Demilich's

1. Ярость Империи

Свобода. Фундаментальная основа, за которую сражались с тех самых пор, как сильные мира сего осознали, что притеснение слабейших делает жизни их самих намного легче. Жители Паламесийской Империи лишены свободы. Правит ими жестокий тиран, жаждущий мирового господства и неумолимо движущийся к этой цели. Свободный город Фин воспротивился власти Империи и был сожжен ордой демонов и черных рыцарей. Лишь четверо горожан сумели выбраться из огненного ада. Так начался их путь, зажегший надежду. Надежду на жизнь, на будущее, и самое главное - на свободу.


Далеко уйти героям не удалось: облаченные в черные доспехи воины Императора настигли их неподалеку от Фина. Схватка была недолгой, после чего довольные собой имперцы вернулись к разрушению непокорного града, оставив умирающих людей на пир воронам. И здесь история наша вполне могла бы закончиться и последний лучик надежды угас до того, как смог разгореться всепоглощающим пламенем...

Прихотлив узор судьбы и так суждено было случиться, что на остывающие тела финян наткнулась свита принцессы Хильды, также бегущей из своего разоренного города в союзный Альтайр, спасая раненого короля. Долгие часы придворный чародей Минву творил целительные заклятия, возвращая жизнь истерзанным согражданам. И те, наконец, очнулись. Фирион, Гай, Мария... но где же Леон, брат ее? Принцесса Хильда лишь развела руками: отряд ее обнаружил лишь их троих. Здесь, в Альтайре, она планирует создать движение сопротивления Паламесийской Империи, а символом его будет дикая роза Фина - надежда на будущее, что принесет процветание. Но пока грядущее сие весьма призрачно: власть Императора над миром кажется непоколебимой.

В руинах Фина ныне заточены невольники Империи. Быть может, Леон среди них? Но город нынче небезопасен: наемники и монстры бродят по улицам, зорко следя за беопасностью своего нового оплота. И все же тройка героев вызвалась отправиться туда и спасти несчастных, в том числе, быть может, и своего пропавшего товарища. Скрепя сердце, Хильда дала согласие на столь рискованную мисиию, не особо надеясь вновь увидеть смельчаков.

Фин, красовавшийся на другом берегу огромного озера к северу от Альтайра, все же не был сожжен дотла. Выдворив жителей, имперцы заняли их дома, обратив свободный город в собственный бастион. Лишь одному горожанину позволили остаться, владельцу местного кабака, приютившегося у городских стен. Оно и понятно: кто ж еще будет потчевать их пивом после тяжкой службы в патрулях? Стараясь не привлекать излишнего внимания, тройка героев проскользнула в кабак. Пробившись к стойке, смельчаки, чувствуя себя крайне неуютно в окружении сонма подвыпивших имперских легионеров, привлекли внимание бармена, который мигом распознал в посетителях сограждан, коих уже отчаялся и увидеть на этом свете.

Легионеры Империи А узнав, что те, помимо всего прочего, примкнули к движению сопротивления, препроводил их в тайную комнату, где обнаружился скрываемый им раненый воин - Скотт, принц Кашуана, города, недавно также павшего пред мощью Паламесийской Империи. Не ведая, сколько еще протянет, принц попросил героев передать послание его брату в Альтайре, а также королю Фина: причина, по которой город пал столь скоро, кроется в предательстве графа Боргена, ныне полководца имперской армии. И с этими словами принц Кашуана скончался.

Осознав, что Фин слишком хорошо укреплен, чтобы пытаться проникнуть внутрь, герои вернулись в Альтайр. Там вовсю шла подготовка к обороне: по донесениям лазутчиков, в скором времени имперцы завершат строительство огромного воздушного корабля в Бафске, что позволит им легко пересечь озеро и обрушиться на Альтайр всей своей мощью. И сейчас повстанцам позарез требовался мифрил - волшебный металл, могущий сокрушить заговоренные латы легионеров Империи. Вот только где его взять?

Принцесса Хильда поручила поиски мифрила одному из своих людей, Джозефу, отправив того в Саламанд, да только с тех пор вестей от него как не было, так и нет. В надежде прояснить судьбу пропавшего, герои в сопровождении чародея Минву отправились в восточный порт Палум, намереваясь уже оттуда двинуться в далекий Саламанд.

Путь их лежал через оккупированные Империей земли; повсеместно встречались конные патрули да рыскающие монстры - наглядное свидетельство железной хватки Паламесии на некогда свободных и процветающих регионах. Пару недель спустя герои добрались до заснеженных северных гор, у подножья которых раскинулся величественный Саламанд. Город пустовал: практически всех жителей имперцы погнали работать в мифрилодобывающие шахты у Семитского водопада; чудесный металл требовался и им для оснащения армии.

Обнажив оружие, герои ворвались в горные недра, расправились с охранниками и распустили невольников по домам; в числе последних означился и Джозеф, посланник принцессы Хильды. После чего нагребли в заплечные мешки столько мифрила, сколько смогли унести. Героям предстоял долгий путь домой, в Альтайр...


...Шли недели. Получив драгоценный мифрил, повстанцы немедля нагрузили работой всей альтайрских кузнецов, дабы в кратчайшие сроки получить мечи и доспехи, созданные из волшебного металла. Имперцы тем временем, взбудараженные дерзким нападением на шахту и освобождением рудокопов, бросили усилия на скорейшее завершение исполнинского воздушного дредноута в Бафске, символа установления власти Паламесии над всем миром. Надо сказать, впервые идею строительства подобных машин предложил гениальный изобретатель Сид, обитающий ныне в небольшой портовой деревушке под названием Пофт, а уж Империя мигом приняла ее на вооружение. И теперь войска ее на воздушных кораблях мгновенно покрывают огромные расстояния, в то время как Сид занялся тем, что открыл салон "воздушного такси", за звонкую монету развозя желающих на своем кораблике по окрестным городам.

Вызвавшись добровольцами, трио наших героев отправилось в Бафск, дабы каким-то образом остановить строительство дредноута. Путь в сий восточный град занял весьма продолжительное время, достаточное для того, чтобы имперцы под водительством графа Боргена и блестящего полководца, известного как Темный Рыцарь, завершили работу над устрашающим символом мощи Паламесии. Поднявшись в воздух, многотонная махина взяла курс на Пофт...

Самые мрачные предчувствия, овладевшие героями, наблюдавшими отлет дредноута, подтвердились. Все города, не склонившиеся перед Империей, оказались разрушены. Миновали они руины, Пофта, Палума, и, наконец, Альтайра. Город был фактически сровнян с землей, одного подземный комплекс, где укрывались бойцы сопротивления, уцелел. Столько смертей... что еще нужно безумцу-Императору?

Долг Минву как белого волшебника требовал, чтобы он остался в Альтайре и облегчил страдания многочисленных раненых, пострадавших во время налета дредноута. Герои же, посовещавшись, порешили вернуться в Пофт, чтобы разыскать изобретателя Сида, про которого были столько наслышаны. И если тот уцелел после рейда адской машины, быть может, он подскажет, как уничтожить ее? Ведь кто в этом мире может знать больше о воздушных кораблях, нежели он?

Знаменитый изобретатель обнаружился в трактире Пофта - единственном уцелевшем здании в городе. Здесь он заливал элем свою несчастную судьбу, фактически нанесшую удар его же творением. Сид с радостью поделился с искателями приключениями своими знаниями. По словам его выходило, что уничтожить дредноут можно посредством перегрева его двигателя, а что подходит для этого лучше, чем Солнечное Пламя Кашуана? Вот только горит оно в сердце замка сей павшей державы, запечатанном магией Колокола Богини от вражеских полягательств. Содеял сие ныне покойный принц Скотт, а брат его - Гордон, исчез из Альтайра во время недавнего нападения и с тех пор никто его больше не видел.

Принцесса Хильда припомнила, что слышала от приснопамятного Джозефа о том, что Колокол Богини хранится в глубоких ледяных пещерах недалече от Саламанда. А раз так - путь героев вновь лежал на север...

Джозеф с радостью присоединился к их отряду и герои, закутавшись в меха, углубились в бесконечные снега северной пустоши. В ледяных пещерах, пробившись сквозь заслоны живых мертвецов, они отыскали вожделенный артефакт, но момент триумфа оказался несколько испорчен появлением графа Боргена. Почему сия августейшая особа порешила в одиночку спуститься в дикие подземелья - неведомо. Быть может, граф столь уверен в собственном могуществе?.. Так или иначе, в развязавшемся сражении с ним Джозеф пал, успев забрать с собою на тот свет и предателя-дворяина. Скорбно склонив головы, герои стояли над телом человека, сделавшего все возможное для торжества света в мире, объятом тьмой. Но надо спешить: пока они затеряны в царстве снега и льда, адский дредноут сеет смерть повсеместно, выжигая последние очаги сопротивления власти Империи.

"Воздушное такси" Сида, несмотря на неспокойные нынче небеса, все еще функционировало. Сторговавшись с изобретателем на перелет до замка Кашуан, герои отправились в путь, наказав Сиду послать весть принцессе Хильде. Как знать: быть может, у разоренного Кашуана их уже будет поджидать сонм имперских легионеров? Своевременное прибытие войск повстанцев вполне может решить исход вероятного столкновения в их пользу.

Массивные двери древнего замка медленно распахнулись; магическая печать на них оказалась развеяна чистым звуком Колокола Богини. Из портала выступил Гордон, пропавший принц Кашуана. Он в одиночку собирался отыскать в недрах твердыни Солнечное Пламя, но обнаружил, что теперь там кишмя кишат разномастные монстры. Герои наши подвернулись как нельзя кстати! Вместе с Гордоном спустились они в замковые казематы, мечом и магией расчищая себе путь.

Так, обретя магическое Пламя, герои покинули мрачную цитадель, вернувшись на поверхность. К ним приближался воздушный корабль Сида... а за ним на всех парах несся исполнинский имперский дредноут. Утлое суденышко исчезло в нутре монстра, после чего летающая образина скрылась в облаках. Герои могли лишь хлопать глазами: теперь Сид в руках Империи, и, быть может, принцесса Хильда вместе с ним. Ну зачем они уговорили изобретателя перед отбытием в Кашуан послать весть ей в Альтайр?

Худшие опасения героев полностью подтвердились. Когда недели спустя они сумели добраться до оплота сопротивления, то узнали, что принцесса действительно отправилась вместе с Сидом им навстречу. А теперь дредноут уже несколько дней стоит на поляне в лесах к северу от Фина, который Империя избрала своей базой на непокорном некогда континенте.

И вновь в путь. Захватив припасов на долгу дорогу, Фирион, Мария, Гай, а также принц Гордон миновали Фин и углубились в неведомое дикоземье к северу от города, куда сотни лет не ступала нога человека. Здесь, в сердце непроходимых чащоб, имперские рыцари зорко стерегли свой дредноут, в то время как подвозы доставляли припасы, необходимые для длительного воздушного вояжа. Прикинувшись простыми торговцами, четверка героев проникла на исполинский корабль и, поздравив себя с успехом, перво-наперво приступила к поискам принцессы Хильды и Сида.

Обнаружив их в тюремном секторе, искатели приключений расправились с охранниками, после чего направили принцессу с Сидом в ангар, где все еще мирно покоился конфискованный кораблик изобретателя, а сами устремились в машинное отделение. Темный Рыцарь, дремавший у двигателя, прозевал момент, когда четверка дезертиров бросила внутрь Солнечное Пламя, после чего со всех ног принялась улепетывать. Поразмыслив немного, полководец Императора решил последовать их примеру, благо ничто уже не могло спасти обреченный дредноут. Чудовищный взрыв прогремел в нехоженных северных лесах, знаменуя собой первое сокрушительное поражение Паламесии в завоевательной кампании. Выжившие легионеры оторопело взирали на полыхающий символ ее мощи и славы, а четверка храбрецов неслась на корабле, пилотируемом Сидом, на юг, в Алтайр...

Фирион Состояние короля с каждым днем все ухудшалась и даже ворожба Минву оказалась бессильна. В последние минуты своего земного бытия сюзерен провозгласил принца Гордона своим наследником в деле освобождения народов мира из-под гнета Империи. Фириону же, Марии и Гаю монарх повелел отправляться в Дейст - островное королевство драгунов, опустошенное Паламесией. Быть может, там они обнаружат выживших в давнишней атаке и склонят их на свою сторону? Драгуны могут оказаться ценнейшим союзником в грядущем судьбоносном столкновении. Кроме того, король припомнил древнюю легенду, в которой говорилось, что когда мир будет стоять на краю гибели, падут последние печати, сдерживающие величайшее заклятие - Ультиму. Не помешало бы завладеть сей давно позабытой магией и обратить ее против Империи.

Новоявленные лидеры повстанцев - Гордон из Кашуана и Хильда из Фина - всецело посвятили себя оснащению все растущего войска сопротивления, в то время как трио героев вновь двинулось в портовый Палум, надеясь отыскать там хоть один корабль, капитан которого решится доставить их на далекий Дейст. И таковой действительно обнаружился: Лейла, капитанша потрепанного трехмачтовика, простаивающего в порту, с радостью согласилась принять героев за борт и даже не взять ни ни единой монеты за вояж. В мире, начисто лишенном альтруизма, подобный жест вызывал подозрения, и не безосновательно: лишь линия берега скрылась из виду, Лейла явила истинную суть своего промысла - пиратство. И тут же потребовала у героев передать ее команде все без исключения предметы снаряжения, а самим добираться до берега вплавь. Приуныв от столь очевидного обмана, те попросту перебили половину матросов галеона, что вызвало радикальные перемены в отношении к ним Лейлы. Проникшись идеей спасения мира от злых сил, та выказала немедленное желание присоединиться к команде героев, а также предоставила собственное судно в полное их распоряжение. Позиция силы вновь доказала себя и дальнейший вояж прошел без приключений.

Полуразрушенный замок Дейста ныне пребывал в крайнем запустении. Лишь двое обитали в твердыне драгунов - женщина средних лет и ее юный сын. Поведали они героям, как имперцы отравили реку, несущую воды в пещеры вайвернов, и как те, испив яда, скончались в страшных мучениях. Драгуны, вынужденные сражаться пешими, как один полегли пред легионами имперских ветеранов. Последние вскоре покинули эти земли и теперь лишь мать с сыном - наследники славного народа - влачат здесь жалкое существование. "Незадолго до битвы с имперцами", - добавила женщина, - "драгун по имени Рикард отправился на поиски величайшего заклинания. Но куда привели его поиски, я не знаю".

Во внутреннем дворике замка доживал свои дни огромный древний вайверн. Ему недолго осталось: яд жег вены, доставляя ему страшные страдания. Лишь об одном он просил искателей приключений, передавая им самое ценное из оставшегося у него - яйцо. "Доставьте его к Живительному Источнику в пещере, где некогда жил мой народ. Лишь так может сохраниться надежда на его возрождение". Понимая, что реальной помощи в битве против Империи от оставшихся в живых дейстян немного, герои порешили уважить просьбу мудрого создания.

Зловещий зев пещеры чернел у подножья исполинской горы недалече от опустевшей цитадели драгунов. Осторожно герои проследовали в покрытые зеленоватой слизью подземные коридоры; казалось, все здесь дышало ядом, убившим целый вид существ этого мира. Пещеры, где еще недавно ютились гордые вайверны, заполонили неупокоенные, горные великаны и прочие монстры, приведенные имперцами на штурм Дейста да так и оставленные на острове.

Живительный Источник облюбовала под собственное логово химера, однако грезам несчастного монстра суждено было прерваться с приходом незваных героев. Осторожно опустив яйцо вайверна в водную гладь, они устремились к выходу из затхлой пещеры. Когда-нибудь волшебное создание явится из глубин Источника, расправит крылья и воспарит в небеса, возвестив о возрождении своей расы... но время это настанет еще нескоро, очень нескоро...

...И вновь отряд Фириона возвратился в Альтайр, дабы доложить принцу с принцессой об исходе возложенной на них миссии. Пройдя в покои Хильды, герои с ужасом наблюдали, как та у них на глазах превратилась в чудовищную змею, ламию. Поняв, что истинная личина ее раскрыта, ламия атаковала и героям не оставалось ничего иного, как прикончить сию тварь. Но... где же настоящая принцесса?

В покои вбежал слуга, сообщил, что только что пришла весть от лазутчика при дворе Императора Паламесии: в столице Империи готовятся игры на арене, приз в которых - принцесса Хильда! Похоже, коварство августейшей особы герои недооценили: Император подозревал, что отряд Фириона, начинающий основательно досаждать ему, отважится вызволить прицессу Фина, посему поместил в камеру на дредноуте ламию, принявшую ее облик.

Принц Гордон тут же объявил, что отправляется в Паламесию с отрядом Фириона и остальными, а так как волшебник Минву в настоящее время находится в отъезде в Мисидии, руководство повстанцами примет Лейла. Та довольно ухмыльнулась: еще недавно она промышляла, грабя торговые суда, а теперь гляди ж ты как все повернулось!..

Сердце Империи отделяла от Кашуана пустыня - сотни миль песка, палящего солнца и смертельно опасных тварей. Шаг за шагом герои двигались к цели и вот, на пятый день перехода через бесконечные пески, они ступили под каменные арки имперского Колизея. Высоко в горах над ними высился исполинский дворец Императора, но сейчас первоочередной задачей, стоящей перед ними, было спасение принцессы Хильды. К изумлению искателей приключений, в сердце, казалось, покинутого Колизея их приветил сам Император. Улыбнувшись, он взмахнул рукой и тотчас же из-за колонн появились его элитные легионеры, ведомые Темным Рыцарем, жаждущим расквитаться за взрыв дредноута. Кинув последний грустный взгляд на тех, что столь долго тревожили его, Император с достоинством удалился, повелев бросить схваченных повстанцев в темницу, а ключ от камеры потерять.

И коротать так глупо папавшимся героям остаток своих дней в грязной камере, если бы не лазутчик принцессы, внедренный в окружение Императора. Проведав о случившемся, он пробрался в темницу Колизея, расправился с одиноким охранником, дремавшим у двери камеры, и выпустил искателей приключений наружу. К счастью, келья, где в заключении томилась принцесса Хильда, обнаружилась в соседнем коридоре и вот уже впятером герои неслись к выходу из имперской ловушки. Они прекрасно сознавали, что ничего другого им сейчас не остается, кроме как бежать со всех ног как можно дальше. Несмотря на недавние успехи движения сопротивления, силы их по сравнению с мощью Паламесии просто смехотворны. Что удивительно, на пути в выходу из Колизея героям не встретили особого сопротивления: так, парочка регулярных патрулей легионеров да случайные выводки монстров. Неужто Император так уверен в себе, что не побоялся оставить лидеров повстанцев под надзором столь малочисленной охраны? Впрочем, вопросом о том, что двигало монархом - уверенность в себе, некий умысел или случайный просчет - задаваться не следовало. Со временем ответ обязательно явит себя...

А между тем настал час, когда войско повстанцев, ведомое принцем Гордоном и принцессой Хильдой, двинулось на приступ Фина с твердым намерением вернуть оккупированный град. В стенах города завязался жестокий бой; воспользовавшись сумятицей, отряд Фириона проник в замок Фина, где положил конец тирании имперского полколводца, надзирающего за сим регионом. Проведав об этом, деморализованные имперцы дрогнули и... бежали. Невольников, содержащихся в темницах под городом, вызволили, да только Леона среди них не нашлось...

На трон Фина вновь взошла принцесса Хильда, а рука об руку с ней - принц Гордон. Лишь одно омрачало радость правителей: придворный волшебник Минву так и не вернулся из Мисидии, вотчины магов, куда уже довольно давно отправился, дабы склонить их на сторону сопротивления в борьбе против Империи. А возможный союз этот как ничто иное критичен, ибо иначе не следует и пытаться открыто выступать на Паламесию - имперские чернокнижники уничтожат войско повстанцев в мгновение ока. С другой стороны, удар в сердце зла следует наносить именно сейчас, когда одержана весьма значимая победа и западный континент вновь свободен. И кроме того, по слухам, именно в тайных библиотеках Мисидии хранится заклинание Ультима, по своей разрушительной силе превосходящее все иные, ведомые магам современности. Давным-давно в этом мире появился Пандемониум, дворец Повелителя Преисподней. Чтобы вновь отбросить его за пределы реальности, совместными усилиями чародеев старины и была сотворена Ультима.

Так, Фирион, Мария, Гай и Лейла двинулись в южные джунгли, где вдали от всего мира собрались могущественнейшие волшебники. Они и поведали нашим героям, что несколько недель тому их селение действительно навещал собрат по имени Минву, после чего он двинулся в направлении древней запечатанной башни, где испокон веков хранится знаменитая Ультима. Но, раз миру грозят неисчислимые бедствия со стороны безумного Императора, быть может, сейчас как раз настал час, когда печати нужно снять?!

Отыскав кишащих нежитью в гробницах у Мисидии хрустальный жезл, герои вернулись на корабль Лейлы и двинулись было к прибрежному островку, на котором и возвышалась башня, но возникший внезапно гигантский водоворот поглотил их галеон...

Они пришли в себя в желудке левиафана, коего доселе считали лишь персонажем детских сказок. Товарищи Фириона не были единственными жертвами чудища - внутри него расхажила дюжина обреченных моряков, многие из которых уже долгие годы наслаждались зрелищем внутренних органов морского исполина; но вот Лейлы нигде не было видно!.. По словам товарищей по несчастью, левиафан - страж башни Ультимы и атакует любого, кто несет с собою хрустальный жезл. После чего артефакт вновь возвращается в гробницы Мисидии и ожидает следующего глупца, коий дерзнет им воспользоваться.

К тройке героев подошел драгун, представившийся Рикардом. Несколько лет назад он также отправился на поиски Ультимы, в то время как родину его разоряли орды Империи. Воин испросил дозволения сражаться плечом к плечу с новыми товарищами и все же довести их общую миссию до конца. И когда левиафан вновь разинул пасть, дабы вдохнуть воздуха, герои были уже наготове: выведя свое судно в гигантский зев, они на всех парусах ринулись к островку, на котором величаво возвышалась древняя башня.

Волшебники прошлого хорошо позаботились о сохранности величайшего заклятия, щедро наводнив постройку монстрами и големами своего собственного производства. Команде Фириона пришлось изрядно попотеть, прежде чем они сумели достичь вершины. Но и здесь их ждал сюрприз: чародей Минву, вплетающий свои последние жизненные силы в заклятие, призванное снять с Ультимы последнюю печать. Как он сюда попал, как в одиночку преодолел все опасности и ловушки? К несчастью, ответ на этот вопрос они никогда не узнают; Минву скончался.

Осторожно подняв с постамента фолиант с начертанной в нем магической формулой, герои поспешили к выходу из башни. Зрелище, открывшееся им, навсегда отпечаталось в памяти. На континенте бушевал ужасающий смерч, стирая все живое, разрушая города - Палум, Альтайр, Павс - до последнего кирпичика. А за адской стихией, насланной магией Императора, шло войско: гиганты, монсты, нежить, следом за ними - стройные ряды легионеров. Осознав наконец реальность угрозы, паламесийцы решили нанести упреждающий удар... и преуспели в этом!

И теперь смерч медленно, но верно двигался прямиком к Фину; казалось, ничто не может спасти обреченный город, где в настоящий момент базировались все силы повстанцев. Надежда на спасение явилась на крыльях молодого вайверна, вылупившегося из яйца, оставленного героями в водах Живительного Источника. И теперь малыш несся к Фину, почувствовав присутствие в городе последнего драгуна, спасенного искателями приключений из утробы левиафана.

Распрощавшись с отчаявшимися финянами, с принцем и принцессой, а также с Лейлой, избежавшей пасти морского чудища и вплавь добравшейся до берега, четверка героев разместилась на чешуйчатой спине вайверна и сий драконий кузен взмыл в воздух, устремившись прямиком в сердце приближающегося вихря. Там, во тьме, парила зловещая цитадель; магическая энергия, волнами расходившаяся от нее во все стороны, ныне повелевала самим ветром. Кто же ждет их внутри - сонм чернокнижников или... сам Император?!

Император Как оказалось, и те, и другой. Окруженный кольцом гвардейцев и колдунов, Император стоял на вершине башни, гордо взирая на истерзанный мир, лежащий у его ног. Герои обрушились на тирана и его свиту, впервые за долгие столетия использовав Ультиму - совершенное заклятие, разрывающее саму ткань реальности, откуда в смертный мир проникали направленные сполохи разрушительной космической энергии. Ничто не могло выжить в высвобожденных вихрях преисподней: тела Императора и его стражей буквально разорвало на части.

Смерч утих, тишина объяла мир. В честь героев, покончивших с угрозой Паламесии, принцесса Хильда устроила торжественный прием во дворце Фина, благо долгожданный мир наконец-то снизошел на их земли. Казалось бы, все кончено. Но в самый разгар праздненства в тронный зал ворвался израненный человек, выступавший ранее лазутчиком при дворце Императора. "Ваши высочества!" - заорал он с порога. Музыка смолкла, и в гнетущей тишине отчетливо прозвучали слова: "Темный Рыцарь Леон объявил себя новым Императором!" Мария вскрикнула; Леон... неужто - ее потерянный брат? И он же - тот самый Темный Рыцарь, с которым они неоднократно сталкивались за вреся своих странствий? "Он бросил против нас все свои силы", - прохрипел лазутчик, стремительно теряя силы и оседая на пол.

Герои переглянулись: следовало немедля двигаться в Паламесию, а там уж разобраться, что к чему. К тому же не помешало бы разрешить проблему раньше, чем легионеры достигнут их земель, ибо тогда уже ничто не помешает им обратить блестящую победу повстанцев в сокрушительное поражение. К несчастью, знаменитый Сид скончался от ран вскоре после того, как циклон разрушил его родной город. Воздушный корабль изобретатель завещал тем, кто обладает достаточной отвагой, чтобы использовать его для окончательного искоренения зла, несомого в мир Паламесией.

...Они прекрасно сознавали, что это - последний шанс. На победу, на свободу. Внизу, под облаками, отчетливо виднелось черное пятно наступающей армии, а впереди высоко в горах маячила огромная цитадель, символ великой державы. Трио героев, сопровождаемое драгуном Рикардом, спустилось с воздушного корабля на парапет. Им навстречу хлынули твари, как принадлежащие этому миру, так и вырванные злой магией из глубин преисподней. Давнишний Император хорошо позаботился об охране своего жилища, но вот каковы цели и мотивы Императора нынешнего - Леона? Да и как простой житель Фина, захваченный легионерами, за столь короткое время сумел возвыситься до статуса правой руки покойного властителя? Вопросы, вопросы...

Леон Прошествовав в тронный зал, герои действительно лицезрели на троне Леона, теперь полностью отдавшегося грезам об абсолютной власти и мощи, выходящей за пределы возможностей смертных. И новообретенный престол Темный Рыцарь покидать не собирался. Перед героями встала тяжкая дилемма - расправиться со своим бывшим другом во имя человечества или попытаться найти иной способ спасения его души? Да и возможно ли это?

Решение нашлось само собой. Разошлась ткань реальности, и из Преисподней в мир прошествовал дух самого Императора. Продав душу дьяволу, он достаточно позабавился, глядя, как его подчиненный играет на троне, но теперь пришло время вернуть себе этот мир. Рикард выскочил вперед, отвлекая внимание чудовищной твари, давая остальным время спастись. Бросив последний взгляд на друга, жертвующего собой ради спасения их жизней, герои устремились к галерее, где уже нетерпеливо бил крыльями вайверн.

Из земных недр поднялся огромный замок, один вид которого вселял безотчетный ужас в сердца смертных - Пандемониум. Силы Преисподней вновь проникли в мир, как и тогда, много столетий назад. Они хлынули из Нефритового Коридора, связующего два мира воедино и вновь открытого магией Императора. Отряд Фириона, а также Леон, потерявший престол и решивший жестоко отомстить так некстати воскресшему властителю, вернулись в Мисидию, построенную как раз у входа в Коридор. Видимо, именно так маги прошлого надеялись обезопасить этот мир от вторжения, но за прошедшие поколения о существовании точки проникновения в Преисподнюю и вовсе позабыли.

Так, четверка искателей приключений ступила в Нефритовый Коридор, оттесняя назад пытающихся вырваться оттуда демонов. А оттуда - прямой путь в Пандемониум. Будет что на старости расказать внукам, ежели таковые случатся... Интерьер дьявольского замка и близко не производил столь пугающего впечатления, как наружность. Аккуратные коридоры, мраморные полы, факелы, чадящие на стенах... судя по всему, даже демонам не чуждо чувство эстетики. Вот только обитатели твердыни оказались совсем не рады незваным гостям...

Долгие часы блуждания по Пандемониуму вывели их в большой зал цитадели, где на огромном троне, сложенном из костей самых разнообразных существ, восседал повелитель мира смертного и вечного - тот, кто при жизни именовался Императором. Ныне, в слиянии его собственной души с сущностью дьявола, вселенная познала рождение новой силы, по разрушительной мощи превосходящей все, что являлось ранее. Но и герои за время странствий превратились из зеленых новичков в закаленных ветеранов. К тому же, на их стороне была сила Ультимы, единожды уже примененной для изгнания порождений иномирья...

Возрожденный Император пал. Второй раз, от рук тех же "насекомых", коими в свое время столь недальновидно пренебрег, сохранив жизнь на арене. За что теперь и поплатился.


Разрушенный мир возрождался. Император... Пандемониум... Монстры, рыщущие по землям... Все бесследно исчезло. Объединенными усилиями жители Фина и Кашуана строили новое будущее на руинах прошлого. И наши герои приложили все усилия для того, чтобы оно состоялось. Лишь отряд Фириона вернулся в Фин, Леон покинул товарищей, чувствуя, что после всего, что совершил, ему не место здесь, среди тех, кого совсем недавно собирался уничтожить. Бывший Темный Рыцарь отправлялся искать собственный жизненный путь.

2. Душа возрождения

Все силы отдал он на то, чтобы снять последнюю печать с Ультимы и теперь жизнь стремительно оставляла его. Минву знал, что умирает не напрасно, что заклятие, возвращенное им в мир, послужит делу свержения имперского ига.

Он оказался в каком-то длинном пещерном коридоре; рядом мирно звучал ручей, зеленела травка. И как это ей удается в отсутствие солнечного света? Впрочем, сий факт оказался не единственным, что здесь было "не так". Да и сами стены пещеры образованы неким странным материалом, подозрительно напоминающим человеческую плоть. Впрочем, долго размышлять над тем, куда он попал, Минву не пришлось: невдалеке слышались звуки яростной битвы.

Глазам чародея предстали три имперских легионера, с обнаженными мечами наседающим на одинокую фигурку воина в плаще с гербом Кашуана. Да и лицо у него какое-то подозрительно знакомое... "Гордон?" - неуверенно позвал Минву. "Скотт!" - бросил тот через плечо. - "Помог бы лучше, что ли?"

Совместными силами они отправили врагов в небытие; трупы имперцев попросту растворились в воздухе. "Так ты принц Кашуана?" - уточнил Минву. - "Слышал, ты погиб в Фине..." "Так и есть", - кивнул воин. - "Меня навестили юные повстанцы, а затем..." "Так значит, это место..." - выдохнул Минву, боясь продолжить. Неужто он так грешил в этой жизни, что попал прямиком в Преисподнюю? "А Хильда и Гордон?" - вдруг обеспокоился Скотт. - "Они тоже?.." "Нет, нет", - поспешил успокоить его чародей. - "Живы и здорово. По крайней мере, были на момент моей смерти". "Ну и как это случилось?" - полюбопытствовал принц. - "Имперцы?" "Нет", - грустно покачал головой Минву. - "Решение отдать жизнь было моим собственным. Лишь так я смог сломать печать, удерживающую заклятие Ультимы. Его получили те же повстанцы, что были с тобою в момент смерти. Фирион, Мария, Гай... Они - сердце сопротивления Империи". "Понятно", - кивнул Скотт. - "Ну а где же мы сами? Судя по антуражу, наверняка в Преисподней". "Скорее, в Нефритовом Коридоре", - неуверенно произнес чародей, оглядываясь по сторонам. - "Но не помешает выяснить поточнее".

Долго бродили они по странной пещере, спускаясь в неведомые глубины. За одним из бесчисленных поворотов герои наблюдали Джозефа, добивающего герцога Боргена, ныне в образе зомби. В конце концов, именно по вине последнего он и оказался здесь. Минву вконец озадачился: что все они делают здесь, в Нефритовом Коридоре, когда должны были просто упокоиться с миром? Быть может, их жизненный путь еще не завершен, предначертание еще не исполнено?

И вновь мили бесконечного путь по бесконечному же коридору... "Да это же тот самый маг, что сломал печать на Ультиме!" - раздался голос. Минву подскочил от неожиданности, оглянулся. К героям, улыбаясь во весь рот, подходил человек в одеяниях драгуна. Рикард! "Ты тоже мертв..." - прошептал чародей. - "А что Ультимой? А с Фирионом и остальными?" "Не волнуйся за них", - махнул рукой Рикард. - "Магия с ними. Мы столкнулись с Темным Рыцарем, взошедшим на имперский престол. Но в этот момент вернулся истинный повелитель Паламесии, восставший из Преисподней. Думаю, именно там он обрел столь огромное могущество... Если Фириону и его друзьям повезло, то они сумели бежать на моем вайверне. Я же купил им столько времени, сколько сумел". "У нас у всех есть что-то общее", - задумчиво промолвил Минву. - "Все мы находились рядом с ними в последние минуты своих жизней. И встреча наша наверняка не случайна... Император черпает силу из Преисподней... Мы - в Нефритовом Коридоре, на пути туда... Чувствую, нас ведет за собою судьба..."

Дальше герои двинулись уже вчетвером. Дорога вывела их из затхлых подземных каверн на залитую солнцем огромную поляну, где уютно расположился небольшой городок. Вот только жители сего поселения - все как один оказались бойцами сопротивления, погибшими в войне с Империей. В кабачке обнаружился старина Сид, задумчиво потягивающий вино. "Я бросил карьеру рыцаря, чтобы покорить небеса, а теперь я здесь", - обратился он к подошедшим героям. - "Никогда не думал, что закончу в Преисподней, но... Как не поверни, а это место отличается от всего того, что я слышал о Нефритовом Коридоре". В душе Минву затеплилась надежда: "Так ты думаешь, мы совсем в ином месте?" "Ну, не знаю", - хмыкнул Сид. - "Если это Преисподняя, то что тут делают все эти невинные дети? Когда я сюда попал, это место очень было похоже на то, как мы себе представляем обиталище демонов. Монстры жрали всех, кого могли поймать - стариков, детей... Затем мы наткнулись на эту поляну и построили городок, Маханон, но большинства уже не было с нами к тому времени. А теперь являетесь вы, а с вами - надежда. Хотя это забавно: мертвецам на что-то надеяться. Так что вы уж постарайтесь выяснить, что, в конце концов, происходит? Где мы и что мы здесь делаем?"

За городом образовался сияющий портал... Благо идти больше было некуда, герои ступили внутрь, и мгновение спустя стояли на мраморном полу в недрах некоего замка. Пандемониум? Хотя внутреннее убранство замка не допускало и мысли о логове тварей Преисподней. Огромные, сверкающие золотом колонны, уходящие в недосягаемую высь, а также сияющий мраморный пол наводили на мысль скорее о райских кущах.

Достигнув вершины цитадели, Минву с товарищами нос к носу столкнулись с Императором. "А, мои священные войны!" - тепло улыбнулся тот. - "Фирион с товарищами действительно прикончили меня внутри смерча. И я умер. А затем произошло разделение меня на темную и светлую половины. Темная часть низвергнулась в Преисподнюю, где и получила свое могущество, став повелителем Пандемониума". "Так значит, это все-таки не он?" - вопросил Минву. Император покачал головой: "Хоть этот замок отчасти похож на обитель дьявола, на самом деле это Аруббот, небесный дворец. То, о чем вы думали, как о Нефритовом Коридоре, оказалось Ракией, царствием падших ангелов. Тех грешных душ, что низвергаются с небес и обращаются в чудовищных тварей. А я оказался здесь и стал властителем Аруббота. Что до вас... Минву, отдавший жизнь для снятия печати с Ультимы... Скотт, получивший смертельную рану в битве за замок Кашуана... Джозеф, павший от рук Боргена... И Рикард, последний драгун, побежденный моей темной половиной... Все вы отдали жизни, сражаясь с Империей, потому я и перенес вас сюда, дабы молить о прощении".

Герои лишь фыркнули, столь абсурдно это звучало. Император склонил голову: "Я понимаю. Нежеление прощать давным-давно стало частью человеческой натуры. Грех порождает насилие, а оно влечет за собою еще большее насилие. Даруйте мне прощение за деяние темной половины и я обещаю вам вечную жизнь в этом раю".

Не для того прошли герои этот путь, чтобы прощением своим купить вечный покой как себе, так и духу ненавистного Императора, каким бы разделенным он ни был. Как раз в это время отряд Фириона противостоял темному воплощению в Пандемониуме, а раз так... По сигналу Минву его товарищи атаковали.

Величайшие герои этого мира сражались с аспектами воплощения зла как в материальном плане бытия, так и в том, путь куда открывается лишь после смерти. Даже если "светлая половина" Императора глаголет о прощении и искуплении, высокомерие и порок, составляющие основу его души, невозможно вычленить. А раз так, надлежит окончательно уничтожить сию сущность, лишив ее посмертия. "Глупцы!" - взревел Император. - "Вы получите лишь будущее, полное войн и горя!" То стали его последние слова...


Лишь отряд Фириона вернулся в Фин, Леон покинул товарищей, чувствуя, что после всего, что совершил, ему не место здесь, среди тех, кого совсем недавно собирался уничтожить. Бывший Темный Рыцарь отправлялся искать собственный жизненный путь.

Невидимые глазу, за победителями внимательно наблюдали четверо завершивших собственную битву. "Будущее принадлежит им", - вымолвил наконец Минву. - "Если кто и сможет изменить наследие, доставшееся им, то только эти люди". Товарищи его согласно кивнули, а затем - растворились в воздухе, познав наконец долгожданный покой.

Разрушенный мир возрождался. Император... Пандемониум... Монстры, рыщущие по землям... Все бесследно исчезло. Объединенными усилиями жители Фина и Кашуана строили новое будущее на руинах прошлого. И наши герои приложили все усилия для того, чтобы оно состоялось.

Web-mastering & art by Bard, idea & materials by Demilich Demilich