Demilich's

1. Кольцо судеб

Свет Великого Кристалла - единственное, что хранит мир от зловещего сияния алой луны...

В высокогорьях Вео Лю ютится деревушка, проживают в которой представители различных племен - пернатые юки, подобные на детишек лилти, а также клаваты. Также в деревушке сей жили-поживали юные близняшки-клаваты: паренек по имени Юрий и сестренка его Шелинка, а также любящий отец их Латов и наставники - волшебник-юки Альханалем и алхимик-лилти Мит.

Но в ночь, когда взошла алая луна, безмятежность бытия селян разбилась навсегда...


Тем осенним утром Латов колол дрова, а близняшки Юрий и Шелинка неуверенно переминались с ноги на ногу чуть в отдалении. Как им хотелось помочь отцу, но топор казался таким тяжелым!.. Тем не менее, будучи ребятами практичными и не привыкшими лодырничать, они все-таки предложили свою помощь, и Латов, положив топор на колоду и утерев пот со лба, с улыбкой предложил близнецам продолжить колку. Те радостно схватились за рукоять топора... но, как и ожидалось, не смогли даже приподнять его.

К закручинившимся ребятишкам приблизились Альханалем и Мит - их наставники. Последняя происходила из лилти - племени яростных воителей, некогда властвовавших над миром и посему почитающих себя высшей расой. Что до Альханалема, то юки этот являлся ярчайшим представителем своего рода волшебников, ибо именно его племя в древние времена сумело одержать верх над вторгшимися войсками лилти с помощью магического искусства.

"Он тяжелый лишь потому, что вам так кажется", - обратилась к близнецам Мит. - "Я могу поднять его одной левой". "Магия - это воплощение воли чародея, пропущенной через естество кристалла", - добавил многомудрый Альханалем. "А суть всякой силы едина", - закончила за него Мит. - "Важны лишь ваши действия, понимаете?"

Юрий и Шелинка озадаченно хлопали глазами: они ни слова не поняли из сказанного наставниками. "Не думайте слишком много", - пришел им на помощь отец. - "Просто делайте". Он наказал ребятам закрыть глаза, взяться за рукоять топора и сосредоточиться, представить его легким, как пушинка. Совместными усилиями близнецы легко подняли топор, ударили по бревну, расколов его надвое. "Видите?" - улыбнулся Латов. - "Сила веры! Нет ничего невозможного для тех, у кого есть сила воли! Если вы верите, что это невозможно, оно и будет невозможно. Но как только вы уверуете в то, что сможете это сделать, мир дарует вам свои силы".

Латов разрешил ребятишкам оставить топор, и те с радостью унеслись за город, горя желанием испытать новое оружие в пещере у подножья холма. Шелинка освещала путь волшебным кристаллом, разгоняя тьму, а Юрий уверенно топал впереди, размахивая топором. Уничтожив множество пещерных монстров, ребята добрались до зала, в центре которого находился саркофаг самого зловещего вида. Юрий возжелал было открыть "этот огромный сундук с сокровищами", Шелинка наотрез отказалась, но конец их спору положил восставший из саркофага гигантский скорпион. Хвост твари венчал алый кристалл, бил из которого гибельный луч.

Прикончив тварь, близнецы лицезрели соткавшуюся в воздухе девичью фигуру. "Призрак!" - возопила Шелинка и, схватив брата за руку, опрометью бросилась прочь из пещеры. И не заметили близнецы, как из теней выступила согбенная фигура, лицо которой было закрыто устрашающей маской, и долго глядела им вслед...


Глубокой ночью Латов выскользнул из дома, и близнецы, проснувшись, последовали за ним. Отца они обнаружили на берегу озера Сьела. "Эти огоньки называются "игнес фатуи", - молвил Латов, указав ребятам на яркие блики, то и дело вспыхивавшие на водной глади. - "Они - пламя душ тех, кто умер в этих краях". "Какае красивые", - восхищенно протянул Юрий. - "Они так ярко горят и сияние их никогда не иссякает. Наверное, они были сильным народом". "Да, ты прав..." - отрешенно пробормотал Латов. - "Сильным и гордым народом".

Помолчали. "Отец", - решился задать вопрос Юрий. - "Мама умерла сразу после нашего рождения, да?" "Да", - отвечал Латов. - "Но почему ты спрашиваешь?.." "Просто, глядя на эти огоньки..." - попытался объяснить паренек. - "Я вот думаю, какой она была?" "Ваша мать, Алерия, была из рода оракулов, и могуществом обладала несравненным", - молвил Латов, но, внезапно осекшись, наказал близнецам возвращаться домой да хорошенько выспаться. Завтра предстоит нелегкий день, ведь они отправляются в город Ребена Те Ра за припасами, необходимыми деревне в преддверии скорой зимы.


С самого утра Шелинка отправилась к Альханалему; волшебник возжелал преподать девушке урок магического искусства. Первым делом юки попросил рассказать о кристалле, с помощью которого Шелинка освещала пещерные коридоры. Та похвасталась, что удается сие лишь ей одной, а у Юрия нет и намека на способности к магии.

"Этот кристалл предназначен исключительно для тебя", - пояснил волшебник. - "Вместе с братом вы можете творить и контролировать энергии, однако порознь ваши способности несовершенны. Кстати, ты говорила, что сотворяла свет с его помощью. Магия?" "Ну, я не уверена..." - замялась Шелинка. "Кристалл - это средоточие чистой энергии, которая выплескивается наружу при надлежащих действиях", - назидательно заявил Альханалем. - "Контроль над энергией и есть магия. Направляя энергию кристаллов, мы можем создавать определенные эффекты или воздействия".

...Распрощавшись с юки, Шелинка бегом бросилась к выходу из деревни, где нетерпеливо переминались в ожидании ее Юрий и Латов. Для ребятишек это - первый визит в столицу страны, ведь там находится замок самого короля!..

Города они достигли чуть после полудня. Юрий и Шелинка восхищенно вертели головами по сторонам; никогда не видали столько народа в одном месте! Латов разрешил ребятам побродить пару часов по городу, пообщаться с местными, заглянуть в торговые лавки... но ни в коем случае не приближаться к храму, возвышающемуся к западу от центральной площади!

Взявшись за руки, близнецы отправились исследовать Ребена Те Ра - город, на весь мир знаменитый магическими кристаллами, здесь производимыми. Сразу же бросилась в глаза возведенная на островке посреди озерца статуя короля Кольки из народа сельки, династия которого правила сими землями с незапамятных времен. Ранее недалече, на острове в центре озера Сьела, высился град Рела Сьела, которой был возведен с расчетом на защиту окрестных земель от паводков. Однако что-то произошло и процветающий город обратился в руины, где по сей день вспыхивают огоньки "игнес фатуи". Миряне избегают туда наведываться. Как знать, какая нечисть развелась в руинах за прошедшие с момента катастрофы века?..

Миновав площадь, близняшки обогнули огромный изумрудный кристалл - точно такой же пребывает и у них в деревушке, и, если верить Альханалему, практически во всех иных городах и весях сего мира. Как знать, быть может, магия кристалла хранит селения в неприкосновенности?.. А может, это города выросли вокруг кристаллов, разбросанных по миру на заре времен?..

Юрий До позднего вечера ребята кружили по площади, дожидаясь отца, а того все не было и не было. Огромные часы на Храме Кристалла отбивали время, и вместе с вечерней тьмою подступала тревога, ожидание чего-то недоброго. И когда Юрий уже готов был в отчаянии обратиться за помощью к городским стражам, Шелинка заметила фигуру Латова, следующую по дороге, ведущей в Старый Город. Неужто папа попросту забыл о своих детишках?.. Да и что ему понадобилось в сих заброшенных кварталах, обиталище монстров?.. Решив прояснить для себя этот вопрос, Юрий и Шелинка двинулись следом.

Несколько часов провели они в руинах, заполоненных нежитью и чудовищами. Неужто городская стража не ведает, что за нечисть развелась по соседству?.. Вновь пробили часы на Храме Кристалла и Юрий ощутил накатившую волну дурноты... Почему звук этот эхом отдается в ушах, туманит разум?..

А на площади Старого Города бесновался гигантский бегемот; из подбрюшья его разливался свет алого кристалла. Юрий схватился с монстром, и, после непродолжительного сражения, тварь бросилась наутек... в город. Ребята припустили следом; страшно даже представить, что произойдет, коль рассвирепевший бегемот вырвется на площадь.

Но, завернув за угол, ребята не заметили и следа чудовищной твари, однако Шелинка вновь лицезрела призрачное видение девушки, посему всполошилась. Юрий, однако, призрака не замечал.

"Юрий! Шелинка!" - к ребятам спешил Латов. - "Где же вы пропадали?" Близнецы переглянулись. "Мы ждали на площади, когда часы пробили три, как и договаривались", - отвечала Шелинка. "Да?" - нахмурился Латов. - "Странно. Я тоже вернулся на площадь, когда часы пробили три..."

Был уже поздний вечер, а путь до дома предстоял неблизкий. Латов бросил последний, тревожный взгляд на опустевшие кварталы столицы, после чего вслед за ребятишками устремился к городским вратам...


На балконе величественного храма, омытого зловещим сиянием алой луны, застыл иерофант; ведь вид его выражал неодобрение. "Ты подвел меня, Часпель", - заметил он, обращаясь к согбенной фигуре, лицо которой скрывала маска. "Я готов понести наказание, владыка", - смиренно отозвался тот. "Не думаю, что это необходимо", - задумчиво промолвил иерофант. - "Ты искупил вину, столь своевременно отыскав ее. Ты был прав, когда описывал ее - она действительно нечто. Я хорошо знаю род, из которого она происходит. К несчастью для нее. Однако... я удивлен, что наш старый друг все еще жив. Только подумать - завывание звездной певицы развеяло наши заклинания!.."

Часпель смиренно промолчал; не стоит усугублять и без того скверное настроение владыки, соглашаясь с последним его утверждением. "Но он - всего лишь смертный", - молвил иерофант, обратив красные очи к далекой луне. - "Он не сможет противостоять нам. Медленно, но верно - уготованная участь настигнет их!.. Иди же!" "Да, сир", - поспешил откланяться Часпель, пятясь.

Но иерофант уже позабыл о нем. "Какая прекрасная кровавая луна сегодня", - проскрежетал он, зловеще оскалившись. - "А следующая будет еще лучше!"


На следующее утро после возвращения семейства клаватов из Ребена Те Ра Альханалем собрался в путь к горе Ваал, дабы собрать необходимые ему травы. Конечно же, Юрий и Шелинка, уже вкусившие приключений, упросили волшебника-юки взять их с собой. "Ладно", - после долгих уговоров согласился тот. - "Но обещайте, что будете слушаться меня во всем! Гора Ваал - это территория, где мы - юки - оттачиваем свои боевые и магические искусства".

...Добравшись до заснеженных предгорий Ваал, Альханалем разъяснил близняшкам, что им необходимо отыскать редчайший цветок, формой своей напоминающий мугла, ибо обладает он чудесными исцеляющими свойствами и произрастает лишь на вершине сей горы.

Цветок мугла охраняла гигантская птица, во лбу которой сиял алый кристалл, как и у тварей, встреченных близнецами в пещерах и в Старом Городе. Справившись с монстром, они поведали о сем любопытном факте Альханалему. "Вы хоть знаете, что это означает?" - всполошился тот. - "В нормальном состоянии кристаллы бледно-голубые, но в руках волшебника они обретают иные цвета. Но алое сияние - знак извращения, противного природе, ставшее возможным посредством вмешательства некой могущественной силы. Чем больше кристалл отходит от своей изначальной природы, тем больше он напитан злом. Мне кажется, птица зу, с которой мы только что сражались, обратилась в монстра, потому что стала связана с кристаллом".

Пребывая в раздумьях, Альханалем решил как можно скорее вернуться в деревню. Было что-то в воздухе... указывающее на скорую перемену погоды.


Часпель Ночью разразилась страшная граза. Близняшки откровенно скучали у камина, Латов точил меч... Неожиданно в дверь кто-то забарабанил, Юрий побежал открывать, ступил наружу... И ночь разорвал истошный крик Альханалема: "Сир Латов! Черные Стражи из Храма!" "Юрий! Назад, немедленно!" - вскочил на ноги Латов.

Жестокий удар впечатал Юрия в стену дома, а следом внутрь вплыла согбенная фигура, с ног до головы закутанная в черный плащ. "Что тебе нужно, Ку Часпель?" - с нескрываемым презрением вопросил Латов. "Прошло девять лет" - прошипел Часпель, неотрывно глядя на Шелинку, которая бросилась к лежащему без сознания брату, обняла. - "Я думал, ты уже подох. Но, тем не менее, сейчас нам вновь кое-что нужно от тебя".

"Ты получил мою жену..." - рявкнул Латов, угрожающе взмахнув мечом, - "чтобы дети остались в живых". "Скоро от нее вовсе не будет толку", - с сожалением молвил Часпель, - "вот мы и пришли за... заменой". В ответ Латов молниеносно бросил клинок в противника, но тот немыслимым образом умудрился увернуться от удара, должного пригвоздить его к каменной стенке. "Впечатляет", - заметил Часпель, - "учитывая твои ограниченные физические возможности. Однако..." Он метнулся к Латову, схватил того за горло, прошипел в лицо: "Пришло время умирать. Скоро ты воссоединишься со своей Алерией. Конечно, сможет ли остаться душа в том теле, которое больше не..."

Придя в себя, Юрий с трудом выдернул клинок Латова из каменной стены, швырнул его в спину твари, убивающей их отца. Меч, конечно же, не причинил ей никакого вреда, вызвав, однако, искреннюю ярость. "Мальчишка!" - взревел Часпель, отшвырнув Латова в сторону. - "Да как ты смел оцарапать маску, дарованную мне самим иерофантом?"

Он медленно двинулся к Юрию, намереваясь прикончить паренька за нанесенное оскорбление, но Латов вновь заговорил путь ему с мечом в руке. "Ты не сможешь одолеть меня в поединке!" - уверенно заявил он. "Возможно", - согласился Часпель, остановившись. - "Глупо с моей стороны сражаться на твоих условиях. Но я могу..."

Вскрикнув, Латов отбросил меч в сторону, устремился к сжавшимся в углу ребятишкам и закрыл их своим телом за мгновение до того, как разряд магической энергии, испущенный Часпелем, ударил его в спину. А затем еще один, и еще... Напоследок Часпель вонзил клинок Латова ему же в спину...

С ужасом близнецы взирали, как у них на глазах убивают отца. Пинком отшвырнув тело того в сторону, Часпель, заливаясь безумным хохотом, подступил к Шелинке и, схватив девушку за ворот рубахи, оторвал ее от земли... И тут же был отброшен к стене ударом Латова, неведомо как вновь оказавшегося на ногах. "Ты должен быть уже мертв!" - неверяще выдохнул Часпель. - "Что ты за тварь такая?!" "Я стану любой тварью, какой понадобится, чтобы защитить своих детей", - прошипел Латов в ответ. - "Юрий и Шелинка - это все, что у меня есть". И рухнул замертво...

Часпель вновь ликующе расхохотался, предвкушая легкую победу, но внезапно осекся, ибо близнецов окутало призрачное изумрудное сияние, исходящее от кристалла Шелинки. "Вы не можете этого сделать!" - возопил он, чувствая, как магические энергии пронзают его тело, разрушают его. - "Вы и себя уничтожите тоже!" Последним, что предстало изумленному взору Ку Часпеля, были лица близняшек, и обреченная решимость, отпечатавшаяся на них...


Той же ночью Юрий похоронил отца во дворе за домом; что до Шелинки, то пережившее, вероятно, оказалось для нее слишком страшным шоком, и девушка лишь отрешенно молчала, уставившись в пространство.

"Что мне делать, папа?" - смахивая с глаз непрошенные слезы, шептал Юрий, стоя над могилой. - "Вообще-то я знаю, что делать... Боюсь просто, что окажусь недостаточно сильным для этого... Но я должен попытаться! Неважно, что станет со мной... я должен защитить Шелинку. Я не хочу плакать над еще одной могилой..." На память пришли слова отца, сказанные им несколько дней назад: "Нет ничего невозможного для тех, у кого есть сила воли! Если вы верите, что это невозможно, оно и будет невозможно. Но как только вы уверуете в то, что сможете это сделать, мир дарует вам свои силы"

"Ты был прав, папа", - отрешенно кивнул Юрий. - "Сумел же я поднять топор да разрубить полено". Обеими руками он сжал рукоять тяжелого отцовского меча и долгие часы практиковался на заднем дворе в обращении с ним, а первый снег укрывал землю белым одеялом...


С тех пор минуло несколько лет; Юрий ни разу не покидал деревни, опасаясь оставлять сестру, в состоянии которой не проявилось ровным счетом никаких перемен. Все свое свободное время он посвящал упражнениям с клинком, вскорости став самым настоящим виртуозом-мечником.

Но однажды утром на крыльце появилась... Шелинка, впервые за долгие годы поднявшаяся с постели. "Юрий?.." - прозвучали в сознании парня слова. - "Юрий!.. Ты как... изменился..." "Я могу слышать твои мысли", - пролепетал тот. "Да", - кивнула Шелинка, не разжимая губ. - "Я пытаюсь говорить, но..."

Слезы сами хлынули из глаз, и Юрий, рухнув на колени, обнял сестру, которую не чаял услышать в этой жизни. Речь вернется со временем, а пока они будут общаться мысленно, что очень даже удобно.

...А следующей ночью они, взявшись за руки, глядели на огни "игнес фатуи", и впервые за много лет были счастливы. "Чем думаешь заняться, Шелинка?" - вопросил Юрий. "Не знаю", - последовал немедленный мысленный ответ. - "А ты?" "Я никогда тебя не оставлю!" - с горячностью заявил парень. - "Но я должен сражаться. И дело не в мщении. Я просто хочу прожить жизнь так, как не смог отец. Иногда я думаю, что они никогда не вернутся, что мы можем мирно жить в нашей деревушке. Но если они когда-либо появятся... как той ночью... я не смогу справиться с ними в одиночку. Той ночью... я помню, Ал говорил, что они из храма. Этот безумец, который убил отца, находится в Ребена Те Ра. И он знает, где мы живем. Не думаю, что он просто забыл о нас. Потому я и должен сражаться..."

Изумрудный кристалл на шее Шелинки воссиял, разгоняя ночную тьму. "Эта - моя сила", - вещала девушка, - "которую я не могу контролировать. Когда Ал впервые учил меня магии, я осознала, что в этом мое предназначение. Я могу вызывать эту силу, но направлять ее предстоит тебе, Юрий. Ты должен придать ей форму, смысл, и в этом - предназначение твое". "Но... как же мне это сделать?" - озадачился Юрий. "Ты должен лишь верить", - отвечала Шелинка. - "Мы с тобой связаны. Помнишь, как тогда, с топором? Мы разделяем все, что имеем".

...Рука об руку отправились близнецы на гору Ваал, дабы отточить боевые навыки, умение сражаться в паре. Но кого они никак не ожидали встретить, так это Альханалема... заключенного в огромный ярко-красный кристалл. Со времени приснопамятной атаки, унесшей жизнь Латова, ни волшебника-юки, ни алхимика-лилти не оказалось в деревне; Юрий предположил, что увели их Черные Стражи, и, судя по всему, участь наставников незавидна.

Но лицезреть старину Ала спустя столько лет... и в таком виде... что может это означать?.. Впрочем, заключенный в кристалл волшебник атаковал изумленных ребят гибельными заклинаниями, и в течение следующих минут тем было не до предположений и сожалений. Изо всех сил Юрий бил мечом по кристаллу, черпая силы, щедро ниспосылаемые ему сестрой, замершей в отдалении.

Кристалл раскололся вдребезги, и Альханалем, не удержавшись на ногах, упал в снег. Впрочем, сознание довольно скоро вернулось к юки, признал он и Юрия с Шелинкой, вот только о годах, проведенных под действием злых чар, не помнил ровным счетом ничего. Волшебник заметил, что искусство Шелинки в обращении с кристаллом заметно возросло, после чего предложил близнецам отправиться в столицу и поведать королю о кознях, творящихся в храме.

По дороге Альханалем пытался разъяснить Шелинке, почему она утратила дар речи, обретя, однако, способности к мысленному общению. "В основе магии лежит принцип равноценного обмена", - говорил юки. - "Если хочешь что-то получить, то должен отдать нечто, столь же ценное. Когда ты выплескиваешь наружу огромные силы, как той страшной ночью, то платишь за это чудовищным эмоциональным шоком. Но, думаю, со временем голос вернется к тебе, ибо нет ничего невозможного для несгибаемой воли. Так частенько говаривал ваш отец".

Дворцовые стражи наотрез отказались пропустить троицу путников в тронный зал, и тогда Альханалем заявил, что он - бывший придворный маг короля Кольки, чем немало изумил близняшек. Однако стражи лишь рассмеялись. "Наш Альханалем все еще во дворце", - молвили они, с нескрываемым презрением глядя на "самозванца", после чего велели осекшемуся юки убираться восвояси.

Горожане на площади только и говорили о недавнем запрете храма на использование кристаллов мирянами. Возможно, причиной тому послужило обнаружение алого кристалла в логове монстров, что вызвало волну паники: обычно кристаллы отпугивают тварей, не притягивают их к себе. Толпа народа собралась рядом с глашатаем, глаголящем о послании короля. "Как вы знаете, происшествия подобные тому, что случилось в Лесу Абиссус, ныне происходят и в иных лесных регионах", - надрывался он. - "Животные и даже растения сходят с ума, атакуя мирян. Посему король отдал приказ о создании отряда, который восстановит порядок в его владениях и попытается дознаться до причин происходящего. Любой, кто может чем-то помочь, должен проследовать в замок. Король лично встретится с вами и даже наградит за достоверные сведения".

Близнецы переглянулись: что ж, они отправятся в лес, оценят обстановку и, вооруженные новыми сведениями, проследуют в замок, где, помимо всего прочего, поведают монарху о творящемся в Храме Кристалла.

Гнаш Лес Абиссус напоминал ныне непроходимые джунгли, так густо разрослись в нем растения. Многие поляны обратились в трясины, плодящие монстров. В одну из таковых и угодил паренек-сельки; к счастью, подоспевшие вовремя близнецы и чародей-юки уничтожили плотоядное растение, которое уже успело отравить парня. "Редко встретишь сельки столь далекого от цивилизации", - глубокомысленно изрек Альханалем, окивнув взором фигуру спасенного, чье одеяние составляла лишь набедренная повязка. - "Можно даже предположить, что в нем больше звериного, нежели человеческого". "Гнаш", - счет необходимым представиться сельки. - "Меня звать Гнаш. Зачем пришли? Опасность. Идите домой". "Мы хотим узнать, что происходит с лесом", - попытался растолковать ему Юрий. - "Мы знаем, что здесь опасно". "Хорошо", - кивнул Гнаш, поразмыслив. - "Вы помогли мне - я помогать вам. Лесной житель отвечает добром на добро... Странный цветок в глубине леса - источник перемен. Странный цветок источает странный дым. Вдохнув дым, животные становятся странными. Убейте цветок и лес станет прежним".

Гнаш вызвался указать новым товарищам путь в сердце затронутого порчей леса, где на поляне возвышался исполинский чудовищный цветок, в пасти которого сиял алый кристалл. Но даже когда оный был уничтожен, порча не оставила лес. "Мы уничтожили ее первопричину, но природа восстановится еще нескоро", - молвил Альханалем. Тем не менее, теперь надлежит сообщить о содеянном королю Кольке. Гнаш вызвался отправиться в город вместе с близнецами. "Лесные жители не забывают", - пояснил он. - "Вы спасли меня. Я не уйду, пока не отплачу добром за добро".


Небеса над Ребена Те Ра заволокли черные тучи, хлынул дождь; уровень воды в озере Сьела неумолимо поднимался, чем вызывал неприкрытую тревогу столичных горожан. Неужели и в том повинны алые кристаллы, слухи о которых ходили в королевстве?

Дворцовые стражи собрались было вновь отправить четверку героев восвояси, так и не поверив в то, что те правдивы в своем заявлении о победе над гигантским цветком в сердце леса, на что Альханалем резонно заявил, что, отказывая им в аудиенции у короля, стражи тем самым берут на себя всю ответственность за дальнейшие катастрофы, что могут обрушиться на благословенную державу. Струхнув, стражники немедленно изобразили на лицах подобострастые улыбки, пригласив усталых путников проследовать в дворцовые покои.

На троне восседал король Колька, вот только вид у него был несколько... нездоровый. А рядом пребывала некая юки в закрытом шлеме, выдававшая себя за королевского советника. "Что за чушь?!" - взорвалась она, выслушав рассказ близнецов о произошедшем в Лесу Абиссус. - "Вы хотите, чтобы Его Величество уверовал в то, что обычные детишки сумели справиться с чудовищем?" "Да, сир", - отвечали рыцари, ступившие в тронный зал. - "Лазутчики докладывают, что в лесах вновь спокойно". "Но как такое может..." - начала был юки, но осеклась, кашлянула. - "То есть, вы в самом деле сделали это?.. Наверное, нужно вам поверить".

"Ваше Величество", - с тревогой в голосе обратился к королю Альханалем. - "Выглядите вы неважно..." "Да?" - безо всяких эмоций выдавил король. "Ваше Величество, с вами все в порядке?" - всполошился юки. - "Неужто вы меня не помните?" Долго взглядывался Колька в черты пернатого волшебника, после чего отрицательно покачал головой. "Что ж, вполне объяснимо", - вздохнул Альханалем. - "Ведь столько лет прошло. Как бы то ни было, позвольте представить вам Юрия и Шелинку. Возможно, они напомнят вам кое-кого. Эти ребята - наследники Латова и Алерии".

"Латов? Алерия?" - король рывком поднялся с трона. - "Теперь, кажется, припоминаю..." Резкая головная боль затуманила мысли монарха, и как в тумане слышал он голос советницы, предлагающей проследовать в личные покои да передохнуть. "Ты прав, Альханалем", - слабым голосом отозвался Колька.

Подобного фарса Ал вынести никак не мог. "Ты - Альханалем?" - вопросил он советницу. "Я", - кивнула та. - "И что из того?" "Но ты ведь женщина!" - рявкнул Альханалем. - "Любой простак знает, что Альханалем - мужское имя!" "Короче, я - Альханалем!" - советница начинала терять остатки терпения. - "Тебе что, что-то не нравится?" "Многое!" - чародей гордо выпятил грудь. - "Во-первых, Альханалем - это я! Бывший придворный маг короля!"

Советница нервно расхохоталась, и тогда Ал потребовал, чтобы доказала она свои притязания на имя и занимаемое положение при дворе. Та в ответ потребовала того же, и Альханалем наряду с близнецами и Гнашем покинул дворец, направился к руинам Рела Сьела, ибо именно там, по словам его, находилось нечто, что подтвердит слова его о занимаемом в прошлом положении.

...Проливной дождь, разразившийся над древним городом, привел к существенному поднятию уровня воды в озере, и затопленными оказались целые кварталы. "Нужно поторапливаться!" - заметил Альханалем. - "Пока еще есть возможность добраться до цели..."

В затопленных руинах герои набрели на вполне уютную пещерку... которую приспособила под жилище Мит, алхимик-лилти. "Юрий? Шелинка?" - обрадовалась она. - "Зрение не играет со мной злую шутку?" Многолетнее одиночество давно опостылело лилти, однако выбраться из заполоненных монстрами руин одной ей было не под силу. "В ту ночь, когда разразилась гроза", - поведала Мит, - "в мой дом ступил человек в маске, швырнул меня в мой собственный алхимический котел и сбросил с утеса". Так она оказалась здесь, в пещере, где в тоске и неведении провела последние годы. Однако, похоже, пришел час покинуть сие место, благо вскоре стены наверняка обрушатся и всесокрушающий водный поток хлынет в пещеру.

Как бы между прочим Ал поинтересовался, не видала ли его старая товарка деревянного посоха, врученного ему некогда королем Колькой и после сокрытого в руинах Рела Сьела. "Конечно", - кивнула Мит. - "Я отыскала его практически сразу же, как оказалась здесь. Было сыро и холодно, а он так хорошо горел..." Альханалем готов был рвать на себе перья: неужели все впустую?..

И тогда хрустальный витраж, служивший крышей древнему чертогу, раскололся вдребезги и тонны воды хлынули внутрь. Казалось, гибель неотвратима, но Юрий всю свою силу воли направил на то, чтобы удержать чудовищный вал... и время остановилось. Камни, осколки стекла и водные струи неподвижно зависли в воздухе, а герои опрометью бросились к выходу, вверх по каменной лестнице, оказавшись в сферическом чертоге, в центре которого высился кристалл.

Обессиленный недавним чародейством, подобного которому никогда ранее не совершал и не предполагал даже, что такое возможно, Юрий рухнул на колени. "Юрий!" - всполошилась Шелинка, дотронувшись до брата. - "Ты холоден, как лед!" "И лицо синеет", - с тревогой добавила Мит. Юрий распластался на камнях, жизнь стремительно покидала его. "Состояние критическое", - донесся возглас Альханалема. "Помогите!" - кричит Шелинка. Именно кричит, а не вещает телепатически. "Кто-нибудь, спасите Юрия!!!"

Тилика Рядом материализовался призрак девушки, тот самый, который являлся ребятам дважды - в пещере у деревни и в Старом Городе, после сражения их с бегемотом. Кристалл Шелинки ярко полыхал, когда обращалась она за помощью к призрачной фигуре, и та исчезла... лишь плащ остался на каменном полу. С превеликой осторожностью Шелинка подняла его, накрыла Юрия, и бледность исчезла с лица парня, дыхание вновь стало глубоким и мерным. "Леди Тилика..." - задумчиво молвила Мит, разглядывая плащ. - "Но как... Почему ее плащ..."

"Гнаш чует дождь", - перебил ее практичный сельки. - "Выход?" "Да, это центральная шахта", - кивнул Альханалем. - "Она проходит через все подземные уровни и ведет на поверхность. В конце концов, кристаллы наиболее сильны, когда на них падает солнечный свет. Однако окружающая тьма говорит о времени ночном".

Когда Юрий пришел в себя, Шелинка поведала ему о странной девушке, плащ которой спас ему жизнь - в жилах которой, судя по всему, текла кровь и сельки, и клаватов. "Вы хотите сказать, что встречали ее раньше?" - поразилась Мит, всхлипывая. - "Леди Тилика... Она была принцессой Ребена Те Ра, единственной дочерью короля Кольки, и, кроме того, являлась необычайно одаренной волшебницей, высвобождавшей силы, заключенные в кристаллах. Как ты, Шелинка". "Я?" - поразилась девушка. - "Но... я могу использовать магию кристаллов лишь когда Юрий поблизости". "Да, так и есть", - серьезно кивнула Мит. - "Вы унаследовали свои силы от леди Алерии. Не было в Ребена Те Ра, столице кристаллов, волшебницы более великой, нежели леди Алерия. Она была оракулом, звездной певицей, и могла предвидеть будущее. В ту пору я была горничной леди Алерии, а также обучала леди Тилику. Мы пришли в Рела Сьела, чтобы увидеть преобразователи энергии кристаллов, также попробовать контролировать оные, но..."

"Случилось непредвиденное", - изрек Альханалем, и герои, завороженные историей, обернулись к юки. - "Позвольте, я продолжу. Ребена Те Ра исторически достигла своего величия знаниями о магии и кристаллах. Столичные чародеи несколько лет трудились над созданием этого комплекса, поставив перед собой две цели. Во-первых, это гигантский механизм, должный уберечь столичные пределы от затопления водами озера Сьела. Во-вторых - академия для исследования сил кристаллов. Надзирать за комплексом назначили меня и сира Латова. Мы управляли им магически, черпая энергию из центрального кристалла, теоретически регулируя уровень воды в Сьела. В тот день... Непрекращающиеся проливные ливни поставили нас в критическую ситуацию. Контролировать воды Сьела можно было лишь высвобождая могущество кристалла полностью, и мы решили, что школярам надлежит покинуть комплекс для их собственной безопасности. Сир Латов и я как раз надзирали за их уходом, когда алое сияние разлилось в небесах... и кристалл, реагируя на это явление, нарушил исходящие магические потоки, что привело к разрушению комплекса. Подобное считалось в принципе невозможным... Кто бы не стоял за случившимся, содеял он сие со злым умыслом. И он должен быть искусным волшебником, знающим суть ворожбы с кристаллами".

"Ты намекаешь на леди Тилику?" - немедленно завелась Мит. "Ни в коем случае", - отозвался Ал. - "Волшебника-кристаллиста должна наполнять священная сила, дарующая ему способность управлять магическими потоками реликвии. Кристаллы обращаются алыми под действием силы злой, противоположной. Луна - антипод кристаллов. Луна... Затронутые луной... Луниты?.. Затронутыми луной именуются те, кто под действием сил луны обратился ко злу. Злые дела творятся в полнолуния... судя по преданиям. Хотя Луниты не могут воспользоваться кристаллами, ибо это следствие их порочной натуры". "Я слышала, как леди Тилика называла иерофанта Лунитом!" - воскликнула Мит. - "Когда умер последний иерофант и проводилась церемония по назначению нового, леди Тилика назвала его так, как только увидела, и задрожала. Вот оно что! Храму нужны волшебники-кристаллисты, но кто знает, почему! Потому леди Алерия и была..."

Она осеклась, прижав ладони ко рту. Видя, что шила в в мешке не утаишь, Альханалем тяжело вздохнул и продолжил, обращаясь к близнецам: "После вашего рождения леди Алерию забрали Черные Стражи из Храма Кристалла". "Но почему вы нам не сказали раньше?!" - воскликнули клаваты. Мит и Альханалем переглянулись. "Леди Алерия и сир Латов..." - неуверенно начала юки, и лилти закончила: "Они не хотели, чтобы ваши сердца оказались запятнаны луной. Они не хотели, чтобы в них поселилась жажда отмщения".

Подобрав плащ принцессы Тилики, герои поспешили покинуть разрушенный комплекс и вернуться во дворец, благо дождь прекратился и зловещий глаз алой луны воззрился на земли мирские.

Юки, выдающая себя за Альханалема, велела стражникам бросить докучливых искателей приключений в темницу, лишь завидя плащ принцессы Тилики. К счастью, в тронный зал прошествовал сам король Колька, немало изумившийся, узрев то, что герои принесли с собою. "Истинно так, Ваше Величество", - закивала Мит. - "Это - плащ принцессы Тилики! Мы нашли его в Рела Сьела". "Мит?" - прищурился монарх. - "Ты ли это? Благодарение звездам! А с тобой..." "Мое почтение, Ваше Величество", - поклонился Альханалем. "Альха..." - начал было король, но жестокий приступ головной боли прервал его на полуслове. Воспользовавшись моментом, юки-советница вновь обратилась к стражам, требуя выдворить оборванцев из дворца, но король уже оправился, повелев всем присутствующим, за исключением героев, покинуть тронный зал. Касалось это и юки-советницу, которой пришлось примириться с приказом сюзерена.

Король Колька Перво-наперво герои поведали королю обо всем, что с ними приключилось. Тот признал, что плащ бесспорно принадлежит его дочери, и извлек из потайного кармана его ключ. "Вы знаете, почему это место называется "Ребена Те Ра"?" - полюбопытствовал монарх, и, не дождавшись ответа, продолжил: "Потому что это означает - "властвует над звездами". Звезды здесь, и ключ открывает дверь, ведущую к ним. Ведь мой род обладает особыми силами, мы способны использовать магию кристаллов. Тилика не стала исключением, она была исключительно сильна. Боюсь, даже чересчур. Великая сила ведет к разрушению. Многие из нас, кристаллистов, погибли таким образом. И теперь, когда умерла моя возлюбленная дочь, не осталось в мире боле радости для меня". "Это не так, Ваше Величество!" - попыталась возразить Шелинка. - "У вас все еще есть дочь..."

Король грустно покачал головой. "Мысль о том, что я обречен править Ребена Те Ра в одиночестве, слишком тяжела", - изрек он. - "Я старался изо всех сил, но..." "Да..." - послышался глубокий голос. - "Страшным бременем оказалось для тебя сие и я попытаюсь избавить тебя от него, дабы сумел ты почить в мире". За спиной короля возник Часпель, нанес удар... Ключ звякнул о каменный пол... "Я заберу ключ", - прошипел Часпель. - "Спасибо, что отыскали его для меня. Иерофант будет доволен..."

"Стало быть, Храм Кристалла воистину предался злу", - выдохнул король Колька, скрипя зубами от боли; на камзоле его расплывалось кровавое пятно. - "Вы, Затронутые луной, не можете направлять силы кристаллов. Они никогда не ответят на приказы злобных душ". "У нас есть свой способ", - отмахнулся Часпель. - "И она оказалась весьма полезной". "Она?.." - глаза короля изумленно округлились. - "Ты ведь не говоришь о..." "Да!" - с готовностью закивал Часпель, откровенно наслаждаясь гневом и растерянностью на лице короля. - "Ты должен гордиться своей дочерью!" "Что вы с ней сделали..." - и король Колька рухнул на каменный пол.

За дверью послышались крики стражей, и Часпель использовал момент, возопив: "Сюда! На короля напали!", после чего, схватив ключ, стремительно бросился к окну и выпрыгнул наружу. Не успели герои придти в себя, как оказались окружены частоколом копий дворцовой стражи, немедля обвинившей их в нападении на короля. После чего глаза героям завязали, под конвоем вывели из замка и на корабле переправили в пещеры Киланды, вулканического острова, известного также как Остров Грешников. Часпель весьма грамотно убрал близнецов-клаватов и их компаньонов со своего пути, дабы ничто не помешало его воплотить в жизнь замыслы... какими бы они ни были.

Миновав испещренные лавовыми потоками тоннели острова, герои одержали верх над гиганским ящером. Земная твердь под ногами их раскололась, и пятерка искателей приключений низринулась вниз...


В себя они пришли в руинах древнего города. "Не чую живых", - немедленно заявил Гнаш. - "Вообще ничего не чую". "Быть может, это легендарное царство мертвых", - изрек Альханалем, поправляя шлем.

После долгих мытарств в сем ирреальном замке и сражениями с сонмом нежити, герои добрались до зала, в котором прохаживалось некое диковинное создание, во лбу которого мягко светился изумрудный кристалл. "Вы не принадлежите этому месту", - заявило оно, лишь разглядев пятерку героев. - "Как же вы попали сюда?" "Мы просто упали в какую-то яму..." - неуверенно произнес Юрий. - "Как же нам выбраться на поверхность?"

Не успело создание ответить, как алый кристалл пронесся в воздухе мимо героев и сияние разлилось в дальнем конце помещения. "Я должен был догадаться!" - воскликнуло существо. - "На вас - знак кристалла. Она почувствовала ваше присутствие!"

Из теней выступила до боли знакомая фигура, глаза ее светились алым. "Папа?" - в ужасе воскликнула Шелинка. "Боюсь, что так", - скорбно кивнуло существо. - "Здесь собираются усопшие, дабы исцелить свои раненые души. Но отца вашего обратило ко злу то, что только что пролетело мимо". "Что ж, тогда мы... спасем его!" - и Юрий с криком бросился на монстра, бывшего при жизни сиром Латовом.

Но когда пал тот, от тела его отделилась призрачная сущность - божество смерти, в сердце которого пылал алый кристалл. Поразив и сие создание, Юрий и Шелинка склонились над телом Латова. "Раны души его глубоки", - молвило диковинное создание. - "Возможно, исцелить их и вовсе невозможно". "То есть, он может остаться таким навсегда?" - с отчаянием вопросил Юрий. - "Но, если бы мы только знали, мы бы..." "А что бы сделали?" - существо смерило близнецов испытывающим взглядом.

"Папа столько всего дал нам в этой жизни", - молвила Шелинка. - "Если бы мы только смогли использовать эти знания, чтобы помочь ему..." "Понятно", - кивнуло существо. - "Погрузившись в воспоминания своего отца, вы вернетесь в прошлое и пройдете по пути кристаллов. Однако все они неизбежно ведут сюда. То, что произошло, уже не изменить. Сознавая это, можете отправляться". "Ну, если нам не под силу изменить прошлое и настоящее..." - начал Юрий, а Шелинка закончила за брата: "Быть может, мы сумеем изменить грядущее".

Кристалл во лбу создания ярко воссиял... и герои неожиданно обнаружили себя в Рела Сьела, но - в далеком прошлом. Как раз сейчас стражники Ребена Те Ра, а также Альханалем и Мит - куда более юные - пытались организованно вывести население из города, благо оставаться в нем было небезопасно. К ним приблизились сир Латов и леди Алерия, наказав в первую очередь заняться эвакуацией женщин и детей, и ни в коем случае не допустить паники. "Кстати, Мит, ты не видела принцессу?" - обратилась Алерия к лилти, но та лишь отрицательно покачала головой.

За всем этим наши герои - невидимые в сем призрачном мире - наблюдали с благоговением и тревогой, переживая прошлое вместе с наставниками, которым момент был до боли знаком.

А из центральной шахты Рела Сьела вырвался алый луч, вознесся к свинцовым тучам, сгустившимся над обреченным городом. Латов немедленно вызвался проследовать туда, с ходу отмел возражения Альханалема о том, что уровень воды слишком высок. "Если комплекс будет разрушен, то погибнет и столица", - заявил Латов. - "Я не могу этого допустить!" Вслед за сиром Латовом к центральной шахте бросилась и леди Алерия, а Альханалем и Мит, тяжело вздохнув, вернулись к своим обязанностям по обеспечению порядка в процессе эвакуации жителей.

И герои наши, возвращенные в прошлое магией кристалла, проследовали по знакомым коридорам Рела Сьела...

Лишь ступив в центральную шахту города, Алерия в ужасе вскрикнула, прижав ладони к лицу, и даже Латов, много повидавший на своем веку, непроизвольно содрогнулся. Ибо в центре огромного алого кристалла была заточена принцесса Тилика! "Помогите!" - взывала она. - "Я не могу контролировать свои силы!" "Мы вызволим тебя оттуда", - Латов устремился было к кристаллу, но кинжал, пронесшийся мимо лица, заставил его остановиться.

"Я бы не торопился так на твоем месте", - послышался свистящий шепот из теней. "Анхорит?" - взъярился Латов. - "В ряды послушников храма проникли Луниты! Какой негодяй..." "Ку Часпель", - представился тот, появляясь в ореоле алого света, отраженного от зловещего кристалла. - "Получить власть над алчными послушниками не составило никакого труда".

"Что ты творишь с принцессой Тиликой?!" - вопросил Латов. "Если хочешь знать, мы просто используем могущество кристаллов", - отвечал Часпель, и, помедлив, добавил: "Во имя нашего бога". "Ты прекрасно знаешь что природа Затронутых луной лишает вас возможности самостоятельно пользоваться кристаллами", - молвила Алерия, но Часпель лишь усмехнулся: "Принцесса была столь любезна, согласившись помочь мне, как видите". "Да как ты смеешь?!" - в праведном гневе молвила Алерия. - "Принцесса - жертвоприношение твоему богу?" "О, жертвоприношение - такое грубое слово", - поморщился Часпель. - "Катализатор - гораздо более подходящее. Этим способом мы сможем извлечь все силы сего существа". "Но это убьет ее!" - выкрикнула Алерия, глядя в исполненные мольбы глаза Тилики. "Да", - согласился Часпель. - "Лишившись всех своих сил, она прекратит существование. И время это, увы, стремительно приближается. Может, она и принадлежит к королевскому роду, но душа ее хрупка. Но ты, миледи... Истинный оракул, рекомый звездной певицей... Новая надежда. Ты ведь не подведешь нас, так?"

"Тебе не уйти отсюда живым, нечестивец!" - выхватил Латов меч из ножен, но Алерия удержала его руку: "Не надо, сир Латов". Изумрудный кристалл на шее ее воссиял. "Тааак..." - удовлетворенно прошипел Часпель, медленно подступая. - "Пусть твое сердце исполнится гневом. Жажди нашей крови, сладкого чувства отмщения. Мы - Луниты. Ненависть к нам у тебя в крови..."

"Оно приближается..." - шептала принцесса Тилика. - "Я не могу позволить... НЕТ!" Алый кристалл, пленивший ее, ярко полыхнул...

В себя Латов пришел на окраине разрушенного Рела Сьела, опустошенного храма воды... В последующие месяцы, вернувшись в неприметную деревушку на берегу озера, они с Алерией не раз подолгу глядели на огоньки "игнес фатуи", подобные душам, уносимым ветром. "Души доблестных солдат, служивших под моим началом", - шептал Латов, сжимая руку женщины, с которой их связывало ныне многое. - "И я не сумел уберечь их..." "Ты уберег меня", - улыбнулась Алерия. Латов покачал головой: "Чтобы избежать пленения храмовниками, тебе пришлось бежать в подобное захолустье... Порча храма затронула и трон. В столице более небезопасно". "Здесь я чувствую свободу, которой не было во дворце", - отвечала Алерия. - "И... я просто счастлива с тобой. Ты ведь продолжишь оберегать меня, да?" "Конечно", - уверенно кивнул Латов. - "Всегда".

...Сий эпизод сменяет иной, и годы проносятся перед глазами наблюдателей, тела которых остаются в царствии мертвых, но души странствуют в прошлом. И зрят они сира Латова, наряду с Альханалемом в нетерпении расхаживающим у дверей, и Мит, с хитрой улыбкой вышедшую из дома и сообщившему опешившему папаше, что родились у него близнецы, назвать которых решено было Юрием и Шелинкой.

...Но однажды ночью, когда дождь лишь, как из ведра, и завывал ветер, в деревне появился Ку Часпель с Черными Стражами храма, прямиком направившись к дому счастливого семейства.

"Как ты можешь так жертвовать собой ради этих бесполезных созданий?" - вопрошал Лунит Алерию, кивая на близняшек, тихо посапывших на руках отца. - "То же касается и тебя, сир Латов. Если бы вы просто отдали детей, не дошло бы до этого. Не понимаю я такой привязанности". "Подобные жизненные ценности за пределами твоего разумения", - согласилась Алерия. - "Эти дети - наши наследники. Потому мы и ценим их больше всего на свете. Я с радостью отдам свою жизнь за них".

"Будь ты проклят, Часпель..." - заскрипел Латов зубами, сознавая свое полное бессилие. "Латов, дорогой, я оставляю детей на твоем попечении", - молвила Алерия. - "Если они того захотят, кристалл дарует им свою силу... Мы прощаемся, любимый, но ненадолго. Придет день, когда мы снова будем вместе. Позаботься о наших малышах". "Любопытно", - встрял Часпель. - "Это что, очередное из твоих пророчеств? Неужто лишилась сил предсказывать будущее?" "Нет", - покачала головой Алерия. - "Судьбе не изменить время и место, когда покину я сей смертный мир. Посему это просто... интуиция".

"Держись, Латов, дорогой", - молвила она, следуя за Часпелем к выходу. - "Мы снова встретимся в мире наших детей". "Увести ее!" - рявкнул Лунит, теряя остатки терпения, и Черные Стражи шагнули к Алерии...

...Близнецы склонились над поверженным телом отца; слезы текли по щекам, но они не сознавали того, остро чувствуя лишь боль утраты, сознавая, сколь много сделали родители, чтобы уберечь их от жестоких Лунитов. "Не надо плакать", - разлепил умирающий губы, чем вызвал всеобщее изумление, в том числе и диковинного создания царствия мертвых, явившего близнецам их собственное прошлое, ровно как и судьбу родителей. - "Вы так выросли... Шелика, ты - вылитая мать... Юрий, меч твой остер и гибелен... Я рад, что всему успел научить вас..." "Но... ты нам так нужен, папа", - выдохнул Юрий. "Нет, Юрий", - возразил Латов. - "Ты превзошел все мои ожидания. Чего еще может желать отец?.. Не многим дано встретиться со своими детьми после смерти... которые к тому же рискуют собственными жизнями, чтобы спасти... эту жалкую душу. Я считаю себя поистине счастливым и ни о чем не сожалею. Теперь я могу упокоиться с миром".

"Но душа твоя не исчезнет, дражайший сир", - молвило существо, и от тела Латова разлилось сияние. "Юрий, Шелинка, я так благодарен судьбе за то, что вы стали частью моей жизни", - были его последние слова. - "И если она дозволит мне вновь стать вашим отцом, мы будем жить в мире..." "Прощай, папа", - глотая слезы, прошептал Юрий, глядя, как тело Латова бледнеет, растворяется на глазах. - "Мы никогда тебя не забудем".

"Что теперь станет с папой?" - обратилась Шелинка с существу. "Его душа исцелится и вернется в цикл перерождения", - отвечало то. "Скажи, а ты случайно не..." - начал было Юрий, но создание лишь улыбнулось: "Узнаете в свое время. Мы встретимся вновь. Но не стремитесь в будущее так сильно, что прекратите обращать внимание на настоящее. Пришло время вернуться в ваш мир".


Магия существа - было ли оно божеством? - перенесла пятерку героев в пещеру под Ребена Те Ра, гигантское месторождение кристаллов. Могущество оных открылось восприимчивой Шелинке, обещания власти и знаний хлынули в ее разум. "Мы должны выбираться отсюда", - заметил мудрый Альханалем, с тревогой глядя на девушку. - "Пока не отдалась она этим посулам".

Взобравшись по прорубленной лестнице и проследовав в некую дверь, герои - к вящему своему удивлению - оказались внутри замка Ребена Те Ра. Настораживало лишь то, что и стражники, и слуги пребывали в объятиях крепкого сна, похрапывая прямо посреди коридоров.

Сам король Колька метался в бреду в опочивальне, а у ложа его восседала волшебница-юки, долгие годы именовавшая себя Альханалемом. "Явились, стало быть", - прошипела она, обращаясь к героям. - "Как же вы сумели выбраться из царствия мертвых?.. Впрочем, не важно".

Нечестивый дух ее вошел в тело короля, пытаясь получить контроль над разумом. "Тилика!!!" - кричал Колька, пребывая во власти кошмаров, ниспосылаемых духом. - "Прости меня! Тилика!!!" "Она не питает к тебе зла", - ласково произнесла Шелинка, сделав шаг по направлению к монарху. - "Все это время она незримо присутствовала рядом с тобой. Она любит тебя. Ты ведь тоже ее любишь?" "Конечно", - монарх устало повалился на кровать. - "Она - все для меня. И все-таки я не сумел защитить ее. Все мои усилия пропали зря".

"Нет", - прозвенел в разуме короля чистый голос. - "С тобой я была счастлива. Я всегда бежала следом, пытаясь приноровиться к твоему широкому шагу". "Тилика?" - неверяще вопросил Колька. - "Это ты, дитя?" Образ Шелинки померк в его очах, сменившись призрачной фигурой дочери. "Отпусти прошлое", - молвила она. - "Ради нас обоих. Будь сильным, таким, как я помню тебя... Таким, как я тебя любила. И живи так, как не сумела я". "Тилика", - голос монарха обрел былую силу. - "Ты ведь была все это время со мной, да?" "Да", - кивнула призрачная принцесса. - "Но..." "Я знаю", - изрек король. - "Время. Я должен исполнить свой долг как короля. Но однажды мы снова будем вместе". "Прощай, отец..." - и чудесное видение исчезло.

Тишину разорвал язвительный хохот чародейки-юки, и король в ярости обратился к ней: "Я должен был сто раз подумать, прежде чем позволять подобным тебе манипулировать мной". "А что ты можешь сделать?" - поинтересовалась та. - "Ты не можешь убить то, что уже мертво!" "Но если дать смерть смерти невозможно", - молвила Шелинка, - "что произойдет, если дать ей жизнь?" Магия кристалла ее устремилась к сущности, скрывающейся под личиной юки, и та в ужасе отшатнулась: "Невозможно! Лишь в божьих силах даровать жизнь!"

Бесплотное божество смерти, встреченное героями ранее в царствие мертвых и ныне пребывающее в облике юки, магией кристалла воплотилось в смертном мире. "Тилика даровала мне силу!" - выкрикнула Шелинка. - "И после всего того, что ты содеяла, я просто обязана была поделиться ею с тобой!"

Альханалем И когда герои покончили с воплощенным духом смерти, король Колька о многом поведал им. "Тысячелетия назад, задолго до рождения смертных народов, когда звезды были молоды", - начал он, - "планета наша была всего лишь средоточием хаоса. Однажды божество света очистила бытие ото зла, сотворив землю и небеса". "Божество света - это кристалл", - добавил Альханалем, обращаясь к близнецам-клаватам. - "А луна - это то, что было исторгнуто в космос. Зло. Не потому ли под землею столь велики залежи кристаллов?" "Кристаллы и луна противостоят друг другу, разделяя свет и тьму", - кивнул король. - "Пока существуют кристаллы, луна не сможет коснуться земли".

"Но Луниты хотят изменить это, так?" - полюбопытствовал Юрий. "Да, так именуются те, кого соблазнило зло луны", - согласился король. - "Все сущее в этом мире создано кристаллами. Они - основание нашего мира, Единство. А Великий Кристалл стал сердцем планеты, и хранятся в нем воспоминания сего мира. Он предсказал все возможные исходы происходящего. Понимаете, что это означает?" "Не очень", - признался Юрий. "Мы используем магию, так?" - попытался объяснить Колька. - "Но что такое магия?" "Упрощенно говоря, это высвобождение могущества кристаллов посредством собственной воли", - ввернул Альханалем. - "Магия направляет поток. Если кто-то высвобождает силу кристаллов, он..." "Какой поток и куда?" - прервал его король. - "Почему сие могущество возможно изменить по желанию? Как мы это делаем? Мы творим чудеса, не обращая внимания на законы природы и физики. Вот в чем сила кристалла. Никогда не задумывались о том, почему благодаря кристаллам возможно все?.. Магия - это выбор из бесконечных вероятностей грядущего, в котором желаемое становится реальностью. Все возможные события будущего пребывают внутри Великого Кристалла и оказывают воздействие на настоящее. Будущее может быть любым, ибо нет тому ограничений. Однако, зная это, мы должны помнить, что мы - не боги. Использование магии - выбор одного из ближайших грядущих, ничего более. Но чудеса, вершимые богами, иные. Великие проявления магии требуют великого же могущества, ибо оно необходимо для воплощения в настоящее отдаленного мира. А чтобы выбрать мир, еще более отдаленный во времени, необходимо затратить куда больше сил. Знания, хранящиеся в Великом Кристалле, невозможно осознать смертным. Великая сила уничтожит смертного, как произошло с моей Тиликой. Луниты не могут использовать магию, ибо луна и Великий Кристалл - две противоположности. Потому Затронутые луной принуждают кристаллистов воплощать их волю... Шелинка, дорогая, ты обладаешь теми же силами, что и Тилика. Нет, ты даже более могущественна, нежели она. Ты ни при каких обстоятельствах не должна использовать эти силы. Не приближайся слишком близко к памяти Великого Кристалла. Да не узнает брат твой той горечи, что познал в жизни я". "Не буду, сир", - обещала девушка.

"Вот оно как", - задумчиво молвил Альханалем. - "Суть моих многолетних исследований лежит, оказывается, под ногами. С помощью кристаллов любой мир можно воплотить в реальность... Даже мир зла, в котором луна вернется на землю... Стоп! Неужто этого и добивается храм, используя кристаллистов для творения волшбы, недоступной им самим? Кощунственно! Человеческая жизнь ничего не значит для этих тварей, Лунитов!"

"Юрий", - обратился король к юному клавату. - "Ты должен помнить, что тот, кто владеет магией кристалла, никогда не должен допускать зло в сердце свое. Никогда! Это самая сложная задача, с которой может столкнуться смертный. Но именно этого и ждут Луниты. Отрицательные эмоции - то, что питает их жизни. Ненависть, зависть, злость - то чувства луны, противоположные тем, что исходят от кристаллов. Когда сердце переполняется ими, смертный становится Затронутым луной, и могущество Лунитов возрастает. И если кристаллиста коснется луна, ступит он на путь саморазрушения... Те, кого сейчас нет с нами, отдали свои жизни за то, что надеялись защитить. Ты ведь понимаешь это? Подошла твоя очередь. Подумай о том, что - или кто - нуждается в твоей защите". "Да, сир", - отвечал Юрий.

"Думаю, могу предположить, как вышло, что храм оказался заполонен Лунитами", - продолжал король. - "В стране сей настало благоденствие благодаря кристаллам. Но вместе с процветанием приходят жажда личной наживы и положения в обществе, и именно сии чувства очерняют сердца смертных. Со временем положение и слава становятся средствами для увеличения благосостояния. Лунитам весьма просто обратить ко злу самовлюбленных и алчных. А, возможно, целый храм полон Затронутыми луной. Иерофант... Галдс. Ничего этого бы не случилось, прислушайся я к своей дочери... Тилике".


...Следуя приказам короля Кольки, стражи Ребена Те Ра в закатный час атаковали Храм Кристалла. Сломив сопротивление Лунитов, они проникли во внешние пределы оскверненного святилища, безжалостно расправляясь со встреченными храмовниками. Иерофант наряду с архонтами укрылись во внутреннем святилище, где некогда пребывал Великий Кристалл, и покамест добраться до них возможным не представлялось.

Король Колька, лично возглавивший войска, ворвался в сокровенные чертоги храма наряду с пятеркой героев и отрядом дворцовой стражи. Иерофант Галдс и Ку Часпель черемонно поклонились монарху. "Ваше Величество", - проскрежетал иерофант. - "Вы оказываете мне честь. Признаться, меня беспокоило ваше пошатнувшееся здоровье". "Молчать!" - рявкнул король. - "Тебе прекрасно известно, что дело было совершенно не в болезни. Галдс, ты повинен во многих смертях, в том числе и моей дочери. Смерть послужит избавлением тебе! Хочешь сказать что-нибудь напоследок?!" "А ты хочешь, чтобы я молил о пощаде?" - расхохотался иерофант.

"Галдс, ты слаб умом... "Король Лунитов", - с отвращением процедил король. - "Ты и сам предался злым посулам луны. Думал, от меня укроются твои делишки?! Я - король Ребена Те Ра! Я прекрасно знаю об угрозе, несомой алой луной. Знай - ты горько пожалеешь о том, что оказался повинен в гибели Тилики. Ее боль отольется тебе стократ! Взять его!"

Стражи бросились было у иерофанту, который не сделал и попытки защититься, но оказались отброшены в сторону Часпелем, вставшим на защиту своего господина. "Такое поведение..." - прошипело создание в неизменной маске, - "неприемлемо в стенах сей святой обители!"

"Сир", - обратился он к иерофанту, - "пришел час исполнить ритуал. Дозволь мне разрешить возникшую проблему". "Дозволяю", - громыхнул иерофант, и, не удостоив короля даже взглядом, двинулся прочь.

На пути бросившихся было следом стражей вырос Часпель. "Праздник Солнца начинается на рассвете", - изрек он, - "ритуал, призванный очистить земли от зла". "Прочь с дороги, Часпель!" - выкрикнул король, но архонт и бровью не повел. "Наш лунный бог милостив", - продолжал он. - "Он подрезает крылья тем, кто осмеливается осквернять небеса, дабы пали они туда, где им должно пребывать! И вознаграждает он нас за то, что вершим мы судьбы сих осквернителей. Такова цена алчности".

Часпель обратил горящий взгляд на близнецов-клаватов, уверенно шагнувших к нему. "А еще вы двое..." - молвил он. - "Я должен поблагодарить иерофанта, ибо с превеликим удовольствием расправлюсь с вами!"

Однако посулам архонта не суждено было сбыться, ибо герои наши одержали верх в сражении с ним. Смертельно раненый, Часпель, тем не менее, нашел в себе силы рассмеяться в лица врагов. "Слишком поздно..." - прохрипел он, и то стали его последние слова. - "Мир... окажется... в руках иерофанта... на заре".

"Хмм... на рассвете?" - нахмурился король. "Праздник Солнца!" - воскликнул Альханалем. - "Ведь скоро настанет день солнечного праздника, пятьдесят шестой по счету". "Пятьдесят шестой!" - король Колька побледнел. - "Это год полного солнечного затмения! Оно случится еще до рассвета. Солнце не взойдет и рассвет не настанет". "О чем это вы?" - Юрий не разумел решительно ничего. "Это день, когда наша планета, луна и солнце займут особое положение по отношению друг к другу", - разъяснил Альханалем. - "Луна полностью закроет солнце". "Кристалл олицетворяет свет", - добавил король. - "Мы стремимся к свету в страхе перед тьмой. Мы молимся, чтобы утренний свет изгнал ночную тьму. Мы не сможем жить в ночи безо всякой надежды на наступление рассвета. Так вот в чем состоял их замысел! В час Праздника Солнца могущество луны достигнет своего апогея. И тогда может свершиться все, что угодно, любые ужасы! Солнце, луна и звезды... Жертвоприношение кристаллиста... Неужто они собираются воплотить в жизнь это безумие? Или лидер Лунитов искренне считает себя богом?! Торопитесь, вы должны схватить негодяя до рассвета!"

Повторять дважды королю не пришлось; пятерка героев устремилась во внутренние чертоги храма, заполоненные монстрами, в телах многих из которых сияли алые кристаллы. Здесь, на крыше храма, у огромного алого кристалла пребывал иерофант Галдс. Внутри кристаллической тюрьмы виднелась женская фигурка.

"Мама?" - вырвалось у Шелинки. Иерофант ухмыльнулся: "Да, это действительно ваша мать. Вернее, то, что от нее осталось. Говорят, что тело может рассыпаться в прах, но душа живет вечно и однажды возвращается в царствие смертных. Однако это всего лишь миф, порожденный страхом перед смертью. В смерти душа исчезает, обращаясь в ничто... Душа существует не для того, чтобы управлять телом. Наоборот, тело служит вместилищем для души. Потому, если душа перестанет существовать..."

"Прочь от нее!" - выкрикнул Юрий. "С чего это ты вдруг разошелся?" - оскалился Галдс. - "Я лишь хочу позаимствовать ее силу. Как и ты, мальчишка. А ты, девчушка, так похожа на свою мать. Ты..." "Прекрати!" - выхватив меч из ножен, Юрий сделал шаг по направлению к иерофанту. "Пожалуй", - согласился тот. - "Я и так слишком много говорю с душой, обреченной на забвение... Добро пожаловать к алтарю луны! Вы пришли как раз вовремя. Сегодня - особенный день, когда великая луна полностью закроет собой солнце. И я стану владыкой нового мира!"

Магия обреченной Алерии, подвластная воле иерофанта, устремилась ввысь, к алой луне. И герои нанесли удар, атаковав Галдса и обержав победу в момент величайшего триумфа иерофанта.

Юрий и Шелинка со всех ног бросились к алому кристаллу. "Юрий, Шелинка", - улыбнулась Алерия. - "Вы так выросли..." "Мы скучали по тебе, мама", - произнес Юрий. "Простите, что не смогла быть с вами", - молвила Алерия. - "Хотела бы я обнять вас еще разочек. Но... мне недолго осталось..."

Кристалл потускнел, очертания Алерии развеялись, она оставила этот мир. А иерофант Галдс как ни в чем не бывало поднялся на ноги. "Душераздирающая сцена прощания матери с детьми", - ощерился он. - "Прекрасная прелюдия для того, чему надлежит свершиться. Отчаяние ослабляет кристаллы, и лунный бог идет с небес".

Занимался рассвет, и алый диск луны закрывал собою солнце. Воздев меч над головой, Юрий устремился к Галдсу, дабы обрушить на него последний удар...


Мит ...и проснулся в собственной кроватке, стояли у которой малышка Шелинка и сир Латов. "Чего кричал?" - поинтересовался отец. - "Плохой сон приснился? У тебя все еще жар. Не стоило так долго гулять под дождем".

Неужели все случившееся - не более, чем сон? Дурной сон, в котором родители умерли, а они с Шелинкой остались одни... Но когда Юрий поделился видением с отцом, Латов заметил: "Юрий, веришь ли ты в судьбу? Уверен, временами ты говоришь себе "Хотел бы я поступить иначе" или "Мне нужно было все сделать не так". Но ты никогда не можешь повернуть время вспять, потому что живешь лишь в настоящем. Жизнь подобна пути. А все выборы этой жизни - развилки на этом пути. Но иногда путь, избранный тобой, никуда не ведет. Ты остаешься на нем и не можешь свернуть. Вот что такое судьба". "Ну, не знаю", - почесал затылок малыш-Юрий. - "Не думаю, что мне это по душе". "Может, твой сон - один из таких путей", - изрек Латов. - "А что было бы, если бы мог видеть перед собою все возможные пути и даже переходить с одного на другой?" "Самому выбирать будущее?" - разулыбался Юрий. - "Вот было бы здорово!"

"Да, здорово", - молвил Латов. - "Но ты не можешь вершить подобное... я могу!" На глазах потрясенного мальчугана отец его обратился в величественного иерофанта. "Что, не по душе тебе такой мир?" - осведомился Галдс. - "В таком случае..."

Реальность исчезла, сменившись иной. Юрий и Шелинка ступили в покои принцессы Тилики королевского дворца Ребена Те Ра. Однако Шелинка молчала, отрешенно уставившись в пространство; наверняка опять прибегла к магии кристалла, почерпнув могущество реликвии...

В чертог прошествовал король Колька, приветствовал близнецов. Выглядел король значительно моложе, чем помнил его Юрий, и пребывал в весьма благодушном настроении. Однако апатия сестры не давала Юрию покоя. "Мы с Шелинкой - кристаллисты", - молвила принцесса Тилика. - "Говорят, сила кристаллов превосходит даже могущество богов. Но смертным приходится платить цену за использование ее. Душа просто не может вынести такого могущества, понимаешь?" "Да, сущее нельзя изменить волей и мыслью смертного", - добавил король. - "Если смертный добивается сил, превосходящих те, что дарованы ему природой, цена должна быть уплачена. Шелинка расплачивается своей душой. А ты, Юрий, отмеренным тебе жизненным сроком. А теперь давайте-ка отправимся почивать да набираться сил, ведь завтра - Праздник Солнца!" "О, отец", - всплеснула Тилика руками. - "Наконец-то ты послужишь силам иерофанта". "Да, но не стоит страшиться", - улыбнулся король. - "Вообще-то, мне оказана честь. Лунный бог почтит нас своим вниманием".

"Прекрати!" - выкрикнул Юрий в пространство. - "Неужто так занятно играть нашими разумами?" "Еще как", - король Колька немедленно обратился в иерофанта. - "Мир подчиняется моей воле. Ты не можешь отрицать его реальность. Это просто еще один из бесконечно возможных путей - и все они реальны". "Ложь!!!" - и мир померк перед глазами Юрия...

...Вместе с Шелинкой Юрий сидел на лавочке на площади Ребена Те Ра. "Что беспокоит тебя?" - осведомилась сестра. "Не знаю, что истинно", - произнес юноша. "То есть не знаешь, что можешь принимать за истину?" - уточнила Шелинка. - "Это легко исправить. Не важно, по какому пути ты идешь, в каком мире пребываешь, там всегда буду я, и я буду присматривать за тобой. Даже если все обратятся против тебя, нет такого мира, в котором рядом с тобой не будет меня". "Такое чувство, будто ты побывала во всех этих мирах", - недоверчиво обернулся к ней Юрий. "Побывала", - кивнула девушка. - "И не существовало ни одного мира, в котором мы были бы порознь. Но если тебе этот мир не нравится, мы можем создать иной. Нам это по силам, ты знаешь это..."

Жители Ребена Те Ра ненавидели кристаллы, считая, что подавляют они алый свет благословенной луны. И боготворили они лорда Галдса, властителя Ребена Те Ра, пал пред которым даже король Колька. Воистину, иерофант сотворил реальность, как нельзя лучше соответствующую его представлениям о том, каким миру надлежит пребывать.

Рука об руку Юрий и Шелинка направились ко входу в величественный Лунный Храм, в иной, забытой реальности именовавшийся Храмом Кристалла. Здесь их уже дожидались верные друзья - Мит, Альханалем, Гнаш. "Видишь?" - улыбнулась Шелинка, обращаясь к брату. - "Я же говорила. Ни в одном из миров ты не останешься в одиночестве".

Во внутреннем святилище Лунного Храма герои лицезрели иерофанта, который присутствию их совсем не обрадовался. "Что ж, вне зависимости от мира, нам самой судьбой уготовано оставаться врагами", - изрек Галдс. "Верно", - согласился Юрий. - "Я буду убивать тебя снова и снова". "Каков смельчак!" - хохотнул иерофант. - "Да ты и простенького заклятия-то сотворить не сумеешь без помощи сестры! Число миров бесконечно! Я просто могу переместиться туда, где ты будешь... один!"

"Да, без Шелинки я не смогу использовать ни магию, ни, вероятно, меч", - ничуть не смутился Юрий. - "Так что давай, вперед! Попробуй отыскать мир, где я останусь один". "Я - Король Лунитов!" - рассвирепел Галдс. - "Я теперь, когда мир этот у моих ног, я... лунный бог!"

Пласты реальности стремительно сменяли друг друга, но отряд из пяти героев все так же неумолимо приближался к ошарашенному иерофанту. "Как может не существовать мира, где ты один?" - выдохнул он, глядя на Юрия округлившимися глазами. "Такого просто нет", - пожал плечами тот. - "Не существует мира, где мы с Шелинкой были бы порознь... Боишься того, что можешь контролировать далеко не все? Что не властен над собственной судьбою? Ты ничем не отличаешься от нас, простых смертных. Волею судьбы мы все пребываем на этой планете. Ты просто обычный смертный... который слишком слаб, чтобы противиться силам луны!"

"Молчать!" - взревел Галдс. - "Я - лунный бог! Я всемогущ! Если нет мира, где вы были бы порознь, я сам сотворю его! Я сотру следы вашего существования из всех без исключения миров!"

В этой новой реальности - островке среди бескрайних звезд, пятерка героев уничтожила воплощение иерофанта, возомнившего себя богом...

И вновь стояли они во внутреннем святилище Лунного Храма пред разъяренным Галдсом. "Думаете, победа за вами?" - бразжа слюной, рычал тот. - "Я могу повторять это снова и снова!" Он приготовился создать новый пласт сущего, и противостояние повторилось бы... до бесконечности, пока силы героев не иссякнут.

Но... время замерло, повинуясь магии Шелинки. Юрий обнаружил себя в черной бездне, внутри которой, подобно светлячкам, мерцали изумрудные огни. "Мы в памяти Великого Кристалла", - рядом возникла Шелинка. - "Ты обладаешь всем знанием вселенной, и можешь содеять все, что угодно, пребывая здесь. Наверное, этого и добивался Галдс. Любые желания... могут воплотиться в реальность". И близнецы использовали дарованным им силы, дабы воплотить в жизнь свое самое сокровенное желание...


И вновь стояли они во внутреннем святилище Лунного Храма пред разъяренным Галдсом. "Думаете, победа за вами?" - бразжа слюной, рычал тот. - "Я могу повторять это снова и снова!" Он приготовился создать новый пласт сущего, и противостояние повторилось бы... до бесконечности, пока силы героев не иссякнут. "Бесполезно", - уверенно изрек Юрий. - "Ты не можешь исчезнуть, переметнуться в иной мир. Все твои судьбы ведут к этому моменту".

И вновь рывок в прошлое. "Я могу повторять это снова и снова!" Очередная попытка метнуться в иной мир... "Ты обречен повторять прошлое", - говорит Юрий, поворачивается и бредет прочь из храма, оставив ужаснувшегося иерофанта в вечной ловушке временной петли.


Жители Ребена Те Ра праздновали великую победу армии короля Кольки над нечестивцами-хравовниками.

"Юрий!" - обрадовался монарх, стоило ребятам проследовать во дворец. - "А где же остальные? Ал и... Шелинка?" Лицо его исказилось от боли и отчаяния: "Я ведь предупреждал вас. Смертные платят огромную цену, когда ступают в царствие богов. Да, теперь он побежден, но видеть тебя... такой..." "Король Колька?" - осторожно поинтересовался Юрий. - "Вы помните нас?" "Исходя от вопроса, я полагаю, что вы пришли в этот мир, не имея связи ни с кем из тех, кого знали", - молвил Колька. - "Но да, я помню вас. Моя память остается одинаковой во всех мирах без исключения. Я говорил, что все в моем роду обладают волшебными силами. Это относится и ко мне. Сила нашей крови - именно то, что позволяет нам править Ребена Те Ра. Если вы поглядите в память Великого Кристалла, то убедитесь, что личность моя пребывает без изменений во всех вероятных мирах. Галдс лгал, утверждая, что исполняет волю луны, но я действительно связан с Великим Кристаллом. Судьба моя едина во всех грядущих и обречена повторяться. Вот что означает быть единым с Кристаллом. Это - тюрьма. Пока я пребываю в этом круге, я никогда не смогу разделить свою судьбу с судьбами тех, кого люблю. Я лишь могу наблюдать... как они уходят... Кстати, как вы относитесь к тому, чтобы остаться здесь?"

"То есть?" - озадачился Юрий. "Я потерял жену и дочь..." - молвил король. - "Я одинок. А вы - дети Латова и Алерии, близки мне, как собственные". "Я... спасибо за предложение", - поклонился Юрий. - "Я уверен, Шелинка жила бы здесь в мире и покое. Но..." "Вы хотите вернуться домой", - завершил за него Колька. "Да", - кивнул Юрий. - "С ним у нас связано много воспоминаний, да и отец там похоронен. Родителей нет больше, но мне кажется, Шелинка и я должны вернуться в нашу деревеньку". "Что ж, родные места пойдут ей на пользу", - согласился монарх. - "Но если что-то случится, вы должны немедленно обращаться ко мне за помощью".

"Спасибо, сир", - произнес Юрий. "Юрий, и еще об одном ты никогда не должен забывать", - назидательно молвил король. - "В том, что ваша сила может контролировать бесконечность миров, я усматриваю росчерк судьбы. Некоторые связи могут не существовать в этом мире, но воистину сильные чувства пронизывают все без исключения миры. Вы не заточены в этих тюрьмах, рекомых мирами, как я. Вы и ваши друзья нашли друг друга и теперь между вами установилась прочная связь. Когда почувствуете тоску одиночества, вспомните о друзьях. Вы не одни... Эх, если бы существовал мир, где я был бы окружен семьей и детьми... Но такого мира не существует. Этого будущего не случится, если только бесконечные миры не будут сотворены заново. Но создание миров означает и создание Кристалла. Да, мы снова говорим о царствие богов... Юрий, Шелинка... Вы сражались за мир, где друзья ваши были бы счастливы, и одержали победу. То, что вам обоим предстоит жить в этом мире, несправедливо. Никто не достоин счастья больше, чем вы".

Шелинка ...Покинув столицу королевства, близнецы отправились в родную деревушку... когда внезапно колени Юрия подогнулись и он камнем рухнул наземь. Последнее, великое заклятие, сотворенное клаватами, стоило им слишком дорого...

Безмолвная Шелинка донесла брата до их опустевшего домишки, денно и нощно сидела у кровати, выхаживая его. Ночами на того накатывали приступы удушья и тогда он молил сестру вывести его наружу.

Лежа на земле под алым оком луны и глядя в черное небо, Юрий впервые осознал, как красивы, в сущности, огоньки звезд. "Шелинка..." - с трудом вымолвил юноша, обращаясь к сестре. - "Я не думаю... что смогу продолжать жить. Я и так держался долго, но... это сражение, в котором мне не победить. Прости, сестричка... Я думал, что мы сможем жить вместе, но... мое время истекло. Прости, что нарушаю свое обещание и оставляю тебя... Не нужно меня хоронить. Я не хочу, чтобы ты прошла через все это. Прощай... Шелинка..."

Но, не взирая на яростные протесты брата, Шелинка использовала последние из остававшихся у нее магических сил, чтобы вернуть Юрию жизнь и здоровье. Сама же она исчезла, растворившись в ночи, и лишь зеленый кристалл поблескивал на земле - все, что осталось от девушки, принесшей в жертву себя ради самого дорогого ей человека на этом свете. Прижав его к груди, Юрий зарыдал, а луна безволвно наблюдала на трагедией тех, кто разрушил все замыслы ее зловещих фаворитов.

...Что ж, теперь он остался один, совершенно один. Но ярко воссиял кристалл в руках его, и пришли на память слова усопшей сестры: "Все, что бы ты не пожелал, может воплотиться в реальность. Давай сотворим собственный мир". И Юрий направил всю свою волю, всю душу на воплощение одного единственного сокровенного желания...

Он вновь стал совсем-совсем юным пареньком, будто и не было тех долгих лет, прошедших со дня смерти отца. Смерти?.. Сир Латов жив и здоров, наряду с Шелинкой и Алерией. Вся их семья живет в мире и согласии в родной деревушке, и никакие разлуки, никакие катаклизмы не грозят миру, озаряемому чистым светом бледной луны. Миру, где принцесса Тилика жива и здорова, и вскоре унаследует трон отца... А не в этом ли счастье?..

Но в глазах Юрия и Шелинки отражаются мудрость и знания, приходят которые лишь с годами...

2. Предание о караване

В древние времена существовал Великий Кристалл неописуемой красоты. Все народы пребывали в его сиянии, и то был Золотой Век. Но однажды ярчайший метеор пал с небес, расколов Великий Кристалл на множество осколков. А затем от метеора распространились ядовитые миазмы, и небо потемнело, и земля умерла, и смертным пришлось бежать прочь от страшной участи. Они отыскали осколок Великого Кристалла, который защитил их от субстанции, и подле него и остались.

Столетие спустя после раскола Великого Кристалла монстры заполонили леса и равнины. Миряне заметили, что свет их кристалла иссякает, и тогда они сделали из маленьких осколков реликвии амулеты и даровали их своим сильнейшим воинам. Те отправились на поиски решения возникшей проблемы, а год спустя вернулись, рассказав о невиданном древе, сок которого возвращал свет кристаллам. Сок сий назвали "миррх", и отныне раз в год к древу снаряжался караван...


И однажды подобный караван отправился в путь из портового городка под названием Типа; искатели приключений в сопровождении верного мугла Мога надеялись отыскать чудесные деревья и, если повезет, источник миазм, дабы избавить мир от них раз и навсегда.

Спустя несколько дней они повстречали иной караван лилти из Альфитарии. Один из караванщиков, Сол Рахт, поведал героям о Черном Рыцаре, годы назад также выступившим на поиски сущности или реликвии, породившей миазмы. Вести о сем герое распространились на удивление быстро, учитывая, что миазмы изолировали города, заключавшие в себе кристаллы.

Распрощавшись с лилти, герои продолжили путь, и вскоре достигли реки Белль, переправа через которую оказалась занята гоблинами. Однако удача улыбнулась искателям приключений, и именно здесь обнаружили они первое древо миррх. Расправившись с обитавшим у подножья его гигантским крабом, герои набрали в сосуд несколько драгоценных капель миррха, после чего продолжили путь на север... оказавшись у бурного потока миазм.

Подле оного означился мугл Стилцкин, поведавший о том, что миазмы не оказывают воздействия на его расу... ровно как и на монстров. Кристалл, притороченный к сосуду с миррхом, оградил караван от ядовитых испарений и, перейдя поток, оказался тот в Низинах Железных Шахт. Здесь выходцев из Типы приветили странствующие сельки из Леуды, также занятые поисками миррха для своего города; вот только, похоже, воспринимали они возложенное на них задание не как суровую необходимость, а как веселое приключение.

Продолжив путь, герои добрались до Перевала Марра - небольшого городка на перекрестье дорог. Ранее здесь обитали лилти; получая железо из шахт в окрестных горах, они владычествовали над миром. Но то - предания давно минувшей эпохи...

Сторговавшись с ковалями и купив у них новое оружие и доспехи, герои устремились к Грибному Лесу в некотором отдалении от Перевала Марра. "Будучи ребенком, я спросил маму: "Откуда я взялся?" - рассказывал товарищам один из героев, когда шляпки гигантских грибов нависли у них над головами. - "Она отвечала: "Конечно же, мы все произошли из Грибного Леса". Вскоре после этого мне стали сниться кошмары. Мне снилось, будто я блуждаю среди гигантских грибов. Я просыпался в слезах, но чувствовал теплоту объятий матери. Это я помню и по сей день". В сердце Грибного Леса, хранимое гигантским плотоядным растением, обнаружилось еще одно древо миррх, и капли сока его наполнили сосуд.

Вновь потянулись долгие недели странствия; миновав Перевал Марра, караван продолжал движение на север, к горам, недра которых были пронизаны железными шахтами, ныне занятыми орками и ограми. В древние времена никто не мог оспорить мощь империи лилти. Они ковали железное оружие, и с его помощью захватили весь мир. Но, в конце концов, железные шахты были выработаны, и завоевания лилти пресеклись. Амбиции сего народа иссякли вместе с железом; они покинули шахты, и в тех немедленно расплодились монстры.

В недрах шахт, хранимое орочьим королем, означилось величественное древо миррх... и теперь сосуд героев был полон!.. Караван повернул обратно на полуостров, и городской старейшина немедленно сотворил заклинание, напитавшее могуществом миррха кристалл на площади. Так, Типа защищен от ядовитый мизм на весь следующий год, а первый год странствий доблестных героев, сопровождавших караван, наконец завершился. До того, как выступить в путь, о внешнем мире они ведали лишь по рассказам, но теперь познали как радости, так и лишения... Тем не менее, сегодняшняя ночь - великое празднество, и все без исключения жители Типы высыпали на городскую площадь, омытую светом кристалла. Лилти, юки, сельки и клаваты без устали танцевали и пели, восславляя доблестных искателей приключений, вернувших чистейшее сияние сокровенной реликвии.

На следующий день караван вновь был готов выступить в путь. Городской старейшина обратился к героям с напутствием. "Обязательно возвращайтесь, даже если не наполните сосуд миррхом", - ворчливо произнес он. - "Однажды юный глупый сельки вознамерился очистить мир от миазм. С тех пор о нем никто не слышал. Все мы связаны судьбой, а попытки изменить ее не приведут ни к чему хорошему. Помните о моих словах. Вы должны вернуться в Типу!"

И вновь караван пустился в путь, но несколько дней спустя наткнулся на отряд воинственных лилти из Перевала Марр, многие из которых были тяжело ранены. "Мы наткнулись на Черного Рыцаря", - пожаловался лидер лилти, Рольф Вуд. - "Хотели посмотреть, что он из себя представляет... потому и бросили ему вызов. Он сражался совсем не так, как полагается мечнику. С яростью он набросился на нас, что-то выкрикивая. То было подобно ужасающей буре! Если когда-нибудь повстречаете Черного Рыцаря, постарайтесь держаться от него подальше".

Распрощавшись с лилти, герои направили запряженных в повозки папаопамусов к Стене Гоблинов - череде каверн в горах Кутлиема, занятых сими мерзкими созданиями. Еще в давние времена доблестные лилти очистили дороги и торговые тракты от монстров, но те терпеливо дожидались своего часа в потаенных уголках мира. Стена Гоблинов - как раз одно из таких мест...

Но даже в зловонных подземельях, заполненных гоблинами, отыскалось прекрасное древо миррх, даровавшее искателям приключений каплю своего драгоценного сока. Покинув мрачные глубины, те устремились на север, в долину Альфитарии - величественного королевства лилти. Долог и труден оказался путь, и несколько потоком миазм пришлось пересечь каравану, прежде чем достиг он цели. По пути встречали выходцы из Типы и иных героев, занятых поисками миррха - лилти из Перевала Марра, сельки из Леуды... и даже многомудрых юки из Шеллы. В эти страшные дни все народы мыслили лишь о выживании в мире, поглощенной миазмами, постоянно подпитывая волшебной энергией миррха угасающие кристаллы.

Подле кристалла Альфитарии героям встретился клават по имени белый маг Харди. Он говорил о том, как необходимо дорожить воспоминаниями. "Ведь без них жизни наши будут пусты", - вещал Харди. - "Со временем многие воспоминания исчезают. Говорят, что именно они становятся каплями миррха!" Слова Харди заставили героев призадуматься: действительно, есть ли предел тому, что мы помним? И куда отправляются наши воспоминания после того, как становятся позабыты?..

Недалече от Альфитарии в дикоземье пребывал старинный особняк великана Джека Мошета и супруги его, чародейки-ламии. В сем заселенном монстрами строении отыскалось очередное древо, капли сока которого наполнили сосуд бесстрашных искателей приключений... но не раньше, чем хозяева особняка самым постыдным образом бежали прочь от незваных гостей.

Оставив притихший особняк, герои устремились на север долины Альфитарии... к бренным руинам Тиды. Когда-то яркое ласковое солнце озаряло эту деревушку. Но однажды сияние кристалла Тиды иссякло. Селяне с нетерпением ожидали возвращения своего каравана... но кристаллу так и не суждено было воссиять боле. Никто из селян не спасся бегством, до самого последнего мгновения не теряли они надежды на своих героев, отправившихся за чудесным миррхом... Помня об этой печальной истории, искатели приключений из Типы, ступая на заполоненные монстрами улицы Тиды, сознавали все возложенное на плечи их бремя долга перед родным городом. Ибо подобная участь вполне могла ожидать и их родной городок, потерпи они поражение...

Миновав затянутые паутиной кварталы Тиды, искатели приключений ступили на городскую площадь, где лицезрели древо миррх... и сосуд их, увенчанный кристаллом, стал полон!.. Предания гласили, что дерево сие породили надежды и чаяния обреченных горожан... Возликовав, доблестные герои развернули караван, пустились в обратный путь на полуостров Типа. Второй год их странствий подходил к концу, и сознавали они, что даровано Типе еще немного времени... Целый год странствовали они по землям, сокрытым под ядовитыми миазмами, и монстры бросались на них отовсюду. Но герои вспоминали теплые улыбки жителей городов, через которые пролегал их путь, и иные встреченные караваны. Быть может, увидятся они и на следующий год?..


Летели недели, складываясь в месяцы... и настал день, когда отважным героям надлежало вновь отправляться на поиски миррха в далекие земли. "В прошлом году я рассказал вам о юноше, который отправился на поиски способа избавить мир от миазм", - сказал героям на прощание старейшина. - "Он был умным мальчуганом, и с ранних лет занимался различными изысканиями. Особенно рьяно он исследовал стихию, что стоит над остальными четырьмя - водой, огнем, землей и воздухом. Возможно, странствуя через потоки миазм, он нашел ответы на свои вопросы, ибо он утверждал, что эта стихия - ключ к спасению мира".

Выступив в путь-дорогу, искатели приключений оставили позади полуостров Типа, миновали как Низины Железных Шахт, так и долину Альфитарии, и, наконец, достигли высокогорий Вео Лю, вотчины юки. В эти дни племена лилти и юки жили в мире, но когда-то они были смертельными врагами... и именно чародеи-юки сдержали воителей-лилти, вознамерившихся распространить власть свою на весь мир. Минуя Альфитарию, узнали герои о преждевременной кончине королевы лилти, и о том, что трон должна унаследовать ее дочь Фиона, по крови - наполовину клават.

По пути герои повстречали вызывающих все большую молву Полосатых Разбойников - феерическую компанию из хитроумного сельки Бала Дата, воинственного мугла Артемисьона и престарелого пьянжучки-клавата Меха Гажа. Хоть и приписывали сим разношерстным разбойничкам грабежи и убийства, те клятвенно уверили искателей приключений, что всего лишь охотятся за сокровищами, а в мире миазм им позволяют выживать небольшие осколки кристалла, с которыми они никогда не расстаются. Герои предпочли поверить в искренность слов Полосатых Разбойников, уж больно комично те выглядели в своих одеяниях, соответствующих названию отряда. Навряд ли эти "головорезы" действительно промышляют убийствами путников на большой дороге.

Герои посетили величественную и волшебную Шеллу, столицу королевства юки. Трудно поверить, что Типа и Шелла принадлежат одному и тому же миру. Птицеподобные юки неизменно носят глухие доспехи, чтобы компенсировать хрупкость собственных тел. Подобная необходимость породила массу слухов о том, что тел у них нет вовсе, лишь души, привязанные к доспехам. Как бы то ни было, юки Шеллы внимательно изучали недавно обнаруженный древний пергамент сельки, говорилось в котором о падении метеора, появлении миазм и - столетие спустя - прихода монстров. Означает ли это, что монстры прибыли именно на метеоре?.. И как смертные могли забыть надеяться на лучший мир, мир без миазм?

"В минувшие века не существовало миазм, и мир был истинным раем", - гласила сия легенда. - "Принцесса творила свет из воспоминаний, и наделяла ими Великий Кристалл. Однажды метеор пал с небес. Воспоминания утратили свое сияние и Кристалл потускнел. Из тьмы явилось великое зло. Пробудился прожорливый демон и начал поглощать тени. Из оных появились монстры. Монстры очернили воспоминания, а демон поглотил их. Из тьмы монстры родились вновь". Легенда наполнена противоречиями: свет и тьма, принцесса и демон, сияние Кристалла и монстры. И все это основано на воспоминаниях... Действительно, есть о чем задуматься.

Караван из Типы направился к водному каналу на нагорьях Вео Лю. Давным-давно мир воцарился на этой земле, и воители-лилти охраняли торговые тракты от вездесущих монстров. Юки создали великий канал, направлявший воды из озера Шелла с нагорий на равнины, и ручей Ягон превратился в полноводную реку. Со временем Ягон обратила обширные равнины Фум в плодородные земли, и у мирян отныне стало предостаточно продовольствия. Для смертных рас сего мира канал Вео Лю драгоценнее всего на свете.

Древо миррх зорко охранял древний каменный голем, и, разрушив его, искатели приключений получили первую каплю чудесного сока в этом году. Сверившись с картой и ответив регионы, куда стоит нанести визит, вернулись они в долину Альфитарии и, переправившись через реку Ягон, оказались на равнинах Фум, на осеняемых светом кристалла плодородных полях, возделываемых трудолюбивыми клаватами. Поля сии знаменуют единство рас ради общего благо: ведь ирригационные системы для крестьян-клаватов созданы юки, а прилегающие торговые тракты охраняют воители-лилти.

А чуть к западу от идиллически мирных полей пребывал дворец, рекомый Двором Демонов. "Никогда не стоит недооценивать монстра", - предупредил некогда искателей приключений старик, за плечами которого осталось множество походов с караванами. Герои были благодарны ему за совет еще до отбытия из Типы, но с тех пор повидали много такого, что превзошло их самые потаенные страхи. Оставалось лишь надеяться, что говорил старик именно об этом месте, ибо представить более ужасающий рассадник монстров поистине невозможно.

Нелегким оказалось сражение с занявшими Двор Демонов ящеролюдьми, но, одержав верх над королем зеленокожих тварей, герои устремились к дереву миррх, и с изумрудных ветвей того сорвалась драгоценная капля сока, угодив в заранее подставленный сосуд, увенчанный кристаллом.

...Покинув Двор Демонов, караван пересек равнины Фум, приблизившись к знаменитой Ветряной Пещере. Здесь чрезвычайно сильный ветер. Если верить легендам, именно в этой пещере рождаются все его порывы. Ветер, зарождающийся здесь, чрезвычайно холоден. Возможно, он потеплеет, когда устремится в мир и соберет воспоминания. А, распространив воспоминания сии по миру, ветер вернется сюда.

Герои спустились в подземные недра, где непрерывно завывал ветер, порождаемый установленными в сих казематах ветряными мельницами. Много дней прошло в скитаниях по лабиринтам и в бесконечных сражениях с монстрами, заполонившими ветряные пещеры. Наконец, одолев гигантского песчаного червя, устроившего логивище под корнями древа миррх, искатели приключений приняли в сосуд каплю сока, после чего пустились в обратный путь к Типе.

Третий год их странствий завершался. На смену старым, гаснущим в памяти воспоминаниям, приходили новые. В одной детской сказке говорилось о том, что ушедшие воспоминания пожирает демон. Интересно, что встречается с полностью забытыми воспоминаниями... Но герои пришли к единому мнению, что, если постоянно переживать прошлое, будущее принесет лишь печаль...


Старейшина вновь обратился к искателям приключений, когда те собирались вновь оставить Типу, в четвертый раз пустившись на поиски миррха. "Мы уже довольно долго не получали вестей от юного исследователя", - промолвил старец. - "Он понял, что спасение мира - тяжкий труд для одного смертного, посему и заручился поддержкой знаменитого рыцаря. Так он говорил в последнем письме".

По пути на север герои повстречали знакомый караван из Альфитарии. Сол Рахт, однако, был разъярен. "Похоже, караван из Перевала Марра был атакован Черным Рыцарем", - сообщил он. - "Узнав об этом, я попытался разузнать о нем побольше. Похоже, он - воин-одиночка, странствующий без каравана. К счастью, те, кто встречал Черного Рыцаря, запомнили его. Слухи о нем появились несколько лет назад. Клават, белый маг по имени Харди нанял его для защиты, возможно, после того, как слухи дошли и до него. Кое-кто видел, как Харди и Черный Рыцарь разбивали лагерь в болотах. А потом эта парочка отправилась дальше, и след их затерялся. Как-то я спросил об этом самого Харди, но он уверял, что не помнит ни о чем подобном. К тому, я встречал мальчугана, который рвется отомстить Черному Рыцарю за гибель своего отца. Возможно, поэтому Харди пытается умолчать о знакомстве с ним, пусть и давнишнем. Больше о Черном Рыцаре я не узнал ничего. Он был и остается загадкой".

Распрощавшись с лилти, герои призадумались, сопоставляя услышанное от Сола Рахта со словами старейшины Типы. Возможно ли, что юноша, помянутый старцем, и белый маг Харди - одно и то же лицо?..

Караван Типы продолжил путь в западные земли. Пару раз встретился им шарлатан по имени Гарди - как две капли воды похожий на Харди, знакомого героям по Альфитарии. Неизвестно, чего ради Гарди слонялся по дорогам мирским, читая путникам странные стихи и не примыкая ни к одному из караванов. Возможно, он - безобидный чудак, а, быть может, и преследует некие цели. Как бы то ни было, цель у героев была своя, и в чужие проблемы вникать они не стремились. К тому же, история о Черном Рыцаре их немало заинтересовала, посему держали путь они в болота Коналл Курах, что на равнинах Ребены, где в минувшие века пребывало величественное королевство Ребена Те Ра.

Что до болот, то пребывали они в сих землях с древних времен. В эпоху расцвета империи лилти последние изгнали сельки с родовых земель, и те устремились на запад в поисках нового пристанища для своего народа. Сельки построили деревянные мосты и настилы, чтобы перебраться через Коналл Курах, но, сделав это, обнаружили, что к западу нет земель, которые они могли бы назвать "домом"...

Здесь, в проклятых болотах, герои сразились с драконом-зомби и, с превеликим трудом одержав верх над чудовищной тварью, проследовали к изумрудному древу, даровавшему им каплю миррха. Древо скорбно опустило ветви к земле, указывая на то место, где столетия назад завершился путь общины сельки, столкнувшейся с ужасом Коналл Кураха.

Покинув зловонные топи, искатели приключений продолжили путь на запад, к руинам королевства Ребена Те Ра - памятнику давно ушедшей эпохе, когда все четыре расы сего мира жили в согласии и процветании. Не было в те славные времена ни миазм, ни монстров. Но, глядя на Ребена Те Ра - бренные останки величайшей державы Золотого Века - с трудом верится, что время это можно когда-либо вернуть вновь.

Искатели приключений устремились в заполоненные монстрами и нежитью недра гигантской пирамиды, бывшей некогда величественным Храмом Кристалла. Во внутреннем святилище храма герои одержали верх над древним личом-юки, после чего, проследовав к древу миррх, подставили увенчанный кристаллом сосуд под каплю сока, сорвавшуюся с ветвей.

...В последующие месяцы караван проделал долгий обратный путь до полноводной реки Ягон, и герои, взойдя на борт корабля лилти, занимающегося переправой путников через водную преграду, велели отвезти их на крохотный островок в южных морях, находился на котором вулкан Киланда. Обитатели сей горы оказали чужакам поистине "горячий" прием, но те, преодолев крутые склоны и спустившись в лавовое жерло, уничтожили исполинского железного гиганта, с изумлением обнаружив, что слухи о древе миррх, пребывающем в недрах вулкана, оказались верны.

Сосуд был наполнен миррхом до краев, и героям предстоял долгий путь на родину... Многие из воспоминаний о годах, проведенных в дороге, - от радости случайных встреч до опасностей первых сражений - потускнели со временем. Конечно, герои искренне надеялись, что острая необходимость в миррхе не станет той единственной целью, что будет сподвигать их отправляться в путь снова и снова, год за годом.

Перед тем, как караван вновь выступил в путь много месяцев спустя, старейшина Типы поведал героям продолжение истории о клавате, вознамерившемся избавить мир от миазм.

"В последний раз я слышал, что наш исчезнувший исследователь и его спутник пересекли море, устремившись в пустыню Линари", - произнес он. После чего старейшина процитировал странные стихи, которые герой слышал из уст шарлатана Гарди, добавив: "Все указывает на то, что пятая, высшая стихия находится в пустыне. А стихи эти - из его письма. И что он искал в заморских землях?"

Герои выступили в путь, собираясь повторить путь юноши и рыцаря, изыскать способ добраться до Линари и - быть может - избавить мир от поглотивших его миазмы! Не ожидали они, что вскоре состоится их первая встреча с Черным Рыцарем, о котором были герои столь наслышаны.

Лилти, облаченный в черные доспехи, размахивал алебардой посреди дороги, будто тесня невидимого противника. "Ах, ты! Прекрати жрать мои воспоминания!" - орал он, а чуть после: "Стой! Вернись!" Понурившись, Черный Рыцарь бросил взгляд на искателей приключений из Типы, молча наблюдавших за них, и произнес голосом, сквозила в котором страшная усталость: "В конце я увидел свет. А затем, все объяла тьма. Я не могу вспомнить, кого любил и ненавидел. Я не могу вспомнить ничего! Но однажды я отберу у этого света свои воспоминания! Я еще не совсем пустая оболочка". С этими словами Черный Рыцарь устремился прочь, оставив героев в совершенном недоумении. Неужто этот воин действительно обезумел, раз преследует по миру противника, зреть которого может лишь сам? Быть может, тот существует лишь в его разуме?..

Минуя Перевал Марра, герои узнали, что река Ягон по неведомой причине пересохла, обратившись в тихо журчащий ручеек, а, стало быть, путь в западные земли континента им заказан. Посему герои взошли на борт корабля в порту на полуострове Типа и пустились в долгий морской вояж к острову Линари, где некогда нашли приют сельки, изгнанные с континента воинственными лилти. Здесь, в прибрежных пещерах острова, основали они селение Леуда, и, помня о прошлом, не приветствовали появление в своей вотчине представителей иных рас. Отношение к сельки в мире сложилось неоднозначное, и почитали их за воришек с большой дороги, которые стремятся не решать возникающие проблемы, а подождать, пока те изживут себя.

Покинув Леуду, искатели приключений устремились в обширную пустыню. Некогда они повстречали клавата, который сказал, что его мечта - найти спрятанное в пустыне сокровище. Тогда все смеялись, говоря, что оного просто не существует. Но стоило героям увидеть дюны пустыни Линари, как поняли они, что места эта вполне осуществима. Пустыня сияла подобно россыпи алмазов под ярким солнцем.

Воистину, скрывали пески множество чудес, и величайшим из них было обнаружение героями источника пятой, высшей стихии - Святости! Что примечательно, ключи к разгадке тайны сего источника герои обнаружили в стихах, цитируемых Гарди!.. Напитав Святостью кристалл, притороченный к сосуду с чудесным соком, герои продолжили исследование Линари, вскоре обнаружив древо миррх в логове муравьиного льва...

Вернувшись на континент, герои вновь посетили канал Вею Лю, магией жизни восстановив иссохшие волшебные растения - ключевые элементы ирригационной системы юки, - и воды озера Шелла вновь устремились в реку Ягон.

Наполнив сосуд миррхом, выходцы из Типы вернулись в родной городок, и сие знаменовало окончание пятого года их странствий. Воспоминания о первых годах все притуплялись, и вспомнили они о старике, который, утратив память, остаток дней своих преследовал некий яркий свет, видимый лишь ему одному. Знаменует ли это подступающее безумие?..


Наконец, вновь снарядив караван, герои вознамерились продолжить путь на запад, в неведомые земли за пределами равнин Ребена. "Он так и не вернулся", - продолжил старейшина рассказ о юноше, отправившемся на поиски секрета появления миазм. - "Последнее письмо он прислал из какого-то городка под названием Маг Мелл. Каждый раз, когда мы слышим о странниках, помогающих оказавшимся в беде, мы думаем о нем. Но надеждам нашим сбыться не суждено... Что интересно, о Маг Мелле говорится в старинных легендах. Неужто наш неутомимый исследователь действительно отыскал его?.."

Как герои и предполагали, следы молодого исследователя - наверняка Харди - и спутника его - судя по всему, Черного Рыцаря - действительно терялись там, в далеких западных землях. Приближаясь к Перевалу Марра, герои вновь наблюдали Черного Рыцаря, атакующего невидимого противника; чуть поодаль застыли лилти из каравана Сола Рахта, наблюдая за обезумевшим сородичем. Неожиданно из рядов их вырвался мальчуган и с криком "За моего отца!" вонзил копье в брешь доспехов Черного Рыцаря.

"Нет! Только не без моих воспоминаний!" - возопил тот, падая на колени и обращаясь к кому-то в пространство. - "Я умру пустой оболочкой... куда же отправится мой дух? Неужели это конец? Свет, ответь мне!" "Я не свет!" - возмущенно отвечал мальчишка, нанесший удар. - "Меня зовут Леон Эсла!"

"Леон Эсла?.." - выдохнул Черный Рыцарь, и добавил умиротворенно, обратив взор к матери мальчика: - "Да, я нашел!.. И, Джона... прости, что так все кончилось. Я не хотел этого. В течение всей жизни смертных Раем заставляет их испытывать страдания. О, хранители кристалла... Что же мне делать?"

И Черный Рыцарь скончался... Сол Рахт поведал героям, что отец мальчишки покинул дом еще до его рождения. Неужели, убив Черного Рыцаря, Леон хотел тем самым создать в своих воспоминаниях нерушимую связь с человеком, которого никогда не знал?

...Несколько недель спустя искателям приключений вновь встретился Гарди. Чудаковатый шарлатан предстал путникам в одеждах белого мага, чем немало их смутил. "Это одежды моего старшего брата", - объяснил он. - "Иногда я просыпаюсь и нахожу эти одежды в своей комнате. В отличие от меня, брат мой добрый и открытый. Он попытался избавить мир от миазм. Я слышал, он был близок к разгадке тайны. Увы... но больше о нем я ничего не помню. Я не выношу этой пустоты в своем разуме, потому и лгу, чтобы скрыть ее. Но если слова мои и стихи истинны, то они, судя по всему, остатки ушедших от меня воспоминаний".

Кивнув на прощание, Гарди двинулся прочь. Взор героев, удивленно смотревших ему вслед, неожиданно помутился, в разумах зазвучали слова: "Метеор... Огромная тень... Где она... Кто ты?... Свет... Эльза... Даже я... Раем..." А затем предстало видение: свет, ослепительный свет... и двое - Черный Рыцарь и белый маг. "Вам не одолеть Раема", - звучит глас. - "Вы недостаточно сильны для этого. Ваших воспоминаний недостаточно".

Видение исчезло, и выходцы из Типы ошарашено переглянулись, не понимая, что может оно означать. А Гарди, уже удалившийся на достаточно расстояние, обернулся, произнес: "Кстати, я никогда не встречал своего брата. Если увидите его, пришлите мне весточку".

...Караван продолжил путь на запад, миновал равнины Ребена. Могущество Святости, которой был напитан кристалл героев, помогло им преодолеть бурный поток миазм, отсекший пустынные западные земли, рекомые Бездной. Здесь герои проследовали через селение карбунклов Маг Мелл, где, казалось, остановилось само время. Все до единого обитатели спали беспробудным сном в коконах и герои решили не задерживаться в сим призрачном и чуждом граде, благо впереди их ждала гора Веллендж, пребывавшая у исполинского кратера - места, куда некогда пал метеор и которое явилось источником ядовитых миазм.

Спустившись по склонам горы к кратеру, искатели приключением с ужасом воззрились на иномировой организм, пребывавший в нем - метеоритного паразита! Тварь походила на разросшуюся до невероятных порождений личинку; от раздувшейся туши отходили тонкие щупальца, яростно хлеставшие землю. Неужто сие порождение, окруженное ядовитыми испарениями, и есть источник миазм, поглотивших мир?..

Герои одержали верх над метеоритным паразитом, но когда изготовились нанести ему последний удар, кристалл их, напитанный Святостью, ярко воссиял. "Остановитесь!" - прозвучал ментальный крик... и реальность исчезла, сменившись черной бездне, мерцали в которой изумрудные огоньки. Время от времени здесь воплощались и бесследно рассеивались обрывки образов: дом... огородное пугало... частокол...

"Это место не для вас", - прозвучал женский глас, и пред героями возник ослепительный свет, принявший смутные очертания фигуры смертного. - "Вы не должны были появляться здесь. Вы станете добычей Раема. Нет, вам никогда не стоило появляться здесь. Вы еще можете создать так много воспоминаний! Мы с вами вечно будет связаны друг с другом. Где есть свет, существует и тень. Мы неразделимы. Но, возможно, вы не сможете боле создать новые воспоминания... как Леон и Харди... Вы пробудили Раема ото сна!"

"Я существую на крупице воспоминаний, вами позабытых", - продолжала вещать неведомая сущность. - "Но не Раем... Нет!" Пораженные сим ментальным криком, герои заметили воплотившихся чуть поодаль двух аморфных созданий, немедленно устремившихся в атаку... Одержав верх над ними, они вновь обратились к соткавшейся из света женской фигуре. "Не можешь быть!" - воскликнула та. - "Как лазутчики Раема сумели забраться так далеко? Бегите же!"

Увы, герои не могли последовать ее словами даже если бы очень хотели, ибо не имели ни малейшего представления о том, как выбраться из этого ирреального... Прибежища Воспоминаний. "Раем потребует все ваши воспоминания без остатка, даже те, что отпечатались в глубинах ваших разумов", - продолжала сущность. - "Все рано или поздно будет забыто. Но некоторые дорогие воспоминания бережно хранятся, пока остается их тепло. Такие воспоминания слишком ослепительны для меня. Интересно... возможно, яркие воспоминания недоступны и для алчного Раема. Возможно, не будь у вас подобных воспоминаний, вы никогда не добрались бы сюда. Возможно, если ваши самые дорогие воспоминания ударят по Раему... Если вы всем сердцем пожелаете вернуться домой... ваше желание низвергнет его! Держитесь за свои самые яркие воспоминания и пройдите в двери памяти. Вскоре вы встретитесь с самим Раемом!"

Пред очами пораженных героев возникла деревянная дверь, покрытая затейливой резьбой, которую сущность отомкнула ключом воспоминаний. "Самые яркие воспоминания сослужат вам службу, когда вы ступите в дверь", - молвила она. - "Но исчезающие воспоминания обратятся в монстров, подобных которым вы только что наблюдали".

Герои ступили в дверь, воскрешая в собственных разумах самые яркие воспоминания, обретенные в многолетних странствиях с караваном в поисках миррха. Таинственная сущность сопровождала их по сему царствию, продолжая вещать: "Я помню, как сюда явились Леон и Харди. Раем лишил их воспоминаний, а я ничем не могла ему помешать. Но, получив их воспоминания, Раем не был удовлетворен. Наверное, потому, что они смотрели в будущее и воспоминаний о прошлом, которые он желал поглотить, у них было немного. Но вы отличаетесь от них. Пожалуйста, изо всех сил пытайтесь вспомнить все!"

Герои нахмурились: Леон и Харди?.. Они-то полагали, что к горе Веллендж отправились Харди и Черный Рыцарь... Леон... Мальчишка, убивший Черного Рыцаря у них на глазах, представился как Леон Эсла... Неужто... он сразил собственного отца, лишившегося воспоминаний?..

И Харди, лишившийся воспоминаний... Стало быть, шарлатан Гарди и белый маг Харди - одно и то же лицо!.. Деяние Раема привело к фактическому раздвоению личности несчастного...

И искатели приключений продолжали путь, минуя одну дверь за другой, стараясь вспомнить как можно больше ярчайших эпизодов своего странствия. Города, в которых они бывали... монстры, с которыми сражались... миряне... сокровища... Память услужливо воскрешала сокровенные эпизоды, делая их четче... сильнее!..

"Давным-давно метеор пал с небес и расколол Великий Кристалл", - говорила сущность, - "Таким образом равновесие оказалось нарушено. Катастрофа эта породила Раема. Он питается воспоминаниями, а из оных рождаются монстры. Монстры - следующий этап бесконечного цикла, ибо они приносят страдания смертным. А затем Раем с вожделением поглощает воспоминания, полные боли. Я хочу, чтобы это закончилось... Я хочу, чтобы воспоминания, как и прежде, в Золотом Веке, возвращались в кристаллы... С одной стороны, полные боли воспоминания могут помочь двигаться с надеждой дальше. С другой стороны, радостные воспоминания могут заставлять оглядываться назад и забыть о движении вперед. Все воспоминания однажды становятся забыты. Потому что время от времени я поглощаю их. Ибо я - Королева Воспоминаний, Мио".

Вот, стало быть, кем является их таинственная проводница в сем эфимерном пространстве. Стереотипые двери памяти сменялись одна за другой, и за каждой из них героев встречала все та же черная бездна, расцвеченная изумрудными огоньками воспоминаний. "Миазмы сотворило нечто, пребывающее в недрах гору Веллендж - метеоритный паразит", - молвила Мио. - "Раему необходима злая сила миазм. Именно поэтому он попытался помешать вам нанести смертельный удар метеоритному паразиту. Здесь, в отличие от вашего мира, воспоминания имеют огромную силу. Верьте в нее!"

Могущество воспоминаний героев разгоралось все ярче, и Мио призналась, что не может больше выносить их ослепительного сияния. Наконец, осталась лишь одна-единственная дверь, за которой, как призналась Королева Воспоминаний, их ожидает встреча с Раемом. "Перед тем, как встретитесь с Раемом, я хочу открыть вам кое-что", - говорила Мио. - "Воспоминания, они... как заплечный мешок, который вы берете с собой в дорогу. Они не могут быть слишком тяжелы, как не могут быть и чересчур легки. Если они окажутся тяжелы, то вес их не даст вам достигнуть цели вашего пути. Если, наоборот, слишком легки, то вы достигните цели, ничего не получив для себя по пути. Но если вес их будет идеально сбалансирован, воспоминания озарят ваш путь. Останавливайтесь по пути время от времени... чтобы оглядеться по сторонам и насладиться видами. В подобном странствии путник обретает свои лучшие воспоминания. Именно они обращаются в миррх, и их получает следующий путник. Пожалуйста, не пресекайте сотворение новых воспоминаний! Они необходимы для мирного, яркого будущего".

Раем Ступив в последнюю дверь, искатели приключений наряду с Мио предстали пред чудовищным золотистым фениксом, Раемом. "О, леди Мио", - пророкотал он, с интересом созерцая незваных гостей. - "Вижу, что привела смертных в это царствие. Что это значит?" "Достаточно!" - выкрикнула Мио, обращаясь к исполину. - "Мы живем в мире воспоминаний. Если бы ты поглощал только немного воспоминаний и возвращал их как сок, мы бы вечно могли сосуществовать в гармонии!"

"Может, начинали мы с тобой и одинаково, леди Мио", - отвечал Раем. - "Но, как ты прекрасно знаешь, я был взращен миазмами. Для меня одинаково важны и воспоминания, и миазмы. Видишь ли, изо всех воспоминаний сего мира, поглощенного миазмами, самые восхитительные те, которые наполнены горечью. Воистину, прекрасны были последние воспоминания селян Тиды. Тебе, леди Мио, тоже не помешает отдать подобных!"

"Ты не можешь говорить всерьез", - с ужасом выдохнула Мио. - "Раем, мы с тобой рождены из памяти! Нам нет нужны поглощать воспоминания, как не нуждаемся мы в миазмах!" "Так было очень давно..." - промолвил Раем. - "Интересно, существуют ли воспоминания, более вкусные, нежели жителей Тиды. Возможно, для начала стоит отведать воспоминания этих караванщиков. Интересно, какие они на вкус..." "Нет, ты не тронешь их", - уверенно отвечала Мио. - "Их воспоминания сияют слишком ярко для тебя!" "О, они действительно столь могущественны?" - Раем с интересом воззрился на героев. - "Что ж... теперь я жажду отведать их еще больше!"

И Раем устремился в атаку. Герои, однако, наносили зловещей сущности удары, вызывая из глубин памяти самые яркие, самые добрые воспоминания, и Раем ревел от боли, которую причиняло ему ослепительное сияние сих образов.

И когда смертным удалось одержать верх над великим Раемом, тот взревел в ярости и ужасе, ибо мысль о забвении была ему неприемлема. "Раем..." - говорила Мио. - "Даже если миазмы исчезнут, твое существование не прервется. Пожалуйста... поверь мне". Но Раем поглотил сущность Королевы Воспоминаний, преобразившись и представ героям в новом, куда более могущественном обличье - Мемироа!

Вместе с Раемом преобразилась и реальность, и герои обнаружили себя высоко над облаками, в просветах меж которыми виднелись материки и океаны их родного мира. Герои всецело сосредоточились на противостоянии Мемиоре; как и предвещала Мио, самые светлые их воспоминания обращались в могущественные заклинания, которые искатели приключений немедленно творили, атакуя враждебную сущность.

Но, наконец, Мемироа пал, обратившись в пыль, и на облака пред героями опустилось тело Мио, свет которого стремительно иссякал. "Теперь мы можем уничтожить метеоритного паразита", - прошелестела Королева Воспоминаний. - "Наконец... мир сможет вернуться на предназначенную ему стезю! Мы с Раемом... какое-то время проведем во сне. Но не волнуйтесь. До тех пор, пока мы будете творить новые воспоминания... однажды мы возродимся. Я хочу, чтобы вы помнили... Вспоминали меня время от времени. О, хранители кристалла... Спасибо!"

Свет померк, и герои с изумлением лицезрели, что суть Мио составлял искрящийся кристалл! Он ярко воссиял...

И герои вновь обнаружили себя в недрах горы Веллендж, подле погибающего метеоритного паразита. Не мешкая, они прикончили тварь...

Ослепительный свет вырвался из кратера, устремился к небесам, объял весь мир, очищая его от ядовитых миазм.

Так завершилось многолетнее странствие каравана из Типы. Множество воспоминаний обрели герои за эти годы: многие из них навсегда отпечатались в их сердцах... иные же - давно забыты.

3. Король земли обетованной

Ядовитые миазмы исчезли из мира, ровно как и страх, и необходимость пребывать исключительно подле кристаллов. Число монстров тоже значительно уменьшилось, и в мире наконец воцарился покой. Эта история - о возрождении одного города на самой границе знамых земель... и о его маленьком короле.


Трое ступили в пустующий замок - чародейка Чайм, в жилах которой текла смешанная кровь клаватов и сельки, Хаг Юрг, бесстрашный воитель-лилти, занимавший ранее должность капитана стражи... и тот, за кем последовали они в сей пограничный регион - юный Лео, новый король. Долгие годы провели они в странствиях, но теперь ядовитые миазмы, вынудившие мирян укрыться под защитой кристаллов, исчезли, и пришел час восстановить лежащее в руинах королевство благородного Эпитава, отца Лео.

В сердце замка высился сияющий кристалл, сплошь увитый плющом. "Кристалл в такой глуши?" - неверяще выдохнул Хаг Юрг, в благоговении созерцая древнюю реликвию. "Стало быть, это то самое место, которое мы искали, вне всяких сомнений!" - с жаром воскликнула Чайм, с любовью глядя на застывшего в благоговении перед кристаллом Лео, о котором она заботилась и которого обучала с самого детства. "Земля обетованная, дарованная нам королем Эпитавом?" - счел необходимым уточнить лилти, и Чайм, улыбнувшись, кивнула. Воистину, они достигли цели своего долгого странствия!

"Я приветствую тебя, маленький монарх, ибо предстоят тебе великие свершения", - раздался незримый глас, и юноша наряду с компаньонами изумленно воззрился на кристалл. - "Я дарую тебе дремлющую во мне великую силу - искусство "архитек". Все вокруг залил ослепительный свет, исходивший из кристалла, и ощутил юный Лео, как наполняет он его тело и душу.

"Архитек?" - задумчиво повторила Чайм. - "Может, это как-то связано с возведением зданий?" Дабы разрешить всякие сомнения в природе дарованного ему могущества, Лео сосредоточился... и, действительно, на городской площади возник дом - добротный, каменный. Но больше всего их поразило то, что двери дома открылись и наружу ступила женщина. Неужто могущество "архитек" позволяет не только создавать строения, но и творить смертных, что станут вероподданными нового королевства?

Однако женщина показалась Лео знакомой, ибо то была Лайла, с которой встречался юноша в своих странствиях. Магия кристалла перенесла ее в новый град, и женщина приняла решение остаться в нем. Неужто мечта Лео восстановить королевство отца станет реальностью, и бесконечные мытарства изгнанных со своих земель жителей наконец завершатся?

"Ваше величество, почему бы вам не продолжить?" - предложил Хаг Юрг. - "Создавая новые здания, вы будете возвращать народ в свое королевство!" И король принялся творить, создавая жилые здания, из которых на площадь высыпали благодарные жители...

Но вскоре Лео обнаружил, что не в силах больше взывать к могуществу "архитек". Отчаяние его развеял кристалл, поведавший, что его запасы элементита истощились, а оный необходим для волшбы созидания. Конечно, за подобные чудеса нужно платить. "Элементит можно отыскать во множестве подземелий за пределами замковых стен", - вещал кристалл. - "Попробуйте сперва спуститься в пещеры Паллюм Дей". Несомненно, в пещерах они столкнутся со множеством монстров, но если иного способа заполучить элементит попросту нет...

Рисковать жизнью юного короля было бы совершенно неразумно, и отправиться на поиски выказал желание клават Адель, сын Лайлы, желая отплатить Лео за то, что тот дал им возможность принять участие в восстановлении королевства, и король немедленно нарек его первым из искателей приключений королевства. Однако солнце уже опускалось за горизонт, и Хаг Юрг предложил перенести посещение пещер на следующий день...

То стала их первая ночь, проведенная в замке. Город, состоящий лишь из нескольких домов да крепостной стены, мирно спал, озаряемый призрачным сиянием кристалла на площади. Однако Лео, Чайм и Хаг Юрг, исполненные надежд и чаяний, не могли отойти ко сну, посему стояли на парапете замка, наслаждаясь свежим ночным воздухом, и грезили о грядущем величии своей державы.

"Магия, которая предает облик воспоминаниям", - размышляла Чайм, подняв очи на бледный лик луны, взирающей с небес. - "Интересно, отец Лео тоже призывал подданных подобным образом?.. Несправедливо, если воспоминания этого доброго человека принесут с собою печаль. Король Эпитав, я знаю, что ты наблюдаешь за нами. И я точно знаю... мы встретимся снова".

Почему-то в последнем утверждении Чайм совершенно не сомневалась...


На следующий день первым делом Лео принял решение дать имя своей державе. "Падарак", - решил он. - "Мое королевство будет называться Падарак".

Вскоре после того, как назначенный вчера искатель приключений исчез за замковыми вратами, отправившись на поиски элементита, в город ступили три братца-мугла - Могрой, Могиош и Могтилло; ядовитые миазмы не оказывали воздействия на их род, посему после появления оных троица много лет странствовала по миру. "Сир, ранее братья выступали в роли лазутчиков на службе короля Эпитава", - заметил Хаг Юрг, и Лео кивнул: услуги муглов ему наверняка понадобятся, коль решили те присягнуть на верность новому королю.

Кроме того, в замке обнаружился говорящий пингвин по имени Павлов, бывший некогда советником Эпитава. Правда, об отце Лео и о падении старого королевства он не рассказывал ровным счетом ничего, что заставляло горожан относиться к пингвину с некоторым подозрением.

А ближе к полудню из пещер Паллюм Дей вернулся Адель, принеся с собою немало элементита. Сразу же иные молодые горожане выказали желание стать на стезю искателей приключений и, хоть король и его верные советники и приветствовали подобное рвение, приходилось осознать тот нехитрый факт, что средств на выплату жалования у них катастрофически не хватает - казна королевства, которому от роду всего один день, совершенно пуста. И это не говоря о затратах на экипировку...

"С завтрашнего дня нам придется собирать десятину с жителей", - молвила практичная Чайм. "А у меня есть еще одна идея!" - поддержал ее Хаг Юрг. - "Пусть молодые люди, желающие стать искателями приключений, поутру соберутся у замковых врат, а король сам решит, кто из них достоин!" На том и порешили.


Бежали дни, Лео без устали трудился, восстанавливая королевство отца; после того, как наделил юношу силами "архитек", кристалл упрямо молчал, не обращаясь боле к королю Падарака. Помимо жилых домов, могуществом "архитек" Лео творил торговые лавки, налаживая инфраструктуру города. Искатели приключений исследовали окрестное дикоземье, сражаясь с монстрами и возвращаясь в Падарак с добытым элементитом, который король тут же пускал в ход. Подданные любили своего маленького короля и без устали трудились на благо державы.

Однажды вернувшиеся из дикоземья искатели приключений сообщили королю, что монстры собираются на стоянке гоблинов, готовясь атаковать молодое королевство. Хаг Юрга вести донельзя встревожили: никогда прежде не слышал он, чтобы чудовища осмелились ступить на земли державы клаватов! А ведь они-то полагали, что исчезновение ядовитых миазм вовсе покончит с монстрами, или, по крайней мере, сильно уменьшит их число...

Устремившиеся в логово гоблинов искатели приключений решили возникшую проблему, перебив монстров. Но тревожные донесения продолжали поступать, ничуть не уменьшая тревог капитана стражи. "Они не ослабли после очищения земель", - поделился Хаг Юрг своими мыслями с Лео, - "а, наоборот, стали еще яростнее". Быть может, причина волнений монстров - кристалл? И, кстати говоря, советникам короля не давал покоя следующий вопрос: если источник могущества кристалла - воспоминания, то зачем же реликвии столько элементита?.. И почему день ото дня сияние кристалла становится все ярче?..

Лео немедленно сотворил лавки по продаже оружия и доспехов, дабы искатели приключений, вооружившись как следует, продолжили исследование дикоземья и, быть может, открыли тайны сих земель. После чего в самом центре города был создан парк, где герои по возвращении из подземелий могли передохнуть, пообщаться друг с другом...

Практичные муглы привлекли своего младшего брата, изобретателя Мугсида, к обустройству Падарака, и он на дирижабле, гордо рекомым Воздушной Сферой, принялся доставлять в город клаватов, обнаруженных в окрестных и отдаленных землях, дабы тем самым сэкономить драгоценный элементит и дать возможность юному королю создать с его помощью нечто иное, как то новые лавки, булочные или игровые залы, где искатели приключений обучались воровским умениям, незаменимым в лабиринтах подземелий.

Королевство Падарак все расширялось, но искатели приключений, возвращавшиеся с докладами в замок, говорили о том, что противостоящие им монстры хорошо организованы... будто стоит за ними некая сила. Быть может, тот самый стереотипный "Темный Властелин", который, судя по всему, поспособствовал падению державы короля Эпитава?.. Кстати говоря, о падении старого королевства и о таинственном исчезновении короля возвращающиеся клаваты не говорили вовсе, предпочитая угрюмо отмалчиваться... уж слишком глубоки шрамы на их сердцах, ведь, покидая державу Эпитава, родичи многих погибли от миазм, голода и недугов.

Наконец, напряжение достигло предела, и поздним вечером городской люд собрался у кристалла, чтобы обсудить настойчивые слухи о Темном Властелине, готовящемся стереть молодое королевство с лица планеты. "Ведь король Эпитав строил свою державу точно так же, как и сейчас его сын - Падарак", - рассказывала Лайла собравшимся, к которым чуть погодя присоединились и Лео с советниками. - "Но затем появился ужасный монстр, вынудивший Эпитава приказать своему народу покинуть королевство. Никто не знает, что произошло с самим королем. Должно быть, он пал пред Темным Властелином. Падарак может ожидать такая же судьба. В этом случае нам лучше покинуть это место и вновь отправляться в путь".

"Вы хотите вторично лишиться родины?!" - обратился к горожанам Хаг Юрг, и клаваты пристыжено притихли. "Король Эпитав всегда сам принимал решения и вел свои сражения", - поддержала лилти Чайм. "Но король Лео иной", - произнес Хаг Юрг. - "Вы должны были уже понять, что Его Величество всегда будет следовать собственной судьбе". "А если вы покинете королевство, все может обернуться так же, как при падении державы короля Эпитава", - промолвил Адель, наряду с иными искателями приключений вставший на защиту юного короля. - "Он следует судьбе, а мы подчинимся воле его, и воле сияющего кристалла!"

Горожане радостно загомонили, воодушевленные сими речами... но испуганно замолчали, когда возникла перед ними призрачная фигура пожилого мужчины в алом камзоле. "Вы можете называть меня Темным Властелином", - молвило он. - "Звучит очень неплохо". Миряне изумленно взирали на появившегося перед ними человека, ибо выглядел он в точности так же, как король Эпитав!

"Лео", - обратился Темный Властелин к юному королю. - "Ты создал прекрасное королевство. Ты должен продолжать свои труды, собирая элементит и расширяя границы державы. Ибо в том состоит долг короля перед своим народом. Ты же хочешь восстановить утраченное, верно?" Лео изумленно молчал, не веря глазам своим. "Это обман!" - выдохнула Чайм, встав между призрачным порождением и юным монархом. - "Твой отец, король Эпитав... он был не таков!" "Умная девочка!" - расхохотался Темный Властелин. - "Тот, кто колеблется, проигрывает". "Король Эпитав?!" - поразилась Чайм, услышав эти слова, но король уже исчез, а ночную тишину разорвал зловещий смех, доносящийся, казалось, изнутри кристалла. "Тебе ведь дали королевство, юный правитель?" - насмешливо произнес голос Темного Властелина.

Потрясенные до глубины души, клаваты разошлись по домам, ровным счетом ничего не разумея в случившемся... Темный Властелин однажды уничтожил этот город, а теперь хочет восстановить его?.. И почему он предстал под личиной короля Эпитава?.. Действительно ли исчезнувший монарх и загадочный Темный Властелин - одно и то же лицо?.. "Король Эпитав покинул королевство, отправившись на поиски земли обетованной, сказав, что хочет изыскать способ избавить свой народ от зависимости от могущества кристалла... Но какую выгоду Темный Властелин может получить от процветания королевства клаватов?" - недоумевал Хаг Юрг. - "Как бы то ни было, тот, в чьих силах уничтожить сию державу, представляет для нас опасность. Да, опасность и безопасность в Падараке ныне переплелись между собой, и неотделимы друг от друга".

Наутро город бурлил; жители обсуждали ночное происшествие. Неужели сей призрак, представившийся Темным Властелином, действительно король Эпитав, готовящийся сокрушить королевство собственного сына?.. Искатели приключений приняли решение дознаться до сути происходящего и, объединяясь в отряды, вновь отправились в дикоземье, разоряя обиталища монстров...

А однажды ночью ко двору явился странствующий мугл Стилцкин, бывший некогда верным товарищем и советником короля Эпитава. "Стилцкин, дружище!" - бросился к муглу Хаг Юрг. - "Ты знаешь что-нибудь о судьбе короля Эпитава?" "Я повстречал его вскоре после исчезновения миазм", - отвечал Стилцкин. - "Я поведал ему легенду об "архитек" и он весьма воодушевился, услышав ее. "На краю мира в кристалле заключено сердце короля...", - гласила она. - "Затронутый порчей кристалл, впитавший в себя горечь и страдания, восстановит прежний уклад бытия. Народ воссоединится со своим королем, и нарекут оного архилордом, королем над королями". Это - слова из старой поэмы Карбункла". "Да, наверняка король Эпитав сорвался с места, даже не дослушав", - вздохнул лилти. "Что-то подобное уже случалось раньше", - припомнила Чайм. - "Он куда-то устремлялся в одиночку... Не важно, по каким причинам, он всегда избирал собственный путь в этой жизни".

"Не позволяй сомнениям поглотить твою душу", - раздался голос, и в тронном зале соткался призрак Эпитава, представившийся в ту приснопамятную ночь Темным Властелином. - "Ибо я рядом с тобой". "Сбрось эту личину!" - возмутилась Чайм, и очертания Эпитава развеялись... Темный Властелин предстал в своем истинном устрашающем обличье... и, судя по всему, вполне осязаемом, не призрачном.

"Лео, почему ты чураешься меня?" - пророкотал он, обращаясь к маленькому королю. - "Мои цели такие же, как и твои - процветание королевства". "Если это так, почему ты уничтожил королевство Эпитава?" - вопросил Хаг Юрг. "Он оказался глупым человеком, отказавшимся принять меня", - отозвался Темный Властелин. - "Эта земля была некогда моей державой. Кристалл наделил меня могуществом "архитек", и я мог создать великое несокрушимое королевство. Утопию для монстров в мире, принадлежащем смертным народам. Однако... ядовитые миазмы исчезли. И это означало гибель для нас, так называемых "монстров", порожденных миазмами. Я был поглощен воплями отчаявшихся душ, страшащихся забвения. Тело мое не могло вынести подобной агонии... и сущность моя разорвалась на части. Осталось лишь душа, заключенная в хладном кристалле, ожидавшая того дня, когда сможет она воссоединиться с телом. Прошло время... и появился он, король Эпитав. Он прикоснулся к кристаллу и был наделен могуществом "архитек". Город процветал, и мое тело начало притягивать к кристаллу.

"Я - король сих земель", - открылся я Эпитаву, когда однажды ночью он подошел к кристаллу. - "И если ты освободишь меня, то станешь архилордом! Все склонятся перед тобой". "Мне это неинтересно", - отмахнулся Эпитав. - "Ведь королевство принадлежит не только мне, но и детям, которые пока еще ничего еще не ведают о зле и пороке в этом мире". "Сентиментальность ведет лишь к гибели", - изрек я. - "Умри же!" В последовавшей магической дуэли я одержал верх над этим человеком и заключил его там же, где пребывает мое сердце - в храме неподалеку от сего города. Тело его и магия "архитек" необходимы были мне для того, чтобы в итоге обрести плоть и свободу. Однако в нем больше нет нужды, потому что ты здесь, Лео". "Король Эпитав... жив?" - выдохнула Чайм, но Темный Властелин лишь расхохотался в ответ, после чего очертания его развеялись. Лео и советники переглянулись, пытаясь осмыслить произошедшее. Неужто, преподнося элементит заключенной в кристалле сущности, они помогли Темному Властелину вновь обрести плоть?.. И чего же ждать от него теперь?..

Все утро Лео провел на дозорной башне, неотрывно глядя в сторону далекого храма, над которым ночью разливалось нечестивое сияние... подобное тому, что исходило от самого Темного Властелина. Неужели именно там заточен король Эпитав? Как бы то ни было, порча сего злого создания, столь долгое время снедавшая кристалл, оставила реликвию, и чистое сияние его разлилось по Падараку, вселяя надежду в сердца.

"Ты всегда был слишком уж чувствителен", - говорил отец маленькому Лео, отправляясь в свое последнее странствие. - "Так похож на свою мать... все думаешь о других, не о себе. И это хорошо. Этому королевству нужен кто-то, подобный тебе, тогда у него есть будущее. Посему до моего возвращения... стремись к тому, чтобы стать мудрым и добрым королем. А теперь я должен тебя покинуть, но вскоре мы встретимся вновь... Даю слово".


...Миряне Падарака объединились в устремлении вызволить короля Эпитава и уничтожить вновь воплощенного Темного Властелина, прежнего хозяина сих проклятых земель, монстры на которых принялись сплачиваться за единой силой. Вести о становлении новой державы достигли далеких земель, и в Падарак потянулись торговые караваны и искатели приключений - сельки, лилти, юки...

Об истинной личности Темного Властелина ныне ходили упорные слухи. Сохранились документальные свидетельства того, что примерно в то же время, как оный создал свое королевство монстров, в сии земли устремился юноша-сельки, отверженный собственным народом. О судьбе его ничего не известно, но выступил он в путь незадолго до появления ядовитых миазм. А ведь те обладают способность обращать смертных в монстров!.. Сопоставив факты, можно ли предположить, что Темный Властелин - тот самый сельки, мечтавший создать собственную державу?..

Герои устремились в земли к востоку от Падарака, миновали Зеркальное Озеро Кланнит, прикончив хранящих его магов-гоблинов, достигли горного каньона Окул, расправились с обитавшими в нем великанами. К слову сказать, "Окул" - означает "око", и на покрытых магиситом стенах каньона магические очи Темного Лорда, представшие элементитом, зорко следят за подступающими врагами.

Миновав каньон, искатели приключений отыскали тайную тропу, ведущую в сокровенные владения Темного Властелина, где высился древний храм Ко Рух. В сердце полуразрушенного строения означилась Святыня Пробуждения, пребывал в которой сам Темный Властелин. Несколько дней герои проводили непрерывные атаки на немезиду Падарака, и, наконец, с вестями о победе ступили в городские врата, у которых с нетерпением дожидался их сам король и его верные советники.

"Еще не все кончено", - прозвучал глас, и у кристалла соткалась фигура Темного Властелина во всем своем мрачном великолепии. - "Давным-давно величайший король, правивший сими землями, пожертвовал друзьями, семьей и собственной душой ради процветания своей державы. Лео, ты должен был уже понять... что величайшие правители должны в одиночку нести бремя власти".

На глазах присутствующих Темный Властелин заключил Лео в сферу темной энергии, и маленький монарх содрогнулся от нестерпимой боли. "Как это возможно?" - с изумлением выдохнул один из подоспевших искателей приключений. - "Мы же прикончили его в Святыне Пробуждения!" "Погибающая душа хочет забрать с собою кого-то в королевство смерти", - промолвил мудрый Стилцкин.

Собравшиеся расступились, когда к кристаллу твердым шагом приблизился король Эпитав, освобожденный героями из заточения в храме Ко Рух. "Если он должен кого-то забрать с собой, пусть это буду я", - твердо произнес монарх, вперив исполненный ненависти взгляд в Темного Властелина. Заклятие последнего отбросило в сторону Эпитава, и бросившаяся вперед Чайм встала между монархами и их противником. "Ты - жалкий щит", - произнес Темный Властелин, с презрением глядя на стройную фигурку волшебницы. - "Недостаточный, чтобы защитить своего маленького короля". Но рядом с Чайм встали Хаг Юрг и иные искатели приключений, полный решимости до последней капли крови защищать Падарак и своего короля.

С минуту Темный Властелин молча взирал на них, а затем сфера темной энергии, заключавшая маленького короля, исчезла. "Лео..." - донесся до юноши голос Темного Властелина. - "Воистину, ты стал тем, кем я всегда стремился стать. Но я так и не смог завоевать любовь своих подданных. Завоевал ли я твою?" Призвав могущество "архитек", Лео попытался исторгнуть из мира сущность Темного Властелина. Очертания того развеялись, но каково же было удивление маленького короля, когда ветер донес до него тихий шепот: "О, маленький король, ты стал истинным правителем, построив королевство на грезах своего народа. Доселе никто не был достоин называться архилордом!"


Следующий день должен был знаменовать зарю новой эпохи в королевстве Падарак, ибо на престол державы восходил вернувшийся король. Но Эпитав отрекся от предложенного ему трона, зная о том, как велика любовь былых подданных к его юному сыну, показавшему себя превосходным правителем, добрым и справедливым. И клаваты, восстановившие утраченную державу, ныне с надеждой смотрели в светлое будущее. Ибо были у них уютные дома, любящие семьи... и земля обетованная, на которой маленький король и подданные его возвели великую державу. Возможно, время, отпущенное ей, станет лишь рябью в реке эонов. Но для будущих поколений она - бесценный дар.

4. Тяжелые будни Темной Властительницы

После того, как миазмы исчезли из мира, монстры собрались в огромной башне Темного Властелина. Некогда здесь правил добрый и справедливый (по мнению монстров, естественно) Крайдалл, Темный Властелин. Монстры противостояли искателям приключений, которые пытались проникнуть в башню... но всему хорошему когда-либо приходит конец. Дабы защитить столь дорогих ему монстров, Крайдалл принял решение пожертвовать собственной жизнью. Таким образом, сущность Крайдалла оказалась заточена в Темном Кристалле, и тихие безмятежные дни вновь вернулись в башню монстров.

Летели месяцы... Но однажды титул Темного Властелина приняла достигшая шеснадцатилетнего возраста единственная дочь Крайдалла - Мира, немедленно объявившая войну всему миру. Натура, прямо скажем, полная противоречий - сказывалось смешение кровей демона и клавата.

По наследству от отца к дочери перешла и башня, на вершине которой пребывал Темный Кристалл, заключавший в себе сущность и могущество Крайдалла. С помощью оного Мира преобразовывала башню по своему желанию и умыслу, наводняя ее разнообразнейшими ловушками и монстрами. Искатели приключений, которых в те времена в мире было немало, быстро смекнули, что сердце сей цитадели - Темный Кристалл, посему не оставляли попыток добраться до верхнего этажа. К счастью, покамест попытки эти результата не приносили, и Мира начала победное шествие по землям мирским, перемещая башню по направлению к молодой державе клаватов - Падараку.

Миновав Старую Ванбьежскую дорогу, летающая башня устремилась к равнинам Гналгри, где монстры Миры сумели одержать верх над отрядом искателей приключений, возглавляемым Чайм, советницей молодого короля Лео. Вот только вместо того, чтобы спрятаться в страхе, жители королевства надрывались от хохота - уж очень комично выглядела башня Темной Властительницы, увенчанная розовым крылатым сердечком и металлическим чучелом дракона. Своенравная Мира злилась: ну как доказать этим клаватам, что ее следует воспринимать всерьез, и никак иначе?.. За все стоит благодарить дорогого папочку, это он оставил ей в наследство башню, будь она трижды неладна...

Но Мира сознавала, что без башни ее планы по завоеванию мира обречены на провал. И девушка наказала своей советнице - тонберри по имени Тонбетти - отыскать каких-нибудь мирских знаменитостей, одержав верх над которыми, прославится и она сама. Тонбетти исполнила поручение, поведав Мире о знаменитом отряде разбойников - Полосатых Бригандах, возглавляемых сельки по имени Бал Дат. Не то, чтобы они наводили ужас на селения, подле которых орудовали, но говорили о них много.

И Мира устремилась на восток, в лесные чащобы, где нашли прибежище Полосатые Бриганды. После избавления мира от миазм число их значительно возросло, и окрестные торговые тракты стали весьма небезопасны. Отыскав логово разбойников, Мира вознамерилась было разгромить банду и получить во владение сокровища оной - целые склады столь любимых разбойниками полосатых яблок. Искусные поварята-тонберри обещали Темной Властительнице испечь из них вкусный яблочный пирог.

Но здесь Миру ожидало новое потрясение: лидером разбойников оказалась Бел Дат... девушка-сельки. Она-то и сообщила о том, что монстры Темной Властительницы разгромили ее маленькую, совсем не знаменитую банду Волосатых Бригандов; что до всемирно известных Полосатых Бригандов, то отряд сей возглавляет Бал Дат, ее родной брат, вот только действуют они совершенно в иных землях. Мира пришла в неописуемую ярость: мало того, что она разбила совершенно безвестную разбойничью банду, так еще и яблочного пирога отведать не удастся!.. Конечно, эти мерзкие клаваты из Падарака небось смеются над ней пуще прежнего!

Бел Дат посулила, что если Мира и дальше продолжит бесчинствовать в окрестных землях, она всем расскажет о том, что в жилах Темной Властительницы течет кровь презренного клавата, что вполне может отвратить от нее монстров... Мира пребывала в ярости и смятении: похоже, планы ее по завоеванию мира рушатся на глазах...

Тонбетти посоветовала ей поговорить с отцом, душа которого оставалась заключена в Темной Кристалле на вершине башни, но Мира слушать об этом не хотела: по ее мнению, отец был никуда не годным добрячком, и обойдется она как-нибудь без его никчемных советов. Вместо этого девушка велела монстрам отыскать какого-нибудь знаменитого искателя приключений, над которым она могла бы одержать верх и тем самым обессмертить свое имя.

Такой обнаружился довольно скоро, и Мира, радуясь, что хоть кто-то в этом мире воспринимает ее всерьез, направила башню на северо-запад, миновала холмы Квартинт и равнины Эверсаль, достигнув, наконец, острова Аресиаль, где Темную Властительницу дожидались герои, ведомые знаменитой искательницей приключений - леди Фионой, королевой Альфитарии - самой могущественной державы в мире. Последней претила мысль о троне, унаследованном от матери, и девушка избрала для себя стезю искательницы приключений, немало преуспев в сем начинании.

"Пресмыкайся у моих ног!" - велела Мира, когда отряд Фионы был разбит монстрами наголову, а сама искательница приключений предстала перед нею. - "Повернись три раза через левое плечо, крича "купо", и, быть может, я сохраню тебе жизнь!" "Сперва выслушай меня", - отвечала Фиона. - "Я пришла сюда, услышав множество историй о летающей башне Темного Властелина. В твоих жилах ведь течет кровь клавата и демона, верно?" "Ну и что с того?!" - немедленно завелась Мира. "Я тоже смешанных кровей", - призналась Фиона. - "Лилти и клавата. Я считаю, что ты можешь стать связующим звеном между нами и монстрами. Давай вместе попытаемся создать мир, где все расы смогут сосуществовать".

Мира вздохнула: о том, что она наполовину клават, похоже, широко известно, а вот о ее планах захватить мир - увы, нет. И эта искательница приключений, к сражению с которой она столь стремилась, вместо того, чтобы бросить все силы на штурм ее башни, лепечет что-то о мире и процветании. "Монстры созданы для сражений!" - твердо заявила Мира. - "В этом состоит наше предназначение и судьба". "Нет такого понятия - судьба", - возразила Фиона. - "Мы все обладаем силой выбирать свои жизненные пути". "Меня это не касается!" - гневно отвечала Мира. - "Я - Мира, Темная Властительница, и я сама избираю свой путь!"

Вне себя от злости, Мира удалилась в опочивальню, забыв приказать монстрам прикончить Фиону и та, воспользовавшись моментом, улизнула. После Мира не раз гадала, почему так поступила: виной тому обыкновенная забывчивость, или... под налетом показной жестокости и своенравности скрывается добрая душа? Впервые сомнения затмили мечты Миры о мировом господстве, и долгие дни проводила она, запершись в своей комнате.

Озабоченная состоянием своей госпожи, Тонбетти решили испросить совета у заключенного в Темный Кристалл Крайдалла, прежнего Темного Властелина. Как раз в тот день летающую башню посетил знаменитый мугл Стилцкин. "Мира - одна из последних надежд этого мира", - обратился он к Тонбетти, с которой водил давнюю дружбу. - "Лучик света, сияющий на дне ларца Пандоры. Сейчас это слабый лучик, он может погаснуть в любой момент... потому нужно заботиться о нем".

Больше Стилцкин ничего не успел рассказать, ибо появившаяся Мира прогнала его прочь, а заодно хорошенько ударила по мордочке Тонбетти "за общение со всякими мерзкими муглами". Голова Тонбетти отлетела прочь, оказавшись всего лишь маской, скрывалась за которой девчонка-клават!.. Не желая слушать объяснений последней, пораженная и разгневанная Мира велела увести ее прочь, с глаз долой.

Пока Мира лютовала, отчитывая тонберри за то, что допустили "предательницу" в их ряды, поступило донесение о том, что по направлению к летающей башне с севера выступили внушительные силы героев, ведомые рыцарем-лилти сиром Хагом Юргом и его учеником. Позабыв о наказании для наглой девчонки, Темная Властительница велела монстрам готовиться к бою.

Летающая башня устремилась на север, вдоль дороги Регалет, пересекла перевал Ясильва и, наконец, достигла высокогорий Репи Апи, где атаковали ее герои, ведомые Хагом Юргом. И вновь Мире удалось одержать победу; торберри привели пленного рыцаря в покои своей госпожи. "Я впечатлен, о Темная Властительница", - поклонился Хаг Юрг. - "Воля твоя сильна и непоколебима... теперь я ощутил это сполна. Уверен, что королевство монстров вскоре будет процветать под твоим правлением".

Презрительно скривившись, Мира велела монстрам увести лилти прочь; следовало подумать о том, кому из тварей скормить девчонку, выдававшую себя за тонберри. Неожиданно под сводами башни раздался голос Крайдалла, исходящий из Темного Кристалла. Похоже, предыдущему Темному Властелину надоело быть пассивным свидетелем происходящего. "Признаюсь, это я приставил к тебе девочку-клавата, Тонберри", - молвил Крайдалл. - "По происхождению она клават, но она владеет и языком монстров. Видишь ли, у нее такие же проблемы, что и у тебя, дочь моя. Все монстры сих земель раньше принадлежали к смертным расам... в том числе и я. Лишь очень тонкая грань отделяет монстра от смертного. Ведь ты и не подозревала, что Тонбетти окажется девочкой-клаватом. Все мы живем в одном мире... Пришло время попробовать помочь друг другу!"

"Но я устала сидеть в этой летающей башне", - пожаловалась Мира. - "Я хочу получить собственное процветающее королевство. Что же мне делать?" "У тебя есть для этого все средства, Мира", - отвечал Крайдалл. - "Именно поэтому я поместил сущность свою в этот кристалл". "Все равно я не прощу тебя!" - с жаром воскликнула Мира. - "Ты покинул меня... И ничегошеньки не знаешь о том, что происходит!"

"Должна заметить, принцесса, что твой отец наблюдал за всеми твоими действиями из Темного Кристалла", - робко вставила Тонбетти, и Мира несказанно изумилась сему откровению. "Мира, дитя мое..." - говорил Крайдалл. - "У тебя есть качества и клавата, и монстра. В целом мире лишь ты одна способна скрыть грань между двумя противоборствующими царствиями. Я горжусь тобой, Мира. И очень хочу увидеть, какой мир ты построишь на основе этой башни".

Прислушавшись к словам отца, Мира решила отменить наказание пленникам, и удалилась в опочивальню, чтобы поразмыслить над дальнейшими действиями. Тонбетти и Стилцкин, оставшиеся в тронном зале, вздохнули с облечением. "Башня будущего, правит которой справедливая Темная Властительница", - задумчиво изрек мугл. - "Интересно, что здесь изменится, когда я загляну в следующий раз".

Захлопав крылышками, мугл кликнул с собою Хага Юрга, и оба поспешили убраться прочь из башни, не дожидаясь, пока настроение Миры изменится вновь.


Мире противостояло множество врагов: Бел Дат, начинающая разбойница; принцесса Фиона, искательница приключений; закаленный в боях рыцарь-лилти Хаг Юрг. Все они атаковали башню по личной просьбе Крайдалла. Ведь последний давно мечтал о мире между клаватами и монстрами, посему всячески способствовал становлению Падарака, в итоге позволив королю Лео "одержать победу" над собою - эдаким воплощением зла. И сейчас Темный Властелин приготовил для своей дочери последнего противника - самого доблестного короля в мире, стоит за которым целая армия героев. Пришло время показать, какой в действительности путь Мира решила избрать для себя!

"Принцесса, нам лучше сдаться", - уговаривала Миру Тонбетти, когда Темная Властительница узнала, что ныне противостоит ей армия Падарака, ведомая королем Лео. - "Ты же должна стать связующим звеном между царствиями монстров и клаватов. Зачем же сражаться дальше?" "Забудь!" - отмахнулась Мира, вновь взяв себя в руки. - "Я не похожа на отца... И я все сделаю по-своему, от начала до конца! Я создам мир, где все смертные будут ходить в нарядах тонберри и бояться меня!"

Мира направила летающую башню к замку Падарак, где дожидалось ее воинство державы клаватов, созданной не без участия Крайдалла. "Я поступлю так, как мне подсказывает сердце!" - заявила Мира. - "Эти клаваты станут моими подданными!" Никто - ни Тонбетти, ни Крайдалл - не имели ни малейшего представления, что на уме у Темной Властительницы.

...Одержав блестящую победу над воинством Падарака, Мира велела монстров препроводить короля Лео в тронный зал летающей башни. "Ну, так в какой же наряд мне заставить тебя нарядиться?" - ехидно осведомилась девчонка. Лео рот разинул от изумления, и Мира ухмыльнулась: "Что, слов не находишь? Тогда слушай дальше, маленький король! Я хочу, чтобы об этом узнал весь мир. Я прекращаю завоевательную кампанию! Эта война закончена, и на ее место приходит другая... война за лучший мир для смертных и монстров! Маленький король! Теперь, когда ты сражался с нами, то должен был понять. Мы, монстры, испытываем голод, как и все остальные. Когда нам грустно, мы плачем, и заботимся о друзьях и семьях. Мы нисколько не отличаемся от вас! Никто не может ничего достичь в одиночку... но вместе с друзьями мы можем стать сильнее! Да и вообще: чем больше, тем веселее. Так что давай пожмем друг другу руки. Новая война в каком-то смысле будет подобна открытию ларца Пандоры. Многие не поймут, что происходит... и будут поражены, когда их мир перевернется с ног на голову. Но я нисколько не страшусь этого, потому что знаю, что на дне сего ларца - лучик надежды".

Крайдалл и не заметил момента, когда его вздорная дочурка успела обратиться в мудрую и справедливую Темную Властительницу. Знал прежний Темный Властелин, что будущее отныне принадлежит Мире. Она будет странствовать по далеким землям и озарит светом сердца как смертных, так и монстров. Неведомо, что уготовит девушке грядущее, но, воистину, она - надежда сего мира... Принцесса Света и Тьмы!


...Вскоре после описанный событий Мира опустила летающую башню на тропический остров, затерянный в южных морях. Темная Властительница хотела просто насладиться морем и солнцем, но не тут-то было. Тонберри донесли ей сведения о том, что на острове появился некий индивид, который занят поисками Королевской Печати, обладая которой, он станет править миром. Мира, конечно же, вознамерилась помешать таинственному незнакомцу, и бросила монстров в атаку.

Миновав леса Шансаф, Темная Властительница вывела башню на мыс Камо Амиди, где, если верить слухам, и была спрятана Королевская Печать. Каково же было удивлением Миры, когда оказалось, что соперница ее в борьбе за артефакт никто иная, как королева Альфитарии Фиона!

Наголову разгромив воинство Фионы, Мира потребовала у королевы сказать ей, где спрятана Печать. Но Фиона, улыбнувшись, отвечала, что никакой Печати не существует; она лишь хотела, чтобы Мира остановила продвижение своей летающей башни именно на этом мысе, откуда открывается столь прекрасный вид на море! "Море и небо сливаются воедино, символизируя мир гармонии, о которым ты, Мира, так мечтала", - молвила Фиона. - "Этот мир - твой. Сделай его еще лучше!" "В одиночку - ни за что!" - отвечала Мира. - "Ты со мной, Фиона?"

Отныне благоденствие сего мира зависит от молодых, но не по годам мудрых правителей - Лео, Миры, Фионы... Под силу ли им будет создать новый, лучший мир, свободный от ядовитых миазм, где нет конфликтов и раздоров, а все без исключения расы сосуществуют друг с другом?..

5. Хранители кристаллов

Тысячелетие минуло со времени исчезновения ядовитых миазм из мира. В Великой Войне был уничтожен Кристалл юки, и народ сей ныне находился на грани исчезновения, в то время как одержавшие победу лилти процветали, принеся в мир новую эпоху, когда наука получила новый виток в своем развитии. В эту новую эру в мире появились могущественные индивиды, рекомые "хранителями кристалла", невероятных магических способностей которых миряне донельзя страшились. Возникли ли они из-за уничтожения Кристалла юки? Или же способности их - побочный эффект, вызванный манипуляциями с силами Кристалла? А, быть может... проклятье племени юки?..

Молодой наемник-клават Лейл, один из хранителей кристалла, наряду с пилотом-сельки Кейссом был нанят для охраны и сопровождения нового воздушного корабля "Алексис II" - вершины технологий лилти и символа их власти над миром. Однако неожиданно на "Алексис" нападает орда монстров, и Лейлу противостоит противник, считавшийся давно исчезнувшим со страниц истории...


Могущество кристалла, сокрытого в теле Лейла, давало ему возможность управлять гравитацией, и юноша, ловко манипулируя силами притяжения, парил в воздухе, расстреливая кружащих вокруг "Алексис" гигантских крылатых монстров - зу. Пассажиры лайнера укрылись в каютах, на залитой кровью монстров палубе остался лишь Верховный Командующий Джегран - могучий лилти, с тревогой и подозрением взирающий на хранителя кристалла, назначенного ему в эскорт.

Неожиданно в нескольких шагах от капитана возник межпространственный рифт, разрыв в ткани реальности, и Лейл, заметив сие, немедленно воздействовал на оный силой притяжения, намереваясь вытянуть на палубу того, кто рифт сотворил и, скорее всего, ответственен за нападение на воздушный корабль. Старания хранителя кристалла увенчались успехом, и сквозь портал ступило существо, с ног до головы закованное в причудливый доспех!.. И, судя по тембру голоса, принадлежало оно к женскому полу.

Заметив яркую вспышку, Джегран на мгновение бросил взгляд в сторону, поморщился. У входа в каюты замерла девчонка-сельки с фотокамерой, делающая один снимок за другим. Репортер!.. Только ее здесь не хватало... Все они, сельки - хитрецы, лжецы и воры, и ничего за последнее тысячелетие не изменилось... Решив, что с ней он разберется позже, Верховный Командующий воззрился на незнакомку, в добрых намерениях которую упрекнуть наверняка не удастся.

Та извлекла из-под полы плаща изумрудный кристалл, в котором Джегран безошибочно распознал Хрустальный Идол. Волны магической энергии, высвобожденные реликвией, объяли корабль, ударили в двигатели; фотограф возмущенно вскрикнула, но на ногах устояла, продолжая снимать происходящее на камеру.

Лейл прищурился и, применив телекинез, попытался обрушить на голову причудливого создания несколько ящиков с грузом, означившихся на палубе. То легко уклонилось, взмыв высоко в воздух... приземлившись прямиком на Лейла и повергнув его ниц. Юноша нахмурился: похоже, играть придется в полную силу... Мощный гравитационный импульс отбросил существо далеко в сторону, но когда Лейл приготовился было ударить незнакомку кулаком в грудь, присовокупив к сему действу волну гравитационной энергии, та искривила пространство, и удар, должный поразить ее, пришелся в переборку за спиной противницы Лейла. Глаза последнего изумленно расширились: неужто и это создание - хранитель кристалла?..

Оное же поклонилось и, пожелав Лейлу всего хорошего, взмыло в воздух, ухватилась рукою за одного из атаковавших "Алексис" зу, после чего вся стая оставила воздушный корабль, устремившись прочь. Ухмыльнувшись, клават покосился на зажатый в кулаке Хрустальный Идол, который успел выхватить у противницы в последнее мгновение.

Энергии Идола, высвобожденные незнакомкой, повредили кристаллический реактор воздушного корабля, поглотив составлявшие его кристаллы, и теперь судно стремительно теряло высоту. Джегран связался было с Кейссом, кружащим вокруг "Алексис" на планере, велев наемному пилоту забрать его, предоставив остальных пассажиров уготованной им участи. Лейл, однако, встал за штурвал, провел лайнер через горный каньон к Монументу Победы - памятнику лилти, уничтожившему Кристалл юки в Великой Войне тысячелетие назад... Огромное судно коснулось земли и, сметая все на своем пути (в том числе и Монумент Победы), прочертило глубокую борозду в Саду Королевы... остановившись у самых врат столицы лилти, Альфитарии.

Лейл Происшествие с воздушным кораблем вызвало дестабилизацию работы кристаллических реакторов в Альфитарии. Лишь сойдя по трапу с "Алексис", Джегран обратился к Кейссу, посулив тому баснословное вознаграждение, коль удастся наемнику изловить существо, стоящее за нападением на воздушный корабль. Договорившись обсудить перспективы сего предложения с Лейлом, Кейсс устремился к Площади Фонтанов, в то время как хранитель кристалла решил прогуляться по Альфитарии, о чудесах которой был наслышан. Вот только горожане взирали на него, как на диковинку, что Лейла немного смущало и злило.

Неожиданно на него налетел белый хорек, выхватил из кармана изумрудный Идол и бросился наутек. Выругавшись, Лейл устремился в погоню и довольно скоро поймал грызуна в наскоро сгенерированное гравитационное поле. Как оказалось, принадлежал хорек милой девушке-лилти, которая хранителя кристалла ничуть не устрашилась, наоборот: напомнила ему о том, что в Альфитарии применять могущество кристаллов строжайше запрещено.

Однако пообщаться подольше им не пришлось, ибо послышался шум; взору Лейла и девушки-лилти предстала престранная картина - сельки (в которой клават безошибочно опознал свидетельницу событий на борту "Алексис") улепетывала от стражников-лилти. Заметив хранителя кристалла, девчонка метнулась к нему, прося о помощи, и Лейл, разметав в стороны преследователей, схватил ее в охапку, взметнулся высоко в воздух и, пробив стеклянный купол, ограждающий город, оказался снаружи.

Стражи не собирались так легко отпускать жертву, приказ о поимке которой был отдан лично Верховным Командующим; оседлав чокобо, они продолжали погоню. И Лейл, и сельки, назвавшаяся Белл, понимали, что на своих двоих им не уйти, посему, "позаимствовав" впряженного в повозку чокобо у некоего ушедшего до кустиков клавата, устремились прочь от Альфитарии. Позже Лейл не мог ответить даже самому себе, почему вместо того, чтобы обсудить с Кейссом план по поимке атаковавшего "Алексис" создания, он пустился в бега с первой попавшейся незнакомкой. Скорее всего, заносчивость лилти - властителей мира - выводила его из себя и помогать им хранитель кристалла не испытывал большого желания.

Белл правила чокобо, в то время как Лейл, остававшийся в повозке, разметывал гравитационными волнами преследователей - лучников и копейщиков. Те упорно не отставали; к погоне подключались все новые и новые силы, в том числе и кристаллоциклы, основа мобильных подразделений Альфитарии. Неизвестно, чем бы закончилось жаркое преследование, если бы не выросший впереди горный каньон.

Повозка камнем рухнула вниз, и лишь могущество Лейла помогло избежать гибели всем троим - ему самому, сумасбродной сельки и обезумевшему от ужаса чокобо. Предположив, что при падении с такой высоты выжить невозможно, лилти прекратили погоню и повернули назад, дабы доложить о случившемся Джеграну.

Лейл же, заметив на дне каньона зев пещеры, направился в темные глубины, наказав Белл держаться чуть поодаль. Та восторженно согласилась, радуясь перспективе наблюдать хранителя кристалла в действии. Из этого может выйти прекрасный репортаж!..

В пещере Лейл лицезрел разрыв в ткани реальности, сочились откуда ядовитые миазмы, тысячелетие назад покрывавшие весь мир! И сейчас в недрах земных можно отыскать остаточные застоявшиеся потоки сей субстанции, порожденной давно почившим метеоритным паразитом, и творят они кровожадных монстров. Запечатав могуществом кристалла рифт, Лейл продолжил путь, а вскоре ступил в древние руины некоего града.

Архитектура оного совершенно не походила на творения лилти, а у входа в город виднелись четыре статуи. Комплекс сей был возведен тысячелетие назад в центре континента и символизировал победу четырех рас над метеоритным паразитом и исчезновение миазм, покрывавших мир. А сейчас город пребывал под землею, и находился над ним холм Монумента Победы, знаменующего власть лилти над миром.

Белл Бросив взгляд под ноги, Лейл узрел выбитую в каменной породе легенду о сотворении мира. Изначально существовало четыре Кристалла, образующих Первооснову и породивших четыре же расы - лилти, клаватов, сельки и... юки. Нахмурившись, Лейл пристальнее пригляделся к статуе, символизирующей сию считавшуюся исчезнувшей расу, безошибочно опознав в хрупком образе закованного в сплошной доспех создания незнакомку, верховодившую нападением на "Алексис". Стало быть, юки существуют и по сей день!.. Если верить легендам, юки бесплотны, и души их заключены в доспехи, ибо того требует необходимость творить заклинания.

Исследуя гигантский подземный город, Лейл и Белл вскоре достигли Чертога Кристалла, в котором лицезрели знакомую юки. "В основе существования этого мира - Первооснова Кристаллов", - изрекла та, отвлекшись от созерцания Кристалла и обернувшись к Лейлу. - "У тебя есть то, что необходимо для пребывания здесь". "Это?" - Лейл продемонстрировал юки Хрустальный Идол, и та кивнула: "Это принадлежит нам. Верни его".

Отрицательно покачав головой, Лейл атаковал, попытавшись обрушить на голову юки обрамлявшие чертог колонны, но та оказалась невероятно стремительной. Выхватив Хрустальный Идол из рук Лейла, она подбросила его высоко в воздух... На глазах пораженного хранителя кристалла, Белл и столь своевременно вбежавшего в чертог Кейсса накопленные энергии устремились из Идола в Кристалл, и тот существенно увеличился в размерах. "То забираешь кристаллы, теперь их создаешь", - обратился к юки Лейл. - "Чего ты добиваешься?" "Возрождения, Лейл", - загадочно отвечала та, бросив клавату потухший Хрустальный Идол. - "Осталось всего два".

Пол под ногами собравшихся в чертоге дрогнул, заходил ходуном; казалось, жизнь вернулась в древние руины, ибо конфигурация их начала изменяться. Рассудив, что дальнейшее пребывание в таинственном комплексе опасно, Лейл и Белл устремились прочь - вверх, к солнечному свету; юки же, ответственной за происходящее, и след простыл... ровно как и Кейсса.

Оказавшись на поверхности, Белл распрощалась с Лейлом, умчавшись прочь, предварительно что-то спрятав в кармане курточки; наверняка для нее - сельки - не впервой проблемы с законом. К Лейлу же, раздумывавшему о том, куда податься теперь, подлетел мугл, протянул письмо от гениального изобретателя-лилти, Сида. "Я завершил создание нового прототипа и хочу, чтобы ты взглянул на него", - значилось в письмо. - "Приходи в мою мастерскую в Мостовом Граде".

Что ж, это решило дело, и хранитель кристалла устремился через занятую монстрами пустыню - Восточное Дикоземье - к отдаленному Мостовому Граду. Ныне в Восточном Дикоземье ютились клаваты, вынужденные бежать сюда 30 лет назад и скрываться от лилти, ибо оставались должны сей расе огромные денежные средства.

Некогда Мостовой Город, ютящийся на краю Тюремной Пустыни, где заключенные добывали железную руду, был простым мостом через реку Избир, но теперь стал пристанищем для мастеровых-лилти, коим жизнь в праздности и достатке приелась, и удалились они от мира. Одним из таковых стал профессор Сид, главный инженер лилти, разработчик кристаллических реакторов, ныне трудящийся над прототипом парового двигателя - куда более экологически выгодной системы.

Стоило Лейлу ступить в мастерскую, Сид немедленно попросил юношу применить свои силы, дарованные кристаллом, и заставить прототип работать. Лейл же поведал изобретателю о случившемся на "Алексис" и в подземном граде, продемонстрировал потухший Хрустальный Идол. Помимо того, что Идол принадлежит к "сокровищам правителей" и что всего в мире артефактов сих четыре, Сид доподлинно не ведал, каким образом они функционируют, и несказанно поразился тому, что Идол сумел создать кристаллическую структуру в подземном граде. Припомнив слова юки о скором "возрождении", Лейл принял решение продолжить поиски оставшихся Идолов и, распрощавшись с Сидом, покинул мастерскую... вот только у входа его уже дожидались солдаты-лилти с ружьями наперевес - приказ о поимке нарушившего закон хранителя кристалла был отдан лично Верховным Командующим.

Разметав противников, Лейл направился к выходу из Мостового Града, когда подоспевший мугл-почтальон протянул ему письмо от Кейсса. Последний назначал хранителю кристалла встречу на винодельне, упомянув о том, что дали ему задание, сулящее большую выгоду. Сид, выступив на порог мастерской, долго смотрел ему вслед... ровно как и девушка, показавшаяся из-за спины изобретателя. Случайно повстречав Лейла в столице Альфитарии, она весьма заинтересовалась таинственным юношей и пряталась в мастерской на всем протяжении беседы хранителя кристалла с Сидом. "Ему можно доверять?" - напрямую поинтересовалась она, и Сид неуверенно кивнул: "Я доверяю ему. Но... кто их поймет, этих хранителей кристаллов..."

Покинув Мостовой Град, Лейл устремился обратно через Восточное Дикоземье к нагорьям у реки Летт, где раскинулись фермерские угодья клаватов; за ними же на много миль распростерлись радужные виноградники. Кейсс с нетерпением дожидался приятеля у старой винодельне, не преминул похвастаться тем, что проследил за таинственной юки (которую Лейл уже успел окрестить "Золотушкой") от самых подземных руин, и уверен, что прячется она в винном погребе.

Ступив в здание винодельни, Кейсс и Лейл действительно лицезрели юки, которая немедленно бросилась наутек через черный ход... расстилались за которым чащобы Забытого Леса. Нисколько не смутившись, сельки и клават продолжили преследование, углубившись в кишащие монстрами дебри. Довольно вскоре они настигли юки, и Лейлу вновь пришлось принять бой, но, как и тогда, на палубе воздушного корабля, Золотушка повергла его наземь.

"У тебя случайно Хрустальный Идол не завалялся?" - деловито поинтересовалась она, шаря по карманам куртки хранителя кристалла. Обнаружив потухший артефакт, юки повертела его в руках, отшвырнула в сторону: "Нет, видать, твоя подружка-сельки умыкнула". С этими словами она бросилась прочь, а Лейл, уже ничего не разумеющий в происходящем, вновь устремился следом, несмотря на отчаянные призывы отставшего Кейсса подождать его.

Юки остановилась у выжженной равнины, парили над которой островки земной тверди, обернулась к преследователям. "Говорят, что здесь была колыбель нашей цивилизации", - грустно молвила она, озирая бесплотные просторы на границе Забытого Леса. - "В легендах упоминается чарующий лес. Солнечный свет проникал сквозь кроны, дул теплый ветерок, доносилось журчание ручья... Я так надеялась увидеть это хоть одним глазком! Но Первооснова Кристаллов нарушена, и мир неотвратимо изменяется".

Юки бросила Лейлу осколок кристалла неестественного алого цвета. Тот повертел его в руках, бросил на Золотушку вопросительный взгляд. "Как можешь ты, хранитель кристалла, не чувствовать его излучения?" - едко поинтересовалась она. - "Излучения, наносящего вред Первооснове Кристаллов? Лейл, ты исполнил свою роль. Прекрати преследовать меня".

Она устремилось было прочь, но Лейл решительно заступил ей путь. "Я покажу тебе, Лейл, волю Кристалла и его могущество!" - посулила разъяренная юки. - "Ибо я - призывательница!" Небеса разверзлись, и в смертный мир спустился великий дракон, Бахамут. Кейсс сиганул в укрытие под кроны Великого Леса, Лейл же вступил в противостояние с исполином, не ведая, каким же образом может надеяться уцелеть в оном. К счастью, недалече из земли торчал старый ржавый меч - наглядное свидетельство последней атаки лилти на Шеллу.

Применив телекинез, Лейл вырвал клинок из земли, швырнул его в сердце Бахамута. Король драконов взревел; в небесах вновь разверзся рифт, в которой он и устремился. Лейл сиганул следом, а за ним - и Кейсс. Рифт закрылся, и ничего боле не нарушало гнетущую тишину над бренными руинами...


Лейл и Кейсс оказались на каменной площадке, парящей в сером мареве, низвергались на которую безжалостные струи ледяного ливня. Площадку по краям обрамляли четыре статуи - точные копии замеченных хранителем кристалла в подземном городе. Невдалеке, на ином островке тверди, виднелся разрушенный остов собора, пребывала у входа в который их неуловимая знакомая, Золотушка.

"Мы - между сущим и забвением", - охотно пояснила она недоуменно озирающимся по сторонам Лейлу и Кейссу. - "Именно здесь мы, юки, оказались, утратив Кристалл своего рода". С этими словами она взмыла ввысь, ухватилась за холку пролетающего мимо зу. Пернатый забил крыльями, устремился прочь.

Лейл выругался с досады, но сдаваться не собирался: за поимку юки Джегран сулил огромные деньги... кроме того, связанные с Золотушкой загадки весьма интересовали молодого клавата. Повторив жест юки, он крепко уцепился за иного зу, пустившись в погоню. Крылатые твари парили в сером мареве над каменными островками, будто вырванными из различных эпох мира смертного.

Лейл и Кейсс настигли юки в сердце руин; та сиганула в наскоро сотворенный рифт, клават и сельки - за нею... Оказались они у городка на морском побережье, в котором безошибочно распознали Гильдию сельки. Быть может, лидер оной - Вайгали - ведает, где пребывают два остающихся в сем мире Хрустальных Идола?.. Кейсс, однако, напомнил товарищу, что его присутствие здесь лишь усугубит ситуацию, посему заявил, что возвращается в столицу, где посетит королевскую библиотеку и попытается отыскать сведения, интересующие хранителя кристалла. На прощание последний передал Кейссу осколок алого кристалла - как знать, быть может, удастся разузнать что-нибудь и о нем?..

Гильдия сельки располагалась внутри потерпевшего крушение у сих прибрежных скал корабля "Измаил", в капитанской каюте которого Лейл и отыскал Вайгали. "И что же тебе нужно? Юки?" - осведомился могучий лилти и, заметив смущение Лейла, расхохотался: "Лилти уже приходили сюда с этой же просьбой. Но раз Королевство чрезвычайно стремится получить эти сведения, стоить они будут немало".

В обмен на информацию Вайгали предложил Лейлу совершить четыре рейса на локомотиве сельки в столицу Королевства. "Ты шутишь, надеюсь?" - недобро прищурился хранитель кристалла. "Лилти неожиданно принялись изымать осколки Кристалла", - пожал плечами Вайгали. - "Следующий рейс поезда в столицу станет последним. Они собираются изъять кристаллы локомотива, как только тот прибудет в город. Но я слышал, ты можешь стать источником энергии для кристаллического реактора".

В душе Лейл был возмущен подобной бесцеремонностью, но, поразмыслив, предложил Вайгали иное решение проблемы. "Тот, кто создал кристаллические реакторы, занят созданием парового двигателя, который не использует осколки Кристалла", - поведал он. Предводителю сельки идея заполучить паровой двигатель для локомотива пришлась по душе, посему Лейл вознамерился вернуться в Мостовой Город, дабы побеседовать с Сидом на эту щекотливую тему. Однако вопрос статуса "нарушителя закона" для Лейла все еще стоял весьма остро, посему Вайгали позволил хранителю кристалла добраться до столицы на поезде, а уж оттуда до Мостового Города клавату придется топать на своих двоих.

Покинув остов корабля, Лейл углубился в пещеры, коими пронизаны были приморские утесы, и, миновав оные, добрался до Водопадов Завета. Здесь хранителя кристалла настиг мугл-почтальон, доставивший письмо от Кейсса, успевшего добраться до столицы. "Похоже, Хрустальный Идол был похищен из-под Монумента Победы", - писал сельки. - "Судя по всему, именно там хранилась еще одна подобная реликвия, но она исчезла. Не знаешь, часом, где она может оказаться? Как бы то ни было, жду тебя в королевской библиотеке". Лейл выругался с досады: память услужливо воскресила короткое путешествие вместе со взбаламошной Белл по руинам подземного города... Девчонка обшаривала все сундуки по пути, утверждая, что они пусты... Наверняка по дороге умудрилась прихватить и Хрустальный Идол...

Миновав пещеры, Лейл выбрался в уединенную лагуну, где беззаботные сельки устроили пляж. Клават весьма удивился, заметив среди резвящихся в прибрежных водах девчонок старую знакомую - Белл. Неужто удача наконец улыбнулась ему, и Хрустальный Идол сельки оставила в кабинке для переодевания?.. Крадучись, Лейл устремился в означенном направлении, но замер в недоумении, ибо навстречу ему, воровато озираясь по сторонам, шел мужчина в длинном плаще, лицо которого скрывал капюшон. Настораживало то, что незнакомец сжимал в руке женскую сумочку!.. Кто он - простой воришка, или...

Сотворив гравитационную воронку, Лейл вырвал сумочку из рук мужчины; тот немедленно пустился наутек. Увы, сумочка оказалась пуста; наверняка Белл весьма предусмотрительна, а в ее деле - торговле информацией - иначе и нельзя.

Разыскав Белл на пляже, Лейл потребовал у нее отдать украденный из руин Хрустальный Идол, но сельки, возмутившись, устремилась прочь. Лейл смущенно почесал затылок: женщины, как же с ними сложно... А в следующее мгновение пляжные кабинки объяло жаркое пламя; завизжав, сельки бросились врассыпную. Воззвав к могуществу кристалла, Лейл сотворил порыв ветра, потушивший огонь, но... кто сделал это, и для чего?..

За неимением иной альтернативы, клават устремился к железнодорожной станции, сел на поезд, следующий в столицу. Каково же было его удивление, когда в вагоне помимо иных пассажиров оказалась девушка-лилти, встреченная им в Альфитарии. "Давненько не виделись, Лейл", - улыбнулась она. - "Разве ты не боишься, что в столице тебя схватят?" "Я обещал другу, что встречусь с ним там", - отвечал Лейл. - "Этим поездом владеет Гильдия, так что все должно быть хорошо. А когда окажусь в столице, то просто сольюсь с толпой".

Помолчав, девчонка поинтересовалась: "Лейл, твои силы хранителя кристалла... На что это похоже?" Улыбнувшись, клават приложил ладонь к полу вагона... и поезд ощутимо ускорился!.. Девушка, однако, побледнела, прижала руки к груди, закрыв ими изумрудную брошь. С усилием поднявшись на ноги, она направилась к выходу из вагона. "Лейл, при нашей следующей встрече я спрошу у тебя кое-что", - молвила она на прощание, обращаясь к сбитому с толку подобным поведением клавату. - "Увидимся в столице". Пожав плечами, Лейл отвернулся к окну...

Неожиданно состав резко остановился и наводнили его солдаты Королевства, ведомые самим Джеграном! Схоронившись за сиденьем, Лейл наблюдал как к Верховному Командующему бесстрашно подступила его знакомая девчонка, поинтересовалась, что все это означает. "Мы получили донесение, что на этом поезде находится беглый хранитель кристалла", - произнес Джегран.

Лейл, прислушивающийся к разговору, встревожился: как это сдал? Неужто Вайгали?.. Нет, быть не может... Наверняка эта чертовка Белл! Однако следующие слова Верховного Командующего, обращенные к подчиненным, разбили и эту гипотезу. "Возьмите под стражу девушку-сельки, как только заметите ее", - приказал Джегран. - "Они с хранителем кристалла заодно".

К Верховному Командующему подбежал солдат, протянул письмо. Джегран пробежал текст глазами, в гневе сжал кулаки. Эта девчонка-сельки думает, что может шантажировать его!.. И даже имеет наглость назначить встречу в монастыре Ривелгейч!.. Ну ничего, сейчас он закончит с хранителем кристалла, а после поквитается и с ней...

Схоронившись за тележкой с прохладительными напитками, которую толкал перед собой проводник-мугл, Лейл, крадучись, направился к выходу из вагона, не выпуская из поля зрения солдат-лилти, обыскивающих возобновивший движение состав. Что интересно, схватили лилти странного клавата в плаще - того самого, которого Лейл повстречал на пляже сельки. "Лорд Джегран! Мы поймали хранителя кристалла!" - заорали стражники, навалившись на силящегося вырваться мужчину.

Порадовавшись тому, что внимание стражи отвлечено от него и не имея ни малейшего желания выяснить, кто этот таинственный клават, ворующий женские сумочки, Лейл схоронился в дальнем вагоне и, дождавшись, когда состав прибудет на Станцию Равнин - эдакий символ единения рас сельки и лилти, - покинул поезд... лицезрев гордо восседающую на крыше оного Белл. Девушка приветственно помахала ему рукой, спрыгнула на землю, отряхнула платьице. "Белл! Ты меня сдала!" - возмутился Лейл, и сельки, ничуть не смутившись, кивнула: "Конечно, сдала! Пока они гонялись за тобой, я сумела улизнуть! Я решила, что и ты сумеешь как-нибудь бежать. Если я тебе интересна, так и скажи. Ненавижу, когда меня преследуют ухажеры".

Гордо вздернув подбородок, она устремилась прочь; Лейл ошарашено глядел ей вслед. Это кто еще кого преследует?.. Как бы то ни было, перед тем, как возвращаться в Мостовой Город, юноша решил все же нанести визит в столицу да встретиться с Кейссом в библиотеке. Сейчас пригодится каждая крупица информации, которая может пролить свет на происходящее в мире...

Покинув станцию, Лейл проследовал в Сад Королевы на окраине столицы, который нынешний король Альфитарии приказал разбить в честь своей - ныне почившей - супруги, Алексис. Именно здесь фактически рухнул воздушный корабль "Алексис" несколько дней тому назад, но королевские садовники быстренько вернули сад в надлежащий вид, дабы не добавлять волнений монарху, чье здоровье и так оставляло желать много лучшего.

В королевской библиотеке, из окон которой открывался прекрасный вид на парящий над городом Кристалл племени лилти, Лейл лицезрел Кейсса... облаченного в форму офицера Королевства. "Отныне я полковник Кейсс!" - лихо отчеканил тот. "Ты - в армии Альфитарии?!" - поразился Лейл. - "Но ты же сельки!" "Судя по всему, эдакий символ единения племен", - пожал плечами Кейсс. - "Лилти с радостью присвоили мне офицерский чин. К тому же, благодаря твоему Хрустальному Идолу теперь я полковник". "Знаешь, Вайгали за это набьет тебе морду", - вздохнул клават, но сельки пренебрежительно отмахнулся: "Мы с ним живем в разных мирах. Какой смысл ненавидеть все, относящееся к лилти?"

"Так что ты выяснил?" - перешел к делу Лейл. "О втором Хрустальном Идоле?" - уточнил Кейсс. - "Я предполагаю, где он находится, но добраться до него будет нелегко... Кстати, эта штука ничем не отличается от любого другого осколка, за исключением цвета". С этими словами Кейсс вернул Лейлу таинственный красный осколок.

Обещав переговорить с Вайгали как офицер армии Королевства и выудить у него необходимые сведения, Кейсс посоветовал Лейлу все же посетить Сида да заключить с изобретателем сделку касательно парового двигателя. Хранитель кристалла тяжело вздохнул: он и не думал, что в королевской библиотеке Кейссу удастся выяснить что-то из ряда вон выходящее, но, с другой стороны, отсутствие результата - тоже результат...

"Кстати, Лейл..." - начал Кейсс, устремив взор на Кристалл лилти, озаряющий светом своим Альфитарию, - "лилти, сказали, что процветание обещал Кристалл их рода". "Клаваты всегда останутся бедны, с Кристаллом или без него", - пожал плечами Лейл. - "Но что же такое эти Кристаллы?"

"Они говорят, что Кристаллы определяют судьбу каждого из племен, и вместе образуют Первооснову этого мира", - произнес Кейсс. - "Но это всего лишь миф". "А кто такие, по-твоему, хранители кристаллов?" - риторически поинтересовался Лейл. - "Поборники света или тьмы?.. На самом деле, ничего подобного. Размышлять над сутью собственного существования - напрасная трата времени".

На том и расстались. Кейсс отправился в Гильдию сельки на переговоры с Вайгали, в то время как Лейл продолжил путь к Мостовому Городу... Уже прибыв в оный, он получил письмо от Кейсса. "Вайгали направляется в столицу", - писал новоиспеченный офицер. - "Не спрашивай, как мне удалось этого добиться. Тебе нужно убедить Сида доставить паровой двигатель на Станцию Равнин". Что ж, тем лучше...

Сид несказанно удивился тому, что Вайгали - известный ненавистник лилти - согласился провести испытания парового двигателя на своем локомотиве; впрочем, иного выбора у лидера Гильдии попросту не было. Так, Сид направился на Станцию Равнин, Лейл же вернулся в столицу, ибо изобретатель передал ему послание от некой Альтеи, в котором та назначала хранителю кристалла встречу на Часовой Площади Альфитарии.

Альтея Не ведая, кем может оказаться эта таинственная Альтея, клават проследовал на городскую площадь... где лицезрел знакомую девчонку-лилти, столь запросто общавшуюся в поезде с самим Верховным Командующим Джеграном. "Я хочу попросить тебя об услуге", - молвила девушка, Альтея. - "Это насчет моего отца. Он очень болен, и это не обычная болезнь. Там, где не помогает медицина, помочь может магия... и те, кто обладает целительными силами. Случайно, не знаешь таких хранителей?" "Альтея, все хранители обладают какой-то долей могущества", - вздохнул Лейл. - "Именно по этой причине миряне относятся к ним настороженно. Неужели ты и вправду думаешь, что подобные изгои с радостью применят свои силы на благо иных, их презирающих? Да и не встречал я ни разу хранителя, обладающего целительными силами".

"Думаешь, такой может существовать в принципе?" - в отчаянии вопросила девушка. "Уж лучше бы нет", - отрезал Лейл. - "Ты готова принести в жертву целый город ради помощи подобного хранителя?" Альтея долго молчала, наконец, сделав глубокий вздох, молвила: "Королевства. Вот чем я готова пожертвовать". Расхохотавшись, Лейл устремился прочь, а Альтея, сжав кулачки, долго смотрела ему вслед. "Я и не думала шутить", - прошептала она.

Послышались тяжелые шаги; к девушке приближался Верховный Командующий. "Твой отец болен, принцесса", - жестко произнес он. - "Я хочу, чтобы мы отправились на Совет Старейшин, где ты объявишь о том, что передаешь мне все полномочия по устранению угрозы со стороны юки". "Это расходится с желаниями моего отца", - молвила принцесса Альтея, бесстрашно воззрившись на Джеграна. - "Наоборот, он хотел урезать полномочия командования вооруженными силами". "Тогда почему он сам не объявил об этом перед Советом Старейшин?" - полюбопытствовал Джегран, и Альтея вздохнула: "Ладно... Пошли на Совет". Принцесса не видела, как губы последовавшего за ней Верховного Командующего изогнулись в кривой улыбке...

Покинув столицу Альфитарии и сумасбродную девицу с ее не менее сумасбродными идеями, Лейл вернулся на Станцию Равнин, куда вот-вот должен был прибыть Вайгали. Если паровой двигатель, доставленный Сидом, придется по душе правителю Гильдии, он может поделиться сведениями о Золотушке, и именно эту информацию Лейл надеялся получить от своенравного сельки.

"Юки в Ущелье, направляется на Снежные Равнины", - сообщил Вайгали после того, как сделка была заключена и Сид лично установил паровой двигатель на локомотив Гильдии. - "Садись на поезд. Подброшу". Дважды повторять ему не пришлось, и Лейл немедленно устремился в вагон. Поезд тронулся...

Покинув состав на Станции Красного Листа, Лейл миновал Священный Горный Перевал, оказавшись на Снежных Равнинах. И остановился, как вкопанный, ибо заметил Кейсса, внимательно следящего за далекой фигуркой юки. "Надо отдать должное Вайгали, его информация всегда точна", - обратился к товарищу сельки, не отрывая взгляд от Золотушки. "Она ищет Хрустальный Идол", - задумчиво произнес Лейл. - "Наверняка он где-то здесь".

Крадучись, они последовали следом за юки, пересекли заснеженные пустоши... оказавшись у входа в монастырь Ривелгейч. Наверняка предмет поисков Золотушки - Хрустальный Идол - сокрыт в этих священных стенах племени клаватов, возведенных над источником, который, по поверьям, дарует щедрые урожаи.

Но на пути Лейлу встретился иной хранитель кристалла, принадлежащий к роду клаватов... тот самый, которого солдаты-лилти сняли с поезда, следующего из Гильдии сельки на Станцию Равнин. "Хватит уже переходить мне дорогу, Лейл!" - недовольно пробурчал мужчина, в котором Лейл безошибочно опознал своего старого "партнера" - Огня, воспоминания о котором остались исключительно негативные. Более бестолкового хранителя кристалла ему встречать еще не доводилось...

"Давай объединимся, Лейл!" - предложил Огонь, елейно улыбаясь. - "Вместе мы с легкостью справимся с этим делом. Нам нужно отыскать лишь девчонку-сельки..." "Я с тобой больше не работаю", - покачал головой юноша. - "Дни, когда я учился у тебя, давно прошли". "Тогда не попадайся у меня на пути!" - разозлился Огонь, но Лейл и Кейсс уже шагали прочь; им еще предстояло обыскать огромный монастырь...

Оставив Кейсса в просторных коридоров приглядываться к паломникам, Лейл проследовал во внутреннее святилище обители, где подле чудотворного источника лицезрел Белл! Хранитель кристалла сообщил девушке, что ее преследует Огонь, нанятый, судя по всему, самим Джеграном. Белл, однако, не восприняла слова Лейла серьезно, выпорхнула из святилища... а минуту спустя до хранителя кристалла донесся истошный женский вопль.

Клават бросился в том направлении, откуда донесся крик; по пути к нему присоединился Кейсс, сообщив, что вызвал подкрепления, и к монастырю приближаются солдаты Альфитарии во главе с самим Джеграном, который пообещал закрыть глаза на правонарушения, свершенные Лейлом в столице до тех пор, пока дело с юки не завершится.

Миновав объятые пламенем коридоры и выбежав на примыкающее к монастырю кладбище, где лицезрели Белл, Огня и юки, закрывшую собой дрожащую сельки. "Кто ты вообще такая?" - лютовал Огонь. - "Эта девчонка - моя цель!" "Моя миссия куда более важна", - спокойно отвечала юки. - "Боюсь, отступить придется тебе". Заметив подоспевшего Лейла, Белл взмолилась о помощи, но хранитель кристалла отрицательно покачал головой: "Только если ты сперва скажешь мне, где находится Хрустальный Идол".

Огонь Белл возмутилась подобным отношением, потребовала сперва помочь ей и избавиться от докучливого хранителя кристалла, обладающего властью над пламенем. Юки отступила, и Лейл вступил в магическую дуэль с Огнем - силы гравитации против могущества пламени.

Наставник потерпел поражение от рук ученика и, обессиленный, бросился наутек. Белл опасливо выглянула из-за дерева. "Куда подевался этот страшила?" - поинтересовалась она "Я уверен, он еще вернется", - отвечал Лейл. Сельки вздохнула, выудила из кармана Хрустальный Идол. "Его хотят заполучить и Джегран, и этот страшила", - призналась она, передавая реликвию клавату. - "Для меня это уж чересчур. Я передам его тебе на время, но обязательно верни впоследствии! Твой приятель стал полковником в королевской армии благодаря тебе. Хотя я, откровенно говоря, предпочла деньги". "Ладно, верну, как только разберусь с Золотушкой", - обещал Лейл, принимая артефакт.

...Воздушные корабли вооруженных сил Альфитарии опустились на Снежные Равнины; отряды лилти устремились в залы Ривелгейча. Верховный Командующий Джегран лично явился, дабы удостовериться в успешном завершении операции. Откуда-то из теней вынырнул этот недоносок Огонь, проскулил что-то об обещанной награде, ведь он все-таки выследил девицу-сельки. Джегран пинком отбросил его в сторону: и Огонь, и Кейсс сыграли свои роли; как результат - сейчас он, Джегран, находился здесь во главе внушительного воинского контингента, ровно как ненавистная юки, сельки, обожающая совать нос не в свои дела и даже посмевшая шантажировать его фотографиями, сделанными на борту "Алексис II", а также опасный и непредсказуемый хранитель кристалла Лейл.

По команде Джеграна солдаты взяли кладбище в кольцо, навели ружья на одинокого клавата. "Что ты делаешь?" - возмутился Кейсс, обращаясь к Верховному Командующему. - "Ты же сказал, что не станешь ничего предпринимать, пока юки не будет схвачена!" "Юки? Не вижу никакой юки", - ухмыльнулся тот. - Эта сделка не имеет смысла. К тому же, этот хранитель кристалла опасен. Чем раньше мы выведем его из игры, тем лучше".

Солдаты открыли шквальный огонь, но Лейл отгородился от пуль щитом, сотканным из уплотнившегося воздуха. Сосредоточившись на поддержании оного, хранитель кристалла слишком поздно заметил, как Джегран швырнул в него свой гигантский клинок... Но возник на пути оного пространственный рифт, и клинок, миновав его, вонзился в снег за спиной Лейла.

Выстрелы прекратились; взоры присутствующих обратились на одинокую юки, выросшую на одном из шпилей, венчающих крышу монастыря. "У тебя мой Хрустальный Идол", - объяснила юки свой поступок Лейлу, после чего, взмыв в воздух, ухватилась за холку кружившего над Ривелгейчем зу. Джегран проревел приказы, и лилти бросились к воздушным кораблям, намереваясь немедленно пуститься в погоню. С сим согласился и Лейл: раздобыв в загоне монастыря черного чокобо, юноша оседлал пернатую бестию, и, стараясь не терять из виду удаляющегося зу, устремился вслед за оным.

Погоня привела его к бездействующему кристаллическому реактору среди укрытых снегом руин. Спрыгнув с чокобо, Лейл поспешил внутрь, и не видел он, как буквально через несколько минут к основанию реактора прибыл Джегран. Верховный Командующий вознамерился было ступить в недра реактора, но путь ему преградил Огонь. Последний горел желанием расплатиться за свое унижение в монастыре и испепелить Джеграна на месте.

"Кристаллические реакторы синхронизируется с хранителями кристаллов и делают их сильнее", - заметил Верховный Командующий, кивнув на высящуюся на спиной его конструкцию. - "Этот реактор не функционирует, но все же он отозвался на присутствие хранителя. Это - монумент великого могущества хранителя кристалла". Огонь смутился: к чему лилти говорит об этом?.. "Кристаллический реактор... и мое могущество", - возопил Джегран. - "Это не совпадение, это судьба. И я докажу это тебе!"

Огонь атаковал противника волною пламени, но тот укрылся за телом чокобо, на котором и прибыл к реактору. На глазах потрясенного Огня тело ездовой птицы обратилось в глыбу алого кристалла, а когда из-за оного выступил Джегран, глаза пламенного хранителя расширились от изумления. Правая рука Верховного Командующего являла собою алый кристалл, а означало это, что Джегран - хранитель кристалла!.. Последний прикончил Огня, высвободив могущество кристалла, сокрытого в теле того. И кристаллический реактор вновь ожил...

Лейл настиг юки в одном из чертогов реактора... и в то же мгновение в оный ворвался Верховный Командующий. "Попались наконец, враги Королевства лилти!" - прошипел Джегран, медленно подступая к ненавистным отщепенцам. "И что же я натворил, позволь узнать? Насколько помню, я спас "Алексис", - ничуть не смутился Лейл. "Угрозу представляют твои силы", - отвечал Джегран. - "Они могут быть использованы во зло - вот этой юки, к примеру".

"Первооснова Кристаллов нарушена, и весь мир в опасности!" - вступила в разговор та. - "Дабы спасти его, четыре племени должны объединиться и восстановить Первооснову Кристаллов! Кристалл юки должен быть немедленно возрожден!" "А, так вот зачем ты собираешь осколки!" - резюмировал Джегран. - "Я немедленно положу этому конец!" "В час Великой Войны племя лилти уничтожило Кристалл юки", - не отступала юки. - "Осколки - остатки Кристалла нашего рода. Они по праву принадлежат нам, юки". "Побежденные не имеют никаких прав!" - отрезал Джегран. - "Мир ведет к гибели само ваше присутствие в нем!"

Выудив из кармана куртки алый осколок кристалла, Лейл продемонстрировал его лилти. "Верховный Командующий, узнаешь?" - полюбопытствовал он. - "Если верить Золотушке, именно это нарушает Первооснову Кристаллов". "Он излучает волны, отличные от тех, что присущи Четырем Кристаллам", - добавила юки.

Неожиданно, Джегран устремился в атаку, но юки оказалась проворней: она создала межпространственный рифт, и вырвавшийся из него бегемот набросился на Верховного Командующего, прижал к полу. Лейл применил гравитационные силы для того, чтобы сорвать стенную обшивку и наряду с юки сиганул в образовавшийся проем... несмотря на то, что до земли оставалось несколько десятков метров.

Оба рухнули в сугроб, причем на глазах Лейла от удара шлем юки отлетел от доспехов далеко в сторону. Неужто Золотушка столь нелепо погибла?.. Однако мгновение спустя тело юки поднялось на ноги, подошло к шлему и вновь водрузило его на место. Похоже, теория о том, что юки - бесплотные души, привязанные к доспехам, подтверждается...

"Меня зовут Амидателион", - обратилась юки к Лейлу. - "Я знаю, что у тебя есть Хрустальный Идол. Сразимся за него?" Хранитель кристалла усмехнулся, принимая вызов... но пламя ударило с небес в сугробы в нескольких шагах от них. К кристаллическому реактору прибыла воздушная флотилия Альфитарии, а в атаковавшем их планере восседал сам Верховный Командующий, горящий желанием покончить с возмутителями спокойствия Королевства раз и навсегда.

Не сговариваясь, юки и клават бросились прочь, спасаясь от гибельных выстрелов... Увы, некоторые из них прошили доспех юки, и та пала. "Что такое?" - подоспел к Амидателион Лейл. - "Вроде повреждения не столь уж страшны". "Очень страшны, Лейл", - прошептала юки. - "Если доспехи окажутся расколоты, я не смогу поддерживать собственное существование. А сейчас я попробую создать портал. Пожалуйста, помоги мне".

А к ним уже спешили солдаты Альфитарии, ведомые самим Верховным Командующим; планеты спикировали на Снежные Равнины, обратившись в боевые машины. Первым до Лейла и юки добрался Кейсс; Джегран напомнил сельки о принесенной тем воинской присяге, приказав немедленно стрелять в клавата. Выругавшись, Кейсс медленно поднял пистолет, прицелился... Мощный гравитационный импульс отбросил его далеко в сторону; юки успела сотворить портал, сиганув в который, они с Лейлом вновь оказались между сущим и забвением.

На островке тверди посреди бескрайнего серого марева означился самый что ни на есть обыкновенный платяной шкаф, из которого Лейл извлек новый комплект доспехов, положил его подле поврежденного. Немедленно, сущность юки начала перемещение, а юноша использовал выпавшую минутку, чтобы осмотреться. В центре жилища Амидателион пребывал круглый бассейн, в изумрудных водах которого попеременно отражались различные регионы мира смертного. Неужто и это своеобразный портал?..

Подойдя к книжной полке, Лейл взял в руки документ, с удивлением констатировав, что это - их с Кейссом контракт на сопровождение "Алексис II". "Я все знала", - подтвердила юки, сущность которой ныне оказалась привязана к новым доспехам. - "Я знала, что ты будешь на борту, что ты убережешь корабль от падения... как и то, что ты вытянешь меня из портала". "Но как?" - поразился Лейл. "Я уже говорила тебе, что я - призывательница", - отвечала Амидателион. - "Если у меня есть цель и ее местонахождение, я могу призвать фактически все. Из этого мира в тот, и наоборот".

Амидателион Заявив, что чрезвычайно устала, юки предложила Лейлу посетить город ее народа. Оный немедленно отразился в бассейне, и хранитель кристалла, согласно кивнув, сиганул в изумрудные воды... оказавшись в небесном граде юки - венце магического могущества этой расы, некогда парившем над смертным миром. Воистину, город поражал своим великолепием, и обитавшие здесь юки тепло приветствовали хранителя кристалла, с изумлением крутящего головой по сторонам... Повсюду Лейл замечал озерца магически очищенной воды, которую юки использовали для перемещения предметов из одного места в другое; к слову сказать, одно из подобных озер служило и основанием для города.

"Мы на грани уничтожения", - заявила Амидателион, когда Лейл вернулся в ее утлое жилище - островок, парящий в сером мареве между сущим и забвением. - "Первооснова Кристаллов нарушена, и этот мир может погибнуть. Мне нужно твое понимание, осознание того, почему возрождение столь необходимо". "Но почему я?" - напрямую вопросил Лейл. "Потому что ты - хранитель кристалла, Лейл", - молвила юки. - "Когда я обрела подобные силы, то сочла их проявлением воли Кристалла, желавшего восстановиться и вновь объединить наши миры. Таким образом юки будут спасены, а Первооснова Кристаллов восстановлена. Ты ведь понимаешь меня верно?"

Лейл тяжело вздохнул: как же все это сложно... "Честно говоря, никогда раньше не видел и не слышал ни о какой Первооснове Кристаллов", - признался он. - "И не хотел бы во все это вмешиваться. Но, с другой стороны, это не означает, что юки должны быть уничтожены окончательно. Возрождение? Почему бы и нет? Ведь изначально существовало же четыре народа, почему бы не вернуться к подобному устою?" "Лилти с тобой не согласятся", - молвила Амидателион. "Начнешь ли ты новую войну или послужишь делу мира - зависит только от тебя самого", - философски заметил юноша. - "Первооснова Кристаллов управляет сущим, верно?"

В доказательство своих добрых намерений Лейл протянул юки Хрустальный Идол, и та, поблагодарив его, поведала, что последний артефакт находится в столице, во владении принцессы Альфитарии. "Почему бы тебе не призвать ее с помощью своих сил?" - полюбопытствовал Лейл. "Я пыталась", - отвечала Амидателион. - "Но почему-то не получилось".

Лейл предложил свою помощь; Амидателион сотворила рифт в ткани реальности, а Лейл - как и тогда, на "Алексис" - применил гравитационные силы, намереваясь притянуть ту, что находится по ту сторону портала. Однако в обитель юки ему удалось переместить лишь белого хорька. Последний прыгнул на Амидателион, выхватил у опешившей юки Хрустальный Идол, отбежал на несколько шагов и остановился, встав на задние лапки и обернувшись к хранителям кристалла. Нехорошее предчувствие появилось у Лейла; сей хорек был ему донельзя знаком... ровна как и хозяйка, и ее изумрудный кулон...

Отобрав у грызуна реликвию и вернув ее юки, Лейл вызвался лично отправиться в столицу и потолковать с принцессой. Амидателион сомневалась, что клавату удастся вот так, запросто пройти во дворец и разыскать венценосную особу, но препятствовать ему в сем начинании не стала. Проследовав к озерцу в основании небесного города юки, Лейл высвободил свое могущество, возжелав переместиться в тот регион смертного мира, который встал пред его внутренним взором.

Оказавшись в отдаленной деревушке Лес Муглов, Лейл вознамерился перво-наперво сделать крюк да посетить Мостовой Город; быть может, Сид знает способ беспрепятственно добраться до Альтеи?.. Добравшись на поезде до станции у Тюремных Песков, хранитель кристалла проследовал в близлежащий Мостовой Город, устремился в мастерскую Сида, где изобретатель колдовал над усовершенствованием парового двигателя, ведь теперь изыскания его финансировал никто иной, как Вайгали.

Сид донельзя обрадовался, узрев Лейла живым и здоровым, немедленно поинтересовался, где же тот пропадал. "Я был в мире юки", - отвечал хранитель кристалла. - "Думаю, даже муглы не могут с легкостью переместиться на иную сторону реальности". Лейл поинтересовался у Сида, каким образом он может проникнуть во дворец, дабы пообщаться "кое с кем из королевской семьи" насчет юки. Сид предложил клавату пробраться на бал в честь единения племен, что вскорости состоится во дворце.

Следуя инструкциям изобретателя, Лейл вернулся в столицу Альфитарии, где спустился на нижние уровни недалече от Башни Торговли, в простонародье именуемые "свалкой". Каково же было удивление юноши, когда среди груд металлического хлама, обнаружил он... старый воздушный корабль, первый прототип "Алексис". Более того, в рубке оного пребывала алая кристаллическая статуя короля Альфитарии! На память Лейлу пришли слова Альтеи о болезни отца... Неужто это - результат недуга?.. Или... проклятие?..

Снаружи послышались тяжелые шаги, и Лейл счел за благо удалиться, устремившись к Дворцовой Башне. Верховный Командующий Джегран, приблизившись к воздушному кораблю, остановился, произнес: "Алексис"... обещаю, вскоре ты вновь поднимешься в воздух!" Но... показалось, или внутри корабля он действительно ощущает присутствие иного хранителя кристалла?.. Готовый в любой момент сорвать изысканный "кокон", скрывающий правую руку, Джегран устремился в рубку... но, помимо обращенного в алый кристалл короля и невесть откуда взявшегося безобидного белого хорька, никого не обнаружил. Значит, показалось...


До начала бала оставались считанные минуты, но на душе принцессы Альтеи было неспокойно. Подойдя к собравшимся в коридоре Старейшинам Альфитарии, девушка напрямую поинтересовалась: "Могу я рассчитывать на полную поддержку Совета Старейшин?" "Конечно, миледи", - осторожно отвечали Старейшины. - "Мы не позволим Джеграну творить все, что он пожелает. Однако мы бы хотели увидеть Его Величество, хоть на минутку".

"Пока я полностью не поправлюсь, я не хочу никого видеть. Моя слабость может посеять в сердцах ненужную тревогу". Это слова Его Величества, моего отца", - молвила Альтея, но Старейшины, уже слышавшие эту фразу неоднократно, переглянулись, после чего один из них произнес: "Мы понимаем, миледи. Однако без Его Величества мы не можем надеяться сдерживать амбиции Джеграна. Ведь это король назначил его Верховным Командующим, и лишь он может освободить его от этой должности". Принцесса Альтея была вынуждена признать истинность его слов. Ситуация стремительно выходила из-под контроля, и если станет известна правда...

Распрощавшись со Старейшинами, девушка проследовала в большой зал дворца, где пред собравшимися представителями трех племен объявила о начале бала, посвященного их единению. Не ведала она, что среди присутствующих находится и Лейл. Раздобыв элегантный черный фрак и слившись с толпою клаватов, хранитель кристалла пробрался во дворец, и теперь всеми силами старался приблизиться к Альтее... желательно, не привлекая к себе постороннего внимания.

Принцесса чрезвычайно встревожилась, заметив на балу хранителя кристалла. "Ты хоть понимаешь, сколь неосмотрительно ведешь себя?" - прошипела она, приблизившись к Лейлу. - "Джегран может вернуться в любую минуту". "Хорошо, тогда буду краток", - улыбнулся юноша. - "Могу я позаимствовать ненадолго твой Хрустальный Идол". Принцесса инстинктивно закрыла реликвию ладонью. "Лейл... ты хоть понимаешь, о чем просишь?" - поинтересовалась она. "Вполне", - отозвался тот. - "Я только что был на аудиенции у короля и получил его разрешение. Выражение его лица говорило: "Действительно, почему бы и нет?"

Принцесса судорожно втянула воздух: как понимать его слова?.. Стало быть, он все знает о несчастье, постигшем ее отца, но что это - угроза?.. Предложение помощи?.. Нечто иное?.. Не давая принцессе опомниться, Лейл закружил ее в танце, попутно излагая все, что ему удалось узнать за последние дни о вершащемся в мире. "Юки стремятся к возрождению", - говорил он Альтее, - "к восстановлению Кристалла юки и возвращению сего племени в мир. В противном случае они обречены на гибель". "Но что получаешь ты, помогая им?" - вопросила принцесса, не в силах уверовать в то, что хранителю кристалла может быть присущ альтруизм. "Когда они вернутся, мир изменится", - улыбнулся Лейл. - "Это будет занятно".

"Во время войны юки сражались с лилти", - нахмурилась Альтея. - "Говорить о том, что возвращение их занятно... просто возмутительно. И... состояние моего отца... Вполне возможно, что именно они в сем повинны". "Сейчас у юки предостаточно собственных проблем", - возразил Лейл. - "На короля либо наложено заклятие, либо он подвергся нападению хранителя кристалла... а, быть может, это действительно какая-то болезнь".

"Лейл!" - возмущенно воскликнула Альтея, прервав танец. "Успокойся", - развел руками юноша. - "Да, вы ничего не выиграете, но не кажется ли тебе, что лилти и юки пора бы уже попытаться сосуществовать вместе? Или этот бал, посвященный единению племен, лишь для галочки?"

Кивком наказав Лейлу следовать за нею, Альтея проследовала на балкон, откуда открывался чудесный вид на огромный Кристалл племени лилти. "Перед тем, как исчезнуть из мира, юки наложили страшное заклятие на наш Кристалл", - поведала принцесса юноше, - "но мы не знаем, каково его действие. Однако Кристалл юки был уничтожен, и нарушение Первоосновы свело заклятие на "нет". Но не развеяло окончательно. Если Кристалл юки будет восставлен, восстановится и Первооснова, и, быть может, на этот раз из мира исчезнут уже лилти. Это заклятие... их наследие и проклятие".

Заметив, что в большой зал широким шагом проследовал Верховный Командующий, Лейл счел за благо ретироваться, пообещав на прощание Альтее, что обо всем позаботится. "Похоже, на бал проникла крыса", - проскрежетал Джегран, ступив на балкон, где оставалась принцесса. - "И вы наверняка обменялись парой слов. Можете строить какие угодно планы, это ничего не изменит. В жизнь воплотятся мои собственные замыслы". "Совет Старейшин на моей стороне!" - возмутилась Альтея. "Конечно, они же боготворят тебя", - ухмыльнулся Джегран. "Твоя армия всецело зависит от осколков Кристалла", - парировала принцесса, вызывающе глядя на Верховного Командующего. - "А распоряжаются ими Совет Старейшин и правящая семья". "Скоро они перестанут иметь какое бы то ни было значение", - отмахнулся Джегран. - "Как и юки".


Кейсс Бежав из Дворцовой Башни, Лейл разыскал Кейсса, и наутро товарищи устремились к городским вратам... заметив, как собирается у них внушительный воинский контингент лилти. "Верховный Командующий приказал арестовать всех членов Гильдии сельки и отправить их в Воздушную Тюрьму", - отвечали солдаты на вопрос Кейсса о том, куда направляется армия. - "Вайгали вменяется в вину помощь опасному преступнику".

Кейсс и Лейл переглянулись: что еще натворил Вайгали? И чего добивается Джегран подобным жестом сразу же по завершении вчерашнего бала единения племен?.. В любом случае, не помешает посетить Гильдию как можно скорее и выяснить наверняка, что происходит.

Добравшись на поезде до прибрежных регионов, Лейл проделал путь в опустевшую Гильдию сельки, где обнаружил Белл, одну-одинешеньку. Похоже, вот она, опасная преступница", обрекшая свой народ на заточение. Впрочем, Белл не собиралась спускать Джеграну подобную выходку, и строила планы о том, как проникнуть в Воздушную Тюрьму, зависшую над песками пустыни. Лейл предложил девушке воспользоваться помощью Амидателион - межпространственные рифты юки творит в совершенстве...

Ткань реальности давала брешь: то тут, то там возникали рифты, связующие мир смертный с обиталищем юки между сущим и забвением. Похоже, гибель мира, говорили о котором чародеи-юки, действительно не за горами...

Лейлу Амидателион сообщила, что готова возродить Кристалл энергиями Хрустального Идола, но для того, чтобы вернуться в смертный мир, ей нужна помощь клавата. Тот поведал юки о случившемся в Гильдии сельки. "Я хочу помочь этим сельки", - признался Лейл. - "Но я также хочу выяснить, к чему стремится Джегран". "А, тот лилти", - кивнула Амидателион. - "Я чувствую, как он вредит Первооснове". "Болезнь короля может быть как-то связана с развернутой им деятельностью", - задумчиво произнес Лейл, анализируя сведения, коими располагал на данный момент.

"Он хочет взойти на трон?" - поинтересовалась юки. "Взять в жены Альтею и встать во главе правящей семьи..." - молвил клават, скрестив руки на груди. - "Думаю, это возможно... Кстати, а что за заклинание наложенное на Кристалл лилти?.. Мне о нем рассказала Альтея". "Я слышала, это заклинание должно было завершить войну", - отвечала Амидателион. "Уничтожив Кристалл лилти?" - уточнил Лейл. "Не знаю", - молвила юки. - "Может, и по-иному".

"Ты завершаешь возрождение, но не знаешь, что при этом случится?" - удивился хранитель кристалла. "Наша первичная цель - спасти свой род!" - отрезала Амидателион. Лейл тяжело вздохнул: этот спор ни к чему не приведет, уж лучше он не станет терять времени и отправится в Воздушную Тюрьму.

Амидателион обещала сотворить портал, дабы Лейл смог проследовать к намеченной цели, а после прикинуть, сколько времени понадобится клавату для спасения заключенных, и открыть рифт еще раз. "В этот момент ты должен будешь своими силами вытянуть меня отсюда в смертный мир", - наказала юки. "Не проще ли будет, если я заберу Хрустальный Идол с собой?" - предложил Лейл. "Это, конечно, так, но есть один нюанс", - отвечала юки. - "Вопросы, связанные с нашим народом, должны решаться нами самими".

Амидателион сотворила портал, посредством которого Лейл проник внутрь Воздушной Тюрьмы - крепости, парящей над песками пустыни и питающейся энергией от кристаллических реакторов. Здесь юноша повстречал Белл, которая также стремилась отыскать Вайгали и сородичей. Избавив девушку от преследовавших ее стражников-лилти, Лейл удостоился искренней благодарности, после чего продолжил исследование тюрьмы, на поверку оказавшейся комплексом, где проводились исследования по усовершенствованию технологии реакторов.

Ворвавшись в обширную камеру, где содержались лилти, Лейл наблюдал ужасающую картину: Джерган касался несчастных правой кристаллической рукой... и сельки обращались в алые кристаллы! "Вы, падаль, послужите источниками энергии вместо осколков Кристалла юки", - говорил Верховный Командующий, расправляясь с беспомощными жертвами. - "Никто о вас плакать не будет".

"Стало быть, и он тоже - хранитель кристалла", - выдохнул пораженный до глубины души Лейл, замерев у входа и отметив, что Белл держится от палача на безопасном расстоянии. - "Теперь мне все понятно". Юноша обрушил на голову Верховного Командующего всяческий хлам - все, что угодно, лишь бы дать паникующим сельки возможность бежать от верной гибели.

"Джерган!" - выкрикнул Лейл, стремясь привлечь внимание безжалостного лилти. - "Статуя короля - твоих рук тело?" "Тот, кто страшится могущества кристаллов, не имеет права оставаться королем", - отвечал тот, оторвавшись на время от расправы над сельки. - "Он дрожал пред ними, а затем повелел остановить все кристаллические реакторы". "Это было верным решением", - возразил Лейл, краем глаза наблюдая за тем, как сельки со всех ног бегут из отсека. - "А теперь источником энергии для боевых кораблей послужат жизни смертных? Ты совсем лишился разума, Джегран! Пытаешься получить власть над Королевством?" "Получить власть?" - рявкнул Джегран. - "Я - Верховный Командующий, и действую исключительно в интересах Королевства! Но преступнику вроде тебя этого не понять".

Он отвернулся от Лейла... но узрел лишь, как последний из сельки - Вайгали - покидает отсек. Глухо зарычав, Джегран вознамерился было атаковать Лейла... который подобное стремление Верховного Командующего лишь приветствовал. Неожиданно в отсек проследовал Кейсс, и Джегран обернулся к полковнику. "Кейсс! Прикончи его!" - выкрикнул он, указывая на замершего в нескольких шагах клавата.

"А, наш беглый хранитель кристалла...", - усмехнулся Кейсс, едва удостоив Лейла взглядом, после чего протянул Джеграну документ, скрепленный королевской печатью. - "Однако, Верховный Командующий Джегран, у меня прямой приказ принцессы Альтеи. Она приказывает вам немедленно освободить всех сельки, незаконно взятых под стражу". "Что?!" - рявкнул Джегран. Подобного поворота событий он явно не ожидал; по крайней мере, не так скоро.

"Да, и еще", - вкрадчиво добавил Кейсс, откровенно наслаждаясь смятением Верховного Командующего, - "все осколки Кристалла, находящиеся в Воздушной Тюрьме, должны быть немедленно собраны и отправлены в столицу. Это приказ принцессы и Совета Старейшин".

Медленно и угрожающе, Джегран двинулся на Кейса; правая рука ее ярко светилась алым. "Ты знаешь, что я с легкостью мог бы сейчас прикончить тебя..." - прошипел он. "Может, вам следует лучше подумать о себе самом?" - предложил Кейсс, пятясь назад, но не теряя присутствия духа. - "Верховный Командующий - хранитель кристалла? Новость наделает шуму в Королевстве..." "У тебя нет доказательств", - отрезал Джегран. - "Я уничтожу всех свидетелей произошедшего здесь".

В это мгновение у дальней стены отсека возник межпространственный рифт, и Лейл тихо выругался с досады. Амидателион, только не сейчас... Но, верный данному обещанию, юноша вытянул юки из пространства между сущим и забвением в смертный мир, после чего рифт исчез.

Не мешкая, Джегран ринулся к Белл, но на пути его вырос Кейсс. Сельки и лилти сошлись в бою на мечах; клинок Кейсса выглядел в сравнении с гигантским палашом Верховного Командующего детской игрушкой. Амидателион же, воздев Хрустальный Идол над головой, вбирала в реликвию энергии осколков Кристалла, составлявших основу реакторов, что удерживали тюрьму в воздухе.

Как и следовало ожидать, сооружение содрогнулось, начало стремительное падение вниз, к земле. Лейл высвободил энергии кристалла, находящегося в его теле, чтобы смягчить падение крепости, дать шанс освобожденным узникам покинуть ее.

На полу отсека зазмеились трещины, образовали разлом; коротко взвизгнув, Белл исчезла в оном, следом за ней сиганул Джегран, по пятам за которым следовал Кейсс. Лейл понимал, что сейчас ничем не может им помочь, ибо всецело сосредоточился на том, чтобы Воздушная Тюрьма опускалась к пескам пустыни как можно более плавно. Амидателион, закончив с поглощением осколков, призвала в смертный мир зу, и, вспрыгнув на спину чудовищной птицы, закружила подле тюрьмы, держась, однако, на безопасном расстоянии: ее миссия была слишком важна, чтобы рисковать понапрасну...

...Краем глаза Лейл заметил появившихся на парапете в нескольких десятках футов над ним участников нынешней драмы: улепетывающую Белл и отчаянно пытающегося сдержать рвущегося следом Джеграна Кейсса. Интересно все-таки, почему Верховный Командующий столь стремится расправиться с Белл и отдал приказ о ее аресте сразу после фактического падения "Алексис"? Что могла успеть натворить пробравшаяся на борт воздушного корабля девчонка?..

Вайгали Неожиданно за спиною Белл возник Вайгали. Лидер Гильдии сгреб с охапку девушку и Кейсса, швырнул обоих на платформу к Лейлу. Сам же могучий сельки отважно встретил натиск Джеграна... и погиб, обращенный тем в алый кристалл. Все еще исполненный решимости не оставлять в живых никого из свидетелей принадлежности его к хранителям кристаллов, Джегран швырнул гигантский палаш в платформу, пребывали на которой Лейл с товарищами. Клинок с легкостью расколол каменное основание платформы, и трое камнем рухнули вниз...

...прямо на столь своевременно подставившего пернатую спину зу. Последний забил крыльями, стремясь как можно скорее убраться из-под возобновившей стремительное падение Воздушной Тюрьмы. Оная рухнула, взметнув тучи песка, но зу и чудом уцелевшие наездники его были уже далеко.

Птица опустилась на краю пустыни; Амидателион немедленно отправилась в древние руины под Монументом Победы, дабы подготовиться к ритуалу высвобождения энергий Хрустального Идола и продолжению возрождения Кристалла юки. Лейл же, Белл и Кейсс спорили о том, что им надлежит предпринять теперь.

"Вернемся в столицу и всем расскажем о том, что Джегран - хранитель кристалла!" - с жаром доказывал Кейсс. - "Он обратил в кристаллы Вайгали и многих остальных!" "У нас нет доказательств", - вздохнул Лейл. - "Тюрьма уничтожена". "Принцесса поверит нам! Должна поверить!" - восклицал Кейсс. "Успокойся, Кейсс!", - урезонил товарища Лейл. - "Принцесса ничего не сможет сделать, не имея доказательств! У высших эшелонов свои правила, ты должен был бы уже понять это".

Белл плутовато улыбнулась, продемонстрировала фотопленку, снятую на "Алексис", где была отчетливо запечатлена правая рука Джеграна. "Обладая этим, я могла бы сколотить состояние, но я не могу спустить Джеграну с рук убийство лидера нашей Гильдии", - с некоторым сожалением молвила она. "Это достаточное доказательство?" - уточнил Кейсс, переводя взгляд с Белл на Лейла. "Если Альтея узнает, что Джегран обладает силой кристаллизации, она начнет действовать незамедлительно", - согласно кивнул хранитель кристалла. - "Белл, отправляйся с Кейссом и лично расскажи принцессе обо всем. Меня же ждет в руинах Золотушка. Я прослежу за возрождением; быть может, мне еще придется остановить его".

Кивнув, сельки направились к терпеливо дожидавшемуся их зу; птица взмыла в поднебесье, устремившись к столице Альфитарии. Лейл же поспешил в погребенный под Монументом Победы город, где лицезрел Амидателион, терпеливо дожидавшуюся юношу у частично восстановленного гигантского Кристалла. "Я уже говорил тебе раньше", - счел необходимым отметить Лейл. - "Заклинание угрожает Кристаллу лилти. Если эту проблему не удастся разрешить, помогать тебе я не намерен". "Мне казалось, мы пришли к пониманию", - раздраженно бросила юки. - "Верно, последнее заклинание, сотворенное юки, должно было уничтожить Кристалл лилти. Однако мы не знаем, как поведет себя двеомер при возрождении нашего Кристалла".

"Несколько недальновидно", - хмыкнул Лейл. "Возрождения требует Первооснова Кристаллов!" - воскликнула Амидателион. - "Именно Первооснова сделала меня хранителем кристалла. Возрождения не избежать. Посему именно Первооснова решит судьбу Кристалла лилти и этого народа. Возможно, ничего не случится, а, быть может, лилти исчезнут из мира". "Не нравится мне это", - покачал головой Лейл. - "Первоосновой Кристаллов ты оправдываешь свои действия. Ты считаешь, что раз хранители порождены оной, то могут творить все, что хотят?" "Это все слова, Лейл", - отмахнулась юки. - "Я хочу спасти свою семью, свой народ. Только и всего. Надеюсь, ты не станешь называть мои стремления патетичными".

...Вскрикнув, Амидателион сотворила небольшой межпространственный рифт, и удар правой руки подкравшегося к Лейлу сзади Джеграна миновал свою цель. Но алая длань соприкоснулась с доспехом юки... обратив его в алый кристалл. Закричав от ярости, Лейл обрушил на Джеграна гигантские каменные глыбы, усеивавшие основание обширного Чертога Кристалла, и Верховный Командующий счел за благо ретироваться. Ведь он добился своего: угрозы со стороны племени юки не существовало боле...

В последние мгновения своего смертного существования обращающаяся в алый кристалл Амидателион высвободила могущество Хрустального Идола, восстановив энергиями его часть Кристалла своего рода. Сознавая, что обязан ей жизнью, Лейл поклялся довести возрождение до конца... В ладонь ему опустился потухший Хрустальный Идол...

Выбравшись на поверхность к основанию разрушенного Монумента Победы, Лейл был встречен воинским контингентом лилти. Похоже, на этот раз Верховный Командующий решил действовать наверняка и покончить с хранителем кристалла, доставившим ему столько неудобств. Ухмыльнувшись, Джегран повелел солдатам расстрелять преступника, но те медлили, а спустя мгновение причина сего стала понятна Верховному Командующему.

"Преступник - это ты, Джегран", - заявила показавшаяся из-за груд камня Альтея, следовали за которой Белл и Кейсс. - "Верховный Командующий Джегран, ты ведь - хранитель кристалла, верно?" Солдаты-лилти разом вздрогнули, не ожидая подобного откровения от наследницы трона. Заметив сие, Джегран позволил себе легкую улыбку. "А даже если и так, это делает меня преступником?" - полюбопытствовал он. "Нет", - покачала голой Альтея, - "но тебе следует ответить перед Советом Старейшин на вопросы касательно случившегося на борту "Алексис", в Воздушной Тюрьме, да и о целом ряде иных происшествий. Да, тебе за многое придется ответить".

Джегран, нахмурившись, упрямо молчал. Кейсс выступил вперед, выразительно потряс наручниками. "Я, посвятивший всю свою жизнь служению Королевству, преступник?!" - проревел Джегран, терпение которого лопнуло. - "Мое могущество создало Королевство таким, какое оно есть сейчас. Вы, глупцы, думаете лишь о своих презренных жизнях, в то время как я положил свою в основу Королевства! Да как вы смеете!"

Он обнажил правую руку, схватил ею Кейсса за горло... но в следующее мгновение рухнул, выпустив жертву. Сильнейшее гравитационное воздействие, созданное Лейлом, буквально припечатало Верховного Командующего к земле. Альтея кричала, приказывая юноше остановиться, но он оставался глух к ее словам: хранитель кристалла целенаправленно убивал Джеграна...

Выхватив пистолет, принцесса выстрелила в камень у ног Лейла, и лишь тогда тот пришел в себя, отступил на шаг. Солдаты бросились вперед, дабы взять под стражу разжалованного Верховного Командующего...


Сид Много позже Лейл, Кейсс и Белл нанесли визит в мастерскую Сида, и хранитель кристалла поведал товарищам о состоянии короля, а также о том, что Альтея надеется заставить Джеграна обратить вспять процесс кристаллизации.

Однако миссия Лейла еще не была закончена. "Третьего возрождения так и не свершилось", - напомнил он друзьям, устремившись к выходу из мастерской. "Ты что, спятил?!" - возопил Сид. - "Вспомни о заклинании, наложенном на Кристалл лилти!" "Лейл, почему ты так стремишься помочь этим юки?" - поддержал изобретателя Кейсс. - "На тебя это совсем не похоже". "По тем же причинам, что и ты, Кейсс", - отрезал Лейл. - "Я меня долг перед Золотушкой".

"По тем же причинам?.." - поразился Кейсс. - "То есть, ее тоже убил Джегран?" "Возрождения не случится без Хрустального Идола Альтеи", - кивнув, пояснил Лейл. "Ты что, собираешься украсть его?" - поразилась Белл. "Если в том будет необходимость", - усмехнулся хранитель кристалла.

Покинув мастерскую, он проследовал на железнодорожную станцию, на поезде добрался по столицы, размышляя, каким же будет следующий ход принцессы. После их разговора на балу девушка должна понимать, что рано или поздно он явится за Хрустальным Идолом... Сам же Лейл искренне сомневался, что Джегран может исцелить короля: силы хранителей кристаллов далеко не безграничны, и принцессе придется смириться с этим...


Альтея и Джегран проследовали в рубку изначального боевого корабля "Алексис", пребывающего ныне на обширной столичной свалке; солдатам, сопровождавшим заключенного, принцесса велела остаться снаружи. "Если ты обратишь свои силы вспять, то сможешь исцелить моего отца", - умоляюще молвила девушка, так и не оставившая надежды. - "Пожалуйста, попытайся".

Джегран проследовал к обращенному в алый кристалл монарху, возложил правую руку ему на чело. "В тот день король приказал изъять все осколки Кристалла с "Алексис", - произнес он. "Зачем использовать осколки для боевого корабля, если можно применить их для нужд народа?" - повторила Альтея слова, произнесенные отцом.

"Мое могущество дарует нам бесконечный запас кристаллов", - молвил Джегран. - "Король и об этом прекрасно знал". "Не может быть!" - воскликнула Альтея, а Джегран продолжал: "Именно король изначально хотел использовать кристаллы в качестве оружия. В попытке достичь этого многие расстались с жизнями, а я потерял руку. Но в итоге я обрел способность к кристаллизации. Я считал это даром судьбы. Но затем король сказал, что корабль, названный в честь его усопшей супруги, не должен работать на энергии затронутых порчей кристаллов. Он преклонялся пред их невероятным могуществом, но, страшась, прятался в тени королевы... жалкий трус!.. Ты ведь знаешь, что кристаллические реакторы приумножают могущество хранителей? Тогда я этого не понял, но свое могущество я получил от "Алексис". Могущество, чтобы прикончить этого глупца!"

Повинуясь воле Джеграна, системы мертвого, казалось, корабля вернулись к жизни. На глазах ужаснувшейся Альтеи могучий лилти разбил статую короля на мелкие осколки, после чего обернулся к принцессе. "Примешь ли ты эту силу?" - с оттенком угрозы произнес он. - "Силу править миром?" Ответить девушка не успела; Хрустальный Идол ее ярко воссиял...

Жители столицы с изумлением воззрились на изумрудные потоки энергии, прочертившие ночное небо; кристаллические реакторы, пребывающие в городе, дали сбой, ибо Хрустальный Идол жадно вбирал в себя энергию осколков. "Прими эту силу и будем править миром вместе", - предложил Джегран, упиваясь могуществом, многократно усиленным пробудившимся кристаллическим реактором. "Силам твоим не место в Королевстве лилти и в этом мире", - твердо молвила принцесса, отметая предложение неистового хранителя кристалла. - "Я приму сторону Первоосноы Кристаллов".

"Первооснова сделала меня таким, каков я есть", - изрек Джегран, воздев алую руку к испещренным изумрудными потоками небесам. - "Если и ты не примешь истину, то разделишь участь отца!" Он вознамерился было обратить в кристалл и Альтею, но неожиданно девушку окружил магический щит. Отдернув руку, Джегран задумчиво смерил потупившуюся принцессу взглядом, затем с силой рванул за ворот ее платья... воззрившись на кристаллическое образование на груди девушки. "Вот как? Стало быть, ты тоже..." - изумленно пробормотал он, и расхохотался: если Первооснова действительно существует, мрачной иронии ей не занимать!..


Горожане с ужасом и благоговением взирали на черный корабль, медленно рассекающий ночное небо. Кристаллический реактор, поддерживающий судно в воздухе, светился алым. Задрав голову, Лейл отметил, что именно этот корабль наблюдал он на свалке; должно быть, Альтея и Джегран внутри, и события приняли самый скверный из возможных оборотов.

"Но как он держится в воздухе без кристаллических осколков?" - выдохнул Кейсс, с которым Лейл вновь встретился по возвращении в столицу. "Наверняка в качестве источника энергии используется король", - напряженно произнес Лейл, провожая зловещее судно взглядом. А, быть может, и иные несчастные, обращенные в кристаллы Джеграном...

Но как же достичь боевого корабля?.. Выход подсказал Сид; прибыв в столицу наряду с Белл, изобретатель немедленно проследовал на аэродром, где занялся восстановлением лайнера "Алексис II", установив на него паровой двигатель. Мощности того, конечно же, не хватало для поднятия корабля в воздух, и роль "дополнительного двигателя" принял на себя Лейл.

Так, воздушный корабль "Алексис II" вновь поднялся в воздух, и у штурвала его стояли Сид и Лейл. Немедленно загомонили орудия боевого корабля Джеграна, в том числе и гигантская кристаллическая пушка, установленная Верховным Командующим на борту. Снаряды пронзали обшивку лайнера, но он упрямо поднимался ввысь, пока, наконец, не столкнулся с боевым кораблем.

Использовав момент, Лейл перепрыгнул на борт судна противника, устремившись к рубке управления. Но остановился, как вкопанный, осознав, что корабль направляется к парящему в небесах над столицей Кристаллу лилти, и именно на оный нацелена кристаллическая пушка. Похоже, это понял и оставшийся у штурвала "Алексис II" Сид, посему изобретатель направил лайнер наперерез боевому кораблю, и выстрел, предназначавшийся Кристаллу, угодил в бок. "Сиииид!!!" - истошно закричал Лейл, но тут же облегченно выдохнул, заметив, как из огненного шара, в который обратился лайнер, вынырнул пилотируемый Кейссом планер; на заднем сидении оного уютно устроился Сид.

Джеграна Лейл отыскал на палубе; тот указал на связанную Альтею, пребывающую без сознания, на груди которой отчетливо виднелся кристаллический след. "Принцесса скрывала, что и она - хранительница кристалла", - хмыкнул Джегран, откровенно наслаждаясь изумлением Лейла. - "Она ловко водила за нос нас с тобой, ровно как и Кейсса, и Совет Старейшин". "Да мне наплевать на это", - пренебрежительно отмахнулся Лейл. - "Я здесь не для того, чтобы принцесс спасать. Я хочу прикончить тебя, только и всего".

"Скажи, ты когда-нибудь задумывался о том, по какой причине обладаешь подобным могуществом?" - поинтересовался Джегран. - "Мое могущество - способность к кристаллизации - может предоставить бесконечный запас энергии, когда усилено кристаллическим реактором. Ни король, ни принцесса этого так и не поняли. Было время, когда я стремился уничтожить правящую семью и принять бразды правления вместо нее. Но мне все стало понятно, когда я увидел кристалл на теле принцессы. Куда более великая сила стремится изменить этот мир. Первооснова Кристаллов порождает хранителей. Та юки, эта девушка, ты и я. Мы все - хранители, но я стою нам всеми вами! Первооснова Кристаллов породило меня, я же, в свою очередь, порождаю кристаллы! Посему я обладаю силой создать новую Первооснову! А это - поистине божественное могущество".

"Да брось ты", - отозвался Лейл, ничуть не впечатлившись прозвучавшей тирадой. - "Мы самые обыкновенные смертные, обладающие чуть большим могуществом, нежели остальные". "Глупец!" - скривился Джегран. - "Кристалл сделал правильный выбор. Избранный - я, никак не ты. А теперь ты узришь могущество бога. Начнем с исполнения желания юки, с возрождения".

С этими словами Джегран швырнул Альтею за борт корабля; Лейл сиганул следом, подхватил девушку в воздух. Принцесса пришла в себя, и наблюдали они, как над далеким горизонтом величаво всплыл возрожденный Кристалл юки, ослепительное сияние которого разгоняло ночную тьму, ибо впитывала реликвия энергии Хрустального Идола. "Последнее возрождение", - выдохнул Лейл, удерживая девушку в воздухе. - "Кристалл юки, ровно как и их мир, будут восстановлены". Принцессе, однако, было не до любования чудесным зрелищем. "Заклятие юки!" - выкрикнула она. - "Нужно уберечь Кристалл лилти!"

Джегран Небо над Кристаллом лилти обратилось в гигантский межпространственный рифт, вырвалось из которого множество зу. Похоже, заклинание юки действительно уничтожало Кристалл своих извечных противников. Альтея, однако, не собиралась сдаваться без боя. Лейл опустил принцессу на спину одного из зу, и девушка немедленно направила птицу к поглощаемому разрушительными энергиями Кристаллу своего народа. Лейл же воспарил обратно к черному боевому кораблю: у каждого из них - свое сражение...

Шторм яростных энергий бушевал над Кристаллом лилти; Альтея высвобождала все свое могущество, пытаясь свести на "нет" гибельный двеомер... Лейл же вернулся к палубе боевого корабля, по которой продолжал расхаживать Джегран. "Если Кристалл будет уничтожен, ты тоже исчезнешь из этого мира", - произнес юноша, не понимая до конца, к чему все-таки стремится Джегран. "Добрая принцесса дала мне немного времени", - усмехнулся тот. "То есть, все идет согласно твоему плану?" - с сарказмом поинтересовался Лейл. - "Но преуспеешь ли ты?"

"Конечно же, преуспею!" - тоном, не терпящим возражений, произнес Джегран. - "Это был последний штрих!" С этими словами он ударил кулаком в палубу, обратив боевой корабль в гигантский алый кристалл. Оный все увеличивался в размерах, обращаясь в совершенное оружие, управляемое Джеграном - антипод Первоосновы Кристаллов... Нет, этот кристалл и был Джеграном, могущество которого оказалось чрезвычайно усилено кристаллическим реактором боевого корабля.

Но и Лейл не остался в стороне, благо и его силы возросли в результате высвобождения колоссального количества энергии, свершенного Джеграном. Здесь, в небесах, развернулось судьбоносное противостояние, в котором Лейл одержал верх над чудовищным кристаллическим порождением, обратился в которое Верховный Командующий. К атаке на боевой корабль к Лейлу присоединилась и флотилия Альфитарии, но множество кораблей оной было уничтожено Джеграном, творящим гибельные поля, обращающие в кристалл всю материю в пределах досягаемости.

Наконец, корабль и кристаллические реактор его были уничтожены, но Джегран оставался в небесах, паря напротив Лейла. "Моя Первооснова утрачена", - с горечью произнес он. - "Победа осталась за юки. Первооснова лилти будет уничтожено..."

Вздрогнув, Лейл обратил взор на Кристалл лилти. Принцесса Альтея так и не смогла противостоять гибельному заклятию, разрушающему реликвию, лишилась чувств. Но в момент черного отчаяния родилась надежда, ибо сдержали двеомер чародеи-юки, вернувшиеся в смертный мир. Лейл вздохнул с облегчением... но в это мгновение Джегран атаковал его. Хранители кристаллы низвергнулись вниз, сквозь свинцовые облака, к земле...

"Четыре Первоосновы вновь вместе, как и должно быть", - говорил Лейл, стремясь вырваться из мертвой хватки Джеграна. - "Здесь нет места твоей Первооснове". "То же можно сказать и о тебе", - парировал тот. - "Тебе нет места в новом мире".

Земля неумолимо приближаться, но не готов был Лейл безропотно принять скорую смерть...


Альтея, королева Альфитарии, предложила занять пост Верховного Командующего Кейссу, но тот отклонил предложение. С гибелью Вайгали он планировал принять бразды правления Гильдией сельки, ведь народ его не очень-то жалует всякие законы и ограничения. А поскольку дел у королевы ныне предостаточно - восстановление державы, налаживание добрых отношений с народом юки - Кейсс собирался приложить все силы, чтобы отыскать Лейла, как в воду канувшего после противостояния с Джеграном. Многие - в том числе и скрупулезно прочесывающая окрестные земли Белл - не могли уверовать в факт гибели хранителя кристалла, но с каждым днем надежда все таяла.

Теперь, с восстановлением Первоосновы Кристаллов, хранители оных утратили свое могущество... но не Лейл. Пребывал последний в далеких землях, и в скором времени возвращаться в Альфитарию не собирался. Ведь мир столь велик, и великое множество приключений ожидает его, хранителя кристалла!..

6. Отзвуки времен

Юноша бежал через лес, настороженно озираясь по сторонам, опасаясь возможной атаки со стороны вездесущих монстров. Ведь сегодня ему исполнилось шестнадцать, а по старинному обычаю все молодые люди из его деревни, достигшие сего возраста, обязаны ступить в чащобу, в сердце которой и произойдет церемония, знаменующая их возмужание. В лесу герой обнаружил руины древнего селения, в которых сразился с неким каменным конструктом, доселе невиданным.

Наконец, парень вышел на поляну, где над озерной гладью сиял огромный кристалл! Разинув рот, он с благоговением уставился на реликвию... ведь, насколько он знал, в мире не осталось кристаллов вовсе! На вершине оного восседала Шерлотта, сребровласая чародейка из неведомого юноше рода. Она вполне сошла бы за клавата, не будь за спиною у девушки очаровательного кошачьего хвостика. Поздравив героя с успешным прохождением церемонии возмужания, Шерлотта протянула ему маленький кристалл в качестве подарка.

По возвращении в деревню героя и Шерлотту жители, в число которых входили представители всех четырех рас этого мира, встретили дурными вестями. Девчушка по имени Эрилл неожиданно лишилась сознания, и мудрый юки предположил, что сломила ее "кристаллическая болезнь". Жители предались было панике, но юки заметил, что исцеление существует, вот только в окрестных лесах необходимых компонентов для зелья не отыскать. Существовала лишь одна проблема - по Закону ни один из жителей никогда не должен покидать пределов леса, что привело в ярость лучшую подругу Эрилл - молодую юки по имени Норштален.

"Кристаллическая болезнь? Сотни лет эта зараза косила смертных в сих землях", - качая головой, говорил чародей-юки. - "В старые времена молодые люди, живущие подле кристаллов, частенько болели ею, но мы легко врачевали их. Предположительно, мы должны были быть защищены от нее. Воистину, мир меняется..."

Шерлотта вызвалась покинуть деревню, несмотря на возражения юки, которого она оставила надзирать за Эрилл. "Ведь я единственная, кто может ступить во внешний мир", - резонно заявила волшебница. "Есть еще кое-кто", - юки бросил быстрый взгляд на героя, только что завершившего церемонию. - "И вообще, рано или поздно ему придется узнать о внешнем мире".

"В давние времена кристаллов существовало великое множество, и кристаллическая болезнь не была чем-то необычным", - обратился деревенский старейшина к герою, вызвавшемуся отправиться на поиски компонентов для исцеляющего зелья. - "Мы называем ее болезнью, но на самом деле это не так. Смертные, переболевшие ею, становятся сильнее и никогда больше не болеют. Мы считали ее благословением и радовались, когда ребенок заболевал ею. Ты помнишь, как сам переболел? Тебе было столько же лет, сколько сейчас Эрилл. Ты ведь не болел с тех пор? И раны твои затягивались куда быстрее. Это тоже следствие кристаллической болезни".


Покинув деревушку, герой вскоре добрался до города, куда стекалось множество искателей приключений, занятых поисками сокровищ в руинах древней цивилизации, коих в окрестных пустошах оказалось великое множество. Посетив Гильдию Искателей Приключений, герой заручился поддержкой компаньонов, выразивших заинтересованность в его поисках. Надо сказать, о своем происхождении он никому не рассказывал, благо сознавал, что по неведомым причинам жители деревни хотят сохранить существование ее в тайне, а горожане чураются древнего леса.

Вместе, герои направились к величественному зданию библиотеки, которая предположительно была построена в ту же эпоху, к которой относятся и руины древней цивилизации. Внутри они повстречали Ларкейкуса, знаменитого археолога, занятого исследованием руин в окрестных пустошах.

"Кристаллы - могущественные реликвии, излучающие постоянную энергию", - промолвил Ларкейкус, внимательно выслушав рассказ героя. - "В малых количествах она безвредна. Но если смертный подвергается воздействию ее продолжительное время, тело его претерпевает изменения, которые и получили название "кристаллической болезни". Это очень древний недуг. Кристаллы давно исчезли из этого мира, так почему же кто-то умудрился заболеть сейчас?"

Он осекся, внимательно воззрился на юношу. "Я ощущаю... кристалл?" - выдохнул археолог. - "У тебя с собой кристалл?" Кивнув, юноша продемонстрировал ему подаренную Шерлоттой реликвию. "Действительно, кристалл", - прищурился археолог. - "И потрясающей чистоты, кстати говоря. Означает ли это, что кристаллы возвращаются? Нет, быть того не может". Археолог потребовал ответа на вопрос, где герой взял этот кристалл, но тот упрямо молчал, и Ларкейкус, вздохнув, извинился за свою настойчивость. После чего сообщил, что знает, как исцелить кристаллическую болезнь, но за услугу свою попросил героя сделать кое-что для него самого - оказать помощь в археологических исследованиях. "Для приготовления зелья мне необходим рог буффазавра, магического создания, обитающего подле воды", - сообщил Ларкейкус.

Посетив городские канализационные стоки, герои расправились с обитавшим там буффазавром, после чего преподнесли рог твари Ларкейкусу. Тот, как и обещал, изготовил целительное зелье, велев юноше и его спутникам навестить его завтра, благо за любую услугу нужно платить.

Вернувшись в лесную деревню, герой передал зелье Шерлотте, и действительно, оно мгновенно исцелило Эрилл! Помня об обещании, данном археологу, на следующий день герои вернулись в городскую библиотеку, где терпеливо дожидавшийся Ларкейкус поведал им о своих многолетних исследованиях руин. "Этот город находится между двух гор, на вершине каждой из которых - древние руины", - говорил археолог. - "За прошедшие столетия части их отделились от основных комплексов. Я хочу, чтобы вы их восстановили. По моим сведениям, древние устройство на вершине горы все еще действует, и когда вы восстановите его, произойдет весьма интересное явление".

...Совершив восхождение на Ледяную Гору, герои привели в действие некий механизм, наблюдая, как изо льда ввысь поднялся каменный столб. Узнав об этом, Ларкейкус пришел в восторг, воскликнув, что годы его изысканий не прошли впустую, и именно такого результата он и ждал!.. Содеяв то же на Огненной Горе, герои вновь вернулись в библиотеку, сообщив археологу об успешном исполнении его поручения. Тот поблагодарил юношу и его спутников, и, дождавшись, когда они покинут обитель знаний, ликующе расхохотался. "Пришло время!" - возопил он. - "Моя теория, которая опровергает фундаментальные законы причинно-следственной связи, будет наконец-то доказана!"


А следующей ночью Ларкейкус привел в исполнение годами вынашиваемый план. Взойдя на вершину горы по тропе, заботливо очищенной героями от монстров, археолог активировал древние артефакты, и ярчайший свет озарил ночное небо, и устремился ввысь шпиль черной башни, выросшей на месте глубокой пропасти, будто соткавшейся из воздуха...

Чародейка Шерлотта ощутила боль в грудь, неведомая сила сдавила сердце... А кристалл в лесу разлетелся вдребезги...


Проснувшись и выйдя из хижины, герой не обнаружил ровным счетом никого из жителей деревни. Исчезла даже домашняя живность; остались лишь искатели приключений, присоединившиеся к нему в городе, да юки Норштален, не менее самого парня озадаченная случившемся. Юки поведала, что видела ночью яркий свет, а затем донесся громкий звук со стороны города.

Заметив черную кошку, бредущую к лесу, герои устремились вслед за нею. Однако животное умудрилось куда-то исчезнуть; тем не менее, выйдя к озерцу, герои лицезрели малышку Эрилл, уставившуюся на несколько маленьких осколков кристалла, витающих в воздухе - все, что осталось от древней реликвии. "Все селяне исчезли бесследно", - вздохнула малышка, обращаясь к юноше. - "Ровно как и остальные осколки кристалла. Должно быть, они разлетелись далеко-далеко. Но ведь если их собрать вновь, кристалл можно возродить и все жители деревни вернутся назад! Понимаешь, этот кристалл... да ты и сам вскоре все узнаешь".

Юноша обещал, что непременно соберет осколки кристалла. Вернувшись в деревню, он сообщил Норштален, что ее подруга Эрилл цела и невредима, и юки с облегчением вздохнула. "В давние времена в мире было полно кристаллов", - сообщила она. - "Они служили источниками энергии для древних технологий. Но в один прекрасный день они начали исчезать. Если верить легендам, в мире остался лишь один кристалл, прозванный Сокровенным". Вздохнув, герой отвечал, что именно Сокровенный Кристалл был расколот сегодня ночью в лесу, и юки изумленно вытаращила глаза: услышать подобное она никак не ожидала.

Ларкейкус Справедливо предположив, что хитроумный археолог как-то причастен к случившемуся ночью, герои немедленно выступили в город... Практически все горожане отправились к скальному обрыву у места раскопок, поглазеть на новосотворенную башню; город опустел. В довершение всех бед, из недр библиотеки хлынули монстры, и героям пришлось приложить немало усилий, расправляясь с ними.

Спустившись глубоко в подземные чертоги библиотеки, они лицезрели самого Ларкейкуса, всецело погруженного в чтение фолианта. "Древняя цивилизация некогда процветала в сих землях", - говорил археолог. - "Благоденствие свое она построила на использовании технологий, поглощающих силу кристаллов. Но однажды кристаллы исчезли из мира, и цивилизация, лишенная источников энергии, пала. Рассыпалась в пыль". Захлопнув книгу, он обратил взор к замершему у входа юноше и его спутникам. "Но сейчас у тебя находится один из таких кристаллов", - промолвил Ларкейкус. - "Каким образом ты получил его? Неважно. Важен результат. У тебя в руках - причина страшной катастрофы. Какая ирония... Не обладая могуществом кристаллов, я бы никогда не сумел завершить свой проект. Если боги существуют, думаю, я должен поблагодарить их. Причина и следствие. Если верно рассчитать причины событий, коим судьбой предназначено свершится... то они и произойдут! Ты исполнил свою роль, и мир в тебе больше не нуждается".

С этими словами Ларкейкус призвал чудовищных монстров, наказав им атаковать пораженных подобным оборотом событий искателей приключений. Героям ничего не оставалось, как уничтожить пожилого археолога, но когда пал он, кристалл, дарованный юноше Шерлоттой, ярко воссиял и устремился к телу Ларкейкуса. Хихикая, тот поднялся на ноги. "Давненько я умирал в последний раз", - проскрежетал он. - "Я знаю, как одержать верх над смертью. Однако в мире, лишенном кристаллов, это умение применять... сложновато. Но вскоре это изменится... Грядущая катастрофа изменит прошлое, но на этот раз..." Он осекся, согнулся от боли. "Что? Что это за кристалл? Откуда он у тебя?" - выкрикнул Ларкейкус, вырвав из тела впившийся в него кристалл героя и отшвырнув артефакт в сторону. - "Если ты тот, кто создаст катастрофу, мы встретимся вновь, помяни мои слова! Но когда это произойдет, я уничтожу тебя, как причину событий. Мир будет избавлен от трагедии, а темные тучи, витающие над нашим будущее, рассеются".

И Ларкейкус исчез, лишь кристалл поблескивал на полу в опустевшем чертоге. Герои мало что поняли из монолога археолога, разве что бессмертие его обусловлено кристаллами, а в будущем мир ожидает некая катастрофа. Сокровенный Кристалл расколот, в пустошах возникла башня... а в древние времена цивилизация пала, когда кристаллы исчезли. При всем при этом, Ларкейкус наверняка обладает куда большим могуществом и знаниями, чем сограждане его считали доселе. Неужто он может заглянуть в будущее и узреть в нем катастрофу?..

Как бы то ни было, все происходящее сейчас наверняка каким-то образом связано с древней цивилизацией, посему герои и направились в руины, надеясь отыскать там ответы на свои вопросы. Спустившись в недра огромного подземного комплекса, герои лицезрели юки. "Давненько у меня не было гостей", - приветствовал тот визитеров. - "300, 500, а, может, и все 700 лет? Так что же привело вас в глубины сих руин?.. Но что это? Я чувствую... кристалл? Быть того не может! Все кристаллы давным-давно исчезли!" Пожав плечами, герой продемонстрировал юки свою реликвию. "Кристалл?!" - отшатнулся тот. - "Как такое возможно? Ты? Из леса? Бегите! Вы должны бежать!" Страшно закричав, юки обратился в причудливую крылатую тварь, чем-то напомнившую герою встреченного в лесу конструкта.

И когда герои расправились с монстром, тот вновь обрел очертания юки... который несколько минут спустя поднялся на ноги. "Ох, никогда не привыкну к воскрешению", - пожаловался он героям. - "Меня зовут Вериаульд. И я должен попросить у вас прощения за то, что случилось. Я скрылся в столь уединенном месте для того, чтобы никому не причинить вред. Этот кристалл у тебя... осколок Сокровенного Кристалла, да?" Герой кивнул, вновь полез в карман за кристаллом, но юки замотал головой, отскочил на несколько шагов назад. "Быстрее! Спрячь его!" - велел он, и когда герой исполнил его просьбу, тяжело вздохнул: "Прошли столетия с тех пор, как я в последний раз с кем-либо разговаривал, а теперь еще и это случилось. Неважно, как я расплачиваюсь за свои преступления, я никогда не буду прощен. Как раз сейчас вы видели, как я воскрес. Я бессмертен, следствие силы кристаллов... Понимаете, мой господин преобразил меня. Я был подопытным образцом в его экспериментах. А затем он... Но ты и сам все знаешь, верно? Ты же из этой деревни? Той самой, в лесу, подле которой возник Сокровенный Кристалл... Давненько я получал вестей с поверхности. Но наверняка кристаллы так и не появились в мире?" Герой кивнул, подтверждая слова юки, и тот тяжело вздохнул: "Да, конечно. Даже спустя все эти столетия. Возможно, они были просто обычными ископаемыми? Но нет, быть того не может... В древнейшую эпоху как кристаллы распространились по миру? Возможно ли, что Сокровенный Кристалл - прародитель всех остальных?.. Ладно, но скажите, что привело вас сюда? Хотели отыскать меня?"

"Поведай нам о древних", - попросил герой. "Давным-давно в эту древнюю землю пришел великий ученый", - промолвил Вериаульд. - "Он изучил кристаллы и разработал технологию, которая позволяла создавать машины, работающие на энергии кристаллов. Устройства, основанные на сем революционном открытии, вскоре распространились по миру. Смертные наслаждались легкой жизнью в полном достатке. Ученому начали поклоняться как богу. Народы со всего мира стекались в город, в руинах которого мы сейчас находимся. Торговля, культура и искусства процветали. Но однажды кристаллы исчезли, один за одним. А без них устройства, созданные ученым, оказались бесполезны. В какой-то момент общество стало полностью зависимо от кристаллов. Смертные запаниковали. Как же им выжить? Злость и отчаяние овладели миром. За иссякающие запасы кристаллов разразились кровопролитные войны. В ярости население обратилось против ученого, давшего им технологию. Хоть и узнал он причину исчезновения кристаллов, но что-либо изменить был бессилен. А вскоре исчез и последний кристалл. В одно мгновение ученый лишился всего, что создал таким трудом. Его звали Ларкейкус. Этот гений, в одиночку создавший целую цивилизацию, был моим господином. Понимаете, я бессмертен, и живу уже долгие столетия".

"Расскажи же о бессмертии", - заинтересовался герой. "Причина исчезновения кристаллов лежит в будущем", - отвечал юки. - "Отголоски грядущей катастрофы достигли и нашей эпохи. Когда мой господин узнал об этом, что-то в нем сломалось. Здесь была его исследовательская лаборатория. Он проводил здесь дни и ночи напролет, практически не ел и не спал. Работал, как одержимый. А в один прекрасный день... возник ОН. Кристаллы исчезали, а в лесу появился гигантский кристалл. Он немедленно отправился туда... А когда вернулся, призвал меня в лабораторию. Он привел с собой юную девушку... Простите, но я потерял сознание, как только переступил порог. Я не знаю, что произошло. А когда очнулся, я обнаружил, что нахожусь в этом теле. Наверное, господин каким-то образом получил ключ к своим изысканиям".

"А что ты можешь сказать о Сокровенном Кристалле?" - продолжали допытываться герои. "Тот кристалл был особенным", - произнес юки. - "В отличие от иных кристаллов, с помощью его нельзя было заставить работать устройства моего господина. Он был эдаким анти-кристаллом, отрицавшим все, созданное Ларкейкусом. Он был хуже, чем просто бесполезен. Как будто он существовал лишь для того, чтобы сводить на "нет" труды моего господина. Но каким-то образом он уцелел даже после исчезновения остальных и остался последним кристаллов в этом мире. Со временем он стал известен как Сокровенный Кристалл. Но я кое-чего не могу понять... Тот кристалл, что у вас с собой, имеет такие же свойства, как и Сокровенный Кристалл. Где же вы нашли его?"

Герой поведал юки об уничтожении Сокровенного Кристалла и об исчезновении всего населения лесной деревушки. "Напоминает мне одну историю..." - задумчиво протянул Вериаульд. - "Но деревня? Деревня в лесу? Но можешь ли ты оказаться?.. Когда мы?.. Нет, нет, это невозможно. Это было... столетия назад... О, простите. Просто у меня... воспоминания о лесе. Давным-давно кристаллы исчезли и великая цивилизация пала. Но один кристалл, отрицавший все теории, остался и существует по сей день. Что это может означать?.."

Юки даровал героям устройство, объяснив, что с помощью его кристаллы обращались в энергию, от которой зависела его цивилизация. "Но что более важно, с помощью устройства можно обнаружить кристаллы", - добавил он. - "Когда-то мы искали залежи кристаллов, в те времена, когда в мире их было предостаточно. В старые времена большие механизмы требовали энергию внушительных затрат кристаллов. Теоретически возможно восстановить подобное устройство, но в эту эпоху?.."

Стало быть, Ларкейкус наверняка стремится каким-то образом воссоздать павшую цивилизацию, предотвратив грядущую катастрофу и тем самым изменив прошлое... Герои же с помощью устройства, переданного им Вериаульдом, сумели обнаружить осколки Сокровенного Кристалла в городской канализации, а также на склонах Ледяной и Огненной Гор.

Шерлотта Герои поспешили в лес, где Эрилл немедленно воссоединила три фрагмента Сокровенного Кристалла воедино. Видения прошлого снизошли на героя... Его собственное детство; Шерлотта, склонившаяся над младенцем и давшая ему имя... Кристаллическая болезнь, когда Шерлотта ценой неимоверных усилий сумела отыскать компоненты для целительного снадобья... Испытание в день его шестнадцатилетия, и селяне, установившие в лесу каменного монстра...

Во всех видениях жители деревни выглядели совершенно нестареющими, и Эрилл подтвердила догадку юноши, заметив, что время не властно над ними. "Единственные, кто взрослеет с годами - это ты и Норштален", - добавила девчушка. - "Потерпи еще немного. Вскоре ты все поймешь сам".

К изумлению героев, восстановление части Сокровенного Кристалла непостижимым образом вернуло в деревню несколько жителей, однако те отказывались поведать, где пребывали все это время, отпуская лишь туманные замечание, как то "каждый раз при возвращении осколка деревня изменяется" и "ты сам должен узнать истину".

Четвертый - и, по словам Эрилл, предпоследний, - осколок герои обнаружили в подземельях древней библиотеки. И когда принесли они реликвию к озеру и слился осколок воедино с остальными, новой видение явилось юноше - Шерлотта, нашедшая младенца в лесу в мрачный, дождливый день. "Да, Шерлотта нашла тебя в лесу и принесла в деревню", - подтвердила Эрилл догадку героя. - "Откуда кристаллу ведомо все это? Почему он показывает тебе эти видения? Почему он остался в мире, когда все иные кристаллы исчезли? Не волнуйся, вскоре ты все узнаешь. Кто знает, что бы сейчас с тобой было, не найди тебя Шерлотта в тот день, шестнадцать лет назад?.."

Последний, пятый осколок Сокровенного Кристалла герои отыскали в руинах древней цивилизации. И когда вновь вернулись они в лес, реликвия была восстановлена... и воссияла она ярчайшим светом, после чего устремилась к телу изумленного юношу и слилась с ним воедино. Эрилл наблюдала за сим глазами, полными восторга. "Пойдем! Нас ждет Шерлотта!" - ликующе воскликнула она, устремившись в чащобу. Юноша, еще не пришедший в себя от произошедшего, последовал за нею, ровно как и его спутники.

Вскоре они вышли к поляне, где у полуразвалившейся хижины стояла Шерлотта, неотрывно глядя на остов хибары. "Однажды, давным-давно, случилось нечто, что заставило кристаллы исчезнуть из мира", - задумчиво произнесла девушка. - "Они исчезали один за одним. Миряне начали сражаться за те, что еще оставались. Наша деревня стала одной из многих, уничтоженных в той войне. Здесь мы и жили... много лет назад. Тебе не кажется знакомой эта деревушка?"

Герой в смятении огляделся по сторонам, примечая и иные домишки, и расположение их действительно было донельзя знакомо. "Сейчас здесь все разрушено, но когда-то - две тысячи лет назад - она была точь в точь как иная деревня", - улыбнулась Шерлотта. - "Та, которую мы построили специально для тебя. Я помню тот день, когда мир перевернулся вверх тормашками. Кристаллы исчезали один за одним, в мире воцарился хаос. Но неожиданно в сердце леса возник огромный кристалл. Конец наступил быстро, у нас не было ни малейшего шанса спастись... К нам приближались Ларкейкус и его слуга-юки, в за ними шла армия чудовищных созданий. Лишь обнаружив нашу деревню, они атаковали. Им следовало лишь попросить, и мы бы отдали им кристалл, не проливая кровь. Мы сражались с ними, но ведь мы не воины. Что мы знали о войне?.. Они сровняли нашу деревню с землей. Они так стремились заполучить кристалл, что готовы были убивать и убивать ради него... Последняя из оставшихся в живых, я бежала по направлению к кристаллу, а Ларкейкус, посмеиваясь, неспешно шагал следом. Но этот кристалл отличался от остальных. Это был Сокровенный Кристалл, последний кристалл во всем мире. И этот кристалл отрицал все, что Ларкейкус стремился создать. И не просто отрицал, а уничтожал. Для Ларкейкуса он не представлял посему никакой ценности. В итоге он оставил Сокровенный Кристалл и покинул лес, оставив за собой разоренную деревню. Но она не была безжизненна. Селяне до сих пор пребывают здесь. Ты ведь можешь их видеть, да?"

За спиной Шерлотты возникли жители деревни - все те, с которыми юноша прожил шестнадцать лет своей жизни. "Понимаешь, когда появился Сокровенный Кристалл, я преобразилась", - продолжала Шерлотта. - "Я стала бессмертна. Но это еще не все. Я обрела силу сотворять кристаллы... Понимаешь, здесь, подле кристалла, смерть не завершение всего, а всего лишь преобразование. Селяне воспользовались могуществом Сокровенного Кристалла, чтобы сохранить свой облик, дабы мы смогли вырастить тебя. Но когда кристалл исчез, все вернулись в свое истинное призрачное состояние. Понимаешь, они не исчезали, когда раскололся кристалл, а находились подле тебя. Сокровенный Кристалл ныне пребывает внутри тебя, и ты можешь зреть истину. Истинное чудо состоит в том, что в этом мире, история которого насчитывает миллионы лет, находишься ты, здесь и сейчас. Нам была дана жизнь, и мы были даны друг другу. Если это не чудо, я не знаю, как это назвать иначе. Я часто проклинала тот день, когда обрела бессмертие. Но теперь я верю, что все было исключительно ради этого момента. Когда кристаллы исчезали из мира, Ларкейкус решил, что причина этого - отзвуки события, что случится в далеком будущем. Он возвел башню, дабы воспрепятствовать этому событию. Труды его заняли долгие столетия, но башня наконец возникла. Это значит, что предсказанное им событие вот-вот случится. Он хочет не допустить его свершения, но я не могу позволить ему осуществить задуманное, ради этого мира. Событие будет достаточно могущественным, чтобы изменить древнее прошлое. Не знаю, что бы это могло быть, но случится оно именно там, где он возвел свою башню. Посему мы должны отправиться туда. Чтобы спасти наше настоящее, мы должны позволить предначертанному судьбой свершиться... Сокровенный Кристалл - не знаю, почему, - избрал тебя. Все начинается и заканчивается Сокровенным Кристаллом".

Пораженный до глубины души, юноша смотрел на селян - не живых больше, но каким-то образом существующих в мире, в этом лесу. Единственном месте в мире, обращенном в пустошь, где все еще ощущается полнота жизни. Селяне подобны странице, вырванной из книги истории, хранившей их, ровно как и руины деревушки, два тысячелетия. Могущество Сокровенного Кристалла поддерживало их присное существование, но сейчас реликвия исчезла, наделив юношу своей магией. Значит ли это, что исчезнут и селяне?.. Да, в мире нет ничего "вечного"... за исключением Ларкейкуса и Шерлотты, обретших бессмертие, хоть и противно это законам природы. Конечно, Ларкейкус жаждал могущества, ибо был ослеплен желанием вернуть величие и славу ушедшей эпохи. Шерлотта же не просила бессмертия, но обрела его волею Сокровенного Кристалла. Какова же причина сего?.. Это один из вопросов, ответы на которые еще только предстоит найти.

"Чтобы попасть в башню, мы должны пройти по мосту, созданному Ларкейкусом", - продолжала Шерлотта. - "Но как же это сделать?.. У тебя ведь есть артефакт, с помощью которого ты разыскивал осколки Сокровенного Кристалла? Он может преобразовывать кристаллы в энергию, питающую механизмы".

Так, Шерлотта, юноша и их спутники - искатели приключений - отправились на поиски устройства, позволяющего преобразовывать кристаллы в энергию. Наведавшись на городской погост и в горную шахту, они разыскали части древней машины для генерации энергии, после чего Шерлотта велела герою посетить руины на вершинах Ледяной и Огненной Гор... те самые, которые он недавно активировал по просьбе Ларкейкуса... что, в конечном итоге, и привело к созданию башни, достигающей небес.

С помощью найденного кристаллического устройства Шерлотта привела в действие машины на вершинах гор, которые, в свою очередь, активировали древние врата, возвышающиеся в руинах. И все же девушка все чаще задумывалась, связаны ли между собой обретение ею бессмертия, умение создавать кристаллы... и находка в лесу младенца, вобравшего в себя могущество Сокровенного Кристалла?.. Неужто все эти тысячелетия шла она по пути, предначертанному судьбою?

Приблизившись к вратам на краю утеса, Шерлотта сотворила сотни кристаллов, преобразовав их посредством кристаллического устройства в энергию и направив оную в портал... означив тем самым мост, простершийся над пропастью на много миль и достигший черной башни.

"Что, что произошло и произойдет, случится на верхнем этаже башни", - обратилась Шартолла к герою. - "Случится то, что заставило кристаллы исчезнуть в далеком прошлом. Эта башня была построена, чтобы воспрепятствовать сему событию, но мы здесь для того, чтобы позволить ему случиться. Это конец всего... и начало... Когда мы достигнем вершины, ты наконец узнаешь всю правду..."

Долог был путь до вершины сей башни - ожившего реликта ушедшей эпохи, но когда завершился он, на открытой площадке среди облаков лицезрели герои недвижное тело среброволосой девушки... "Да, это я", - подтвердила Шерлотта. - "Истинная я, слепая и глухая. Я - всего лишь пустая оболочка, кукла. Когда он захватил меня, то сделал подопытным образцом в своих экспериментах по достижению бессмертия. Когда он наконец добился успеха, от меня уже мало что осталось. Я могла лишь творить кристаллы для него, по его приказу. Но в той деревне... Сокровенный Кристалл даровал мне истинное бессмертие, даже если означало это, что вечность, отведенную мне, душа моя проведет в теле кошки. Тем не менее, я могла соприкасаться с внешним миром, являя мирянам свой образ. Может, именно это и уберегло меня от безумия. Однако я полностью лишилась надежды... до тех пор, пока не нашла в лесу тебя. Это изменило все. Я все тогда гадала: почему? Почему это дитя вызывает во мне столь сильные эмоции? Я помню, как ощущала ту невероятную... тягу к тебе. Думаю, став бессмертной, я позабыла, сколь драгоценна жизнь. Но ты напомнил мне об этом. И тогда я поклялась, что отдам все на свете, лишь бы оградить тебя от беды. Я вслушивалась в удары твоего сердечка, ощущала твое тепло, слушала смех. Когда я думала о том, что однажды ты сам встанешь на ноги, сердце мое преисполнилось ликования. Ты вернул мне надежду... и тогда я начала видеть погибших селян. Оказывается, все это время они были рядом со мной. Я была не одна. Ты спас меня. Ты вывел меня из вечной тьмы на свет. Ты дал мне все, что у меня есть сейчас. Ты - весь мой мир, а без тебя я - ничто... Именно поэтому я хочу... чтобы ты убил меня! Тогда не будет больше новых кристаллов, а, лишившись их, он не сможет возрождаться. Пожалуйста..."

"Боюсь, что не могу допустить этого", - произнес знакомый голос, и на площадку башни ступил Ларкейкус. - "Этот миг вот-вот настанет. Чтобы остановить надвигающееся, у меня должны быть кристаллы. Конечно, когда все закончится, вы вольны поступать так, как сочтете нужным. Я даже убью тебя сам..." Отвернувшись от воплощения Шерлотты и истинного тела ее, Ларкейкус обратился к герою, смерил его оценивающим взглядом. "Я все время подозревал, что ты - источник и причина", - промолвил он. "Ты ничего не понимаешь, Ларкейкус", - бросила ему Шерлотта. - "Кристаллы - надежда живых, а жизнь - это желание лучшего для тех, кого мы любим. Когда порок правит миром, кристаллы исчезают. И ни ты, ни кто-либо иной не в силах изменить это".

"Чушь!" - воскликнул Ларкейкус, яростно замотав головой. - "Исчезновение их - исключительно научный феномен, порожденный событием из будущего. Событием, что произойдет совсем скоро... но случится ему я не позволю. Да, я предотвращу его, и мир преобразится, как будто трагедии не случилось вовсе". "Что произошло, то произошло, Ларкейкус", - твердо заявила Шерлотта. - "Даже если ты прав... Даже если причина в настоящем, ты не можешь ничего поделать, чтобы изменить судьбу".

"Наука не лжет", - возразил ученый. - "Две тысячи лет я ждал и готовился к этому моменту. По моим расчетам, событие случится высоко над землею. Посему я построил башню, чтобы достичь этой точки. Я просчитал огромное количество вероятных течений событий и на все получил ответы. Я подготовился идеально. Но теперь час настал. У меня не осталось сомнений, что вы и есть те, кто явится ключом к тому, что должно случиться. Доказательства сему очевидны. Вы здесь, в этом месте, в это самое мгновение. Я говорил, что при следующей нашей встрече уничтожу вас, как причину событий. Вы должны быть уничтожены! Лишь тогда замкнутый круг причин и следствий будет разорван! Величие древней цивилизации вновь вернется в мир! И я буду править ею!"

Обратившись в чудовищное создание, Ларкейкус атаковал... но героям удалось одержать над ним верх, пусть и с превеликим трудом. "Вы сильны", - расхохотался ученый, презрительно разглядывая юношу. - "Но помните, я просчитал любой вероятный исход нынешней ситуации. А теперь я уничтожу истинную причину катастрофы, ведь если бы не ты, цивилизация существовала бы и поныне!"

Он вытянул руку в сторону тела Шерлотты, и тысячи кристаллов хлынули к нему, питая ученого поистине непомерным могуществом. Он преображался, обращаясь в жуткую помесь человека и кристалла. "Вам не одолеть меня!" - ревел Ларкейкус. - "Я две тысячи лет готовился к этому!"

Но и на этот раз ученый потерпел поражение, ничуть, впрочем, не огорчившись. "Пока у меня есть кристаллы, я не умру!" - восклицал он, и новые кристаллы, отделившись от истинного тела Шерлотты, хлынули к нему в ладони. Среброволосая чародейка бросилась было к ученому, но тот небрежно отшвырнул ее в сторону, где она и осталась лежать, подобно изломанной игрушке, обратившись в кошку... мертвую. "Я и не подозревал, что ты пребываешь в теле этого создания", - произнес Ларкейкус, с интересом следя за трансформацией, после чего медленно направился к юноше, намереваясь наконец покончить с ним.

И не видел Ларкейкус, как истинная Шерлотта, пребывавшая без движение все эти эоны, поднялась на ноги и, бросившись сзади на ученого, сжала руками его шею. "Но... как?" - в ужасе выдохнул Ларкейкус, осознав, что именно этот вариант развития событий от него ускользнул. "Это дитя значит для меня все", - отвечала Шерлотта, не ослабляя хватки. - "Я все сделаю ради него!" "Какая глупость!" - воскликнул Ларкейкус, силясь вырваться. - "Ты - всего лишь инструмент для создания кристаллов, и ничего больше! Отпусти меня! Час почти настал!"

"Инструмент?" - усмехнулась Шерлотта. - "Хорошо. Пусть будет так, как хочешь ты". Повинуясь ее воле, на площадке башни возник огромный реликт... Сокровенный Кристалл! "Но... почему ты перенесла его сюда?" - проблеял Ларкейкус, чувствуя, как силы стремительно оставляют его. "Теперь я поняла все", - молвила девушка. - "Поняла, почему он возник там в тот день, почему лишь я одна поглотила его могущество, и почему лишь этот кристалл презрел твою волю. Я поняла, что... создала его сама! Я наделила его своей душой, всей своей сущностью".

Оставив Ларкейкуса корчиться в агонии, Шерлотта обратилась к герою. "А теперь настал час твоей истинной церемонии возмужания", - властно молвила она. - "Разбей кристалл!" "Неет!" - выл Ларкейкус. - "Если ты сделаешь этого, все погибнет! Огромная пропасть, в которой стоит эта башня, наверняка возникла в сем катаклизме. Неужто ты дерзнешь уничтожить и настоящее, и цивилизацию прошлого?"

"Твоя теория подтвердилась", - промолвила Шерлотта, когда юноша медленно подошел к Сокровенному Кристаллу и обнажил меч. - "Катастрофа прошлого случилась из-за того, что происходит здесь и сейчас. Но ты не задумался, почему? Столь высоко над землей? Если бы ты не построил свою башню, то ничего бы здесь не случилось". "Неет!" - стенал Ларкейкус, настигло которого осознание собственной вины в вершащемся. - "Все мои труды... впустую!"

"Настоящее строится на прошлом", - говорила Шерлотта. - "То, что уже произошло, изменить никак нельзя. То, что случилось здесь, должно было случиться. В конце концов, твои потуги спасти кристаллы стали причиной их исчезновения. Больше тебе нечего здесь делать. Пришел час нам вернуться в свою эпоху". Ларкейкус, пребывая в совершенном отчаянии, никак не мог поверить в то, что именно он оказался причиной катастрофы, все и его труды, занявшие два тысячелетия, пошли насмарку.

Приблизившись к Сокровенному Кристаллу, юноша разбил его несколькими ударами меча, и ярчайшее сияние озарило ночные небеса, поглотив и Ларкейкуса, и Шарлотту. "Я знала тебя лишь малую толику отпущенной мне жизни", - донесся до героя ее прощальный шепот. - "Но те годы стали для меня самыми дорогими".

Исчезла и башня, и мост, ведущий к ней...

Исчезли и призрачные селяне, долгих шестнадцать лет окружавшие героя любовью и заботой... Сам же он, проследовав к озерцу в сердце леса, бросил в прозрачные воды кристалл, подаренный ему Шерлоттой, после чего двинулся прочь, не замечая, как за спиною его над водою начинает образовываться новая кристаллическая структура. Юноша, наделенный могуществом Сокровенного Кристалла, отправлялся творить свою собственную судьбу...

Web-mastering & art by Bard, idea & materials by Demilich Demilich