Demilich's

1. Лунный вояж

Изобретение воздушных кораблей привело не только к исполнению сокровенного желания людей - подняться в воздух, но и заронило семена порчи в их души. Барон, сильнейшее государство этого мира, изменилось, ибо изменилась политика правящих сил. И теперь тень новой угрозы нависла над миром.

Пушечные выстрелы. Тучи пыли. Хаос.

Всю свою мощь Барон использует, чтобы заполучить Кристаллы, озаряющие светом мир. Но зачем?..


Флот возвращался домой. Внизу, под облаками, проносились горы и реки, равнины и пустоши. Облокотясь о борт флагманского корабля, темный рыцарь Сесиль задумчиво созерцал землю, исчезающую в сотнях футах внизу. Неспокойно у него на душе... никоим образом ни ставя под сомнение приказ короля Барона - собрать волшебные Кристаллы! - он сомневался, а оправдывает ли эта цель гибель невинных людей, всеми силами пытавшихся защитить реликвии от захватчиков. Ведь Красные Крылья - элитные войска государства - призваны защищать народ, а не расправляться с ним.

Задвинув сии крамольные мысли подальше, Сесиль уверил себя в том, что рейд на Мисидию целиком и полностью оправдан. Ведь Его Величество и советники единодушно решили: жители этой страны с их обширными знаниями о природе Кристаллов являют серьезную угрозу благополучию Барона. А раз так, были высланы Королевские Воздушные Силы с целью изъятия реликвий.

Вот только резкое увеличие числа монстров как на земле, так и в поднебесье наводило на размышления... Не раз за время последнего вояжа воинам Сесиля приходилось сталкиваться с неожиданными атаками крылатых тварей. Может ли это служить знамением... неправедности их действий?!

"Капитан! Мы над Бароном!" Крик впередсмотрящего развеял мрачные думы Сесиля, вернув рыцаря в реальность.


Сойдя с корабля, Сесиль сразу же устремился в королевский дворец. У входа его встретил капитан Байган, один из советников монарха. Сесиль скривился: они с Байганом давно уж недолюбливали друг друга; темный рыцарь подозревал, что тот всячески пытается очернить его в глазах короля, потому и нашептывает ему всяко-разное. А король и сам в последнее время изменился: везде ему мерещатся заговоры да предательства!

"Королевство Барон приветствует тебя!" - провозгласил король, когда темный рыцарь преклонил колено у трона. - "Могу я получить Кристалл?" И он требовательно протянул руку. Сесиль передал ему водную реликвию. "Свободен", - отмахнулся король, мигом потеряв всякий интерес к посетителю.

"Ваше Величество!" - набравшись храбрости, выдохнул Сесиль. - "Смею ли я спросить, каковы ваши намерения? Люди мои растеряны и недовольны..." "Молчать!" - брызжа слюной, возопил король. - "Недовольство ведет к предательству, а я не потерплю этого! С этой минуты ты больше не командир Красных Крыльев! И я приказываю тебе отправляться в Долину Туманов и прикончить призрака, обитающего там. А после победы доставишь это кольцо в деревню Туманов. В путь отправишься завтра, с первыми лучами солнца".

Вот так, единственный вопрос привел к его падению и миссии, обрекающей на верную гибель. Повесив нос, Сесиль принял кольцо из рук короля, после чего покинул тронный зал. Двери с грохотом захлопнулись за ним.

Лишь один-единственный друг вызвался сопровождать темного рыцаря в предстоящем странствии - Каин Хайвинд, предводитель королевских драгунов, звание сие к которому перешло от отца, сира Ричарда Хайвинда. Иные "товарищи" - те, кто сопровождал его во множестве походов, разом отвернулись от впавшего в немилость рыцаря.


"Что нашло на короля?" - размышлял Сесиль, беспокойно ворочаясь в своей постели. - "Он пойдет на все ради того, чтобы заполучить Кристаллы! Но как я могу выступить против него? Против человека, вырастившего меня и Каина, как родных детей? Против благородного воина, служить которому я присягнул верой и правдой?"

"Сесиль!" В комнату его ворвалась Роза Джоанна Фаррелл. Подруга детства, ныне девушка всецело посвятила себя занятиям целительной магией. "Что происходит?" - удивлялась она. - "Ты только что вернулся из Мисидии, и поутру вновь должен отправляться сражаться с какой-то призрачной тварью? Странно все это..." "Нормально", - пробурчал Сесиль, отворачиваясь к стенке. - "Все в порядке". Не хватало еще, чтобы и Роза узнала о его предательских сомнениях. "Сесиль, посмотри на меня!" - заявила девушка. Рыцарь вздохнул: когда она обращается к нему таким тоном, лучше не перечить. "Понимаешь..." - начал он, и как на духу выпалил: "В Мисидии мы убивали невинных, чтобы украсть их Кристалл. Это было ужасно. Думаю, таков мой долг как темного рыцаря. Вскоре, небось, у меня совесть и совсем пропадет. Но я не могу пойти против короля... безнадежный трус!"

"Сесиль, которого я знаю и люблю, никогда не будет так хныкать!" - напрямую заявила Роза и, отвернувшись, тихо добавила: "Сесиль, которого я люблю". Рыцарь как ошпаренный подскочил на кровати, изумленными глазами воззрился на ночную посетительницу, но та уже сменила тему: "Отправляешься в Туманы рано утром, да?" "Ну да", - кивнул рыцарь. - "Каин тоже идет со мной, так что не волнуйся..." "Ты возвращайся!" - всхлипнула девушка и пулей вылетела за дверь.

"Спасибо, Роза..." - прошептал Сесиль ей вслед. - "Но мне лучше знать, каков я на самом деле."


Наутро темный рыцарь Сесиль и мастер-драгун Каин покинули королевский замок, отправившись в смертельно опасное путешествие. Проводить их вышел старый ворчливый изобретатель Сид, ответственный за создание воздушных кораблей и нынешнее процветание нации. "И что это нашло на короля?" - пыхтел старик себе в бороду. "Вот так разбрасываться своими рыцарями... А что станется с Красными Крыльями? Да и мне он приказал построить новый воздушный корабль, куда более внушительной огневой мощи. Что он себе думает? Я ведь строю их не для войны! Горожане и так озабочены тем, какой курс приняла политика Барона." К счастью, ропота его никто не слышал, иначе шагать Сиду в Долину Туманов как пить дать!

Да, изобретение воздушных кораблей воплотило в жизнь древнейшую мечту человечества. Но человек - создание, которое редко удовлетворяется тем, что имеет, потому на место старой мечте пришла новая. Мощь Красных Крыльев сделало Барон самым могущественным государством в мире. Но все же, зачем король так стремится заполучить Кристаллы? И откуда взялось множество монстров на некогда мирных землях? Если Кристаллы и знают ответы на эти вопросы, ответов они не дают - лишь чистый свет...


Каин Сесиль и Каин с обнаженными мечами осторожно брели сквозь туман, подобно ватному одеялу окутывавший пресловутую пещеру. Никаких ужасов и опасностей им пока не встретилось, если не считать таковыми пяток заблудившихся гоблинов. Но вот туман сгустился, обретая очертания рептилии... Мглистый дракон! Герои изготовились к бою...

А когда с тварью было покончено, рыцарь и драгун вновь вышли на солнечный свет, оставив Долину Туманов позади. И чего, спрашивается, король посылал их туда? Мог бы догадаться, что какой-то мелкий дракончик не станет помехой для двух закаленных воителей. Теперь дело за малым - отнести кольцо в соседнюю деревушку, что ознаменует завершение их миссии, и - возвращаться в Барон.

Но как только они спустились с холма и двинулись по проселочной дороге к видневшимся недалече домишкам, Сесиль почувствовал, как кольцо раскалилось. Все все стороны брызнули из него струи пламени, и соломенные крыши немедленно занялись.

Герои оторопело взирали, как в безжалостном огне гибнет мирная деревушка, и подозрения по поводу их миссии перерастали в уверенность. "Так вот для чего король отправил нас сюда..." - вымолвил наконец Сесиль.

Воителей привлек девичий плач: малышка пыталась вытащить из огня мертвое тело своей матери. "Дракон моей мамы умер..." - сбивчиво объяснила она подбежавшим рыцарям. - "И поэтому, мама... Мама тоже умерла..." "Я слышал о людях, могущих призывать монстров", - задумчиво потер подбородок Каин. - "Призыватели..." "И мы ответственны за гибель ее матери, так как своими руками убили дракона!" - выдохнул Сесиль, отступая на шаг. - "Мы... ведь не знали..." "Так вот каково желание короля", - промолвил Каин. - "Избавиться от всех призывателей этой деревни. Значит, мы должны убить и девочку тоже. Мы обязаны подчиниться приказу короля". "Но она же ребенок!" - в отчаянии прокричал темный рыцарь. "Ты собираешься ослушаться короля?" - спокойно парировал драгун.

И Сесиль принял решение. "Я отказываюсь и дальше предавать смерти невинных во имя короля!" - заявил он, обнажая клинок. "...Я знал, что ты скажешь это", - кивнул Каин. - "Но не волнуйся, я на своей стороне. Я многим обязан королю, но деянием своим не посрамлю драгунов!" "Так ты идешь со мной?!" - не веря ушам своим, переспросил Сесиль. Каин кивнул: "Да. Только нам понадобятся союзники, если мы собираемся бросить вызов самому могущественному королевству в мире".

Девочка, слышавшая весь разговор, что-то быстро зашептала. Земля разверзлась пред воителями, и появившийся из недр ее титан обрушился на них всей своей мощью...


...Сознание возвращалось. Сесиль ощущал дикую боль во всем теле, что вполне закономерно после взбучки, устроенной им титаном. Он сел, огляделся: рыцарь находился на краю безграничной пустыни, Каина нигде не было видно... а рядом в беспамятстве лежала девчонка, которой он и обязан своим нынешним препаршивым состоянием тела и духа.

Где он сейчас? Судя по всему, каким-то образом - магией призывательницы ли? - он оказался за горной грядой, отделяющей родной Барон от пустыни. И, подняв девчонку на руки, он двинулся в путь через бесконечные пески.

Не один день Сесиль брел по пустыне, сражаясь с диковинными монстрами и не менее гибельной жарой. Как чувствуют себя юная призывательница, рыцарь и предположить боялся: кожа девчонки посерела, дыхание с хрипом вырывалось из груди. И когда на третий день на горизонте показались опрятные домишки оазиса Кайпо, измученный человек долго боялся поверить своему счастью.

Лишь когда он окунулся в прохладу сего островка в жестоком море пустыни, Сесиль позволил себе чуть расслабиться. Из домов выбегали люди: не так часто посещали их пришельцы из внешнего мира, к тому же такие диковинные, как эти! Радушные поселенцы скоренько отвели их на постоялый двор да выделили комнату, отмахнувшись, лишь стоило Сесилю заикнуться об оплате.

Уложив малышку, которая наконец пришла в себя и упорно отказывалась с ним разговаривать, рыцарь от всей души умолял простить его за гибель матери и разрушение деревни... В этот момент двери распахнулись и в покой стремительно вошел генерал армии Барона в сопровождении солдат из личной гвардии. За спинами их испуганно замерли поселенцы оазиса.

"Сесиль!" - загремел генерал, обнимая рыцаря за плечи. - "Наконец-то я отыскал тебя!" Взгляд его упал на сжавшуюся на кровати девчонку. "По приказу короля, все жители деревни Туманов должны быть уничтожены!" - отчеканил генерал. "Никогда!" - взорвался Сесиль. "Значит, умрешь", - констатировал генерал, давая воинам сигнал к атаке.

Рубя мечом былых союзников, Сесиль вполне сознавал, чем тем самым разрубает все связи с прошлой жизнью. Генерал, воспользовавшись случаем, выскользнул за дверь, растворившись во тьме.

"Ты как?" - впервые за все эти дни подала голос девочка. Сесиль устало опустился на колени подле ее кровати. "Нормально", - кивнул он. - "Я не позволю, чтобы с тобой что-нибудь случилось". "Обещаешь?" - доверчиво улыбнулась малышка. "Обещаю!" - серьезно ответствовал рыцарь. Девочка улыбнулась: "Я - Ридия".


На следующий день Сесиль поднялся с первыми лучами солнца. Ридия еще сладко сопела в своей кроватке, когда он, облачившись в рыцарские доспехи, покинул постоялый двор. Куда же теперь, ведь путь в Барон заказан? Возвращение грозит казнью не только ему, но в первую очередь юной призывательнице.

Радушные жители оазиса Кайпо были рады пообщаться с чужаком, послушать новости из внешнего мира. Они сообщили, в свою очередь, что пустыня сия - часть королевства Дамсиян, а правит этими землями красавец-принц, проживающий в замке к северу отсюда. Но что действительно настораживало, так это слухи о девушке из Барона, пришедшей в оазис сегодня ночью и ныне пребывающей в доме старейшины с острой пустынной лихорадкой.

Со всех ног Сесиль бросился туда, предчувствуя неладное. И верно: на соломенной циновке в бреду металась Роза, а старейшина, поджав губы, стоял рядом с нею. "Есть единственный способ исцелить ее", - сообщил он подошедшему рыцарю, - "и это - песчаный рубин, отыскать коий можно в пещере муравьиного льва".


Захватив с собою Ридию (в самом деле, не оставлять же ее дожидаться вероятного возвращения солдат Барона?), Сесиль отправился в путь. Как растолковали ему местные жители, в логово муравьиного льва возможно попасть, пройдя через Водную пещеру - чудо, сотворенное самой природой. Туда-то и держал путь наш рыцарь, к горной гряде, что в нескольких часах пешего пути от оазиса.

Сесиль Запасшись солидным количеством бурдюков с водой, путники довольно легко преодолели путь, отделявший их от цели. У входа в Водную пещеру взад-вперед расхаживал некий взъерошенный старик. Представившись мудрецом Теллой, он открыто напросился в компаньоны к Сесилю, заявив, что сносно владеет магией и вполне может ему пригодиться.

...Вечером трио героев устроило привал, отыскав укромный закуток в Водной пещере. Разведя костерок, они расположились вокруг, ужиная и вспоминая события сегодняшнего дня, жестокие схватки с монстрами, обитающими в сем подземелье. Ридия вскоре заснула, а Телла и Сесиль вели меж собой тихий разговор.

"Большой потенциал у малышки", - проговорил мудрец, кивнул в сторону Ридии. - "Откуда она?" "Призывательница из деревни Туманов", - отозвался Сесиль. "Усердно работая, она может стать могучей волшебницей", - заметил Телла. - "Напоминает мне Анну в ее возрасте... Это моя дочь. Она сбежала с бардом из Дамсияна, так как я был против их отношений..."

Помолчали, глядя на игру языков пламени. "А у тебя что за дело в Дамсияне?" - поинтересовался старик. "Да вот, ищу исцеление от пустынной лихорадки", - ответствовал рыцарь. "А, песчаный рубин!" - обрадовался Телла. - "Получить его нелегко... Но нам нужно достичь Дамсияна как можно скорее, пока еще не слишком поздно". "Поздно для чего?" - насторожился Сесиль, но Телла лишь пожал плечами: "Не знаю... Но интуиция меня никогда еще не подводила..."

Поутру они вновь двинулись в путь под давящими сводами пещеры. Костеря на все лады свою несчастливую судьбу, они брели по пояс в воде, вяло отмахиваясь от скрывавшихся под мутной поверхностью чудовищ, жаждущих полакомиться случайными путниками.

И вот, наконец, лиц их коснулся порыв свежего ветра, а вскоре взору предстал пещерный зев, за которым, вне всякого сомнения, лежал выход на поверхность. Безжизненный ландшафт пустыни сменили зеленые луга, а в отдалении высился замок - владения принца Дамсияна.

Послышался знакомый рокот двигателей, и в чистых небесах пронеслась флотилия Барона, направляющаяся прямиком к замку. Заговорили пушки; тяжелые ядра сокрушали стены, башни, низвергая гордый замок. И так же стремительно, как появились, воздушные корабли унеслись прочь, оставляя за собой лишь полыхающие руины да замерших в изумлении трех странников.

Переглянувшись, те со всех ног бросились к Дамсияну. Замок встретил их ужасающей панорамой смерти: землю устилали тела стражников, придворных, челяди... "Они... забрали... Кристалл..." - таковы были последние слова одного из воинов, сказанные им тройке героев. Воистину, безумие короля Барона превзошло все мыслимые пределы!

В тронном зале дворца недвижно лежала девушка, как изломанная кукла. "Анна!" - горестно возопил Телла, бросаясь к ней. "Наверное, его дочь", - шепнул Сесиль Ридии в ответ на ее вопросительный взгляд.

Эдвард Из теней покоя выступил юноша в богатых одеяниях. "Простите меня", - тихо обратился он к мудрецу, но тот, лишь завидя его, возопил "Проклятый бард!" и как следует перетянул посохом поперек спины. "Предатель! Ты украл ее у меня!" - надрывался старик, обрушивая на юношу град ударов.

"Папа, Эдвард - принц Дамсияна", - слабо вымолвила Анна, приподняв голову. - "Прости, что я убежала с ним, но... я люблю его. И все же я сознавала, что не смогу обрести счастье без твоего благословения. Мы возвращались домой, когда..." Она запнулась, не в силах подобрать слова, чтобы описать произошедшее. "Нас атаковали Красные Крылья Барона, ведомые Голбезом", - пришел ей на помощь Эдвард. "Голбез?" - поразился Сесиль. - "Это еще кто такой?" Немыслимо: он отсутствует всего несколько дней, а его флотом командует некий безвестный выскочка. "Не знаю", - покачал головой Эдвард. - "Могу сказать лишь, что могущество его поистине безгранично. Они атаковали Дамсиян, чтобы заполучить Кристалл, и не щадили никого на своем пути. Мои родители... А Анна телом своим закрыла меня от их стрел".

"Ты так его любишь, что готова пожертвовать своей жизнью?" - вопросил Телла, утирая слезы с покрасневших глаз. "Отец... Прости меня..." Таковы были последние слова Анны.

"Этот Голбез!" - заревел Телла. - "Я своими руками сверну ему шею!" И прежде, чем герои успели задержать его, мудрец бросился к выходу из замка. Бежать за ним следом Сесиль передумал: пусть старик успокоится да придет в себя, а у него есть другая, не терпящая отлагательств проблема. И рыцарь поинтересовался у принца, а не ведает ли тот о пещере муравьиного льва, где он сможет отыскать песчаный рубин. Как оказалось, Эдвард знал это место преотлично, и даже вызвался провести туда Сесиля и Ридию, после чего взял с них обещание покарать убийцу Анны. О том, что помимо гибели любимой Голбез обратил в руины его королевство, мечтатель-принц задумывался мало.

Янг В подземельях замка обнаружилось одно из самых замечательных сокровищ принца Эдварда - паровой вездеход, превративший утомительное путешествие по пустыне в увесилительную прогулку. Чудо-агрегат в мгновение ока домчал путешественников до пещеры муравьиного льва. Принц предположил, что существо сие в силу своей миролюбивости позволит им забрать песчаный рубин, но не тут-то было: лев яростно набросился на нарушителей его спокойствия. И вновь Сесиль задумался о необъяснимом поведении монстров в мире, и о все растущем их числе...

Упокоив муравьиного льва, рыцарь, принц и призывательница вновь погрузились в вездеход и тронулись в обратный путь: в оазисе их ждала Роза!


Магией песчаного рубина целительница быстро пошла на поправку, и вскоре поведала Сесилю о том, что же произошло в Бароне с тех пор, как он отправился в судьбоносный поход в Долину Туманов. Именно тогда из теней вышел некто Голбез, ставший по правую руку от короля, а, быть может, манипулировавший и самим монархом. Теперь, когда Кристалл Воды Мисидии и Кристалл Огня Дамсияна находятся в руках этого странного человека, следующим шагом его станет добыча двух оставшихся артефактов - Кристалла Ветра Фабула и Кристалла Земли Трои.

И герои вновь пустились в путь, через восточные горы, в далекий Фабул. Немало опасностей встретилось им: мрачные пики так и кишели разнообразнейшими чудищами. На одном из перевалов отряд Сесиля (если так можно назвать разношерстную команду из девчонки-призывательницы, утонченного барда-принца да придворной дамы-целительницы) повстречал свирепого фабульского монаха. Последний, Янг, отправился в горы с товарищами для проведения тренировочных поединков, но все они оказались убиты монстрами. Сесиль поведал монаху, что они спешат в Фабул с важными новостями: некто Голбез использует ресурсы Барона, чтобы получить Кристаллы! Янга вести сии встревожили: еще бы, ведь все старейшие монахи его родины погибли, а в замке остались лишь ученики. И он взялся лично доставить странников в родной город, обещав им непременную аудиенцию у короля Фабула.


Последний принял на веру слова странников, даром что двое из них - Сесиль и Роза - были выходцами из Барона, и приказал немедля готовиться к обороне. Как оказалось, вовремя: вражеские войска уже стягивались к Фабулу, а в небе стоял непрекращающийся гул двигателей воздушных кораблей.

Огромное войско рыцарей и монстров (!) ворвалось во врата монашеской обители, схлестнувшись с отчаянными защитниками. Однако численный перевес был всецело на стороне захватчика, и, мало-помалу, фабульцы отступали к последнему рубежу обороны - Чертогу Кристалла. Здесь врага уже поджидали Сесиль с товарищами, твердо решившие ценою собственных жизней отстоять легендарную реликвию.

Но, чеканя шаг, в палату прошествовал никто иной, как Каин. Сесиль возрадовался было, однако драгун твердым голосом приказал ему убираться с дороги. Темный рыцарь опешил: что произошло с его другом детства за последние недели, с момента их расставания в деревне Туманов? Неужто и он находится под влиянием магии Голбеза, кем бы тот ни оказался?

"Каин!" - отчаянно вскрикнула Роза. - "Да что с тобой такое?" На миг в глазах драгуна мелькнуло нечто знакомое, теплое, но тут же исчезло, сменившись неприкрытой жестокостью.

Голбез "Вот и встретились, Сесиль!" - раздался рокочущий бас, и в Чертог Кристалла вошел высокий воин в полном рыцарском облачении. Голбез! "Стало быть, эта женщина дорога для тебя? Так и быть, заберу ее с собой!" Схватив Розу за плечо, он толкнул ее в дверной проем. Сесиль рванулся было следом, но удар Каина отбросил его в дальний угол комнаты. Разметав оставшихся защитников, Каин и Голбез поднялись на пьедестал, сняли с алтаря Кристалл Ветра, после чего так же невозмутимо удалились.

Битва за Фабул завершилась.


...Скрестив руки на груди, темный рыцарь Сесиль стоял на носу корабля, и соленые морские брызги орошали его напряженное лицо. С момента атаки на Фабул минуло уже несколько дней, и теперь он, Ридия, Эдвард и Янг с благословления короля страны монахов направлялись обратно в Барон. По ряду причин, и далеко не все из них легко осуществимы: вызволить Розу, устранить Голбеза, вернуть Кристаллы их истинным хранителям... Ведь неизвестно, куда низвергнется мир, стоит Голбезу наложить руки на Кристалл Земли... И потому герои торопились в Барон, перво-наперво собравшись нанести визит Сиду, изобретателю воздушных кораблей. Уж эта голова что-нибудь да придумает!

Воды пред судном вспучились, образуя гигантский водоворот, в центре коего застыло создание, ныне живущее лишь в легендах. Левиафан, царь морей! Неотвратимо корабль несся навстречу гибели... Вот волна накрыла его, унеся с собою малышку Ридию; набрав в легкие побольше воздуха, прыгнул за ней в пучину отважный Янг; осколок мачты саданул по голове недотепу-Эдварда; и лишь Сесиль до последнего момента глядел в глаза чудовищной смерти, когда корабль раскололся на части, мигом скрывшиеся в водной воронке...


Сознание медленно возвращалось. Странно, он еще жив.

Сесиль сел, огляделся по сторонам. Морские воды вынесли его на некий островок, затерянный в безбрежном океане. Хотя... Чувствовалось что-то знакомое: Сесиль вскочил на ноги... так и есть! Вдалеке на холме виднелась деревушка, знакомая до боли. Мисидия, город волшебников!

Отсюда, всего месяц тому, Красные Крылья под его началом похитили Кристалл Воды. А теперь, по иронии судьбы, он, темный рыцарь Барона, отправляется за помощью к тем самым людям, против которых и выступал.

И когда Сесиль ступил на улицы Мисидии, встретили его взгляды, исполненные ненависти и презрения. Понуро брел он к дому городского старосты, и никто не поднял руки на темного рыцаря, не прошептал заклятия, что в мгновение ока обратило бы его в пепел.

Сесиль знал: где-то здесь, в Мисидии, находится проход на волшебную Дьявольскую Дорогу, где искривлялось само пространства. Путь сий вел прямиком в Барон, и рыцарь во что бы то ни стало намеревался им воспользоваться, невзирая на опасности. Да, Янг, Ридия и Эдвард мертвы, но Розу-то он спасет! Рано еще сдаваться...

Староста Мисидии встретил нежданного путника более чем прохладно, однако внимательно выслушал его, после чего изрек: "Прежде чем ступишь ты на Дьявольскую Дорогу, взойди на гору Испытания, отринь свою темную сторону, и обратись в паладина света!" И напрасно Сесиль молил его повременить с этим, доказывал, что освобождение подруги ждать не может, староста был неумолим. "Ты не сможешь одолеть Голбеза, будучи темным рыцарем!" - стоял он на своем.

Наконец Сесиль сдался. Заметно повеселев, староста выделил ему в сопровождающие двух детишек-близнецов: Палома и Порому, довольно искусных заклинателей. Меньше всего на свете Сесиль желал тащить за собой пару весело щебечущих несмышленышей, но староста резонно заметил, что они могут оказаться незаменимы в сражениях с нежитью, гнездящейся на горе.

И трое двинулись в путь. У горы Испытания встретился им старый знакомец - мудрец Телла. Сесиль несказанно удивился: он-то думал, что чудак отправился прямиком в Барон, где благополучно и сгинул. Ан нет: перво-наперво Телла решил посетить пресловутую гору, ибо здесь, по слухам, сокрыто могущественное заклинание - Метеор, коий мудрец всерьез вознамерился обрушить на голову Голбезу.

Долгим было восхождение, и воистину множество испытаний встретилось им на пути. А священный алтарь на вершине находился под охраной самого Скармиглиона - демона земли! Покончив с последним, Сесиль приблизился к древнему алтарю.

"Сын мой, я ждал твоего прихода", - прозвучал голос у него в голове. "Сын?!" - опешил Сесиль. - "Да кто..." "И теперь я наделю тебя своей силой", - продолжал голос. - "Трагедия, разворачивающаяся в мире, несет мне великую боль. Дабы покончить с нею, я дарую тебе свой свет! Пусть сим я обрегаю себя еще на большие страдания. Оставь свое прошлое и преступи тьму! Лишь тогда ты обретешь священную силу!"


Сесиль пришел в себя. Его черные доспехи исчезли, сменившись сияющей белоснежной броней, а у ног лежал зачарованный меч. Телла,и замолкшие в благоговении близнецы замерли в отдалении. "Метеор..." - со слезами на глазах промолвил старый мудрец. - "Теперь мне открыта эта магия!"

И они двинулись в обратный путь. Сесиль чувствовал, что душа его отныне чиста ото зла, гнездившегося в глубинах ее ранее, и сам он стал стократ сильнее духом.

Городской староста несказанно удивился, узрев возвратившихся героев, и еще больше изумился при виде нового меча Сесиля. Ибо на мече начертаны слова легенды, передающейся из поколения в поколение в Мисидии: "Рожденный из утробы дракона, несущий в себе свет и тьму, вознесется он к звездам и вновь обретут силу древние клятвы".

Не ведая значения этой легенды, мисидийцы из поколения в поколения передавали ее, веря, что когда-нибудь придет тот, кто и исполнит пророчество. Сесилю же не давало покоя другое: почему тот странный голос на горе Испытания назвал его "сыном"?


Волшебный портал - Дьявольская Дорога - в мгновение ока доставил Сесиля, Теллу, и вновь увязавшихся следом Палома и Порому в Барон. Да, город видал и лучшие дни. Теперь по улицам слонялись солдаты, наводя "порядок", другими словами, нещадно терроризируя простых граждан. Вот уж, воистину, покой и порядок!

В таверне грустно потягивал пиво... Янг! Поразившись новому облику Сесиля, паладина света, монах поведал ему, что, похоже, в караблекрушении выжил он один. Ридию сожрал Левиафан, Эдвард сгинул в адском водовороте, а его самого подобрали солдаты Барона и доставили сюда, в город.

Посовещавшись, герои решили как можно скорее проникнуть в замок да разыскать там изобретателя Сида, который может пролить свет на происходящее. А уж после планировать и освобождение Розы, и поединок с Голбезом.

За исключением стражников у ворот, весь огромый замок выглядел подозрительно пустынным. Шаги героев эхом разносились в коридорах, но ни королевских солдат, ни слуг им по пути не встретилось. Ох, не к добру все это... Путь маленькому отряду преградил Байган, делано обрадовавшийся возвращению Сесиля и испросивший дозволение отправиться вместе с ним. Палом отступил на шаг, прищурился. "Врешь ведь, дядька!" - вынес вердикт маленький маг. - "И не краснеешь!" "Вру!" - согласился Байган, и на глазах героев обратился в чудовище, весьма отдаленно напоминающее человека. - "Но Голбез дал мне силы, о которых я и помыслить не мог!"

Расправившись с сим порождением дьявольской магии, герои продолжили путь в тронный зал. Там, в одиночестве, на троне восседал король. Ни придворных, ни караула у дверей... "Мой король!" - чинно поклонился Сесиль; близняшки фыркнули, Янг нахмурился, Телла что-то сердито пробурчал. "Король?.." - искренне удивился монарх. - "А, этот... Так он давно уж на небесах, ваш король!"

Очертания его расплылись, и сюзерен Барона обратился в гиганский гибрид человека и паука. "Старый козел отказался передать мне королевство", - объяснил монстр. - "Так что теперь я и занял его место. Я, Кагназзо, стихийный лорд воды! Передайте привет Скармиглиону, когда попадете в преисподнюю!"

Все происходящее - от пустынного замка до чудовищных его обитателей - напоминало сон, кошмарный сон. Кагназзо сотворял потоки воды, с головой покрывавшие героев, обрушивал на них цунами. Палом и Порома, ни на секунду не отвлекаясь, плели заклятия: первый - атакующие, вторая - целительные. Не стоял в стороне и мудрец: сил его не хватало, чтобы сотворить вожделенный Метеор, но в низших кругах магии он оказался весьма искусен, поливая противника молниями.

...Уничтожив Кагназзо и вызволив Сида, коротавшего дни в дворцовой тюрьме, герои бросились к выходу из замка, ибо изобретатель вызвался провести их на свой новый воздушный корабль, "Приключение". Но не тут-то было. "Привет из загромного мира!" - пророкотал под сводами замка знакомый голос. - "Да, вы убили меня, но еще далеко не конец! Это говорю я, Кагназзо!"

Повинуясь неведомой магии, стены коридора начали сдвигаться, грозя раздавить героев, бесславно прервать их поход. Сесиль оцепенел от отчаяния: неужели и вправду конец?!

Палом и Порома И тогда близнецы Палом и Порома хором произнесли заклятие, обратившее их самих в каменные статуи, ставшие на пути стен и остановившие их движение. Таков был конец маленьких чародеев из Мисидии. Товарищи их скорбно склонили головы: еще один счет предъявят они Голбезу!

Глубоко в подземельях под замком Барона обнаружился воздушный корабль Сида. Сесиль и помылить не мог, что он окажется там! Маневрируя через систему подземных тоннелей, изобретатель поднял судно на поверхность, направил его в небеса. Однако тут же прокричал: "Тревога!" Сесиль, Телла и Янг бросились к борту, вглядываясь в стремительно растущую черную точку, вскоре обратившуюся в до боли знакомый корабль.

С борта его рукой махал... Каин! "Хе, ты еще жив!" - поприветствовал драгун Сесиля. "Каин!" - признал его Сид. - "Ты, маленький слизняк!" "Где Роза?" - хмуро вопросил паладин. "Если хочешь вернуть ее, принеси-ка мне Кристалл Земли", - изложил свои условия Каин. - "Конечно, если эта девушка действительно дорога тебе".

Каин сделал знак своему рулевому, и воздушный корабль его унесся прочь, оставив Сесиля в глубоком раздумье. Спасти Розу и поставить под угрозу весь мир, или...


Троя издревле слыла самым мирным из городов-государств этого мира; войны прошлого обошли ее стороною. Так уж сложилось, что ключевые должности в правительстве Трои занимали исключительно женщины, ряды регулярной армии составляли они же. Правда, недавно случилась неприятность: мерзкий Темный эльф умудрился похитить волшебный Кристалл прямо у них из-под носа!

А так как иных желающих нанести визит вежливости в логово сего индивида не нашлось, заняться этим пришлось отряду так удачно подвернувшегося паладина. Пробившись сквозь древние леса, окружавшие Трою, герои выбрались к заснеженным скалам, у основания одной из которых и обнаружился вход в неприметную пещерку. Нельзя сказать, что Темный эльф так уж обрадовался гостям, нет. Он вообще ценил одиночество. Потому и атаковал незнакомцев, лишь завидя.

Сесиль, Янг и Сид бросились в атаку (последний яростно размахивал гаечным ключом), Телла схоронился за их спинами, принялся выпевать заклинания. И когда казалось, что исход битвы предрешен, Темный эльф неожиданно воплотился в своем истинном обличье - темного дракона! Вот здесь-то герои порядком струхнули, однако бой продолжили, и даже умудрились покончить с тварью.

Отыскав в драконьем логове Кристалл Земли, герои вернулись в Трою, дабы убедить эпоптов-правительниц отдать им реликвию, а также отдохнуть перед решающим сражением с Голбезом.

Каково же было удивление героев, когда в замке Трои они обнаружили Эдварда, принца Дамсияна - живого, хотя и израненного после приснопамятного водоворота. Как выяснилось, Эдвард не ведал ровным счетом ничего о судьбе малышке-Ридии. Возможно, она и впрямь погибла. А самого его течение прибило к берегу Трои, и жители города выходили бедолагу. Конечно, в нынешнем его состоянии Эдварду и думать не пристало вновь отправляться на поиски приключений, потому он просто пожелал Сесилю удачи в начинании, попросив как следует наподдать Голбезу и от его имени.

Руководствуясь инструкциями, полученными от Каина, Сид направил "Приключение" ввысь, где в небесах парила волшебная башня Зот. Как сие сооружение могло появиться в их мире? Неведомо... Целиком созданная из металла, наводненная причудливыми монстрами, башня поражала своей ирреальностью, однако именно здесь все должно и закончиться. По крайней мере, герои на это искренне надеялись. И, пришвартовав воздушный корабль у одного из пирсов, они начали долгое восхождение к вершине, зная, что там их ждет поединок, вполне могущий обратиться последним...


Голбез молча ждал, пока герои приблизятся; Каин замер у него за спиной. "Кристалл!" - пророкотал Голбез, протянул руку. "Где Роза?" - крикнул Сесиль. Голбез молчал. Вздохнув, Сесиль бросил ему Кристалл Земли, после чего повторил вопрос. "Какая Роза?" - деланно удивился Голбез. "Ах ты!.." - Телла вырвался вперед, воздев руки над головой. - "Сейчас ты у меня узнаешь!"

И, прежде чем соратники смогли его остановить, старый мудрец произнес заклинание, призывающее Метеор, понимая, что это будет стоить ему жизни. Огненный вихрь поглотил Голбеза, и тот возопил в агонии. Телла же пал замертво.

Когда хаос утих, Сесиль рискнул приподнять голову. Сид и Янг не пострадали, Каин распластался у углу, подобно сломанной игрушке, но Голбез... Тот поднялся на ноги, хотя и с трудом. "Этот Метеор ослабил меня", - пробормотал он. - "А Каин... Похоже, чары мои, наложенные на него, развеялись. Ну и пусть с ним".

Роза Заметив Сесиля, Голбез двинулся к нему, сотворил молнию, отбросившую паладина назад. Последний беспомощно смотрел в лицо приближающейся смерти, понимая, что тот, кто стоит перед ним - не человек, и победить его не в силах человеческих. Отчаяние накатывалось волнами, ибо понимал Сесиль, что потерпел полное поражение.

Внезапно Голбез осекся, прервав так и не законченное заклятие. "Но ведь ты..." - изумленно выдохнул он, глядя на Сесиля. - "Ладно, закончим в другой раз!" И Голбез скоренько выскочил прочь из комнаты.

Некогда было раздумывать, что он имел в виду; приведя в сознание Каина, герои проследовали в соседний покой башни Зот, кто томилась в заточении Роза. К счастью, с девушкой было все в порядке, и первым делом она бросилась в объятья к Сесилю: "Я знала, что ты придешь!" "Роза..." - выдохнул расстроганный паладин. - "Я хотел сказать тебе..." Герои разом навострили уши. "Ну, что?!" - не выдержал Сид. - "Будь мужиком, возьми да скажи!" Сесиль густо покрасел...

"Ты разочаровал меня, Каин!" - послышался внезапно гулкий голос. - "Несмотря на все твои силы, ты перешел на сторону жалкого идиота!" "Это стихийная леди воздуха, Барбариссия!" - пояснил драгун. Создание сие в тот же миг явило себя, бросившись в атаку.

А когда герои отправили ее назад в родную преисподнюю, башня Зот начала стремительное падение на поверхность Голубой Планеты - воздушные заклятия Барбариссии исчезли! Звонким голосом Роза произнесла заклинание, перенесшее героев на сотни миль отсюда... прямиком в покои Сесиля в замка Барона.

Казалось бы, все потеряно. Четыре Кристалла в руках Голбеза, и сий факт не сулит миру ничего доброго и прогрессивного. Однако, как справедливо заметил Каин, правдивы древние легенды, глясящие, что помимо оных, существуют еще Темные Кристаллы - в подземном мире! Будучи под действием заклятия Голбеза, он пронюхал, что тот собирается собрать как Светлые, так и Темные Кристаллы, дабы с их помощью открыть путь на Луну! Зачем ему это - вот вопрос! И еще одно не давало покоя Сесилю - почему Голбез не прикончил его, когда имел такую замечательную возможность?


Шли дни, дела в Бароне постепенно налаживались. Драгуна Каина взяли в свои руки наведение порядка в стране, нещадно расправившись с солдатами Голбеза, что как один оказались монстрами, скрывавшимися за иллюзиями.

Неутешительные вести пришли и от ученых мужей Агарта, закнимающихся наблюдением за двумя Лунами сего мира. По их словам, на одной из них появились следы жизни, и поверхность ее постепенно принимает алый цвет... Цвет крови!

Вновь поднявшись на борт "Приключения", герои наши - паладин Сесиль, мастер-драгун Каин, целительница Роза, монах Янг и изобретатель Сид - взяли курс на южный континент, где в центре обширного горного массива открывался огромный черный провал: путь в подземный мир.

Солнце исчезло, сменившей толщей камня над головою. Путь им "освещали" лишь лавовые озера. Воздушный корабль нес их над этим странным миром, а внизу, среди пламени и камня проносились города, башни...

Герои не заметили, как оказались в самом центре яростного сражения. До боли знакомые воздушные корабли - Красные Крылья! - атаковали наземное войско, состоящее из каких-то странных, изрыгающих пламя механизмов. Когда пара случайных ядер пробила корпус "Приключения", Сид повел корабль на посадку, прочь от сражения, по направлению к виднеющемуся вдалеке замку.

Единственными жителями цитадели оказались гномы! Все слышали легенды об этом маленьком народце, но никто не видел их воочию! Коренастые стражи препроводили отряд из внешнего мира в тронный зал, где их принял Гиотт, король подземного мира. Сюзерен грустно поведал, что силы Голбеза уже захватили два из четырех Темных Кристаллов, и пытались атаковать его замок, где хранится третий. Именно этой битвы герои и стали невольными свидетелями. Сид заявил, что в таком виде его "Приключение" ничем не может помочь гномам в сражениях с Красными Крыльями, и что он сперва выведет свой корабль на поверхность да укрепит его корпус волшебным мифрилом. После чего эксцентричный изобретатель удалился.

Из Чертога Кристалла, что располагался прямиком за тронным залом, послышался шум. Переглянувшись, герои опрометью бросились туда, а за ними поспешили и гномы-стражники. И все-таки они опоздали! У алтаря возвышался сам Голбез, сжимая в руках Темный Кристалл. Поздравив команду Сесиля с прибытием в подземный мир, он милостиво разрешил им узнать, зачем все это затеял. Оказывается, восемь Кристаллов необходимы для активации Вавилонской Башни, соединяющей их мир с Луной! А уж там, гласят легенды, скрыты такие силы, что простому смертному невозможно и представить. Объяснив сий факт, Голбез атаковал.

Янг, Роза, Каин... Все они пали пред ужасающей мощью противника. Лишь Сесиль держался кое-как, но и он чувствовал, что сознание оставляет его... Неожиданно рядом с паладином возник мглистый дракон, чем немало смутил Голбеза.

А рядом с драконом встала девушка, за спиною которой маячили мифические монстры, союзники могучих призывателей - Ифрит, Шифа, Титан, Рамух... Сообща с мглистым драконом Ридия одержала блестящую победу над Голбезом, уничтожив смертную оболочку сего воплощения зла.

Пришедшим в себя героям юная призывательница поведала, что когда Левиафан проглотил ее, она попала в Землю Призывов, Феймарш, обиталище легендарных существ - эйдлонов. Время там течет иначе, чем во внешнем мире, и с момента кораблекрушения прошли долгие годы. За это время Ридия стала могущественной призывательницей, но однажды королева Земли Призывов сказала ей: "Великие силы тайно пришли в движение. И мы должны сообща противостоять им".

"Я... не могу погибнуть..." Истерзанное тело Голбеза метнулось к Кристаллу, схватило его и исчезло. Проклятье, есть ли вообще способ раз и навсегда уничтожить эту сущность?

Король Гиотт предложил отряду Сесиля хитрый план. Голбез наверняка направился в Закрытую Пещеру, где хранится последний Темный Кристалл подземного мира. Король намеревался двинуть туда отборные силы гномов, в то время как герои проникнут в Вавилонскую Башню и попробуют вернуть семь украденных Голбезом Кристаллов. Практичные гномы уже давно создали сеть тоннелей, соединившую замок их с Башней.

Ридия Ими герои ныне и воспользовались. Вавилонская Башня оказалась сродни башне Зот: очевидно, что возведение ее - дело рук давно ушедшей цивилизации. И отчаянное вторжение отряда Сесиля обернулось трагедией. Огненный стихийный лорд Рубикант уже забрал семь Кристаллов с собой, герои наши опоздали. Хуже другое: верный своему слову король Гиотт отправил к подножию башни множество танков для поддержки вторгшихся внутрь искателей приключений. Но не ведали гномы об ужасающей мощи утерянной технологии, сохранившейся в Вавилонской Башне: приспешники Голбеза с поистине садистским удовольствием принялись расстреливать механизмы гномов из пушек. В попытке уничтожить оные погиб отважный Янг; по недомыслию своему гоблины-стрелки перегрузили пушечные двигатели, и в последовавшем взрыве и сгинул схватившийся с ними монах.

Герои бежали прочь из Вавилонской Башни, оказавшейся дьявольской ловушкой, а вслед им несся хохот Голбеза, наверняка с интересом наблюдавшего за действом. У выхода их уже поджидал воздушный корабль, с палубы которого героям весело махал Сид.

Однако враг не собирался упускать их так легко. Вслед за "Приключением" устремилась эскадрилья Красных Крыльев, и любые попытки сбросить преследователей с хвоста успеха не принесли. В отчаянии, Сид приказал Сесилю выводить корабль на поверхность, а сам схватил ящик взрывчатки и сиганул вниз, во тьму. Таков был последний приказ капитана. Едва Сесиль вывел воздушный корабль во внешний мир, прогремел адский взрыв, наглухо запечатавший вход в мир подземный. Так, ценою собственной жизни, изобретатель забрал с собою воздушную флотилию Голбеза.

Неизвестно, пробился ли тот в Закрытую Пещеру, получил ли последний Темный Кристалл. И герои направили "Приключение" туда, где, пробивая земную твердь, ввысь устремлялась Вавилонская Башня, исчезая в небесах, соединяя планету с Луной. Восхождение еще не закончено...

В коридорах башни герои обнаружили множество израненных людей-ниндзя, принадлежащих к нации Эблана. По словам их, монстры, хлынувшие из Вавилонской Башни, в считанные часы сровняли с землей их город, расправились с королем и королевой. И теперь принц Эдж повел за собою воинов против стихийного лорда огня, Рубиканта, дабы отомстить за родителей и всех иных, павших в тот страшный для страны их день. К несчастью, ушел он недалеко: стражи башни оказались слишком сильны для него - человека, с детства тренированного в искусстве ниндзуцу. Настигнув Эджа, Сесиль предложил принцу присоединиться к их отряду, и сообща двинуться дальше, дабы содрать с Рубиканта шкуру да сделать из нее прекрасный коврик для ног.

Лорд огня явил себя достойным противником - куда более могучим, нежели почившие ныне стихийные лорды, вместе взятые. Но даже отправив Рубиканта вслед за сородичами, герои не добились желаемого. Голбез предвидел возможное поражение своего наместника и соорудил у входа в Чертог Кристаллов нехитрую магическую западню, ступив в которую, герои мигом оказались у входа в Вавилонскую Башню в подземном мире.

Было от чего впасть в отчаяние. Мало того, что их воздушный корабль остался во внешнем мире, так еще и ход туда теперь замурован тоннами камня. С тяжелым сердцем Сесиль повел свой разношерстный отряд в замок гномов, дабы узнать у короля, насколько успешно удается оборона Закрытой Пещеры, хранилища последнего Темного Кристалла.

А дела шли, прямо сказать, неважно. Всю свою магическую мощь Голбез использовал, чтобы пробить защитные заклинания, блокирующие вход в пещеру, и успех его - дело времени. Король Гиотт испросил героев отправиться туда первыми и попробовать спасти хотя бы последние Темный Кристалл. Когда монарх передавал Сесилю талисман, нейтрализующий магию Закрытой Пещеры, в глазах его стояла обреченность; гном и сам уже не верил, что существует в мире кто-то, кому по силам противостоять Голбезу.

В лечебнице замка герои обнаружили Сида, которого считали погибшим. Изобретатель храпел во все горло, веря: здоровый сон - лучшее средство исцеления от ран, полученных им во время спровоцированного взрыва. Так что, пожелав Сиду скорейшего выздоровления, Сесиль повел за собою Розу, Ридию, Каина и Эджа в Закрытую Пещеру.

Путь оказался на удивление спокоен. Прошествовав по тихим пустынным коридорам каверны, герои достигли Чертога Кристалла, где и отыскали вожделенный артефакт. Неужто победа осталась за ними?..

Глаза Каина остекленели, ибо голос - знакомый, ненавистный голос - вновь подчинил себе рассудок драгуна, отдав недвусмысленный приказ. И, не сознавая, что творит, Каин вырвал Темный Кристалл из рук Сесиля, после чего бросился наутек. Голбез вновь обрел контроль над несчастным драгуном...

Лунный Кит С пустыми руками герои и вернулись в замок гномов. За время их путешествия Сид умудрился приделать к носу "Приключения" гигантский бур, дабы пробить с его помощью выход на поверхность.

Вернувшись во внешний мир, Сесиль принял решение: если уж до сих пор они терпят поражение за поражением, следует отправляться прямиком на Луну, где раз и навсегда решить вопрос с Голбезом. В сем начинании героям вызвались помочь волшебники Мисидии: долгие столетия под толщей морских вод хранился Лунный Кит - воздушный корабль давно ушедшей цивилизации, могущий преодолевать безвоздушные пространства. Именно он поминается в древней легенде как "Рожденный из утробы дракона, несущий в себе свет и тьму, вознесется он к звездам..." Магией своею мисидийцы подняли гигантское судно на поверхность, после чего вверили его Сесилю, истинно считая его тем, о котором гласит их древнее пророчество.

Так паладин отправился на Луну.


Внизу расстилалась безжизненная равнина, испещренная кратерами. Что мог забыть здесь Голбез?.. Как бы в ответ на их невысказанный вопрос, на пути Лунного Кита вырос огромный Хрустальный Дворец. Заинтересовавшись, Сесиль посадил свой легендарный корабль поодаль, после чего повел троих компаньонов внутрь.

Их приветил древний старец, представившийся Фусоей. "Моя задача - охранять сон лунатиков", - объяснил он. - "Давным-давно одна маленькая планетка между Красной Планетой и Великим Гигантом была на грани уничтожения. Жители ее на межпланетном корабле бежали на Голубую Планету. Но жизнь на вашей планете находились еще в зачаточном состоянии, посему лунатики сотворили вторую Луну, где могли спать очень и очень долго". "Так вот, стало быть, кто они такие - лунатики..." - задумчиво промолвил Эдж. "Но среди них нашелся тот, кто отказался отойти ко сну", - продолжал Фусоя. - "Он жаждал уничтожить жизнь на Голубой Планете и создать там новый мир по собственному видению. Своими силами мне удалось изолировать его и погрузить в сон. Но и во сне он направлял злую энергию к тем, кто грезил о власти на вашей планете. И теперь с их помощью он собирает Кристаллы". "Так вот кто стоит за Голбезом!" - воскликнул Сесиль. - "Так кто же он?" "Его имя - Земус", - промолвил Фусоя. - "Он собирает Кристаллы, источники энергии, дабы активировать межпространственный лифт в Вавилонской Башне. А с его помощью он сможет переместить Гиганта Вавилона на поверхность Голубой Планеты и уничтожить все живое. Хотя многие лунатики полагают, что смогут найти общий язык с вами. Они просто спят и ждут, пока люди достигнут их уровня развития". "А откуда же взялся Лунный Кит?" - вопросил паладин. "Его построил мой младший брат, Клуя", - отозвался старец, - "как средство перемещения на Голубую Планету. Он всегда мечтал о неведомых землях. Именно он создал Дьявольскую Дорогу и заложил основы строения воздушных кораблей. На Голубой Планете Клуя женился и завел много детей. Ты - один из них!"

Сесиль опешил... вот так сюрприз! "На горе Испытания ты получил от духа Клуи силу, достаточную, чтобы справиться с Земусом", - сообщил Фусоя. - "Ты должен сделать это для своей планеты! И для лунатиков тоже! Спеши же в Вавилонскую Башню! Мы не должны позволить Гиганту Вавилона ступить на Землю!"

Восемь Кристаллов сияли на пьедестале вокруг магически запечатанной бездны в сердце замка. Восемь Кристаллов, сдерживающих зло Земуса... Смерив скептическим взглядом разношерстных воителей отряда Сесиля, Фусоя принял решение. "Я отправляюсь с вами!" - объявил он.


Землю у подножья Вавилонской Башни укутывали клубы густого дыма, откуда доносились взрывы и пушечные выстрелы. Они опоздали! Гигант Вавилона уже ступил в мир.

Против последнего были брошены все силы. Танки гномов, поднятые из подземного мира и теперь ведомые в бой... монахом Янгом, чудом выжившим в страшном взрыве. Флотилия Барона под водительством Сида, Эдварда, а также Палома и Поромы, освобожденных старейшиной Мисидии из каменного плена. Но всей огневой мощи этих машин хватало лишь на то, чтобы задержать продвижение Гиганта.

"Мы должны добраться до его сердца!" - прокричал Фусоя, указывая на великана. Сесиль тяжко вздохнул: закончится все это когда-нибудь? Голбез всегда на шаг впереди...

И все-таки паладин подчинился приказу мудрого лунатика. Подведя Лунный Кит к голове Гиганта Вавилона, герои спрыгнули вниз, проникли внутрь сего огромного робота. И где Голбез достал такую игрушку? Неужто она все эти столетия пылилась в Вавилонской Башне?

В запутанных переплетениях кабелей и металла, составлявших нутро Гиганта, герои обнаружили центральный процессор, контролирующий адскую машину. Нельзя сказать, что уничтожение его далось им чересчур легко: созидатели монстра заблаговременно снабдили его защитными машинами, и теперь те пробудились к действию, безжалостно поливая героев огнем. Роза с трудом поддерживала защитные заклятия, в то время как Фусоя шептал заклятия атакующие, а Роза призывала всевозможных чудовищ из Земли Призывов им на помощью. Сесиль и Эдж в стороне не стояли, правда, мечи их приносили мало пользы в кромсании древних механизмов.

И когда ЦП взорвался, Гигант Вавилона наконец прекратил свое движение. Герои вздохнули было спокойно, но тут из соседнего коридора с яростным криком выскочил Голбез. Фусоя ступил ему навстречу. "Ты хоть понимаешь, кто сам такой?" - вопил лунатик. - "Проснись немедленно!" Он пробормотал заклинание, и Голбез, уже изготовившийся к нападению, внезапно остановился.

"Что на меня нашло?" - пробормотал он. - "Почему меня переполняла... такая ненависть?" "Вспомнил наконец", - облегченно промолвил Фусоя. - "Как звали твоего отца, помнишь?" "Клуя", - кивнул Голбез.

Сесиль вздрогнул. "Что что же, братья, получается?" - покосился на него Эдж. "Ты был игрушкой Земуса", - терпеливо разъяснял Фусоя вернувшему собственное "я" сородичу. - "Он просто использовал тебя потому, что в жилах твоих текла кровь Клуи, лунатика. Таким образом контролировать тебя он мог легко. Но заставить тебя сражаться против твоей плоти и крови..."

"Я сражался... против собственного брата?" - пробормотал ошарашенный Сесиль. - "Вся моя ненависть... против моей плоти и крови?.. Но почему ты? Почему не я?" "Я был избран..." - объяснил Голбез, - "лишь потому, что в душе моей Земус отыскал семена зла. И он взрастил их... А я... оставил тебя..."

И Голбез поведал Сесилю о том, что родители их - Клуя и Сесилия - изначально нарекли его Сеодором, что означает - "дар богов". С детства он частенько наблюдал, как отец ночами покидает дом и неотрывно глядит в небеса, на Луны... Однажды несогласные с идеями учения Клуи убили его с помощью магии... той самой, которой лунатик их и обучал. А чуть позже Сесилия скончалась после рождения второго сына, оставив Сеодора, растерянного и напуганного круглого сироту, с младенцем на руках. Именно тогда паренек и услышал впервые... голос. "Какой он мерзкий, твой братец", - вкрадчиво говорил он. - "Он - источник всех твоих страданий. Если бы не он, родители твои были бы живы. Я нарекаю тебя... Голбезом!" Голбез оставил новорожденного Сесиля в лесу у замка Барона, где его отыскали солдаты и принесли королю. Последний поразился, сколь похож ребенок на ту, которой пришлось покинуть Барон из-за его малодушия. Голбез же, снедаемый чувством стыда, скрылся в дикоземье...

Посовещавшись, Фусоя и Голбез распрощались с товарищами, отправившись сводить личные счеты с Земусом. Герои остались в растерянности... что же им теперь делать? Угроза со стороны Голбеза миновала, а разборки лунатиков следует оставить им самим?

Внезапно пол под их ногами заходил ходуном: Гигант Вавилона рушился! Герои заметались: куда бежать? "За мной!" - раздался зычный голос. Сесиль обернулся: в проеме одной из дверей центра управления маячил Каин, призывно махая руками. Быть может, драгун заслуживает, чтобы ему дали еще один шанс доказать искренность своих намерений?.. И герои бросились прочь с гибнущего механического монстра, назад, в рубку Лунного Кита...


...Сколько времени прошло с тех пор, как они вернулись в Хрустальный Дворец и спустились в недра Луны, вслед за Голбезом и Фусоей? Дни, недели?.. Бесконечные серые пещеры и могучие одичалые монстры - единственные компаньоны небольшого отряда. Сражения до полного изнеможения, затем - короткий отдых, и вновь долгий, долгий путь... в никуда.

Очередной кажущийся нескончаемым коридор неожиданно вывел героев в огромную каверну, в центре которой Голбез и Фусоя теснили создание, которое не могло быть никем иным, как Земусом. Завороженно герои следили за неподдающейся их разумению магией лунатиков, буквально разрывающей на куски их противника.

Наконец, Земус пал; тело его оказалось не в силах противостоять всей мощи атаки. Неужто все кончено?.. Голбез и Фусоя обернулись, дабы поприветствовать землян, пришедших им на помощь, и в этот момент призрачная форма отделилась от истерзанного тела Земуса. "Дух живет!" - возопило создание. - "И я - его воплощение! Зеромус!" И, не успели Голбез с Фусоей опомниться, как тварь обрушила созданный магией Метеор им на головы. Никто не смог бы выжить после такого...

А Зеромус уже обратил голодный взор на замерший у входа в пещеру маленький отряд Сесиля, отчаяние овладело которым с новой силой...


...Собравшиеся в часовне Мисидии на далекой Голубой Планете истово молились, ниспосылая собственные силы тем, кто в этот момент противостоял воплощению вселенского Зла. Монах Янг, изобретатель Сид, принц Эдвард, юные заклинатели Палом и Парома, король гномов Гиотт... Все те, кто шел рядом с Сесилем, кто знал и любил его...


...И пятерка героев, изготовившихся к бою в недрах Луны, ощутила молчаливую поддержку, почувствовала, как страх куда-то уходит, а в тела вливаются новые силы. А раз так - у Зеромуса нет ни единого шанса на победу!

И когда ошметки сгустка протоплазмы, именовавшего себя Зеромусом, усеяли пол и стены пещеры, он возопил в голос: "Пока зло живет в сердцах ваших, я не исчезну!" То был последний вопль, крик ярости и отчаяния.

С трудом, Фусоя и Голбез поднялись на ноги. Удивительно, но они выжили после прямого удара магии Метеора! "А вы более сильны, чем я ожидал", - проговорил лунатик, окидывая героев взглядом. - "Возможно, смертные Голубой Планеты уже превзошли в развитии нас, лунатиков..."

"Ну дык!" - с энтузиазмом закивал Эдж. - "Сам видел, какие мы сильные!" "Последние слова Зеромуса беспокоят меня..." - тихо промолвил Каин. "Пока живет зло..." - задумчиво прошептала Роза. "Истинное зло не умрет никогда", - пожал плечами Фусоя. - "Каждое живое существо несет наряду с добром небольшую толику зла в своем сердце. Это так же естественно, как свет и тьма, как миры внешний и подземный. Но добро существует потому, что существует зло. С его помощью вы и уничтожили Земуса".

Пришла пора прощаться. Фусоя и Голбез отбывали на вторую Луну, дабы отойти ко сну со своими сородичами. Сну, который продлится многие столетия. Голбез искренне молил о прощении за все то, что он совершил, находясь под властью Земуса. И Сесиль простил его... родного брата.


Эдж Мир вновь пришел на Голубую Планету. Лунный Кит погрузился в воды морские, где он пребудет долгие годы, а быть может - и века.

Палом и Порома усердно штудировали магические книги, надеясь когда-нибудь стать такими же мудрыми, как и почивший мудрец Телла.

Принц Эдж принял на себя бремя правления восстановленным Эбланом, но душу его снедала жажда странствий, а сердце рвалось прочь отсюда... к Ридии. И крылись здесь не только дружеская привязанность.

Ридия вернулась в подземный мир, в Землю Призывов. Юной призывательнице нужно было пройти еще долгий путь, прежде чем она станет по настоящему искусной в своем мастерстве.

Янга возвели на трон Фабула. Прежний король с радостью уступил престол герою нации, и все же грубоватый монах чувствовал се6я на нем крайне неуютно. Хорошая потасовка - что в чем он нуждался, но уж никак не скука придворного жития.

Эдвард вплотную занялся восстановлением разрушенного Дамсияна. Следуя заветам Анны, мечтатель-принц старался как можно внимательнее относиться к собственным подданным, а те платили ему любовью и преданностью.

По извилистым тропкам горы Испытания шел Каин. "Сесиль... Роза... Я не могу вновь вернуться к вам. Пока не могу. Я должен пройти это испытание сам. Я буду работать над собой, пока не превзойду своего отца как драгун. И лишь тогда... я вернусь в Барон".


Барон готовился к коронации. Король Сесиль и королева Роза - кто мог подумать, что подобное возможно? На праздник со всех уголков света прибыли их друзья, дабы выказать дань уважения как от лица собственных держав, так и личные теплые пожелания.

"Прощай, Сесиль. Будь счастлив", - прозвучал в голове короля голос Голбеза. И многие заметили следующей ночью, что одна из Лун исчезла. Когда-нибудь, в иное время, в иную эпоху, она обязательно явится вновь, лунатики восстанут ото сна и явят себя великой цивилизации Голубой Планеты... Но это уже - совсем иная история.

2. Интерлюдия

Один и тот же кошмар, вновь и вновь... Кромешная тьма, и ощущается в ней присутствие неведомой сущности... столь могущественной, что душу захлестывает безотчетные страх. Иные образы сменяют друг друга... Темный Кристалл... Ридия, оседающая наземь... И вновь - тьма. "Я нашел... новое обличье..." - произносит бесплотный голос. "Кто ты?" - вопрошает он, и сущность нисходит до ответ: "Ты не способен осознать мое существование, но я отвечу тебе. Я..."

Из тенет кошмара Сесиля вырвала супруга, Роза; пробудившись, монарх долго не мог придти в себя - столь тревожным было навязчивое, неотступное сновидение. Но... сон, как говорится в руку, а дела насущные не ждут. Ведь сегодня - празднество в честь завершения восстановления Дамсияна. Война завершалась год назад; мир царит на Голубой Планете, и, казалось бы, неоткуда ждать новой угрозы... Барон восстановил дипломатические отношения с Мисидией, и даже в Трое начали изучать белую магию... Но тревога, порожденная сном, оставалась с ним, и Сесиль зарекся терять бдительность даже в эти дни, исполненные благоденствия и покоя. Ведь он как никто другой знал, как оные бывают обманчивы...

На борту воздушного корабля Красных Крыльев король и королева отправились к Дамсияну; сопровождало их и иное судно - "Приключение", - за штурвалом которого стоял Сид...


Ридия покидала Феймарш, дабы успеть на празднество в Дамсиян. Девушка обещала королеве Асуре непременно вернуться, ибо Земля Призывов стала для нее столь же родной, как и смертный мир. Король Левиафан, однако, велел девушке не терять бдительности, ибо ощущал приближение беды, что вот-вот случится в мире людей...


Когда король Сесиль и королева Роза ступили в тронный зал замка, там уже находились Палом и Порома, Сид, Янг, священнослужительница Трои, а также множество дворян как Дамсияна, так и сопредельных держав. Король Эдвард тепло приветствовал почетных гостей, поблагодарил их за тот вклад, который внесли они в восстановление его вотчины.

Сесиль огляделся по сторонам: Ридии и Эджа покамест не наблюдалось, но, насколько он знал, они должны появиться рано или поздно... Улучив минутку, он поинтересовался у Эдварда, насколько надежно защитил тот Кристалл Огня, ибо навязчивый сон не давал покоя монарху Барона. Конечно, навряд ли кто-нибудь попытается вновь похитить сокровенную реликвию, но... все-таки...

Улыбнувшись, Эдвард отворил тайную дверь за троном; заметив сие, Палом и Порома немедленно бросились в чертог, дабы взглянуть на легендарный Кристалл Огня. Проследовал за ними и Сесиль. Реликвия ярко сияла на постаменте, но король Барона ощутил необъяснимую тревогу. Наверное, не оправился от ночного кошмара.

В тронный зал вбежал солдат Дамсияна, сообщил королю Эдварду, что у вершины горы Хобс обнаружено несколько монахов Фабула, сильно израненных и пребывающих без сознания. Услышав это, Янг вознамерился немедленно выступить в означенном направлении, и Сесиль, снедала которого тревога, принял решение присоединиться к нему. Конечно, Роза не могла оставить супруга, и трое покинули Дамсиян, выступив к горе Хобс.

Достигнув вершины, они действительно заметили тела двух монахов; Роза сотворила целительное заклятие, и раны мужчин затянулись на глазах. Вскочив на ноги, они огляделись по сторонам, и, заметив своего короля, выпалили: "Господин Янг, ваша супруга, Шейла..." Король Фабула переменился в лице... а в следующее мгновение Сесиль вновь ощутил знакомое, недоброе присутствие... и атаковали их могущественные монстры.

После сражения Янг постановил, что немедленно возвращается в Фабул наряду со спасенными монахами; переглянувшись, Роза и Сесиль вызвались сопроводить его, ибо монстры, похоже, расплодились на горе Хобс во множестве.

...Достигнув Фабула и ступив в покои королевы Шейлы, герои узнали, что та только что родила девочку. Сесиль и Роза в изумлении обернулись к Янгу: король Фабула не говорил, что супруга его в положении. Смущаясь, Янг попросил Сесиля стать крестным отцом для его дочери и дать ей имя. Сесиль предложил назвать девочку Урсулой.

Стражники доложили Янгу, что подле замка опустился воздушный корабль "Сокол". Сесиль и Янг обменялись тревожными взглядами: насколько они знали, судно сие должно находиться в подземном мире, у гномов. На борту "Сокола" в Фабул прибыли Палом, Порома, Сид и Люка, дочь короля гномов. Они поведали о том, что неожиданно монстры вырвались из недр Закрытой Пещеры, и испросили монархов Фабула и Барона о помощи.

Сид велел Янгу оставаться с супругой, а также попросил его присмотреть за Розой, которая неожиданно побледнела. Не стоит втягивать ее в очередные баталии, тем более, что неведомо, с какой силой столкнулись они на этот так... Так, в подземный мир Сесиль отправился наряду с близняшками-чародеями из Мисидии и инженером Сидом.

...Ступив в Чертог Кристалла, находящийся в сердце заполоненной монстрами Закрытой Пещеры, герои в изумлении наблюдали распластавшуюся на полу помещения Ридию, пребывающую без сознания. Сесиль ужаснулся: все в точности так, как в его ночном кошмаре...

Девушку удалось привести в чувство, но она, казалось, с трудом сознавала происходящее вокруг и не могла объяснить, как очутилась в Закрытой Пещере и что с ней приключилось. Товарищи сопроводили призывательницу на борт "Сокола", когда она неожиданно произнесла: "Они... зовут... Они... приближаются".

Девушка воззрилась на громаду Вавилонской Башни и на глазах героев та воссияла на несколько мгновений... Сесиль поморщился: ох, не к добру все это... После чего велел Люке поднимать воздушный корабль в воздух и направить его к Вавилонской Башне. Ведь если новая угроза явит себя миру, надлежит пресечь ее на корню..

Наказав Сиду остаться на борту корабля, Сесиль, близнецы и апатичная Ридия устремились внутрь Вавилонской Башни. В какой-то момент Ридия оставила товарищей, вынудив тех сдерживать натиск механизмов, обеспечивающих безопасность твердыни. В сем сражении героям на помощь неожиданно пришел Эдж; правитель Эблана заметил, как Вавилонская Башня на краткое время воссияла и, испугавшись, что кто-нибудь может вновь активировать ее, поспешил к центру управления.

Ридии, однако, там не оказалось - центр был пуст. Озадаченные, герои поспешили спуститься вниз, и вскорости действительно настигли Ридию... или, точнее, девушку, похожую на призывательницу, как две капли воды. Эдж мигом распознал, что сопровождавшая доселе Сесиля личность Ридией не является. Последняя устремилась в атаку, призывая обитателей Феймарша - Шиву, Ифрита, Рамуха, Титана - и заставляя сих сущностей сражаться.

Наконец, она призвала Бахамута... но на помощь отчаявшимся было героям пришла истинная Ридия, и сражение возобновилось, ибо на стороне призывательницы выступали поистине могучие эйдлоны. Наконец, противница их пала... и попросту исчезла...

Так и не получив ответа на вопрос, кем являлась девушка - двойник Ридии - герои покинули Вавилонскую Башню, вернувшись в замок Барона. Первым делом Сесиль поспешил в покои королевы Розы... и поведала та супругу, что ждет ребенка, и вскоре подарит ему наследника престола.


На далекой Луне подобная на Ридию девушка возникла в чертоге, заполненном пустующими постаментами. "Систематизация... эйдлонов... завершена..." - монотонно произнесла она.


А Каин Хайвинд, по сей день остающийся на горе Испытания, впервые услышал обращающийся к нему бесплотный голос...

3. Возвращение Луны

Семнадцать лет назад Голубая Планета была спасена деяниями доблестных героев и истовыми молитвами мирян. В небесах осталась лишь одна Луна, и мир воцарился на планете. Дамсиян, Эблан и деревня Туманов возродились; королевство Барон процветало под мудрым правлением короля Сесиля и королевы Розы, у которых родился сын, принц Сеодор.

Но вновь проносятся по земле ветра перемен. Во свете Кристаллов темные тени поглощают мир, и вторая Луна вновь появляется в небесах...

Воздушный корабль Барона рассекал небеса, направляясь к изолированному Адамантовому Острову, где Сеодору Харви - сыну Сесиля и Розы, правителей королевства, - предстоит пройти последнее испытание пред вступлением его в ряды рыцарей Красных Крыльев. Принц пошел на это вопреки воле матери, следуя по стопам отца, легендарного героя.

Корабль опустился у деревушки Мифрил на Адамантовом Острове, и офицеры, прибывшие с крон-принцем, сообщили, что требуется тому отыскать Печать Рыцарей в глубинах подземного грота, обиталища монстров. Единственное условие - Сеодор не должен приступать к исполнению задания до полнолуния. "Почему именно до полнолуния?" - поразился принц. "Свет Луны оказывает воздействие на всех без исключения обитателей Голубой Планеты", - разъяснил офицер. - "Белая магия, черная магия и даже физические атаки зависят от лунной фазы. В полнолуние черная магия наиболее сильна, а вот физические атаки ослаблены наполовину. Это относится и к людям, и к монстрам. К тому же, милорд, от королевы Розы к тебе перешел дар белой магии".

Дождавшись полнолуния, Сеодор ступил в подземный грот. Больше всего на свете жаждал он выйти из тени легендарных родителей, обрести свое место в жизни. Расправившись с многочисленными монстрами, обитавшими под землею и одержав верх над огромным песчаным червем, Сеодор отыскал Печать Рыцарей, после чего немедленно вернулся на поверхность, к ожидавшим его офицерам Красных Крыльев. Немедленно молодой принц был посвящен в рыцари, и воздушный корабль направился обратно в Барон.

...Послышалось хлопанье множества крыльев, и сонм монстров окружил воздушный корабль. Немедленно рыцари вступили в бой с тварями, но оказалось тех слишком много. Закаленные в боях ветераны Красных Крыльев один за другим погибали в неравном противостоянии. Бросив взгляд на далекий горизонт, Сеодор заметил, что со стороны родного Барона в небо устремляются клубы черного дыма...


Ворвавшийся в тронный зал Барона воин сообщил королю и королеве о том, что к замку приближается орда монстров. "Что?!" - поразилась Роза. - "Но число их должно уменьшаться с годами!"

Наказав королеве оставаться в тронном зале, а стражам - неусыпно нести у дверей оного вахту, Сесиль бросился в замковый двор, где сражение с сонмом атакующих монстров было в самом разгаре. Король бросил быстрый взгляд на врата: закрыты... как же сии твари оказались внутри замковых стен?..

Вскоре паладина нагнала королева, заявив, что не оставит его одного, да и к тому же целительница никогда не помешает в сражении. "Справедливо", - сдался Сесиль. - "Но обещай мне, что если дело обернется совсем плохо, ты отступишь". "И оставлю тебя умирать?" - возмутилась Роза. "Да", - твердо произнес Сесиль. - "Ради Сеодора".

Роза кивнула, и королевская чета устремилась на помощь теснимым воинам... Сесиль заметил, что монстры низвергаются с небес, что объясняло их появление внутри замка. "Сесиль... Луна!" - выдохнула в ужасе Роза, и Сесиль поднял взгляд... лицезрев вернувшуюся спустя столько лет вторую Луну!

"Неужто Голбез?.." - выдохнул он. - "Но почему сейчас?.." Получить ответ на этот вопрос в ближайшее время не представлялось возможным, посему следовало сосредоточить усилия на очищении замка Барона от заполонивших его монстров.

К королю и королеве подоспел изобретатель Сид, весьма встревоженный тем, что принц Сеодор, отправившийся для прохождения испытания на Адамантовый Остров, все еще не вернулся. Сесиль приказал Сиду немедленно бежать из Барона наряду с Розой, ибо не видел надежды для обреченной твердыни; последовавшие протесты супруги паладин с ходу отмел, подчеркнув, что это - приказ короля.

И когда Роза и Сид устремились прочь, старательно избегая очагов сражений, Сесиль обратил исполненный тоски взор к вернувшейся Луне... и глаза его округлились от изумления, ибо в стремительно растущей черной точке, приближающейся со стороны небесного тела, узнал он Бахамута, короля драконов!

Исполинский дракон опустился на парапет замка подле короля, и со спины его спрыгнула девушка, до боли напомнившая королю Ридию. "Стало быть, ты - Сесиль..." - молвила она, вперив в монарха пристальный взгляд, после чего приказала Бахамуту атаковать.

Конечно, шансов в одиночку выстоять против короля драконов у Сесиля не было никаких... Таинственная девушка приблизилась к телу павшего короля, внимательно его осмотрела. "Полукровка", - констатировала она. - "Как я и думала".


Принц Сеодор схватился за грудь, осознав, что только что произошло с его отцом; душу затопили горесть и ярость. Как подобное могло случиться? Почему столь неожиданно?

Воздушный корабль стремительно летел по направлению к Барону, но, поврежденный в сражении с монстрами, натиск которых Красным Крыльям едва удалось отразить, сейчас он разваливался на части прямо в воздухе. Крушение было неминуемо...


В Феймарше, Земле Призывов, король и королева неожиданно вздрогнули, будто получив некие дурные вести, немедленно велели Ридии бежать. "Но что случилось?" - недоумевала та. Времени для объяснений, однако, не было, посему король сотворил заклинание, перенесшее Ридию прочь, за пределы королевских чертогов.

А в следующее мгновение к королевской чете уверенным шагом приблизилась таинственная девушка. "Твое могущество", - заявила она. - "Я здесь, чтобы получить его. Я уже подчинила Бахамута". "Но кто ты?!" - выдохнул король, и девушка, решив, что время для разговоров прошло, явила потрясенным монархам свои истинные силы...


Стоя на парапете замка Эблан, король Эдж - Эдвард Джеральдин - задумчиво созерцал протянувшуюся к небесам иглу Вавилонской Башни. Наряду с вернувшейся Луной... Неужто кошмар семнадцатилетней давности снова даст о себе знать?

Вавилонскую Башню заметили и гномы подземного мира, благо возвысилась она из недр земных, и сияние, исходившее от нее, озадачило и встревожило короля Гиотта...


Принц Сеодор оказался единственным выжившим в крушении воздушного корабля над южным континентом, последним рыцарям Красных Крыльев! Пред погибшими товарищами поклялся он, что непременно вернется в Барон и покарает верховодивших вторжением в благословенное королевство.

И Сеодор пустился в долгий путь по лесам и долам, сражаясь с многочисленными монстрами, стремясь как можно скорее вернуться на родину. Но довольно скоро молодой рыцарь осознал, что силы противостоящих ему тварей существенно превосходят его собственные возможности...

Тут бы и закончился жизненный путь крон-принца Барона, если бы не неожиданная помощь со стороны некоего светловолосого человека в плаще с капюшоном, практически полностью скрывавшим лицо. Сеодор поведал незнакомцу о своем стремлении как можно скорее добраться до родного королевства, и тот заметил: "Мы можем отправиться на запад и достичь Барона через Мисидию". "А там что, корабль?" - озадачился Сеодор. "Нечто, куда лучшее", - отвечал человек. - "Я пойду с тобой. У меня свои дела в Бароне. Срочные".

"Я - Сеодор", - представился принц. - "А как твое имя?" "Нет у меня имени", - опустил глаза незнакомец. - "Я... оставил его давным-давно". Решив, что дальнейшие расспросы бессмысленны и даже бестактны, Сеодор просто кивнул, принимая ответ незнакомца, после чего оба устремились в западном направлении ,

Несколько часов спустя они добрались до Мисидии, вотчины магов, где хранился Кристалл Воды, и безымянный указал на здание в центре города. "Это часовня", - сообщил он Сеодору. - "Кто-нибудь из находящихся там может сломать печать для нас". "Печать?" - нахмурился принц, и человек кивнул: "Да. Печать, преграждающую проход на Дьявольскую Дорогу". Сеодор кивнул: он слышал от отца об этом портале, где само пространство искривлено.

Наиболее почитаемыми чародеями города были старые приятели правителей Барона - черный маг Палом (в настоящее время отправившийся в Трою) и белая волшебница Порома, ныне пребывающая в часовне. Жители Мисидии наблюдали орду монстров, пронесшихся по небу в северо-западном направлении, к Барону, и посему донельзя встревожились, ведь появление ее произошло одновременно со вновь возникшей в небесах Луной.

Повстречав Порому, Сеодор поведал ей о крушении воздушного корабля Красных Крыльев и о своем желании воспользоваться Дьявольской Дорогой для перемещения в Барон, со стороны которого поднимаются клубы дыма. Порома согласно кивнула, высказав искреннее сожаление, что не может отправиться в Барон вместе с принцем и его загадочным спутником, поскольку должна оставаться в часовне Мисидии, и, подозвав находящихся поблизости белого и черного магов, велела тем сопровождать героев в их непростом пути по Дьявольской Дороге.

Белый маг развеял заклятие, преграждавшее доступ к волшебному порталу, и, ступив в оный, четверка героев оказалась на Дьявольской Дороге - межпространственном тракте, обиталище разнообразнейших монстров. Оставив оную за собой, Сеодор и его спутники ступили в городок у подножья замка Барона... к немалому облегчению принца, уцелевший. Жители рассказывали о недавнем жесточайшем сражении с ордою монстров, но завершилось оно, а замковые стражи успокоили мирян, поведав, что благодаря самоотверженности и доблести короля Сесиля удалось одержать победу.

Воспряв духом, герои устремились к замковым вратам, но стражи отказались пропустить их внутрь. Воины были чрезвычайно бледны и не узнавали крон-принца... Схватив озадаченного за руку, безымянный потащил его прочь; черный и белый маги следовали за ними. "Что-то подобное я уже видел раньше..." - пробормотал человек, когда отошли они от замковых стен на достаточное расстояние, после чего обратился к принцу: "Мы можем проникнуть в замок через канализационные стоки".

Сказано - сделано. Спустившись в кишащие монстрами стоки и миновав их, герои достигли замка... вот только внутри не обнаружили ни души. "Мама! Папа!" - кричал отчаявшийся Сеодор, но тишина была ему ответом. "Твои родители в замке?" - полюбопытствовал безымянный. "Да, король Сесиль и королева Роза", - отвечал юноша. На лице безымянного отразилось изумление, но он быстро взял себя в руки.

Оставив спутников на замковом парапете, Сеодор устремился во внутренние покои твердыни; черный и белый маги сообщили безымянному, что должны немедленно вернуться в Мисидию с вестью о новом кризисе, ожидающем сей мир. Оставшись один, безымянный спустился в замковые подземелья... где обнаружил в камерах для заключенных тела стражей Барона... мертвые они или просто без сознания?..

Осознав, что спутник его может оказаться в страшной опасности, безымянный опрометью бросился к тронному залу. К изумлению его, на троне восседал король Сесиль, целый и невредимый! "Ты жив!" - выдохнул безымянный, и король важно кивнул: "Конечно, я жив. Я должен оставаться в живых, чтобы королевство Барон и дальше могло выступать гарантом мира на планете". "Ты изменился..." - покачал головой безымянный. "Я тебя знаю?" - прищурился король. - "Наверняка ты просто захожий нищий. Пошел вон!"

Безымянный счел на лучшее удалиться; в замковых коридорах он повстречал Сеодора, который, навестив родительские покои, нашел их пустующими. "Неужто монстры убили их всех?" - отчаялся крон-принц. - "Я даже воздушный корабль Сида - "Приключение" - не обнаружил". "Что ж, будем надеяться, что они сумели бежать", - вымолвил безымянный, ни словом не упоминания о своей встрече с зачарованным Сесилем.

Сеодор и безымянный покинули замок; стражники у ворот, больше походящие на зомби, расступились, пропуская незваных гостей. Крон-принц собирался немедленно отправиться на поиски "Приключения", уповая на то, что родители его успели спастись. Но все-таки, что произошло в опустевшем Бароне? Если замок был атакован монстрами... куда же те подевались?

Заметив стражников, высыпавших из врат и устремившихся по направлению к ним, безымянный наказал Сеодору бежать без оглядки. Встреча с неожиданным визитером, невесть как проникшим в замок, встревожила зачарованного короля, и тот наверняка отправил воинов по его душу.

В городе Бароне им оставаться нельзя, посему безымянный повел Сеодора на северо-запад, к пещере Туманов. Оную охранял стражник, запретивший путникам ступить в пещеру, ибо таков приказ короля. Не церемонясь, безымянный атаковал стража, на поверку оказавшегося рядовым монстром, скрывавшимся под человеческой личиной!..

Но воины Барона устремились вслед за беглецами в извилистые подземные лабиринты, взяли их в окружение. И когда, казалось, поимка неминуема, туман в пещере неожиданно загустел, давая Сесилю и его безымянному спутнику шанс скрыться от преследователей. Те слепо метались в кавернах, и, не обнаружив тех, кого король Сесиль наказал им схватить, решили вернуться к Барону и еще раз прочесать окрестности.

Дождавшись, когда стражи удалились на значительное расстояние, герои продолжили путь и вскоре покинули пещеру. Сеодор припомнил, что много лет назад в горном ущелье, за которым находилась деревня Туманов, случился камнепад, на что безымянный, пожав плечами, отвечал, что придется им немного полазить по горам, чтобы добраться до цели. "Почему ты помогаешь мне?" вопросил Сеодор. "Я делаю это не ради тебя. Я преследую человека. Я должен одержать верх над ним... даже если это будет стоить мне жизни", - отвечал безымянный. "Какого человека?" - не отставал крон-принц. "Драгуна..." - тихо произнес человек. - "Когда-то он служил в Бароне". Сеодор опешил. "А его случайно зовут не..." - начал он.

***

Многолетнее отшельничество Каина на горе Испытания завершилось, когда однажды услышал он тихий голос, исходящий от священного алтаря на вершине. "Ты тоже... невероятная боль... Как и моя... ранее", - звучали слова в разуме драгуна. А затем устремилась к нему его же темная сущность... Как и темный рыцарь Сесиль много лет назад, Каин противостоял собственной злой сущности, но... она одержала верх... и теперь была свободна.


Услышав звуки боя, Каин устремился к вершине горы Испытания, где обнаружил отбивающихся от нежити магов: двух белых - мужчину и женщину, а также черного. Вступив в сражение и расправившись с мертвяками, Каин приблизился к спасенным.

"Каин!" - воскликнула женщина. "Ты меня знаешь?" - нахмурился драгун. "Я - Порома!" - отвечала белая волшебница. - "Мы встречались в Мисидии!.."

Каин сопроводил магов в Мисидию, где предал их, забрав Кристалл Воды...


Переступив через мертвые тела белых и черных магов, Каин воззрился на таинственную девушку, с любопытством разглядывающую его, стоя на площади разоренной Мисидии. В некотором отдалении от них застыла Порома, на лице волшебницы читалось откровенное отчаяние.

Каин продемонстрировал девушке Кристалл Воды, молвив: "Он твой. При одном условии. Я отдам его тебе лишь после того, как закончу начатое дело". "Какое же?" - полюбопытствовала та. "Встречусь с королем Барона", - произнес Каин. - "Чтобы убить его своими руками!" "Хорошо. Забирай Кристалл с собой", - согласилась девушка, устремившись в здание, внутри которого пребывал ведущий на Демоническую Дорогу портал. "Кто ты такая, кстати?" - крикнул Каин ей вслед, и девушка, обернувшись, отвечала: "Все узнаешь в свое время".

Несмотря на протестующие мольбы Поромы, Каин вслед за девушкой ступил на Демоническую Дорогу. "Что произошло с Сесилем?" - поинтересовался он, следуя за спутницей по извилистым тропам иномирья. "Он прекрасно смотрится в качестве короля Барона", - отмахнулась та. "Ну хоть скажи тогда, зачем тебе Кристаллы?" - не отставал драгун. "Тебе незачем знать", - отрезала девушка, и сама поинтересовалась: "Сам-то ты кто?" "Драгун", - пожал плечами Каин. - "Когда-то служил в Бароне".

Больше до самого конца пути оба не проронили ни слова, а вскоре и вовсе расстались, ибо не заметил Каин, схватившийся с обитавшими на Дьявольской Дороге монстрами, как таинственная девушка куда-то исчезла. Дальнейший путь его до Барона прошел без происшествий. Надо сказать, жители города были встревожены последними событиями: ни короля, ни королевы не было видно в последнее время, а воздушные корабли Красных Крыльев совершали ежедневные облеты города. Кроме того, ходили слухи, что в городе недавно видели принца Сеодора, после чего дворцовые стражи наглухо запечатали все спуски в канализационные стоки.

Таинственная девочка дожидалась Каина у врат замка. Повинуясь ее жесту, стражники расступились, пропуская драгуна внутрь. "Сесиль внутри", - молвила она, когда наряду с Каином достигла дверей тронного зала. - "Я спрошу тебя еще раз. Что ты собираешься сделать, встретившись с ним?" "Ничего не изменилось", - покачал головой Каин. - "Сесиль падет от моей руки". "Понятно", - кивнула девушка, устремившись в тронный зал.

Каин вошел следом, но остановился у входа, заметив, что, помимо него и таинственной спутницы, в чертоге никого больше нет. "Я хотела проверить твою решимость", - молвила девушка. "Я уже говорил тебе. Я собираюсь убить его", - повторил Каин. "Но сможешь ли?" - произнесла девушка, и Каин, отвернувшись, отвечал: "Конечно".

Девушка требовательно протянула руку: "Передай мне свой Кристалл!" Но Каин отрицательно покачал головой: "Передам, когда закончу свое дело. Мы так условились". "Кристалл так важен для тебя?" - девушка вопросительно изогнула бровь. "Можешь разбить его на мелкие кусочки, мне все равно", - пожал плечами Каин. - "Я стремлюсь лишь оборвать жизнь Сесиля!" "Почему же ты его так ненавидишь?" - поинтересовалась девушка, но Каин резко произнес: "Это не твое дело".

"Может, тогда достанешь для меня еще два Кристалла?" - предложила девушка. - "Сделаешь это, а я устрою тебе встречу с Сесилем". Каин кивнул в знак согласия, и девушка немедленно заявила: "Мне нужны Кристаллы Огня и Ветра". "Стало быть, Фабул и Дамсиян", - молвил Каин и, резко развернувшись, направился к выходу.

"Я дам тебе воздушный корабль и солдат", - крикнула девушка ему вслед. Каин кивнул в знак согласия. Воздушный корабль ему всяко не помешает...


Тем временем Сеодор и его таинственный спутник достигли отстроенной заново деревни Туманов, причем последний постановил, что отсюда путь их ведет на восток.

Внимание путников привлекла могильная плита у дороги, на которой значилось: "Призывательнице, которая всеми силами защищала сию деревню". "Спасибо", - тихо прошептал безымянный, преклонив колено и коснувшись пальцами хладного камня. - "Если бы не ты, не было бы меня сейчас в живых".

К востоку от деревни вырастала скальная стена - лавина напрочь перекрыла горный перевал, следуя по которому, ранее можно было достичь пустынного оазиса Кайпо. Тем не менее, безымянный был решительно настроен идти до конца в своем начинании, а Сеодор... крон-принцу, пребывающему в полнейшем душевном смятении, идти было просто некуда; он лишь надеялся рано или поздно отыскать сгинувших родителей и разгадать загадку произошедшего в Бароне.

И герои начали восхождение на гору, надеясь, что тем самым им удастся скрыться от преследователей. Долгим и трудным был путь через скальный утес, но все-таки герои сумели преодолеть его. И когда ступили она в ущелье, дабы продолжить путь к Кайпо, пролетел над головами их воздушный корабль Красных Крыльев. Направлялся он на север, к Дамсияну. Значило ли это, что безмозглые "зомби", заменившие солдат Барона, по неведомым причинам атакуют дружественную державу?..

И не ведали герои, продолжившие путь, что на борту корабля находился Каин. Исполнив поручение таинственной девушки и заполучив Кристалл Фабула, драгун направлялся в Дамсиян, дабы захватить последнюю из реликвий... после чего противостояние его с Сесилем неминуемо.

...Герои пересекли пустыню, ступили в оазис Кайпо. Именно здесь были похоронены мудрец Телла и дочь его, Анна.

Сеодор и его безымянный спутник остановились на ночь на постоялом дворе... где обнаружили их не оставившие преследования солдаты Барона, обращенные в зомби. Напрасно полагали герои, что, миновав завал в горном ущелье к востоку от деревни Туманов, они сумеют оторваться от безжалостных воинов. "Нам необходимо двигаться, не останавливаясь", - молвил безымянный. - "Как только наступит утро, мы направимся к Водной пещере".

Дождавшись наступления рассвета, Сеодор и безымянный оставили спящий оазис и направили стопы на северо-восток, где находился вход в пещеру, за которой, как они знали, пребывал замок Дамсиян...


Воздушный корабль опустился у Дамсияна, и Каин строго-настрого наказал воинам Барона не покидать его до тех пор, пока он не вернется с Кристаллом. "Но, сир..." - несмело попытался возразить один из воинов. "Я знаю, что ваш разум и все ваши действия контролируют", - вздохнул драгун. - "Но хотя бы немного цените собственные жизни".

Ступив в замок и подивившись отсутствию стражников как у ворот, так и внутри твердыни, Каин направился прямиком в тронный зал, где навстречу ему ступил король Эдвард. "Вот уж не думал увидеть тебя здесь, Каин", - произнес он. "Может, будешь так добр передать мне Кристалл Огня?" - сразу же перешел к делу драгун. "Так вот что тебе нужно?" - удивился Эдвард. "Это не совсем моя цель... но, да", - подтвердил Каин. "А конечная цель?" - уточнил Эдвард, и драгун произнес: "Убить Сесиля".

"Ты уже встречал его?" - поинтересовался Эдвард, и Каин отрицательно покачал головой: "Нет еще. Потому я и здесь". "Понятно..." - кивнул Эдвард. - "Прости, но, боюсь, не смогу отдать тебе Кристалл Огня". "Даже ценой собственной жизни?" - произнес Каин и, дождавшись утвердительного кивка короля Дамсияна, пожал плечами: "Что ж, тогда приготовься с нею расстаться".

Он шагнул было к Эдварду, занося копье для удара, когда резкий окрик - "Каин, остановись!" - заставил его замереть на месте. В тронный зал ступила королева Роза, с недоверием воззрилась на былого товарища. "А твой разум, случайно, никто не..." - начала она, но драгун отрицательно покачал головой: "Нет. Я действую по собственной воле. И как только я убью Сесиля... ты будешь моей, Роза!" "Каин!" - возмутилась Роза, но в этот момент в тронный зал ворвалось множество солдат Барона, прибывших с драгуном на воздушном корабле.

"Увы, время вышло", - произнес Каин и вновь обратился к Эдварду. - "Передай мне последний Кристалл!" "По-моему, я тебе уже ответил на это", - отвечал король, нисколько не устрашившись. - "Мой ответ - нет!" С этими словами он распахнул маленькую коробочку (которую называл не иначе, как "сувениром из Барона"), и вырвались из нее потоки пламени, поразившие всех до единого солдат.

Пожав плечами, Каин атаковал Эдварда, будто забыв о временах, когда сражались они бок о бок. "Неужто... это то, чего ты действительно хочешь?" - прохрипел тяжело раненый король Дамсияна, оседая на пол. "Этого", - бесстрастно подтвердил драгун. - "Именно этого".

...Забрав с собою Кристалл Огня и королеву Розу, молящую его прекратить это безумие, Каин вернулась на воздушный корабль, велев оставшимся на борту солдатам поднять его в воздух... Вот только ударили в бок кораблю пушечные ядра, и Роза радостно вскрикнула: "Сид!" Драгун, однако, не был расположен вести воздушный бой со знаменитым "Приключением", к тому же, Роза была у него в руках, а убийство Сесиля откладывать ни в коем случае не стоило. Посему Каин велел рулевому брать курс на Барон...


Сеодор и его спутник, так и не открывший своего имени, подоспели к замку Дамсияна слишком поздно, и теперь созерцали стремительно уменьшающуюся точку воздушного корабля Красных Крыльев, устремившуюся на юг, к Барону. Корабль "Приключение" Сида, однако, опустился подле замка, и герои, переглянувшись, устремились по направлению к вратам.

В тронном зале лицезрели они Сида, хлопотавшего подле раненого короля Эдварда. "Сеодор!" - воскликнул изобретатель, заметив ступившего в чертог юношу. - "Благодарение небесам, ты жив! Я не знал, что с тобой случилось, и места себе не находил!" "А где моя мама?.." - вопросил крон-принц, и Сид с Эдвардом разом опустили глаза. "Ее забрал Каин, Сеодор", - произнес наконец Эдвард.

"Что?!" - воскликнул безымянный, и тоном, не терпящим возражений, повелел: "На "Приключение"! Живо!"

Понимая, что время для объяснений придет позже, Сид, Сеодор, безымянный и Эдвард поднялись на борт воздушного корабля, устремившись в погоню, благо скорость "Приключения" должна позволить им нагнать судно Красных Крыльев.


На борту оного королева Роза не находила себе места, отказываясь принимать происходящее.

"Каин! Но почему?" - допытывалась Роза у драгуна, но в ответ тот лишь заливисто расхохотался. "У тебя будет место в первом ряду, Роза", - объявил он, - "чтобы собственными глазами наблюдать за гибелью Сесиля!" Роза в ужасе вскрикнула; что произошло с их былым товарищем за годы, проведенные в отшельничестве на горе Испытания?..


"Не может быть!" - воскликнул Сеодор, когда Эдвард поведал ему о произошедшем в Дамсияне. - "Я слышал столько много рассказов о Каине и его доблестных деяниях, он не мог так поступить!" Сид вздохнул, не ведая, что ответить на этот. "Не тревожься, Сеодор", - ободряюще произнес Эдвард, положив руку крон-принцу на плечо. - "Каин пальцем не тронет Розу. А вот Сесиля..." "Моего отца?.." - поразился Сеодор.

Безымянный обратился к сжимающему в руках штурвал Сиду, требуя того увеличить скорость "Приключения" еще больше...


Корабль Красных Крыльев опустился у замка Барона. "Пойдем, Роза!" - обратился драгун к королеве, и лицо его исказилось от ненависти. - "Ты увидишь, как я его на куски разорву!"

Схватив ужаснувшуюся Розу за руку, Каин поволок ее к замковым вратам. Стражи оных, услышав, что принес он с собою вожделенные Кристаллы, послушно расступились в стороны. "Скоро я обрету свободу!" - шептал Каин, шагая по направлению к тронному залу. - "Свободу от тебя, Сесиль!"

Но у самых дверей тронного зала драгуна настигли Сеодор и его спутники. "Ты!" - изумленно воскликнул Каин, лишь завидя безымянного. "Попался", - буднично констатировал тот. "Я - Каин! Настоящий!" - взревел драгун, атаковав безымянного. Роза, Сеодор, Сид и Эдвард отступили в сторону, с ужасом и изумлением осознав, что спутник их - двойник драгуна!

"Что такое? Разве ты не этого хотел все время? Ты желал смерти Сесилю... чтобы Роза наконец стала твоей!" - орал Каин, нанося удары, но двойник его в тяжелейшем противостоянии сумел одержать верх. "Ты... Я готов принять тебя", - сдался драгун. - "Я... это ты! То, что ты чувствуешь в своем сердце! Но почему? Почему? Все это время меня сдерживало прошлое. Я думал, те дни стоит просто вычеркнуть... но... не получилось. Мое прошлое - такая же часть меня, как и любая часть моего тела. Счастье, печаль... и вся ненависть... Я здесь не для того, чтобы отрицать твое право на существование".

И он пал наземь. Двойник медленно приблизился, склонился над поверженным драгуном. "Успокойся, ты не умрешь", - произнес он. - "Ведь ты тоже часть меня". Очертания Каина растаяли в воздухе, ибо истинный драгун вобрал свою потаенную суть, разделенную у священного алтаря на горе Испытания. Теперь-то его испытание, затянувшееся на много лет, наконец завершилось, и примирился он с самим собой.

Королева Роза подняла с пола Кристаллы Ветра, Огня и Воды - все, что осталось от воплощенной темной сущности Каина. "Да... да, это справедливо", - произнес бесплотный голос, в котором Каин узнал тот самый, что звучал у священного алтаря. - "Пожалуйста... мои сыновья..."

Ослепительный свет залил чертог, и Каин предстал изумленным собравшимся в сверкающих латах пресветлого драгуна. "Вот момент, которого мы так долго ждали", - прошептал Сид и, приблизившись к пораженному не менее остальных Каину, торжественно произнес: "Наконец-то ты действительно вернулся!"

Пятеро героев ступили в тронный зал, где восседал на троне король Сесиль, а по левую руку от него замерла таинственная девушка. "Добро пожаловать", - буднично промолвил монарх.

***

Жители деревни Туманов никак не ожидали увидеть Ридию, вернувшуюся из Феймарша, повесив голову... А чуть позже сам король Эдвард почтил деревню своим присутствием, дабы возжелал лично удостовериться в возрождении легендарной вотчины призывателей.

Эдвард сообщил Ридии, что в восстановлении деревни Туманов приняли участие не только Дамсиян и Барон, но и Фабул, и Эблан, причем король Эдж продал множество древних сокровищ державы, а вырученные суммы направил на возрождение деревни.

...Однажды Ридия вернулась в Феймарш, где провела долгие годы... Однако, король и королева Земли Призывов встретили ее не очень-то радостно. "Разве ты не поняла, что ты нежеланный гость здесь?" - вопросила королева Асура. - "Зачем ты явилась?" "Простите", - прошептала Ридия, опустив голову. - "Я просто хотела повидать всех". "Повидала, и уходи", - заключила королева. - "Если ты забыла, напоминаю: ты не являешься жителем Феймарша, Ридия". "Но... могу я приходить хоть иногда?!" - с мольбой в голосе молвила Ридия. - "Неужто и этой малости вы мне не позволите?" "Мы не можем..." - начала королева, но король Левиафан прервал ее: "Ридия нам как родная. Наверняка не будет вреда в том, чтобы позволить ей приходить".

Король и королева неожиданно вздрогнули, будто получив некие дурные вести, немедленно велели Ридии бежать. "Но что случилось?" - недоумевала та. Времени для объяснений, однако, не было, посему король сотворил заклинание, перенесшее Ридию прочь, за пределы королевских чертогов.

А в следующее мгновение к королевской чете уверенным шагом приблизилась таинственная девушка. "Твое могущество", - заявила она. - "Я здесь, чтобы получить его. Я уже подчинила Бахамута". "Но кто ты?!" - выдохнул король, и девушка, решив, что время для разговоров прошло, явила потрясенным монархам свои истинные силы.


Придя в себя на улицах Феймарша, Ридия обнаружила, что все без исключения обитатели Земли Призывов обращены в камень. Девушка пришла в отчаяние: неужто повторится случившееся с деревней Туманов, исчезнувшей в яростном пламени, и она вновь потеряет своих близких?.. К тому же, призываемые монстры - эйдлоны - не отвечали на ее зов, и оставалось лишь предположить самое худшее - именно они были истинной целью напавших на Феймарш.

Ридия немедленно устремилась в тоннели, где обитали волшебные создания и, миновав их, выбежала из пещеры, где ее терпеливо дожидалась Люка, дочь короля Гиотта, пребывающая на борту воздушного корабля "Сокол", коий и доставил призывательницу к сему межпространственному рифту, связующему подземный мир с Феймаршем.

"Люка... цел ли Кристалл в замке гномов?" - поинтересовалась Ридия у юной изобретательницы, но та лишь удивленно изогнула бровь: "Кристалл? А что с ним?" Ридия поведала Люке о случившемся в Феймарше, и та задумчиво кивнула: "Так и знала, что происходит что-то недоброе. Я заметила, что число монстров значительно возросло".

Внимание девушек привлекли звуки взрывов, доносящиеся от замка гномов, к тому же, заметили они и воздушный корабль Красных Крыльев. Не к добру все это... Подняв "Сокол" в воздух, исполненная мрачных предчувствий Люка повела корабль к замку отца.

Замок оказался цел, однако король Гиотт поведал Люке и Ридии о том, что один из Темных Кристаллов был похищен таинственной девушкой, прибывшей на воздушном корабле Красных Крыльев. "Это была не обычная девушка!" - говорил король. - "Она обладала в точности такими же силами, как и ты, Ридия!" "То есть... могла призывать эйдлонов?" - уточнила Люка. "Верно", - кивнул король. - "Эти силы позволили ей прорваться сквозь строй закаленных в боях гномов и умыкнуть Кристалл". "Но как с этим связаны Красные Крылья?" - недоумевала Люка. - "И где же Сид?" "О нем не стоит беспокоиться, Люка", - улыбнулся король. - "Он силен и крепок как гном!"

"Что-то случилось с Сесилем... и с Бароном!" - заявила Ридия. - "Я уверена в этом! Нет иного объяснения, почему они атаковали замок безо всякой на то причины". "Пламя войн прошлого готово вспыхнуть вновь", - вздохнул Гиотт. - "У них в руках уже три Темных Кристалла!" "А где же последний?" - поинтересовалась Ридия, и Люка отвечала: "В Закрытой Пещере! Мы немедленно отправляемся туда! К тому же, лишь я могу открыть запечатанный вход с помощью волшебного ожерелья - талисмана, перешедшего мне по наследству от матери".

"Будьте осторожны", - напутствовал Гиотт девушек, понимая, что с упрямицей-дочерью лучше не спорить. - "Вавилонская Башня начала зловеще светиться. Думаю, самое страшное еще только начинается".

Вернувшись на "Сокол", Люка представила Ридии двух механических кукол - Кальку и Брину, которых изготовила сама. Способности этих конструктов могут оказаться незаменимы в противостоянии таинственным противникам, ответственным за нынешнюю смуту в мире.

Перво-наперво герои направились в Томру - небольшой городок в подземном мире, дабы запастись новым снаряжением, а оттуда - к Закрытой Пещере. Магия талисмана открыла запечатанный зев, стало быть - таинственная девушка еще не успела добраться до Темного Кристалла!

Отыскав оный в глубинах Закрытой Пещеры, Ридия, Лукка и сопровождавшие их конструкты пустились в обратный путь. Призывательница, однако, мыслями возвращалась к своему предыдущему посещению сей пещеры, семнадцать лет назад... когда воля Голбеза заставила Каина обратиться против товарищей и похитить Темный Кристалл. Сейчас, конечно, все по-другому...

"Вижу, ты избавила меня от многих забот", - прозвучал голос таинственной девушки, дожидающейся возвращения Ридии у входа в пещеру. - "Стало быть, ты одна из последних призывателей в этом мире?" "Ты ответственна за то, что случилось с эйдлонами!" - возмущенно воскликнула Ридия, но девушка презрительно поморщилась: "Тебе подобные недостойны говорить об эйдлонах и Кристаллах. Есть тот, кто достоин Кристаллов куда более!"

Калька и Брина неожиданно атаковали девушку, но та с легкостью расправилась с ними, после чего волна разрушительной энергии, исходящая от нее, отшвырнула Ридию к противоположной стене пещеры, где призывательница и осталась лежать, лишившись чувств. Взяв в руки артефакт, таинственная девушка улыбнулась. "Теперь все четыре Темных Кристалла снова у нас в руках", - прошептала она и, поразив заклинанием бросившуюся на нее Люку, направилась к выходу из пещеры.

Когда Ридия пришла в себя, она вознамерилась как можно скорее отправиться в поверхностный мир - быть может, удастся спасти какие-либо из находящихся там Кристаллов!.. Таинственная девушка не воспринимали всерьез ни Ридию, ни Люку, ибо не потрудилась добить их, ровно как даже не обратила внимания на "Сокола". Перетащив сломанных конструктов на борт воздушного корабля, Люка подняла "Сокол" в воздух, направила его к выходу из подземного мира.

И когда корабль взмыл под голубые небеса мира поверхностного, дочь короля гномов немедленно взяла курс на Барон. Пролетая над густой чащобой в северных пределах королевства, девушки заметили пролетающего внизу черного чокобо, а на спине его... то ли Порому, то ли Палома... кто скажет точно, взирая с такой высоты?..

Во время полета Калька и Брина восстали, но, фатально поврежденные таинственной девушкой, атаковали свою же создательницу. Запретив Ридии приближаться к конструктам, Люка лично занялась обезумевшими творениями... но не заметила, что к "Соколу" приблизились корабли Красных Крыльев, начав прицельный обстрел судна ядрами.

Немедленно Ридия взяла в руки штурвал, развернула "Сокол" и направила его прочь от Барона, сознавая, что попытка проникнуть в королевство успехом не увенчалась. Подбитый воздушный корабль едва дотянул до острова, на котором располагалось ущелье, связующее подземный и наземный миры.

Люка вознамерилась немедленно заняться поиском деталей, необходимых для починки "Сокола". Наряду с Ридией она направилась в единственный город на острове - Агарт, а после, расспросив местных жителей и узнав, что некогда Сид посещал рудники горы, на склоне которой и возведен город, в поисках руды для постройки воздушных кораблей, последовала по стопам знаменитого изобретателя.

Обнаружив залежи агартита, Люка и Ридия вернулись на "Сокол", вознамерившись приступить к починке корабля. Но, внимательно осмотреть повреждения, гнома констатировала, что с одной лишь рудой ей не справиться... и приняла нелегкое для себя решение: позаимствовать части тел верных конструктов. Разобрав Кальку и Брину на составные части, Люка с их помощью восстановила двигатель "Сокола".

Земля под ногами девушек сотряслась, и наблюдали они, как беззащитный городок Агарт атакует Титан - один из эйдлонов, отвечавших ранее на зов Ридии. Попытки воззвать к сознанию Титана ни к чему не привели, и девушки атаковали... Мощь титана потрясала, и наверняка Ридия и Люка сложили бы головы, если бы не своевременная помощь некоего человека в черных одеяниях. Один-единственный удар его огромного меча развоплотил Титана...

"Кто ты?" - выдохнула Ридия, но человек, проигнорировав вопрос, произнес: "Мы должны идти. Башня ждет. Ужасы прошлого вновь вернулись к нам". "Но все-таки... кто ты?" - допытывалась Ридия. Человек взглянул ей прямо в глаза...

***

За прошедшие годы король Фабула Янг Фанг Лейден не утратил физической формы, ибо каждый день неизменно находил время для обучения боевым искусствам юных монахов. "Истинная сила - в сердце, а не в теле", - наставлял он их. - "Верьте всем сердцем в своих товарищей, и сила пребудет с вами".

Но дочери своей Урсуле Янг не позволял обучаться боевым искусствам, несмотря на все мольбы и уговоры девушки. Скорее всего, упрямство перешло к ней именно от него, а не от королевы Шейлы. Хоть и тяжело было Янгу раз за разом отказывать дочери, он напоминал, что она - наследная принцесса Фабула и должна вести себя соответственно.

Однажды в тронный зал ворвался советник, и по одному его виду Янг понял, что принесенные вести придутся ему не по душе. "Темные силы пришли в Барон", - сообщил советник. "Ты, должно быть, заблуждаешься", - с сомнением промолвил Янг. - "Сесиль никогда не позволит бесчинствовать своему народу". "Приходят донесения о том, что воины Барона изымают Кристаллы", - продолжал советник. "Что?! Это немыслимо!" - взорвался Янг, но советника поддержал герцог-консорт, прежний король Фабула, уступивший трон Янгу семнадцать лет назад.

"Мы не отрицаем, что вы с Сесилем приложили все усилия, чтобы спасти наш мир", - увещевающее произнес он. - "Однако последним правителем Барона тоже был всеми почитаемый рыцарь, но сердце его было исполнено зла". "Я отказываюсь верить, что Сесиль пошел на такое!" - заявил Янг. - "Только не он!" "Но как иначе объяснить тот факт, что Барон вновь собирает Кристаллы?" - вопросил герцог. "В Бароне живут королева Роза и Сид", - произнес Янг. - "Ваши предположения просто возмутительны".

Разговор был прервал появлением одного из замковых стражей, который сообщил, что принцесса Урсула, возмущенная очередным отказом отца, бежала вновь, наверняка на гору Хобс, оттачивать свои боевые навыки. Вздохнув, Янг отмахнулся от советника и герцога, настаивающих на скорейшем принятии мер относительно бесчинств Барона, и, кликнув с собою парочку монахов, отправился на гору Хобс.

Урсулу Янг отыскал на самой вершине горы Хобс. В глубине души король Фабула был впечатлен: он и не думал, что его девочка настолько сильна, что способна в одиночку взобраться так высоко! Тем не менее, Янг сурово отчитал Урсулу за то, что она ослушалась своего короля и углубилось в дикоземье. "Метеорит", - повесив голову, пролепетала Урсула. - "Я видела, как несколько дней назад он прочертил небо и упал возле горы Хобс". "Почему ты скрыла от меня это?!" - воскликнул Янг. "А если бы сказала, разве ты взял бы меня с собою, чтобы взглянуть на место падения?" - вопросом на вопрос отвечала Урсула, и Янг признал, что принцесса Фабула права: он ни за что бы не выпустил ее за пределы замковых стен. Он и сейчас отправил бы ее в Фабул, но мысль о том, что девушка вновь в одиночку отправится в путь по горным тропкам, заполоненным монстрами... И Янг сердито согласился взять Урсулу с собой, после чего, кликнув монахов, отправился к перевалу горы Хобс, дабы спуститься с нее и отыскать место падения таинственного метеорита.

Подойдя к кратеру, монахи с удивлением констатировали, что сама земля подле него затронута тленом. "Боюсь, это - меньшее из наших бед", - произнес Янг, озираясь по сторонам. - "Я чувствую поблизости источник огромного могущества". "Так это не обычный метеорит?" - удивилась Урсула. "Нет", - покачал головой Янг. - "Приготовься, доченька. Думаю, в сравнении с этим местом гора Хобс покажется тебе детским развлечением".

...На дне кратера Янгу и его спутникам предстало призрачное видение Сильф - одной из эйдлонов Феймарша. "Янг, будь начеку!" - молвило волшебное создание. - "Или пришли за нами, и теперь они придут за Кристаллами!" "О чем ты говоришь?!" - воскликнул Янг, но видение уже исчезло.

"Что происходит с нашим миром?" - покачал головой Янг, и, осознав слова Сильф, заявил: "Мы должны немедленно вернуться в Фабул!" Что бы ни прибыло на Голубую Планету на "метеоре", навряд ли следует ожидать от него добрых чувств по отношению к мирянам.

Немедленно, монахи выступили в обратный путь, благо он предстоял неблизкий. Но на горизонте означились воздушные корабли - Красные Крылья, - направляющиеся к Фабулу. Неужели слухи насчет Барона все же правдивы?..


Монахи успели добраться до замка Фабула прежде Красных Крыльев и, ворвавшись в тронный зал, сообщили советнику и герцогу о приближающейся угрозе. Если верить словам Сильф, солдаты Барона жаждут заполучить Кристалл. Но как поступить в сложившейся ситуации королю Фабула?..

"Кристалл Ветра символизирует принципы Фабула!" - с жаром заявила принцесса Урсула. - "Передать его им - значит отринуть то, что составляет суть нашей державы!" "Но, Урсула, если мы вступим в затяжное сражение, прольется много крови", - возразил ей герцог. "Но..." - попыталась возразить Урсула, и замолчала в растерянности, благо слова герцога были справедливы. Если Сесилю понадобился Кристалл, но Фабул, как союзная держава, должен передать его Барону...

"Что-то случилось с Сесилем", - неожиданно промолвил Янг. - "Я уверен в этом. И пока мы не узнаем, что произошло, мы должны защищать Кристалл всеми силами! Я встречу их у ворот и постараюсь разрешить вопрос. А ты, Урсула, оставайся здесь. Если со мной что-нибудь случится, трон королевства унаследуешь ты. Ты нужна матери... и всему нашему народу".

...В сопровождении отряда монахов король Янг направился к замковым вратам, но сошедшие с борта воздушного корабля солдаты Барона немедленно атаковали. Иные корабли, зависшие над замков, вели огонь из пушек, сокрушая каменные стены. Становилось очевидно, что довольно скоро Красные Крылья прорвут линию обороны монахов, почему Янг наказал тем отступать во внутренние помещения замка.

Жестоко теснимые солдатами Барона и монстрами, монахи отступали в сердце замка. Наказав Шейле и Урсуле схорониться в Чертоге Кристалла, Янг держал оборону в тронном зале, но ступил туда тот, кто предводительствовал силами противника... Каин!

Темный драгун проследовал в Чертог Кристалла, где Янг с Урсулой постарались задержать его, но безуспешно. Заполучив Кристалл Ветра, Каин обернулся к королю Фабула. "Хочу тебя уверить, что это - не повторение моего прошлого", - холодно промолвил он. - "Я действую по собственной воле!"


Силы Барона отступили, а король Янг собрал совет в тронном зале, дабы решить, как действовать в сложившейся ситуации, благо пламя войны прошлого разгоралось вновь. "Мы не проиграли еще!" - горячо воскликнула Урсула. - "Ни в коем случае! Мы должны вернуть Кристалл!"

Янг грустно улыбнулся, припоминая похожие слова, сказанные юной Ридией давным-давно. Тогда они - Янг, Сесиль и Эдвард, - подавленные похищением Розы, понуро сгрудились в Чертоге Кристалла, а Ридия доказывала им, что надлежит немедленно отправляться на поиски и волшебницы, и Кристалла. Слова Ридии тогда вселили надежду в их сердца... ровно как и слова Урсулы - сейчас.

Янг, рывком поднявшись с трона, сообщил, что отправляется в Барон, дабы задать Сесилю несколько вопросов. "И я с тобой!" - заявила Урсула. - "Это беда не только Фабула, но всего мира!" Кивнув в знак согласия, Янг повелел заняться управлением королевства герцогу и королеве Шейле, после чего наряду с дочерью покинул замок, устремившись к пристани, где их ожидал снаряженный корабль. Так начался долгий морской вояж...

"А что ты собираешься делать, когда мы прибудем в Барон?" - полюбопытствовала Урсула, отыскав отца на корме корабля; Янг задумчиво глядел на воды морские. "Я поговорю с Сесилем и выясню, что происходит", - отвечал он. "А если Сесиль в руках врага?" - допытывалась принцесса. Янг осекся; об этом он как-то не подумал. "Невозможно!" - воскликнул он. - "Такое не может произойти! Только не с Сесилем!" "Ты так безоговорочно ему доверяешь", - с ноткой ревности в голосе молвила Урсула.

На следующий день морские монстры атаковали корабль и, хоть нападение и удалось отбить, капитан заметил, что никогда прежде не видывал подобного. Видать, Луна каким-то образом влияет на обитателей глубин.

...А еще несколько дней спустя с кораблем Фабула поравнялось иное судно, идущее под флагом Дамсияна. "Эдвард!" - крикнул Янг, разглядев на борту корабля знакомого мечтателя-короля. - "Ты тоже направляешься в Барон?" "Да, верно!" - отвечал Эдвард, и, обернувшись к своей первой советнице, Харли, добавил: "Вероятно, Фабул также озаботился ситуацией, сложившейся в мире".

Более быстроходный корабль Дамсияна вскоре скрылся за горизонтом, в то время как судно Фабула, поврежденное в сражениях с морскими монстрами, все замедляло ход. Капитан сообщил Янгу неутешительные вести: дотянуть они смогут лишь до ближайшего берега, а именно - Адамантового Острова. Именно здесь надлежит отыскать хоть какое-нибудь топливо для корабля, на крайний случай сойдет и пальмовое масло. Наказав дочери и остальным монахам дожидаться его на корабле, Янг ступил на необитаемый остров, покрывали который сплошные джунгли.

Настала ночь, а король Фабула так и не вернулся. Кликнув с собою монахов, Урсула углубилась в тропический лес...

Янг блуждал в джунглях в поисках пальм, а память услужливо воскрешала эпизоды прошлого, так или иначе связанные с Урсулой. С детства девчонка горела желанием изучать боевые искусства, однако Янг старался доказать ей, что это - не самое главное в жизни.

Урсула и сопровождавшие ее монахи обнаружили наконец пальмовую рощицу, но охраняла ее огромная адамантовая черепаха. Панцирь ее оказался слишком прочен, но Урсула припомнила уроки отца, которые тот давал молодым монахам в Фабуле. "Вы должны отыскать слабину и наносить удары именно в эту точку", - говорил им Янг, и слова отца навсегда отпечатались в сердце Урсулы.

И сейчас девушка приложила все усилия, чтобы применить эту мудрость в сражении с адамантовой черепахой. В процессе противостояния к монахам присоединился и сам Янг, вскоре монстр оказался повержен. "Сила у тебя была всегда", - обратился Янг к дочери, - "но сейчас ты сражалась и сердцем, желая спасти своих товарищей". "Я лишь делала то, чему ты учил меня, отец", - почтительно отвечала Урсула. "С этого момента считай меня своей ученицей", - постановил Янг, и девушка возликовала: именно этих слов она ждала долгие годы!

Захватив с собою пальмовое масло, монахи пустились в обратный путь к побережью. Корабль вновь продолжил вояж к Барону, но и Янга, и Урсулу снедало настойчивое чувство, будто вот-вот случится что-то очень плохое...

И, действительно, на пути корабля возник гигантский водоворот...

***

За последние годы характер Палома, черного мага из Мисидии, изменился исключительно к худшему. Вздорный и своенравный, он, тем не менее, стремился пойти по стезе мудреца, однако городской старейшина раз за разом отказывал ему в этом. "Ты еще не готов, Палом", - говорил он.

И однажды, призвав в часовню Порому и Палома, старейшина обратился к последнему с поручением. "Дружественная держава обратилась к нам с просьбой", - промолвил он, и Палом поморщился. - "Они просят нам прислать мага, чтобы обучить их эпоптов, служителей Кристалла". "Я буду рада исполнить это поручение, старейшина!" - воскликнула Порома, но старейшина отрицательно покачал головой: "Спасибо, но я решил, что в путь отправится Палом". "Что?!" - воскликнул маг. - "Обычно же Порома обучает эпоптов? Зачем посылать меня? Я ничего не смыслю в белой магии!" "Лишь от тебя зависит, какие средства ты будешь использовать, Палом", - произнес старейшина.

...Вскорости Палом стоял на носу корабля, рассекающего волны морские и несущего его в Трою, и во все глаза глядел на появившуюся в небесах вторую Луну... Небосвод рассекла яркая вспышка - "падающая звезда", так это называют несведущие. Наверняка метеорит упал где-то на севере...

Месяц продолжался утомительный вояж, но, наконец, корабль бросил якорь в гавани и мыса Трои. Отсюда до города рукой подать, и Палом, отыскав чокобо в ближайшей рощице, верхом на нем миновал дремучую чащобу, и отпустил птицу лишь у замковых врат Трои. Надо сказать, основную массу населения сей державы составляли женщины, и черный маг ловил на себе оценивающие взгляды, следуя в замок на встречу с восемью эпоптами.

К его удивлению, у Чертога Кристалла Земли встретило его семеро женщин-эпоптов. "Думаю, ты знаешь, по какой причине мы просили старейшину Мисидии прислать тебя сюда", - обратилась к Палому одна из них. "Обучение эпоптов", - тот приложил огромные усилия, чтобы не поморщиться. - "Но я думаю, эпоптов в Трое восемь?" "Одной из нас нездоровится", - молвила священнослужительница. - "Эпопты Трои не смогу исполнить отведенную им роль, если восемь не будут действовать слаженно". "То есть, вам срочно нужна новая эпопт", - заключил Палом. "Вижу, ты действительно сообразителен", - отозвалась священнослужительница.

В зал ступила белокурая красавица, которую эпопты представили Палому как Леонору. "Она появилась в Трое около восьми лет назад", - поведали они. - "Она немедленно вознамерилась стать эпоптом и всецело посвятила себя служению богам. Посему мы хотели бы, чтобы она заняла наконец свое место среди нас". "И как это вы признаете ее талант, если она не эпопт?" - хмыкнул Поп. - "К тому же, разве это не вы должны обучать ее?"

Эпопты не нашлись, что ответить Палому, за них это сделала Леонора. "Ах ты, хам!" - выпалила она в лицо оторопевшему магу. - "У эпоптов и так дел невпроворот! А теперь, когда одна из них занемогла, осталось лишь семеро для служения нашей державе!" "Ну ладно, ладно", - примирительно замахал руками Палом и вновь обратился к священнослужительницам: "Но вы уверены, что я вам подхожу? Ведь долг эпопта - служить своему Кристаллу, верно? Разве вы не хотите обучить ее белой магии? Я-то в этой области не сведущ!" "Что?!" - поразились эпопты. "Ему стоило прислать сюда Порому", - пробормотал Палом. "Неважно", - быстро проговорила Леонора, пока эпопты не успели возразить. - "Черная магия, белая магия... так или иначе, я буду учиться контролю над своими ментальными способностями".

"Наверняка старейшина Мисидии прислал тебя не просто так", - наконец промолвила священнослужительница. - "Палом, мы просим, чтобы ты сопроводил Леонору к Башне Испытаний. Как только она достигнет верхнего этажа, мы сможем назвать ее эпоптом".


...Верхом на чокобо Палом и Леонора отправились в путь, вскоре достигнув Башни Испытаний, расположенной на полуострове к югу от окружавших Трою чащоб. По пути девушка объяснила магу, что на верхнем этаже ее будет ожидать печать, что послужит доказательством восхождения.

Подойдя к запертым вратам Башни Испытаний, Леонора взмолилась: "О, великий Кристалл Земли, даровавший нам плодородные земли... Благодарю тебя на чистые воды и благословенные леса... и возношу тебе свои молитвы".

Врата широко распахнулись; Палом и Леонора ступили внутрь. Немедленно, Палом приступил к обучению девушки основам черной магии, и вскоре будущая священнослужительница сотворила свое первое огненное заклинание. "Черную магию творить куда сложнее, нежели белую", - призналась она. - "Вот почему того, кто освоит две школы заклинаний, называют мудрецом". "Подожди-ка", - прищурился Палом, - "надеюсь, это не твоя цель? "Нет, нет, что ты!" - замахала руками Леонора.

С минуту Палом с подозрением разглядывал девушку, затем, хмыкнув, отвернулся. Восхождение продолжалось; походу черный маг обучил Леонору заклятию льда и молнии. Но все же слова, сказанные ранее девушкой, не давали ему покоя. "Скажи, ведь эпоптам не нужно знать черную магию для исполнения своих обязанностей?" - настаивал он. - "Почему же ты хочешь изучить ее?" Леонора долго молчала, затем пробормотала что-то вроде "усилить разум и дух", что ни в коей мере не уняло подозрений Палома.

"Печать" оказалась неподъемной монолитной плитой на верхнем этаже башни. Означало ли это, что суть испытания состояла в том, чтобы добраться сюда?.. Палом высказался было в адрес эпоптов и их заданий, но Леонора резко пресекла его тираду, запретив говорить в подобном тоне о правительницах Трои.


Вернувшись в Трою, Леонора поведала эпоптам о Башне Испытаний и о том, что на верхнем этаже она дотронулась ладонью до печати, знаменовав таким образом завершение восхождения. "Все благодаря Палому!" - улыбнулась девушка, кивнув за замершего чуть поодаль черного мага. "Ну, конечно", - хмыкнул тот. - "Если бы здесь был не я, а Порома, Леонора бы вернулась обратно в гробу".

"Что это значит, Палом?" - озадачились священнослужительницы, но маг, проигнорировав вопрос, поинтересовался: "Почему в стенах Башни Испытаний монстры и стражи? Зачем эпоптам черная магия? Зачем она Трое?" "Нам нужно защитить себя", - отвечала эпопт. "Что, Кристалл снова могут похитить?" - прищурился Палом. "Всегда есть такая вероятность", - кивнула женщина. - "Мы получили донесения, что в Бароне творится нечто непонятное". "Что?! Он никогда не пойдет на это!" - воскликнул Палом и выбежал из зала; ему нужно было привести в порядок мысли и чувства.

Леонора нашла его на парапете замка; Палом задумчиво глядел вдаль, напряженно размышляя. "Может, эпоптам и необходимо защитить и себя, и Кристалл", - произнес он. - "Но не может быть, чтобы слухи о Бароне оказались истинны! Только не о стране, где король - Сесиль!"

Вечерело, и Палом, распрощавшись с Леонорой, отправился в отведенные ему покои, но еще долго не мог заснуть. "Было время, когда Барон силой отбирал у иных держав Кристаллы", - размышлял он, ворочаясь с боку на бок. - "Сесиль сам забрал Кристалл Воды из Мисидии. Но всем этом оказался виноват Голбез. А Голбез исчез... наряду с Луной".

Внезапное озарение заставило его спрыгнуть с кровати и подбежать к окну; на ночном небосводе отчетливо выделялись два бледных лунных диска. Вторая Луна вернулась!.. Опрометью Палом вылетел из комнаты, устремившись к Чертогу Кристалла в сердце замка; по пути к нему присоединилась Леонора, ощутившая страх Кристалла.

Эпопты, пребывавшие у дверей Чертога Кристалла, сообщили, что в направлении Трои движется воздушный флот Барона с очевидным намерением захватить Кристалл Земли. "Я заберу Кристалл!" - принял решение Палом. - "Не вступайте в бой с солдатами Барона. Просто скажите им, что Кристалл украли разбойники, или что-нибудь в этом роде". Посовещавшись, эпопты приняли решение доверить Кристалл Леоноре, благо девушка продолжит сопровождать черного мага.

...Не успели двери Чертога Кристалла захлопнуться за спинами Палома и Леоноры, как в зал, где собирались священнослужительницы, ступила таинственная девушка. "Где Кристалл Земли?" - потребовала она ответа. "Зачем он тебе?" - степенно ответила вопросом на вопрос одна из эпоптов. "Я что, должна сообщить вам причину?" - недобро прищурилась девушка. "Кристалл Земли - символ Трои!" - молвила эпопт. - "Боюсь, мы не может просто взять да передать его тебе. Зачем он нужен Сесилю, королю Барона?" "Я не собираюсь держать ответ пред низшими существами", - заявила девушка. - "Так где же Кристалл?!"

Тем временем Леонора, бережно сняв Кристалл Земли с постамента, указала Палому на тайный ход, созданный эпоптами на случай подобной ситуации. Наверняка вскоре оный обнаружит и противник, посему маг и новопосвященная священнослужительница поспешили миновать подземные коридоры канализационных стоков, расположенных под замком.

Выбравшись за пределы Трои, герои огляделись по сторонам: солдат Барона не видать, наверняка еще в замке... Но куда же дальше? Леонора предложила схорониться в глубокой пещере к северо-востоку от Трои. Вот только магнитное излучение, идущее из недр земли, не давало возможности пользоваться в подземных кавернах железным снаряжением.

Однако возможностей у хранителей Кристалла Земли оставалось не так уж много, посему, изловив в окрестных лесах черного чокобо, они пустились в долгий путь к магнитной пещере. Довольно скоро чародеи заметили погоню, ибо за спинами у них появился воздушный корабль Барона. Тем не менее, добраться до пещеры и юркнуть внутрь они успели, сознавая, что путь назад заказан.

Преследуемые по пятам солдатами Барона, Палом и Леонора достигли Чертога Кристалла в сердце пещеры, возложили Кристалл Земли на постамент. "Похоже, для нас все кончено", - промолвил Палом. - "Сколько солдат нас преследует? А магия наша не бесконечна. Если они решат атаковать, рано или поздно наши силы иссякнут". "На тебя это совсем не похоже", - молвила Леонора, и Палом разозлился: "Да что ты вообще можешь знать обо мне?"

Неожиданно в чертоге означился индивид, весьма знакомый Палому, и появлению которого маг совсем не обрадовался. "Да... Я вызволен из темницы", - проскрежетал Темный эльф, и, обращаясь к Палому, добавил: "В предыдущем сражении я лишился тела, только и всего. Но я вновь жив. Кристалл возродил меня! И на этот раз я обрету вечную жизнь!"

Темный эльф устремился в атаку, но Палом атаковал его своими наиболее могущественными заклинаниями, и противник перевоплотился в темного дракона. Черный обнаружил, что на ужасающую рептилию магия не действует... но возник подле героев призрачный образ эйдлона Шивы, и ледяные иглы пронзили тело дракона, обрывая его смертное существование.

Палом возликовал: если эйдлон пришел им на помощь, значит, Ридия неподалеку? Но в Чертог Кристалла ступила таинственная девушка, и Палом нахмурился: "Кто ты?" Не утруждая себя ответом, девушка повелела: "Отдайте мне Кристалл". Могущество, исходящее от нее, было практически осязаемо. "Ты не из Барона", - собрав волю в кулак, продолжал говорить. Палом. - "Что случилось с Сесилем?" "Я не собираюсь отвечать тебе", - покачала головой девушка. - "Не отдашь по доброй воле - заберу силой". "Это мы еще посмотрим", - оскалился Палом, и девушка ухмыльнулась: "Для представителя низшей расы ты силен. Но ты не понимаешь, сколько разнятся наши с тобой силы".

Пока Палом был занят разговором, Леонора забрала Кристалл Земли с постамента и, подойдя сзади к черному магу, потянула его за рукав, призывая отступить. "Передай Кристалл мне", - чуть слышно прошептал Палом, - "и беги. У меня есть замечательный план". Кивнув, юная эпопт протянула ему Кристалл, и Палом немедленно произнес заклинание телепортации, перенесшее девушку за пределы Чертога Кристалла.

"Теперь ты передашь мне Кристалл?" - ровным тоном поинтересовалась таинственной девушка. "Ты ведь сказала, что я принадлежу к низшей расе, так?" - уточнил маг. - "И теперь представитель этой низшей расы обставит тебя прямо сейчас!" Он произнес заклятие... и на глазах таинственной девушки наряду с Кристаллом, который продолжал сжимать в руке, обратился в камень.

"Как умно", - покачала головой девушка. - "Обратить себя в камень... Но я разобью твое тело и получу Кристалл!" Она сделала шаг по направлению к Палому, но в Чертог Кристалла ворвалась Леонора, которая и не думала оставлять товарища в беде. "Нам нужны лишь Кристаллы", - молвила девушка, обращаясь к эпопту. "Я знаю", - прошептала Леонора и произнесла заклятие из арсенала белой магии, развеявшее окаменение, ибо не могла допустить гибели черного мага. Немедленно, Палом напустился на Леонору, но таинственная девушка устала от их пререканий.

Видя, что маг и эпопт не собираются отдавать ей Кристалл Земли, она атаковала. Палом и Леонора немедленно принялись творить огненные и ледяные заклятия из арсенала черной магии, но девушка, саркастически покачав головой, вновь призвала Шиву, и могущество эйдлона повергло двух презренных людишек, возомнивших себя ровней ей!

Забрав с тела Палома Кристалл Земли, таинственная девушка исчезла.


А на далекой горе Испытания Порома, сопровождаемая Каином в Мисидию, ощутила случившееся с братом-близнецом, и долго стояла, вглядываясь вдаль, а сердце бешено колотилось в груди...

***

Король Эблана Эдж занимался обучением искусству ниндзюцу четырех молодых многообещающих воинов своего клана, когда вторая война неожиданно возникла в небесах. Замок забурлил, как растревоженный улей; события семнадцатилетней давности были еще слишком свежи в памяти участников той страшной войны. Быть может, сейчас им придется столкнуться не с призраком прошлого, а с куда более страшной угрозой...

Немедленно, Эдж направился к выходу из замка, но четверка молодых воинов - Зангецу, Гекку, Изаой и Цукинова - уже ждала его у врат. "Ты ведь хочешь узнать причины появления второй Луны, так?" - поинтересовался Зангецу. "Она породила тревогу в сердцах жителей Эблана", - добавил Гекку. - "Быть может, вскоре башня придет в движение, милорд".

Воины постарались убедить Эджа в том, что сейчас не время королю покидать свой замок; вместо этого они испросили монарха возложить на их плечи миссию, которая станет знаменовать завершение обучения и становление их как мастеров боевого искусства ниндзюцу. После некоторых колебаний Эдж согласился со словами учеников, и дал каждому из четверки собственное задание.


Гекку отправился к месту падения метеора, прочертившего небо несколько часов назад. Спустившись в кратер, он поразился, сколь затхлый здесь воздух и сколь затронута тленом земля. Довольно скоро Гекку заметил некую зеленоволосую девушку, окруженную монахами Фабула. "Кто ты?" - требовали ответа те. "Даже если бы я снизошла до ответа, вы все равно бы не поняли", - отвечала таинственная девушка и, прикончив заклятием двух из бросившихся к ней монахов, двинулась прочь. Ошарашенные, воины Фабула переглянулись, после чего бросились за ней... не ведая, что уже обречены.

Крадучись, Гекку последовал за ними, карабкаясь вверх по стенам кратера. Вскоре монахи Фабула догнали девушку, окружили ее. "Почему вы преследуете меня?" - искренне удивилась та. "Как почему?" - поразились монахи. - "Чтобы отомстить на наших братьев, убитых тобой!" "Отомстить?" - лицо таинственной девушки выразило искреннее недоумение. - "Непостижимо. Ради этого вы лишаете себя единственного шанса на выживание".

Схоронившийся в отдалении за камнем Гекку был полностью с ней согласен: никогда не стоит бросаться собственными жизнями! Но монахов Фабула это не смутило, у них была своя концепция чести. Как и следовало ожидать, все без исключения монахи погибли. "Жаль", - констатировала девушка, оглядев распростертые на камнях тела воинов. - "Запуск межпространственного лифта не будет произведен вовремя".

Позже, когда девушка покинула кратер, Гекку решился покинуть укрытие. Он похоронил павших воинов Фабула, прося у них прощения за то, что не оказал помощи в битве... хоть и заведомо безнадежной.


В Трое было неспокойно. Ходили упорные слухи о неминуемой войне, о том, что Красные Крылья Барона вновь поднялись в небеса. На фоне этого возникла необходимость немедленного избрания восьмого эпопта, ибо женщина, исполнявшая эту роль ранее, серьезно занедужила.

Изаой сумела выдать себя за молодую послушницу, ибо здесь, в Трое, пыталась собрать как можно больше сведений о вершащемся в мире. Иные послушницы только и говорили, что об агрессии Барона, да о Леоноре, которая вскоре пройдет свое последнее испытание, вот только почему-то для обучения ее из Мисидии вызывают черного, а не белого мага. Все это настораживало и откровенно сбивало с толку.

Изаой недоумевала: зачем Трое столь отчаянно понадобилась новая эпопт, что они даже возвели башню исключительно с целью обучения потенциальных кандидаток? Молодая ниндзя решила навестить пресловутую Башню Испытаний, тем более, чем медлить больше нельзя: в город прибыл черный маг Палом и вскоре должен был выступить к башне наряду с Леонорой.

Изловив чокобо в окружавших Трою лесах, Изаой устремилась к Башне Испытаний. Двери оной, как и предполагалось, были закрыты, но для нинзди столь малозначительный факт помехой не был. Цепляясь за выступы на стенах, девушка взобралась на вершину башни. Внутри она ощущала присутствие множества монстров; наверняка эпопты Трои что-то задумали.

Оказавшись на вершине, Изаой заметила слабое сияние, исходящее от далекой Вавилонской Башни. "Нужно немедленно возвращаться в Эблан!" - приняла решение девушка.

Спустившись к подножию Башни Испытаний, она поспешила к покачивающемуся на волнах кораблю, доставившему Палома из Мисидии к землям Трои, да так здесь и остававшемуся. Ступив на борт, Изаой обратилась к капитану, попросив того на обратном пути в Мисидию доставить ее в Эблан. Капитан ответил согласием, и морской вояж начался.

Стоя на борту корабля, плывущего на юг, Изаой с тревогой отмечала, что сияние Вавилонской Башни становится все ярче...


Зангецу было приказано проникнуть в замок гномов, что нинздя и сделал - правда, для этого ему пришлось облачиться в жутко неудобные доспехи, чтобы не выделяться среди местных обитателей. Казалось, подземного мира смута мира поверхностного не достигла. Темный Кристалл, пребывающий в сердце замка, мягко сиял, и ничто не предвещало беды...

Но, прогуливаясь по бастионам замка, Зангецу заметил сияние, исходящее от подземной части Вавилонской Башни, и расценил это как сигнал к тому, что пора возвращаться в Эблан...


Цукинова же - самый юный из учеников Эджа - отправился в Мисидию, где выдал себя за мальчишку, желающего обучаться черной магии. Но однажды он узнал, что городской старейшина немедленно собирает в часовне всех белых и черных магов Мисидии. Крадучись, юный нинздя последовал на чародеями, схоронился у входа в часовню.

Собрание магов уже началось. "...Я просто излагаю вам самое худшее из вероятных развития событий", - говорил старейшина. - "Если это окажется правдой, мы должны действовать незамедлительно". Маги встревожено загомонили. "Стало быть, дело опять в Кристаллах!" - восклицали они. - "Беды прошлого возвращаются вновь".

"Старейшина, а где же Палом?" - произнес один из черных магов, заметив подле старейшины одну лишь Порому. "В настоящий момент он отправился в Трою по просьбе эпоптов", - отвечал старейшина. "Величайшего черного мага Мисидии в этот час нет с нами!" - поразился маг. - "Если на нас нападут сейчас, это будет повторением случившегося в прошлом, верно?"

"Черная магия - не панацея от всех проблем", - возразила Порома, и маги пристыжено притихли. - "Вы забыли, чему нас учил старейшина?" "Но... чем еще мы можем ответить на возвращение Луны?" - запинаясь, произнес один из черных магов. На этот вопрос ответа у старейшины не было, но Порома заявила: "Я немедленно отправлюсь на гору Испытания".

Цукинову весьма заинтересовали слова девушки, и когда та в сопровождении небольшого контингента черных и белых магов выступила на восток, молодой нинздя последовал за нею. Несколько дней спустя добрался он до горы Испытания, немедленно приступил к восхождению. Но, добравшись до вершины, нинздя обнаружил лишь каменный монумент... и никаких следов Поромы. Цукинова искренне надеялся, что с белой волшебницей ничего не случилось...

Стоя на вершине горы Испытания, юноша устремил взор на запад, где пребывал родной Эблан... и разинул рот от изумления, заметив сияние, исходящее от Вавилонской Башни. Немедленно, Цукинова устремился к подножью горы, стремясь как можно скорее добраться до западного мыса, а оттуда - в Эблан...


"Луна становится все больше и больше", - размышлял Эдж, меряя шагами тронный раз. - "Неужто это та самая Луна, живут на которой Голбез и Фусоя? Неужто лунатики сочли необходимым вернуться?.." Почему же тогда он не может избавить от ощущения, что нынешние события повторяют те, что свершились семнадцать лет назад? Совсем некстати вспомнилось противостояние Рубиканту...

Не в силах больше оставаться в неведении в собственном замке, Эдж покинул его, устремившись к горной гряде, дабы, миновав лабиринты пещер, проникнуть внутрь Вавилонской Башни и дознаться до сути происходящего. Долго шел он по подземным тоннелям, сражаясь с заполонившими их монстрами. Наконец, подгорные мытарства короля Эблана завершились, и впереди показался выход из пещер. Эдж остановился, как вкопанный: почудилось ему, или действительно в тенях на мгновение соткался образ Рубиканта?..

Покачав головой, Эдж продолжил путь, и вскоре оказался внутри Вавилонской Башни, где его нагнали верные ученики - Зангецу, Изаой, Цукинова и Гекку. Причем последний поведал о том, что противники их, судя по всему, прибыли на Голубую Планету на метеоре. Продолжив восхождение, ниндзи Эблана настигли таинственную девушку у входа в межпространственный лифт в сердце Вавилонской Башни.

"Эдж", - неожиданно прозвучал голос в разуме короля Эблана. - "Ты не сможешь выстоять против этого противника. Беги... беги прочь, пока можешь". "Бежать?! Но кто ты?" - мысленно же отвечал Эдж, пред его внутренним взором возникли образы отца и матери - почивших правителей Эблана... сменившись фигурой Рубиканта.

Эдж потряс головой, отгоняя морок, после чего устремился по направлению к таинственной девушке, застывшей у Чертога Кристаллов башни и с интересом разглядывающей подступающих ниндзь. "Все-таки крысы проникли сюда", - высокомерно произнесла она. "Думаю, это тебе тут не место", - отозвался Эдж. - "Зачем ты вновь активировала механизмы этой башни? Чего ты добиваешься?"

Но девушка, не желая давать объяснения своих поступков представителям низшей расы, призвала Ифрита... Ниндзи поняли, что в поединке с могучим эйдлоном и призывательницей им не выстоять, а поскольку путь назад был отрезан, Эдж наказал ученикам бежать во внутреннее святилище Вавилонской Башни, где пребывали восемь пустующих постаментов, предназначенных для Кристаллов. "Возвращение Луны..." - проносились мысли в голове у короля Эблана, - "пробуждение Вавилонской Башни... Мои мать и отец... Образ Рубиканта... Все происходит в точности так же, как и раньше".

Тайный люк в полу Чертога Кристаллов оказался на том самом месте, что и семнадцать лет назад, за что Эдж мысленно возблагодарил судьбу. Преследуемые по пятам таинственной девушкой и Ифритом, ниндзи Эблана ринулись в люк, после чего припустили прочь по коридорам башни.

Эдж вел товарищей по знакомым коридорам, следуя к дверям, где некогда он, Сесиль, Каин, Роза и Ридия обнаружили воздушный корабль... Но сейчас у пирса в недрах Вавилонской Башни корабля не было... Эдж остановился, как вкопанный, а подошедшая сзади таинственная девушка спокойно поинтересовалась: "Вы закончили?" "Ладно, ты победила", - обернулся к ней Эдж. - "Но перед смертью позволь узнать у тебя кое-что. Что произошло с Бароном... с Сесилем?" "Барон собирает все Кристаллы сего мира по приказу короля Сесиля", - отвечала девушка. "Стало быть, история повторяется... у нас на глазах", - вздохнул Эдж. - "Вы, высшие жизнеформы, не знаете об этом, но мы обладаем так называемым "инстинктом".

С этими словами он сиганул с пирса вниз, во тьму подземного мира. Ученики Эджа, хоть и пораженные поступком своего короля, тем не менее последовали за ним. Таинственная девушка лишь покачала головой. "Выбрали смерть по доброй воле..." - задумчиво молвила она. - "Непонятно".

...Чего никак не ожидали приготовившиеся к верной гибели ниндзи, так это того, что упадут они на палубу пролетающего у башни воздушного корабля "Сокола", на борту которого находились Ридия и Лукка.

"Привет, Ридия", - улыбнулся пораженной девушке Эдж, с трудом поднимаясь на ноги. - "Мы ведь не в раю еще, верно?" "Но... откуда ты взялся?" - только и смогла выдавить та. "История вновь повторяется, Ридия", - проговорил Эдж. - "Хотя на этот раз мы, пожалуй, выжили лишь чудом".

Он осекся, лишь сейчас заметив на носу корабля человека в черных одеяниях. "Ридия, кто это?" - шепотом поинтересовался Эдж, но человек, похоже, услышал вопрос, ибо обернулся к ниндзям. "Простите, но у нас сейчас нет времени на празднование счастливого воссоединения", - произнес он.

Внизу проносились пустынные земли и лавовые реки подземного мира...

***

Тогда, семнадцать лет назад, миряне одержали великую победу; Палом и Порома вернулись в Мисидию, дабы продолжить обучение магии. Палом, однако, преисполнился гордыни, и упорно доказывал старейшине, что могущество его превосходит все мыслимые пределы. Лишь упоминание о мудреце Телле удерживало Палома от необдуманных поступков, ведь он искренне почитал погибшего дворца. Конечно, после того, как наряду с Сесилем и остальными героями он обошел весь мир, Палом вновь рвался в путь-дорогу, но старейшина запретил ему покидать Мисидию на долгие годы...


Несколько лет спустя близнецы впервые оставили родной полуостров, пустившись в плавание к северному материку. Палом собирался посетить Кайпо, родину Теллы, ведь стремление однажды быть нареченным "мудрецом" так и не оставило его. "Палом, звание мудреца нельзя получить самому", - говорила брату рассудительная Порома. - "Тебя должны так назвать миряне". "Что?!" - поразился Палом, доселе полагавший, что "мудрецом" его наречет старейшина Мисидии после того, как он в совершенстве освоит магию черной и белой школ. "Ты должен преодолеть собственные желания и сделать магию тем, что подарит процветание мирянам", - молвила Порома. - "Сам Телла странствовал по миру вместе с нашим старейшиной много лет назад. Как и мы сейчас. Старейшина вернулся в Мисидию и посвятил жизнь защите магии этого мира. Телла, однако, продолжал странствовать, могуществом своим творя добро". "И как долго он это делал?" - полюбопытствовал Палом. "Ну, вроде бы несколько десятилетий", - пожала плечами Порома. - "Но в итоге он осел в Кайпо, и там родилась его дочь, Анна". Тем не менее, Палом остался тверд и непоколебим в своем решении когда-нибудь стать мудрецом.

Корабль причалил к старому пирсу на краю великой пустыни Дамсияна, в сердце которой пребывал оазис Кайпо. Навестив могилы мудреца Теллы и Анны, Палом немедленно собрался в Водную пещеру, дабы начать собственное обучение, так сказать, в боевых условиях... к тому же, именно в этом подземелье Сесиль впервые повстречал Теллу.

Под водопадом близнецом дожидался гигантский спрут, в сражении с которым чародеи одержали верх с превеликим трудом. "Ты с самого начала хотел сразиться с этим монстром?" - напустилась Порома на брата. - "Ты знал, что сражение с ним Телле далось нелегко и хотел попробовать свои силы? Неужто мудрец действительно должен рассуждать так, Палом? Может, ты бы подумал о том, как с пользой применить свою магию". Палом в ответ лишь отмахнулся...


А еще несколько лет спустя Палом и Порома собрались отправиться в деревню Туманов, повидать Ридию. За ними на "Соколе" в Мисидию прилетел Сид, вот только напрасно ждала Порома брата у трапа воздушного корабля... тот уже давно был на борту, о чем белая волшебница узнала лишь после того, как "Сокол" поднялся в воздух и взял курс на деревню Туманов.

"Как давно Палом на борту, Сид?" - поразилась Порома, завидев брата. "Вообще-то, он сам заявился ко мне в Барон", - отвечал изобретатель. "Что?" - воскликнула Порома. - "Палом, ты прошел по Дьявольской Дороге в Барон?" "Ну да, а что!" - огрызнулся черный маг. Порома лишь руками всплеснула: ну как можно быть таким безответственным!.. Сид же, слушая перепалку близнецов, добродушно ухмылялся в бороду: похоже, у ребят переходный возраст...

Ридия тепло встретила гостей, не видела которых много лет. Палом, однако, немало поразил друзей, обратившись к призывательнице: "У меня к тебе просьба. Я хочу отправиться в Феймарш". "Что?!" - изумилась Порома. "Я и не подозревала, что тебя интересуют эйдлоны", - помолчав, молвила Ридия. "Это для моего обучения", - объяснил Палом. "Ты продолжаешь обучение магии, чтобы стать мудрецом?" - уточнила Ридия. "Н-ну... не совсем", - замялся Палом.

"Что ж, недолгий визит не повредит", - приняла решение Ридия, и, не обращая внимание на Порому, глаза которой округлились от изумления, продолжала: "К тому же, я и сама не была там давненько". "Значит, нам необходимо отправиться в подземный мир на "Соколе", - произнес Сид, и Порома поняла наконец суть поступка брата. Ведь именно поэтому он пришел к Сиду в Барон, именно поэтому настоял на "визите вежливости" в деревню Туманов.

Четверка поднялась на борт "Сокола" и Сид направил воздушный корабль к острову Агарт, где находилась расселина, ведущая в подземный мир. Ридия настояла на том, чтобы по пути заглянуть в замок гномов, и Сид, согласившись, посадил корабль недалече от врат цитадели.

Король Гиотт радостно приветил нежданных гостей; принцесса Люка высказала немалую заинтересованность воздушным кораблем, что польстило Сиду, и упросила отца отпустить ее с магами Мисидии. "Ты можешь сопровождать их лишь до входа в пещеру эйдлонов", - сурово произнес Гиотт, и Люка закивала, радуясь перспективе хоть ненадолго покинуть опостылевший замок да поглядеть на мир, пусть и подземный.

Достигнув пещеры, ведущей в мир эйдлонов, Ридия повела близнецов внутрь, в то время как Лукка и Сид остались на корабле. Но когда, миновав извилистые подземные коридоры, герои достигли портала в Феймарш, Ридия неожиданно остановилась. "Здесь наш путь заканчивается", - молвила она. - "Эйдлоны не приветствуют людей, ступающих в Феймарш. Плюс к тому время там течет по-иному и, если вы пробудете на Земле Призывов слишком долго, то заметите, что в человеческом мире прошло много лет. Вы пойдете на это?" "Да!" - твердо заявил Палом. - "Если мы заглянем в Феймарш ненадолго, время не успеет далеко уйти, верно?"

Ридия ступила в портал, строго наказав близнецам не следовать за нею... и через несколько секунд возникла вновь, отрицательно покачала головой. "Нам лучше вернуться на корабль", - тихо молвила призывательница. - "Сид и Люка, поди, уже заждались". Палом разочарованно хмыкнул, резко повернулся и устремился прочь по тоннелю. Порома и Ридия последовали за ним; на сердце у последней было тяжело: за проявленную дерзость - заикнуться о том, чтобы привести в Феймарш друзей, немыслимо! - девушке запрещено было появляться впредь в Земле Призывов.

Когда троица вернулась на корабль, Сид сообщил им о своем решении передать "Сокол" гномам, чем чрезмерно осчастливил Люку, которую согласился взять в ученицы.


...Минуло еще несколько лет. Порома в одиночестве пребывала в часовне Мисидии, недоумевая, почему именно Палома старейшина отослал в Трою, а не ее. Конечно, она понимала, что старейшина хочет, чтобы Палом ощутил ответственность, сам выступая в роли наставника, но и сама белая волшебница рвалась из Мисидии в мир. В глубине души она страшилась, что Палом однажды превзойдет ее. "Вы всю жизнь были вместе", - говорил ей старейшина. - "Как близнецы, как друзья... Смотря друг на друга, вы видите собственное отражение. Рано или поздно ты отыщешь свой жизненный путь, Порома. Подумай, каким он можем стать".

...Неожиданно на глазах Поромы и вбежавшего в часовню старейшины из недр морских у полуострова Мисидии поднялся величественный Лунный Кит, вознесшись в небеса и устремившись к Луне. Немедленно старейшина призвал в часовню чародеев Мисидии, сообщив им об этом происшествии. "Раз Палом отсутствует, нам, надеюсь, поможем драгун", - произнес старейшина. "То есть... Каин?" - уточнила Порома. "Именно", - кивнул старейшина. - "Если верить слухам, мы найдем его на горе Испытания". "Но..." - замялась девушка, - "я слышала, что Каин разорвал все связи с Бароном".

Маги встревожено загомонили. "Стало быть, дело опять в Кристаллах!" - восклицали они. - "Беды прошлого возвращаются вновь". "Старейшина, а где же Палом?" - произнес один из черных магов, заметив подле старейшины одну лишь Порому. "В настоящий момент он отправился в Трою по просьбе эпоптов", - отвечал старейшина. "Величайшего черного мага Мисидии в этот час нет с нами!" - поразился маг. - "Если на нас нападут сейчас, это будет повторением случившегося в прошлом, верно?"

"Черная магия - не панацея от всех проблем", - возразила Порома, и маги пристыжено притихли. - "Вы забыли, чему нас учил старейшина?" "Но... чем еще мы можем ответить на возвращение Луны?" - запинаясь, произнес один из черных магов. На этот вопрос ответа у старейшины не было, но Порома заявила: "Я немедленно отправлюсь на гору Испытания".

...Несколько дней спустя маги достигли горы, сокрытой в лесной чащобе к востоку от Мисидии, и начали восхождение, вскоре достигнув вершины и каменного алтаря. Прикоснувшись к оному, маги оказались перенесены в некий чертог, пребывавший в весьма плачевном состоянии. Такое чувство, что недавно здесь произошло жестокое сражение... "Может ли это быть тем самым местом, где король Барона Сесиль стал паладином?" - предположил сопровождавший Порому черный маг, настороженно озираясь по сторонам. - "И где мудрец Телла узнал запретное заклятие Метеор.

"О, белая волшебница..." - неожиданно раздался тихий голос, обращавшийся к Пороме. - "Я вскоре исчезну... Но дух мой... не умрет никогда... Мои сыновья всегда верили в тебя... И сейчас...." Голос замолк, и в чертоге воцарилась потрясенная тишина. "Отец Сесиля..." - прошептала Порома, и, обернувшись к магам, пояснила: "Наставник всех магов мира".

Вспышка... и вновь очутились они у древнего алтаря. Не привиделось ли им явление духа Клуи?..

Не успели маги опомниться, как атаковала их нежить, и лишь своевременно появление на вершине горы Каина спасло чародеев Мисидии от неминуемой гибели."Каин!" - радостно воскликнула женщина, когда драгун приблизился к спасенным людям. "Ты меня знаешь?" - нахмурился Каин. "Я - Порома!" - отвечала белая волшебница. - "Мы встречались в Мисидии! Неужто ты меня не помнишь? Старейшина наказал мне отыскать тебя". "Меня? Зачем?" - полюбопытствовал Каин.

Порома поведала Каину о случившемся, закончив рассказ словами: "Барон может оказаться в опасности весьма скоро". "Но какой мне резон помогать вам?" - холодно поинтересовался Каин. "Что?" - поразилась Порома, а Каин, отвернувшись, тихо произнес: "Барон перестал быть частью моей жизни давным-давно". "Это не так!" - горячо возразила Порома. - "Ты просто обманываешь самого себя. Разве я ошибаюсь..." "Нет", - молвил Каин, и неожиданно воскликнул: "Пойдем! Барон ждет!"

Отряд начал было спускаться с горы, но неожиданно Порома замерла. "Палом!" - прошептала она, побледнев. "Мы должны идти", - поторопил ее Каин и девушка, помедлив, согласно кивнула.

Достигнув подножия горы Испытания, они выступили на запад, и вскоре достигли Мисидии... где шло кровопролитное сражение магов с превосходящими силами монстров. Порома немедленно устремилась в часовню на поиски старейшины, и успела вовремя, ибо израненного набольшего Мисидии уже окружали кровожадные монстры.

"Монстры... появились с Дьявольской Дороги..." - поведал старейшина Пороме. "Стало быть, Барон пал!" - констатировала та. "Боюсь... слишком поздно..." - согласился старейшина. - "А где Каин?" "Здесь", - Порома указала на драгуна, и старейшина, кивнув, обратился к тому: "Мы вновь стоим под двумя Лунами... Прямо сейчас твою родину, Барон, атакуют монстры... А Мисидия... следующая..."

"Они пришли за Кристаллом", - произнес Каин. "Похоже, что так", - согласился старейшина. "Но кто наслал их?" - воскликнула Порома. На этот вопрос ответа у старейшины не было. "Я должен добраться до Барона", - сообщил Каин, направившись к выходу из часовни...

Порома устремилась следом, но замерла, как вкопанная, ибо страшная тишина объяла Мисидию, и тела магов устилали городские улицы. На площади же замерла таинственная девушка - единственное живое существо в сим царствии смерти. "Кто ты?" - выдохнула Порома. "Даже если я отвечу, ты все равно не поймешь", - молвила девушка. "Ведь это ты сняла печать с Дьявольской Дороги, так?" - догадалась Порома. "Да, чтобы получить Кристалл", - кивнула девушка.

"Те, кто жаждут власти, никогда не должны получить Кристаллы", - произнес за спиной Поромы властный голос, и из часовни выступил старейшина, все еще нетвердо держащийся на ногах. - "Никогда!" "Мне не нужно твое разрешение", - отвечала таинственная девушка и призвала Рамуха, чьи молнии поразили старейшину. А девушка шагнула к отчаявшейся Пороме...

"Стой!" - послышался окрик драгуна. Переступив через мертвые тела белых и черных магов, Каин воззрился на таинственную девушку, с любопытством разглядывающую его, стоя на площади разоренной Мисидии. В некотором отдалении от них застыла Порома, на лице волшебницы читалось откровенное отчаяние.

Каин продемонстрировал девушке Кристалл Воды, молвив: "Он твой. При одном условии. Я отдам его тебе лишь после того, как закончу начатое дело". "Какое же?" - полюбопытствовала та. "Встречусь с королем Барона", - произнес Каин. - "Чтобы убить его своими руками!" "Хорошо. Забирай Кристалл с собой", - согласилась девушка, устремившись в здание, внутри которого пребывал ведущий на Демоническую Дорогу портал. "Кто ты такая, кстати?" - крикнул Каин ей вслед, и девушка, обернувшись, отвечала: "Все узнаешь в свое время".

"Палом!" - в отчаянии вскрикнула Порома, пав на колени и закрыв лицо руками. Никогда она еще не чувствовала себя столь беспомощной...

***

Советник Эдварда Криса фон Мьюра, короля Дамсияна, рвал и метал: как смеют стражи не пропускать его в тронный зал, ведь у него столь важное донесение! Заемщики вновь не хотят возвращать долги, и королевство столкнулось с серьезным финансовым кризисом... "Его Величество строго настрого запретил нам пропускать к нему кого бы то ни было", - отвечали непреклонные стражи, и советник только и мог, что топать ногами и сыпать проклятиями.

"Что происходит?" - к пререкающимся мужчинам приблизилась первая советница Харли - доверенное лицо короля Эдварда, прошедшая обучение в Трое. Советник, кипя от злости, объяснил ей возникшую ситуацию, и Харли смерила стражей столь ледяным и уничижающим взглядом, что те побледнели и послушно отошли в стороны, пропуская первую советницу в тронный зал.

Харли знала, чем занят король - наверняка играет на арфу. И, действительно, стоило ей ступить в тронный зал, Эдвард немедленно спрятал инструмент, сурово произнес: "По-моему, я дал четкие указания стражам - не пропускать никого". "Даже вашу первую советницу, Ваше Величество?" - сухо осведомилась Харли.

Вздохнув, Эдвард отложил арфу в сторону, поинтересовался: "Что-то срочное?" "Сомневаюсь, милорд", - покачала головой Харли. - "Думаю, советник тревожится все по тому же поводу". "Полагаю, о наших заемщиках", - догадался Эдвард. - "Мне казалось, я велел тебе заниматься этим вопросом". "Боюсь, мы не сможем и дальше делать это так, чтобы никто ничего не заподозрил, Ваше Величество", - молвила первая советница. - "Возможно, вам следует пересмотреть свою позицию".

"Никакого пересмотра", - отрезал король. - "Восстановление Дамсияна не может быть закончено прежде, чем Фабул и деревня Туманов возродятся". "Конечно, милорд", - кивнула Харли, - "но теперь мы протянули руку помощи еще и Эблану..." "Потому-то я и велел заниматься тебе этим вопросом", - произнес Эдвард. - "У тебя ведь талант к этому".

Чопорно склонив голову, первая советница направилась к выходу, но помедлила, обернулась: "Если мне будет дозволено высказать свое мнение, милорд... Я думаю, настали времена, когда сюзерен должен править твердой рукой". "Верно", - кивнул Эдвард, но ничего к этому не добавил. Дождавшись, когда Харли покинет зал, он подошел к окну, обратив взор к далеким небесам. "Сюзерен..." - вздохнул Эдвард. - "Ни меня, ни Дамсияна сейчас бы не было здесь, если бы не их лунный вояж".

Эдвард запнулся, ибо на его глазах вторая Луна возникла в небе, и метеор пронесся над Дамсияном...

Немедленно призвав в тронный зал советника и первую советницу Харли, король сообщил им, что метеор, должно быть, пал в землях Фабула. "Это объясняет ночной подземный толчок", - согласилась Харли. - "Возможно, метеор имеет какое-то отношение к вернувшейся Луне". "Стало быть... ужасы прошлого вернулись!" - всполошился советник.

"Успокойся, советник", - посоветовал ему король и, обратившись к Харли, добавил: "Я бы хотел в первую очередь известить об этом Барон. Мне сейчас необходимо услышать мнение Сесиля". Кивнув, священник отправился разыскивать посланника; Харли же попросила короля позволить ей осмотреть место падения метеора, и тот согласился выделить ей в защиту нескольких стражей.

...Но когда через несколько дней Харли так и не вернулась, Эдвард встревожился. Первая советница исчезла, и ответа из Барона все еще нет... Воистину, прав был Эдвард, полагая, что возвращение Луны - дурной знак. Что-то наверняка произошло...

Эдвард принял решение поутру немедленно отправить к месту падения метеора отряд... да и возглавить его не помешает. Согласившись с этой мыслью, король проследовал в опочивальню и немедленно уснул. Во сне явилась ему Анна; она долго смотрела на возлюбленного с печалью на лице... а после образ ее истаял.

На рассвете король Эдвард в сопровождении трех стражей выступил в направлении горы Хобс, где предположительно упал метеор. Спустившись на дно кратера, отряд лицезрел Харли, которая задумчиво рассматривала землю под ногами, гадая, что за субстанция покрывает ее. "Неужто этот метеор прилетел с Луны?" - гадала первая советница.

"Я очень извиняюсь за то, что заставила вас волноваться, милорд", - молвила она, завидев приближающийся отряд воинов Дамсияна во главе с королем Эдвардом. - "Но мы имеем дело не с обычным метеором. Здесь упало нечто, нам неведомое". "Луна..." - пробормотал Эдвард. - "Там что-то происходит". "Но почему они прибыли сюда, Ваше Величество?" - поинтересовалась Харли, но на этот вопрос у Эдварда не было ответа.

Король принял решение немедленно возвращаться в замок; вполне возможно, что посланник, отправленный в Барон, уже прибыл обратно в Дамсиян. По пути отряд заметил воздушный корабль Красных Крыльев, устремившийся к королевскому замку; быть может, на нем возвращается посланник? Но Эдварда не покидало ощущение смутной тревоги.

Стражи у ворот сообщили королю, что в тронном зале его ожидает посол из Барона. Кивнув, Эдвард немедленно проследовал в тронный зал, но посла там не обнаружилось. Советник сообщил, что тот велел стражам показать ему замок. "А он уже побывал в Чертоге Кристалла?" - с подозрением осведомился Эдвард, но советник отрицательно покачал головой: "Еще нет, милорд".

Весть о возвращении короля разнеслась по замку, и вскоре в тронный зал ступил посол Барона. "Я принес послание от королевства Барон!" - пафосно возвестил он. "Нет нужды в подобном официозе", - улыбнулся Эдвард. - "Надеюсь, с королем Сесилем все хорошо?" "Да, милорд", - отвечал посол. "А королева Роза?" - продолжал расспрашивать Эдвард. - "Сеодор, должно быть, уже совсем взрослый". "Боюсь, я не болтать сюда прибыл", - поджав губы, отозвался посол. - "Его Величество Сесиль требует, чтобы осмотром места падения метеора занимались исключительно верноподданные Барона".

"И почему это?" - изумился Эдвард, но посол отрезал: "Я не уполномочен разглашать дополнительные сведения". "Если обстоятельства действительно столь серьезны, король Сесиль прибыл бы лично", - задумчиво произнес Эдвард. - "Такой уж он человек, таким был всегда". "Я передам ваши слова Его Величеству", - ничуть не смутился посол, после чего покинул тронный зал.

Эдвард принял решение немедленно отправиться в Барон, чтобы увидеться с Сесилем и узнать, что у того на уме. Наряду с верной Харли и стражами Дамсияна король спустился в Водную пещеру, и, миновав подземные лабиринты, достиг пустыни, а вскоре и оазиса Кайпо.

Здесь Харли, державшаяся доселе из последних сил, лишилась сознания, сраженная пустынной лихорадкой. Оная косит усталых путников, стоит им углубиться в беспощадные пески. "Стало быть, нам нужен песчаный рубин", - обратился Эдвард к сопровождавшим его воинам, когда первую советницу перенесли в лечебницу Кайпо. Похоже, ему предстоит далекий обратный путь через Водную Пещеру, ибо логово муравьиного льва пребывает в непосредственной близости от горы Хобс.

Ночью Эдвард навестил могилы Анны и Теллы, где исполнил на арфе чарующую мелодию. Каково же было удивление короля, когда в ночном небе соткался образ возлюбленной, лицо которой вновь выражало неподдельную печаль. Какое-то время взирала Анна на пораженного короля, а затем исчезла, как и тогда, во сне... Что же означают эти видение? Что хочет сообщить ему Анна? Эдвард терялся в догадках...

"Анна хочет, чтобы ты жил, Эдвард!" - произнес ворчливый голос, и король Дамсияна подпрыгнул от испуга, ибо явился ему дух мудреца Теллы. - "Попытайся спросить у своего сердца, что это означает". Дух истаял...

На следующее утро состояние Харли лишь усугубилось; необходимо было как можно скорее отыскать песчаный рубин, посему Эдвард, наказав воинам Дамсияна оставаться в Кайпо, не мешкая выступил к Водной пещере, дабы, миновав ее, добраться до логова муравьиного льва. Воистину, путь неблизкий...

Вернулся в Кайпо Эдвард несколько дней спустя, победоносно сжимая в руке сияющий песчаный рубин. Лишь только свет драгоценности озарил посеревшее лицо первой советницы, как пустынная лихорадка оставила ее.

Немедленно, отряд покинул оазис, устремившись к порту на окраине пустыни, где поднялись на борт корабля, отправляющегося в Барон. "Ваше Величество", - неуверенно обратилась к королю Харли. - "Что вы думаете о Луне?" Эдвард бросил взгляд в небеса, гадая, та ли это Луна, что исчезла семнадцать лет назад?.. "Голбез", - продолжала Харли. - "Человек в черном. Тот самый, что использовал Барон, чтобы заполучить Кристаллы. В итоге он покинул планету, а вскоре исчезла и Луна". "Ты знаешь об этом?" - поразился Эдвард. "Я просто выяснила сама кое-какие детали", - отвечала первая советница.

"И что же еще ты знаешь?" - полюбопытствовал Эдвард. "Некоторые теории касательно магии и воздушных кораблей", - отвечала Харли, - "которые говорят о том, что это - дар Луны, а не изобретение жителей нашей планеты". "Впечатляет", - промолвил Эдвард. "Но Луна... мне она кажется другой", - молвила Харли. - "Не такой, как прежде... Не такой, которую я видела в прошлом". "Здесь я с тобой согласен", - молвил король.

Несколько дней спустя с кораблем Дамсияна поравнялось иное судно, идущее под флагом Фабула. "Эдвард!" - крикнул Янг, разглядев на борту корабля знакомого мечтателя-короля. - "Ты тоже направляешься в Барон?" "Да, верно!" - отвечал Эдвард, и, обернувшись к своей первой советнице, Харли, добавил: "Вероятно, Фабул также озаботился ситуацией, сложившейся в мире".

Довольно скоро корабль Фабула отстал и вовсе скрылся за горизонтом... Корабль же Дамсияна продолжил плавание, бросил якорь в порту Барона. Эдвард, Харли и сопровождавшие их воины проследовали в замок, где солдаты Барона препроводили их в тронный зал, пред светлые очи короля Сесиля.

"Давненько не виделись, Сесиль", - произнес Эдвард, пристально глядя на короля Барона. "Действительно, давно", - согласился Сесиль. - "И чем же я обязан визиту короля Дамсияна?" "Я хочу поговорить о метеоре", - напрямую заявил Сесиль. "Если ты здесь лишь поэтому, то я скажу тебе то, что и мой посол", - надменно произнес Сесиль. - "Тебе не о чем беспокоиться. Барон займется этим вопросом".

"Но... почему?" - недоумевал Эдвард. "Что, неожиданно встал вопрос доверия, Эдвард?" - прищурился Сесиль. "Нет, конечно же, нет", - поспешил заверить друга Эдвард, и, помолчав, поинтересовался: "Что ты думаешь о Луне, Сесиль?" "...А сам что думаешь?" - тихо произнес Сесиль. "Думаю, она предрекает недобрые времена", - признался Эдвард. - "Она напоминает мне о прошлом".

"Стало быть, еще одна причина, чтобы позволить нам заняться упавшим метеором", - заявил Сесиль, избегая прямого ответа на поставленный вопрос. - "Право Барона - поддерживать мир на планете". Кивнув, Эдвард распрощался с Сесилем, направился к выходу из тронного зала, но неожиданно произнес, обращаясь к королю Барона: "Я заметил, что сегодня с тобой нет королевы Розы". "Да. Боюсь, ей нездоровится", - отвечал тот. - "Но не стоит тревожиться. Ничего серьезного". "А как поживает принц Сеодор?" - продолжал допытываться Эдвард. "Прекрасно", - улыбнулся Сесиль. - "Сейчас его нет в замке, он проходит обучение в искусстве боя. Что ж, а тебе я желаю тихого и безмятежного странствия".

Перед расставанием Сесиль даровал Эдварду маленькую коробочку в знак дружбы. Эдвард в ответ подарил монарху букет цветов, загодя захваченных из Дамсияна, внимательнейшим образом следя за его реакцией. "О, цветы? Как это похоже на тебя", - усмехнулся Сесиль, и Эдвард кивнул, соглашаясь с собственными мыслями.

"Мы возвращаемся домой", - обратился он к Харли и солдатам, после чего быстрым шагом направился к выходу из замка. Лишь когда корабль отчалил от пристани, первая советница поинтересовалась, почему Эдвард так странно вел себя на аудиенции у Сесиля. "Это был не Сесиль", - отвечал Эдвард. - "Истинный Сесиль понял бы, что означает мой подарок".

Король Дамсияна продемонстрировал пораженной Харли букет цветов, из которого раздавались голоса. "Ты уверен?" - спрашивал девичий голос. "Он весьма подозрительно вел себя в разговоре со мной", - отвечал голос мужской. - "Похоже, он лично хотел проверить, как обстоят дела". "Слабым существам необходимо осторожничать", - произнесла девушка. "Дамсиян - центр торговли, а не военной мощи", - с презрением молвил мужчина. - "Воины Дамсияна хороши лишь для парадов. Захватить это королевство будет проще простого". "Интересно", - молвила девушка. - "Значит, Кристалл Огня тебя не интересует". "Нисколько", - подтвердил мужчина. - "Мы можем получить его в любое время".

"Что это было?" - выдавила Харли, глядя на Эдварда округлившимися от удивления глазами. "Они называются "шептунами", - объяснил король. - "С помощью этих цветов можно слышать голоса и звуки из далеких земель". Но голоса из цветов зазвучали вновь, и Эдвард с Харли обратились в слух.

"Не следует быть чрезмерно самоуверенным", - продолжала девушка. "Согласен", - молвил мужчина. - "Мой замысел уже претворяется в жизнь".

"План?" - нахмурилась Харли. "Коробочка, которую подарил мне Сесиль", - усмехнулся Эдвард. - "Думаю, ее никогда не следует открывать". "Вы знаете, что там внутри?" - удивилась первая советница. "Думаю, кольцо, что в свое время уничтожило деревню Туманов", - молвил Эдвард.

Разговор их прервали матросы, заметившие прямо по курсу гигантский водоворот. "Неужто... корабль Янга угодил в него?" - с ужасом прошептал Эдвард. - "О, нет. Левиафан!"

***

Король Барона Сесиль Харви замер у окна, вперив взгляд в далекий горизонт, в границу, где море и небо сливались воедино. Где-то там, далеко, Сеодор... проходит последнее испытание, что ознаменует вступление его в Красные Крылья.

В комнату тихонько ступила королева Роза, приблизилась к любимому мужу. "Как думаешь, с ним все в порядке?" - тихо спросила она, положив Сесилю руку на плечо. "Конечно, ведь с ним - лучшие рыцари Красных Крыльев", - улыбнулся монарх. - "Роза, тебе не стоит тревожиться за Сеодора. Он понимает, что свою судьбу каждый человек создает себе сам".


А в это время школяры в обсерватории Агарта заметили, как Луна, исчезнувшая семнадцать лет назад, возвращается на орбиту Голубой Планеты....


В Чертоге Сна, глубоко под поверхностью Луны, Голбез неожиданно пробудился. Снился ему поединок с Сесилем, в котором последний жестоко убивал брата... Было ли это сном или... видением?.. Выбравшись из капсулы, Голбез осмотрелся по сторонам. Иные лунатики мирно спали, но все же Голбеза не покидало недоброе предчувствие, понять источник которого он был не в силах.

Приторочив к ремню на спине древний меч, он направился к выходу из подлунных пещер, и с каждым шагом тревога все возрастала. Похоже, источник ее - в Хрустальным Дворце!.. Оказавшись в Чертоге Кристаллов, Голбез застыл, пораженный: все восемь Кристаллов источали кроваво-красное сияние! "Они - бесконечны... Истинные, пребывающие в Пустоте... Истинный властитель..." - вещали они. - "Тьма, затмевающая Свет... должна быть высвобождена... Они были созданы... лишь Кристаллы... Ожидание было бесконечным... великая тайна приоткрыта. Обнаружен... предмет наших поисков... Свет... в конце тоннеля... Его история должна быть явлена миру..."

"Стало быть, ты заметил", - раздался старческий голос, и в чертог ступил Фусоя. "Фусоя, что Кристаллы пытаются сказать нам?" - воскликнул Голбез. "Что-то происходит", - отозвался Фусоя. - "Что-то, лежащее за пределами нашего понимания". "Что могло случиться с нашей Луной, пока мы пребывали во сне?" - недоумевал Голбез, но Фусоя лишь пожал плечами.

Покинув Хрустальный Дворец, Голбез и Фусоя заметили кратер недалече от пещеры Бахамута. Похоже, в эту точку ударил метеор... И лунная поверхность в непосредственной близости от кратера, казалось, затронута тленом... "Оно пожирает саму землю!" - воскликнул Голбез. - "Как паразит!" "Это не обычный метеор", - согласился Фусоя.

Спустившись в кратер, лунатики лицезрели таинственную девушку с лазурными волосами, отрешенно уставившуюся в пространство. "И кто же ты?" - полюбопытствовал Фусоя. Девушка снизошла до того, чтобы взглянуть на незнакомцев. "Где Кристаллы?" - вопросила она. Голбез и Фусоя изумленно переглянулись. "Почему ты спрашиваешь?" - осторожно поинтересовался Фусоя. "На этой Луне должно быть еще восемь Кристаллов", - молвила девушка.

"Еще восемь?" - поразился Фусоя. - "О чем ты говоришь?" Но таинственная девушка сочла необходимым атаковать, призвав Асуру, чем немало поразила противников. Тем не менее, Голбез и Фусоя сумели прикончить девушку, которая явила себя куда более могущественным противником, чем могло показаться на первый взгляд.

"Почему же она призывает эйдлонов?" - риторически вопросил Фусоя, глядя на распростертое на камнях тело девушки. "Честно говоря, я не очень-то и хочу знать ответ", - хмыкнул Голбез. Но Фусоя предложил товарищу все же навестить Бахамута, отца эйдлонов, обитающего в пещере неподалеку. Быть может, король драконов даст им ответы, столь необходимые?..

Но внутри пещеры Бахамута они обнаружили лишь обращенного в каменную статую отца эйдлонов. "Он пленен в ином изменении, душой и телом", - молвил Фусоя, осмотрев каменное изваяние. - "И если пленен Бахамут, наверняка та же участь постигла и иных эйдлонов. Мы должны как можно скорее вернуться в Хрустальный Дворец. Я опасаюсь за Кристаллы".


...Вернувшись в Чертог Кристаллов, Голбез и Фусоя обнаружили сокровенные реликвии потухшими, безжизненными. Неожиданно подле лунатиков возникла таинственная девушка, живая и невредимая. "Спасибо, что указали мне путь сюда", - молвила она. - "На этом дела наши закончены".

Лунатики, однако, придерживались противоположного мнения, и устремились в атаку. Девушка призвала Левиафана, но даже могущественный эйдлон не помог ей одержать победу, и вскоре сражение завершилось.

"Неужто эта девушка бессмертна?" - вопросил Голбез, кивнув на мертвое тело у своих ног. "Не знаю", - покачал головой Фусоя, - "но в одном я уверен. Кристаллы Голубой Планеты в опасности. Я призову Лунный Кит. Мы должны синхронизировать наши Кристаллы с Кристаллом, управляющим полетом Лунного Кита". "Но как?" - поразился Голбез. "Силой наших молитв", - уверенно произнес Фусоя.

Предельно сосредоточившись, лунатики воззвали к могуществу Кристаллов... но один из восьми, находящихся в сем чертоге, неожиданно взорвался. "Что происходит?" - поразился Фусоя.

Подле собственного трупа материализовалась таинственная девушка. "Стало быть, она не единственна!" - заключил Голбез. Каким образом иначе объяснить возникновение точной копии только что убиенной?.. Таинственная девушка же прошествовала к порталу, ведущему в недра Луны, и, обернувшись к пораженным лунатикам, молвила: "Мне больше не нужны ни вы, ни Кристаллы". После чего и она, и мертвое тело исчезли.

"Наверняка она отправилась к нашим спящим сородичам!" - воскликнул Фусоя. Не переставая задаваться вопросами о мотивах таинственной девушки, Голбез и Фусоя устремились к Чертогу Сна, пребывающему в центре Луны. Ныне лунные тоннели заполонили невесть откуда взявшиеся монстры, и лунатикам пришлось изрядно попотеть, прежде чем достигли они наконец Чертога Сна. И не ведали Голбез с Фусоей, что потухшие Кристаллы в Хрустальном Дворце рассыпаются в пыль один за одним...

"Молюсь, чтобы мы успели вовремя", - говорил Голбез, шагая по извилистым подлунным коридорам. "Я тоже молюсь за это, сыновья мои", - прозвучал в разуме его бесплотный голос Клуи. "Отец?!" - поразился Голбез, но шаг не замедлил.

А в это самое мгновение на далекой Голубой Планете из недр морских поднялся величественный Лунный Кит, устремился по направлению к Луне на глазах потрясенных жителей Мисидии...

Но не успели Голбез и Фусоя добраться до Чертога Сна, как в Хрустальном Дворце последний из Кристаллов оказался расколот, знаменуя высвобождение могущественной сущности - Зеромуса! Воплотившись пред лунатиками, средоточие зла атаковало... и Фусое ничего не оставалось, как заклинанием телепортировать Голбеза прочь, на борт достигшего Луны Лунного Кита.

Огромный воздушный корабль немедленно повернул назад, к Голубой Планете, унося Голбеза прочь от Луны, от восставшего Зеромуса, от таинственной девушки, приводящей в исполнение свои дьявольские замыслы... Пред очами Голбеза вставали картины прошлого...


Пришла пора прощаться. Фусоя и Голбез отбывали на вторую Луну, дабы отойти ко сну со своими сородичами. Сну, который продлится многие столетия. Голбез искренне молил о прощении за все то, что он совершил, находясь под властью Земуса. И Сесиль простил его... родного брата.


...Центральный процессор взорвался, Гигант Вавилона наконец прекратил свое движение. Герои вздохнули было спокойно, но тут из соседнего коридора с яростным криком выскочил Голбез. Фусоя ступил ему навстречу. "Ты хоть понимаешь, кто сам такой?" - вопил лунатик. - "Проснись немедленно!" Он пробормотал заклинание, и Голбез, уже изготовившийся к нападению, внезапно остановился.

"Что на меня нашло?" - пробормотал он. - "Почему меня переполняла... такая ненависть?" "Вспомнил наконец", - облегченно промолвил Фусоя. - "Как звали твоего отца, помнишь?" "Клуя", - кивнул Голбез.


...Из чертога Кристалла, что располагался прямиком за тронным залом, послышался шум. Переглянувшись, герои опрометью бросились туда, а за ними поспешили и гномы-стражники. И все-таки они опоздали! У алтаря возвышался сам Голбез, сжимая в руках Темный Кристалл. Поздравив команду Сесиля с прибытием в подземный мир, он милостиво разрешил им узнать, зачем все это затеял. Оказывается, восемь Кристаллов необходимы для активации Вавилонской Башни, соединяющей их мир с Луной! А уж там, гласят легенды, скрыты такие силы, что простому смертному невозможно и представить. Объяснив сий факт, Голбез атаковал.

Янг, Роза, Каин... Все они пали пред ужасающей мощью противника. Лишь Сесиль держался кое-как, но и он чувствовал, что сознание оставляет его... Неожиданно рядом с паладином возник мглистый дракон, чем немало смутил Голбеза.

А рядом с драконом встала девушка, за спиною которой маячили мифические монстры, союзники могучих призывателей - Ифрит, Шифа, Титан, Рамух... Сообща с мглистым драконом Ридия одержала блестящую победу над Голбезом, уничтожив смертную оболочку сего воплощения зла.


...Голбез молча ждал, пока герои приблизятся; Каин замер у него за спиной. "Кристалл!" - пророкотал Голбез, протянул руку. "Где Роза?" - крикнул Сесиль. Голбез молчал. Вздохнув, Сесиль бросил ему Кристалл Земли, после чего повторил вопрос. "Какая Роза?" - деланно удивился Голбез. "Ах ты!.." - Телла вырвался вперед, воздев руки над головой. - "Сейчас ты у меня узнаешь!"

И, прежде чем соратники смогли его остановить, старый мудрец произнес заклинание, призывающее Метеор, понимая, что это будет стоить ему жизни. Огненный вихрь поглотил Голбеза, и тот возопил в агонии. Телла же пал замертво.


...Чеканя шаг, в палату прошествовал никто иной, как Каин. Сесиль возрадовался было, однако драгун твердым голосом приказал ему убираться с дороги. Темный рыцарь опешил: что произошло с его другом детства за последние недели, с момента их расставания в деревне Туманов? Неужто и он находится под влиянием магии Голбеза, кем бы тот ни оказался?

"Каин!" - отчаянно вскрикнула Роза. - "Да что с тобой такое?" На миг в глазах драгуна мелькнуло нечто знакомое, теплое, но тут же исчезло, сменившись неприкрытой жестокостью.

"Вот и встретились, Сесиль!" - раздался рокочущий бас, и в Чертог Кристалла вошел высокий воин в полном рыцарском облачении. Голбез! "Стало быть, эта женщина дорога для тебя? Так и быть, заберу ее с собой!" Схватив Розу за плечо, он толкнул ее в дверной проем. Сесиль рванулся было следом, но удар Каина отбросил его в дальний угол комнаты. Разметав оставшихся защитников, Каин и Голбез поднялись на пьедестал, сняли с алтаря Кристалл Ветра, после чего так же невозмутимо удалились.

Битва за Фабул завершилась.


...Сесилия скончалась после рождения второго сына, оставив Сеодора, растерянного и напуганного круглого сироту, с младенцем на руках. Именно тогда паренек и услышал впервые... голос, доносящийся с далекой Луны. "Какой он мерзкий, твой братец", - вкрадчиво говорил он. - "Он - источник всех твоих страданий. Если бы не он, родители твои были бы живы. Я нарекаю тебя... Голбезом!"


Придя в себя на борту Лунного Кита, Голбез бросился к иллюминатору, с ужасом отметив, что Луна, которую он только что покинул, увеличивается в размерах, будто преследуя беглеца. Его космический вояж близился к концу, и скоро, очень скоро воздушный корабль совершит посадку на Голубой Планете. Только бы успеть предупредить Сесиля о новой угрозе!..

***

...Эдж осекся, лишь сейчас заметив на носу корабля человека в черных одеяниях. "Ридия, кто это?" - шепотом поинтересовался Эдж, но человек, похоже, услышал вопрос, ибо обернулся к ниндзям. "Простите, но у нас сейчас нет времени на празднование счастливого воссоединения", - произнес он, Голбез.

Внизу проносились пустынные земли и лавовые реки подземного мира...


Ученые мужи Агарта наблюдали в телескоп, как множество метеоров устремилось от Луны к Голубой Планете... Росла в размерах и сама Луна... Неужто она падет на Голубую Планету?!. Смертные с отчаянием глядели в небеса, не в силах что-либо изменить...


"Сокол" вырвался из подземного мира в мир внешний, пребывающий в тени гигантской Луны. Люка ужаснулась открывшемуся видению, но немедленно схватила штурвал, лихо уводя воздушный корабль от столкновений с бесчисленными метеорами, разящими поверхность планеты.

Мягко отпихнув Люку в сторону, Голбез принял штурвал, развернув "Сокол" в направлении Барона...


Пятеро героев ступили в тронный зал, где восседал на троне король Сесиль, а по левую руку от него замерла таинственная девушка. "Добро пожаловать", - буднично промолвил монарх.


Голбез опустил "Сокол" у замка Барона, и, сопровождаемый Ридией, Люкой и ничего не разумеющим Эджем, устремился к вратам. Что-то происходило, что-то нехорошее и зло: от замка исходила в точности такое же сияние, как и от Вавилонской Башни. Отметив, что врата закрыты наглухо, а стражи нигде не видно, герои вознамерились изыскать иной способ прокинуть к твердыню, посему вновь поднялись на борт "Сокола".

...Весь мир обратился в хаос; людские державы из последних сил сдерживали натиск эйдлонов и чудовищных монстров. Было ли то влияние Луны, неумолимо приближающейся к Голубой Планете?.. Означает ли это, что до гибели оной остаются считанные часы?..

Лишь деревня Туманов осталась в неприкосновенности, ибо защищал ее волшебный туман - мглистый дракон, эйдлон матери Ридии!

Поскольку проникнуть в Барон возможным не представлялось, герои приняли решение посетить на "Соколе" мирские державы. Быть может, удастся уберечь их от окончательного падения пред высвобожденными таинственной силой эйдлонами?..

Эблан пылал, ибо бесчинствовал в замке Ифрит. Эдж решился было в одиночку бросить вызов стихийному порождению, но тот оказался ему не по зубам. И тогда побежденному королю Эблана явился дух Рубиканта, намекнувший о том, что один поток пламени гасит другой. Воспряв духом, Эдж, Ридия и их товарищи - Люка и Голбез - с новыми силами атаковали Ифрита, творя огненные заклятия... и эйдлон пал; сущность его оказалась свободна от оков, и теперь Ифрит с радостью ответит на зов Ридии, буде таковой последует...

Вспомнив, что видели в лесах к северу от Трои Палома верхом на чокобо, Ридия и Люка направили "Сокол" к пещере, куда - по всей вероятности - спустился черный маг. Посетив по пути сам замок, лицезрели герои, что все без исключения жители Трои обратились в лед; Ридия резонно предположило, что наверняка в сем повинна Шива.

Внутри пещеры герои обнаружили Палома и Леонору, тела которых покрывала алмазная пыль... И в это мгновение Шива атаковала. Ридия призвала на помощь Ифрита, Голбез без устали творил огненные заклятия, и над воплощением холода удалось одержать верх. Немедленно, герои перенесли приходящих в себя, но донельзя ослабленных Палома и Леонору на борт воздушного корабля, доставили их в Трою.

"Где Порома? Она не с вами?" - первым делом поинтересовался Палом, придя в себя. "Нет", - покачала головой Ридия. - "Мы хотели навестить Мисидию..." И Палом, и Леонора высказали желание отправиться на вотчину магов... Конечно, раны не позволяли им принимать участие в сражениях, посему маги оставались в каютах "Сокола" наряду с четверкой ниндзь.

...В Мисидии бесчинствовал Рамух, но героям удалось ослабить эйдлона молний достаточно, чтобы тот вновь обрел свое "я". Внутри часовни герои обнаружили Порому, которая поведала им о противостоянии старейшины монстрам и о том, что Каин забрал с собою в Барон Кристалл Воды. "Он сказал, что убьет Сесиля", - добавила Порома; присутствующие лишились дара речи...

...Покинув Мисидию, герои устремились на запад, в Агарт, где лицезрели в центре опустошенного, занятого монстрами города таинственную девушку. "Я закончила с этой планетой", - заявила она, после чего призвала Титана, велев тому атаковать.

Ридия не оставляла попыток воззвать к сознанию титана, ведь с этим эйдлоном она была знакома с самого детства!.. Старания призывательницы увенчались успехом, ибо Титан ответил на ее зов...

К вящему изумлению героев, в оазисе Кайпо обнаружили они Янга и Урсулу! После того, как корабль их угодил в водоворот, созданный Левиафаном, и буквально развалился на части, короля Фабула и дочь его волной прибило к берегу у самых песков пустыни Дамсияна. Собрав в кулак последние силы, Янг на руках донес дочь до Кайпо, где оба они и оставались с тех пор. Теперь, когда король и принцесса Фабула оказались в безопасности на борту "Сокола", на зов Ридии ответили и давние союзники-эйдлоны Янга - феи.

Навестив Дамсиян, атакуемый обезумевшими муравьиными львами, герои встретились с первой советницей Харли, которая сообщила о том, что король Эдвард наряду с Розой и Сеодором отправился в Барон. Харли пожелала взойти на борт "Сокола", и герои согласились принять первую советницу Дамсияна в свой отряд.


"Как прекрасно снова всех вас видеть!" - улыбался Сесиль, но глаза замершей подле него таинственной девушки были холодны, как сама смерть. Сделав шаг по направлению к Каину, она напомнила драгуну об обещании передать ей Кристаллы. Не дожидаясь ответа, девушка взмахнула рукой, и Кристаллы Воды, Ветра и Огня немедленно переместились к ней в ладони.

"Теперь у нас снова все Кристаллы", - ухмыльнулся Сесиль. "Снова?" - изогнул бровь Каин. "Да", - уверенно кивнул Сесиль, и, поднявшись с трона, шагнул к драгуну, за спиной которого сгрудились иные герои. - "Что? Неужто всерьез вознамерился скрестить со мной мечи?" "Только если ты того пожелаешь", - отвечал Каин.

"И это человек, которому ты доверяешь, Сеодор?" - с сарказмом обратился Сесиль к крон-принцу. - "Ему, а не своему отцу?" Сеодор смутился, не зная, как вести себя в сложившейся ситуации. Каин же бросился в атаку, но Сесиль с легкостью поверг драгуна.

"Прекрати!" - закрыл Каина своим телом Сеодор. - "Вложи меч в ножны, отец!" "Сеодор?!" - с угрозой подступил к принцу король Барона. - "Ты смеешь направлять меч на своего отца?" Сеодор медлил, пребывая в полном смешении чувств. Человек, стоящий перед ним, был его отцом, и все же...

Как один, пятеро героев устремились в атаку на короля Барона, но тот, ухмыльнувшись, призвал Одина, одного из самых могущественных эйдлонов...


Теперь, когда бесчинствовавшие в мире эйдлоны оказались усмирены Ридией и ее товарищами по оружию, герои вновь вернулись в деревню Туманов, где их встретили благодарные жители. "Но почему, в отличие от иных эйдлонов, мглистый дракон моей матери, не был пленен?" - поинтересовалась Ридия у старейшины деревни.

"За это стоит благодарить детей нашей деревни", - улыбнулся старейшина. - "В отличие от тебя, мы не можем общаться с эйдлонами напрямую. Мы обладаем лишь частью твоего могущества, но объединили свои силы, чтобы уберечь деревню. И мы решили спасти дракона твоей матери. Он и защитил нашу деревню".

Ридия ощутила, как обращается к ней дух матери, обращая, что мглистый дракон в любую минуту откликнется на ее зов. На глазах призывательницы выступили слезы благодарности; улыбнувшись, она смахнула их рукой - не время сейчас. Луна все увеличивалась в размерах, знаменуя последние часы, оставшиеся в запасе у смертных Голубой Планеты...


Вновь подступив к вратам замка Барона, герои с изумлением констатировали, что сияние, прежде окружавшее их, исчезло. О чем это может говорить?.. Но времени на раздумья у них не оставалось, посему Голбез, Эдж, Ридия и Люка проследовали во врата, устремившись в тронный зал.


"Давно не виделись, Каин!" - произнес призванный Сесилем Один. "Ваше Величество?" - неверяще выдохнул драгун. "А ведь верно!" - воскликнул Сид. - "Это голос прежнего короля, да покоится с миром его душа!"

"И кто передо мною сейчас..." - произнес Один. - "Роза, Сеодор, все мои дети Барона. Как могу я обратить против вас свой меч? Вы должны спасти Сесиля... и свою родину!" И Один нанес удар... сразив Сесиля.

Таинственная девушка, доселе хранившая полное молчание, изумленно вскрикнула, когда Сесиль распластался на алом ковре, устилавшем пол тронного зала. В этот момент двери оного широко распахнулись и внутрь ворвались четверо. Голбез устремился к Сесилю. "Мой... брат..." - прошептал он, глядя на безжизненное тело. Герои во все глаза уставились на лунатика: некоторые из них видели Голбеза впервые, но были предостаточно наслышаны о нем.

"Стало быть, ты все еще жив", - прошипела таинственная девушка, наградив Голбеза исполненным ненависти взглядом. "Верно", - кивнул он. - "Хоть у меня не так много тел, как у тебя".

Таинственная девушка атаковала, призвав на помощь Бахамута и Левиафана. Эпическое сражение разразилось в тронном зале Барона... но когда противница оказалась повержена, героев окружили четыре ее копии, соткавшиеся из воздуха. "Молодцы", - похвалила опешивших героев таинственная девушка. - "А теперь я отправляюсь за Кристаллами. Эта планетка теперь мне без надобности". И образы ее исчезли...

В отчаянии Роза опустилась на колени пред окровавленным телом Сесиля. Взоры же остальных обратились к Голбезу. "Что ты знаешь об этих девушках?" - поинтересовался Каин. "Чуть больше вашего", - пожав плечами, отозвался тот.

"Они сказали, что наша планета им больше не нужна", - задумчиво произнес Эдвард. - "Значит ли это, что они собираются уничтожить ее с помощью Луны?" Голбез снова пожал плечами: он даже не предполагал, что можно сделать в сложившейся критической ситуации.

"Они забрали Кристаллы на Луну, верно?" - вопросила Люка и, хлопнув Сида по плечу, добавила: "Мы с Сидом может усовершенствовать наш воздушный корабль и отправиться туда!" "Мы не сможем преодолеть гравитационное притяжение планеты", - вздохнул изобретатель. - "Нет у нас таких технологий".

"Есть способ", - тихо произнес Голбез, и, предельно сосредоточившись, воззвал к Лунному Киту, повелев сему воздушному кораблю устремиться к замку Барона...

***

"Ты изменился..." - покачал головой безымянный, ступив в тронный зал Барона и пристально воззрившись на Сесиля. "Я тебя знаю?" - прищурился король. - "Наверняка ты просто захожий нищий. Пошел вон!"

Безымянный счел за лучшее удалиться, а Сесиль долго смотрел ему вслед, гадая, встречал ли он этого человека раньше... Пришло озарение... но сознание милосердно меркло, возрождая в памяти иную картину - недавний визит в Барон короля Дамсияна Эдварда и сопровождающей его женщины - первой советницы Харли.

"Что это, милорд?" - полюбопытствовал Эдвард, с подозрением глядя на коробочку, переданную ему Сесилем. "Знак дружбы и моей признательности за твой визит", - отвечал Сесиль, но когда Эдвард с поклоном удалился, король Барона осознал наконец, что передал другу кольцо, уничтожившее деревню Туманов. "Зачем я это сделал?" - спрашивал себя Сесиль, а тьма вновь окутывала его разум...

"Добро пожаловать", - произнес Сесиль, когда в тронный зал ступило пятеро людей, смутно ему знакомых... но король никак не мог вспомнить, где видел их прежде. "Сесиль!" - воскликнула женщина, а юноша, замерший подле нее, выдохнул: "Отец!"

Сесиль нахмурился. Ведь это же Роза и Сеодор, а вместе с ними - Сид, Эдвард и Каин. Он сознавал, что товарищи пытаются пробиться к его плененному сознанию, но то вновь подавляла чужая воля, и огонек собственного "я" короля угасал...

Тогда, в день нападения монстров на Барон, Сесиль был повержен Бахамутом, атаковавшим его по приказу таинственной девушки. "Полукровка", - констатировала та, внимательно осмотрев тело павшего короля. - "Как я и думала". "Чего... ты добиваешься?" - прохрипел тот. "Ты - полезный образец", - задумчиво молвила девушка, проигнорировав вопрос. - "Ты мне пригодишься". Злая волшба опутала разум короля невидимыми нитями, и начались дни, полные кошмаров...


"Отец! Отец!!!" Голос Сеодора вырвал его из небытия, и Сесиль с трудом раскрыл глаза, огляделся по сторонам. Окружали его самые близкие люди - Роза, Сеодор, Голбез, Эдж и Ридия, но Сесиль смотрел на них отсутствующим взглядом, не узнавая.

"Человек перед нами - всего лишь пустая оболочка", - вздохнул Каин. "Что эта девушка сделала с ним?!" - покачал головой Голбез. Сеодор переводил взгляд с одного на другого: неужто слова их истинны, и душа отца его действительно подавлена, уничтожена?!

А на верхней палубе направляющегося к зловещей Луне Лунного Кита, подле управляющего кораблем Кристалла, собрались остальные - Палом и Парома, Сид, Эдвард, Люка и Янг. Эдвард прихватил с собою букет волшебных цветов, позволявший ему общаться напрямую с советником Дамсияне. "Как там, внизу?" - спрашивал он его. "Луна приближается..." - донесся из букета шепот советника. - "Страшные ветра..." "Во всем повинна Луна", - говорил ему Эдвард. - "Не паникуй, постарайся увести людей куда-нибудь в безопасное место". "Мы... не сдержим..." - различать слова советника становилось все труднее и труднее. - "Эдв... нужен... нам..." Эдвард вздохнул: сейчас он ничего не мог сделать для своего народа. Необходимо всецело сосредоточиться на миссии, лежащей перед ними, ведь от нее зависит сам факт дальнейшего существования Голубой Планеты, которое сейчас стоит под большим вопросом.

"И что там сейчас на поверхности?" - в ужасе прошептала Порома. "Гравитационные силы разрушают мир", - тихо отозвался Палом, серьезный и собранный, как никогда. - "Вы все знаете, как Луна влияет на приливы, но я слышал теории о том, что она оказывает воздействие на разумы и души животных и людей". "А теперь, когда она столь близко от нашей планеты, представляете, что происходит?" - покачал головой Сид. Воцарилось тягостное молчание: конечно, монстры взбесятся, и на планете воцарится сущий хаос... Но продлится он лишь считанные часы, а после произойдет страшное столкновение двух небесных тел... "Нам необходимо как можно скорее вернуть Кристаллы и изменить траекторию движения Луны!" - уверенно заявил Сид, всем своим видом показывая, что сдаваться он не собирается.

Неожиданно воздушный корабль содрогнулся, и, будто подхваченный неведомой силой, устремился к Луне. На мягкую посадку рассчитывать не приходилось... Сесиль стонал от дикой головной боли, которая по мере приближения к Луне становилась все сильнее. Казалось, он ведет незримый бой с неким неведомым врагом...

Наконец, воздушный корабль достиг поверхности, с силой ударился о лунную твердь... и замер. С превеликой осторожностью герои ступили наружу и, отыскав ближайший тоннель, ведущий в недра Луны, устремились в него. Сесиль двигался как сомнамбула, совершенно позабыв все свои воинские умения; душа воистину оставила доблестного короля Барона. Оставалось лишь уповать на то, что со временем он сумеет обрести свое "я".

Кое-где под ногами героям встречались стеклянные осколки, а в одной из пещер предстал Кристалл, который раскололся при приближении воинов, и высвобожденная при этом энергия возродила Байгана, поверженного отрядом Сесиля семнадцать лет назад!.. Но и сейчас герои сумели одержать верх над змееруким монстром. "Он все еще жив", - были его последние слова, которые заронили в души героев зерно тревоги. Кто жив?.. Зачем таинственным противникам понадобились Кристаллы Голубой Планеты?..

Приняв решение передохнуть после изнурительного противостояния Байгану, герои разбили лагерь в сей же пещере. Урсула подошла к уставившемуся в огонь костерка Сеодору, присела рядом. "Ну как король Сесиль?" - шепотом поинтересовалась она. "Без изменений", - вздохнул Сеодор. - "Но мне кажется, он понимает все, что происходит". "А ты изменился, Сеодор", - заметила Урсула. - "Прежний Сеодор, которого я знала, казалось, несет на плечах своих тяжкую ношу. Ношу являться принцем Барона... Нет, ношу иметь такие легендарный родителей, как Сесиль и Роза. Я вот думала, почему ты никогда не испытывал гордости за них?" "Я должен был еще научиться этому", - отвечал Сеодор. - "От Каина, от офицеров Красных Крыльев. От всех тех, с которыми рука об руку сражался когда-то мой отец". Урсула кивнула и, заверив юношу в том, что Сесиль обязательно придет в себя, прикорнула в уголке пещеры, благо на привал отводилось лишь около получаса.

...Вскоре в подлунных пещерах герои лицезрели второй Кристалл, который, расколовшись, явил их взорам трех зловредных сестричек-чародеек - приспешниц Барбариссии, с которой некоторые из них встречались в башне Зот. Те устремились в атаку... но пока сложили головы, то тихо прошептали слова благодарности за избавление. Герои переглянулись: зачем их неведомый противник воскрешает мертвых злодеев?..

На следующем привале Эдж решительно приблизился к четверке учеников, взиравших на него чуть пристыжено. "Зачем вы здесь?" - напустился на ниндзь король Эблана. - "Я же приказал вам охранять замок!" "Но мы не могли просто сидеть и наблюдать за происходящим!" - воскликнул Цукинова. - "Ведь Луна все приближается и приближается..." "Мы здесь, чтобы защитить свою честь, господин", - добавил Гекку. "Мои старые кости способны не на многое", - смущенно улыбнулся Зангецу. - "Но если жизнь моя поможет остановить Луну, я с радостью пожертвую ей". "Я тоже хотела внести свою лепту, пусть и небольшую", - призналась Изаой. Эдж не позволил гордости за учеников отразиться на его лице. "Вы говорите так, как будто стали вдруг мастерами-ниндзями", - проворчал он, и, не слушая возражений, добавил: "Что ж, я буду рассчитывать на вас! Но обещайте мне, что выживете, несмотря не на что!" В сем ниндзи и поклялись.

В ином уголке пещеры тихо беседовали Палом и Порома. "Мне стоило остаться на планете", - вздохнула белая волшебница. "Не волнуйся, со старейшиной все будет хорошо", - обнадежил ее брат. "Я не об этом тревожусь", - покачала головой Порома. - "Ты же знаешь, что там сейчас за ужас творится". "Потому-то мы сейчас и здесь", - рассудительно промолвил Палом. - "Мы должны спасти Сесиля и остановить эту Луну". Порома кивнула, соглашаясь... "Кстати, Палом ты все еще хочешь стать мудрецом, следуя по стопам Теллы?" - неожиданно спросила она и, дождавшись неуверенного пожатия плечами брата, молвила: "Я поняла кое-что с тех пор, как покинула Мисидию. Помимо тебя, есть еще кое-кто, кому звание "мудреца" придется к лицу". "Леонора?.." - нахмурился Палом. - "Ну, в принципе..." Парома рассмеялась, чем немало смутила брата, после чего подошла к Леоноре, пребывавшей в задумчивости.

"Что у тебя на душе?" - осведомилась Порома. "Не знаю, достойна ли я, лишь недавно ставшая эпоптом, оставаться с вами..." - призналась Леонора. "Палом высоко о тебе отзывался", - заметила белая волшебница. - "Он говорил, что, будучи твоим наставником, чувствует за тебя ответственность". "П-правда?!" - покраснев, выдавила Леонора. - "Поверить не могу..." "Жалеешь, что отправилась с нами?" - напрямую спросила Порома. "Нет, что ты!" - всплеснула руками Леонора. - "Я... так счастлива, что забыла о том, что мне следует испытывать страх". "Отрадно слышать", - улыбнулась Порома. - "Теперь я понимаю, почему Палом оставил мечту однажды стать мудрецом".

К Ридии, погруженной в собственные невеселые думы, приблизилась Люка. "С тобой все в порядке?" - осведомилась дочь короля гномов. - "Тебе, должно быть нелегко сейчас. То, что случилось с Сесилем... а также с королем и королевой Феймарша. Должно быть, они ждут, когда мы освободим их... как и остальные эйдлоны". "Спасибо, Люка", - улыбнулась Ридия. - "Вижу, ты не теряешь присутствия духа даже здесь, на Луне". "Конечно!" - усмехнулась Люка. - "Так что выше нос - нам нужно спасти правителей эйдлонов!"

Чуть позже Люка растолкала Сида, прикорнувшего в уголке. Изобретатель вскинулся, протер заспанные глаза. "Я вот думаю о нашем противнике", - призналась гнома. - "Как полагаешь, мы сумеем одержать верх над ним? Ведь, глядя на эту Луну, мне кажется, будто она кем-то создана. Как будто это - какое-то гигантское судно!" "Наконец-то заметила", - согласно кивнул Сид. - "Возможно, Сесиль и остальные сумеют справиться с врагом... но сумею ли я? Или ты? Главное, ты должна верить в себя, Люка. Пришло время твоего поколения! Твои знания и умения намного превосходят мои собственные. Сесиль - великий человек, вне всяких сомнений. Но посмотри на себя... и посмотри на Сеодора. Впереди у вас - бесконечный потенциал!" Расчувствовавшись, Люка шмыгнула носом; подобных слов от старого изобретателя она не ожидала.

Эдвард отстраненно перебирал струны арфы, когда к нему подошла Харли, присела рядом. "Интересно, услышу ли я сегодня музыку", - лукаво улыбнулась она. "Музыку?" - повторил Эдвард, вздохнул: "Вообще-то, я думал вовсе прекратить играть на арфе. Невозможно творить музыку, когда в сердце пребывает хаос... как у меня. Харли, бард - это тот, кто творит из ниточек прошлого гобелен мелодии. А мне со своим прошлым еще предстоит примириться". "Ваших товарищей музыка успокаивает, милорд", - молвила первая советница. - "Она вселяет доблесть в их сердца. В том числе и в мое. Неужто вы поставите крест на всем том, чего достигли? Вы же прекрасно знаете, я потеряла обоих родителей в минувшей войне. Но я нашла в себе силы продолжать жить... благодаря вашей музыке. Если бы прошлое сложилось по-иному... то нынешнее мгновение разительно отличалось бы от того, каким мы его знаем". "Ты права..." - промолвил Эдвард. Слова мудрой советницы заставили его по-иному взглянуть на многое...

Вели тихую беседу и короли Эблана и Фабула. "Нам еще предстоит найти способ остановить приближение Луны к Голубой Планете", - говорил Янг. "В состоянии Сесиля тоже не видно улучшений", - удрученно добавил Эдж. "Но я верю в него!" - с жаром воскликнул Янг. - "Он вновь станет самим собой!" "Да, думаю, все с тобой согласятся", - улыбнулся Эдж. "Кстати, говоря о Сесиле..." - начал Янг. - "Сеодор вырос прекрасным юношей, верно?" "Ну, твоя дочь тоже очень даже ничего", - молвил король Эблана. "О, еще нет", - покачал головой Янг. - "У нее впереди еще годы обучения боевым искусствам". "Когда она взойдет на трон, Фабулу процветание гарантировано", - заверил друга Эдж. "Возможно", - согласился Янг. - "Но мы решаем вопрос не о Фабуле. На кону - целый мир! Эдж... а что ты собираешься делать с собственным королевством? Ты же король Эблана, и если не оставишь наследника..." "Погоди-ка!" - прервал его Эдж. - "Ты говоришь в точности, как мой советник. Я еще не слишком стар, чтобы озаботиться этим вопросом". "Думаешь?" - с сомнением произнес король Фабула. - "Король, у которого нет забот, не может рассчитывать на то, что подданные его будут счастливы". Эдж призадумался...

...Герои двинулись дальше, в глубины Луны. Следующие Кристаллы, встретившиеся им, возродили сущности подручных Рубиканта из Вавилонской Башни и обращенных в монстров короля и королеву Эблана - родителей Эджа. Последнему заново пришлось пережить тот давнишний кошмар...

Восемь Кристаллов разбилось на глазах героев за время нисхождения их в недра Луны, и последние, Темные, заключали в себе духи четырех стихийных порождений - Скармиглиона, Кагназзо, Барбариссию и Рубиканта. Что интересно, все они, погибая, благодарили героев за дарованное избавление...

Пещеры сменились обширным подземным комплексом - точным воспроизведением внутреннего устройства Гиганта Вавилона. Зачем, зачем враги их воссоздали это?.. Во время очередного привала Голбез подошел к Сеодору, критически осмотрел смутившегося юношу с ног до головы. "Я и не знал, что у него есть сын", - задумчиво произнес он. "Ты ведь... старший брат моего отца?" - выдавил юный принц. "Был", - отрезал Голбел и, вздохнув, пояснил: "Я привел мир на грань гибели. С тех пор я сокрылся от вселенной". "Почему же ты вернулся?" - не отставал Сеодор. - "Почему пришел к нам на помощь в час нынешнего кризиса? Ты пришел... чтобы помочь нам? Чтобы помочь отцу?" "Да", - коротко отвечал Голбел. "Можно я спрошу тебя кое о чем..." - замялся Сеодор и, дождавшись утвердительного кивка, выпалил: "Каково жить на Луне? Мне интересно это, ведь я, отчасти, тоже лунатик..." И Голбез поведал Сеодору историю своего народа...

Как и ожидалось, очередной Темный Кристалл, рассыпавшийся в пыль пред героями, явил центральный процессор Гиганта Вавилона, чем несказанно их поразил. Люди уже не разумели толком, что происходит с ними, почему вновь и вновь атакуют их заклятые враги из далекого прошлого. Им оставалось лишь идти вперед, уповая на то, что разгадка тайны близка...

Коридоры из металла неожиданно сменились затянутыми дымкой пещерами, в которых Ридия безошибочно опознала Феймарш. Казалось, пребывают они в царстве, сотворенном отъявленным безумцем... Как подобные пласты реальности могут существовать в недрах Луны?.. Тем не менее, в сей хаотичной, заполоненной могущественными монстрами Земле Призывов Ридии удалось отыскать Левиафана и Асуру, вырвав их из-под власти противников, природа коих до сих пор оставалось неведома.

Наконец, герои ступили в обширную пещеру, пребывало в которой на постаментах множество потухших Кристаллов. А навстречу их с трона поднялся человек, при виде которого Роза едва сдержала вскрик, ибо был то темный рыцарь Сесиль Харви. "Это - моя истинная сущность", - произнес темный рыцарь. - "Я - истинный Сесиль!" Каин нахмурился: неужто это и есть воплощенная темная сущность его друга, отринутая много лет назад на горе Испытания?..

Темный Сесиль устремился в атаку на свою светлую сущность, но брата закрыл своим телом Голбез, получив страшные раны. "Думаешь, тем самым искупишь свои грехи?" - издевательски поинтересовался темный Сесиль. - "За то, что сделал с миром?" "Проси меня... Сесиль..." - прошептал Голбез, оседая на каменный пол. Темный Сесиль приблизился, дабы нанести ему последний, смертельный удар.

"Стой!" - раздался крик, и Сесиль, вновь обретший себя, метнулся к отринутой сущности, сразил ее ударом клинка... Темный рыцарь пал, тело его исчезло... Сесиль же опустился на колени рядом с телом смертельного раненого брата, отдавшего за него жизнь. "Я рад... что все так закончилось..." - прошептал Голбез. - "Что у меня... были родители... и брат... Я был счастлив... впервые увидеть Сеодора..."

С этими словами Голбез скончался. Герои застыли в ужасе; злая судьба уготовила братьям воистину жестокое воссоединение... "Я остановлю Луну, брат мой", - поклялся Сесиль, - "ради нашей родной планеты!"

Хоть и радовались герои обретению Сесилем собственного "я" и победе паладина над сущностью темного рыцаря, возвращенной таинственной девушкой из небытия, помнили они, что миссия еще далека от завершения. Будто отвечая их мыслям, из теней соткался образ таинственной девушки. "Вижу, Сесиль вернулся к вам", - констатировала она. - "Но это ничего не меняет. Планета сыграла свою роль. И ее судьба, и ваши судьбу останутся неизменны". "Судьба - это не догма", - возразил ей Сесиль. - "Если хочешь изменить ее, то должен лишь верить в то, что это возможно!" "Сесиль вернулся к нам, потому что мы верили в него!" - поддержала паладина Ридия. - "И продолжаем верить. Мы верим в наш мир... в будущее для всех его жителей!"

"Думаю, столь приземленные жизнеформы не способны уловить сути", - вздохнула девушка. - "Что ж, впереди вас ожидает лишь смерть". Она исчезла, а герои, подавленные осознанием гибели Голбеза, продолжили путь в глубины Луны. Хотя, учитывая ирреальность окружавшей их действительности, они уже начинали сомневаться, действительно ли находятся внутри небесного тело, что вот-вот столкнется с Голубой Планетой... По крайней мере, были они уверены в том, что находятся не на той Луне, где семнадцать лет назад сражались с Земусом, а на второй... атаки с которой не ожидал никто.

Сесиль шагал, неотрывно глядя перед собой, и на вопросы отвечал односложно. "Тебя мучает судьба брата?" - мягко спросила Роза, поравнявшись с мужем. "Я не знаю точно, что наш противник творил с моим разумом", - признался Сесиль. - "Но я чувствовал, как свет понемногу оставляет мою душу. Я был один в мире тьмы. Однако, я продолжал верить... верить, что ты, Сеодор и остальные придете ко мне на помощь..." "Именно так мы и поступили", - улыбнулась Роза. - "Все хотели видеть тебя прежним... в том числе, и твой брат". "Осталось лишь остановить эту Луну!" - воскликнул Сесиль.

Следующие Кристаллы, обнаруженные героями, заключали в себе сущности монстров, невероятно могущественных, и были то Тварь Воды Кракен, Тварь Огня Марилит, Тварь Воздуха Тиамат и Тварь Земли Лич. Подобных никогда не видали герои на Голубой Планете, и даже не ведали об их существовании... Но почему, почему Кристаллы продолжают возрождать сих чудовищных порождений?!.

Как оказалась, то было лишь началом. Следующие Кристаллы явили четверку могущественных тварей Пандемониума, а после реальность преобразилась вновь, и герои обнаружили себя в огромной пещере, пребывали в которой четыре Темных Кристалла. Было очевидно, что оные - не те, что были похищены из подземного мира, а принадлежат миру совершенно иному. Немедленно, кристаллы раскололись, и пред героями воплотились монстры - двуглавый дракон, ахриман, эхидна и цербер. "Скоро... очень скоро поток Тьмы хлынет в ваш мир", - глумились они. Герои недоуменно переглянулись: неужели Луна, в недрах которой они пребывают, изначально была создана для уничтожения миров, раз в недрах ее пребывает столь много чудовищных порождений?..

"Давненько не было у нас шанса поговорить друг с другом", - обратился к Сесилю Каин, когда герои разбили лагерь, переводя дух после изнурительного сражения с миньонами Тьмы. "Верно", - кивнул Сесиль. - "Прости меня... Я утратил контроль над собой... и вот к чему это привело. Если бы ты не спустился с горы, я так и не сумел бы вновь обрести себя. Без твоей помощи сейчас Сеодор и Роза наверняка были бы мертвы". "Я это делал не для тебя", - отозвался Каин. - "Барон был моей родиной... и таковой останется всегда. Я и так отсутствовал слишком долго". "Но теперь-то вернулся", - улыбнулся Сесиль, и Каин уверенно кивнул...

Сеодор, понурившись, сидел в уголке пещеры, и даже не поднял головы, когда приблизился драгун. "Что с тобой?" - поинтересовался Каин. - "Неужели не рад тому, что отец твой вновь обрел себя?" "Нет", - замялся принц. - "Просто..." "Иметь такого знаменитого отца - тяжкая ноша для любого", - заметил Каин. - "Мой отец был драгуном. Ранее драгуны Барона были сильнейшим из воинских подразделений. До тех пор, пока не были созданы Красные Крылья. С детства я боготворил драгунов, но отца я ненавидел... Он всегда был столь суров и холоден! А ты ненавидишь Сесиля, Сеодор?" "Н-нет..." - выдавил юноша. "Хорошо", - кивнул Каин. - "Стало быть, со временем поймешь". "А что случилось с твоим отцом, Каин?" - вопросил Сеодор. "Он умер, когда мне было примерно столько же лет, сколько и тебе сейчас", - отвечал драгун...

К героям подоспел Эдвард, поведав о том, что слышит голоса из букета "шептунов", который он захватил собою. "Невозможно! Планета слишком далеко от нас!" - воскликнул Эдж, но осекся, когда голоса раздались вновь. "Король Эдвард..." - говорил советник Дамсияна. - "Здесь страшно, просто страшно. Весь мир объяла непроницаемая тьма. Ветер и моря ярятся... Мы не можем и шагу ступить за пределы замковых стен". Если общение с советником возможно, значит, Луна совсем близко от Голубой Планеты, и отпущенное им время стремительно утекает...

Следующий Кристалл, обнаруженный героями в бесконечных мытарствах в сих забытых подземельях, возродил к жизни могущественного воина, Гильгамеша. В сим тяжком сражении герои одержали верх, и Гильгамеш почил с именем "Бартз" на устах. Герои недоумевали: кто это - Бартз?.. Впрочем, раздумывать над этим сейчас им хотелось меньше всего...

Чудовищный Атомос, встреченный героями чуть погодя, являл собою сущность, искривляющую само пространство, но и он пал пред доблестными воителями Голубой Планеты. Пали и иные: Ультрос, Призрачный Поезд, Совершенное Орудие... Кристаллы, возрождающие сих ужасающих монстров иных миров, рассыпались в пыль...

Становилось очевидно, что эта Луна, прозванная героями Истинной, ровно как и созданная лунатиками, также являет собою искусственное небесное тело, благо подземные недра походили на внутреннее убранство Вавилонской Башни - творение цивилизации, куда более могущественной в сравнении с социумом Голубой Планеты.

Наконец, героям вновь предстала таинственная девушка, с интересом наблюдающая за их приближением. "Я не ожидала, что вы доберетесь досюда", - призналась она. - "Но в мире, который пребывает впереди, нет места для вас. Пришло время погибать... и уничтожит вас сила, которую вы прекрасно знаете".

Таинственная девушка призвала Бахамута, велев отцу эйдлонов расправиться с докучливыми смертными, но на сторону последних встали Левиафан и Азура. Король и королева Феймарша вырвали Бахамута из-под контроля девушки, и великий дракон испепелил ее, после чего поблагодарил Ридию за столь своевременное избавление от порабощения. Ныне все эйдлоны Земли Призывов вновь откликались на зов призывательницы, и герои продолжили путь в недра Истинной Луны.

Неоднократно встречались им копии таинственной девушки, немедля атакующие. Похоже здесь, в сердце мистического небесного тела, пребывало их великое множество. "Мы - Маенад", - говорила каждая из них. - "Наши души едины. Мы - самая совершенная форма жизни, но продолжаем стремиться к высотам эволюции. Куда заведет нас наш путь? Где пребывает следующий Кристалл, который мы должны получить?.."

Герои ступили в зал, заполненный капсулами, в каждой из которых находилось по таинственной девушке... и все они были погружены в криогенный сон. Увиденное напоминало то, что некогда рассказывал Фусоя о цивилизации лунатиков, находящихся во сне долгие века...

Герои проследовали в иной чертог, где находилось множество постаментов с помещенными на них Кристаллами... среди которых обнаружилось и восемь реликвий, похищенных с Голубой Планеты. Немедленно, герои изъяли как стихийные Кристаллы, так и Темные, пусть сияние некоторых из них порядком иссякло.

Наконец, герои достигли потаенных глубин Истинной Луны, где лицезрели огромное... создание, и неведомо, было ли то живым порождением, либо же машиной. Тем не менее, атаковав, герои разбили внешнюю оболочку, и взорам их предстала гуманоидная жизнеформа, появившаяся изнутри конструкта. "Как вы могли заметить, я - хранитель Кристаллов", - прозвучал бесплотный голос в разуме героев. - "Вам они кажутся вместилищами мудрости, но то не единственное их предназначение. Да, Кристаллы оказались необходимы для становления и развития вашей цивилизации... Но Кристаллы - нечто, куда большее. Они хранят в себе все без исключения знания... Процесс и финальный результат эволюции на каждой из великого множества планет".

"Чего ты добиваешься?" - поинтересовался Сесиль, не желая слышать россказни о высоких материях. "Поймете ли вы, если я скажу, что провожу эксперимент касательно будущей эволюции жизни?" - прошелестел глас хранителя Кристаллов. - "Именно по этой причине я и создал Кристаллы. Те Кристаллы, которые я поместил на вашу планету, не стали исключением. И сейчас пришло время вернуть их. Именно с этой целью я отправил на вашу планету множество Маенад. Маенад - мой последний эксперимент, созданный на основе данных, полученных с бесчисленного множества Кристаллов".

"Но почему эта Луна направлена на столкновение с нашей планетой?" - вопросил Сесиль. "Боюсь, ваше время истекло", - ментально произнес хранитель. - "Вы не достигли на своей планете уровня развития, который отвечал бы моим потребностям. Я не могу допустить, чтобы вселенную заполонили низшие жизнеформы, которым не удалось полностью раскрыть свой потенциал. Именно по этой причине Луна продолжает свой полет. Вы все - часть процесса... продукты системы эволюции, произведенной созданными мною Кристаллами. Другими словами, все это - моих рук дело... Кристаллы, Маенад, и эта новая Луна. Именно поэтому я именуюсь Творцом!"

Пораженные откровением, герои не видели для себя иного выхода, кроме немедленной атаки сего создания, возомнившего себя распорядителем судеб смертных сей вселенной. Творец не устоял пред яростной атакой, но, будучи тяжело раненым, преобразился. "Давным-давно... я родился на голубой планете, во многом подобной на вашу", - ментально произнес он. - "Мы бездумно вырабатывали ресурсы нашей планеты, и слишком поздно заметили необратимость процесса. Посему мы покинули свою родную планету и отправились в далекий космос в поисках иных... Проходили месяцы и годы, целые поколения сменились на нашей флотилии в глубинах космоса. Наконец, мы утратили способность выживать... ведь существовали исключительно в искусственных условиях среды. Результат - эта новая луна, внутри которой мы находимся... последнее, что осталось от космической флотилии. Я - единственный выживший представитель своей расы. Какую цивилизацию мы должны были создать? Как направить свою эволюцию? Чтобы найти ответ на этот вопрос, я посвятил жизнь экспериментам с Кристаллами, в которые заключал результаты своих изысканий. Создав их, я отправил Кристаллы на множество планет... туда, где могла зародиться жизнь".

Творец неожиданно содрогнулся; сияние, исходящее от его тела, усилилось. "Простите... но мое обличье не сможет продержаться долго", - констатировал он. - "Химические реакции... которые контролировались моей внешней оболочкой. Они изменяют меня... Мой разум... преобразуется!.."

Тело сущности обратилось в невероятных размеров сгусток протоплазмы, грозящий поглотить опешивших героев. "Как мы должны были развивать свою цивилизацию?!" - ревел обезумевший Творец. - "Как?!" Находящихся на грани отчаяния героев - как и тогда, семнадцать лет назад - поддержали молитвы мирян Голубой Планеты. Кристаллы, несомые героями, ярко воссияли, вливая в смертных новые силы...

В эпическом сражении герои одержали верх над чудовищной жизнеформой, сведенной с ума собственным отчаянием. "Мое уничтожение неизбежно..." - прошептал Творец, - "ровно, как и гибель этой Луны. Бегите, пока можете!" Дважды повторять не пришлось, и герои опрометью бросились прочь, стремясь добраться до поверхности, где ожидал их Лунный Кит. Удивительно, но таинственные девушки - Маенад - встали на их сторону, атаковав взбесившегося Творца, всецело предавшегося бессмысленному разрушению. "Творец, как ты мог?" - вопрошали они, защищая отступающих героев. - "Ты же наш отец!" "Спасибо... Спасибо вам всем", - были последние слова Творца - великой сущности, сведенной с ума эонами одиночества и отчаяния.

Одну из Маенад - совсем еще девчонку - герои забрали с собою на борт Лунного Кита... "Это дитя - мы", - обратились к ним иные Маенад. - "Это дитя - наше будущее".

Воздушный корабль устремился к Голубой Планете, и наблюдали в иллюминаторы герои, как Истинная Луна резко изменила траекторию движения, направившись в космические дали.

"Наверняка Творец успел исправить свою чудовищную ошибку незадолго до гибели", - с облегчением вздохнула Ридия. "Я и представить не мог, что Кристаллы были созданы с подобной целью", - покачал головой Эдж, все еще находясь под впечатлением от противостояния с могущественным Творцом. "Но что это означает для будущего наших Кристаллов?" - поинтересовалась Роза, бросив взгляд на восемь реликвий. "Дело не в самих Кристаллах", - отвечал Сесиль. - "Они - всего лишь инструменты... как мой меч, или наша магия".

Герои возвращались домой...


Каждый из Кристаллов был возвращен в одну из святыней Голубой Планеты.

Как же сложилась дальнейшая судьба наших героев?..

Палома и Порому старейшина нарек следующими правителями Мисидии, но неожиданно появившаяся в городе Леонора сообщила черному магу, что отказалась принять ранг эпопта, а вместе этого посвятит жизнь тому, чтобы стать мудрицей. Надо сказать, самого Палома решение подруги весьма обрадовало.

Когда Люка, вернувшись в подземный мир, сообщила королю Гиотту, для какой цели были изначально созданы Кристаллы, тот надолго погрузился в раздумья, после чего изрек: "Мы, гномы, не созданы для того, чтобы размышлять над высшими материями. Наш мир весьма прост. Потому не вижу причины, чтобы мы не должны охранять Кристаллы так же, как и доселе". Внимательно осмотрев двигатель Лунного Кита, Люка занялась усовершенствованием "Сокола", в чем ей с удовольствием помогал молодой Мид - внук Сида.

Герцог-консорт и старейшина Фабула долго и пристально смотрели на возвращенный Кристалл Ветра, гадая, будет ли жизнь теперь - когда стала известна истинная природа реликвий - такой, как прежде. "А какая разница!" - воскликнула королева Шейла, обращаясь к пожилым мужам. - "Люди всегда возносили молитвы Кристаллом. Они - объединяющая сила... Все стремятся защитить их". "Прекрасно сказано", - улыбнулся герцог, и старейшина согласно закивал.

Янг посвятил все силы обучению Урсулы боевым искусствам. "Как я могу верить в будущее своего народа, если не могу верить в собственную дочь?" - говорил он теперь.

Харли и Эдвард вернули Кристалл Огня в сокровенный чертог замка Дамсияна. "Все время ловлю себя на мысли, что наш Кристалл иной", - признался король первой советнице. - "Что он отличается от иных Кристаллов, созданных Творцом. Да, наш народ верит в этот Кристалл, но... но для того, чтобы вернуть в него свет, потребовалось бы нечто большее, нежели молитвы мирян". "Вы полагаете, что сами Кристаллы эволюционируют?" - предположила Харли. "Возможно", - кивнул Эдвард. - "Возможно, он отозвался на стремление к дальнейшему развитию, которое пребывает в наших сердцах. По крайней мере, мне бы хотелось в это верить". И он устремил на Харли долгий, пристальный взгляд...

Зангецу, Гекку, Изаой и Цукинова закончили обучение искусству ниндзюцу, с благословения Эджа став ниндзями-стражами Эблана...

Малышка-Маенад, спасенная героями на Истинной Луне, получила имя Кюор, и осталась в деревне Туманов наряду с Ридией. Навещали последнюю не только Эдж, но и правители Феймарша...

Каина Сесиль назначил капитаном гвардии Барона, и молодой Сеодор занял место в рядах оной. По возвращении с Истинной Луны король Сесиль приказал воинам Барона немедленно снять вооружение с воздушных кораблей Красных Крыльев, и теперь оным вменяется в обязанность странствовать по всему миру, оказывая посильную поддержку возрождающимся державам. Каин с удовольствием исполнял сие поручение монарха...

Корабли Красных Крыльев вновь поднялись в воздух...

Web-mastering & art by Bard, idea & materials by Demilich Demilich