Demilich's

1. Ивалис, иллюзорный мир

Задолго до того, как Ной построил свой ковчег, в эпоху меча и колдовства существовала страна под названием Кильтия. Знания и могущество ее оказались в одночасье сметены страшным потопом, оставив лишь одно наследие тайн разрушенной цивилизации - книгу, Великий Гримуар, сокрытую во тьме. Неведомо, сколько копий книги существует по сей день, но говорят, что тот, кто получит одну из них, обретет силу, способную изменить мир. Многие истратили целые жизни в поисках сохранившихся копий Гримуара, но никто из них не добился успеха. Это иллюзия, говорили они, просто миф... но тот, за который можно и умереть!


Зима. Снежное покрывало укутало город. Марш Радиюджу никогда раньше не видел снега; там, откуда он приехал, его и вовсе не водилось. А теперь он с семьей перебрался в Санкт-Ивалис, где мать получила новую работу, а брат Донед, инвалид от рождения, мог рассчитывать на квалифицированную медицинскую помощь.

В школе, куда был зачислен Марш, он уже завел пару друзей - проказливую девчонку по имени Ритз Малхир и тихого застенчивого парнишку, Мьюта Ранделла. Надо сказать, последнего частенько задирали старшеклассники, а бедолага Мьют, не отличавшийся особой силой и храбростью, молча терпел. Вот и сегодня: устроив после уроков игру в снежки, драчуны бросали снежными шариками лишь в Мьюта, издеваться над которым им доставляло особое удовольствие. К счастью, боевая Ритз встала на защиту младшего приятеля, и негодники, вдоволь поулюлюкав, отправились восвояси.

Сегодня Марш пригласил новых друзей к себе в гости. Мьют тут же согласился, сказав, что принесет с собой новую книгу о волшебстве и героях, которую собирался купить по пути. Посомневавшись, кивнула и Ритз; да, она тоже придет. Беззаботно болтая, приятели двинулись прочь от школы по заснеженному бульвару. Мьют, обычно молчаливый, рассказывал, что отец его, Сид Ранделл, потерял весь вкус к жизни после гибели жены, Ремеди, что вылилось в его наплевательское отношение к работе и, как следствие, в увольнение из крупной корпорации. Сейчас они кое-как сводят концы с концами...


...Вечером за окном выла метель и высовывать нос на улицу совсем не хотелось. Мьют все-таки приволок свою книгу и друзья, собравшиеся к Марша дома, с увлечение разглядывали диковинные картинки. Никто из них не мог прочесть ни слова в этой книге, даже продавец в книжном магазине не мог вспомнить, как она у него очутилась. "Может, эта волшебная книга?" - усмехнувшись, предположил Донед. "Угу", - кивнул Мьют. - "Хорошо бы, так оно и оказалось. Вот вы думали когда-нибудь: а если бы мир, описанный в книге, вдруг стал настоящим?" Вечно циничная Ритз хмыкнула: уж она-то предпочитает всяким книгам видеоигры...

Настало время расставаться: пожелав Маршу и Донеду спокойной ночи, гости ушли.

...Этой ночью заклинание в волшебной книге преобразило Санкт-Ивалис, обратив мирный провинциальный городок в нечто совершенно иное...


Проснувшись, Марш долго соображал, где это он очутился и что за богатый камзол на нем надет. Ярко светило солнце, зеленела трава, а сам он стоял на мощеной улочке незнакомого города. Приземистые здания напоминали ему картинки в книжках о Древнем Востоке и Средиземноморье. Но самым удивительным был даже не город, нет - его обитатели! Мимо гордо шествовали ящерицы в камзолах и шляпах, недалече мирно беседовали то ли кролики с крылышками, то ли вообще непонятно кто. Марш протер глаза: что за странный сон?

Марш не заметил, как нечаянно толкнул локтем человекаящера, и тот обложил его в самых цветастых выражениях. "Извините, господин ящерица!" - вежливо отозвался парень, но собеседник его побагровел: "Что?!! Ты посмел назвать бангаа ящерицей?" Он выхватил меч, и Марш отскочил на пару шагов: если это сон, то даже не странный, а совершенно идиотичный.

"Простите его", - к противникам подскочил кролик с крылышками. - "Он из глухой деревни, купо! Он никогда не встречал бангаа!" Схватив Марша за руку, забавное создание потянуло его в подворотню. "Ну и откуда ты такой выискался, купо?" - вопросило оно. - "Кадоан? Мускадет?" "Черт его знает", - отозвался вконец сбитый с толку Марш. - "Я разговариваю с мягкой игрушкой!" "С мягкой игрушкой?!!" - разозлилась оная. - "Я - мугл!" "И что с того?" - спросил Марш.

Мугл вздохнул: откуда этот идиот свалился на его голову? "Объясняю", - доходчиво начал он, - "ты в городе Сириле, в Ивалисе". "Ивалис?" - поразился Марш. - "Но это же мой город!" "Ничего себе город!" - отозвался мугл. - "Ивалис - это наш мир!" "Это не мой Ивалис", - покачал головой парень. - "В моем не водится всяких яще... этих, бангаа. И муглов тоже нет. Только собаки и кошки. А бангаа я видел лишь в видеоигре, что называлась "Последняя фантазия". Но мир-то там вымышленный!" "А на наш он похож?" - заинтересовался мугл. "Да..." - неуверенно кивнул Марш. - "Если подумать, точь в точь такой же". "Вот теперь и я сбит с толку", - расстроился мугл. - "Ладно, чего уж там. Кстати, меня зовут Монтбланк!"

Мугл рассказал Маршу, что в мире существует множество кланов искателей приключений, и что сейчас он как раз подумывает о том, чтобы создать свой собственный. Правда, деятельность сих кланов контролируют вездесущие Судьи, устанавливающие правила поведения в землях Ивалиса. Оно-то и понятно: дай авантюристам волю - вконец распоясаются!

Хотя Марш все еще и желал попасть домой, пребывание в сказочном Ивалисе обещало быть очень интересным. Почему бы не задержаться здесь подольше?

В течение следующих недель новоявленный клан Марша всячески старался зарекомендовать себя. Они брались за любую работу, будь то сбор лекарственных растений на равнинах Гиза или зачистка перевала Лютии от лихих разбойничков. Число желающих присоединиться к героям стремительно росло, и вскоре клан включал в себя, помимо самого Марша и Монтбланка, представителей самых разных народов этого мира: воинственных бангаа, хитроумных и ловких вьера, мудрых волшебников ну моу, и, конечно, людей. Повсюду за ними следовали Судьи, зорко следя за каждым шагом, готовые при малейшей оплошности упечь провинившегося в темницы королевского замка Бервении.

В один прекрасный день Марш повстречал Ритз. Вот уж кого не ожидал встретить здесь! Девушка, тоже вырванная из реального мира, ни за что не желала возвращаться обратно, вступив в клан вьера, главенствовала над которым лучница Шара. Помахав Маршу на прощание рукой, Ритз с подругами гордо удалилась, оставив старого приятеля в совершенном смешении чувств. Он-то думал, что они вместе отправятся на поиски способа вернуться домой, а оно гляди ж ты как вышло...

Все чаще и чаще в городах и весях королевства говорили о потерявших рассудок монстров, выползающих из своих нор и атакующих каждого встречного. Истинность подобных высказываний члены клана Марша испытали на собственной шкуре, согласившись уничтожить чудовищ в пустыне Элуут. В итоге, еле выжили сами. Монтбланк несмело предположил, что, возможно, во всем виноваты волшебные кристаллы Ивалиса.

Один из них Маршу вскоре представилась возможность лицезреть воочию. Отряд его как раз возвращался в Сирил, дабы восстановить силы и пополнить припасы, когда внезапно образовавшаяся у реки Улеи пространственная воронка втянула в себя воителей. Они оказались в странном покое, вне пространства и времени, в центре которого на постаменте возвышался сияющий кристалл! А секунду спустя ошарашенным героям явил себя и демонический страж его, Фамфрит.

То была воистину жестокая сеча, потребовавшая от воинов полной отдачи. Марш безжалостно кромсал демона мечом, Монтбланк один за одним сотворял огненные шары, обрушивая их на противника, остальные члены небольшого отряда поддерживали их как могли: ну моу использовали целительные заклятия, а вьера обстреливали монстра из луков. А когда Фамфрит пал, кристалл взорвался и удивительное видение явилось Маршу.

Узрел он Мьюта и отца его, Сида Ранделла, находящихся в большом зале замка Бервении. Мьют жаловался, что старшеклассники задирают его, обстреливая снежками, и что он - принц (!) Мьют - обязательно ужесточит существующие законы. После чего принц капризно принялся звать свою мать, королеву Ремеди...

Придя в себя на берегу тихой речки Улеи, Марш несмело высказал предположение, что, возможно, если он уничтожит все кристаллы, то сможет наконец вернуться домой. Товарищи его лишь недоуменно покачали головами, усомнившись в логике сего утверждения. Хотя - как знать: кристаллы овеяны столькими легендами, что истинное назначение их давно уж затерялось в веках.


Видение оказалось пророческим; спустя всего несколько дней жители Ивалиса на своей шкуре ощутили ужесточение законов. Некоторые из них доходили просто до абсурда, и народ втихаря роптал, но вслух высказать недовольство никто не решился. Хотя ходили слухи, что есть-дескать в Кадоане некий алхимик - ну моу Эзель, который изобрел средство, могущее законы взять и отменить. Заинтересовавшись, Марш повел свой клан в этот северный город.

Герои появились в хижине алхимика как раз в тот момент, когда для ареста его из замка прибыл целый контингент воинов во главе с самим Сидом Ранделлом - Верховным Судьей! Но направленную на него волшебную атаку магии Закона Эзель легко отразил созданным им самим заклятием Противозакона. После чего бежал, не без помощи клана Марша, прикрывшего ему отступление.

После чего Марш и Эзель еще долго сидели в захолустной таверне Кадоана, обсуждая несправедливые законы королевской семьи и новую возможность их волшебным образом аннулировать, хотя бы частично.


Несколько дней спустя клан Марша наняла Академия Придворных Магов, отправившая их прямиком к вулкану Родо для проведения топографических исследований. Мрачное, душное местечко... Но именно здесь герои заметили пространственную воронку, точь в точь такую же, как у реки Улеи. Марш возрадовался, храбро шагнул внутрь, и оказался в пышущей жаром палате, где красовался второй кристалл. И, конечно, его стражи - целых восемь небольших одушевленных кристаллов, обрушивших разрушительную магию на нарушителей спокойствия.

И когда совместными усилиями героев они обратились в хрустальные осколки, Марш подошел к кристаллу на постаменте, вгляделся в его глубины. "Интересно", - подумал он, - "не связан ли каждый из кристаллов с одной из рас Ивалиса? Этот, к примеру, символизирует ну моу, в то время как прошлый - муглов". Видать, сама реликвия внушила ему эту мысль...

Внезапно кристалл разлетелся на мелкие осколки, и позади Марша возник сам принц Мьют. Или, быть может, лишь видение Мьюта - откуда здесь взяться ему самому? "Почему ты заставляешь меня вспоминать все это?" - плаксиво обратился принц к ничего не разумеющему Маршу. - "Ты ломаешь мой мир, а ведь в нем моя мама жива! Убирайся из моего мира!" И видение Мьюта рассеялось...

Вновь оказавшись у подножия вулкана, Марш все еще ломал голову над словами мальчонки. Что значит - "мой мир"? И внезапно понял: Ивалис - отражение чаяний Мьюта, мир, оживший в его грезах! И если он, Марш, разобьет кристаллы, он тем самым уничтожит мир снов своего друга! Что же ему делать...


Да, законы в Ивалисе ужесточились, но мало-помалу миряне привыкли и не роптали больше, тем более, что недовольные имели непонятную тенденцию куда-то исчезать. Марш с товарищами продолжали свою карьеру наемников, сражаясь за то, что считали правым. Недостатка в работе кланы искателей приключений не испытывали.

Во время визита в волшебный изумрудный замок Салика, куда Марш по заданию Академии Придворных Магов отправился в поисках некоего колдовского кристалла, его повстречал некий ну моу по имени Бабус, представившийся личным заклинателем принца Мьюта. Последний отдал недвусмысленный приказ: уничтожить человека, желающего ему зла, то есть - самого Марша! В сердце древней цитадели разгорелась нешуточная схватка, но в итоге Бабус счел за благо ретироваться, пригрозив напоследок Маршу еще раз, на всякий случай. Видать, Мьют всерьез воспринял угрозу исчезновения своего иллюзорного мира!

Третью пространственную воронку клан Марша обнаружил совершенно случайно, выполняя работенку по поиску призрака в пещерах у деревеньки Награи, который своим жутким воем мешал спать честным селянам... Перенесшись в святыню третьего кристалла - реликвии бангаа - воины клана выдержали тяжелейшее сражение с его демоническим хранителем, Адраммелехом.

Уничтожив последнего и заглянув в клубины мерцающего кристалла, Марш осознал, что камень этот, да и остальные тоже, не просто волшебные игрушки, а возможно, артефакты, ответственные за сотворение рас этого мира. Но в этот момент кристалл взорвался мириадом осколков, и воители Марша вновь очутились на каменном полу пещеры у Награи.

Здесь их уже поджидал Бабус. Поняв, что силой с парнем не договоришься, ну моу попытался его образумить. "Ну что есть у тебя в том мире такого, чего не было бы в этом?" - спрашивал он. - "Зачем заставлять понапрасну нашего принца страдать?" Марш не нашелся, что ответить, и Бабус, скорбно покачав головой, исчез, перенесшись в королевский замок.


Несколько недель спустя клан отыскал Ноно, брат Монтбланка. Он пожаловался воинам на грязных разбойников, которые атаковали его воздушный корабль, ограбили его самого и теперь скрываются в трущобах у города Дорка. Монтбланк нахмурился, объяснив Маршу, что в трущобах Законы не писаны и Судьи туда не заходят. Марн обрадовался было, но мугл быстренько урезонил его, объяснив, что встретить смерть в трущобах реально, как нигде больше. Зачем, спрашивается, существуют Судьи в землях Ивалиса? А затем, чтобы предотвращать любые смертоубийства в королевстве. Редко, очень редко здесь происходят убийства, а ежели таковые случаются, Судьи мгновенно отправляют виновных в темницу.

...Сражение в трущобах Дорка оказалось воистину летальным для многих его участников: как для товарищей самого Марша, так и для противостоящих им головорезов. Впервые Марш осознал, сколь горько терять близких, и какие шрамы в душе остаются после этого...


Месяц спустя, топая по проселочной дороге к Кадоану, отряд Марша наткнулся на конкурирующий клан, без предупреждения атаковавший. Оставив горе-воинов валяться в пыли без сознания, Марш допросил их лидера, с удивлением узнав, что причиной для атаки послужила награда, назначенная за его (!) голову. Кому он уже умудрился так сильно насолить? Была у Марша по этому поводу одна мыслишка, и она совсем ему не нравилась...

А на следующий день путь его отряду преградили Ритз и вьера Шара. Девушка в присущей ей грубоватой манере сообщила, что покамест никто не предлогал ей золота за голову бывшего приятеля, но если таковое случится, она вполне может принять сторону Мьюта. Марш грустно кивнул: как он и предполагал, юный принц хочет убрать его с дороги, опасаясь за свой драгоценный Ивалис, рожденный магией древней книги. Шара попыталась образумить подругу, заметив, что у Марша, как и у Ритз, остались семьи в их родном мире, но ее старания не возымели видимого эффекта. Так они и расстались, сознавая, что былая дружба куда-то исчезла, а в жизни появились совершенно различные принципы...


Прибыв в город Мускадет, герои угодили прямиком в расставленную им ловушку. Не надеясь больше на независимые кланы, королева Бервении Ремеди и принц Мьют отправили по следу "противника престола" рыцарей регулярной армии, ведомых самими Судьями! И те атаковали клан Марша прямо у врат Мускадета. Битва была недолгой; рыцари и церковники пощадили товарищей "преступника", забрав с собою его самого и бросив в тюрьму.

Потянулись долгие, однообразные дни заключения. И когда у Марша практически не осталось никакой надежды вновь увидеть товарищей и выбраться из темной грязной камеры, его навестили неожиданные гости - Верховный Судья Сид и придворный маг Бабус. Прежде всего Сид желал знать, зачем Маршу разбивать кристаллы, ведь деяния его ведут к уничтожению всего Ивалиса. Марш отвечал честно и прямо, прекрасно сознавая, что навряд ли подобные признания смягчат его участь; скорее уж - даруют скорую смерть.

Внезапно появившаяся посреди камеры пространственная воронка отправила всех троих прямиком в палату, где гордо сиял четвертый кристалл, породивший расу вьера! Бабус с Сидом изумились произошедшему не меньше Марша, но поспешили обвинить во всем своего пленника. Тот, не обратив на них особого внимания, рванулся к кристаллу со вполне определенными намерениями. Сид вздохнул: обязанности Верховного Судьи не позволяли ему ввязываться в бой. Посему он просто отошел в сторону, а Бабус вышел вперед, обрушив на Марша свои самые разрушительные заклятия.

Крича от разрывающей боли, тот бежал вперед; кровь хлестала из многочисленных ран. Бабус, подобно ангелу смерти, шел следом за Маршем, обрушивая на него все новые и новые огненные шары, ледяные иглы и высасывающие жизнь черные сферы.

И все-таки Марш добрался из постамента, из последних сил обрушил клинок на кристалл, сознавая, что, может быть, это последнее, что он делает в этой жизни. Троим, находящимся в палате, предстало видение...

Увидели они Сида и Мьюта, но не Верховного Судью и принца Ивалиса, а их прототипов в "реальном мире". "Простите", - промолвил Сид Ранделл, бледняя и растворяясь в воздухе. "Когда мама умерла, отцу стало все равно", - пролепетал Мьют, тоже исчезая.

Видения рассеялось как дым. Верховный Судья кивнул: да, это был он сам; он прекрасно помнит ту жизнь, хотя она и кажется такой далекой! Едиственным, кто не понял ровным счетом ничего из увиденного, был Бабус. Он задумчиво тер лапкой нос и напрягал извилины, стараясь осмыслить происходящее, но особого успеха пока не добился.

Вздохнув, Сид объявил, что Судьи отныне выходят из подчинения трона, а гонения на Марша прекращаются. Так, последний покинул место заточения и устремился на поиски своего клана...


...Уход Верховного Судьи Сида из дворца Бервении не особо обеспокоил правящую семью. Королева Ремеди быстро нашла ему замену, представив войскам из нового полководца - Лледнара Твема, загадочного рыцаря с темным прошлым. Вопреки обещанию Сида, цена за голову Марша, назначенная юным принцем, сохранилась...


...Клан Марша, недавно нанятый туристическим агентством Ивалиса, был занят охраной от воров знаменитой реликвии - Зеркала Готора. Миссия обещала быть донельзя рутинной, однако неожиданно появившийся отряд вооруженных до зубов бангаа, ведомых неким человеком, исправил положение. В последнем Марш признал Донеда, своего брата, однако тот почему-то передвигался на своих двоих, а не в инвалидном кресле.

Указав сопровождающим пальцем на Марша, Донед ретировался, а бангаа бросились в атаку. Разгромив противника, Марш поинтересовался, кто тот парень, что привел их сюда, и услышал в ответ: "Какой-то оборванец, продавший сведения о тебе нам".

Марш, и без того пребывающий в некоторой депрессии, донельзя расстроился. Ритз нашла себе иную компанию, Мьют жаждет избавиться от него, а теперь и Донед продал родного брата врагам. Что это за безумный мир, понятия дружбы и родства в котором отходят на второй план?!


Последнюю, пятую пространственную воронку, клан Марша обнаружил в пустыне Делия, однако около нее околачивался отряд рыцарей трона, ведомых самим Лледнаром! Тот обрушился на Марша всей своей чудовищной мощью, и лишь появившийся Верховный Судья спас парня от верной гибели, напомнив Лледнару о существовании Законов. Плюнув, тот гордо удалился...

В палате кристалла людей героям предстал Матеус, страж реликвии. Вместо того, чтобы атаковать, он завел с Маршем разговор, спрашивая, зачем тот хочет уничтожить мир? Неожиданно страж обратился в Ритз, совершенно смутив и запутав Марша. "Я хочу остаться здесь", - молвила Ритз, - "а ты разве нет? Ведь вернувшись, ты вновь станешь самым обычным мальчишкой!" И на месте Ритз возник Донед. "Здесь я могу делать то, что хочу!" - счастливо сообщил он брату. - "Могу быть воином или волшебником..." А затем Донед преобразился в Мьюта. "Я всегда был один", - всхлипнул тот. "Оставаться здесь неправильно, даже если нам это нравится!" - возразил Марш, но Мьют лишь грустно покачал головой, а мгновение спустя обратился... в самого Марша!

Ложный Марш попытался убедить истинного оставить свои разрушительные замыслы, но когда это не возымело никакого действия, вздохнул, вернулся в истинную демоническую форму и - атаковал!

Уничтожить его было и впрямь нелегко, но справившись с этой задачей, Марш подошел к постаменту и разбил-таки последний кристалл. Ничего не произошло, иллюзорный мир никуда не исчез. Неужто существуют еще кристаллы? Нет, вряд ли...

Внезапно в чертоге образовалась новая воронка и сквозь нее величаво ступила королева Ремеди. Сия особа разъяснила Маршу, что мир будет существовать до тех пор, пока люди, в том числе и он сам, хотят этого. Снизойдя до объяснения, королева повернулась и скрылась в портале; воронка схлопнулась.

И вновь Марш оказался в пустыне Делия, обескураженный донельзя. Поджидавший его Сид поинтересовался: "Ну и что ты собираешься делать теперь?" Поразмыслив, Марш высказал желание повидать Мьюта да потолковать с ним, однако Верховный Судья резонно заметил, что это невозможно, ибо принц никогда не покидает свой дворец...


Шли месяцы, близился День Подарков - ежегодный праздник, установленный принцем Мьютом, когда любой, принесший с собой достойный подарок, может попасть на бал во дворце Бервении. Можно и не говорить, что такой шанс Марш упускать не собирался! Мугл Ноно, припомнив оказанную ранее услугу, собрал из подручных средств прекрасную игрушку для принца, передал ее Маршу. И тот отправился прямиком в Бервению, в королевский дворец, ни на секунду не забывая о награде, назначенной за его голову.

Лишь раз по пути отряду Марша пришлось вступить в бой с рыцарями трона, и вновь благодаря его братцу Донеду. Желая навсегда остаться в волшебном Ивалисе, маленький хитрюга прилагал все усилия, чтобы изжить Марша со света, потому и наводил на след его всех, кого только возможно.

Даже во дворце героев поджидала засада. Рыцари, церковники и заклинатели окружили маленький отряд Марша, стремясь раз и навсегда покончить с "противником престола", когда внезапно появившийся Бабус заклинанием обездвижил атакующих. Пораженному Маршу ну моу объяснил, что сделал это лишь для того, чтобы понять, что у Мьюта на уме, а для этого маг собирался-таки устроить нашему герою аудиенцию у Его Высочества. Бабус намекнул, что знает об "ином мире", но не хочет спрашивать об этом принца напрямую, потому будет лучше, если это сделает для него сам Марш.

Но при виде последнего принц повел себя как капризный ребенок (коим, в сущности, и являлся). Он обвинил Бабуса в предательстве, ровно как и Верховного Судью Сида, и орал до тех пор, пока Марш в довольно грубой форме не велел ему заткнуться. Бабус объяснил, что привел сюда наемника лишь затем, чтобы выяснить, воистину ли Ивалис - лишь мир, рожденный в грезах принца. Марш добавил, что не сумел попасть в родной мир после разбиения последнего кристалла, так как в глубине своего сердца не хотел этого. На что Мьют эгоистично заявил, что в родном мире его будут обижать старшеклассники, отец вновь останется без работы, а мама уж точно не воскреснет. Мальчонку тоже можно понять, конечно...

А затем в тронный зал решительной походкой вошел Лледнар, на ходу обнажая меч. Пользуясь случаем, принц улизнул, а Марш в одиночку схватился с многократно превосходящим его силами противником. К счастью, Бабус немедля призвал Верховного Судью и тот, явившись, запретил несанкционированный поединок. Зыркнув в последний раз на израненного Марша, Лледнар покинул зал.

Вздохнув, Сид объяснил, что этот страшный воитель - никто иной, как сам Мьют! Вернее, его самый темный и жестокий аспект сущности, воплощенный для защиты принца и кристаллов. Осознав смысл сказанного, Марш вызвался немедленно отправиться на поиски Ритз и Донеда, дабы убедить их отправиться домой. В свою очередь, Сид собрался двинуться вслед за бежавшим принцем и попробовать вернуть его ко двору.

Марш вздохнул: даже если ему удастся убедить друзей оставить иллюзорный мир, остается еще кое-кто, убедить которого будет куда сложнее - он сам!


Вернувшись к ожидавшим его у замковых врат Марш возвестил, что следующей миссией во славу их клана станет поход в знаменитую пещеру Тубола, где надлежит отыскать месторождения мифрила. Соратники его недоуменно переглянулись. Общее мнение озвучил Монтбланк, вопросив, с чего бы это Марш вознамерился браться за самые сложные (хотя и высокооплачиваемые) работы, предлагаемые искателям приключений. Ответ глаза, Марш тихо ответил, что стремится тем самым привлечь внимание Донеда, который вряд ли устоит перед желанием поставить ему еще одну палку в колеса.

И - как в воду глядел. В темной пещере отряд Марша встретили неведомые маги и жрецы, тут же обвинившие новоприбывших в воровстве мифрила. Из-за спин их высунулся Донед, показал Маршу язык и снова спрятался. "Попался!" - процедил старший брат, отдав сигнал к атаке.

После гибели заклинателей, Марш схватил Донеда за шкирку и хорошенько встряхнул его, с трудом сдерживая желание пересчитать братцу зубы. Да, Ивалис действительно в корне изменил их обоих! "Знаю, что ты хочешь сказать", - угрюмо пробурчал Донед. - "Можешь себя не утруждать. Здесь я не болен, могу бегать и прыгать, даже играть в снежки. У меня вообще много чего есть в этом мире - друзья, например". Марш взорвался: "Ты всегда хотел того-то и того-то, а я старался ублажать все твои желания! Мама наша всегда занята лишь тобою, холит тебя и лелеет". "И все-таки я не хочу возвращаться", - упорствовал Донед. - "Не хочу снова в инвалидное кресло". "Думаю, тебе и не придется в него вновь садиться..." - задумчиво промолвил Марш...


Несколько дней спустя Марш с Донедом потягивали пиво в харчевне Мускадета, обсуждая клановые войны, пропажу принца Мьюта и возможное местонахождение Ритз. Внезапно в дверь ввалился бангаа в полном воинском облачении, направился прямиком к столику Марша. "Верховный Судья Сид обнаружил принца и королеву в Янтарной Долине", - четко отрапортовал бангаа, - "и хочет встретиться с тобой на равнине Дети". "Королевская Янтарная Долина..." - задумчиво протянул Донед. - "Самое красивое место в Ивалисе..."

..Встретившись с кланом Марша на равнине, Сид сообщил ему, что пока еще не совался в Янтарную Долину, и что там им вполне может понадобиться помощь алхимика Эзеля с его Противозаконами. Во время беседы их на равнину ступил отряд вьера, ведомый Ритз, решившей наконец свести счеты со старым другом.

Два могучих клана схватились на равнине Дети; Сид выступил в роли Судьи в этом судьбоносном сражении. Скрестив клинки с Ритз, Марш спросил, ненавидит ли она его за то, что он пытается вернуть реальный мир назад. "Нет", - ответила Ритз, отражая сыплющиеся на нее удары, - "я не думаю, что ты неправ в том, чего пытаешься достичь. Просто я хочу остаться".

Разбив в пух и прах клан вьера, отряд Марша продолжил путь в Королевскую Долину. "Старый Марш никогда бы не сумел достичь задуманного", - сказала Ритз Шаре, глядя вслед удаляющимся воинам. - "Но этот - новый - наверняка добьется своего. Почему же я совсем не изменилась в этом мире?" "Да ладно", - отозвалась Шара, - "мир-то тоже еще не изменился..."


Янтарная Долина, прекраснейший дворец Ивалиса, возведенный для молебнов и поклонения божествам. В сопровождении Верхового Судьи отряд Марша приблизился ко входу, у которого лежало бездыханное тело Бабуса. К счастью, придворный маг был просто без сознания, но кто осмелился поднять на него руку?

Из-за ближайшей колонны выступил Лледнар, безапеляционно заявив, что мимо него не пройдет никто! Сид прищурился, заметив магию Законов, невидимым щитом окружающих Лледнара, и коротким заклятием свел их на нет, применив разрушительный Противозакон, позаимствованный загодя у Эзеля. Лледнар растерялся всего лишь на мгновение, но и этого оказалось достаточно. Марш повел за собою воинов в сражение, а из входа в собор посыпались отборные стражники правящей семьи.

Многие пали в той битве; в числе последних оказался и Лледнар, обратившийся в камень и рассыпавшийся в пыль. Странный конец для столь доблестного воителя... или магического порождения, коим он, верно, и являлся.

Бабус зашевелился, с протяженым стоном поднялся на ноги. Сид бросился вперед, поддержал старого ну моу. Герои устремились во дворец...

В тронном зале Янтарной Долины их повстречала королева Ремеди, с грустью констатировавшая, что сегодня Мьют потерял еще одного друга. Марш запальчиво заявил: "Никого он не терял, просто убеждает себя в этом!" "Да, этот мир - иллюзия", - кивнула королева. - "Вы можете сжать его в руке так же, как сживаете кулак, не ощущая ничего. Принял ли ты эту истину для себя? Думаю, что нет... А вот у Мьюта здесь есть счастливая семья, могущество, друзья..."

"Я тоже так думал по прибытии в Ивалис", - усмехнулся Марш. - "Думал, что стану кем-то другим. Но нет. Вот он - я. Истинный, такой же, каков был в реальном мире. Мьют тоже это понимает, потому и страдает". "Можно мне поговорить с ним?" - раздался плаксивый голос принца. "Ладно", - кивнула Ремеди, - "только помни, что я на твоей стороне. И претворю в жизнь все твои желания".

У входа в зал возник Мьют, растерянным взглядом обводя присутствующих. На лице его читалась чудовищная борьба эмоций. "Хочешь ли ты покинуть Ивалис, сынок?" - ласково спросила королева. "Нет", - пролепетал принц. Ремеди кивнула: именно это она и хотела услышать. "Величайшее желание Мьюта - остаться здесь", - бросила она Маршу. - "И твое, кстати, тоже".

"Знаю", - процедил Марш, обнажая клинок, - "но Ивалис - мир мечты. А с моими мечтами покончено!" И он атаковал королеву, призвавшую себе на подмогу воплощения Фамфрита и Адраммелеха, куда более могущественные, нежели те, что стерегли приснопамятные кристаллы.

Многие герои сложили головы в этой сече - те, что прошли бок о бок с Маршем весь нелегкий путь в мире Ивалиса. Не существовало Законов, ограждающих их от гибели в этой последней, страшной битве. Марш атаковал королеву, однако она оказалась куда более достойным противником, чем он мог предположить. "Мьют!" - воззвал Марш, наступая и бешено вращая клинком. - "Я помогу тебе! Давай отправимся домой вместе!" "Я понимаю", - тихо отозвался принц из угла тронного зала, отойдя подальше от сражающихся. - "Часть меня хочет вернуться, правда! А часть хочет остаться здесь".

"Я - исполнительница желаний", - расхохоталась Ремеди в лицо Маршу, - "сотворительница этого мира. Желание - вот то, что связывает реальный и иллюзорный миры вместе!" А затем королева обратилось в нечто... Монстра, рекомого Гримуаром - воплощение всех чаяний, питающих этот мир. В помощь ему из глубин преисподней явился Матеус, и решающая битва в Янтарной Долине продолжилась...


...Ритз и Шара, бредущие где-то в глуши Ивалиса, угодили прямиком в снежную бурю, неведомо откуда взявшуюся среди лета. "Должно быть, Марш закончил свой путь", - тихо произнесла Ритз, - "и мир пытается вернуться в изначальный вид".


Бабус нетвердой походкой вошел в тронный зал, откуда еще минуту назад доносился звон мечей, взрывы заклятий и грохот рущащихся каменных стен. Теперь же здесь стояла звенящая тишина. Ни принца, ни королевы не было видно вовсе. "Где... принц?.." - пролепетал придворный маг. Марш, сидящий на полу, устало пожал плечами; говорить уже не осталось сил. "Принц исчез", - ответил за него Сид. - "Желания исчезают, и он растворился вместе с ними". "Но мир все еще существует", - возразил Марш, - "значит, существует и Мьют".

Внезапно принц вновь материализовался в чертоге, сжимая в руках книгу, в которой Марш с удивлением узнал тот самый фолиант, коий считал ответственным за сотворение сего иллюзорного мира. "Мы должны отправляться домой", - грустно прошептал Мьют, обращаясь к Маршу. - "Я хотел только попрощаться с мамой". "Она всегда пребудет в твоем сердце", - уверенно молвил Марш. - "Этого не изменить".

Тепло распрощавшись с Бабусом и Сидом, Мьют раскрыл Великий Гримуар, и книга воссияла - магия, заключенная в ней, вырвалась на свободу. В последний момент Марш подумал, сохранится ли Ивалис после того, как они покинут сей мир, и решил для себя: да, наверное... если жители его захотят этого очень-очень сильно!


И вот мы видим Ритз, уверенно шагающую по заснеженной улице Санкт-Ивалиса... Сида Ранделла, принятого наконец на работу в солидную корпорацию... Донеда, все еще в инвалидном кресле, но воспрявшего духом и с надеждной глядящего в будущее... Мьюта и Марша, смело идущих в школу, и не дай бог задиры-старшеклассники вновь встретятся им на пути!..

Было ли все произошедшее с ними за эти месяцы, проведенные в волшебном Ивалисе, сном? Иллюзией? Каждый волен воспринимать сие по своему, но одно есть и остается реальностью... древний Великий Гримуар, мирно покоящийся на книжной полке Мьюта Ранделла.

2. Гримуар Рифта

Последние минуты до звонка... и можно забыть о школе на целое лето!

Лусо Клеменс, гордо восседая за последней партой, вполуха слушал монотонный голос учителя, прикидывая планы на ближайшие месяцы. Чем бы заняться летом?!..

И вот, наконец, трель звонка. Схватив портфель, Лусо метнулся было к выходу, однако мистер Блэйр - будь он трижды неладен! - остановил паренька, заметив, что каникулы для него еще не начались. В течение всего года Лусо - известный любитель здорового сна - неизменно опаздывал на первый урок и, стало быть, заслужил себе лишний "наряд вне очереди". Учитель направил пригорюнившегося Лусо в школьную библиотеку, оказать помощь мистеру Ранделлу, как раз занимающемуся уборкой помещения и каталогизацией.

Вот только Ранделла в библиотеке не оказалась, зато на столе покоилась толстенная - и явно старинная - книга. Лусо не смог удержаться, решив полистать фолиант, попутно отмечая содержание как "что-то про мечи и про магию". К удивлению парня, вторая половина книга оказалась девственно чиста, и лишь одна-единственная надпись пафосно гласила: "Кому суждено заполнить эти страницы?"

Похихикав - ну не мог он отказать себе в удовольствии что-нибудь начертать на страницах библиотечной книги! - Лусо аккуратно вывел ответ на вопрос: "Лусо Клеменс".

И мир исчез в ослепительной вспышке...


В себя ошарашенный Лусо пришел в лесу, где отряд диковинных созданий, нисколько не похожих на людей, сражался с чудовищем, походящим на гигантскую сову. Предводитель отряда, представившийся Сидом, велел как с неба свалившемуся пареньку или держаться подальше, или вступать в их клан Гулли, присягнув на верность Судье, и присоединяться к сражению. Первый испуг и смятение минули, и Лусо, жаждущий вкусить приключений, вызвался стать членом клана.

Изгнав чудовище из леса Тарг, отряд проследовал в таверну ближайшей деревеньки, где, уютно расположившись за столиками, предался чревоугодию. Лусо поведал Сиду о том, как очутился здесь, в Ивалисе. Конечно, вернуться домой хотелось, но парень был не прочь взглянуть на столь волшебный мир, ведь о подобном он ранее и помыслить не мог! Да и собратья по клану оказались на редкость приветливы, хоть все они и принадлежали к различным племенам: ну моу, бангаа, вьера... Сам Сид происходил из рода рев, повстречать иных представителей которого в сих землях практически невозможно.

Чем же занимаются кланы? В основном, исполнением возложенных на них заданий и поручений, как то истребление монстров или поиск похищенных... За то и живут, а порой - самые удачливые - и процветают. Что ж, такая жизнь Лусо вполне по душе; парень преисполнился восторга: вот уж, воистину, незабываемые каникулы! Конечно, не стоит забывать и о тайне колдовской книги, магия которой перенесла его в Ивалис. Кто ее написал, и зачем?

Лусо Клеменс с головой окунулся в полную опасностей и приключений жизнь в Ивалисе, отодвинув помыслы о возвращении домой на задний план. Земля, в которой он оказался, именовалась Ютландией, и охватывала восточную оконечность континента Лоар, и западную - Ордалии. Неожиданно в его заплечном мешке возник дневник, куда неведомо каким способом заносились сведения о каждом шаге Лусо в новом мире. Может ли это иметь отношение к волшебному гримуару с половиной чистых страниц?

Навряд ли в сем захолустье можно разузнать о волшебным образом возникшем дневнике, посему Сид принял решение отправиться в Камоа да отыскать какого-нибудь мага, который может пролить свет на происходящее. По пути к клану присоединилась девушка-воровка по имени Адель Салиер.

Камоа произвел неизгладимое впечатление на Лусо, благо в сем древнем граде пребывало множество самых разномастных искателей приключений. Жители поведали Сиду, что тот, кто создал Судей (практически бессмертных волшебных конструктов, проявления могущественной магии, чье поле действия простирается на всю Ютландию) и законы, кои положили конец войнам столетия назад, все еще жив... и это никто иной, как Лезафорд, придворный маг архигерцога Бьюдониса, правившего западной Ютландией. Конечно, он должен был умереть давным-давно, но в последнее время ходит множество слухов о его возвращении. Правда, ничего конкретного... Поговаривают о северных лесах, а также о руинах в болотах...

Сид принял решение отправиться в Грасзтон, портовый град у моря Эволь; наказав товарищам схорониться в лесу, лидер клана под покровом ночи ступил в город, дабы встретиться с неким таинственным другом...

Узнав от товарища в Грасзтоне все, что хотел, Сид вознамерился как можно скорее покинуть город, однако выстрел из мушкета, произведенный человеком с маской на лице, оборвал сие устремление на корню.

Отчаявшись дождаться Сида, Лусо отправился на поиски друга, и обнаружил того... в луже собственной крови. Перетащив Сида в придорожную гостиницу и немедленно приставив к нему лекаря, Лусо принялся нервно мерить шагами комнату, гадая, когда товарищ придет в себя и расскажет, кто стрелял в него и почему.

"Я узнал, где пребывает маг", - проскрежетал Сид, лишь сознание вернулось к нему. - "В горах Альданна. Отыщи его..." Хоть и не хотел Лусо оставлять лидера клана, до полного выздоровления тому еще далеко. Посему парень и устремился в долгий путь к горам Альданна.

Здесь стеной стоял Туман - источник магии Ивалиса, проникающий во все фибры этого мира. Обычно невооруженным глазом его заметить крайне сложно, но в некоторых местах, где магия особенно сильна... Даже монстры в горах оказались подвержены его воздействию, изменившись до неузнаваемости.

Легендарный Лезафорд действительно проживал в небольшом домишке в горах. Внимательно выслушав рассказ Лусо и изучив дневник, маг-рев сообщил, что способ вернуться в родной мир для парня существует... и дневник - ключ к тому, ибо он - доказательство существования Лусо в Ивалисе. "В словах - великая сила", - молвил Лезафорд. - "Чем больше слов в твоей истории, тем больше ее сила. И когда заполнятся все страницы дневника, магия пробудится и ты окажешься дома!" Подобное Лусо вполне устраивало: жизнь в сем волшебном мире пришлась ему по вкусу.

Пока Сид восстанавливал силы на постоялом дворе, лидерство над кланом Гулли взяли на себя Лусо и Адель. Дабы как можно скорее поставить своего предводителя на ноги, в далеких Галлерийских Глубинах спустились они в логово муравьиных львов, ибо лишь там во всей Ютландии произрастал чудодейственный мох - компонент, необходимый для целительного зелья.

Отведав приготовленное Адель зелье, Сид почувствовал себя гораздо лучше. "И куда думаешь направиться теперь?" - поинтересовался он у Лусо. "Не знаю", - пожал плечами тот. - "Куда-нибудь, где я еще не был. Быть может, какое-нибудь знаменитое место..." "Попробуй подняться в горы Рупи", - предложил Сид. - "Говорят, с вершин открывается просто потрясающий вид".

Что ж, идея пришлась Лусо по душе, и, пообещав Сиду нарвать целительных трав, коль набредет на них, парень покинул постоялый двор у Грасзтона, сообщив клану Гулли, что поутру они отправляются в горы Рупи... любоваться закатами.

Однако среди заснеженных пиков и горных ущелий воины клана повстречали странного человека, лицо которого скрывала маска. Последний предлагал баснословные суммы за то, чтобы Лусо передал ему Судью, надзирающего за кланом Гулли. Не особо понимая, о чем тот говорит, Лусо вежливо отказался исполнить просьбу, и тогда человек, призвав схоронившихся недалече сообщников, атаковал. Более того, магией он оградил Судью от слежения за ходом сражения, тем самым лишив противника всякого преимущества.

Вот только клан Гулли таинственный незнакомец недооценил, и когда поражение ассасинов стало очевидным, поспешил магией перенестись прочь... оставив в снегу некую драгоценность. Подобрав оную и повертев в руках, Лусо принял решение вернуться в Грасзтон да продемонстрировать находку Сиду. И все же интересно, для чего сему странному человеку мог понадобиться Судья?..

Ютландия ...Сид задумчиво повертел найденную драгоценность в руках. "Слишком хорошо обработана, чтобы быть куском руды", - резюмировал он наконец. - "Но и на драгоценный камень не похоже. Может, это магисит... Но точно не скажу. Учитывая подозрительную личность, которая его обронила, он может быть украден, или вообще оказаться чем-то опасным. Отправляйся в Мурабеллу, город волшебства. Отыщи тамошнего ювелира, он тебе скажет точнее. Заодно и на воздушном корабле покатаешься, там недалече взлетное поле".

Возликовав, Лусо чуть ли не вприпрыжку устремился прочь, не забыв, правда, пожелать Сиду скорейшего выздоровления. А несколько дней спустя клан Гулли, перейдя горы Альданна, оказался у блиставшей Мурабеллы, возведенной на широком заснеженном плато.

Вот только надежды парня на новые захватывающие приключения стремительно таяли. Внимательно рассмотрев камень, городской ювелир признался, что никогда не видел ничего подобного, но обещал вполную заняться изучением артефакта. Лусо, собравшегося было покамест прокатиться на воздушном корабле, ждало очередное разочарование: оный оказался выведен из строя кем-то неизвестным.

Устроив засаду на пристани для воздушных кораблей недалече от Мурабеллы, члены клана Гулли терпеливо дождались ночи... когда у одного из судов появился ну моу, направившийся к двигательному отсеку. Лусо вознамерился было немедленно приказать схватить негодяя, когда путь ему преградил зеленоглазый юноша, заявивший, что корабль и находящиеся в трюме сокровища отныне принадлежат ему. "Такая работа у нас, воздушных пиратов", - горделиво объявил он.

Пока Лусо пререкался с юношей, к ну моу подоспели подельники и разговор завершился сам собой, благо ночную тишь разорвали звуки сражения. И когда клан Гулли одержал верх над разбойниками, у корабля показалась миловидная девушка. "Ваан, что ты тут делаешь?" - напустилась она на юношу. - "Мы же договорились встретиться у первого дока, а это второй!" "Пенело?!" - проблеял парень, растерянно озираясь. Похоже, он действительно ввязался в конфликт, нисколько его не касающийся. Понурившись, Ваан поплелся прочь, напоследок - как бы невзначай - посоветовав Лусо отправляться к топям Трамдайн, ибо именно там сокрыты сокровища. Видать, чувствовал свою вину за то, что вмешался в конфликт, разрешаемый кланом Гулли.

Конечно, Лусо с радостью последовал совету воздушного пирата. Узнав от Адель, что ущелье находится подле града Флуордиса, отделенного от Лоара заливом, парень постановил, что вверенный ему клан немедля отправляется туда на воздушном корабле. У самого трапа их настиг Сид, вполне оправившийся от ранения и выказавший желание продолжить путешествие.

Так, клан Гулли отправился за океан, в Ордалию. Закупив припасов во Флуордисе - городе зелени и фонтанов, - герои отправились на восток, где раскинулись безбрежные топи Трамдайн... обиталище нежити. Надо сказать, призраков Лусо побаивался, потому встреченными монстрами остался крайне недоволен.

Но когда пал последний призрак и герои вознамерились было продолжить поиски сокровищ, небольшой светящийся огонек низринулся с небес... угодив Лусо прямо в рот. Ноги парня подкосились, сознание угасло...

Во сне он вновь вернулся в родной мир. Придя из школы домой, Лусо удостоился строгого выговора от тетушки, с которой жил после того, как родители его погибли. Тетушка Мэри всегда говорила, что "своими поступками он доведет ее до инфаркта".

...В себя Лусо пришел в небольшой заброшенной хижине на границе топей, у которой клан Гулли разбил лагерь. Адель посоветовала парню хорошенько отдохнуть, ведь с момента появления своего в Ивалисе тот не мог себе позволить подобной роскоши... Возможно, потому и потерял сознание после последнего сражения с нежитью.

Последовав совету соратницы, Лусо отодвинул все заботы на второй план, погрузившись в тенета глубокого сна. И грезил он о своих минувших приключениях в Ютландии, о встречах с Сидом и Лезафордом... Но вот в видении явилась некая пещера, заполненная клубящимся Туманом... и алый, зловещий зев портала... Лусо проснулся в холодном поту, и больше этой ночью глаз не сомкнул.

Но после случившегося в Трамдайне зловещие сны не отступали, наоборот... "Некоторые монстры оставляют шрамы не на твоем теле, но незримо отравляют сны", - глубокомысленно изрек Сид, внимательно выслушав рассказ товарища.

Как оказалось, произошедшее с Лусо было не единичным случаем: многие из жителей Флуоргиса жаловались на участившиеся в последнее время ночные кошмары, сопровождаемые страшными головными болями. А вскоре означился и источник оных: зловредный дух, поселившийся в одной из шахт за пределами города, насылал злые сны, питаясь ужасом и страхами мирян.

И когда клан Гулли расправился с духом, сияющий огонек покинул тело Лусо... и множество видений былого разом отразилось в разумах собравшихся в пещере. И зрели товарищи Адель, готовящуюся покинуть отчий дом, и лишь дряхлая старуха провожала ее. "Живи так, как того бы хотели твои родители", - говорила она девушке. - "Это не сложно. Просто будь собой".

Одно видение сменяет другое, и вот уже Сид, понурив голову, идет прочь из Грасзтона. "Думаешь, после того, как уйдешь, заживешь другой жизнью?" - кричит некая женщина ему вслед. "Я лишь знаю, что, коль решу остаться, жизни у меня не будет", - отвечает ей будущий лидер клана Гулли. Раздается выстрел...

Третье видение. Великий Лезафорд в своей скромной лачужке, затерявшейся среди снегов гор Альданна. "На тебя возлагаю я доспехи и меч", - вещает он, - "коль силой соглашения воспользуются во вред". Череда видений, образов... Появление Лусо в Ивалисе, первые встречи с Сидом, Адель... И в конце, неизменно, пещера и алый рифт, рассекший ткань реальности...

Придя в себя, герои лишь ошарашенно оглядывались по сторонам, не разумея смысл ниспосланного. Однако Лусо чувствовал, что ему жизненно необходимо как можно скорее отыскать сию странную пещеру, многократно являвшуюся в грезах.

Повстречав во Флуордисе странствующего барда-мугла по имени Харди, приходящегося братом знаменитому Монтбланку, Лусо как можно подробнее описал ему неотступно являющийся в грезах пещерный зев, поинтересовавшись, не ведает ли тот, где в Ивалисе оный может означиться? "Вроде бы это под землей", - неуверенно промолвил Лусо, - "но потолка пещеры не видно. И вообще такое чувство, что это некий погост". Увы, бард не ведал о том, где находится столь загадочное и зловещее место, однако немедля вызвался отправиться в странствие вместе с кланом Гулли, полагая, что тайны, открытые ими, вполне могут стать основой для новой эпической баллады.

Что ж, надеждам отыскать загадочную пещеру сбыться покамест не суждено, посему, следуя предложению Сида, Лусо порешил вернуться в Мурабеллу да навестить ювелира, которому оставил артефакт. И ныне, тщательно исследовав камень, ювелир поведал парню, что тот действительно является магиситом и, судя по всему, украден из магической лаборатории Нарфа, что на равнинах Бисга. Не слушая протестов Адель, не желающей расставаться с сокровищем, Лусо немедленно отправился в указанном направлении.

Однако в означенном месте их уже ждали. Обронивший магисит в горах Рупи субъект явно стремился получить реликвию назад, потому и оставил в таверне Мурабеллы сообщение для клана Гулли, зная, что, желая узнать о камне побольше, Лусо наверняка забредет в расставленную ловушку.

Последний, достигнув лаборатории Нарфа, передал ожидающему на пороге ну моу, выдававшему себя за школяра, магисит... и в ту же секунду отряд его был окружен воинами. Человек, лицо которого скрывала маска, принял камень из рук ну моу. "Я отправляюсь к барону Белторею", - сообщил он подельникам, нисколько не заботясь о том, что слова его слышит Лусо, благо тот наверняка обречен. - "Вы же уничтожьте свидетелей".

"Так это ты стоишь за этим!" - воскликнул Сид, и человек в маске обернулся к нему. "Вижу, у тебя вновь не получилось умереть", - вздохнул он. - "Сколько же еще раз нам нужно убивать тебя?" И с этими словами человек двинулся прочь, в то время как подельники его бросились в атаку. Вопреки чаяниями желавших избавиться от клана Гулли раз и навсегда, ход сражения обернулся совершенно не так, как предполагалось.

"Теперь мы можем лишь ждать", - заметил Сид, когда Лусо, возмущенный столь наглым обманом, собрался немедленно отправиться в погоню за незнакомцем в маске. - "Ведь неизвестно, чего они добиваются. Они - часть Хамии, организации, сосредоточенной в Грасзтоне. Официально они заняты постройкой морских и воздушных кораблей. Неофициально, они перевозят контрабандные товары и сбывают их на черном рынке". "Криминальный синдикат из Грасзтона?!" - воскликнул Лусо. - "Уж не они ли подстрелили тебя в городе?"

"Да, я не смог умереть, это верно", - согласился Сид. - "Но у него получилось сделать мою жизнь переполненной болью". "И все ради того, чтобы заполучить магисит..." - задумчиво промолвил Лусо. "Потому и будем ждать", - вновь повторил Сид. - "Прыгнем слишком рано... и угодим в змеиное гнездо". Со словами мудрого лидера клана Лусо не мог не согласиться.

...Следующие несколько дней члены клана Гулли провели в Камоа, внимательно прислушаваясь ко всем вестям, приносимым в город странниками. И, наконец, терпение их было вознаграждено, ибо стало известно о недавнем покушении на жизнь барона Белторея. Говорят, повинна в сем деянии парочка воздушных пиратов в востока. Уж не знакомые ли то по Мурабелле Ваан и Пенело?.. В подобное Лусо было трудно поверить, благо ребята эти не производили впечатление хладнокровных убийц.

"Барон Белторей - самый влиятельный человек в Грасзтоне", - заметил Сид, когда Лусо поделился с ним своими умозаключениями. - "И чрезвычайно богат. Потому у него хватало того, чем можно искусить воздушного пирата, для которого настали не самые лучшие времена. И все же... Члены Хамии отправились на встречу с ним, а теперь и эта история... Весьма подозрительно, сдается мне".

Многие из охотников за головами поддались на посулы баснословного вознаграждения за головы двух воздушных пиратов, потому и устремились на их поиски. Клану Гулли удалось обнаружить Ваана и Пенело в горах Рупи как раз тогда, когда один из подобных отрядов загнал бедолаг на вершину пика, намереваясь поскорее прикончить. И напрасно Ваан уверял противников в собственной невиновности - те и слушать ничего не желали.

Пришлось Лусо вмешаться. Расправившись с охотниками за головами, члены клана Гулли удостоились искренней благодарности воздушных пиратов. "Мы не пытались убить барона, лишь слегка ограбить", - объяснил Ваан. - "Наоборот, мы пытались спасти его". "К тому времени, как мы оказались у особняка, атака уже началась", - добавила Пенело. - "Барон был ранен и отравлен, судя по синему цвету его ногтей. Мы пытались хоть как-то облегчить его страдания, а после выбраться наружу незамеченными. Увы, не повезло. Они забрали все наши сокровища и окрестили нас убийцами". "Сейчас нам на какое-то время придется залечь на дно", - вздохнул Ваан, и обратился к Лусо: "Мы у вас в долгу. Пусть мы, воздушные пираты, и охотимся за чужими сокровищами, но мы знаем, что такое благодарность".

Распрощавшись со своими спасителями, Ваан и Пенело растворились в дикоземье Ютландии. Лусо и Сид долго глядели им вслед. "Знаешь, я не думаю, что это сделали они", - изрек наконец Лусо. - "Но мы не знаем также, повинна ли в покушении на жизнь барона Хамия". "Да нет, как раз вонь Хамии ощущается очень сильно", - возразил Сид, и постановил: "Мы отправляемся в Грасзтон!"


"Зачем вообще Хамии связываться с этим бароном?" - допытывался Лусо у Сида, стоило им проследовать во врата Грасзтона. Однако лидер клана заявил, что перед тем, как поделиться с товарищами всем, что ему известно, надлежит завершить одно незаконченное дело... и сделать это в одиночку. И напрасно Лусо упрашивал Сида взять его с собою, напоминая о том, что в прошлый раз тот едва не расстался с жизнью... Сид был непреклонен, повелев Лусо просто оставить его в покое.

"У товарищей не должно быть много секретов друг от друга", - вступилась за сникшего Лусо Адель. - "А у сокланцев - и того меньше". "Кто бы говорил!" - огрызнулся Сид, но, вздохнув, признал свою неправоту, попросил прощения.

К друзьям поспешил бард Харди, рассказал о том, что кто-то оставил в таверне заявку на исполнение задания, причем в оной четко указано, что заняться сим должен клан Гулли. Настораживало то, что к заявке был приложен магисит! Тот ли это камень, что потеряли они у лаборатории Нарфа? Суть происходящего Лусо никак не мог уловить, но вся эта череда событий казалась донельзя подозрительной.

Позже, когда Сид занялся размещением членов клана на постоялом дворе, Адель улучила момент, чтобы остаться с Лусо наедине. "Странный он парень!" - заявила она, кивком указав на Сида. - "Он достаточно силен, но все же нанимает Судью! В чем причина, как думаешь?" "Какая еще причина?" - озадачился Лусо. "Понимаю, это непросто, но попытайся работать головой", - вздохнула Адель. - "Поклявшись следовать законам Судьи, ты избегаешь истинной смерти в сражениях. Но если ты и так достаточно силен, чтобы победить, необходимость в Судье отпадает сама собой. Многие полагают, что те, кто странствуют с Судьями - простые трусы, страшащиеся честного боя. Похоже на нашего Сида? Вряд ли. Он не тот, который будет яшкаться с Судьями".

"Стало быть, у него есть на то своя причина", - заключил Лусо. "Минимум одна", - согласилась Адель. - "А, быть может, и несколько. Он непрост. Но не думаю, что потеряю сон, размышляя над этим".

Проследовав в таверну, герои потребовали у хозяина показать им листок с заданием, предназначающимся исключительно для клана Гулли. "Клан Гулли", - значилось в записке. - "Я должен встретиться с вами. Жду в руинах Делгантуа. Понравился мой подарок?"

Заинтригованные и озадаченные, герои устремились к обширным руинам Гальтийской Эпохи, распростершимися к северо-западу от Мурабеллы. Там их уже дожидался вооруженный отряд под предводительством женщины-человека. "Что, не убежать тебе, Сид?" - криво ухмыльнулась она, завидя лидера клана Гулли. "Жаль, что память уже подводит тебя в столь молодом возрасте", - в тон ей отвечал тот. - "Я никогда в жизни ни от чего не убегал, Иллуя". "Сид, а она случайно не..." - шепнул Лусо, и Сид утвердительно кивнул: "Да, одна из членов Хамии".

"Иллуя", - обратился он к застывшей в ожидании противнице. - "У меня есть к тебе два вопроса. Первый - это ты ответственна за случившееся за бароном Белтореем? Что-то странные у него привычки - красить ногти в синий цвет... Припоминаю, что примерно так действует твой любимый яд - лазулюм".

"И каково следующее "обвинение"?" - ушла от прямого ответа Иллуя. - "Ох, прости, вопрос?" "Серебристый магисит. Что в нем особенного?" - напрямую вопросил Сид. "Он - ключевой компонент, необходимый мне для сотворения определенных заклятий", - произнесла женщина. - "Защитные обореги, хранящие барона, было не так-то просто обойти. Если бы не эти два воздушных пирата... Да, повезло старому козлу. Но, я думаю, его сиятельство понял смысл нашего послания. Думаю, он теперь дважды подумает, прежде чем решится выступить против Хамии. Он ведь умный человек. В отличие от тебя. Думаю, придется мне снова убить тебя".

Однако сражение осталось за кланом Гулли, и члены Хамии, оказался среди которых и знакомец Лусо с маской на лице, сложили головы. "Мы с тобой одинаковы, Сид", - прохрипела Иллуя, пав на залитые кровью, растрескавшиеся плиты площади древнего града. - "Хищники, умеющие лишь убивать". "Я никогда не желал могущества столь сильно, как ты, Иллуя", - отвечал Сид. "Я? Жажду могущества?" - женщина нашла в себе силы рассмеяться в лицо победителям. - "Ты не улавливаешь суть. Этому миру нужны те, кто обладает могуществом... будь много их или мало".

"Стало быть, это мир "нуждается" в тебе?" - Сид скептически изогнул бровь. "Конечно", - уверенно кивнула Иллуя. - "Ведь я могущественна, в конце-то концов! И, кроме того, понимаю суть могущества, коим обладаю. Я была избрана. Сила не может оставить меня!" Волны магии, исходящие от Иллуи, сотрясли площадь Делгантуа.

Заприметив сияние, исходящее из заплечной сумы, Лусо раскрыл ее... вытащив дневник. Но теперь слова, повествующие о приключениях его в Ивалисе, ярко светились! "Не может быть!" - изумленно выдохнула Иллуя, невольно коснувшись рукой подобный фолиант, прикованный цепью к ее поясу. - "Гримуар!" Она ударила было по сияющему дневнику мечом, разрубив его надвое, но неведомая сила отшвырнула ее прочь, как тряпичную куклу... Ослепительный свет залил площадь...

Члены клана Гулли оказались в странной пещере, заполненной рваными клочьями Тумана... той самой, что являлась Лусо в грезах. Дневника (или - гримуара?) нигде не было видно; видать, остался в руинах Делгантуа. "Знала бы, чем все кончится, сидела бы в Грасзтоне", - выразила Адель общее мнение. "Интересно, что теперь?" - риторически вопросил Лусо. - "Это не похоже на место, откуда можно просто взять и уйти".

"Ты..." - раздался бесплотный глас в его разуме. - "Это ты, Лусо?" "Лезафорд!" - обрадовался паренек. "Это место опасно!" - вещал древний маг. "Немедленно беги отсюда. Я укажу тебе путь..."

И в это самое мгновение - точно так же, как в являвшихся Лусо кошмарах, - в пещере возник рифт в ткани реальности, откуда показалась гигантская трехпалая рука. "Вы не должны допустить того, чтобы демон проник сюда!" - в голосе Лезафорда отчетливо слышались панические нотки. Легче сказать, чем сделать... Тем не менее, не видя иного способа выбраться из этого богами проклятого места, герои приступили к изгнанию демона, которого Лезафорд назвал Ньюхией.

Наконец, алый рифт схлопнулся, но, не давая героям ни минуты передышки, Лезафорд велел им как можно скорее бежать в соседнюю пещеру, пребывает в которой огромный желтый кристалл, ибо лишь с помощью его можно покинуть Зеллию, Запретную Землю. Коснувшись реликвии, герои перенеслись прямиком в заклинательный чертог Лезафорда, где их с нетерпением дожидался многомудрый маг.

"Вы через многое прошли", - уважительно закивал он, как только члены клана Гулли осознали, что, наконец, находятся в безопасности и ужасы Зеллии остались позади. - "Свершили куда больше, нежели я предполагал". После чего Лезафорд поведал им, что с помощью серебристого магисита, о назначении которого так стремился узнать Лусо, им и были созданы Судьи. "Но чтобы почерпнуть из камня столь великую силу, нужно заплатить соответствующую цену", - вздохнул Лезафорд. - "Заклинания подобной мощи приводят к тому, что после сотворения их маг многие дни не способен наложить даже простейшие чары".

"Риск, достойный того, чтобы послать "сообщение" барону Белторею", - заметил Сид. - "Но что такого сделал барон, чтобы привлечь к себе внимание?.. Хотя не важно. Открытия тайны сего камня на данный момент вполне достаточно. А теперь расскажи-ка нам о том месте, где мы побывали".

"Вы были на ягде Зеллия", - изрек Лезафорд. - "Это один из ягдов сего мира - места, где Туман воистину нестабилен". "Ягд Зеллия..." - Адель наморщила лоб, пытаясь что-то припомнить. - "Где я слышала это название?.. Вспомнила! Запретный Замок! Место весьма приметное среди пиратов. Говорят, что заключено там сокровища, обладая которым, можно подчинить себе весь мир". "Верно", - согласился Лезафорд. - "В той земле дремлет невероятная по своей мощи сила. Вы ведь видели, да? Рифт и появившегося из него демона? Ягд известен тем, что возникают в нем подобные рифты - врата в иные миры. Время от времени они раскрываются, и проходят в них злые сущности. Именно сила рифтов обратила Зеллию в мертвую пустошь. Пока что ни один из рифтов не раскрылся полностью, но коль подобное произойдет, последствия будут ужасны. Маги, ведавшие о рифтах, ведали и об их силах. Потому и создали заклятия, должные держать рифты закрытыми. Твоя магическая книга - один из подобных гримуаров".

"Мой дневничок?" - удивился Лусо. - "Но Иллуя разрубила его надвое". "Гримуар Рифта, так он называется", - молвил Лезафорд, после чего протянул Лусо утерянную книгу, целую и невредимую. "Что ж, это многое объясняет", - кивнул Сид. - "В том числе и то, к чему стремится Иллуя. Полагаю, она хочет использовать силу, текущую через рифты. Наверное, барон Белторей знал что-то об этом, потому и подвергся нападению. Она заманила нас в Делгантуа серебристым магиситом, но когда поняла, какая реликвия пребывает в руках Лусо, попыталась уничтожить ее. В конце концов, книга эта обладает мощью запечатывать рифты". "Может, и так", - согласился Лезафорд. - "Но книгу эту мечом не уничтожить, уж слишком сильными заклятиями она защищена. И источник магии книги - ты, Лусо".

"Я?" - разинул рот парень. "Именно", - без тени улыбки отвечал Лезафорд. - "Слова на страницах книги рассказывают о твоей жизни. Это доказательство твоего существования хранит гримуар. Могущество, создаваемое тобой и книгой, куда более велико, нежели ты можешь вообразить".

"Так что же мне делать с этим Гримуаром Рифта?" - озадачился Лусо. - "Если я что-то сделаю не так, рифт откроется? Что станет с миром? То есть, одно дело, если я не смогу вернуться домой. Но ты ведь говоришь о целом мире!" "Не думай о таком", - отмахнулся маг. - "Продолжай заполнять страницы, как и делал доселе. Прожива свою жизнь, ибо именно она - источник могущества книги. А когда настанет час, ты впишешь в книгу последние слова. Так закончится история твоего пребывания в этом мире. Думаю, ты знаешь, почему. Иной мир, незримый, ожидает тебя". "Мир, откуда я пришел..." - прошептал Лусо. "Гримуар избрал тебя источником", - вещал Лезафорд. - "Живи так, как хочешь. Книге от тебя больше ничего не нужно".

Лусо, Сид и иные члены клана ступили за порог хижины чародея, дабы осмыслить услышанное, и Адель, пользуясь тем, что осталась с Лезафордом наедине, обратилась к реву: "Ты ведь знаешь обо мне? Я понимаю, что не такая, как обычные люди. С малых лет я намного опережала сверстников. Быстрее бегала, быстрее читала, и все такое. Была первой в танцах, в пении. Другие дети не любили меня за это, но я не обращала внимания. Я не верила в то, что отличаюсь от них хоть сколько-нибудь... Я затем умерли мои родители. Чума выкосила всю нашу деревню. Все погибли, один за другим. Но... я не умерла. Я осталась в живых... одна. Тогда-то я и осознала, что не такая, как остальные". "Иногда получается так, что рождаются дети, обладающие великими силами", - молвил Лезафорд, внимательно выслушав исповедь девушки. - "Они "Одаренные". В крови их - семя невероятной, непознанной мощи, из которого со временем взрастет чудесный талант". "Талант?" - удивилась Адель. - "Но я видела лишь нищету. Если это и есть мой "талант", то я с радостью передам его кому-нибудь другому". "Тем не менее, ты такая, какая есть", - нахмурился чародей. - "Никто из нас не может стать тем, чем он не является. Прими свою суть, и она примет тебя в ответ".

Увы, философские рассуждения древнего мага ничуть не облегчили тяжкое бремя, лежащее на душе девушки. Ведь очевидно, что Одаренные обречены на непонимание и одиночество, ибо отличны от простых смертных. А раз так - какая судьба уготована ей?..

Сердечно поблагодарив чародея за помощь, члены клана Гулли покинули скромную хижину Лезафорда и, миновав перевал через горы Альданна, вернулись в Грасзтон. И вновь потянулись дни, заполненные приключениями и новыми открытиями, благо герои вернулись наконец к повседневным делам, странствуя по Ютландии и исполняя взятые на себя обязательства. Хамия знать о себе не давала, а страницы в гримуаре Лусо Клеменса мало-помалу заполнялись. Что произойдет, когда будет поставлена последняя точка?..

Несколько недель спустя после событий в ягде бард Харди сообщил товарищам, что вскоре намечается очередная вылазка искателей приключений в Гоуг - древний город муглов, расположенный на острове в Миреллийском море недалече от побережья Ордалии, в обширных подземельях которого по сей день пребывают остатки древних механизмов. Время от времени в Гоуге проводятся раскопки, ведь как знать, какие чудеса скрывают земные недра?.. В изложении Харди все звучало довольно увлекательно, посему Лусо упросил Сида отправиться к Гоугу да принять участие в раскопках.

Лусо стал замечать появившуюся отстраненность в поведении Адель; девушка могла часами просидеть у походного костра, уставившись в одну точку, а подобного с ней ранее не случалось. И когда клан Гулли спустился в шахты недалече у Гоуга, дабы оказать помощь схлестнувшимся с подземными монстрами исследователям-муглам, Адель, сославшись на неважное самочувствие, осталась в лагере. Но по возвращении герои девушку не застали, зато обнаружили записку, в которой Адель сердечно благодарила их за все, сообщая, что дальнейший путь ей надлежит пройти в одиночестве. И, не забыв прихватить с собой сбережения Сида, она исчезла... Пусть Харди и уговаривал товарищей отправиться следом за Адель, Лусо и Сид были непреклонны. "Пусть делает, что знает", - буркнул Сид, а Лусо добавил: "У нас и без того приключений - хоть отбавляй!"


Адель шагала по торному тракту, тщетно пытаясь убедить себя в преимуществах странствия в одиночестве. "Ни с кем не нужно делиться сокровищами!" - говорила она. - "Девушка с моими талантами уж точно найдет, как их применить!"

"Это уж точно!" - раздался голос, и путь Адель заступили агенты Хамии во главе с Иллуей. - "Твои таланты давно пора применить по назначению..." Обнажив клинки, воины медленно окружили беспомощную жертву...


В последующие недели клан Гулли провел множество успешных рейдов на логовища монстров в окрестностях Флуоргиса, получив за проделанную работу немалые барыши. Но однажды на пути им вновь встретилась Адель. Выглядела девушка не лучшим образом: глаза потухли, кожа обрела пепельно-серый оттенок.

"Гримуар..." - проскрежетала она, делая шаг по направлению к Лусо. - "Где гримуар?.." "Адель?!" - обрадовался было Лусо, но Сид упреждающе положил ему руку на плечо: "Стой! С ней что-то не так!" "Я пришла..." - продолжала Адель, - "за гримуаром. Он... нужен ей..." Сид кивнул, благо догадка его подтвердилась: на девушку наложены сильные чары, и чувствуется в этом рука Иллуи.

За спиной Адель возникли монстры, и девушка, обнажив кинжал, бросилась в атаку на вчерашних товарищей. Закипела сеча; члены клана схватились с чудовищными тварями, Лусо же сошелся в поединке с Адель, которая разила окружающих воистину могущественными заклинаниями. Не переставая, взывал он к девушке, пытаясь развеять злые чары... и в конце концов ему это удалось.

Но даже вновь обретя собственную личность, Адель наотрез отказалась возвращаться в клан. "Мне не нужны друзья, Лусо", - молвила она, пряча глаза. - "Я пойду дальше одна". "Тогда почему ты присоединилась к нам изначально?" - поинтересовался Лусо. - "Признай: было весело! Не вижу причин, по которым ты хотела бы покинуть нас". "О, ты так ничего и не понял!" - воскликнула девушка. - "Ты видел меня сейчас в сражении? Видел мое могущество? Лишь поэтому Хамия хочет заполучить меня! Я не такая, как все. Я отличаюсь от тебя и Сида. И не могу оставаться с вами! Просто не могу!" "Ты не такая, как все, и что с того?!" - Лусо тоже повысил голос, неожиданно разозлившись. - "Я, что ли, такой, как все? Я вообще из иного мира, знаешь ли! Да и кому какое дело! Никому! Ни Сиду, ни Харди... У тебя просто ужасные тараканы в голове..."

"Ах ты!" - Адель залепила парню звонкую пощечину, и тот, будучи не самым воспитанным подростком, ударил ее в ответ. "Бьешь девушку!" - задохнулась от возмущения Адель. - "Кретин!" "Ты меня первая ударила!" - огрызнулся Лусо. - "Я лишь просто дал сдачи!" "Потому я и не люблю яшкаться с детьми", - окрысилась Адель, потирая саднящую щеку. "И кто здесь испорченное дитя?" - выкрикнул Лусо. - "Ты корчишь из себя невесть что, но в итоге просто сотрясаешь воздух!" Адель осеклась, призадумалась... после чего приняла решение вернуться в клан. В конце концов, слова Лусо звучали довольно убедительно. В том, что прикипела к клану Гулли всей душой, Одаренная боялась признаться даже самой себе.


...Однажды, трапезничая в таверне Флуоргиса, Лусо и Адель заметили собравшихся за одним из столиков мирян, весьма живо обсуждающих преступления, совершенные воздушными пиратами с востока - Вааном и Пенело! "Совсем обнаглели!" - звучали возмущенные голоса. - "Им бы после попытки убийства залечь на дно, так нет! То и делают, что похищают реликвии! Слезу Фафнира, Сверкающий Камень Дракона, а вот теперь и Эмблему Четырех!.. Наверняка теперь они позарятся на инкрустированного алмазами Черного Кота! Об этом они даже озаботились уведомить владельца реликвии, лорда Эдена из Камоа!"

Видимо, это парочка принялась за старое, а раз так, Лусо убедил остальных членов клана Гулли встать на пути пиратов. Уж очень ему хотелось выяснить, кто из них с Вааном лучший боец...

В означенный час Ваан и Пенело наряду с пособниками действительно появились у особняка лорда Эдена, где их встретили готовые к неминуемому столкновению воины, ведомые Лусо. Вот только, по мнению последнего, лидеры "воздушных пиратов" нисколько не походили на ведомую ему парочку, и лишь пытались выдать себя за печально известных в Ютландии Ваана и Пенело. Лусо немедленно раскусил самозванцев, прогнав их прочь от особняка... не ожидая, что истинные Ваан и Пенело воспользуются моментов, чтобы похитить Черного Кота. "Ничего не поделаешь, обычные пиратские будни", - философски заметил Ваан, прежде чем помахать разозленному Лусо рукой на прощание и исчезнуть.

...Позже Лусо и Адель попросили Сида поведать о причинах его ухода из Хамии и основании собственного клана. "Подобные организации не для меня", - пожал плечами рев. - "Внутренние склоки, и все такое... Но когда я лежал в грязи в луже собственной крови, я заметил Судью. И, неожиданно для себя, почувствовал неодолимую тягу к жизни, потому и воззвал к нему о помощи". "Потому ты и решил посвятить свою жизнь клану?" - уточнила Адель. "Банальная история", - зевнул Лусо. "Не банальнее, чем твоя", - огрызнулся Сид.

Однажды во Флуоргисе Лусо и Адель повстречали среброволосого мужчину, который представился как Эль-Сид Маргрейс и попросил их передать письмо Ваану, буде пути воздушных пиратов и членов клана Гулли вновь пересекутся. Так и произошло; Ваан и Пенело пытались лично дознаться до сути произошедшего с бароном Белтореем и пришли к выводу, что за покушением на жизнь оного стоит Хамия. В письме Ваану Эль-Сид предлагал ему "присоединиться к клану Гулли, благо оный - ныне основной противник Хамии". Что ж, Сид с радостью принял двух новичков в свой клан.

Воздушным пиратам приключения в землях Ютландии пришлись по душе, благо напоминали старые добрые деньки в Рабанастре. К тому же, бард Харди передал новичкам привет от сородича по имени Ноно, с которым Ваан и Пенело свели знакомство на Лемуресе. Ныне Ноно оставил должность главного механика "Страла", благо скопил немало деньжат и построил собственный воздушный корабль. "Собственный корабль!" - воскликнул Ваан, стоило Харди закончить свой рассказ. - "Нужно и нам нанять механика! В конце концов, воздушные пираты должны поддерживать свою репутацию!" Пенело возразила, заметив, что жалованье механику выплачивать следует, а сбережений у них - кот наплакал. "Возьмите меня с собой!" - предложил альтернативу Харди. - "Не механик, так бард!" "Великолепно", - закатил глаза Ваан. - "Сперва - танцовщица, теперь еще и бард. Не пираты, а какой-то хор!.."


...Хамия вновь дала о себе знать, благо однажды утром на доске объявлений в таверне Лусо обнаружил записку Иллуи, в которой та обращалась к клану Гулли, предлагая членом оного поучаствовать в ритуале, что будет проводиться в руинах Делгантуа. Звучало сие донельзя зловеще, посему герои немедленно устремились в указанном направлении.

На площади Делгантуа героев встретила Иллуя с самоуверенной ухмылкой на лице; за спиной ее замерло в ожидании несколько чародеев. "Итак, что празднуем?" - с ехидцей осведомилась Адель. "Завершение", - ничуть не смутилась Иллуя, продемонстрировав пришедшим гримуар. - "Окончание моей истории. Я долго размышляла над тем, как должным образом создать финал. А затем поняла, что для этого должен найтись враг - эдакая немезида, - которого нужно было бы уничтожить. Банальное завершение героической баллады, не находите?" "А затем этот гипотетический герой, одержавший великую победу, будет править окрестными землями, став императором?" - смекнул Сид, благо образ мыслей бывшей товарки был ему хорошо знаком.

"А почему нет, если то путь, которым я должна пройти?" - воскликнула Иллуя. - "Если того жаждет мое сердце? В конце концов, я - героиня этой истории. А в истории должен быть лишь один герой. Вы же все - второстепенные персонажи. Не заблуждайтесь, полагая, что представляете собой нечто большее".

"А вот в моей истории все совсем по другому", - Лусо похлопал ладонью по притороченному к поясу дневничку, Гримуару Рифта. - "Довольно занятное чтиво. Множество интересных персонажей. Можно сказать, мы все вместе написали эту историю. Потому не думаю, что отрину ее лишь потому, что твоя история нравится тебе больше!"

Хмыкнув, Иллуя отдала чародеям приказ к атаке, не забыв предварительно обезвредить магией Судью клана Гулли... Но видя, что ход сражения оборачивается не в ее пользу, Иллуя воззвала к древней магии, дарованной ей в результате соглашение заключенного с Зомалой, Божеством Времени. "Я исследовала время и пространство, узрела ничто и каждую тень реальности", - возопила Иллуя. - "Зомала, открой же свои врата!"

...И вновь, волею Иллуи, герои оказались переброшены на ягд Зеллию, Запретную Землю. Ничего хорошего для Ивалиса не предвещало сие, ибо становилась очевидно, что вознамерилась Иллуя сотворить пространственный рифт. Герои устремились в заполненные Туманом лабиринты, стремясь как можно скорее отыскать женщину и положить конец ее честолюбивым замыслам. Адель украдкой вытирала слезы, ибо сознавала, что стоит им одержать победу - и Лусо оставит клан, вернувшись в родной мир. Что ж, придется примириться с этим...

Иллуя поджидала их в просторной пещере. Увы, рифт открыть она покамест не могла, ибо не завершилось еще последнее сражение, не вписана последняя строка в один из гримуаров. "Одержу я победу или потерплю поражение, в гримуаре отразится истина о моей жизни", - молвила Иллуя. - "Не я, но книга откроет рифт!" "И мы тут же закроем его", - отмахнулся Сид, обратился к Лусо: "Здесь твое могущество больше, чем где-либо еще. Ты обладаешь превеликими силами... Силами, которые подобные мне или Иллуе растеряли давным-давно. К сожалению. Будущее - чистая страница, как и последние страницы твоей книги. Неужто ты когда-либо хоть на мгновение убоялся того, что может отразиться на них? Нет. Ты ступаешь вперед, в неведомое, не сбавляя шаг. Это то, на что мы никогда не сможем решиться".

Множество монстров устремилось по направлению к героям, но те атаковали лишь Иллую, справедливо полагая, что является она большим из зол...

"Я - это могущество", - тихо молвила та, оседая наземь, пронзенная клинком Лусо. - "Могущество создало меня. Оно искало меня, и я искала его... Всегда... Но теперь... все кончено". Так закончилась история Иллуи, последняя страница ее гримуара. Но раскрылся оный, воспылал ярчайшим светом, сотворяя великий рифт... и гигантский демон Ньюхия ступил в Ивалис. "Пришел час закончить и твою историю, Лусо", - молвил Сид. "Надеюсь, у нее будет счастливый конец", - пробормотал парень.

Так и случилось. Совместными усилиями воители клана повергли иномировое порождение...


Пришла пора прощаться. Проводить Лусо Клеменса в родной мир пришли все без исключения члены клана Гулли, а также многомудрый Лезафорд. Харди написал прекрасную балладу о героических деяниях великого клана, которую не замедлил исполнить. Адель отвернулась, пряча подступившие слезы.

"Сид, а что теперь будет с Хамией после гибели Иллуи?" - полюбопытствовал Лусо. "Это потрясло их, но организация продолжит существовать", - отвечал рев. - "Но ко мне она теперь отношения не имеет".

"Лусо Клеменс, и как тебе Ивалис?" - вопросил Лезафорд, глядя на парня пронизывающим взглядом. "Было забавно", - пожал плечами тот. - "Я познакомился со всеми вами..." "Хоть ты этого и не осознаешь, приключения в этом мире изменили тебя", - молвил архимаг. - "Неважно, как сложится твоя жизнь, следуй зову сердца, будь верным самому себе".

Последнее прощание, и мир исчезает...


В себя Лусо пришел в школьной библиотеке. Мистер Мьют Ранделл тряс его за плечо, повторяя, что сейчас не время отсыпаться, благо этим Лусо еще успеет заняться на летних каникулах. Парень ошарашенно покачал головой: неужто все случившееся ему просто приснилось?

"Мистер Ранделл!" - воскликнул он. - "Я только что пережил величайшие приключение! Я был в ином мире, в Ивалисе! Я сражался с монстрами, летал на воздушных кораблях... Я не вру!" "Знаю", - тепло улыбнулся Ранделл. - "Я тоже когда-то побывал там. Мир мечей... и магии. Это было очень давно".

Лусо немедленно пожелал узнать подробности, но Ранделл, сославшись на поздний час, отправил паренька домой, не забыв вручить ему напоследок дневник, все страницы которого ныне были заполнены рассказами об увлекательнейших приключениях в волшебном Ивалисе.

Web-mastering & art by Bard, idea & materials by Demilich Demilich