никогда не станет легкой, то теперь – впервые за всю его историю – у людей появилась настоящая, искренняя надежда на светлое будущее.

А что же колонист – непредвиденная переменная в истории Алкиона?..

После кончины Уэллса он продолжил дело ученого с таким энтузиазмом, энергией, решимостью и гениальностью, о которых тот мог только мечтать. Последующие годы выдались тяжелыми, но Алкиону удалось выжить благодаря усилиям выдающихся колонистов с «Надежды».

Никто не знает, что случилось с Землей. И никто не знает, какое будущее ждет Алкион. Но в одном можно не сомневаться: корабль «Безнадежный» и имя его бесстрашного капитана еще долгие годы будут на устах жителей колонии.

Web-mastering & art by Bard, idea & materials by Demilich Demilich