Demilich's

Хроника

2. Андромеда

В 2185 году человечество вступило в золотой век межзвездных путешествий. После открытия древних руин на Марсе знания науки и технологии подтолкнули людей в развитии вперед на тысячи лет. Некоторые принялись исследовать Млечный Путь, но были и те, кто устремил свой взор к еще более далеким звездам.

Так родилась Инициатива «Андромеда». Задуманная обладательницей миллиардного состояния Джиен Гарсон, Инициатива должна была стать доказательством того, что человечество славно не только военной силой, продемонстрированной в Войне Первого Контакта. Гарсон начала планировать Инициативу в 2172 году, объявив об амбициозной цели – отправить поселенцев в Туманность Андромеды через двадцать лет.

На первых порах Инициатива столкнулась с определенными сложностями, но личная уверенность и энтузиазм Гарсон поддерживали начинание до начала 2180 годов, когда новый приток средств и рекламная кампания возродили общественный интерес к замыслу. Сооружение ковчегов ускорилось, и Инициатива «Андромеда» должна была быть официально запущена в 2185 году. Основная задача Инициативы – связать Андромеду и Млечный Путь, создать еще одну самодостаточную организацию, поднять технический уровень народов Млечного Пути.

***

Первые подозрения в том, что с масштабной программой, известной как «Инициатива ‘Андромеда’», что-то нечисто, появились у Тирана Кандроса – солдата-турианина – вскоре по завершении одной из миссий, на которую оказался направлен его отряд. Получив сообщения об исчезновении гражданского транспортника у одной из незаселенных планет, туриане высадились на поверхность, начали поиски... когда неожиданно были атакованы гетами.

Выжил лишь один Кандрос... И теперь снедали его вопросы, ответы на которые были неизвестны...


...По возвращении на Палавен Кандрос незамедлительно заявил, что хочет встретиться со своими вышестоящими офицерами, и когда был приглашен в ставку командования, обратился с вопросом к генералу: «Что такое Инициатива ‘Андромеда’?» «Насколько известно общественности, это именно то, что и должно быть», - озадачился генерал, - «амбициозная частная космическая программа по исследованию галактики Андромеда».

«И что же беспокоит в ней Иерархию?» - допытывался Кандрос, но один из офицеров, командующий Нарркин, процедил в ответ: «Подобные вопросы твой уровень доступа к секретной информации задавать не позволяет, Кандрос. А теперь почему бы тебе не объяснить, зачем ты созвал нас, или, точнее, попросил свою маму сделать это?» «Хватит, Нарркин», - резко оборвал зарвавшегося офицера генерал, и, обращаясь к Кандросу, продолжал: «Да, у Иерархии есть свои сомнения касательно целей Инициативы. Мы начинаем подозревать, что с ней не все так чисто. Они строят гигантские космические корабли. К их организации примыкают десятки тысяч. А недавно они начали расширять строительство кораблей и резко ускорили его. Очевидно, что созидается частная армия».

«А еще вот», - Кандрос продемонстрировал собравшимся голову гета, которого лично пристрелил в недавнем сражении. – «Перед тем, как он очистил свою память, я обнаружил свидетельства того, что кто-то, имеющий отношение к Инициативе, балуется с запрещенной технологией гетов».

Офицеры молчали, размышляя; предстояло принять непростое решение. «Если он прав, нам следует бросить против Инициативы всю мощь турианской армии», - отчеканил Нарркин. «Если он прав», - заметила одна из присутствующих офицеров, адмирал Равис – мать Кандроса. – «Я не готов открыто противостоять Инициативе, основываясь на неких данных, которые мы изъяли из памяти уничтоженного гета. Но у нас есть иное предложение, генерал». Он кивнул Кандросу, и тот озвучил командному составу Иерархии предложение: «Внедрите меня в Инициативу как своего агента. Я выясню, что там в действительности происходит. И если все обстоит так, как мы подозреваем, мы сможем пресечь противоправные действия изнутри».

«Ты говоришь о шпионаже против наших союзников», - обвиняюще произнес Нарркин, на что Кандрос не преминул парировал: «Я говорю о том, чтобы сдержать странное частное начинание, которое может привести лишь к бедам. Если я неправ, то мы тихо оставим Инициативу, и никто ни о чем не узнает. Но если прав – мы сумеем предотвратить очень, очень плохое развитие событий, действуя быстро и решительно».

Генерал согласно кивнул, после чего, обратившись к адмиралу, поинтересовался, что требуется лично от него, чтобы приступить к началу операции.


Позже, следуя к шаттлу, который должен будет доставить его на Землю, колыбель человеческой цивилизации, Кандрос тихо беседовал с матерью, которая спрашивала, уверен ли он в своем решении, ведь начинание это может оказаться весьма опасным. «Да, дело стоит того, чтобы его расследовать», - отвечал Кандрос, - «и доказать, что я – нечто большее, чем просто сын своей матери».

Горечь, прозвучавшая в словах его, не укрылась от Равис. «Брось, ты заслужил свое место здесь», - уверенно заявила она. – «И какая разница, что себе думает этот хитрец Нарккин?» «А ведь он прав», - вздохнул Кандрос. – «Наша фамилия открывает множество дверей и я действительно прохожу в них. Но больше я не хочу пользоваться этими привилегиями. Знаю, это не должно иметь значения, но для меня имеет». «Да, однажды мне тоже пришлось выступить из тени своей матери», - призналась Равис. – «Делай то, что считаешь правильным, сын. Просто возвращайся живым».

На том и расстались. Взойдя на борт шаттла, Кандрос отправился в Солнечную систему, на Землю, размышляя о том, что если Инициатива «Андромеда» действительно несет в себе угрозу, он покончит с нею там, где она зародилась.

По прибытии Кандрос признал, что города людей действительно красивы, однако любоваться видами времени у него не было. Потому турианин отправился прямиком к штаб-квартире Инициативы, где уже начался митинг недовольных программой. Конечно же, провокаторы были заранее проплачены, и начало стихийных беспорядков совпало с прибытием на планету агента Иерархии. «Кто вы такие, чтобы выбирать – кому отправляться, а кому оставаться?» - выполняли свою работу провокаторы, заводя собравшуюся толпу. – «У нас тоже есть право подняться на борт ваших проклятых кораблей!»

Кандрос приблизился к зачинщикам, и те в гневе возвестили: «А теперь вы еще ставите инородцев выше нас?!» Провокаторы повалили турианина на землю, принявшись избивать... когда поток биотической энергии отбросил их далеко в сторону от жертвы. Невысокая полноватая женщина в униформе Инициативы расшвыривала протестующих биотикой, и те, устрашившись, бросились кто куда. «Вы нарушаете пределы частной собственности», - говорила женщина. – «Мне нужно бы вызвать полицию, но, думаю, разумней будет вызвать скорую помощь».

Склонившись над избитым туринином, женщина недовольно поинтересовалась: «Далековато ты забрался от Палавена, птаха. Заблудился?» «Работу еще», - отозвался Кандрос, поднимаясь на ноги. «Запишись в очередь», - хмыкнула женщина и отвернулась, намереваясь вернуться в здание. «Да пытался я», - крикнул ей вслед турианин. – «Мне ответили, что в вашей программе нет места личностям... с определенным прошлым. А я – бывший военный. И мне сказали... что мои навыки могут здесь пригодиться». Женщина резко обернулась, приблизилась к Кандросу, процедила: «Тебя ввели в заблуждение. А теперь – скатертью дорога».

Неожиданно раздался вызов из коммуникатора на запястье женщины. «Мисс Шэнкс?» - произнес приятный женский голос. – «Я хочу выслушать его». Недовольно хмыкнув, Шэнкс сделала турианину знак следовать за нею, в штаб-квартиру Инициативы. «А я – Винник», - попытался наладить контакт с провожатой Кандрос. – «Санджин Винник». Но та отрицательно качнула головой; имя турианина ее нисколько не интересовало – как, впрочем, и он сам.

Они ступили в кабинет, где приветствовала Кандроса женщина средних лет, и первым делом извинилась за грубость, проявленную Луной Шэнкс, главой службы безопасности. «Вы мне интересны, мистер Винник», - произнесла она, оценивающе рассматривая турианина, - «я только что просмотрела ваше досье. О многом нужно поговорить». «Вы просмотрели мое досье, пока мы поднимались на лифте?» - поразился Кандрос, и женщина утвердительно кивнула, пожимая ему руку: «Мы не можем позволить себе промедление. Я – Джиен Гарсон, основательница Инициативы ‘Андромеда’».

Пригласив гостя присесть в кресло, Джиен Гарсон перешла непосредственно к делу, пересказывая легенду, содержащуюся в досье агента Иерархии: «Итак. С позором уволен из вооруженных сил туриан. Тюремный срок за нападение на гражданских... не те навыки, которые мы бы хотели видеть, скажу я». «Не стану врать – я делал вещи, которыми не горжусь», - признал Кандрос, стараясь казаться смущенным. – «Но я видел ваши рекламные ролики, и... Я хочу еще один шанс, и пойду на все, чтобы заполучить его».

«То, что мы показали в рекламных материалах – лишь маленькая толика того, чем мы здесь занимаемся», - медленно произнесла Джиен, глядя Кандросу прямо в глаза. – «Хотите, чтобы мы доверяли вам, мистер Винник? Сперва вы кое-что можете сделать для нас – помочь отыскать ученого-кворианина по имени Шио’лет Вас Новарра». Кандрос молчал, не перебивая, а основательница Инициативы продолжала излагать суть дела: «В основе нашей миссии – поиск «золотых миров» в Андромеде. Но как мы можем определить их, если то, что мы видим в свои телескопы – сведения, устаревшие миллионы лет назад? Шио же отыскал способ получения данных практически в реальном времени. Без него все, что мы делаем сейчас, было бы невозможно. Но у нас две проблемы. Мы обнаружили мельчайший огрех в его формуле – как следствие, числа не сходятся».

«А во-вторых, он неожиданно исчез и не может объяснить, почему так вышло», - предположил Кандрос, и Джиен утвердительно кивнула: «Именно так. Сейчас, когда он нам нужен, как никогда прежде, Шио или скрывается, или похищен кем-то, кто выступает против нас». «Дата старта уже определена», - добавила Шэнкс. – «И если мы не найдем его, ковчеги не смогут отправиться в полет».

Джиен постановила, что поисками займутся Луна Шэнкс и Кандрос. Первым делом они прибыли на Цитадель, и, полагая, что если Шио пустился в бега, то наверняка залег на самое дно, приступили к прочесыванию самых злачных пределов станции. Местный контингент не всегда шел на контакт, приходилось применять силу.

Наконец, Кандросу и Шэнкс посчастливилось напасть на след; один из местных обитателей рассказал о странном кворианине, недавно появившемся в окрестностях...


Помянутый кворианин оставался в своем утлом жилище на Цитадели, и надиктовывал на инфо-планшет сообщение, которое в скором времени отправит адресату. «Это станет последним моим сообщением», - говорил он. – «Я думал, что смогу найти способ вернуться к тебе, но единственная возможность защитить тебя – оказаться как можно дальше. Я знаю, мы договорились, что больше извинений не будет, но... мне не стоило допускать, чтобы подобное случилось с нами. Я не хотел... Я... Пожалуйста, не говори об этом нашему…»

Он запнулся, пытаясь сформулировать мысль... когда двери бункера распахнулись, и внутрь ступил саларианин, роботы-телохранители которого немедленно навели оружие на кворианина. «Ну, здравствуй, друг», - процедил саларианин, нависнув над обитателем каморки. – «У меня к тебе так много вопросов!..»


Когда Кандрос и Шэнкс приблизились к захолустному кварталу, где, предположительно, скрывался кворианин, то заметили толпу местных, в ужасе бегущих прочь и вопящих о помощи. Схватив за плечо некоего дрелла, Кандрос поинтересовался, от чего все они улепетывают. «Дьявол вырвался на свободу!» - выкрикнул дрелл. – «Кворианин попытался, но...»

Оттолкнув дрелла, Кандрос бросился в ту сторону, откуда неслась толпа. В бункере кворианина явно произошла потасовка, все было перевернуто вверх дном, а на полу валялись два искореженных робота-телохранителя. «Похоже, ваш ученый дерется лучше, чем вы думали», - хмыкнул Кандрос, приступая к осмотру помещения, и Шэнкс произнесла: «И преследуем его не мы одни».

Турианин обнаружил инфо-планшет, наверняка принадлежащий исчезнувшему хозяину бункера. Данные, содержащиеся в устройства, были зашифрованы, но Кандрос знал того, кто может помочь получить доступ к ним. «Мы должны навестить Странствующий Флот», - постановил он, задумчиво вертя устройство в руках.


Связавшись с матерью, остающейся на Палавене, Кандрос поделился последними новостями: «Мы обнаружили видео, согласно которому Шио’лет покинул Цитадель. Похоже, он сумел бежать от преследователей. Ты нашла те сведения, которые я просил?» «Информации о твоем исчезнувшем кворианине немного», - прозвучал ответ. – «Он служил на корабле под названием «Новарра», но на этом все. Последние координаты судна я прилагаю... Кое-кто из командования считает, что твою миссию необходимо прекратить, Тиран... Я как могу разрешаю ситуацию, но начинаю сама задаваться вопросом: как преследование одного-единственного кворианина по всей галактике даст нам то, что необходимо?» «Каким-то образом Шио’лет – та нить, которая сможет привести к пониманию, что стоит за Инициативой ‘Андромеда’», - уверенно произнес Кандрос. – «И когда я отыщу его, за эту нить непременно потяну».


Так, воспользовавшись сведениями, переданными адмиралом Равис, Кандрос и Шэнкс прибыли на планету, где оставалась «Новарра»; экипаж корабля был занят добычей ископаемых. Поскольку родной планеты у квориан не было, Странствующий Флот следовал от одной звездной системы к другой, любыми способами пытаясь получить необходимые ему ресурсы. Местных это обычно раздражало, потому квориане старались не задерживаться надолго.

«С кем это ты говорил на корабле?» - с подозрением осведомилась Шэнкс, когда наряду с Кандросом шагали они в направлении мобильного комплекса, разбитого кворианами. «С матерью», - честно отвечал Кандрос. – «Она за меня беспокоится». «По зашифрованному каналу?» - продолжала сомневаться Шэнкс. – «Если ты и хочешь завоевать наше доверие, то усилий к тому не прилагаешь». «Мои старые армейские контакты – те, которые помогли нам отыскать это место, - рискуют своими головами, общаясь со мной», - пояснил Кандрос. – «Думаю, мы вправе позволить им осторожничать. Если хочешь заняться всем сама, пожалуйста. Но без меня ты далеко не уедешь». Шэнкс сердито засопела, но правоту слов спутника признала.

Неподалеку от комплекса их остановила охранница-кворианка, сопроводила к капитану «Новарры» Джэкину. Последний не обрадовался тому факту, что чужаку шныряют близ проводимых раскопок. «Нет у меня времени на вольных горнодобытчиков», - огрызнулся он. – «Местная администрация позволила мне начать добычу этих минералов. Если вам это не нравится, решайте вопросы с нею».

«Меня зовут Луна Шэнкс», - представилась глава службы безопасности Инициативы. – «Я здесь по поручению Джиен Гарсон и Инициативы ‘Андромеда’. Мы надеемся, что вы поможете нам отыскать одного из своих сородичей». «Вряд ли», - безразлично отозвался капитан, но все же уточнил: «А кого именно?» «Ученого по имени Шио’лет», - произнес Кандрос. – «Мы слышали, вы прежде были его капитаном».

«Шио?» - изумилась охранница, приведшая чужаков в кабинет капитана и присутствовавшая при разговоре. – «Он все еще жив?!» «Кто ты такая и что знаешь о нем?» - немедленно потребовала ответа Шэнкс, и отвечала кворианка: «Я – Вигль, и я... он... В общем, мы были друзьями».

«Нам очень важно найти его», - настаивал Кандрос, обращаясь к капитану. – «Можете ли вы сказать нам что-нибудь о том, где он может быть или же к чему стремится?» «Да, я помню его», - отвечал Джэкин. – «Маленький проныра. Еще один идиот, думающий, что может использовать паломничество, чтобы подружиться с гетами. Такие ребята обычно не возвращаются назад. Когда Шио покинул нас, мы все списали его со счетов, но он всех удивил и вернулся. Однако он изменился. Он утверждал, что провел какое-то время в анклаве еретиков и сказал, что те открыли ему, как найти новый мир там, где мы его еще не искали. Ему никто не поверил – и я в том числе. Мы застали его, когда он пытался ввести координаты в навигационный компьютер корабля, и изгнали прочь из Странствующего Флота. Оставили на какой-то поросшей лесами планете и больше о нем не вспоминали». «Наверное, вскоре после этого Шио примкнул к Инициативе», - предположила Шэнкс, переглянувшись с Кандромом, и капитан удовлетворенно кивнул: «Прекрасно. Теперь он – ваше проблема».

Шэнкс протянула капитану обнаруженный в бункере Шио на Цитадели инфопланшет, прося помощи в доступе к содержащимся в устройстве данным, однако Джэкин резко произнес: «Нет, я не стану помогать вам в этом. Это – важная часть нашей культуры. Что, что содержится в устройстве, принадлежит нам, поэтому я требую вернуть его». «Вы сейчас серьезно?» - озадачился Кандрос. – «Мы не хотим оставлять его себе – мы лишь просим вас о помощи в получении доступа к данным». Шэнкс заверила капитана, что они не хотят проблем и излишней шумихи, потому всем надлежит успокоиться и найти взаимовыгодное решение дилеммы.

Внимание находящихся в комнате привлек шум, раздавшийся снаружи. Через лагерь шагал некий саларианин, и, расшвыривая биотические волнами транспортные средства и иные механизмы, требовал немедленно выдать ему Вигля. Следующая волна биотическое энергии, сотворенная саларианином, ударила в бункер капитана, разбивая стены...

«Теперь мы знаем, что произошло на Цитадели», - прохрипел Кандрос, поднимаясь на ноги и помогая встать Виглю. Шэнкс потребовала, чтобы турианин незамедлительно вернулся на корабль наряду с Виглем и готовился к отлету; сама же она обернулась к приближающемуся саларианину.

«Но ведь остаться вместе – более разумно», - настаивал Кандрос, на что Шэнкс отрезала: «Наша первоочередная задача – спасение Инициативы. Потому доставь его на корабль и убирайтесь отсюда – со мною ли или же без меня».

Обратившись к саларианину, женщина потребовала ответа: «Кто ты такой и что тебе здесь нужно?» «Ты была на Цитадели!» - воскликнул тот, проигнорировав вопрос. – «Ты следишь за мной?!»

Двое сошлись в биотической дуэли; саларианин сумел создать мощнейшую энергетическую волну, швырнувшую Шэнкс в шахту – туда, где кворианами велась добыча минералов. Однако одержанная победа дорого ему стоила: биотический имплант, усиливающий способности, не выдерживал подобной нагрузки, причиняя саларианину невыносимую боль.

Кандрос велел Виглю бежать прочь и спрятаться на борту их челнока неподалеку от раскопок. В то время, как подоспевшие квориане поливали саларианина огнем, пытаясь пробить наведенный тем биотический щит, турианин бросился к краю пропасти, протянул уцепившейся за торчащий из отвесной стены металлический штырь Шэнкс кусок подвернувшейся под руку арматуры, помог выбраться. «Где Вигль?» - первым делом поинтересовалась глава службы безопасности...

Ответ на этот вопрос явил себя воочию. Саларианин несколькими ударами биотикой переломал кости в теле пытавшегося убежать Вигля, после чего, отбросив изуродованное тело кворианина в сторону, устремился прочь. Шэнкс и Кандрос не стали преследовать его, склонились над умирающим. «Шио – мой муж», - признался Вигль. – «Он всего пытался... поступать правильно... защищать меня... Я так по нему скучаю!» «Мы хотим защитить его», - заверила Вигля Шэнкс. – «Ты знаешь, где он?» «Омега», - прозвучал ответ. – «Он туда направлялся... Я сказал саларианину... Заплатил кому-то... чтобы тот увез его далеко...»

«Это предназначалось для тебя», - Кандрос передал Виглю планшет, и тот, пробежав глазами текст последнего сообщения Шио, прижал устройство к груди, замер; жизнь оставила его...

Кандрос и Шэнкс оставили разоренный лагерь, устремившись к челноку. Путь их лежал на Омегу...


Во время перелета на Омегу Кандрос связался с матерью, рассказав ей о последних событиях. Как оказалось, означенный саларианин был прекрасно знаком адмиралу Равис. «Его имя – Олан Кут», - говорила она. – «Был милым мальчиком... когда заметила его ГОР – Группа Особого Реагирования салариан. Биотические способности редки у салариан, и те, которыми обладал Олан, оказались чрезвычайно сильны. ГОР разглядела его потенциал и в процессе изнурительных тренировок сделали из него агента Зету – одного из самых смертоносных оперативников в организации. После чего он стал одержим усилением своих биотических способностей. Когда стандартных имплантов стало для него недостаточно, он принялся разрабатывать собственные и ставить над собой эксперименты... Что-то сломалось у него в мозгу, и салариане открестились от него. С тех пор он – сам по себе. Если бы мы знали, что он имеет какое-то отношение к происходящему, Иерархия никогда бы не одобрила твою миссию. Именно поэтому мы пресекаем ее и приказываем тебе возвращаться, Тиран».

«Но я не могу бросить всей сейчас», - возразил Кандрос. – «Я уже приблизился к тому, чтобы выяснить... пока не знаю в точности, что именно. Но я должен дойти до конца». «Этого недостаточно», - отрезала Равис. – «Ты притягиваешь к тебе внимание повсюду, куда отправляешься, и все еще не нашел ничего, чтобы подтвердить наши подозрения. Какие бы ни были у нас тревоги касательно Инициативы «Андромеда», они не стоят риска, которому ты подвергаешься. Я передам координаты встречи на твой омни-инструмент, и...»

«Я там не появлюсь», - прервал адмирала Кандрос. – «Я готов понести наказание, когда все будет кончено, но я не увлеку тебя за собой. Адмирал, прошу тебя... Скажи им, что я действую вопреки приказам, по собственной инициативе. Пошли кого-нибудь по моему следу, если это необходимо, но позволь мне все закончить». «Сделаю, что смогу», - вздохнула Равис. – «Но когда ты вернешься, у нас с тобой состоится долгий и серьезный разговор».


Достигнув Омеги, двое покинули корабль, ступили на станцию. Первым делом Кандрос купил накидку у уличного торговца, и, набросив ее на плечи, скрыл лицо капюшоном, предложив спутнице держаться подальше от клуба «Посмертие». «Ты прячешься от кого-то?» - нахмурилась Луна, на что Кандрос уклончиво отвечал: «Я просто осторожен».

Путь им преградили двое батариан, наведя на прибывших винтовки и потребовав как снова предъявить разрешение на посадку, так и заплатить за пребывание на станции.

«Пропусти их, Скел», - потребовала турианка, выступив из-за спин батариан и смерив чужаков оценивающим взглядом. – «А вы убедите меня в том, что прибыли не для того, чтобы чинить разбой. Потому что, если это произойдет, вы...» Она осеклась, присмотрелась к Кандросу, и, хоть и старался тот изо всех сил затеряться под накидкой, воскликнула: «Тиран Кандрос, это ты? Ты получил мое сообщение!»

«Что здесь происходит?!» - насторожилась Луна, и, выхватив пистолет, направила его на Кандроса. – «Так и знала, что ты ведешь свою игру!» «Луна», - примирительно вскинул руки Кандрос, - «Найрин... Позвольте мне все объяснить».

«Не хочу ничего слышать», - скрежетнула Луна зубами, а в следующее мгновение турианка волной биотической энергии выбила оружие в нее из рук. Не мешкая, Кандрос вывернул Луне руку, заставив опуститься на пол. Найрин вздохнула, молвила, обращаясь к женщине: «Думаю, он должен кое-что объяснить нам обоим».


Позже Найрин сопроводила Луну и Кандроса в бар «Посмертие», где Ария, которой уже доложили о произошедшем, попыталась было удушить гостя-турианина биотическими энергиями.

«Нет, это не тот саботажник, которого ты пытаешься отыскать, Ария», - с ноткой тревоги заявила Найрин, обращаясь к хозяйке Омеги. – «Это мой кузен, Тиран. И в сравнении со мной, он образец добропорядочности». Ария прервала процесс биотического удушения, осведомилась: «И что же ты делаешь на моей станции?»

«Я работаю на Инициативу ‘Андромеда’», - прохрипел турианин, потирая горло. – «Ищу ученого-кворианина». Ария постановила, что Кандрос может продолжать поиски, но видеть его она больше не желает. «Найрин, может, прекратить тратить мое время со своими зацепками?» - бросила Ария, направляясь в свои комнаты, и турианка обещала: «Не волнуйся. Я тоже не стану здесь задерживаться».

Кузене Кандрос доверял, посему без утайки поведал ей о возложенной на него Иерархией миссии. «Стало быть, Иерархия надеется, что ты в одиночку сокрушишь Инициативу ‘Андромеда’», - задумчиво произнесла Найрин. – «Отрадно слышать, что с тех пор, как я покинула Палавен, подобная паранойя все еще присуща Иерархии. Просто удивлена, что ты согласился на это».

«Вообще-то, это была моя идея», - признался Кандрос. – «Масштаб того, что делает Инициатива, невероятен – наверняка у него есть и иная сторона». «Но почему все не может быть таковым, как кажется?» - недоумевала Найрин. – «Исследование иной галактики – задача, невыполнимая в одиночку, но если расы сплотились во имя ее – мне кажется, это действительно может вдохновлять». «Возможно», - осторожно признал Кандрос. – «Но грань между сплочением и конспирацией весьма тонка».

«Когда это ты стал столь циничен?» - усмехнулась Найрин. – «Будучи детьми, мы мечтали о том, чтобы избежать «семейного проклятия». Но ты здесь. И, знаешь ли, это твой шанс обрести свободу». «То есть, на самом деле присоединиться к Инициативе?» - изумился Кандрос, прежде о подобном и не мыслящий. – «Ты спятила?» «А почему нет?» - парировала Найрин. – «Вселенная велика, тебе следует повидать ее. Есть миллион куда более предпочтительных вариантов, нежели разделить наследие семьи Кандрос». «Даже если бы я и хотел...» - вздохнул Тиран, - «у меня есть задание, и я собираюсь выполнить его». «Конечно», - согласилась кузина. – «Делай то, что считаешь нужным, но поразмысли над моими словами».

Кандрос обещал, что так и сделает, после чего вернулся в бар, где его дожидалась Луна. Турианин без утайки поведал ей обо всем, понимая, что следует оставить всякие тайны и недомолвки. «Иерархия приказала мне отыскать грязь на вашей программе», - закончил он рассказ, - «и если потребуется, с ее помощью пресечь дальнейшее развитие Инициативы. Но больше я не исполняю их приказы. Я хочу помочь вам вернуть вашего кворианина».

Луна долго молчала, глядя в сторону... а после тихо молвила: «Мой отец владеет строительной компанией. Денег у него куда больше, чем он может потратить. Ему не хватает лишь сына, который мог бы унаследовать семейный бизнес... Джиен Гарсон пришла к нему, сделав некий поистине огромный заказ. И лишь увидев ее впервые, я поняла: ничто в мире не способно ее остановить. Она отказала моему отцу в сделке, но наняла меня, предложив работу. Такова Джиен – в каждом она видит потенциал. Так и в тебе она разглядела нечто, достойное доверия. Впервые она ошиблась».

«Не ошиблась», - возразил Кандрос. – «По крайней мере, я так считаю. Честно говоря, сейчас я не знаю, что и думать. Масштаб и амбиции Инициативы пугают народ. И меня тоже пугают... Но если Джиен доверяет мне, возможно, она знает больше, чем все мы».

...Найрин отвела Кандроса и Луну на оружейный склад, где те не преминули забрать новые винтовки, а Кандрос высказал уверенность в том, что Иерархия покроет счет за них. Наемники Найрин тем временем прочесали отсеки станции, и вскоре доложили о том, что в одном из них замечен подпадающий под описание саларианин.

Когда трое достигли означенного отсека, здесь уже шло противостояния агента Зеты с наемниками Найрин. Те вели шквальный огонь, но биотический щит, сотворенный саларианином, поглощал энергию выстрелов; у ног агента Зеты лежал кворианин – наверняка Шио’лет.

Обещав Луне, что отвлекут на себя внимание противника, Найрин и Кандрос атаковали. Агент Зета обернулся к турианам, и в этот момент Луна потоком биотической энергии взорвала имплант у него на затылке. Биотический щит исчез, Зета пал, корчась от боли, а Луна, бросившись вперед, схватила обессиленного кворианина, вознамерилась было увести его прочь, когла саларианин, собравшись с силами, поднялся, пронзил тело Луны насквозь подобранным с пола металлическим штырем.

Закричав от боли, женщина развернулась, в упор выстрелила Зете в голову. Несмотря на то, что выстрел сжег плоть с левой стороны черепа, саларианина это, похоже, лишь привело в еще большую ярость, и он, биотической волной отбросив противников в сторону, поспешил ретироваться.

Найрин оказала Луне первую помощь; штырь не задел жизненно важные органы, и женщина непременно выживет, хоть оправится еще не скоро. Сама же Луна, обратившись к Кандросу и сжав руку того, тихо произнесла: «Винник... Тиран... Удостоверься, что с ним ничего не случится... Доставь его обратно на землю... К Гарсон». «На Землю? Нет!» - воскликнул доселе молчавший Шио. – «Зета направляется к передатчику гетов – мы должны остановить его!»

Позже Кандрос просился с Найрин, поведав ей о том, что наряду с Шио продолжит преследование саларианина. «То есть, вы преследуете этого психопата и суетесь в логово еретиков-гетов», - закатила глаза его кузина. – «Что ж, рада была знать тебя». «Я, кстати, все еще думаю о том, что ты сказала», - отвечал Кандрос, - «и, быть может, видимся мы не в последний раз».

...Оказавшись на борту корабля, покинув Омегу и задав курс по переданным кворианином координатам, Кандрос вновь связался с матерью, дабы сообщить ей последние новости. «Тебя обвинили в дезертирстве и презрении своего долга», - сообщила сыну адмирал Равис. – «Если ты выживешь и вернешься, у нас не будет иного выбора, кроме как арестовать тебя. Больше я не смогу защитить тебя, сын. К чему бы ты не стремился... я надеюсь, оно того стоит». «Как и я...» - отвечал Кандрос...

***

Нексус В иную галактику отправилась координирующая станция «Нексус», а следом за нею – четыре ковчега, составлявших первую волну: «Гиперион», «Паарчеро», «Натанус» и «Левсиния», находились на которых люди, салариане, туриане и асари соответственно. После чего началась постройка иных кораблей, включая кворианский, на которых в Андромеду должны были отправиться представители разных народов Млечного Пути. Увы, из-за весьма непростых технических сложностей запуск второй волны был отложен.


...Шесть столетий спустя Слоанна Келли, директор службы безопасности «Нексуса», пробудилась в весьма искореженной стазис-капсуле, сумела выбраться из нее, обнаружив, что сопредельные отсеки пребывают в весьма плачевном состоянии. Немногочисленные выжившие покидали стазис-капсулы, но множество мертвых тел устилали искореженные коридоры и помещения космической станции. Что стало причиной трагедии?.. Нападение?.. Или же... целенаправленный саботаж?..

Слоанна устремилась в отсек, где должны были находиться капсулы, оставались в которых ключевые фигуры Инициативы – в том числе и Джиен Гарсон. Последнюю обнаружить не удалось: стазис-капсула была пуста, но отыскала Слоанна поблизости Фостер Аддисон, одну из руководителей сектор колониальных дел. Последняя не имела ни малейшего представления о произошедшем с «Нексусом», ровно как и о том, сколь критичны повреждения, полученные станцией.

Достигнув отсека, открывался за котором вид во внешнее космическое пространство, двое опешили, наблюдая кажущееся невероятным явление: в чертоге межзвездного пространства пребывало гигантское образование, походящее на некий тугой клубок нитей, простирающихся вдаль. Быть может, именно оно стало причиной случившейся катастрофы?.. Но, как бы то ни было, надлежало продолжить поиски Джиен Гарсон, а уж после приступить к выяснению подоплеки произошедшего.

Вскоре двое повстречали кроганку-инженера Накмор Кеш, главного проектировщика «Нексуса», а также немногочисленную горстку выживших. Системы станции были заблокированы, требуя присутствие наиболее высокопоставленного из доступных офицеров... и таковым «Нексус» по неведомой причине считал саларианина Джаруна Танна, заместитель финансового директора станции.

Последний был выведен из криостаза, обеспечил остальным доступ к информационным системам «Нексуса», но Слоанна Келли в сложившейся критической ситуации наотрез отказалась признавать верховенство саларианина – к вящему удовольствию последнего. Кеш призвала товарищей по несчастью действовать сообща, ведь системы жизнеобеспечения гибнущей станции отказали, и примерно через 45 минут атмосфера здесь станет непригодна для людей. Было решено пробудить турианина Каликса Корванниса, проектировщика систем жизнеобеспечения – быть может, он сумеет найти какое-то решение проблемы, которая может стоить жизни им всем.

Каликс и его команда в считанные минуты сумели перераспределить питание кислородом отсеки станции, продлив таким образом существование обитателей оной минимум на сутки. В последующие часы Слоанна, Кеш и остальные трудились, не покладая рук, устраняя критические неполадки, отстыковывая и сбрасывая давший течь реактор – по мере сил и возможностей продлевая агонию «Нексуса».

Джарун Танн выступил с предложением пробудить индивидов, необходимых для скорейшего восстановления систем станции, и Слоанна, поколебавшись, сочла выдвинутые саларианином аргументы весьма разумными. А вскоре в одном из отсеков было найдено мертвое, изуродованное тело Джиен Гарсон, и означало сие, что видение великой мечтательницы придется воплощать в жизнь ее последователям, а для этого необходимо действовать в едином ключе, не отвлекаясь на незначительные проблемы, а сосредоточившись исключительно на главных.

Из криостаза было выведено несколько сотен индивидов, и Танн, Слоанна и Аддисон распределяли между ними обязанности, направленные на максимально эффективное восстановление систем «Нексуса». В последующие недели станцию удалось стабилизировать, и теперь ситуация, в которой оказались колонисты, были плохой, но уже не критической.

Конечно, не все из них готовы были трудиться на благо социума: то и дело Слоанне поступали донесения об исчезающих припасах, а однажды произошло и вовсе вопиющее событие – саларианин Приот Фаларн наряду с подельниками захватили заложников, требуя, чтобы командование «Нескуса» позволило им покинуть обреченную станцию на одном из шаттлов.

Слоанна наряду с подначальными ей сотрудниками службы безопасности протест подавила, приказав открыть по мятежникам огонь на поражение. Двое были убиты, остальные восемь – пленены; после жарких дискуссий между Танном, Слоаной и Аддисон было решено вернуть их в криостаз – до той поры, когда ситуацию удастся стабилизировать и они смогут позволить себе провести справедливый суд.

«Нексус» продолжал дрейфовать близ странной аномалии, которую находящиеся на станции окрестили «Бедствием». Кроме того, среди сотен колонистов постепенно крепли настроения отчаяния и недовольства. Ведь стало известно, что урожай в искусственных отсеках появится лишь через несколько месяцев, а существующие запасы пресной воды и продовольствия могут закончиться уже через несколько недель! Высказанное Танном предложение вернуть добровольцев в криостаз не нашло поддержки среди обитателей станции, а, наоборот, усилило негативные настроения.

И, поскольку ковчеги Первопроходцев так и не появились, а припасы неудержимо таяли, Аддисон и Танн отправили челноки с добровольцами на поиск пригодных для колонизации планет в окрестных звездных системах.

Шли недели... Припасы неумолимо таяли, на станции царила атмосфера страха и отчаяния... А однажды служба безопасности обнаружила, что некто с помощью биотики уничтожил сенсоры, контролирующие давление в системе охлаждения одного из отсеков, что привело к взрыву оной и выбросу охлаждающей жидкости. В инциденте получили ранения находившиеся поблизости техники, но кто стоит за произошедшим?.. И чего добивается?..

Слоанне удалось выяснить, что ответственна за саботаж асари Ирида Фадир, входящая в команду Каликса, взорвавшая систему охлаждения, чтобы отвлечь внимание от серверной, в которую проникла с целью кражи данных. Понимая, что обстановка на «Нексусе» близка к критической, Ирида надеялась завладеть информацией, которой команда ее непременно воспользуется для обеспечения собственного выживания... когда дойдет до открытого противостояния, а это непременно случится.

...Тем временем один из челноков достиг орбиты планеты Эос – ближайшей к «Нексусу», но находящейся в опасной близости от Бедствия. Сканирование, проведенное столетия назад, показало буйную растительность на поверхности... но сейчас колонисты наблюдали лишь пустошь... высился в которой некий монолит, и вихрились над ним грозовые облака.

По возвращении на «Нексус» экипаж челнока доложил о том, что Эос для жизни непригоден; подобные донесения сделали колонисты оставшихся семи челноков. Похоже, вся жизнь на планетах в ближайших звездных системах уничтожена Бедствием: поверхности их бесплотны, а атмосферы радиоактивны и непригодны для дыхания. Восьмой челнок, на котором находился помощник Слоанны – турианин Кандрос, на «Нексус» не вернулся, но успел передать сигнал бедствия перед тем, как исчез близ Эоса.

Сведения эти Танн, Аддисон и Слоанна приняли решение сохранить в тайне, чтобы не сеять панику среди колонистов. Однако тайное всегда становится явным, и весть о том, что припасы на станции практически закончились, пригодные для колонизации планеты не обнаружены, ковчеги Первопроходцев так и не появились, а командование ведет собственную игру, все это скрывает, стала последней каплей, переполнившей чашу терпения отчаявшихся обитателей «Нексуса».

И когда Аддисон объявила о том, что персонал станции будет в принудительном порядке возвращен в криостаз, начался мятеж, возглавил который Каликс Корваннис. Массовые беспорядки, потасовки и хищения припасов происходили повсеместно, и сил службы безопасности недоставало, чтобы вернуть на станцию подобие порядка.

Слоанна разыскала убежище Каликса, предложила турианину переговорить о сложившейся ситуации; директор службы безопасности надеялась понять, что движет мятежниками, после чего изыскать способ урегулировать конфликт – так или иначе.

Джарун Танн же отдал приказ Вилльяму Спендеру – помощнику Аддисон - вывести из криостаза Накмор Морду, предводительницу клана Накмор, дабы неистовая кроганка покончила с Корваннисом и иными лидерами мятежников; саларианин надеялся, что таким образом удастся обезглавить восстание и подавить его.

Воины-крогане под началом Морды атаковали убежище лидеров мятежников, прервав переговоры между Каликсом и Слоаной. Последняя была вынуждена сделать выбор... и приняла сторону мятежников, обратив оружие против безжалостных кроган. Те с легкостью одержали верх над сподвижниками Каликса, а самого лидера мятежников пристрелили.

После чего выживших зачинщиков беспорядка – к которым ныне причисляли и Слоанну - офицеры службы безопасности препроводили в тюремный отсек. Танн предложил пленникам выбор: изгнание с «Нексуса» или же криостаз. К удивлению саларианина, мятежники предпочли первое: получив шаттлы, они покинули станцию, отправившись в неизвестность.

Накмор Морда потребовала у Танна принять ее в совет «Нексуса» - исполнить обещание, ведь именно это за подавление мятежа сулил ей Вилльям Спендер. Танн, однако, о подобном и слышать не желал, и глава клана Накмор пришла в неописуемую ярость. Кеш урезонила Морду, предложив той в знак протеста наряду с кланом покинуть «Нексус», дабы попытаться выжить на одной из опустошенных планет; сама же Кеш оставалась на станции, строительству которой отдала всю себя.

Два челнока покидали «Нексус», унося с собой кроганов клана Намкор и мятежников под началом Слоанны Келли... в неведомое...

***

634 года спустя после запуска первой волны Инициативы «Андромеда», в 2819 по земному летоисчислению, ковчег «Гиперион», на борту которого пребывали 20000 человеческих колонистов, преодолел 2.5 миллиона световых лет, достиг скопления Элея означенной галактики и ныне приближался к Жилищу-7 - одному из «золотых миров», загодя определенных учеными как пригодные для колонизации. Те использовали сооружение гетов на краю Вуали Персея, использовавшее три пространственных реле для слежения за темным космосом через подобие сверхсветового телескопа; таким образом стало возможным получить почти современные изображения Андромеды, хоть никто и не понимал, почему геты посвятили столько усилий изучению темного космоса. Поскольку весьма большое количество «золотых миров» было обнаружено в скоплении Элея, оно и стало целью для человеческого ковчега.

Возглавлял команду первооткрывателей в деле освоения новых планет «Гипериона» Первопроходец Алек Райдер. Солдат армии Альянса, он участвовал в историческом перемещении Джона Гриссома через пространственное реле «Харон». Полученный опыт позволил ему пройти обучение по системе N7; в процессе оного Алек повстречал доктора Эллен Харлоу, разрабатывавшей импланты для связи с нервной системой, которая впоследствии стала его женой. После свадьбы Алек продолжил военную службу, участвовал в Войне Первого Контакта, выжил на Шанкси, сражался с турианами. В конце 2160-х Райдер стал военным аташе на Цитадели, где заинтересовался искусственным разумом как средством развития человека. Увлечение запретными технологиями привело к его увольнению и разжалованию.

Обычно планетарная разведка велась долго, множеством отдельных команд, но Райдер предложил Инициативе иной подход: действовать должен идеально обученный и снаряженный специалист с помогающим ему искусственным разумом. При помощи оного Первопроходцы могут за несколько часов определить, подходит ли планета для заселения, и указать «Нексусу», какую группу поселенцев готовить. Искусственным интеллектом, использующимся командой Первопроходцев «Гипериона», стал СЭМ (Самообучающаяся Электронная Матрица), и служил он координирующим звеном между Алеком Райдером и остальными членами его группы, в которую, помимо прочих, входили двое детей Райдера, близнецы Скотт и Сара.

Доктор-асари Т’Перро вывела Скотта из криостаза, сообщив ему, что до прибытия к планете остается час, и Первопроходец надеется, что команда его выступит на исследование сего мира незамедлительно. После чего техники приступили к пробуждению Сары... когда корабль тряхнуло, на несколько минут исчезла гравитация, а когда вернулась, капсула, находилась в которой девушка, с силой ударилась о стену отсека.

Техники и Т’Перро заверили пораженного Скотта, что, несмотря на повреждения капсулы, с Сарой все будет в порядке, но следует на какое-то время оставить ее в криостазе, чтобы провести необходимые исследования.

В отсеке раздался голос Первопроходца, требовавшего немедленного присутствия на капитанском мостике Райдеров, а также лейтенанта Коры Харпер – человека-биотика, бывшего офицера армии Альянса Систем. Командование сочло ее таланты опасными, и Кора была переведена в программу «Валькирия» при Совете Цитадели (серию проектов по интеграции военных, принадлежащих к различным расам), где получила назначение в отряд асари «Дочери Талейна». Какое-то время занималась она миротворческими и контртеррористическими операциями, а после покинула отряд ради того, чтобы присоединиться к Инициативе «Андромеда». Биотические способности и опыт военной службы обеспечили Коре место первой помощницы Алека Райдера и возможной его правопреемницы.

И когда Скотт и Кора прибыли на капитанский мостик, лицезрели они Алека Райдера и капитана «Гипериона» Нозоми Данн, напряженно вглядывавшихся в космическое пространство, находилось в котором некое неведомое образование, походящее на сплетенную из нитей частиц сеть и простирающееся за пределы звездной системы. Удивительно, но аномалия осталась незамеченной датчиками и никак не проявила себя во время дальнего сканирования из Млечного Пути. Столкновение с этим энергетическим полем плотных частиц с необычными свойствами повредило «Гиперион», и сейчас системы корабля функционировали на резервном питании... но надолго их не хватит.

В то время, как капитан и команда займутся восстановлением систем, Алек Райдер возглавит команду Первопроходцев, которая отправится на поверхность Жилища-7, дабы проверить, подходит ли планета для заселения людьми. В настоящее время излучение от энергетической сети блокировало датчики, и невозможно было определить условия на планете. Потому оставалось лишь действовать вслепую, и незамедлительно – к тому времени, когда электропитание прекратится, надлежит вывести из криостаза 20000 пассажиров и представить им мир для колонизации.

Кора распределила оружие среди членов отряда Первопроходцев, которые, как было решено, отправятся к поверхности Жилища-7 на борту двух шаттлов. Обратившись к команде перед отбытием, Алек Райдер говорил: «Я отобрал вас в отряд Первопроходцев не только за таланты и азарт. Вы все – мечтатели, как и я сам. Когда люди оглянутся из будущего, а они обязательно оглянутся, то увидят, что мы не сдались. Мы не отказались от своей мечты. Что наши первые неверные шаги в Андромеде были началом всего, что они знают. У нас только одна возможность стать первыми. Так идем же творить историю!»

Воодушевленные пламенной речью, члены команды заняли свои места в челноках, и покинули те ковчег, устремившись к планете. Скотт Райдер получил в напарники Лиама Косту, специалиста по безопасности. И пока рассекал челнок околопланетное пространство, двое во все глаза смотрели на остановившую «Гиперион» гравитационную аномалию, которая, по мнению СЭМа, была ничем иным, как нестабильной массой темной энергии.

Челноки вошли в атмосферу планеты, степень ионизации в которой была крайне высока. Молнии били постоянно, и одна из таковых ударила прямиком в челнок, на борту которого находился Скотт... Посадка вышла донельзя жесткой; еще в воздухе челнок начал разваливаться на части, и Скотт наряду с Лиамом, не удержавшись, выпали из машины... остались живы лишь благодаря своим ракетным ранцам, позволившим обратить неконтролируемое падение в подобие полета.

Оказавшись на поверхности, осмотрелись. Планета казалась сущим адом, совершенно непригодным для колонизации. Что донельзя странно, ведь, согласно изначальным исследованием, Жилище-7 должно было оказаться плодородным и благодатным тропическим миром – истинным раем для проживания. Но на самом деле атмосфера из аргона и азота была непригодна для дыхания, молнии продолжили ежесекундно бить в землю, а гигантские каменные глыбы парили в воздухе, поддерживаемые незримой силой... быть может, имеющей отношение к энергетическому облаку, но это – не более, чем теория.

Вмонтированные в бронекостюмы Скотта и Лиама коммуникаторы пришли в негодность, да и с СЭМом не было связи. Двое приняли решение выступать в том направлении, в котором двигался второй шаттл, на борту которого находился Первопроходец.

Довольно скоро заметили они следы инопланетной цивилизации – некие постройки из глянцево-черного материала, а вдали – башню, пребывало в небесах над которой гигантское энергетическое завихрение. Быть может, является она источником бури?..

В одном из ущелий Скотт и Лиам столкнулись с первыми формами инопланетной жизни – гуманоидными, по комплекции и внешнему виду походящему на обитателей Млечного Пути. Возможно ли, что эволюционный процесс в Андромеде проходит по тем же законам, что и в их родной галактике?..

Инородцы были вооружены, и открыли по людям огонь... Тем не оставалось ничего иного, кроме как прикончить чужаков... Что ж, первый контакт с инопланетной цивилизацией закончился печально, но Лиам высказал надежду на то, что в следующий раз, возможно, им удастся пообщаться прежде, чем прозвучат выстрелы.

В окрестных ущельях означились и иные инородцы, и, вопреки надеждам Лиама, начали стрельбу сразу же, как замечали людей. Помимо прочего, двое обнаружили некие руины, архитектура которых заметно отличалась от иных построек на поверхности планеты; и, похоже, развалинами этими инородцы весьма интересовались.

Наконец, Скотту и Лиаму удалось достичь места крушения второго челнока, где Кора и иные члены команды держали оборону от подступающих сил инородцев, прибывших на некоем транспортном корабле. Алека Райдера поблизости не было: Первопроходец ушел на разведку, пока остальные были заняты починкой челнока.

Связь удалось восстановить, ровно как и активировать СЭМа. Незамедлительно со Скоттом связался отец, заявив, что ждет членом своей команды у основания башней, над которой, судя по всему, находится око бури; возможно, строение выступает источником ионизации атмосферы.

Скотт, Лиам и Кора поспешили достичь указанных Алеком координат, в то время как остальные выжившие члены команды продолжили восстановление челнока... Алек Райдер оставался на скальном утесе, наблюдая за инородцами у подножия башни. Предположил он, что создания эти здесь гости, и мир им не принадлежит; младший Райдер подтвердил догадку отца, рассказав об обнаруженной лаборатории, используемой для изучения неких древних руин.

Указав спутникам на око бури над вершиной башни, Алек произнес: «Облако темной энергии, в которое попал «Гиперион», воздействует на всю планету, и эта башня с ним каким-то образом взаимодействует. Вместе они изменяют климат планеты неструктурированными потоками энергии. То есть, если мы сумеет войти и отключить системы башни, молнии прекратятся, и мы сможем улететь отсюда на челноке». В теории все звучало отлично, но легче сказать, чем сделать. Да и возиться с механизмами, принцип действия которых неведом – не самое разумное решение... Впрочем, альтернатива – погибнуть от удара молнии или же от рук инородцев. Очевидно, что выбирать не приходится.

Ведомые Райдером, трое атаковали застигнутых врасплох инородцев, устремились внутрь башни. Алек отыскал центр управления, и с помощью СЭМа приступил к расшифровке языка, который понимали системы сего комплекса. Остальные же сдерживали натиск инородцев, ожидая, когда Первопроходец завершит колдовать над консолями и сумеет открыть дверь, ведуюую в недра башни.

СЭМу удалось расшифровать часть языка; приказав Лиаму и Коре остаться снаружи, Первопроходец наряду с сыном проследовал внутрь помещения. Наблюдал Скотт, как отец его остановился перед некой причудливой системой, походящей на огромный светящийся треугольник, витающий в воздухе посреди помещения. Алек медленно поднял руку, с помощью СЭМа начав некую коммуникацию с системой...

Треугольник воссиял, тонкие светлые пряди начали расходиться от него в стороны. Первопроходец отступил, устремился к выходу из помещения. Отец и сын воззрились на него, ныне свободное от грозовых туч. Задуманное удалось осуществить, и, хоть планета оставалась для жизни непригодна, они получили возможность покинуть ее и вернуться на «Гиперион».

Неожиданно страшной силы ударная волна, расходящаяся от помещения, в котором Райдеры только что побывали, отшвырнула их далеко в сторону, и двое, беспомощные, оказались отброшены к основанию башни. Визор шлема Скотта была разбит, и, поскольку атмосфера планеты для дыхания непригодна, жить ему оставалось не больше минуты... Запросив экстренную эвакуацию, Алек снял шлем, надел его на голову сына...

Сознание милосердно оставило задыхающегося Скотта... Последним, что он слышал, стали слова отца, приказывающему СЭМу начать передачу данных...


В себя он пришел уже на борту «Гипериона» - в помещении, где находился модуль СЭМа. В помещение ступили встревоженные Лиам, Кора и асари Лекси, поведавшие о том, что Первопроходец мертв – отец пожертвовал собой ради сына. Кроме того, каким-то непостижимым образом СЭМ стал частью разума Скотта!..

«Твой отец поручил передать тебе полномочия Первопроходца», - буднично заметил ИИ, и вконец сбитый с толку последними потрясениями Райдер выдавил: «Разве не Кора должна была им стать?» «В теории, да», - улыбнулась девушка. – «Но на практике новым Первопроходцем стал ты, Скотт». Кора не стала противиться последней воле Алека Райдера – да, правила существуют, но в сложившейся ситуации нет смысла слепо следовать им.

Товарищи сообщили Скотту, что после того, как атмосфера планеты очистилась, энергетическая аномалия стала менее плотной, что позволило «Гипериону» проследовать через нее, и ныне ковчег уверенно двигался к точке встречи с «Нексусом». У них оставалась еще пара часов, и Скотт просил дать ему время немного передохнуть и прийти в себя. Твое покинули отсек; Лиам, задержавшись у входа, сообщил, что в состоянии Сары Райдер никаких изменений.

Скотт остался один – точнее, с СЭМом, голос которого теперь звучал в его разуме. ИИ признался, что таким же образом прежде был связан с Алеком. «Так я смог узнать его лучше», - говорил он. – «Алек не захотел бы, чтобы мы упустили из виду цель. Он говорил, что боль укрепляет наши стремления. Он хотел бы, чтобы его смерть сделана нас сильнее».


...Когда Скотт поднялся на мостик, в иллюминаторах корабля уже виднелся «Нексус». Капитан Данн сообщила, что ковчеги асари, туриан и салариан должны уже быть здесь... однако визуального подтверждения этому не было. Да и сама станция выглядела недостроенной, хотя, согласно изначальному плану, к этому времени она должна была уже полностью функционировать и готова принять ковчеги Первопроходцев.

Попытки выйти на связь с персоналом оказались безуспешны – связистам «Гипериона» отвечал лишь автоматический диспетчер, живых же операторов не было. Скотт удрученно покачал головой: если ли конец полосе неудач?.. Жилище-7 для колонизации непригодно, спровоцирован конфликт с первыми же встреченными представителями расы инородцев, Первопроходец мертв, и неизвестно, что творится на «Нексусе».

«Гиперион» пришвартовался к шлюзу космической станции, и Скотт наряду с Лиамом и Корой проследовал в вагон монорельса, который доставил его в пределы оной. На «Нексусе» царило запустение... Приветствовавший Райдера и спутников его турианин Тирэн Кандрос, командующий ополчением станции, признался, что «Гиперион» - первый из прибывших ковчегов, которых они ждут уже четырнадцать месяцев.

По пути к оперативному центру рассказывал Кандрос прибывшим, как пояс темной энергии, названной ими «Бедствием», повредил «Нексус». Припасы заканчивались, начался хаос, который привел в итоге к вооруженному восстанию. Когда порядок был восстановлен, мятежников изгнали... Райдер, в свою очередь, рассказал турианину о первом контакте с инородцами на Жилище-7. «Мы знаем про них», - подтвердил Кандрос. – «Но стараемся не выдавать своего присутствия. Напади они сейчас – у нас бы не хватило сил отбиться».

Рассказывал Кандрос, как его разведывательный челнок на одном из спутников столкнулся с расой прежде неизвестных существ – кеттов, к которым и угодил в плен. Но все же сумел вырваться, добыть оружие, освободить остальных и вернуться на «Нексус», где встал во главе новообразованного ополчения. Кандрос обещал Первопроходцу, что в случае необходимости находящиеся под началом его ударные отряды АПЕКС придут на помощь. Ведь очевидно, что на мирные встречи с кеттами рассчитывать не приходится – инородцы донельзя опасны, и доподлинно неизвестно, к чему стремятся они, но в скоплении Элея их можно обнаружить на планетах, на поверхностях которых замечены постройки иной, древней цивилизации.

В оперативном центре Первопроходца приветствовали Джарун Танн, действующий директор Инициативы, Фостер Аддисон, ведающая делами колонистов, и Накмор Кеш, управляющая станции. Прибытию «Гипериона» на «Нексусе» были несказанно рады, ведь все припасы у обитателей станции были на исходе. Весть о гибели Алека Райдера поразила Аддисон – еще одно несчастье в довершение к текущим. «Вся Инициатива поставлена под угрозу», - просветила прибывших женщина. «Ни один из ‘золотых миров’ не оправдал надежд. Пустышки. И от остальных ковчегов ничего не слышно». «Мы не знаем, что с ними случилось», - добавил Танн. – «Наши ресурсы на исходе. Уменьшение порций позволило выиграть какое-то время, но оно не бесконечно».

Колонисты отчаянно нуждались в Первопроходце – том, кто займется поисками ресурсов... и «золотого мира», где смогут обрести новое будущее колонисты. Танн пригласил Райдера проследовать к нему в кабинет и побеседовать насчет выделения Первопроходцу разведывательного корабля.

Перед тем, как сделать это, Райдер перебросился парой слов с теми ключевыми фигурами «Нексуса», с которыми уже успел познакомиться. Так он узнал о злосчастьях, преследовавших обитателей станции с самого прибытия в скоплении Элея Андромеды, о мятеже и изгнанниках, и о последовавших за ними кроганах, разъяренных тем, что их попросту использовали для подавления восстания. Кеш сообщила молодому Первопроходцу, что в организмах представителей ее клана начала формироваться мутация, защищающая от генофага, и последние шесть столетий крогане, пребывая в криостазе, подвергались генетической терапии, эффективность этой мутации усиливающей. Быть может, существует маленький шанс на то, что в новой галактике раса обретет наследие?..

Аддисон, в свою очередь, просила Райдера стать примером и вдохновлять оным остальных. Ее тревожил тот факт, что военные прибирают все больше власти, и сила ополчения растет. Нет, им жизненно необходимо, чтобы Первопроходец и СЭМ занялись разведкой планет, прогнозирование колонизации – после чего колонии станут автономны, займутся добычей ресурсов и самообеспечением. Вот в чем должна состоять суть Инициативы, а не развязыванием войны и таинственными кеттами!.. Ведь если в кратчайшие сроки аванпосты основаны не будут, колонистам грозит голодание – стало быть, 600 лет полета потрачены зря. Алек Райдер и Джиен Гарсон много чего им обещали – и все впустую. Именно поэтому новый Первопроходец должен доказать исполненным горечи колонистам, что надежда на благополучный исход и воплощение Инициативы в реальность жива...

Проследовав в помещение, занимаемое исполнительным директором Танном, Райдер поведал тому о случившемся на Жилище-7. Саларианин, в свою очередь, сообщил о том, что Бедствие, судя по всему, опустошило многие планеты сектора, и, похоже, это не совсем природный феномен, но искусственно созданное энергетическое облако. «Его здесь не было, когда мы покидали Млечный Путь», - говорил Танн. – «Похоже, все золотые миры стали непригодны для жизни».

Он настаивал, что колонисты должны заселить одну из ближайших планет, несмотря ни на что – Эос. Да, она опустошена, необходимо каким-то сделать ее пригодной для обитания, образом повысить ее перспективность для колонизации, чтобы основать аванпост, после чего станет возможным вывести из криостаза новых поселенцев. Таким образом «Нексус» станет получать больше ресурсов, и восстановление станции удастся ускорить... По словам Танна, всего существует шесть пригодных для заселения планет, и надеялся исполнительный директор, что Первопроходец сможет понять, как возможно выжить на них и основать аванпосты. Осознал Райдер, что ответственность за изначальную колонизацию Танн хочет возложить исключительно на него.

Вздохнув, он ответил согласием незамедлительно отправиться на поиск нового дома для колонистов, просил предоставить его корабль... когда зазвучавший в разуме голос СЭМа просил как можно скорее навестить модуль ИИ на «Гиперионе». И когда Райдер исполнил просьбу, СЭМ открыл ему, что Алек отключил протокол безопасности импланта, что дает ему, ИИ, неограниченный доступ к физиологии Первопроходца. СЭМ при необходимости может увеличивать силу, улучшать моторные навыки и нервную деятельности индивида, с которым остается связан – в настоящее время таковым выступает Скотт. Кроме того, СЭМ признался, что он – новый вид искусственного разума, черпающий знаний из человеческого опыта и совершенствующийся при этом. Тем не менее, несколько секторов памяти СЭМа, касающиеся замыслов Алека Райдера, оставались заблокированы последним.

В ангаре «Нексуса» Первопроходец обнаружил разведывательный корабль «Буря», ему предназначенный. Здесь приветствовала его турианка Ветра Никс, ведающая снабжением и презирающая всякую бюрократию в принципе. Благодаря ее усилиям, корабль довольно быстро удалось подготовить к полету, и вскоре команда Скотта Райдера покинула станцию, взяв курс в звездную систему Пифей, где пребывала планета Эос, известная также как Жилище-1. За последние месяцы колонисты «Нексуса» дважды пытались основать аванпост на поверхности, и оба раза терпели неудачу: бесплодная пустошь, радиоактивная атмосфера и означившиеся на планете кетты заставили поселенцев уносить ноги. Но – как знать? – быть может, Первопроходцу улыбнется удача?..

...Достигнув Эос – планеты, названной по имени греческой богини рассвета и олицетворяющей надежду, - и опустив «Бурю» близ заброшенного аванпоста, Райдер и спутники его ступили на поверхность. Согласно полученным разведданным, на планете бушуют разрушительные штормы, зараженные радиацией Бедствия.

Первым делом Первопроходец занялся исследованием модулей аванпоста, подключением к ним генераторов электропитания. Ему удалось засечь сигнал, сходный с тем, обнаружить который удалось на Жилище-7 – исходящий от башни, оказавшей воздействие на атмосферу! Быть может, с ее помощью удастся изыскать способ очистить атмосферу Эос от радиации, сделать ее пригодной для дыхания и осуществить таким образом первый шаг на долгом пути к колонизации планеты?

В пределах аванпоста Райдер обнаружил разведывательный вездеход «Кочевник», на котором наряду с Корой и Лиамом устремился к источнику сигнала... Как и ожидалось, исходил оный он от черной, устремляющейся в небо башни. Приблизившись, Первопроходец обнаружил пульт управления, однако возможности СЭМа в интерпретации системы, созданной чуждым разумом, были весьма ограничены; тем не менее, развивающийся ИИ был исполнен решимости постичь ее суть.

Близ башни означилась асари, представившаяся «Пиби» и заявившая о том, что последние несколько месяцев была занята изучением башни. Но рассказать о себе она не успела: небольшой отряд был атакован престранными роботами... Когда с ними было покончено, Пиби поведала, что именуюся те Реликтами, и условно подразделяются на различные типы, как то Монолиты, Наблюдатели или Сборщики, обладающие способность с огромной скоростью создавать иные конструкты - Солдат.

«Я видел, как эта техника расчистила небо на Жилище-7», - произнес Райдер, кивком указав на башню. – «Мы надеялись, что она сможет сделать то же и на Эос». «Вся техника Реликтов связана между собой», - поделилась Пиби. – «Ты как-то подключаешься к монолиту – и это сразу же воздействует и на остальных. Если же ты пробудишь и иные монолиты, то они могут указать на какой-то способ решить проблему радиации».

Первую башню СЭМу, действуя через имплант Первопроходца и используя уже известные ему глифы – код Реликтов, удалось привести в действие. Согласно полученным данным, то же много раз безуспешно пробовали проделать и кетты. Сложно судить о том, рассчитана ли техника Реликтов на включение исключительно искусственным интеллектом, ведь в самих сооружениях следов подобного разума нет... да и встреченные роботы Реликтов оказались довольно примитивными. Тем не менее, СЭМ обнаружил, что глифы включают в себя ключи, сходные с электроэнцефалограммой, а это позволяло предположить, что вся структура должна управляться сигналами от нервной системы.

Первопроходец, Лиам, Кори и присоединившаяся к небольшому отряду Пиби продолжили странствие по Золотым Пустошам на вездеходе, изыскивая иные монолиты и приводя их в действие. Конечно, пробуждение техники Реликтов могло привести к каким угодно последствиям, ведь Райдер и остальные не ведали о ней ровным счетом ничего... но, за неимением иных идей, приходилось уповать на то, что изучение этих чудесных технологий сможет дам им ключ, необходимый для очищения атмосферы Эос от радиации.

Близ одного из монолитов поодаль оказалась база кеттов... с которыми с удовольствием расправлялся старейший кроган клана Накмор, Драк. Последний признался, что уже несколько месяцев занимается тем, что громит базы кеттов на планетах окрестных звездных систем после того, как те похитили разведчиков, входивших в его отряд. Райдер предложил крогану объединить усилия, но тот наотрез отказался, ибо не имел ни малейшего желания общаться с людьми, прибывшими с «Нексуса». Потому, чтобы побороть скуку, Драк надеялся продолжить охоту на кеттов, ведь присутствие их в Элее все усиливается.

Активация трех монолитов, образующих по своему местоположению равносторонний треугольник, заставила открыться двери комплекса, расположенного в центре обозначенного этими башнями пространства. Кетты, рыщущие по поверхности планеты в поисках Реликтов, сюда, похоже, еще не добрались.

Обнаружив в помещении гравитационный колодец, Пиби, Райдер, Лиам и Кора ступили в него, устремились вниз... а когда, наконец, достигли дна, обнаружили в себя в подземном комплексе, простирающемся на многие мили как в стороны, так и вглубь планеты. Последующие долгие часы провели они, исследуя помещения... древнего города, разя немногочисленных роботов-Реликтов, здесь остающихся, и минуя престранные акведуки с наэлектризованной жидкостью, а также сады с растениями. О том, какую роль играло это место для своих создателей, можно было гадать бесконечно. Навряд ли потребовалось возводить столь гигантский комплекс ради одного лишь атмосферного регенератора. Хотя и это – не более, чем догадка, ни единым фактом не подкрепленная...

Сканируя окрестности, СЭМ предположил, что хранилище Реликтов не функционирует уже несколько веков... возможно, с тех времен, как в скоплении возникло Бедствие. И навряд ли это совпадение. Быть может, именно из-за этой аномалии был оставлен комплекс?.. Хотя... гадать на этот счет можно бесконечно...

В сердце хранилища Райдер обнаружил устройство, приведя в действие которое, снял блокировку монолитов, и механизмы комплекса – в том числе и атмосферный генератор – ожили. На консоли же, блокировавшей системы хранилища, Первопроходец обнаружил предмет – вероятно, каким-то образом связанный с блокировкой, и решил забрать его с собой – для дальнейшего изучения.

Неожиданно энергетические показатели, исходящие от механизмов, начали зашкаливать, и в сторону опешивших людей медленно двинулось силовое поле, аннигилирующее все на своем пути. Возможно ли, что хранилище очищает себя от посторонних жизнеформ?..

Первопроходец в отчаянии колдовал над консолью... когда поле неожиданно исчезло, а системы хранилища вернулись к нормальному функционированию. Пиби предположила, что наблюдали они очистку комплекса перед перезапуском, однако то была лишь теория – одна из многих.

СЭМ восстановил активность управляющей консоли, и над нею возникло голографическое изображение систем скопления Элея. На многих иных планетах горели огоньки, обозначающие «спящие» хранилища – подобные тем, которое обнаружили они здесь, на Эосе. Но к чему же стремились создатели Реликтов?.. Роботы, атмосферные регенераторы, растения – неужто пытались они сделать планеты обитаемыми? Терраформировать целое скопление? «Первые регенератор, который мы видели, делал все только хуже», - напомнила Скотту Кора. – «Хотя, возможно, он был просто сломан». Одна из планет на голограмме отличалась от остальных цветом, и координаты ее СЭМ загрузил в свою систему, отметив, что находится она за пределами разведанной области скопления. Было принято решение навестить ее следующей...

Вернувшись на поверхность, Первопроходец и спутники его лицезрели голубое небо... Уровень радиации заметно понизился, а вскоре атмосфера наверняка станет пригодна для дыхания, ее состав улучшится, ровно как и влажность. Невероятные технологии Реликтов – механизмы планетарного масштаба, охватывающие целое скопление, - могут стать ключом к выживанию колонистов в Андромеде, если научиться ими управлять.

...Самый низкий уровень радиации на планете означился в ущелье, названном Бухтой Ветров, и именно здесь Райдер принял решение основать первый на планете аванпост. Вызвав «Нексус», он сообщил, что Эос готова к развертыванию, и вскоре на планету прибыли челноки с поселенцами под началом Августа Брэдли, оперативного начальника колонистов и будущего мэра аванпоста, который назовут «Продромос». Люди воспряли духом, принявшись устанавливать комплексы, проводить исследования окрестных земель, возводить оборонительные сооружения.

Дела Первопроходца и спутников его на Эос были закончены, потому вернулись они на борт «Бури». По пути примкнул к ним Драк, наблюдавший за содеянным Скоттом и принявший решение сопровождать его.

По возвращении на «Нексус» СЭМ сообщил Скотту, что Алек сделал привязку к развитию сына как Первопроходца, и по мере сего у ИИ будут открываться заблокированные воспоминания. Первое из них относилось к тем временам, когда Алек Райдер еще служил на Цитадели, и пытался пролоббировать идею о необходимости создания искусственного интеллекта. «Эра разработка освободит нас», - горячо доказывал Алек послу Гойл, настроенной весьма скептически. – «Мы неспособны воспринять мир, лежащий за пределами наших пяти чувств. А искусственный интеллект – способен. Он разовьет наши способности и подарит новые». «Однако это не помешало гетам восстать», - резонно заметила посол, и отвечал Алек: «Потому что они были отделены от своих создателей. Но если ИИ и люди будут связаны напрямую общим интерфейсом – все от этого выиграют. Нет создателя, против которого можно восстать». Посол, однако, заранее была уверена, что идеи Алека не найдут понимания... Тогда же Райдер узнал, что его супруга Эллен неизлечима больна, и жить ей осталось недолго...

Аддисон предлагала Скотту решать судьбу Инициативы, взяв в свои руки направление ее развития. Так, молодой Первопроходец должен был принимать поистине судьбоносные решения и нести ответственность за них: кого пробудить из криостаза, на каких разработках сосредоточиться, куда перебросить отряды ополчения... Поздравил Скотта с успехом и Танн, желавший оказаться на стороне Первопроходца и показать себя косвенным участником последних достижений; зная, что Кеш и Кандрос особо его не жалуют, саларианин пытался всеми силами сохранить свою должность, дабы и в дальнейшем оставатья на ключевой позиции в Инициативе.

«Мы подозреваем, что существует некая терраформирующая сеть», - поведал Скотт Танну, Кеш и Кандросу, когда те собрались в кабинете исполнительного директора Инициативы. – «Чтобы проверить это предположение, необходимо отправить «Бурю» глубже в сектор. Если другие золотые миры находятся там, где им и положено, это приблизит нас к ним». «Осторожнее», - предостерег его Кандрос. – «Кетты обшаривают все скопление в поисках технологий Реликтов». «А еще есть риск встретить изгнанников», - добавила Кеш. «Ведь с «Нексуса» их не просто так выставили». Танн, в свою очередь, напомнил, что не следует забывать и об исчезнувших ковчегах – быть может, удастся найти и их?..

Связавшись со Скоттом, остающийся в медотсеке на «Гиперионе» доктор Карлайл сообщил Первопроходцу, что его сестра все еще остается в коме, однако, поскольку в телах у детей Алека Райдена одинаковые нейронные импланты, СЭМ сумел подключиться к интерфейсу в теле Сары напрямую. Так, Скотт смог немного пообщаться с сестрой посредством имплантов, ввести ее в курс последних событий

Тем временем спутники Первопроходца разместились на борту «Бури»; Драк облюбовал кухню, Пиби – спасательную капсулу, где вплотную занялась изучением обнаруженного в недрах хранилища на Эос устройства, связанного с блокировкой систем. Из баз данных «Нексуса» Скотт узнал, что настоящее имя асари - Перессария Б’Сэйл, и родилась она на планете Иетиана в Млечном Пути. Отправившись в Андромеду на «Нексусе», она покинула станцию несколько месяцев спустя, чтобы в одиночку изучать скопление Элея, где и оказалась очарована Реликтами.


...«Буря» прибыла в систему Онаон, где, согласно активированной на Эос голографической схеме скопления, должно находиться потенциально действующее хранилище Реликтов. Но здесь их уже дожидалась флотилия кеттов! Корабли и истребители оных окружили «Бурю», вынудив ту опасно приблизиться к завесе Бедствия, пронизывающей и эту систему.

Кетты блокировали системы «Бури», после чего начали буксировать судно в ангар своего флагманского корабля. На связь с Первопроходцем вышел предводитель кеттов, Архонт, потребовав ответа: «Где тот, кто активировал Реликт? Здесь его ДНК». «Вы встали у меня на пути», - произнес Райдер. – «Кто вы? Что вам нужно?» «Я не буду объяснять то, что вы все равно не поймете», - отозвался Архонт.

СЭМу удалось вернуть контроль над системами корабля, а также продолжить курс через Бедствие. Преследуемая истребителями кеттов, «Буря» устремилась через гибельный пояс темной энергии. СЭМ уверенно провел корабль в звездную систему, где – предположительно – находится действующее хранилище Реликтов, в то время как противники их были уничтожены Бедствием. Флот кеттов не сумел последовать за судном Первопроходца – на какое-то время тот и сподвижники его были в безопасности.

Однако, когда «Буря» вошла в атмосферу планеты, с поверхности поднялись некие истребители, отправили гостям из иной галактики координаты, которым тем надлежало следовать. Практически на всех выжженной поверхности планеты наблюдались следы вулканической активности... но истребители сопроводили «Бурю» к благодатному оазису, остающемуся посреди хаоса стихий.

Райдер в одиночку сошел с трапа корабля, лицезрев гуманоидных представителей прежде неизвестной ему расы. Впрочем, технологии коммуникаторов представителей этого народа позволили им общаться с гостями на их родном языке. «Я – Пааран Шие, губернатор Айи», - представилась предводитель делегации. – «Мы все – ангара». Как оказалось, ангара было уже известно о прибытии гостей из Млечного Пути.

К трапу корабля приблизился иной ангара, и, подойдя к Райдеру вплотную, недобро поинтересовался: «Айя скрыта и защищена. Что вам нужно?» «Если честно, мы сами не знали, что найдем здесь», - признался Скотт. – «Но я поделюсь с вами всем, что нам известно, если вы ответите взаимностью». «Звучит обнадеживающе», - признал ангара – Джаал Ама Дарав. – «Я сообщу Эфре. Он будет ждать вас в своем кабинете, в штабе Сопротивления. Я буду там же».

С этими словами ангара удалился. Губернатор предложила Райдеру сопроводить его к означенному штабу, но заметила, что представители ее расы относятся к чужакам с тревогой и враждебностью – и небезосновательно. По пути Пааран рассказывала Первопроходцу, что Эфра – глава Сопротивления, возглавляющего противостояние их расы с кеттами.

Они шли через город, и предполагал Скотт, что подобный райский уголок ангара вполне могли создать с помощью систем активированного хранилища Реликтов. И, называя свой мир «скрытым и защищенным», они нисколько не лукавили: из-за гравитационного линзирования Айи черной дырой в центре скопления Элея планету эту действительно крайне сложно обнаружить, а воздействие Бедствия делает приближение к ней опасным.

У входа в штаб Первопроходца вновь приветствовал Джаал, признавшись, что печальный опыт общения с кеттами сделал его народ подозрительным к чужакам. «Когда Архонт прибыл в Элей, он разрушил наше государство – забрал то, что хотел, словно мы – ничто», - признался воин Сопротивления. – «Теперь кетты похищают ангара, и наши братья и сестры пропадают навсегда. И Сопротивление борется с ними. Каждый день, изо всех сил».

Простившись с губернатором, Джаал сопроводил Первопроходца в кабинет Эфры де Тершаава, и тот, вперив в гостя оценивающий взгляд, бросил: «Зачем вы здесь?» «На негостеприимной планете, которую мы назвали Эос, мне попалось древнее сооружение – хранилище», - отвечал Райдер. – «Его удалось восстановить, и оно стабилизировало климат планеты. Если я не ошибаюсь, на Айе тоже должно быть хранилище, только другое. Мне хочется заглянуть туда». «Да, верно», - подтвердил Эфра. – «Здесь есть хранилище, но оно закрыто, а вход замаскирован. Мы не можем вам помочь».

«Но Мошаэ может», - неожиданно обратился к своему лидеру Джаал. – «Она – наиболее уважаемая нами старейшина и исследовательница. Она изучала это хранилище». «Но ее похитили кетты, и мы ничего не смогли сделать», - напомнил сородичу Эфра. – «Нам ее не спасти».

Райдер, однако, настаивал, предлагая лидеру Сопротивления свою помощь – возможность заслужить доверие ангара. Джаал просил Эфру позволить ему примкнуть к Первопроходцу, дабы понять, действительно ли тот заслуживает доверия и может ли стать ценным союзником в борьбе с кеттами.

Нехотя, Эфра свое согласие дал, после чего Первопроходец и его новый спутник покинули штаб Сопротивления, и, проследовав через город, поднялись на борт «Бури», где Райдер представил Джаала команде. «Однажды, примерно восемьдесят лет назад, в Элей прибыл Архонт с кеттами», - рассказывал тот внемлющим ему новым сподвижникам. – «Тогда и начались все эти ужасы». К тому, что похищение ангара может быть основной целью кеттов, команда «Бури» отнеслась с нескрываемым сомнением. Кроме того, факт необходимости покинуть Айю, так и не заглянув в хранилище, не мог не огорчать, однако Джаал убедил остальных, что сперва им необходимо заслужить доверие Эфры в частности и Сопротивления в целом.

На голографической карте скопления Джаал указал Райдеру и иным членам команды на две планеты: Хаварл и Воелд. «До пришествия Бедствия Воелд была цветущей планеты», - говорил ангара. – «Миллиардное население, настоящий центр развития технологий. Теперь же там наземная война с кеттами. База Сопротивоения сражается с командным центром кеттов за контроль над планетой... Хаварл – родина ангара. Но сейчас она становится опасной, дичает. Мы подозреваем, что в этом винованы Реликты. И недавно мы потеряли связь с учеными, остававшимися на этой планете». Другими словами, Джаал предлагал Первопроходцу посодействовать делу Сопротивления на одной из этих планет, и впоследствии – как знать? – быть может, изыщется все-таки способ ступить в хранилище Айи.

Кроме того, поведал Джаал и о фракции радикально настроеных воинов, Роекаар, цель которых – изгнать из скопления всех без исключения чужаков. Роекаар были основаны Акксулом, учеником Мошаэ, но он был похищен кеттами и два года содержался в трудовом лагере – выжил, но затаил злобу на Сопротивление и инородцев. Он стал привлекать молодых ангара и разочаровавшихся бойцов Сопротивления на свою сторону, и теперь Роекаар ведут партизанскую войну против всех чужаков в Элее.

Постановил Первопроходец, что первым делом отправятся они на Воелд, передовую, где проходят боевые действия и ангара Сопротивления ожесточенно сражаются с кеттами. Именно на этой планете, поверхность которую покрывали океаны, столетия назад ученые Инициативы планировали создать одну из крупнейших колоний в скоплении, и назвали ее Жилищем-6. Но Бедствие все изменило: температура резко понизилась, океаны оказались скованы льдом, и начался ледниковый период.

Джаал указал пилоту «Бури» посадочную пощадку близ оплота сопротивления на Воелде, где собрата и Первопроходца приветствовал лидер местной ячейки, Анйик До Зил. Последний относился к новым союзникам с откровенным недоверием и не скрывал этого, но все же позволил проявить себя. И первым делом просил Райдера навестить Хьяру, одно из небольших поселений ученых в долине.

Следуя в означенном направлении на вездеходе «Кочевнике», Райдер внимал словам СЭМа, рассказывающего о том, что расположен на планете крупный аванпост кеттов; именно с этой базы координируется вся деятельность расы на Воелде. Прибыв в Хьяру, Райдер и спутники его узнали от ученых, что кетты постоянно нападают и уводят ангары в трудовые лагеря, а иногда и просто убивают.

Один из лагерей находился поблизости, потому Райдер и спутники его атаковали комплекс, и, перебив кеттов, вызволили пленных ангара из заточения в энергетических клетках. Удивительно, но пленникам непостижимым образом удалось выкрасть у противников носитель информации, находился на котором код кеттов, необходимый для проникновения в их командный центр.

Райдер, отвечая на просьбу спасенных, вызвался доставить носитель данных в Течикс, и остающиеся в означенном селении бойцы Сопротивления, изучив полученную информацию, пришли к выводу, что если воспользоваться ею незамедлительно, то могут они нанести сильнейший удар по кеттам! Вот только коды доступа на базу противника постоянно меняются, и вскоре тот, который удалось раздобыть ангара, станет недействителен!

Не мешкая, команда Райдера и бойцы Сопротивления выступили к оплоту кеттов на Воелде, и, покончив со множеством противников, сразили их предводителя, Префекта. Уничтожение командной структуры сделало находящихся на Воелде кеттов уязвимыми, и щиты, препятствовавшие доступу в древний город ангара Джа Ник исчезли. Именно здесь пребывали кетты, занятые поисками Реликтов и – предположительно – древнего ИИ, созданного позабытой расой. Потому отряд Райдера не преминул зачистить от кеттов руины.

Обнаружились на Воелде и монолиты – подобные тем, которые Первопроходец уже наблюдал на Эосе. Приведение в действие их открыло доступ в хранилище Реликтов, где Райдер, активировав древние системы, изменили климат планеты, значительно повысив температуру воздуха; при пониженном облачном покрове энергия солнца будет возрастать, и льды, сковывавшие поверхность, непременно растают.

Основав на Воелде аванпост, Райдер и спутники его покинули планету, дабы продолжить исследование скопления...

Команда Первопроходца

Пиби немедленно заперлась в спасательной капсуле «Бури», возясь с обнаруженными технологиями, и вскоре представила Райдеру свое творение – Реликт, восстановленный и полностью подчиняющийся ее командам. Конечно, она намеревалась и впредь совершенствовать робота, интегрируя в системы его боевые протоколы.


Кора настояла на возвращении на Эос, узнав, что на планете появились беженки-асари. Быть может, теперь судьба исчезнувшего ковчега «Левсиния» прояснится? Ведь, насколько было известно Коре, на борту ковчега находилась Сарисса Терис, лучший стратег в вооруженных силах асари, чья помощь наверняка бы пригодилась Инициативе.

В Продромосе Райдер разыскал асари Гидарию, поведавшую о том, что кетты преследовали ковчег через все скопление. Сарисса отдала приказ об эвакуации, и сотни асари попытались покинуть «Левсинию». Гидария не знала, в какой из звездных систем остался ковчег, однако рассказала о том, что борт его покинул корабль «Перифона», должный помочь эвакуированным. После чего передала Первопроходцу коды системы идентификации корабля и последний план его полета.

Как следовало из оного, «Перифона» должна оставаться на Воелде, потому команда Райдера вернулась на заснеженную планету, пытаясь отследить сигнал корабля... Вскоре удалось обнаружить его обломки; осмотр их привел к неутешительному выводу: «Перифону» уничтожили кетты. На месте крушения Райдер отыскал бортовой регистратор; быть может, расшифровка данных, в нем сохранившаяся, поможет проследить путь корабля и указать, в какой из звездных систем скопления Элей остался ковчег асари.


Следующей планетой, посещенной командой «Бури», стала Хаварл – родина расы ангара, названная прежде Инициативой «Жилищем-3». Вся поверхность ее была покрыта цветущими джунглями, и на первый взгляд среда вполне подходила для последующей колонизации...

Первопроходец и спутники его проследовали в поселение Пелаав, где оставалась команда ученых-ангара, к которой прежде принадлежала и Мошаэ. Джаал представил спутников Кииране Далс, ведущей исследовательнице Пелаава, предостерегшей прибывших об опасности со стороны Роекаар, реликтов и агрессивной местной фауны. Кииран поведала Райдеру, что окрест полным-полно монолитов, исследованиями которых ее группа и занималась. Однако часть ученых угодила в некое стазис-поле Реликтов, и остается в нем по сей день.

Проследовав к означенному монолиту, Райдер активировал его системы, сумев отключить стазис-поле; технологии Реликтов на Хаварле ничем не отличались от встреченных прежде, на иных планетах скопления, и мало-помалу Первопроходец учился работать с ними...

Пробудившихся исследователей Райдер и остальные сопроводили в Пелаав, и Киирана просветила чужаков о весьма плачевном состоянии дел на планете. «Может, вы этого и не замечаете, но Хаварл тяжело болен», - говорила она. – «Органический мир переживает неконтролируемые мутации... одни виды гибнут, другие становятся ядовитыми. Изменения отмечены по всей планете. Ее экосистема медленно, но верно разрушается. И все дело – в монолитах Реликтов. Функционируют лишь два из трех, здесь находящихся». «Но здесь всюду бурлит жизнь», - озадачился Райдер. – «Ваше хранилище должно работать». «В некотором роде да», - вступил в разговор Торвар, ассистент Киираны. – «Но за передачу команд хранилища отвечают монолиты. Учитывая, что работают лишь два из трех, в передаваемых инструкциях нет должного баланса. А стало быть, его нет и в экосистеме... Впрочем, мы пока не спрашивали мудрецов. Возможно, в их устных преданиях что-то сохранилось».

Мудрецы, по словам Киираны, это отшельники, ведущие свой род от изначальных обитателей планеты и не покинувшие ее при появлении Бедствия наряду с остальными ангара. Ныне обитают мудрецы на вершине Митравы – поистине гигантского монолита Реликтов неподалеку. Индивиды сии свято верят в то, что изоляция ото всех прочих поможет им сохранить чистоту исторических знаний, и, видимо, даже не осознают, что Хаварл погибает.

Райдер и спутники его выступили в направлении Миртавы, и, миновав буквально кишащий Реликтами древний акведук, неожиданно набрели на лагерь туриан в форме «Натануса» - стало быть, прибыли они с ковчега! Предводитель отряда туриан, Авитус Рикс – бывший Спектр – рассказал Райдеру, что «Натанус» угодил в Бедствие, и где сейчас ковчег и Первопроходец Мэйсен Барро, он понятия не имеет; он и его сородичи пришли в себя непосредственно в стазис-капсулах здесь, на Хаварле. «Обломки и стазис-капсулы с «Натануса» разбросаны по всему сектору», - говорил Авитус, и Райдер обещал, что если удастся ему обнаружить какие-то зацепки к местонахождению ковчега, он непременно свяжется с турианами.

Отыскав вход в монолит – убежище Митрава – команда Райдера сумела подняться на его вершину, где обнаружила небольшое поселение ангара. Старейшина оного – мудрец Эсмус – настаивал на том, что чужаки должны немедленно покинуть его вотчину, но не для того Райдер проделал столь долгий путь, чтобы повернуть назад. «Хаварл угасает», - настаивал он, обращаясь к мудрецу. – «Если вы расскажете мне про утраченный монолит, я помогу его восстановить и снова запустить хранилище». «Он потерян», - молвил Эсмус. – «Память о месте, где он находился, не восстановлена. Мы на Миртаве смирились с грядущей гибелью Хаварла».

«Вы просто так отказываетесь от планеты?» - возмутился Райдер. – «Ведь это же ваша родина! Неужели вы не хотите ее спасти?» «Между ‘хотеть’ и ’мочь’ – огромная пропасть», - резонно заметил мудрец. – «То, о чем ты просишь, никто не можешь дать. Память о монолите содержится в нити, что мы выпустили из рук... Я говорю о реинкарнации. Душа возвращается вновь и вновь. Нить остается непрерывной. Когда-то жил тот, кто обладал знаниями о третьем монолите. Эорай, чемпион ангара во времена еще до Бедствия... Душа Эорай вернулась в мир, и в ней можно пробудить искомые знания... вот только мы не можем установить с ней контакт». «То есть, есть какой-то способ заставить существо вспомнить его прошлые жизни?» - в подобную мистику Райдеру сложно было поверить, но Эсмус утвердительно кивнул: «Души возвращаются в семьи. Предмет, тесно связанный с наследием семьи, может пробудить память. Изредка подобное случалось в прошлом с другими душами. Душа Эорай возродилась в Таавосе, который теперь среди Роекаар. Недавно он вернулся на Хаварл с заданием». Пиби предположила, что раса ангара обладает развитой генетической памятью – опытом предков, формирующим инстинкты у потомков.

Что ж, призрачная надежда – лучше, чем всякое ее отсутствие. Эсмус указал Райдеру на область, где находится единственное известное им наследие семьи Эорая – внутри обширного комплекса, именуемого «Бездной Реликтов». Здесь обнаружили они реликвию Эорай – перчатку, внутреннюю и внешнюю поверхности которой пронизывал замысловатый узор из электрических схем и серебряных контактов.

И сейчас Райдер и спутники его выступали к оплоту Роекаар, дабы отыскать помянутого мудрецом Таавоса и заставить того прикоснуться к перчатке. Конечно, Роекаар открыли по чужакам огонь по поражение, и многие из них пали, прежде чем отряд Первопроходца достиг центрального строения оплота, где отыскал Таавоса. «Вы убили моих солдат», - постановил тот, с подозрением рассматривая визитеров. – «А теперь завершите начатое, прикончите еще и меня». «Мне пришлось защищаться», - возразил Райдер. – «Твои люди не дали нам даже слова сказать». «Правило ‘стреляй сразу’ спасло нас от бесчисленных проблем с кеттами», - хмыкнул Таавос. – «Ты чужак. Тебе нельзя доверять».

Райдер поведал о своей встрече с мудрецами Миртавы и о том, что Таавос, по их мнению, должен прикоснуться к перчатке Эорай, дабы вспомнить местонахождение третьего монолита. Таавос отнесся к идее донельзя скептически, но все же прикоснулся к предмету... а несколько минут спустя на лице его отразилось крайнее изумления, ибо воспоминания давно умершей ангары хлынули в его разум. Осознал он, что именно Эорай активировала два из трех монолитов, позволив жизни на Хаварле протянуть его несколько веков, но до последней структуры не добралась – погибла подле нее в противостоянии со стражами-Реликтами.

Изумленный подобным откровением, Таавос вызвался лично проводить чужаков к монолиту, сокрытому глубоко под землей, за акведуком. Райдер сумел активировать монолит, после чего отряд выступил ко входу в открывшееся хранилище, и, приведя в действие его системы, завершил начатое Эорай. Хаварл был спасен.

По возвращении в Пелаав Райдер с изумлением лицезрел присутствующих там Таавоса и мудреца Эсмуса. Неужто все фракции ангара на Хаварле сплотились ради восстановления своего родного мира?.. Похоже, что так и есть. Прибытие пришельцев, преуспевших там, где сами ангара давно сдались, заставило их многое переосмыслить, оставить изоляцию и искать равновесие в сосуществовании друг с другом. Кииран Далс, обратившись к Райдеру, пригласила ученых и поселенцев из Млечного Пути в Пелаав.


...Поднявшись на борт «Бури», Райдер и спутники его покинули Хаварл. По настоянию Джаала Первопроходец вышел на связь с Эфрой, который уже был наслышан о произошедшем на Воелде и Хаварле, и сообщил тот, что сумел определить местонахождение Мошаэ – кетты содержат ее на своей защищенной базе на Воелде, скрывает которую динамический щит. «Мы пока не смогли его взломать», - признался Эфра. – «Почти получилось, но их техника адаптируется быстрее, чем наши процессоры справляются с расшифровкой». Райдер предложил добавить вычислительную мощность СЭМа к системам ангара – быть может, защитные протоколы щита и удастся преодолеть.

Все еще сомневаясь в разумности сотрудничества с чужаками, Эфра, тем не менее, передал Райдеру координаты базы Сопротивления на Воелде, и Первопроходец приказал пилоту немедленно следовать оным, вернуться на заснеженную планету. Наряду с бойцами Сопротивления под началом командующего Хекта Райдер и сподвижники его отправились к оплоту противника; с помощью СЭМа им удалось создать небольшую брешь в энергетическом щите, окружающем комплекс, проникнуть внутрь.

В то время, как ангара отвлекли внимание кеттов на себя, Райдер, Джаал и остальные устремились в недра комплекса в надежде отыскать Мошаэ. В одном из обширных помещений лицезрели они множество кеттов, замерших у подножья огромной статуи Архонта. Ставленница оного, Кардинал, приказала нескольким пленным ангара приблизиться, и те безропотно проследовали в приготовленные для них капсулы. «Вы – Избранные», - почтительно обращалась Кардинал к пленникам. – «Избранные Архонтом! Избранные для вознесения!»

Райдер удержал Джаала, уже приготовившегося очертя голову метнуться на выручку сородичам, безропотно принявшим уготованную им судьбу... К тому же, звуки стрельбы донеслись и до помещения, проходила в котором церемония; бойцы Сопротивления, сошедшиеся в противостоянии с кеттами, успешно отвлекали внимание противника на себя. На связь с Кардиналом вышел Архонт, потребовав незамедлительно подготовить Мошаэ к вознесению.

Понимая, что похищенных кеттами ангара ожидает некая жестокая судьба, Джаал просил Райдера спасти по возможности не только Мошаэ, но и иных его сородичей; Первопроходец ответил согласием – он сделает все, что в его силах. Командующий Хект вышел на связь с Райдером, сообщив, что к комплексу приближаются дополнительные силы Сопротивления: диверсия превращалась в полномасштабную атаку...

Продолжая исследование комплекса, обнаружил отряд Райдера помещения, осталось в котором немало капсул, пребывали в которых ангара. Но каково назначение подобных устройств?.. Страшный ответ на этот вопрос узнали они совсем скоро, наблюдая, как в одной из комнат комплекса кетт приблизился к выступившему из капсулы ангара, вонзил в тело того иглу, вводя некое вещество. На глазах потрясенных Райдера и спутников его ангара преобразился – обратившись к кетта!

Первопроходцу пришлось прикончить всех без исключения противников, находящихся в помещении, и потрясенный до глубины души Джаал опустился на колени подле того, где еще несколько минут назад был его сородичем. «Они – это мы», - тихо произнес он. Осознание того, что, расправляясь с кеттами, они убивают вчерашних ангара, принять было нелегко. Райдер поторопил Джаала, напомнив, что следует им отыскать Мошаэ, пока не постигла ее та же участь; если кто и сможет объяснить происходящее, то лишь она.

В комплексе Первопроходец обнаружил свидетельства того, что Архонт – не единственный в своем роде. Подобные военачальники империи кеттов верховодили силами своего народа в различных звездных скоплениях Андромеды. Но Архонт, претворяющий в жизнь свои замыслы в Элее, утрачивал доверие Сената, ибо полагали правители кеттов, что цели его и Империи ныне разнятся.

Кардинала команда Райдера настигла на посадочной площадке комплекса; ставленница Архонта надеялась вывезти обессиленную Мошаэ, представляющую собой немалую ценность для ее повелителя, из атакованного комплекса, дабы провести старейшину ангара через ритуал вознесения.

В противостоянии Первопроходец поверг Кардинала, однако та не собиралась отступать. «Вы не заберете ее!» - восклицала она, указывая на Мошаэ, которой Джаал помогал подняться на ноги. – «Она предназначена для самого Архонта!» «Но почему Архонт...» - начала Мошаэ, и Кардинал высокомерно процедила: «Это дар! Кто ты такая, чтобы отвергать его?» «Ты обращаешь их в монстров и заставляешь выступать против собственного народа», - заявил Райдер, но Кардинал возразила: «Избранные присоединяются к нам, и обретаемое ими величие – за гранью твоего разумения. Я тоже приняла однажды ДНК нашего великого Архонта, познав вознесение».

СЭМ сообщил Райдеру о приближающихся к комплексу крейсерах кеттов... ровно как и о том, что он может уничтожить системы здания, что приведет к взрыву. Джаал в отчаянии напомнил, что обещал Первопроходец спасти пленных ангара, но, похоже, времени на то, чтобы открыть сотни капсул, у них попросту нет. «Оставьте в покое мой священный храм и я освобожу всех Избранных», - предложила Райдеру Кардинал.

Несмотря на возражения Мошаэ, Первопроходец предложение Кардинала принял. Верная своему слову, та отдала приказ освободить пленных, и бойцы Сопротивления немедленно препроводили тех на прибывшие челноки ангара. Кардинал покинула посадочную площадку, а команда Райдера, дождавшись прибытия на оную одного из челноков союзников, препроводила на борт оного Мошаэ.

...Позже, на борту направляющейся к Айе «Бури», Мошаэ поведала Первопроходцу и Джаалу о том, что ритуал «вознесения», который наблюдали они на Воелде – ничто иное, как способ размножения расы кеттов и усовершенствования особей новыми генами. «Но все же... Архонт не забрал меня на свой корабль, чтобы обратить», - задумчиво молвила Мошаэ. – «Я была измучена, обессилена, приведена к нему. Он показывал мне технологии Реликтов и жестоко избивал, когда я отказывалась говорить».

Райдер признался, что и он стремится познать подобные технологии, ведь в них может крыться единственный шанс на выживание его расы, прибывшей из Млечного Пути. Выслушав Первопроходца, Мошаэ обещала провести его в хранилище Айи сразу по прибытии на планету.

...Пааран Шин и Эфра, выступавшие во главе делегации, встречавшей вернувшуюся старейшину, постановили, что позволят послам Инициативы прибыть на Айю; Райдер, в свою очередь, обещал, что на «Нексусе» непременно откроется представительство ангара, что непременно поспособствует возникновению более тесных связей между расами двух галактик. Послом на «Нексус» было принято решение назначить Ису де Навара, который относился к человеческой расе с недоверием, но все же надеялся, что не окажутся чужаки подобны кеттам, предавшим и попытавшимся поработить ангара 75 лет назад.

Отправившись наряду с Мошаэ к хранилищу на Айе, Райдер сумел привести в действие древние системы с помощь СЭМа, и – как и на Эосе – взору его предстала голографическая сеть хранилищ. И все они были соединены с определенным местом... Символ, оное обозначавший, старейшина узнала сразу. «Это место зовется Меридианом», - сообщила она спутнику. – «Архонт показывал мне символ. Похоже, полностью связано с Меридианом лишь хранилище Айи». «...И оно занимается терраформированием, как и должно», - задумчиво произнес Первопроходец.

СЭМ указал на то, что соединено с Меридианом и хранилище на Эосе, однако символ, обозначавший его на звездной карте, выглядит иначе; возможно, воздействие со стороны Первопроходца как-то повлияло на связь между двумя объектами. «Я полагаю, Меридиан – центр управления хранилищами», - молвила Мошаэ, и Райдер, исполнившись надежд, выдохнул: «Возможно, если мы попадем туда, то сможет удаленно привести в действие иные хранилища! Вдохнуть жизнь в Элей!» «Но Архонт знает, где находится Меридиан», - напомнила спутнику Мошаэ. – «Он уже побывал там. Думаю, он пытался меня, надеясь, что я помогу ему воспользоваться системами Меридиана». Райдер же, заявив, что Меридиан – единственная надежда народа его на выживание, - постановил, что надлежит во что бы то ни стало изгнать кеттов оттуда. Мошаэ предложение поддержала: подобное могущество в руках врага вполне может привести к гибели как расы людей, так и ангара.

После чего, напомнив, что в руках Архонта находится реликвия, имеющая некое отношение к Меридиану, предложила Райдеру обратиться за помощью к Сопротивлению: оное может располагать сведениями о местонахождении корабля Архонта...

По прибытии в оплот Сопротивления Мошаэ узнала от Эфры нелицеприятную правду: пленение ее стало возможным благодаря предательству одного из бойцов-ангара, Вена Терева... но мотивы, которыми тот руководствовался, остаются неизвестны. Насколько было известно Эфре, Вен находится в бегах и в настоящее время пребывает на Кадаре – планете, где нашло прибежище множество отщепенцев... преимущественно родом из Млечного Пути. «Вен может знать, где находится Архонт – и его корабль!» - обратилась Мошаэ к Райдеру. – «Мы не можем допустить, чтобы поисками его занимались агенты Эфры – наемники да головорезы». С утверждением этим Первопроходец не мог не согласиться.

Потому, простившись с Эфрой, вернулся на борт «Бури», дабы продолжить свой звездный вояж; Мошаэ временно примкнула к Первопроходцу, заняв одну из кают на корабле.


Накмор Драк просил Райдера повременить с посещением Кадары, ибо получил срочное сообщение от собрата, Джоргала Стракса. По словам последнего, на Элаадане, где осела его раса, растет напряжение, которое вполне может вылиться в открытый конфликт, втянутый в коий окажутся не только крогане.

Помимо кроган, на планете обитали «падальщики» - головорезы, изгнанные с Кадары. Джоргал Стракс встретил прибывших в небольшом поселении Рай, затерянном в песках пустыни – где, согласно установленным обитателями законам, насилие не допускалось. «Морда стала тираном», - заявил он. – «Я знаю лишь, что она собирается нанести удар по ‘Нексусу’». Кроме того, рассказывал Стракс, что Морда ограничивает раздачу продовольствия и воды кроганам, что вполне может привести к смертям в колонии, Новой Тучанке. Райдер не был готов поверить в подобное, полагаясь лишь на слова Стракса, и тот предложил Первопроходцу посетить колонию и лично убедиться в правоте его.

Так, на вездеходе «Кочевник» отряд устремился в северном направлении, к оплоту покинувших Инициативу кроган. Те встретили команду Первопроходца весьма настороженно, а Накмор Морда с плохо скрываемыми горечью и гневом заявила: «Наблюдайте, как процветают крогане! Инициативу же ожидает забвение».

Означившийся в колонии Раванор Бренк, один из сподвижников Стракса, который сообщил, что на поверхности планеты остается древний космический корабль Реликтов, и Морда надеется воспользоваться ядром двигателя оного, чтобы создать разрушительной силы бомбу и отправить ее на «Нексус», свершив таким образом отмщение расам, на протяжении истории относившимся к кроганам свысока.

Покинув Новую Тучанку, команда Первопроходца устремилась к остову корабля Реликтов, поблизости от которого пребывало немало падальщиков, стремящихся проникнуть внутрь. Райдеру это удалось... но, исследовав занятый Реликтами корабль, он пришел к выводу, что кто-то уже успел побывать здесь и исчезнуть, захватив с собой ядро двигателя. Впрочем, последовать по следам похитителя не составило труда...

Довольно скоро ядро двигателя удалось обнаружить в Ночлежке – обиталище падальщиков, но, как выяснил Райдер, за изъятием артефакта стоят не они, и не наемники Морды – а сподвижники Стракса! Похоже, последний использовал Первопроходца, заранее дав ему ложную информацию. Но какие цели преследует кроган? Неужто сам собирается создать бомбу?.. Или просто надеется продать ядро двигателя на Кадаре?..

Райдер и спутники его вернулись в Новую Тучанку, где без утайки поведали Морде обо всем, что им удалось выяснить, передав ядро двигателя в качестве доказательства своих слов. Энергия ядра двигателя будет питать системы колонии на протяжении десятилетий, что позволит ей процветать

Стракс от обвинений отпираться не стал, заявив о том, что стремится к возрождению былой славы клана Джоргал. «Клан Накмор жалок!» - ревел он. – «Позор Тучанки и позор Элея! Вождь колонии должен происходить из старейшего клана кроган, Джоргал!» Морда изгнала предателя из Новой Тучанки, после чего, обратившись к Райдеру, поблагодарила его за помощь... и даже больше – позволила Инициативе основать аванпост на Элаадане!

Но прежде, чем случилось это, команде Райдере пришлось привести в действие монолиты, а после – и хранилище, дабы запустить на планете процесс терраформирования, надеясь, что в будущем она вновь станет пригодна для жизни колонистов. Кроме того, дабы пресечь угрозу со стороны падальщиков, они вернулись в Ночлежку, где перебили бесчинствующих головорезов.

В процессе исследования поверхности планеты Первопроходец обнаружил капсулы, содержащие в себе мертвые тела туриан. Судя по всему, выпущены они были с исчезнувшего ковчега, и произошло уже это после того, как судно встретилось с Бедствием – стало быть, «Натанус» вполне может быть все еще цел. По какой-то причине капсулы с колонистами были выпущены с ковчега, но кто же управляем им?..

О находке своей они сообщили остающемуся на Хаварле Авитусу Риксу. «В моей голове возникли координаты – думаю, посредством импланта СЭМа», - поведал тот в ответ. – «Думаю, этот сигнал СОС... от Мэйсена». Авитус намеревался немедленно отправиться в звездную систему по означенными координатам, и надеялся, что так же поступит и Райдер.


Тем временем Коре Харпер удалось закончить расшифровку данных из бортового регистратора «Перифоны» и определить, что находится «Левсиния» в системе Валай.

По указанным координатам действительно означился ковчег асари, но выглядел он весьма плачевно: многочисленные пробоины в корпусе, минимальный уровень энергии... Пристыковавшись к «Левсинии», Райдер и спутники его покинули «Бурю», устремились прямиком к капитанскому мостику ковчега, миновав по пути отсеки, где – вне всяких сомнений – произошло ожесточенное сражение с некими силами, пытавшимися взять ковчег на абордаж.

На мостике команду «Бури» приветствовали капитан Атандра и Сарисса Терис, представившаяся «Первопроходцем». «Но я думала, что Первопроходец – матрона Ишара, а ты – ее телохранитель, тиамна», - озадачилась Кора, и отвечала Атандра: «Матрона Ишара мертва. Сарисса была следующей в очереди. И ее тактический опыт никак не помешал кеттам попасть на мой корабль». «Матрона Ишара пыталась вести переговоры с кеттами», - добавила Сарисса. – «Мне удалось похитить у них модуль с тактическими данными, содержащий в себе все их тайные маршруты внутри этого... феномена». Она кивком указала в сторону иллюминатора, виднелись за которым щупальца Бедствия.

«Но, обладая подобными знаниями, нам будет куда проще противостоять кеттам», - заметил Райдер, и Атандра мрачно кивнула: «Архонт полагает так же. Он отправил за нами своего лучшего оперативника, Храбреца, вместе с отрядом «Опустошение». Каждый раз, ускользая от Храбреца, мы несли все большие потери. А во время последнего столкновения... он отправил бойцов на абордаж. То, что Сарисса похитила тактический модуль... сделало все намного сложнее».

После чего капитан поведала, что все остающиеся ресурсы, которыми они обладали, ушли на эвакуацию с ковчега гражданских. И сейчас внушительный отряд кеттов изолирован на нижних палубах, а «Левсинии» остается лишь дрейфовать и дожидаться, когда Храбрец вновь отыщет судно: после эвакуации ковчег практически лишен энергии и ядро двигателя его не работает, что не позволит перейти на сверхсветовую скорость и покинуть звездную систему.

Пообещав капитану, что непременно решат возникшие проблемы, Райдер и спутники его проследовали к нижним палубам, где отыскали одну из десантниц-асари, Ведерию Дамали, заместительницу Сариссы. Ведерии удалось определить место утечки энергии, потому вместе с Райдером и его командой асари проследовала в занятые кеттами отсеки.

Покончив с инородцами, Райдер и остальные сумели отыскать на одной из смотровых палуб генератор для создания поля эффекта массы; именно оно удерживало отсек от разгерметизации и разрушения, ведь корпус судна был пробит кеттами. Благодаря устройству удалось эвакуировать нижние палубы и спасти множество жизней, но сейчас его придется отключить, чтобы получить необходимую энергию для восстановления работы ядра двигателя.

Райдер отключил устройство, и вскоре СЭМ сообщил, что после возобновления подачи энергии ему стали доступны хранилища данных... В том числе и аудиозапись о том, что происходило с матроной Ишарой в последние минуты ее жизни. Как оказалось, Первопроходец асари поддерживала биотический барьер, отражающий атаку кеттов; Ишара молила Сариссу о помощи, однако та предпочла спасти данные, дабы сохранить ковчег... ценою жизни матроны.

Услышанное стало шоком для Коры: Сарисса, которую она боготворила, обрекла на смерть своего Первопроходца!.. Однако времени на раздумья не было; ковчег спешно готовился к прыжку на сверхсветовую, однако охотники кеттов под началом Храбрела проникли на борт через одну из пробоин.

Райдеру и спутникам его удалось повергнуть Храбреца, и, погибая, тот отдал приказ сородичам, остающимся на десантном корабле, уничтожить ковчег, открыв огонь из всех орудий. Подоспевшая Сарисса – как и предшественница ее прежде - сотворила биотический щит, ограждая судно от выстрелов, и Кора Харпер, не раздумывая, присоединилась к ней в поддержании оного... Им удалось не только не допустить разрушения ковчега, но и отразить сгустки раскаленной плазмы в сторону корабля кеттов, что привело к его уничтожению.

...После, когда «Левсиния» успешно перешла на сверхсветовую скорость и теперь направлялась через подпространство в звездную систему, оставался в которой «Нексус», Райдер посоветовал Коре поговорить с Сариссой насчет обнаруженной аудиозаписи Ишары, чтобы расставить таким образом все точки над «i».

Кора открыто обвинила Сариссу в предательстве матроны, на что отвечала та: «Я решила спасти множество жизней, а не одну. Нас учили принимать именно такие решения, лейтенант».

Тем не менее, Райдер принял решение рассказать капитану Атандре о том, что Сарисса предпочла добыть данные кеттов, а не спасать жизнь Ишары. Конечно, капитан пришла в ярость, потребовав, чтобы Сарисса немедленно оставила должность Первопроходца, передав ее следующей в очереди наследования – Ведерии. Однако, по мнению Райдера, ситуация была не столь однозначна, как представляла ее Атандра. Ведь действиями своими Сарисса действительно сумела спасти ковчег и находящихся на борту его поселенцев... И Райдер, обратившись к капитану, предложил оставить Сариссу на текущей должности, ведь умение принимать столь непростые решения и идти на осознанные жертвы – весьма ценное для Первопроходца качество.

Наблюдая за Райдером, Кора сознавала, что Алек правильно поступил, назначив сына Первопроходцем.

Позже Кора поделилась со Скоттом своей мечтой – создать на Эос цветущий садик, и даже доставила на планету необходимое оборудование, как то преобразователь почты. Конечно, на подобное начинание уйдет не один год, но асари научили ее ждать.

...Прежде Кадара была планетой ангара, но оказалась захвачена кеттами. Впрочем, последних выбили Отверженные – изгнанники с «Нексуса» - под началом Слоанны Келли, волей-неволей ставшей «королевой питары» этого мирка. Однако некоторое время назад на планету прибыла банда под названием «Коллектив», управляемая таинственным Шарлатаном. С тех пор в пустошах Кадары между двумя организациями идет постоянная борьба за влияние...

Сопротивление сообщило Райдеру, что в одном из кабаков в Порту Кадары, «Песнь Краллы», его будет дожидаться связной под кодовым именем «Шена», располагающий сведениями о Вене Тереве.

Как оказалось, принадлежал «Шена» к человеческой расе, промышлял торговлей информацией да контрабандой, и просил Райдера называть его по имени – Рэйес Видаль. «Вашего Вена Терева арестовала Слоанна Келли, предводительница ‘Отверженных’», - сообщил он Первопроходцу. – «Выяснилось, что он сделал с Мошаэ Сефа. Народ требует его казни. А Слоанна... она же с народом».

Простившись с Видалем, Райдер выступил к оплоту Слоанны Келли, сознавая, что разговор их будет не из легких: бывшая глава службы безопасности «Нексуса» наверняка не встретит с распростертыми объятиями представителя Инициативы, ее изгнавшей. О безжалостности ее в городе уже ходили легенды: по словам помощника Слоанны, турианина Кетуса, его предводительница отбила сей город ангарда от кеттов, а после устроила их публичную массовую казнь, показывая тем самым, что планета свободна от захватчиков.

Слоанне Райдер заявил, что Вен необходим ему для получения информации, которая сделает возможным нападение на флагман кеттов. Поразмыслив, лидер «Отверженных» предложила Первопроходцу узнать у пленника интересующую его информацию, а после – отправляться восвояси; народ Порт-Кадары жаждет казни предателя, и Слоанна не видела причин с народом не согласиться в этом вопросе.

Понимая, что большего не добьется, Райдер на предложение согласился, и, спустившись к тюремным камерам, потребовал у Вена Терева ответа: «Где находится корабль Архонта?» Пленник долго рассматривал Первопроходца: еще до того, как его схватили, Вен успел узнать о произошедшем на Воелде и о спасении Мошаэ. «Я никогда не видел корабль», - произнес он наконец. – «Приказы получал через коммуникатор кеттов. Ты можешь использовать его частоту, чтобы определить местоположение Архонта». Вен признался, что незадолго до ареста успел закопать коммуникатор за пределами города, и указал координаты сего места Первопроходцу.

«А ты не хочешь узнать, почему я сделал это?» - неожиданно вопросил он, когда Райдер уже собирался покинуть тюремный блок. – «Почему я предал Мошаэ?» Скотт остановился, вновь обернулся к пленнику, и продолжал тот: «Потому что мы проигрываем войну с кеттами. Но Эфра продолжает рисковать моими братьями и сестрами, чтобы защищать бесполезную старуху... Я сделал то, на что он не был способен. Архонту нужна была только Мошаэ. Я решил, что если отдам ее...» Райдер понимающе кивнул: немудрено, что Вен обманулся посулами Архонта, а тот использовал злость, которую воин испытывал в отношении Эфры, против него.

...Покинув Порт-Кадару, отряд Райдера углубился в дикоземье планеты. Вода здесь содержала высокий процент сернистых соединений, отравлявших реки и озера. Но, заметив на поверхности монолиты Реликтов, Первопроходец и спутники его приступили к активации древних механизмов, а после, отыскав хранилище, привели в действие и его, надеясь, что запущенная процедура терраформирования снизит уровень токсичности.

Конечно, на холмах Кадары пришлось им схлестнуться с разбойниками, пиратами да особо агрессивными представителями местной фауны. К счастью, коммуникатор Вена Терева удалось обнаружить в означенном месте. Райдер надеялся, что штатный механик «Бури» сможет поколдовать над кеттским устройством, приведя его в действие. Хотелось верить в то, что в самом скором времени координаты корабля Архонта – а после, и Меридиана – станут известны...

Прежде, чем помышлять об основании аванпоста на Кадаре, надлежало справиться с насущными проблемами на планете, а именно – пресечь разгорающийся конфликт между «Отверженными» и «Коллективом», остановить распространение сильнодействующего наркотика – Забвения - в трущобах Порт-Кадары, перебить с помощью вызвавшейся сопровождать отряд Слоанны остатки кеттов, укрывающихся в отдаленных холмах...

Кроме того, неизвестные расправлялись с обитателями Порт-Кадары прямо на городских улицах, и Райдер приступил к расследованию убийств. За помощью он обратился к Видалю, коротавшему время в одном из местных баров, и тот предположил, что в убийствах виновны Роекаар. Видаль просил Райдера и СЭМа помочь ему собрать улики, доказывающие правоту его версии.

Посетив места, где были совершены убийства, Райдер обнаружили поблизости следы ангара – все укладывалось в теорию, высказанную Видалем. Последний вызвался сопроводить Первопроходца к убежищу местных Роекаар, схоронившихся в одной из пещер в дикоземье планеты.

Предводительница Роекаар на Кадаре – Фара Носкос – встретила чужаков весьма враждебно, постановив, что убивает инородцев без заззрения совести, защищая тем самым свой дом. Сражения было не избежать; Райдер, Видаль и сподвижники их перебили Роекаар, пресекая – хотелось бы верить! – череду убийств в Порт-Кадаре и окрестностях.

Первопроходцу Видаль импонировал, и в последующие дни он оставался подле контрабандиста, помогая ему решать проблемы, кои у того означились. В частности, возвращение груза, похищенного конкуренткой, Зией Кордье. Видаль заверял Райдера, что судя по всему, Зия примкнула к «Коллективу», и вполне могла яшкаться с самим Шарлатаном...

Но похищение груза было лишь ниточкой, проследовав по которой, Райдер и Видаль угодили в ловушку, расставленную Зией и ее пособниками-контрабандистами. Зная, что на Кадаре Видаль прибирает к рукам все более-менее достойные сделки, конкуренты решили избавиться от набившего оскомину коллеги. Первопроходец и спутники его встали на защиту Видаля, перебили атаковавших его индивидов, после чего контрабандист заверил Райдера в своей вечной признательности.

Несколько дней спустя Райдер и Видаль посетили вечеринку, устроенную Слоанной для местных, где смогли поговорить по душам и узнать друг друга получше. Кроме того, Видаль представил спутника ряду ключевых фигур в Порт-Кадаре, как то Киме Доргун, представительнице расы ангара при Слоанне. Первопроходец признал для себя, что изобретательный и постоянно держащийся настороже контрабандист ему импонирует; возможно, смогут они стать и союзниками, и друзьями...

...А после Шарлатан сделал свой ход: наказав подельникам жестоко избить помощника Слоанны, Кетуса, он оставил на теле турианина записку, предназначенную правительнице Порт-Кадары, в которой предлагал встретиться в Драуллире – отдаленной пещеры, дабы «уладить все существующие разногласия». Слоанна просила Райдера сопровождать ее, ведь на этой встрече будет решаться судьба Кадары.

К удивлению обоих, в пещере их приветствовал Рэйес Видаль, признавшись, что является никем иным как Шарлатаном. Последний предложил Слоанне поединок, победитель в котором получит власть над Порт-Кадарой, и предводительница «Отверженных», поразмыслив, согласилась. Впрочем, Шарлатан не собирался решать подобный вопрос честно; заметив снайпера неподалеку, Райдер предупредил Слоанну о коварстве противника, и Видаль поспешил ретироваться, скрывшись наряду с подельниками в дикоземье Кадары.

Благодарная Слоанна Келли позволила Райдеру разместить аванпост Инициативы на Кадаре. С Танном она не желала иметь никаких дел, но Первопроходец – другое дело. Он делом доказал, что достоин доверия.


...Джаал поведал Райдеру о лидере Роекаар, Акксуле, с которым прежде они вместе обучались у Мошаэ. После Акксула захватили кетты, он целый год провел в лагере на принудительных работах, но сумел бежать. «Когда он вернулся, его уже не интересовали Реликты», - рассказывал Джаал. – «И вообще ничего не волновало, кроме уничтожения кеттов». «А почему он не вступил в Сопротивление?» - поинтересовался Первопроходец, и отвечал Джаал: «Акксул не любит подчиняться. И, думаю, затаил обиду на то, что его не смогли спасти».

«Поэтому он собрал Роекаар», - резюмировал Райдер, после чего сообщил Джаалу, что хотел бы провести переговоры с Акксулом – быть может, удастся убедить того в том, что пришельцы из Млечного Пути не несут угрозы расе ангара. Джаал сомневался, что подобное осуществимо, но все же согласился помочь Райдеру отыскать лидера Роекаар. «На Хаварле есть отшельница, которая вместе с Акксулом бежала от кеттов», - сообщил он собеседнику. – «Ее зовут Талдир. Возможно, она знает, как с ним связаться».

...Прибыв на Хаварл и проследовав по указанным Джаалом координатам, Первопроходец и спутники его заметили кеттов, приближающихся к хижине, укрывалась в которой отшельница. Последняя, не вынесшая мысли о возможном повторном пленении, нанесла себе смертельные раны, и скончалась прежде, чем сумела поделиться со ступившим в хижину с Райдером сведениями об Акксуле.

Обратившись к Джаалу, Первопроходец просил того обратиться к Мошаэ за помощью в поисках лидера Роекаар. «Попробую», - с сомнением произнес ангара. – «Хотя Мошаэ никогда не умела смотреть на Акксула объективно...»

...Джаалу удалось убедить Мошаэ назначить Первопроходцу встречу с Акксулом, и старейшина организовала таковую в своей лаборатории на Айе. Несмотря на то, что Мошаэ заверила Акксула, что именно благодаря Райдеру сумела спастись от кеттов, лидер Роекаар от переговоров с Первопроходцем отказался, считая, что раса людей ничем не лучше кеттов. Такие же захватчики, и пример того, как Слоанна Келли управляет Кадарой – лучший тому пример. Посоветовав Мошаэ не доверять чужакам, Акксул удалился... И все же Райдер питал надежду, что однажды ему удастся заставить предводителя Роекаар изменить свое мнение.

Вернувшись на «Бурю», Первопроходец обнаружил срочное сообщение, полученное с Продромоса. Август Брэдли обращался за помощью, говоря о том, что к колонии приближается враг. На этом сообщение обрывалось...

Райдер приказал команде немедленно направить «Бурю» в систему Эоса, надеясь, что успеют они прийти на помощь атакованному аванпосту. Брэдли передал Райдеру координаты на планете, откуда – предположительно – велась передача Роекаар. Прибыв в означенную точку, именуемую Блэкрок-Тандом, команда «Бури» действительно обнаружила лагерь Роекаар. Перебив последних, Райдер и спутники его отыскали оборудование – маяки, должные вызвать десантные корабли по точным координатам.

Джаал уверенно заявил, что такова стратегия Роекаар: их лазутчик наверняка разместит один из маяков в центре Продромоса, указав союзникам на цель, подлежащую уничтожению. Райдер предложил остальным разместить маяки на заброшенных аванпостах, созданных при первых попытках высадки на Эос.

Ловушка, расставленная Первопроходцем, сработала: силы Акксула прибыли именно туда, куда и рассчитывал их заманить Райдер. После чего команда «Бури» перебила десантников-Роекаар; угрозу от Продромоса удалось отвратить. Однако Акксул наверняка не забудет того, что Джаал принял сторону ненавистных чужаков...

Вскоре с Джаалом связались его родичи, Ваасана и Феладир, сообщил, что трое их детей присоединились к Роекаар – Акксул отравил их своей ненавистью к инородцам. Джаал просил Райдера помочь ему вызволить членов своей семьи, открыть им глаза, и Первопроходец заверил товарища, что сделает все, от него зависящее.

Акксул и его ближайшие сподвижники укрылись на Хаварле в месте, называемом Кузней – согласно легендам, юдоли цивилизации ангара. В сем месте пребывало селение Говатаан, ныне занятое Роекаар, где прежде обучала последователей своих Мошаэ.

Трое родичей Джаала – Латул, Тевиинт и Баранж – примкнули к Акксуулу, впечатлившись речами того. Последний же вознамерился взорвать Котел, дабы впоследствии возложить вину за осквернение священного для ангара места на Инициативу.

К счастью, команда Райдера успела обезвредить заложенную Роекаар взрывчатку до детонации. Акксул, провожаемый взорами множества держащихся поодаль сподвижников, подошел к Джаалу, постановив, что говорит от имени народа, и чужакам, забирающим их планеты и ресурсы, не место в Элее. Джаал, однако, спокойно отвечал ему, приводя контраргументы.

Вне себя от гнева, Акксул выстрелил в Джаала, и энергетический заряд прошел в миллиметрах от головы ангара, оставив на щеке того шрам. Возмущенные подобным поведением своего лидера, наблюдавшие за сценой Роекаар устремились прочь, оставив Акксула однако.

Покинули Котел и Первопроходец наряду со спутниками. Джаал благодарил Райдера за то, что не поддался тот порыву и не пристрелил Акксула, ведь убийство его сделало бы Роекаар сильнее, а так – ангара увидели, сколь низко пал их позабывший о чести предводитель, отвернулись от него. Джаал был уверен, что отныне гордость заставит Акксула держаться в тени.

После Джаал пригласил Скотта на Хаварл, где познакомил со своей семьей, в том числе – матерью, Сахумой Ама Дарав.


С Райдером связалась Сидера – Сид, - младшая сестра Ветры, сообщив о том, что на «Нексусе», где она остается, происходит нечто весьма подозрительное. Зная, что Ветра оберегает свою маленькую сестренку буквально от всего в большой и враждебной галактике, Сид надеялась, что сможет сообщить о тревогах своих непосредственно Первопроходцу.

С Сид Райдер встретился в командном центре «Нексуса», и сообщила турианка, что, отслеживая каналы связи станции, обнаружила информацию о серии нападений некой группировки «Три сабли» на товарные суда и аванпосты. И, похоже, сии пиратствующие индивиды прекрасно осведомлены о действиях командования «Нексуса», и цели свои выбирают не случайно.

Первопроходец заверил Сид, что если на борту станции действительно есть предатель – он это непременно выяснит. И первым делом на борту «Бури» посетил те звездные системы, где произошли нападения на товарные суда, просканировал обломки их в поисках возможных зацепок. Предположения сии оправдались, и Райдеру удалось обнаружить убежище «Трех сабель» в дикоземье Кадары.

Перебив пиратов и обыскав их убежище, Скотт и его сподвижники обнаружили свидетельства того, что прежде союзником головорезов выступал Стэнтон Йель – один из чиновников «Нексуса», ныне находящийся в колонии Инициативе на Эосе... Райдер отыскал помянутого индивида, что признался он, что с благословения Аддисон нанял изгоев для защиты аванпостов и новых каналов снабжения. Вот только наемники, получив вооружение и доступ к данным Продромоса, обратились против своего командующего, обратившись против тех, кого должны были защищать. Йель признался, что причиной для найма «Трех сабель» была неуверенность Аддисон в том, что Первопроходец сумеет в должной мере исполнять свои обязанности.

Несмотря на возражения Аддисон, желавшей скрыть произошедшее, по возвращении на «Нексус» Райдер принял решение обнародовать информацию о «Трех саблях»; людям важна открытость, и если сведения о снабжении пиратов станут известны из иных источников, нового мятежа не избежать.

...Чуть позже Сид связалась с Ветрой и Райдером, сообщив о том, что перехватила с одного из аванпостов сообщение о пропавших – вероятно, похищенных, - поселенцах. Сид выяснила, что след поселенцев ведет в пещеры на луне в звездной системе Ремав, где находится заброшенная шахта ангара. Первопроходец обещал юной турианке, что непременно займется этим делом, дабы понять, кто стоит за похищением.

...Прибыв в звездную систему, находилась в которой обезображенная Бедствием планета Н-047с, команда «Бури» на «Кочевнике» устремилась к заброшенной шахте, где, по словам Сид, содержались похищенные поселенцы. Шахту ограждал защитный купол, позволявший Райдеру и спутникам его покинуть вездеход и не подвергнуться сильнейшему радиационному излучению.

Но стоило отряду ступить в здание, возвышавшееся на поверхности, как пол исчез у них под ногами. Первопроходец наряду со сподвижниками угодили в загодя расставленную ловушку.

Под сводами подземного комплекса, в котором оказались пленники, зазвучал голос некой Мериуэзер, обвинившей Ветру в том, что похищенные поселенцы – те, которым турианка прежде помогла бежать. Ветра убеждала Райдера в том, что понятия не имеет, о чем говорит незнакомка.

В комплекса означились и похищенные поселенцы. Негласный лидер их, Гэллоуэй, поведал Райдеру, что Мериуэзер – бывший военный инспектор - занимается браконьерством и контрабандой на Кадаре, и прежде все они работали на нее. «Ветра помогла нам выбраться», - говорил Голлоуэй. – «Мы начали новую жизнь, скрываясь на аванпостах».

Прежде Гэллоуэй и иные люди, здесь остающиеся, были изгнаны с «Нексуса», но и на Кадаре не смогли обрести себя. Все они были благодарны Ветре за помощь – хоть та и продолжала отрицать, что имеет к произошедшему какое-либо отношение. Гэллоуэй признался, что с Ветрой прежде никто из них не встречался, они лишь поддерживали связь.

И сейчас Мериуэзер жаждет отомстить предавшим ее сподвижникам, а также турианке, которую считает повинной во всех своих бедах. Потому наемники ее и пленили беглецов в сей заброшенной и позабытой шахте, дабы стали те приманкой для Ветры. С последней Мериуэзер собиралась покончить...

По рации на связь с Райдером вышла Сид, прибывшая на планету на челноке и скрывавшаяся поблизости от шахты. Юная турианка призналась, что выдала себя за старшую сестру, и сама провела операцию по спасению поселенцев с Кадары от начала до конца; вот только не ожидала Сид, что Мериуэзер вознамерится отомстить.

Следуя советам Сид, Райдеру удалось привести в действие старый генератор, означившийся в помещении, активировать двери комплекса и покинуть оный через подземные шахты, пребывало в которых немало наемников. Но когда до выхода оставалось лишь несколько шагов, путь Первопроходцу преградила Мериуэзер; последняя обнаружила и пленила Сид, но команде Райдера удалось вызволить ту, прикончив при этом Мэриуэзер и ее прихвостней.

Ветра в гневе напустилась на сестренку, однако сторону той принял Райдер, постановив, что Сид поступила правильно, ведь поселенцы, спасенные ею, заслуживали второй шанс. Вздохнув, Ветра поблагодарила Райдера за помощь, заверив его в своей признательности.


...В этой же звездной системе пребывали и координаты, полученные Первопроходцем на Элаадане и относящиеся – предположительно – к местонахождению ковчега турианцев, «Натануса».

Действительно, донельзя изуродованное Бедствием судно означилось на экранах «Бури», а Авитус Рекс, прибывший на челноке ранее, уже дожидался Райдера на борту. Энергоснабжение ковчега было ограничено, жизнеобеспечение отсутствовало.

Шагая по пустующим коридорам корабля, рассказывал Авитус, что разбитая Бедствием планета H-047c, на орбите которой дрейфовал ковчег, должна была стать пристанищем туриан в Элее.

Как следовало из обнаруженных на борту чудом сохранившихся аудиозаписей, капитан ковчега Деа Престон доставила пробужденных к спасательным капсулам, дабы покинули выжившие обреченное судно. Стазис-капсулу Авитуса запустил лично Мэйсен Баррон, спасая таким образом жизнь дорогому другу.

Обнаружив СЭМа «Навитуса», Райдер и спутники его узнали, что координаты ковчега передал непосредственно в имплант Авитуса не Мэйсен, а сам искусственный интеллект. «Первопроходец велел мне помочь Авитусу найти новый дом для туриан», - говорил СЭМ «Натануса» ступившим в отсек, пребывало в котором его ядро. – «Я определил цель – Н-047с, затем разыскал Авитуса». «Но зачем Мэйсен сделал это?» - потребовал ответа Авитус, и отвечал СЭМ: «Это была его последняя просьба».

С тяжелым сердцем Авитус был вынужден признать, что Первопроходец туриан мертв, а он избран его преемником. Авитус сомневался, подходил ли он для столь ответственной роли, но Райдер заверил турианина в том, что исполнял тот обязанности Первопроходца, даже не являясь таковым. Ведь Авитус, не щадя себя, защищал сородичей на Хаварле, а после отыскал турианский ковчег.

Вернувшись на борт «Бури» и связавшись с Танном, Райдер сообщил директору, что отыскал турианского Первопроходца, и вскоре доставит его и модуль СЭМа «Натануса» на «Нексус», чтобы связать ИИ с имплантом Авитуса Рекса. Кроме того, последний возглавит команду, которая займется забором стазис-капсул с ковчега; таким образом, удастся спасти жизни еще 15000 турианцам, остающимся в криостазе!


Пиби продолжала работу над проектами, связанными с Реликтами. Устройство хранения данных, обнаруженное ей в хранилище на Эосе, стало ключом ко всему исследованию, включая интеграцию последних фрагментов «рел-техов» - такой термин асари использовала для обозначений технологий Реликтов.

И сейчас она занялась разработкой сканирующего устройства, с помощью которого станет возможным отыскать все без исключения сигнатуры Реликтов в скоплении – в том числе тех, с которым отряд Первопроходца еще не сталкивался. От осознания этого Пиби была в восторге: как знать, какие тайны откроются им?.. Ведь для обнаружения неведомого она и прибыла в Андромеду.

Пиби просила Райдера помочь с ей последних фрагментов рел-теха, необходимых для создания сканера. Оные обнаружились на Эосе, Хаварле и Кадаре... Однако последний фрагмент был похищен прямо из-под носа Пиби некими наемниками под началом крогана Крэннита... Более того, прежняя пассия Пиби, Калинда Т’Рив, умудрилась проникнуть на борт «Бури» в Порт-Кадаре и выкрасть созданного Пиби на основе технологий Реликтов робота!

В местном кабаке Пиби отыскала одного из наемников, и, купив тому выпивку, выяснила, где именно собирается команда головорезов Калинды... Устремившись по означенным координатам, Райдер и спутники его обнаружили небольшое убежище, означился в котором похищенный робот – правда, сломанный. Впрочем, Пиби вскоре восстановила его, и, завершив создание сканера, принялась за поиски в пределах скопления... чего-то действительно необычного, относящегося к Реликтам.

...Несколько дней спустя сканер Пиби в одной из звездных систем скопления уловил сигнал от неиспользуемого строительного блока Реликтов, и прелюбопытная асари немедленно возжелала его заполучить.

Райдер приказал пилоту направить «Бурю» в систему Иналаара, откуда и исходил сигнал. Вот только находился оного рядом с действующим вулканом, и приземлиться поблизости было невозможно. Не мудрствуя лукаво, Пиби пригласила Райдера и остальных членов команды к себе в спасательную капсулу, а после привела в действие систему активации ее.

Капсула покинула «Бурю», устремившись к поверхности планеты. Пиби беззаботно заявила ошарашенным спутникам, что о том, как покинуть оную, они поразмыслят позже.

Оставив капсулу, небольшой отряд устремился к полуразрушенному комплексу Реликтов у вулкана; Пиби обнаружила ряд механизмов, позволяющей ей брать под контроль Наблюдателей, заставляя те выполнять определенные действия – расчищать путь или атаковать противников. Благо последние неожиданно означились во множестве: как оказалось, Калинда оставила в похищенном прежде роботе Пиби следящее устройство, и сейчас прибыла на планету наряду с внушительным отрядом наемников.

Райдеру и спутником его удалось покончить с немалым числом головорезов, среди прочих – с кроганом Крэннитом, их возглавляющим. После, обнаружив искомую реликвию в одном из залов комплекса, Пиби и Калинда бросились к ней наперегонки... но оступилась последняя, и чуть было не упала с платформы, но в последний момент сумела удержаться, ухватившись за край ее и повиснув над лавовой бездной.

Пиби колебалась недолго: ни одна реликвия в мире не стоит жизни живого существа. Потому асари втащила бывшую напарницу на накренившуюся платформу... в то время как за спиной ее загадочный артефакт Реликтов, назначение которого узнать им не суждено, канул в лаву.

Планету Райдер и спутники его покинули на челноках, прибыли на которых наемники Калинды. Благодарная асари обещала передать Пиби немало рел-техов, которые ей удалось отыскать, и слово свое сдержала: спустя некоторое время на «Бурю» был доставлен внушительный груз, прилагалось к которому письмо от Калинды, в котором та заверяла Пиби в своей признательности, обещая, что никогда боле не побеспокоит ее.


...Исследуя скопление, Райдер набирался все больше опыта как Первопроходец, и воспоминания его отца, заключенные в памяти СЭМа, продолжали открываться.

В одном из таковых Скотт узрел, как с отцом его по коммуникатору связался неизвестный, назвавшийся «благодетелем». «Предлагаю тебе будущее», - заявил незнакомец. – «Будущее для твоей жены. У тебя нет денег, все связи исчерпаны. Ты не сможешь закончить СЭМа».

Таким образом, Алек Райдер примкнул к Инициативе «Андромеда», надеясь получить достаточно финансирование для завершения создания ИИ. Но кем был таинственный «благодетель»?.. Ответ на этот вопрос СЭМу был неизвестен. Считалось, что начинание всецело финансирует Джиен Гарсон, но, похоже, все обстоит сложнее, чем кажется на первый взгляд.

К несчастью, даже с помощью СЭМа Алеку не удалось спасти супругу, и Эллен скончалась. Возможности воздействия ИИ на организм оказались ограничены, и, кроме того, полагал СЭМ, что Эллен смирились со своей судьбой, устав постоянно бороться за жизнь.

...Проследовав в каюту Алека на «Гиперионе», Скотт ознакомился с личными записями отца. Как следовало из них, болезнь Эллен возникла из-за работы с биотическими имплантами и нулевым элементом. И Эллен, и Алек считали, что, возможно, имплант с определенным искусственным разумом сумеет должным образом укрепить человеческий организм. Как следствие, у Алека возникла идея создания СЭМа... У кворианина-историка он узнал о создании гетов, об их восстании, желании повергнуть своих создателей... А после обратился к Теневому Брокеру, желая обрести изначальный программный код ИИ...

Упоминал в своих записях Алек и об общении с «благодетелем», вкладывающем в Инициативу огромные денежные средства и ресурсы. Теперь он понимал, что Джиен Гарсон – мечтательница, вдохновляющая окружающих на новое начинание, но реальная сила, стоящая за Инициативой, оставалась в тени... Алек был вынужден принять предложение Инициативы, согласиться занять должность «Первопроходца» - ведь иначе он бы не сумел закончить создание СЭМа.

Наведавшись к директору Танну, Райдер поинтересовался о том, кто финансировал Инициативу, однако саларианину было известно лишь о Джиен Гарсон, погибшей на «Нексусе» при столкновении станции с Бедствием. Расследования гибели основательницы Инициативы не было, ведь тогда на «Нексусе» творился сущий хаос, потому Райдер наведался в жилое помещение, где было обнаружено тело, скрупулезно обыскал его.

Как удалось выяснить, Гарсон была убита кем-то, принадлежащем к человеческой расе. Кроме того, Райдер обнаружил потайной отсек, где Гарсон скрывалась от своих убийц, а также дневник. Как следовало из одной-единственной сохранившейся записи, в 2179 году ей Джиен было сказано, что «грядет буря» и «доказательства очевидны», а также отдан приказ готовить экспедицию в Андромеду. Приказ, которому Гарсон подчинилась, лишних вопросов не задавая, ведь у нее самой средства закончились, а «благодетель» продолжал финансировать Инициативу. Гарсон знала: что-то в Млечном Пути очень напугало «благодетеля», и он решил перевезти 100000 поселенцев в Андромеду... А после избавился от Джиен Гарсон...


Гилу – инженеру, приписанному к «Буре», удалось разобраться в устройстве обнаруженного на Кадаре коммуникатора кеттов; как оказалось, настроено устройство на связь с объектом, находящимся в системе Тафено – предположительно, с флагманом Архонта.

Но, прибыв в означенную систему, лицезрели находящиеся на борту «Бури» не только корабль кеттов, но и пристыкованный к нему саларианский ковчег, «Паарчеро»! Судя по всему, оный стал добычей Архонта...

Активировав устройство, скрывающее корабль от сканеров противника, пилот сумел незаметно подвести «Бурю» к шлюзу ковчега. Перед тем, как ступить на борт саларианского судна, Райдер связался с Мошаэ, остающейся на Айе, и старейшина сообщила Первопроходцу, что изображающую Меридиан реликвию Архонт хранит в своих личных покоях – наряду со множеством иных артефактов Реликтов, постичь которые стремится.

На борту ковчега не было заметно не души... Обнаружив один из информационных терминалов, команда Райдера получила аудосообщение от капитана ковчега Хайджера, заявившего о захвате судна враждебными инопланетянами, и о необходимости отыскать Первопроходца салариан, Зевин Раеку.

В записях медцентра ковчега утверждалось, что Зевин Раека погиб во время криостаза, однако СЭМ заявил, что, согласно архивам Инициативы, первопроходец салариан – женщина, а скончавшийся, поминаемый в записях – мужчина. Просканировав мертвое тело, содержащееся в капсуле, СЭМ получил образец его ДНК, после чего с помощью секвенатора ДНК установил личность погибшего; таковым оказался один из колонистов, Джекс Арлан.

«Значит, салариане поменяли их местами», - догадался Райдер. – «Хотели спрятать своего Первопроходца!» Отыскав стазис-капсулу, в которой должен был содержаться означенный колонист, Райдер и спутники его действительно обнаружили Зевин Раеку, вывели ее из криостаза. Как и все салариане, Первопроходец пришла в себя практически мгновенно, а та рассказала, что, вняв уговорам капитана, в момент атаки кеттов позволила вернуть себя в криостаз.

«Против нас был целый вражеский флот», - говорила Раека. – «Капитан принял решение – сдаться. Сдаться, чтобы дать бой потом. Он убедил меня спрятаться среди простых поселенцев, разобрать СЭМа, чтобы мы не достались врагу... Но мы все еще в его руках, как я вижу». «Мы собираемся на корабль кеттов, чтобы собрать данные», - просветил Раеку Райдер. – «Будите экипаж и готовьте ковчег к отбытию по моей команде». Раека заверила, что так и поступит, после чего приступила к восстановлению связи с СЭМом «Паарчеро».

Команда Райдера же перебралась из саларианского ковчега на судно кеттов. Здесь отыскали они небольшой отряд салариан под началом капитана Хайджера. Последние вознамерились освободить из заточения пленных собратьев и препроводить их на борту ковчега, который Раека готовила к прыжку в подпространство; Райдер же и спутники его поспешат в покои Архонта, чтобы заполучить артефакт, столь им необходимый.

Миновав оружейный отсек, наблюдали они через иллюминаторы орудия флагмана, направленные на ковчег. Очевидно, что если кетты вознамерятся уничтожить судно, то сделают это за считанные минуты, ибо, согласно обнаруженному СЭМом в корабельных системам алгоритмы, выстрелы придутся в первую очередь на среднюю часть ковчега, где находятся стазис-капсулы – таким образом судно окажется просто разорвано надвое.

С Райдером связалась Раека, сообщив о том, что возглавила отряд, проникший на борт судна и присоединившийся к капитану Хайджеру, и как раз сейчас салариане отвлекают на себя внимание врага. Первопроходец поведал ей об орудиях, и Раека обещала взорвать подле них ЭМИ-бомбу, чтобы нарушить энергоснабжение; таким образом, угрозу от саларианского ковчега удастся отвести.

В одном из прилегающих помещений Первопроходец обнаружил немало записей о физиологии рас Млечного Пути – очевидно, что кетты скпрупулезно изучают плененных пришельцев, предполагая интегрировать в дальнейшем те генетические черты их, которые послужат дальнейшему развитию расы. А после лицезрели члены команды «Бури» ряд вскрытых стазис-капсул, вынесенных кеттами с ковчега, и множество мертвых тел салариан, подвергшихся экспериментам и пыткам. Именно от них узнали кетты о прибытии поселенцев из Млечного Пути, после чего приняли решение использовать ситуацию в своих интересах. Ведь задача, поставленная их Архонту имперским Сенатом, заключалась в Вознесении обитателей скоплея Элей, обращения их в кеттов... и появление новых особей возможности для сего лишь расширяло.

Ум салариан, экзоскелет, а также склонность к порядку и дисциплине туриан, биотика асари, сила и дублированные органы кроган – все эти черты послужат усилению расы кеттов, потому Архонт и надеялся их выделить, дабы использовать в дальнейшем. Что до людей... эмоции и непредсказуемость делают их опасными, потому кетты надеялись выделить лучшего представителя этой расы, а после – изловить его для всестороннего изучения. И таковым, по мнению Архонта, стал Скотт Райдер...

Приближаясь к покоям Архонта, Райдер и спутники его неожиданно угодили в загодя расставленную ловушку – паралирующее поле. Не в силах пошевелиться, наблюдали они за приближением Архонта, сопровождала которого Примас. «Сопротивление бесполезно», - произнес Архонт, внимательно разглядывая пленников. – «Я не один десяток лет провел в этом скоплении, среди амеб. А потом увидел человека, способного творить немыслимое. Человек даже ускользнул от меня!»

Подойдя вплотную к Скотту, Архонт продолжал: «Очень необычный противник. Эта встреча даже почти воодушевила меня. Но финал предсказуем». Пообещав, что Первопроходец вскоре подвергнется экспериментам, и тайны возможностей его непременно будут раскрыты, Архонт удалился.

Проанализировав парализующее поле, СЭМ пришел к выводу, что действует оно лишь на живую материю, а после смерти индивида отключится. Кроме того, в кровеносной системе Райдера ИИ обнаружил биологический передатчик, и сейчас пытался его нейтрализовать.

СЭМ предложил Скотту единственно возможный в данной ситуации выход: он останавливает сердце человека, чтобы освободить его от воздействия поля, а после предпринимает попытку реанимации. Не видя иного выхода, Райдер согласился на предложение ИИ... и сердце его остановилось...

К счастью, смерть длилась лишь несколько мгновений и попытка реанимации оказалась успешна. Освободившись от воздействия поля и придя в себя, Райдер отыскал консоль, поле отключающую, и таким образом сумел вызволить спутников.

Продолжая путь, в одном из помещений корабля лицезрел Первопроходец резервуар, пребывало в котором существо, походящее на крогана. СЭМ подтвердил, что несет оно в себе ДНК крогана, однако со значительными изменениями. Похоже, это – один из исчезнувших разведчиков Драка, а кетты близки к тому, чтобы создать на основе кроган покорных и могучих представителей своей расы.

Проследовав в покои Архонта, члены команды Райдера рассредоточились, дабы среди множества артефактов Реликтов, остающихся здесь, отыскать карту Меридиана... Наконец, необходимый артефакт был обнаружен, и СЭМ совместил находящиеся в нем картографические данные со схемой, обнаруженной прежде в хранилище на Эос.

Так, Райдер обрел звездные координаты Меридиана... когда возникла в помещении голограмма Архонта. «Вот, стало быть, что вас интересует», - произнес он. – «Вы не понимаете, насколько сложен Меридиан. Менять климат – лишь часть его возможностей. Я не позволю вам его испортить». «Ты меня уже пытался удержать в своей ловушке», - напомнил Райдер, на что Архонт пренебрежительно хмыкнул: «Это не твоя заслуга, а искусственного разума в твоей голове. Я видел, что произошло в лаборатории, и теперь знаю, что делает тебя... особенным. Меридиан мой! Я достаточно долго терпел тебя. Когда ваши корабли будут уничтожены, вы останетесь здесь».

Связавшись с капитаном Хайджером, Райдер приказал тому немедленно взорвать ЭМИ-бомбу, выведя орудия флагмана кеттов из строя. После чего устремился к стыковочному отсеку, по пути разя пытающихся помешать отступлению его кеттов, в том числе и могучих «бегемотов» - преображенных в кеттов кроган.

Обратившись к Райдеру, СЭМ заявил, что поблизости находятся кроганы, которых кетты готовят к вознесению – наверняка это пропавшие разведчики Драка. В то же время на связь со Скоттом вышла Раека, сообщив, что ее кетты загнали ее в угол после того, как отряд капитана Хайджера вернулся на ковчег.

Сознавая, что спасти и Первопроходца, и разведчиков он не сможет, Райдер сделал тяжелый выбор, выступив к отсеку, содержались в котором пленные крогане. Последних удалось провести на борт «Бури», после чего и судно Первопроходца, и саларианский ковчег ушли в подпространство, покинув звездную систему. К несчастью, Раека погибла, и следующим Первопроходцем салариан был назван капитан Хайджер.


Архонт внимательно наблюдал на визуализированными воспоминаниями, которые удалось извлечь биологическому передатчику, недолгое время остававшегося в кровеносной системе Райдера.

«При всем уважении, мы должны забыть о Меридиане», - настойчиво убеждала его Примас, но Архонт продолжал возражать: «Это ключ к нашему будущему, Примас. Люди не ведают его истинной мощи». «Даже мы не до конца его понимаем», - напомнила Примас. – «Нам приказано вознести это скопление, а не изучать Реликты. Вопросы задаются уже на самом высоком уровне».

«И скоро они получат свои ответы», - отрезал Архонт, не отрывая взгляд от экрана. – «И местные обитатели либо примут вознесение, либо будут уничтожены... Первопроходцу удалось отворить дверь. Мы лишь должны стать первыми, кто перешагнет порог. Мы должны захватить Меридиан прежде, чем это сделает кто-то другой».


Драк рассказал Райдеру о Спендере – помощнику Аддисон, советнику по делам колонистов. Именно этот изворотливый тип своими действиями вынудил кроган покинуть «Нексус», и Драк был уверен, что он не остановится и продолжить чинить вред представителям его расы.

Прибыв на «Нексус», Скотт перемолвился с Кеш, и кроганка признала, что Спендер, будучи чиновником среднего звена, действительно всем немало досаждает. И, ему все сходит с рук, ведь он умело манипулирует окружающими! Кеш была уверена в том, что Спендер общается с изгнанниками, и наверняка ведет с ними какие-то дела, но доказать этого не могла. Драк пытался рассказать об этом Танну, но тот ему не поверил.

Райдер обещал проверить, действительно ли Спендер – предатель и угроза для станции. И первым делом Первопроходец поспешил к Кандросу, убедив того передать ему записи с камер, относящихся к приснопамятному восстанию. СЭМу удалось отыскать частично сохранившуюся запись, на которой Спендер допускал мятежников в оружейную! Похоже, кто-то позаботился удалить оригинал, но фрагменты видео сохранились и были восстановлены во время масштабного перезапуска системы. Неужто таким образом Спендер заметал следы, предпочитая играть сразу на две стороны?..

Небольшое расследование привело Райдера к уединенному оплоту разбойников в дикоземье Кадары, где Первопроходец обнаружил послание от Спендера предводителю бандитов, Ароану, из которого следовало, что помощник Аддисон снабжает припасами отрепье, требуя, чтобы то донимало кроган на Элаадене. Драк становился все мрачнее: он и не предполагал, что Спендер исподволь развяжет целую кампанию против его расы.

Вернувшись на «Нексус» и проникнув в жилище Спендера, Райдер обнаружил немало свидетельств того, что помощник Аддисон всячески пытается сместить Кеш с должности суперинтенданта, и, похоже, действительно отправляет часть припасов, предназначенных для аванпостов, разбойникам, входящим в банду Ароана.

Драк известил Райдера о том, что из Новой Тучанки угнан транспорт, на борту которого находился уникальный семенной фонд, необходимый расе кроган для выживания их последующих поколений – если те однажды появятся. К счастью, на транспорте остался маячок, позволивший кроганам отследить его до одной из лун Элаадена.

На поверхности оной удалось отыскать старый заброшенный комплекс, где скрывались изгнанники. Перебив головорезов, команде Райдера удалось пленить Ароана и вернуть угнанный транспорт.

Признание Ароана о том, что банда его получала припасы, а за это была вынуждена оказывать давление на кроган, а также обнаруженные прежде данные о снабжении мятежников стали достаточными свидетельствами для доказательства вины Спендера. На этот раз предателю выкрутиться не удалось; Райдер советовал Аддисон и Кандросу изгнать Спендера на Кадару, и двое сочли данное решение вполне разумным.

Аддисон обещала Драку, что отныне станет поддерживать кроган в их переговорах с директором Танном, ведь Новая Тучанка и «Нексус» необходимы друг друга для выживания и дальнейшего процветания здесь, в Андромеде.


Крогане-разведчики из Новой Тучанке прислали Райдеру сообщение о том, что на Элаадене разбилось два корабля кеттов. Более того, одна из разведчиц утверждала, что своими глазами видела, как один падающий корабль стрелял по другому!

На месте крушения кораблей Райдер обнаружил зашифрованный кеттский блок данных, который не замедлил доставить на «Бурю» для дальнейшего анализа. Оный показал, что устройство закрыто биометрическим замком, и открыть его возможно лишь конкретным генетическим кодом. СЭМ сумел подобрать нужную комбинацию.

Блок данных содержал в себе аудиозапись. «Архонт отступил от наших заветов», - вещал голос. – «Отверг традиции, нарушил правила. Он забыл о своих обязанностях и стал одержим тайнами Реликтов. Из-за него мы отрезаны от родины. Так не может продолжаться. Или он вернется на истинный путь, или будет уничтожен. Клянусь. Архонт силен лишь до тех пор, пока мы поддерживаем его».

Неужто среди кеттов присутствуют диссиденты, готовящие заговор против Архонта?.. Техникам удалось отследить источник аудиосигнала в одной из систем скопления, и Первопроходец приказал команде немедленно направить «Бурю» по открывшимся координатам... приведшим их на Эос.

Ступив в один из комплексов кеттов, Райдер обнаружил консоль связи, возникло над которой изображение Примас. «Вот ты и здесь», - буднично констатировала она. – «Поведение «Первопроходца» довольно просто предсказать. Думаю, твоя решительности позволит кеттам править этой галактикой. Но я выставила себя предательницей не просто так, и надеюсь на обоюдную пользу. Одержимость Архонта Реликтами порождает хаос и ставит под угрозу наши изначальные планы. Нужно с этим покончить».

«И тебе нужна моя помощь?» - уточнил Скотт, на что отвечала Примас: «Я – кетт. Помощь мне не требуется. Я использую тебя как инструмент, чтобы ускорить падение Архонта. Мне лишь нужно убедиться, что ничто не стоит между тобой и твоей целью. Если избавиться от Архонта, о Реликтах можно будет забыть. Мы завершим свою работу и уйдем».

От идеи вознесения обитателей скопления Элей кетты не отступят, но Примас предлагала Первопроходцу уничтожить общего врага. «Хорошо», - согласился Райдер. – «Я пойду на все, что поможет убить Архонта». «При нашей следующей встрече я отключу защиту корабля и дам тебе возможность использовать специальный код, чтобы обездвижить Архонта», - обещала Примас, после чего, передав код на консоль, посредством которой с ней общался Райдер, прервала связь.

Что ж, Первопроходцу удалось заполучить союзников в противостоянии Архонту. Оставалось уповать на то, что о заключенном сегодня соглашении пожалеть ему не придется...


Лиам Коста предложил Райдеру встретиться на рынке Айи, где заявил, что Веранд, его сподвижница, запросила оборудование ангара, которое поможет улучшить технику Инициативы. Однако, когда по просьбе Лиама Скотт попытался просканировать оборудование, на которое указал товарищ, торговцы-ангара отнеслись к подобному жесту крайне отрицательно.

«Я хотел получить данные, которые помогут добиваться хороших урожаев на аванпостах», - вздохнул Лиам, расстроенный неудачей. – «Веранд указала мне, что надо просканировать». Мысль о том, что они пытаются нечестным способом раздобыть технологии ангара, несколько коробила Райдера, однако Лиам признался, что по официальным каналам решить вопрос не получилось, потому и пришлось идти на подобный ход. Конечно, ангара сложно винить за недоверие – история с кеттами еще слишком свежа...

А после Веранд и весь отряд ее бесследно исчез. Лиам встревожился, нехотя признавшись Райдеру, что передал Веранд данные по «Нексусу». В чьих бы руках не оказалась ангара, Инициатива под угрозой!

Пропавший отряд Веранд удалось отследить до системы Сефаса, где в скоплении космического мусора команда «Бури» лицезрела корабль кеттов!.. Проникнув на борт, Райдер и спутники его выяснили, что ныне судно находится под контролем отряда пиратов «Коготь» под началом туповатого, но амбициозного ангара Калота с остро выраженным комплексом неполноценности. Пираты похитили Веранд и членов ее отряда, надеясь, что те помогут им восстановить дрейфующее судно.

На помощь команде «Бури» прибыли солдаты Инициативы, ведомые Августом Брэдли. С пиратами и предводителям их удалось покончить, а Веранд и членов ее отряда – вызволить из заточения в одном из отсеков. Корабль кеттов же был уничтожен...


Прибыв на «Нексус» и проследовав в кабинет директора Танна, где уже собрались Аддисон, Кеш и Кандрос, Райдер поведал им о своем замысле о взятии под контроль Меридиана. «Это – центр управления терраформирующей сетью», - рассказывал он. – «Если заставим ее работать, все наши проблемы будут решены. Хранилище на Айе указывает, что Меридиан – ключ ко всему».

Слушатели отнеслись к идее скептически. Мало того, что полагается Первопроходец на малоизученные инопланетные технологии, так еще рискует действиями своими навлечь на них полномасштабную войну с кеттами. Аддисон предлагала сосредоточиться на дальнейшем развитии аванпостов, чтобы в случае атаки кеттов поселенцы из Млечного Пути оказались рассредоточены по различным планетам.

Прибывшие на встречу трое Первопроходцев – Хайджер, Авитус Рекс и Сарисса – план Скотта поддержали, однако Танн остался непоколебим, запретив Райдеру от имени Инициативы приближаться к Меридиану. После чего объявил о завершении встречи.

Разочарованный, Скотт покинул кабинет... когда отыскал его один из ассистентов директора Танна, сообщив, что Сара очнулась. Немедленно, Скотт поспешил в медицинский отсек «Гипериона», и последующие часы провел с сестрой, рассказывая ей о последних событиях.

Пробуждение Сары разблокировало последнее из воспоминаний, зашифрованных Алеком Райдером и сохраненных в памяти СЭМа, и относилось оно к завершающему этапу планирования полета «Гипериона».

В воспоминании зрел Скотт созвон его отца с турианином Кастисом Вакарианом, отцом офицера СБЦ Гарруса. «По словам сына, Совет считает, что Шепард все выдумывает», - говорил Кастис. – «Но, между нами, говоря, я слышал, что они начинают сомневаться». «Эта... угроза», - уточнил Алек. – «Их называют ‘Пожинателями’?» «Шепард их так называет», - подтвердил турианин. – «Там какой-то цикл. Истребление, которого происходит раз 50000 лет. Во всей галактике. И якобы вот-вот подойдет очередной срок. Но Гаррус говорит, что Шепард – крайне рассудительный. Как и ты, N7. Так что, если капитан говорит, что Пожинатели идут, - я бы не хотел оказаться здесь, когда они объявятся».

Поблагодарив Кастиса за информацию, Алек связался с таинственным «благодетелем», подтвердив, что, похоже, опасения их оправданы. Благодетель согласился, что надлежит отправить ковчеги к Андромеде до начала боев, ведь лишь так возможно спасти остатки цивилизации рас Млечного Пути.

СЭМ проинформировал Алека, что помещение Эллен в криостаз замедлило прогрессирование болезни, вызванной облучением нулевым элементом. «Сделай так, чтобы ее капсула попала на ‘Гиперион’», - приказал Алек СЭМу. – «Но не используй ее настоящее имя. Я все расскажу детям, когда будет подходящий момент».

...Увиденное воспоминание потрясло Скотта. Может ли оказаться, что их мать... жива?.. И находится здесь, на борту «Гипериона»?.. СЭМ подтвердил, что, согласно его разблокированным теперь воспоминаниям, Алек надеялся, что криостаз затормозит развитие болезни Эллен до тех пор, пока не будет найдено лекарство. «Именно поэтому он и сделал тебя Первопроходцем», - говорил СЭМ. – «Алек не мог смириться с мыслью, что Эллен выздоровеет и сразу узнает о твоей гибели. Он пожертвовал собой, чтобы ты и Сара могли когда-нибудь снова увидеться с матерью. Также он переживал о том, чтобы его знания о Пожинателях и «благодетеле» остались тайной. Он доверил эти знания тебе».

Но какая же судьба постигла родную галактику?.. Каков исход конфликта, случившегося 600 лет назад?.. Как следовало из записей, обнаруженных Скоттом в каюте отца, по прибытии в Андромеду Алек первым делом проверил, не поступало ли сигналов из Млечного Пути. Судя по всему, в 2186 году Пожинатели атаковали колыбели цивилизаций галактики – Палавен, Землю... Последнее сообщение доктора Лиары Т’Сони, адресованное Алеку Райдеру, говорило о масштабном вторжении, и о попытках Шепарда и команды его создать оружие, способное изменить ход войны. Но удалось ли им осуществить задуманное, так и осталось неизвестно...

И Джиен Гарсон, и Алека Райдера тревожила личность «благодетеля». Даже по прибытии в Андромеду он не раскрыл своей личности...

Наряду с сестрой Скотт отправился в медицинский отсек «Гипериона», где поведал Саре о том, что ему открылось. В капсуле, обозначенной как «Элизабет Райли», находилась Эллен Райдер, их мать! Да, пока оставалась она в криостазе и болезнь ее развиваться перестала, однако СЭМ возражал против пробуждения женщины, ведь недуг может обостриться! Алек надеялся, что в Андромеде будут проведены новые исследования, сделаны новые открытия, которые помогут спасти Эллен. И действительно, здесь, в Элее, генетика развивалась стремительно, и каждый день ученые и исследователи постигали нечто новое. Наверняка однажды им удастся создать лекарство, которое исцелит Элеен, а пока... Скотту и Саре следует лишь запастись терпением.


С Первопроходцем вышел на связь саларианин Сэйлен Варн, назвавшийся бывшим агентом разведки, и заявивший, что кетты наткнулись на саларианский ковчег не случайно; наверняка один из представителей его расы оказался предателем, передавший противнику координаты судна. Сэйлен подозревал доктора Адена, биолога, но весомых доказательств в поддержку теории у него не было, потому агент в отставке и надеялся заручиться помощью Первопроходца, принадлежащего к расе людей.

Сэйлен просил Райдера проверить две зацепки: оборудование доктора Адена и кетта, который вполне мог быть его связным. Поскольку обе означенных путеводных нити находились на Воелде, именно туда и направился Первопроходец.

На оборудовании доктора Адена, обнаруженном в одном из заброшенных комплексов на поверхности планеты, при сканировании были выявлены следы химических веществ, используемых кеттами в камерах для вознесения... Удалось обнаружить и кетта-связного... точнее, его мертвое тело. Как оказалось, кетту было имплантировано устройство связи, сделанное в Млечном Пути, и вибрации частиц в этом передатчике походили – как следовало из анализа СЭМа - на шифрование по саларианскому типу.

Обе зацепки оказались лишь косвенными уликами, и предательство доктора Адена не доказывали. Райдер принял решение вернуться на «Нексус» и без утайки обо всем рассказать Хайджеру. Последний поведал о том, что руководство ковчега, вышедшее из криостаза в первую очередь, не горело желанием помочь в расследовании, и это наводило на определенные подозрения. Хайджер предложил Райдеру попытаться проникнуть в жилище одного из руководителей ковчега, Ранда Лона – быть может, тому есть, что скрывать?

Дождавшись, когда Ранд Лон покинет отведенный ему отсек, Первопроходец проник в помещение, скрупулезно просканировав каждую его пядь. Он обнаружил пылевые частицы, и, судя по радиоактивной метке Бедствия на них, принадлежали они не «Нексусу». Стало быть, или сам Ранд Лон, или кто-то из его гостей исследует отдаленные уголки скопления – точнее, Элааден.

Из улик, найденных в жилище саларианина, СЭМу удалось определить примерные координаты на поверхности планеты, где находились пылевые частицы состава, подобного обнаруженному. Здесь команду Первопроходца атаковали падальщики, перебив которых, Райдер с изумлением обнаружил агента Сэйлена, которого головорезы держали в заточении.

Что странно, Сэйлен утверждал, что видит Первопроходца впервые! «Я должен был пропасть здесь навсегда», - мрачно заявил агент. – «Один из подозреваемых использовал мое устройство для маскировки. Если вы уже встречались с «Сэйленом», то это был доктор Аден в моем обличии... Так, дайте угадаю: Аден попросил вас просканировать улики? Подозреваю, что изменник скрывал сообщения при помощи оптической кодировки. Эти сообщения и были уликами, которые и позволили бы припереть его к стенке. Но мощный сканер вроде твоего их просто стирает! Аден использовал тебя и... мое расследование, чтобы скрыть следы. Хитрый негодяй».

Сэйлен задумался: кто же стоит за Аденом?.. Ведь у того нет возможности изменять протоколы или влиять на работу навигационного компьютера ковчега; неужто это – дело рук Ранда Лона?.. Но сейчас последний наверняка успел скрыться, а Аден – руками Первопроходца избавиться от указывающих на него улик.

Сэйлен предложил Райдеру встретиться с Аденом, продолжающим выступать под личиной отставного агента; ведь наверняка доктор полагает, что падальщики расправились с его преследователем, и не подозревает, что тому удалось выжить.

...Встречу коварному саларианину Райдер назначил в одном из пещерных комплексов Кадары. Первопроходец обвинил лже-Сэйлена в сговоре с кеттами, и тот, завидев сопровождающего Райдера агента, вынужден был признать свою вину. Но что же толкнуло биолога на столь вопиющее предательство своих сородичей?.. «Некоторые из нас проснулись раньше, чтобы подготовить ковчег... а затем мы обнаружили кеттов», - рассказывал Аден. – «Непобедимого врага. Мы договорились, что отдадим кеттам ковчег, чтобы узнать их тайны и когда-нибудь уничтожить их вместе с их ‘вознесением’».

«Вы притворились союзниками кеттов, чтобы изучить их, а после ударить в спину», - уточнил Райдер, и Аден утвердительно кивнул: «За пределами Элея существует целая империя кеттов! Это – всемогущие завоеватели, которые неминуемо нападут на нас. А с этими знаниями у нас есть шанс предотвратить нашу гибель. Не лишайте нас свободы и эти знания ваши! Нельзя, чтобы наши труды пропали зря».

Аден утверждал, что ему известны тонкости устройства империи кеттов, и обладает он сведениями об их вассалах, потенциальных слабостях, тонкостях вознесения... Именно ради этого он пожертвовал сородичами! Но... оправдывает ли цель средства?.. Райдер отрицательно покачал головой: нет, не оправдывает... После чего, отступив в сторону, позволил Сэйлену взять предателя под стражу...


Трое Первопроходцев связались с Райдером, веля тому поскорее прибыть в техническую лабораторию «Нексуса». Доктор Аридана – асари, одна из ведущих исследовательниц станции, - передала Райдеру прототип новой технологии, «Призрачный шторм».

«Когда вы приблизитесь к Меридиану, наши корабли начнут передавать фальшивые сигналы ‘Бури’», - говорил Хайджер, обращаясь к Райдеру, а Сарисса добавила: «Кетты не смогут понять, какой из сигналов настоящий. Это собьет с толку их датчики и отвлечет корабли. Вы выиграете необходимое время».

Все четверо Первопроходцев сознавали, что риск – часть их работы, и они будут действовать – с одобрения чиновников Инициативы, или же без него.

...Прибыв в систему, находился в которой гигантский монолит – предположительно, Меридиан, - корабли, оснащенные «Призрачным щитом», начали передавать сигнал, обозначающий их как «Бурю», отвлекая на себя суда кеттов. Истинной же «Буре» удалось проскользнуть мимо блокады, после чего Райдер и спутники его высадились на поверхность монолита, оказавшегося исполинским городом Реликтов.

Подобно монолитам на планетах скопления, активация башен в комплексе открыла команде Первопроходца доступ к центральному узлу... Но кетты, ведомые Мечом Архонта, опередили Райдера, и тому пришлось с боем прорываться к заветной цели.

Исследуя комплекс, называемый кеттами «Хи Тасирой», обнаружили Райдер и спутники его тело ангара. Проанализировав глифы в помещении, СЭМ пришел к выводу, что находка – прототип, созданный по генетическим чертежам. Стало быть, некая древняя раса создавала с помощью Меридиана вид, способный существовать в этом скоплении. Вот, стало быть, каково происхождение ангара!.. Подобное откровение станет для расы потрясением, но Райдер надеялся, что Мошаэ сумеет осторожно донести новость для своего народа... Стало быть, Меридиан необходим не только для терраформирования, но может создавать и разумную жизнь. Но зачем?.. Конечная цель создателей ангара и Реликтов оставалась исследователям неизвестна... Первопроходец сознавал, что Меридиан способен как создавать жизнь, так и уничтожать ее, и наверняка именно этого добивается Архонт.

Продолжая исследование комплекса, Райдер обнаружил монументальные исследовательские корабли Реликтов, которыми с помощью СЭМа он мог управлять... Кроме того, удалось выяснить, что древняя раса создателей именовалась «джардаанами», и противостояние оных с неким таинственный Противником привело к применению могущественного оружия; как следствие, Бедствие вырвалось из Хи Тасиры, распространившись по звездным системам скопления.

Но прежде, чем покинуть монолит и Элей, джардаане извлекли Меридиан из Хи Тасиры, отправив сферу, содержащую в себе все наследие их расы, в глубины космоса... Стало быть, ошибся Архонт, и в Хи Тасире - комплексе Реликтов – Меридиана не было...

Флот кеттов атаковал комплекс, и Первопроходец с помощью СЭМа получил управление защитными системами Хи Тасиры, обратив их против инородцев. Реликты атаковали корабли и истребители кеттов, уничтожая их, в то время как команда Райдера держала оборону в командном центре Хи Тасиры, разя солдат кеттов, пытающихся проникнуть внутрь. Им удалось покончить с Мечом Архонта... после чего кетты отступили, и отряд Первопроходца сумел вернуться на «Бурю».

Оставался вопрос: как же отыскать Меридиан, бесследно исчезнувший?.. СЭМ полагал, что на поиски сферы могут уйти десятилетия, но Райдер постановил: медлить нельзя. Да, силами Реликтов они нанесли поражение флотилии кеттов, и сейчас те зализывают раны, но вскоре непременно вернутся.

На связь с Первопроходцем вышел директор Танн. Напомнив, что Райдер ослушался прямой приказ командования Инициативы, директор, тем не менее, признал, что Первопроходец был прав и действия его оправданы. И теперь Инициатива готова оказать Райдеру любую помощь в поисках исчезнувшего Меридиана.

Очевидно, что курс сферы был определен ее создателями, но искажен Бедствием, и теперь утерян. Но если представить Меридиан кораблем, а Бедствие – океаном, то возможно предсказать и отследить ее течения и вычислить, в какую из звездных систем океан унес корабль. В любом случае, это сузит область поисков.

В последующие дни и «Буря», и иные суда Инициативы зондировали Бедствие во множестве систем скопления; кроме того, ангара передали новым союзникам свои звездные карты, и исследователи, сравнивая их с нынешним состоянием Элея, делали выводы об изменениях, случившихся в скоплении в результате воздействия Бедствия. И когда исследования завершились, СЭМ сумел построить предсказательную модель и восстановить траекторию покинувшего Хи Тасиру Меридиана.

После чего Первопроходец и спутники его вернулись в город Реликтов на Хи Тасире, где Райдер, отыскав блок управления в башне с собственной энергетической сетью, заставил Реликты покинуть комплекс и двигаться в том же направлении, что и – столетия назад – Меридиан.

Отслеживая перемещение Реликтов через подпространство, Первопроходец и сподвижники его наблюдали на возникшей над консолью блока управления звездную систему, пребывал в которой Меридиан – гигантская, полная внутри сфера размером с луну. «Самодостаточная планета-зародыш», - сообщил СЭМ. – «Это сердце системы хранилищ. Если его активировать, оно повлияет на каждую из связанных планет». Райдер в восхищении смотрел на голографическое изображение Меридиана, сознавая, что для Инициативы настал поистине поворотный момент.

«Поздравляю, Первопроходец», - неожиданно прозвучал в сознании Райдера голос Архонта. – «Это великий день для всех нас». Осознав, что именно искусственный интеллект в сознании Первопроходца возвышает его над иными людьми, Архонт вознамерился лишить немезиду преимущества, разорвав связь с СЭМом. И сейчас, позволив Райдеру найти Меридиан, Архонт намеревался превратить его в оружие – с помощью СЭМа. «Весь Элей будет вознесен или разрушен», - вещал Архонт. – «И первым делом падет Эос».

Испытывая невыносимую боль, Райдер сделал несколько шагов к выходу из башни, но колени его подкосились, и он пал, сознавая, что связь его с СЭМом слабеет... и исчезает вовсе... Ведь, благодаря обретенным воспоминаниям Скотта, Архонт знал, что еще, помимо Первопроходца, обладает имплантом, необходимым ему для обретения СЭМа... Потому, атаковав «Гиперион» и захватив модуль искусственного интеллекта, он отправил солдат на поиски сестры Райдера...

СЭМ успел сообщить Саре о замысле Архонта, надеющегося с его помощью заполучить власть над Меридианом; кроме того, ИИ поведал девушке о том, что Архонт сумел разорвать его подключение к импланту Скотта, и, если базовые функции не восстановить вручную, он непременно умрет.

Сознавая, что Архонту необходим ее имплант, Сара, скрываясь от прочесывающих палубы «Гипериона» кеттов, следовала указаниям СЭМа, и вскоре достигла консоли, посредством которой сумела отправить сквозь межзвездное пространство сигнал на имплант брата, перегрузив его вручную... Сара успела осуществить задуманное за мгновение до того, как была обнаружена кеттами...

...Сознание возвращалось к Скотту. С трудом поднявшись на ноги, он огляделся, осознав, что все еще находится в башне комплекса Реликтов наряду с товарищами, с тревогой на него взирающими. СЭМа в сознании не было, но базовые функции взаимодействия с интерфейсами систем Хи Тасиры Райдер осуществлять мог, хоть и стоило это ему неимоверных затрат энергии, сопровождающихся сильнейшей головной болью.

Следуя к посадочной площадке, где дожидалась «Буря», Первопроходец бичевал себя за столь вопиющую недальновидность. Очевидно, что Архонт использовал его, и планировал осуществить задуманное с тех самых пор, как Райдер оказался пленен на его флагмане...

Пилот «Бури» сообщил Первопроходцу, что, согласно получаемым донесениям, корабли кеттов, находящиеся в звездных системах скопления, пришли в движение. Наверняка Архонт использует Меридиан, чтобы уничтожить обитаемые миры... и начнет с Эос. «Гиперион», на борту которого остаются тысячи криокапсул, движется к сфере в составе небольшого флота кеттов...

Но «Буря», лишенная орудийных систем, навряд ли что-то сможет противопоставить силам противника... И Райдер, сознавая, что подобное действо вполне может стоить ему жизни, вновь попытался взять под контроль силы Реликтов Хи Тасиры. Ему это удалось... и конструкты устремились вслед за флотилией кеттов....

Архонт ...Прибыв в звездную систему, находился в которой Меридиан, корабли Реликтов, загодя запрограммированные Первопроходцем, вступили в бой с силами кеттов. Кроме того, Райдер заставил Реликты приблизится к Бедствию и направить его на корабли противника!..

«Гиперион», на борту которого находился Архонт, вплотную приблизился к сфере, исчез в образовавшемся на поверхности ее отверстии. «Буря» устремилась следом... обнаружив на внутренней поверхности Меридиана цветущий мир, полный жизни. Ковчег стремился к величественному строению – центру управления Меридианом, и иные корабли кеттов, означившиеся здесь, над сокрытым миром, противостояли союзным силам Первопроходца – кораблям, прибывшим на помощь Райдеру с Эос, Кадары, Айи... Силы Инициативы, изгнанников и Сопротивления сплотились, чтобы дать бой захватчикам...

Верная своему слову, Примас отключила маневровые двигатели на сопровождающем «Гиперион» флагмане, выведя судно из боя. Ковчег же рухнул поблизости от центра управления; покинув судно, Архонт наряду с Сарой, которую прежде безжалостно пытал в надежде заполучить имплант СЭМа, проследовал внутрь строения. К счастью, капитан Данн сумела направить всю энергию судна в медотсек, защитив криокапсулы, а подоспевшая Сарисса окружила мостик ковчега биотическим полем, спасая таким образом жизнь капитану.

Силы Первопроходцев, следующие за «Бурей», защищали «Гиперион», в то время как команда Райдера устремилась вслед за Архонтом в святая святых Меридиана. Сопровождали ее отряды солдат под началом Августа Брэдли и Слоанны Келли, разящих кеттов, пытающихся задержать преследователей их предводителя.

Тем временем создав интерфейс, напрямую подключенный к импланту терзаемой болью Сары, Архонт посредством СЭМа активировал сердце Меридиана, вознамерившись осуществить задуманное. Он пропускал через себя поистине невероятное количество энергии, обретя власть над всеми без исключения Реликтами, остающимися в центре управления... в том числе и над исполинским Архитектором.

Разя конструктов, Первопроходец, направляемый Сарой, через управляющие контроли отключал интерфейсы, посредством которых осуществлялась связь между Архонтом и Меридианом... Наконец, последний из интерфейсов был отключен, и Реликты отступили... а Архонт пал замертво.

Ныне Меридианом управлял Скотт Райдер, Первопроходец людей, и инициировал он процесс терраформирования на планетах скопления Элей. Кетты отступили, признавая поражение, пусть и временное, а Скотт и Сара Райдеры покинули центр управления, выступив к дожидающимся их у входа союзникам – объединенным силам Элея.


...Прошло несколько недель.

Сара оставалась на борту «Гипериона», приходя в себя после пережитого. Скотт рассказал ей, что ковчег ныне стал частью Меридиана, а сокрытый мир – новой родиной для человечества в Андромеде. Соединение Первопроходца с СЭМом было восстановлено, и ИИ снова помогал Райдеру активировать Реликтов.

Руководство «Нексуса» приняло решение продолжить претворение в жизнь плана Инициативы по колонизации, и сейчас собиралось назначить временного посла, голоса «Нексуса» за пределами станции. Ведь настанет время, когда нынешнее руководство будет вынуждено отойти в сторону, передав полномочия совету, войдут в который представители колоний Элея. Но сейчас временный посол станет связующим звеном «Нексуса» с ангара, Кадарой и Элааденом... Райдер предложил назначить таковым Августа Брэдли, и руководство «Нексуса» - Танн, Аддисон, Кандрос и Кеш – согласилась с выбором Первопроходца.

Связным «Гипериона» удалось уловить сигнал ковчега «Кила Си’ах», на борту которого должны были находиться квориане, элкоры, дреллы, волусы и ханары. Похоже, судно прибыло в Андромеду, но... с ним что-то произошло. «Ситуация вышла из-под контроля», - говорилось в сообщении. – «Избегайте контактов с нами до дальнейших указаний». Неизвестно, что случилось с ковчегом, но находящиеся на борту просили не искать их, и Райдер решил довериться Первопроходцу «Кила Си’ах» и ожидать следующих сообщений с ковчега.

Первопроходцу многого удалось достичь, но Инициатива все еще отчаянно нуждалась в его команде, а, стало быть, миссия по колонизации Элея далека от завершения...

  1  2  3  4  5  
Web-mastering & art by Bard, idea & materials by Demilich Demilich